WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

  На правах рукописи

  Дворецкий Николай Витальевич

 

ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СИНТЕЗА
И МОДИФИЦИРОВАНИЯ КАТАЛИТИЧЕСКИ АКТИВНЫХ ФЕРРИТНЫХ СИСТЕМ

02.00.04 – физическая химия

02.00.01 – неорганическая химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора химических наук

Иваново  2011

Работа выполнена на кафедре общей и физической химии Ярославского государственного технического университета

Официальные оппоненты: доктор физико-математических наук,

  старший научный сотрудник

  Захаров Николай Алексеевич

  доктор химических наук, 

  профессор

  Лефёдова Ольга Валентиновна

  доктор химических наук,

  старший научный сотрудник

  Шевченко Владимир Григорьевич

Ведущая организация Казанский (Приволжский) 

  федеральный университет 

Защита состоится «17» октября 2011 г. в 10 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.063.06  при ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный  химико-технологический университет» по адресу: 153000, г. Иваново, пр. Ф. Энгельса, 7.

Тел.: (4932) 32-54-33 Факс: (4932) 32-54-33 e-mail: dissovet@isuct.ru

С диссертацией  можно  ознакомиться  в библиотеке  Ивановского государственного химико-технологического университета по адресу: 153000, г. Иваново, пр. Ф. Энгельса, 10. 

Автореферат разослан  «____»_____________2011 г.

Ученый секретарь совета 

по защите  докторских и кандидатских диссертаций  Егорова Е.В. 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Дегидрирование алкилароматических и олефиновых углеводородов – многотоннажные нефтехимические процессы, значительная часть которых осуществляется с применением  саморегенерирующихся катализаторов, представляющих собой промотированные ферритные системы. Технологии дегидрирования непрерывно совершенствуются, предъявляются всё более высокие требования по экономическим, энергетическим, экологическим показателям.

В настоящее время совершенствование катализаторов сводится, в основном, к оптимизации рецептуры. Большинство исследований направлено на выявление взаимосвязи каталитических свойств и химического состава контакта, причём в расчёт во многих публикациях принимается только брутто-состав исходных компонентов.  Таким образом, из системы физико-химического исследования взаимосвязей «состав-структура-свойство» выпадает ключевое звено – структура, необходимое для целостного описания генезиса катализатора, количественной интерпретации взаимодействия в сложной гетерогенной композиции.

Большие успехи достигнуты в оптимизации формы гранул катализатора, подробно исследуется характер распределения пор и его влияние на показатели процесса. Вместе с тем подбор модифицирующих добавок осуществляют эмпирически, не вникая в суть изменений, происходящих при синтезе и функционировании катализаторов в реакционной среде. Отсутствуют литературные данные по характеру распределения вводимых компонентов между фазами сложной гетерогенной композиции. Не описан процесс саморегулирования каталитически активной системы, не предпринимались даже попытки выяснить механизм реагирования катализатора на неблагоприятное воздействие внешней среды.

Технологии смешения исходных компонентов, формования (придания разнообразных форм), динамика сушки и режимы прокалки катализатора готовят предпосылки для  формирования структуры и свойств будущего материала. Но самые кардинальные, определяющие превращения катализатора происходят при его активационной разработке, контакте с реакционной средой. Фазовый и химический состав претерпевает значительные изменения, структура перестраивается, приобретаются совершенно новые свойства. Однако как раз этот важнейший этап генезиса остается практически неисследованной областью.

Всё это делает актуальной проблему разработки научной базы синтеза высокоэффективных катализаторов, создания единой физико-химической концепции генезиса и функционирования контакта, системы методов оперативной диагностики сырьевых компонентов и полупродуктов синтеза катализатора, мониторинга его состояния в реакционной среде.

Цель настоящей работы – создание физико-химических основ управляемого твердофазного синтеза и модифицирования каталитически активных ферритных систем, способных высокоэффективно функционировать в течение длительного промежутка времени.

Для достижения поставленной цели решались следующие задачи:

  1. выяснение кинетических закономерностей и механизма твердофазного взаимодействия в системе соединение  щелочного металла – оксид железа; разработка системы методов диагностики сырьевых компонентов и способов управления субструктурными характеристиками гематита, фазовым составом полупродуктов синтеза катализатора;
  2. оптимизация соотношения исходных компонентов и режимов термообработки для получения высокоэффективных каталитически активных ферритных систем;
  3. синтез химически индивидуальных полиферритов калия и цезия со структурой типа "-глинозёма при относительно низкой температуре, их рентгенографическое описание, определение состава; построение фазовых диаграмм для систем калий-железо-кислород и цезий-железо-кислород; выяснение механизма реагирования катализатора на внешние воздействия;
  4. разработка способа моделирования состава катализатора в условиях реакционной среды, идентификация соединений, составляющих каталитически активную систему, определение их оптимального соотношения; выявление характера распределения щелочных металлов в ферритных системах, содержащих одновременно калий и цезий;
  5. выбор модифицирующих добавок для повышения химической устойчивости катализатора; разработка методики оценки устойчивости смешанной полиферритной системы к действию каталитических ядов;
  6.   разработка методов оценки текстурных характеристик многофазных систем и способов управления субструктурными параметрами катализатора;

  Автор выносит на защиту следующие положения:

  1. способы управления тонкой кристаллической структурой оксидов железа, влияние ТКС на кинетику твердофазного взаимодействия гематита с соединениями щелочных металлов и фазовый состав продуктов ферритообразования; механизм образования моноферритов и полиферритов щелочных металлов;
  2. генезис промотированного железооксидного катализатора, механизм формирование каталитически активной ферритной системы, роль компонентов, типы каталитических центров;
  3. моделирование фазового состава катализатора в восстановительной атмосфере; фазовые диаграммы систем KFeO2 – Fe3O4 –  Fe2O3  и CsFeO2 – Fe3O4 – Fe2O3;
  4. состав, структура, свойства соединений, составляющих каталитически активную систему; взаимопревращения, область устойчивости, способы управления фазовым составом; рентгенографическая идентификация, кристаллографические параметры;
  5. устойчивость ферритных систем к действию каталитических ядов, способ её оценки;
  6. стабилизация полиферритов калия-цезия с помощью добавок оксидов редкоземельных элементов; распределение калия и цезия между компонентами каталитически активной системы; модифицирующие добавки;

Научная новизна работы состоит в том, что впервые:

1) разработана физико-химическая концепция управляемого твердофазного синтеза и модифицирования  каталитически активных ферритных систем, способных высокоэффективно функционировать в течение длительного времени;

2) создана система диагностики сырья и полупродуктов синтеза железооксидных катализаторов, мониторинга состояния катализатора в реакционной среде, позволяющая выделить представительные параметры, целенаправленное изменение которых дает возможность управлять качеством  керамического материала;

3) на основе подробного  исследования генезиса катализатора определен механизм формирования активной ферритной системы, выяснена роль отдельных компонентов в процессе дегидрирования и саморегенерации, выделены три типа активных центров;

  4) разработана методология синтеза метастабильных фаз, получены химически индивидуальные полиферриты калия и цезия со структурами типа "-глинозёма, являющиеся главными каталитически активным компонентами; синтез проведён при относительно низких температурах 920-1000 К за счёт введения внутреннего восстановителя; выяснены состав, структура и свойства указанных соединений, определены рентгеновские и кристаллографические параметры;

5) построены фазовые диаграммы тройных систем Fe2O3 – Fe3O4 – KFeO2  и Fe2O3 – Fe3O4 – CsFeO2, с помощью которых  рассчитан состав и соотношение компонентов каталитически активной ферритной системы в равновесных условиях  в атмосфере с пониженным парциальным давлением кислорода, определён механизм реагирования катализатора на изменение окислительно-восстановительных свойств окружающей среды и потерю промотирующего агента;

6) выяснен характер распределения щелочных металлов между компонентами активной ферритной системы, содержащей одновременно калий и цезий; разработана методика количественной оценки устойчивости ферритных систем к химической коррозии;

7) разработана концепция  фиксированной базовой структуры, предложен способ адресной доставки вводимых компонентов в состав заданной фазы.

8) создана физико-химическая база для целенаправленного выбора модифицирующих добавок; разработан способ легирования смешанных полиферритов калия-цезия оксидами редкоземельных элементов для  уменьшения подверженности каталитически активных компонентов  воздействию внешних факторов, в том числе, каталитических ядов; выяснен механизм химического диспергирования ферритных систем.

Достоверность полученных результатов обеспечивается сходимостью данных, полученных с помощью независимых взаимодополняющих физико-химических  методов исследования (рентгенофазовый и рентгенографический анализ, мессбауэровская спектроскопия, сканирующая микроскопия, атомно-абсорбционная спектроскопия, дифференциальный термический анализ), стандартных нормативных методик и оригинальных методов, разработанных автором.

Практическая значимость. Разработанные  физико-химические аспекты формирования каталитически активных ферритных систем  были использованы при разработке промышленных железооксидных катализаторов К-24, К-28 и их модификаций.

Апробация работы. Материалы диссертации докладывались и обсуждались на X Юби­лейном Всесоюзном симпозиуме по меха­ноэмиссии и механо­химии твердых тел (Ростов-на-Дону, 1986), IV Всесоюзном совещании “Спектроскопия координационных соединений” (Краснодар, 1986), I Регио­нальном совещании по химическим реактивам республик Средней Азии и Казахстана (Душанбе, 1986), Всесоюзном совещании “Перспективы расширения ассорти­мента химических реактивов для обес­печения потребности ведущих отраслей народного хозяйства и научных исследо­ваний” (Ярославль, 1987), V и VI Всесоюзных семинарах “Дезинтегра­торная технология” (Таллин, 1987, 1989), II Совещании по ядерно­-спектроскопическим исследованиям сверхтонких взаимо­действий (Грозный, 1987), International Conference Applications of the Mossbauer Effect (Melbourn, Australia, 1987), VI Всесоюзном совещании по термодина­мике и технологии ферритов (Ивано-Фра­нковск, 1988), IV Всесоюзной конференции по кинетике гетероген­но-каталитических реакций “Кинетика-4” (Ярославль, 1987), VIII th International Conference on Hyperfine interactions (Prague, 1989), III Конференции РФ и стран СНГ “Научные основы при­готовления и техно­логии катализаторов” (Ново­сибирск, 1996), V Международной конференции “Наукоемкие химические технологии” (Ярославль, 1998),V международной конференции по интенсификации нефтехимических процессов “Нефтехимия – 99” (Нижнекамск, 1999г.), на юбилейной научной конференции, посвященной 30-летию Ярославского государственного университета им. П.Г.Демидова “Актуальные проблемы естественных и гуманитарных наук на пороге XXI века” (Ярославль, 2000г.).

Личный вклад автора. В диссертации обобщены результаты исследований 1982-2011 гг. Автором  определены направления и задачи исследования. Им лично написаны соответствующие разделы в монографии, статьях, заявках на изобретения и патентах. Автор участвовал в работе научных конференций различного уровня. Им лично проводились эксперименты, математическая обработка и обсуждение полученных результатов.

Публикации. Основное содержание работы изложено в 39 печатных работах, включая монографию, 18 статей в журналах Перечня ВАК, 2 авторских свидетельства и 1 патент Российской Федерации.

Объем и структура работы. Работа изложена на 243 страницах машинописного текста и состоит из введения, литературного обзора, экспериментальной части, результатов исследований и их обсуждения, выводов и списка литературы (304 источника). Работа иллюстрирована  55  рисунками и  21  таблицей.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность поставленной в работе проблемы, сформулированы цели и задачи исследования, достоверность полученных результатов, их научная новизна и практическая значимость.

Глава 1.  Литературный обзор

В главе обсуждаются способы приготовления, основные физико-химические характеристики, состав и роль компонентов железооксидных катализаторов дегидрирования. Свойства железооксидных катализаторов в значительной степени определяются природой исходных компонентов, используемых для их производства. Морфология и дефектность частиц  оксида железа обусловливает как генезис фазового состава, так и пористую структуру, прочностные характеристики катализатора.

Сложный саморегенерирующийся железооксидный катализатор, промотированный калием, является полифункциональным. Рассмотрены механизмы реакций дегидрирования алкилароматических углеводородов.  Однако вопрос об  активных компонентах и природе их каталитического действия остается предметом дискуссии. Данные о механизме формирования каталитически активных компонентов промотированных железооксидных катализаторов в литературе отсутствуют. Состав и область устойчивости каталитически активной фазы не определена. Выбор модифицирующих добавок осуществляется, в основном, эмпирически, причём отслеживается только взаимосвязь состава исходной смеси и конечных каталитических свойств материала.

Анализ литературных данных по электрофизическим свойств гематита и соединений со структурами, подобными ферритам калия, показал, что метод электропроводности является достаточно информативным и может быть использован для определения ряда  свойств твердофазного материала, зависящих от его структуры.

Исходя из вышеизложенного, поставленная в диссертации цель – создание физико-химических основ синтеза и модифицирования каталитически активных ферритных систем, является актуальной и требует научной и технической реализации.

Глава 2.  Экспериментальная часть

Рентгенографирование образцов гематита с различной термической и химической предысторией проводили при комнатной температуре на дифрактометре ДРОН-УМ1 с использованием СоКα излучения. Ординаты профиля, измеренные с равным шагом по углу, использовали для расчета параметров тонкой кристаллической структуры (ТКС) методом четвертых центральных моментов.

Кинетику ферритообразования в системе K2CO3 – Fe2O3 изучали методом дифференциального термического анализа (ДТА) на дериватографе Q –1500М и термогравиметрии (ТГА). Исследование механизма твердофазного взаимодействия в системе KFeO2 – Fe2O3 проводили методом естественной метки.

Состав продуктов ферритообразования исследовали методом рентгенофазового анализа (РФА), ЯГР-спектроскопии на установке, созданной на базе анализатора NTA-1024, работающего в режиме постоянных ускорений. Смеси на основе моноферритов щелочных металлов готовили в герметичном боксе, заполненном осушенным воздухом, для предотвращения контакта исходных компонентов с кислородом и влагой воздуха. Состав ферритов изучали с помощью специально разработанной методики селективного химического анализа.  Содержание щелочных металлов определяли методом атомно-абсорбционной спектрометрии на приборе SP-9-800.

Термообработку ферритов калия в атмосфере паров этилбензола и воды осуществляли в специальном реакторе из нержавеющей стали – ферритизаторе. После восстановления образцы подвергали закалке в жидком азоте. Запись ЯГР-спектров и РФА проводили в условиях, предотвращающих контакт ферритов с кислородом и влагой воздуха.

В экспериментах, проведенных с целью построения фазовой диаграммы системы Fe2O3 – Fe3O4 – KFeO2 , таблетированные смеси моноферрита щелочного металла, гематита и металлического железа в вакуумированных запаянных кварцевых ампулах отжигали при 870 К в течение 36 часов, после чего подвергали закалке в воде. Таблетированные цезийсодержащие образцы готовили  смешением моноферрита, металлического железа и гематита, отжигали в засыпке того же состава, что и таблетки, в атмосфере инертного газа в течение 6-8 часов при 970-1000 К. Для легирования в исходные калий-цезиевые смеси, приготовленные аналогичным способом, вводили заданное количество оксидов Sc2O3, Y2O3, Sm2O3, CeO2 в соответствии с  формулой M2FeFe11-qLnqO17, где q= 0,1; 0,2; 0,3; 0,4; 0,5; 0,6; 0,8; 1,0; M – K, Cs. Все образцы готовили на основе гематита высокой степени чистоты, массовая доля основного вещества не менее 99,98%.

Для изучения устойчивости к действию ядов образцов катализатора через их слой пропускали смесь паров этилбензола и воды, в которую вводили заданное количество хлористого водорода.

Измерение электропроводности проводили в широком диапазоне частот, используя схему комплексного импеданса по Кеннеди. Удельную поверхность образцов определяли по тепловой десорбции аргона. Пористую структуру контролировали методом ртутной порометрии на порозиметре Карло-Эрбе.

Каталитические испытания ферритных систем в реакции дегидрирования этилбензола проводили на лабораторной контактной изотермической установке проточного типа со стационарным слоем катализатора при температурах 850-890 К.

Глава 3. Тонкая кристаллическая структура гематита, кинетика и механизм твердофазного взаимодействия гематита с соединениями калия

Гематит (α-Fe2O3) – основа промотированных катализаторов дегидрирования.  Порошки оксида железа, имеющие одинаковый химический и фазовый состав, близкую по величине удельную поверхность, могут резко отличаться морфологией и дефектностью частиц, которые определяют реакционную способностью, адсорбционную активность и другие физико-химические свойства твёрдого вещества. Катализаторы, приготовленные из таких образцов, имеют значительно отличающиеся показатели (табл.1).

Таблица 1

Основные характеристики ферритных систем

на основе оксидов железа различной предыстории

Предыстория

оксида железа

Sпор,

м2/г

Vпор.

.102,

см3/г

Соотношение полиферритов

W.108,

моль

с . м2

Селект.

по стиролу, мол. %

K-βFe2O3

K-β″Fe2O3

Сульфат 910-920 К

2,5±0,1

29±1

0,09

0,91

67,5±0,5

91,8±0,2

Сульфат 940-960 К

2,5±0,1

36±2

0,10

0,90

72,6±0,5

92,1±0,2

Карбонат 830-850 К

2,6±0,1

26±2

0,22

0,78

47,1±0,5

89,4±0,2

Карбонат 870-890 К

2,4±0,2

25±2

0,15

0,85

46,9±0,5

91,1±0,2

Соль Мора 960-980 К

1,3±0,2

14±2

0,24

0,76

56,6±0,5

90,3±0,2

Свойства реальных кристаллов в первую очередь определяются параметрами  тонкой кристаллической структуры, которую также называют субструктурой.

Тонкая кристаллическая структура (ТКС) – характеристика неравновесного состояния твёрдого вещества. Параметрами ТКС являются размеры областей когерентного рассеяния (ОКР) Дhkl , среднеквадратичные микроискажения, связанные с локальной деформацией в кристалле , концентрация дефектов упаковки из-за прохождения половинных (1), четвертичных (2) дислокаций и эффекта двойникования () (табл. 2).

Управление параметрами ТКС  гематита на стадии термического разложения первичного соединения осуществляется выбором прекурсора, варьированием температурного градиента и скорости удаления газообразных продуктов термолиза. Температурный градиент Т - разница между заданной температурой термолиза и температурой начала разложения прекурсора, он определяет концентрацию зародышей оксида железа.

Таблица 2

Основные характеристики оксидов железа

Предыстория

Sуд,

м2/г

Д300,

нм

  300

. 104

α1⋅104

α2⋅104

β⋅104

Сульфат 910-920 К

9,6±0,3

79±1

8,3±0,4

0

1

220

Сульфат 940-960 К

6,5±0,3

82±1

7,9±0,4

0

3

238

Карбонат 830-850 К

22,8±0,3

42±1

15,6±0,4

0

227

0

Карбонат 870-890 К

16,5±0,3

79±1

9,3±0,4

25

95

0

Соль Мора 960-980 К

4,5±0,3

100±1

3,6±0,4

0

31

42

  Скорость удаления газообразных продуктов обусловливает динамику роста зародышей гематита. Абсолютная температура термолиза ответственна за рекристаллизацию твердого продукта.  Термическое и механическое воздействие на субструктуру уже полученного гематита представляют собой дополнительные способы изменения ТКС.

Исследование кинетики твердофазного взаимодействия в системе калий-железо-кислород использовали как метод выявления представительных параметров ТКС, ответственных за химическую активность гематита  и фазовый состав продуктов ферритообразования.

Кинетические исследования твердофазного взаимодействия

K2CO3 + Fe2O3 = 2KFeO2 + CO2

проводили в неизотермических (ДТА) и изотермических (ТГА) условиях.

Для обработки экспериментальных данных, полученных в неизотермических условиях, использовали дифференциальный метод Фримена-Кэролла. Анализ данных изотермической кинетики проводили с помощью уравнения, полученного на основе обобщенной кинетической модели, учитывающей участие в реакции активных фаз, претерпевающих существенные изменения  в процессе твердофазного взаимодействия:

1/(1–α)m = 1 + aτ – bτ2 + cτ3

где  a = (n – 1) ·N0;  b = [(n – 1)/2] ·N02kд; с = [(n – 1)/3] ·N03kд2

k = N0 – величина, имеющая физический смысл  константы скорости твердофазного взаимодействия карбоната калия с оксидом железа. N0 – исходная концентрация несовершенств в решетке гематита. - коэффициент пропорциональности. Коэффициенты b ≠ 0 и  с ≠ 0 отражают закономерности отжига и образования дефектов в  структуре гематита в процессе твердофазного взаимодействия.

Статистические расчеты показали, что для подавляющего числа экспериментов (около 95 %) минимум дисперсионного соотношения Фишера соответствовал значению n  = 2/3, что указывает на правомерность описания начальной стадии твердофазного взаимодействия  в системе К2СО3 – Fe2O3 уравнением сжимающейся сферы.

На основании анализа изменения величины N0 и константы скорости отжига несовершенств решетки гематита kд с температурой  были оценены значения кажущихся энергий активации реакции ферритообразования и процесса отжига дефектов упаковки в структуре гематита (таблица 3).

Таблица 3

Температура начала взаимодействия реакционных смесей (Тнв), энергия активации твердофазной реакции К2СО3 с α-Fe2O3 и энергия активации отжига дефектов упаковки в структуре гематита, имеющего различную термическую и химическую предысторию

Предыстория гематита

Данные ДТА

Данные ТГА

Тнв, К

Еакт(ДТА), кДж/моль

Eакт(ТГА),

кДж/моль

EактОД(ТГА),

кДж/моль

Сульфат 910-920 К

895

116

141

103

Сульфат 940-960 К

905

141

186

119

Карбонат 830-850 К

860

63

105

38

Карбонат 870-890 К

870

87

118

51

Соль Мора 960-980 К

880

152

210

128

Результаты изучения кинетики ферритообразования в системе К2СО3 – Fe2O3  (табл.2,3) позволяют заключить, что скорость взаимодействия гематита с карбонатом калия зависит от дисперсности ОКР и величины остаточных микроискажений решетки α-Fe2O3, которые в свою очередь определяют число мест наиболее вероятного осуществления твердофазной реакции.

Взаимодействие в системе К2СО3 – Fe2O3 происходит за счет односторонней диффузии ионов калия в объем гематита и сопровождается перераспределением и отжигом дефектов упаковки в структуре гематита. Кажущаяся энергия активации твердофазного взаимодействия в системе карбонат калия – оксид железа зависит от вида дефектов упаковки в структуре гематита. Увеличение температуры в большей степени ускоряет реакцию карбоната калия с гематитом, структура которого характеризуется наличием высокотемпературных дефектов упаковки, возникающих в результате двойникования. Энергия активации отжига несовершенств определяется видом ДУ и их соотношением. Наибольшей термической стабильностью обладают дефекты упаковки двойникового типа, характерные, в первую очередь, для структуры сульфатного гематита.

Вторая стадия твердофазного взаимодействия  2KFeO2  + (n-1)Fe2O3 = K2O . nFe2O3,

описывается  уравнением Аврами-Ерофеева:  α = 1 – ехр(-kτn).

Рис.1. Зависимость фактора f(β″)

от степени превращения моноферрита

калия при  различных температурах

- 1150 К, - 1175 К,  - 1200 К

Кажущаяся энергия активации твердофазного взаимодействия моноферрита калия с гематитом, впервые определенная нами, составила  250 ± 10 КДж/моль.

Результаты исследования механизма твердофазного взаимодействия в системе моноферрит калия - гематит методом естественной метки указывают на одностороннюю диффузию ионов калия в решетку гематита, сопровождающуюся образованием в слоях, близких к границе контакта таблеток полиферритов калия.  По мере удаления от границы контакта по данным РФА уменьшается соотношение β″- и β-фаз, которое учитывали фактором f(β″) (рис. 1). Фактор рассчитывали по данным рентгенографии по формуле: 

I[(β″(0111)]

f(β″) = -----------  ,

  I[β″(0111)] + I[β(017)]

где I – интенсивность пиков на рентгенограммах для соответствующих кристаллографических направлений.

На первых стадиях твердофазного взаимодействия  моноферрита калия с оксид железа предпочтительным является образование микрогетеро­генной смеси когерентных полифер­ритов с высоким содержанием β″-полиферрита калия. По мере увеличения степени превращения моноферрита калия, параметр f(β″) уменьшается, достигая опреде­ленной постоянной величины, обу­словленной температурой термообработки.  Механизм твердофазного взаимодействия позволяет определить роль оксида железа как матрицы для создания дальнейшей структуры катализатора.

Сопоставление данных по ТКС гематита и кинетических закономерностей твердофазного взаимодействия в системах  К2СО3  - Fe2O3 и КFeO2 - Fe2O3 позволяет  выбирать температурные и временные режимы синтеза для каждого конкретного образца оксида железа с целью достижения оптимальных степеней превращения  при прокалке сформованных гранул катализатора. На этой стадии действуют, по крайней мере, две противоположные тенденции. С одной стороны высокая температура и продолжительность прокалки необходимы для обеспечения механической прочности гранул, формирования устойчивой керамической структуры. С другой стороны такие условия приводят к большому содержанию -фазы в катализаторе. ТКС гематита, склонного к образованию K-βFe2O3, должна быть целенаправленно перестроена: необходимо удалить низкотемпературные ДУ, снять избыточные микронапряжения и, по возможности, укрупнить блоки мозаики. Задача решается путём предварительной термообработки исходного гематита. В некоторых случаях эффект достигается механической обработкой в специальном режиме.

Глава 4. Генезис фазового и химического состава промотированных железооксидных катализаторов

РФА показал, что основным продуктом ферритообразования в смесях с  молярным отношением К2CO3 : Fe2O3 = 1:1 является моноферрит  КFeO2. В системах, содержащих большее количество гематита, в результате твердофазного взаимодействия получаются моно- и полиферриты. При невысоких температурах образуется полиферрит калия типа -глинозёма (K-βFe2O3). Он представляет собой кристаллическое вещество, элементарная ячейка которого состоит из двух шпинелеподобных блоков, связанных двукратной винтовой осью, пространственная группа Р63mmc. Его идеальный состав описывается формулой KFe11O17. Содержание K-βFe2O3 в продуктах твердофазного взаимодействия, полученных в одинаковых условиях, зависит от параметров ТКС исходного гематита. Максимальное содержание нежелательной - фазы по­лучается для образцов с мелкими блоками мозаики, высокими микронапряже­ниями и низкотемпературными ДУ, которые, перестраиваясь в ходе реакции, обеспечивают многочисленные каналы диффузии ионов калия в глубинные слои гематита, понижая кажущуюся энергия активации образования -фазы для такого гематита (табл.1,2).

Повышение температуры прокалки образцов на воздухе от 1020 К до 1170 К сопровождается появлением двухвалентного железа в результате термической диссоциации гематита. Содержание калия в полиферритах меняется симбатно с концентрацией двухвалентного железа в образцах, а на рентгенограммах появляются рефлексы, относящихся к K-β″Fe2O3. По-видимому, ионы Fe2+ стабилизируют β″-фазу, аналогично тому, как это происходит при введении ионов магния в тройные системы Na2O·MgO·5Al2O3 . Таким образом, в прокаленных при температурах выше 1150 К образцах образуется микрогетерогенная смесь полиферритов со структурами типа - и "-глинозёма  K-(+β″)Fe2O3. Следует отметить, что на воздухе не удалось синтезировать образцы, содержащие в основном  K-β″Fe2O3.

Технологии смешения исходных компонентов, формования (придания разнообразных форм), динамика сушки и режимы прокалки катализатора готовят предпосылки для  формирования структуры и свойств будущего материала. Но самые кардинальные, определяющие превращения катализатора происходят при его активационной разработке, контакте с реакционной средой. Существенно, в каком фазовом состоянии катализатор подходит к этому важнейшему этапу своего генезиса. Керамическая система не должна содержать более 7-10% масс. K-βFe2O3.

В ходе комплексного эксперимента по восстановлению промотированных железооксидных катализаторов параллельно отслеживали динамику изменения химического, фазового состава ферритных систем, количество кокса, образовавшегося на поверхности контакта, активность и селективность действия образцов катализатора в реакции дегидрирования этилбензола в стирол. По данным ЯГР-спектроскопии, РФА и селективного химического анализа при термообработке катализатора в атмосфере углеводорода с водяным паром параллельно происходят процессы взаимодействия остаточного гематита с  моноферритом калия, а также восстановление, сопровождающееся ростом содержания полиферрита калия типа "-глинозёма.

Выход, селективность,  Массовая доля

мол. доля, % кокса, %

Молярное отношение К : Fe

Рис.2. Зависимость выхода стирола на пропущенный этилбензол, селективности и содержания кокса в отработанных катализаторах от молярного отношения K:Fe

- выход стирола;

– селективность; - содержание кокса

Одновременно было оптимизировано соотношение главных компонентов катализатора – оксидов калия и железа (рис.2). Максимальный выход стирола на образцах катализатора с одинаковой удельной поверхностью доступных пор достигается при соотношениях железа и калия, относящихся к интервалу 3…5.

Отмечено, что все наиболее активные образцы были трёхфазными: наряду с K-β″Fe2O3 они обязательно содержали моноферрит калия и магнетит.

Практически однофазный -полиферрит, полученный при температуре 1200 К, показал удельную скорость дегидрирования в 2,6 раза меньшую, чем катализатор оптимального состава.

Катализаторы с большим соотношением железа и калия показывали высокую начальную конверсию этилбензола  при низкой селективности. Следует отметить, что и без того  невысокая  удельная скорость образования целевого продукта быстро снижалась, и через час поверхность такого образца сильно закоксовывалась.

  Катализаторы с высоким содержанием калия проявляли  селективность более 90% при незначительной скорости дегидрирования, которая падала с увеличением доли щелочного металла.

Выяснено, что содержание кокса в отработанных катализаторах меняется антибатно содержанию щелочного металла. Так как в трёхфазных образцах весь калий, не связанный в полиферрит, находится в составе KFeO2, был сделан вывод, что именно моноферрит калия ответственен за предотвращение коксообразования и отжиг кокса, если последний всё-таки отложился на  поверхности катализатора.

Таким образом, можно предположить, что на поверхности катализатора присутствуют, по крайней мере, три типа активных центров:

- центры дегидрирования, содержащие ионы кислорода, двух- и трёхзарядные ионы железа, между которыми происходит электронный обмен (Fe2+ Fe3+), и промотирующие ионы щелочного металла;

- центры, ответственные за предотвращение коксообразования и отжиг кокса; вероятно, они включают в свой состав ионы щелочного металла и кислорода, а промотором  является ион железа;

- центры  коксообразования, представляющие собой непромотированные кластеры из трёхвалентного железа и кислорода.

Расчёт показал, что вероятность реализации кластеров, соответствующих по составу центрам дегидрирования, на поверхности фазы K-β″Fe2O3, по крайней мере, на три порядка выше, чем в местах контакта фаз, совокупность которых содержит весь набор указанных ионов, например, «магнетит + моноферрит калия». Это одно из положений, позволяющих рассматривать "-полиферрит как базовую структуру, определяющую каталитическую активность системы.

Для каждого класса дегидрируемых углеводородов необходимо поддерживать строго индивидуальное соотношение базовых компонентов катализатора: щелочного металла, двухвалентного железа и трёхвалентного железа. Если углеводороды, составляющие реакционную смесь, имеют высокую склонность к  коксообразованию, следует увеличивать содержание щелочного металла, что, конечно, приведёт к некоторому снижению конверсии, но поддержит селективность и срок службы катализатора на оптимальном уровне.

Глава 5. Модифицирование катализаторов. Концепция фиксированной базовой структуры

Следует отметить, что условия, в которых проводилось восстановление системы К2О - Fe2O3, далеки от равновесных, поэтому все анализы и расчеты сделаны с известной долей допущений, например, не учитывалась возможность очагового восстановления. Обработка  ферритной системы в атмосфере паров углеводорода и воды обусловливает неравномерность фазового состава катализатора по объёму гранулы, сопровождается отложением кокса на поверхности. Эти эффекты создают практически непреодолимые проблемы для количественного описания фазовой структуры. Исследования материала in situ сопряжены с  невысокой воспроизводимостью результатов и недостаточной точностью рентгеновских измерений, которые проводятся в углеводородной атмосфере, искажающей реальную картину. Всё это, по-видимому, служит объяснением отсутствия в литературе достоверных сведений о структуре катализаторов в условиях реакционной среды и  распределении введённых компонентов между фазами контакта.

Таким образом, стала очевидной необходимость разработки нового подхода к  моделированию фазового состава катализатора в атмосфере с низким парциальным давлением кислорода. Этот способ должен преодолеть изложенные выше ограничения, исключить влияние посторонних примесей и обеспечить возможность оперировать результатами, достоверность которых не вызывает сомнений, т.е. проводить рентгеновские измерения на воздухе.

Литературные рентгенографические и кристаллографические данные относятся к соединениям, синтезированным в условиях, не сопоставимых с теми, что имеют место при генезисе катализатора. Обычно K-β″Fe2O3  и  Cs-β″Fe2O3 получают при температурах выше 1400 К, которые необходимы для достаточной степени термической диссоциации оксида железа, или выращивают из расплавов. Для катализаторов такие условия неприемлемы.

Для достижения поставленной цели нами впервые предложена методология, предусматривающая введение в систему внутреннего восстановителя. Для получения "-фаз при относительно невысоких температурах нами был использован метод, называемый в химии твёрдого тела «химической активацией». При введении в твердофазную оксидную систему восстановителя или окислителя химический потенциал кислорода резко меняется, что приводит к повышению реакционной способности кислородсодержащих компонентов. В этом качестве использовали ультрадисперсное металлическое железо, полученное карбонильным способом. Такой компонент не является посторонней примесью для изучаемой системы, равномерно распределяется по объёму образца и в процессе термообработки взаимодействует с гематитом, образуя магнетит, моделируя при этом восстановительную атмосферу. Прокалка в условиях, предотвращающих попадание в систему кислорода извне, позволяет задавать в системе содержание двухвалентного железа, которое строго соответствует количеству введенного металла. Следует указать, что во всех экспериментах, описанных в этой главе, использовали гематит с массовой долей основного вещества не менее 99,98%.

Для дальнейших исследований по модифицированию полиферритных систем  необходимо было синтезировать индивидуальный полиферрит калия со структурой типа "-глинозёма при температурах ниже 1000 К, выяснить характер взаимодействия этой фазы с другими компонентами каталитически активной ферритной системы, обосновать выбор "-полиферритной структуры в качестве  базовой, в которой размещаются модифицирующие добавки. Только в этом случае предлагаемая концепция фиксированной базовой структуры будет иметь право на существование.

Для первой серии образцов ферритных систем поддерживали постоянным соотношение исходных компонентов KFeO2 : Fe2О3 = 1:2, а содержание металлического железа плавно увеличивали. Для второй серии образцов с постоянным количеством введённого металлического железа молярное соотношение K : Fe монотонно изменяли в интервале от 1:4 до 1:9.

По данным дифференциального термического анализа при термообрабоке образцов при температуре 870 К параллельно протекает взаимодействие металлического железа с гематитом по реакции:

Fe +  Fe2О3 = 3FeО  или  Fe + 4Fe2О3 = 3Fe3О4,

и реакция между моноферритом калия, гематитом и магнетитом. 

Для всех образцов был проведен анализ на содержание двухвалентного железа, в результате которого было установлено, что количество введенного металлического железа соответствует количеству Fe2+, образующемуся согласно  реакции, представленной выше.

Соотношения и -фаз в продуктах ферритообразования определяли, используя фактор f(").

При молярном соотношении Fe2+/Fe3+ < 0,10 продуктами твердофазного взаимодействия являются моноферрит калия и смесь полиферритов К-( + )Fe2O3 (рис.3). При молярном соотношении Fe2+/Fe3+ > 0,10на рентгенограммах образцов характеристические рефлексы К-Fe2O3 отсутствовали,  что свидетельствует о том, что в системе достигнуто количество двухвалентного железа, необходимое для образования исключительно -фазы, значение фактора f(") равно единице.  Следует отметить, что имелись так же рефлексы моноферрита калия и магнетита.

Рис 3. Зависимость фактора f (")от молярного соотношения Fe2+/Fe3+

Рис. 4. Зависимость фактора f (") от молярного соотношения  К : Fe

При молярном соотношении Fe : К > 5,5 продуктами твердофазного взаимодействия являются магнетит и смесь полиферритов К-(+)Fe2O3, значение фактора f(") меньше единицы (рис.4). Молярное соотношение Fe : К < 5,5 приводит к образованию  -фазы, моноферрита калия и магнетита. В этом случае содержания калия в системе достаточно для образования полиферрита со структурой типа -глинозема, значение фактора f(") равно единице. 

Кривые на рисунках 3 и 4 имеют характерные изломы в области соотношений  Fe2+ : Fe3+ = 0,1 и Fe : K = 5,5 соответственно, появление  которых связано с отсутствием на рентгенограммах образцов пиков, отвечающих К-Fe2O3. Это служит доказательством того, что в системе калий – железо – кислород  уже при температуре 870 К образовался индивидуальный полиферрит калия со структурой типа -глинозема в равновесии с моноферритом калия и магнетитом. 

Система полиферритов калия К-(+)Fe2O3 представляет собой микрогетерогенную смесь синтаксиально сросшихся блоков β и -фаз, состав которой может быть описан эмпирической формулой К1+xFeIIxFeIII11-xO17.  Фактор f(") равен значению параметра “x” в формуле К1+xFeIIxFeIII11-xO17. Для индивидуального полиферрита калия со структурой -глинозема  параметр “x” стремится к 1, таким образом идеальный состав отвечает формульной единице К2FeII1FeIII10O17 (К2OFeO5Fe2O3).

  Полиферрит калия со структурой типа -глинозема практически идеального состава был получен при следующем молярном соотношении исходных компонентов: 0,65 моль гематита, 0,05 моль металлического железа и 0,30 моль моноферрита калия. 

По данным рентгенографического анализа полиферрит калия К-βFe2O3 имеет трехблочную ромбоэдрическую структуру (пространственная группа R3m) с параметрами кристаллической ячейки а0 = 0,5920 нм, с0 = 3,5934 нм. Элементарная ячейка содержит три шпинелеподобных блока состава { FeII1FeIII10O16}, связанных с помощью трёхкратной винтовой оси. Каждый блок образован четырьмя плотноупакованными слоями ионов кислорода. Тетраэдрические и октаэдрические пустоты в блоке заняты ионами Fe3+.  Ионы Fe2+ занимают позиции в октаэдрических пустотах, примыкая непосредственно к плоскостям, разделяющим блоки. По данным Мёссбауэровской спектроскопии происходит интенсивный электронный обмен между ионами Fe2+  и Fe3+, находящимися вблизи ионов калия.

Плоскости, разделяющие блоки,  не являются плотноупакованными и заполнены ионами K+ лишь на 70%, ионами кислорода -  на 82% из числа доступных позиций. Столь малое заполнение плоскости, а также большая ширина межблочного пространства является причиной чрезвычайно высокой подвижности ионов K+ в направлении, перпендикулярном оси симметрии.

Известно, что для соединений ромбоэдрической структуры типа -глинозема в гексагональных осях среди отражений типа hkil,  hh2hl, hhl присутствуют только такие, у которых h-k+l = 3n, l = 3n и 2h+l = 3n соответственно, а i = -(h+k). Учитывая эти данные, а также правила преобразования ромбоэдрической кристаллической решетки типа R3m в гексагональную по формуле:

    , 

были определены свойственные структуре К-βFe2O3 типы отражений и рассчитаны соответствующие им межплоскостные расстояния  dhkl (табл.4).

При вынесении на воздух "-полиферритов калия наблюдался следующий эффект: поверхность образца становилась влажной, а через некоторое время появлялась белая пленка гидрокарбоната калия. Отсутствие видимых различий рентгенограмм до и после вынесения полиферритов на воздух позволяет предположить, что указанное явление не сопровождается разрушением структуры полиферритов.

Таблица 4

Рентгенографические данные для К-Fe2O3

Расчет

Эксперимент

hkl

d, нм

I/Io

hkl

d, нм

I/Io

003

1,1976

100

003

1,1978

100

006

0,5988

30

006

0,5989

30

1010

0,2948

35

1010

0,2948

43

0111

0,2741

35

0111

0,2743

39

116

0,2648

60

116

0,2653

60

201

0,2555

35

201

0,2555

35

204

0,2462

40

204

0,2466

26

119

0,2371

20

119

0,2378

20

0210

0,2081

50

0210

0,2086

38

2111

0,1662

20

2111

0,1667

20

220

0,1479

45

220

0,1480

30

223

0,1467

30

223

0,1469

25

Однако выделение калия происходит при уменьшении содержания двухвалентного железа в образце. Значит, полиферриты калия со структурой типа -глинозема изменяют свой химический состав под воздействием не только влаги, но и кислорода воздуха.  Таким образом, методология, основанная на введении в систему металлического железа, представляется весьма перспективной для направленного синтеза индивидуальных метастабильных фаз, которые невозможно получить прокалкой на воздухе.

Подобным образом был получен и "-полиферрит цезия, определены его рентгенографические данные и параметры элементарной ячейки: а0 = 0,5922 нм , с0 = 3,612 нм . Полиферриты калия и цезия изоморфны и легко образуют смешанную фазу К,Cs-β″Fe2O3 с неограниченными пределами соотношений щелочных металлов.

Процесс взаимодействия в системе калий – железо – кислород  может быть представ­лен следующей схемой

К2СО3 + Fе2О3 = 2КFеO2 + СO2

хКFеО2 + (1-x) Fе2О3 = КxFе2-xО3-х

Диссоциация образца состава КxFе2-xО3-х описывается уравнением

KxFe2-xO3-x - δ/2O2 = KxFe2+yFe3+2-x-yO3-x-δ, где δ = у/2.

Таким образом, продукт диссоциации системы KFeO2 - Fe2O3  может быть представлен формулой KxFe2+yFe3+2-x-yO3-x-y/2. Для определения величины δ обычно используют нагревание исследуемого вещества в потоке газа с фиксированным парциальным давлением кислорода в течение времени, необходимого для достижения равновесия. Опыт завершается закалкой образцов с последующим проведением фазового и химического анализов. Однако указанный метод требует сложного аппаратурного оформления. В связи с этим, применялась следующая методика изучения состава системы калий – железо - кислород : диссоциацию смеси KxFe2-xO3-x моделировали введе­нием в исходные образцы заданного количества металлического же­леза, которое в процессе отжига смеси в запаянной вакуумированной кварцевой ам­пуле взаимодействовало с гематитом: 4Fе2О3  + Fe = 3Fе3О4.

Следовательно, состав исходных смесей может быть описан как

uKFeO2 + tFе3О4 +(1-u –t)Fе2О3 = КuFe2+tFe3+2-uO3+t-u .

Рис. 5. Изотермическое сечение (Т = 870 К) фазовой диаграммы системы Fe2O3 – Fe3O4 – KFeO2

Переход к формуле, учитывающей диссо­циацию в системе KFeO2 – Fе2О3 осуществляется с помощью соотноше­ний

x= 2u/(2+t)  и  y = 2t/(2+t).

На рисунке 5 представлена изотермическая проекция фазовой диаграм­мы системы Fе2О3 – Fе3О4 – KFeO2 (T = 870 К).

Точка А отвечает идеаль­ному составу полиферрита калия K-βFe2O3, т.е. KFe11O17; точка В практически соответствует идеальному составу  K-β″Fe2O3, K2O . FeO . 5Fe2O3. Отрезок, соединяющий точки А и В, харак­теризует систему полиферритов K-(β+β″)Fe2O3 и  определяет границы области гомогенности системы  K-(β+β″)Fe2O3 в атмосфере с пониженным парциальным давлением кислорода при 870 К. В связи с тем, что структура полиферритов характеризуется, по-видимо­му, послойным чередованием синтаксиально сросшихся блоков β и β″-фазы,  то общий состав образцов полиферритной системы может быть описан формулой K1+zFe2+zFe3+11-zO17.

Как видно из рисунка 5, фазовая диа­грамма содержит 4 поля.

1. Гематит + магнетит + -полиферрит ; расчет соотношения компонентов осуществляется по формуле:

KxFe2+yFe3+2-x-yO3-x-y/2 = (1-6х-1,5у) Fe2O3 + у Fe3O4 + х KFe11O17 .

2. -Полиферрит + магнетит + "-полиферрит

KxFe2+yFe3+2-x-yO3-x-y/2 = KFe11O17 + Fe3O4 + +K2Fe2+Fe3+10O17 .

3. Магнетит + "-полиферрит + моноферрит 

KxFe2+yFe3+2-x-yO3-x-y/2 = Fe3O4 + K2Fe2+Fe3+10O17 + +КFeO2 .

  1. -Полиферрит + "-полиферрит + моноферрит

  KxFe2+yFe3+2-x-yO3-x-y/2 =  (0,2 – 0,2x – 0,9y)KFе11O17 + y K2Fe2+Fe3+10O17  + +  (1,2x – 1,1y – 0,2) KFeO2 .

Следует отметить, что изменение температуры в пределах от 870 до 920 К не оказывало заметного влияния на фазовый состав продуктов ферритообразования в равновесных условиях.

Диаграмма позволяет получить практически полную информацию о фазовой структуре катализатора в условиях реакционной среды и количественно описать её взаимосвязь с химическим составом.  Для этого достаточно проанализировать отобранную пробу контакта на содержание щелочного металла и двухвалентного железа, определить коэффициенты «x» и «y» в формуле KxFe2+yFe3+2-x-yO3-x-y/2, и рассчитать на основе полученных данных соотношение соединений в активной ферритной системе. Количественная характеристика химической и структурной составляющей состояния  катализатора  служит основой, на  которой строится схема управления фазовым составом катализатора. Соотнося представительные параметры - содержание калия и двухвалентного железа - с показателями  дегидрирования, выбирают оптимальные режимы функционирования всей системы.

Мониторинг фазового состава даёт возможность оперативного реагирования на изменение состояния  катализатора, и управлять технологическими параметрами процесса дегидрирования, изменяя температуру, разбавление водяным паром, изменять скорость подачи углеводорода. Кроме того, отслеживание изменения фазового и химического состава позволяет избежать необратимых фазовых превращений, поддерживать оптимальную концентрацию центров дегидрирования и отжига кокса,  спрогнозировать динамику дезактивации и рассчитать срок службы катализатора.

Проведём математический анализ выражения, определяющего соотношение компонентов для поля 3, описывающего состояние катализатора в реакционной среде.

1). Если в системе происходит потеря щелочного металла, например, из-за выщелачивания K-"Fe2O3, это приводит к уменьшению параметра «х». В этом случае ферритная система начинает вырабатывать "-фазу из магнетита и моноферрита, содержание которых уменьшится. Таким образом, моноферрит не только предотвращает коксообразование, КFeO2 – это своеобразный буфер, источник калия, поддерживающий постоянное содержание щелочного металла в основном каталитически активном компоненте.

2). Повышение парциального давления кислорода в реакционной среде вызовет окисление катализатора, что будет сопровождаться уменьшением параметра «у». Содержание магнетита и моноферрита уменьшится, но базовая фаза практически не пострадает.

3). Понижение парциального давления кислорода приведёт к росту параметра «у». Если изменение восстановительных свойств реакционной среды будет небольшим, катализатор немного понизит активность, но разложение активной фазы не произойдёт.

Таким образом, катализатор представляет собой саморазвивающуюся и саморегулирующуюся систему, способную воспроизводить каталитически активную фазу и противостоять неблагоприятным внешним воздействиям.

К основным физико-химическим показателям эффективности гетерогенного катализатора следует отнести удельную скорость образования целевого продукта, селективность действия, площадь доступной поверхности, динамику изменения этих характеристик в процессе эксплуатации. Последний показатель крайне важен с точки зрения срока службы контакта. Для данного класса катализаторов конкретно обозначена базовая система оксид железа – оксид калия. С этой позиции все остальные компоненты считаются модифицирующими, обеспечивающими  улучшение способа функционирования базовой системы.

Введение цезия в состав железокалиевого оксидного катализатора позволяет увеличить его активность. В литературе это объясняется усилением ионизирующего воздействия на связь Fe-O при увеличении радиуса иона щелочного металла. Подобные добавки можно отнести к модифицирующим. Они увеличивают концентрацию и активность центров дегидрирования.

В связи с тем, что катализатор многофазен, представлял интерес характер распределения цезия между моноферритной и полиферритной фазами. Методами рентгенографии, селективного химического анализа выяснено, что для ионов цезия предпочтительно расположение в составе "-полиферритной фазы. Это связано с тем, что моноферрит цезия крайне нестабилен  поскольку размер Cs+ близок к верхнему пределу изоморфной заместимости в орторомбической элементарной ячейке Cs2Fe2O4.

W . 108, моль . с-1 . м-2 с0, нм

Рис. 6. Параметр с0 элементарной ячейки полиферрита и удельная скорость образования стирола на  ферритных системах состава K2-zCszFe2+Fe3+10O17

Полиферрит Cs-β″Fe2O3  устойчив в восстановительной атмосфере. Параметр с0 полиферрита калия K-β″Fe2O3 начинает расти, как только в калиевую ферритную систему вводят цезий. Это свидетельствует о том, что ион цезия входит в межблочное пространство калиевой "-фазы. Заметный рост параметра с0 продолжается до достижения коэффициентом z значения 1 в формуле K2-zCszFe2+Fe3+10O17 (рис.6), после чего рост размера элементарной ячейки прекращается, с0 остаётся практически неизменным вплоть до z = 2. Обращает на себя внимание тот факт, что увеличение параметра с0 = 0,018 нм несопоставимо с разницей в размерах ионов цезия и калия сr = (0,167-0,133)·2·3 = 0,204 нм. Можно утверждать, что большой ион цезия, располагаясь в межблочном пространстве, практически не увеличивает его ширину.

Установлено, что чистый K-"Fe2O3 не образуется, если в системе присутствует цезий. Моноферрит цезия в ферритной системе отсутствует до тех пор, пока у Cs есть стехиометрическая возможность занимать положение в полиферритной фазе. Исследование влияния  соотношения K:Cs в ферритной системе на содержание цезия в "-фазе показало, что, чем выше  доля калия, тем больше цезия переходит в полиферритную структуру. То есть калий создаёт высокий химический потенциал щелочного металла в ферритной системе и способствует предпочтительному вхождению цезия в межблочное пространство полиферрита. Такая закономерность лежит в основе  разработки способа доставки и размещения цезия в составе заданного компонента многофазной системы. Значительный практический интерес представляло определение количества цезия, при котором обеспечивается равномерное распределение его ионов по "-фазе. Каталитические испытания полиферритных систем с различным содержанием цезия показали (рис. 6), что максимальная удельная скорость образования стирола достигается уже при соотношении Cs:Fe, отвечающем интервалу 0,023…0,027, что соответствует коэффициенту z = 0,26…0,30 в формуле  K2-zCszFe2+Fe3+10O17. Это означает, что введение в катализатор большего количества цезия, имеющего высокую стоимость, нецелесообразно как с позиции технологии, так и с точки зрения экономики.

Предпочтительное расположение цезия в  "-полиферрите служит ещё одним подтверждением правильности выбора этой структуры в качестве базовой.

Для выяснения влияния двухзарядных ионов на свойства β″-фазы в её состав были введены добавки  Mg2+, Ca2+, Zn2+. Оксиды магния и кальция являются компонентами большинства традиционных рецептур железооксидных катализаторов дегидрирования. Испытание каталитической активности ферритных систем, содержащих добавки магния  и цинка, показало снижение удельной скорости образования стирола по сравнению с ферритами, не содержащими  добавок  (табл. 5).

Таблица 5

Каталитические свойства ферритных систем, легированных двухвалентными металлами

Ферритная
система

Удельная скорость образования стирола

W · 108, моль · с-1 · м-2 

Селективность по

стиролу,

мольная доля, %

К – Fe – O

73,5

92,1

K – Mg – Fe – O

38,5

89,3

K – Zn – Fe – O

47,2

91,0

K – Ca – Fe – O

72,4

89,9

Следует отметить, что легированная ионом двухвалентного металла β″-фаза ведет себя практически аналогично β-фазе: каталитическая активность заметно снижается. Это еще раз подчеркивает главенствующую роль метастабильной β″-фазы в обеспечении высокой активности железокалиевых оксидных катализаторов. Невозможность электронного обмена Fe2+ Fe3+ в легированной  β″-фазе, например K2MgFe10O17,  служит причиной заметного снижения её каталитической активности. Выявлено значительное снижение электронной проводимости полиферритов, легированных магнием и цинком. Таким образом, введение в полиферрит двухвалентных металлов с ионными радиусами близкими к Fe2+ не только не целесообразно, но и нежелательно. В то  же  время  введение  соединений кальция, обеспечивающих увеличение механической прочности гранул катализатора, практически не сказывается на активности контакта. Вероятно, большой размер иона кальция (радиус 0,104 нм) не позволяет ему изоморфно замещать катион Fe2+.

Опыт промышленной эксплуатации промотированных калием и цезием железооксидных катализаторов ставит новые задачи их совершенствования. Подобные контакты, демонстрируя высокую активность, быстрее теряют щелочной металл, чем обычные железокалиевые системы, что негативно сказывается на технологических показателях процесса дегидрирования и снижает срок службы катализатора. В связи с этим встала проблема стабилизации щелочного металла в полиферрите, однако сначала нужно было разработать методику количественной оценки устойчивости ферритных систем к действию окружающей реакционной среды. Разрушение данного класса материалов под действием окружающей среды (химическая коррозия) вызвана, скорее всего, так называемым выщелачиванием. Основной агент этого процесса – водяной пар. Если в систему попадают анионы галогенов, процесс разрушения многократно ускоряется, что связано с высокой летучестью галогенидов щелочных металлов при температурах, которые поддерживаются в каталитическом реакторе (820-860 К).

Предложенная нами методика основана именно на этом эффекте. Выяснив динамику потерь щелочного металла основным каталитически активным агентом дегидрирования под действием хлористого водорода, можно определить уровень устойчивости катализатора к воздействию внешней среды. Для того чтобы максимально приблизить условия испытаний к реальности, соляную кислоту вводили в испаритель совместно с этилбензолом и водой, затем полученную газообразную смесь пропускали через слой изучаемого образца полиферрита. Концентрация анионов хлора подбиралась таким образом, чтобы эмиссия щелочного металла из решетки полиферрита протекала с заметной скоростью. Исследования проводились при нескольких соотношениях хлорид-иона и катализатора. Моноферриты калия и, особенно, цезия продемонстрировали крайне низкую устойчивость к выщелачиванию. В связи с этим основное внимание было уделено устойчивости полиферритов. На рис.7, 8  представлена динамика потерь щелочного металла различными "-полиферритными системами.

Рис. 7. Динамика потери щелочного металла полиферритами под воздействием хлористого водорода. (с(HCl)=0,4 моль/л)

Рис. 8. Динамика потери щелочного металла полиферритами под воздействием хлористого водорода.  (с(HCl)=1,0 моль/л)

Как и следовало ожидать, наибольшей устойчивостью обладает цезиевый полиферрит. Смешанный калий-цезиевый полиферрит наиболее подвержен разрушению. Этот факт можно объяснить, принимая во внимание особенности строения полиферритов (рис.9, 10).

Рис. 9. Элементарные ячейки полиферритов со структурой типа "-глинозема различного состава.

Рис. 10. Структурная модель полиферрита калия.

Устойчивость полиферритов непосредственно связана с легкостью миграции катионов щелочных металлов по так называемым «щелочным слоям». По данным рентгенографии параметр элементарной ячейки со практически не меняется в зависимости от радиуса щелочного металла.

Таким образом, ширина межблочного пространства не зависит от радиуса иона щелочного металла в составе полиферрита, а определяется лишь размером катионов, образующих шпинелеподобный блок. Цезий имеет больший ионный радиус, чем  калий. Можно предположить, что ион цезия гораздо прочнее «закреплен» в межблочном пространстве, а ион калия в этих слоях может перемещаться свободно как в чистом полиферрите калия, так и в смешанном полиферрите. Значит, полиферрит цезия должен быть устойчивее полиферрита калия. Предложенная методика оценки устойчивости ферритных систем  позволяет относительно быстро получать результаты, обладающие высокой степенью достоверности, но она достаточно трудоёмка. В связи с этим представляло интерес определение катионной проводимости полиферритов различного состава. Измерения проводили на установке комплексного импеданса по методике Кеннеди (табл. 6).

Таблица 6

Катионная проводимость для полиферритов различного состава.

Полиферрит

K-"-Fe2O3

Cs- "-Fe2O3

KCs- "-Fe2O3

KRb- "-Fe2O3

Катионная проводимость, Ом-1см-1

6,510-3

8,110-4

2,310-2

9,810-3

Ионы калия, имеющие меньший размер, чем ионы цезия, свободно перемещаются по межблочным пространствам, обеспечивая катионную проводимость в K-"-Fe2O3 приблизительно на порядок большую, чем в Cs- "-Fe2O3. Логично предположить, что ионы калия легче покидают решетку  полиферрита, чем ионы цезия, что вызывает разрушение исходной структуры. Смешанный калий-цезиевый полиферрит обладает аномально высокой катионной проводимостью, что согласуется с литературными данными. Явление получило название полищелочного эффекта. По нашему мнению, этот рост проводимости обеспечен, в основном, ионами калия, подвижность которых в присутствии ионов цезия многократно увеличивается. Таким образом, эмиссия щелочного металла из структуры полиферрита связана с подвижностью катиона щелочного металла в пределах щелочного слоя, а катионную проводимость можно использовать как представительный параметр химической стабильности полиферритов.

Экспериментально доказано, что для калий-рубидиевых смешанных полиферритов полищелочной эффект проявляется в меньшей степени, что обусловлено незначительной разницей в размерах ионов щелочных металлов. В связи с этим наибольший интерес представлял поиск путей стабилизации калий-цезиевых полиферритов, наиболее подверженных выщелачиванию.

Повышение устойчивости полиферритов к действию каталитических ядов достигается за счёт уменьшения подвижности катионов щелочных металлов в пределах проводящего слоя. Для этого необходимо сжать межблочное пространство в элементарной ячейке "-фазы. Уменьшение ширины катионпроводящего слоя можно реализовать изоморфным замещением иона железа на ион большего размера. Кристаллографический расчёт показал, что легирующий ион должен иметь радиус, соответствующий интервалу 0,088…0,099 нм. Мольная доля  добавки должна выбираться таким образом, чтобы при легировании не происходило заметного увеличения параметра со элементарной ячейки полиферрита, а увеличивался только размер шпинелеподобного блока (рис. 10). Каталитические свойства полиферритной фазы, вероятно, сохранятся на высоком уровне, если легирующий ион будет способен проявлять переменную валентность +2 и +3.

Объектом исследования был выбран смешанный калий-цезиевый полиферрит со структурой типа "-глинозёма, KCsFe2+Fe3+10O17, а в качестве добавок – оксиды церия, скандия, иттрия и самария. Легировать чистые полиферриты калия дорогостоящими редкоземельными элементами (РЗЭ) экономически и технологически нецелесообразно, а полностью цезийсодержащие "-фазы в качестве катализаторов не используются.

Отработанная методика синтеза индивидуальных "-полиферритов позволила проводить исследование взаимосвязи химического состава, структуры и свойств каталитически активных компонентов, исключив влияние многофазности. Это крайне важно для точного определения параметров элементарной ячейки, измерения катионной и электронной проводимости, химической устойчивости. Таким образом, все исследуемые образцы имели исходно заданную фиксированную однофазную структуру, в которой размещали вводимые добавки, что  многократно повысило достоверность полученных результатов.

Выбор в качестве легирующих агентов указанных редкоземельных элементов не случаен (табл. 7).

Таблица 7

Радиусы ионов легирующих добавок

Ион

Fe3+

Fe2+

Sc3+

Y3+

Sm3+

Sm2+

Ce4+

Ce3+

Радиус, нм

0,067

0,080

0,083

0,093

0,096

0,102

0,089

0,104

σ .  103  Ом-1. см-1

Рис. 11 . Катионная проводимость легированных полиферритов

KCsFeFe10-qLnqO17

Ln: – Sm,  – Ce,  –Y, – Sc.

Все трёхзарядные ионы имеют радиусы, близкие к интервалу размеров, рассчитанных по данным кристаллографии (0,088-0,099 нм). Для пары скандий – иттрий выясняли влияние размерного фактора. Скандий имеет радиус, выходящий за пределы нижней границы  рассчитанного интервала (табл.7), а иттрий попадает в заданные границы. Таким образом, предполагалось проверить на практике адекватность исходных теоретических представлений. Церий в настоящее время широко используется в технологии приготовления катализаторов и в связи с этим представляет практический интерес для выяснения природы  его промотирующего действия. Кроме того, церий склонен к преимущественному проявлению степени окисления +4 наряду с +3. В противовес ему самарий может понижать зарядность иона с 3+ до 2+.  Таким образом, для пары Ce и Sm выясняли влияние зарядного фактора.

РЗЭ вводили в состав исходных смесей в виде оксидов Sc2O3, Y2O3, Sm2O3, CeO2 в соответствии с эмпирической формулой M2FeFe11-qLnqO17, где q= 0,1…1,0; M – K, Cs. Обнаружено, что при значениях q около 0,8 однофазность соединений церия и иттрия нарушалась. Выяснить склонность  ионов щелочных металлов к миграции можно, измеряя катионную проводимость спечённых полиферритов.

Как видно из рисунка 11, при введении легирующего агента резко падает катионная проводимость образцов, причём скорость снижения коррелирует с размером иона РЗЭ.

Следует отметить, что в ходе эксперимента был обнаружен интересный эффект: при введении даже незначительных дополнительных количеств восстановителя (металлического железа) в церийсодержащие образцы происходило нарушение однофазности системы при значениях q = 0,4…0,6. По-видимому, это вызвано восстановлением части Се4+ до Се3+,  увеличением радиуса иона и разрушением полиферритной структуры вследствие выхода размера иона РЗЭ за верхнюю границу  изоморфной заместимости. Это означает, что ионы церия в структуре "-фазы ведут себя непредсказуемо, в связи с чем их использование в качестве легирующей добавки для стабилизации нецелесообразно. 

  На рисунке 12 представлены результаты каталитических испытаний образцов. Обращает на себя внимание резкое снижение удельной активности полиферритов, легированных церием, при значениях q более 0,3 при сохранении высокой селективности действия. Этот факт подтверждает высказанное предположение о дестабилизирующем воздействии добавок церия на полиферрит, особенно при высоком его содержании.

  Все зависимости удельной скорости образования стирола от содержания РЗЭ на образцах, имевших приблизительно равную удельную поверхность, носят экстремальный характер. Это позволяет рассчитать оптимальное содержание легирующих добавок.

W . 108 моль . с-1 . м-2

Рис. 12. Удельная скорость образования стирола на легированных полиферритах

KCsFeFe10-qLnqO17

Ln: – Sm,  – Ce, –Y, – Sc

Нарушение однофазности образцов при высоких значениях коэффициента q сопровождалось падением каталитической активности ферритных систем. Этот факт свидетельствует о том, что добавки РЗЭ эффективны, только если располагаются в структуре полиферритной фазы.

Скандий и иттрий, введенные в состав полиферрита, снижают селективность действия по стиролу. Это вызвано смещением баланса трёх- и двухзарядных ионов в сторону первых, что, по-видимому, приводит к возрастанию концентрации центров, ответственных за побочные реакции. Добавки самария работают «мягче», так как есть возможность восстановления части РЗЭ до двухвалентного состояния. В подобных случаях крекирующая способность катализатора понижается. Введение церия приводит к возрастанию содержания двухвалентного железа в соответствии со схемой:

KCsFe1Fe10O17 + qCeO2 KCsFe1+qFe10-qCeqO17 .

Легированный церием полиферрит проявляет высокую селективность, но его активность начинает быстро снижаться по мере увеличения содержания РЗЭ, когда количество двухвалентного железа превышает некоторое сбалансированное соотношение и концентрация активных центров дегидрирования начинает падать.

Решающим для легированных образцов полиферритов было испытание на устойчивость к действию каталитических ядов (рис.13). Полиферрит, легированный самарием, продемонстрировал наибольшую устойчивость к действию каталитических ядов, многократно превышающую стабильность нелегированного образца. Следует отметить, что стабилизация достигается в широком диапазоне изменения мольной доли введённого самария.

Этот факт доказывает, что именно самарий, изоморфно замещая железо в шпинелеподобном блоке, не создаёт существенных искажений, отражающихся на стабильности элементарной кристаллической ячейки полиферрита. Подобный легирующий агент позволяет достигать поставленной цели – стабилизации, не нарушая сложившейся системы взаимоотношений компонентов и не ухудшая свойства катализатора. Добавки скандия бесполезны для стабилизации, что связано с недостаточным для достижения поставленной цели радиусом. Добавки иттрия повышают устойчивость, но негативно влияют на другие важные показатели

αисх/αлег

Рис. 13  . Устойчивость легированных полиферритов KCsFeFe10-qLnqO17

Ln: – Sm, – Ce, –Y,  – Sc.

контакта. Церий, особенно в больших количествах, скорее не стабилизирует, а разрушает полиферритную фазу. Следует учесть, что соединения щелочных металлов (цериты, цераты и моноферриты), получающиеся при деструкции базовой структуры, крайне неустойчивы в реакционной среде и быстро разрушаются под действием водяного пара.

Таким образом, наиболее перспективным методом стабилизации смешанной калий-цезиевой полиферритной системы представляется введение добавок оксида самария в количествах, соответствующих значению q = 0,25…0,30, что в пересчёте на рецептуру катализатора составляет не более 5 мас.%. Следует заметить, что в настоящее время цены мирового рынка на оксиды церия и самария практически одинаковы. Можно предположить, что сходный эффект легирования будет проявлять и европий. Эксперименты с  иттербием показали его невысокую эффективность в стабилизации полиферрита, что связано, по-видимому, с недостаточным для достижения поставленной цели радиусом иона (0,086 нм).

Предлагаемая методология моделирования  состояния ферритных систем в условиях реакционной среды представляется весьма перспективной для физико-химического исследования оксидных катализаторов различных процессов, предполагающих наличие восстановительной атмосферы, выяснения взаимосвязи между химическим составом, структурой и эксплуатационными свойствами поликристаллических материалов. Модель на основе фиксированной базовой структуры позволила не только оперативно оценивать влияние модифицирующей добавки на свойства конечного материала, пользуясь достоверными результатами, полученными для  однофазных систем, но и теоретически предсказывать эффект легирующей добавки, не проводя долгосрочных испытаний катализатора. Разработанная  методика оценки устойчивости  катализаторов к выщелачиванию дает возможность прогнозировать срок службы новых модификаций катализаторов. В совокупности указанные положения служат базой для  научно-обоснованного выбора элементного состава и количества вводимых модифицирующих ингредиентов с целью придания катализатору целого комплекса заданных характеристик, определяющих эффективность его действия. А это, кроме активности и селективности действия, коррозионная устойчивость, термостабильность, механическая прочность гранул и другие характеристики, ответственные за срок службы контакта и энергоёмкость процесса.

Таким образом, использование  подхода, предусматривающего операции с фиксированной базовой фазой, даёт возможность для научно-обоснованного выбора модифицирующих добавок, способов размещения легирующих ионов в заданной структуре и определения её химической устойчивости.

Глава 6. Текстура и керамическая структура катализатора

Метод моделирования фазового состава катализаторов в реакционной среде оказался достаточно универсальным. Он был использован для выяснения взаимосвязи параметров субструктуры исходного гематита и текстуры катализатора, а также влияния текстуры на активность контакта. Несомненным преимуществом использованного подхода является то, что для достижения высоких степеней превращения исходных веществ в "-полиферрит не требуется высокой температуры. Особенно это касается калиевых систем. Синтез при температурах ниже 900 К практически не приводит к рекристаллизации продуктов ферритообразования, что позволяет уверенно управлять размерами кристаллитов синтезируемого материала, варьируя величину блоков мозаики исходного гематита.

На основе образцов гематита с разной дисперсностью ОКР удалось получить набор образцов  полиферритов с различной степенью кристалличности поверхностных слоёв, которые использовали для выяснения влияния текстуры на активность. Каталитические испытания не выявили заметного влияния размеров полиферритных кристаллитов  на активность и селективность действия контактов с разной текстурой (табл. 8).

Этот факт позволяет заключить, что размеры мозаичных блоков катализатора при достижении определённых (60…65 нм) границ перестают влиять на активность. По-видимому, формирование текстуры происходит до момента образования либо бездефектных кристаллитов, либо устойчивой дислокационной сетки, в которой присутствуют стопоры. Вариант временно стабилизированной дислокационной сетки, по-видимому, характерен для катализаторов, приготовленных из оксидов железа с высокой дисперсностью ОКР. Такие структуры начали рекристаллизацию, но не завершили её. Они обладают низкой термостабильностью текстуры, тенденция перестройки которой непредсказуема.

Таблица 8

Каталитические свойства и текстура полиферритных систем

Размер кристаллитов

Fe2O3

W.108,моль

с . м2

Селект. по стиролу, мол. %

Степень кристалличности К-"Fe2O3,

79±1

67,5±0,5

91,8±0,2

0,78

82±1

72,6±0,5

92,1±0,2

0,81

42±1

70±0,5

89,4±0,2

0,65

79±1

72,5±0,5

91,1±0,2

0,79

100±1

68±0,5

90,3±0,2

1,00

Активность ферритных систем, в которых активные центры реализуются в структуре одного из компонентов, в первую очередь обусловлена фазовым, химическим составом и равновесными дефектами поверхностных и приповерхностных слоев катализатора, возникающими при взаимодействии с реакционной средой. Вклад неравновесных дефектов в активность пренебрежительно мал в силу несопоставимости их концентрации с концентрацией активных центров. Однако наличие остаточных микронапряжений и ДУ может негативно сказаться на качестве керамической структуры (термоусадка или, наоборот, растрескивание гранул). Таким образом, исходные неравновесные дефекты структуры гематита, оказывающие положительное влияние на скорость твердофазного синтеза, прочность припекания частиц при образовании керамического каркаса, должны как можно полнее аннигилировать на стадии спекания гранул катализатора.

Большинство исследований настоящей работы относится к катализаторам дегидрирования алкилароматических углеводородов. Промотированные железооксидные катализаторы дегидрирования олефиновых углеводородов отличаются повышенным содержанием щелочных металлов и некоторыми другими особенностями. Олефиновые углеводороды и продукты их дегидрирования характеризуются повышенной склонностью к коксообразованию, что вызывает необходимость поддержания на поверхности контакта высокой концентрации активных центров, ответственных за отжиг кокса и предотвращение коксообразования. Как указывалось выше, такие центры наиболее вероятно реализуются в структуре моноферрита калия. Катализатор должен представлять собой в условиях реакции дегидрирования ферритную систему, преобладающими компонентами которой являются моноферрит щелочного металла и магнетит. В гетерогенной смеси моноферрита щелочного металла и магнетита вероятность реализации центров, отвечающих собственно за реакцию дегидрирования, невелика по сравнению с возможностью получения таких центров на поверхности полиферрита типа "-глинозёма. Однако такая вероятность существует и возрастает при повышении степени гомогенизации микрогетерогенной смеси моноферрита и магнетита в соответствии с уравнением = (D/d)2исх, где исх – исходная вероятность реализации кластера дегидрирования, D –  исходный размер кристаллитов компонентов смеси, d – размер кристаллитов после диспергирования (повышения уровня гомогенизации) смеси моноферрита с магнетитом. Таким образом, активность катализатора, в котором центры дегидрирования реализуются в местах контакта разных фаз,  непосредственно зависит от концентрации неравновесных дефектов и должна многократно увеличиваться при уменьшении размера кристаллитов. Результаты экспериментов по легированию полиферритов церием позволили нам предложить механизм гомогенизации смесей моноферрита и магнетита и  способ управления текстурой катализаторов дегидрирования олефиновых углеводородов. Полученный эффект можно назвать «физико-химическим диспергированием».

На первой стадии ионы Се4+ диффундируют в объём гематита совместно с ионами щелочных металлов. Диффузия осуществляется по межблочным границам, что позволяет  ионам РЗЭ проникать в глубинные слои катализатора. Параллельно происходит  диффузия указанных ионов в решётку гематита и твердофазное взаимодействие в системе  K-Cs-Ce-FeII-FeIII-O. Обязательным условием указанного процесса является восстановительная атмосфера, которая даёт возможность получить при относительно невысоких температурах полиферрит состава KCsFe1+qFe10-qCeqO17. Такой полиферрит типа "-глинозёма формируется в процессе активационной разработки и сохраняет свой состав при значениях q 0,8 в опредёленных интервалах парциального давления кислорода. Размер кристаллитов полиферрита близок к величине ОКР гематита, на основе которого он получен.

На второй стадии, когда при продолжающемся восстановлении катализатора химический потенциал кислорода достигает некой критически малой величины, происходит восстановление церия. При переходе Се4+ Се3+ радиус иона увеличивается с 0,089 нм до 0,104 нм и превышает верхний предел изоморфной заместимости для шпинелеподобного блока полиферрита. Это приводит к разрушению структуры "-фазы, которое сопровождается образование мелкодисперсных, возможно, рентгеноаморфных кристаллитов моноферрита и магнетита:

KCsFe1+qFe10-qCeqO17 a KFeO2 + b Fe3O4 + { CsFeO2 + MCeO2 }.

Подобная деструкция предполагается только для поверхностных слоёв полиферрита,  находящихся в непосредственном контакте с восстановительной реакционной средой. Глубинные слои сохраняют своё фазовое и субструктурное состояние до тех пор, пока не доступны для прямого воздействия реакционной среды.

Образовавшийся ультрадисперсный слой моноферрита и магнетита настолько же каталитически активен насколько и неустойчив. Он разрушается реакционной средой в процессе дегидрирования. Но его разрушение открывает доступ к предвнешним слоям полиферрита, и происходит непрерывное возобновление ультрадисперсного слоя в соответствии с предложенным механизмом. Таким образом, глубинные слои полиферрита, состоящие из крупных кристаллитов, не только обеспечивают достаточно высокие физико-механические показатели контакта, выполняя функцию своеобразного носителя, но и служат резервуаром каталитически активных компонентов для ультрадисперсной ферритной системы.

Установленный нами механизм химического диспергирования поверхностных слоёв катализатора может служить базой для научно-обоснованного выбора элементного состава модифицирующих добавок, подобных церию по характеру действия, и оптимизации их количества.

Исходя из положения, что пористость спечённого катализатора определяется глобулярной структурой гематита, мы осуществляли контроль следующих показателей реологической и керамической структуры: удельная поверхность, распределение частиц гематита по размеру, насыпная плотность порошкообразного гематита, распределение пор исследуемых катализаторов по размеру, доля доступных пор, объём и поверхность пор. Задач по разработке способов управления этими параметрами в работе не ставилось, так как эти проблемы успешно решаются другими исследователями. Контроль проводился, чтобы удостовериться, что данные каталитических испытаний получены в сопоставимых условиях. Следует отметить, что в подавляющем большинстве экспериментов, предполагающих сравнительное определение активности модельных катализаторов, использовали образцы, приготовленные на основе одной партии гематита.

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ВЫВОДЫ

1. Разработаны физико-химические основы управляемого твердофазного синтеза каталитически активных ферритных систем, способных высокоэффективно функционировать в течение длительного промежутка времени и противостоять неблагоприятным внешним воздействиям.

2. Предложена система диагностики сырья и полупродуктов синтеза железооксидных катализаторов, мониторинга состояния катализатора в реакционной среде. Разработанная система позволяет выделить  параметры, целенаправленное изменение которых дает возможность управлять качеством катализатора. Выяснена взаимосвязь между субструктурными характеристиками гематита и фазовым составом продуктов твердофазного взаимодействия в базовой системе калий-железо-кислород.

3. Впервые определен механизм формирования активной ферритной системы, выяснена роль отдельных компонентов в процессе дегидрирования и саморегенерации. На основе подробного  исследования генезиса фазового и химического состава  промотированных железооксидных катализаторов на каждой из стадий приготовления выделены три типа активных центров, ответственных за дегидрирование, отжиг кокса, коксообразование, и предложены методы управления их концентрацией.

4. Создана методология управляемого синтеза метастабильных фаз. Впервые синтезированы химически индивидуальные полиферриты калия и цезия со структурами типа "-глинозёма, являющиеся главными каталитически активным компонентами, выяснены состав, структура и свойства указанных соединений, определены рентгеновские и кристаллографические параметры. За счёт введения внутреннего восстановителя синтез проведён при относительно низких температурах 870-970 К, соответствующих условиям получения промышленного катализатора.

5. Разработан способ моделирования состояния катализатора в восстановительной атмосфере. Впервые построены фазовые диаграммы тройных систем Fe2O3 – Fe3O4 – KFeO2  и Fe2O3 – Fe3O4 – CsFeO2, с помощью которых  осуществлено количественное описание взаимосвязи химического состава, структуры и свойств каталитически активной ферритной системы в атмосфере с пониженным парциальным давлением кислорода. Установлены механизмы  разложения активной фазы,  предложены способы противодействия дезактивации катализаторов.

6. Впервые выяснен характер распределения щелочных металлов между компонентами активной ферритной системы, содержащей одновременно калий и цезий. Экспериментально доказано предпочтительное размещение цезия в структуре полиферрита, что позволило оптимизировать содержание цезия в катализаторе и предложить способ  его включения в состав основного каталитически активного компонента.

7.  Разработана универсальная методика оценки устойчивости промотированных железооксидных катализаторов к действию каталитических ядов, использование которой позволяет прогнозировать потери щелочных промоторов  при разработке новых модификаций и типов данного класса катализаторов.

8. Создана физико-химическая база для  целенаправленного модифицирования различных типов катализаторов данного класса, способов размещения вводимой  добавки в заданном компоненте многофазной системы. Разработан способ легирования смешанных полиферритов калия-цезия оксидами редкоземельных элементов для  уменьшения подверженности каталитически активных компонентов  воздействию неблагоприятных внешних факторов, в том числе, каталитических ядов. Показана эффективность и перспективность подхода, основанного на модели фиксированной базовой структуры.

  9. Установлен механизм и предложен способ управляемого химического диспергирования поверхностных слоёв катализатора, приводящий к образованию наноструктурированного материала, состоящего из рентгеноаморфных (размер кристаллитов < 4 нм)  частиц моноферрита и магнетита.

Основное содержание работы изложено в следующих публикациях:

  1. Дворецкий Н.В., Аниканова Л.Г. Генезис промотированных железооксидных катализаторов дегидрирования (монография). Ярославль: Изд-во  ЯГТУ, 2007.-112 с.
  2. Дворецкий Н.В., Степанов Е.Г., Судзиловская  Т.Н., Котельников Г.Р., Юн В.В. Продукты твердофазного взаимодействия в системе K2O – Fe2O3 при температурах 750-900 оС // Известия АН СССР. Неорганические материалы.-1989.-Т.25.-№ 2.-С.284-288.
  3. Дворецкий Н.В., Степанов Е.Г., Юн В.В., Котельников Г.Р. Фазовый состав промо­тированных железоокси­дных катализаторов в условиях реакции де­гидрирования (обзорная статья)// Известия ВУЗов. Хи­мия и химическая технология.-1990.-Т.33.-№8.-С.3-9.
  4. Дворецкий Н.В., Степанов Е.Г., Судзиловская  Т.Н., Котельников Г.Р. Влияние термической и химической предыстории гематита на активность промотированных желе­зооксидных катализато­ров, приготовленных на его основе // Кинетика и катализ.-1990.-Т.31-Вып.4.-С.939-944.
  5. Дворецкий Н.В., Судзиловская Т.Н., Степанов Е.Г. Кинетика твердофазного взаимодействия карбо­ната калия с гематитом // Известия АН СССР. Неорганические материалы.-1991.-Т.27.-№ 1.-С.95-97.
  6. Дворецкий Н.В., Степанов Е.Г., Юн В.В. Фазовая диаграмма сис­темы Fe2O3 – Fe3O4 – KFeO2  // Известия АН СССР. Неорганические материалы.-1991.-Т.27.-№ 6.-С.1265-1268.
  7. Дворецкий Н.В., Аниканова Л.Г. Тонкая кристаллическая структура оксида железа и текстура катализатора (обзорная статья) // Известия ВУЗов. Химия и химическая технология.- 2002.- Т. 45.- Вып. 7.- С. 3-16.
  8. Смирнова Е. А., Дворецкий Н.В., Аниканова Л.Г., Кошель Г.Н. Твердофазное взаимодействие  в системе KFeO2 Fe2O3 // Известия ВУЗов. Химия и химическая технология.- 1999.-Т.42.- Вып.3.- С.116-117.
  9. Дворецкий Н.В., Аниканова Л.Г. Влияние предыстории оксида железа на фазовый состав железокалиевых оксидных систем // Известия ВУЗов. Химия и химическая технология.- 2002.- Т. 45.- Вып. 7.- С. 50-52.
  10. Дворецкий Н.В., Аниканова Л.Г., Степанов Е.Г., Кошель Г.Н. Влияние добавок двухвалентных металлов на состав соединений в системе калий железо кислород // Известия ВУЗов. Химия и химическая технология.-2000.-Т.43.-Вып.3.- С.80-82.
  11. Аниканова Л.Г., Дворецкий Н.В., Кошель Г.Н. Термостабильность промотированных железооксидных катализаторов // Известия ВУЗов. Химия и химическая технология.- 2002.- Т. 45.- Вып. 7.- С. 39-41.
  12. Дворецкий Н.В., Аниканова Л.Г. Термостабильность текстуры железооксидных катализаторов дегидрирования // Известия ВУЗов. Химия и химическая технология.- 2002.- Т. 45.- Вып. 2.- С. 147-148.
  13. Дворецкий Н.В., Аниканова Л.Г., Кошель Г.Н. Электропроводность промотированных железооксидных катализаторов // Известия ВУЗов. Химия и химическая технология.- 2002.- Т. 45.- Вып. 7.- С. 37-39.
  14. Дворецкий Н.В., Аниканова Л.Г. Твердофазное взаимодействие магнетита с карбонатом и моноферритом калия // Известия ВУЗов. Химия и химическая технология.-2006.- Т. 49.-Вып. 3.- С. 32-34.
  15. Дворецкий Н.В., Аниканова Л.Г. Глобулярная структура оксида железа// Известия ВУЗов. Химия и химическая технология.- 2002.- Т.45.- Вып.2.- С. 149-151.
  16. Дворецкий Н.В., Аниканова Л.Г., Кошель Г.Н. Кинетика растворения промотированных железооксидных катализаторов дегидрирования в соляной кислоте // Башкирский химический журнал.-2001.-Т.8.-№ 4.-С.21-23.
  17. Дворецкий Н.В., Аниканова Л.Г., Малышева З.Г., Кошель Г.Н. Кинетические закономерности растворения оксидов железа различной термической и химической предыстории в соляной кислоте // Журнал прикладной химии.- 2002.- Т. 75.- Вып.8.- С. 1233-1236. 
  18. Дворецкий Н.В., Малышева З.Г., Аниканова Л.Г. Кинетические закономерности растворения механически активированных оксидов железа в соляной кислоте // Известия ВУЗов. Химия и химическая технология.-2006.- Т. 49.-Вып. 10.- С. 44-47.
  19. Аниканова Л.Г., Дворецкий Н.В. Взаимосвязь структурных характеристик и активности катализатора // Известия ВУЗов. Химия и химическая технология.-2006.- Т. 49.-Вып. 10.- С. 42-44.
  20. Дворецкий Н.В., Аниканова Л.Г. Физико-механические характеристики железооксидных катализаторов дегидрирования // Известия ВУЗов. Химия и химическая технология.-2007.- Т. 50.-Вып. 4.- С. 128-129.
  21. Дворецкий Н.В., Малышева З.Г. Аниканова Л.Г. Кинетика растворения полупродуктов синтеза катализаторов дегидрирования на основе механически активированного оксида железа // Известия ВУЗов. Химия и химическая технология.-2008.- Т. 51.-Вып. 4.- С. 12-17.
  22. Дворецкий Н.В., Малышева З.Г. Аниканова Л.Г. Электропроводность оксида железа различной химической предыстории // Известия ВУЗов. Химия и химическая технология.-2008.- Т. 51.-Вып. 8.- С. 28-30.
  23. Дворецкий Н.В., Малышева З.Г. Аниканова Л.Г. Синтез полиферритов цезия // Известия ВУЗов. Химия и химическая технология.-2010.- Т. 53.-Вып. 1.- С. 76-79.
  24. Судзиловская  Т.Н., Дворецкий Н.В., Степанов Е.Г., Котельников Г.Р., Юн В.В. Фазовый состав ферри­тов калия, промотиро­ванных молибденом и церием // Деп. в ОНИИТЭхим, г.Черкассы, 18.08.88, № 860-ХП88.
  25. А.С. 1777341 СССР. МКИ С 09 С 1/24. Способ получения черного железоокисного пигмента / Степанов Е.Г., Волков М.И.,  Индейкин Е.А., Тюманок А.Н., Сараев Б.А., Котельников Г.Р., Беспалов В.П., Комаровский Н.А., Осипов Г.П., Дворецкий Н.В., Музыкантов В.Н.// Заявл. 20.12.1989; Опубл. 1992.- Б.И. №43.
  26. А.С. 1716771 СССР. МКИ С 09 С 1/24. Способ получения красного железоокисного пигмента / Степанов Е.Г., Индейкин Е.А., Сараев Б.А., Беспалов В.П., Тимофеев Е.Г., Котельников Г.Р., Титов В.И., Ворожейкин А.П., Зуев В.П., Дворецкий Н.В.,  Музыкантов В.Н., Тюманок А.Н. // Заявл. 20.12.1989. Опубл. 2000.- Б.И. №2.
  27. Патент № 2007217 РФ. МКИ В 01 J 37/04, 23/86. Способ приготовления катализатора для де­гидрирования алкиларо­матических углеводоро­дов./ Степанов Е.Г., Смирнова Е.А., Дворецкий Н.В., Котельников Г.Р., Кужин А.В., Вижняев В.И. // Заявл. 08.07.1991. Опубл. 15.02.1994.-Б.И. №3.
  28. Dvoretskii N.V., Stepanov E.G., Volkov M.I.,  Yun V.V. Effect of the machining upon the crystalline structure of iron oxides // VIII th Internat. Conf. on Hyperfine interactions.-Prague, 1989.- P. 142.
  29. Dvoretskii N.V., Yun V.V., Stepanov E.G., Sudzilovskaya T.N. Mossbauer spectral study of the active phase in promoted iron oxide catalysts // VIII th Internat. Conf. on Hyperfine interactions.-Prague, 1989.-Р.36.
  30. Volkov M.I., Dvoretskii N.V., Sudzilovskaya T.N., Yun V.V., Stepanov E.G. Effect of the fine crystalline structure of metal oxides on their reactivity in solid state processes // VIII th Internat. Conf. on Hyperfine interactions.-Prague, 1989.-Р.37.
  31. Волков М.И.,  Дворецкий Н.В., Степанов Е.Г., Юн В.В. Влияние механической активации гематита на фазовый состав продук­тов ферритообразования в системе K2CO3 – Fe2O3 // VI Всесоюзн. се­минар “Дезинтеграторная технология”: Тез. докл.-Таллин, 1989.-C.27-29.
  32. Дворецкий Н.В., Волков М.И.,  Степанов Е.Г., Уставщикова И.Н. Реологические свойства механически активиро­ванного гематита // VI Всесоюзн. се­минар “Дезинтеграторная технология”: Тез. докл.-Таллин, 1989.-C.29-30.
  33. Волков М.И.,  Дворецкий Н.В., Огилько М.И., Степанов Е.Г., Котельников Г.Р. Влияние механической активации на прочность железооксидных катали­заторов // III Конф. РФ и стран СНГ “Научные основы при­готовления и техно­логии катализаторов”: Тез.докл.-Ново­сибирск, 1996.-С.89-90.
  34. Дворецкий Н.В., Ягутьян С.Ф., Волков М.И., Степанов Е.Г., Котельников Г.Р. Влияние морфологии ок­сидов железа на текс­туру катализаторов, приготовленных на их основе // III Конф. РФ и стран СНГ “Научные основы при­готовления и техно­логии катализаторов”: Тез.докл.-Ново­сибирск, 1996.-С. 109-110.
  35. Дворецкий Н.В., Степанов Е.Г., Волков М.И., Ягутьян С.Ф. Генезис оксидных ка­тализаторов с точки зрения химического ма­териаловедения  // III Конф. РФ и стран СНГ “Научные основы при­готовления и техно­логии катализаторов”: Тез.докл.-Ново­сибирск, 1996.-С. 111-112.
  36. Дворецкий Н.В., Степанов Е.Г., Юн В.В. Продукты твердофазного взаимодействия магнетита с карбонатом калия и моноферритом калия // V междунар. конф. “Наукоемкие химические технологии”: Тез. докл.- Ярославль, 98.- Т.2.- С.281-282.
  37.   Дворецкий Н.В., Волков М.И., Степанов Е.Г. Применение механической активации для направленного синтеза полиферритов калия // V междунар. конф. “Наукоемкие химические технологии”: Тез. докл.- Ярославль, 98.- Т.2.- С.282-284.
  38. Аниканова Л.Г., Дворецкий Н.В., Степанов Е.Г. Кинетика растворения оксидов железа с различной предысторией // V Междунар. конф. по интенсификации нефтехимических процессов “Нефтехимия –99”: Тез. докл.-Нижнекамск, 1999.-С.18-19.
  39. Аниканова Л.Г., Дворецкий Н.В., Кошель Г.Н. Электропроводность железооксидных катализаторов в диапазоне частот от 100 Гц до 7МГц // Юбилейная науч. конф., посвящ. 30-летию Ярославского государственного университета им. П.Г.Демидова “Актуальные проблемы естественных и гуманитарных наук на пороге XXI века”: Тез. докл.-Ярославль, 2000.-С.145-146.
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.