WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ДМИТРИЕВА Ирина Борисовна

АДСОРБЦИЯ АЗОТ- И КИСЛОРОДСОДЕРЖАЩИХ ОРГАНИЧЕСКИХ БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ ИЗ ВОДНЫХ РАСТВОРОВ НА ПОВЕРХНОСТЯХ ОКСИДОВ ПЕРЕХОДНЫХ МЕТАЛЛОВ

Специальность 02.00.11 – коллоидная химия и физико-химическая механика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук

Санкт-Петербург 2009

Работа выполнена на кафедре коллоидной химии химического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

Научный консультант: доктор химических наук, профессор Тихомолова Ксения Петровна

Официальные оппоненты: доктор химических наук, профессор Воробьев-Десятовский Николай Владимирович доктор физико-математических наук, профессор Войтылов Владислав Викторович доктор химических наук, профессор Чернобережский Юрий Митрофанович

Ведущая организация: Санкт-Петербургский Технологический Институт (Технический университет)

Защита состоится “____”______________2009 г. в ____ часов на заседании совета Д 212 232.40 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199004, Санкт-Петербург, Средний проспект В.О., д.41/43.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. А.М. Горького СПбГУ, Университетская наб., 7/9.

Автореферат разослан “___”_____________ 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор химических наук, профессор Белюстин А.А

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Адсорбция электролитов неорганической и органической природы из разбавленных растворов на твердых поверхностях является одним из важнейших физико-химических процессов, связанных с образованием границы раздела фаз, существенно определяющих свойства дисперсных систем.

Поэтому ее исследования получили широкое развитие в последние десятилетия, и стали самостоятельным и интенсивно развивающимся направлением современной коллоидной химии.

Закономерности адсорбции неорганических и простых органических электролитов (ионогенных ПАВ) сегодня изучены весьма обстоятельно и используются в самых различных областях науки и техники.

Иная картина наблюдается в отношении изучения сложных органических ионогенных веществ и, в частности, биологически активных веществ (БАВ).

Как показывает анализ отечественных и зарубежных публикаций, до последнего времени исследования процессов адсорбции указанных систем либо вовсе не проводились - для гетероциклов, либо носили бессистемный, фрагментарный характер - для аминокислот. Хотя адсорбция аминокислот и белка в последние годы изучается весьма интенсивно, важнейшие механизмы их специфического взаимодействия с поверхностями исследованы явно недостаточно.

Для множества реальных дисперсных систем наблюдаются значительные отклонения закономерностей адсорбции сложных органических ионов от закономерностей, соответствующих известным классическим теориям. В молекулах гетероциклов и аминокислот содержатся различные ионогенные группы и, как правило, в них происходит чередование гидрофобных и гидрофильных участков. Вместе с тем, в зависимости от состава растворов (концентрации, рН, наличия других электролитов) и его изменений во времени, в объеме раствора могут происходить различные сложные физико-химические процессы. Так, при адсорбции сложных молекул возможно многоточечное взаимодействие адсорбата с поверхностью. Механизм специфического взаимодействия сложных органических молекул с активными центрами поверхности определяет простран ственное и энергетическое состояние адсорбированных молекул в поверхностном слое, а в последующем - их биологическую активность.

С практической точки зрения, интерес к данным исследованиям обусловлен значительной ролью аминокислот и гетероциклических соединений в разнообразных биологических процессах, а также широкими перспективами их практического использования в фармакологии, медицине, биотехнологиях. Результаты таких исследований актуальны и при решении различных экологических проблем, в частности, при решении проблем очистки природных и сточных вод от органических отходов животного, растительного и промышленного происхождения. Коллоидно-химические свойства дисперсных систем, содержащих БАВ, в значительной степени определяют динамику жизненно важных процессов в структурах и телах природного - растительного и животного - происхождения: они влияют на мембранные процессы в почках, печени и коже, обеспечивают устойчивость таких важных биологических дисперсных систем как кровь и лимфа, обеспечивают регуляцию буферных свойств крови и лимфы, транспорт питательных веществ, кислорода, лекарственных препаратов, вывод из организма углекислого газа и токсичных веществ.

Вс отмеченное подтверждает актуальность, высокие научную и практическую значимости систематических исследований адсорбции сложных органических биологически активных электролитов в зависимости от природы БАВ, состава водной фазы, от времени адсорбции, от природы адсорбента и других экспериментальных факторов.

Целью работы является установление основных экспериментальных закономерностей процессов адсорбции двух важнейших классов азот- и кислородсодержащих природных органических соединений – класса гетероциклических соединений и класса аминокислот; формирование модельных представлений о химических превращениях адсорбирующихся молекул в процессе их взаимодействия с поверхностями оксидов переходных металлов.

В качестве характерных представителей класса гетероциклических соединений выбраны азолы (диазол, триазол, тетразол и ряд замещенных азолов) и барбитуровая кислота, класса аминокислот - простейшие аминокислоты (глицин, аспарагин и аспарагиновая кислота); в качестве характерных представителей оксидов переходных металлов - Fe2O3 и NiO.

Для достижения указанной цели в диссертации решались следующие основные задачи:

- экспериментальные исследования процессов адсорбции гетероциклических соединений и аминокислот с учетом состава водной фазы (вида адсорбата, его концентрации, значений рН раствора), природы адсорбента и времени контакта фаз на Fe2O3 и NiO;

- исследование электроповерхностных свойств (электрокинетического потенциала, изоэлектрической точки и точки нулевого заряда) Fe2O3 и NiO в зависимости от состава водной фазы и времени контакта фаз;

- исследование влияния состава раствора на величину адсорбции Н+ - и ОН- – ионов на указанных адсорбентах;

- изучение процессов комплексообразования между катионами металла оксида и компонентами раствора в объеме раствора и на поверхности адсорбента;

- исследование влияния акцепторных свойств катионов переходных металлов в кристаллической решетке оксидов на адсорбционные свойства исследованных классов БАВ;

- разработка, на основе анализа полученных экспериментальных данных, моделей адсорбции класса гетероциклических соединений и класса аминокислот на оксидах переходных металлов.

Практическая значимость. Ввиду значительной роли аминокислот и гетероциклических соединений в важных биологических процессах, экспериментальные результаты и созданные физико-химические модели адсорбции, полученные в работе, найдут широкое практическое применение. Эти результаты по зволят разработать оптимальные режимы транспорта лекарственных препаратов к больному органу, создадут условия для их пролонгированного действия, что особенно важно для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета и т.д. Другое важное практическое применение результатов работы – их использование при оптимизации процессов очистки питьевых и сточных вод от органических загрязнений. Аминокислоты являются важнейшими составляющими белковых структур и содержатся в основе многих лекарственных средств, являются источником питания и жизнедеятельности организма человека. Знание адсорбционных свойств аминокислот и гетероциклических соединений чрезвычайно важно при решении многих биологических проблем, оно позволяет расширить эффективное практическое применение этих соединений в фармакологии, медицине, биотехнологиях, а также в проблемах экологии.

Основные положения, выносимые на защиту:

- комплекс экспериментальных данных, включающий результаты измерений кинетики адсорбции азолов, барбитуровой кислоты, различных аминокислот алифатического ряда в зависимости от состава водной фазы (концентрации, значений рН); результаты исследований влияния природы БАВ, их концентрации, рН и времени адсорбции на электрокинетические свойства Fe2O3 и NiO, значения их изоэлектрических точек и точек нулевого заряда; результаты исследований влияния природы акцептора на адсорбционные свойства оксидов переходных металлов в водных растворах БАВ;

- экспериментально установленный факт адсорбции молекулярных единиц гетероцикла на одноименно заряженных активных центрах адсорбента;

- модели специфической адсорбции азолов на поверхностях оксидов переходных металлов;

- основные закономерности адсорбции аминокислот на поверхности оксидов переходных металлов;

- определение групп в молекулах аминокислот, вступающих в донорноакцепторное взаимодействие с активными центрами адсорбента;

- оценка сравнительной акцепторной способности Fe(111) и Ni(11) по отношению к выбранным в работе БАВ как лигандов.

Научная новизна:

- впервые осуществлено комплексное исследование адсорбции и электроповерхностных свойств дисперсных систем, состоящих из оксидов переходных металлов и водных растворов гетероциклических соединений, и аминокислот;

- впервые установлено, что адсорбция гетероциклических соединений и аминокислот определяется акцепторными свойствами оксидообразующих металлов адсорбента и лигандными свойствами молекул (ионов) адсорбата (гетероциклических соединений и аминокислот);

- предложена схема стадийного механизма адсорбции катионов гетероциклических соединений ряда азолов, включающая в качестве инициирующей стадии адсорбцию цепочек, состоящих из большого количества молекулярных единиц с их последующим разрушением и адсорбцией отдельных катионов и структурной деформации поверхности адсорбента;

- предложена схема стадийного механизма адсорбции анионных форм гетероциклов ряда азолов, первой стадией которой является электростатическая адсорбция анионов с последующим образованием связи по донорноакцепторному механизму между азотом в молекуле адсорбата и металлом активного центра, и далее протонизация адсорбированных молекул по гетероатомам;

- впервые установлены группы в молекулах аминокислот, по которым идет образование адсорбционной связи адсорбата с адсорбентом.

Личный вклад соискателя. Соискателем предложены объекты и тематика исследований, осуществлялось планирование экспериментов и руководство ими, лично и с помощью аспирантов выполнены основные эксперименты и измерения, описанные в работе, предложены и разработаны механизмы исследуемых физико-технических процессов, написано большинство статей и докладов по теме диссертации.

Апробация работы. Материалы диссертационной работы были представлены и обсуждены на I - IV Международных конференциях “Химия высокоорганизованных веществ и научные основы нанотехнологии” (СанктПетербург, 1996, 1998, 2001, 2004), II-III научных сессиях учебно-научного центра химии Санкт-Петербургского университета (Санкт-Петербург, 1998, 2004), V,IV Всероссийские научные конференции “Краевые задачи и математическое моделирование” (Новокузнецк, 2002, 2003), региональной конференции, “Перспективы развития технологии переработки вторичных ресурсов в Кузбассе, Экологические, экономические и социальные аспекты.” (Новокузнецк, 2003), VI,VII Пущинские школы – конференции “Биология наука XXI века (Пущино, 2002, 2003), XXYI-XXYII Европейских конференциях “Chemistry at Interfaces” (Москва - 2003, Великобритания – 2005), II-ой Международной конференции “Коллоид - 2003” (Беларусь, Ми нск, 2003), Международной научно-практической конференции посвященной 85-летию Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии (Санкт-Петербург, 2004), Международной конференции “Физикохимические основы новейших технологий ХХ1 века” (Москва, 2005), Всероссийской конференции “Техническая химия. Достижения и перспективы” (Пермь, 2006), XIII-ой Международной конференции “Surface Forces” (Москва, 2006), The III International Conference on Colloid Chemistry and Physico-Chemical Mechanics (Москва, 2008).

Представленные в диссертации исследования поддержаны Грантом Президента Российской Федерации « Ведущие научные школы» № НШ– 3020.2008.3 и Грантом Российского фонда фундаментальных исследований (Грантом РФФИ. № 03 –03-32418).

Публикации. Основные материалы диссертации опубликованы в статьях в рецензируемых журналах и в 32 тезисах докладов на Всероссийских и Международных конференциях.

Объем и структура диссертации. Диссертационная работа состоит из Введения, пяти глав, Заключения, списка литературы и Приложения. Работа изложена на 368 страницах машинописного текста, содержит 97 рисунков и 18 таблицу в основном тексте и 46 таблиц в Приложении. Список литературы включает 148 наименований.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснованы актуальность исследования, практическая значимость и определена цель работы.

В первой главе рассмотрено современное состояния проблем специфической адсорбции компонентов водных растворов на поверхности оксидов металлов, строение, кислотно-основные и комплексообразующие свойства азолов и аминокислот, адсорбционные свойства БАВ (аминокислот, белков) а также поверхностные свойства оксидов Ni (II) и Fe(III).

Во второй главе описаны объекты и методы экспериментальных исследований. В работе использовались следующие методы: для определения количества адсорбированного вещества – спектрофотометрические; определение концентрации азотсодержащих органических соединений проводилось по Кьельдалю;

для определения электрокинетического потенциала и изоэлектрической точки – микроэлектрофорез; для определения адсорбции Н+- и ОН- –ионов и точки нулевого заряда - метод потенциометрического титрования; для изучения комплексообразования – спектрофометрический и кондуктометрический методы.

В качестве объектов исследования были выбраны два класса органических соединений - гетероциклические и аминокислоты, отличающиеся структурой молекул (циклической или линейной), количеством и типом функциональных групп (N, =NH, -NH2, -COOH). Циклические соединения представлены пятичленными (азолы) и шестичленными (барбитуровая кислота) гетероциклами. Использовались водные растворы азолов и замещенных азолов: 1,3диазол, 1,2,3-триазол, тетразол, 2-метилимидазол (2-метил-1,3-диазол), 5амино-1,2,4-триазол, 5-метил--тетразол, 4-нитроимидазол (4-нитро-1,3-диазол) (рис.2.1.-2.7.), которые далее назывались просто: диазол, триазол, тетразол, метилдиазол, аминотриазол, метилтетразол и нитродиазол.

В ряду диазол триазол тетразол в зависимости от числа атомов азота происходит изменение полярности, увеличение ароматичности гетероциклов, увеличение кислотных и уменьшение основных свойств и изменение донорно-акцепторных свойств, что определяет их комплексообразующие и адсорбционные свойства. В водных растворах азолов одновременно могли находиться катионы, анионы и недиссоциированные молекулы. Преобладание той или иной формы определяется, прежде всего, видом азола и значением рН раствора. Для катионных форм азолов характерна локализация заряда на атомах азота в 1,3- цикле, а для анионных образование единой – системы. Вследствие различного распределения заряда в катионах и анионах, процесс ассоциации для них различен. Катионы в растворе ассоциируются с образованием протяженных цепочек, а анионы практически не ассоциируются. Недиссоциированные молекулы азолов способны образовывать в растворе объемные ассоциаты, однако связи между отдельными нейтральными молекулами в ассоциатах гораздо слабее, чем между катионами в цепочках. В растворе протонированные формы диазола образуют за счет водородных связей между водородом группы одной молекулы и N другой весьма длинные цепочки, несущие большой положительный заряд (согласно многим литературным данным, в частности, Паккета такие цепочки могут содержать более 20 катионов) Структурные формулы наиболее важных азолов показаны ниже N N N N N N N N N H H H 1,3-диазол 1,2,4-триазол 1,2,3,4-тетразол Биологически активные вещества с линейной структурой представлены простейшими аминокислотами: глицин, L-аспарагин и L-аспарагиновая кислота, далее просто глицин, аспарагин и аспарагиновая кислота. В зависимости от количества атомов азота и кислорода в молекулах БАВ, от соотношения амино- и карбоксильных групп изменяются их кислотно-основные, донорноакцепторные свойства, способность образовывать водородные связи в растворе, ассоциироваться и т.д. Структурные формулы данных аминокислот выглядят следующим образом:

O O H2N CH C OH O H2N CH C OH CHCHH2N CH C OH C O C O NHH OH L-аспарагиновая кислота Глицин L-аспарагин Третья глава посвящена обсуждению экспериментальных результатов адсорбции пятичленных гетероциклических соединений на NiO, Fe2O3 и NiFe2O4. Были получены экспериментальные зависимости:

1) =f( tk) (время контакта фаз) при tk от 15 мин до 7 суток, при концентрациях – 10-3- 10-5 моль/л всех азолов, при фиксированных значениях рН (3 и 4 ) и устанавливающихся в растворе азола самопроизвольно (далее «естественные рН»).

2) =f(pH) при значениях рН в диапозоне рН от 3 до 8 при всех концентрациях азолов и tk = 24 час.

3) Г=f( tk)) при tk от 15 мин до 7 сут. При всех концентрациях всех азолов при фиксированных рН ( 3 и 4) и естественных рН.

4) ГH OH f ( pH) для указанных выше концентрациях в азолов.

В Таблице 1 приведены значения рН водных растворов азолов, в Таблице 2 – естественных рН водных дисперсий азолов + NiO, Fe2O3 как функции tk.

Проводилось измерение значений рН и адсорбции азолов через определенные промежутки времени. Значения рН растворов азолов во времени оставались постоянными, а дисперсий азолов + NiO, Fe2O3 постепенно изменялись вследствие медленных адсорбционных процессов.

Таблица 1.

Значения рН водных растворов азолов.

С, моль/л Азолы 10-3 10-4 10-рН Диазол 7.60 6.45 6.Триазол 6.60 6.60 6.Тетразол 4.00 4.75 5.Метилтетразол 4.40 5.26 5.Таблица 2.

Значения естественных рН азолов в суспензиях NiO (Fe2O3) при С=10-3 моль/л.

NiO Fe2OАзолы tk, ч tk, ч 120 168 0.02 120 10.02 1 2 24 72 1 2 24 -0.-0.Диазол 7.6 7.3 7.6 8.1 7.9 8.0 8.0 7.6 7.4 7.4 7.7 7.5 7.7 7.Триазол 6.3 6.3 6.5 6.7 6.8 6.5 6.8 6.3 6.3 5.8 5.9 5.8 5.8 5.Тетразол 3.9 4.3 4.4 5.1 4.7 6.5 6.9 4.1 4.2 4.3 4.1 4.0 4.0 4.Для большинства указанных выше зависимостей имеет место нестандартный ход соответствующих кривых, что не могло быть объяснено в рамках одной адсорбционной модели. Было установлено, что независимо от вида азола, механизм сорбции обусловливается состоянием молекулы в растворе (катион, нейтральная форма, анион). Механизмы адсорбции катионных форм азолов отличаются от механизмов адсорбции анионных форм. Их общность состоит в том, что указанные механизмы характерны для всех видов азолов.

Экспериментальными системами, где количество катионной формы преобладало по сравнению с анионной является диазол. Количество анионной формы преобладало в системах с тетразолом; в дисперсиях триазола – нейтральная форма. Естественно, что изучение особенностей адсорбции катионных форм мы иллюстрируем далее на примере систем, содержащих диазол; адсорбентом в этих примерах являлся NiO.

Рассмотрим зависимости -потенциал – tk при вариациях концентраций диазола для оксида никеля (рис.1). Для зависимости =f(tк) характерны острый максимум и глубокий минимум. Резкое увеличение электрокинетического потенциала NiO вначале процесса свидетельствует о сорбции большого количества положительного заряда (катионов диазола).

мВ Рис.1. Зависимости потенциала частиц NiO от времени контакта tк с растворами диазола 1- С = 110-3моль/л, 2 - С = 110-4 моль/л, 3 - С = 110-моль/л и фоновыми растворами (имеющие такой же состав, но 0 не содержащие диазола) 1’, 2’, 2/ 3/ 3’.

1/ -При концентрации диазо0 1 2 24 48 72 96 120 144 1ла 110-4 и 110-5 моль/л в перчас вые минуты контакта катион диазола не может сорбироваться за счет простого электростатического взаимодействия, так как оксид никеля до добавления диазола имел здесь положительные значения -потенциала (см.

начальные точки кривых 2’ и 3’), электростатические силы здесь – силы отталкивания, то есть катион диазола мог сорбироваться только специфически. В случае концентрации диазола 110-3 моль/л (рис. 1, кривые 1, 1’) в начальный момент времени возможно и простое электростатическое взаимодействие. Однако, переход через 0 в область положительных значений и здесь не может быть обусловлен только кулоновским взаимодействием. Существенный рост положительных значений -потенциала в течение первого часа свидетельствует о продолжающейся специфической сорбции катиона диазола. Здесь обращает на себя внимание большая величина приращения потенциала (). Мы выдвигаем следующую модель адсорбции диазола на NiO. Указанные выше цепочки катионов диазола своими конечными группами могут адсорбироваться на поверхности оксида за счет образования связи по донорно-акцепторному механизму между атомом азота (N) в катионе диазола, обладающим свободной электронной парой, и металлом на поверхности оксида. Хотя полученные значения -потенциала являются следствием суммарного эффекта адсорбции всех форм (катионной, анионной, нейтральной), доминирующее значение, судя по экспериментальной зависимости, =f(tк), играет адсорбция форм, несущих положительный заряд.

Рассмотрим участок кривой, зависимости =f(tк), где наблюдается падение значений -потенциала. Поведение системы в этом случае отражает разрушение цепочек. Образование сильных связей по донорно-акцепторному механизму на концах цепочки ведет к последующему разрушению всей цепочки вследствие эстафетного механизма разрушения водородных связей. В результате количество связанных положительных единиц резко уменьшается. что приводит к падению -потенциала. Следующая во времени стадия процесса - медленный и проходящий весьма длительное время рост -потенциала. В результате указанного выше разрушения цепочки вблизи поверхности, но в растворе, появляется большое количество не связанных с поверхностью катионов, которые могут снова образовывать цепочки (естественно, более короткие). Эти цепочки снова могут адсорбироваться и т.д. до тех пор, пока вся молекулярная адсорбция не достигнет предела, отвечающего данной концентрации азола в растворе (в соответствии с теорией Лэнгмюра). Иначе говоря, процесс достижения конечного состояния носит динамический характер.

На рис.2 показана зависимость -потенциала от tk при концентрации 110-моль/л при естественных рН растворов диазола (кривая 1), при рН=4,0 (2) и при рН=3,0 (3). Для сравнения, на этих рисунках представлены кривые зависимостей -потенциала от tk для частиц NiO в HCl при рН=4,0 (рис.2, 2) и КOH при рН8 (близком к естественным рН растворов диазола) (рис.2, 1). Из сопоставления зависимостей на рис.1 и рис. 2 видно, что высота максимума и глубина минимума с уменьшением значений рН суспензий уменьшается. Мы объясняем это уменьшением ассоциации между молекулами диазола с увеличением концентрации Н+-ионов в растворе. При возрастании концентрации катионов водорода в растворе происходит конкуренция между свободными катионами водорода и атомами водорода в молекуле диазола. Увеличивается вероятность образования водородных связей не между молекулами диазола, а между молекулами диазола и Н+-ионами. Чем выше концентрация катионов водорода, тем слабее ассоциация диазола и тем меньше высота максимума на зависимости - tk (кривые 1,2,3 на рис.2).

Зависимости Г=f(tk), полученные в системах с естественными значениями рН, представленные на рис. 3 для той же системы, к которой относится рис.1.

Ход кривой 1 на рис. 3. близок к ходу соответствующей кривой, отражающей зависимость =f(tk) в системах с естественными рН (рис.2 и рис. 3., кривые 1).

Предложенная выше схема последовательных процессов, обусловливающих ход отдельных характерных участков кривых зависимости =f(tk), полностью применима к анализу хода кривых Г=f(tk). Активный рост -потенциала в первый час контакта, объясняемый выше адсорбцией цепочек, полностью согласуется с результатами по экспериментальному определению адсорбированного количества прямыми аналитическими методами. Быстрый рост Г, так же как рост свидетельствует об активном процессе адсорбции в первое время после осуществления контакта фаз. Следующий этап – резкое уменьшение количества адсорбированного азола, очевидно, вполне согласуется с высказанным ранее предположением, что на этом этапе происходит активное разрушение длинных адсорбированных цепочек. Последний этап - факт роста Г, причем до некоторого большого предельного значения.

, мВ 2' 1' -0 1 2 3 tk, ч 0 1 2 24 48 72 96 120 144 1tk, ч Рис. 3. Зависимости Г от времени Рис. 2. Зависимости -потенциала контакта фаз tk для системы NiO – частиц NiO от времени контакта фаз водные растворы диазола (С=110-tk с водными растворами диазола моль/л) при различных рН 1 – есте(С=110-3 моль/л) при различных рН ственный рН, 2 – рН=3,0.

1–естественный рН, 2–рН=4,0, 3–рН= 3,0 и растворами (HCl,КOH)-1, 2.

Характер изменения Г на данном этапе совпадает с изменением -потенциала и, очевидно, связывается с теми же процессами в поверхностном слое. Различия при указанном сопоставлении проявляются в значениях положений точек максимума и минимума и достижении предельного значения Г и -потенциала на последнем этапе. Согласно рис. 2 и рис. 3, соответствующие значения tk меньше при определении Г, чем -потенциала. Некоторые отличия зависимостей Г=f(tk) и =f(tk) можно объяснить тем, что при измерении -потенциала концентрация дисперсной фазы в суспензии была в 20 раз меньше, чем при измерении Г, поэтому с ростом tk в электрокинетических измерениях концентрация азола в объеме раствора практически не изменялась, а адсорбционных заметно уменьшалась. Сравним адсорбцию в ряду диазол, триазол, тетразол на поверхности NiO на примере зависимостей Г от tk при естественных рН растворов азолов, так как в этом случае наблюдается наибольшая ассоциация катионных форм азолов.

Г*, моль/м На рис.4 приведены зависимости Г от tk для NiO при естественных рН растворов азолов (Сазолов=110-3 моль/л). Экстремальный характер Г от tk связан с адсорбцией ассоциированных катионных форм с последующим их разрушением.

Г*106, моль/м2' 3 1' 0 1 2 3 tk, ч 0 1 2 24 48 72 96 120 144 1tk, ч Рис.4. Зависимость Г от времени кон- Рис. 5. Зависимости -потенциала частиц NiO от времени контакта фаз tk с растворами теттакта фаз tk для системы NiO – водные разола (С=110-3 моль/л) при различных рН растворы азолов, 1 – диазол, 2 – тетра– естественный рН, 2 – рН=3,0 и фоновыми зол, 3 – триазол. (Сазолов=110-3 моль/л) растворами – 1,2.

Поэтому, чем больше концентрация катиона, тем больше глубина минимума на кривых Г - tk. Наиболее глубокий минимум наблюдается для диазола (кривая 1). Величина минимума уменьшается в ряду диазол > триазол > тетразол в соответствии с уменьшением количества катионных форм в этом же ряду.

Адсорбционные данные хорошо согласуются с экспериментальными результатами исследования электрокинетических свойств этих систем (зависимостей – tk, – lgC, – pH). Из сравнения рис.1-4 видно, что зависимости - tk и Г - tk имеют экстремальный характер и сохраняется та же последовательность кривых. То, что в данных системах адсорбировалась именно катионная форма, следует из экспериментальных данных по сдвигу рНИЭТ (см. далее рис.6, кривая 2). Смещение рН вправо по сравнению с рНИЭТ в растворах простых неорганических электролитов однозначно свидетельствует об адсорбции именно кати, мВ онной формы. Следует добавить также, что наблюдаемое значительное смещение означает активную адсорбцию.

Аналогичные зависимости - tk, Г- tk были получены для NiO, Fe2O3 и NiFe2O4 для всех исследованных систем, содержащих азолы.

На основании проведенных исследований и особенности химического строения молекул гетероциклов делается заключение, что единый механизм адсорбции катионных форм азолов на поверхности оксидов переходных металлов, описанный выше на примере адсорбции диазола на NiO, включает следующий ряд последовательных поверхностных процессов:

– адсорбция ассоциатов, которые закрепляются концом цепочки-ассоциата на активном центре поверхности по донорно-акцепторному механизму;

–разрушение этих ассоциатов;

–адсорбция отдельных катионов;

–далее, в объеме раствора возможно образование новых, более коротких цепочек, оказавшихся в растворе при разрушении цепочек.

Экспериментальными системами, содержащими значительное количество анионной формы, являлись системы, содержащие тетразол. Иллюстрационные данные представлены на рис.5. Заметим, что количество катионной формы в растворах тетразола было относительно мало. Поэтому в экспериментах отражаются, накладываясь друг на друга, факты как уменьшения (но не отсутствия) роли катионной формы, так и увеличение роли анионной формы, преобладающей в растворах тетразола. Доказательство предпочтительной адсорбции анионной формы однозначно следует из факта сдвига рНИЭТ в присутствии тетразола влево (рис.6.кривая 4).

В работе выдвигается следующая модель адсорции азолат-анионов.

Напомним, что азолат- анионы не образуют ассоциатов, то есть они адсорбируются только в виде отдельных ионов. Адсорбция включает несколько ступеней, осуществляющихся в следующей последовательности:

– на первой стадии, анионы адсорбируются за счет кулоновского взаимодействия -системы с положительными центрами поверхности;

– далее, в сильном неоднородном поле поверхности происходит поляризация -системы, приводящая к ослаблению -системы и к увеличению локализации заряда на отдельных атомах молекулы азола, способных одновременно образовывать связи по донорно-акцепторному механизму как с катионами металла на поверхности, так и с ионами водорода в объме раствора;

– протонизация атомов азота в адсорбированных молекулах азолат-анионов приводит к возрастанию положительного заряда поверхности;

– дополнительная адсорбция азолат анионов.

Указанная последовательность адсорбции азолат-анионов может повторяться во времени, но с меньшей интенсивностью, до полного наступления равновесия.

На поверхностях оксидов металлов-акцепторов электронной пары одновременно возможна сорбция всех форм, находящихся в растворе – катионной, нейтральной и анионной. Преобладание адсорбции той или иной формы зависит, прежде всего, от их соотношения в растворе и определяется природой азола, его концентрацией и значением рН в растворе, а также от акцепторных свойств металла оксида.

Специфический характер сорбции азолов на поверхностях оксидов переходных металлов подтверждается результатами исследования зависимости – pH. Сопоставим направление и величину смещения рНИЭТ NiO в растворах азолов по сравнению со значением рНИЭТ в растворах HCl(КOH). На рис.6 показаны зависимости -потенциала от рН для водных суспензий NiO – азолы (С = 110-3 моль/л и tk=24ч), для сравнения на этом же рисунке приведены результаты для системы NiO – HCl (КOH). В растворах тетразола и метилтетразола значения рНИЭТ NiO смещены в кислую область вследствие преобладания специфической адсорбции анионных форм, в растворах диазола и в меньшей степени триазола вправо вследствие преобладания специфической адсорбции катион ных форм. Обратим внимание на то, что смещение рНИЭТ NiO в растворах метилтетразола более сильное, чем тетразола, хотя метилтетразол является боле слабой кислотой, что является следствием наличия в молекуле метилтетразола электродонорной группы, усиливающей донорные свойства. С увеличением содержания катионных форм в ряду тетразол триазол диазол происходит возрастание специфической сорбции катионных форм и увеличение смешения рНИЭТ в щелочную область в той же последовательности.

Г*106,, мВ моль/м0 --5 0 1 2 3 tk, ч 2 3 4 5 6 7 8 9 10 рН Рис.6. Зависимости -потенциала час- Рис. 7. Зависимость Г от времени контакта фаз tk для системы Fe2O3 – тиц NiO от рН водных растворов азолов водные растворы азолов, 1 – диазол, 1 – HCl(КОН), 2 – диазол, 3 – триазол, 2 – тетразол, 3 – триазол.

– тетразол, 5 - метилтетразол.

Рассмотрим влияние акцепторных свойств металла оксида на характер адсорбции азолов. Для систем Fe2O3 – водные растворы азолов (рис.7) имеет место также экстремальная зависимость Г - tk для всех азолов, причм высота максимума (связанная с разрушением цепочек) изменяется в той же последовательности и по тем же причинам, что и для NiO. При этом величина равновесных значений Г не достигает величины адсорбции в максимуме и значительно меньше, чем для NiO, вследствие более слабых акцепторных свойств железа по отношению к азолам. Для катиона железа (III) характерно более сильное взаимодействие с ОН- ионами, чем азолами, как в объме раствора, так и на поверхности его оксидов. Согласно данным Байеса гидролиз катионов железа (III) в водных растворах заметен уже при рН2, а для катиона Ni(II) лишь при рН7.

На рис.8 приведены зависимости Г – tk для системы Fe2O3 – водные растворы диазола при естественном значении рН (кривая 1) и рН = 3,0 (2). Кривая 2 идет значительно выше, чем кривая 1, так как естественные значения рН дисперсий Fe2O3 – водные растворы диазола во времени изменяются от 7,6 до 7,4 (см.

Таблицы 1, 2) и соответствуют области сильного гидролиза катионов железа, как в объеме раствора, так и на поверхности его оксида. Максимум на кривой (рис.8) выражен более слабо, что как мы показали выше связано с уменьшением ассоциации катионов диазола с ростом концентрации ионов Н+ в системе.

B 2 -0 1 2 3 tk, ч -3 4 5 6 7 8 рН Рис. 8. Зависимости Г от времени кон- Рис. 9. Зависимости -потенциала частиц Fe2O3 от рН водных растворов tk такта фаз для системы Fe2O3 – водазолов 1 – HCl(КОН), 2 – диазол, 3 – ные растворы диазола (С=110-3 моль/л) тетразол, 4 – триазол.

при различных рН 1 – естественный рН, 2 – рН=3,0.

, мВ Г*, моль/м Характер влияния азолов на рНИЭТ Fe2O3 (рис.9) выражен так же, как и для NiO, но величина смещения рНИЭТ значительно меньше, что связано с менее ярко выраженными акцепторными свойствами железа по отношению к азолам по сравнению с никелем.

В четвертой главе рассмотрены взаимодействия шестичленного гетроциклического соединения - барбитуровой кислоты (БК) с катионами Ni(II) и Fe(III) в объме раствора и на поверхности их оксидов. Анализ экспериментальных данных показывает, что механизм адсорбции БК на оксидах переходных металлов является не только простым ионным обменом, но характеризуется специфическим (донорно-акцепторным) взаимодействием БК с активными поверхностными центрами (катионами никеля и железа).

Образование связи катионов металлов может происходить по донорноакцепторному механизму с атомом кислорода гидроксильной группы БК и с атомом азота в гетероцикле БК. Для катионов железа характерно не только образование комплексов с барбитуровой кислотой, но и гидроксокомплексов с ОН-, которые могут иметь состав [Fe(H2O)5OH-]+2 и [Fe(H2O)4(OH-)2]+. Образование поверхностных комплексов между БК и катионами никеля и железа на поверхности их оксидов подтверждено кондуктометрическим методом, а в объеме раствора спектрофотометрически.

Спектрофотометрическое исследование процессов комплексообразования в системе БК + FeCl3 проводилось при различных рН. Примеры экспериментально полученных электронных спектров для этих систем показаны на рис. 10 – рис. 12. Максимум электронных спектров поглощения в растворах FeCl3 при рН = 1,68 и 2,32 достигается при = 350 нм, а в присутствии БК смещается до значения = 330 нм (рис.10, рис.11). Это смещение подтверждает образование комплексов ионов железа с БК в растворе. При увеличении рН системы до 4,75 происходит расширение максимумов и их смещение в длинноволновую область спектра, как для растворов FeCl3, так и для FeCl3 + БК (рис.12). Это связано с образованием гидроксоком плексов железа в растворах FeCl3 с ростом рН системы и сложных комплексов железа, имеющих в качестве лигандов гидроксогруппы и БК для систем FeCl3 +БК. Изменение электронных спектров поглощения (рис.10 – 12) при изменении рН растворов отображает явление лигандного обмена.

D D 0, CБК= СFeCI = 2.5x10-4 M при pH=2. CFeCI = CБК= 2,5 x 10-4 M при pH = 1,0,0, CБК=0; СFeCI =2.5x10-4M при pH=2. CFeCI =2,5 x 10-4 M при pH = 1,0,0,0,0,0,0,0,0,0,0,0,0,300 350 400 450 500 550 600 650 7300 350 400 450 500 550 600 650 7, нм, нм Рис.10. Электронные спектры по- Рис. 11. Электронные спектры поглощения для растворов FeCl3 и FeCl3 глощения для растворов FeCI3 и + БК при рН = 1,68. FeCl3 + БК при рН = 2,D CБК= СFeCI = 2,5x10-4 M при pH=4.1, CБК= 0; CFeCI = 2,5x10-4 M при pH=4.Рис.12. Электронные спектры по1,1,0 глощения для растворов FeCI3 и 0,системы, содержащей БК и FeCI0,0,7 при рН = 4, 0,0,0,0,0,0,0,-0,300 350 400 450 500 550 6 нм Следует отметить, что возможность лигандного обмена БК и ОН- для изученных систем, особенно важна при изучении специфической адсорбции БК и других лигандов (азолов, аминокислот) на оксидах металлов, так как их поверхность, как правило, в значительной степени гидроксилорована.

В пятой главе рассмотрены общие закономерности процессов, происходящих в поверхностном слое в ходе адсорбции выбранных аминокислот на оксидах Fe (III) и Ni (II), установленные на основе анализа экспериментально полученных зависимостей электрокинетического потенциала и количества адсорбированного вещества от tk и рН при концентрациях аминокислот в пределах 10-5- 10-2 моль/л.

Результаты измерения зависимости – рН для Fe2O3 в растворах аспарагиновой кислоты различной концентрации (рис.13) показали, что смещение ИЭТ Fe2O3 в кислую область в растворах аспарагиновой кислоты различной концентрации по сравнению с НС1 свидетельствует о преобладании специфической сорбции е анионных форм.

Рис.13.Зависимость-потенциала, мВ частиц Fe2O3 от рН водных растворов: 1 - 10-2 моль/л, 2 - 10-моль/л, 3 – 10-4 моль/л аспарагиновой кислоты; 4 – HCl.

Специфическая адсорбция ами--20 нокислот возможна с образова1,5 2,0 2,5 3,0 3,5 4,0 4,5 5,0 5,5 6,0 6,pH нием донорно-акцепторных связей между атомом металла на поверхности оксида и группами в молекулах аминокислот, потенциально способными быть лигандами - NH2, -COOH. Расчетные данные относительных количеств (%) ионных форм аспарагиновой кислоты при различных значениях рН растворов (табл.3) показывают, что у аспарагиновой кислоты может быть две анионные формы (далее условно анион № 1 и анион № 2). Концентрация аниона № 1 резко возрастает от 11% до 99 % с увеличением значений рН от 3 до 6.

При таких высоких концентрациях специфически сорбирующегося аниона поверхность оксида должна быть заряжена отрицательно, что не наблюдается (рис.13). Взаимодействие аниона № 1 с поверхностью оксида осуществляется с помощью кулоновских сил, и данный анион является противоионом. Важно отметить, что анион №1 не может сорбироваться специфически по донорноакцепторному механизму, так как все связи у атома азота насыщены. Учитывая, что адсорбируется анион, а из двух имеющихся анионов анион № 1 не объясняет факт специфической адсорбции, мы приходим к заключению, что за специфическую адсорбцию аспарагиновой кислоты на Fe2O3 ответственен анион № 2.

Место фиксации определяющей связи по –NH2. Таблица 3.

Ионные формы в растворах аспарагиновой кислоты.

Аспарагиновая кислота O O O O H3N+ CH C OH H3N+ CH C O- H3N+ CH C O- H2N CH C OCH2 CHCH2 CHC O C O C O C O OOH OH OpH C, % pH C, % pH C, % pH C, % 3 9,76 3 79,30 3 10,95 3 1,710-4 0,51 4 41,79 4 57,69 4 8,710-5 8,310-3 5 6,76 5 93,24 5 1,310-6 8,810-5 6 0,72 6 99,27 6 0,0На рис.14 приведена зависимость = f (-lgCа.к.) для оксида железа (III) в растворах аспарагиновой кислотой. Видно, что во всех случаях -потенциал Fe2O3 в растворах аспарагиновой кислоты (кривая 1) имеет положительные значения и меньше, чем в растворах НС1 (кривая 2). Кривая 3 на рис.14 – расчетная кривая, построенная при условии, что величина электрокинетического потенциала оксида железа (III) в растворах аспарагиновой кислоты зависит только от адсорбции ионов Н+ при заданной концентрации аспарагиновой кислоты. В табл.приведены значения рН растворов соляной и аспарагиновой кислот. Значения -потенциала в области Са.к. = 10-2 510-4 кривой 1 меньше, чем кривой 3. Различие между значениями -потенциала в этой области концентраций отражает роль адсорбции именно аниона аспарагиновой кислоты.

Рис.14. Зависимость -потенциала, мВ частиц Fe2O3 от – lgCа.к. водных растворов: 1 - аспарагиновой кислоты, 2 – HCl.

2,0 2,5 3,0 3,5 4,0 4,5 5,0 5,5 6,0 6,-lgCа.к.

Таблица 4.

Значение рН водных растворов HCl и аспарагиновой кислоты.

С, моль/л 10-2 10-3 510-4 10-рН (HCl) 2,0 3,0 3,3 4,рН (аспарагиновой 2,85 3,4 4,25 5,кислоты) Аналогичные зависимости получены для дисперсий Fe2O3 с водными растворами других аминокислот.

Результаты измерений -потенциала для частиц NiO в растворах НС1 на фоне 10-4 и 10-3 растворов аспарагиновой кислоты (рис.15) показали, что сдвиг рНИЭТ в растворах аспарагиновой кислоты происходит в щелочную область по сравнению с рНИЭТ в растворах НС1. Это свидетельствует о преобладании специфической сорбции на NiO катионной формы аспарагиновой кислоты. В растворах аспарагиновой кислоты существует только один катион (табл.3); учитывая, что группа –NH3+ не может быть лигандом (все связи у атома азота насыщены), определяющую роль в данном случае может играть координационная связь, образующаяся за счт карбоксильной группы. Сдвиг рНИЭТ в растворах с меньшей Сак больше, чем более концентрированного раствора происходит, вследствие увеличения роли специфической адсорбции анионной формы, содержание которой возрастает при увеличении Сак. Анализ зависимости = f(lgCa) для дисперсий NiO – водные растворы аспарагиновой кислоты (рис.16) свидетельствует о том, что кривая 1 (соответствует раствору аспарагиновой кислоты) почти на всм их протяжении совпадает с кривой 2 (соответствует раствору HCl), несмотря на то, что аспарагиновая кислота является более слабой, чем НС1. Кривую 3 построили аналогично кривой 3 на рис.14. Кривая 1 на рис.16 идет выше, чем кривая 3, что подтверждает преобладание адсорбции катиона аспарагиновой кислоты на NiO.

, мВ, мВ 50 ----2,0 2,5 3,0 3,5 4,0 4,5 5,0 5,5 6,0 6,-3,0 3,5 4,0 4,5 5,0 5,5 6,0 6,-lgCа.к.

pH Рис.16. Зависимость -потенциала Рис.15. Зависимость -потенциала часчастиц NiO от - lgCа.к. водных раствотиц NiO от рН водных растворов:

1 - 10-4 моль/л, 2 - 10-3 моль/л аспарагиров:1-аспарагиновой кислоты, новой кислоты;

2 - HCl.

3 – HCl.

Такие же зависимости получены для дисперсий NiO в водных растворах глицина и аспарагина. Следует отметить, что из наших экспериментальных результатов вытекает разный характер сорбции аминокислот на поверхности Fe2O3 и NiO. На поверхности Fe2O3 преобладает специфическая сорбция анионной формы, а на NiO – катионной.

Результаты адсорбции аспарагиновой кислоты на поверхности Fe2O3 приведены на рис.17. Мы полагаем, что немонотонный ход зависимости Г = f (tk) при tk > 3000 минут вызван длительными процессами гидролиза катионов железа на поверхности оксида, что в свою очередь отражается на изменении содержания анионной и катионной форм аспарагиновой кислоты в растворе. В поль зу гидролиза железа свидетельствует и монотонная зависимость Г = f (tk) для системы NiO – водные растворы аспарагиновой кислоты, представленная на рис.18, поскольку катион никеля не гидролизуется в области рН < 7.

Г * 10-5 моль/мГ * 10-5, моль/м0 2000 4000 6000 8000 10000 12000 140tk, мин.

0 2000 4000 6000 8000 100tk, мин Рис 17. Зависимость Г - tk для систем Рис.18. Зависимость Г - tk для систем водные растворы аспарагиновой ки- аспарагиновая кислота – NiO:

слоты – Fe2O3: 1 – 10-2 моль/л; 2 - 510-3 моль/л;

1 – 10-2 моль/л; 2 - 510-3 моль/л 3 – 10-3 моль/л; 4 - 510-4 моль/л.

Изотермы адсорбции аспарагиновой кислоты, представленные на рис.для Fe2O3 и NiO при tk=1 сутки, показали, что практически во всей области концентраций NiO адсорбирует аспарагиновую кислоту в большем количестве, чем Fe2O3. Экспериментальные кривые имели вид, характерный для изотермы адсорбции Ленгмюра.

Г*10-5, моль/м3,0 Рис. 19. Зависимость Г – Cа.к.

2,для систем аспарагиновая кислота – 2,Fe2O3 (NiO): 1 - NiO, 2 - Fe2O3.

1,При таком предположении 1,следовало, что в исследуемой об0,ласти концентрации аспарагиновой 0,0,000 0,001 0,002 0,003 0,004 0,005 0,006 0,007 0,0Cа.к., моль/л кислоты на поверхности оксидов происходило образование мономолекулярного слоя аминокислоты. Исходя из уравнения адсорбции Ленгмюра, мы рассчитали среднюю посадочную площадь молекулы аспарагиновой кислоты для наших оксидов. Для Fe2O3 она была равна 8,3 10-20 м2, а для NiO - 6,4 10-20 м2.

На основании проведенных исследований и особенности строения молекул аминокислот предлагается единый механизм адсорбции аминокислот на поверхности оксидов переходных металлов.

Независимо от вида аминокислоты, механизм сорбции обусловливается состоянием молекулы в растворе (катион, цвиттер-ион, анион). Все ионные формы аминокислот сорбируются как вследствие специфического взаимодействия, так и простого электростатического взаимодействия с заряженными центрами адсорбента. В первом случае адсорбция аминокислот происходит в результате образования ковалентных связей по донорно-акцепторному механизму между катионами металла на поверхности оксида (акцепторами) и атомами кислорода (азота) в карбоксильных (амино) группах (донорами). Специфически могут сорбироваться одновременно и катионные и анионные формы аминокислот. У атома азота в катионной форма АК все связи насыщены, поэтому специфическая сорбция этой формы АК происходит за счет образования связи атома кислорода в карбоксильной с активным центром поверхности оксида, а анионные формы сорбируются по атому азота в аминогруппе. Преобладание специфической сорбции той или иной ионной формы определяется природой активных центров адсорбента, значением рН дисперсионной среды и концентрацией аминокислоты. В работе подтверждено, что для оксида железа наиболее характерна специфическая сорбция лигандов “сильного полях”, а для оксида никеля “граничных” лигандов. Это выражается в преобладании специфической сорбции анионных форм (ОН-, R-CОО-) на Fe2O3 и катионных форм (+NH3RCOOH) на NiO. При изменении значения рН растворов АК и их концентрации изменяется соотношение ионных форм АК в растворе, что отражается на преимущественной сорбции той или иной ионной формы.

Специфический характер адсорбции аминокислот на NiO и Fe2O3, происходящий за счет образования ковалентной связи по донорно-акцепторному механизму, подтверждается тремя фактами:1-смещением рНИЭТ; 2 - смещением максимума поглощения в электронных спектрах; 3-большим временем адсорбции.

Предложенный механизм адсорбции можно проиллюстрировать, графически, показав изменения величин , Г, рНИЭТ на примере систем Fe2O3 (NiO) – водные растворы аминокислот и D – в системах Fe+3(Ni+2) + АК + Н2О. Способность аминокислот к специфической адсорбции и роль природы металла (активного центра поверхности оксида) наиболее наглядно видна из смещения рНИЭТ Fe2O3 (NiO) в водных растворах аминокислот по сравнению с рНИЭТ в растворах HCl. Из рис. 20 и 21 видно, что рНИЭТ для оксида железа смещается в кислую область, а для оксида никеля в щелочную, что свидетельствует о преобладании специфической сорбции анионов для Fe2O3 и катионов АК для NiO.

- аспарагиновая мВ мВ кислота - HCl - глицин - аспарагин ---3 4 5 рН 3 4 5 6 7 pH Рис. 20 Зависимость -потенциала Рис. 21. Зависимость -потенциала Fe2O3 от рН суспензий: 2 – HCl. NiO от рН суспензий аминокислот (С 1 – аминокислот ( С = 110-3 моль/л), = 110-3 моль/л):1- аспарагиновая к-та, 2- глицин, 3- аспарагин и 4 –HCl.

Сопоставим смещение рНИЭТ для Fe2O3 в растворах всех изученных аминокислот. Анализ зависимости – рН для систем Fe2O3 + аминокислоты при САК = 110-3 моль/л (рис.20) показывает, что в растворах аминокислот (кривая 1) рНИЭТ Fe2O3 смещается в кислую область, по сравнению с рНИЭТ в растворах HCl (кривая 2), что, как было сказано выше, свидетельствует о специфической адсорбции анионных форм. Количество анионов для всех аминокислот сопоставимо. Именно этим объясняется, что кривые – рН для различных аминокислот практически совпадают.

Зависимости – рН в системах NiO + аминокислоты для С = 110-3 моль/л показаны на рис. 21, для сравнения на этом же рисунке приведены результаты NiO + HCl.

Рис. 22. Зависимость Г – С для сис- Рис. 23. Зависимость Г – С для системы Fe2O3 – аминокислоты при темы NiO – аминокислоты при tк=1сутки: 1 – аспарагиновая кислота, tк=1сутки: 1 – аспарагиновая кислота, 2 – глицин, 3 – аспарагин. 2 – глицин, 3 – аспарагин.

Смещение рНИЭТ дисперсий аминокислот в основную область по сравнению с рНИЭТ в дисперсиях с HCl свидетельствует о специфической сорбции катионных форм аминокислот. Как было предположено выше, специфическая сорбция катионных форм происходит за счет образования связей по донорноакцепторному механизму между атомами металла на поверхности оксида и атомами кислорода карбоксильных групп в молекулах аминокислот. Величина смещения возрастает в ряду: аспарагиновая кислота аспарагин глицин, что согласуется с возрастанием количества катионных форм в том же ряду (например, при рН=5 - 0,0083 0,10 0,21 %).

Сопоставление результатов адсорбции аминокислот на Fe2O3 (рис.22) и NiO (Ррис. 23.) показывает, что адсорбционная способность АК возрастает в ряду аспарагин глицин аспарагиновая кислота как для Fe2O3, так и для NiO. Как показано ранее, аспарагин и глицин сорбируется преимущественно в результате специфического взаимодействия, а аспарагиновая кислота может сорбироваться и за счет простого электростатического взаимодействия. Во всех случаях, величина сорбции АК на NiO выше, чем на Fe2O3. вследствие конкурентной сорбции ионов ОН- на оксиде железа. Следует отметить, что влияние сорбции ОН- ионов значительно заметнее в растворах глицина и аспарагина, так как значение рН этих растворов выше, чем растворов аспарагиновой кислоты.

Соответственно в этих растворах выше концентрация ОН- ионов и их адсорбция.

ВЫВОДЫ 1. Впервые выполнено комплексное экспериментальное исследование адсорбции азолов как характерных представителей гетероциклических соединений и простейших аминокислот на поверхностях оксидов переходных металлов, включающее изучение:

- кинетики адсорбции азолов, барбитуровой кислоты, различных аминокислот алифатического ряда в зависимости от состава водной фазы (концентраций, значений рН);

- электрокинетических свойств Fe2O3 и NiO, значений рНИЭТ и рНТНЗ в зависимости от природы выбранных БАВ, их концентраций, рН и времени адсорбции.

2. На основании результатов исследования адсорбционных и электрокинетических свойств дисперсий Fe2O3 (NiO) + водные растворы БАВ установлено, что - молекулярные единицы гетероциклов и аминокислот могут адсорбироваться на одноименно заряженных активных центрах адсорбента;

- все выбранные азолы, барбитуровая кислота и аминокислоты адсорбируются специфически во всех системах;

- экстремальный характер зависимостей - tk и Г -tk в системах Fe2O3 (NiO) + водные растворы азолов обусловлены типом адсорбирующихся молекулярных единиц и характером ассоциации в объеме раствора;

- независимо от вида БАВ, механизм сорбции обусловливается состоянием их молекул в растворе (катион, нейтральная форма, анион) и способностью к ассоциации в объеме раствора и на поверхности оксидов;

- на оксидах Fe2O3 и NiO одновременно возможна специфическая адсорбция катионных и анионных форм всех БАВ, причм на Fe2O3 определяющим специфическую адсорбцию является анион, а на NiO – катион.

3. Предложена модель специфической адсорбции азолов (диазола, триазола, тетразола) на оксидах переходных металлов, показывающая, что - в случае катионных и нейтральных форм процесс адсорбции происходит в несколько стадий: адсорбция ассоциатов, их разрушение (при образовании связи по донорно-акцепторному механизму между отдельными молекулами ассоциата и активными центрами поверхности оксида), адсорбция отдельных молекулярных единиц и изменение структуры поверхностного слоя вследствие проникновения лигандов вглубь адсорбента;

- для анионных форм определяющим процессом является адсорбция аниона вследствие кулоновского взаимодействия по – системе, образование связи по донорно-акцепторному механизму между атомами азота и активными центрами поверхности оксида с последующей протонизацией адсорбированной молекулу по гетероатомам.

4. Установлены группы в молекулах аминокислот, по которым идет образование адсорбционной связи адсорбата с адсорбентом.

5. Установлено, что влияние аминокислот на величину -потенциала, рНИЭТ, количества адсорбированного вещества на оксиде железа (III) и оксиде никеля (II) определяется изменением кислотно-основных свойств в ряду аспарагиновая кислота аспарагин глицин.

6. Доказано образование комплексов Fe (III) и Ni (II) с барбитуровой кислотой и аминокислотами: в водных растворах методом спектрофотомерии и на поверхностях оксидов методами кондуктометрического и потенциометрического титрования.

7. Установлено, что адсорбция гетероциклических соединений и аминокислот определяется акцепторными свойствами оксидообразующих металлов адсорбента и лигандными свойствами молекул (ионов) адсорбата (гетероциклических соединений и аминокислот).

В целом, в диссертации впервые выполнено комплексное экспериментальное исследование процессов адсорбции азот- и кислородсодержащих биологически активных соединений на поверхностях оксидов переходных металлов, играющих важнейшую роль в биологии, фармакологии, медицине, биотехнологиях, а также при решении различных задач экологии. На основании проведенных исследований разработаны модели специфической адсорбции, объясняющие наблюдаемые закономерности и позволяющие прогнозировать физико-химические свойства аналогичных систем. Дальнейшее развитие предложенного в работе нового направления исследований будет способствовать решению ряда актуальных научных проблем физической и коллоидной химии и полезным практическим применениям их результатов.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ 1. Сидорова М.П., Дмитриева И.Б, Фридрихсберг Д.А. Исследование электроповерхностных свойств аэросила в водных растворах ПАВ. // Коллоид. журн. 1972. Т.ХХХIY. №4. С.640-641.

2. Фридрихсберг Д.А., Сидорова М.П., Дмитриева И.Б., Фазилова М. Электрокинетические свойства граничного слоя кварца в растворах простых и коллоидных электролитов. Поверхностные силы в тонких пленках. Сборник. Изд-во “Наука”. М. 1979. С. 119-124.

3. Сидорова М.П., Кибирова Н.А., Дмитриева И.Б. Адсорбция ионогенных ПАВ на кварце. // Коллоид. журн. 1979. Т. XLI. №2. С.277-282.

4. Сидорова И.Б., Дмитриева И.Б., Голуб Т.П. Комплексное исследование электроповерхностных свойств кварца в растворах 1.1электролитов. // Коллоид. журн. 1979. Т. XLI. №3. С.488 - 493.

5. Сидорова М.П., Дмитриева И.Б. Исследование электрокинетических свойств плавленого кварца в растворах 2:1 и 3:1 зарядных электролитов.

Химия и физика твердого тела. 7 Сборник. 1983. Ч.2. Л. С. 37 – 43.

6. Дмитриева И.Б., Тихомолова К.П., Иванова М.В., Антонова И.Г. Исследование электроповерхностных свойств оксида никеля в растворах азолов. // Коллоид. журн. 1997. Т.59. № 6. С.747-750.

7. Тихомолова К.П., Дмитриева И.Б., Иванова М.В. Влияние поверхностного комплексообразования 1,3-диазола на электроповерхностные свойства оксидов металлов. // Журн. прикл. химии.1998. Т.71. Вып.4. С.536-543.

8. Меньшикова А.Ю., Дмитриева И.Б., Кучук В.И., Скурсис Ю.О. и др.

Электроповерхностные свойства латексов – сополимеров стирола и акролеина с поверхностью модифицированной белком. // Коллоид. журн.

1999. Т.61. № 6 С. 1-10.

9. Тихомолова К.П., Дмитриева И.Б., Иванова М.В, Колдобский Г.И. Кинетика изменений электроповерхностных свойств NiO в водных растворах тетразола с позиций поверхностного лигандного обмена. // Журн. прикл.

химии.2000. Т.73. Вып.3. С.391-396.

10. Тихомолова К.П., Дмитриева И.Б., Иванова М.В, Колдобский Г.И. Кинетика изменений электроповерхностных свойств Fe2O3 и NiFe2O4 в водных растворах тетразола. // Журн. прикл. химии.2000. Т.73. Вып.7. С.10941098.

11. Меньшикова А.Ю., Скурсис Ю.О., Кучук В.И., Дмитриева И.Б. и др.

Влияние структуры поверхности полистирол-акролеиновых микроструктур и модификаций ее белком на электроповерхностные свойства.// Коллоид. журн. 2001. Т.63. № 5 С. 1-8.

12. Дмитриева И.Б., Кучук В.И., Москвин А.В., Прокопович П.П. Изучение процессов комплексообразования барбитуровой кислоты с Ni (II). // Вестник СПбГУ. Сер.4. 2002. Вып.3. № 20. С.93-96.

13. Уракова И.Н., Дмитриева И.Б., Тихомолова К.П. Электроповерхностные свойства кварца в растворах CO(II), Ni(II) и Cu (II) при разном времени контакта фаз и вариации рН. // Вест. СПбГУ. Сер.4.2002. Вып.3.(№20). С.

55-65.

14. Дмитриева И.Б., Чухно А.С., Степина Е.Ю. Влияние тетразола и метилтетразола на электроповерхностные свойства водных суспензий оксида никеля (П). // Вестник СПбГУ. Сер. 4, 2003, вып.4(№ 28).

15. Дмитриева И.Б., Чухно А.С.. Кинетика изменения электрокинетического потенциала оксида никеля (П) и оксида железа (Ш) в растворах азолов различных концентраций. Сборник научных трудов. Информационные технологии в экономике, промышленности и образовании. Москва – Новокузнецк. 2003 г., вып. № 5, с. 62 – 65.

16. Дмитриева И.Б., Новичков Р.В. Влияние биологически активных веществ на электроповерхностные свойства оксида железа (III). Материалы международной научно-практической конференции посвященной 85-летию Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии. СанктПетербург. 2004. С. 166-169.

17. Дмитриева И.Б., Москвин А.В.,Новичков Р.В. Изучение процессов комплексообразования биологически активных веществ с катионами никеля (II) и железа (III). Материалы международной научно-практической конференции посвященной 85-летию Санкт-Петербургской химикофармацевтической академии. Санкт-Петербург. 2004. С. 227-218. Dmitrieva I.B., Prokopovich P.P., Starov V.M., Tikhomolova K.P.. Specific Adsorption of Barbituric Acid on Ferric (Ш) and Nickel (П) Oxides. //Colloid and Surfaces A: Physicochemical and Engineering Aspects. Vol. 239, Issues 13, 31 May 2004, Pages 19-24.

19. Дмитриева И.Б., Новичков Р.В., Тихомолова К.П.,.Чухно А.С. Адсорбция аминокислот на поверхности оксидов переходных металлов. Сборник трудов Всероссийской конференции -Техническая химия. Достижения и перспективы. Пермь. 2006. с.22– 27.

20. Дмитриева И.Б., Чухно А.С.,.Новичков Р.В, Тихомолова К.П.. Особенности адсорбции гетероциклических водорастворимых соединений на оксидах переходных металлов. Сборник трудов Всероссийской конференции Техническая химия. Достижения и перспективы. Пермь. 2006. с.38 – 43.

21. Дмитриева И.Б., Тихомолова К.П., Чухно А.С. Особенности адсорбции 1,3-диазола на поверхности оксидов NiO и Fe2O3. //Журн. прикл. химии.

2005. Т.78. Вып.5. С.741-746.

22. Дмитриева И.Б., Тихомолова К.П., Чухно А.С. Адсорбция тетразола на оксидах Ni(II) и Fe(III). //Журн. прикл. химии. 2006. Т.79. Вып.1. С.51-56.

23. Dmitrieva I.B., Tikhomolova K.P.. Chukyno A.S., Prokopovich P.P., Starov V.M., Specific Investigation of the electrosurface properties of Nio and Fe2Oin azole solutions. //Colloid and Surfaces A: Physicochemical and Engineering Aspects. Vol. 241, Issues 1-3, 2007, P.45-59.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.