WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ШИРЯЕВ Олег Борисович

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЛАЗЕРНОГО ИЗЛУЧЕНИЯ РЕЛЯТИВИСТСКОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ С ХОЛОДНОЙ ПЛАЗМОЙ ДОКРИТИЧЕСКОЙ ПЛОТНОСТИ

Специальность: 01.04.21 - Лазерная физика

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора физико-математических наук

Москва - 2008

Работа выполнена в Институте общей физики им. А.М. Прохорова РАН

Официальные оппоненты:

Доктор физико-математических наук, профессор Платоненко Виктор Трифонович Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Доктор физико-математических наук, профессор Пятницкий Лев Николаевич Объединенный институт высоких температур РАН Доктор физико-математических наук, профессор Рухадзе Анри Амвросиевич Институт общей физики им. А.М. Прохорова РАН

Ведущая организация: Физический институт им. П.Н. Лебедева РАН

Защита состоится 24 ноября 2008 г. на заседании диссертационного совета Д002.063.при Институте общей физики им. А.М. Прохорова РАН по адресу 119991, Москва, ул.

Вавилова, 38, корп. 3.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института общей физики им. А.М. Прохорова РАН Автореферат разослан сентября 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета МАКАРОВ В.П.

Тел. 8 499 503-83-1 Общая характеристика диссертации 1.1 Проблема лазерной физики релятивистских интенсивностей В течение последнего десятилетия проблема взаимодействия сверхмощных ультракоротких лазерных импульсов с веществом привлекает все большее внимание исследователей. При фокусировке лазерного импульса высокой интенсивности в газ на его фронте происходит быстрая ионизация атомов, и центральная часть лазерного импульса распространяется в образующейся таким образом плазме, индуцируя в ней многообразные физические процессы, в том числе сложную динамику ее электронной компоненты. Интенсивности когерентного электромагнитного поля, при которых скорости разгоняемых им свободных электронов плазмы становятся сравнимыми со скоростью света, принято называть релятивистскими, а обширная область исследований, включающая в себя разработку и построение лазеров, способных служить источниками релятивистски интенсивных импульсов, а также теоретические и экспериментальные исследования их взаимодействия с веществом, составляет предмет лазерной физики релятивистских интенсивностей. Лазерная физика релятивистских интенсивностей, находящаяся на стыке лазерной физики и физики плазмы [1], представляет интерес как с точки зрения фундаментальной науки, так и с точки зрения связанных с ней многочисленных возможных приложений в области построения источников когерентного рентгеновского излучения, новых методов ускорения заряженных частиц, термоядерного синтеза и т.д. и является одной из наиболее динамично развивающихся областей современной физики. Целый ряд важных результатов в области лазерной физики релятивистских интенсивностей получен С.В. Булановым с соавторами [2–13]. Одной из особенностей данного цикла работ, в которых исследуется широкий круг явлений, в том числе генерация кильватерных волн распространяющимся лазерным излучением и ускорение заряженных частиц в результате их опрокидывания, генерация мощных магнитных полей в плазме и релятивистски интенсивные солитоны, является широкое использование метода частиц в ячейках для моделирования нелинейных взаимодействий при релятивистских интенсивностях оптического поля. Значительное число работ по распространению интенсивных лазерных импульсов в плазме, в частности, по генерации кильватерных волн [14] и ускорению ими электронов [15], выполнено Н.Е. Андреевым с соавторами. В числе наиболее важных следует также отметить работы А. Пухова (см., напр., [16]), Н.Е. Костюкова с соавторами (см., напр., [17]), а также экспериментальные исследования, выполненные группой Д. Умштадтера [18].

Существует известный критерий для определения релятивистского диапазона интенсивностей. Для получения качественной оценки порогового значения интенсивности, при которой динамика плазмы в поле лазерного излучения становится релятивистской, следует оценить величину массового множителя = 1 + (p/mc)2 для свободного электрона, находящегося в поле монохроматической циркулярно поляризованной электромагнитной волны. Здесь m – масса электрона, а c – скорость света. Релятивистский массовый множитель оказывается связан с интенсивностью электромагнитного поля I следующим образом: = 1 + I/Ir. Входящий в это соотношение параметр m22c3 Ir = = 2.75 1018, 4e2 где - длина волны оптического поля (в микронах), также носит название релятивистской интенсивности. Если интенсивность взаимодействующего с плазмой лазерного импульса сравнима с величиной Ir или превосходит ее, динамика электронной компоненты плазмы является релятивистской, и таким образом, в этом случае проблема исследования взаимодействия лазерного излучения с веществом может быть отнесена к лазерной физике релятивистских интенсивностей.

Электромагнитное излучение, распространение которого изучается в рамках лазерной физики релятивистских интенсивностей, как правило, характеризуется следующим диапазоном параметров: < 1000 нм, <1 пс, I >1018 Вт/см2. Для получения лазерного излучения с такими параметрами в ряде ведущих лабораторий мира построены мощные импульсные лазерные системы, в которых реализован метод чирпования импульсов (метод внутриимпульсной частотной модуляции).

Задача теоретического описания процесса распространения релятивистски интенсивного лазерного излучения в веществе находится на пересечении нелинейной оптики и электродинамики релятивистской плазмы. Следует отметить, что все результаты, приводимые в данной диссертационной работе, относятся к временам взаимодействия фемтосекундных лазерных импульсов с плазмой, т.е. речь идет об описании событий, происходящих до начала процессов, развивающихся на временах ионной гидродинамики - кулоновского взрыва декомпенсированного ионного заряда и распада однородной плазмы.

Кроме того, существенно, что в случае ультракоротких импульсов нарушается локальная квазинейтральность среды.

Согласно сформировавшимся к настоящему времени представлениям, характер взаимодействия сверхмощных ультракоротких лазерных импульсов с плазмой докритической плотности, образующейся при ионизации газовых мишеней, определяют, главным образом, следующие явления:

• Ионизация атомов и ионов газа передним фронтом импульса, в результате чего формируется холодная плазма. При рассмотрении распространения лазерного излучения в плазме ее можно считать холодной в том случае, если кинетическая энергия осцилляций электронов в оптическом поле намного превосходит их тепловую энергию. Очевидно, что приведенный выше критерий всегда выполняется, если ионизация происходит уже на фронте импульса, где интенсивность существенно ниже, чем в его центральной части, так как электрон рождается с энергией порядка пондеромоторной.

• Релятивистская нелинейность, обусловленная утяжелением свободных электронов плазмы, разгоняемых высокоинтенсивным лазерным излучением до скоростей, сравнимых со скоростью света, что приводит к локальному изменению зависящей от массы электрона плазменной частоты и, в результате, диэлектрической проницаемости плазмы. Как отмечено выше, для запуска данной нелинейности необходимы интенсивности, сопоставимые с релятивистской интенсивностью Ir.

• Стрикционная нелинейность, приводящая к изменению диэлектрической проницаемости плазмы в результате перераспределения плотности ее электронной компоненты под действием пондеромоторной силы;

• Керр-эффект, заключающийся в приобретении находящимися во внешнем поле ионами дипольного момента, что, в свою очередь, приводит к изменению диэлектрической проницаемости плазмы.

• Дифракция и рефракция распространяющегося лазерного излучения на неоднородностях показателя преломления плазмы.

• Генерация волн в электронной компоненте плазмы, приводящая к потере энергии лазерным излучением (пондеромоторная сила выталкивает электроны из пространственной области, занятой интенсивным световым полем, а электростатическая сила притягивает их обратно, что и является причиной возникновения осцилляций).

• Механизмы диссипации энергии лазерного излучения в плазме, такие, как потери на ионизацию, столкновения электронов с ионами, многофотонное поглощение и т.д..

• Инерционные нелинейности, связанные с движением ионов, а также теплопроводность.

• Генерация мощных квазистатических магнитных полей в плазме в результате вызванного воздействием интенсивного лазерного излучения движения заряженных частиц плазмы.

Этот перечень свидетельствует о сложности проблемы взаимодействия мощного лазерного излучения с веществом. В настоящей диссертации проводится исследование распространения ультракоротких релятивистски интенсивных лазерных импульсов в холодной плазме, которая имеет плотность существенно ниже критической. В этом случае оказывается возможным ряд существенных упрощений. Так, в случае коротких импульсов можно пренебречь инерционными нелинейностями. Для высокочастотного излучения влияние поглощения вследствие столкновений электронов с ионами на картину распространения незначительно. При высоких интенсивностях можно считать ионизацию легких веществ (заряд ядра которых не превосходит 10) полной, что исключает Керр-эффект. И, наконец, что особенно важно, во многих случаях при описании динамики высокочастотных полей в редкой плазме применимо приближение медленной огибающей электромагнитного поля и безинерционности гидродинамического отклика плазмы в системе координат, движущейся с групповой скоростью лазерного импульса. Таким образом, задача исследования взаимодействия мощных ультракоротких лазерных импульсов с веществом сводится к построению моделей распространения излучения с учетом следующих физических эффектов:

1. Дифракция и рефракция лазерного излучения (в пространственномногомерном случае).

2. Релятивистская нелинейность.

3. Стрикционная нелинейность.

4. Генерация электронных плазменных волн.

Данная диссертация посвящена исследованию двух классов проблем.

Первая из них – построение пространственно трехмерных моделей нелинейного распространения ультракоротких релятивистски интенсивных лазерных импульсов в холодной плазме докритической плотности с учетом перечисленных выше физических эффектов и теоретическое исследование неустойчивостей лазерного излучения релятивистской интенсивности в веществе в рамках данных моделей. Из уравнений Максвелла и релятивистской гидродинамики электронной компоненты плазмы в электромагнитном поле выводятся приближенные модели распространения лазерного излучения в плазме, удовлетворяющие условиям консервативности. На их основе аналитически и численно исследуются филаментация, самомодуляция и рассеяние мощного ультракороткого лазерного импульса в плазме.

Вторая проблема – разработка пространственно одномерной полностью нелинейной теории релятивистски интенсивных электромагнитных волн в холодной плазме существенно докритической плотности на основе задачи Ахиезера–Половина. Эта классическая задача выводится из уравнений Максвелла и релятивистской гидродинамики электронной компоненты плазмы в одномерном случае путем перехода к сопутствующей переменной. В результате получается система обыкновенных дифференциальных уравнений для векторного и скалярного потенциалов, а характеристики электронной компоненты плазмы - импульс и концентрация - вычисляются через эти потенциалы алгебраически. В настоящей работе задача Ахиезера–Половина решается при помощи математически строгого асимптотического метода, а также проводится исследование неустойчивостей в плазме электромагнитных волн, описываемых получаемыми решениями.

К настоящему времени исследования в области лазерной физики релятивистских интенсивностей привели к обнаружению целого ряда новых явлений. По-видимому, одним из наиболее важных в их числе оказалось релятивистско-стрикционное самоканалирование мощных ультракоротких лазерных импульсов в холодной плазме докритической плотности, которое было предсказано теоретически, а затем и наблюдалось экспериментально при участии автора настоящей диссертации. При определенных условиях релятивистски интенсивные лазерные импульсы, сфокусированные в газовую мишень, распространяются в режиме нелинейного самозахвата на расстояния, составляющие сотни рэлеевских длин. При этом происходит устойчивая самоконцентрация энергии лазерного излучения в образующейся при ионизации мишени плазме. Так как интенсивность поля лазерного импульса максимальна вблизи оси распространения, и релятивистское увеличение масс осциллирующих в нем электронов, и уменьшение плотности электронной компоненты плазмы в результате ее вытеснения пондеромоторной силой вызывают понижение плазменной частоты в приосевой области, что приводит к подавлению дифракции, и, таким образом, к возникновению режима самоканалирования. Для реализации такого режима необходимо, чтобы мощность лазерного импульса превосходила критическую мощность релятивистско-стрикционного самоканалирования, для которой получено следующее выражение: Pcr = 16.2 (/p)2 GW. Здесь p = 4e2n/m -плазменная частота, - частота лазерного импульса, а n - невозмущенная концентрация электронной компоненты плазмы.

В настоящей диссертации реализован преимущественно аналитический подход к моделированию взаимодействия релятивистски интенсивного лазерного излучения с плазмой. В качестве отправного пункта для исследования такого взаимодействия используются уравнения Максвелла и релятивистской гидродинамики электронной компоненты плазмы. Такой подход, с одной стороны, позволяет обойтись минимальными вычислительными затратами, а с другой – идентифицировать физические механизмы, оказывающие наибольшее влияние на характер распространения лазерного излучения.

1.2 Актуальность проблемы.

Актуальность проблемы изучения взаимодействия мощного ультракороткого лазерного излучения с веществом обусловлена комплексом факторов.

Наиболее важными из них представляются следующие.

• Фундаментальный характер проблемы исследования свойств вещества в сверхмощных электромагнитных полях, находящейся на стыке нелинейной оптики и физики плазмы.

• Активизация экспериментальных исследований в области взаимодействия релятивистски интенсивного лазерного излучения с веществом, для проведения которых требуется углубление соответствующих теоретических представлений.

• Необходимость учета различных нелинейных эффектов при использовании лазерного излучения в областях термоядерного синтеза, новых методов ускорения заряженных частиц, создания источников когерентного рентгеновского излучения и т. д..

При активном и плодотворном развитии ведущихся теоретических исследований в области лазерной физики релятивистских интенсивностей к существенным пробелам в понимании процессов взаимодействия мощного лазерного излучения с плазмой докритической плотности, обуславливающим актуальность проблематики данной диссертационной работы, можно отнести следующее:

1. Отсутствие общей пространственно-трехмерной модели распространения релятивистски интенсивного лазерного излучения в плазме докритической плотности, в которой самосогласованным образом учтены не только релятивистская и пондеромоторная нелинейности, но и генерация плазменных волн. Такая модель должна в пределах большой длины и большой апертуры лазерного импульса переходить в известные прежде модели взаимодействия мощных лазерных импульсов с плазмой.

2. Недостаточная исследованность филаментации релятивистски интенсивного лазерного излучения, распространяющегося в режиме релятивистско-стрикционного самоканалирования, и, в частности, проблемы нелинейной самоконцентрации энергии лазерного импульса в плазме при его самоканалировании в условиях нарушения осевой симметрии картины распространения. Остается невыясненным существенный, в том числе с точки зрения возможных приложений, вопрос об азимутальном распределении его мощности в условиях филаментации.

3. Отсутствие полностью нелинейной теории электромагнитных волн в холодной плазме, которая была бы применима в случае релятивистских интенсивностей, а также описывала бы совместное распространение и взаимодействие электромагнитных и плазменных волн и соответствующую нелинейную самомодуляцию электромагнитного поля.

4. Недостаточная разработанность общей теории вынужденного рассеяния релятивистски интенсивного электромагнитного излучения в плазме.

Представляется, что существенные требования к такой теории состоят во-первых, в том, что в качестве опорных решений для теории возмущений необходимо использовать нетривиальные решения соответствующей нелинейной задачи (описывающие электромагнитно-плазменные волны), и, во-вторых, при вычислении инкрементов неустойчивости необходимо учитывать возможность нарушения поляризации лазерного излучения в плазме и нерезонансный характер релятивисткой нелинейности.

Заполнению данных пробелов и решению соответствующих проблем и посвящена данная диссертация.

1.3 Цель работы и решаемые задачи.

Цели данной работы – построение (в предположении медленности изменения амплитуды оптического поля) новых пространственно-многомерных моделей взаимодействия лазерного излучения релятивистской интенсивности с холодной плазмой докритической плотности с учетом генерации ленгмюровских волн и исследование на основе этих моделей нелинейных волн и их неустойчивостей, возникающих при распространении мощных ультракоротких лазерных импульсов в веществе, а также создание теории распространения нелинейных электромагнитных волн релятивистской интенсивности в плазме и теоретическое исследование их рассеяния.

Для достижения этих целей решались следующие задачи:

1. Из уравнений Максвелла и релятивистской гидродинамики электронной компоненты плазмы в приближении медленности изменения амплитуды электромагнитного поля выводились системы самосогласованных уравнений, описывающих нелинейное распространение сверхмощного лазерного излучения фемтосекундной длительности в плазме; находились инварианты этих уравнений.

2. В рамках данных моделей проводилось численное исследование общей продольно-поперечной неустойчивости релятивистско-стрикционного самоканалирования в условиях нарушения осевой симметрии процесса распространения – филаментации. Изучались азимутальные распределения мощности релятивистски интенсивных лазерных пучков, возникающие в результате филаментации. Также в рамках данных моделей исследовалось рассеяние ультракоротких лазерных импульсов на колебаниях электронной компоненты плазмы.

3. Аналитически исследовался солитонный режим распространения ультракоротких релятивистски интенсивных лазерных импульсов в плазме.

4. На основе уравнений Максвелла и релятивистской гидродинамики электронной компоненты плазмы разрабатывалась общая теория релятивистски интенсивных нелинейных электромагнитно-плазменных волн в холодной плазме, плотность которой существенно ниже критической.

Моделировалось взаимное влияние электромагнитной и плазменной составляющих этих волн и соответствующие процессы нелинейной модуляции электромагнитного поля. Изучалось вынужденное рассеяние данных волн.

5. При помощи специального асимптотического метода на основе теории электромагнитно-плазменных мод в существенно докритической плазме строились приближенные решения уравнений Максвелла и релятивистской гидродинамики электронной компоненты плазмы, соответствующие локализованным в пространстве и времени взаимодействующим электромагнитным волновым пакетам и плазменным волнам.

1.4 Научная новизна.

В диссертации представлен ряд новых теоретических результатов:

1. Разработана новая общая модель взаимодействия лазерных импульсов фемтосекундной длительности и релятивистской интенсивности с холодной плазмой докритической плотности, в которой в рамках трехмерной геометрии самосогласованным образом учтены как релятивистская и стрикционная нелинейности, так и генерация плазменных волн распространяющимся лазерным импульсом.

2. В рамках данной модели рассчитан инкремент общей продольнопоперечной неустойчивости поля ультракороткого мощного электромагнитного излучения, обусловленной релятивистской и стрикционной нелинейностями и генерацией волн в электронной компоненте плазмы, а также установлена связь данного инкремента с рассеянием лазерного импульса.

3. Впервые для случая релятивистских интенсивностей численно исследована филаментация субпикосекундных лазерных импульсов. Исследована картина филаментации, отражающая ее влияние на устойчивость нелинейной самоконцентрации энергии лазерного импульса в плазме.

4. Предложен способ реализации релятивистско-стрикционного самоканалирования с захватом большого числа критических мощностей в одном канале путем управления начальной апертурой и мощностью лазерного излучения.

5. Построена аналитическая теория солитонных режимов распространения высокоинтенсивных лазерных импульсов в холодной плазме докритической плотности.

6. Построена новая нелинейная теория релятивистски интенсивных плоских (в общем случае немонохроматических) электромагнитноплазменных волн для случая холодной плазмы существенно докритической плотности.

7. Впервые исследовано вынужденное рассеяние релятивистски интенсивных электромагнитно-плазменных волн.

8. Найдена адиабатическая зависимость локального сдвига частоты лазерного импульса от его амплитуды в плазме.

9. Получен новый тип асимптотических решений уравнений Максвелла и релятивистской гидродинамики существенно докритической плазмы, описывающих распространение и взаимодействие локализованных в пространстве и времени электромагнитно-плазменных волн.

1.5 Научная и практическая ценность.

Результаты данной диссертационной работы имеют научное и практическое значение в следующих отношениях:

1. Предлагаемая теория нелинейного распространения лазерного излучения ультракороткой длительности и сверхвысокой интенсивности в холодной плазме докритической плотности является вкладом в оформившуюся в последнее десятилетие на стыке физики плазмы и нелинейной оптики самостоятельную область лазерной физики – лазерную физику релятивистских интенсивностей. Исследования, представленные в настоящей диссертации, уточняют и систематизируют знания, накопленные в данной области.

2. В настоящей диссертации представлена наиболее общая модель взаимодействия релятивистски интенсивного лазерного излучения с холодной плазмой докритической плотности. Эта модель применима для исследования пространственно-трехмерных задач и обладают всеми необходимыми консервативными свойствами, а имевшиеся ранее модели распространения мощного лазерного излучения в плазме являются частными случаями предлагаемой общей модели.

3. Исследованная в настоящей диссертации проблема филаментации релятивистски интенсивного лазерного излучения имеет ключевое значение для понимания феномена релятивистско-стрикционного самоканалирования, так как развитие начальных отклонений от осевой симметрии в распределении интенсивности электромагнитного поля может существенно исказить общую картину самоканалирования, и, в частности, препятствовать нелинейной самоконцентрации энергии лазерного импульса в веществе. Разработанная на основе численного моделирования и предлагаемая в настоящей диссертации концепция обеспечения устойчивости релятивистско-стрикционного самоканалирования относительно филаментации (которая была успешно реализована экспериментально) позволяет в реальных условиях увеличить длину самоканалированного распространения и степень концентрации энергии мощного лазерного излучения в плазме.

4. Изложенная в настоящей диссертации теория релятивистски интенсивных электромагнитных волн в плазме представляет существенный интерес с точки зрения физики плазмы и лазерной физики, так как является полностью нелинейной, построена при помощи математически строгого асимптотического метода и описывает важный класс явлений – совместное распространение и взаимодействие высокоинтенсивных немонохроматических электромагнитных волн и волн в электронной компоненте плазмы.

5. Теория вынужденного рассеяния релятивистски интенсивных электромагнитных волн в плазме, разработанная в рамках данной диссертационной работы, является развитием теории вынужденного рассеяния излучения, так как применима при релятивистских интенсивностях оптического поля и описывает сложный ансамбль развивающихся одновременно физических эффектов (комптоновское рассеяние, генерацию гармоник, распадные неустойчивости, взаимодействие волн в плазме), а при ее построении использовались адекватные для случая произвольно высоких амплитуд решения исходной нелинейной задачи (уравнений Максвелла и релятивистской гидродинамики электронной компоненты плазмы), описывающие электромагнитно-плазменные волны, и уравнения для возмущений исследовались специально разработанным методом, позволившим не прибегать к стандартным для теории рассеяния дополнительным предположениям.

6. Предлагаемая теория вынужденного рассеяния релятивистски интенсивных лазерных импульсов может быть использована для экспериментальной диагностики процессов взаимодействия мощного лазерного излучения с веществом.

7. Полученное в данной работе адиабатическое соотношение между локальным сдвигом частоты распространяющегося в плазме лазерного импульса и его амплитудой, а также расчеты направлений наиболее эффективного рассеяния электромагнитных волн в плазме, могут быть использованы в качестве теоретической основы для экспериментальной диагностики процессов распространения лазерного излучения в плазме.

1.6 Апробация работы. Публикации.

Диссертационная работа выполнена в Институте общей физики РАН. Результаты исследований, представленные в настоящей диссертации, опубликованы в 52 работах, в том числе в одной монографии, 15 статьях в отечественных физических журналах, 12 статьях в зарубежных физических журналах, 3 изданиях Московского университета и 7 изданиях Института общей физики РАН.

Изложенные в диссертации результаты обсуждались на семинарах Института общей физики РАН, Научно-исследовательского вычислительного центра МГУ им. М.В. Ломоносова, Университета штата Иллинойс в Чикаго (США) и Корнельского университета (США), а также на Звенигородской конференции по физике плазмы и управляемому термоядерному синтезу (2006 и 2007 г.г.). Эти результаты также были представлены в 14 докладах на следующих международных конференциях: Short Wavelength Lasers and Their Applications (Самарканд, 1990), Ломоносовские чтения (МГУ, 1990), Конференция SPIE "Ultrashort-Wavelength Lasers"(Bellingham, США, 1991), International Conference on Lasers (Москва, 1991), International Colloquium on X-Ray Lasers, (Schiliersee, Germany, 1992), Конференция американского оптического общества "Short Wavelength V"(Washington, 1993), 24th European Conference on Laser Interaction with Matter (Испания, 1996), Thirty-Eighth Annual Meeting of the Division of Plasma Physics of the American Physical Society (Denver, Colorado, 1996), International Conference on Coherent and Nonlinear Optics (Москва, Россия, 1998), XVII International Conference on Coherent and Nonlinear Optics (Минск, Беларусь, 2001), 29th EPS Conference on Plasma Physics and Controlled Fusion (Montreux, Switzerland), International Quantum Electronics Conference (Москва, 2002).

Большая часть результатов диссертационной работы отражена в написанной при участии автора данного исследования монографии: Borovsky A.V., Galkin A.L., Shiryaev O.B., Auguste T., "Laser Physics at Relativistic Intensities", Springer-Verlag.

2 Краткое содержание диссертации Диссертация состоит из Введения, семи глав, заключения и приложения.

Введение посвящено характеристике темы и обоснованию актуальности проблемы диссертации, анализу литературы по данной области исследований, общей характеристике диссертационной работы и краткому изложению ее содержания. В нем также представлены сведения о публикациях автора по теме диссертации.

Во Введении приводится основанный на оценке релятивистского массового множителя вывод выражения для релятивистской интенсивности, т.е.

такой интенсивности лазерного излучения, при которой динамика осциллирующего в его поле электрона становится релятивистской (см., напр. [19]).

Там же подробно обсуждается диапазон физических эффектов, оказывающих влияние на характер распространения ультракоротких релятивистски интенсивных лазерных импульсов в холодной плазме докритической плотности. К числу наиболее существенных из них следует отнести релятивистскую и стрикционную нелинейности, генерацию волн в электронной компоненте плазмы распространяющимся лазерным излучением, а также его дифракцию и рефракцию.

В качестве исходной модели для всех теоретических исследований, проводимых в настоящей диссертации, используется система уравнений Максвелла и релятивистской гидродинамики электронной компоненты плазмы (при неподвижном ионном фоне). Во Введении приводятся данные уравнения и соотношение для перехода к каноническим переменным в гидродинамике [20]. В общем случае вместо трех компонент плотности импульса электронной жидкости соотношением p = A + + вводятся три новых скалярных функции , и , последняя из которых представляет собой потенциал обобщенного импульса системы "поле-плазма". В рассматриваемом в дальнейшем случае отсутствия вихрей в этой системе = = 0.

В главе 1 построена общая пространственно многомерная модель взаимодействия релятивистски интенсивных ультракоротких циркулярно поляризованных лазерных импульсов с холодной плазмой докритической плотности. В этой модели учтены следующие физические эффекты: дифракция и рефракция лазерного излучения; релятивистский механизм его самовоздействия, связанный с увеличением массы свободных электронов, разгоняемых световым полем до скоростей, сравнимых со скоростью света; стрикционная нелинейность, обусловленная изменением электронной плотности под действием пондеромоторной силы, и генерация ленгмюровских волн в электронной компоненте плазмы; а также дисперсия второго порядка и инерция электронной компоненты плазмы. При этом считается, что в системе "поле–плазма"отсутствуют вихри, а ее динамика описывается при помощи скалярного потенциала обобщенного импульса. Для данной модели приводятся лагранжева формулировка и законы сохранения. На основе приближения медленности изменения амплитуды оптического поля, заключающегося в пренебрежении дисперсией второго порядка и инерцией электронной компоненты плазмы, получена следующая упрощенная самосогласованная система уравнений, описывающая распространение лазерного излучения в плазме с учетом релятивистской нелинейности, разделения зарядов и генерации плазменных волн распространяющимся излучением:

2 ia + a + (1 - F )a + 2a + ,a = 0, (F ) = (, F ), 1 + |a|2 + ||2 - 2 F (1 + |a|2 + ||2 + 2) =, ( +) = -1.

2 2 Здесь a - медленная амплитуда вектор-потенциала электромагнитного поля, а - его скалярный потенциал. Кроме того, выше использовано обозначение: F = n/, где n и - концентрация электронной компоненты плазмы и релятивистский массовый множитель.

Далее в главе 1 показывается, что ряд ранее известных моделей взаимодействия релятивистски интенсивного лазерного излучения получается в определенных частных случаях из предложенной в диссертации общей модели.

Показано, что в пределе большого продольного размера импульса эта система переходит в исследовавшееся ранее в ряде работ уравнение Шредингера с релятивистско-стрикционной нелинейностью [21]. Кроме того, в пределе большой апертуры лазерного импульса из данной системы получена известная задача о самомодуляции лазерного излучения в плазме и генерации кильватерных волн [22]. Для всех предельных случаев приводятся лагранжианы и законы сохранения.

Часть главы 1 посвящена исследованию неустойчивостей однородного светового поля в плазме в рамках описываемых в настоящей диссертации моделей. В приближении медленности изменения амплитуды лазерного импульса, т.е. в рамках приведенной выше модели, инкремент релятивистской филаментационно-модуляционной неустойчивости вычислен аналитически.

Следующее из него в пределе большой по сравнению с длиной волны плазмона длины лазерного импульса выражение для инкремента соответствует филаментационной неустойчивости релятивистски интенсивного оптического поля в плазме и может быть использовано для получения оценки мощности, захватываемой в один филамент при релятивистской интенсивности.

Полученное таким образом в диссертационной работе выражение для данной мощности имеет вид: Pfilament = (m2c5)/(e2p) 1 + I/Ir.

Инкремент неустойчивости светового поля в рамках более общей модели, в которой дополнительно учтены дисперсия второго порядка и инерция электронной компоненты плазмы, получен численно. Анализ данной неустойчивости позволил описать в рамках единого формализма комплекс нелинейнооптических явлений, имеющих место в плазме при релятивистских интенсивностях лазерного излучения: филаментацию, гидродинамический аналог Комптон-эффекта, ВКР на плазмонах, генерацию третьей гармоники оптического поля. Углы наиболее эффективного рассеяния вперед и назад составляют 50 и 105. Третья гармоника поля лазерного импульса без существенного усиления рассеивается в угол 60.

В главе 2 рассматривается важный предельный случай общей многомерной теории – продольный размер лазерного импульса считается большим по сравнению с длиной плазменной волны. При этом генерацией волн в электронной компоненте плазмы можно пренебречь, и задача о взаимодействии релятивистски интенсивного лазерного излучения с холодной плазмой докритической плотности сводится к уравнению Шредингера с нелинейностью релятивистско-стрикционного типа. В главе 2 приводится счетное множество однопараметрических точных частных решений этого уравнения, называемых его собственными модами. Обсуждаются результаты численного моделирования релятивистско-стрикционного самоканалирования осесимметричных пучков. Релятивистско-стрикционное самоканалирование - одно из наиболее замечательных явлений в области взаимодействия высокоинтенсивного лазерного излучения с веществом. Данный эффект реализуется при распространении лазерных импульсов с интенсивностями порядка 1018 Вт/см2 и выше и длительностями 50–80 фс в холодной плазме с плотностью в несколько раз ниже критической. Под действием электромагнитного поля высокоинтенсивного лазерного импульса в плазме формируется нелинейный волновод, в котором происходит подавление дифракции излучения, в результате чего оно распространяется на расстояния, составляющие до нескольких сотен рэлеевских длин. При этом в канале происходит самоконцентрация энергии распространяющегося лазерного излучения и самозахват значительной части начальной мощности пучка. В осесимметричном случае при релятивистско-стрикционном самоканалировании распределения амплитуды лазерного излучения и электронной плотности асимптотически стремятся к низшей собственной моде уравнения Шредингера с нелинейностью релятивистско-стрикционного типа.

Основной вопрос, рассматриваемый в данной главе – концепция сильной и слабой филаментации при релятивистско-стрикционном самоканалировании в условиях нарушения осевой симметрии распространения лазерного излучения. В диссертационной работе сформулирована концепция устойчивости релятивистско-стрикционного самоканалирования относительно филаментации. Так как суть явления релятивистско-стрикционного самоканалирования состоит в нелинейной самоконцентрации энергии мощного лазерного излучения в плазме, соответствующее определение устойчивости должно отражать сохранение этого эффекта, а не малость изменения амплитуды лазерного импульса в результате внесения зависящих от азимутального угла малых возмущений в начальные условия задачи. Следуя предложенному нами подходу, релятивистско-стрикционное самоканалирование устойчиво в случае выполнения следующих условий:

1. Образуется один наиболее мощный канал, в котором содержится большая часть начальной мощности пучка Pc, значительно превосходящая критическую мощность релятивистско-стрикционного самоканалирования Pcr, и несколько существенно более слабых каналов (обычно Pc составляет 30–50% начальной мощности пучка P0).

2. При этом увеличение начальной мощности лазерного импульса приводит к увеличению мощности в "главном"канале: dPc/dP0 > 0.

Данный режим распространения излучения также называется режимом слабой филаментации. Режим неустойчивого релятивистско-стрикционного самоканалирования, также называемый режимом сильной филаментации, характеризуется образованием многочисленных примерно равноценных по мощности каналов, в каждом из которых "содержится"мощность, примерно равная Pcr.

В целом картина эволюции релятивистски интенсивных лазерных пучков с нарушенной осевой симметрией в плазме зависит от комбинации значений Pпараметров = и 0, представляющих собой начальную мощность пучPcr ка, нормированную на критическую мощность релятивистско-стрикционного самоканалирования, и начальный радиус пучка, нормированный на длину волны плазмона.

В диссертации сформулирован общий принцип расположения областей слабой и сильной филаментации при релятивистско-стрикционном самоканалировании на картах филаментационной неустойчивости. Так как низшие собственные моды устойчивы, для обеспечения устойчивости самоканалирования желательно, чтобы на фазовой плоскости параметров (, 0) координаты пучка оказались близкими к кривой, соответствующей однопараметрическому семейству низших собственных мод.

Для определения границы, разделяющей устойчивые и неустойчивые режимы релятивистско-стрикционного самоканалирования на плоскости переменных (, 0) потребовалось провести моделирование взаимодействия мощных лазерных импульсов с плазмой при широком диапазоне входящих в начальные условия задачи параметров. Модель распространения релятивистски интенсивного лазерного пучка, протяженность которого значительно превосходит длину волны плазмона, имеет вид:

uz + i u + iF (r, |u|2)u = 0, z > 0, u(r, 0) = u0(r), max |u0| = 1, r ur(0, z) = 0, u(, z) = 0.

Здесь u – амплитуда лазерного излучения, а r и z – радиальная и продольная (играющая роль эволюционной переменной) координаты. Нелинейность F выражается как F (r, I) = a1 1 - max{0, f1(r) + a-1 1 + a2I}/ 1 + a2I. Здесь a1 = (r0kp)2, a2 = I0/Ir, I0 = m22c3a2 / 4e2.

Результаты расчетов для начально однородной плазмы и гипергауссовских пучков отражены на карте филаментации, представленной на рис. 1.

В Диссертации рассмотрены конкретные примеры устойчивого релятивистско-стрикционного самоканалирования и сильной филаментации. Точка A1 на рис. 1 соответствует распространению излучения со следующими параметрами = 0.248 мкм, P0 = 2 1012 Вт, r0 = 3.5 мкм, Рис. 1: Карта филаментации при релятивистско-стрикционном самоканалировании начально гипергауссовских пучков в начально однородной плазме. Представлены области слабой и сильной филаментации на плоскости (, 0) и кривая зависимости e,0() для низшей собственной моды. Точки A1–E1 соответствуют начальным условиям проведенных расчетов.

ne,0 = 1.35 1021 см-3, I0 = 5.7 1018 Вт/см2, которые взяты из эксперимента. Вычисленные для этого случая распределения интенсивности лазерного излучения и плотности электронной компоненты плазмы представлены на рис. 2. Наблюдается быстрое формирование канала, который, вследствие внесения азимутальных возмущений в начальное условие, оказывается несколько смещен по отношению к оси распространения. В этом канале содержится 6.1 критических мощностей, или две трети полной мощности пучка.

При достаточно высокой начальной мощности лазерного излучения возможна сильная филаментационная неустойчивость. Пример такой неустойчивости приведен на рис. 3(a–f), на котором отображены поперечные распределения интенсивности при нескольких последовательных значениях z.

Рис. 2: Результаты численного моделирования слабой филаментации при релятивистскострикционном самоканалировании лазерного импульса с гипергауссовским начальным распределением интенсивности и возмущениями, зависящими от азимутальной координаты (точка A1 на рис. 1) в начально однородной плазме. Параметры расчета: = 9.113, 0 = 23.007, что соответствует следующим параметрам пучка и плазмы: = 0.248 мк, ne,0 = 1.35 1021 см-3, P0 = 2 1012 Вт, r0 = 3.5 мк, I0 = 5.7 1018 Вт/см2. z - продольная координата, x - одна из поперечных координат. (a) Нормированное распределение интенсивности лазерного излучения; (b) Нормированное распределение плотности электронной компоненты плазмы.

Этому случаю соответствует точка C1 на рис. 1 и следующие параметры задачи: = 0.248 мкм, P0 = 4 1012 Вт, r0 = 3.5 мкм, ne,0 = 1.35 1021 см-3, I0 = 1.2 1019 Вт/см2 ( = 18.22 и 0 = 23.007). Очевиден распад лазерного пучка на несколько филаментов. Хотя среди этих филаментов и есть наиболее "мощный", содержащий 5.2 критической мощности, следует констатировать развитие сильной филаментации, т.к. увеличение начальной мощности не приводит к ее более высокой концентрации в канале. Дальнейшее увеличение начальной мощности лазерного импульса P0 приводит только к росту числа каналов.

В главе 2 представлены результаты численного анализа самоканалирования при различных начальных условиях, содержащих зависящие от азимутальной координаты возмущения. На их основе делается вывод о возможности осуществления релятивистско-стрикционного самоканалирования в режиме слабой филаментации в экспериментально достижимом диапазоне параметров. Обосновывается способ достижения устойчивой концентрации энергии в веществе при помощи релятивистско-стрикционного самоканалирования лазерного излучения.

Глава 3 посвящена решению в пределе большой апертуры поля задачи о релятивистски интенсивных оптических солитонах в холодной плазме докритической плотности. Ранее такие солитоны с квантуемыми амплитудами были обнаружены численно в работах [23] и [24]. В данной главе предложено их описание на основе нелинейного аналога метода ВКБ.

В главе 4 изложена разработанная автором полностью нелинейная теория релятивистски интенсивных электромагнитных волн в холодной плазме, построенная для случая, когда средняя частота электромагнитного поля существенно превышает среднюю плазменную частоту. Как известно, для плоских волн уравнения Максвелла и релятивистской гидродинамики электронной компоненты плазмы сводятся к классической задаче Ахиезера–Половина [25]:

2 A + F (A, , ) A = 0, + F (A, , ) - 1 = 0, 2 где F (A, , ) = (1 + ) / (2 + (1 + |A|2)). При этом импульс и возмущения концентрации электронной компоненты плазмы алгебраически выражаются через векторный и скалярный потенциалы электромагнитного поля.

Здесь A и - векторный и скалярный потенциалы электромагнитного поля, = x3 - qt - сопутствующая переменная, q = 1 + - фазовая скорость Рис. 3: Результаты численного моделирования сильной филаментации при релятивистскострикционном самоканалировании лазерного импульса с гипергауссовским начальным распределением интенсивности и возмущениями, зависящими от азимутальной координаты (точка C1 на рис. 1) в начально однородной плазме. Параметры расчета: = 18.22, 0 = 23.007, что соответствует следующим параметрам пучка и плазмы: = 248 nm, ne,0 = 1.35 1021 cm-3, P0 = 4 1012 Вт, r0 = 3.5 мкм, and I0 = 1.2 1019 Вт/см2. Показаны поперечные распределения интенсивности лазерного пучка при z=0, 12.25, 49.0, 85.75 и 171.5 мкм, а также соответствующее стабилизировавшееся асимптотическое распределение.

электромагнитного излучения в плазме (нормированная на скорость света), а - малый параметр, характеризующий степень разреженности плазмы.

В данной главе представлен новый класс решений этой задачи, описывающий распространение волновых структур, состоящих из релятивистски интенсивной электромагнитной волны и взаимодействующей с ней плазменной волны, а также адиабатический инвариант, определяющий связь между локальными значениями амплитуды и частоты испытывающего самомодуляцию электромагнитного поля в плазме. Пример такого решения приведен на Рис. 4.

В данной главе также при помощи метода Крылова-Боголюбова построены асимптотики решений задачи Ахиезера-Половина по малому параметру.

Низшее приближение имеет вид:

1 1 1 + g21/ A0() = g 1/4() sin , () = -1/2() d, 0 = - 1.

0 2 Здесь константа g является параметром нелинейной связи между электроРис. 4: Результаты численного решения задачи Ахиезера - Половина для случая плазмы существенно докритической плотности. Представлены векторный и скалярный потенциалы электромагнитного поля, а также концентрация и плотность продольной компоненты импульса электронной компоненты плазмы.

магнитной волной и ленгмюровским откликом плазмы.

В главе 5 в рамках уравнений Максвелла и релятивистской гидродинамики электронной компоненты плазмы без дополнительных упрощающих предположений представлена общая линейная теория неустойчивости циркулярно поляризованного монохроматического электромагнитного поля в плазме, описываемого простейшим из решений задачи Ахиезера–Половина. Поляризация возмущений считается произвольной, а для вычисления инкремента неустойчивости выводится система линеаризованных уравнений с осциллирующими коэффициентами. Данная неустойчивость включает в себя генерацию гармоник электромагнитного излучения в нелинейной среде, его рассеяние в результате гидродинамического аналога Комптон-эффекта, распадную неустойчивость гармоник с образованием рассеянных электромагнитных волн и плазмонов, взаимодействие электромагнитных волн в плазме, а также генерацию континуума рассеянного излучения.

В пространственно одномерной геометрии задача о рассеянии мощного лазерного излучения в плазме впервые рассмотрена без предположения о сохранении конкретного типа поляризации. В этом случае рассеяние приводит к возникновению последовательности гармоник излучения, каждая из которых представляет собой дублет, состоящий из стоксовой и антистоксовой компонент. Механизмами генерации гармоник рассеянного излучения являются релятивистская нелинейность и электронная стрикция.

В рамках многомерной теории установлено, что при рассеянии под большими углами к оси распространения лазерного излучения наиболее существенными эффектами, которые можно наблюдать экспериментально, являются возникновение стоксовой компоненты ВКР на основной частоте и генерация континуума рассеянного излучения.

При рассеянии в малые телесные углы вдоль оси распространения опорной волны гармоники содержат как стоксову, так и антистоксову компоненты ВКР, причем последняя возникает в результате сложения излучения гармоники более высокого порядка и стоксовой компоненты ВКР, рассеянной назад.

Гармоники имеют дублетную структуру при нерелятивистских интенсивностях излучения, а при релятивистских интенсивностях компоненты гармоник уширяются и сливаются в единую линию.

В главе 6 предложена теория неустойчивости линейно поляризованных немонохроматических электромагнитных волн в плазме, которые описываются наиболее общими решениями задачи Ахиезера–Половина. Эта теория также справедлива для произвольной поляризации возмущений и строится на основе системы линеаризованных уравнений с осциллирующими коэффициентами. В данной главе описан следующий механизм рассеяния релятивистски интенсивного излучения в плазме: модуляция ее диэлектрических свойств высокоинтенсивным линейно поляризованным немонохроматическим излучением приводит к возникновению плазменного аналога дифракционной решетки, а рассеяние возмущений поля на этой решетке описывается аналогом формулы Брэгга–Вульфа. Координаты максимумов инкремента неустойчивости линейно поляризованной релятивистски интенсивной электромагнитной волны определяются следующим уравнением:

cos = mkp/k, m = 0, ±1, ±2,....

Здесь kp и k - волновые вектора взаимодействующих плазмона и электромагнитной волны, описываемых решением задачи Ахиезера-Половина.

В главе 7 для случая, когда средняя частота электромагнитного поля существенно превышает среднюю плазменную частоту, в одномерной геометрии построены решения уравнений Максвелла и релятивистской гидродинамики, описывающие распространение в плазме релятивистски интенсивных электромагнитных волн конечной пространственной апертуры и длительности.

Эти решения получены применением аналога метода медленных огибающих к рассмотренным в главе 4 решениям задачи Ахиезера–Половина, описывающим нелокализованные плоские электромагнитные волны.

Основные итоги настоящей диссертационной работы изложены в Заключении.

В Приложении в приближении медленности изменения амплитуды светового поля выведена более общая, чем в главе 1, система уравнений, которая описывает процесс взаимодействия мощного ультракороткого лазерного излучения с плазмой без использовавшегося в этой главе предположения об отсутствии электронных вихрей. Вместо обобщенного импульса системы "поле–плазма"введены три скалярные функции, аналогичные используемым в гидродинамике потенциалу скоростей и переменным Клебша, что позволяет упростить разделение движения электронной жидкости на безвихревую и вихревую составляющие.

3 Защищаемые положения 1. Построение новой пространственно-трехмерной модели взаимодействия релятивистски интенсивных ультракоротких циркулярно поляризованных лазерных импульсов с холодной плазмой докритической плотности. В этой модели учтены дифракция и рефракция лазерного излучения, релятивистская и стрикционная нелинейности, а также генерация колебаний в электронной компоненте плазмы. В рамках данной модели выведены выражения для инкрементов общей продольно-поперечной неустойчивости и филаментации релятивистски интенсивного лазерного импульса в плазме.

2. В рамках модели, основанной на уравнении Шредингера с нелинейностью релятивистско-стрикционного типа, предложен способ устранения филаментации, заключающийся в подгонке начальной апертуры и мощности импульса под соответствующие параметры собственной моды релятивистско-стрикционного самоканалирования. Этот способ позволяет обеспечить захват в режим самоканалирования в одном канале пучков с мощностью, значительно превышающей критическую.

3. Предложено аналитическое описание распространяющихся в плазме релятивистски интенсивных оптических солитонов с квантуемыми амплитудами на основе нелинейного метода осреднения.

4. Построение теории распространения релятивистски интенсивной электромагнитно-плазменной волны в холодной плазме существенно докритической плотности на основе решения уравнений Максвелла и релятивистской гидродинамики электронной компоненты плазмы.

Построение нелинейной теории амплитудно-фазовой самомодуляции данной волны.

5. Разработка теории вынужденного рассеяния релятивистски интенсивных электромагнитных волн линейной и циркулярной поляризации, распространяющихся в холодной плазме докритической плотности. Теория описывает вынужденное рассеяние на плазмонах, гидродинамический аналог Комптон-эффекта и генерацию гармоник электромагнитного излучения и комптоновского рассеяния. Теория показывает, что при циркулярной поляризации наиболее существенны возникновение стоксовой компоненты ВКР на плазмоне на основной частоте и возбуждение континуума рассеянного излучения; при линейной поляризации механизм рассеяния обусловлен модуляцией диэлектрических свойств плазмы с периодом плазмона, в результате чего формируется аналог дифракционной решетки, на которой рассеиваются возмущения электромагнитного поля.

6. Разработка аналога метода медленной огибающей амплитуды оптического поля на основе найденных решений задачи об электромагнитноплазменных волнах. В одномерной геометрии построены асимптотические решения уравнений Максвелла и релятивистской гидродинамики электронной компоненты плазмы, описывающие распространение релятивистски интенсивных лазерных импульсов конечной длительности в плазме, а также генерацию ими плазменных волн.

Список работ по теме диссертации 1. Borovsky A.V., Galkin A.L., Shiryaev O.B., Auguste T. Laser Physics at Relativistic Intensities. – Springer-Verlag, 2003. – 218 p.

2. Борисов А.Б., Боровский А.В., Коробкин В.В., Роудс Ч.К., Ширяев О.Б.

// Изв. АН СССР, сер. физическая. – 1991. Т. 55. – С. 1254.

3. Борисов А.Б., Боровский А.В., Коробкин В.В., Прохоров A.M., Ширяев О.Б., Роудс Ч.К // КСФ. – 1991. Т. 3. – С. 3.

4. Borisov A.B., Borovskiy A.V., Korobkin V.V., Prokhorov A.M., Shiryaev O.B., Rhodes C.K. // Laser Phys. – 1991. Vol. 1(5). – P. 546.

5. Борисов А.Б., Боровский А.В., Коробкин В.В., Прохоров А.М., Роудс Ч.К., Ширяев О.Б. // ЖЭТФ. – 1992. Т. 101. – С. 1132.

6. Боровский А.В., Ширяев О.Б. // ЖЭТФ. – 1996. Т. 109. – С. 865.

7. Боровский А.В., Галкин А.Л., Коробкин В.В., Ширяев О.Б. // Квантовая электроника. – 1997. Т. 24(10). – С. 929.

8. Боровский А.В., Галкин А.Л., Коробкин В.В., Ширяев О.Б. // КСФ. – 1998. Т. 2. – С. 13.

9. Боровский А.В., Галкин А.Л., Ширяев О.Б. // КСФ. – 1998. Т. 5. – С. 33.

10. Боровский А.В., Коробкин В.В., Галкин А.Л., Ширяев О.Б. // ЖЭТФ.

– 1998. Т. 113. – С. 2034.

11. Боровский А.В., Галкин А.Л., Ширяев О.Б. // КСФ. – 1998. Т. 11. – С. 3.

12. Боровский А.В., Галкин А.Л., Коробкин В.В., Ширяев О.Б. // Квантовая электроника. – 1999. Т. 26. – С. 49.

13. Боровский А.В., Галкин А.Л., Коробкин В.В., Ширяев О.Б. // ЖЭТФ.

– 1999. Т. 116(6). – С. 1947.

14. Галкин А.Л., Коробкин В.В, Ширяев О.Б. // КСФ. – 2001. N 3. – С. 3.

15. Галкин А.Л., Коробкин В.В., Романовский М.Ю., Ширяев О.Б. // КСФ.

– 2002. N 1. – С. 39.

16. Галкин А.Л., Коробкин В.В., Романовский М.Ю., Ширяев О.Б. // КСФ.

– 2003. N 9. – С. 29.

17. Borisov A.B., Borovskiy A.V., Korobkin V.V., Prokhorov A.M., Rhodes C.K., Shiryaev O.B. // Phys. Rev. Lett. – 1990. Vol. 65. – P. 1753.

18. Borisov A.B., Borovskiy A.V., Shiryaev O.B., Korobkin V.V., Prokhorov A.M., Solem J.C., Luk T.S., Boyer K., Rhodes C.K. // Phys. Rev. A. – 1992. Vol. 45. – P. 5830.

19. Borisov A.B., Borovskiy A.V., Korobkin V.V., Prokhorov A.M., Shiryaev O.B., Shi X.M., Luk T.S., McPherson A., Solem J.C., Boyer K., Rhodes C.K. // Phys. Rev. Lett. – 1992. Vol. 68. – P. 2309.

20. Borisov A.B., Borovskiy A.V., Shiryaev O.B., Tate D.A., Bouma B.E., Shi X., McPherson A., Luk T.S., Rhodes C.K. // Appl. Opt. – 1992. Vol. 31. – P. 3433.

21. McPherson A., Luk T.S., Thompson B., Borisov A.B., Shiryaev O.B., Chen X., Boyer K., Rhodes C.K. // Phys. Rev. Lett. – 1994. Vol. 72. – P. 1810.

22. Borisov A.B., Borovskiy A.V., Korobkin V.V., Prokhorov A.M., Shiryaev O.B., Solem J.C., McPherson A., Boyer K., Rhodes C.K. // J. Opt. Soc.

Am. B. – 1994. Vol. 11. – P. 1941.

23. Borisov A.B., Shiryaev O.B., McPherson A., Boyer K., Rhodes C.K. // Comments Plasma Phys. Controlled Fusion. – 1995. Vol. 37. – P. 564.

24. Sudan R.N., Dimant Y.S., Shiryaev O.B. // Phys. Plasmas. – 1997.

Vol. 4(5). – P. 1425. Borovsky A.V., Galkin A.L., Korobkin V.V., Shiryaev O.B. // Phys. Rev.

E. – 1998. Vol. 59. – P. 2253.

26. Busch S., Shiryaev O., Ter-Avetisyan S., Schnurer M., Nickles P.V., Sadner W. // Appl. Phys. B. – 2004. Vol. 00. – P. 1.

27. Shiryaev O.B. // Phys. Plasmas – 2006. Vol. 13, 112304.

28. Shiryaev O.B. // Phys. Plasmas – 2008. Vol. 15, 012308.

29. Борисов А.Б., Ширяев О.Б., в сб. "Алгоритмы численного анализа", под ред. Н.С. Бахвалова, В.В. Воеводина, В.А. Морозова, Изд-во Московского ун-та, М., 1990. – С. 57.

30. Борисов А.Б., Ширяев О.Б. // в сб. 0 кооперируемых работах НИВЦ МГУ и Вычислительного центра Будапештского университета, под ред.

В.М. Репина и В.А. Морозова, Изд-во Московского ун-та, М., 1990. – С. 38.

31. Борисов А.Б., Ширяев О.Б. // в сб. "Методы и алгоритмы численного анализа и их приложения", под ред. Н.С. Бахвалова, В.В. Воеводина, В.А. Морозова, Изд-во Московского ун-та, М., 1991. – С. 44.

32. Борисов А.Б., Боровский А.В., Коробкин В.В., Ширяев О.Б. Препринт – 4. ИОФ АН СССР, 1990.

33. Borisov А.В., Borovskiy A.V., Korobkin V.V., Shiryaev О.В., Rhodes С.К.

Preprint – 66. GPI AS USSR, 1990.

34. Borisov А.В., Borovskiy A.V., Shiryaev O.B., Korobkin V.V., Prokhorov A.M., Solem J.C., Luk T.S., Boyer K., Rhodes C.K. Preprint – 49. GPI AS USSR, 1991.

35. Borisov А.В., Borovskiy A.V., Korobkin V.V., Shiryaev O.B., Rhodes C.K.

Preprint – 53. GPI AS USSR, 1991.

36. Борисов А.Б., Боровский А.В., Роудс Ч.К., Ширяев О.Б. // Труды ИОФАН. – 1993. Т. 41. – С. 3.

37. Боровский А.В., Галкин А.Л., Ширяев О.Б., Препринт – 14. ИОФ РАН, 1996.

38. Боровский А.В., Галкин А.Л., Коробкин В.В., Ширяев О.Б. // Труды ИОФ РАН. – 2000. Т. 57. – С. 3.

39. Borisov A.B., Borovskiy A.V., Korobkin V.V., Shiryaev O.B. // in Abstract Volume, International Symposium "Short Wavelength Lasers and Their Applications."Samarkand, USSR – 1990. – P. 7.

40. Борисов А.Б., Ширяев О.Б. // Аннотации докладов, Ломоносовские чтения, МГУ. – 1990. – С. 67.

41. Borisov A.B., Borovskiy A.V., Shiryaev O.B., Korobkin V.V., Prokhorov A.M., Solem J.C, Luk T.S., Boyer K., Rhodes C.K. // SPIE Vol. 1551, Ultrashort-Wavelength Lasers. SPIE, Bellingham, WA. – 1991. p. 224.

42. Boyer K., Luk T.S., McPherson A., Shi X., Solem J.C., Rhodes C.K., Borisov A.B., Borovsky A.V., Shiryaev O.B., Korobkin V.V. // In:

Proceedings of the International Conference on Lasers. December 9–13, 1943. Borisov A.B., Borovsky A.V., Shiryaev O.B., Karpov V.B., Korobkin V.V., Prokhorov A.M., Solem J.C., McPherson A., Shi X., Luk T.S., Boyer K., Rhodes C.K. // in: Inst. Phys. Conf. Ser. No 125: Section 4, Paper Presented at Int. Colloquium on X-Ray Lasers. Schiliersee, Germany. – 1992.

44. Borisov A.B., Shiryaev O.B., McPherson A., Boyer K., Solem J.C., Rhodes C.K. // in: Short Wavelength V, OSA Proceedings Ser., V. 17, edited by Paul Corkum and Michael D. Perry (OSA, Washington D.C.). – 1993.

45. Borisov A.B., Shi X.M., Shiryaev O.B., McPherson A., Boyer K., Korobkin V.V., Karpov V., Rhodes C.K. // in: Short Wavelength V, OSA Proceedings Ser., V. 17, edited by Paul B. Corkum and Michael D. Perry (OSA, Washington D.C.). – 1993.

46. Shiryaev O., Sudan R.N. // in Book of Abstracts, 24th European Conference on Laser Interaction with Matter (ECLIM), Session W2: Short Pulse Interactions, Madrid (Spain), June 3-7. – 1996.

47. Sudan R.N., Dimant Y.S., Shiryaev O.B. // in: Program of the ThirtyEighth Annual Meeting of the Division of Plasma Physics, 11–15 November 1996, Denver, Colorado. Bul. Amer. Phys. Soc. 41(7), P. 1532, Paper 7E 11.

– November 1996.

48. Borovskii A.V., Galkin A.L., Korobkin V.V., Shiryaev O.B. // in: Technical Digest, XVI International Conference on Coherent and Nonlinear Optics, Moscow (Russia), June 29–July 3. – 1998.

49. Galkin A.L., Korobkin V.V., Shiryaev O.B. // in: Technical Digest, XVII International Conference on Coherent and Nonlinear Optics, Mensk (Belarus), June 26–July 1. – 2001.

50. Galkin A.L., Korobkin V.V., Shiryaev O.B., Nickles P.V., in: Vol. 26B, 29th EPS Conference on Plasma Physics and Controlled Fusion, Montreux (Switzerland), 17–21 June. – 2001.

51. Galkin A.L., Korobkin V.V., Shiryaev O.B. // in: Technical Digest, International Quantum Electronics Conference, Moscow (Russia), June 2227. – 2002.

52. Galkin A.L., Zhileykin Ya.M.,Romanovsky M.Yu., Shiryaev O.B., Korobkin V.V. // in: Technical Digest, International Quantum Electronics Conference, Moscow, Russia, June 22-27. – 2002.

Список литературы [1] Александров А.Ф., Богданкевич Л.С., Рухадзе А.А. Основы электродинамики плазмы. – М.: Высшая школа, 1988. – 407 с.

[2] Bulanov S.V., Califano F., Dudnikova G.I., Esirkepov T.Zh., Inovenkov I.N., Kamenets F.F., Liseikina T.V., Lontano M., Mima K., Naumova N.M., Nishihara K., Pegoraro F., Ruhl H., Sakharov A.S., Sentoku Y., Vshivkov V.A., Zhakhovskii V.V. Relativistic interaction of laser pulses with plasmas. Reviews of plasma physics. V. 22. P. 227. Ed.

Shafranov V.D. – Kluwer Academic/Consultants Beureau.

[3] Буланов С.В., Сахаров А.С. // Письма в ЖЭТФ. – 1991. Т. 54. – С. 208.

[4] Bulanov S.V., Inovenkov I.N., Kirsanov V.I., Naumova N.M., Sakharov A.S. // Phys. Fluids B. – 1992. Vol. 4. – P. 1935.

[5] Bulanov S.V., Naumova N.M., Pegoraro F. // Phys. Plasmas. – 1994. Vol. 1.

– P. 745.

[6] Bulanov S.V., Lontano M., Esirkepov T.Zh., Pegoraro F., Pukhov A.M. // Phys. Rev. Lett. – 1996. Vol. 76. – P. 3562.

[7] Езиркепов Т.Ж., Каменец Ф.Ф., Буланов С.В., Наумова Н.М. // Письма в ЖЭТФ – 1998. Т. 68(1). – С. 33.

[8] Bulanov S.V., Pegoraro F., Pukhov A. M. // Phys. Rev. Lett. – 1995.

Vol. 74. – P. 710.

[9] Bulanov S. V., Pegoraro F., Pukhov A. M., Sakharov A. S. // Phys. Rev.

Lett. – 1997. Vol. 78. – P. 4205.

[10] Bulanov S.V., Esirkepov T.Zh., Naumova N.M., Pegoraro F., Vshivkov V.A. // Phys. Rev. Lett. – 1999. Vol. 82. – P. 3440.

[11] Sentoku Y., Esirkepov T.Zh., Mima K., Nishihara K., Califano F., Pegoraro F., Sakagami H., Kitagawa Y., Naumova N.M., Bulanov S.V. // Phys. Rev.

Lett. – 1999. Vol. 83. – P. 3434.

[12] Liseikina T.V., Califano F., Vshivkov V.A., Pegoraro F., Bulanov S.V. // Phys. Rev. E. – 1999. Vol. 60. – P. 5991.

[13] Farina D., Bulanov S.V. // Phys. Rev. Lett. – 2004. Vol. 86. – P. 5289.

[14] Andreev N.E., Kirsanov V.I., Sakharov A.S., Van Amersfoort P.W., Goloviznin V.V. // Phys. Plasmas. – 1996. Vol. 3(8). – P. 3121; Андреев Н.Е., Кирсанов В.И., Сахаров А.С. // Физика плазмы. – 1997. Т. 23(4).

– С. 296.

[15] Кузнецов С.В., Андреев Н.Е. // Физика плазмы. – 2001. Т. 27(5). – С. 397; Андреев Н.Е., Кузнецов С.В. // Физика плазмы. – 1999. Т. 25(9).

– С. 810; Andreev N.E., Kuznetsov S.V // IEEE Transactions on Plasma Science. – 2000. Vol. 28(4). – С. 1170.

[16] Pukhov A. // Rep. Prog. Phys. – 2003. Vol. 66. – P. 47.

[17] Kostyukov I., Pukhov A., Kiselev S. // Phys. Plasmas. – 2003. Vol. 10. – P.

4818; Kostyukov I., Kiselev S., Pukhov A. // Phys. Plasmas. – 2004. Vol.

11. – P. 5256.

[18] Umstadter D. // J. Phys. D: Appl. Phys. – 2003. Vol. 36. – P. R151.

[19] Боровский А.В., Галкин А.Л. Лазерная физика – М.: Издательство литературы по атомной технике, 1996. – 496 c.

[20] Захаров В.Е. // ЖЭТФ. – 1971. Т. 60. – С. 1714.

[21] Guo-Zheng Sun, Ott E., Lee Y.C., Guzdar P. // Phys. Fluids. – 1987.

Vol. 30. – P. 526.

[22] Bulanov S.V., Inovenkov I.N., Kirsanov V.I., Naumova N.M., Sakharov A.S. // Phys. Fluids B. – 1992. Vol. 4. – P. 1935.

[23] Козлов В.А., Литвак А.Г., Суворов Е.В. // ЖЭТФ. – 1979. Т. 76. – С. 148.

[24] Kaw P.K., Sen A., Katsouleas T. // Phys. Rev. Lett. – 1992. Vol. 68. – P. 3172.

[25] Ахиезер A.M., Половин Р.В. // ЖЭТФ. – 1956. Т. 30. – С. 915.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.