WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Российский научный центр «Курчатовский институт» Институт ядерного синтеза

На правах рукописи

УДК 553.9 ВЕРШКОВ

ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ АНОМАЛЬНЫЙ ПЕРЕНОС И МЕЛКОМАСШТАБНАЯ ТУРБУЛЕНТНОСТЬ В ТОКАМАКЕ

01.04.08 - физика плазмы

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора физико-математических наук

Москва - 2009

Работа выполнена в Институте ядерного синтеза Российского научного центра «Курчатовский институт».

Официальные оппоненты:

доктор физ.-мат. наук, профессор Батанов Герман Михайлович доктор технических наук, профессор Хвесюк Владимир Иванович доктор физ.-мат. наук Сковорода Александр Алексеевич

Ведущая организация:

Государственный научный центр Российской Федерации Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований

Защита состоится ________________ 2009 г. в часов на заседании диссертационного совета Д 520.009.02 по адресу: РНЦ «Курчатовский институт», пл. Академика Курчатова 1, г. Москва.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РНЦ «Курчатовский институт».

Автореферат разослан __________________2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат физ.-мат. наук А.В.Демура I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертация посвящена экспериментальному исследованию переноса различных компонент плазмы и характеристик мелкомасштабных флуктуаций плотности плазмы в различных режимах токамака. В результате длительного периода модернизации методик создан комплекс диагностик и методов исследований переноса компонент плазмы, которые применяются, в настоящее время на ряде установок. Разработаны методики изучения характеристик флуктуаций плотности с помощью корреляционной рефлектометрии. Несмотря на то, что измерение только флуктуаций плотности не позволяет получить величину потока плазмы, тем не менее, комплексное применение развитых методик на 7-ми установках токамак позволило установить зависимости переноса и характеристик турбулентности от параметров разряда и найти корреляции между ними в центральной области плазмы.

Актуальность темы. Исследования по решению проблемы получения управляемой термоядерной реакции синтеза (УТС) являются важнейшим и интенсивно развивающимся направлением современной науки. К настоящему времени на установках с магнитным удержанием типа токамак экспериментально получены мощности термоядерной реакции до 16 МВТ, что позволило приступить к проектированию и строительству во Франции Международного Термоядерного Экспериментального Реактора «ИТЭР», в рамках международного сотрудничества с участием России. Уже на первом этапе экспериментов на токамаках удалось показать, что ограничения удержания из-за Бомовской диффузии не применимы к токамакам. Более того, Л.А. Арцимовичем было показано, что ионная теплопроводность хорошо описывается, развитой к тому времени, неоклассической теорией Ввиду этого, естественно, возникал вопрос о подтверждении других выводов неоклассической теории. В частности, теоретических предсказаний об аккумуляции многозарядных примесей в центре шнура Важность исследования этого явления определялась двумя обстоятельствами. Первое заключалось в том, что аккумуляция многозарядных ионов примесей в центральных областях плазмы может привести к большим трудностям в реализации реактора-токамака из-за потерь с излучением в центре на многозарядных ионах и уменьшения скорости реакции из-за частичного замещения дейтерия продуктами реакции и примесями. Эти два обстоятельства чрезвычайно опасны для создания термоядерного реактора на основе токамака, так как не позволили бы осуществить самоподдерживающуюся термоядерную реакцию. Однако было показано, что аккумуляция примесей может не реализоваться из-за «аномального» турбулентного переноса плазмы. Таким образом для предотвращения аккумуляции примесей было необходимо понимание процессов переноса и роли турбулентности плазмы, что и явилось задачей диссертации Задачей диссертационной работы является экспериментальное изучение удержания различных компонент плазмы в токамаке, характеристик мелкомасштабных флуктуаций плотности и их корреляция в различных режимах токамака.

В диссертационной работе рассматриваются три основных вопроса:

1. Разработка методик для исследования переноса различных компонент плазмы. В результате был создан комплекс диагностик и методов исследований переноса компонент плазмы.

2. Разработка методики изучения характеристик флуктуаций плотности с помощью корреляционной рефлектометрии. Эта методика была развита как с технической стороны, так и со стороны четкого понимания ее локальности и ограничений возможности диагностики в области коротких длин волн турбулентности.

3. Комплексное применение развитых методик на нескольких установках для установления зависимостей переноса и характеристик турбулентности от параметров разряда и нахождению корреляции между ними.

Апробация работы:

Результаты, изложенные в данной работе, докладывались в виде постерных и устных докладов:

­ На международных конференциях МАГАТЭ по термоядерному синтезу и физике плазмы № 4; 7; 8; 9; 10; 11; 12; 15; 16; 17; 18; 19; 20;

21 и 22 с 1971 по 2008 год.

­ На Европейских конференциях по управляемому термоядерному синтезу и физике плазмы № 5; 8; 12; 14; 15; 17; 18; 20; 21; 22; 23; 24;

25; 26; 27; 28; 30; 31; 33; и 34 с 1972 по 2007 год.

­ На Международных конференциях по взаимодействию плазмы со стенкой (PSI): № 7, 1986 г., № 8, 1988 г., № 9, 1990 г., № 10, 1992 г. и № 12, 1996 годов.

­ Всесоюзных совещаниях по диагностике высокотемпературной плазмы: №3 (Дубна, 1984 г.), №4 (Алушта, 1986 г.) На Звенигородских конференциях по физике плазмы (г. Звенигород, Россия 1978 – 2006 г.), а также на научных семинарах ИЯС РНЦ «Курчатовский Институт» (Москва 1972-2009 гг.).

Публикации.

По материалам диссертации опубликовано 62 работы, 27 в реферируемых журналах, из них 27 в журналах из списка ВАК, и в виде обзорных глав в 4-х книгах.

Структура и объем диссертации.

Диссертация состоит из введения, трех глав и Выводов. После выводов приведено Приложение, список сокращений, терминов и список литературы. Общий объем диссертации составляет 292 страницы, Диссертация содержит 106 рисунков, 2 таблицы и список литературы из 329 наименований.

II. КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Диссертация состоит из введения, трех глав и Выводов.

Во Введении показана важность проблемы контроля накопления примесей и аномального переноса в токамаке, Формулируются задачи работы по исследованию процессов переноса и турбулентности плазмы.

Приводятся основные результаты, выносимые на защиту. Обосновывается актуальность и практическая значимость темы. Приведена таблица параметров термоядерных установок, на которых выполнялась работа.

Исследования проводились на установках токамаках Т-4 и Т-(Курчатовский институт, г. Москва), DITE (Калем, Англия), TEXTOR (PPI FZJ, г. Юлих, Германия), FTU (Фраскати, Италия), PLT и ТFTR (Принстон, США).

В первой главе приведен обзор теоретических представлений о переносе плазмы, примесей и турбулентности.

В параграфе 2.1 дается краткий обзор теоретических представлений о переносе плазмы и примесей. Сформулированы основные положения «неоклассической» теории переноса плазмы. Дается качественное объяснение эффекта аккумуляции примесей в цилиндрической плазме и приводятся основные результаты детального рассмотрения в работах С.К.

Хиршмана проблемы переноса плазмы в многокомпонентной плазме в тороидальной геометрии. Указано, что многокомпонентность и тороидальная геометрия приводят к большому числу режимов диффузии примеси, однако во всех областях основным эффектом остается аккумуляция примесей в режимах с пикированным профилем плотности.

Тем не менее, значительная пикированность температуры ионов может привести к предотвращению накопления примесей в определенных режимах. Однако теория С.К. Хиршмана выведена в предположении малой асимметрии примесей, что может нарушаться в эксперименте. Дальнейшее развитие теории переноса примесей проведено в работах В.А. Рожанского.

Однако детального рассмотрения всех режимов токамака на количественном уровне проведено не было. Таким образом полной теории диффузии примесей с учетом конечной асимметрии, размеров ларморовского радиуса и учета вращения плазмы в настоящее время не существует. В обзоре указывается, что в большинстве режимов токамака перенос плазмы аномально высок, что связывается с доминированием переноса из-за мелкомасштабной турбулентности. Однако различные типы дрейфовой турбулентности могут по разному влиять на диффузию основных ионов и примесей. Эти теории сейчас находятся в стадии становления. Наряду с дрейфовой турбулентностью, перенос плазмы может осуществляться в результате флуктуаций магнитного поля. Однако соотношение этих двух механизмов в настоящее время не до конца изучено. В связи со сложностью развития полной теории турбулентного переноса в токамаке большую распространенность получили численные расчеты по различным кодам и создание различных эмпирических зависимостей (скелингов) для прогнозирования удержания в будущих установках. Такой подход отражает отсутствие полной теории переноса в турбулентной плазме. В обзоре также указано, что значительный прогресс в удержании плазмы достигнут благодаря тому, что наряду с процессами раскачки неустойчивостей в плазме экспериментально обнаружены режимы с подавлением турбулентности. Поэтому современная теория рассматривает целый ряд механизмов их стабилизации неустойчивостей.

Во второй Главе представлено развитие методов изучения переноса компонент плазмы, мелкомасштабной турбулентности и основные экспериментальные результаты В параграфе 3.1 обсуждаются различные методики изучения переноса компонент плазмы. Традиционным методом определения переноса являются стационарные методы, которые используют уравнение баланса энергии или частиц. Неоспоримым достоинством этого подхода является то, что измерения происходят в стационарных условиях без возмущения плазмы. Однако из одного уравнения баланса можно определить только один неизвестный параметр. Однако, если в случае теплопроводности, такое допущение обычно делается, то в случае диффузии плазмы и, особенно примесей, заведомо известно, что поток, помимо градиентного члена содержит независящий от градиента член, называемый пинчевым. В таких случаях уравнение баланса можно решить только при известном соотношении обоих членов. Если же необходимо определить оба члена независимо, то балансный метод, в общем случае, неприменим. В случаях, когда необходимо определить диффузионный и пинчевой потоки независимо могут быть использованы только динамические методы, состоящие в возмущении исследуемого параметра и изучении пространственно-временной эволюции при достижении нового стационара. В этом случае удается независимо определить оба члена, но только при условии постоянства или известной зависимости коэффициентов от параметров. При этом фактически, определяются переносы возмущенной плазмы, которые могут значительно отличаться от стационарных. Такая неопределенность существует при анализе переноса тепла и электронной компоненты плазмы. В этих случаях при интерпретация динамических экспериментов необходимо исходить из какой-либо теоретической модели, описывающей возмущенное состояние плазмы. Единственным методом, не требующим применения теоретических моделей, является исследование малой добавки примеси, отсутствующей в разряде. В этом случае приращение концентрации инжектируемой примеси происходит с нулевого значения и применением достаточно чувствительной аппаратуры удается снизить возмущение плазмы и величину добавки, до уровня, при котором диффузия примеси будет определяться в невозмущенной плазме и характеризовать ионный перенос, так как с некоторого порога малости инжекции условие амбиполярного переноса будет мало влиять на результат. Более того, в этом случае можно подтвердить слабость возмущения, показав независимость результатов от уровня инжекции примеси.

Первые эксперименты по изучению аккумуляции примесей были проведены с помощью анализа пространственного распределения рентгеновского континуума с помощью метода поглощения в фольгах.

Однако в виду необходимости учитывать распределение ионов примесей по зарядам и низкой точности этого метода из-за экспоненциальной зависимости от температуры, было принято решение о переходе к динамическому исследованию диффузии инжектированной примеси с регистрацией временного поведения линии гелиеподобного иона с помощью рентгеновского кристаллического монохроматора. Дальнейшее развитие метода привело к разработке уникального рентгеновского кристаллического монохроматора с изогнутым коллиматором Солера – РМ-2. Этот прибор был специально разработан для изучения переноса примесей и позволяет регистрировать временную динамику свечения выбранной рентгеновской линии по 48-64 хордам. РМ-2 является основой диагностики переноса примесей на Т-10.

Параллельно с развитием методики изучения переноса примесей была предложена методика изучения динамики инжектированного водорода по наблюдению быстрых нейтральных атомов, перезарядившихся на диагностическом пучке нейтралов. Эта методика была успешно использована на установках Т-4 (Россия) и TFTR (США).

Основные результаты, полученные с применением разработанных методов для изучения переноса ионов на Т-4 представлены на Рис. 1 и 2.

эксперимент 1, расчет = 1. расчет = 0.1, неоклассический расчет 0,0,0,0,0,0 10 20 30 40 50 60 70 80 Время, мсек Рисунок 1. Сравнение экспериментальных данных по выходу концентрации иона Ar+16 на стационар с модельными расчетами с аномальными коэффициентами и неоклассическими.

На Рис 1 показан выход концентрации гелиево-подобного иона аргона на стационарный уровень. Поскольку в рассматриваемом режиме полная концентрация аргона в центре шнура представлена, в основном, этим ионом, то можно оценить время удержания аргона по динамике выхода на стационар в 20 мсек. Хорошо видно, что временная эволюция значительно быстрее, чем в неоклассической модели. На Рис. 2 показана Временная динамика концентрации дейтерия на трех радиусах. Оценка времени удержания дейтерия с учетом рециклинга также дает 20 мсек. Таким образом, мы приходим к важному выводу, что в режимах со средней концентрацией времена жизни ионов с разным зарядом близки.

Экспериментально было показано, что времена удержания дейтерия не зависят от плотности и растут с ростом тока разряда.

+Ar n (0), отн. ед.

r = 0 см 1, r = 5 см r = 10 см Свечение D Модель с =Модель с =0.0,0,0 20 Время, мсекРис.4. Временная эволюция концентрации инжектированного дейтерия для центральной области и на расстоянии 5 и 10 см от центра. Сплошные кривые - расчет В.Ф.Стрижова с =1. Пунктир - расчет с =0,5 для эволюции центральной плотности. Заштрихованная кривая - свечение под клапаном.

Результаты исследований переноса ионов примесей и водорода на Т-были полностью подтверждены в аналогичных экспериментах, проведенным автором на токамаке TFTR (США) и на Т-10 (Россия). На Рис. 3 и 4 приведены зависимости времен удержания калия от тока разряда и плотности на Т-10. Они также подтверждают рост удержания с током и независимость от плотности при средних значениях обоих параметров, что свидетельствует о значительном аномальном переносе плазмы. Однако в области больших плотностей и малых токов наблюдается большой разброс времен удержания. В этих областях реализуются как «неоклассические» режимы с аккумуляцией примесей, так и «аномальные», с малым удержанием. Исследования показали, что эти режимы различаются величиной притока рабочего газа и типом турбулентности.

D n, отн.ед.

3 ne=4.5*1019 м-2 ne=6.0*1019 м-211200 300 400 500 1 2 3 4 I [кА] ne [1013 см-3].

Рисунок 3. Зависимость времени Рисунок 4. Зависимость времени удержания примесей от удержания примеси от средней тока разряда. плотности в Т- Методика исследования диффузии электронной компоненты плазмы была реализована как с помощью традиционного однократного импульсного напуска рабочего газа, так и специально развитой методикой периодической модуляции напуска газа. Высокая чувствительность метода периодической модуляции позволила уменьшить уровень возмущения плотности плазмы до 0,2%. Безусловными достоинствами этого метода объясняется его последующее широкое использование на многих токамаках и стеллараторах: TEXT (Ок-Ридж, США) ASDEX (Гаршинг, Германия), FTU (Фраскати, Италия), Tore Supra (Кадараш, Франция), W7AS (Гаршинг, Германия). На Рис 5 приведены результаты распределения амплитуды периодических колебаний фазы хорд интерферометра Т-10 для двух частот модуляции. Видно, что при модуляции с частотой 50 герц диффузионные процессы не успевают проявить себя и профиль колебаний фазы определяется притоком и потому скинирован. На этой частоте можно определить локализацию источника ионизации атомов дейтерия. На K [мкс] частоте 17 герц профиль уже пикирован, так как основную роль играет диффузионный процесс. Таким образом метод дает возможность определять одновременно локализацию притока и перенос электронной компоненты плазмы.

0,0,Частота Эксперимент Модуляции Моделирование F= 17 гц 0,0,0,Частота Модуляции F= 50 гц 0,-30 -20 -10 0 10 20 Хорда [см] Рис. 5. Амплитуда колебаний хордовых набегов фазы интерферометра при частотах модуляции: Верху — 17; Снизу -50 Гц, полученная: — в эксперименте; ------- в расчетах.

Основной результат исследования диффузии электронной компоненты плазмы состоит в том, что коэффициент диффузии близок к скелингу Т-и убывает с ростом плотности, что радикально отличается от постоянства коэффициентов диффузии ионов при вариации плотности. Это может свидетельствовать о разных физических механизмах переноса электронов и ионов.

Используемые методики изучения мелкомасштабной турбулентности представлены в параграфе 3.6. Для периферии плазмы Амплитуда колебаний фазы интерферометра (рад) Высокочастотный Антенны Э-СВМП Антенны В-СВМП магнитный зонд Схема корреляционной рефлектометрии Плазма Антенны В-СНМП Кольцевая диафрагма Рельсовая диафрагма Многоштырьковый зонд Ленгмюра Рисунок 6. Схема расположения антенных систем корреляционного рефлектометра, многоштырькового зонда Ленгмюра, высокочастотного магнитного зонда на установке Т-10. Показаны три антенные системы рефлектометра – расположенная в вертикальном патрубке под углом 29° к вертикали со стороны низкого магнитного поля (В-СНМП), расположенная под углом 26° к вертикали со стороны высокого магнитного поля (В-СВМП), а также расположенная в экваториальной плоскости со стороны высокого магнитного поля (Э-СВМП) (слева вверху на врезке). На рисунке показаны также кольцевая и рельсовая диафрагмы.

использовался многоштырьковый Ленгмюровский зонд, а для диагностики центральной плазмы был развит метод корреляционной рефлектометрии.

Схема расположения диагностик в Т-10 показана на Рис. 6. Принцип обоих = 0, = 0,68 = 1,ЦНЧ I-а) ЦНЧ ПСНЧ II-а) III-а) НЧ КК НЧ КК ШП ШП ВЧ КК d/df <0 d/df >II-б) III-б) d/df >d/df =I-б) d/df <- II-в) III-в) 0,I-в) 0,0,0,-200 0 200 -200 0 200 -200 0 2Частота [кГц] Частота [кГц] Частота [кГц] Рисунок 7. Типичные результаты полоидального корреляционного анализа для трех радиусах шнура плазмы. I- центральная область; II- область замкнутых магнитных поверхностей вблизи диафрагмы; III- область SOL.

диагностик состоит в одновременном наблюдении флуктуаций плотности плазмы в нескольких областях, удаленных либо в полоидальном, либо радиальном направлениях. Используя методы корелляционного анализа можно определять полоидальные и радиальные характеристики турбулентности, а также их фазовую скорость. Наличие нескольких антенн на разных полоидальных углах дает возможность исследовать полоидальную асимметрию турбулентности. В параграфе 3.7 представлены основные результаты исследования характеристик турбулентности. Так на Рис. 7 приведены характерные результаты полоидального корреляционного анализа флуктуаций на трех радиусах плазмы.

Отчетливо видна качественная трансформация спектра в трех областях.

Анализ спектров позволил выделить несколько типов турбулентности.

Широкополосные флуктуации (ШП) показаны синей штриховкой. Они Амплитруда [пр.ед.] Кросс-фаза [рад] Когерентность являются подложкой для расположенных в области 100 кГц Низкочастотных Квази-когерентных (НЧ КК) колебаний и максимума в области 200 кГц – Высокочастотных КК (ВЧ КК). Также в центральной области шнура выделяется максимум в области низких частот (ЦНЧ).

Детальные исследования характеристик выделенных типов флуктуаций с помощью радиальных корреляций, распределения их амплитуды по радиусу и сравнения с предсказаниями линейной теории показали, что свойства ВЧ КК близки к ожидаемым для Неустойчивости на Запертых Электронах (НЗЭ), а НЧ КК к Ионной температурно-градиентной моде (ИТГ). ШП флуктуации также определяются этими же неустойчивостями.

Свойства ЦНЧ флуктуаций сильно отличается по полоидальному распределению и корреляционным длинам от НЧ и ВЧ КК. Для изучения физики ЦНЧ необходимы дальнейшие эксперименты.

В параграфе 3.8 прослежено изменение характеристик турбулентности в различных типах разряда токамака. Показано изменение типа КК флуктуаций в разрядах с широким и пикированным профилем плотности в S и B режимах. Полученные профили амплитуды КК колебаний представлены на рисунке 8. В S режиме НЧ КК колебания превалируют по всему плазменному шнуру (рисунок 8, I-б). Амплитуда ВЧ КК колебаний сравнивается с НЧ КК только в градиентной области плазменного шнура.

В B – режиме в широкой области 0,3 < < 0,7 амплитуда ВЧ КК колебаний существенно превосходит амплитуду НЧ КК. В области вблизи ~ 0,5 НЧ КК колебаний отсутствуют (рисунок 8, II-б). Такое поведение КК колебаний может быть объяснено с позиций локальной теории турбулентности. Рассчитанные радиальные зависимости инкрементов нарастания ИТГ и НЗЭ неустойчивостей в S и B режимах приведены на рисунках 70, I-a и II-а соответственно. Видно, что амплитуда и радиальная зависимость в обоих режимах для НЧ КК согласуется с поведением инкремента ИТГ а ВЧ КК – НЗЭ неустойчивости. Детально исследовано уменьшение амплитуды и корреляционных длин турбулентности в периферийном и внутреннем транспортных барьерах. А также замещение НЧ КК на ВЧ КК с ростом плотности плазмы. Прослежена динамика трансформации флуктуаций при включении ЭЦ нагрева и резком охлаждении периферии плазмы.

В третьей главе приведены основные итоги исследования характеристик турбулентности и переноса плазмы в различных режимах.

Рисунок 8. Радиальное распределение параметров плазмы в S (I, слева) и B (II, справа) режимах. Верхние рисунки (а): инкременты нарастания ИТГ S - режим В - режим I-а) II-а) ИТГ ИТГ HЗЭ HЗЭ I-б) II-б) НЧ КК ВЧ КК ВЧ КК НЧ КК 0 0,4 0,0 0,4 0, (пунктирные кривые) и НЗЭ (сплошные кривые), рассчитанные по экспериментальным профилям электронной плотности и температуры и рассчитанному профилю ионной температуры. Нижние рисунки (б):

Амплитуды возмущения плотности НЧ и ВЧ КК колебаниями ( круги и треугольники соответственно).

Так в параграфе 4.1 показано, что развитие НЧ КК (ИТГ) в S - режиме приводит к значительному увеличению диффузии плазмы и ионной - [10 с ] / n [отн.ед.] n теплопроводности, что переводит ионную компоненту плазмы в режим сильной аномальности и реализует равенство переносов всех ионов. ВЧ КК (НЗЭ) неустойчивость в меньшей степени влияет на перенос ионов и не препятствует неоклассической аккумуляции примесей при больших плотностях. В разделе 4.2 подводится итоги изучения диффузии электронной компоненты плазмы. Показано, что зависимость коэффициента диффузии от плотности подобна электронной теплопроводности и качественно отличается от переноса ионов. В разделе 4.3 анализируется поведение примеси при центральном ЭЦР нагреве.

Показано, что такой нагрев приводит к скинированному профилю примесей, что эквивалентно относительному очищению центра плазмы от примесей. Раздел 4.4 посвящен исследованию деградации удержания энергии и примесей с ростом мощности ЭЦН, показанных на Рис. 9.

E Ti ИTЭР E (L,98) JET/TS скелинг примеси 0,0 0,5 1,0 1,5 2,P [MW] Рис. 9. Зависимость времени удержания энергии ( квадраты) и примеси калия ( треугольники)от мощности центрального ЭЦ нагрева на Т-10.

Пунктир- скелинг ИТЭР, сплошная линия – скелинг удержания примесей в ОН и L моде, полученный на Tore Supra, JET Рисунок 10. Радиальный профиль относительной амплитуды флуктуаций плотности (а) и полоидальной когерентности колебаний (б) для временных [мсек] распада 1,1,I положение rs 0,а) III 0,0,0,II 0,0,I 0,б) III 0,II 0,0,0,1 0,2 0,3 0,4 0, = r/a интервалов I, II и III. Точки соответствуют экспериментальным данным, кривые – аппроксимация. Положение радиуса переворота фазы в омической стадии разряда показано вертикальной штриховой линией Сильное падение удержания с ростом мощности нагрева коррелирует с ростом уровня турбулентности, однако наиболее отчетливо связь переноса с характеристиками турбулентности прослеживается в области Внутреннего Транспортного Барьера (ВТБ). На Рис. 10 показано падение уровня и корреляционных свойств турбулентности в области ВТБ, что полностью соответствует экспериментально измеренному падению электронной теплопроводности.

/ n [отн. ед.] n Когерентность В разделе 4.7 обсуждается зависимость отношения энергетического времени к времени удержания примесей от размера установки, а в разделе 4.8 возможная связь локального и нелокального переносов.

В Заключении подведены краткие итоги работы.

III. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Научная новизна. Научная новизна полученных в диссертации результатов заключается в следующем.

1. Разработаны уникальный диагностический комплекс и методы, обеспечившие изучение переноса различных компонент плазмы совместно с характеристиками турбулентности.

2. Детально исследованы полученные впервые в мире режимы с неоклассической аккумуляцией многозарядных примесей с помощью регистрации характеристик турбулентности. Показано, что переход в режим с накоплением примесей связан со стабилизацией Ионной Температурно-Градиентной (ИТГ) моды и заменой ее на более коротковолновую Неустойчивость на Запертых Электронах (НЗЭ).

Переход происходит с формированием ВТБ, перемещающегося с периферии в центр 3. На российской установке Т-4 и американской ТFTR впервые в мире экспериментально показано, что в большинстве омических режимов времена удержания ионов с единичным зарядом и примесей с большими зарядами близки.

4. В результате систематических исследований корреляционной рефлектометрией полоидальных, радиальных и дальних тороидальных корреляционных длин впервые в мире выявлены несколько типов турбулентности.

5. Показано, что уровень турбулентности на стороне высокого магнитного поля в несколько раз меньше и качественно отличается от спектра флуктуаций на стороне низкого магнитного поля;

6. Сравнением с теоретическими предсказаниями показано, что свойства НЧ КК соответствуют ИТГ, а ВЧ КК – НЗЭ неустойчивостям. Для НЧ КК в уникально большом диапазоне магнитных полей (1,5-8 Т) и плотностей (11019м-3 51020м-3) в экспериментах на Т-10, TEXTOR и FTU найдено, что значение параметра ki сохраняется на уровне 0,3, характерном для ИТГ неустойчивости. Продемонстрирована возможность одновременного существования ИТГ и НЗЭ неустойчивостей, различающихся длиной волны.

7. В ходе экспериментов по корреляционному анализу турбулентности вдоль силовых линий впервые показано, что фаза ЦНЧ флуктуаций постоянна вдоль поля и корреляционная длина составляет 2,5 м (0,обхода тора). Максимальные корреляции для НЧ КК флуктуаций наблюдаются под углом 0,2-0,4° к силовой линии, что характерно для дрейфовых колебаний. Корреляционная длина для НЧ КК равна 12,5 м (1,25 обхода тора).

8. Показана связь уровня и типа турбулентности с переносом частиц:

- Корреляция уменьшения электронной теплопроводности в ВТБ с уменьшением уровня и корреляционных длин турбулентности.

- Развитие НЧ КК (ИТГ) в S - режиме приводит к значительному увеличению диффузии плазмы и ионной теплопроводности. ВЧ КК (НЗЭ) неустойчивость в меньшей степени влияет на перенос ионов и не препятствует неоклассической аккумуляции примесей при больших плотностях.

- Экспериментально показана хорошая корреляция увеличения переноса частиц и энергии с ростом уровня флуктуаций плотности в режимах с мощным дополнительным ЭЦ нагревом плазмы Научное и практическое значение работы:

Практическая ценность результатов диссертации определяется как широким использованием на других установках во многих странах, развитых в работе методик, так и важностью полученных научных результатов для понимания физических процессов переноса и турбулентности в плазме токамака для их контроля и оптимизации будущих установок реакторного уровня.

Так методика определения локальной концентрации легких примесей была применена в экспериментах на TFTR. Методика определения характеристик переноса электронной компоненты плазмы с помощью периодической модуляции притока газа была успешно применена на установках TFTR, FTU, DIII-D, TEXT, ASDEX, W7-AS. Методика корреляционной рефлектометрии была внедрена на установках TEXTOR и FTU, что позволило получить уникальную информацию о характеристиках турбулентности в максимально широком диапазоне магнитных полей и в экспериментах с различными методами нагрева.

Результаты исследования физики процессов переноса и турбулентности позволили надежно определить области существования и физические причины возникновения режимов с накоплением примесей и способы предотвращения аккумуляции. Это представляет особую важность для реакторных установок токамак. Развитая методика корреляционной рефлектометрии позволила впервые показать возможность одновременного существования флуктуаций плотности с параметрами близкими к ИТГ и НЗЭ неустойчивостям. Показана значительная полоидальная асимметрия уровня турбулентности и переноса.

Это подтверждает основные теоретические представления о дрейфовой природе турбулентности и дает экспериментальную базу для развития теории переноса в токамаке для предсказания характеристик плазмы в будущих установках. Следует особо отметить выделение низкочастотной турбулентности в центральной плазме в отдельный тип флуктуаций, который, практически целиком определяет свойства турбулентности на стороне высокого магнитного поля. Эти результаты должны стимулировать теоретические модели описания турбулентности.

Детально исследованы условия возникновения, ВТБ и подавление турбулентности, и изменение ее характеристик в периферийном и внутреннем транспортных барьерах. Показано, что уменьшение электронной теплопроводности в ВТБ сопровождается стабилизацией квази-когерентных колебаний, уменьшением уровня турбулентности с широким спектром и величины радиальной корреляционной длины. Эти результаты позволят установить физические механизмы возникновения ВТБ, что является основой получения улучшенных режимов в будущих установках.

Личный вклад автора Автор непосредственно разрабатывал методики изучения переноса ионной и электронной компонент плазмы и руководил применением этих измерительных диагностик, в проведении экспериментов на ведущих термоядерных установках в качестве ведущего экспериментатора. Во всех исследованиях, представленных в диссертации, ему принадлежат постановка научной задачи и метода исследований, анализ экспериментальных результатов и их интерпретация.

Достоверность и обоснованность результатов, представленных в диссертации, определяется высоким уровнем развитых диагностик и методов исследования переноса плазмы и характеристик турбулентности.

Проведением экспериментов в широком диапазоне параметров плазмы, сравнением полученных результатов на различных токамаках (Т-4, Т-10, PLT, TFTR, DITE, ТЕXTOR, FTU) с различными параметрами режимов разрядов и методов нагрева плазмы. Обоснованность приводимых выводов базируется на подробном анализе результатов проведенных экспериментальных и теоретических исследований и сравнении их с современным уровнем исследований на других токамаках. Полученные автором результаты прошли апробацию на видных российских и международных форумах, опубликованы в ведущих отечественных и зарубежных журналах по физике и книгах.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Разработан и реализован уникальный комплекс аппаратуры и методик для исследования переноса ионов с единичным и большими зарядами, переноса электронной компоненты плазмы и характеристик турбулентности. Комплекс включает в себя кристаллический рентгеновский монохроматор с изогнутым коллиматором РМ-2, корреляционную рефлектометрию и методику периодической модуляции газа.

2. В ходе исследований надежно подтверждены полученные впервые в мире результаты о существовании режимов с аккумуляцией примесей, выявлены условия их существования. Показано, что накопление примесей связан с уменьшением НЧ КК (Ионной Температурно-Градиентной) моды и замены ее на ВЧ КК (Неустойчивость на Запертых Электронах). Переход происходит с формированием ВТБ, перемещающегося с периферии в центр.

3. На российской установке Т-4 и американской ТFTR впервые в мире экспериментально показано, что в большинстве омических режимов времена удержания ионов с единичным зарядом и примесей с большими зарядами близки.

4. Исследования корреляционной рефлектометрией впервые в мире показали следующие характеристики флуктуаций плотности:

- Разделение спектра флуктуаций на турбулентность с широким спектром и спектральные максимумы двух типов квази-когерентных и низкочастотных флуктуаций;

- Сравнением с теоретическими предсказаниями показано, что свойства НЧ КК соответствуют ИТГ, а ВЧ КК – НЗЭ неустойчивостям. Для НЧ КК в уникально большом диапазоне магнитных полей (1,5-8 Т) найдено, что значение параметра ki сохраняется на уровне 0,3, типичном для ИТГ.

- Впервые показано, что фаза ЦНЧ флуктуаций постоянна вдоль магнитного поля и корреляционная длина составляет 2,5 м.

Максимальные корреляции для НЧ КК флуктуаций наблюдаются под углом 0,2-0,4° к силовой линии, что характерно для дрейфовых колебаний. Корреляционная длина для НЧ КК равна 12,5 м;

- Уровень турбулентности на стороне высокого магнитного поля в несколько раз меньше и качественно отличается от спектра флуктуаций на стороне низкого магнитного поля;

5. Показана связь уровня и типа турбулентности с переносом плазмы:

- Уменьшение электронной теплопроводности в ВТБ сопровождается уменьшением уровня и полоидальной и радиальной корреляционных длины турбулентности.

- Развитие НЧ КК (ИТГ) в S - режиме приводит к увеличению диффузии плазмы и ионной теплопроводности что переводит ионную компоненту плазмы в режим сильной аномальности и реализует равенство переносов всех ионов. ВЧ КК (НЗЭ) неустойчивость в меньшей степени влияет на перенос ионов и не препятствует неоклассической аккумуляции примесей при больших плотностях.

- Продемонстрирована корреляция увеличения переноса частиц и энергии с ростом уровня флуктуаций плотности в режимах с мощным дополнительным ЭЦ нагревом плазмы Основные положения диссертации содержатся в следующих опубликованных работах:

1. Вершков В.А. Современное состояние исследований мелкомасштабной турбулентности на токамаках. в кн. Пути Ученого.

Е.П.Велихов / Под ред. В.П. Смирнова Москва, РНЦ «Курчатовский институт»; 2007, с. 42-2. Вершков В.А. и др. Измерение характеристик турбулентности плазмы на периферии токамака Т-10 Ленгмюровскими зондами и ее моделирование с помощью двумерной стохастической модели. В сборнике: Стохастические модели структурной плазменной турбулентности / Под ред. Королева В.Ю., Скворцовой Н.Н. М.: МГУ им. М.В. Ломоносова. Фак. выч. математики и кибернетики; 2003.

3. Vershkov V.A., et al. Analysis of experimental edge turbulence characteristics by simulation with stochastic numerical model. in :

Stochastic models of structural plasma turbulence / edited by V.Yu.

Korolev and N.N. Skvortsova. VSP International Science Publishers, 2006.

4. Vershkov V.A. Current state of the small-scale turbulence investigations in tokamaks. // in Recent Research Developments in Plasma Physics, edited By J. Weiland.- Transworld Research Network 37/661 (2), Fort P.O.- Trivandrum-695 023.- Kerala.- India.- 2007.- P.119-194.

5. Vershkov V.A., Mirnov S.V. Role of impurities in current tokamak experiments. // Nuclear Fusion – 1974 – V 14 – P.. 383 – 395.

6. В.А.Вершков, С.В.Мирнов Методика измерений пространственного распределения мягкого рентгеновского излучения в установке Токамак-4. // Физика плазмы – 1976 - T 3, № 2 – C.197-202.

7. Бугаря В.И., Васин Н.Л., Вершков В.А., и др. Перенос многозарядных ионов в плазме токамака Т-10. // Физика плазмы – 1983 - № 9 – C.

914-925.

8. Вершков В.A., Каржавин Ю.Ю. Рентгеновский кристаллический монохроматор с изогнутый коллиматором Соллера для регистрации излучения протяжнных источников. // Приборы и Техника эксперимента – 1987 - №6 - C.171-175.

9. Васин Н. Л., Вершков В. А., Журавлев В. А. Изучение переноса плазмы на установке Т-10 при помощи однократного импульсного напуска дейтерия. // Физика плазмы – 1984 - Т. 10 - №.5 - C. 918-925.

10. Васин Н.Л.,Вершков В. А., Журавлев В.А. Изучение диффузии плазмы на установке Т-10 при помощи однократного импульсного напуска дейтерия и периодической модуляции потока дейтерия в плазму. // Физика Плазмы – 1984 - Т.10 - №.6, стр. 1125- 1132.

11. Васин Н.Л.,Вершков В. А., Журавлев В.А. Результаты исследования диффузии плазмы на установке Т-10. // Физика Плазмы – 1989 - Т.15, №.4 - C. 387-395.

12. Vershkov V.A., S.V. Soldatov, D.A. Shelukhin V.V. Chistyakov et al.

Experimental investigations of ITG-like turbulence characteristics in T-tokamak core plasma with toroidal and poloidal correlation reflectometry.

// Proc. of 17th International. Conf. on. Fus. Energy (Iokohama, Japan) – 1998 - Nuclear Fusion – 1999 - V 39 - N11Y, 1775-1787.

13. Бугаря В.И., Васин Н.Л., Вершков В.А., Егоров СМ., Есипчук Ю.В. и др. Перенос многозарядных ионов в плазме токамвка Т-10. // Физика плазмы – 1983 - T.9 - №.5 - C.914-925.

14. Verskov V.A., Alikaev V.V., Bagdasarov A.A., Berezovskii, et al. Study of two types of T-10 regimes with ECRH and ohmic heating. // Plasma Physics and Controlled Fusion – 1988 - V. 30 - № 4 - P. 381-387.

15. Vershkov V.A., Grashin S.A., Dreval V.V., Piterskii V.V., Soldatov S.V., Yakovets. Radial distribution and poloidal asymmetries of T-10 SOL parameters and turbulence. // Proc. of 12th Intern. PSI Conference (San Rafael, France) – 1996 - Journal of Nuclear Materials - V 241-243 – 19- P.873-886.

16. Vershkov V.A., Grashin S.A., Chankin A.V. Experimental study of plasma fluxes in the shadow of the scoop limiter on T-10. // Journal of Nuclear Materials – 1987 – V.145-147 – P. 611-615.

17. Vershkov V.A. and T-10 Group. Edge plasma investigation on T-10. // Journal of Nuclear Materials – 1989 – V.162 – 164 – P.195-202.

18. Pits R.A., Vayakis G., Matthews, Vershkov V.A. Poloidal asymmetries and toroidal flow in DITE. // Journal of Nuclear Materials.- 1990.- V.176177.- P.893-898.

19. Vershkov V.A., Chankin A.V. Non-ambipolarity of perpendicular plasma transport and asymmetry of particle flow onto the tokamak rail limiter. // Journal of Nuclear Materials.- 1989.- V.162 – 164.- P.208-211.

20. Vershkov V.A., V.V. Dreval, S.V. Soldatov. A three-wave heterodyne correlation reflectometer developed in the T-10 tokamak. // RSI.- 1999.- V.70, №3.- P.1700-1712.

21. Vershkov V.A., Shelukhin D.A., Soldatov S.V., Urazbaev A.O. et al.

Summary of experimental core turbulence characteristics in ohmic and electron cyclotron resonance heated discharges in T-10 tokamak plasmas.

// Nucl. Fusion. – 2005. –V.45. – № 10. – P. S203-S226.

22. Вершков В.А., Журавлев В.А. Эксперименты по диагностике плазмы на Т-10 с помощью отраженного СВЧ сигнала. // Журнал Технической Физики.- 1987.- Т. 57, №. 5.- С.858-862.

23. Д.А. Шелухин, С.В. Солдатов, В.А. Вершков, А.О. Уразбаев.

Применение рефлектометрии для оценки локальных параметров флуктуаций плотности плазмы. // Физика Плазмы.- 2006.- T.32.- C.771-781.

24. Krmer-Flecken A., Dreval V., Soldatov S., Rogister A., Vershkov V., et al.

Turbulence studies with means of reflectometry at TEXTOR. // Nucl.

Fusion. – 2004. – V. 44. – № 11. – P. 1143-1157.

25. Melnikov A.V., Vershkov V.A., Eliseev L.G., Grashin S.A., Gudozhnik A.V., Krupnik L.I., Lysenko S.E., Mavrin V.A., Perfilov S.V., Shelukhin D.A., Soldatov S.V. et al. Investigation of geodesic acoustic mode oscillations in the T-10 tokamak. // Plasma Phys. Control. Fusion. – 2006.

– № 48. – P. S87-S110.

26. Esipchuk Yu.V., Kirneva N.A., Borschegovskij A.A., Chistyakov V.V., Denisov V.Ph., Dremin M.M., Gorbunov E.P., Grashin S.A., Kalupin D.V., Khimchenko L.N., Khramenkov A.V., Kirnev G.S., Krilov S.V., Krupin V.A., Myalton T.B., Pavlov Yu.D., Piterskij V.V., Ploskirev G.N., Poznyak V.I., Roy I.N., Shelukhin D.A. et al. High density experiments with gas puffing and ECRH in T-10. // Plasma Phys. Control. Fusion. – 2003. – V. 45. – № 5. – P. 793–806.

27. Разумова К.А., Аликаев В.В., Бондаренко И.С., Борщеговский А.А., Вершков В.А., Горшков А.В., Готт Ю.В., Днестровский Ю.Н., Древаль В.В., Дремин М.М., Елисеев Л.Г., Кирнев Г.С., Кислов А.Ю., Климанов И.В., Козачок А.С., Комаров А.Д., Крупин В.А., Крупник Л.И., Крылов С.В., Лысенко С.Е., Медведев А.А., Мельников А.В., Мялтон Т.Б., Новиков А.Ю., Ноткин Г.Е., Павлов Ю.Д., Петров Д.П., Позняк В.И., Рой И.Н., Саврухин П.В., Санников В.В., Солдатов С.В., Сушков А.В., Трухин В.М., Хребтов С.М., Чистяков В.В., Шелухин Д.А. Образование двойного транспортного барьера в токамаке Т-при управлении профилем q(r). // Физика плазмы. – 2001. – Т. 27. – № 4. – С. 291-295.

28. Аликаев В.В., Борщеговский А.А., Вершков В.А., Волков В.В., Горшков А.В., Готт Ю.В., Грашин С.А., Дремин М.М., Елисеев Л.Г., Есипчук Ю.В., Журавлев В.А., Какурин А.М., Кирнев Г.С., Кирнева Н.А., Кислов А.Ю., Кислов Д.А., Климанов И.В., Кочин В.А., Крупин В.А., Крылов С.В., Мельников А.В., Мялтон Т.Б., Новиков А.Ю., Ноткин Г.Е., Павлов Ю.Д., Питерский В.В., Позняк В.И., Рой И.Н., Саврухин П.В., Санников В.В., Солдатов С.В., Степаненко М.М., Сушков А.В., Тарасян К.Н., Трухин В.М., Трухина Е.В., Химченко Л.Н., Чистяков В.В., Шелухин Д.А. Исследование Н-моды на Т-при ЭЦРН. // Физика плазмы. – 2000. –Т. 26. – № 11. – С. 979-992.

29. Шелухин Д.А., Вершков В.А., Разумова К.А. Поведение мелкомасштабных флуктуаций плотности в разрядах с нецентральным нагревом на электронном циклотронном резонансе на установке токамак Т-10. // Физика плазмы. – 2005. – Т. 31. – № 12. – С. 1059–1067.

30. Razumova K.A., Donn A.J.H., Andreev V.F., Hogeweij G.M.D., Bel’bas I.S., Borschegovskii A.A., Dnestrovskij A.Yu., Chistyakov V.V., Jaspers R., Kislov A.Ya., I’lin V.I., Krupin D.A., Krylov S.V., Kravtsov D.E., Liang Y., Lysenko S.E., Maslov M.V., Min E., Myalton T.B., Notkin G.E., Ossipenko M.V., Piterskij V.V., Petrov D.P., Roi I.N., Ryzhakov D.V., Shelukhin D.A., Sushkov A.V., Trukhin V.M., Vershkov V.A., Westerhof E. et al. Reduced core transport in T-10 and TEXTOR discharges at rational surfaces with low magnetic shear. // Nucl. Fusion. – 2004. – V. 44.

– № 10. – P. 1067-1080.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.