WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

KАЛИНИНА Евгения Викторовна

УПРАВЛЕНИЕ ЭЛЕКТРОФИЗИЧЕСКИМИ ПАРАМЕТРАМИ СЛОЕВ КАРБИДА КРЕМНИЯ И СОЗДАНИЕ ПРИБОРОВ ДЛЯ ЭКСПЛУАТАЦИИ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ (специальность:

01.04.10 - физика полупроводников) А в т о р е ф е р а т диссертации на соискание ученой степени доктора физико-математических наук

Санкт-Петербург - 2008

Работа выполнена в Физико-техническом институте имени А.Ф. Иоффе Российской академии наук

Официальные оппоненты:

доктор физико-математических наук, профессор Рубен Павлович Сейсян доктор технических наук, профессор Борис Иванович Селезнев доктор физико-математических наук, профессор Кукушкин Сергей Арсеньевич

Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный политехнический университет.

Защита состоится “____” __________2009 г. в ______часов на заседании диссертационного совета Д 212.238.04 Санкт - Петербургского государственного электротехнического университета « ЛЭТИ» по адресу:

197376, Санкт-Петербург, ул. проф. Попова, 5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке университета.

Автореферат разослан “_____” ______________200 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Д 212.238.д.ф.-м.н., проф. ______________ Мошников В.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы Современное развитие атомной промышленности, ядерной энергетики, военной и космической техники остро нуждается в разработках электроники нового поколения, способной работать в экстремальных условиях – повышенных уровнях радиации, температуры и химической активности. Проблема создания таких приборов весьма актуальна для обеспечения безопасности работы на атомных и космических станциях, при утилизации ядерных отходов и работе в радиоактивнозараженных районах. Кроме того, для проведения физических экспериментов с большой радиационной нагрузкой, которые планируются на ускорителях будущего поколения в ЦЕРНе - большой адронный коллайдер (LHС) и его модернизация (SLHC), требуются приборы, способные обеспечить долговременный дозиметрический контроль во внутренних треках ядерных установок. Приборы с указанной совокупностью свойств не выпускаются в мире и не могут быть реализованы с использованием традиционных полупроводниковых материалов (Ge, Si, CdTe, GaAs).

Одним из перспективных полупроводников для создания подобных приборов является карбид кремния (SiC). Большая ширина запрещенной зоны SiC (2.4 - 3.3 eV в зависимости от политипа) обеспечивает работоспособность приборов до 1000 0С и выше. SiC имеет большую напряженность поля лавинного пробоя (3-6 МВ см-1), высокую теплопроводность (3-5 Вт см-1 град-1), химическую и механическую прочность, а также высокие значения пороговой энергии дефектообразования (Ed = 2535 эВ), что является предпосылкой высокой радиационной стойкости полупроводника.

Уже первые работы в 50-60х годах прошлого столетия по изучению влияния облучения нейтронами и -частицами на свойства SiC и приборов на его основе показали перспективность использования этого материала для высокотемпературных радиационно-стойких приборов и детекторов ядерных излучений. Однако ввиду низкого качества исходного материала, данные по изучению радиационного дефектообразования в нем и исследованию электрических характеристик SiC приборов после облучения оказались неоднозначными. В последние годы достигнут значительный прогресс в промышленном выпуске пластин до 10 см в диаметре и в выращивании чистых эпитаксиальных слоев n-SiC с диффузионными длинами и временами жизни неосновных носителей заряда в десятки микрон и единицы микросекунд, соответственно.

Появление высококачественного материала объясняет повышенный интерес, который наблюдается в последнее десятилетие в мире к изучению фундаментальных вопросов радиационного дефектообразования в SiC при облучении его различными видами ядерных излучений. Кроме того, для создания приборных структур, в настоящее время все более широко исследуется и используется облучение SiC ионами как метод легирования.

К началу данной работы отсутствовали сведения об электрических характеристиках ионно-легированных p-n переходов в SiC, их структурных особенностях, о взаимосвязи этих характеристик с режимами изготовления, а также влиянии процессов имплантации на свойства исходного материала. К началу работы также отсутствовали данные о создании на основе ионно-легированных p-n переходов в SiC детекторов ядерных излучений и их характеристиках при высоких температурах.

Несмотря на значительное количество материала по облучению SiC различными частицами высоких энергий, практически отсутствовали сведения по облучению этого материала тяжелыми ионами высоких энергий (>1 МэВ/а.е.м.), моделирующими структурные нарушения, которые создаются осколками деления ядер.

Настоящая диссертационная работа направлена на решение этих важных проблем.

Целью работы является cоздание карбид кремниевых высокотемпературных радиационно стойких выпрямительных и детекторных структур на основе ионнолегированных алюминием p-n переходов. А также исследование влияния облучения высокоэнергетичными частицами на структурные, оптические и электрофизические характеристики SiC и приборов на его основе для изучения процессов радиационного дефектообразования и управления электрофизическими параметрами материала.

Объектами исследований в работе были кристаллы политипа 6Н-SiC nтипа проводимости и эпитаксиальные слои, выращенные на таких кристаллах сублимационным сэндвич-методом (SSE). Также в работе использовались структуры с эпитаксиальными слоями n-4H-SiC, выращенными методом газотранспортной эпитаксии (CVD) на высоколегированных подложках n+-4H-SiC. Для исследования электрофизических характеристик исходного материала и приборных структур, формировались барьеры Шоттки (БШ) и ионно-легированные (ИЛ) p-n переходы.

Основные задачи, решаемые в работе:

1. Теоретический анализ особенностей ионного легирования карбида кремния различными ионами и выбор основных направлений в технологии создания низкоомных ионно-легированных p+- слоев.

2. Разработка оптимальной технологии формирования ионно-легированных алюминием p+-n переходов в SiC путем изучения взаимосвязей их структурных особенностей с режимами ионного легирования. Легирование проводилось в образцы 6H с концентрациями нескомпенсированных доноров 1х1017 – 5х1018 см-3 ионами Al в диапазоне доз 3х1015 - 5х1017см-2 и отжигались термически в интервале температур 1450 - 1950 0С в течение 5 - 2700 с.

3. Разработка технологии улучшения качества 4H-SiC CVD эпитаксиальных слоев при их росте введением тонких буферных слоев, сформированных методом жидкофазной эпитаксии (LPE) на подложках, выращенных методом ЛЭТИ.

4. Изучение процессов управления проводимостью ионно-легированных алюминием p+-слоев в карбиде кремния, и их влияние на структурные и электрофизические свойства исходного материала.

5. Изучение влияния облучения нейтронами, а также ионами Al, Kr и Bi в широком интервале их энергий (40 кэВ - 710 МэВ) и флюенсов (109 - 1017 см-2 ) на дефектообразование в 6H и 4H-SiC.

6. Cоздание эффективных детекторов ядерных излучений на основе структур с ионно-легированными алюминием p+-n переходами, работающих в экстремальных условиях.

Научная новизна полученных результатов 1. Разработана модель, объясняющая формирование прямоугольных профилей алюминия, имплантированного в карбид кремния. Согласно предложенной модели, в процессе быстрого высокотемпературного термического отжига аморфизованных имплантацией слоев, наблюдается аномально быстрая диффузия примеси в процессе твердофазной эпитаксиальной кристаллизации.

2. Впервые показано, что имплантация ионов Al в SiC дозами аморфизации и последующий быстрый высокотемпературный термический отжиг приводят к улучшению качества исходного материала. Это объясняется эффектами радиационно-ускоренной диффузии дефектов в процессе имплантации и геттерирования дефектов в объеме образца в процессе быстрого термического отжига. Оба этих явления связаны с трансформацией метастабильных состояний в карбиде кремния.

3. Переменный профиль электрически активной примеси вблизи ионнолегированных p+-n переходов в SiC объясняется неравновесно-ускоренной диффузией атомов Al в процессе быстрого термического отжига. Концентрационный профиль примеси в области неравновесно-ускоренной диффузии имеет поверхностную и объемные ветви, на границе которых формируются ионно-легированные p+-n переходы.

4. Впервые наблюдалось улучшение спектрометрических характеристик карбид кремниевых детекторов ядерных излучений с ростом температуры до 400 0С, что объясняется структурными особенностями ионно-легированных алюминием p+-n переходов, указанными выше.

5. При облучении карбида кремния высокоэнергетичными частицами в широком диапазоне их масс и энергий, образуются радиационные дефекты одинаковой природы. Показано, что в n- 4H-SiC дефектные центры с уровнями Ес – 0.37 эВ и Ес – 0.74 эВ являются компенсирующими, а центр Ес – 0.68 эВ (Z1) ответственен за время жизни неосновных носителей заряда.

Научная и практическая значимость исследований 1. Разработаны оптимальные режимы имплантации ионов Al в SiC и быстрого высокотемпературного термического отжига, формирующие p+-слои c удельным сопротивлением 0.5 Ом см, что обеспечивает формирование низкоомных алюминиевых омических контактов с удельным контактным сопротивлением 4х10-4 Ом см2.

2. Разработана технология создания ионно-легированных алюминием SiC диодов, работающих до плотностей тока 8 кА см–2 в прямом направлении и обратными напряжениями, близкими к расчетным. При плотности прямого тока 1 кА см–2 дифференциальные сопротивления составляют менее 3х10-3 Ом см2 за счет модуляции базовой n-области неравновесными носителями заряда. Нагрев структур до 500 0С приводит к улучшению характеристик в прямом направлении без необратимых процессов.

3. Разработан способ улучшения структурного качества CVD эпитаксиальных слоев с помощью формирования на подложках SiC, выращенных по методу ЛЭТИ, тонких n+ -буферных слоев ( 0.1 мкм) методом жидкофазной эпитаксии, что приводит к уменьшению количества и равномерному распределению по площади образца микропор, дислокаций и концентраций глубоких дефектных центров в CVD слоях.

4. Предложен метод улучшения качества исходного материала карбида кремния за счет эффектов ускоренной диффузии радиационных дефектов в процессе высокодозовой имплантации ионов Al и геттерирования дефектов в объеме при последующем быстром высокотемпературном термическом отжиге. Этот метод открывает широкие возможности по управлению параметрами исходного материала и является новым направлением в технологии SiC.

5. Предложен метод увеличения быстродействия карбид кремниевых приборов путем управления временем жизни носителей заряда при облучении быстрыми нейтронами. Измененные значения времени жизни остаются постоянными вплоть до рабочих температур 400-500 0С.

6. Показано, что низкотемпературный отжиг радиационных дефектов увеличивает радиационный ресурс карбид кремниевых приборов при облучении. Структуры на основе ионно-легированных алюминием p+-n переходов, деградированные в процессе облучения различными видами высокоэнергетичных частиц, частично восстанавливают свои электрические характеристики при рабочих температурах 400-500 0С.

7. Разработана технология создания, на основе ионно-легированных алюминием p+-n переходов, карбид кремниевых детекторов ядерных излучений в единичном и матричном исполнении с разрешением по энергии, соизмеримой с лучшими кремниевыми детекторами и с улучшением спектрометрических характеристик при рабочих температурах до 400 0С.

В результате проведенных исследований разработан новый класс приборов, в том числе детекторов ядерных излучений, на основе ионно-легированных алюминием p+-n переходов в SiC, с увеличенным радиационным и временным ресурсами при повышенных рабочих температурах 400-500 0С в процессе ядерных облучений.

Научные положения, выносимые на защиту 1. Cочетание высокодозовой (5х1016 см-2) имплантации ионов алюминия в карбид кремния n-типа проводимости, создающей аморфные слои с Гауссовым распределением примеси, и быстрого (15 с) термического отжига при 1700-1750 0С формирует прямоугольный профиль примеси. Перераспределение Al в имплантированных слоях происходит по механизму твердофазной эпитаксиальной кристаллизации.

2. Быстрый высокотемпературный термический отжиг слоев, аморфизованных имплантацией ионов алюминия в карбид кремния n-типа проводимости, приводит к улучшению качества исходного материала. Увеличение диффузионной длины неосновных носителей заряда в исходном материале объясняется распадом метастабильных состояний в процессе совместного действия эффектов ускоренной диффузии радиационных дефектов при имплантации и геттерирования дефектов при отжиге.

3. Расположение ионно-легированных алюминием p+-n переходов в карбиде кремния и переменный профиль электрически активной примеси в области переходов обусловлены неравновесно-ускоренной диффузией имплантированных атомов в процессе быстрого термического отжига. Наличие двух ветвей в диффузионном распределении алюминия связано с особенностями образования метастабильных дефектов при различной концентрации имплантированной примеси.

4. Наличие метастабильных состояний, образующихся в карбиде кремния при воздействии различных видов радиации и отжигаемых в различных температурных интервалах, позволяет управлять свойствами материала и приборов на его основе, работающих в экстремальных условиях:

- низкотемпературный отжиг радиационных дефектов увеличивает радиационный и временной ресурс приборов при облучении;

- высокотемпературный отжиг радиационных дефектов позволяет изменять время жизни неравновесных носителей заряда, т.е. частотный диапазон приборов.

5. Разработанная технология формирования тонких ( 0.3 мкм) ионнолегированных алюминием p+-n переходов в карбиде кремния, позволяет создавать высокотемпературные детекторы ядерных излучений нового класса. При нагреве детекторов до 400 0С в процессе облучения наблюдается улучшение как эффектив- ности собирания неравновесного заряда, так и разрешения по энергии.

Результаты исследований, выполненных в диссертационной работе, представляют фундаментальный интерес и могут быть использованы при разработке новых высокотемпературных карбид кремниевых приборов силовой электроники и детекторов ядерных излучений.

Апробация результатов работы Основные результаты работы докладывались и обсуждались на следующих конференциях и совещаниях: II Всесоюзное совещание по широкозонным полупроводникам (С.-Петербург, Россия, 1979); 37я Конференция по материалам для электроники (С.-Петербург, Россия, 1995); 23й Международный симпозиум по сложным полупроводникам (ISCS-23: С.-Петербург, Россия, 1996); две Международные конференции по высокотемпературной электронике (NiTEN: Manchester, England, 1997; Berlin, Germany, 1999); Международная конференция “Diamond 98” (Crete, Grecce, 1998); Международная конференция “EXMATEC” (Crete, Grecce, 2000); два весенних симпозиума E-MRS (Strasbourg, France, 1996; 2001); три Международных семинара “Карбид кремния и родственные материалы“ (ISSCRM: Великий Новгород, Россия, 1995; 2000; 2004); четыре Международные конференции по карбиду кремния и родственным материалам (ICSCRM: Washington, USA 1993;

Research Triangle Park, North Carolina, USA, 1999; Tsukuba, Japan, 2001; Pittsburg, Pennsylvania, USA, 2005); 3я Российская Международная конференция по учету, контролю и физической защите ядерных материалов (MPC&A-2005: Обнинск, Россия, 2005); 8я Международная конференция “Зондовые методы исследования микроструктур на основе полупроводников” (BIAMS 2006: С.-Петербург, Россия, 2006); шесть Европейских конференций по карбиду кремния и родственным материала (ECSCRM: Heraklion, Crete, Greece, 1996; Klaster Banz, Germany, 2000; Linkping, Sweden, 2002; Bologna, Italy, 2004; Newcastle upon Tyne, UK, 2006, Barselona, Spain, 2008).

Публикации.

Основные теоретические и практические результаты диссертации опубликованы в 46 статьях (1 обзорная), среди которых 23 публикации в ведущих рецензируемых изданиях, рекомендованных в действующем перечне ВАК.

Доклады доложены и получили одобрение на 21 международных и всероссийских конференциях.

Структура и объем диссертации Диссертация состоит из введения, семи глав, заключения. Она содержит 2страницу текста, включая 121 рисунок, 8 таблиц и 356 ссылок на литературные источники.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дано обоснование актуальности темы диссертации, сформулированы цели и основные задачи работы, показаны научная новизна и практическая значимость полученных результатов, приведены научные положения, выносимые на защиту.

В первой главе проводится анализ радиационного дефектообразования в SiC политипов 3C, 4H, 6H и 15R как n, так и p- типов проводимости, при облучении медленными и быстрыми электронами, нейтронами и ионами. На основе анализа теоретических и экспериментальных работ по облучению SiC показаны общие с другими полупроводниками закономерности радиационного дефектообразования в этом материале. Так увеличение массы и дозы облучающих частиц сопровождается увеличением типов дефектов, их концентраций и размеров. Наряду с общими, выявлены характерные для SiC закономерности радиационного дефектообразования:

- энергия смещения атомов С меньше, нежели атомов Si, но обе они уменьшаются с увеличением массы и дозы облучающих частиц;

- более подвижные вакансии VC и комплексы с ними отжигаются при более низких температурах, нежели дефекты на основе вакансий VSi ;

- активный отжиг простых дефектов происходит при температурах 400 -5С, при этом мала скорость образования высокотемпературных сложных дефектных комплексов;

- увеличение температуры отжига выше 500 0С приводит к образованию метастабильных кластеров, устойчивых до температур выше 2000 0С.

На основе проведенного анализа подтверждена радиационная устойчивость SiC и предсказана возможность повышения радиационного и временного ресурсов приборов на его основе при повышенных рабочих температурах.

Во второй главе рассмотрены основные сведения о свойствах SiC, который существует в большом числе (более 200) кристаллографических модификаций (политипов). В работе исследовались образцы наиболее используемых промышленно выпускаемых гексагональных политипов 4Н и 6Н-SiC, и приборы на их основе.

Поскольку оба эти политипа обладают значительной степенью гексагональности, их электрофизические свойства анизотропны. В направлении вдоль оси С:

- значение электрического поля пробоя в направлении ЕC вдвое больше, нежели для направления ЕC, поэтому диодные структуры целесообразно формировать с расположением p-n переходов в плоскости, перпендикулярной оси С;

- накопление радиационных нарушений с увеличением дозы облучения происходит линейно в отличие от других направлений, где структурные нарушения растут сублинейно;

- глубина каналирования облучающих ионов наименьшая;

- восстановление структурных нарушений при высокотемпературных отжигах происходит более эффективно по сравнению с образцами, которые облучались по другим кристаллографическим направлениям.

Особенности электрофизических свойств SiC определяют трудности его легирования, к которым относятся низкая растворимость примесей и образование компенсирующих собственных дефектов. Поэтому для получения низкоомных слоев необходимо вводить высокие концентрации примесей, при этом резко возрастает тенденция к образованию различных термостойких ассоциатов и кластеров.

Основной проблемой при формировании приборных структур на основе SiC является получение низкоомных слоев p-типа проводимости. Из акцепторных примесей наибольший предел растворимости и наименьшую энергию активации имеет Al, который при высоком уровне легирования образует примесную зону с энергией активации < 0.1 эВ. В работе рассматриваются вопросы формирования низкоомных p+- слоев с использованием Al в качестве акцептора.

Анализ различных методов формирования алюминиевых p+- слоев (диффузия, жидкофазная, сублимационная и газотранспортная эпитаксии, ионное легирование) показал, что низкоомные слои, не вносящие заметного сопротивления в приборные структуры, можно получить с применением неравновесного метода – ионного легирования, где концентрации вводимых примесей не ограничены пределом их растворимости. Показаны возможности, преимущества и недостатки метода ИЛ при использовании его для формирования приборных структур. Детально рассмотрены теоретические аспекты расчетных профилей имплантированных атомов и радиационных дефектов при имплантации ионов Al в SiC. Сравнительные исследования теоретических и экспериментальных данных по ИЛ алюминия в SiC позволили выявить основные тенденции и практические рекомендации по созданию низкоомных p+-слоев, к которым относятся:

- для уменьшения количества каналируемых ионов имплантацию целесообразно проводить в направлении (0001), когда образцы наклонены к направлению пучка ионов под углами 3-9о ;

- при дозах ИЛ алюминия выше 8х1014 см-2 наблюдается аморфизация SiC, что обеспечивает минимальное количество каналируемых ионов, практически одинаковое число нарушений в подрешетках Si и С, а также повышенную скорость отжига радиационных дефектов;

- увеличение дозы легирования выше предела растворимости 2х1021 см-3 приводит к формированию фаз Al4С3, Al4SiC4 или Al4Si2C5 и Si преципитатов, затрудняющих эффективность отжига имплантированных слоев;

- ИЛ при комнатной температуре мишени снижает вероятность неравновесно-ускоренной диффузии облучающих ионов и обеспечивает профиль их распределения наиболее близкий к расчетному, а также уменьшает вероятность образования высокотемпературных комплексов;

- традиционно для отжига радиационных дефектов и активации имплантированной примеси используется равновесный отжиг в течение 10-45 мин.

Третья глава посвящена отработке оптимальной технологии создания ИЛ алюминием p-n переходов в кристаллах 6H-SiC с концентрацией нескомпенсиро-ванных доноров Ndo= (1-5)х1018 см, а также в слоях, выращенных SSE методом толщинами 5-10 мкм с Ndo= (1-9)х1017см-3. Принимая во внимание выводы Главы и 2, имплантация ионов Al проводилась при 25 0С. Исследовались электрические характеристики ИЛ p-n переходов в зависимости от дозы ионов Al в интервале Ф =3х1015-5х1017 см-2, энергии ионов составляли 40 или 90 кэВ. Отжиги имплантированных образцов в атмосфере Ar проводились в широком интервале температур T = 1450-1950оС и длительностей t = 5-2700 с.

Электрические характеристики исследовались на структурах площадью 1х10-3 см2 с однородной электролюминесценцией (ЭЛ) p-n переходов и отсутствием аномально высоких падений напряжения в пропускном направлении. Эти условия не соблюдались при отжиге имплантированных образцов в интервале температур 1450-1650 0С. Вольт-фарадные характеристики (ВФХ) ИЛ p-n переходов исследовались в частотном диапазоне 50-3х105 Гц при температурах 293-523 К. Вольтамперные характеристики (ВАХ) переходов до плотностей тока 100 А см2 измерялись на постоянном токе. В области больших токов (до 10 А) измерения проводились на импульсах напряжения длительностью 1-5 мкс с частотой 50 Гц для исключения разогрева образца. ВАХ в обратном направлении до напряжений пробоя снимались на постоянном токе, а в области пробоя дополнительно подавалось импульсное напряжение длительностью 1 мкс или 6 нс при частоте 50 Гц.

Структурные особенности ИЛ алюминием p-n переходов в зависимости от режимов изготовления исследовались из ВФХ путем анализа их барьерной емкости и зависимости ее от напряжения Cb = f (U -UC ) в двойном логарифмическом масштабе, где U - обратное напряжение на p-n переходе и UС - контактная разность потенциалов, равная для политипа 6H-SiC около 2.5 эВ. Из анализа измерений ВФХ было получено, что при указанных выше вариациях в широких пределах Ndo, Ф, Т и t, сохранялась зависимость:

Cb = A(U +UC )-1/ n где А- величина, не зависящая от обратного напряжения U на p-n переходе; nнаклон прямой, характеризующий профиль перехода. Для всех режимов изготовления ИЛ p-n переходов (исключая отжиг при температурах ниже 1650 С) наклон ВФХ составлял n = 2.5-3.5, что указывает на характер изменения концентрации в области пространственного заряда (0ПЗ) переходов ближе к плавному. К увеличению резкости p-n переходов приводило увеличение Ф, Т и Ndo в исходных образцах. Влияние времени отжига в указанном интервале на ВФХ было незначительно.

Из анализа ВФХ для всех используемых режимов формирования ИЛ p-n переходов были оценены градиенты концентрации электрически активных акцепторов a = dNa /dx в 0ПЗ по стандартной зависимости для плавных переходов. На всех зависимостях a от режимов формирования ИЛ p-n переходов четко прослеживается тенденция увеличения градиентов с ростом Ndo Ф, Т, значения которых лежали в пределах 1022 – 2х1024 см-4.

Наблюдаемые зависимости а в ОПЗ ИЛ алюминием p-n переходов от условий их формирования объясняются на основе теории Линдхарда-Шарфа-Шиотта (ЛШШ) для аморфных мишеней. В этом случае, когда эффект каналирования подавлен, распределение внедренной примеси Na(х) в окрестности переходов описывается функцией Гаусса. С учетом возможной TED имплантированной примеси при отжиге, зависимость Na(х) представлялась в виде:

(x- Rp) - Nm = K Ф / 2 (Rp 2 + 2 Dt) Na (x) = Nm exp ;

2( Rp) + 4D t где Rp- проецированный пробег атомов Al; Rp- стандартное отклонение; D – коэффициент диффузии Al, K– безразмерный коэффициент, меньший 1, характеризующий долю атомов Al, переходящих в состояние электрически активных акцепторов после отжига. Для х = х0, когда Na (x0) = Nd, получим градиент а при х = х0, который определяет величину емкости перехода:

a = (dNa / dx)x=xo = Nd 2ln (Nm / Nd ) / (Rp + 2Dt) где Nd - суммарная концентрация доноров при х = х0, которая из-за появления центров донорного типа при ИЛ может отличаться от исходной Ndo.

Получено согласие теоретических и экспериментальных зависимостей емкостей и градиентов концентрации а в ОПЗ ИЛ p-n переходах от условий их формирования. Это позволяет сделать вывод, что структурные особенности таких p-n переходов определяются совместным действием активации акцепторной примеси, отжигом компенсирующих радиационных дефектов в p-слое, а также, возможно, TED атомов Al при отжиге.

ВАХ ИЛ p-n переходов в пропускном направлении в области малых токов при U < UC описывались зависимостью J = J0 exp (qU / b kT ) где UC – контактная разность потенциалов, J0 - предэкспоненциальный член, q – заряд электрона, k – постоянная Больцмана и коэффициент идеальности b постоянен для заданной температуры. Значения коэффициента b лежали в пределах 1.4-2, что свидетельствует о сложном характере прохождения тока, включающем рекомбинационную и диффузионную составляющие.

В области больших плотностей тока, для всех указанных режимов изготовления p-n переходов, экспериментальные точки ВАХ в двойном логарифмическом масштабе укладывались на прямые линии J = (U-UС), т.е. наблюдалась зависимость J ~ (U -UC )m с постоянным значением степени m для данного образца.

Рис. 1. Прямые ВАХ ИЛ алюминием Рис.2. Обратные ВАХ ИЛ алюминием p-n переходов в зависимости от p-n переходов с “однородным” пробоем, снятые при температурах Т, К:

Ndo в исходных образцах.

1–293, 2–373, 3–423, 4–473, 5–523.

(Ф=5х1016 см-2, Т =1750оС, t = 15 c);

Ndo, см-3: 1-2х1018 (m=1), 2-9х1017(m=1.2), 3-5х1017 (m=1.5), 4 - 4х1017 (m=1.7).

Согласно ВАХ при малых и больших плотностях тока, к уменьшению статических сопротивлений диодных структур приводило увеличение Ф и Т в указанном диапазоне. Оптимальными режимами формирования ИЛ алюминием p+-слоев в 6H-SiC, практически не вносящими дополнительного сопротивления в диодные структуры, были выбраны следующие:

- доза легирования 5х1016 см-2, энергия ионов 90 кэВ, температура отжига 1750 0С, - время отжига 15с, поскольку эффективность отжига практически не менялась с дальнейшим увеличение времени. Такой быстрый термический отжиг (БТО) является существенным отличием от традиционных равновесных отжигов, которые проводятся в течение более длительного времени, и является одним из наших практических “ноу-хау“.

При выбранных оптимальных режимах формирования p-n переходов, на структурах с SSE слоями наблюдался эффект частичной модуляции сопротивления базовой области диодов неравновесными носителями заряда, инжектированными из ИЛ p-эмиттера (Рис. 1). Уменьшение Ndo в эпитаксиальных слоях сопровождалось увеличением диффузионной длины неосновных носителей заряда (Lp) и при водило к увеличению эффекта модуляции, что отражалось в возрастании сверхлинейности ВАХ и снижении дифференциальных сопротивлений структур.

На таких структурах со специальной защитой p-n переходов диффузией бора, исключающей поверхностный пробой, исследовались обратные ВАХ объемных одиночных микроплазм (МП) и “однородного” пробоя, когда в диапазоне нескольK I = CUbr ких порядков тока ВАХ описывается зависимостью, где К - постоянная Ubr степень, С–постоянный коэффициент (Рис. 2). За напряжение пробоя было принято значение напряжения, отнесенное к суммарному току 1 мкА через p-n переход, поскольку площади МП точно определить не представлялось возможным.

Для p-n переходов с “однородным” пробоем были экспериментально определены зависимости напряжения пробоя и напряженности электрического поля при пробое от Ndo и а в ОПЗ p-n переходов. Температурная зависимость напряжения пробоя таких переходов имела линейный характер с отрицательным температурным коэффициентом ТКН Ubr = - (0.08 – 0.1) В град-1, что характерно для политипа 6H-SiC (Рис.2).

В четвертой главе рассматриваются структурные и электрофизические особенности ИЛ алюминием p+-слоев, сформированных в чистых CVD эпитаксиях политипа 4H-SiC по оптимальной технологии, отработанной для менее качественного материала политипа 6H.

ИЛ p+-слои формировались в 4H-SiC CVD эпитаксиях толщиной 26-42 мкм с Ndo= (0.4-8)х1015 см-3, выращенных на n+- 4H-SiC подложках с концентрациями Ndo 1019 см –3. При росте CVD слоев было выявлено, что их совершенство прямо зависит от качества подложки, наследуя характеристики последней с сохранением политипа. Высоколегированные подложки имеют высокую концентрацию различных дефектов, наиболее фатальными из которых являются микропоры, поэтому проблема абстрагирования от качества подложки при росте CVD слоев была весьма актуальна. В нашей работе она решалась с использованием на границе подложки и CVD эпитаксий буферных n+- 4H-SiC слоев, выращенных LPE методом с концен–трацией Ndo 1019 см и толщинами 0.1–0.6 мкм. Было рассмотрено влияние присутствия буфера и его и толщины на качество CVD слоев. Для этого пластины разрезались пополам и одна из них покрывалась буферным слоем. Затем на обоих половинах в одном процессе выращивались CVD слои. Исследования проводились с привлечением около 20 структурных, оптических и электрических методик.

Показано, что к значительному улучшению качества CVD эпитаксий приводит использование тонких ( 0.1 мкм) LPE слоев, что, по сравнению с более толстыми буферами или без них, обеспечивает:

- уменьшение концентрации компенсирующих примесей Al и B в 4-5 раз;

- уменьшение размеров и количества включений Al2O3;

- снижение плотности микропор в 5-6 раз и дислокаций более, чем на порядок;

- уменьшение концентрации глубоких центров в 3-4 раза до значений 1012 см –3;

- увеличение диффузионной длины неосновных носителей (Lp) в 1.5 раза;

- увеличение пробивных напряжений диодов Шоттки, сформированных на этих слоях в 1.5-2 раза;

- выравнивание структурных и электрофизических характеристик CVD слоев по площади пластин.

Для дальнейшей работы использовались образцы с CVD слоями, выращенными именно на тонких (< 0.1 мкм) LPE буферах. Имплантация ионов Al и БТО проводились по оптимальным режимам, описанным в Главе 3.

10Рис.3.

initial (а) - SIMS профиль атомов Al, anneal 10имплантированных в 4H-SiC CVD слои с энергией 100 кэВ дозой 105х1016 см-2 до (initial) и после отжига 10при 1700 0С в течение 15 с (anneal).

0 250 5Depth, nm 20(b) - RBS/C спектры дефектов в:

15исходных образцах 4H-SiC (virgin), 10расчетные в полностью аморфизованных virgin random слоях (random), облученных ионами 5 as-implanted annealed Al (as-implanted) и отожженных (annealed).

50 100 150 2Channel number (c) - Профили генерируемых дефектов 1,8 в ИЛ алюминием слоях, рассчитанные 0,по TRIM из экспериментальных RBS/C 0,данных (b), а также рассчитанный 0,профиль генерации первичных дефектов impl 0, anneal (полного числа вакансий). При расчете 0,0 100 200 3вводились параметры: плотность SiC 3.21 гр Depth, nm роговых энергий смещения атомов Si и C, равные ответственно.

Согласно данным вторичной ионной масс-спектрометрии (SIMS), экспериментальный профиль внедренных атомов Al практически совпадал с расчетным с Гауссовым распределением по глубине с величиной проецированного пробега Rp=1нм (Рис. 3а). Согласно данным Резерфордовского обратного рассеяния в режиме -Consentration, cm RBS yield Relative disorder Vacancies / nm / ion каналирования (RBS/C) и просвечивающей электронной микроскопии (TEM), формировался аморфный слой на глубину ~ 250 нм с нестехиометрией состава и механическими напряжениями. На границе аморфного участка с CVD слоем наблюдался тонкий (~ 30 нм) сильно дефектный кристаллический слой (Рис.4A, область 2).

На уровне чувствительности метода не было замечено каналирования Al.

БТО приводил к восстановлению стехиометрии состава, снятию напряжений в ИЛ слое и формированию прямоугольного (”box”) профиля внедренной примеси со сложным структурным составом (Рис. 3а). От границы с CVD слоем на глубину 120 нм формировался дефектный монокристаллический слой с параметрами решетки политипа 4H-SiC: a =0.318 нм и c =1.051 нм (Рис.4В, область 2). К поверхности он переходил в поликристаллический дефектный слой, который состоял из блоков различной ориентации, включений фазы 3С-SiC и прочих протяженных дефектов (Рис.4В, область 1). В процессе отжига наблюдалась также TED атомов Al с концентрационным профилем, имеющим поверхностную и объемную ветви (Рис. 3а, anneal).

Рис. 4. TEM изображение поперечного сечения 4H-SiC CVD слоя с Ndo = 11015 см-3, ионно- легированного алюминием дозой 51016 см-2 с энергией 100 кэВ до (А) и после отжига при температуре 17000С в течение 15 с (В,С).

(А): 1 – аморфная структура, 2 – монокристалл.

(В): 1 – поликристалл, 2 – монокристалл, (С): 2 – монокристалл, 3 – дефектная область.

Особенности перераспределения Al в ИЛ слоях в процессе БТО объясняются cегрегационно-диффузионной моделью в процессе твердофазной эпитаксиальной кристаллизации. В рекристаллизованном слое аномально быстрая диффузия примеси с коэффициент D1 =1х10-10 см2 с-1 обусловлена ее диффузией по протяженным дефектам и межзеренным границам. В монокристаллической области, соответсвующей поверхностной ветви неравновесно-ускоренных атомов Al, коэффициент диффузии D2 = 3x10-14 см2 с-1 много меньше вследствие образования в этой области, с высокой концентрацией примеси, кластерных образований. Именно большой раз ницей в коэффициентах диффузии D1 и D2 объясняется формирование прямоугольных профилей примеси в рекристаллизованной области.

Уменьшение концентрации примеси в области TED (объемная ветвь) приводит к формированиию более простых метастабильных состояний с менее эффективным подавлением диффузии Al. По предварительным оценкам, учитывая переменный профиль электрически активных акцепторов в этой области (Глава 5), коэффициент диффузии примеси D3 = 3x10-11 см2 с-1. На границе поверхностной и объемной ветвей TED профиля Al была определена позиция ИЛ p-n переходов, согласно измерениям сканирующего электронного микроскопа.(SEM).

Согласно Холловским измерениям, 1x10значения удельных сопротивлений ИЛ p+-слоев (a) 1x1020 при 25оС составляли ~ 0.5 Ом см и наблюдалось их заметное уменьшение при нагреве образца 1x10выше 150оС (Рис.5). Концентрация свободных 1x100 2 4 6 8 10 ды рок в ИЛ слое после отжига составляла (51000/T, K-10 6)х1019см-3. С учетом данных SIMS, в электри(b) чески активное состояние перешло не менее 15% внедренной примеси. На таких слоях 0.сформированы омические Al контакты с удель0.ным контактным сопротивлением с 3х10-0 200 400 600 8T, K Ом см2. Таким образом, сочетание высокодозо(c) вой имплантации ионов Al и нетрадиционного БТО обеспечили формирование тонких низкоомных p+- слоев, которые могут служить эмиттером в SiC диодах, практически не вносящим 0.дополнительного сопротивления в структуру.

0 2 4 6 8 1000/T, K- Как было показано выше, при проведении имплантации ионов Al в оптимальных реРис.5. Измерения эффекта Холла в жимах, формировался аморфный слой с повы- ИЛ алюминием p+-слоях:

шенной концентрацией дефектов. При этом, (a) – концентрация носителей согласно измерениям локальной катодолюми- заряда, (b) – их подвижность, несценции (LCL) на сколе структуры, наблюда- (c) - удельное сопротивление.

лось глубокое проникновение дефектов на всю толщину CVD слоя и часть подложки, т.е. на глубину, превышающую более, чем на 2 порядка величину проецированного пробега ионов Al (Рис. 6). На спектрах LСL в областях 1 и 2 появлялась широкая полоса с максимумом 2.47 эВ, обусловленная радиационно-ускоренной диффузией дефектов в процессе имплантации.

Ускорению диффузии дефектов способствовал примесно-дефектный состав исходных CVD слоев с плотностью микропор и базисных дислокаций 5 см-2 и 104 см-2, -p, cm.

Mobility, cm /(V s).

Resistivity, Ohm cm соответственно, с присутствием включений Al2O3 и цилиндрических изгибов. Процесс имплантации дополнительно стимулирует диффузию дефектов из легированного слоя за счет градиента концентрации дефектов и напряжений как в самом ИЛ слое, так и на границе имплантированного слоя с объемом из-за рассогласования параметров решеток за счет уменьшения плотности аморфного слоя по сравнению с кристаллическим (эффект разбухания). Кроме того, ускоренной диффузии дефектов способствует “эффект дальнодействия” - перенос энергии на большие расстояния за счет генерации упругих волн в зоне торможения ионов.

A B 4 c a a b 2,0 2,5 3,0 3,2,0 2,5 3,0 3,a b c 2,0 2,5 3,0 3,2,0 2,5 3,0 3,3 b b c 2,0 2,5 3,0 3,2,0 2,5 3,0 3,energy, eV energy, eV Рис. 6. СL изображение и спектры.LCL, снятые на сколе структуры, сформированной в 4H-SiC CVD эпитаксиях с Ndo= 4x1015 см–3 имплантацией ионов Al дозой 5x1016 см –с энергией 100 кэВ до (А) и после (В) отжига при 1700 0С в течение15с:

(а) - исходный CVD слой; (b) – после имплантации ионов Al; (с) – после отжига.

После отжига образцов формировался p+-n переход и в этой области наблюдалась интенсивная синяя люминесценция с максимумом 2.75 эВ (Рис.6, область 1, кривая c), которая связывается с переходами между донорно-акцепторными парами N-Al. В области 2 спектры LCL становились подобны спектрам исходных образцов с уменьшением интенсивности дефектной люминесценции в CVD слое в ~ 2 раза (кривая c) по сравнению с исходными образцами (кривая а). После формирования ИЛ p+-слоев мы наблюдали в CVD слоях на глубине в несколько микрон отсутствие включений Al2O3 и других структурных дефектов, присутствующих в исходных образцах. Также наблюдалось уменьшение концентрации центров с повышенной скоростью рекомбинации неравновесных носителей заряда. Следствием улучшения качества 4H-SiC CVD слоев явилось увеличение Lp в 1.5-2 раза по сравнеCL intensity, a.u.

CL intensity, a.u.

нию с их значениями в исходных образцах, согласно измерениям SEM в режиме наведенного тока (EBIC) (Рис.7).

При этом, согласно DLTS данным, на1, блюдалось уменьшение концентрации L =2.2 µm p 0, L =5.0 µm ГЦ с энергией ионизации Ес -0.63 эВ p 0,(Z1 центр) на порядок с 3х1013 см-3 в 0,исходном образце до 3х1012 см-3 после 0,формирования ИЛ p+-n переходов.

0,Поскольку при этом происходило 0 10 увеличение Lp, резонно предполоx, µm жить, что ГЦ Z1 заметно влияет на ве Рис.7. EBIC сигналы, наблюдаемые на личину времени жизни неравновес сколе исходных 4H-SiC CVD слоев ных носителей заряда.

с Ndo= 4x1015см–3 (1) и после формирования Пятая глава посвящена анали в них ИЛ алюминием p+- n переходов (2).

зу работы диодов с ИЛ алюминием p+-эмиттерами, сформированными в 4H-SiC чистых CVD эпитаксиальных слоях по оптимальной технологии, отработанной на образцах 6H-SiC. CVD слои толщиной 26 мкм c Ndo= (1-5)x1015 см –3, выращивались на подложках с Ndo ~ 1019 см –3 с использованием тонкого (< 0.1 мкм) LPE буфера. P-n переходы формировались имплантацией ионов Al с энергией 1кэВ дозой 5x1016 см –2 и БТО. Такие p+-n переходы располагались на глубине 0.мкм от поверхности. Омические контакты толщинами около 1 мкм к p+- слоям и базовой n+-области создавались термовакуумным напылением Al и Cr/Al, соответственно. Меза структуры с p+-n переходами площадью 1x10-3 см2 высотой 30 мкм формировались реактивным плазменным травлением в смеси SF6 с Ar, при этом Al контакт к p+-слою служил маской.

ВФХ таких переходов под4x10чинялись зависимости (1/Cbr)n ~Urev с переменным значением наклона n 3x10по глубине ОПЗ, что объясняется 2x10переменным профилем концентрации Ndo вблизи p+-n перехода за счет компенсирующего действия 10акцепторов в области радиационно0,5 1,0 1,5 2,0 2,5 3,0 3,5 4,0 4,ускоренной диффузии атомов Al в x, µm процессе отжига (Рис.8).

Рис. 8. Профиль нескомпенсированных При малых плотностях пря доноров в n - 4H-SiC CVD слоях вблизи мого тока (< 100 А см-2), ВАХ дио ИЛ алюминием p+ - n переходов.

дов описывались экспоненциальной EBIC signal, a.u.

-N, cm зависимостью в пределах 6-7 порядков плотности тока. На начальном участке ВАХ до плотностей тока 10-3 А см2 коэффициент идеальности b=2, что соответствует модели прохождения рекомбинационного тока в ОПЗ. Здесь величина предэкспоненциального члена составляет J0 (293K) ~ 10-25 A см-2, что соответствует минимальным значениям, полученным из литературных данных. Она определяется зави симостью J0 = J0 exp (- Ea / kT ), где Еа 1.79 эВ, что согласуется с моделью проEa хождения рекомбинационного тока в ОПЗ p+-n перехода через глубокий уровень, расположенный вблизи середины Eg. При плотности тока 100 А см-2 падение напряжения U 3.1 В, наименьшее из известных значений для p-n переходов в SiC.

6 T, K 3 1- 22- 31;3- 34- 4 5- 56- 67- 78- 22,4 2,6 2,8 3,0 3,2 3,4 3,1000/T, K-0 4 8 U - Uc, V Рис. 10. Температурная зависимость Рис.9. Температурные зависимости диффузионной длины Lp в 4H-SiC ИЛ ВАХ 4H-SiC диодов с ИЛ алюминием алюминием p+-n-n+ структурах p+-n переходами, сформированными с Ndo = 4x1015 см –3 в n-базе.

в CVD слоях с Ndo = 4x1015 см –3.

При высоких плотностях тока работа ИЛ алюминием p+-n-n+ структур определяется процессами, происходящими в CVD слое. ВАХ диодов описывается зависимостью J ~ (U -U )m с наклоном m >1, что указывает на частичную модуляцию C сопротивления базовой n-области инжектированными из p+- эмиттера неосновными носителями заряда (Рис.9). Эффект модуляции увеличивался при нагреве структур до 500 0С, что связано с увеличением Lp с ростом температуры (Рис. 10).

Обратные ВАХ p+-n-n+ структур исследовались с защищенной диффузией бора периферией, исключающей поверхностные пробои. Расчетная величина пробивного напряжения для исследуемых структур составляет 3.2 кВ, экспериментально после 1750 В наблюдался микроплазменный объемный пробой.

Таким образом, использование выбранных режимов ИЛ ионов Al и последующего БТО позволило сформировать в 4H-SiC CVD чистых эпитаксиальных слоях диодные структуры, стабильно работающие до плотностей тока 8 кА см–2 с дифференциальным сопротивлением < 3х10–3 Ом см–2 и обратными напряжениями, ограниченными качеством исходного материала (Рис.11).

P L, m Current density, kA/cm Такие диоды способны рабо тать при повышенных темпера290 K турах до 400-500 С с улучше776 K нием их характеристик в про пускном направлении без необ ратимых процессов.

-1500 -1000 -500 Шестая глава посвящена 2 4 6 8 1012 перспективному направлению U, V -1x10- использования тонких ИЛ алю минием p+-n переходов - фор-2x10- мированию на их основе SiC детекторов ядерных излучений -3x10-ввиду возможности сокращения Рис. 11. Снятые при температурах 290 и 776 К потерь энергии во входном окпрямые и обратные ВАХ p+-n-n+ структур, не.

сформированных ИЛ алюминием в 4H-SiC Теоретический анализ CVD слоях c Ndo = 4x1015 см –возможности работы SiC детек- торов при повышенных температурах был проведен на примере одномерной модели с p-n переходом. Наиболее значимым параметром для эффективного собирания неравновесных носителей заряда (ССЕ) в SiC детекторах было определено время жизни носителей заряда .

Поскольку с ростом температуры наблюдалось увеличение Lp в базе диодных структур с ИЛ алюминием p+-n-переходами, было сделано заключение, что увеличение рабочей температуры таких детекторов должно привести к повышению эффективности ССЕ.

Для оценки перспективности работы SiC детекторов в спектрометрическом режиме, были рассмотрены наиболее значимые ограничивающие факторы: уровень избыточных шумов при высоких полях и вероятность различного ядерного рассеяния ионов (в частности -частиц) на атомах Si и C. Проверка этих эффектов проводилась на структурах с БШ, которые формировались термовакуумным напылением хрома толщиной 0.1 мкм площадью 10-2 см2 на 4H-SiC CVD слои (25-42 мкм) с концентрациями Ndo = (0.4-8)1015см-3. Структуры тестировались -частицами естественного распада с энергиями 4.8-7.7 MэВ. В детекторных структурах определялась ССЕ как зависимость средней амплитуды сигнала от смещения на диоде и разрешение по энергии (FWHM) – ширина спектральной линии на уровне 0.5 от максимума, нормированная на среднюю энергию.

Поскольку уровень шумов и его поведение коррелируют с величиной и характером обратных токов, проводилось исследование обратных ВАХ детекторов с БШ. Было установлено, что работа детекторов в спектрометрическом режиме возможна в случае линейного характера обратных ВАХ в допустимо возможном диа-J, kA·cm I, A пазоне обратных напряжений со значениями обратных токов 10-7 А см-2. В этом случае наблюдалась линейная зависимость шумов от обратных токов, что характерно для дробовых шумов.

В сформированных структурах до обратных напряжений 500 В средняя напряженность поля составляет около 2х105 В см-1, что на два порядка выше значений, типичных для Si детекторов. Высокие напряженности электрического поля обеспечивают уже при нулевом смещении, когда перенос в основном определяется диффузией дырок, величину ССЕ ~ 0.5.

При напряжениях 400 В при тестировании –частицами с FWHMSiC=18.8 keV 6энергий 6 МэВ, когда пробег 1 - SiC частиц не превышал ширину 2 - Si 4ОПЗ и обеспечивался полный Ubr = 365 V перенос неравновесного заря 2да, наблюдались узкие спектральные линии. Отсутствие их размытия снимало вопрос 5400 5440 5480 55о различном рассеянии ионов E, keV на атомах Si и C.

Рис.12. Спектр –частиц с энергией 5.5 МэВ, При полном собирании снятый 4H-SiC детектором с БШ (кривая 1) неравновесного заряда полу в сопоставлении с прецизионным Si-детектором чено ССЕ = 0.34 % (Рис. 12), (кривая 2).

рекордное из известных на данный момент для SiC детекторов и только в 2 раза уступающее лучшим кремниевым спектрометрам. Высокое разрешение SiC детекторов на основе БШ позволило определить важную в спектрометрии константу - среднюю энергию образования пары электрон-дырка, равную 7.7 эВ, что заметным образом меньше приводимого ранее значения более 8 эВ.

Высокое разрешение, полученное для – частиц, справедливо для всего класса короткопробежных ионов (осколки деления ядер, ускоренные ионы легких и тяжелых элементов), поскольку производимая ими ионизация происходит в приповерхностном слое. На основании полученных результатов было сделано заключение, что современный 4Н-SiC может быть использован для формирования спектрометрических детекторов.

Поскольку нас интересовала работа SiC детекторов в экстремальных условиях, для этих целей использовались структуры с ИЛ алюминиевыми p+-nпереходами, сформированные в образцах, аналогичных используемым для диодов Шоттки. Режимы формирования ИЛ p+-n-переходов указаны Главе 3, изменялась только энергия ионов Al. Она составляла 100 кэВ, при этом глубина залегания ИЛ p+-n переходов не превышала 0.4 мкм. Тестирование детекторов -частицами при Counts температурах 25170 0С проводилось на воздухе, а при температурах до 400 0С - в специально разработанной высокотемпературной вакуумной камере.

На структурах с ИЛ алюминием p+-n переходами, сформированными в 4HSiC CVD слоях с Ndo=(3-5)х1015см-3, при тестировании -частицами при температуре 25 0С достигнуто разрешение по энергии 2.0 %, наименьшее из известных для аналогичных структур с ИЛ p-n переходами. Ухудшение величины FWHM по сравнению с детекторами с БШ объясняется потерями во “входном окне”, поскольку толщины ИЛ p+-эмиттера и Al омического контакта к нему составляли 0.4 и 1 мкм, соответственно.

При исследовании работы детекторов при повышенных температурах было выявлено, что ограничивающим фактором их работы (уровень шумов) является природа обратных токов. При комнатной температуре объемные токи утечки растут линейно с напряжением и на много порядков превышают генерационнорекомбинационные токи. Однако с повышением температуры, наряду с токами утечки с энергией активации около 0.5 эВ, экспоненциально возрастают генерационно-рекомбинационные токи, при температурах 400 0С они становятся преобладающими и определяют уровень шумов:

Jo = 3x105 exp [(-1.75) / kT] А см -Согласно ур-ю, при температурах 400 0С, генерационные токи для исследуемых структур должны лежать в пределах 10-8-10-6 А см-2, что соизмеримо с токами утечки и намного превышают темновые токи.

1,0,0,E=3.7 MeV 0,E=5.8 MeV 0,0, 60 80 100 120 140 160 10,0 5 10 U, V (U+UC ) 1/2, V 1/ Рис.13. Эффективность собирания Рис.14. Зависимость разрешения по заряда в 4H-SiC детекторах с ИЛ энергии от обратного напряжения в алюминием p+-n-переходами при 4H-SiC детекторах с ИЛ алюминием температурах T °C : p+-n-переходами при температурах 1-25, 2-50, 3-100, 4-300. T °C: 1-25, 2-50, 3-100, 4-300.

Детекторы тестировались -частицами Детекторы тестировались -частицами с энергиями 3.8 (1-3) и 5.8 (4) МэВ. с энергиями 3.8 (1-3) и 5.8 (4) МэВ.

FWHM, % CCE, arb. un.

При температурах выше 400 0С наблюдался экспоненциальный рост как обратных токов, так и шумов детекторов. В случае линейных зависимостей обратных ВАХ и шумов детекторов при их нагреве до 400 оС в процессе облучения, наблюдалось значительное улучшение спектрометрических характеристик. С ростом температуры увеличивался сигнал детектора на участке его насыщения, т.е. фактически в условиях полного переноса заряда, созданного излучением (Рис. 13). Наблюдаемое явление объясняется частичным отжигом дефектов в области с повышенным содержанием центров захвата носителей заряда, прилегающей к p-n переходу и образованной TED атомов Al и геттерированными дефектами при отжиге.

Увеличение эффективности собирания заряда при повышении температуры детекторов сопровождалось значительным улучшением разрешения по энергии (Рис.

14).

К увеличению ССЕ приводит увеличение площади детекторов, однако в SiC увеличение площади ограничено качеством материала. Поэтому исследовалась возможность создания матрицы из 4 выше описанных детекторов с ИЛ алюминием p-n переходами, включенных параллельно, что эквивалентно увеличению общей площади до 4х10-3 см2. При тестировании -частицами с энергией 3,76 МэВ при 250С получили FWHM = 4.8%. Ухудшение FWHM по сравнению с одиночным детектором объясняется структурной неоднородностью между детекторами и различием в углах падения -частиц на детекторы матрицы. С ростом рабочей температуры наблюдалось улучшение детектирующих и спектрометрических характеристик матриц, аналогично работе одиночного детектора.

В седьмой главе рассматривается влияние облучения нейтронами, тяжелыми ионами высоких энергий и электромагнитным излучением на характеристики чистых 4H-SiC CVD слоев, а также приборов на их основе (Таблица 1).

Таблица 1. Параметры облучения 4H-SiC Исследования механизмов CVD слоев и приборов на их основе. дефектообразования в полупро водниках при облучении тяжелы ми ионами высоких энергий (> Части- Энергия, Флюенс, cм- МэВ/ а.е.м), представляют значица MэВ тельный интерес, поскольку они Нейтроны 1 (1.2-6.4)x10Kr+ 245 5x109 - 5x1011 моделируют структурные нарушеBi+ 710 1x109 - 1x1013 ния, которые создаются осколками деления ядер. При взаимодействии -излучение (2.3-8.6)х106 рад ионов с веществом при таких энерРентгеновское излучение 22 нс, гиях наблюдается высокий уровень (1-3)х1010 рад с-удельных ионизационных потерь энергии, что влияет на эволюцию дефектной структуры в материале со смешанной ионно-ковалентной связью за счет изменения зарядового состояния дефектов, существующих в исходном материале или созданных по каналу упругого рассеяния.

Влияние облучения ионами Bi в указанных режимах на дефектообразование исследовалось на структурах с CVD слоями толщиной 26 мкм с Ndo= (4-5)x1015см–3.

Расчетные профили ионизационных потерь энергии и первичных радиационных дефектов вдоль пробега ионов Bi определялись по программе SRIM2000 с введением параметров: плотность SiC-3.21г см-3, пороговые энергии смещений в подрешетках Si – 35 и C - 20 эВ.

Согласно расчетам, максимум концентрации первичных радиационных дефектов располагается в конце пробега ионов Bi, равного 28,8 мкм, т.е. практически толщине CVD слоя. Эти расчетные данные были экспериментально подтверждены измерениями TEM и LCL на сколе образца, а также рентгеновской дифрактометрией. В начале пробега ионов Bi, имплантированных флюенсом 5х1010 см-2, наблюдалась незначительная концентрация радиационных дефектов, которая увеличивалась в конце пробега на расстоянии 3-4 мкм от границы с подложкой [Рис. 15 (2)]. Здесь наблюдалась широкая полоса линейных дефектов, декорированных кластерами, сгруппированными в базовых плоскостях. В этой области в дефектной полосе спектров LCL появлялись новые пики, Рис.15. TEM изображение n-4H-SiC что свидетельствует о введении в конце CVD слоя, облученного ионами Bi пробега ионов широкого набора дефектов с с энергией 710 МэВ флюенсом различными глубокими уровнями.

5x1010 cм–2 : вблизи поверхности (1), Поскольку образования латентных трев конце пробега ионов Bi до (2) и ков не наблюдалось, был сделан вывод, что после отжига при 500 0С (3).

формирование дефектной структуры в SiC при облучении тяжелыми ионами не завит от процессов, связанных с релаксацией ионизационных потерь энергии вплоть до уровня 34 кэВ/нм и определяется радиационными повреждениями, созданными по каналу упругого рассеяния, что свидетельствует о высокой радиационной стойкости SiC.

При исследовании влияния облучения на готовые приборные структуры с ИЛ алюминием p-n переходами было выявлено, что все рассмотренные виды облу чения частицами высоких энергий создают в 4H-SiC широкий спектр радиационных дефектов с близкими характеристиками. Облучение образцов указанными частицами приводит к исчезновению экситонной полосы с максимумом 3.169 эВ в спектрах фотолюминесценции (PL), снятых для исходных образцов (Рис.16, кривая 1).

2,0 2,2 2,4 2,6 2,8 3,0 3,2 3,h, eV Рис.16. Спектры PL 4H-SiC CVD эпитакси- Рис. 17. Спектры DLTS 4H-SiC исходных альных слоев, измеренные до (1) и после CVD эпитаксиальных слоев (1) и после обоблучения их ионами Bi и Kr (2 и 3, соот- лучения их ионами Kr (2), нейтронами (3) и ветственно). Кривая 4 - спектр CL 6H-SiC ионами Bi (4). 1, 2. – БШ, измерения до кристаллов, облученных нейтронами. температуры 400 К; 3, 4 – ИЛ p-n переходы, измерения до 700 К.

После облучения их ионами Bi и Kr флюенсом 1х1010 см-2 (кривые 2 и 3, соответственно), наряду с широкой дефектной полосой c максимумом 2.35 эВ, которая наблюдалась и в исходных образцах, появлялся энергетический спектр с максимумом ~ 2,65 эВ, обусловленный радиационными дефектами. Аналогичные результаты наблюдались и для 6H-SiC, облученного нейтронами флюенсом 1018 см-2 (кривая 4).

Согласно DLTS измерениям при этом образуются вторичные дефекты с одинаковыми параметрами ГЦ (Рис. 17). В исходных образцах было выявлено наличие одного ГЦ с энергией 0.63-0.68 эВ (Z1). После облучения структур нейтронами и тяжелыми ионами, наряду с увеличением концентрации центра Z1, в верхней половине запрещенной зоны были обнаружены одинаковые радиационные центры с энергиями ионизации 0.37-0.43 (NI1), 0.74 (NI2), 0.92 (NI3) и 1.47-1.56 эВ (NI4). Некоторые из центров (NI1, NI2), отжигались при прогреве образцов до 700 К.

Увеличение флюенсов всех облучающих ионов приводит к увеличению типов и концентраций дефектов по идентичным механизмам, что отражается на зависимостях сопротивлений образцов от дозы повреждений. Однако значения предельных флюенсов для разных типов облучения, приводящих к образованию слоев с сопротивлениями 1011 Ом, были различны. Предельные флюенсы уменьшались с увеличением массы и энергии облучающих частиц, и составляли 5х1014, 5х1010, PL Intensity, a.u.

1х1010 см-2 при облучении нейтронами, ионами Kr и Bi с энергиями 1, 245 и 7МэВ, соответственно.

Нагрев облученных образцов приводит к уменьшению их сопротивлений по экспоненциальному закону с энергией активации около 0.9 эВ. При этом ВАХ диодных структур, деградированных при облучении нейтронами и тяжелыми ионами, частично восстанавливались при нагреве до 400 С за счет отжига некоторых радиационных дефектов. Из DLTS данных ими могут быть ГЦ с энергиями ионизации Ec-0.37 эВ и Ес-0.74 эВ. Полученные результаты указывают на увеличение радиационного ресурса приборов на основе SiC при рабочих температурах 400-5000С.

Облучение диодных структур нейтронами и -излучением в указанных режимах не выявило преимущества SiC по сравнению с данными, известными для Si приборов. Однако облучение SiC диодов нейтронами сопровождалось не только увеличением их сопротивления, но и увеличением токов рекомбинации на начальном участке ВАХ при U < UС за счет введения дополнительных ГЦ, неко Рис. 17. Прямые (1, 2) и обратные (1’, 3 ) торые из которых влияют на вре ВАХ 4H-SiC ИЛ алюминием p+-n-n+ меня жизни неосновных носителей структур после облучения нейтронами c заряда ( ). Так при облучение энергией 1 МэВ флюенсом 6x1014 cм–2.

структур нейтронами флюенсом Кривые 1, 1’ измерены при Т = 293 К, 3x1014 см-2 наблюдалось уменьше кривые 2,3 при Т = 650 К..

ние на два порядка. Наблюдаемое при этом увеличение концентрации ГЦ Z подтверждает ранее сделанное предположение считать его ответственным за , которое было необратимо с ростом температуры приборов до 500 0С. Это указывает на возможность контролируемого изменения времени жизни носителей заряда в SiC при повышенных температурах при облучении быстрыми нейтронами.

Стойкость 4H-SiC диодов к импульсному (22 нс) рентгеновскому излучению мощностью 3х1010 рад с-1 оценивалась по переходным ионизационным эффектам.

Линейная зависимость тока ионизации SiC диодов от скорости набора рентгеновского импульса была на порядок ниже по сравнению с Si диодами одинаковой площади за счет более низких значений генерационных токов. SiC приборы имели высокую скорость восстановления электрических характеристик 25 нс, что указывает на отсутствие эффектов залипания неосновных носителей заряда на мелких ловушках. Полученный результат свидетельствует о более высокой стойкость SiC по сравнению с Si приборами к мощным импульсам рентгеновского излучения.

В заключении изложены основные результаты и выводы по работе.

1. Проведен анализ влияния облучения различными высокоэнергетичными частицами в широком интервале их масс (от электронов до ионов Bi), энергий (от десятков эВ до единиц Гэв) и доз (109 - 1019 см-2) на дефектообразование в SiC различных политипов. Показаны общие с другими полупроводниками и выявлены характерные для SiC закономерности радиационного дефектообразования. Наиболее важным выводом является то, что активный отжиг простых дефектов происходит при температурах 400-500 0С, при этом мала скорость образования высокотемпературных сложных дефектных комплексов. На основе проведенного анализа подтверждена радиационная стойкость SiC и предсказана возможность повышения радиационного и временного ресурсов приборов на его основе при повышенных рабочих температурах.

2. На основе анализа особенностей легирования карбида показана эффективность получения низкоомных p+-слоев неравновесным методом легирования - имплантацией ионов Al. С учетом теоретических и экспериментальных данных по особенностям имплантации алюминия и дефектообразованию в SiC при этом, разработана технология формирования ионно-легированных алюминием p+-n переходов путем изучения взаимосвязей их структурных особенностей с режимами ионного легирования в широком диапазоне доз легирования (3х1015 - 5х1017 см-2), с режимами термического отжига в широком интервале температур (1450-1950оС) и длительностей отжигов 5-2700 с, а также с концентрациями нескомпенсированных доноров в исходных образцах (1-50)х1017 см -3.

3. Разработана технология улучшения качества 4H-SiC CVD эпитаксиальных слоев c применением LPE буферных слоев толщиной 0.1 мкм, что обеспечивает снижение концентрации компенсирующих примесей Al и B в 4-5 раз, плотности микропор в 5-6 раз, плотности дислокаций более, чем на порядок и концентрации глубоких центров в 3-4 раза по сравнению с CVD слоями, выращенными непосредственно на n+- подложках или с использованием толстого буфера.

4. Детально исследованы структурные и электрические характеристики имплантированных алюминием тонких ( 0.3 мкм) p+-слоев, сформированных в чистых n- 4H-SiC CVD эпитаксиях по оптимальной технологии. Показано, что после имплантации формируются аморфные слои с Гауссовым распределением примеси.

Быстрый (15 с) термический отжиг при 1700-1750 С формирует низкоомные p+слои по механизму твердофазной эпитаксиальной кристаллизации с прямоугольным профилем внедренной примеси и сложным структурным составом.

5. Впервые при имплантации ионов Al в 4H-SiC CVD эпитаксиальные слои и последующем быстром термическом отжиге наблюдались эффекты дальнодействия и геттерирования дефектов, совместное действие которых привело к улучшению структурного качества CVD слоев, что сопровождалось уменьшением на порядок концентрации глубоких центров и увеличением диффузионной длины неосновных носителей заряда в 1.5-2 раза по сравнению с исходными образцами.

6. По разработанной технологии в чистых 4H-SiC CVD слоях сформированы ионно-легированные алюминием p+-n переходы, расположенные в области неравновесно-ускоренной диффузии примеси. Диоды стабильно работают до плотностей прямого тока 8 кА см–2 с дифференциальным сопротивлением 3х10-3 Ом см-2 и с удельными контактными сопротивлениями (4-8)х10-4 Ом см2. При повышении рабочей температуры диодов до 500 0С их сопротивление уменьшалось, что подтверждает высокую работоспособность приборов на основе SiC при повышенных температурах с улучшением их характеристик в пропускном направлении без необратимых процессов.

7. Впервые для SiC разработана методика получения ионно-легированных алюминием p+-n переходов с охранными кольцами, сформированными диффузией бора. Это позволило практически исключить поверхностный пробой в диодных структурах и приблизить их обратные характеристики к расчетным.

8. Впервые на детекторных структурах, выполненных в виде барьеров Шоттки на высококачественных CVD слоях 4H-SiC, при тестировании -частицами с энергией 5.1-5.5 МэВ получено разрешение по энергии 0.34%, соизмеримое с лучшими образцами Si-детекторов. Диоды Шоттки имели обратные токи 1 пА при обратных напряжениях 500 В.

9. Впервые измерения спектрометрических характеристик 4H-SiC детекторов на базе ионно-легированных алюминием p+-n переходов проводились при температурах до 400 0С, недоступных для детекторов, выполненных на более узкозонных материалах. Показано, что увеличение рабочей температуры детекторов приводит к повышению эффективности собирания заряда и значительному улучшению разрешения по энергии. Впервые для важной в спектрометрии константы - средней энергии образования пары электрон-дырка, получено значение SiC = 7.7 эВ. Указанные характеристики позволяют рассматривать результат работы в целом, как разработку высокотемпературных детекторов нового класса на основе SiC.

10. Облучение SiC нейтронами приводит к уменьшению времени жизни неосновных носителей заряда за счет образования радиационных дефектных центров, отжигаемых при температурах выше 1200 С. Это открывает возможности повышения быстродействия SiC приборов даже при рабочих температурах 400-500 0С, контролируемо изменяя времена жизни носителей заряда.

11. Впервые при облучении 4Н-SiC CVD слоев тяжелыми ионами Bi получены экспериментальные данные о распределении радиационных дефектов вдоль траектории ионов, совпадающие с теоретическими. Показано, что даже для максимального уровня ионизационных потерь энергии 34 кэВ/нм не было замечено обра зования аморфной фазы, что указывает на высокую радиационную стойкость материала.

12. 4Н-SiC диодные структуры с ионно-легированными алюминием p+-n переходами, деградированные при облучении нейтронами, ионами Kr и Bi, частично восстанавливали выпрямляющие свойства при нагреве до 400-5000С. Это указывает на увеличение радиационного ресурса приборов на основе SiC при повышенных рабочих температурах.

13. Впервые исследовано влияние мощных рентгеновских импульсов длительностью 22 нс (1.77х1010 рад с-1 ) на степень деградации 4Н-SiC приборов и скорость их восстановления. Было показано, что SiC имеет более высокую стойкость по сравнению с Si приборами к мощным импульсам рентгеновского излучения и более высокую скорость восстановления электрических характеристик, измененных в процессе облучения.

Основные результаты диссертации опубликованы в работах:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК России:

1.Калинина,Е.В. Электрические свойства p-n-переходов, полученных ионным легированием n-SiC / Е.В. Калинина, Прокофьева Н.К., Суворов А.В., Холуянов Г.Ф., Челноков В.Е. // ФТП. 1978.Т.12. С.2305-2308.

2. Калинина, Е.В. Структура и свойства ионно-легированных p-n переходов в SiC / Е.В. Калинина, Суворов А.В., Холуянов Г.Ф. // ФТП.1980. Т.14, № 6.С.1099-1102.

3. Калинина, Е.В. Катодолюминесценция SiC, ионно-легированного Al и Ar / Е.В.

Калинина, Одинг В.Г., Водаков Ю.А., Мохов Е.Н, Демаков К.Д., Cтолярова В.Г., Холуянов Г.Ф. // ФТП.1984. Т.18, №.4. С.700-702.

4. Калинина, Е.В. Влияние воздействия ультракоротких лазерных импульсов на электрофизические свойства карбида кремния / Е.В. Калинина, Ковальчук Ю.В., Прищепа Г.В., Смольский О.В. // Письма в ЖТФ. 1985. Т.11, №11. С.669-671.

5. Калинина, Е.В. Особенности профилей ионно-легированных p-n переходов / Е.В.

Калинина, Боровик А.С., Гражданкин В.А., Демаков К.Д., Иванов П.В., Рамм М.Г., Холуянов Г.Ф. // ФТП.1986. Т.20, № 9. С.1748.

6. Калинина, Е.В. Электрические свойства структуры p-n-n+ в карбиде кремния, полученной ионным легированием алюминия / Е.В. Калинина, Водаков Ю.А, Демаков К.Д., МоховЕ.Н.,Рамм М.Г.,ХолуяновГ.Ф.//ФТП.1987.Т.21,№.9.С.1685-167. Kalinina, E.V. Effect of ion doping on the electrical and luminescent properties of 4HSiC epitaxial p-n junctions.(Эффект ионного легирования на электрические и люминесцентные свойства 4H-SiC эпитаксиальные p-n переходы) / E.V. Kalinina, Kholujanov G.F., Zubrilov A.S., Tsvetkov D.V., Vatnik M.P., Soloviev V.A., Tretjakov V.D., Kong H., Dmitriev V.A.// Mat. Sci Eng. B.1997. V.46. P.259-262.

8. Kalinina, E. High-dose Al-implanted 4H SiC p+-n-n+ junctions.( 4H SiC p+-n-n+ пере- ходы, полученные высокодозовой имплантацией Al) / E. Kalinina, Kholujnov G., So- lov’ev V., Strel’chuk A., Zubrilov A. // Appl. Phys. Lett.2000.V.77, № 19. P.3051.

9. Kalinina, E. Structural, electrical, and optical properties of low-doped 4H-SiC chemical vapor deposited epitaxial layers(Структурные, электрические и оптические свойства слабо легированных 4H-SiC эпитаксиальных слоев, выращенных газотранспортным методом) / E. Kalinina, Kholujnov G., Zubrilov A., Solov’ev V., Davydov D., Tregubova A., Sheglov M., Kovarskii A.,Yagovkina M., Violina G., Pensl G., Hallen A.

Konstantinov A., Karlsson S. // J. Appl. Phys. 2001.V.90, № 10. P.5402-5409.

10. Kalinina, E. Material quality improvements for high voltage 4H-SiC diodes.(Улучшение качества материала для создания высоковольтных 4H-SiC диодов) / E. Kalinina, Kossov V., Shchukarev A., Bratus’ V., Pensl G., Rendakova S., Dmitriev V., Halln A. // Mat. Sci. Eng. B. 2001. V.80. P.337-341.

11. Калинина, Е.В. Фотоэлектрические свойства p+-n-переходов на основе 4H-SiC, ионно-легированного алюминием / Е.В. Калинина, Виолина Г.Н., Холуянов Г.Ф., Онушкин Г.А., Косов В.Г., Яфаев Р.Р., Халлен А., Константинов А.О. // ФТП.

2002.Т.36, №6. С.746-749.

12. Калинина, Е.В. Карбидкремниевые детекторы частиц высокой энергии / Е.В.

Калинина, Виолина Г.Н., Холуянов Г.Ф., Косов В.Г., Яфаев Р.Р., Halln A., Константинов А.О. // ФТП. 2002. Т.36, № 6. С.750-755.

13. Калинина, Е.В. Влияние облучения быстрыми нейтронами на электрические характеристики приборов на основе CVD эпитаксиальных слоев 4H-SiC / Е.В.Калинина, Холуянов Г.Ф., Давыдов Д.В., Стрельчук А.М.,.Halln A., Константинов А.О., Лучинин В.В., Никифоров А.Ю.// ФТП. 2003. T.37. C.1260-1264.

14. Калинина, Е.В. Детекторы короткопробежных ионов с высоким энергетическим разрешением на основе 4Н-SiC пленок / Е.В. Калинина, Иванов А.М., Koнстантинов А.О., Онушкин Г.А., Строкан Н.Б., Холуянов Г.Ф., Halln А. // Письма в ЖТФ. 2004. Т.30, В.14. С.1-7.

15. Калинина, Е.В. Оптические и электрические свойства 4Н-SiC, облученного нейтронами и тяжелыми ионами высоких энергий / Е.В. Калинина, Холуянов Г.Ф., Онушкин Г.А., Давыдов Д.В., Стрельчук А.М., Константинов А.О., Halln A., Никифоров А.Ю., Скуратов В.А., Havancsak K.// ФТП. 2004.T.38, № 10. C.1223-1227.

16. Калинина, Е.В. Спектрометрия короткопробежных ионов детекторами на основе CVD пленок 4H-SiC / Е.В. Калинина, Строкан Н.Б., Иванов А.М., Холуянов Г.Ф., Онушкин Г.А., Давыдов Д.В., Виолина Г.Н. // ФТП. 2005.Т.39,В.3.С.382-387.

17. Калинина, Е.В. Спектрометрические свойства SiC–детекторов на основе ионно- легированных p+-n-переходов / Е.В. Калинина, Косов В.Г., Строкан Н.Б., Иванов А.М., Яфаев Р.Р., Холуянов Г.Ф. // ФТП. 2006. T.40, B.9. C.1123-1127.

18. Калинина, E.B. Структурные особенности 4Н-SiC, облученного ионами висмута / E.B. Калинина, Скуратов В.А., Ситникова А.А., Колесникова А.А., Трегубова А.С., Щеглов М.П.. // ФТП. 2007. T.41, №.4. C.392-396.

19. Калинина, E.B. Влияние облучения на свойства SiC и приборы на его основе // ФТП. 2007. T.41, №.7. C.769-805. (Обзор) 20. Калинина, Е.В. Высокотемпературные матрицы детекторов ядерного излучения на основе 4H-SiC ионно-легированных р+-n переходов / Е.В. Калинина, Строкан Н.Б., Иванов А.М., Ситникова А.А., Садохин А.М., Азаров A., Косов В.Г., Яфаев P.P. // ФТП. 2008. Т.42, №1. С.87-93.

21. Калинина, Е.В. P-n-детекторы ядерного излучения на основе пленок 4Н-SiC для работы при повышенных температурах (375 С) / Е.В. Калинина, Иванов А.М., Строкан Н.Б. // Письма в ЖТФ. 2008. Т.34, №5. С.63-70.

22. Калинина, Е.В. Перенос заряда в полупроводниковых SiC-детекторах ионизирующих излучений при наличии слоя центров захвата / Е.В. Калинина, Иванов А.М., Строкан Н.Б. // Письма в ЖТФ.2008. Т.34, №24. С.61-67.

23. Калинина, Е.В. Перераспределение Al в имплантированных слоях SiC в процессе термического отжига / Е.В. Калинина, Александров О.В.// ФТП. 2009. Т.43, №5.С.584-589.

Другие статьи и материалы конференций:

1.Калинина, Е.В. Электрические свойства карбид-кремниевых p-n переходов, полученных имплантацией алюминия / Е.В. Калинина, Суворов А.В., Холуянов Г.Ф.

// Проблемы физики и технологии широкозонных полупроводников: сб. науч. работ. Ленинград: 1979. С.333-339.

2. Kalinina, E.V. Structure and electrical properties of implantation-doped pn junctions in SiC.(Структурные и электрические свойства ионно-легированных pn переходов в SiC)/E.V.Kalinina, Kholujanov G.F.//Inst.Phys.Conf.Ser.№ 137.1993.Ch.6. P.675-677.

3. Kalinina,E. Pd ohmic contacts to p-SiC 4H, 6H and 15 R polytypes.(Pd омические контакты к p-SiC политипов 4H, 6H и15 R) / E. Kalinina, Kholujanov G., Shchukarev A., Savkina N., Babanin A., Yagovkina M., Kuznetsov N. // Diam. and Rel. Mat.1999.

V.8. P.1114 -1117.

4. Kalinina, E.V. Structural, electrical and optical properties of bulk 4H and 6H p-type SiC (Структурные, электрические и оптические свойства объемного 4Н и 6Н-SiC pтипа) / E.V. Kalinina, Zubrilov A.S., Kuznetsov N.I., Nikitina I.P., Tregubova A.S., Shcheglov M.P., Bratus’ V.Ya // Mat. Sci. Forum. 2000. V.338-342. P.497-500.

5. Kalinina, E. 4H-SiC CVD epitaxial layers with improved structural quality grown on SiC waters with reduced micropipe density. (4H-SiC CVD эпитаксиальные слои с улучшенным структурным качеством, выращенные на SiC подложках с уменьшенной плотностью микропор) / E. Kalinina., Zubrilov A., Solov’ev V., Kuznetsov N., Halln A., Konstantinov A., Karlsson S., Rendakova S., Dmitriev V. // Mat. Sci. Forum. 2000. V.338-342. P.505-508.

6. Калинина, Е. Карбидкремниевые детекторы частиц высокой энергии / Е. Калинина,Виолина Г., Шкребий П., Холуянов Г., Косов В., Яфаев P., Халлен А., Константинов А. // III Международный семинар Kарбид кремния и родственные материалы.Великий Новгород. 2000. C.213-221.

7. Калинина, Е. Фотоэлектрические свойства 4Н-SiC ионно-легированных алюминием p+-n переходов / Е. Калинина, Виолина Г., Холуянов Г., Косов В., Яфаев P., Халлен А., Константинов А., Онушкин Г. // III Международный семинар Kарбид кремния и родственные материалы. Великий Новгород. 2000. C.136-141.

8. Kalinina, E.V. Photoelectrical properties of 4H-SiC Al ion-doped p+-n junctions.

(Фотоэлектрические свойства 4H-SiC Al ионно-легированных p+-n переходов) / E.V. Kalinina, Violina G.N., Kholujanov G.F., Kossov V.,Yafaev R., Halln A., Konstantinov A., Onushkin G. //J.of Wide Bandgap Materials. 2000. V.8, No.1. P.41-48.

9. Kalinina, E. Influence of ion implantation on the quality of 4H-SiC CVD epitaxial layers (Влияние ионной имплантации на качество 4H-SiC CVD эпитаксиальных слоев) / E. Kalinina, Kholujnov G., Solov’ev V, Strel’chuk A., Kossov V., Yafaev R., Kovarski A., Shchukarev A., Obyden S., Saparin G., Ivannikov P., Halln A., Konstantinov A. // Appl. Surf. Sci. 2001. V.184. P.323-329.

10. Kalinina, E.V. Vacancy-related defects in ion-beam and electron irradiated 6H-SiC (Вакансионные дефекты в 6H-SiC, облученном ионами и электронами) / E.V. Kalinina, Bratus' V.Ya., Petrenko T.T., von Bardeleben H.J., Kalinina E.V., Hallen A. // Appl.

Surf. Sci. 2001.V.184. P.229-236.

11. Kalinina, E. Characterization of Al-implanted 4H SiC high voltage diode (Характеризация 4H-SiC высоковольтных диодов, сформированных имплантацией Al) /E.

Kalinina, Onushkin G., Strel’chuk A., Davidov D., Kossov V., Yafaev R., Halln A., Kuznetsov A. Konstantinov A. // Physica Scripta T. 2002. V.101. P.207.

12. Калинина, Е.В. Результаты экспериментальных исследований радиационных эффектов структурных повреждений в диодах и диодах Шоттки на карбиде кремния / Е.В.Калинина, Никифоров А.Ю., Лучинин В.В., Стрельчук А.М., Давыдов Д.В.// Радиационная стойкость электронных систем "Стойкость-2002": cб. науч.

работ. – Москва: Паимс, 2002. B.5. C.169.

13. Kalinina, E. Ion implantation tool for fabrication of advanced 4H-SiC devices (Ионная имплантация – способ формирования улучшенных 4H-SiC приборов) / E. Kalinina, Kholujanov G., Gol’dberg Yu., Blank T., Onushkin G., Strel’chuk A., Violina G., Kossov V., Yafaev R., Halln A., Konstantinov A. // Mat. Sci. Forum. 2002. V.389-393.

P.835-838.

14. Kalinina, E. Electrical and optical study of 4H-SiC CVD epitaxial layers irradiated with swift heavy ions. (Электрические и оптические исследования 4H-SiC CVD эпитаксиальных слоев, облученных быстрыми тяжелыми ионами) / E. Kalinina, Kholujanov G., Onushkin G., Davidov D., Strel’chuk A., Halln A., Konstantinov A., Skuratov V., Stano J. // Mat. Sci. Forum. 2003. V.433-436. P.467-470.

15. Kalinina, E. Gettering effect with Al implanted into 4H-SiC CVD epitaxial layers.

(Эффект геттерирования с Al, имплантированном в 4H-SiC CVD эпитаксиальные слои)/E. Kalinina, Kholujanov G., Sitnikova A., Kossov V., Yafaev R., Pensl G., Reshanov S., Hallen A., Konstantinov A.// Mat. Sci. Forum. 2003. V.433-436. P.637-640.

16. Kalinina, E.V. Dose Rate Behavior of 4H-SiC Diodes. (Поведение 4H-SiC диодов от скорости набора доз) / E.V. Kalinina, Nikiforov A.Y., Skorobogatov P.K., Boychenko D.V., Figurov V.S., Luchinin V.V. // Proceedings for RADECS 2003, Noordwijk. 2003. P.15-16.

17. Kalinina, E. Electrical study of the fast neutrons irradiated devices based on 4H-SiC CVD epitaxial layers. (Электрические исследования приборов на основе 4H-SiC CVD эпитаксиальных слоев, облученных быстрыми нейтронами) / E. Kalinina, Kholuyanov G., Strel'chuk A., Davydov D., Halln A., Konstantinov A., Nikiforov A. // Mat. Sci. Forum. 2004. V.457-460. P.705-708.

18. Kalinina, E. Comparative study of 4H-SiC irradiated with neutrons and heavy ions (Сравнительные исследования 4H-SiC, облученного нейтронами и тяжелыми ионами) / E. Kalinina, Kholujanov G., Onushkin G., Davydov D., Strel'chuk A., Konstantinov A., Halln A., Skuratov V., Kuznetsov A. // Mat. Sci. Forum. 2005. V.483485. P.377-380.

19. Kalinina, E.V. Influence of gamma-ray and neutron irradiation on injection characteristics of 4H-SiC pn structures. (Влияние гамма и нейтронного облучения на инжекционные характеристики 4H-SiC pn структур) / E.V. Kalinina, Strel'chuk A.M, Konstantinov A.O., Halln A. // Mat. Sci. Forum. 2005. V.483-485. P.993-996.

20. Kalinina, E. High energy resolution detectors based on 4H-SiC.(4H-SiC детекторы с высоким разрешением) / E. Kalinina, Ivanov A., Kholujanov G., Onushkin G., Strokan N., KonstantinovA., Hallen A.//Mat. Sci.Forum. 2005. V.483-485. P.1029-1032.

21. Kalinina, E. Radiation hard devices based on SiC. (Радиационно-стойкие приборы на основе SiC) / E. Kalinina, Strel'chuk A., Lebedev A., Strokan N., Ivanov A., Kholuyanov G. // Mat. Sci. Forum. 2006.V.527-529. P.1473-1476.

22. Kalinina, E. 4H-SiC high temperature spectrometers (Высокотемпературные 4HSiC спектрометры) / E. Kalinina, Strokan N., Ivanov A., Sadohin A., Azarov A., Kossov V.,Yafaev R., Lashaev S. // Mat. Sci. Forum. 2007. V.556-557. P.941-944.

23. Kalinina, E.V. Investigation of 4H-SiC layers implanted by Al ions. (Исследование 4H-SiC слоев, имплантированных ионами Al)/ E.V. Kalinina, Kolesnikova E.V., Sitnikova A.A., Zamoryanskaya M.V., Popova T.B. // Solid State Phenomena. 2008.

V.131-133. P.53-58.

Соискатель _________________________Калинина Е.В.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.