WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ШЕНДЕРОВИЧ Илья Григорьевич

СВОЙСТВА ВОДОРОДНЫХ СВЯЗЕЙ В АМОРФНЫХ МАТЕРИАЛАХ И НА ГРАНИЦЕ РАЗДЕЛА ФАЗ ПО ДАННЫМ ЯМР СПЕКТРОСКОПИИ

Специальность: 01.04.07 – физика конденсированного состояния

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора физико-математических наук

Санкт-Петербург 2010

Работа выполнена в Санкт-Петербургском государственном университете.

Научный консультант:

доктор физико-математических наук, профессор Денисов Глеб Семенович

Официальные оппоненты:

Доктор физико-математических наук, профессор Агекян Вадим Фадеевич Доктор физико-математических наук Маслов Владимир Григорьевич Доктор химических наук, профессор Шубина Елена Соломоновна

Ведущая организация: Институт высокомолекулярных соединений РАН

Защита состоится "__" ____________ 2010 г. в ______ часов на заседании совета Д 212.232.33 по защите докторских и кандидатских диссертаций при СанктПетербургском государственном университете по адресу: 198504, СанктПетербург, Петродворец, ул. Ульяновская 1, конференц-зал НИИ Физики им.

В.А. Фока

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке им. М. Горького СПбГУ.

Отзывы на автореферат в двух экземплярах, заверенных печатью, просим направлять по вышеуказанному адресу ученому секретарю диссертационного совета.

Автореферат разослан "__" ____________ 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор физ.-мат. наук, профессор Лезов А.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы.

Значительное число практически важных новых материалов являются аморфными структурами. В отличие от кристаллических систем для них не применимы прямые методы рентгеноструктурного и нейтронографического анализа. Относительно новым, динамично развивающимся методом исследования твердых тел является спектроскопия ЯМР. До настоящего времени эта методика являлась всего лишь дополнением, хотя и существенным, к классическим методам структурного анализа. Вместе с тем, современные методы ЯМР спектроскопии в твердых телах позволяют получать качественную и количественную информацию о структуре и химических свойствах аморфных тел, в том числе полимеров.

Важную, а зачастую и определяющую, роль в формировании структуры и физикохимических свойств кристаллических, аморфных, жидкофазных систем и в процессах протекания химических реакций в растворах и на границе раздела фаз играют водородные связи. В частности, они ответственны за образование вторичной структуры белков и механизмы катализируемых ими химических реакций. Для целого ряда проблем, связанных с пониманием роли водородной связи в биологических объектах, а также для решения задач практического использования аморфных материалов, необходимо детальное исследование параметров водородных связей, кинетических характеристик процессов переноса протона и их связи с физико-химическими свойствами сложных систем. В настоящее время достигнут значительный прогресс в описании экспериментальных закономерностей спектроскопических проявлений водородной связи в конденсированном состоянии вещества, а теоретические расчеты, выполненные для простых комплексов в газовой фазе, дают результаты, не уступающие в точности экспериментальным методам. Однако, для корректного описания механизмов протекания реакций биологического катализа и процессов формирования аморфных структур недостаточно лишь установить факт образования водородной связи. Необходимо иметь возможность интерпретировать получаемые экспериментальные данные в терминах геометрии или энергии формируемых связей. В большинстве случаев требуется также описание динамических процессов образования-разрыва водородной связи и кинетических характеристик переноса протона. Ни одна из имеющихся в данный момент методик не позволяет провести подобный анализ для сложных некристаллических систем, представляющих основной практический интерес в свете современных прикладных задач. В свою очередь, лабильность водородных связей значительно снижает общность предсказаний, полученных на основе исследования модельных систем. Поэтому актуальным является разработка специальных методик, способных достоверно описывать физико-химические свойства подобных систем непосредственно на основе характеристик, получаемых различными методами.

Цель и задачи работы.

Во-первых, цель данной работы заключалась в разработке методологии применения спектроскопии ЯМР для исследования водородных связей в аморфных материалах и на границе раздела фаз. Во-вторых, в выявлении связи между геометрическими параметрами функциональных водородных связей и физико-химическими свойствами этих систем. Для достижения поставленной цели было необходимо решить следующие задачи:

1) Разработать критерии отбора молекул-зондов для исследования водородных связей в аморфных материалах и на границе раздела фаз методами спектроскопии ЯМР.

2) Выявить корреляции между спектральными параметрами и геометрией водородных связей, образуемых молекулами-зондами в модельных поликристаллических комплексах.

3) Исследовать протоно-акцепторные и стерические свойства молекул-зондов методом спектроскопии ЯМР.

4) Определить структуры кластеров, образуемых молекулами-зондами с водой.

5) Исследовать структурные и химические свойства высокоупорядоченных нанопористых кремнеземных матриц, синтезированных методом репликации самоорганизующихся органических систем с помощью селективно отобранных молекул-зондов.

6) Выявить роль локальной упорядоченности в аморфных материалах при образовании комплексов с переносом протона.

7) Установить механизмы переноса протона между стерически соседствующими основными центрами.

Научная новизна работы.

Нижеследующие результаты настоящего исследования были получены впервые:

• установлена связь между физико-химическими свойствами аморфных материалов и геометрическими параметрами функциональных водородных связей;

• разработана и опробована новая методика интерпретации спектральных характеристик ЯМР, полученных для систем с водородной связью, в терминах численных значений длин связей;

• методами ЯМР определены длины водородных связей, образуемых производными пиридина с различными донорами протона в апротонном растворителе;

• методом сравнительного анализа показано влияние орто-заместителей на структуру водородных связей, образуемых производными пиридина в растворах;

• определена структура кластеров, образуемых пиридинами с водой в апротонном растворителе и во льду;

• разработан новый метод экспериментального определения степени упорядоченности поверхности пористых кремнеземов на нано-размерном уровне;

• разработан новый метод количественной оценки методами ЯМР распределения гидроксильных групп на поверхности пористых кремнеземов, их доступности для адсорбированных молекул, их поверхностной плотности и протоно-донорных свойств;

• построена модель поверхностной диффузии пиридина, адсорбированного на поверхности высокоупорядоченной нано-пористой кремнеземной матрицы, при комнатной температуре;

• экспериментально определена протоно-донорная способность сильных кислот, иммобилизированных на поверхности кремнеземной матрицы при отсутствии растворителя;

• показано, что факт переноса протона в аморфных материалах является однозначным индикатором наличия локальной упорядоченности;

• экспериментально определены механизмы переноса протона между стерически соседствующими протоноакцепторными центрами.

Научная и практическая значимость работы.

Установленные в данной работе корреляции между спектральными параметрами ЯМР и геометрией водородных связей, позволяют сравнивать в терминах длин связей результаты, полученные экспериментально для различных сложных систем. Данные могут быть использованы при выяснении механизмов протонной проводимости и ферментативного катализа. Значение разработанной и опробованной методики характеризации структурных и химических свойств пористых кремнеземов методами спектроскопии ЯМР состоит в том, что она не предъявляет жестких требований к химической структуре матрицы, а значит, не ограничивается каким-то одним классом соединений. Исследования могут проводиться на стандартном ЯМР спектрометре, предназначенном для работы с твердыми образцами и оборудованном низкотемпературной приставкой. Методика не требует использования последовательностей импульсов, предъявляющих жесткие требования к оборудованию. Обнаруженная корреляция между наличием локальной упорядоченности в аморфных материалах и образованием комплексов с переносом протона может быть использована на практике для определения физико-химических и механических свойств материалов. Установление структуры цвиттерионных кластеров, связывающих волокна модифицированной аминокарбоксильными группами целлюлозы, является важным шагом в выяснении факторов, определяющих механические свойства синтетических полимеров.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Зависимость спектральных параметров спектров ЯМР от длины водородной связи, позволяющая описывать геометрию водородных связей в терминах длин связей в системах произвольной сложности в апротонных растворителях, полимерах, аморфных материалах и на границе раздела фаз.

2. Численная характеризация влияния электростатического поля, создаваемого молекулами апротонного полярного растворителя, на геометрию комплексов с водородной связью в растворе в интервале температур 200 - 100 К.

3. Метод количественной оценки распределения гидроксильных групп на поверхности пористых кремнеземов, их доступности для адсорбированных молекул, поверхностной плотности и протоно-донорных свойств методами ЯМР.

4. Модель поверхности и структуры стенок высокоупорядоченных нанопористых кремнеземных матриц, синтезированных методом репликации самоорганизующихся органических систем.

5. Связь локальной упорядоченности в аморфных материалах с образованием комплексов с переносом протона.

Апробация работы.

Результаты и основные положения работы доложены на 43 международных семинарах и конференциях: Международный Семинар по Магнитному Резонансу (2000, 2002, 2010 Азов), EUROMAR (2008 Санкт-Петербург; 2009 Gteborg, Sweden), Nanoscience and Nanotechnology Center Conference (2008 Zichron Yaacov, Israel), “Hydrogen Bonding and Proton Transfer” (2007 Санкт-Петербург), 11th Chianti Workshop on Magnetic Resonance (2007 Vallombrosa, Italy), 94th Bunsen-Kolloquium “Controlling protein adsorption at materials surfaces” (2006 Bayreuth, Germany), IMMS (2006 Shanghai, China; 2008 Namur, Belgium), 91st Bunsen-Colloquium “Spectroscopy and Dynamics of Molecular Coils and Aggregates” (2005 Gttingen, Germany), SMASH (2005 Verona, Italy), 7th International Conference on Magnetic Resonance in Porous Media (2004 Palaiseau, France), “NMR in Heterogeneous Systems” (2004, 2005, 2006, 2007 Санкт-Петербург), AMPERE XI NMR School (2003 Zakopane, Poland), GDCh Meeting on Magnetic Resonance (2003 Leipzig, Germany), Hauptversammlung der Deutschen Bunsen-Gesellschaft fr Physikalische Chemie (2002 Potsdam, Germany;

2007 Graz, Austria; 2008 Saarbrcken, Germany), 9th International Symposium on Magnetic Resonance in Colloid and Interface Science (2001 Санкт-Петербург), Russian-Ukrainian-Polish Conference on Molecular Interactions (2001 Gdansk, Poland;

2004 Клязьма; 2006 Kiev, Ukraine; 2009 Jastarnia, Poland), the Gordon Research Conference “Isotopes in Biological and Chemical Sciences” (2000 и 2002 Ventura, USA), 15th European Experimental NMR Conference (2000 Leipzig, Germany), AMPERE (1998 Berlin, Germany; 2002 Poznan, Poland), 12th European Symposium on Fluorine Chemistry (1998 Berlin, Germany), „Wolfgang Ostwald Kolloquium" (1998 и 2004 Berlin, Germany), „Horizons in Hydrogen Bond Research“ (1999 Swieradow Zdroj, Poland; 2003 Berlin, Germany; 2005 Roskilde, Denmark; 2007 СанктПетербург; 2009 Paris, France), „Chemie in Berlin and Potsdam“ (2000 Golm; 20Berlin Germany). Материалы работы были представлены автором в качестве приглашенного лектора: Max Planck Institute for Polymer Research (2009 Mainz, Germany) и Institute of Organic Chemistry, Polish Academy of Science (2009 Warsaw, Poland).

Публикации.

Автором опубликована 41 статья в рецензируемых журналах. По теме диссертации опубликовано 24 статьи, список которых приведен ниже [Д1-Д24].

Личный вклад автора.

В выборе главного направления исследований, в постановке и решении конкретных задач, в планировании и организации основных экспериментальных и теоретических исследований автору принадлежит ведущая роль. Личное участие автора заключается также в непосредственном участии в проведении значительной части экспериментов, анализе и интерпретации всех полученных данных, формулировке выводов и написании статей. Соавторы принимали участие в проведении экспериментов и обсуждении полученных результатов.

Структура и объем диссертации.

Диссертация состоит из введения, семи глав, заключения и списка цитированной литературы (355 наименований). Полный объем работы составляет 297 страниц машинописного текста, в том числе 80 рисунков и 20 таблиц.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обоснована актуальность темы исследования, очерчен круг проблем, на решение которых была направлена данная работа, обусловлен выбор использовавшихся экспериментальных методик и объектов исследования.

Сформулированы основные цели работы, показана их научная новизна и практическая значимость. Приведены положения, выносимые на защиту.

В первой главе обобщены современные представления о водородной связи (Н-связи) и методах ее исследования. Показано, что в основе сильных „классических“, слабых „классических“ и „неклассических“ Н-связей лежат разные физические явления и их описание требует разных подходов. В настоящей работе рассматриваются лишь „классические“ Н-связи, для которых подходит определение, данное Штайнером: „Взаимодействие A-H···B типа называют водородной связью, если 1) оно образует связь и 2) A-H является для B донором протона“ [1]. Отмечено, что специфика Н-связи состоит в том, что ее характеристики сильно зависят от окружения. Их прямое экспериментальное описание для сложных систем становится практически невозможным. Они могут быть описаны на основе обобщенных данных, полученных для простых моделей.

Именно на обзоре общих свойств, характерных для всех сильных „классических“ Н-связей, и сосредоточено внимание в этом разделе. Трудно провести четкую границу, между слабой Н-связью и неспецифическим ван-дер-Ваальсовым взаимодействием, с одной стороны, и между сильной Н-связью и ковалентной химической связи с другой стороны. В этом смысле Н-связи занимают промежуточное положение. Существенно, что с ростом энергии Н-связи все более выраженной становится пространственная анизотропия ее энергии. Данная особенность прослеживается по упаковке молекул в кристаллах [2]. С другой стороны, в большинстве случаев энергии Н-связей уступают значениям энергий ковалентных связей, обеспечивая возможность быстрого разрыва или изменения геометрии Н-связей в физиологических условиях, что имеет решающее значение для реакций ферментативного катализа.

На основании большого числа данных показано, что для любого водородного мостика расстояния A...H, H...B и A.....B зависят друг от друга.

Усиление Н-связи всегда означает уменьшение расстояния A.....B. При этом происходит смещение протона к центру водородного мостика. Взаимозависимость расстояний A...H и H...B важна по двум причинам. Во-первых, обсуждая геометрию Н-связи, особенно в случае сильного взаимодействия, имеет смысл говорить о геометрии всего водородного мостика A-H···B. Во-вторых, если известно одно из этих трех расстояний и функциональная зависимость между ними, можно оценить полную геометрию мостика. Возможность установления подобных зависимостей является принципиально важной для настоящей работы.

Отметим, что влиянием окружения на геометрию Н-связей в общем случае пренебречь нельзя. Это вызывает качественные трудности при сравнении результатов экспериментов, проведенных в различных условиях. Например, анизотропия кристаллического поля изменяет геометрию аниона [FHF]- в широких пределах [3]. Геометрия комплексов с Н-связью в растворах зависит от диэлектрической проницаемости растворителя, которая в свою очередь зависит от температуры. В ряде случаев этот эффект можно с успехом использовать для исследования переноса протона по Н-связи [4].

В данной главе обосновано особое место спектроскопии ядерного магнитного резонанса (ЯМР) в исследовании сильных Н-связей в растворах и твердых телах. Главное внимание уделено уникальному методу низкотемпературного ЯМР (100 - 200 К) в сжиженных фреонах [5]. Применение данного метода описано на примере структуры кластеров [FH]nF- типа, исследованных нами в смеси CDF3/CDF2Cl. Полученные результаты иллюстрируют возможности современной низкотемпературной ЯМР спектроскопии в растворах и позволяют провести ряд важных обобщений.

Рассмотрены также специфические особенности спектроскопии ЯМР в твердом теле. Разработаны критерии подбора молекул-зондов для исследования геометрии комплексов с Н-связью в различных сложных системах.

Во второй главе рассмотрены корреляции между геометрическими параметрами Н-связей и зависимости химических сдвигов ЯМР от геометрии комплексов. Искомые корреляции основаны на теории валентностей [6]. Согласно данной модели молекулу можно условно разбить на набор двухатомных фрагментов, каждый из которых характеризуется величиной „валентности связи“.

Валентность связи равна 1 для равновесной геометрии двухатомной связи и экспоненциально убывает до нуля при ее удлинении. Для описания геометрии водородного мостика достаточно определить валентности связей A···H и H···B:

pAH = exp - rAH ) / b1 и pHB = exp - rHB ) / b2 } (1) {-(rAH 0 } {-(rHB Здесь pij - валентность, rij - длина и rij - длина свободного фрагмента ij, а b1 и b2 - параметры, учитывающие убывание валентности при удлинении связи. Общую валентность атома водорода можно считать всегда равной единице:

pAH + pHB =1 (2) Из (2) напрямую следует взаимозависимость расстояний rAH и rHB.

Образование Н-связи сопровождается заметными изменениями в магнитном экранировании вовлеченных в нее ядер. В частности, уменьшение экранирования связывающего протона традиционно объясняется укорочением водородного мостика. Однако, для несимметричного комплекса, когда A B, поведение химического сдвига в окрестности квазисимметричного комплекса A-··H··B+ трудно предсказать [7]. Значения химического сдвига протона, (1H), в предельных структурах, то есть свободной кислоте A-H и свободном протонированном основании [H-B]+, могут сильно отличаться друг от друга.

Предположим для наглядности, что значение (1H) для [H-B]+ значительно больше. Тогда можно ожидать, что максимум химического сдвига будет достигаться не для структуры A-··H··B+, а для какой-то промежуточной структуры типа A-···H-B+, уже после переноса протона на основание. Данная проблема была исследована на примере комплексов HF и HCl с диметиламином, триметиламином и пиридином. Применялся следующий алгоритм расчетов:

сначала определяли структуру комплекса с Н-связью, оптимальную для газовой фазы; для полученной геометрии комплекса рассчитывали экранирование протона;

затем длину связи A···H увеличивали и фиксировали, а геометрию возмущенного комплекса оптимизировали и определяли изменение экранирования протона.

Данный алгоритм позволял смоделировать влияние реактивного поля растворителя на комплекс с Н-связью, вызывающее переход от структуры типа A-H···B к квазисимметричному комплексу A-··H··B+. Было показано, что для всех исследованных комплексов максимальное значение величины химического сдвига связывающего протона не соответствует минимуму расстояния rAH + rHB. Однако, величина смещения в сторону менее экранированной предельной структуры незначительна и не коррелирует напрямую с разностью химических сдвигов в A-H и [H-B]+. В первом приближении можно считать, что максимальное значение величины химического сдвига связывающего протона соответствует такой геометрии комплекса, при которой расстояние rAH + rHB минимально.

Зависимость величин химических сдвигов ЯМР тяжелых ядер, вовлеченных в образование Н-связи, от ее геометрии была исследована на примере производных пиридина. Данный класс молекул был отобран в качестве потенциальных молекул-зондов, так как протоно-акцепторные свойства и стерическую экранировку азота в них легко варьировать введением различных заместителей. А изменение изотропного химического сдвига азота при переходе от свободного основания к протонированному катиону превышает 100 м.д. На примере поликристаллических комплексов 2,4,6-триметилпиридина-15N было показано, что образование Н-связи вызывает заметное изменение лишь одного из главных значений тензора химического сдвига. Соответственно, величина изотропного химического сдвига азота, (15N), монотонно зависит от расстояния N….H. Длина связи N···H была рассчитана с учетом H/D изотопного эффекта на (15N) из расстояния N….D, оцененного по экспериментально найденным значениям константы диполь-дипольного взаимодействия D(15N-2H). Полученные данные позволили построить зависимости длины связи N···H как функции (15N), рисунок 1. Экспериментальные точки 2-7 на этом рисунке получены для поликристаллических комплексов 2,4,6-триметилпиридина с различными кислотами состава 1 : 1. Точка соответствует замороженному 2,4,6триметилпиридину, химический сдвиг азота которого принят за 0 м.д. Зная расстояние rHN можно по уравнениям (1) и (2) рассчитать расстояние rAH.

Рисунок 1.

Показано, что полученные зависимости могут применяться и для других симметрично замещенных пиридинов.

Третья глава посвящена исследованию протоно-донорных характеристик азотсодержащих гетероциклов. Исследованы структуры комплексов с Н-связями, образуемых этими основаниями в смеси сжиженных фреонов CDF3/CDF2Cl.

Поскольку полярность растворителя влияет на геометрию Н-связей, было проведено исследование зависимости статической диэлектрической проницаемости 0 от состава и температуры смеси. H/D изотопный эффект на величину диэлектрической проницаемости пренебрежимо мал, и для измерения величины 0 использовались фреоны CHF3, CHClF2 и их смесь состава 1:1.

Полученные экспериментальные данные приведены на рисунке значками. Найдено, что функция 0(T ) для произвольной смеси фреонов хорошо описывается зависимостью (3), приведенной на рисунке 2 в виде сплошных линий, где N - мольная доля CHF3.

Рисунок 2.

6500 3500 N (1- N) 0(T ) = -17 + -6.3+ (3) N + (1- N) -10- T -14 T -15 T Протоно-акцепторные характеристики азотсодержащих гетероциклов были исследованы на примере комплексов 2,4,6-триметилпиридина-15N (Col) с HF. Было показано, что комплекс состава 1 : 1 стабилизирован очень короткой межмолекулярной Н-связью, спектральные параметры которой сильно зависят от температуры. Уникальность обнаруженных спектральных проявлений заключалась в том, что впервые для межмолекулярной Н-связи экспериментально наблюдалось спин-спиновое скалярное взаимодействие между всеми тремя ядрами 1 1 h водородного мостика: JFH, JHN и JFN. Анализ температурных зависимостей констант спин-спинового взаимодействия позволил установить, что рост 0, обусловленный понижением температуры, вызывает не традиционно предполагаемый сдвиг таутомерного равновесия типа F - H N F- H - N+, а последовательный перенос протона с атома фтора на атом азота с образованием квазисимметричного комплекса: F - H N F - H N + F- H - N+. На основе корреляции между (15N) и расстоянием N···H геометрия квазисимметричного комплекса была описана в терминах длин связей rHN 1.25 и rFH 1.16 .

(0=21) (0=21) 1 Отметим, что сильная температурная зависимость констант JHN и JFH, а также 1 2 химических сдвигов H, H и F вблизи области наиболее прочной связи указывает на значительные изменения расстояний rFH и rHN. Напротив, h постоянство величины константы JFN во всем исследованном интервале температур указывает на незначительное изменение общего расстояния N.....F при смещении протона вдоль водородного мостика. Данный вывод подтвержден теоретическими расчетами.

Фтористый водород может выступать не только в качестве донора, но и в качестве акцептора протона. Увеличение относительной концентрации HF сдвигает равновесие в сторону комплексов сложного состава, в которых одному из атомов фтора становится энергетически выгоднее отдать протон молекуле основания, а взамен образовать несколько Н-связей с другими молекулами HF. Так в ионной паре [ColHFHCol]+ [FHF]-, между катионом и анионом отсутствует какое-либо специфическое взаимодействие, нарушающее их симметрию. По экспериментально измеренному значению (15N) была установлена геометрия катиона: rHN 1.13 и rFH 1.33 . Полученные оценки подтверждены последующими расчетами [8]. В ионной паре [ColH]+ [FHF]- была обнаружена быстрая переориентация аниона относительно катиона. Однако, невысокая энергия активации данного динамического процесса, 5.0 ± 0.2 ккал/моль, указывает на то, что переориентация [FHF]- не требует полного разрыва Н-связи и является псевдовращением, которое становится медленным, в шкале времени ЯМР, при температуре ниже 100 K. При этих условиях длины Н-связей NHF мостика равны:

rHN 1.10 и rFH 1.39 . Добавление еще одной молекулы HF приводит к образованию устойчивого комплекса [ColH]+ F- [HF]2. Для данного комплекса определены длины Н-связей NHF мостика: rHN 1.09 и rFH 1.43 .

Сравнение данных, полученных для комплексов [(FH)nF]- и Col(FH)n типов, показало, что наблюдаемые в экспериментах параметры ЯМР определяются только длинами соответствующих связей A···H и H···B. Наличие сопряженных Нсвязей оказывает влияние лишь на геометрию рассматриваемого мостика. Таким образом подтверждена возможность использования полученных корреляций для описания систем произвольной сложности.

На примере комплексов 2,4,6-триметилпиридина-15N с бензойными кислотами в смеси CDF3/CDF2Cl показано, что зависимости таких спектральных параметров как (1H) и (15N) от геометрии Н-связи одинаковы для раствора и для твердого тела. При этом, если в твердом теле рассматриваемые Н-связи сильно различаются по геометрии, то в полярном растворителе все они имеют ярко выраженный ионный характер. Такое различие объясняется общим правилом. В газовой фазе геометрия комплекса определяется исключительно протонодонорными и протоно-акцепторными свойствами молекул, образующих комплекс.

За исключением случая взаимодействия между очень сильными кислотой и основанием, например, I-····[H···N(CH)3]+, комплекс связан Н-связью молекулярного типа и может быть описан общей формулой A-H····B. В кристалле на геометрию комплекса оказывает влияние электростатическое поле, создаваемое дипольными моментами окружающих комплексов. Данное поле индуцирует в каждом из комплексов дополнительный дипольный момент. Увеличение дипольного момента достигается за счет увеличения расстояния A…H. В результате, водородная связь либо усиливается, либо происходит перенос протона и образование водородной связи ионного типа, A-····H-B+. Чем выше собственный дипольный момент комплекса A-H····B в газовой фазе, тем сильнее кристаллическое поле и тем больше вероятность того, что в твердом теле связь примет ионный характер. Геометрия связи в апротонном растворителе зависит от его полярности. В полярном растворителе геометрия связи зависит от напряженности электростатического поля, создаваемого молекулами растворителя. Упорядоченность молекул растворителя, сольватирующих комплекс, зависит от величины собственного дипольного момента комплекса A-H····B. Поэтому в любом апротонном растворителе Н-связь сохраняет свою «специфичность» и ее геометрия зависит от протоно-донорной способности молекулы A и протоно-акцепторной способности молекулы B. В протонном растворителе часто наблюдается диссоциация комплекса с образованием сольватированных ионов A- и [HB]+. В этом случае расстояние между ионами определяется уже спецификой сольватной оболочки.

Влияние орто-замещения пиридинов на геометрию образуемых ими Нсвязей было исследовано на примере комплексов 2,6-ди-трет-бутил-4метилпиридина (MDTBP) и 2,6-ди-трет-бутил-4-диэтиламинопиридина (NDTBP) с HBF4, HCl и HF. Было показано, что трет-бутильные заместители замедляют процессы протонного обмена с участием протонированного основания. Судя по всему, эффективность таких процессов высока только в присутствии молекул воды. Наличие трет-бутильных заместителей в орто-положении накладывает существенные ограничения на геометрию комплексов с Н-связью. Метильные заместители не препятствуют сближению молекулы HF с основным центром, что ведет к образованию комплексов с очень короткой Н-связью типа Col+··H··F- или [Col-H]+···F-···[H-Col]+. Трет-бутильные группы не допускают такого сближения.

Оказывается возможным только образование ионных пар типа [DTBP-H]+···[FHF]-.

Минимальная длина водородного мостика N···H···F для комплекса HF с метилзамещенным пиридином около 2.4 . Для случая трет-бутильных заместителей это расстояние возрастает до 2.8 .

Было отмечено, что чувствительность различных ЯМР параметров к небольшим изменениям геометрии Н-связи зависит от ее прочности. Для очень прочных связей такие изменения могут быть прослежены с использованием константы скалярного взаимодействия. Например, изменения геометрии комплекса Col+··H··F- в интервале температур 180112 К, обусловленные температурной зависимостью полярности растворителя, сопровождаются 1 изменением константы JNH на 15 Гц. Напротив, значения констант JNH в комплексе [MDTBP-H]+···Cl- со слабой Н-связью и в ионной паре [MDTBP-H]+/[BF4]- одинаковы. Для оценки изменения геометрии слабых Н-связей следует использовать величину химического сдвига связывающего протона.

В четвертой главе приведены результаты исследования взаимодействия изолированных кластеров с сопряженными водородными связями, включающими молекулы воды и акцепторы протона. Для этого использовались пиридин-15N и 2,4,6-триметилпиридин-15N. Подобные структуры часто встречаются в сложных системах, например, в качестве короткоживущих Н-мостиков в процессах переноса протона в биологических системах или комплексах внутри и на поверхности аморфных материалов. Проведенные нами теоретические расчеты позволили определить наиболее вероятные структуры комплексов, образуемых молекулами пиридинов с водой, рисунок 3.

Рисунок 3.

Было показано, что при избытке основания энергетически выгодным является образование симметричных комплексов, в которых одна молекула воды координирована между двумя молекулами гетероцикла. Анти-кооперативное взаимодействие двух сопряженных Н-связей обуславливает их относительно большую длину, расстояние N…H около 2.0 . При избытке воды энергетически выгодными являются структуры, в которых молекулы основания замыкают цепочки воды, связанные водородными связями. За счет кооперативного взаимодействия между сопряженными Н-связями внутри цепочки, ее удлинение сопровождается укорочением внешней Н-связи N···H. Если цепочка включает более трех молекул воды, то дальнейшее удлинение цепочки практически не влияет на геометрию N···H связи, длина которой около 1.8 .

Экспериментальное исследование таких комплексов было проведено 1 методами H и N ЯМР в смеси CDF3/CDF2Cl и в замороженных смесях гетероцикл/вода различной относительной концентрации. Было показано, что при температуре 170 К начинается конденсация молекул воды и их выпадение в осадок. Это делает невозможным экспериментальное исследование комплексов гетероцикл/вода, содержащих более одной молекулы воды, при низких температурах в смеси CDF3/CDF2Cl. Исследование замороженных смесей гетероцикл/вода обнаружило стерическое взаимодействие между ортозаместителями гетероциклов комплекса, в котором два гетероцикла связаны одной молекулой воды. Если в случае пиридина расстояние N…H равно 1.84 , то введение метильных заместителей вызывает его увеличение до 1.93 . При избытке воды в замороженной смеси образуются комплексы гетероциклов с несколькими молекулами воды. Протоно-донорная способность внешних гидроксильных групп этих кластеров воды усилена за счет эффекта кооперативности сопряженных Н-связей, но слабо зависит от числа вовлеченных молекул воды для относительно длинных цепочек. Расстояние N…H для обсуждаемых связей зависит от основности гетероцикла. Оно составляет 1.70 для пиридина (pKa 5.2) и сокращается до 1.64 для 2,4,6-триметилпиридина (pKa 7.3). Таким образом, протоно-донорные способности гидроксильных групп изолированной молекулы воды и внешних гидроксильных групп цепочки, содержащей более трех молекул воды, сравнимы с протоно-донорными способностями кислот с pKa 6.0 и pKa 4.9, соответственно.

В пятой главе описана методология исследования структуры и химических свойств пористых аморфных материалов методами многоядерной спектроскопии ЯМР с использованием молекул-зондов. Основное достоинство предложенной методики состоит в том, что ее применимость не зависит от химической структуры матрицы, а значит не ограничивается каким-то одним классом соединений. Исследования могут проводиться на стандартном ЯМР спектрометре, предназначенном для работы с твердыми образцами и оборудованном низкотемпературной приставкой. Метод не требует использования последовательностей импульсов, предъявляющих жесткие требования к оборудованию.

Применение данной методики продемонстрировано на примере высокоупорядоченных нано-пористых кремнеземных матриц MCM-41 и SBA-типов, синтезированных методом репликации самоорганизующихся органических систем. Эти материалы используются в качестве подложек и матриц, но их детальная структура и поверхностные свойства оставались неисследованными до настоящего времени. Самоорганизация сложных молекул на границе раздела фаз является ключевым этапом в ходе синтеза целого ряда современных материалов, и информация о структуре данных кремнеземов косвенно отвечает на вопрос о степени упорядоченности структур, созданных на этом принципе.

Показано, что 29Si CPMAS ЯМР позволяет обнаружить наличие в образцах дефектов Q2-типа (геминальные группы, две гидроксильные группы на одном атоме кремния). В частности, было установлено, что подобные дефекты структуры присутствуют во всех исследованных образцах кремнеземов SBA-15. Напротив, наиболее упорядоченные образцы кремнеземов MCM-41 не содержат таких дефектов. Метод Н MAS ЯМР позволяет провести первичную оценку присутствия на поверхности кремнеземов адсорбированной воды. Показано, что вакуумирования образцов при температуре 400 K в течение 8 часов достаточно для практически полного удаления сорбированной воды с поверхности матрицы.

Возможности метода были расширены путем адсорбции на поверхность образцов молекул дейтерированного пиридина-d5. Молекулы пиридина взаимодействуют с поверхностными гидроксильными группами с образованием Н-связей. В результате, сигнал, соответствующий протонам гидроксильных групп, сдвигается на 8 м.д. Образец MCM-41 не содержит других сигналов. Это означает, что все его гидроксильные группы доступны для молекул пиридина и находятся на поверхности. Напротив, на спектре образца SBA-15 имеется широкий сигнал в районе 3 м.д. Данный сигнал может принадлежать только гидроксильным группам, взаимодействующим друг с другом, но недоступным для молекул пиридина. Скорее всего, данные группы находятся внутри разделяющих поры стенок, что еще раз указывает на наличие дефектов в структуре кремнеземов SBA-15.

С помощью метода {1H}-15N CPMAS ЯМР при температуре 120 К были исследованы поверхностная плотность гидроксильных групп и их протонодонорные свойства. В качестве молекулы-зонда использовался пиридин-15N.

Установлено, что геометрия Н-связей, формируемых при взаимодействии пиридина с поверхностными гидроксильными группами, характеризуется следующими численными значениями: rHN = 1.68 и rOH = 1.01 . Н-связь такой же геометрии пиридин образовал бы в твердом теле с молекулой кислоты, кислотность которой в водном растворе составляет pKa 4.9. В этом смысле «кислотность» поверхностных гидроксильных групп также соответствует pKa 5.

Показано, что протоно-донорная способность гидроксильного покрова одинакова для всех исследованных образцов и не зависит ни от типа кремнезема, ни от диаметра его пор. Плотность поверхностных гидроксильных групп, доступных для адсорбированных молекул, зависит от типа кремнеземной матрицы. Для образцов MCM-41 она около 3 групп на нм2, а для образцов SBA-15 около 3.7 групп на нм2.

В ходе проверочных экспериментов было обнаружено, что наличие воды в кремнеземе сильно искажает форму сигнала адсорбированного пиридина. Это подтверждает вывод о том, что высоковакуумная откачка образцов при температуре 400 К позволяет осушить образцы нано-пористого кремнезема и удалить следы воды с их поверхностей.

Исследование динамики адсорбированных молекул пиридина при комнатной температуре показало следующее: если количество молекул недостаточно для формирования монослоя, то они не покидают поверхность матрицы. При этом они быстро, в шкале времени ЯМР, перемещаются по поверхности между различными гидроксильными группами. Данный факт был использован для характеризации локальной морфологии поверхностей различных кремнеземных матриц. Анализировалась анизотропия линий статических спектров {1H}-15N ЯМР. Было установлено, что поверхности всех образцов кремнезема SBA-15 содержат нано-размерные дефекты. Напротив, лучшие образцы кремнезема МСМ-41 (диаметр пор 2.9 и 3.3 нм) характеризуются «гладкой», лишенной дефектов поверхностью. Такие образцы могут быть использованы в качестве моделей «идеальных» матриц, синтезированных методом репликации самоорганизующихся молекулярных систем. Наличие анизотропии пространственной ориентации адсорбированных молекул было использовано для определения их координации на поверхности матрицы. В частности, было доказано, что адсорбция молекул пиридина на поверхности кремнезема МСМ-идет исключительно по механизму образования Н-связей с поверхностными силанольными группами. Вращение молекулы пиридина вокруг ее молекулярной оси симметрии в адсорбированном состоянии заторможено. Величина угла Si-O-N около 1400. Для перескока молекулы пиридина на соседнюю гидроксильную группу не требуется предварительного разрыва предыдущей Н-связи.

Динамика адсорбированных молекул определяется не только поверхностной плотностью активных центров, но и их распределением по поверхности. Была исследована эффективность модификации поверхности матриц различными химически пассивными группами. Было установлено, что использование в качестве реагента HN(Si(CH3)3)2 позволяет практически полностью заместить все гидроксильные группы кремнезема МСМ-41. Отсюда был сделан вывод, что расстояние между гидроксильными группами на поверхности МСМ-41 составляет не менее 0.5 нм. Поверхностная плотность этих групп около 3 OH/ нм2. В случае их равномерного распределения расстояние между соседними группами составило бы 0.58 нм. Полученные данные позволяют заключить, что все силанольные группы кремнезема МСМ-41 находятся на поверхности и распределены по ней равномерно.

Me Me Me Me Me Me OH OH Me Me Me Si Me Si H O H H O H Si Si Si Si Me Me O O O Me O O O O O Me O O Si Si Si Si c c OH H OH H Si Si Si Si Si Si OH OH OH OH O O O O O O O O O O O O O O O O O O Si Si Si Si e e Si Si Si Si Si Si O O O O O O O O O O O O Si Si Si Si Me Me Me Me Si Si H H H H OH OH O O O O O O b b Me Me OH OH Si Si Si Si Si Si O O O O O O O O O O O O Si Si Si Si Si Si Me O OH Me O OH Si Si H H H H OH OH O O O O O O H H H H H H H H H H H H H H H H H H d d Si Si Si Si Si Si O O O O O O O O O O O O O O O O O O a a O O O O O O O O O O O O Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Si Рисунок 4.

O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O Модификация поверхности кремнеземов функциональными группами позволяет получать гибридные материалы, имеющие потенциально важные для практического применения свойства. Особенности модификации кремнеземов MCM-41 и SBA-15 были исследованы методом {1H}-29Si CPMAS ЯМР. Для модификации поверхности применялись традиционно используемые на практике реагенты, в которых химически активные группы, предназначенные для образования ковалентных связей с поверхностью матрицы, несет один из атомов кремния. Было показано, что независимо от числа химически активных групп молекула реагента способна образовать с поверхностью МСМ-41 лишь одну ковалентную связь. Остальные группы либо образуют ковалентные связи с другими молекулами реагента, либо конвертируются в свободные гидроксильные группы. Наличие дефектов на поверхности кремнеземов SBA-15 делает возможным образование нескольких ковалентных связей с поверхностью.

Полученные результаты подтверждают наш вывод о распределении силанольных групп на поверхности исследованных образцов. На рисунке 4 приведено схематическое изображение поверхности идеального кремнезема до (а) и после его модификации малым (b,d) и большим (c,e) числом реагентов (CH3)2Si(OCH3)2 и (CH3)Si(OCH3)3.

На основании экспериментально измеренного соотношения числа силанольных (Q3) и силоксановых (Q4) групп, была произведена оценка формы сечения пор кремнезема МСМ-41 и толщина разделяющих их стенок. Показано, что сечение пор напоминает сглаженные шестиугольники, а толщина стенок матрицы около 0.9 нм. Это соответствует четырем кремниевым тетраэдрам.

Данная оценка толщины стенок полностью согласуется с экспериментальными данными, полученными методами рентгеноструктурного анализа [9].

Значительная разница в численных значениях соотношений Q3/Q4 для образцов MCM-41 и SBA-15 типов указывает на различную структуру данных матриц.

Если прямое влияние кремнеземной матрицы на химические свойства функциональных групп на ее поверхности можно считать пренебрежимо малым, то оценить опосредованное влияние поверхности не всегда возможно. Оно может заключаться в присутствии адсорбированной воды, неоднородности модификации, наличии стерических контактов. Поэтому химические свойства данных групп связаны с морфологией поверхности. Нами было исследовано влияние иммобилизации на поверхности на протоно-донорную способность сильных кислот в отсутствие растворителя. Синтез модифицированных кремнеземных матриц проводился методом со-конденсации, т.е. функциональные группы вводились непосредственно на этапе синтеза матриц [10], что исключало применение традиционного отжига при 800 К для удаления органического полимера из пор. Вместо прогрева матрицы подвергались обработке 48% водным раствором серной кислоты. Были исследованы свойства исходной кремнеземной матрицы SBA-15 и матриц, модифицированных группами сульфоновой (SBA-SA) и фосфоновой (SBA-PA) кислот. Поверхностная плотность силанольных групп для образца SBA-15 составила 5.2 OH/нм2, что выше значения 3.7 OH/нм2, наблюдавшегося для отожженных образцов SBA-15. Для модифицированных материалов поверхностная плотность силанольных и функциональных групп составила 2.3 и 0.8 для SBA-SA, 2.0 и 1.2 групп на нм2 для SBA-PA, соответственно. Было установлено, что все функциональные группы доступны для молекул пиридина, адсорбированных на поверхность кремнеземных матриц.

При 130 К каждая из сульфоновых H2O H2O H2O H2O H2O H2O + + rHN 1.05 rHN 1.05 H2O H2O H2O групп взаимодействует с одной молекулой rOH 1.69 rOH 1.69 H2O H2O H2O - H2O - H2O H2O пиридина, а каждая из фосфоновых групп H2O H2O H2O H2O H2O H2O может взаимодействовать одновременно с rHN 1.67 rHN 1.67 rOH 1.03 rOH 1.03 a) a) двумя молекулами пиридина. Для обоих материалов образование комплексов с водородной связью сопровождается H2O H2O H2O H2O + + + H2O + H2O H2O H2O переносом протона на молекулы основания.

- - rHN 1.09 - - rHN 1.09 rHN 1.09 rHN 1.09 H2O H2O H2O H2O rHN 1.67 rOH 1.53 rHN 1.67 rOH 1.53 rHN 1.67 rOH 1.53 rHN 1.67 rOH 1.53 Анализ спектров Н ЯМР показал, что H2O H2O H2O H2O H2O H2O H2O H2O rOH 1.03 rOH 1.03 rOH 1.03 rOH 1.03 b) b) b) перенос протона обусловлен наличием на поверхности исследованных кремнеземных Рисунок 5.

матриц молекул адсорбированной воды.

Если откачка немодифицированной матрицы SBA-15 при температуре 400 К приводит к полному удалению молекул воды с ее поверхности, то материал SBA-SA содержит после такой же процедуры около 5 молекул воды на нм2. Эти остаточные молекулы воды координированы вокруг гидрофильных центров функциональных групп, влияя на протоно-донорную способность последних. В данных водно-кислотных кластерах протоно-донорная способность сульфоновой группы и двух гидроксильных групп фосфоновой кислоты аналогична протонодонорной способности кислот, имеющих pKa около 0.6 и 1.3, соответственно.

Взаимодействие молекул пиридина с активными центрами исследованных кремнеземных матриц схематически показано на рисунке 5.

В шестой главе установлено, что существование в аморфных материалах структур с переносом протона служит индикатором наличия локальной упорядоченности. Данное явление рассмотрено на примере целлюлозы (LysCel), волокна которой были модифицированы аминокарбоксильными группами. Ранее было показано, что смачивание заметно меньше влияет на механические свойства получаемой из таких волокон бумаги [11]. Данный эффект был объяснен образованием цвиттерионных димеров аминокарбоксильных остатков функциональных групп L-лизина, разрыв которых осложнен необходимостью переноса протона. Однако, возможность образования изолированных цвиттерионных димеров в неполярной среде, коей является аморфная целлюлоза, не столь очевидна. Действительно, в водном растворе при pH аминокарбоксильные группы находятся в цвиттерионной форме, стабилизированой окружающими молекулами воды. В газовой фазе цвиттерионные димеры аминокислот не стабильны. Структура подобного димера в неполярной среде не известна, а взаимодействие между зарядами может сильно искажать линейность образуемых Н-связей.

Для выяснения локальной структуры аминокарбоксильных групп в LysCel были использовали методы ЯМР в твердом теле, опробованные ранее для других полимеров [Д18]. Был синтезирован ряд изотопомеченных образцов LysCel.

Образец [-15N]LysCel содержал метку 15N в положении, образец [-15N]LysCel содержал метку N в положении. В образце [13C/15N]LysCel половина аминокарбоксильных групп содержала метку 15N, а вторая половина 13С. 15N ЯМР эксперименты, проведенные с образцами [-15N]LysCel и [-15N]LysCel, подтвердили успешную модификацию волокон и отсутствие образования ковалентных связей между отдельными волокнами в процессе модификации целлюлозы. Далее было исследовано положение протонов в аминокарбоксильных функциональных группах в образцах LysCel. Задача была решена путем 13 определения значений химических сдвигов С и N ЯМР карбоксильных и аминных групп LysCel. Для того, чтобы исключить неоднозначность в 13 интерпретации экспериментальных данных, были проведены С и N ЯМР эксперименты с образцами L-лейцина, в которых протонирование аминокарбоксильных групп варьировалось путем лиофилизации образцов при различных значениях pH водного раствора. Было показано, что нейтральная цвиттерионная форма аминокарбоксильной группы характеризуется значениями (15N) = 4.5 м.д. и (13С) = 176 м.д. Те же самые значения были получены и для образца целлюлозы [13C/15N]LysCel. Это однозначно указывает на то, что функциональные аминокарбоксильные группы в модифицированной целлюлозе LysCel находятся в нейтральной цвиттерионной форме.

O O O O O O O O O O O O O O O O O O + + + + O O NH3 O NH3 O NHNHO O O O O O O O O O O + + O O O O O O O O O O O NH3 O O O O NH3 O O O O O O O O O O O O O + + NHNHH H H H H H H H H OO OO OO O OO OO OO O OO O O NH3 O OO NH3 O OO O O + + NHNH+ + + + O O O O O O O O O NH3 O O O NH3 O NHNHO O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O O Рисунок 6.

Основная цель работы заключалась в определении упорядочения функциональных аминокарбоксильных групп и их взаимодействия в образце [13C/15N]LysCel методом C-15N REDOR ЯМР (rotational echo double resonance) [12]. Данный метод позволяет определять величины констант диполь-дипольного взаимодействия, а значит и расстояния между определенными спинами. Было найдено, что максимально достигаемое экспериментальной кривой REDOR значение 0.72, близко к теоретическому значению 0.75, ожидаемому для системы спинов IS2, то есть для димеров аминокарбоксильных групп, образующих плоскую ленту или изолированный тетрамер, показанные на рисунке 6. Полученных данных не достаточно для того, чтобы сделать выбор между двумя возможными структурами. Расстояния N…C в обеих сопряженных Н-связях примерно равны 3.5 , а их направления взаимно ортогональны.

В седьмой главе рассмотрено влияние переноса протона на спектральные характеристики гетероциклов, содержащих две и более сопряженные ароматические системы. Было показано, что 1Н и 15N спектры ЯМР катиона 2,2’бипиридина, обогащенного изотопом 15N, существенным образом зависят от типа применявшегося противоиона. В случае слабо координированного иона тетракис[3,5-бис(трифторометил)фенил]-борат в катионе бипиридина, наблюдалась сильная внутримолекулярная водородная связь, характеризуемая вырожденным переносом связывающего протона с константой скорости порядка 106 с-1 при 120 К. Слабый акцептор протона BF4- также не препятствует образованию внутримолекулярной водородной связи в катионе, но подавляет внутримолекулярный перенос протона. В данном случае внутримолекулярный перенос протона становится возможным только после диссоциации ионной пары, чему препятствует кулоновское взаимодействие. Сильный акцептор протона дихлорацетат образует с катионом бипиридина сильную межионную водородную связь. Наблюдаемый в эксперименте медленный внутримолекулярный перенос протона идет в этом комплексе не через внутримолекулярную водородную связь в катионе. Он происходит по механизму промежуточного переноса протона на кислород карбоксильной группы по межмолекулярной водородной связи.

Теоретические расчеты показали, что симметрия водородных связей в гомосопряженных ионах не зависит от протоно-акцепторной способности молекул основания, конкурирующих за протон. Определяющим фактором является электроотрицательность соответствующих тяжелых атомов. Данный вывод полностью согласуется с экспериментом. В отсутствие реакции среды для катиона гомосопряженного пиридина энергетически выгодной является асимметричная структура водородного мостика. Однако, влияние электрического поля полярного растворителя может вызывать сжатие водородного мостика, что должно приводить к симметризации водородной связи. Исследование таких систем методом ЯМР ограничивается молекулами, имеющими заместители в ортоположении, поскольку эти группы препятствуют молекулярному обмену. Однако, они же возмущают и симметрию водородной связи в гомосопряженных ионах.

Проблема была решена с помощью оптической электронной спектроскопии.

Характеристическое время оптических методов на много порядков меньше, чем в случае спектроскопии ЯМР, и время жизни комплексов практически не оказывает влияния на спектральные характеристики. Были получены спектры электронного поглощения и люминесценции протонированных форм пиридинов, хинолинов и акридина в растворе в дихлорметане. В случае гетероциклов, содержащих две и более сопряженные ароматические системы, протонирование вызывает заметные спектральные изменения, что позволяет идентифицировать комплексы с водородной связью различного состава, сосуществующие в растворе. Полученные экспериментальные данные позволили выявить спектр поглощения гомосопряженного катиона акридина. Его спектральные характеристики однозначно указывают на то, что при комнатной температуре водородная связь в данном комплексе асимметрична.

В заключении сформулированы основные результаты работы и выводы:

1. Выявлена зависимость спектральных параметров 15N спектров ЯМР от геометрии водородной связи для азотсодержащих гетероциклов.

2. Установленная монотонная зависимость изотропного химического сдвига N азотсодержащих гетероциклов от длины N…H водородной связи позволяет применять их в качестве молекул-зондов в растворах, аморфных материалах и на границе раздела фаз для характеризации водородных связей методами спектроскопии ЯМР.

3. Экспериментальные параметры сигналов ЯМР водородного мостика А...Н...В определяются только длиной связей A…H и H…B. Наличие дополнительных водородных связей, сопряженных с центрами А и В, оказывает на эти параметры лишь опосредованное влияние. Это дает возможность использовать полученные корреляции для описания систем произвольной сложности.

4. При наличии стерических затруднений к сближению молекул основания и кислоты, увеличение диэлектрической проницаемости апротонного растворителя всегда приводит к смещению таутомерного равновесия от формы с водородной связью к форме с переносом протона. В отсутствие стерических взаимодействий может наблюдаться постепенное смещение усредненного положения связывающего протона от кислоты к основанию.

5. Наличие у молекулы азотсодержащего гетероцикла объемных ортозаместителей может препятствовать образованию комплекса с водородной связью, но не исключает возможности образования ионной пары с переносом протона.

6. Протоно-донорная способность внешних гидроксильных групп цепочки молекул воды не зависит от ее длины, начиная с трех молекул воды, и сравнима с протоно-донорной способностью кислоты с pKa 4.9. Протонодонорная способность гидроксильных групп изолированной молекулы воды, образующей две симметричные водородные связи, сравнима с протоно-донорной способностью кислоты с pKa 6.0.

7. Разработан метод количественной оценки распределения гидроксильных групп на поверхности пористых кремнеземов, их доступности для адсорбированных молекул, поверхностной плотности и протоно-донорных свойств. Для высокоупорядоченных нано-пористых кремнеземных матриц данный метод позволяет также оценить степень гомогенности поверхности пор, определить расстояние между гидроксильными группами и толщину стенок, разделяющих поры.

8. Протоно-донорная способность поверхностных гидрофильных функциональных групп кремнеземных матриц зависит от наличия адсорбированных вокруг этих групп кластеров молекул воды. Данные кластеры включают менее 10 молекул воды и устойчивы к десорбции при температурах более 100 0С.

9. Факт переноса протона между молекулой кислоты и основания в произвольном аморфном материале означает существование наноразмерной локальной упорядоченности.

10. Механизм переноса протона между стерически соседствующими основными центрами зависит от степени делокализации электронной плотности на молекуле противоиона.

Список основных публикаций автора по теме диссертации.

[Д1] И.Г. Шендерович Качественный Анализ Геометрии Водородной Связи в Гомосопряженном Ионе Пиридина // ЖОХ 2007, 77, 663-668.

[Д2] И.Г. Шендерович Максимальное Значение Химического Сдвига Протона в Спектре ЯМР 1Н Комплекса с Водородной Связью // ЖОХ 2006, 76, 529-534.

[Д3] Н.С. Голубев, С.Н. Смирнов, П. Шах-Мохаммеди, И.Г. Шендерович, Г.С.

Денисов, В.А. Гиндин, Х.Х. Лимбах Исследование Кислотно-Основного Взаимодействия с Помощью Низкотемпературных Спектров ЯМР. Структура Комплексов Салициловой Кислоты // ЖОХ 1997, 67, 1150-1155.

[Д4] R. Manriquez, F.A. Lopez-Dellamary, J. Frydel, T. Emmler, H. Breitzke, G.

Buntkowsky, H.-H. Limbach, I.G. Shenderovich Solid-State NMR Studies of Aminocarboxylic Salt Bridges in L-Lysine Modified Cellulose // J. Phys. Chem. B 2009, 113, 934–940.

[Д5] D. Mauder, D. Akcakayiran, S.B. Lesnichin, G.H. Findenegg, I.G. Shenderovich Acidity of Sulfonic and Phosphonic Acid-Functionalized SBA-15 under Almost Water-Free Conditions // J. Phys. Chem. C 2009, 113, 19185-19192.

[Д6] I.G. Shenderovich, D. Mauder, D. Akcakayiran, G. Buntkowsky, H.-H. Limbach, G.H. Findenegg NMR Provides Checklist of Generic Properties for Atomic-Scale Models of Periodic Mesoporous Silicas // J. Phys. Chem. B 2007, 111, 12088-12096.

[Д7] S. Sharif, I.G. Shenderovich, L. Gonzlez, G.S. Denisov, D.N. Silverman, H.H.

Limbach NMR and Ab initio Studies of Small Complexes Formed between Water and Pyridine Derivatives in Solid and Liquid Phase // J. Phys. Chem. A 2007, 111, 6084-6093.

[Д8] A. Vyalikh, T. Emmler, I. Shenderovich, Y. Zeng, G.H. Findenegg, G. Buntkowsky H-Solid State NMR and DSC Study of Isobutyric Acid in Mesoporous Silica Materials // Phys. Chem. Chem. Phys. 2007, 9, 2249-2257.

[Д9] G. Buntkowsky, H. Breitzke, A. Adamczyk, F. Roelofs, T. Emmler, E. Gedat, B.

Grnberg, Y. Xu, H.-H. Limbach, I. Shenderovich, A. Vyalikh, G. Findenegg Structural and Dynamical Properties of Guest Molecules Confined in Mesoporous Silica Materials Revealed by NMR // Phys. Chem. Chem. Phys. 2007, 9, 4843-4853.

[Д10] D.V. Andreeva, B. Ip, A.A. Gurinov, P.M. Tolstoy, G.S. Denisov, I.G. Shenderovich, H.-H. Limbach Geometrical Features of Hydrogen Bonded Complexes Involving Sterically Hindered Pyridines // J. Phys. Chem. A 2006, 110, 10872-10879.

[Д11] P.M. Tolstoy, S.N. Smirnov, I.G. Shenderovich, N.S. Golubev, G.S. Denisov, H.-H.

Limbach NMR Studies of Solid State - Solvent and H/D Isotope Effects on Hydrogen Bond Geometries of 1 : 1 Complexes of Collidine with Carboxylic Acids // J. Molec.

Struct. 2004, 700, 19-27.

[Д12] H.-H. Limbach, M. Pietrzak, S. Sharif, P.M. Tolstoy, I.G. Shenderovich, S.N.

Smirnov, N.S. Golubev, G.S. Denisov NMR-Parameters and Geometries of OHN- and ODN Hydrogen Bonds of Pyridine-Acid Complexes // Chem. Eur. J. 2004, 10, 51955204.

[Д13] B. Gruenberg, T. Emmler, E. Gedat, I. Shenderovich, G.H. Findenegg, H.-H.

Limbach, G. Buntkowsky Hydrogen Bonding of Water Confined in Mesoporous Silica MCM-41 and SBA-15 Studied by 1H Solid-State NMR // Chem. Eur. J. 2004, 10, 5689-5696.

[Д14] I.G. Shenderovich, G. Buntkowsky, A. Schreiber, E. Gedat, S. Sharif, J. Albrecht, N.S.

Golubev, G.H. Findenegg, H.-H. Limbach Pyridine-15N -A Mobile NMR Sensor for Surface Acidity and Surface Defects of Mesoporous Silica // J. Phys. Chem. B 2003, 107, 11924-11939.

[Д15] I.G. Shenderovich, P.M. Tolstoy, N.S. Golubev, S.N. Smirnov, G.S. Denisov, H.-H.

Limbach Low-Temperature NMR Studies of the Structure and Dynamics of a Novel Series of Acid-Base Complexes of HF with Collidine Exhibiting Scalar Couplings across Hydrogen Bonds // J. Am. Chem. Soc. 2003, 125, 11710-11720.

[Д16] N.S. Golubev, S.M. Melikova, D.N. Shchepkin, I.G. Shenderovich, P.M. Tolstoy, G.S.

Denisov Interpretation of Hydrogen/Deuterium Isotope Effects on NMR Chemical Shifts of [FHF]- Ion Based on Calculations of Nuclear Magnetic Shielding Tensor Surface // Z. Phys. Chem. 2003, 217, 1549-1563.

[Д17] I.G. Shenderovich, H.-H. Limbach, S.N. Smirnov, P.M. Tolstoy, G.S. Denisov, N.S.

Golubev H/D Isotope Effects on the Low-Temperature NMR Parameters and Hydrogen Bond Geometries of (FH)2F- and (FH)3F- Dissolved in CDF3/CDF2Cl // Phys. Chem. Chem. Phys. 2002, 4, 5488–5497.

[Д18] A. Bismarck, I. Aranberri-Askargorta, J. Springer, T. Lampke, B. Wielage, A.

Stamboulis, I. Shenderovich, H.-H. Limbach Surface Characterization of Flax, Hemp and Cellulose Fibers; Surface Properties and the Water Uptake Behavior // Polym.

Compos. 2002, 23, 872-894.

[Д19] I.G. Shenderovich, A.P. Burtsev, G.S. Denisov, N.S. Golubev, H.-H. Limbach Influence of the Temperature-Dependent Dielectric Constant on the H/D Isotope Effects on the NMR Chemical Shifts and the Hydrogen Bond Geometry of CollidineHF Complex in CDF3/CDClF2 Solution // Magn. Reson. Chem. 2001, 39, S91-S99.

[Д20] P. Lorente, I.G. Shenderovich, N.S. Golubev, G.S. Denisov, G. Buntkowsky, H.-H.

Limbach 1H/15N NMR Chemical Shielding, Dipolar 15N,2H Coupling and Hydrogen Bond Geometry Correlations in a Novel Series of Hydrogen-Bonded Acid-Base Complexes of Collidine with Carboxylic Acids // Magn. Reson. Chem. 2001, 39, S18-S29.

[Д21] E. Gedat, A. Schreiber, G.H. Findenegg, I. Shenderovich, H.-H. Limbach, G.

Buntkowsky Stray Field Gradient NMR Reveals Effects of Hydrogen Bonding on Diffusion Coefficients of Pyridine in Mesoporous Silica // Magn. Reson. Chem.

2001, 39, S149-S157.

[Д22] P. Schah-Mohammedi, I.G. Shenderovich, C. Detering, H.-H. Limbach, P.M. Tolstoy, S.N. Smirnov, G.S. Denisov, N.S. Golubev Hydrogen/Deuterium-Isotope Effects on NMR Chemical Shifts and Symmetry of Homoconjugated Hydrogen Bonded Ions in Polar Solution // J. Am. Chem. Soc. 2000, 122, 12878-12879.

[Д23] N.S. Golubev, I.G. Shenderovich, S.N. Smirnov, G.S. Denisov, H.-H. Limbach Nuclear Scalar Spin–Spin Coupling Reveals Novel Properties of Low-Barrier Hydrogen Bonds in a Polar Environment // Chem. Eur. J. 1999, 5, 492-497.

[Д24] I.G. Shenderovich, S.N. Smirnov, G.S. Denisov, V.A. Gindin, N.S. Golubev, A.

Dunger, R. Reibke, S. Kirpekar, O.L. Malkina, H.-H. Limbach Nuclear Magnetic Resonance of Hydrogen Bonded Clusters between F- and (HF)n: Experiment and Theory // Berichte der Bunsengesellschaft 1998, 102, 422-428.

Список цитируемой литературы.

[1] T. Steiner The Hydrogen Bond in the Solid State // Angew. Chem. Int. Ed. 2002, 41, 48-76.

[2] T. Steiner, G.R. Desiraju Distinction Between the Weak Hydrogen Bond and the van der Waals Interaction // Chem.Commun. 1998, 891-892.

[3] A.M. Panich NMR Study of the F…H…F Hydrogen Bond. Relation Between Hydrogen Atom Position and F…H…F Bond Length // Chem. Phys. 1995, 196, 511519.

[4] N.S. Golubev, G.S. Denisov, S.N. Smirnov, D.N. Shchepkin, H.-H. Limbach Evidence by NMR of Temperature-Dependent Solvent Electric Field Effects on Proton Transfer and Hydrogen Bond Geometries // Z. Phys. Chem. 1996, 196, 73-84.

[5] G.S. Denisov, N.S. Golubev Localization and Moving of a Proton Inside HydrogenBonded Complexes in Aprotic Solvents // J. Molec. Struct. 1981, 75, 311-326.

[6] L. Pauling Atomic Radii and Interatomic Distances in Metals // J. Am. Chem. Soc.

1947, 69, 542-553.

[7] J.E. Del Bene, S.A. Perera, R.J. Bartlett Hydrogen Bond Types, Binding Energies, and H-1 NMR Chemical Shifts // J. Phys. Chem. A 1999, 103, 8121-8124.

[8] J.E. Del Bene, J. Elguero Ab Initio Study of Complexes with Two Cations as N-H Donors to F-: Structures and Spin-Spin Coupling Constants Across N-H-F Hydrogen Bonds // J. Phys. Chem. A 2005, 109, 10753-10758.

[9] L.A. Solovyov, O.V. Belousov, R.E. Dinnebier, A.N. Shmakov, S.D. Kirik X-ray Diffraction Structure Analysis of MCM-48 Mesoporous Silica // J. Phys. Chem. B 2005, 109, 3233-3237.

[10] C.M. Yang, Y.Q. Wang, B. Zibrowius, F. Schth Formation of CyanideFunctionalized SBA-15 and Its Transformation to Carboxylate-Functionalized SBA15 // Phys. Chem. Chem. Phys. 2004, 6, 2461-2467.

[11] E. Delgado, F.A. Lpez-Dellamary, G.G. Allan, A. Andrade, H. Contreras, H.K.

Regla, T. Cresson Zwitterion Modification of Fibres: Effect of Fibre Flexibility on Wet Strength of Paper // J. Pulp Pap. Sci. 2004, 30, 141-144.

[12] Y. Pan, T. Gullion, J. Schaefer Determination of C-N Internuclear Distances by Rotational-Echo Double-Resonance NMR of Solids // J. Magn. Res. 1990, 90, 330340.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.