WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

       УДК 534:621.382

Андреев Илья Александрович

МОНОКРИСТАЛЛЫ С УМЕРЕННОЙ И СИЛЬНОЙ

ЭЛЕКТРОМЕХАНИЧЕСКОЙ СВЯЗЬЮ

ДЛЯ АКУСТОЭЛЕКТРОНИКИ И АКУСТООПТИКИ

Специальность: 01.04.07 физика конденсированного состояния

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора физико-математических наук

Санкт - Петербург

2007

Работа выполнена на кафедре общей и экспериментальной физики государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования

«Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена»

Научный консультант: заслуженный деятель науки Российской Федерации,

доктор физико-математических наук, профессор

  Юрий Андреевич ГОРОХОВАТСКИЙ

Официальные оппоненты:  доктор физико-математических наук,

профессор Анатолий Алексеевич БЕРЕЖНОЙ

 

доктор физико-математических наук,  профессор Борис Анатольевич СТРУКОВ

 

доктор физико-математических наук,

профессор Елена Владимировна ЧАРНАЯ

Ведущая организация:  Институт кристаллографии им. А.В. Шубникова  Российской Академии Наук

  Защита состоится 13  марта 2008 г. в 16.00 часов на заседании

диссертационного совета Д 212.199.21 по присуждению учёной степени доктора наук

в Российском государственном педагогическом университете им. А.И. Герцена

по адресу: 191186, Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, 48, корп. 3, ауд. 20.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена.

Автореферат разослан  « »  февраля 2008 г.

Учёный секретарь диссертационного Совета,

кандидат физико-математических наук,

доцент Н.И. Анисимова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность исследования. В последние 40 лет важными и развивающимися областями физики твердого тела являются акустоэлектроника и акустооптика, изучающие возбуждение и распространение упругих волн высоких и сверхвысоких частот в твердом теле, а также взаимодействие упругих волн с когерентным оптическим излучением. При распространении в твердом теле упругих волн с длиной волны до долей микрона значительную роль играют эффекты фонон-фононного и фотон-фононного  взаимодействия [1,2].

  С ростом частоты упругих волн увеличивается их поглощение в твердом теле, причем наименьшее удельное поглощение наблюдается в монокристаллах. Поэтому прогресс в развитии акустоэлектроники в основном определяется появлением новых пьезоэлектрических монокристаллов с малым поглощением упругих волн и сильной электромеханической связью, имеющих особые кристаллографические ориентации с нулевым температурным коэффициентом частоты (ТКЧ) упругих колебаний или скорости обьемных (ОАВ) и поверхностных акустических волн (ПАВ) в области 20оС.

Термостабильный и высокодобротный кристаллический кварц с 1935 г. по настоящее время остается основой пьезоэлектроники, однако он является слабым пьезоэлектриком, что стимулирует поиск новых термостабильных сильных пьезоэлектриков [3].

  В 1966 – 1981 годах были открыты и исследованы три пьезоэлектрических монокристалла с сильной электромеханической связью и нулевым ТКЧ: танталат лития LiTaO3, фосфат алюминия (берлинит) AlPO4, и тетраборат лития Li2B4О7.  Однако по совокупности физических свойств эти кристаллы значительно уступают кристаллическому кварцу и не могут служить основой акустоэлектронных устройств стабилизации и селекции частоты в радиоэлектронных и оптических системах связи [4].

Изучение нелинейных свойств кристаллов имеет важное значение при исследовании структурных фазовых переходов и создании устройств с управляемыми параметрами [5]. В окрестности фазового перехода кристаллическая решетка лабильна, наблюдается сильный ангармонизм фонон-фононного и фотон-фононного взаимодействий [6]. Нелинейный пьезоэффект изучен на ограниченном числе кристаллов, причем ни один известный к 1986 г. кристалл не сочетал в себе термостабильные упругие свойства, низкие потери и достаточный для практического применения нелинейный пьезоэффект [7].

Поэтому поиск физических особенностей пьезоэлектриков, определяющих свойства высокодобротных монокристаллов с термостабильными упруго-пьезо-диэлектрическимими параметрами, сильными электромеханической связью и электроупругим эффектом является важной проблемой прикладной физики.

С 1977 по 1983 г. внимание автора было обращено на монокристаллы кислородно-октаэдрических сегнетоэлектриков молибдата гадолиния Gd2(MoO4)3,  кристалла ванадата кальция Ca3(VO4)2, синтезированного впервые в 1981 г. в лаборатории Ю.С. Кузьминова (ИОФАН), кристаллов со структурой калий-вольфрамовой бронзы -  ниобата бария-натрия  Ва2NaNb5O15  и ниобата бария-стронция BaxSr1-xNb2O6, обладающего уникальным сочетанием электрооптических, пироэлектрических и фоторефракционных свойств.

В 1983 г. были начаты исследования неизвестного ранее монокристалла сложного окисла лантан - галлиевого силиката La3Ga5SiO14, синтезированного впервые в мире Б.В. Миллем (МГУ) с целью использования предполагаемой оптической нелинейности кристалла для управления частотой излучения твердотельных лазеров. Высокое качество и большие размеры кристаллов лангасита, LGS (эти название и аббревиатура для кристаллов лантан-галлиевого силиката введены автором диссертации в 1983 г.), выращенных М.Ф.Дубовиком в НПО Монокристаллов, позволили автору диссертации получить принципиально важные результаты и выполнить разработки акустоэлектронных устройств на кристаллах лангасита на несколько лет раньше коллег в России и за рубежом.

Целью исследования является установление характерных  особенностей пьезоэлектрических монокристаллов, определяющих низкие акустические потери, температурную и временную стабильность упруго-пьезо-диэлектрических параметров, значительную величину электромеханической связи и электроупругого эффекта.

Для достижения этой цели было необходимо провести комплексные исследования диэлектрических, пьезоэлектрических, акустических и акустооптических свойств неисследованных ранее пьезоэлектрических монокристаллов различной симметрии, структуры и состава в широком диапазоне частот упругих волн, температур и электрических полей и решить следующие задачи:

1. Разработать методику и установку для исследования акустических и акустооптических свойств оптически прозрачных твердых сред методом брэгговского рассеяния света на звуке, позволяющую регистрировать дифрагированный свет на уровне шумов,

2. Исследовать анизотропию и дисперсию пьезоэлектрических и акустических свойств пьезоэлектрических монокристаллов Cd2(MoO4)3, Ca3(VO4)2 Ba2NaNb5O15, Ba0,4Sr0,6Nb2O6 и La3Ga5SiO14.

  1. Исследовать анизотропию фотоупругости и акустооптических свойств кристаллов ZnSe, Ba0,4Sr0,6Nb2О6 и La3Ga5SiO14.
  2. Изучить влияние температуры и внешнего электрического поля на акустические, пьезоэлектрические и акустооптические свойства кристаллов.

В работе использовались следующие методики:

1) измерение пьезоэлектрических и низкочастотных упругих свойств методом пьезоэлектрического резонанса в диапазоне частот 100 кГц – 20 МГц

2) измерение высокочастотных упругих параметров методом эхо - импульса в диапазоне частот 200 МГц - 1 ГГц

3) измерение высокочастотных упругих и акустооптических свойств методом дифракции лазерного излучения на упругих волнах с частотой 500 МГц - 2 ГГц в режиме Брэгга.

Научная новизна работы. В отличие от проведенных ранее исследований акустических и пьезоэлектрических свойств кристаллов, не решивших фундаментальную проблему связи их структуры и состава с существованием термостабильных упруго-пьезо-диэлектрических свойств и проблему нахождения сильного, акустически прозрачного пьезоэлектрика с термостабильными и управляемыми свойствами, проведеные в настоящей работе комплексные исследования пьезоэлектрических, акустических и акустооптических свойств малоизученных параэлектриков и сегнетоэлектриков с разными точечными группами, структурами, составом позволили установить ряд характерных особенностей, определяющих существование названных свойств.

Широкий диапазон экспериментальных условий и применение точных методов измерений позволили впервые:

1) исследовать анизотропию диэлектрических, пьезоэлектрических, упругих и электромеханических параметров кристаллов Ba2NaNb5O15, Ba04Sr06Nb2O6 и La3Ga5SiO14, определяемую особенностью структуры тетрагональной калий - вольфрамовой бронзы и тригонального кальций - галлогерманата;

2) исследовать нелинейное изменение с температурой упругости, пьезоэффекта, внутренних упругих потерь кристалла Ba04Sr06Nb2O6 в области размытого сегнетоэлектрического фазового перехода;

3) наблюдать релаксационный характер анизотропии температурных аномалий упругих параметров Ba04Sr06Nb2O6  обусловленной анизотропией электрострикции;

4) обнаружить слабые противоположные температурные зависимости упругих податливостей S11 и S44  Ba04Sr06Nb2O6  равные -5•10-5/°С и +5•10-6/°С вблизи 20°С, определяющие возможность существования в кристалле кристаллографических ориентаций  с нулевой зависимостью скорости упругой волны от температуры вблизи 200С;

5) обнаружить и изучить параболическую зависимость частоты продольных и поперечных упругих колебаний в кристаллах La3Ga5SiO14 с температурой экстремума вблизи комнатной температуры, что явилось первым экспериментальным доказательством существования в La3Ga5SiO14 редкого явления в физике твердого тела - взаимной компенсации положительных и отрицательных температурных коэффициентов модулей упругости кристалла лангасита;

6) обнаружить отсутствие у кристаллов лангасита аномалий упруго-пьезо-диэлектричеких свойств в широком интервале температур, что свидетельствует о принадлежности лангасита к классу пьезоэлектриков-параэлектриков и отсутствии сегнетоэлектрических свойств;

7) обнаружить и измерить более высокую временную стабильность упруго-пьезо-диэлектричеких свойств кристаллов лангасита по сравнению со свойствами сегнетоэлектриков;

8) обнаружить и изучить влияние внешнего электрического поля на изменение пространственного положения плоскости поляризации поперечной упругой волны в танталате лития LiTaO3, обусловленное эффектом наведённой электрическим полем эллиптической поляризацией упругой волны вследствие зависимости скорости линейно поляризованной поперечной упругой волны от напряжённости электрического поля;

9) обнаружить и измерить наибольший для кристаллов с нулевым температурным коэффициентом скорости и низким затуханием звука электроупругий (поляризационный) эффект в лангасите, порядка 100•10-12 м/В, определяемый особенностью лабильной структуры кристалла, деформируемой электрическим полем;

10) исследовать анизотропию и дисперсию скорости и поглощения упругих волн в диапазоне частот 500 – 1700 МГц в сегнетоэлектриках и параэлектриках и найти зависимость между нормированным поглощением и симметрией, структурой и составом кристалла;

11) обнаружить и изучить малое поглощение низкочастотных и высокочастотных упругих волн в лангасите, обусловленное сложным составом и высокой симметрией кристалла;

12) исследовать влияние на упругие и пьезоэлектрические свойства лангасита процесса легирования кристалла ионами алюминия или титана и обнаружить существенное увеличение пьезоэффекта и уменьшение упругих потерь в кристалле вследствие упорядочения его структуры;

13) исследовать акустооптическое взаимодействие в кристаллах ZnSe, Ba04Sr06Nb2O6 и La3Ga5SiO14, измерить фотоупругие постоянные этих кристаллов и обнаружить высокую эффективность взаимодействия в селениде цинка;

14) обнаружить аномальное для всех известных кристаллов уменьшение до нуля фотоупругой постоянной p33 ниобата бария-стронция в области фазового перехода, обусловленное влиянием аномально высокого значения электрооптического коэффициента r33, изменяющегося  с температурой как спонтанная поляризация РS.

На защиту выносятся следующие основные положения:

  1. Сильная анизотропия электрострикции ниобата бария-стронция, вызываемая искажением структуры тетрагональной калий-вольфрамовой бронзы определяет значительную анизотропию пьезоэффекта и коэффициента электромеханической связи и характер зависимости от температуры акустических параметров в области фазового перехода.
  2. В кристалле ниобате бария-стронция температурное поведение фотоупругости, измеряемой в постоянном электрическом поле, определяется в области фазового перехода поведением спонтанной поляризации. В силу аномально высокого значения электрооптического коэффициента r33 "электрооптическая" фотоупругость, обусловленная совместным влиянием электрооптического и пьезоэлектрического эффектов вносит основной вклад в эффективную фотоупругую постоянную p31Е и уменьшается с температурой как спонтанная поляризация до тех пор, пока при температуре Кюри фотоупругая постоянная p31E оказывается пренебрежимо малой.

3. В монокристаллах лантан – галлиевого силиката (лангасита) существуют кристаллографические ориентации, для которых скорости продольных и поперечных упругих волн не зависят от температуры вблизи комнатной температуры, что связано с взаимной компенсацией температурных коэффициентов упругих модулей.

4. Введение в кристаллы лангасита модифицирующих ионов  Аl3+ или Тi4+ - ионов с меньшим радиусом, чем радиус иона галлия, частично замещающих ионы галлия в кристаллах лангасита с алюминием в октаэдрических позициях на 11%  и в  тетраэдрических позициях на 3%, а в кристаллах лангасита с титаном в октаэдрических позициях на 28%  и в  тетраэдрических позициях на 5%,  уменьшает неупорядоченность его структуры, обусловленную статистическим распределением в кристаллической решётке ионов Ga3+ и Si4+. Это определяет существенное увеличение пьезоэффекта и уменьшение упругих потерь в кристалле.

5. Среди кристаллов с термостабильными  упругими свойствами и слабым поглощением упругих волн кристаллы лангасита обладают наибольшей зависимостью упругих модулей от величины электрического поля, порядка 100 10-12 м/В, что определяется особенностью кристаллического строения лангасита – наличием каналов, параллельных тригональной оси и заселенных наиболее крупными катионами, смещаемыми электрическим полем. 

6. Монотонное изменение с температурой упруго-пьезо-диэлектрических параметров лангасита в широком интервале температур свидетельствует о принадлежности лангасита к классу пьезоэлектриков- параэлектриков. Отсутствие сегнетоэлектрических свойств определяет в три-пять раз более высокую температурную и временную стабильности упруго-пьезо-диэлектрических параметров лангасита по сравнению со свойствами сегнетоэлектриков.

7. В исследованных кристаллах разной симметрии и состава анизотропия затухания упругих волн выражена достаточно сильно, но связь между анизотропией затухания и анизотропией скорости звука отсутствует. В кристаллах с высокой температуры Дебая, более сложным составом и более низкой симметрией наблюдается уменьшение величины акустического затухания. Лангасит - тригональный кристалл с 14–ю атомами в элементарной ячейке и температурой Дебая 740 К имеет наименьшее нормированное затухание звука 0,9 – 4 дБ/ см ·ГГц2.

Из совокупности сформулированных положений следует, что в диссертации решена  крупная научно-техническая проблема физики конденсированного состояния, имеющая важное хозяйственное значение – установлен ряд характерных особенностей, определяющих свойства акустически прозрачных кристаллов с термостабильными упруго-пьезо-диэлектрическимими параметрами, сильными электромеханической связью и электроупругим эффектом, и найдена группа кристаллов семейства лангасита, обладающая совокупностью таких свойств, что вносит существенный вклад в физику пьезоэлектриков и открывает новые подходы к разработке научных основ практических применений термостабильных высокодобротных пьезоэлектриков с управляемыми свойствами.

Теоретическая значимость работы определяется тем, что полученные в ней результаты дают обширный экспериментальный материал для развития представлений о физических закономерностях в сложных кислородосодержащих неупорядоченных соединениях, а также имеют большое значение для разработки теоретических основ конструирования и технологии изготовления акустоэлектронных устройств на основе данных соединений.

   Практическая значимость работы. Исследование и применение монокристаллов семейства лангасита для создания акустоэлектронных устройств стабилизации и селекции частоты радиодиапазона на объёмных и поверхностных акустических волнах стало наиболее важным практическим результатом работы и получило развитие как новое направление в акустоэлектронике сначала в России, а затем и за рубежом.

На основании полученных результатов предложены и реализованы четыре группы акустоэлектронных и акустооптических устройств на исследованных кристаллах:

1)  акустоэлектронные устройства стабилизации и фильтрации частоты радиодиапазона на кристаллах ниобата бария - стронция и лангасита с использованием обьёмных и поверхностных акустических волн в диапазоне частот 100 кГц – 90 МГц;

2) акустоэлектронные устройства, управляемые электрическим напряжением или температурой (линии задержки на кристаллах молибдата гадолиния, резонаторы на кристаллах ниобата бария-стронция);

3)  пьезорезонансные устройства регистрации температуры и ИК- излучения на кристалле ниобате бария – натрия с интегральной чувствительностью 2•106 Гц/Вт;

4)  акустооптические устройства модуляции и сканирования оптического излучения на кристалле селенида цинка и управляемые электрическим напряжением акустооптические устройства на кристаллах ниобата бария-стронция.

  Устройства защищены 18-ю авторскими свидетельствами. Устройства на лангасите испытаны в составе аппаратуры связи в НПО Дальняя Связь и НИИ Телевидения.

Достоверность и обоснованность полученных результатов и выводов обеспечивались выбором в качестве объектов исследования широкого круга пьезоэлектриков сложных оксидов, комплексным характером исследования, адекватностью экспериментальных методик поставленным задачам, воспроизводимостью результатов измерений, использованием для интерпретации экспериментальных результатов современных модельных представлений, а также сопоставлением с имеющимися литературными данными по проблеме исследования.

Личный вклад автора. Содержание диссертации и основные положения, выносимые на защиту, отражают персональный вклад автора в опубликованные работы. Представленные в диссертации экспериментальные результаты и расчеты получены и выполнены лично автором. Экспериментальные исследования и численные расчеты акустооптического взаимодействия и фотоупругих постоянных лангасита выполнены в соавторстве с профессором В.В. Клудзиным. Вклад соавторов – сотрудников Государственного Оптического Института, Института Общей Физики РАН и НПО Монокристаллов заключался в синтезе монокристаллов.

Апробация работы. Основные результаты диссертационной работы были доложены на семинарах в Московском институте стали и сплавов, РГПУ им. А. И. Герцена (Санкт-Петербург), а также на следующих конференциях:

- Всесоюзной конференции "Материалы для оптоэлектроники" (Ужгород, 1980), X Всесоюзной конференции по сегнетоэлектрическтву (Минск, 1982), II и III Всесоюзных конференции "Актуальные проблемы получения и применения сегнетоэлектрических и пьезоэлектрических материалов" (Москва, 1984 и 1987); XI, XIII, XIV Всесоюзных конференциях по акустоэлектронике и квантовой акустике (Душанбе, 1981; Киев, 1986; Кишинев, 1989),  XII научно-технической конференции по узловым проблемам радиотехники, электроники и связи (Ленинград, 1986), IEEE International Frequency Control Symposium (Boston, 1994), 2-nd International Conferencе on Physics of Laser Crystals (Yаlta, 2005) , 4-th International Symposium on Optical Materials (Prague, 2006), 3-rd International Conference on Materials Science and Condensed Matter Physics (Chisinau, 2006) и 3-й Международной конференции по физике кристаллов (Черноголовка, 2006).

  Основные результаты по кристаллам лангасита были изложены в 1986 г. в материалах научно-исследовательской работы в ОАО Морион, по которой получено положительное решение государственной комиссии с констатацией мировой новизны результатов получения кристаллографических ориентаций (срезов) лангасита с нулевым ТКЧ, и использованы в разделе 6.5 авторами монографии "Оптические монокристаллы сложных оксидных соединений", Харьков, "Институт монокристаллов", 2002 г [8].

Публикации. Основные результаты диссертации изложены автором в 51 работе.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, шести глав, (пять глав содержат оригинальные результаты), заключения, списка цитируемой литературы, включающего 264 наименования и приложений. Диссертация изложена на 270 страницах, содержит 25 таблиц и 61 рисунок.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность поиска новых термостабильных и высокодобротных пьезоэлектрических монокристаллов и исследования влияния внешних воздействий на взаимодействие кристалла с упругими волнами или оптическим излучением. Сформулированы цель и задачи диссертационной работы. Приведена характеристика новизны и практической значимости полученных результатов, изложены положения, выносимые на защиту, приведены сведения об апробации диссертационного материала и о степени личного участия автора в работе. Описана структура диссертации и ее содержание.

Первая глава «Фонон-фононное и фотон-фононное взаимодействия в диэлектриках» имеет обзорный характер. Рассмотрены известные работы по фонон-фононному и фотон-фононному взаимодействиям в диэлектриках. Анализируются также работы, посвящённые термостабильным пьезоэлектрикам с умеренной и сильной электромеханической связью. Выделяются задачи, не решенные в данной области к началу настоящей работы.

Во второй главе «Методики эксперимента, измерительные установки и исследуемые образцы» кратко рассмотрена методика пьезоэлектрического резонанса и более подробно рассмотрена методика брэгговского рассеяния света на высокочастотных упругих волнах. Методика и аппаратура для измерения высокочастотных упругих свойств (скорости и затухания) и акустооптических свойств имеют принципиальные отличия от ранее известных, что позволило автору защитить авторскими свидетельствами как способ измерения, так и разработанную установку. Высокочастотные упругие волны возбуждались и регистрировались с помощью стержней ниобата лития, помещённых в коаксиальный СВЧ-резонатор (метод К.Н. Баранского). Использовался принцип выделения и накопления с последующим сравнением и измерением видеоимпульсов. Акустооптические измерения основывались на использовании метода Диксона-Коэна (сравнение дифракционных видеоимпульсов в эталоне (ниобат лития) и исследуемом образце. Измерение затухания упругих волн или измерение добротности пьезоэлементов требуют высокого качества обработки кристаллов. Все грани образцов обрабатывались по оптическим стандартам -  чистота по 14-му классу, плоскостность не хуже 0,5 кольца, непараллельность граней, перпендикулярных  к направлению распространения звука, не более 5 угловых секунд. Погрешность геометрии образцов – не  хуже ±10-2 мм, погрешность ориентации – не хуже 15 минут по осям Х,Y, и 2 минут по оси Z.

В третьей главе «Влияние температуры и постоянного электрического поля на пьезоэлектрические и упругие свойства монокристаллов» изложены результаты исследования  пьезоэлектрических и низкочастотных упругих свойств кристаллов BNN, SBN и LGS. Из данных по частотным постоянным резонанса и антирезонанса рассчитаны упругие податливости sij и упругие константы cij, при постоянном электрическом поле и при постоянной электрической индукции, пьезоэлектрические модули dij и постоянные еij, коэффициенты электромеханической связи Kij. Обнаружена резкая анизотропия пьезоэффекта и электромеханической связи кристаллов BNN  и SBN (табл.1).

В кислородно-октаэдрическом классе все три базисные структуры - перовскита (BaTiO3), ильменита (LiNbO3, LiТaО3) и тетрагональной вольфрамовой бронзы (BNN, SBN) рассматриваются как состоящие из кислородных ок­таэдров BO6 в центральной части которых находится переходной металлический ион В: Ti , Tа, Nb. Строение сложных окислов можно представить как распределение атомов в искажённой перовскитовой структуре. В 1972 г. Ямадой [9]  создана феноменологическая теория,

Таблица 1. Диэлектрические, пьезоэлектрические и упругие параметры кристаллов.

Кристалл, класс симметрии

и плотность

  εSij/εo

Срез и

форма

образца

еij,

К/м2

dij,

10-12K/н

Cij,1011н/м

Sij,10-12м2/н

  K2ij,%

Ba2NaNb5O15 

(mm2)

=5,35 г/см3

ε11=225

ε33=30

X-пл

Y-пл  Z-пл

e15=2,8

е24=3,4

е33=4,3

-

-

-

CЕ55=0,67 CЕ44=0,65  CЕ33=1,35

K33=55

K15=22

K24=25

Ba06Sr04Nb2O6

(4mm)

=5,25 г/см3

ε11=930

ε33=1130

X-бр

Z-бр

Z-пл

-

-

-

d31=  22 

d33=135

d15=  34

SЕ11= 5,15

SD33= 8,2

SD44=11,0

K31=9

K33=40

K15=11

La3Ga5SiO14

(3:2)

=5,74 г/см3

ε11=19

ε33=50

X-бр

X-пл Y-пл Y-пл

-

е11=0,44 е26=0,44

d12=6,1

  -

  -

d14=5,4

SЕ11= 8,8

CD11=19,2 CD66=  4,4

SE44=  21

K12=16

Kt = 8

K26=13

Kc =  8,5

согласно которой электромеханические свойства кислородно-октаэдрических сегнетоэлектриков оп­ределяются плотностью упаковки - числом октаэдров на единицу объёма в данной структуре относительно перовскита и ориентацией октаэдра к направлению спонтанной поляризации PS . При поляризации вдоль оси четвёртого порядка имеет место симметрия 4mm. Для приведения SBN к перовскитовой структуре вводится =1,06.  Рассматривая пьезоэффект в сегнетофаэе SBN как электрострикцию, линеаризованную спонтанной поляризацией PS , выражение для d в матричном виде с учётом > 1 можно записать

d33=2Q11PS3, d31=2Q12PS3d15=Q44PS1 (1)

где Qij - компоненты тензора электрострикции SBN, связанные с компонентами идеального перовскита (Qij)P соотношением (Qij)P = 2Qij  Нормализованные компонент Qij  SBN -0,39 оказываются значительно меньше значений Qij идеального перовскита, что противоречит выводам теории Ямады. Нормализованные значения Qij  SBN -0,5  рассчитанные по данным Лиу и Гросса, также оказываются меньше Qij перовскита. Анализ работы Ямады показывает, что автор при построений теории использовал экспериментальные данные только по единственному сегнетоэлектрику со структурой тетрагональной вольфрамовой бронзы - ниобату бария натрия и игнорировал сильное расхождение между значениями Qij BNN и перовскита,  и не обратил внимания на отно­шение постоянных Q11/ Q12,). Однако, если рассматривать это отношение, то можно увидеть, что вне зависимости  от состава у всех сегнетоэлектриков оно равно 2,5  ~  3, но у сегнетоэлектриков со структурой тетрагональной вольфрамовой бронзы это отношение равно - 5 ~ 6. Поэтому можно сделать вывод, что анизотропия эффекта электрострикции у кристаллов со структурой тетрагональной вольфрамовой бронзы  выражены сильнее, чем у кристаллов со структурой перовскита и ильменита, что, по-видимому, связано с искажением (сжатием) структурной ячейки из-за высокой концентрации меньших по размеру ионов стронция (в SBN) или натрия (в BNN). Сильная анизотропия электрострикции и пьезоэффекта приводит к сильной анизотропии электромеханической связи в ниобате бария - натрия и ниобате бария-стронция.

Кроме данных полученных при комнатной температуре в работе изучены зависимости упругих свойств прямых срезов кристаллов от температуры. Было обнаружено линейное изменение с температурой частоты толщинной моды, возбуждаемой в Z-срезе BNN перпендикулярным полем. Подробно изучено поведение упругих и электромеханических параметров кристаллов SBN в области фазового перехода. Измерения проводились в интервале температур 20 - I20 °С на монодоменных образцах в постоянном поле Е = 1 кВ/см. Измерения показали, что проницаемость слабо меняется с температурой, линейно увеличиваясь в указанном интервале на 35%, а зависимость (Т) имеет размытый максимум при ТС = 80°С (рис.1).

Рис.1. Температурные зависимости: (а) - относительной диэлектрической проницаемости 33/0 (1),  упругих податливостей S33D (2), S33 E (3);  (б) - электромеханических параметров d33 (1) , К33 (2) и Q33 (3) кристалла ниобата бария-стронция.

Было обнаружено, что пьезоэффект в SBN существует во всём интервале температур. По данным зависимостей (Т), частотных постоянных резонанса Nr(T) и антирезонанса Nа(Т) рассчитаны зависимости Kij(T), Sij(T), d(Т). Данные по зависимости динамического сопротивления резонанса R(Т) использовались для расчёта зависимости нормированной механической добротности образцов Q(Т) (рис.1).

Обнаруженное неравенство нулю всех dij при Т>ТC можно рассматривать как доказательство сосуществования областей высоко и низкотемпературной фаз в большой окрестности ТC, и отсюда - неравенство нулю спонтанной поляризации PS при Т>ТС. PS в SBN плавно понижается при нагревании, но не обращается в нуль там, где есть максимум 33 (Т) , а сохраняет высокое значение (1/4 значения PS при 20°С) и продолжает плавно убывать при нагревании до 120 °С, так и не обращаясь в нуль. Сильные аномалии в области Тc испытывают только упругие параметры S33 и Q33 , связанные с  продольной упругой волной вдоль [00l] (полярной оси Z), тогда как аномалии остальных упругих параметров незначительны. Наблюдаемое в эксперименте увеличение разности S с уменьшением Т от 100 до 60°С подтверждает доминирующее влияние аномалии пьезоэффекта на аномалию SE (Т).

В кристаллах лангасита поведение упруго-пьезо-диэлектрических свойств исследовано в интервале температур - 60÷+200 С. Так как пьеоэффект в лангасите обусловлен преимущественно наличием связей Ga3+- O2- и Si4+- O2-, в его решётку целесообразно вводить модифицирующие ионы, которые занимали бы места катионов Ga3+и Si4+в высокосимметричных позициях. Изучались чистые и  модифицированные монокристаллы лангасита La3Ga4,7Al0,3SiO14 (LGS:Al) и La3Ga5Si0,8Ti0,2O14 (LGS:Ti). Рентгеноструктурным анализом определялись параметры решеток монокристаллов LGS различных составов. С уменьшением радиуса иона–модификатора отношение параметров с/а решетки LGS уменьшается в случае активацией Al3+, что связано с меньшим радиусом этого иона -0,57 нм против 0,62 нм для Ga3+. Полученные результаты позволяют полагать, что ионы Al3+ и Ti4+ должны занимать преимущественно октаэдрические позиции с координационным числом 6, замещая ионы Ga3+ в позициях Ga1 и, возможно, тетраэдрические позиции Ga3 с координационным числом 4.

Рентгеноструктурный анализ распределения ионов в позициях Ga1 в модифицированных монокристаллах лангасита  показал, что в монокристаллах LGS:Al октаэдрические и тетраэдрические позиции Ga3+ заняты ионами Al3+ на 11 % и 3 %, соответственно, а в монокристаллах LGS:Ti ионы Ti4+ занимают идентичные позиции на 28 % и 5 %. Количество ионов Si4+, которые занимают позиции Ga2  в кристаллической решетке LGS:Al, составляет 53 %, а в LGS:Ti – 45 %. Полученные данные подтверждают справедливость предположения о распределении ионов в кристаллической решетке LGS при модифицировании катионами алюминия и титана и позволяют сделать вывод об упорядоченности структуры монокристаллов.

Об упорядоченности кристаллической решетки лангасита такого состава свидетельствуют оптические спектры. Для границы УФ поглощения монокристаллов LGS:Al и LGS:Ti, в отличие от спектра немодифицированных образцов, характерен классический крутой спад интенсивности поглощения, что свойственно кристаллам с упорядоченной структурой. Введение в соединение La3Ga5SiO14 тугоплавких оксидов TiO2 и Al2O3 способствует заполнению соответствующих позиций в решетке, предназначенных для ионов Ga3+ и Si4+, вследствие снижения летучести компонентов.

Измерения проводились на прямых Z-срезах, прямых и повёрнутых Х- и Y- срезах чистого лангасита и лангасита с добавками Al и Ti оптимальных составов: La3Ga5-хAlxO14, где x = 0,051,0, и La3Ga5Si1-yTiyО14, где y = 0,010,5. Такое содержание алюминия и титана является оптимальным, т.к. увеличение или уменьшение содержания модифицирующих ионов в монокристаллах выше указанного уровня вызывало ухудшение упругих и пьезоэлектрических характеристик. Введение в решетку ионов алюминия и титана в пределах выбранных концентраций способствовало увеличению  механической добротности и пьезомодуля резонаторов продольных колебаний на 18% и на 7%, соответственно.

Температурные измерения диэлектрической проницаемости проводились на пластинах Z–срезов в интервале температур минус 60 +2000С. Наблюдались противоположные с ростом температуры монотонные изменения компонент диэлектрической проницаемости - уменьшение  33 с температурным коэффициентом Т33 = -7·10-4/0С и увеличение 11 с температурным коэффициентом Т11= 3·10-4/0С. Подобный эффект позднее наблюдался в других кристаллах семейства LGS с более мелкими катионами, однако ни в одном кристалле он не приводит к сегнетоэлектрическому переходу. Такое поведение диэлектрической проницаемости позволяет классифицировать кристаллы семейства LGS как пьезоэлектрики - параэлектрики. Обнаруженная анизотропия диэлектрической проницаемости лангасита (33 в 2,5 раза больше 11) согласуется с особенностями кристаллического строения кристаллов семейства лангаситоподобных оксидов. Согласно работе Е.Л.Белоконевой с соавторами [10], наличие каналов, параллельных тригональной оси и заселенных наиболее крупными катионами, создает структурные предпосылки для легкого смещения этих катионов под действием приложенного поля. Монотонное возрастание 33 при понижении температуры не приводит к сегнетоэлектрическому фазовому переходу в лангасите.

Для пьезоэлементов LGS продольных и толщинно-сдвиговых колебаний рассчитывались коэффициенты электромеханической связи Кij, частотные коэффициенты Nij. Ориентационные зависимости К12 и N22 резонаторов продольных колебаний  LGS представлены на рисунке 2. а К26 и N26 толщинно - сдвиговых колебаний пластин LGS (кривые 1 и 2) и кварца (кривые 3, 4), - на рисунке  4. Видно, что преимущества лангасита могут быть реализованы в очень широком интервале значениях угла β в пределах от минус 30 до +35 градусов. По сравнению с аналогичными элементами из кварца, элементы LGS xys/α - срезов имеют в шесть раз меньшую динамическую индуктивность и в два раза больший резонансный промежуток.

Исследования температурно-частотных характеристик образцов лангасита проводились на прямых и повёрнутых Х-стержнях срезов xys/α  и Y -пластинах срезов yxl/β. Были обнаружены ориентации повёрнутых Х и Y- срезов LGS, температурная зависимость частоты которых описывается параболой II порядка (f f0)/f0 = C (T T0)2  с экстремумом (точкой перегиба) в интервале - 10÷+60 С, где f - резонансная частота пластины при текущей температуре, а f0 – то же при температуре Т0 максимума ТЧХ,
С = (–50 -70)⋅10-9 оС2 -коэффициент крутизны параболы (рис. 3 и 5).

       

Рис.2. Ориентационная зависимость К(1) Рис.3. Температурная зависимость

и N (2) продольной моды в пластинах xys/α частоты продольной моды в пластинах  лангасита.  xys/α  лангасита

Рис. 4. Ориентационная зависимость К (1)        Рис.5. Температурная зависимость

и N (4) для TS - моды в LGS                        частоты TS - моды в LGS

Параметры резонаторов из LGS (динамическая и статическая ёмкость, динамическая индуктивность L, динамическое сопротивление R, ширина резонансного промежутка BS) по сравнению с танталато–литиевыми резонаторами имеют более высокую термостабильность. Необратимые изменения со временем (старение) параметров резонаторов продольных колебаний LGS, в первую очередь частоты колебаний, оказались значительно, до пяти раз меньшими, чем у резонаторов из танталата лития. Это можно объяснить только отсутствием сегнетоэлектрических доменов в лангасите.

При модифицировании кристаллов LGS алюминием максимум ТЧХ продольной моды смещался в область Ткомн, а в случае модифицирования титаном – в область отрицательных температур. Условию минимального ТКЧ и максимального К  для медленной сдвиговой моды соответствуют одноповоротные срезы yxl/β, где β - угол поворота пластинки вокруг грани, соответствующей ее длине l, в данном случае вокруг оси х, изменяется от 0 до 5 град. (рис. 5). Установлены следующие особенности свойств пьезоэлементов LGS толщинно-сдвиговых колебаний:

       1) температура экстремума Т0 ТЧХ легко регулируется, как и для других типов колебаний, изменением геометрии пьезоэлемента и угла среза β в широком промежутке температур – 400 +1000С;

       2) положение температуры Т0 ТЧХ приблизительно в семь раз менее критично к ошибке в ориентации среза, чем для ВТ- среза кварца (колебания сдвига вдоль грани по толщине);

       3) в плосковыпуклых пьезоэлементах LGS диаметром 12,5 мм и радиусом кривизны 100 мм при переходе с основной частоты TS - моды 3 МГц на частоту третьего обертона 9 МГц температура Т0 ТЧХ увеличивается на 500С (кривые 1–4);

       4) более сильный пьезоэффект в монокристаллах LGS по сравнению с кварцем обеспечивает улучшение основных параметров, например, у пластин yxl/β - среза: резонансного промежутка в 3 раза, динамического сопротивления в 6 раз, динамической индуктивности - в 18 раз.

Необходимо отметить, что эксперименты автора с целью обнаружения ориентаций с нулевым ТКЧ для продольных и сдвиговых мод в изоморфном лангаситу кристалле галлогерманате стронция Sr3Ga2Ge4O14 (гегастроне) не увенчались успехом. Позже в работе Б.В.Милля и Ю.В.Писаревского [11] было сказано, что «…германаты, в отличие от галлатов, не имеют срезов с нулевым ТКЧ и причины этого явления не ясны…».

  В работе обнаружены и изучены два эффекта, связанные с влиянием электрического поля на упругие свойства нецентросимметричных кристаллов - эффект изменения состояния плоскости поляризации поперечных упругих волн в танталате лития (наведенная эллиптическая поляризация) и электроупругий эффект в лангасите. 

Эффект эллиптической поляризации поперечной упругой волны состоит в суперпозиции двух линейно поляризованных поперечных упругих волн, распространяющихся с разными фазовыми скоростями в одном направлении. Результирующая волна имеет эллиптическую поляризацию. Такая поляризация может возникнуть или при распространении волны в направлениях, близких к оптической оси, или при воздействии на кристалл внешнего воздействия, например электрического поля (наведенная эллиптическая поляризация). Относительное изменение скорости линейно поляризованных поперечных упругих волн V определяется коэффициентом нелинейности кристалла и величиной внешнего электрического поля:

Δ V/V= E (2)

а разность фаз ΔΦ между поперечными волнами,

ΔΦ= LΔV/V2  (3)

т.е. угол поворота эллипса поляризации пропорционален частоте упругой волны ω, напряженности поля Е и пути L, пройденному волной в кристалле.

  В эксперименте танталат лития был выбран потому, что в нем в отличие от ниобата лития существуют кристаллографических ориентациями с нулевым температурным коэффициентом изменения скорости распространения упругих волн. В исследованном LiTaO3 естественное вращение плоскости поляризации отсутствует, поэтому наведенную эллиптическую поляризацию можно наблюдать в чистом виде.

В эксперименте образец монокристалла LiTaO3 0,8x1,2x1,6 см вырезался по осям Х,Y, Z с погрешностью 2' по оси Z и 20' по осям X,Y. Поперечная упругая волна в образце LiTaO3 возбуждалась внешним пьезоэлектрическим преобразователем чистых поперечных упругих волн – срезом Y+163 ниобата лития LiNbO3 в виде цилиндра с длиной 12 мм и диаметром 5 мм. При помещении торца преобразователя LiNbO3 в полость коаксиального четвертьволнового СВЧ резонатора в преобразователе возбуждались чистые поперечные упругие волны частотой 580 МГц в виде импульсов с  длительностью 1 мкс с частотой следования 1 кГц.

  В работе измерялась интенсивность излучения He—Nе - лазера, дифрагированного на упругих импульсах в LiTaO3, в зависимости от величины и полярности напряжения, приложенного к металлизированным плоскостям ZХ образца LiTaO3. Электронная схема выделения и накопления видеоимпульсов, поступающих с ФЭУ-79, позволяла определять изменения интенсивности дифракционных импульсов с погрешностью не хуже 1 %.

Интенсивность рассеянного на звуковой волне света в режиме Брэгга при использованной в эксперименте геометрии взаимодействия света, звука и электрического поля в кристалле LiTaO3 (рис. 6а) пропорциональна

,                       (4)

--где p44 - фотоупругая постоянная, φ - угол индуцированного полем поворота плоскости поляризации, отсчитываемый от положения плоскости при ϕ0 (влево ‘’+,’’ вправо ‘’-‘’ ), β - константа вращения плоскости поляризации входящей волны, составляющей угол ϕ0 с перпендикуляром к плоскости дифракции. Свет падал на кристалл у входа звукового импульса.

В работе измерялась интенсивность света I1, рассеянного на вошедшем в кристалл импульсе упругой волны, и на первом отраженном импульсе I2