WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Институт физики металлов УрО РАН

На правах рукописи

Катанин Андрей Александрович

Флуктуационные эффекты в низкоразмерных локализованных и зонных магнетиках

Специальность 01.04.09 – физика низких температур

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора физико-математических наук

Екатеринбург 2011

Работа выполнена в отделе теоретической физики Института Физики Металлов УрО РАН (г. Екатеринбург)

Официальные оппоненты: Доктор физико-математических наук, профессор, С. В. Малеев Доктор физико-математических наук, профессор, А. Ф. Барабанов Доктор физико-математических наук, А. Н. Рубцов Ведущая организация Институт химии твердого тела УрО РАН (г. Екатеринбург)

Защита состоится "17" ноября 2011 г. в 16 часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.70 при Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова по адресу: Россия, 119991, ГСП-1, Москва, Ленинские горы, дом 1, стр. 35, конференц-зал Центра коллективного пользования физического факультета МГУ имени М.В.

Ломоносова

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке физического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан “___” __________ 2011 г.

Ученый секретарь Диссертационного Совета Д 501.001.70, доктор физико-математических наук, профессор Плотников Г.С.

Актуальность темы.

Исследование низкоразмерного магнетизма - важная задача современной физики твердого тела. Экспериментальный интерес к этой проблеме связан с магнитными свойствами медно-оксидных высокотемпературных сверхпроводников, органических соединений, ферромагнитных пленок, мультислоев и поверхностей [1, 2]. Хотя существенный прогресс в теории основного состояния и термодинамических свойств слоистых систем был достигнут благодаря использованию численных методов (квантовый метод Монте-Карло и метод ренормгруппы), аналитические подходы, позволяющие описать термодинамические свойства слоистых систем в широком интервале температур, являются важными как для теоретического понимания физических свойств этих систем, не очевидных из результатов численных расчетов, так и для практических целей описания реальных соединений.

Для аналитического описания квазидвумерных магнитных систем с локальными моментами (K NiF, Rb MnF, La CuO, K CuF и т.д.) в 2 4 2 4 2 4 2 настоящее время используются в основном различные варианты спинволновой теории, применимые, однако, лишь при низких температурах T TM. При более высоких температурах T TM эти приближения оказываются недостаточными. В частности, величина температуры магнитного перехода, получаемая в спин-волновых теориях, оказывается завышенной по сравнению с экспериментальными данными, критическое поведение описывается также неправильно. Эти недостатки связаны с учетом динамического взаимодействия спиновых волн в наинизшем, борновском, приближении по магнон-магнонному взаимодействию. Для правильного описания термодинамических свойств в широком температурном интервале необходимо суммирование ведущих вкладов в термодинамические величины во всех порядках теории возмущений. В частности, в критической области магнитные возбуждения имеют существенно неспинволновой (критический) характер. Кроме того, в магнитных системах с анизотропией «легкая плоскость» возникают топологические возбуждения (вихри), не учитываемые в рамках спин-волновой теории.

Спин-волновая теория является также неприменимой для описания еще одного класса низкоразмерных магнитных систем с локальными моментами - систем, содержащие цепочки магнитных атомов. Существует множество реальных соединений, являющихся квазиодномерными, то есть обладающих маленьким межцепочечным обменом. Сюда принадлежат, например, такие соединения, как KCuF, Sr CuO (спин S = 1/2 ), CsNiCl ( S = 1), CsVCl 3 2 3 3 ( S = 3/2) и т.д. Существующие подходы описания параметров основного состояния и термодинамических свойств этих систем основаны на рассмотрении чисто одномерного предела (Бете-анзац, точная диагонализация, различные версии численной ренормгруппы, квантовый метод Монте-Карло и т.д.), их обобщение на случай наличия межцепочечного обмена не тривиально. Таким образом, представляет интерес развитие теоретических подходов, которые могут адекватно описать ситуацию в квазиодномерных магнетиках в присутствии межцепочечного обмена. Межцепочечное приближение среднего поля [3-5] не удовлетворительно для описания экспериментальных данных, поскольку оно не принимает во внимание эффекты корреляций между спинами, расположенными на разных цепочках.

Описание слабых зонных магнетиков в рамках теории возмущений также сталкивается со значительными трудностями в присутствии сингулярностей Ван-Хова в электронном спектре. Эти сингулярности наиболее типичны для двумерных систем, но могут также появляться в трехмерных системах в связи с наличием линий «слившихся» сингулярностей, возникающих из-за геометрических особенностей решетки либо других факторов [6]. Ситуация в присутствии ван-хововских (ВХ) сингулярностей во многом аналогична проблеме одномерных зонных систем [7], где применение ренормгрупповых подходов оказалось особенно эффективным.

Помимо магнитных неустойчиостей, для зонных систем актуальна проблема исследования возможности формирования сверхпроводящего состояния в присутствии магнитных флуктуаций. В то время, как в отсутствии взаимодействия электронов с решеткой формирование «обычной» сверхпроводимости Бардина-Купера-Шриффера (БКШ) со сверхпроводящей щелью, однородной вдоль Ферми-поверхности, является затруднительным, магнитные флуктуации могут приводить к «необычным» типам сверхпроводимости со сверхпроводящей щелью, существенно изменяющейся на Ферми поверхности. Тесная связь между антиферромагнетизмом (АФМ) и сверхпроводимостью d - типа явилась предметом интенсивных исследований в течение последних двух десятилетий [8-12]. В частности, свойства высокотемпературных сверхпроводящих материалов (ВТСП) считаются глубоко связанными с антиферромагнитными корреляциями имеющимися в этих материалах. В некоторых системах (например, слоистом рутенате Sr RuO [15]) наиболее 2 вероятным типом сверхпроводящего спаривания является спаривание триплетного типа. Было предложено, что спаривание в этом материале возникает благодаря ферромагнитным спиновым флуктуациям [16].

Проблема нефермижидкостного поведения зонных систем, обусловленного магнитными флуктуациями, также привлекает к себе много внимания в последнее время и обычно связывается с нарушением квазичастичной концепции в некотором диапазоне энергий вокруг уровня Ферми. Важный пример - явление псевдощели, наблюдаемое в низкодопированных ВТСП соединениях [17]. Исходно, формирование псевдощели благодаря АФМ корреляциям было исследовано в рамках модельной формы магнитной восприимчивости в [17-19]. Последующие исследования формирования псевдощели в двумерной модели Хаббарда использовали ФЛЕКС-приближение [20], двухчастично-самосогласованное приближение (TPSC) [21] и приближение динамического кластера [22]. При этом режим слабой и промежуточной связи при неполовинном заполнении является мало исследованным в настоящее время и представляет несомненный интерес для исследования. Даже вне попыток описания физики ВТСП материалов, изучение формирования псевдощели и его связи с нарушением концепции Ферми жидкости (ФЖ) в рамках модельных подходов является важным с теоретической точки зрения.

Цели и задачи работы Целью работы является создание и применение методов, позволяющих качественно и количественно описать особые свойства низкоразмерных систем, связанные с наличием сильных магнитных и сверхпроводящих флуктуаций. Для достижения данной цели было необходимо решить следующие задачи:

1. Разработка теоретических подходов к описанию квазидвумерных магнитных систем с локальными моментами, допускающих получение простых аналитических выражений для температур магнитного перехода.

2. Разработка теоретических подходов, позволяющих описать квазиодномерные магнитные системы с локальными моментами за пределами межцепочечной теории среднего поля и допускающих получение простых аналитических выражений для температуры магнитного перехода этих систем.

3. Развитие и применение существующих ренормгрупповых подходов к описанию двумерных коллективизированных магнитных систем в присутствии сингулярностей Ван-Хова.

4. Вычисление спектральных функций двумерных систем вблизи ферро- и антиферромагнитных неустойчивостей в режиме слабого и промежуточного кулоновского взаимодействия в рамках подхода функциональной ренормгруппы.

5. Разработка метода динамической вершины, позволяющего определить спектральные функции в режиме сильной связи.

Научная новизна работы Нижеследующие результаты настоящего исследования были получены впервые:

• аналитические выражения для температур Кюри и Нееля квазидвумерных систем с анизотропией «легкая ось», учитывающие поправки к результатам спин-волновой теории и согласующиеся с экспериментальными данными;

• аналитические выражения для температур Нееля и Костерлица-Таулеса квазидвумерных систем с анизотропией «легкая плоскость», учитывающие поправки к результатам спин-волновой теории и согласующиеся с экспериментальными данными;

• аналитические выражения для температуры Нееля квазиодномерных систем со спином S=1/2, учитывающие поправки к результатам межцепочечной теории среднего поля и согласующиеся с экспериментальными данными • результаты для фазовых диаграмм двумерной модели Хаббарда при неполовинном заполнении в рамках метода функциональной ренормгруппы.

• результаты для спектральных функций двумерной модели Хаббарда при неполовинном заполнении в рамках метода функциональной ренормгруппы и приближения динамической вершины, демонстрирующие сильную анизотропию спектральных свойств на Ферми-поверхности.

Основные положения, выносимые на защиту:

1) Построена количественная теория квазидвумерных магнетиков с анизотропией типа «легкая ось» и «легкая плоскость», согласующаяся с экспериментальными данными.

2) Предложен новый метод вычисления температур Нееля квазиодномерных изотропных магнетиков, приводящий к согласию с экспериментальными данными 3) Определены фазовые диаграммы двумерной модели Хаббарда при ванхововских заполнениях; продемонстрировано наличие конкуренции различных параметров порядка и существенное отличие результатов от предсказаний теории среднего поля 4) Продемонстрировано наличие сильной анизотропии спектральных свойств двумерной модели Хаббарда вблизи антиферромагнитной неустойчивости в качественном согласии с экспериментальными данными.

5) Установлен эффект пред-расщепления Ферми поверхности вблизи ферромагнитной неустойчивости.

Практическое значение работы состоит в разработке и реализации теоретических подходов, позволяющих описать флуктуационные эффекты в низкоразмерных локализованных и зонных магнетиках, являющиеся принципиально важными для анализа экспериментальных данных.

Полученные результаты для намагниченности и температур магнитного фазового перехода локализованных систем, а также фазовых диаграмм и спектральных свойств зонных систем представляются необходимыми для анализа экспериментальных данных низкоразмерных магнетиков.

Апробация работы Результаты работы докладывались на конференциях: «17-й семинар по спиновым волнам» (г. Санкт-Петербург, 1998 г.), «Новые магнитные материалы для микроэлектроники» (г. Москва, 1999 г.), «12-я конференция по сильнокоррелированным системам» (г. Триест, Италия, 2000 г.), «Электронная структура и магнетизм сильнокоррелированных систем» (г.

Миасс, 2001 г.), Гордоновская конференция по сверхпроводимости (г.

Оксфорд, Англия, 2001 г.), «Ежегодная конференция немецкого физического сообщества» (г. Регенсбург, Германия, 2002 г. и 2004 г.), «Передовые достижения исследований электронных систем» (г. Гронинген, Голландия, 2002 г.), «Функциональная ренормгруппа для квантовых многочастичных проблем» (г. Дрезден, Германия, 2003 г.), «Международная конференция по сильнокоррелированным системам» (г. Карлсруэ, Германия, 2004 г.), «Ренормгрупповые методы для взаимодействующих электронов» (г.

Бразилья, Бразилия, 2004 г.), «Методы ренормгруппы для коррелированных электронных систем» (г. Хайдельберг, Германия, 2006 и 2008 гг.), «2-й Евразийский симпозиум «Тенденции в магнетизме» (г. Красноярск, 2004 г.), конференциях Макс-Планк Института Исследований Твердого Тела (Рингберг, Германия, 2007 и 2009 гг.), а также на семинарах Института Физики Металлов УрО РАН, Института Физики Университета г. Аугсбург (Германия), Института теоретической физики университета г. Кельн (Германия), Макс-Планк Института г. Штутгарт (Германия).

Публикации Автором опубликованы 44 статьи в рецензируемых журналах. По теме диссертации опубликовано 28 статей, список которых приведен ниже [А1А28] Личный вклад автора В выборе направления исследований, постановке и решении конкретных задач, планировании и организации исследований автору принадлежит ведущая роль. Личный вклад автора заключается также в непосредственном участии в проведении значительной части вычислений, анализе и интерпретации полученных данных, формулировке выводов и написании статей. Соавторы принимали участие в обсуждении полученных результатов и написании статей.

Благодарности Работа автора частично поддержана грантом партнерского сотрудничества с Макс-Планк Институтом Исследований Твердого Тела, г.

Штутгарт, Федеративная Республика Германия и грантом Министерства образования и науки Российской Федерации № 02.740.11.0217.

Структура и объем диссертации Диссертация состоит из Введения, четырех глав, заключения и списка цитированной литературы (166 наименований). Полный объем работы составляет 200 страниц, в том числе 43 рисунка и 2 таблицы.

Краткое содержание диссертации Во введении обоснована актуальность темы исследования, очерчен круг проблем, на решение которых была направлена данная работа, обусловлен выбор использовавшихся теоретических методов и объектов исследования. Сформулированы основные цели работы, показана их научная новизна и практическая значимость. Приведены положения, выносимые на защиту.

В первой главе рассматриваются квазидвумерные локализованные магнетики с анизотропией «легкая ось» и «легкая плоскость», описываемых моделью Гейзенберга с маленьким межплоскостным обменом и анизотропией J H =- (1.1) SS + H3D + Hanis i i+ i J H3D = SS, i i+ i J z Hanis =- SizSiz - J (1.2) (S )+ i i i где J > 0 для ферромагнетика, J < 0 для антиферромагнетика, и соответствуют ближайшим соседям в пределах слоя и для различных слоев, > 0 является параметром обмена между слоями, , - соответственно параметры обменной и одноионной анизотропии.

Спин-волновые приближения для изотропных магнетиков приводят к уравнениям для температур Кюри (Нееля) 4 JS 4 SSTC =, TN = (1.3) 2 ' ln(TC / c) ln(TN / 8c) где (1+ 0.0790 / S) |J |, S0 S - 0.1966, = (TM/4 S2 )J cc перенормированный параметр межплоскостного обмена при TM = TC (TN ) ;

аналогичные результаты могут быть также получены для анизотропии «легкая ось». Результаты (1.3) превышают соответствующие экспериментальные значения в 1.5-2 раза. Для учета поправок к спинволновой теории рассмотрена формулировка исходной модели Гейзенберга в терминах производящего функционала, к которому применены ренормгрупповой анализ и метод 1/N разложения. Показано, что в то время как первый метод хорошо описывает режим промежуточных температур ниже температуры Кюри (Нееля), 1/N разложение удовлетворительно описывает критическую область.

Для изотропных магнетиков и магнетиков с анизотропией «легкая ось» результат для относительной подрешеточной намагниченности r = S / S(для ферромагнетиков S0 = S ) вне критической области имеет вид T 2(T ) r =1- + 2B2 ln(1/ r ) + 2(1-r2) + O(T / (2sr )) (1.4) 4s ln ( fr,r ) где ( fr,r ) = (r + fr + fr2 + 2r fr ) / 2, B2 = 3+ fr/ fr2 + 2r fr, r и fr - параметры межплоскостного обмена и анизотропии, перенормированные квантовыми флуктуациями и определенные в Таблице 1.

Уравнение для температуры магнитного перехода T имеет вид M 2(TM ) 4s TM = 4s / (1.5) ln ( fc,c ) + 2ln TM + ( f /) где s - спиновая жесткость основного состояния, которая может быть определена в рамках спин-волновых подходов (см. Табл. 1), (x) - некоторая функция порядка единицы (в квантовом случае она является универсальной, то есть не зависит от типа решетки), fc и c - температурноперенормированные параметры межплоскостного обмена и анизотропии при T = TM fc/fr = (c/r )2 = (TM /4s )2 (1.6) (T ) s fr r квантовый АФМ T /c2 SS0 fS02/S2 S0/S f квантовый ФМ T /JS s 0 -1 -классический ФМ, АФМ s ZL1 fZL2 ZLТаблица 1. Параметры уравнения для температуры магнитного перехода (1.5) для различных магнитных систем, S0 - (подрешеточная) намагниченность основного состояния, - параметр ближнего магнитного порядка в основном состоянии, s = JS2, 0 2 ZL1 = ZL2 = ZL3 = 1- T / 8s, f= (2 -1/ S) | J | / + 4J / с.

с При = 0 имеем - (TM ) 4s TM = 4s ln + 4ln + (0), (1.7) fr TM при f = - 2(TM ) 4s TM = 4s ln + 3ln + (). (1.8) r TM Результат (1.8) может быть соспоставлен с результатом самосогласованной спин-волновой теории (ССВТ) для изотропных магнетиков (1.3), (1.8) отличается от (1.3) заменой 3 1 в коэффициенте во втором члене в квадратных скобках. Результаты (1.5)-(1.8) сопоставлены с экспериментальными данными для ряда соединений в Таблице 2.

Соединение S J, K J', K TСВТ, K TССВТ, K T1/N, K Tэксп, K La2CuO4 1/2 1600 0.8 0 672 537 343 3K2NiF4 1 102 0 0.0088 160 125 90.0 97.Rb2NiF4 1 82 0 0.046 180 118 88.4 94.K2MnF4 5/2 8.4 0 0.015 74.8 52.1 42.7 42.CrBr3 3/2 12.38 1 0.024 79.2 51.2 39.0 40.Таблица 2. Экспериментальные параметры и температуры магнитного перехода слоистых магнетиков и соответствующие теоретические значения TM в стандартной спин-волновой теории (СВТ), самосогласованной спинволновой теории (ССВТ) и 1/N разложении.

Для квазидвумерных магнетиков с анизотропией «легкая плоскость» получены результаты для температур Костерлица-Таулеса и магнитного перехода - (TM ) 4s TKT = 4s ln + 4ln + 2C (1.9) | | TKT - (TM ) 4s2A TM = 4s ln + 4ln + 2C - (1.10) | | TKT ln2(| | /) где С – универсальная постоянная. Из известных данных для соединения K CuF, являющееся S = 1/2 ферромагнетиком с TKT = 55K, TC = 625K и..

2 параметрами J = 20K, = 004, = 610-4 найдено C -0.5 и A 35. Эти..

значения констант могут быть проверены на других системах. Для соединения NiCl с S = 1 согласно [1] параметры J = 20K, = 810-3 и = 510-5. Используя значения A и C, которые определены для K CuF, 2 находим TKT = 17.4 K и TC = 18.7 K, в согласии с экспериментальными данными (оба значения TKT и TC лежат в области 18 - 20 K). Спин-волновые вычисления с ведущей логарифмической точностью приводят к TKT = 35.3K, что вдвое больше экспериментального значения.

Во второй главе рассмотрены квазилдномерные изотропные локализованные магнетики со спином S = 1/2. Существуюшая межцепочечная теория среднего поля [3-5] приводит к результату MFMF TN = zJ 0L(J / TN ) (2.1) где 2(1 / 4) 0 = 2.1884, (2.2) 42(3 / 4) 1/J 1 J L(J / T ) = C 'ln + lnln + O(1) (2.3) T 2 T Константы C ' и могут быть определены на основании численных расчетов [24]: C ' 0.137, 58. Аналогично квазидвумерным магнетикам,.

указанная теория, однако, недостаточна для описания экспериментальных данных, поскольку приводит к завышенным значениям температуры Нееля.

Для учета флуктуационных поправок к результату (2.1) применена техника 1/z - разложения, где z - число ближайших соседей в направлениях, перпендикулярных к цепочкам. При этом в нулевом порядке по параметру 1/z, т.е. при z воспроизводится результат теории межцепочечного среднего поля (2.1), а вычисление поправок первого порядка позволяет улучшить этот результат. Полученное выражение для температуры Неля имеет вид TN = kJ z0L(/TN ) (2.4) где k-численный множитель, для простой кубической решетки k 070.

.

Таким образом, уменьшение TN благодаря флуктуационным эффектам составляет около 25% его среднего-полевого значения. Для квадратной решетки k=0 в соответствии с теоремой Мермина-Вагнера.

Полученные результаты позволяют провести количественное сравнение с экспериментальными данными для магнитных квазиодномерных систем. Так, соединение KCuF с S = 1/2 согласно [25] имеет параметр обмена J = 406 K, S0/S = 025. Как обсуждается в [4], это значение S.

соответствует J /J = 0.047, так, что J = 19.1 K. Межцепочечное приближение среднего поля (2.1) приводит к TN = 47K. В то же время, из (2.4) получаем TN = 37.7 K, что гораздо ближе к экспериментальному результату [25], TN = 39 K. Таким образом, рассматриваемый подход слегка переоценивает роль флуктуаций, но значительно улучшает результаты межцепочечного приближения среднего поля.

В третьей главе рассматриваются зонные системы в режиме слабого и промежуточного кулоновского взаимодействия, описываемые однозонной моделью Хаббарда H =- ci† cj +U nini - ( - 4t )N (3.1) t ij ij i на квадратной решетке, где tij = t для ближайших соседей i и j и tij = -t для следующих за ближайшими соседними узлами (t,t > 0 ). При =0 модель (3.1) обладает особенностями Ван-Хова в электронном спектре, приводящих к логарифмической расходимости плотности состояний на уровне Ферми.

Рис. 1. Схематическое представление уравнений функциональной РГ.

Линии, проходящие через вершины показывают направление сохранения спина. Черта на линиях пропагаторов означает производную относительно (для краткости указана только производная одного из пропагаторов, рассматриваются также те же самые диаграммы с производными другого пропагатора).

Для определения возможных магнитных и сверхпроводящих неустойчивостей в работе применен метод функциональной ренормгруппы.

Этот метод рассматривает эволюцию вершин электрон - электронного взаимодействия, рассматриваемых как функции импульсов и частот, с изменением выбранного параметра обрезки . Схематически уравнение ренормгруппы для эволюции вершин представлено на рис. 1.

Для численного решения уравнений рис. 1 используется дискретизация импульсного пространства на N = 48 частей (патчей). Это позволяет свести p вышеупомянутые интегро-дифференциальные уравнения к набору дифференциальных уравнений, которые решаются численно. РГ преобразование останавливается при температуре TX, при которой максимальное взаимодействие V (k1,k2,k3) достигает значения порядка ширины зоны (для определенности это значение было выбрано равным 18t).

В качестве примера применения указанного метода исследован случай половинного заполнения при различных значениях перескока между следующими за ближайшими соседями t. Этот случай был ранее исследован в рамках теории среднего поля [28-31], квантового метода Монте-Карло [29,30], и континуально-интегральной РГ [32]. Последний подход, несмотря на сходство наименования, принципиально отличается от рассматриваемой функциональной ренормгруппы, поскольку, в частности, не учитывает систематически диаграммы в рядах по электрон-электронному взаимодействию. На рис. 2 показана фазовая диаграмма полученная с помощью много-патчевого РГ анализа; символы показывают критические значения Uc, полученные другими методами. В согласии с результатами предыдущих исследований, критическое Uc больше чем его значение в приближении среднего поля для всех t. Вне АФМ области существует отчетливая тенденция к сверхпроводимости d-типа; «линии уровня», соответствующие ln(t/TdSC) = 5,6,7, показаны на рис. 2 пунктиром.

Рис. 2. Фазовая диаграмма двумерной модели Хаббарда при n = (половинное заполнение). Пунктирная линия - граница между антиферромагнитной и парамагнитной фазами в приближении среднего поля, сплошная линия - граница антиферромагнитной фазы, полученная в функциональном РГ подходе с температурным обрезанием. Штрихпунктирные линии соответствуют температурам кроссовера в режим с сильными сверхпроводящими корреляциями d -типа TdSC = e-5t (точкапунктир),e-6t (две точки-пунктир), e-7t (три точки-пунктир). Крестиком отмечено критическое Uc для стабильности антиферромагнитной фазы при t / t = 0.2, найденное квантовым методом Монте-Карло [30], звездочкой отмечает результат Uc континуально-интегрального РГ подхода [32].

Описанный подход может быть обобщен на случай неполовинного заполнения (Рис. 3). При этом при неполовинном (и не ван-хововском) заполнении оказывается возможным формирование несоизмеримых структур, а характерные температуры формирования сильных магнитных флуктуаций существенно ниже, чем при ван-хововских заполнениях. Для рассмотренного отношения параметров перескока t '/ t = 0.1 и взаимодействия U=2.5t, величина температуры перехода (кроссовера) в режим сильных * сверхпроводящих флуктуаций TdSC монотонно увеличивается с увеличением концентрации при n < 0.94. Глубже в антиферромагнитной фазе температура сверхпроводящего перехода несколько подавляется. Это подавление возникает из-за конкуренции между антиферромагнитными и сверхпроводящими флуктуациями. Сосуществование сверхпроводимости и антиферромагнетизма, которое возможно в интервале 0.87 < n < 0.94, должно исследоваться в рамках более сложных подходов. Между соизмеримой и парамагнитной фазами существует промежуточная несоизмеримая фаза, характеризующуюся волновым вектором Q = (, - ). Размер области несоизмеримой фазы увеличивается с увеличением силы взаимодействия.

Таким образом, рассмотренный метод позволяет получить фазовые диаграммы модели Хаббарда при заполнениях, отличных от половинного.

Рис. 3. Фазовая диаграмма двумерной модели Хаббарда при t / t = 0.1 и U = 2.5t. Температура кроссовера в режим сильных антиферромагнитных, несоизмеримых магнитных и сверхпроводящих флуктуаций отмечена соответственно квадратами, треугольниками и кругами, PS обозначает возможность фазового расслоения в области сильных антиферромагнитных корреляций. Пунктирная линия (звездочки) min показывает температуру TRG, при которой остановлено преобразование ренормгруппы.

При больших значениях отношения параметров перескока t'/t ведущей оказывается ферромагнитная неустойчивость. При t '/ t < 0.5 имеет место логарифмическая расходимость плотности состояний при энергии ВХ сингулярностей ( ) ln(t/ ) вблизи дна зоны. Результирующая фазовая диаграмма в координатах n - T при t'/t=0.45 и U=4t представлена на рис. 4, где также показан результат приближения T -матрицы [34-35] и теории среднего поля для несоизмеримых магнитных структур [36]. Ферромагнитная область в этом случае занимает узкий диапазон плотностей вокруг ВХ заполнения nVH = 0465, при этом можно видеть, что температура кроссовера.

в режим сильных ферромагнитных флуктуаций TFM асимметрична относительно ВХ заполнения. Тенденция к несоизмеримому магнетизму возникает выше ВХ заполнения. Ниже ВХ заполнения наблюдается резкое падение TFM, которое может быть интерпретировано как возможность перехода первого рода из ферромагнитного в парамагнитное состояние ниже ВХ заполнения с изменением химического потенциала, приводящее к фазовому расслоению в терминах электронной плотности.

ФМ (насыщ.) T-матр.

граница в теории среднего поля Рис. 4. Фазовая диаграмма модели Хаббарда при t '/ t = 0.45, U = 4t в координатах n - T в сравненнии с результатом теории среднего поля для * * U =1.7t. TFM и TpSC соответствуют температуре перехода в режим сильных магнитных и сверхпроводящих корреляций.

Возможность перехода первого рода и соответствующего фазового расслоения ниже ВХ заполнения согласуется с результатом теории Стонера, рассматривающей только (соизмеримую) ферромагнитную неустойчивость, также показанного на рис. 4. Так как теория Стонера предсказывает намного MF более высокие температуры перехода TC и более широкий диапазон концентраций существования ферромагнетизма, поэтому для целей eff сравнения с РГ подходом выбрано меньшее U = U, определенное таким MF eff образом, что max TC (;U ) = max TFM(;U ); для U = 4t eff соответствующее значение есть U 1.7t. Как видно из рис. 4, не только высота, но также и положение и ширина ферромагнитной области в «перенормированной» теории Стонера находятся в хорошем согласии с их значениями в РГ подходе. При этом как выше, так и ниже ВХ заполнения теория Стонера приводит к переходу первого рода по химическому потенциалу, соответствующему фазовому расслоению по концентрации между ферромагнитной и парамагнитной фазами по концентрации. Наличие области фазового расслоения выше ВХ заполнения в теории Стонера связано с отсутствием возможности несоизмеримого упорядочения в этой теории. За исключением этой особенности, область ферромагнитных флуктуаций при конечных температурах и ферромагнетизма в основном состоянии, полученная в РГ подходе, достаточно хорошо описывается также «перенормированной» теорией Стонера.

Результирующая фазовая диаграмма основного состояния приведена на * рис. 5, где также указана область с ln(t / TpSC ) < 8 выше ВХ заполнения (узкая область несоизмеримого магнитного порядка выше ВХ заполнения не показана). Для сравнения, приведены также результаты теории Стонера с «затравочным» U, дающей более широкую область существования ферромагнетизма.

Рис. 5. Фазовая диаграмма модели Хаббарда для t / t = 0.45. Пунктирная линия «MF» – результат теории среднего поля для границы между ферромагнитной и парамагнитной фазами. Сплошная линия - граница ферромагнитной фазы, полученная в много-патчевом РГ подходе с температурной обрезкой. Выше штриховой линии максимальная вершина RG достигает Vmax = 18t при температуре Tmin > e-8t. pSC отмечает область, где доминируют флуктуации триплетного сверхпроводящего параметра порядка.

Случай t/t = 1/2 принципиально отличается от случая t/t < 1/2. В этом случае дисперсия вблизи дна зоны при малых kx или ky может быть представлена как tk (1- cosky ) - , kx x k = (0.3.2) tk2(1- coskx ) - , ky 1, y и имеет минимумы вдоль линий kx = 0 и ky = 0 (см. рис. 6), а не единственный минимум в начале координат, как для случая t/t < 1/2. Эта специфическая особенность спектра приводит к корневой расходимости -1/ плотности состояний ( ) на дне зоны. Поэтому в пределе низкой плотности (которые являются близкими к ВХ заполнению nVH = 0 ), можно ожидать формирования насыщенного ферромагнетизма [33-35].

Рис. 6. Электронная дисперсия при t/t = 1/2.

Фазовая диаграмма, полученная в рамках РГ подхода для t/t = 1/показана на рис. 7. Подобно антиферромагнитной неустойчивости, теория среднего поля переоценивает тенденцию к магнитному порядку. Результат приближения T - матрицы [34] для критической концентрации стабильности ферромагнетизма при U = 4t также отмечен на рис. 7, и близок к результату РГ подхода. Также как для случая t/t < 1/2, возможные соответствующие характерные температуры TpSC перехода в режим сильных сверхпроводящих флуктуаций крайне малы.

Рис. 7. Фазовая диаграмма модели Хаббарда для t/t = 1/2. Обозначения те же, что и на рис. 5.

Таким образом, ренормгрупповой подход позволяет провести анализ фазовых диаграмм модели как при ван-хововских, так и при других заполнениях и исследовать возможность образования различных типов упорядочения.

В четвертой главе рассматривается влияние магнитных неустойчивостей на электронные свойства в парамагнитной фазе при температурах несколько превышающих температуру перехода в режим сильных магнитных корреляций. При этом рассматриваются отдельно окрестность антиферромагнитной и ферромагнитной неустойчивостей.

Вблизи антиферромагнитной неустойчивости электронный спектр имеет неквазичастичный вид для точек Ферми-поверхности, близких к (,0) и (0,) и заполнений, слабо отличающихся от ван-хововского. В то же время, в точках Ферми-поверхностей, близких к диагональным, обнаружена квазичастичная форма электронного спектра. Вычисленная частотная зависимость собственных энергий и квазичастичный вес в различных точках Ферми-поверхности представлены на рис. 8.

Рис. 8. Спектральные функции (а) и вес квазичастичного пика (б) вблизи антиферромагнитной неустойчивости (T = 0082t ) в различных точках.

Ферми-поверхности.

Можно видеть, что благодаря вкладу состояний вблизи ван-хововских сингулярностей, квазичастичный вес непрерывно убывает по мере приближения к точкам (,0) и (0,).

Рис. 9. Схематическая картина изменения спектральной функции вблизи ферромагнитного перехода. Спектральные функции при T = 0 показаны на парамагнитной Ферми-поверхности. Спектральные функции на Фермиповерхностях электронов со спином вверх и вниз смещены на ± относительно функций на парамагнитной Ферми поверхности, как обозначено стрелками.

В окрестности ферромагнитной неустойчивости квазичастичная картина оказывается нарушенной во всех точках Ферми-поверхности.

Указанное нарушение свидетельствует о пред-расщеплении Ферми поверхности в двумерных системах уже в парамагнитной фазе. Качественная картина эволюции спектральных функций с температурой показана на рис. 9.

Исследованные эффекты вблизи ФМ состояния могут быть важны при интерпретации результатов ARPES экспериментов на слоистом манганите La1+x Sr Mn O [37]. Псевдощелевые структуры наблюдаются в этом 2-x 2 материале как выше, так и ниже TC. Хотя эти структуры возможно возникают благодаря наличию зарядового упорядочения [38] или разделения фаз [39], ФМ флуктуации могут быть ответственны за часть сдвига ( 2meV) максимумов спектральных функций от Ферми энергии в точках зоны Бриллюэна около ФМ Ферми поверхности при температуре выше температуры Кюри. Эффекты перенормировки электронного спектра могут быть также важны для нормального состояния некоторых сверхпроводников, где, как ожидается, важны ферромагнитные флуктуации (например UGe, Sr RuO ). UGe имеет дальний магнитный порядок в основном состоянии, 2 4 что может также приводить к квазирасщеплению Ферми-поверхности выше TC. Хотя дальний ФМ порядок отсутствует в Sr RuO, тенденция к ФМ 2 порядку увеличивается при допировании этого соединения малым количеством лантана [40] (хотя дальний порядок не устанавливается), и описанные выше эффекты могут быть также наблюдаемы и в этом соединении.

При не малых значениях кулоновского взаимодействия (важных для моделирования реальных систем) удобно использовать в качестве «отправной точки» рассмотрения не теорию возмущений, а динамическую теорию среднего поля (ДТСП) [41]. Указанная теория удобна для теоретического моделирования сильно-коррелированых систем, так как она содержит наиболее существенный вклад локальных электронных корреляций и позволяет описать переход металл-изолятор, возникающий при половинном заполнении и достаточно большом кулоновском взаимодействии. С точки зрения диаграммного подхода, ДТСП соответствует всем топологически различным фейнмановским диаграммам, хотя учитывает только их локальную часть.

Для учета нелокальных (в частности магнитных) флуктуаций необходим выход за рамки ДТСП. Так, кластерные обобщения этой теории [44] рассматривают вместо единственного узла (локальной однопримесной модели Андерсона) несколько узлов и учитывают корреляции между этими узлами. Эти расширения однако ограничены корреляциями ближнего порядка, поскольку объем вычислений экспоненциально возрастает с числом узлов.

Для изучения дальнодействующих флуктуаций необходимы другие подходы, в частности диаграммные обобщения ДТСП. Одним из таких подходов является приближение динамической вершины (ПДВ) [А24-А26].

Вместо того чтобы считать локальной полностью неприводимую одночастичную вершину, то есть, собственную энергию, ПДВ предполагает то же самое для 2-частичной полностью неприводимой вершины . Эти локальные вершины связаны нелокальными функциями Грина, приводя к нелокальной приводимой вершине; см. диаграммное представление на рис. 10.

Рис. 10. Схематическое представление паркетного ряда диаграмм, выражающего полную вершину через локальную неприводимую вершину.

Исходя из нелокальной приводимой вершины ( )red, можно kkq определить нелокальную собственную энергию (см. рис. 11а) через точное уравнение, которое следует из уравнения движения [54,55]:

n k, =U - T U ( )redGk +q, +G Gk+q, +. (4.1) kkq k, 2 k ' q Здесь k, k и q обозначают волновые вектора, , и мацубаровские частоты; n - концентрация электронов, Gk, - нелокальная функция Грина с локальной собственной энергией, определенной в ДТСП, DMFT Gk, = [in - k + - ]-1. (4.2) Рис. 11. (а) Схематическое представление уравнения движения, связывающего полную вершину и собственную энергию; (б) диаграммы для собственной энергии, в которых нелокальная вершина выражена через неприводимые локальные в двух частично-дырочных каналах.

Для вычисления приводимой вершины с целью описания магнитных явлений можно ограничиться вкладом двух частично-дрочных каналов, соответствующих продольным и поперечным спиновым флуктуациям, см.

рис. 11 б). Для определения собственной энергии (4.1) сначала вычисляется неприводимая вершина s(c),ir в частично-дырочном спиновом и зарядовом каналах исходя из динамической восприимчивости модели примеси Андерсона. Затем вычисляется приводимая вершина ( )red как сумма s(c),q лестничных диаграмм:

( )red = [( )-1 - ]-1, (4.3) s(c),q s(c),ir 0q где =-T Gk, Gk+q, + - частично-дырочная петля. Собственная 0q k энергия вычисляется исходя из этих вершин согласно уравнению (4.1), которое принимает вид 1 k, = Un + TU 3( )red - ( )red + - Gk+q, +, (4.4) 0q s,q c,q c,loc s,loc 2 2 ,q где s(c),loc локальный (просуммированный по q) аналог (s(c),q)red.

Частичный учет эффектов самосогласования может быть проведен в рассматриваемом подходе аналогично теории Мории для слабых зонных магнетиков, если скорректировать восприимчивость следующим образом -ss q q )-1 + , (4.5) ( s где q = - динамическая магнитная восприимчивость, - некоторая sq (температурно-зависящая) величина, учитывающая вклад нелокальных флуктуаций. При этом собственную энергию можно пепреписать как функционал динамической восприимчивости (4.5) и неприводимой двухчастичной вершины . В рассматриваемом подходе значение устанавливается правилом сумм d - Imk, = U n(1- n / 2) / 2. (4.6) - Указанный подход применен к двумерной модели Хаббарда на квадратной решетке, где антиферромагнитные флуктуации наиболее сильны.

По сравнению с подходом функциональной ренормгруппы подход ПДВ может быть применен при не малых значениях кулоновского взаимодействия, при которых происходит сильное изменение квазичастичных свойств.

На рис. 12 показан результат вычислениия собственной энергии и спектральных функций в точке Ферми поверхности k = (, ) для трех 2 различных обратных температур = 1/ T =17, 25 и 60. Можно видеть, что при низких температурах спектры ПДВ, в отличие от ДТСП, воспроизводят черты, обсуждавшиеся выше в методе функциональной ренормгруппы.

Результирующие спектральные функции обладают псевдощелевым поведением на малых частотах, являющимся следствием щели в электронном спектре, открывающейся при T=0 в связи с наличием дальнего порядка в основном состоянии полузаполненной модели Хаббарда.

Рис. 12. Температурная эволюция собственной энергии и спектральных функций в ПДВ (сплошные линии) и ДТСП (пунктирные линии) для полузаполненной двумерной модели Хаббарда при U = D = 4t.

На рис. 13 представлены результаты для модели Хаббарда с конечным перескоком между следующими за ближайшими соседями t = 0.3t и = 100. В режиме слабой связи (U = 1D ) квазичастичный пик лишь несколько подавлен антиферромагнитными флуктуациями, в то же время возникает сильная анизотропия между диагональным направлением и направлением вдоль стороны зоны Бриллюэна. Указанная анизотропия оказывается менее выраженной в режиме промежуточной связи U=2D=8t.

При дальнейшем увеличении U до значения U=3D квазичастичный вес становится очень маленьким; и соответствующий квазичастичный пик одинаково сильно подавлен в обоих рассмотренных направлениях.

Рис. 13. Собственная энергия и спектральные функции в ПДВ для двумерной модели Хаббарда с перескоком между ближайшими t и следующими за ближайшими соседями -t' (t'/t=0.3) в двух различных точках Фермиповерхности при обратной температуре = 100, заполнении n=0.8 и различных U.

Таким образом, ПДВ позволяет провести нетривиальный анализ эффектов пространственных флуктуаций в различных областях фазовой диаграммы фермионных систем.

Исследованные собственно-энергетические эффекты вблизи АФМ состояния позволяют построить новую качественную картину разрушения ферми-жидкостного состояния, происходящего лишь в отдельных частях Ферми-поверхности. В этой связи, интересна аналогия с недавними экспериментальными результатами для соединения La2CuO4 [45], показывающими наличие арок Ферми-поверхности при сверхмалом допировании этого соединения стронцием. Сильная анизотропия квазичастичных свойств находится также в качественом согласии с экспериментальными данными по ВТСП соединениям, см., например, [46].

Полученные результаты могут дать новую возможность интерпретации ARPES данных слоистых антиферро- и ферромагнитных материалов, а также материалов, находящимся на грани ферро- или антиферромагнитной неустойчивости.

В заключении диссертационной работы сформулированы основные результаты исследований их практическая ценность и выводы. Основные результаты диссертации состоят в следующем:

1. С помощью ренормгруппового подхода и 1/N разложения определены температуры Кюри (Нееля) слоистых магнетиков с анизотропией типа «легкая ось», а также описана намагниченность этих систем в широком интервале температур. Полученные результаты находятся в хорошем согласии с экспериментальными данными. При этом удается выйти за рамки ведущего логарифмического приближения, точность которого недостаточна для количественного описания экспериментальной ситуации в указанных системах.

2. С помощью ренормгруппового подхода определены температуры Костерлица-Таулеса и Кюри (Нееля) слоистых магнетиков с анизотропией типа «легкая плоскость». Как и для систем с анизотропией типа «легкая ось», результаты находятся в хорошем согласии с экспериментальными данными.

3. Определены температуры Нееля квазиодномерных изотропных магнетиков с помощью комбинации бозонизационного подхода и 1/ z разложения, позволяющих выйти за рамки межцепочечного приближения среднего поля и приводящих к результатам для температур упорядочения и намагниченности основного состояния, согласующимся с их экспериментальными значениями.

4. Определены фазовые диаграммы однозонной модели Хаббарда с использованием метода ренормгруппы и паркетного подхода. При ванхововских заполнениях и малых значениях t ' доминирует АФМ неустойчивость, при промежуточных t ' возникает сверхпроводимость dтипа, при t '/ t близких к 1/2 (предел плоской зоны) – ферромагнетизм.

Концентрационная область стабильности антиферромагнетизма достаточно широка, в то время как область стабильности ферромагнетизма узка, за исключением предельного случая t '/ t =1/2. Определена также фазовая диаграмма модели при половинном заполнении и проведено сравнение результатов с другими подходами.

5. Определены фазовые диаграммы обобщенной модели Хаббарда, включающей зарядовое и спиновое взаимодействие между соседними узлами. Показано, что обобщенная модель допускает гораздо большее количество различных типов упорядочения, в числе которых – состояния с волной зарядовой плотности и с орбитальными спиновыми токами, а также состояние с индуцированным взаимодействием расслоением на фазы.

Согласно РГ результатам, состояние с орбитальными зарядовыми токами не реализуется в рамках указанной модели.

6. Вычислены собственная энергия и спектральные функции однозонной модели Хаббарда вблизи ферро- и антиферромагнитных неустойчивостей.

Показано, что в антиферромагнитном случае собственная энергия и спектральные функции имеют неквазичастичный вид в точках Ферми поверхности, близких к точкам сингулярностей Ван-Хова (,0) и (0, ). При этом квазичастичный вес на Ферми поверхности сильно анизотропен и минимален в окрестности точек (,0) и (0, ). В ферромагнитном случае при достаточно низких температурах собственная энергия и спектральные функции имеют неквазичастичный вид на всей Ферми-поверхности, что приводит к квази-расщеплению Ферми-поверхности вблизи ФМ неустойчивости.

Основные выводы работы состоят в том, что магнитные и сверхпроводящие флуктуации в низкоразмерных системах являются существенными для качественного и количественного описания их свойств.

При этом как в локализованных, так и в зонных магнетиках флуктуации приводят к существенной перенормировке наблюдаемых величин. В частности, область существования фаз с дальним магнитным порядком существенно (в несколько раз) сужается по сравнению с простейшими подходами типа теории среднего поля и спин-волновой теорией.

Применение теоретико-полевых методов к исследованию флуктуационных эффектов позволяет адекватно описать указанные явления и достичь хорошего качественного и количественного согласия с экспериментальными данными. При этом принципиально важным является учет перенормировок магнитных и электронных свойств, возникающих благодаря наличию флуктуаций, которые также необходимо учитывать при анализе экспериментальных данных.

Список цитированной литературы:

1. Magnetic Properties of Layered Transition Metal Compounds, ed. L.J. de Jongh, Cluwer, Dordrecht, 1989.

2. Allenspach A. Ultrathin films: magnetism on the microscopic scale” // J. Magn.

Magn. Mater. 1994. vol. 129. p. 160.

3. Scalapino D. J., Imry Y., Pincus P. Generalized Ginzburg-Landau theory of pseudo-one-dimensional systems // Phys. Rev. B. 1975. vol. 11. p. 2042.

4. Schulz H. Dynamics of Coupled Quantum Spin Chains // Phys. Rev. Lett. 1996.

vol. 77. p. 2790.

5. Essler F. H. L., Tsvelik A. M., Delfino G. Quasi-one-dimensional spin-1/Heisenberg magnets in their ordered phase: correlation functions // Phys. Rev. B.

1997. vol. 56. p. 11001.

6. Ирхин В. Ю., Кацнельсон М. И., Трефилов А. В. Аномалии решеточных свойств зонных магнетиков, обусловленные особенностями электронной структуры // Письма ЖЭТФ. 1992. т. 56. стр. 317.

7. Solyom J. The Fermi gas model of one dimensional conductors // Adv. Phys.

1979. vol. 28. p. 201.

8. Scalapino D. J. The case for dx - y2 pairing in the cuprate superconductors // Phys. Rep. 1995. vol. 250. p. 329.

9. Bickers N. E., Scalapino D. J., White S. R. Conserving Approximations for Strongly Correlated Electron Systems: Bethe-Salpeter Equation and Dynamics for the Two-Dimensional Hubbard Model // Phys. Rev. Lett. 1989. vol. 62. p.

961.

10. Zhang S. C. A Unified Theory Based on SO(5) Symmetry of Superconductivity and Antiferromagnetism // Science 1997. vol. 275. p.1089.

11. Schmalian J., Pines D., Stojkovic B. Weak Pseudogap Behavior in the Underdoped Cuprate Superconductors // Phys. Rev. Lett. 1998. vol. 80. p. 3839.

12. Chubukov A., Pines D., and Stojkovic B. Temperature crossovers in cuprates // J. Phys.: Cond. Matt. 1996. vol. 8. p. 10017.

13. Chubukov A., Morr D. Electronic structure of underdoped cuprates // Phys.

Rep. 1997. vol. 288. p. 355.

14. Abanov A., Chubukov A. Spin-Fermion Model near the Quantum Critical Point: One-Loop Renormalization Group Results // Phys. Rev. Lett. 2000. vol.

84. p. 5608.

15. Maeno Y., Rice T. M., Sigrist M. The Intriguing Superconductivity of Strontium Ruthenate // Physics Today 2001. vol. 54. p. 42.

16. Mazin I. I., Singh D. J. Ferromagnetic Spin Fluctuation Induced Superconductivity in Sr2RuO4 // Phys. Rev. Lett. 1997. vol. 79. p. 733.

17. Kampf A. P., Schrieffer J. R. Pseudogaps and the spin-bag approach to high-Tc superconductivity // Phys. Rev. B. 1990. vol. 41. p. 6399.

18. Schmalian J., Pines D., Stojkovic B. Microscopic theory of weak pseudogap behavior in the underdoped cuprate superconductors: General theory and quasiparticle properties // Phys. Rev. B. 1999. vol. 60. p. 667.

19. Chubukov A. V., Schmalian J. Temperature variation of the pseudogap in underdoped cuprates // Phys. Rev. B. 1998. vol. 57. p. 11085;

20. Deisz J., Hess D.W., Serene J.W. Incipient Antiferromagnetism and LowEnergy Excitations in the Half-Filled Two-Dimensional Hubbard Model // Phys.

Rev. Lett. 1996. vol. 76. p. 1312.

21. Altmann J., Brening W., Kampf A. P. Anisotropic scattering rates and antiferromagnetic precursor effects in the t-t'-U Hubbard model // Eur. Phys. J. B.

2000. vol. 18. p. 429.

22. Vilk J., Tremblay A.-M. S. Non-perturbative many-body approach to the Hubbard model and single-particle pseudogap // J. Phys. I. 1997. vol. 7. p. 1309.

23. Huscroft C., Jarrell M., Maier T., Tavildarzadeh A. N. Pseudogaps in the 2D Hubbard Model // Phys. Rev. Lett. 2001. vol. 86. p. 139.

24. Starykh O. A., Sandvik A. W., Singh R. R. P. Dynamics of the spin- Heisenberg chain at intermediate temperatures // Phys. Rev. B. 1997. vol. 55. p.

14953.

25. Satija S. K., Axe J. D., Shirane G., Yoshizawa H., Hirakawa K. Neutron scattering study of spin waves in one-dimensional antiferromagnet KCuF3 // Phys. Rev. B. 1980. vol. 21. p. 2001.

26. Keren A., Le L. P., Luke G. M., Sternlieb B. J., Wu W. D., Uemura Y. J., Tajima S., Uchida S. Muon-spin-rotation measurements in infinite-layer and infinite-chain cuprate antiferromagnets: Ca0.86Sr0.14CuO2 and Sr2CuO3 // Phys.

Rev. B. 1993. vol. 48. p. 12926.

27. Kojima K. M., Fudamoto Y., Larkin M., Luke G. M., Merrin J., Nachumi B., Uemura Y. J., Motoyama N., Eisaki H., Uchida S., Yamada K., Endoh Y., Hosoya S., Sternlieb B. J., Shirane G. Reduction of Ordered Moment and Nel Temperature of Quasi-One-Dimensional Antiferromagnets Sr2CuO3 and Ca2CuO3 // Phys. Rev. Lett. 1997. vol. 78. p. 1787.

28. Kondo H., Moriya T. On the Metal-Insulator Transition in a Two-Dimensional Hubbard Model // J. Phys. Soc. Jpn. 1996. vol. 65. p. 2559.

29. Duffy D., Moreo A. Indications of a metallic antiferromagnetic phase in the two-dimensional U-t-t' model // Phys. Rev. B. 1997. vol. 55. p. R676.

30. Lin H. Q. and Hirsch J. E. Two-dimensional Hubbard model with nearest- and next-nearest-neighbor hopping // Phys. Rev. B. 1987. vol. 35. p. 3359.

31. Hofstetter W., Vollhardt D. Frustration of antiferromagnetism in the t-t'Hubbard model at weak coupling // Ann. Physik. 1998. vol. 7. p. 48.

32. Kashima T., Imada M. Magnetic and Metal-Insulator Transitions through Bandwidth Control in Two-Dimensional Hubbard Models with Nearest and Next-Nearest Neighbor Transfers // J. Phys. Soc. Jpn. 2001. vol. 70. p. 3052.

33. Fleck M., Oles A., Hedin L. Magnetic phases near the Van Hove singularity in s- and d-band Hubbard models // Phys. Rev. B. 1997. vol. 56. p. 3159.

34. Hlubina R. Phase diagram of the weak-coupling two-dimensional t-t' Hubbard model at low and intermediate electron density // Phys. Rev. B. 1999. vol. 59. p.

9600.

35. Hlubina R., Sorella S., Guinea F. Ferromagnetism in the two dimensional t-t' Hubbard model at the Van Hove density // Phys. Rev. Lett. 1997. vol. 78. p.

1343.

36. Igoshev P. A., Timirgazin M. A., Katanin A. A., Arzhnikov A. K., Irkhin V.

Yu. Incommensurate magnetic order and phase separation in the two-dimensional Hubbard model with nearest and next-nearest neighbor hopping // Phys. Rev. B.

2010. vol. 81. p. 094407.

37. Dessau D. S., Saitoh T., Park C.-H., Shen Z.-X., Villella P., Hamada N., Moritomo Y., Tokura Y. k-Dependent Electronic Structure, a Large "Ghost" Fermi Surface, and a Pseudogap in a Layered Magnetoresistive Oxide // Phys.

Rev. Lett. 1998. vol. 81. p. 192.

38. Aliaga H., Magnoux D., Moreo A., Poilblanc D., Yunoki S., Dagotto E.

Theoretical study of half-doped models for manganites: Fragility of CE phase with disorder, two types of colossal magnetoresistance, and charge-ordered states for electron-doped materials // Phys. Rev. B. 2003. vol. 68. p. 104405.

39. Moreo A., Yunoki S., Dagotto E. Pseudogap Formation in Models for Manganites // Phys. Rev. Lett. 1999. vol. 83. p. 2773.

40. Kikugawa N., Bergemann C., Mackenzie A. P., Maeno Y. Band-Selective Modification of the Magnetic Fluctuations in Sr2RuO4: Study of Substitution Effects // Phys. Rev. B. 2004. vol. 70. p. 134520.

41. Metzner W., Vollhardt D. Correlated Lattice Fermions in d= Dimensions // Phys. Rev. Lett. 1989. vol. 62. p. 324;

42. Georges A., Kotliar G. Hubbard model in infinite dimensions // Phys. Rev. B.

1992. vol. 45. p. 6479;

43. Georges A., Kotliar G., Krauth W., Rozenberg M. Dynamical mean-field theory of strongly correlated fermion systems and the limit of infinite dimensions // Rev. Mod. Phys. 1996. vol. 68. p. 13.

44. Hettler M. H., Tahvildar-Zadeh A. N., Jarrell M., Pruschke T., Krishnamurthy H. R. Nonlocal dynamical correlations of strongly interacting electron systems // Phys. Rev. B. 1998. vol. 58. p. 7475.

45. Yoshida T., Zhou X. J., Sasagawa T., Yang W. L., Bogdanov P. V., Lanzara A., Hussain Z., Mizokawa T., Fujimori A., Eisaki H., Shen Z.-X., Kakeshita T., Uchida S. Metallic Behavior of Lightly Doped La2–xSrxCuO4 with a Fermi Surface Forming an Arc // Phys. Rev. Lett. 2003. vol. 91. p. 027001.

46. Kaminski A., Fretwell H. M., Norman M. R., Randeria M., Rosenkranz S., Chatterjee U., Campuzano J. C., Mesot J., Sato T., Takahashi T., Terashima T., Takano M., Kadowaki K., Li Z. Z., Raffy H. Momentum anisotropy of the scattering rate in cuprate superconductors // Phys. Rev. B. 2005. vol. 71. p.

014517.

Список публикаций автора:

А1. Irkhin V. Yu., Katanin A. A., Katsnelson M. I. 1/N expansion for critical exponents of magnetic phase transitions in the CPN-1 model for 2

А2. Irkhin V. Yu., Katanin A. A. Critical behavior and the Nel temperature of quantum quasi-two-dimensional Heisenberg antiferromagnets // Phys.

Rev. B. 1997. vol. 55. p. 12318.

А3. Irkhin V. Yu., Katanin A. A. Thermodynamics of quantum layered magnets with a weak easy-axis anisotropy // Phys. Lett. A. 1997. vol. 232. p.

143.

А4. Irkhin V. Yu., Katanin A. A. Thermodynamics of isotropic and anisotropic layered magnets: Renormalization-group approach and 1/N expansion // Phys. Rev. B. 1998. vol. 57. p. 379.

А5. Irkhin V. Yu., Katanin A. A. Quantum phase transitions and thermodynamic properties in highly anisotropic magnets // Phys. Rev. B.

1998. vol. 58. p. 5509.

А6. Irkhin V. Yu., Katanin A. A., Katsnelson M. I. Self-consistent spin-wave theory of layered Heisenberg magnets // Phys. Rev. B. 1999. vol. 60. p. 1082.

А7. Irkhin V. Yu., Katanin A. A. Kosterlitz-Thouless and magnetic transition temperatures in layered magnets with a weak easy-plane anisotropy // Phys.

Rev. B. 1999. vol. 60. p. 2990.

А8. Irkhin V. Yu., Katanin A. A. Calculation of Neel temperature for S=1/Heisenberg quasi-one-dimensional antiferromagnets // Phys. Rev. B. 2000.

vol. 61. p. 6757-6764.

А9. Irkhin V. Yu., Katanin A. A., Katsnelson M. I. Effects of van Hove singularities on magnetism and superconductivity in the t-t' Hubbard model: A parquet approach // Phys. Rev. B. 2001. vol. 64. p. 165107.

А10. Irkhin V. Yu., Katanin A. A. Violation of the Fermi-liquid picture in two-dimensional systems owing to Van Hove singularities // Phys. Rev. B.

2001. vol. 64. p. 205105.

А11. Irkhin V. Yu., Katanin A. A., Katsnelson M. I. Robustness of the Van Hove Scenario for High-Tc Superconductors // Phys. Rev. Lett. 2002. vol. 89.

p. 0764А12. Katanin A. A., Kampf A. P. Spin excitations in La2CuO4: Consistent description by inclusion of ring exchange // Phys. Rev. B. 2002. vol. 66. p.

100403.

А13. Katanin A. A., Kampf A. P. Theoretical analysis of magnetic Raman scattering in La2CuO4: Two-magnon intensity with the inclusion of ring exchange // Phys. Rev. B. 2003. vol. 68. p. 195101.

А14. Kampf A. P., Katanin A. A., Competing phases in the extended U-V-J Hubbard model near the Van Hove fillings // Phys. Rev. B. 2003. vol. 67. p.

125104.

А15. Katanin A. A., Kampf A. P. Renormalization group analysis of magnetic and superconducting instabilities near van Hove band fillings // Phys. Rev.

B. 2003. vol. 68. p. 195101.

А16. Kampf A. P., Katanin A. A. Spin dynamics in La2CuO4: consistent description by the inclusion of ring exchange // Physica C. 2004. vol. 408. p.

311.

А17. Katanin A. A. Fulfillment of Ward identities in the functional renormalization group approach // Phys. Rev. B. 2004. vol. 70. p. 1151(2004).

А18. Katanin A. A., Kampf A. P. Quasiparticle Anisotropy and Pseudogap Formation from the Weak-Coupling Renormalization Group Point of View // Phys. Rev. Lett. 2004. vol. 93. p. 106406.

А19. Katanin A. A., Kampf A. P., Irkhin V. Yu. Anomalous self-energy and fermi surface quasisplitting in the vicinity of a ferromagnetic instability // Phys. Rev. B. 2005. vol. 71. p. 085105.

А20. Katanin A. A., Kampf A. P. Order parameter symmetries for magnetic and superconducting instabilities: Bethe-Salpeter analysis of functional renormalization-group solutions // Phys. Rev. B. 2005. vol. 72. p. 205128.

А21. Katanin A. A. Electronic self-energy and triplet pairing fluctuations in the vicinity of a ferromagnetic instability in 2D systems: the quasistatic approach // Phys. Rev. B. 2005. vol. 72. p. 035111.

А22. Kaтанин A. A., Ирхин В. Ю. Магнитный порядок и спиновые флуктуации в низкоразмерных системах УФН. 2007. т. 177. стр. 639.

А23. Pardini T., Singh R. R. P., Katanin A., Sushkov O. P. Spin-stiffness of anisotropic Heisenberg model on square lattice and possible mechanism for pinning of the electronic liquid crystal direction in YBCO Phys. Rev. B.

2008. vol. 78. p. 024439.

А24. Toschi A., Katanin A. A., Held K. Dynamical vertex approximation - a step beyond dynamical mean field theory // Phys. Rev. B. 2007. vol. 75. p.

045118.

А25. Held K., Toschi A., Katanin A. A. Dynamical vertex approximation – an introduction // Prog. Theor. Phys. Suppl. 2008. vol. 176. p. 117.

А26. Katanin A. A., Toschi A., Held K. Comparing pertinent effects of antiferromagnetic fluctuations in the two and three dimensional Hubbard model // Phys. Rev. B. 2009. vol. 80. p. 075104.

A27. Igoshev P. A., Katanin A. A., Yamase H., Irkhin V. Yu. Spin fluctuations and ferromagnetic order in two-dimensional itinerant systems with Van Hove singularities // Journ. Magn. Magn. Mater. 2009. vol. 321. p. 899.

А28. Katanin A. A. The quantum critical behavior of antiferromagnetic itinerant systems with van Hove singularities of electronic spectrum // Phys.

Rev. B 2010. vol. 81. p. 165118.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.