WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Гавричков Владимир Александрович

Энергетическая структура и свойства сильно коррелированных электронных систем купратов и манганитов

01.04.07 – физика конденсированного состояния

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора физико-математических наук

Красноярск – 2011

Работа выполнена в Учреждении Российской Академии Наук Институте Физики им. Л.В.Киренского СО РАН

Научный консультант: д.ф.-м.н. Овчинников С.Г.

Официальные оппоненты:

академик РАН, профессор Садовский М.В.

доктор физ.-мат. наук, Тапилин В.М.

доктор физ.-мат. наук, профессор Вальков В.В.

Ведущая организация: Физический институт им. П.Н. Лебедева РАН

Защита состоится “_____” _______________ 2012 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета Д 003.055.02 при Институте физики им. Л. В. Киренского СО РАН, расположенного по адресу 660036, Красноярск, Академгородок, 50, стр.38. С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института физики им. Л.В. Киренского СО РАН.

Автореферат разослан “____” ________________ 2011 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

д.ф.-м.н Втюрин А.Н.

Общая характеристика работы.

Актуальность работы.

Одна из самой привлекательных особенностей физики конденсированного состояния – способность объяснять и даже предсказывать свойства материалов, которые составляют наше непосредственное окружение. Существенный прорыв в этом направлении был сделан в середине 60-тых, когда Хоэнберг, Кон и Шем  сформулировали теорию функционала плотности (DFT). Поскольку DFT, имеющий дело с электронной плотностью в формулировке Хоэнберга-Кона или с и одночастичными волновыми функциями в формулировке Кона-Шема (N-частичным уравнением Шредингера для специфического атомного окружения), эту теорию относят к первопринципным или ab-initio типам теоретических исследований. Вместе с  приближением локальной плотности (LDA) или обобщенным градиентным приближением (GGA) для первоначально неизвестной величины энергии обменной корреляции, DFT обеспечивает количественное описание энергии основного состояния и зонной структура различных атомов, молекул, и металлов (см. например [1]).

Несмотря на успехи DFT подхода в исследовании твердых тел, основу которых составляют s и p атомы, LDA оказался не в состоянии описать переход металл-диэлектрик (ПМД) в окислах переходных металлов с частично заполненной 3d-оболочкой. Наиболее известная неудача состоит в том, что в рамках LDA подхода недопированный купрат должен проявлять металлические свойства, тогда как на самом деле это - диэлектрик. Суть проблемы – наличие неэкранированного локального кулоновского взаимодействия (хаббардовское  отталкивание) [2]. С точки зрения теории среднего поля, если хаббардовское отталкивание U много больше, чем ширина зоны W в однозонной электронной системе, последняя расщепляется на две хаббардовские подзоны разделенные энергетической щелью порядка U. Спектральный вес квазичастиц перераспределяется между этими подзонами. В случае половинного заполнения, когда число частиц равняется числу состояний, уровень Ферми - в щели, и система - диэлектрик. В мультиорбитальной системе, наряду с хаббардовским отталкиванием имеются также локальные взаимодействия, подобные обмену Хунда JН и межорбитальному отталкиванию V, обеспечивая богатый набор физических свойств реальных материалов. Как открытие хаббардовской щели, так и превалирующая роль локальных взаимодействий в окрестности половинного заполнения остаются за рамками возможностей LDA и GGA приближений.

Существуют несколько обобщений LDA, которые включают или просто моделирует эффекты  локальных взаимодействий. Это LDA+U [3] и SIC-LSDA (self-interaction corrected local spin density approximation) [4]. Оба метода рассматривают локальные взаимодействия в приближении Хартри-Фока и приводят к антиферромагнитному диэлектрику в качестве основного состояния для в противоположность к LDA расчетам, однако природа диэлектрической щели указана неправильно. Как в LDA+U, так и в SIC-LSDA щель формируется в виде расщепления одноэлектронных состояний, благодаря спиновой или орбитальной поляризации материала в целом. Поэтому, в этих расчетах в парамагнитной фазе (ПМ) выше температуры Нееля (TN) La2CuO4 будет находится в металлическом состоянии, несмотря на наличие  сильных электронных корреляций (СЭК) U>W.  Имеется еще один существенный недостаток в ab initio расчетах, а именно, они игнорируют перераспределение спектральных весов между хаббардовскими подзонами. Этот эффект был уже включен в другой подход к вычислениям электронного спектра сильнокоррелированных систем - LDA+DMFT (LDA+dynamical mean field theory) [5-8]. Последний метод основывается на последовательной процедуре, где LDA зонная структура используется для того, чтобы вычислить значение собственно-энергетической части электрона в DMFT приближении. DMFT подход использует тот факт, что в пределе бесконечной размерности в модели Хаббарда, собственно-энергетическая часть не зависит от импульса   [9-11]. Вычисленная частотная зависимость  в пределе несет важную информацию о динамических корреляциях и мотт-хаббардовском переходе. С другой стороны, пространственные корреляции становятся критически важными в низкоразмерных системах, подобно слоистым ВТСП купратам. Именно поэтому правильная дисперсия  и спектральная интенсивность для этих систем не могут быть получены в рамках LDA+DMFT подхода. Естественные обобщения этого метода LDA+cluster или cellular DMFT (CDMFT) [12-15], и SDFT (spectral density function theory) [16], обеспечивая зависимость собственно-энергетической части от импульса, таким образом, учитывают нелокальные корреляции.

Представленный в диссертации LDA+GTB метод – это не только один из подходов к изучению модели Хаббарда. С самого начала обобщенный метод сильной связи (GTB - generalized tight-binding method) был предложен [17], чтобы обобщить микроскопические зонные вычисления, с целью учесть СЭК при работе с диэлектриками Мотта-Хаббарда, к которым можно также отнести окислы переходных металлов. Подобно обычному методу сильной связи (tight-binding (TB-) method), мы стартуем с локальных электронных состояний (с соответствующими симметрией и химией, а также многоорбитальными эффектами), затем посредством Фурье-преобразования переходим в k-пространство и вычисляем зонную структуру. Из-за наличия СЭК мы не можем использовать одноэлектронные состояния, в качестве локальных фермионов в d-орбитальной системе, поэтому вводим понятие хаббардовской  квазичастицы – возбуждения между многоэлектронными конфигурациями и , в отличие от обычного TB. Другими словами, GTB - сильно коррелированная версия TB метода.

Первые компьютерные коды были созданы и успешное приложение GTB расчетов было проделано для купратов в [18]. В первоначальной версии использовалась многозонная pd модель для La2CuO4 [19] с большим количеством эмпирических параметров в исходном гамильтониане. Для того чтобы избавиться от произвола в выборе параметров, объединенными усилиями исследовательских групп из г.Красноярска и г.Екатеринбурга был разработан гибридный LDA+GTB метод [20]. В последствие, подобные идеи использовались, с целью изучения электронной структуры манганитов La1-xMxMnO3 (M=Sr,Ca,Ba) [21] и кобальтитов LaCoO3 [22]. LDA+GTB можно рассматривать как прямое развитие атомного хаббардовского подхода [2] на реальные материалы, такие как окислы 3d-металлов. В идейном и математическом плане GTB – это  специфическая версия кластерной теории возмущений в представлении X-операторов Хаббарда [23].

Таким образом, в случае магнитоупорядоченных оксидов 3d-металлов, где пространственные корреляции и сильные электронные корреляции играют важную роль в физике основного состояния, теоретическое исследование электронной структуры представляет на сегодняшний день актуальную, увлекательную задачу, далекую от своего окончательного решения. С точки зрения практических приложений это также весьма насущная задача, направленная на выяснение физических механизмов высокотемпературной сверхпроводимости (ВТСП) в купратах и колоссального магнитосопротивления (КМС) в манганитах.

Цель диссертационной работы

1. Разработка теоретического подхода - обобщенного метода сильной связи и его первопринципного варианта LDA+GTB к исследованию  электронной структуры оксидов переходных элементов, с учетом СЭК;

2. Систематическое исследование электронной структуры и свойств наиболее актуальных оксидов переходных элементов: ВТСП купратов и манганитов с эффектом колоссального магнитосопротивления  в рамках LDA+GTB метода.

Научная новизна результатов представленных в диссертации:

В работах, посвященных исследованию заявленных целей диссертации, впервые:

1. Развит многоэлектронный метод LDA+GTB для расчета электронной структуры систем с СЭК.

2. Исследованы механизмы формирования диэлектрического состояния в недопированных и допированных случаях.

3. Рассчитаны электронные структуры и фотоэмиссионные спектры ARPES недопированных и купратов.

4. Показано изменение закона дисперсии на потолке валентной зоны  при одноосной деформации  октаэдра.

5. Вычислен параметр обменного взаимодействия в , с учетом всех возбужденных состояний в двухчастичном секторе гильбертова пространства элементарной ячейке.

6. Показано существование внутрищелевых состояний магнитной природы при допировании купратов n- и p-типа. Пиннинг химпотенциала на этих состояниях может приводить к зарядовой неустойчивости.

7. Рассмотрены одноэлектронный и многоэлектронный механизмы концентрационной зависимости зонной структуры при допировании.

8. Расчет электронной структуры показал диэлектрическое состояние как в АФМ, так и ПМ фазах.

9. Получено полуметаллическое состояние со 100%-ой поляризацией спинов для  допированных манганитов p-типа.

10. Показано, что при ФМ-ПМ переходе зона носителей сужается в два раза сильнее, чем в известном механизме двойного обмена.

11. Рассчитаны зонная структура и спектры ARPES  для допированных манганитов p-типа.

12. Найдены различия в природе отрицательного магнисопротивления допированных манганитов и халькогенидных шпинелей хрома.

Научная и практическая значимость работы.

В практическом плане работа представляет интерес, так как последовательно, на интуитивно понятном языке, вскрывает природу квазичастиц в значимых для оксидной электроники и спинтроники материалах, стимулирует дальнейшие теоретические и экспериментальные исследования в этом направлении.

Достоверность полученных в диссертационной работе результатов обеспечивается применением методов, широко апробированных для сильно-коррелированных систем (представление X-операторов, нуль-петлевое приближение Хаббард-I,  и др.), обоснованным расчетом параметров гамильтониана c помощью LDA вычислений, а также приближений в заданных областях параметров. В вычислениях учтены структурный мотив исследуемых материалов, химическая и физическая специфика содержащихся в них элементов, а именно спиновые и орбитальные многоэлектронные конфигурации  соответствующих ионов. В качестве основной исходной идеи, характеризующей область применения развитого подхода, фигурирует простая возможность наблюдения одноионных dd-переходов c соответствующими правилами запрета по четности и спину, в окне прозрачности исследуемых материалов – оксидов переходных металлов.

На защиту выносятся следующие основные результаты и положения:

1. Процедура построения нового теоретического подхода - обобщенного метода сильной связи и его первопринципного варианта LDA+GTB к исследованию  электронной структуры оксидов переходных элементов, с учетом СЭК;

2. Систематическое исследование электронной структуры наиболее актуальных оксидов переходных элементов: ВТСП купратов и КМС манганитов  в рамках LDA+GTB метода.

Апробация работы. Различные разделы этой работы были неоднократно представлены и обсуждались в течение нескольких лет (с 1998г. по 2011г.) на основных профильных отечественных и зарубежных конференциях: Коуровка, ESTMAG, ФПС, ОКНО, MISM, SCES, ICM, ICTP и др., а также опубликованы в научных изданиях: Письма в ЖЭТФ, ЖЭТФ, УФН, ФТТ, Phys.Rev.B, JMMM, Springer sreries: Solid State Sciences и др. Работа докладывалась на семинарах: ИФ им. Л.В. Киренского СО РАН, ФИ им.П.Н. Лебедева АН и ИФП им. П.Л. Капицы РАН.  Число публикаций по теме диссертации: 32

Личный вклад автора

Разработана и реализована современная версия GTB метода и его первопринципной модификации LDA+GTB. Проведены расчеты электронной структуры недопированных и слабодопированных купратов и манганитов.

Соответствие диссертации научной специальности

Диссертация соответствует специальности 01.04.07 – Физика конденсированного состояния. Представленные в ней результаты соответствуют: п.1  «Теоретическое и экспериментальное изучение физической природы свойств металлов и их сплавов, неорганических и органических соединений, диэлектриков и в том числе материалов световодов как в твердом, так и в аморфном состоянии в зависимости от их химического, изотопного состава, температуры и давления»; п.4 «Теоретическое и экспериментальное исследование воздействия различных видов излучений, высокотемпературной плазмы на природу изменений физических свойств конденсированных веществ»; п.5 «Разработка математических моделей построения фазовых диаграмм состояния и прогнозирование изменения физических свойств конденсированных веществ в зависимости от внешних условий их нахождения» Паспорта специальности.

Структура и объем диссертации.

Настоящая диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка цитируемой литературы и одного приложения. Работа включает в себя 332 страницы машинописного текста, с иллюстрациями и цитированной литературой. 

Содержание работы

Во-введении обоснована актуальность выбора темы, сформулирована цель диссертационной работы. Здесь же описана структура диссертационной работы.

В первой главе проведен краткий обзор LDA+U и LDA+DMFT основных гибридных методов расчета электронной структуры CЭК материалов. Отмечены основные достоинства и недостатки этих подходов.

При известных достоинствах ab initio подхода и быстром численном алгоритме, в расчетах LDA+U с кулоновским взаимодействием используется расцепление его операторной структуры, соответствующее приближению Хартри-Фока, которое не может рассматриваться в качестве удовлетворительного, так как не воспроизводит основные особенности электронного спектра в материалах с СЭК. Более обоснованной выглядит LDA+DMFT схема расчета, в которой, однако, в силу специфики основного приближения, отсутствует учет пространственных флуктуаций и что ограничивает область применения таких расчетов, в частности, для квазидвумерных структур ВТСП купратов.  В заключительном третьем разделе этой главы приведен обзор исследований  электронной структуры материалов с СЭК, использующих кластерный подход и многочастичное представление с алгеброй X-операторов Хаббарда.

Во-второй главе излагается LDA+GTB подход к расчету электронной структуры СЭК материалов. Основной исходной точкой зрения для нашего подхода является наличие в оксидах переходных элементов орбитальных и спиновых степеней свобод (схема Рассел-Саундерса), что можно непосредственно контролировать, наблюдая спектр внутриионных dd-переходов с правилами отбора по спину и четности. На этом пути оказывается полезным представление Челлена-Лемана для одночастичной функции Грина (ФГ) (см.например [24]), где последняя может быть выражена через матричные элементы одноэлектронных операторов в базисе из собственных векторов гамильтониана H.  Согласно [24] одночастичная ФГ  может быть записана как

  (1)

где квазичастичные энергии:

  (2)

а спектральный вес равен:

(3)

Здесь это m-ое собственное состояние системы N электронов, . Формально определение (1) может рассматриваться как сумма по различным квазичастицам с индексом m. Индекс m нумерует квазичастицы с электрическим зарядом e, энергией , и спектральным весом Am(Bm). По сути, электрон представлен суперпозицией квазичастиц с зарядом е, некоторой энергией и спектральным весом.  Понятно, что без указания на природу собственных состояний это представление практически бесполезно. Полезной подсказкой к происхождению базиса из собственных векторов |m,N⟩ гамильтониана H являются оптические исследования фторидов, хлоридов и оксидов переходных элементов [25-26], в окне прозрачности которых можно наблюдать спектр dd-переходов с соответствующими правилами отбора.

В GTB подходе структура ФГ имеет вид аналогичный (1), а функции |n,Ne⟩ относятся к элементарной ячейке (ЭЯ) с различным Ne числом частиц в нем. Величиной аналогичной хаббардовскому отталкиванию в ЭЯ является величина . Все межъячеечные взаимодействия учитываются по теории возмущения. Малый параметр - отношение величин эффективного переноса и . В отличие от  модели Хаббарда, величина малого параметра зависит от природы квазичастицы и вида кристаллического потенциала. Как следствие,  метод получается орбитально зависимым, потому что не для всех имеет место малый параметр, и образуются хаббардовские квазичастицы. В этой главе приведен также гамильтониан метода, записанный с использованием базиса функций Ваннье (ФВ) и представления одноэлектронных операторов через операторы Хаббарда :

, (4) 

действующих в пространстве многочастичных состояний . Причем ФВ строятся из p и d орбиталей раздельно, так как локальное кулоновское взаимодействие для этих орбиталей различно. Дан вывод основных уравнений для дисперсии:

  (5) 

и спектральной интенсивности квазичастичных состояний:

(6)

в нуль-петлевом приближении Хаббард-I. где . Для некоторых типов квазичастиц спектральная интенсивность оказывается пренебрежимо малой или даже нулевой, за счет фактора заполнения (начальное и конечное состояния квазичастичного перехода незаселенны). Формулы (5) и (6) представляют собой базис для исследования электронной структуры материала, в котором СЭК играют основную роль в формировании основного состояния и будут использоваться нами в дальнейшем (главы III и IV) , с обобщением на случай двух подрешеток: магнитной или орбитальной, для исследования электронных свойств ВТСП купратов и КМС манганитов. Для учета специфики материала – его химсостава и структуры, в сотрудничестве с учеными из ИФМ и ИЭ УРО РАН (Анисимовым В.И., Некрасовым И.А. и Пчелкиной З.В.), предложен LDA метод вычисления  параметров GTB гамильтониана, определяющий минимальный базис из блоховских функций в актуальной окрестности уровня Ферми для построения соответствующих функций Ваннье.

Здесь же показано, что работа только с низколежащими по энергии многочастичными состояниями недостаточна для решения некоторых физических задач. Например, для расчета обменной константы или вычисления положения уровня Ферми в материалах с СЭК.

Влияние правил отбора на общее число валентных состояний при вычислении матричных элементов разложения электрона (дырки) на квазичастицы (4) и, как следствие, на характер основного состояния (металл или диэлектрик) разобрано в приложении П.2 . Показано, что при наличие запрета на квазичастичные дырочные состояния с наименьшей энергией связи – frs состояния,  допированный материал находится в диэлектрическом состоянии (см. Рис.1).

Рис.1 Зависимость числа валентных состояний от уровня допирования материала, при наличии запрета в правилах отбора для (x) на существование дырочных состояний с минимальной энергией связи (frs)- на потолке пакета валентной зон (штриховая линия)  и  для frs разрешенных состояний (сплошная линия). Число частиц на ЭЯ: .

В третьей главе приведена реализация LDA+GTB подхода для исследования электронной структуры однослойных ВТСП купратов n- и p-типов, где использован структурный мотив и химическое содержание CuO2 слоя. Показано, что соответствие конфигурационного пространства электронной подсистемы CuO2 слоя конфигурационному пространству модели Хаббарда зависит от положения апического кислорода и возрастает при его удалении от CuO2  слоя.

Соответствие между пространствами нарушается за счет триплетных состояний, конкурирующих с сигнглетом Жанга-Райса за основное состояние, при сближении апического кислорода с CuO2 слоем (см. Рис.2)

Рис.2 Зависимости энергии и двухдырочных состояний от отношения расстояния от атома меди до апического кислорода к аналогичному расстоянию до плоскостного кислорода - , где и

Соответствующий вклад от этих состояний в валентной зоне зафиксирован в окрестности точки зоны Бриллюэна. Механизм появления триплетных состояний позволил идентифицировать эффекты химического сжатия в ARPES спектрах диэлектрических составов с различной степенью замещения (). Показано также, что в АФМ фазе недопированных купратов на потолке валентной зоны и на дне зоны проводимости образуются внутрищелевые (in-gap) состояния с нулевой спектральной плотностью, связанные с наличием АФМ упорядочения (см. Рис.3).

Проведены расчеты спектральной интенсивности квазичастичных состояний по всей зоне Бриллюэна (ЗБ) и анализ четности квазичастичных состояний в симметричных точках ЗБ, Результаты расчетов согласуются с результатами линейно поляризованных ARPES исследований ВТСП материалов.

Показано, что форма наблюдаемой в ARPES “остаточной поверхности Ферми” в диэлектрических составах оксихлоридов и формально совпадает с -областью вклада квазичастиц, образованных с участием состояний.

Рис.3.  LDA+GTB дисперсия в  NCCO в АФМ (x=0) и ПM (x=0;0.3) фазах. Начало отсчета по вертикальной оси соответствует энергии dx  орбитали.

Рис.4.  LDA+GTB дисперсия в  LSCO в АФМ (x=0) и ПM (x=0;0.3) фазах. Щель (непрямая) сильно сокращается ПM фазе  вплоть до величины Eg ~ 0.1 eV  при  x=0.3.

Рассчитанная константа обменного взаимодействия в недопированных ВТСП материалах находится в хорошем согласии с величиной, определенной из экспериментов по неупругому рассеяния нейтронов. Показано, что имеют место два основных вклада в обменное взаимодействие, связанных с синглетными состояниями - антиферромагнитный и триплетными состояниями - ферромагнитный. Причем, в силу структурной и химической специфики купратов, преобладание АФМ вкладов настолько велико, что в гипотетической ситуации, когда основным состоянием допированной дырки являлся бы не синглет Жанга-Райса, а триплет ,  АФМ характер обменного взаимодействия сохраняется. Сам факт преобладания АФМ вклада обусловлен  химическим составом и структурным мотивом ВТСП материалов.

Исследованы электронные свойства допированных ВТСП купратов n- и p-типов. Природа in-gap состояний на потолке валентной зоны имеет АФМ происхождение - состояния приобретают отличный от нуля спектральный вес при допировании и наличии АФМ упорядочения.

Расчет дисперсионных зависимостей, спектральной интенсивности и положения уровня Ферми в ВТСП материалах n- и p-типа приводит к выводу, что уровень Ферми в эксперименте [27] ведет себя так, как будто он находится зоне in-gap состояний (см. Рис.5). Вследствие зависимости спектральной интенсивности in-gap состояний от допирования выполняется критерий существования зарядово-неоднородных состояний в слабодопированных купратах.

Рис.5. Зависимость сдвига химпотенциала  от концентрации допирующей компоненты. Точки – эксперимент [27]. Сплошная линия – теория.

В рамках LDA+GTB расчетов примесных эффектов при замещении двухвалентными элементами установлено явное преобладание многоэлектронных эффектов СЭК над обычными эффектами замещения – влиянием примесных изменений параметров решетки на электронную структуру ВТСП купратов n- и p-типов.

В четвертой главе приведена реализация LDA+GTB подхода для исследования электронной структуры манганитов p-типа с использованием структурного мотива недопированного LaMnO3 . Построен многоэлектронный базис исходных состояний ячейки с учетом высокоспиновых состояний марганца для секторов конфигурационного пространства с различным числом частиц на элементарную ячейку. Орбитальное упорядочение учитывалось в духе работ Кугеля-Хомского и соответствует искажению простой кубической структуры до сверхструктурного мотива. Состояния лигандов (кислорода) также учтены. В процессе численной диагонализации одноячеечной части гамильтониана показано, что соответствие конфигурационного пространства электронной системы структурного блока конфигурационному пространству модели двойного обмена отсутствует из-за наличия частично заполненных eg орбиталей и эффекта Яна-Теллера, снимающего орбитальное вырождение.

Рассчитаны дисперсионные зависимости, спектральные интенсивности квазичастичных состояний вдоль симметричных направлений простой кубической зоны Бриллюэна в АФМ и ПМ фазах.

В недопированном орбитально-упорядоченном получено диэлектрическое состояние как АФМ, так и ПМ фазах.

Характерной особенностью манганитов является присутствие in-gap состояний на потолке валентной зоны, которые в отличие от аналогичных состояний в купратах имеют орбитальное происхождение, т.е. они исчезают вместе с эффектами орбитального упорядочения, но не магнитного порядка. Общее свойство этих состояний в манганитах и купратах заключается в том, что их спектральная интенсивность в недопированных составах близка к нулю . Как показывают LDA+GTB расчеты, при ФМ-ПМ переходе сужение валентной зоны в ПМ фазе составило ~ , т.е. вдвое большую величину, чем в модели двойного обмена с участием одного носителя: дырки или электрона [28] .

Рис.6. Спектральная интенсивность квазичастиц валентной зоны и зоны внутрищелевых состояний для ФМ (а)  и ПМ (b) фаз при вдоль направления [110] зоны Бриллюэна. Шкала справа указывает на величину спектральной интенсивности для данной энергии и волнового вектора.

Исследованы электронные свойства допированных КМС манганитов La1-xMxMnO3 (M=Sr,Ca,Ba) p-типа в ФМ и ПМ фазах с орбитальным упорядочением и концентрациями допирующей компоненты . Соответствующий вклад от in-gap состояний, орбитального происхождения, зафиксирован на потолке валентной зоны в КМС манганитах как ФМ, так и в ПМ фазах. Спектральная интенсивность орбитальных in-gap состояний пропорциональна уровню допирования материала. Как показывают LDA+GTB расчеты, в ФМ фазе КМС манганитов воспроизводится состояние спинового полуметалла с 100%-ной спиновой поляризацией при T=0K, когда для квазичастицы с одной проекцией спина имеет место металлический характер спектра, а для другой проекции – диэлектрический. Имеет место качественное согласие рассчитанной спектральной интенсивности по симметричным направлениям ЗБ на Рис.6 с результатами уникальных ARPES исследований кубических манганитов [29].

Изучение положения уровня Ферми и плотности состояний при с шагом показывает, что в TC точке магнитного фазового перехода для пространственно однородного ПМ состояния явление ПМД отсутствует.

Рассчитанная зонная структура в однородном случае, как в ФМ, так и в ПМ фазах при использованных LDA параметрах демонстрирует металлический характер (см. Рис.7). Найдены условия, при которых в ПМ фазе уровень Ферми все же может находиться в щели ян-теллеровского происхождения.

Рис.7. Дисперсия, плотность состояний и уровень Ферми при для спина “по намагниченности” в ФМ фазе (a,b) и с вырождением по спину в ПМ фазе (c,d). Для спина вниз в состоянии СПМ плотность состояний мала () при по сравнению со спином вверх.

Действительно, ПМ сужение валентной зоны оказывается больше величины расщепления с ней in-gap зоны, вследствие эффекта Яна-Теллера, и мы можем наблюдать эффекты заполнения только в ПМ фазе в материалах с запрещенными frs  состояниями - состояниями дырок с наименьшей энергией связи. Сам эффект диэлектризации обусловлен наличием СЭК, а сложная структура потолка валентной зоны - наличием эффекта Яна-Теллера в кубических материалах. Согласно нашим результатам эффект КМС – следствие факта частичного восстановления магнитного упорядочения в поле при температурах ~TC (300К), т.е. имеет место в высоких полях.

В пятой главе на примере хромовых шпинелей , обладающих высоким отрицательным магнитосопротивлением, описан расчет вклада от примесного механизма рассеяния в электро- и магнитосопротивление этих материалов, а также его сравнение с аналогичным вкладом в сопротивление манганитов p-типа. Проведено теоретическое исследование примесного механизма электро- и магнитосопротивления в приближении времени релаксации и периодической модели Андерсона с sd обменом с учетом  многоэлектронных состояний 4А2 иона Cr3+, а также 3Т1(d4) и 5Е(d4) -  Cr2+(d4). В ходе исследования использовалась “примесная” диаграммная техника Абрикосова-Горькова-Дзялошинского [30] c обобщением ее на различные типы квазичастиц. Особенность примесного механизма состоит в том, что как полевые, так и температурные зависимости имеют место в подвижности носителей. В модели использованы электронные конфигурации d-состояний, характерных для хромовых шпинелей, обладающих большими значениями отрицательного магнитного сопротивления (HgCr2Se4 n-типа).

В согласии с экспериментальными данными [31] магнитосопротивление имеет отрицательный характер с максимумом в ТС - точке ПМ-ФМ магнитного фазового перехода. Для статической проводимости получаем:

  (7)

где эффективная скорость релаксации (все обозначения, относящиеся к импульсам на поверхности Ферми, далее опускаются).

(8)

где транспортное время для носителей в c(s,p)-состояниях (для зарядов в d-состояниях транспортного время релаксации не возникает):

(9)

В частном случае квадратичного закона дисперсии для с-зоны:

, где (10) 

где - эффективная концентрация носителей со спином σ, пребывающих в с- состояниях с присущим для последних эффективной массой m и скоростью . Эффективная скорость релаксации (8), в согласии с правилом Матиссена, является аддитивной по cкоростям релаксаций τtr-1 и (τdσ)-1 с весами uσ2 и Kσvσ2. Их смысл заключается в вероятности, с которой носитель участвует в рассеянии на соответствующем потенциале и для с- и d-состояний.

Специфические черты МП, такие как химсостав, симметрия и величина постоянной решетки существенно влияют в этой формуле на проводимость, ведь положение d-зоны относительно дна зоны проводимости, также как и величины парциальных плотностей c- и d-состояний определяются природой магнитного материала. Максимальная величина магнитосопротивления определяется разницей в подвижности квазичастиц в d- и s-примесных каналах рассеяния.

Рис.8. Температурная зависимость магнитосопротивления в (n) при : H=10.2 kOe; : H=5.6 kOe; : H=1 kOe. (a)- эксперимент [31], (b)- теория.

Рис.9. Температурная зависимость подвижности в (n) для различных концентраций носителей: :,: ,:. (a)- эксперимент [31], (b)-  теория.

Сравнительное исследование электро- и магнитоспротивлений в КМC манганитах и халькогенидных шпинелях хрома показало, что несмотря на формальную возможность объяснения отрицательного магнитосопротивления с максимумом в ТС, а также смены кривизны в полевой зависимости сопротивления при переходе из ПМ в ФМ фазу в ТС, примесный механизм не может быть сопоставлен с природой КМС эффекта в манганитах.

Действительно, как свидетельствуют ARPES исследования в этих материалах, ПМД явление имеет место благодаря уменьшению плотности состояния на уровне Ферми (на 90%) и образования псевдощели в ПМ фазе, а не за счет колоссальных изменений в подвижности носителей (см. Рис.8-9), как это имеет место, например, в халькогенидных шпинелях(n) [31].

В заключение  приведены наиболее значимые результаты, полученные с использованием LDA+GTB подхода.

Основные результаты и выводы

1. Разработан гибридный метод LDA+GTB для расчета электронной структуры многоэлектронных сильнокоррелированных систем. Предложенный метод основан на процедуре точной диагонализации многоэлектронного гамильтониана внутри элементарной ячейки с последующим учетом межъячеечных перескоков и взаимодействий по теории возмущений.

2. Показано, что электронные системы с кулоновским взаимодействием и различной кратностью орбитального и спинового вырождения основного состояния элементарной ячейки в недопированном случае являются диэлектриками при Т=0К. Найдены условия, когда за счет правил отбора по спину и орбитальному моменту диэлектрическое состояние сохраняется и в допированном случае.

3. Рассчитанные электронные структуры и купратов соответствуют антиферромагнитному диэлектрику с потолком валентной зоны в точке в антиферромагнитной и в точке в парамагнитной фазах, а также с минимумом зоны проводимости в точке и в , для антиферромагнитной и парамагнитной фаз соответственно. Величины непрямой диэлектрической щели: и согласуются с экспериментальными данными . Симметрийные характеристики рассчитанных линейно поляризованных ARPES спектров недопированных купратов для антиферромагнитной фазы совпадают с экспериментальными данными.

4. Показано, что одноосное сжатие октаэдра приводит к изменению структуры потолка валентной зоны и спектра ARPES, согласующемуся с данными ARPES экспериментов для .

5. Проведено вычисление обменной константы недопированных ВТСП материалов: , с учетом всех возбужденных состояний. Установлено, что обменное взаимодействие складывается из большого количества обменных антиферромагнитных (с участием синглетов ) и ферромагнитных (с участием спиновых триплетов ) вкладов. Показано что, ферромагнитные составляют в обменном взаимодействии малую (порядка 4%)  долю.

6. Установлено, что при n- и p- типе допирования возникают внутрищелевые состояния (вблизи дна зоны проводимости в купратах n-типа и на потолке валентной зоны в купратах p-типа). Их спектральная интенсивность пропорциональна уровню допирования. Установлена возможность зарядовой неустойчивости () при малых концентрациях допирования как в p-, так и в n- типе купратов, когда уровень Ферми находится в области внутрищелевых состояний.

7. Рассмотрено одноэлектронный и многоэлектронный механизмы концентрационной зависимости при допировании купратов,. Показано, что при малом допировании преобладает многоэлектронный механизм.

8. Показано, что недопированный  характеризуется диэлектрическим основным орбитально-упорядоченным состоянием как в антиферромагнитной, так и в парамагнитной фазах. Рассчитанная величина диэлектрической щели находится в соответствии с экспериментальными данными.

9. Показано, что в металлической ферромагнитной фазе допированного манганита p-типа электронная структура основного состояния описывает спиновый полуметалл со 100% -ой поляризацией. Рассчитанные спектры ARPES для допированных манганитов качественно совпадают с экспериментальными данными.

10.  При ФМ-ПМ переходе в электронной структуре манганитов имеет место сильное парамагнитное сужение дисперсии квазичастиц ~ - в два раза превышающее аналогичный эффект в модели двойного обмена для одного носителя.  В результате в парамагнитной фазе допированных манганитов на потолке валентной зоны открывается энергетическая щель ян-теллеровского происхождения. 

11. На основе сравнения механизмов рассеяния носителей в допированных манганитах и ферромагнитных халькогенидных хромовых шпинелях n-типа показало согласие расчета подвижности и магнитосопротивления с экспериментальными данными. Установлено различие в природе отрицательного магнитосопротивления в шпинелях и манганитах.

Основные публикации по теме диссертации.

1. Гавричков В. А. Чернов В. К. Иванова Н. Б. Вейсиг Г. С. Бояршинов Ю. Б. Температурная зависимость подвижности в магнитном полупроводнике // ФТТ. 1986. Т. 28. С. 289-291.

2. Гавричков В. А. Овчинников С. Г.  Низкоэнергетический спектр электронов в оксидах меди в многозонной p-d модели //  ФТТ. 1998. Т. 40. С. 184-190.

3. Ovchinnikov S.G. Balaev A.D. Gavrichkov V.A. Ivanova N.B. Quasiparticle band structure of ferromagnetic semiconductors, in «Magnetism and electron correlation in local-moment systems: rare-earth elements and compounds», ed.by M. Donath, P. A. Dowben, W. Nolting, World Scientific. 1998. PP. 407-430.

4. Гавричков В. А. Овчинников С. Г. Особенности примесного электросопротивления в ферромагнетиках с малой концентрацией носителей // ФТТ. 1999. Т. 41. С. 68-76.

5. Гавричков В. А. Иванова Н. Б. Овчинников С. Г. Аминов Т. Г. Балаев А. Д. Шабунина Г. Г. Чернов В. К. Петухов М. В. Сравнение механизмов отрицательного магнитосопротивления в марганцевых перовскитах и хромовых шпинелях // ФТТ. 1999. Т. 41. С.1800-1804.

6. Gavrichkov V. A. and Ovchinnikov S.G. An impurity resistivity of doped manganese perovskites // Physica B. 1999. Vol. 259-261. P. 828-830.

7. Гавричков В. A. Борисов A. Овчинников С. Г. Горячев Е. Г. Эволюция зонной структуры квазичастиц с допированием в оксидах меди в рамках обобщенного метода сильной связи // ЖЭТФ. 2000. Т. 91(2). С. 369-383.

8. Гавричков В. А. Борисов A. A. Овчинников С. Г. Кузьмин Е. Г. Электронная структура и симметрия параметра порядка высокотемпературных сверхпроводников // УФН. 1999. Т. 170. С.189.

9. Gavrichkov V. A. Borisov A. A. Ovchinnikov S. G. Angle-resolved photoemission data and quasiparticle spectra in antiferromagnetic insulators and // Phys. Rev. B. 2001. Vol. 64, P. 235124.

10. Гавричков В.А. Борисов А.А. Овчинников С.Г. Анализ поляризованных ARPES-спектров недопированных купратов // ФТТ. 2001. Т. 43(10). С. 1799. 

11. Gavrichkov V. A. Kuzmin E.V. Ovchinnikov S. G. Mamalis A. G. // International Journal of Applied Electromagnetics and Mechanics. 2002. Vol. 13. P. 343-348.

12. Борисов А. А. Гавричков В.А и Овчинников С. Г. Температурная и концентрационная зависимости электронной структуры оксидов меди в обобщенном методе сильной связи // ЖЭТФ. 2003. Т. 124. С. 862-870.

13. Borisov A. A. Gavrichkov V. A. Ovchinnikov S. G. Doping dependence of the band structure and chemical potential in cuprates by generalized tight binding method // Mod. Phys. Letters. 2003. Vol. B17. P. 479-486.

14. Korshunov M. M. Gavrichkov V. A. Ovchinnikov S. G. Manske D. Eremin I. Eective parameters of the band dispersion in n-type high-Tc superconductors // Physica C. 2004. Vol. 402. P. 365–370.

15. Korshunov M. M. Gavrichkov V. A. Ovchinnikov S. G. Manske D. Eremin I. Eective parameters of the band dispersion in n-type high-Tc superconductors // Physica C. 2004. Vol. 402. P. 365-370.

16. Korshunov M.M. Gavrichkov V.A. Ovchinnikov S.G. Pchelkina Z.V. Nekrasov I.A. Korotin M.A. Anisimov V.I. Parameters of the Effective Singlet-Triplet Model for Band Structure of High-TC  Cuprates by Various Approaches // ЖЭТФ. 2004. Т. 126. С. 642-649.

17. Ovchinnikov S.G. Borisov A.A. Gavrichkov V.A. Korshunov M.M. Prediction of the in-gap states above the top of the valence band in undoped insulating cuprates due to the spin-polaron effect // J. Phys.: Condens. Matter. 2004. Vol. 16 P. L93-L100.

18. Janowitz C. Seidel U. Unger R.-S.T. Krapf A. Manzke R. Gavrichkov V. A. Ovchinnikov S. G. Strong spin triplet contribution of the first removal state in the insulating regime of Bi2Sr2Ca1-xYxCu2O8+y. // Письма в ЖЭТФ. 2004. Т. 80(11-12). С. 819.

19. Гавричков В.А. Овчинников С.Г. Зонная структура купратных сверхпроводников n-типа с Т’(Т) – структурой при учете сильных электронных корреляций // ЖЭТФ. 2004. Т. 125(3). С. 630-639.

20. Gavrichkov V. A. Korshunov M. M. Ovchinnikov S. G. Doping dependent electronic structure of cuprates and effective low energy Hamiltonian for the magnetic pairing // Journ. of Modern Physics. B. 2005.Vol. 19(1-3). P. 247-250.

21. Korshunov M. M. Gavrichkov V. A. Ovchinnikov S. G. Nekrasov I. A. Pchelkina Z. V. and Anisimov V. I.  Hybrid LDA and generalized tight-binding method for electronic structure calculations of strongly correlated electron systems // Phys. Rev. B. 2005. Vol. 72. P. 165104(1-13).

22. Ovchinnikov S. G. Gavrichkov V. A. Korshunov М. М. Electronic structure and its evolution with doping in cuprates with account for strong electron correlations // Physica B. 2005. Vol. 359-361. P. 1168-1170.

23. Korshunov M. M. Ovchinnikov S. G. Gavrichkov V. A. Nekrasov I. A. Pchelkina Z. V. Anisimov V. I. Application of the new LDA+GTB method for the band structure calculations of n-type cuprates // Physica. B. 2006. Vol. 378-380. P. 459-460.

24. Гавричков В. А. Овчинников С. Г. Якимов Л. Е. Роль орбитального упорядочения в формировании недопированных манганитов LaMnO3 в режиме сильных электронных корреляций // ЖЭТФ. 2006. Т. 129.  С. 1103-1117.

25. Гавричков В. А. Овчинников С. Г. Некрасов И. А. Кокорина Е. Е. Пчелкина З.В. Сравнение одноэлектронного и многоэлектронного механизмов концентрационной зависимости зонной структуры ВТСП-купратов // ФТТ. 2007. Т. 49(11). С. 1958-1963.

26. Гавричков В. А. Овчинников C. Г. Ульм Г. В. Влияние давления на электронную структуру купратов с сильными электронными корреляциями // ФТТ. 2007. Т. 49(4). С. 580-583.

27. Korshunov M. M. Gavrichkov V. A. Ovchinnikov S. G. Nekrasov I. A. Kokorina E. E. Pchelkina Z. V. Dominance of many-body effects over one-electron mechanism for band structure doping dependence in Nd2-xCexCuO4 : LDA+GTB approach // J. Phys.: Condens. Matter. 2007. Vol. 19. P. 486203.

28. Гавричков В.А. Овчинников С.Г. Влияние возбужденных двухчастичных  состояний на межатомное обменное взаимодействие в La2CuO4 // ФТТ. 2008. Т. 50(6). С. 1037-1041.

29. Ovchinnikov S. G. Gavrichkov V. A. Korshunov M. M. Shneyder E. I. Nekrasov I.A. Kokorina E. E. Pchelkina Z. V. Ambrosch-Draxl C. Spitaler J. Multielectron approach to the electronic structure and mechanisms of superconductivity in high-TC cuprates // JMMM. 2009. Vol. 321. P. 917-919.

30. Gavrichkov V. A. Ovchinnikov S. G. Pchelkina Z. V. Nekrasov I. A. Quasiparticle in CMR oxides in para- and ferromagnetic phases // J. Phys.: Conf. Ser. 2010. Vol. 200. P. 012046.

31. Гавричков В. А. Овчинников С. Г. Некрасов И. А. Пчелкина З. В. Сравнение электронных структур манганитов p типа в ферромагнитной и парамагнитной фазах в рамках LDA+GTB подхода // ЖЭТФ. 2011. Т. 139(5). C. 983-1001.

32. Sergey G. Ovchinnikov, Vladimir A. Gavrichkov, Maxim M. Korshunov and Elena I. Shneyder, LDA+GTB method for band structure calculations in the strongly correlated materials, in book: Theoretical Methods for Strongly Correlated Systems, Series: Springer Series in Solid-State Sciences, Vol. 171, Avella, Adolfo; Mancini, Ferdinando (Eds.), 1st Edition., 2011, X, 505 p. 147 illus., 82 in color.

Цитированная литература

1. Jones R.O.  and Gunnarsson O. The density functional formalism, its applications and prospects // Rev. Mod. Phys. 1989. Vol. 61. P. 689-746.

2. Hubbard J. Electron correlations in narrow energy bands // Proc. Roy. Soc. 1963. Vol. A271. P. 238-257; Hubbard J. Electron correlations in narrow energy bands. III. An improved solution // Proc. Roy. Soc. A. 1964. Vol. 281. P. 401-419.

3. Anisimov V.I. Zaanen J. and Andersen O.K. Band theory and Mott insulators: Hubbard U instead of Stoner I // Phys. Rev. B. 1991. Vol. 44. P. 943-954.

4. Svane A. and Gunnarsson O. Transition-metal oxides in the self-interaction–corrected density-functional formalism  // Phys. Rev. Lett. 1990. Vol. 65. P.1148-1151.

5. Anisimov V.I. Poteryaev A.I. Korotin M.A. Anokhin A.O. and Kotliar G. First-principles calculations of the electronic structure and spectra of strongly correlated systems: dynamical mean-field theory // J. Phys. Cond. Matter. 1997. Vol. 9. P. 7359- 7369.

6. Lichtenstein A.I. and Katsnelson M.I. Ab initio calculations of quasiparticle band structure in correlated systems: LDA++ approach // Phys. Rev. B. 1998. Vol. 57. P. 6884-6895.

7. Held K. Nekrasov I.A. Blumer N. Anisimov V.I. and Vollhardt D. Realistic modeling of strongly correlated electron systems: an introduction to the LDA+DMFT approach // Int. J. Mod. Phys. B. 2001. Vol. 15, P. 2611-2625.

8. Kotliar G. Savrasov S.Y. Haule K. Oudovenko V.S. Parcollet O. and Marianetti C.A. Electronic structure calculations with dynamical mean-field theory // Rev. Mod. Phys. 2006. Vol. 78. P. 865-951.

9. Metzner W. Vollhardt D. Correlated Lattice fermions in d= dimensions // Phys. Rev. Lett. 1989. Vol. 62. P. 324-327.

10. D. Vollhardt, in Correlated Electron Systems, edited by V. J. Emery, World Scientific, Singapore. 1993. P. 57

11. Georges A. Kotliar G. Krauth W. and Rozenberg M. Dynamical mean-field theory of strongly correlated fermion systems and the limit of infinite dimensions // Rev. Mod. Phys. 1996. Vol. 68. P. 13-125.

12. Hettler M.H. Tahvildar-Zadeh A.N. Jarrell M. Pruschke T. and Krishnamurthy H.R. Nonlocal dynamical correlations of strongly interacting electron systems // Phys. Rev. B. 1998. Vol. 58. R7475-R7479.

13. Kotliar G. Savrasov S.Y. P_alsson G. and Biroli G. Cellular Dynamical Mean Field Approach to Strongly Correlated Systems // Phys. Rev. Lett. 2001. Vol. 87. P. 186401-186402.

14. Potthov M. Self-energy-functional approach to systems of correlated electrons // Eur. Phys. J. B 2003. Vol. 32. P. 429-436.

15. Maier T. Jarrell M. Pruschke T. and Hettler M.H. Quantum cluster theories // Rev. Mod. Phys. 2005. Vol. 77. P. 1027-1080.

16. Savrasov S.Yu.  and Kotliar G. Spectral density functionals for electronic structure calculations // Phys. Rev. B. 2004. Vol. 69, P. 245101(1-24);  Del Sole R. Reining Lucia and Godby R. W. GW approximation for electron self-energies in semiconductors and insulators // Phys. Rev. B. 1994. Vol. 49. P. 8024-8028; Godby R. W. Schlter M. and Sham L. J. Accurate Exchange-Correlation Potential for Silicon and Its Discontinuity on Addition of an Electron // Phys. Rev. Lett. 1986. Vol. 56. P/ 2415-2418;  Aryasetiawan F. and Gunnarsson O.  Electronic Structure of NiO in the GW Approximation // Phys. Rev. Lett. 1995. Vol. 74. P. 3221-3224; Faleev Sergey V. van Schilfgaarde Mark. and Kotani Takao. All-Electron Self-Consistent GW Approximation: Application to Si, MnO, and NiO // Phys. Rev. Lett. 2004. Vol. 93. P. 126406(1-4).

17. Ovchinnikov S. G. Sandalov I. S. The band structure of strong-correlated electrons in La2xSrxCuO4 and YBa2Cu3O7y // Physica C. 1989. Vol. 161. P. 607-617.

18. Гавричков В. A. Борисов A. Овчинников С. Г. Горячев Е. Г. Эволюция зонной структуры квазичастиц с допированием в оксидах меди в рамках обобщенного метода сильной связи // ЖЭТФ. 2000. Т. 91(2). С. 369-383.

19. Gaididei Yu. B. Loktev V. M. On a Theory of the Electronic Spectrum and Magnetic Properties of High-Tc Superconductors // Phys. Stat. Sol. B 1988. Vol. 147. P. 307-319.

20. Korshunov M.M. Gavrichkov V.A. Ovchinnikov S.G. Nekrasov I.A. Pchelkina Z.V. Anisimov V.I. Hybrid LDA and generalized tight-binding method for electronic structure calculations of strongly correlated electron systems // Phys. Rev. B. 2005. Vol. 72. P. 165104(1-13).

21. Гавричков В. А. Овчинников С. Г. Якимов Л. Е. Роль орбитального упорядочения в формировании недопированных манганитов LaMnO3 в режиме сильных электронных корреляций // ЖЭТФ. 2006. Т. 129. C. 1103-1117; Гавричков В. А. Овчинников С. Г. Некрасов И. А. Пчелкина З. В. Сравнение электронных структур манганитов p типа в ферромагнитной и парамагнитной фазах в рамках LDA+GTB подхода // ЖЭТФ. 2011. Т. 139(5). C. 983-1001.

22. C.Г.Овчинников, Ю.С.Орлов, И.А.Некрасов, З.В.Пчелкина, Электронная структура, магнитные свойства, и механизм перехода, металл-диэлектрик в LaCoO3 с учетом  электронных корреляций // ЖЭТФ. 2011. Vol. 139(1). P. 162-168.

23. Ovchinnikov S.G.  and Val'kov V.V. Hubbard Operators in the Theory of Strongly Correlated Electrons // Imperial College Press. London-Singapore. 2004. P. 241.

24. Шварц А.С. Математические основы квантовой теории поля // М.: Атомиздат. 1975. 368 C.

25. Еременко В.Л., Беляева А.И. Поглощение света в антиферромагнитных диэлектриках // УФН. 1969. Т. 98. С. 27-70.

26. Кринчик Г.С. Четкин М.В. Прозрачные ферромагнетики // УФН. 1969. Т. 98. С. 3-25.

27. Harima N. Matsuno J. Fujimori A. Onose Y. Taguchi Y. and Tokura Y. Chemical potential shift in Nd2-xCexCuO4:Contrasting behavior between the electron- and hole-doped cuprates // Phys. Rev. B. 2001. Vol. 64. P. 220507(1-4). 

28. Anderson P.W. and Hasegawa H. Considerations on Double Exchange //  Phys. Rev. 1955. Vol. 100. P. 675-681; Kubo K. and Ohata N. A Quantum Theory of Double Exchange. I // J. Phys. Soc. Japan. 1972. Vol. 33. P. 21-32.

29. Shi M. Falub M. C. Willmott P. R. Krempansky J. Herger R. Hricovini K. and Patthey L. k-dependent electronic structure of the colossal magnetoresistive perovskite La0.66Sr0.34MnO3 // Phys. Rev. B. 2004. Vol. 70. P. 140407-140411; Falub M. C. Shi M. Willmott P. R. Krempansky J. Chiuzbaian S. G. Hricovini K. and Patthey L. Polarization-dependent angle-resolved photoemission spectroscopy study of La1-xSrxMnO3 // Phys. Rev. B. 2005. Vol. 72. P. 054444-054448.

30. Абрикосов А.А. Горьков Л.П. Дзялошинский И.Е. // Методы квантовой теории поля в статистической физике. M.: Гостехиздат. 1962. 350 C.

31. Selmi A. Mauger A. and Heritier M. Anomalous transport properties in n-type HgCr2Se4 // J. Appl. Phys. 1985. Vol. .57(1). P. 3216-3216; Selmi A., Mauger A. and Heritier M., // J. Magn. Magn. Mater. 1988. Vol. 66(3). P. 295-299.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.