WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Гриняев Сергей Николаевич

ЭЛЕКТРОННЫЕ СОСТОЯНИЯ В КВАНТОВО-РАЗМЕРНЫХ И ДЕФЕКТНЫХ ПОЛУПРОВОДНИКОВЫХ СТРУКТУРАХ

Специальность 01.04.10 – «Физика полупроводников»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора физико-математических наук

Томск 2011

Работа выполнена в ОСП «Сибирский физико-технический институт им. академика В.Д.Кузнецова Томского государственного университета» и на кафедре теоретической и экспериментальной физики Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Национальный исследовательский Томский политехнический университет»

Научный консультант: доктор физико-математических наук, профессор Караваев Геннадий Федорович

Официальные оппоненты: доктор физико-математических наук, профессор Поплавной Анатолий Степанович доктор физико-математических наук, профессор Хон Юрий Андреевич доктор физико-математических наук, профессор Килин Виктор Андреевич

Ведущая организация: Институт физики полупроводников СО РАН, г. Новосибирск.

Защита состоится _____ 2011 г. в _____ч. мин. на заседании диссертационного совета Д 212.267.07 в ГОУ ВПО «Томский государственный университет» по адресу: 634050, г.Томск, пр.Ленина, 36.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ГОУ ВПО «Томский государственный университет» по адресу: 634050, г.Томск, пр.Ленина, 34а.

Автореферат разослан _______________ 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Д 212.267.07, доктор физико-математических наук И.В.Ивонин

Общая характеристика работы

Актуальность работы. Успехи современной электроники и перспективы ее дальнейшего развития в значительной степени связаны с использованием полупроводниковых квантово-размерных структур (квантовых ям, проволок, точек, сверхрешеток и т.д.), обладающих широким набором электрофизических параметров в актуальном диапазоне спектра. Их применение позволяет совершенствовать потребительские свойства электронных приборов, открывает возможности для создания устройств нового поколения - квантовых компьютеров, сверхчувствительных датчиков, нанороботов и т.д. [1].

Разработка нанотехнологий невозможна без понимания природы процессов, протекающих в объеме и на границах раздела материалов. Это стимулирует обширные исследования, посвященные установлению взаимосвязи электронных свойств с составом и строением твердых тел, развитию теоретических методов и физических моделей для расчета и качественного анализа электронных и колебательных спектров низкоразмерных структур.

Свойства полупроводниковых наноматериалов сильно отличаются от свойств объемных материалов, носят существенно квантовый характер и могут быть адекватно описаны лишь с применением современных методов исследования, фундаментом которых выступает метод функционала электронной плотности DFT. На основе метода DFT разработаны программы, позволяющие определять свойства кристаллов с различным химическим составом и строением. Особенно эффективно их применение к структурам, в элементарной ячейке которых находится сравнительно небольшое число атомов (< 100) [2]. В тоже время активные области наноматериалов зачастую содержат многие сотни и тысячи атомов, что делает использование ab-initio методов крайне трудоемким, несмотря на прогресс компьютерной техники и развитие параллельных вычислений.

К исследованию полупроводниковых наноструктур привлекаются полуэмпирические методы (метод сильной связи, kp-метод, метод эффективной массы и т.п.), которые дают более наглядное описание с учетом основных электронных процессов. Недостатком полуэмпирических методов является то, что их параметры определяются из экспериментальных данных, которые зачастую неполны и неоднозначны, а используемые упрощения сужают область применения ограниченным энергетическим интервалом и частными случаями внешних воздействий.

В связи с этим получили развитие методы, в которых стремятся соединить достоинства полуэмпирических (сравнительно простых в реализации и опирающихся на хорошо установленные данные) и ab-initio (предсказывающих свойства мало изученных материалов без привлечения эмпирической информации) подходов. Одним из наиболее эффективных является метод модельного псевдопотенциала, обеспечивающий высокую точность описания электронного спектра. В практических расчетах преимущество имеют псевдопотенциалы с мягкой сердцевиной, позволяющие использовать не большой базис из плоских волн, что дает возможность исследовать сложные структуры с большим числом атомов в элементарной ячейке. Примером являются псевдопотенциалы [3], параметры которых определялись из экспериментальных данных и анализа результатов ab-initio расчетов бинарных кристаллов GaAs и AlAs. Псевдопотенциалы [3] применялись для расчета электронных состояний квантовых ям, проволок, точек. Они обеспечивают описание электронного спектра наноструктур, содержащих ~500000 атомов в элементарной ячейке, с точностью ~ 0.1 эВ, что пока не достижимо для прямых ab-initio расчетов. Определение подобных псевдопотенциалов из обширной базы данных является трудоемкой задачей. В работе [3] они найдены для трех атомов (Ga, Al, As) и могут использоваться лишь в структурах, состоящих из этих атомов. Потребность в описании других, многообразных наноструктур требует развития новых методов, применение которых должно быть направлено на решение актуальных проблем физики полупроводников, среди которых можно выделить следующие:

1) В выращиваемых наноструктурах переходные области между соседними слоями и областями сопоставимы с размерами самих слоев. Поэтому электронные и колебательные состояния таких структур должны зависеть от природы интерфейса и их описание необходимо проводить с учетом реального микроскопического потенциала и атомного строения. В применяемых подходах это обстоятельство часто игнорируется - потенциал и смещения атомов меняются на гетерограницах скачком, что оправдано для структур с достаточно толстыми слоями и в интервале энергий, где смешивание состояний из разных электронных долин или фононных ветвей несущественно.

2) Глубокие центры играют ведущую роль в свойствах реальных материалов. Для их описания в наноструктурах необходима разработка методов, позволяющих определять энергии глубоких уровней в зависимости от зарядового состояния и положения дефектов относительно гетерограниц, интерпретировать оптические спектры на языке оптических переходов и сил осцилляторов подобно тому, как это делается для объемных кристаллов.

3) Наблюдаемое закрепление уровня Ферми в облученных полупроводниках и барьерах Шоттки требует выяснения корреляций с глубокими уровнями дефектов и интерфейсными состояниями на гетерограницах.

4) Вюртцитные нитриды w-А3N являются одними из наиболее привлекательных материалов оптоэлектроники. Их отличительной особенностью являются рекордные величины спонтанной поляризации и компонент пьезоэлектрического тензора, приводящие к сильным внутренним электрическим полям (~107 В/см), которые заметно влияют на электронный транспорт, формирование дефектов, оптические свойства.

Несмотря на интенсивные исследования, механизмы влияния внутренних полей на физические процессы в ряде случаев остаются непонятыми. В частности невыясненными остаются вопросы, касающиеся формирования петли гистерезиса, скачков, бистабильности и деградации пиков туннельного тока. Поэтому требуется развитие новых моделей, описывающих изменение потенциала структуры и перераспределение электронного заряда в процессах туннелирования.

5) Междолинное рассеяние электронов на коротковолновых фононах проявляется во многих свойствах полупроводников. Оно вызывает нелинейную зависимость тока от напряжения, приводит к непрямозонному оптическому поглощению, меняет вероятности туннелирования электронов в гетероструктурах и т.д.. Развитие теории таких процессов и определение количественных параметров междолинного рассеяния для наноматериалов необходимы для моделирования их физических свойств, выявления особенностей, возникающих за счет эффектов размерного квантования, выбора структур, представляющих наибольший интерес для создания высокочастотных генераторов.

6) Кластерные образования из различных дефектов приводят к модификациям свойств полупроводниковых материалов, которые зачастую открывают новые возможности для их применений в электронике. Примером является арсенид галлия с кластерами мышьяка, представляющий интерес для быстродействующих фотоприемников [4]. Металлполупроводниковые нанокомпозиты могут использоваться в качестве источников излучения в терагерцовом диапазоне. Малые германиевые кластеры в кремнии имеют высокую интенсивность фотолюминесценции при комнатной температуре, что открывает возможность осуществления лазерной генерации [5]. Возникает необходимость в разработке теоретических методов, позволяющих описывать изменение электронных свойств кластерных материалов в зависимости от размеров, формы и способов внедрения кластеров в матрицу.

7) Полупроводник ZnGeP2, благодаря ярко выраженной нелинейной восприимчивости и двулучепреломлению, давно вызывает повышенный интерес в качестве материала для параметрических преобразователей частоты оптического излучения, поляризационно чувствительных фотоприемников и излучателей ближнего и среднего ИК - диапазонов, многофункциональных элементов оптической электроники [6,7]. Однако присущее постростовым кристаллам значительное поглощение в области прозрачности (0.65 13) мкм и особенно в области лазерной накачки (0.65 3) мкм ограничивает его практическое использование. Выяснению природы "аномального" поглощения света в ZnGePпосвящены многочисленные исследования. Большинство из них связывают это поглощение с высокой дефектностью материала. Многообразие источников нежелательного ИК поглощения требует выяснения их индивидуальной роли в спектрах поглощения.

Цели и задачи работы Целью работы является развитие теории электронных, фононных состояний и расчет параметров электрон-фононного взаимодействия в квантоворазмерных полупроводниковых структурах, систематическое исследование свойств дефектных полупроводников, выявление закономерностей и построение моделей физических процессов.

Для достижения поставленной цели были решены следующие задачи:

1. Исследование роли плавного интерфейсного потенциала в процессах туннелирования электронов в гетероструктурах GaAs/AlAs с границами (001),(111), а так же в электронных состояниях сверхрешеток (GaAs)m(AlAs)n(001) и квантовых точек.

2. Изучение электронных состояний квантовых точек Ge/Si, Ga/GaAs, As/GaAs в зависимости от их размеров. Анализ оптических свойств квантовых точек Ge/Si, wGaN/AlN и формирования барьера Шоттки в полупроводниках с металлическими квантовыми точками и слоями.

3. Расчет глубоких уровней и интерпретация оптических спектров бинарных и тройных соединений c одиночными и кластерными дефектами.

4. Анализ закономерностей в поведении глубоких уровней собственных дефектов в группе кристаллов А3В5, развитие модели закрепления уровня Ферми в облученных материалах.

5. Изучение междолинного рассеяния электронов на коротковолновых фононах в сверхрешетках (GaAs)m(AlAs)n(001) с тонкими слоями.

6. Исследование влияния внутренних электрических полей на рассеяние электронов в напряженных нитридных структурах w-GaN/AlN (0001).

Научная новизна работы 1) Впервые исследовано влияние плавного интерфейсного потенциала на электронные состояния сверхрешеток (GaAs)m(AlAs)n(001) и процессы туннелирования электронов в структурах GaAs/AlAs с границами (001) и (111).

2) Проведено систематическое исследование собственных дефектов в группе соединений А3В5, установлены закономерности в изменении глубоких уровней, определены условия стабилизации уровня Ферми в облученных полупроводниках, развита модель, позволяющая прогнозировать свойства дефектных полупроводников.

3) Исследованы глубокие уровни точечных и сложных собственных дефектов в соединении ZnGeP2, проведена интерпретация особенностей спектров поглощения дефектного материала.

4) Исследованы электронные состояния кластеров из атомов мышьяка и галлия в арсениде галлия, установлен характер состояний, вызывающих закрепление уровня Ферми в материале Ga/GaAs.

5) Изучены закономерности междолинного рассеяния электронов на фононах в ряду сверхрешеток (GaAs)m(AlAs)n(001) и соответствующих им твердых растворов.

Определены междолинные деформационные потенциалы для всех каналов рассеяния в нижних зонах проводимости сверхрешеток. Проведен анализ квантоворазмерных эффектов в электронных, фононных состояниях и деформационных потенциалах.

6) Исследованы электронные состояния и оптические свойства пирамидальных квантовых точек w-GaN/AlN(0001). Показана возможность усиления интенсивности излучения при уменьшении размеров квантовых точек.

Практическая значимость работы заключается в том, что она дает рекомендации для уменьшения нежелательного инфракрасного поглощения света соединением ZnGeP2, позволяет предсказывать свойства облученных материалов, предсказывает повышение эффективности фотоприемников на основе малых квантовых точек w-AlN/GaN(0001).

Определенные параметры электронного спектра и электрон-фононного взаимодействия позволяют прогнозировать свойства наиболее перспективных материалов в приборах с горячими электронами.

На защиту выносятся следующие положения :

1) Состояния глубоких уровней вакансий Al, Ga и As в сверхрешетке (GaAs)3(AlAs)1(001) зависят от положения дефектов. Понижение симметрии сверхрешеток по сравнению с бинарными кристаллами приводит к частичному (полному) снятию вырождения глубоких уровней вакансий, находящихся в средних (крайних) по отношению к Al слоях, и различной ориентации электронных плотностей, вызывающей поляризационную зависимость поглощения с участием глубоких уровней, что может быть использовано для анализа геометрического распределения вакансий. Наибольшие изменения (~0.1 эВ) имеют место для состояний вакансии As, расположенной на гетерогранице.

2) В арсениде галлия с кластерами из атомов галлия с ростом размеров кластеров уровень Ферми быстро достигает своего предельного значения Flim=0.6 эВ, близкого к величине барьера Шоттки для плоской границы металл/полупроводник. Положение по энергии и ”хвосты” металл-индуцированных состояний в окрестности уровня Ферми определяются интерфейсными слоями из антиструктурных дефектов GaAs.

3) В кремнии с германиевыми кластерами дырочный уровень размерного квантования с ростом размеров кластеров монотонно смещается вглубь запрещенной зоны Si, вызывая красный сдвиг края оптического поглощения. Наиболее интенсивное поглощение связано с непрямыми в прямом и обратном пространствах электронными переходами с резонансного интерфейсного состояния на дно зоны проводимости кремниевой матрицы.

4) В малых пирамидальных квантовых точках w-GaN/AlN(0001) эффекты размерного квантования приводят к интенсивному поглощению света, поляризованного в базальной плоскости Ec. Оно связано с электронными переходами в зоне проводимости с нижнего уровня Г1 на два близких уровня Г3, возникающих в результате смешивания зонных состояний U долин и линии бинарных кристаллов.

5) Полное отражение электронов от гетерограницы GaAs/AlAs(001) в интервале энергии между Х - долинами AlAs и GaAs обусловлено взаимной компенсацией вкладов от „виртуальных процессов" с участием Г, Х1 и Х3 состояний. В среде, из которой электрон налетает на границу, из падающей и отраженной волн формируется стоячая волна.

Появление нуля в коэффициенте прохождения не связано с каким-либо интерфейсным резонансным состоянием, а является следствием многодолинного характера зонного спектра GaAs, AlAs.

6) В несимметричных двухбарьерных структурах w-GaN/Ga1-xAlxN(0001) внутренние электрические поля, вызванные спонтанной и пьезоэлектрической поляризацией, приводят к красному или голубому сдвигу резонансных энергий в зависимости от толщины и расположения барьеров по отношению к полярной оси. В сверхрешетках (GaN)n(Ga1-xAlxN)m внутренние поля формируют штарковскую лестницу электронных состояний при небольшом числе ультратонких слоев в отсутствии внешнего поля.

7) Сверхрешеточная модель интерфейсного потенциала в гетероструктурах, в которой междолинное смешивание происходит не на одной границе, как в стандартной модели с резким на границе потенциалом, а на двух границах и в области переходного слоя. В структурах GaAs/AlAs учет плавного потенциала приводит к наиболее существенным изменениям при туннелировании электронов с участием коротковолновых состояний в области междолинного Г-Х смешивания для границы (001) и Г-L смешивания для границы (111). Плавный интерфейсный потенциал вызывает уменьшение междолинного смешивания на гетерограницах, приводит к заужению Фано-резонансов, исчезновению интерфейсных состояний на одной границе, сдвигам нижних резонансов.

8) В сверхрешетках (AlAs)1(GaAs)3, (AlAs)2(GaAs)2, (AlAs)3(GaAs)1(001) эффекты размерного квантования приводят к росту интенсивности междолинных переходов по сравнению с аналогичными переходами в твердых растворах. Сильная локализация волновых функций в глубоких Г ямах GaAs вызывает немонотонное изменение деформационных потенциалов переходов типа Г-Х и Г-L в этом ряду сверхрешеток.

Междолинные переходы электронов в зоне проводимости сверхрешеток Г1-M5, Г1-Х1, Г1Х3, Х1-Х1, Х1-Х3, Г3-М5 происходят в основном за счет колебаний катионов, переходы Х1М5, Х3-М5, Г3-Х1, Г3-Х3 – за счет колебаний анионов, а наиболее интенсивные каналы рассеяния Г3-М5 и Z3-М5 связаны с оптическими колебаниями легких атомов Al.

9) Глубокий уровень наиболее локализованного дефектного состояния наименьшим образом зависит от химического строения кристалла, в котором находится дефект. В группе соединений А3В5 такой уровень имеет среднюю энергию <ЕВabs> = 4.63 эВ (ниже уровня вакуума) с небольшой дисперсией 0.08 эВ, благодаря чему он играет роль уровня Ферми в облученных, сильно дефектных полупроводниках.

Личный вклад автора диссертации состоит в постановке задач, разработке методов, выполнении расчетов и их анализе. В работах, опубликованных с соавторами, участие автора было определяющим в той части результатов, которые сформулированы в защищаемых положениях и выводах.

Достоверность полученных результатов обусловлена использованием апробированных и хорошо зарекомендовавших себя методов псевдопотенциала и функционала электронной плотности. Полученные результаты находятся в качественном и количественном согласии с имеющимися экспериментальными и теоретическими данными. Сформулированные выводы являются взаимно согласованными и не содержат внутренних противоречий.

Апробация работы Основные результаты работы докладывались на 11-th Conference on “Radiation Physics and Chemistry of Condensed Matter” (Томск, 2000 г.), Всероссийской конференции “Нитриды галлия, индия и алюминия – структуры и приборы” (Москва, 2001 г.), Congress of Material Research Society (Santa-Barbara, USA, 2001), 8-й Международной конференции “Физикохимические процессы в неорганических материалах” (Кемерово, 2001 г.), Международной конференции “Оптика, оптоэлектроника и технологии” (Ульяновск, 2001 г.), VIII Российской конференции “Арсенид галлия и полупроводниковые соединения группы IIIV” (Томск, 2002 г.), International Symposium “Ternary Chalcopyrite Semiconductors” (Paris, France, 2002), Международной конференции ”Оптика, оптоэлектроника и технология” (Ульяновск, 2002 г.),VI Российской конференции по физике полупроводников (СанктПетербург, 2003 г.), X APAM Topical Seminar and III Conference “Materials of Siberia” “Nanoscience and technology” (Novosibisrk, 2003), Совещании “Актуальные проблемы полупроводниковой фотоники. Фотоника – 2003” (Новосибирск, 2003 г.), 12-th International Conference on radiation Physics and Chemistry of inorganic materials (Tomsk, 2003), Международной конференции “Современные проблемы физики и высокие технологии” (Томск, 2003 г.), Совещании “Кремний 2004” (Иркутск, 2004 г.), Международной конференции “Физико-химические процессы в неорганических материалах” (Кемерово, 2004 г.), 4-й Всероссийской конференции “Нитриды галлия, индия и алюминия – структуры и приборы” (Санкт-Петербург, 2005 г.), IX-ой конференции “GaAs и полупроводниковые соединения группы III-V” (Томск, 2006 г.), VIII международной конференции “Опто-, наноэлектроника, нанотехнологии и микросистемы” (Ульяновск, 2006 г.), 15-th International Symposium “Nanostructures: physics and technology”(Новосибирск, 2007 г.), 5-ой Всероссийской конференции “Нитриды галлия, индия и алюминия: структуры и применения” (Москва, 2007 г.), IEEE International Siberian Conference on control and communications SiBCON-2007 (Tomsk, 2007), 6-ой Всероссийской конференции “Нитриды галлия, индия и алюминия: структуры и приборы” (Санкт-Петербург, 2008 г.), IX Российской конференции по физике полупроводников (Новосибирск – Томск, 2009 г.), 18-th International Symposium “Nanostructures: physics and technology”(Санкт-Петербург, 2010 г.), Четвертой Всероссийской конференции по наноматериалам (Москва, 2011 г.), 8-ой Всероссийской конференции “Нитриды галлия, индия и алюминия: структуры и приборы” (Санкт-Петербург, 2011 г.), а также обсуждались на научных семинарах в Сибирском физико-техническом институте при Томском госуниверситете.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 47 научных статей в реферируемых журналах. Список публикаций приведен в конце автореферата.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, 6 глав, заключения с выводами и списком основных результатов, списка литературы. Общий объем диссертации 412 страниц, в том числе 57 таблиц, 183 рисунков, список литературы включает 431 наименование.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы, сформулированы цели и основные задачи исследования, отмечена научная новизна и практическая значимость результатов работы, сформулированы научные положения, выносимые на защиту.

В первой главе дается краткое описание методов расчета электронных состояний и физических свойств кристаллов и наноструктур. В работе использованы первопринципные псевдопотенциалы [8], модельные псевдопотенциалы [3] и оригинальные модельные псевдопотенциалы [9]. Модельные псевдопотенциалы ионов представлены в виде суммы локального псевдопотенциала, нелокальных поправок от dсостояний остова и оператора спин-орбитального взаимодействия. Дополнительно, для учета энергетической зависимости и анизотропии псевдопотенциала в операторе кинетической энергии производилась перенормировка массы электрона. Потенциал валентных электронов учитывался путем экранировки ионных псевдопотенциалов функцией диэлектрической проницаемости. Параметры модельного псевдопотенциала определены из экспериментальных и теоретических данных группы алмазоподобных соединений по оптическим и фотоэмиссионным спектрам, эффективным массам и деформационным потенциалам, а также спектрам изолированных ионов и разрывам зон в гетероструктурах. Описаны методы расчета интегральных характеристик (плотность состояний, зарядовая плотность, диэлектрическая проницаемость, функция Грина), комплексной зонной структуры, матрицы рассеяния.

Во второй главе обсуждаются результаты расчета зонного спектра бинарных кристаллов со структурами цинковой обманки и вюртцита, гексагонального h- BN и ромбоэдрического r-BN нитрида бора, тройных соединений со структурой халькопирита, сверхрешеток. Приведены результаты расчета фононного спектра кристаллов GaAs, AlAs и ультратонких сверхрешеток (GaAs)1(AlAs)1, (GaAs)3(AlAs)1, (GaAs)2(AlAs)2, (GaAs)1(AlAs)3(001).

Зонная структура ZnGeP2. Вычисленная зонная структура ZnGeP2 дана на рис.1. Для сравнения показан спектр бинарного аналога GaP. Зона проводимости ZnGeP2 обладает сложным многодолинным характером.

6 ГГLXT6+T7 Г7 Г6 N2+NX6 Х6 Х} Г6 N4+NГ0 T6+TГ7 ГГ------В T H --А GaP ZnGePF -Г R -N ---Г R N H B T A Г R N H В T А Рис.1 Зонные спектры ZnGeP2и GaP.

Дно зоны проводимости расположено на линии В зоны Бриллюэна на расстоянии ~ 0.4 ее длины от точки Т, энергия непрямой запрещенной зоны равна 2.01 эВ. Состояния в экстремуме линии В происходят из сфалеритных состояний линии гипотетического твердого раствора (Zn+Ge)/2P со структурой цинковой обманки. В GaP вдоль такой линии около точки Х существует двугорбая структура, экстремум которой расположен на 0.0эВ ниже уровня Х3. Минимум зоны проводимости на линии В в тройном соединении непосредственно связан с этой структурой. Второй по энергии экстремум зоны проводимости ZnGeP2 расположен в точке Т и имеет симметрию Т6+Т7. Состояние экстремума происходит из двух сфалеритных состояний Х3(x) и Х3(y) и имеет энергию 2.эВ. Следующая долина находится около точки N, ее экстремум смещен вдоль линии R.

Состояние в точке N связано со сфалеритным состоянием L1 и имеет энергию 2.25 эВ.

Экстремумы долин в точке Г расположены в последовательности Г6(Г3), Г7(Г1), Г7(Г2) и происходят из сфалеритных состояний Х7(Х3(z)), Г6(Г1) и Х6(Х1(z)) соответственно. Расчет методом LDA [10] дает обратный порядок нижних состояний Г7(Г1), Г6(Г3), но при учете квазичастичных поправок, вызывающих бльший сдвиг вверх уровня Г7(Г1), последовательность состояний Г6(Г3), Г7(Г1), Г7(Г2) восстанавливается. Теоретические расчеты и согласуются с данными спектроскопической эллипсометрии. Проведен расчет оптических характеристик с использованием сетки специальных точек, генерируемых методом расширенной элементарной ячейки (РЭЯ) (888), и с учетом 60 нижних энергетических зон. Интерпретация структур коэффициент отражения R(E) тройных полупроводников известна [6,7,10-12]. Основные пики коэффициента отражения ZnGePпри энергиях около 3 и 5 эВ являются аналогами пиков Е1 и Е2 в GaP, вызванных переходами вблизи сфалеритных критических точек L и Х. Особенности вычисленного E, eV E, eV R(E) в целом согласуются со спектрами отражения ZnGeP2 в поляризованном свете [12].

Данный метод был применен и для изучения оптических свойств дефектных кристаллов.

Влияние интерфейсного потенциала на электронные состояния сверхрешеток Изучена зависимость минизонных спектров сверхрешеток (СР) (GaAs)n(AlAs)m(001) от толщины слоев и химического состава. За счет смешивания на гетерограницах состояний бинарных кристаллов тетрагональной компонентой кристаллического потенциала зона проводимости СР носит сложный, многодолинный характер. Наиболее сильные изменения происходят у состояний, локализованных в глубоких Г и L квантовых ямах. На рис.2 приведены элементарная ячейка и зонные спектры монослойной сверхрешетки (AlAs)1(GaAs)1(001) и твердого раствора Al0.5Ga0.5As в приближении виртуального кристалла (ВК).

(a) (b) Рис.2 Элементарная ячейка и зонные структуры (a) сверхрешетки (GaAs)1(AlAs)1(001) и (b) твердого раствора Al0.5Ga0.5As в приближении ВК. Валентная зона опущена.

Дну зоны проводимости этой СР отвечает состояние боковой долины R3, происходящее из состояния L1 виртуального кристалла. Конкурирующими являются состояния центральной долины Г3, Г1 и боковой долины М5. Состояния Г3 и Г1 происходят из состояний ВК Х3z (при выборе начала координат на катионе) и Г1 соответственно. Их можно рассматривать как нижние состояния в Х3(AlAs) и Г1(GaAs) квантовых ямах.

Двукратно вырожденное состояние М5 происходит из состояний ВК Х3x и Х3y. Энергии состояний в согласии с экспериментом увеличиваются в последовательности R3, Г3, М5, Г1. Кристаллическое расщепление потолка валентной зоны ВК Г15 на двумерное Г5 и одномерное Г3 состояния составляет 0.05 эВ. Непрямая запрещенная зона СР равна Eind(R3с-Г5v)=1.96 эВ. Псевдопрямой переход с энергией Eg1(Г3с-Г5v)=1.97 эВ слабо разрешен, поскольку отвечает непрямому запрещенному переходу Еind(Х3c-Г15v) в ВК.

Энергия первого интенсивного перехода равна Eg2(Г1с-Г5v)=2.05 эВ. Порядок уровней и энергии переходов согласуются с экспериментом.

В сверхрешетках (GaAs)3(AlAs)1, (GaAs)2(AlAs)2, (GaAs)1(AlAs)3(001) нижние состояния зоны проводимости в Г долине имеют симметрию Г1, Г1 и Г3 и происходят из состояний зоны проводимости виртуальных кристаллов (ВК) Г1, Х1 и Х3 соответственно.

Сверхрешетка (GaAs)3(AlAs)1 с бльшей долей атомов Ga является, подобно GaAs, прямозонным полупроводником, две другие сверхрешетки - псевдопрямозонные полупроводники.

На рис.3 для примера приведена зонная структура (GaAs)3(AlAs)1, которой в семействе сверхрешеток (GaAs)n(AlAs)m(001) отвечают наименьшие по толщине слои, начиная с которых реализуются СР I – го типа. Эффекты размерного квантования наиболее сильно проявляются в состояниях, происходящих из Г и L долин ВК, поскольку слой GaAs выступает “мощной” квантовой ямой для Г состояний (глубиной 1.00 эВ) и L состояний (глубиной 0.56 эВ). Тетрагональная составляющая потенциала понизила уровень ВК Г1 на 0.20 эВ, расщепила два вырожденных в геометрии сверхрешетки L состояния ВК на состояния Х3 и Х1, отстоящие друг от друга на 0.34 эВ. В результате нижняя боковая долина Х3 расположена гораздо ближе (0.06 эВ) к центральной Г1 долине, чем L долина к Г долине в GaAs (0.28 эВ). Для Х состояний монослой AlAs выступает в роли очень узкой и сравнительно мелкой (0.27 эВ) квантовой ямы. Поэтому эффекты размерного квантования слабо проявились в состояниях М5 и Г3, происходящих из Х состояний ВК. Эти состояния имеют почти совпадающие энергии и за счет влияния непрямозонного компонента AlAs расположены к Г1 долине значительно ближе (0.26 эВ), чем Х долина к Г долине в GaAs (0.48 эВ). Проведен анализ волновых функций сверхрешеток.

Рис.3 Элементарная ячейка и зонная структура сверхрешетки (GaAs)3(AlAs)1(001).

Фононный спектр СР s(q) (s – номер фононной ветви, q – волновой вектор фонона) исследовался в феноменологической модели сил связи в приближении жестких ионов.

Благодаря близости структурных параметров и других свойств GaAs и AlAs межатомное силовое поле в этих кристаллах отличается незначительно, главные особенности колебательных состояний в GaAs, AlAs и СР связаны с разницей масс атомов Ga и Al.

Поэтому параметры межатомного взаимодействия в AlAs и СР были выбраны такими же, как и в GaAs, что соответствует приближению дефекта масс.

На рис.4 показан фононный спектр и плотность фононных состояний монослойной сверхрешетки (AlAs)1(GaAs)1(001). Угловая дисперсия Г-Г связана с тетрагональной симметрией СР.

Рис.4 Фононный спектр и плотность фононных состояний (DOS) сверхрешетки (AlAs)1(GaAs)1(001).

Фононы с симметрией M2 и R4соответствуют поперечным оптическим 300 и акустическим колебаниям GaAs, а фононы с симметрией M3 и R4 - 2поперечным оптическим ТО и поперечным акустическим ТА 1колебаниям AlAs.

Фононный спектр сверхрешетки DOS arb. units Z A R Z Г Г M X Г (GaAs)3(AlAs)1(001) приведен на рис.5.

Увеличение количества атомов в Рис.5 Фононный спектр и плотность элементарной ячейке СР приводит к 4-х фононных состояний (DOS) сверхрешетки кратному росту числа фононных ветвей (GaAs)3(AlAs)1 (001).

по сравнению с бинарными кристаллами. В области оптических частот СР выделяются полосы, относящиеся к колебаниям отдельных связей Ga-As и Al-As. Эти полосы отделены щелями друг от друга и от акустической части спектра. Число ветвей в таких полосах пропорционально химическому составу СР. По сравнению с AlAs верхняя граница фононных спектров СР понижена за счет увеличения приведенной массы от вклада более тяжелых атомов Ga.

Колебания атомов в сверхрешетках в основном являются колебаниями смешанного типа, в которых представлены продольные и поперечные колебания из оптических и акустических ветвей бинарных кристаллов. Фононам с симметрией М5 отвечают колебания атомов в основном либо только катионной, либо только анионной подрешеток.

В фононах с симметрией Х1 и Х3 участвуют колебания всех атомов. Частоты длинноволновых фононов СР обнаруживают типичную для тройных соединений неаналитическую зависимость от взаимной ориентации волнового вектора фонона и тетрагональной оси кристалла. Из анализа матриц перекрывания векторов поляризации установлена связь колебаний атомов в бинарных кристаллах и СР.

Детально рассмотрено происхождение фононов, вызывающих интенсивные междолинные переходы в зоне проводимости СР. Фононы с большими частотами s q ( )> 9 ТНz) связаны с колебаниями легких атомов Al. Частоты фононов X3(7.3( ТНz) в сверхрешетке (GaAs)3(AlAs)1 и Х1(7.438 ТНz) в сверхрешетке (GaAs)2(AlAs)близки к частоте продольных оптических колебаний GaAs L1(7.32 ТНz). Им отвечают колебания атомов Ga(1) и As(8), прилегающих к гетерогранице GaAs/AlAs (в скобках символа атома даны номера узлов ячейки, приведенной на рис.3). В аналогичном фононе сверхрешетки (GaAs)1(AlAs)3 X3(7.228 ТНz) колебания интерфейсных атомов также представлены с наибольшим весом, но за счет подмешивания поперечного оптического фонона GaAs L3(7.15 ТНz) в нем присутствуют заметные колебания атомов Ga(5) и As(4) внутри слоя GaAs. Фононы (М1+М4) в сверхрешетках (GaAs)3(AlAs)1 и (GaAs)1(AlAs)3, и фонон M5 в сверхрешетке (GaAs)2(AlAs)2 происходят из продольного акустического Х фонона в бинарных кристаллах с частотой 7.055 ТНz. Таким фононам отвечают колебания атомов As.

Влияние интерфейсного потенциала на электронные состояния сверхрешеток (GaAs)n(AlAs)n(001) Проведен анализ влияния плавного потенциала (ПП) вблизи гетерограниц на зонный спектр сверхрешеток (GaAs)n(AlAs)n(001) (n<20). В случае модели резкой границы (РП) кристаллический потенциал представлялся в виде чередующихся вдоль тетрагональной оси потенциалов GaAs и AlAs, скачком переходящих друг в друга на гетерограницах. На рис.6 в качестве примера приведен минизонный спектр сверхрешетки (GaAs)4(AlAs)4(001).

Интерфейсный потенциал оказывает существенно разное влияние на зонные состояния СР. Наибольшие отличия зонных энергий электронов двух моделей (~0.03 эВ) наблюдаются в СР с очень тонкими слоями (n,m < 5).

-Frequency cm (а) (b) 0,4-4-1,0,8 0,hh0,0,lh hh0,0,0,0,00 0,02 0,04 0,06 0,08 0,10 0,0,00 0,02 0,04 0,06 0,08 0,10 0,kz/(2/a) kz /(2/a) Рис.6 Минизонный спектр электронов (а) и дырок (b) СР (GaAs)4(AlAs)4(001) вдоль линии тетрагональной зоны Бриллюэна. Энергии электронов (дырок) отсчитаны от дна зоны проводимости (потолка валентной зоны) GaAs (hh1 и hh2 – тяжелые дырки, lh – легкие дырки). Сплошные линии и точки – расчет с ПП, пунктирные линии – расчет с РП.

Такой порядок уровней связан со смешиванием состояний плавным интерфейсным потенциалом, выступающим возмущением к потенциалу резкой границы. Разница в зонных энергиях приводит к различию предсказаний двух моделей для толщины слоев, при которой состояние зоны проводимости Г СР меняет свой характер (Г1Хz).

0,Максимальное расхождение (0.043 эВ) имеет место для нижнего состояния ультратонкой сверхрешетки (GaAs)1(AlAs)1, происходящего из L1 состояния ВК. Во всех 0,СР нижнее состояние, происходящее из ХХ состояния ВК, в модели с ПП расположено выше соответствующего состояния с РП. У 0,состояния второй зоны проводимости СР, происходящего из Г1 (L1 в случае 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 монослойной СР) состояния ВК, n соотношение обратное.

Рис.7 Энергии нижних состояний зоны В модели с ПП конверсия зон СР проводимости сверхрешеток происходит при числе монослоев n=9, в (GaAs)m(AlAs)n(001) относительно дна модели с РП - при n=10 (рис.7). Это зоны проводимости GaAs. Сплошные согласуется с данными по фотоотражению и линии и заполненные символы – расчет с фотолюминесценции [13], указывающих на ПП, точечные линии и пустые символы – пересечение прямых и непрямых переходов расчет с РП. в сверхрешетках (GaAs)n(AlAs)n(001) при n ~ 10.

В третьей главе исследовано междолинное рассеяние электронов на коротковолновых фононах в бинарных соединениях А3В5 и сверхрешетках (GaAs)n(AlAs)m. Определены междолинные деформационные потенциалы (ДП) для всех актуальных каналов рассеяния электронов в зоне проводимости сверхрешеток.

Вероятность междолинного перехода электрона из начального блоховского n k состояния (n – номер зоны, k – волновой вектор) в конечное блоховское состояние n'k кристалла за счет колебаний атомов решетки, отвечающих фонону s- ой ветви с E, eV E, eV E, eV волновым вектором q=k'-k, пропорциональна квадрату матричного элемента n 'k ' | Vqs | nk потенциала возмущения Vqs=Vqs-Vid, вызванного смещениями атомов (Vid – кристаллический потенциал идеального кристалла, Vqs – потенциал кристалла со смещенными из равновесных узлов атомами). После усреднения по начальным состояниям фононов полная вероятность междолинного рассеяния электрона принимает вид s Dnk,n'k ' 2 W nk,n'k = ± s q () ( ) ( ) () 2V ( ) Ns q + 1 1 En - En' k k s q 2 sq Ns q ( ) где V - объем кристалла, - плотность кристалла, - равновесное число фононов.

Знаки (+) и (-) отвечают поглощению и испусканию фононов соответственно. Модуль деформационного потенциала (ДП) равен:

1/ M s Dnk,n'k ' = () m e (s,q) d (nk,n ' k ') M = m - масса элементарной ячейки, e (s,q)- вектор где m – масса атома сорта , d nk,n ' k '- векторный матричный элемент градиента атомного () поляризации фонона, d di n k,n ' k = n k n' k () псевдопотенциала с проекциями.

dxi Междолинные ДП бинарных кристаллов рассчитывались с применением как abinitio, так и эмпирических псевдопотенциалов. Оба расчета дают близкие результаты, согласующиеся с экспериментом. Поэтому ДП сверхрешеток определялись более простыми эмпирическими методами.

В сверхрешетках за счет понижения симметрии, реконструкции зонного и фононного спектров, а также изменения правил отбора для междолинных переходов число каналов рассеяния электронов значительно увеличивается по сравнению с бинарными кристаллами. На рис.8 показана схема электронных переходов в зоне проводимости монослойной сверхрешетки (AlAs)1(GaAs)1(001). Сплошные линии отвечают электронным уровням, пунктирные - фононам, участвующим в переходе. Состояния, отвечающие второму лучу звезды R, обозначены чертой сверху.

Рис.8 Схема междолинных переходов в зоне проводимости сверхрешетки (GaAs)1(AlAs)1(001).

Dis, j Вычислены междолинные деформационные потенциалы (i,j - номера долин) для рассеяния электронов в зоне проводимости монослойной СР. Для их анализа проведено сравнение с ДП GaAs, AlAs. Поскольку число каналов рассеяния в бинарных кристаллах и СР разное, то сравнивались усредненные ДП. Для электронных переходов в СР из ДП с s учетом вкладов от всех фононов Dij = (D )2 получены ДП, усредненные по ij s родственным (к состояниям бинарных кристаллов) состояниям (ij)r в расчете на один электронный канал рассеяния Табл.1 Усредненные междолинные < Dij >= D, h - число ij h (ij)r < Dij > деформационные потенциалы в родственных электронных состояний сверхрешетке (GaAs)1(AlAs)1(001) и бинарных CР. Для GaAs и AlAs получены кристаллах для родственных электронных средневзвешенные ДП с учетом переходов, эВ/.

вкладов от всех фононов деформационные потенциалы ss < Dij >= (D (GaAs))2 + (D ( AlAs)2 ij ij ss , которые можно рассматривать как аппроксимацию ДП твердого раствора Al0.5Ga0.5As.

Усредненные ДП сверхрешетки и бинарных кристаллов согласуются друг с другом (табл.1). Переходы Г1R3, Г3-R3, Г1-М5, Г3-М5 возникают при участии фононов R1, R3, M5, которые сопровождаются колебаниями атомов Al и Ga. Такие каналы рассеяния должны играть важную роль в кинетических свойствах, поскольку они происходят между низшими зонами проводимости и им отвечают большие значения ДП. Аналогичный анализ ДП проведен для сверхрешеток (GaAs)3(AlAs)1, (GaAs)2(AlAs)2, (GaAs)1(AlAs)3(001). На рис.9 в качестве примера приведена схема уровней зоны проводимости сверхрешетки (GaAs)3(AlAs)1 в абсолютной шкале энергии.

~ ~ X1(L1) X1(L1) M1 X1(L1) 2,R Z1( ) RX3+XZ3 Z3( ) XM 2,AAZXM5 M5(X3) 3(X3) RR2,MZXM3 Z3 X1+X~ ~ 1,X3(L1) X3(L1) MX3(L1) 1,1(1) 1,(GaAs)3(AlAs)Рис.9 Схема уровней зоны проводимости СР (GaAs)3(AlAs)1. Около пунктирных линий указана симметрия фононов, вызывающих междолинный переход. В скобках - состояния ВК, дающие основной вклад в состояния СР.

E, eV Рассмотрим изменение деформационных потенциалов для различных каналов рассеяния в ряду СР и твердых растворов.

1) Междолинное рассеяние Г1-M5, Г1-M1, Г1-MДанные каналы рассеяния в СР являются аналогами Г–Х рассеяния ВК и поэтому, подобно ему, происходят в основном за счет колебаний катионов. Наиболее интенсивное рассеяние вызывают колебания легких атомов Al. В сверхрешетке (GaAs)3(AlAs)рассеяние электронов между Г1 и М5 долинами происходит с участием фононов с частотами 6.527, 7.131 и 10.611 THz, в сверхрешетке (GaAs)2(AlAs)2 - 9.679 THz, в сверхрешетке (GaAs)1(AlAs)3 - 10.419 Hz.

2) Междолинное рассеяние Г1-Х1, Г1-ХЭти каналы рассеяния в СР выступают аналогами Г–L перехода ВК. Модуль вектора поляризации фонона данного перехода почти не меняется в ряду СР, поэтому различие в междолинных ДП связано со свойствами электронной подсистемы. Величины электронных констант зависят от свойств Г и Х волновых функций СР. В ряду сверхрешеток относительное изменение средней электронной плотности Х1 и Хсостояний менее значительно, чем для Г1 состояний. Поэтому различия в объединенном ДП для Г1-Х1 и Г1-Х3 рассеяний в основном определяются особенностями функций Гсостояний. Анализ показал, что модули волновых функций Г1 в плоскости (001) для СР и ВК повторяют зависимость ДП Г-L рассеяния в СР. Была сделана модельная оценка амплитуд волновых функций, учитывающая локализацию плотности вероятности состояния Г1(Г1) SL = |SL|2 в слоях GaAs. Плотность SL обратно пропорциональна m + n SL = VC VC ширине квантовой ямы d, что позволяет представить ее в виде, где = m |VC|2 - плотность вероятности ВК соответствующего состава. Такая модель хорошо согласуется с точным расчетом, что говорит о том, что главной причиной немонотонной зависимости константы Г-L рассеяния в СР является локализация волновой функции Гсостояния в квантовой яме GaAs.

3) Междолинное рассеяние Г3-M5, Г1(1)-M1, Г1(1)-M4, М5(1) -M5(2), М1-M~ Данные каналы рассеяния являются аналогами X - X рассеяния ВК и связаны с колебаниями катионов. Наибольшие значения ДП отвечают переходам Г3-М5 и М5(1)-M5(2), происходящим за счет оптических колебаний атомов Al. Вследствие подобия электронных ~ плотностей М и Г(Х) состояний усредненный деформационный потенциал X - X перехода меняется монотонно в ряду сверхрешеток.

~ ~ ~ 4) Междолинное рассеяние X1 - X1, X1 - X, X - X 3 3 ~ Эти каналы рассеяния являются аналогами L - L перехода ВК и связаны в основном с колебаниями анионов, электронная плотность вблизи которых почти не зависит от ~ химического состава. Поэтому усредненные деформационные потенциалы для L - L перехода во всех СР близки.

5) Междолинное рассеяние c участием Z долин Боковые долины Z1 и Z3 возникают в СР за счет взаимодействия состояний ВК с волновыми векторами (0,0,0.25) и (0,0,0.75). Анализ волновых функций СР в точке Z показал, что основной вклад в них дает состояние ВК с вектором (0,0,0.75), расположенным вблизи сфалеритной точки Х. Вес такого состояния практически один и тот же во всех СР, поэтому зависимости междолинных потенциалов Г-Z, M-Z, X-Z переходов в ряду СР и твердых растворов подобны зависимостям потенциалов Г-Х, M-X, X-X переходов.

6) Рассеяние между долинами, отвечающими одному и тому же волновому вектору В “прямых” Г1(1)-Г1(2) и Г1-Г3 переходах участвуют длинноволновые оптические колебания с симметрией Г1, которым в структуре сфалерита отвечает коротковолновый Х фонон. При их расчете использовались электронные и фононные состояния из ближайшей окрестности Г экстремума. Полученные ДП слабо зависят от величины и направления волнового вектора фонона. Междолинные переходы М5(1)-М5(2) и М1-М4 происходят при участии длинноволновых акустических колебаний катионов. При вычислении ДП таких переходов использовались электронные состояния из окрестности точки М. В сверхрешетках (GaAs)1(AlAs)3 и (GaAs)3(AlAs)1 интенсивность М5(1)-М5(2) перехода почти не зависит от выбора таких состояний, тогда как в сверхрешетке (GaAs)2(AlAs)2 подобная зависимость ДП перехода М1-М4 носит сильно анизотропный характер. Вдоль линии (ГM) значение ДП перехода М1-М4 наибольшее и растет с увеличением модуля волнового вектора фонона q, достигая своего насыщения; вдоль линии Y(M-X) – его зависимость почти линейная; вдоль линии V(M-A) – потенциал близок к нулю.

На рис.10 приведены усредненные по родственным каналам ДП. Видно, что рассеяние электронов на фононах в СР в целом интенсивнее рассеяния в твердых растворах. Это является следствием локализации и роста амплитуд волновых функций в квантовых ямах СР.

~ X-X M-Z -X -L X-L X-Z ~ L-L -Z SL31 SL22 SLSL31 SLSL22 AlAs AlAs GaAs GaAs VCVC31 VC22 VC13 VC22 VCРис.10 Усредненные междолинные ДП в СР (сплошные линии и заполненные символы) и ВК (пунктирные линии и незаполненные символы.

В четвертой главе рассмотрены глубокие уровни (ГУ) точечных дефектов, кластеров и электронные состояния квантовых точек. Проведена интерпретация оптических спектров собственных дефектов гексагонального нитрида бора h-BN, тройного полупроводника ZnGeP2 и сверхрешетки (GaAs)3(AlAs)1 с вакансиями. Изучены особенности электронной структуры кластеров из атомов мышьяка и галлия в GaAs. Вычислена и проанализирована электронная структура и оптические свойства германиевых кластеров в кремнии.

Исследованы электронные уровни пирамидальных квантовых точек GaN/AlN(0001).

Метод расчета ГУ тестирован на группе соединений A4, А3В5, A2B6, для которых известно большое число данных теоретических расчетов и эксперимента.

Глубокие уровни cобственных дефектов ZnGePРассмотрены одиночные собственные дефекты ZnGeP2 - вакансии цинка VZn, германия VGe, фосфора VP и антиструктурные дефекты GeZn, ZnGe, ZnP, PZn, GeP, PGe.

Некоторые из них являются нестабильными в равновесном состоянии кристалла, но могут возникать в процессе электронного и лазерного облучения.

Понижение симметрии решетки халькопирита по сравнению с аналогом GaP приводит к изменению состояний ГУ в ZnGeP2. Нерелаксированные дефекты VZn, GeZn, PZn, VGe, ZnGe, PGe обладают симметрией группы деформированного тетраэдра S4.

Кристаллическое поле расщепляет трехкратно вырожденный глубокий уровень T2(Г15) кубического кристалла на однократный уровень с симметрией В(Г4) и двукратно n k,n' k ' n k,n' k ' s s |D |, eV/A |D |, eV/A вырожденный уровень с симметрией Е(Г5). Нерелаксированные дефекты VP, ZnP, GeP имеют в ближайшем окружении разные атомы (Zn и Ge), что приводит к понижению точечной симметрии до группы C2 и расщеплению сфалеритного уровня T2 на три одномерных уровня согласно разложению представления T2=А+2В, где символом А обозначено симметричное представление, а символом В – представление антисимметричное относительно поворота на 180° вокруг оси y.

Для учета релаксации решетки вокруг дефектов использовались данные “атомистических” расчетов энергий образования дефектов [14], а также данные по релаксации дефектов в GaP и Ge, которые согласуются с результатами самосогласованных расчетов [15]. Положение ГУ нейтральных и заряженных дефектов в окрестности запрещенной зоны ZnGeP2 показано на рис.11.

GeP GaP Ideal ZnGeGeZn PZn ZnP PGe VP VZn VGe VP VGa PGa Г2c Г1c Х1с Г3c A.

.

B.

..

.

A A Bmin B..

A.

A.

TA EB.

B..

..

T...

B B B Г4v.

.

A...T.... B E OO O O Г15v E Г5v B E GaP ZnGePZn Ge-2 PZn+3 Zn P+1 PGe+1 GeP-1 VP-1 VZn-GeZn+2 VGe-Zn Ge-1 GeZn+1 PZn+2 VZn-1 VGe-B.

B A E E A B B A B A.

A A EB EB..

A B....

1 E..

..

B E B..

B..

.

....

.

.

..

A B E..

B... B B..

.. E B B....

..

.

....

E....

E 0 0 E Рис.11 Глубокие уровни нейтральных и заряженных собственных дефектов в ZnGePи нейтральных дефектов в GaP. Пунктирными горизонтальными линиями обозначены края запрещенной зоны идеального кристалла. Сплошными кружками показано заполнение уровней электронами, пустыми кружками - дырками. ЕВ – модельный уровень дефекта.

Нейтральные дефекты. Антиструктурные дефекты ZnGe и GeZn создают резонансы акцепторного типа в валентной зоне и донорного типа в зоне проводимости E, eV E, eV E, eV соответственно. Уровни “квазитриплета” Е и B дефекта ZnGe почти вырождены, расщепление, вызванное кристаллическим полем, составляет лишь 0.0007 эВ. Донор PZn выталкивает из зоны проводимости в запрещенную зону уровень А, зарядовая плотность которого локализована на ковалентных связях P-Zn. Донорное s - подобное состояние А дефекта PGe расположено вблизи дна зоны проводимости. Акцептор GeP выталкивает из валентной зоны два ГУ.

“Мощный” потенциал акцепторного дефекта ZnP расщепляет сфалеритный уровень T2 на три одномерных уровня, величина расщепления равна 1.71 эВ. Наиболее локализованным является состояние А вблизи середины запрещенной зоны, его плотность сосредоточена на ковалентной связи ZnP-Zn, как и у верхнего менее локализованного состояния В. Плотность нижнего состояния В распределена вдоль связи ZnP-Ge.

Глубокие уровни вакансии фосфора VP вычислялись с учетом релаксации ближайших атомов Zn и Ge. Длины четырех оборванных связей уменьшались на 6.1%, как и у вакансии фосфора VP в GaP. За счет большой разницы потенциалов Zn и Ge сфалеритный уровень T2 сильно (на величину 1.58 эВ) расщепляется на три одномерных уровня – один симметричный А и два антисимметричных В. Близкое положение глубоких уровней VP и антиструктурного дефекта ZnP на одном и том же узле демонстрирует, что достаточно мощный локализованный дефект отталкивания создает ГУ, энергия которого слабо зависит от детального вида потенциала дефекта. У вакансии цинка VZn ближайшее окружение испытывает существенную релаксацию. С учетом сдвигов атомов фосфора навстречу вакансии цинка, последняя выталкивает в запрещенную зону два глубоких акцепторных состояния - пустое с симметрией В и заполненное четырьмя электронами с симметрией Е. Положение уровней Е и В согласуются с данными LDA метода [15].

Расчет ГУ акцептора VGe проводился с 12% - ым уменьшением длин связей P-VGe, как у вакансии в кристалле Ge. Такая релаксация, однако, слабо влияет на положение уровней В и Е, поскольку их волновые функции имеют малую амплитуду в окрестности атомов фосфора.

Сравнение глубоких уровней нейтральных дефектов GaP и ZnGeP2. Для установления соответствия ГУ дефектов в ZnGeP2 и GaP было определено относительное положение зонных спектров на гетерогранице ZnGeP2/GaP. Разрыв валентной зоны находился из условия сшивания уровней ЕВ, отвечающих модельным наиболее локализованным дефектным состояниям в запрещенной зоне двух кристаллов. Уровни ЕВ рассчитывались с учетом спин-орбитального взаимодействия, 12-ти специальных точек тетрагональной структуры и ~500 нижних зон. Из расчета (ЕВ(GaP)=1.25 эВ, ЕВ(ZnGeP2)=1.19 эВ) следует, что потолок валентной зоны в GaP расположен ниже потолка валентной зоны в ZnGeP2 на величину Ev = 0.06 эВ. С учетом разрыва зон уровню T2 вакансии VP в GaP с энергией Е=1.43-0.06=1.37 эВ, отсчитанной от потолка валентной зоны ZnGeP2, соответствует средневзвешенный уровень (Е=1.15 эВ) трех состояний релаксированной вакансии VP тройного соединения. Анализ зарядовой плотности этих состояний и плотности состояния вакансии VP в GaP показал существенное влияние анизотропии электронной структуры ZnGeP2 на характер функций одного и того же дефекта. В то время как в бинарном кристалле GaP зарядовая плотность вдоль всех четырех связей распределена одинаково, в тройном соединении зарядовая плотность у нижнего состояния В сосредоточена на двух связях VP-Ge, у верхнего состояния В – на двух связях VP-Zn, а у симметричного состояния А – на четырех связях, но с разной плотностью в парах.

Уровню T2 вакансии VGa в GaP с энергией Е=0.10-0.06=0.04 эВ соответствует средневзвешенный уровень (Е= 0.01 эВ) состояний Е и В вакансий цинка и германия ZnGeP2. Уровню T2 дефекта GaP в GaP с энергией Е=0.53-0.06=0.47 эВ соответствует усредненный уровень (Е=0.49 эВ) трех состояний В, А, В дефектов ZnP и GeP тройного соединения. Аналогом уровня А1 дефекта РGa в GaP является средний уровень А дефектов PZn и PGe в ZnGeP2. Его энергия с поправкой на зависимость от числа базисных функций Е = 1.88 - 0.13 = 1.75 эВ согласуется с энергией уровня А1 дефекта РGa в GaP Е = 1.64 - 0.06 = 1.58 эВ.

Анализ спектров ЭПР. В экспериментальных спектрах обнаружены ЭПР активные центры VZn(-1), VP(0), GeZn(+1), VGe(-3). В полной темноте в постростовых и отожженных образцах наблюдается только сигнал однократно заряженной вакансии цинка VZn(-1). При лазерном облучении возникают ЭПР сигналы других дефектов, появление которых зависит от длины волны лазера. В облученных электронами образцах ЭПР сигналы в темноте отсутствуют, но последующая подсветка их инфракрасным излучением активирует все перечисленные центры.

В компенсированных кристаллах вакансия цинка находится в диамагнитном состоянии VZn(-2). Энергия верхнего уровня с симметрией В (0.59 эВ) близка к энергии активации акцептора (0.50.6) эВ, определенной из анализа электрофизических свойств.

Наблюдающийся в ЭПР спектрах сигнал от вакансии цинка возникает за счет неполной компенсации ее парамагнитного состояния VZn(-1). Этот сигнал усиливается при фотоиндуцированной ионизации состояния VZn(-2).

Лазерное излучение с длиной волны 0.633 мкм вызывает (2-3)-х кратное увеличение интенсивности сигнала VZn(-1), тогда как излучение с длиной волны 1.064 мкм, напротив, несколько уменьшает сигнал (~20%). Этот результат объясняется из анализа энергий и сил осцилляторов оптических переходов с участием VZn(-1) и VZn(-2). Согласно расчету при облучении светом с длиной 0.633 мкм электроны из заполненного состояния B VZn(-2) могут возбуждаться во вторую зону проводимости Г1с и в нижнюю зону проводимости с волновым вектором в плоскости F, создавая парамагнитное состояние VZn(-1). Такие переходы сильно поляризованы – в основном поглощается необыкновенная волна (e-ray, E||c).

Существенное уменьшение интенсивности сигнала VZn(-1) наблюдается при лазерном излучении с длиной волны 1.895 мкм, причем оно не вызывает появления других ЭПР сигналов. Этот можно объяснить возбуждением электронов из валентной зоны на уровень VZn(-1), в результате чего вакансия цинка переходит в непарамагнитное состояние VZn(-2).

ЭПР сигнал нейтральной вакансии фосфора VP(0) возникает только после облучения фотонами с энергией, не меньшей чем 0.64 эВ, причем он не имеет сверхтонкой структуры и менее интенсивен, что указывает на слабое взаимодействие неспаренного спина с атомами ближайших соседей. Это находит свое объяснение из сравнения зарядовой плотности данных центров. Зарядовая плотность антисимметричного состояния В, в котором находится неспаренный электрон дефекта VP(0), распределена на 2-х связях Vp-Ge и имеет примерно в 3 раза меньшую величину в области атомов германия, чем зарядовая плотность состояния В дефекта VZn(-1) в области атомов фосфора.

Антиструктурный дефект GeZn в ZnGeP2 находится в двукратно ионизованном состоянии GeZn(+2). Парамагнитные центры GeZn(+1) возникают при лазерном облучении с длиной волны 0.633 мкм, но отсутствуют при облучении светом с длиной волны 1.0мкм. Вычисленная энергия оптического перехода из валентной зоны на глубокий уровень А - дефекта GeZn(+2) (2.02 эВ) соответствует энергии лазерного облучения (h=1.96 эВ).

Поглощение света, вызванное точечными дефектами. Проведена интерпретация спектров ИК - поглощения и фотоиндуцированных спектров ЭПР ZnGeP2. На рис.12 показан коэффициент поглощения (Е) кристалла ZnGeP2 с точечными дефектами VP и VZn.

Наиболее интенсивными являются переходы с участием состояния зоны проводимости Г1c и нижних ГУ с симметрией В и Е, функции которых построены в основном из состояний потолка валентной зоны Г4v и Г5v соответственно.

Первые пики поглощения в кристалле ZnGeP2 с VP(0) и VZn(-1) связаны с переходами на ГУ из состояний с волновыми векторами, расположенными в глубине зоны Бриллюэна (линия R, точки (1/3,0,1/3), плоскость F). Энергии таких переходов несколько больше энергий ГУ, отсчитанных от потолка валентной зоны. Вакансия фосфора VP(0) дает вклад в поглощение в области ~2 мкм (пик Е1) после лазерного облучения с длинами волн 1.0мкм и 633 нм [16,17], переводящего ионизованное состояние VP(-1) в нейтральное состояние.

Поглощение волн ~2 мкм при участии VZn(-1) (пик Е1) связано с переходами из валентной зоны на глубокий уровень В. Исследование в поляризованном свете показывает, что поглощение необыкновенной волны интенсивнее поглощения обыкновенной волны и коррелирует с ФЭПР сигналом VZn(-1). В согласии с этим расчет дает более сильные первый, третий и четвертый пики поглощения для необыкновенной волны за счет переходов валентная зона VZn(-1).

EVP(-1) VP(0) Eo-ray b) a) o-ray 40 e-ray e-ray EE4 E5 E6 EEEEE1,0 1,5 2,0 2,5 0,5 1,0 1,5 2,0 2,E, eV E, eV 12 1o-ray E2 EVZn(-1) VZn(-2) e-ray c) d) 1o - ray E1 EEe - ray EEEEE1,5 1,8 2,1 2,0,5 1,0 1,5 2,0 2,E, eV E, eV Рис.12 Коэффициент поглощения ZnGeP2 с нейтральными VP(0) (b) и заряженными VP(-1) (a) вакансиями фосфора; заряженными вакансиями цинка VZn(-1) (c) и VZn(-2) (d).

Концентрация дефектов - 1017 см-3.

Широкое плато в экспериментальном коэффициенте поглощения в области ~1 мкм можно связать с переходами из состояний валентной зоны (точки (1/3,0,1/3), 15 зона) на глубокий уровень В – однократно заряженной вакансии цинка VZn(-1) (пик Е3), внутрицентровыми переходами АВ однократно заряженной VP(-1) (пик Е1) и нейтральной VP(0) (пик Е3) вакансии фосфора, переходом В(зона проводимости) нейтральной вакансии фосфора VP(0) (пик Е3), а также переходами из валентной зоны (линия В, 15 зона) на уровень В нейтральной вакансии фосфора VP(0) (пик Е4). Это поглощение растет пропорционально интенсивности ЭПР - сигнала от центра VZn(-1) за счет индуцированного лазерным излучением (=0.633 мкм) изменения зарядового состояния VZn(-2)VZn(-1), которому отвечает пик поглощения VZn(-2) при энергии Е3=2.1 эВ.

В ZnGeP2 с дефектами VP(-1) и VZn(-2) поглощение длинных волн (13) мкм отсутствует, а в области коротких волн < 1 мкм имеются интенсивные пики (Е), связанные с переходами с глубоких уровней в зону проводимости. Эти пики сдвинуты в сторону меньших энергий по сравнению с пиками (Е) центров VP(0) и VZn(-1), что согласуется с наблюдающимся уменьшением поглощения длинных волн и увеличением поглощения коротких волн в облученных электронами кристаллах. Для всех переходов --, cm , cm --, cm , cm заметна поляризационная зависимость, в целом сильнее поглощается необыкновенная волна, что согласуется с наблюдаемыми спектрами.

Поглощение света, вызванное сложными дефектами. Изучены глубокие уровни ZnGeP2 с кластерами GeP, содержащими 7, 13 и антиструктурных дефектов Ge++. В Cluster 19 GeZn(+2) Zn наибольшем кластере 19 дефектов NCl=1016cm-располагаются в двух элементарных ячейках.

Вычисленный для него коэффициент e поглощения показан на рис.13. Его вид подобен экспериментальным спектрам. Первый пик o связан с переходами электронов с потолка валентной зоны на нижние кластерные уровни.

0,5 1,0 1,С ростом размеров кластеров поглощение в , m области длинных волн увеличивается.

Показано, что на глубокие уровни вакансии фосфора сильно влияют близко Рис.13 Коэффициент поглощения расположенные к ней антиструктурные дефекты ZnGeP2 c кластерами из ZnGe, GeZn, что приводит к заряженных антиструктурных низкоэнергетическим оптическим переходам, дефектов Ge++. Концентрация Zn которые тоже могут вызывать ИК поглощение.

кластеров Ncl=1016 cм-3.

Глубокие уровни вакансий в сверхрешетке (GaAs)3(AlAs)1(001) Симметрия сверхрешетки (GaAs)3(AlAs)1(001) зависит от положения дефектов. Если дефект, с которым связано начало отсчета системы координат, поместить в узел Al или в узел среднего из Ga слоев (av), то группа симметрии сверхрешетки с дефектом есть D2d, если же дефект помещен в узел As (в средний слой - av или в ближайшие к Al слои - ed) или в узел Ga в слоях, ближайших к слою Al (ed), то группа симметрии есть C2v.

На рис.14 показано положение глубоких уровней в запрещенной зоне сверхрешетки и ее компонентах c учетом разрывов валентной зоны на гетерограницах: (ЕГ15v(GaAs)ЕГ15v(AlAs))=0.51 эВ, (ЕГ5v(Ga3Al1As)-ЕГ15v(AlAs))=0.40 эВ, (ЕГ15v(GaAs)ЕГ5v(Ga3Al1As))=0.11 эВ. Усредненные положения ГУ вакансий в бинарных кристаллах (отдельно для катионов и анионов) и сверхрешетке согласуются с точностью ~0.05 эВ.

Понижение симметрии сверхрешетки приводит к расщеплению вырожденного сфалеритного уровня T2.

Для вакансий Al и Ga(av) с точечной симметрией D2d уровень Tрасщепляется на однократный уровень Г3 и двукратный уровень Г5. Для вакансии мышьяка, расположенной непосредственно на гетерогранице As(ed) и вакансии галлия в крайних слоях Ga(ed) с точечной симметрией C2v Рис.14 Схема уровней вакансий в вырождение уровня Т2 снимается запрещенных зонах GaAs, AlAs и полностью (Г1+Г3+Г4). Вакансия As(ed) сверхрешетки (GaAs)3(AlAs)1(001) с учетом приводит к наибольшему расщеплению разрывов зон.

уровня Т2 (0.07 эВ) из-за максимального -, cm потенциала возмущения, вызванного разницей потенциалов двух атомов Ga и двух атомов Al ближайшего окружения вакансии As. При переносе вакансии Ga из среднего слоя в крайний слой более низкому ГУ отвечает состояние Г3, локализованное на связях, направленных в сторону гетерограницы в плоскости (110), а верхнему ГУ - состояние Г4, локализованное на связях, направленных в сторону от гетерограницы в ортогональной плоскости (110). В зависимости от того, в каком из крайних слоев расположена вакансия, верхний уровень будет иметь симметрию Г3 или Г4. Оптический переход с этого локального уровня из состояний Г3 и Г4 в зонное состояние Г1 разрешен для разных поляризаций излучения при нормальном падении света на плоскость сверхрешетки.

Поэтому при обнаружении поляризационной зависимости поглощения на таких переходах можно сделать вывод о преимущественном геометрическом распределении вакансий Ga.

Глубокие уровни вакансий в h-BN Изучены глубокие уровни вакансий в гексагональном нитриде бора h-BN. Одиночная нейтральная вакансия азота создает два глубоких уровня в запрещенной зоне. У нижнего уровня А1 энергия равна Е=3.75 эВ (относительно потолка валентной зоны Hv), на нем находится один неспаренный электрон, поэтому вакансия азота является донором.

Незанятый двукратно вырожденный уровень с симметрией Е расположен вблизи дна зоны проводимости (Е=4.41 эВ).

Дивакансия азота из ближайших в плоскости слоев дефектов (2-VN) создает в запрещенной зоне четыре одномерных уровня, которые можно рассматривать как результат “взаимодействия” состояний двух одиночных VN. Нижний глубокий уровень Арасположен при энергии Е=1.41 эВ и полностью заполнен. Остальные уровни - пустые.

Тривакансия азота (3-VN) из 3-х ближайших дефектов VN, лежащих в вершинах треугольника в базальной плоскости, создает в запрещенной зоне h-BN четыре уровня.

Уровень с симметрией А1 заполнен двумя электронами и расположен вблизи потолка валентной зоны (Е=0.15 эВ). Двукратно вырожденный уровень с симметрией Е (Е=1.эВ) заполнен одним электроном. Поэтому вакансия азота выступает амфотерным центром.

У неспаренного электрона в этом состоянии имеется заметная плотность вероятности нахождения в области ядер бора, поэтому тривакансия азота может выступать парамагнитным центром.

Сопоставление результатов расчета оптических переходов с участием ГУ вакансий азота и их комплексов с данными термоактивационной и оптической спектроскопии пиролитического h-BN до и после нейтронного и термического воздействия позволило установить природу формирования сильных полос поглощения, люминесценции и фотопроводимости, разделить вклады в спектры вакансионных кластеров.

Электронная структура кластеров из атомов мышьяка в GaAs Исследованы закономерности в электронных состояниях GaAs с малыми кластерами мышьяка в зависимости от размеров и способа заполнения атомами мышьяка.

Рассмотрены “сферические” кластеры, содержащие 17, 29 и 35 атомов As, расположенных в координационных сферах.

Кластер из 17 атомов мышьяка. Данный кластер создает три локализованных состояния в окрестности запрещенной зоны GaAs. Два состояния обладают симметрией А1 и имеют энергии 0.58 и 1.56 эВ (относительно потолка валентной зоны GaAs); третье состояние трехкратно вырождено, имеет симметрию Т2 и энергию 1.20 эВ относительно вершины валентной зоны идеального GaAs. В запрещенную зону попадают нижний из уровней А1 и уровень Т2, полностью заполненные электронами. Второй пустой уровень А1 находится в зоне проводимости и является “резонансом”. Поэтому кластер из 17 атомов As является многозарядным донором. Положение уровней показано на рис.15а.

Нижние кластерные уровни А1 и Т2 генетически связаны с 4-мя состояниями Аантиструктурных дефектов AsGa первого слоя. За счет взаимодействия этих состояний четырехкратно вырожденный уровень А1 с энергией EAs =1.10 эВ расщепляется согласно Ga 4EAs =A1+T2. Распределение электронной плотности кластерных состояний в основном Ga определяется наложением зарядовых плотностей состояний четырех одиночных дефектов AsGa, центрированных на атомах Ga первого слоя.

Кластер из 35 атомов мышьяка. Данный кластер создает три уровня типа А1 с энергиями -0.15, 0.74, 1.40 эВ; три трехкратно вырожденных уровня Т2 с энергиями 0.45, 0.95, 1.эВ; один двукратно вырожденный уровень Е с энергией 1.33 эВ; один трехкратный уровень типа Т1 с энергией 1.70 эВ. Первый из уровней А1 с энергией -0.15 эВ лежит ниже края валентной зоны, а трехкратный уровень Т1 располагается в зоне проводимости.

Положение уровней показано на рис.15b.

Вычисленные кластерные уровни соответствуют уровням, полученным расщеплением 16-кратного уровня, образованного антиструктурными дефектами AsGa первого и третьего слоя, согласно разложению представления:

16 EAsGa =2A1+Е+Т1+3T2. Уровень А(1.40 эВ) не входит в эту связку и имеет другое происхождение.

Для анализа был проведен расчет кластера из 31 атома мышьяка, образованного путем замены атомов Ga Рис.15 Схема локализованных состояний на As только в третьем слое. Уровни вблизи запрещенной зоны GaAs: a - этого кластера (A1, 0.10 эВ; 1.46 эВ), (Т2, атомный кластер, b - 35 атомный кластер, с - 0.79 эВ; 1.94 эВ), (Е, 1.57 эВ), (T1, 1.кластер из 31 атома.

эВ) показаны на рис.15с. По сравнению со схемой b они сдвинуты вверх, отсутствуют состояние А1 между двумя нижними уровнями Т2 и состояние Т2 вблизи дна зоны проводимости. Порядок следования уровней сохранился. Расщепление уровня антиструктурных дефектов третьего слоя дается соотношением 12EAsGa =A1+Е+Т1+2T2. Второй вычисленный уровень А1 (Е=1.46 эВ) не входит в это разложение и имеет другую природу.

Остальные состояния кластера из 35 атомов мышьяка порождаются антиструктурными дефектами третьего слоя. В состояние А1 с энергией 1.40 эВ дают вклад верхние уровни типа А1 первого и второго слоя, происходящие из зоны проводимости. Все уровни, лежащие в запрещенной зоне, заняты, а уровень Т1, расположенный в зоне проводимости, заполнен на 2/3. За счет перехода электронов с этого уровня в зону проводимости происходит ионизация этого уровня и “металлизация” арсенида галлия.

Кластер из 29 атомов мышьяка. Симметрия и энергии кластерных состояний следующие:

a - (A1, -0.36 эВ), b - (A1, 0.77 эВ), c - (T2, 0.28 эВ), d - (T2, 0.83 эВ), e - (T2, 1.32 эВ), f - (E, 1.07 эВ), g - (T1, 1.53 эВ). Если бы отдельные дефекты кластера не взаимодействовали друг с другом, то в запрещенной зоне арсенида галлия находился один 13-ти кратно вырожденный уровень EAsGa. За счет взаимодействия этот уровень расщепляется на сумму шести уровней EAsGa =2A1+E+2T2+T1, которым можно сопоставить рассчитанные уровни a, b, c, d, f, g. Поскольку вблизи края зоны проводимости нет состояний с симметрией Т1, а вблизи края валентной зоны нет состояний типа А1, уровень g (T1, 1.эВ) “провалился” в валентную зону. Состояние e (T2, 1.32 эВ) происходит из состояний, лежащих в зоне проводимости (например, из расщепившихся резонансных уровней одиночного антиструктурного дефекта EAsGa ). Все состояния ниже дна зоны проводимости полностью заполнены, поэтому кластер из 29 атомов As проявляет себя как многозарядный донор.

Электронная структура кластеров из атомов галлия в GaAs Изучены электронные состояния малых галлиевых кластеров в GaAs и сверхрешеток (GaAs)n(Ga)n, моделирующих плоскую границу металл/полупроводник.

Рассмотрены “сферические” кластеры из атомов Ga, центрированные на анионном узле и содержащие до 11 координационных сфер. В таких кластерах находится 5, 29, 47, 87, 1и 159 атомов Ga. Одиночный антиструктурный дефект GaAs создает в запрещенной зоне GaAs один уровень Т2 с энергией 0.28 эВ относительно потолка валентной зоны.

Зарядовая плотность этого уровня менее локализована по сравнению с плотностью более глубокого состояния А1 дефекта AsGa, что приводит к более сильной гибридизации функций соседних дефектов GaAs в кластерах. Энергия, симметрия и степень заполнения верхнего заполненного электронами состояния меняются в зависимости от размеров кластеров. Для кластера из 159 атомов щель между нижним пустым уровнем с симметрией Г25 и верхним полностью заполненным уровнем Г15 равна 0.06 эВ. На рис.показано изменение уровня Ферми EF от числа координационных сфер с дефектами (N) в кластере. В скобках указана симметрия последнего заполненного состояния в кластерах и степень его заполнения.

Положение EF определено как середина щели между верхним заполненным и нижним пустым состояниями.

Для малых кластеров (N=1,2,3) энергия EF меняется немонотонно, с дальнейшим ростом N она приближается к предельному значению ~ 0.55 эВ. Для выяснения природы состояний, расположенных вблизи уровня Ферми, проведен расчет ГУ кластера, в котором сделана замена атомов As на атомы Ga только во внешней 10-ой координационной сфере (24 дефекта).

Последнее, полностью заполненное состояние Рис.16 Зависимость такого кластера преобразуется по представлению Г12 и уровня Ферми EF от числа имеет энергию, близкую к энергии состояния Гдефектов GaAs в кластерах кластера из 159 атомов. Уровни Ферми этих двух (сплошная линия) и кластеров также близки. Анализ зависимости величины сверхрешетке (GaAs)n(Ga)n заряда Z(r) внутри сферы от ее радиуса r и радиальной (пунктирная линия).

плотности в расчете на единицу площади сферы Sr, равной (Z(r)/r)/Sr показывает (рис.5), что плотности состояний одинаковой симметрии в окрестности гетерограницы в этих кластерах подобны. У состояний с симметрией Госновной заряд расположен вблизи границы металл/полупроводник. Это свидетельствует о том, что ГУ, формирующие барьер Шоттки, определяются состояниями, порожденными внешним слоем из антиструктурных дефектов GaAs.

Изучена зависимость энергии EF от толщины слоя металла в сверхрешетках (GaAs)n(Ga)n(001), n – число монослоев (n=1,…,6). Металлические слои рассматривались в структуре цинковой обманки и получались добавлением к GaAs плоскостей из антиструктурных дефектов GaAs. Рассчитанная зависимость энергии последнего заполненного состояния от толщины слоев сверхрешетки приведена на рис.16. Значениям N=1,…,6 соответствуют кластеры из 5, 29, 47, 87, 123 и 159 атомов и сверхрешетки с n=N монослоями. Основное изменение EF происходит при учете первых 2-3 монослоев. При числе монослоев n=6 энергия Ферми стабилизируется и равна 0.64 эВ. С учетом поправки на спинорбитальное расщепление валентной зоны GaAs (0.11 эВ) получается значение 0.53 эВ, которое согласуется с экспериментальной высотой барьера Шоттки для плоской границы GaAs/Ga(110) 0.56(0.59) эВ для р(n) - типа легирования GaAs [18].

Электронная структура германиевых кластеров в кремнии Рассмотрены “сферические” германиевые кластеры в Si из атомов германия, расположенных в координационных сферах. Расчет электронных состояний проводился с использованием двух РЭЯ с размерами (888) и (101010), что позволило установить зависимость спектра, как от размеров, так и от плотности кластеров в матрице. Отличия постоянных решеток кристаллов Si и Ge приводят к деформации кластеров, которая при их малых размерах близка к однородной.

0.0.0.Результат расчета с РЭЯ(101010) показывает (рис.17), что потенциал дефектов выталкивает в Гзапрещенную зону Si полностью заполненные 0.0.0.электронами глубокие уровни с симметрией Г15, Г25, Г12, энергии которых Ecl монотонно увеличиваются с Гростом числа атомов германия Ncl, приближаясь к дну 0.0.0.квантовой ямы Ge. Состояния с симметрией ГГвозникают во всех кластерах, тогда как состояния с симметрией Г25 и Г12 появляются лишь в кластерах, содержащих достаточно большое число атомов Ge (Ncl 0 100 200 300 40 100 200 300 40 100 200 300 4> 123). Возникновение состояний с симметрией Г25 и N cl Г12 зависит от плотности кластеров - в расчете с Рис.17 Зависимость энергий РЭЯ(888) такие состояния отсутствуют. Увеличение глубоких уровней Ecl от числа доли Ge в кластерном материале, приводит к Ncl атомов Ge в кластерах.

смещению уровней Ecl вглубь запрещенной зоны на Энергии уровней отсчитаны от величину ~ 0.03 эВ, почти не зависящую от размеров потолка валентной зоны кластеров. Этот сдвиг связан с усилением идеального кристалла Si.

гибридизации состояний соседних кластеров при их сближении. Анализ волновых функций с симметрией Г15 показал, что они обладают свойствами, присущими однодолинному Г15v приближению метода эффективной массы.

Был проведен расчет дырочных состояний кластеров в рамках такого приближения.

Кластеры рассматривались в виде сферических квантовых точек с радиусами rcl, равными средним значениям от радиусов последней координационной сферы кластеров и следующей за ней сферы, заполненной атомами Si, что соответствует приближению резкой гетерограницы.

Сшивание огибающих функций на сфере приводит к уравнению для энергий германиевой квантовой точки (w):

mw krclctg(krcl ) =1- (1+ rcl ), k = (2mwE)1/ 2 / mb Рис.18 Зависимость глубокого уровня от радиуса кластера rcl. Точки - волновой вектор в яме, псевдопотенциальный расчет, сплошная = (2mb(Ev - E))1/ 2 / - декремент линия - расчет методом эффективной затухания в барьере (b) из кремния.

массы.

Использовались вычисленные значения усредненных по направлениям эффективных масс тяжелых дырок кремния mb(Si)=0.45mи деформированного германия mw(Ge)= 0.35 m0. Разрыв валентной зоны Ev=0.63 эВ определялся из разницы рассчитанных энергий потолка валентной зоны деформированного германия и недеформированного кремния. Вычисленные энергии уровней Ecl приведены на рис.18. Для небольших кластеров метод эффективной массы дает существенно менее глубокие уровни, локализованное состояние возникает в cl E, eV кластерах с радиусом больше 12 a.u. С ростом размеров кластеров результаты метода эффективной массы приближаются к данным псевдопотенциального расчета. Для кластеров с числом атомов, большим 200, и радиусами, большими ~ 2 нм, энергии Ecl двух расчетов практически совпадают. Быстрая сходимость результатов обусловлена сильной локализацией волновой функции ГУ вследствие больших значений разрыва валентной зоны и эффективной массы дырок.

Анализ отличий результатов для малых кластеров показал, что погрешность метода эффективной массы в приближении резкой границы (0.03 эВ) для кластера из 35 атомов Ge на 30% (0.01 эВ) обусловлена влиянием плавной границы и на 70% (0.02 эВ) – эффектами смешивания состояний тяжелых дырок из окрестности потолка валентной зоны кремния.

Проведен расчет коэффициента поглощения кластерного материала. В области энергий 0.53.0 эВ наблюдается избыточное по отношению к идеальному кремнию оптическое поглощение, величина и спектральный состав которого зависят от размеров кластеров. Особенности структуры (E) связаны с непрямыми в прямом и обратном пространствах электронными переходами между заполненными уровнями германиевых кластеров и объемными состояниями зоны проводимости кристаллов Si. С ростом размеров кластеров происходит сдвиг спектра поглощения в длинноволновую область в сторону узкозонного кристалла Ge, что вызвано увеличением энергии ГУ по отношению к потолку валентной зоны Si и ростом интенсивности оптических переходов в нижние состояния зоны проводимости.

Электронная структура и оптические свойства пирамидальных квантовых точек GaN в AlGaN Рассмотрен периодический массив квантовых точек GaN в матрице AlN с катионной поверхностью роста, при которой вектор спонтанной поляризации Pspont направлен против гексагональной оси z [0001]. Квантовые точки (КТ) имеют вид усеченных пирамид с гексагональным основанием, высота пирамиды равна 2с ~ 1 nm, диаметры описанных окружностей нижнего и верхнего оснований пирамид равны 6a и 2a. Пространственная группа симметрии сверхрешетки из квантовых точек - C3v. Распределение деформаций по объему сверхрешетки учитывалось методом [19], оно существенно неоднородное.

Наибольшие деформации возникают на границе матрицы w-AlN и пирамиды, в их глубине деформации малы. Пирамида сжата по разным направлениям, в среднем деформации равны xx = yy -0.008, zz -0.011. В точках, расположенных на гексагональной оси, матрица сжата вдоль оси zz -0.015 и растянута в базальной плоскости (ху) xx = yy 0.009. В плоскостях, проходящих через основание и вершину пирамиды, матрица растянута вдоль гексагональной оси zz 0.005, а в плоскости (xy) ее деформации xx, yy знакопеременны.

Расчет электронных состояний проводился методом модельного псевдопотенциала.

Вычисленные зонные энергии идеальных кристаллов w-GaN и w-AlN согласуются с экспериментом и другими расчетами. В зоне проводимости обоих кристаллов на линии LM (U) существует боковая долина U, экстремум которой отстоит от точки M примерно на 2/3 расстояния L-M, что соответствует положению точек X и L структуры цинковой c обманки. Дно долины U1 в w-Alan расположено на 0.66 эВ выше дна зоны проводимости c c Г. В w-Gann экстремуму боковой долины отвечает состояние U3 с энергией, на 1.82 эВ c большей энергии долины Г1. При расчете электронных состояний квантовых точек использовалось приближение однородного поля деформации, в котором матрица одинаково расширена во всех направлениях (xx = yy = zz 0.01), а квантовые точки сжаты xx = yy - 0.016, zz - 0.03. Погрешности зонных уровней за счет такого приближения не превышают 0.1 эВ.

Вычисленные с учетом U1с U1с-Г1с= 0.66 eV деформаций разрывы зон на U1с U13с= 1.03 eV границе w-GaN/AlN(0001) и 6 Г1с U3с Г1с другие параметры спектра Г1с= 0.01 eV U3с U3с= 0.23 eV Г1с= 1.80 eV показаны на рис.19. Разрыв U3с-Г1с= 1.55 eV Г1с= 0.04 eV зоны проводимости Г1с Г1с Г1с =1.80 эВ близок к Eg= 6.05 eV Eg= 6.01 eV экспериментальному Eg= 3.32 eV Eg= 3.44 eV значению 1.75 эВ. Кристалл w-GaN выступает квантовой Г1v Г1v= 0.18 eV Г6v ямой для электронов из долин c с Г1v= 0.89 eV Г1v= 0.05 eV Г1v Г1v с Г1, U3, Г3 зоны 0 Г6v v Г6v Г6v проводимости и дырок из Г1, v cr= -0.18 eV cr= -0.16 eV cr= -0.34 eV cr= 0.022 eV Г6 долин валентной зоны.

Взаимное расположение AlN - ideal AlN - def GaN - def GaN - ideal центральной Г и боковых U Рис.19 Разрывы зон на границе w-AlN/GaN(0001).

долин на границе w-GaN/AlN Энергии отсчитаны от потолка валентной зоны показывает, что в СР с идеального w-AlN. Точечной линией показано малыми КТ возможен случай, положение уровня нижнего состояния Uс долины.

когда нижний уровень размерного квантования будет отвечать локализованному состоянию в квантовой Г яме GaN, а следующий уровень – состоянию, локализованному в квантовой U яме GaN.

v c v Анизотропное сжатие w-GaN сдвигает вверх уровни Г1с, Г1, но понижает уровни U3, Г6.

с c В результате в деформированном w-GaNdef расстояние между уровнями Г1 и Uуменьшается, а кристаллическое a) b) расщепление меняет знак и AlN GaN AlN U увеличивается. Изотропное сh 0 расширение w-AlN сдвигает все Г hh уровни вверх, кристаллическое -0.расщепление несколько уменьшается. Такие сдвиги AlN AlN GaN -0.уровней делают квантовые ямы с v Г1 и Г6 более мелкими, а -1.c v квантовые ямы U3 и Г1 - более -1 0 1 -1 0 1 z, nm z, nm глубокими. Встроенные поля, Рис.20 a) Края зоны проводимости Г1c и Uc вдоль вызванные спонтанной и направления (0001), проходящего через центр пьезоэлектрической пирамиды (x=y=0). Энергии отсчитаны от края зоны поляризацией, достигают проводимости Г1с деформированного w-GaN. b) Края максимального значения ~ дырочной зоны ch, отщепленной кристаллическим МВ/cм вблизи гетерограницы.

полем (симметрия Г1v, сплошная линия) и зоны Пьезоэффект дает бльший тяжелых дырок hh (симметрия Г6v, пунктирная линия) вклад в суммарное поле, чем вдоль направления (0001), проходящего через центр спонтанная поляризация.

основания пирамиды (x=y=0). Энергии отсчитаны от Профили эффективных потолка валентной зоны Г1v деформированного wпотенциалов электронов и GaN.

дырок в направлении гексагональной оси с учетом вклада от внутренних полей даны на рис.20. Здесь же показано положение уровней размерного квантования. Внутренние поля приводят к изменению потенциала на величину ~0.3 эВ, малую по сравнению с разрывом зон E, eV E, eV E, eV проводимости, но сопоставимую с разрывом валентных зон. Из анализа коэффициентов разложения волновых функций КТ установлено их происхождение из состояний w-AlNdef.

Нижнее электронное состояние КТ с симметрией Г1 и энергией 1.267 эВ (без учета внутренних полей) в основном построено из Г1 состояния зоны проводимости AlNdef.

Однако за счет смешивания волновых функций КТ и матрицы Si на гетерогранице в это состояние дают свой вклад и состояния с линий 0.10+0.03. Оно является единственным локализованным состоянием в потенциальной Г - яме КТ. Его плотность вероятности локализована на атомах азота и распределена примерно равномерно по объему КТ. Второе состояние КТ с симметрией Г1 (Е = 2.330 эВ) является суперпозицией состояний AlNdef 0.341(1/8,1/8,0)+0.342(1/4,0,0)+0.15Г1. У возбужденного состояния с симметрией Г1 и энергией 2.716 эВ, происходящего из состояний с линии , плотность вероятности локализована на атомах азота, расположенных у вершины пирамиды. Нижние состояния с симметрией Г3 и энергиями 2.344 эВ, 2.355 эВ происходят из состояний с линий U и , их плотность вероятности локализована в основном на атомах азота, расположенных сразу над дном КТ.

Внутренние поля сдвигают уровни вверх на величину ~ 0.02 эВ в согласии с распределением электростатического потенциала и электронной плотности.

Верхние дырочные состояния в КТ происходят из состояний тяжелых дырок, несмотря на то, что квантовая яма для них менее глубокая, чем для ch дырок. Это связано с бльшим значением эффективной массы тяжелых дырок.

Согласно правилам отбора для света, поляризованного перпендикулярно гексагональной оси (ec), разрешенными оптическими переходами являются переходы Г Г3, Г2 Г3, Г3 Г3, а для света, поляризованного параллельно гексагональной оси (e||c), разрешенными являются переходы Г1 Г1, Г2 Г2, Г3 Г3.

При расчете коэффициента поглощения наноматериала уровень Ферми располагался над основным, полностью заполненным уровнем СР из КТ Г1 (Е=1.283 эВ), поэтому поглощение света связано с оптическими переходами с этого уровня в верхние незаполненные состояния СР из КТ. Результаты расчета коэффициента внутризонного поглощения (E) приведены на рис.21. Для света, поляризованного в базальной плоскости ec, первый пик коэффициента поглощения при энергии Е ~1.08 эВ связан с переходами с основного уровня СР из КТ с симметрией Г1 (Е=1.2600эВ) на нижний уровень с симметрией Г3 (Е=2.367 эВ), а ec также на второй уровень Г3 (Е=2.381 эВ). Для света, поляризованного вдоль гексагональной оси e||c, пики 400поглощения при энергиях 1.45 эВ и 1.61 эВ возникают e||c за счет переходов с уровня состояния Г1 (Е=1.283 эВ) на возбужденный уровень с симметрией Г1(Е=2.7200эВ), происходящий из состояний линии , а также более высокие возбужденные уровни Г1, происходящие из состояний плоскости F и линии с энергиями 2.80.5 1.0 1.эВ и 2.891 эВ. Внутренние поля меняют энергии E, эВ оптических переходов слабо ~ 0.01 эВ. Эти результаты Рис.21 Коэффициент отличаются от спектров поглощения больших внутризонного поглощения пирамидальных КТ, имеющих диаметр основания (~ квантовых точек w-GaN/AlN в nm) и высоту (~1.7 nm вместе со смачивающим слоем), поляризованном свете.

в которых наблюдается пик для поляризации (е||z) при энергии E = 0.8 эВ [20], вызванный внутризонным переходом из основного s – состояния в возбужденное pz состояние. Оба таких состояния происходят из квантовой Г ямы GaN. Для поляризации (еz) поглощение света слабое, без выраженных пиков. В случае малых КТ имеется только один локализованный уровень в Г яме GaN. Изучено межзонное поглощения СР из КТ, вызванное переходами электронов из -, cm валентной зоны в зону проводимости. В коэффициенте межзонного поглощения наблюдается обратное соотношение поляризованных пиков – более интенсивно поглощается свет с поляризацией e||c, что характерно и для края фундаментального поглощения объемного кристалла w-GaN. Первые пики поглощения с энергиями ~5 эВ связаны с оптическими переходами между уровнями размерного квантования КТ. Они существенно сдвинуты в фиолетовую область спектра по сравнению с краем фундаментального поглощения объемного кристалла GaN. Пик поглощения необыкновенной волны при 5.04 эВ обусловлен переходом из валентного состояния КТ Г(Е=0.447 эВ) в состояние зоны проводимости такой же симметрии Г1 (Е=1.267 эВ). Пик поглощения обыкновенной волны при 5.02 эВ обусловлен переходом из вырожденного состояния КТ Г3 (Е=0.425 эВ) в то же состояние зоны проводимости Г1 (Е=1.267 эВ).

Структуры при энергиях, бльших 6 эВ, связаны с межзонными переходами объемных кристаллов.

В пятой главе исследована проблема закрепления уровня Ферми в дефектных материалах. Построена модель глубокого уровня, позволяющая предсказывать свойства облученных кристаллов и разрывы зон на гетерограницах.

“Дефектные” и “идеальные” модели являются альтернативными точками зрения на природу формирования барьеров в гетеростуктурах. “Идеальные” модели опираются на электронные свойства совершенных периодических кристаллов, “дефектные”, напротив, во главу угла ставят свойства несовершенных кристаллов с нарушенной трансляционной симметрией. Тем не менее, их результаты в целом согласуются между собой и с данными эксперимента, что свидетельствует о глубокой внутренней связи между двумя моделями.

Для установления этой взаимосвязи был проведен анализ электронных состояний GaAs в полупроводниковых гетероструктурах и полупроводниках с точечными и 1 кластерными дефектами. Из расчетов valence волновых функций глубоких центров следует, что они в основном построены из summary conduction -состояний вблизи экстремумов валентной зоны и зоны проводимости nk(r) и -EB вследствие сильной локализации около -0,0 0,5 1,0 1,дефектов могут быть представлены в виде E, eV модельной функции E(r)=M nk(r)/(E nk Рис. 22 Графическое решение уравнения (1) Enk), где М – нормировочный для GaAs. Показаны парциальные вклады от коэффициент, Enk – зонный спектр валентных зон, зон проводимости и их сумма.

идеального кристалла, Е – энергия глубокого уровня. С использованием модельной функции из условия инвариантности глубокого уровня дефекта в группе соединений получено уравнение 2G0(E) 2 1/(EB - Enk)3 = = 0, (1) Enk Е=EB отвечающее условию максимума нормировочного коэффициента и средней величины матричного элемента дефектного потенциала, а значит, наибольшей локализации волновой функции состояния около дефекта. Поэтому глубокому центру с наиболее локализованной волновой функцией отвечает энергия ЕВ, которая слабо зависит от кристаллической матрицы, в которую он внедрен. Графическое решение уравнения (1) на -d G (E)/dE, eV примере GaAs показано на рис.22. Результаты расчета энергий ЕВ приведены в табл.2. Для сравнения даны энергии уровней зарядовой электронейтральности в модели Терзоффа ECNL, предельного уровня Ферми в облученных полупроводниках Flim и высоты барьера Шоттки FBS (в основном для контактов с Au и Al). Значения ЕВ близки к предельному положению уровня Ферми в облученных полупроводниках Flim и высотам барьеров Шоттки FBS. Кроме того, изменение ЕВ в ряду материалов подобно соответствующим зависимостям FBS и Flim.

Табл.2 Вычисленные энергии запрещенной зоны Еg, уровня модельного глубокого дефекта ЕВ (ЕВаbs - относительно уровня вакуума), уровня амфотерного центра ЕАС, средне-щелевого уровня ЕMG и уровня зарядовой электронейтральности ЕCNL [22], экспериментальные значения высоты барьера Шоттки FBS, предельного положения уровня Ферми в облученных полупроводниках Flim и потенциала ионизации I, эВ.

Величины ЕВ, ЕАС, EСNL, ЕMG, Flim отсчитаны от потолка валентной зоны Г8. Символом (*) помечены значения, полученные при учете 913 специальных точек.

Такая корреляция расчетных и экспериментальных данных указывает на то, что положение ЕВ, Flim и FBS определяется преимущественно усредненными интегральными характеристиками энергетического спектра кристалла. С использованием экспериментальных значений потенциалов ионизации I получено положение уровня ЕВ относительно уровня „вакуума" EBabs = I - EB. Среднее значение EBabs для группы рассмотренных материалов составляет ~4.63 эВ, отклонения от него не превышают 0.15 эВ. Поэтому можно считать, что модельный уровень ЕВ выступает единым энергетическим уровнем в группе родственных полупроводников.

Предложенная модель глубокого центра не связана с каким-либо конкретным дефектом кристалла. В ней в развитие модели единого дефекта [21] учитывается лишь один, основной признак глубокого центра - наиболее сильная локализация волновой функции среди возможных дефектов материала. Поскольку глубокое состояние с энергией ЕВ формируется из блоховских состояний, отвечающих большим участкам зоны Бриллюэна и многим энергетическим зонам, то его свойства слабо зависят от деталей зонной структуры. Благодаря этому обеспечивается наименьшая чувствительность модельного уровня к конкретному виду материала, ориентации границ в гетеропарах и типу металла в барьерах Шоттки.

Условие непрерывности уровня ЕВ на гетерограницах полупроводников позволяет определить разрывы валентных зон EV в гетеропарах EV = EB(1)-EB(2), где ЕВ(1) и EВ(2) - энергии модельных ГУ в полупроводниках 1 и 2 относительно потолка валентной зоны.

Полученные разрывы зон согласуются с экспериментальными данными. Лучшее согласие имеет место для менее напряженных структур. Модельную функцию можно отнести к амфотерному центру, нейтральность которого обеспечивается компенсацией зарядов, связанных с валентной зоной Z = M и зоной проводимости (EАС - Ek ),k 1 Zс = M ; Z = Zс = (2) (EАС - Eсk )2 (EАС - Ek )2 (EАС - Eсk )с,k ,k с,k Результаты расчета уровня амфотерного центра ЕАС, выполненные аналогично расчету уровня модельного глубокого дефекта ЕВ, даны в табл.2.

В модели Терзоффа [22] энергия уровня электронейтральности ЕСNL находится из условия равенства нулю усредненной по элементарной ячейке функции Грина G0(r,r) полупроводника eikR G0(R, EСNL) = = 0, (3) (EСNL - Enk ) nk где R – вектор решетки, перпендикулярный границе металл/полупроводник. В терминах модельной функции это уравнение в пределе R определяет энергию глубокого уровня из условия асимптотического поведения волновой функции в приближении, когда истинные блоховские функции заменены плоскими волнами. Вычисленные по формуле энергии ЕСNL даны в табл.2.

Результаты разных моделей достаточно близки друг к другу. Это связано с тем, что решения уравнений (1-3) находятся вблизи точки перегиба функции Грина, где расположены наиболее локализованные щелевые состояния.

Заменяя энергии ЕВ и ЕАС на средний уровень в щели ЕMG, из уравнений получаем EMG - E = Ec - EMG ; EMG = (E + Ec) / 2, что соответствует модели среднещелевого уровня Кардоны и др. [23]. Вычисленные методом спецточек значения ЕMG также приведены в табл.2.

Таким образом, анализ модельной функции позволяет объяснить корреляцию результатов разных подходов при описании межфазных границ через усредненные, интегральные характеристики зонного спектра. Это снимает противоречие между моделями, основанными на представлениях о квантовых туннельных состояниях, и “дефектными” моделями. Результаты, полученные в рамках “дефектных” моделей могут быть переформулированы в терминах моделей квантовых туннельных состояний и наоборот. Это находит свое отражение в единстве эмпирических закономерностей, наблюдающихся для барьеров Шоттки, полупроводниковых гетероструктур и глубоких уровней дефектов в полупроводниках.

Установлена корреляция глубоких уровней собственных дефектов с предельным уровнем Ферми в облученных полупроводниках А3В5. Из расчета следует, что глубокие уровни наиболее “мощных” дефектов из вакансий анионов в группе однотипных по характеру химической связи соединений III-V имеют практически одинаковое положение относительно уровня вакуума. Среднее значение глубоких уровней вакансий анионов = 4.51 эВ близко к средним значениям модельных уровней = 4.50 эВ, <ЕВabs> = 4.63 эВ и предельных уровней Ферми = 4.75 эВ (относительно уровня вакуума). Поэтому вакансии анионов являются одними из реальных представителей точечных дефектов, которые описываются моделью наиболее глубокого уровня.

Усреднение энергий глубоких уровней всей совокупности собственных дефектов CA, AC, VC, VA дает средний уровень с энергией = 4.91 эВ, относительно которого уровни пар вакансий и антиструктурных дефектов для каждой подрешетки расположены почти симметрично, так что приблизительно выполняется соотношение (E(VA)+E(CA))/2 = (E(VC)+E(AC))/2 = , которое можно рассматривать как условие равновесия донорноакцепторных пар дефектов (AC, VC) и (CA, VA) на двух подрешетках. При сильном радиационном облучении это соотношение вытекает из уравнения электронейтральности при равенстве темпов генерации доноров и акцепторов, поэтому уровень выступает в роли предельного уровня Ферми Flim. Уровень можно рассматривать и как модельный глубокий уровень, порожденный амфотерным центром, на котором локально выполняется условие электронно – дырочного равновесия, что согласуется с концепцией амфотерного собственного дефекта для бинарных полупроводников [24].

На основе расчета глубоких уровней собственных дефектов показано, что закрепление уровня Ферми в облученном электронами кристалле InAs над дном зоны проводимости и его n+-тип проводимости являются результатом взаимной компенсации ансамбля донорных и акцепторных состояний радиационных дефектов, при котором уровень Flim располагается посредине между уровнями доминирующих по концентрации радиационных дефектов. „Низкое" положение дна зоны проводимости в диэлектрической щели InAs по сравнению с другими полупроводниками группы алмаза и соединениями группы III-V приводит к тому, что часть радиационных дефектов (VAs, InAs) формирует состояния резонансного типа в области разрешенных энергий зоны проводимости, которые определяют электрические свойства облученного InAs.

Предложенная модель дает согласующиеся с экспериментом результаты и для кристаллов с другой структурой (A4, A2B6, A2B4C52). Показано, что в гексагональном h-BN и ромбоэдрическом r-BN нитриде бора благодаря подобию зонных спектров, уровни электронейтральности расположены почти в одном и том же месте запрещенной зоны - ближе к потолку валентной зоны. Это объясняет дырочный тип их проводимости.

Микровключения из ромбоэдрической фазы в кристаллитах h-BN выступают квантовыми ямами для дырок и барьерами для электронов.

В шестой главе приведены результаты исследования процессов резонансного туннелирования электронов через квантовые структуры с различной ориентацией границ раздела и направления падения электронов.

Построено модельное описание этих процессов с учетом смешивания состояний на гетерограницах.

Рассеяние электронов на одной границе GaAs/AlAs(001).

На рис.23 приведен коэффициент прохождения электронов Р(Е) из Г и Х долин GaAs в Х1 долину AlAs через резкую границу GaAs/AlAs (001). Символом Х1 обозначено состояние из окрестности двугорбой структуры GaAs с меньшим волновым вектором, символом Х3 – состояние с большим волновым вектором. Максимальному отражению электронов от границы отвечает провал Р(Е) при энергии Еd=0.441 эВ (deep состояние).

Анализ волновой функции deep-состояния Рис.23 Коэффициент прохождения показывает, что у нее имеется лишь небольшой электронов Р(Е) через границу всплеск амплитуды вблизи гетерограницы, поэтому GaAs/AlAs (001) из Г1, Х1 и Хdeep-состояния вряд ли могут считаться долин GaAs в Х1 долину AlAs.

интерфейсными состояниями. Для выяснения Энергия Е0 = 0.4672 эВ отвечает природы deep-состояний была построена дну двугорбой структуры GaAs.

диаграмма Арганда - зависимость реальной части элемента матрицы рассеяния S11 от ее мнимой части для элемента матрицы рассеяния (S11)ХГ, связывающего амплитуды прошедшей Х1 и налетающей Г1 волны. На этой диаграмме S11 является вектором, эволюция которого ограничена кругом единичного радиуса. Вблизи резонансов этот вектор испытывает наибольшие изменения, что удобно для моделирования матрицы рассеяния. При наличии у структуры изолированного резонансного состояния эта диаграмма должна представлять собой круг, параметры которого связаны с положением полюса матрицы рассеяния в комплексной области энергии.

Расчет матрицы рассеяния в области комплексных энергий подтверждает, что вблизи вещественной оси энергии у нее такого полюса нет.

Прохождение электронной волны через границу можно рассматривать как результат взаимодействия различных “виртуальных” процессов. Анализ матрицы рассеяния показывает, что налетающая Г1 волна сначала преобразуется в отраженные волны в GaAs, которые затем преобразуются в прошедшую Х1 волну. Основную роль играют состояния отраженных Г1, Х1 и Хволн. На рис.24 показаны парциальные вклады от Г волны и всех остальных отраженных волн в GaAs.

Видно, что суммарная амплитуда (S11)ХГ Рис.24 Диаграмма Арганда для является результатом компенсации этих вкладов. В элемента матрицы рассеяния (S11)ХГ результате такой компенсации в среде, в которую в интервале энергии электрон проходит с энергией Ed, формируется EX (AlAs) < E < E0(GaAs) (сплошная затухающее состояние, описываемое вещественной линия). Стрелкой показано функцией, а в среде, из которой электрон налетает направление роста энергии.

на границу, из падающей и отраженной бегущих Пунктирными линиями обозначены волн формируется стоячая волна с равными вклады от “виртуальных” модулями коэффициентов при двух X - волнах, процессов (уменьшены в 5 раз), одинаковым образом затухающих вглубь GaAs.

связанных с Г1 волной и всеми Возникновение деструктивной интерференции другими волнами (other). Кружки налетающей Г1 и отраженной Г1 волн в области отвечают значениям (S11)ХГ при GaAs обеспечивается наличием двугорбой энергии Еd.

структуры в GaAs и определенным сочетанием lg(P) параметров зонного спектра обоих материалов, -прежде всего величиной параметров Г-Х и X-X -смешивания на границе.

-Структуры GaAs/AlAs с гетерограницей (111).

-Интерфейсные резонансные состояния возникают в --структурах GaAs/AlAs с резкой гетерограницей -(111). На рис.25 приведен коэффициент -прохождения P(E) электронов из Г долины GaAs 0,0 0,1 0,2 0,3 0,4 0,5 Е,эВ через барьер AlAs(2d), d= a. При энергиях, Рис.25. Коэффициент несколько меньших дна L долины GaAs, прохождения электронов из Г - наблюдается почти полное отражение Г волны с долины GaAs через барьер энергией Еd (deep - состояние). При наклонном падении электронов на границу провал в Р(Е) AlAs(2 a) при нормальном сдвигается в сторону больших энергий в (сплошная линия) и наклонном соответствии с изменениями комплексной зонной структуры. В окрестности L долины GaAs ( k =0,03 2/a, =0, пунктирная коэффициент прохождения имеет асимметричную, линия) падении электронов.

нелоренцовую форму. Найдено, что расчет P(E), в котором учитывались взаимодействия между всеми распространяющимися (незатухающими) состояниями и состояниями с наименьшими декрементами затухания из Г1 - и L1 - долин зоны проводимости, дает результаты, близкие к точному многозонному расчету. Это позволило построить двухдолинную Г-L1 модель электронных процессов в структурах GaAs/AlAs(111) и выяснить природу deep-состояния.

~ Согласно модели отношение амплитуды A огибающей волновой функции при затухающей Г волне в AlAs к амплитуде А падающей Г волны в GaAs для одной границы имеет вид a1 - EL - E A = (4) A - EL - E + icbгде - комплексная величина; a1, b1, c1 - вещественные величины, ЕL1 – энергия дна Lдолины в GaAs, Е – энергия налетающего электрона. Параметры модели определены из данных псевдопотенциального расчета. Появление корневой зависимости от энергии в формуле (4) аналогично ее введению при исследовании рассеяния медленных частиц на квазидискретном уровне в центральносимметричном поле [25]. Если отвлечься от линейной энергетической зависимости входящих в (4) величин, то эта формула отличается от приведенной в [25] наличием коэффициента c1, который определяет появление значительной мнимой компоненты энергии в полюсе матрицы рассеяния и, следовательно, малое время жизни соответствующего квазидискретного уровня за счет ~ сильного Г-L смешивания на гетерогранице. Поэтому отношение A / A как функция энергии имеет слабо выраженный максимум, однако нуль этой величины проявляется довольно резко.

~ Особенности в энергетической зависимости A / A обнаруживают себя в коэффициенте прохождения электронов через однобарьерную структуру. В этом случае отношение амплитуды прошедшей к амплитуде налетающей Г- волны описывается формулой типа (4), но с элементами другой матрицы, учитывающей рассеяние электронов ~ на двух границах (амплитуда A отвечает прошедшей Г-волне в GaAs). Сильное затухание L- электронных состояний в слое AlAs приводит к тому, что при толщинах барьера ~ порядка a 3 и энергии Еd, для которой A = 0 в случае одной границы, электронная волна ведет себя так, как будто, второй границы нет. Поэтому нуль коэффициента прохождения через однобарьерную и двухбарьерную структуры наблюдаются при одной и той же энергии. Для дальнейшего анализа deep-состояния параметры двухдолинной Г-L модели ~ , a1, b1, c1 были выражены через характерные особенности Р(Е)= A / A : максимум (P(E)) = Рмах при Е=Е1,, ноль при Е=Е0, a1 - EL - E0 = 0 и значение Р( EL ) E E = Eв экстремуме L1 – долины GaAs. Положение полюса в нижней полуплоскости комплексной энергии Е=Ер-i, >0 определяется из уравнения b1 - EL -(Ep -i) + ic1 = 0.

С использованием такой параметризации для Г-Г канала рассеяния был рассчитан модуль элемента подматрицы рассеяния | S11 | для одной границы (рис.26) и коэффициент прохождения для одного барьера (рис.27). Результаты показывают, что при энергиях Е > E1 формула (4) дает практически полное совпадение с многозонным расчетом. Параметры, характеризующие положение полюсов для границы и барьера, получились близкими (Ер=0.2593 эВ, =0.0149 эВ) и (Ер =0.2606 эВ, =0.0152 эВ) соответственно. Из-за больших значений мнимой части энергии времена жизни резонансных состояний ( = /2 ) очень малы (~ 20 фс), а максимум Р(Е) слабо выражен. При энергиях Е < E1 по мере приближения к дну Г-долины GaAs расхождение между точным и модельным расчетами возрастает.

Это обусловлено тем, что в выражении (4) не |S11| учтена энергетическая зависимость параметров, связанных с состояниями из Г-долины.

2,Вдали от экстремума EL корневую 1,зависимость волнового вектора от энергии можно аппроксимировать линейной функцией, тогда (4) 1,переходит в формулу 0,~ E - EA / A = , (5) E - ( Ep - i ) 0,0,22 0,24 0,26 0,Е,эВ которая ранее использовалась для описания вероятностей туннелирования и времен жизни Рис.26. Модуль элемента электронов в квантовых волноводах со подматрицы рассеяния S11 для связанными резонаторами. Эта формула приводит одной границы (Г-Г канал):

к сечению рассеяния, полученному Фано для символами () обозначены резонансных состояний в атомах и молекулах.

результаты многозонного расчета, Однако вблизи экстремумов долин формула (5) сплошная линия - расчет с становится несправедливой, излом на кривой Р(Е) использованием формулы (4), не воспроизводится. Это видно из рис.8, где для пунктирная линия – расчет по сравнения показан результат подгонки с формуле (5).

использованием формулы (5) с параметром уширения =0,015 эВ. Поэтому выражение (4) lg(P) позволяет установить более точные значения -параметров Г-L связи на гетерогранице (111). Для -состояний, близких по энергии к нулю функции -P(E), характерна локализация электронной -4 плотности вблизи гетерограницы GaAs(111B)/AlAs(111A). Наибольший вклад в нее -вносят затухающие в обе стороны от границы L Е,эВ 0,0 0,1 0,2 0,3 0,состояния обоих материалов. За счет Г-L смешивания формируется гибридное состояние, Рис.27. Коэффициент прохождения имеющее максимум амплитуды вблизи электронов через один барьер гетерограницы, что и дает основание говорить о AlAs(2 a) (Г-Г канал). Толстая нем как об “интерфейсном” состоянии. В случае линия - расчет с использованием двухбарьерной структуры “интерфейсные” формулы (4), тонкая линия – расчет состояния имеют большое время распада, по формуле (5). поскольку Г- волна не уходит на бесконечность, а оказывается запертой в квантовой яме.

Увеличение времени распада проявляется в возникновении более резкого максимума коэффициента прохождения.

Туннелирование электронов в структурах GaAs/AlAs с плавным потенциалом на гетерогранице. Изучено влияние ПП на процессы туннелирования. Профиль интерфейсного потенциала получался из расчета потенциалов достаточно толстых сверхрешеток (AlAs)m(GaAs)m. Найдено, что при числе монослоев m 8 потенциал вблизи идеальной геометрической границы из среднего слоя атомов Asav, окруженных двумя атомами Ga и двумя атомами Al, практически не меняется с ростом m. Поэтому потенциал сверхрешетки (AlAs)8(GaAs)8 в этой области можно рассматривать как реальный интерфейсный потенциал Vr. Переходная область, в которой кристаллический потенциал GaAs непрерывно переходит в кристаллический потенциал AlAs, ограничена в основном пределами одного монослоя с каждой стороны от такой (резкой) границы, что позволяет моделировать интерфейсный потенциал с 0,3 GaAs AlAs помощью потенциалов более тонких 0,сверхрешеток.

0,Vsm Потенциал структуры GaAs/AlAs 0,представлялся как составной из потенциалов -0,GaAs, сверхрешетки (AlAs)2(GaAs)2 и AlAs. В -0,этом случае переходная область составляет Vabr половину периода СР. Ее две “плавные” -0,границы расположены на слоях из атомов As1 и As 1 Ga As av Al As As2, являющихся общими с кристаллами GaAs и AlAs соответственно. Использование такого Рис.28 Усредненные в плоскости переходного слоя позволяет описать реальный границы разности плавного (smooth) потенциал вблизи гетерограницы кристаллического потенциала Vsm с GaAs/AlAs(001) с точностью не хуже 0.05 эВ потенциалом сверхрешетки (рис.28). В стандартной модели с одной резкой (AlAs)2(GaAs)2 Vsm=Vr-Vsm (сплошная границей расхождения с ПП почти на порядок линия) и резко-оборванным (abrubt) больше, максимальные отличия, наблюдаемые потенциалом Vabr=Vr–Vabr вблизи атомов Ga и Al, достигают величины ~ (пунктирная линия). Вертикальной 0.3 эВ. На рис.29 приведена схема разрывов зон линией обозначено положение резкой GaAs/AlAs(4a)/GaAs(8a)/AlAs(4a)/GaAs(001) в границы на атомах Asav.

моделях с плавной и резкой границами. В модели с РП гетерограница выбрана в положении атомов мышьяка. За счет смешивания Г и ХZ состояний не только на гетерограницах, как в модели с разрывным на одной границе потенциалом, но и в переходной области СР, соединение линий, отвечающих состояниям бинарных соединений и СР, носит, вообще говоря, условный характер. Для электрона, налетающего из GaAs, сверхрешетка выступает как наложенные друг на друга барьеры (ямы) с разными высотами (глубинами) и эффективными массами из Г1(1), Г1(2), Z1 и Z3 - долин, с которыми электрон взаимодействует одновременно, но с разными вероятностями, пропорциональными весам состояний из Г1 и Х1 долин в волновой функции СР. Более того, при использовании сверхрешетки (AlAs)2(GaAs)2 в переходной области помимо Г-Х смешивания имеет место также Г- и X- смешивание, поскольку в волновые функции СР с волновым вектором k = 0 дополнительный вклад вносят сфалеритные состояния с середины линии зоны Бриллюэна ГЦК решетки. На рис.29 экстремумы зон соединены с учетом того обстоятельства, что состояния зоны проводимости сверхрешетки Г1(1) и Г1(2) построены преимущественно из сфалеритных Х1 и Г1 состояний соответственно.

a) b) AlAs AlAs AlAs GaAs AlAs GaAs 1,0 1,0,8 0,0,6 Г1(2) 0,SL SL SL Х Х 0,4 0,0,2 0,Г1(1) Г Г 0,0 0,4.5 16.0 5 12 17 z/a 0.5 12.5 z/a Рис.29 Разрывы зоны проводимости в двухбарьерной структуре GaAs/AlAs(4a)/GaAs(8a)/AlAs(4a)/GaAs: а) в модели с переходным слоем из половины периода сверхрешетки (AlAs)2(GaAs)2(001), b) в модели с РП.

V, eV E, eV E, eV Туннелирование электронов через одну границу. Результаты расчета коэффициента прохождения Р(Е) электронов из Г – долины GaAs через гетерограницу GaAs/AlAs(001) приведены на рис.30. Учет ПП приводит к существенным изменениям. Наиболее 0 чувствительным к точному профилю потенциала и параметрам матрицы сшивания оказался провал коэффициента прохождения Р(Еd=0), положение -которого (Ed = 0.38 эВ) сдвинулось под дно второй зоны проводимости сверхрешетки Г1(2). Уменьшение -вероятности туннелирования низкоэнергетических электронов можно объяснить тем, что переходной слой -6 из СР выступает для них дополнительным барьером. С 0,2 0,3 0,4 0,ростом энергии электронов наблюдается заметный рост E, eV Р(Е) в окрестности ДГ структуры GaAs, его величина в Рис.30 Коэффициент пике (Ep = 0.4672 эВ) достигает значения 0.8. Анализ прохождения электронов Р(Е) показывает, что этому пику Р(Е), как и в расчете с РП, из Г долины GaAs в Х долину не отвечает сформировавшийся резонанс.

AlAs через одну гетерограницу Туннелирование электронов через один барьер.

GaAs/AlAs(001) с ПП Коэффициент прохождения электронов из Г долины (сплошная линия) и РП GaAs (Г1-Г1 канал) через барьер AlAs(а) приведен на (пунктирная линия).

рис.31. Во всей области энергии наблюдаются заметные различия с результатами расчета с РП. В терминах параметров метода эффективной массы они связаны с изменением профиля зон, значений масс и констант междолинной связи на границах. В низкоэнергетической области (Е<0.3 эВ), учет ПП делает барьер примерно на 20% прозрачнее, в основном, вследствие меньшего декремента затухания Г1 волны в СР по сравнению с AlAs. Более существенные отличия обнаруживаются в области перекрывания профилей разных долин, где возникают Фано-резонансы, соответствующие квазистационарным состояниям в Х - яме AlAs или Г1 - ямах в СР. Эти отличия связаны с особенностями поведения поправки V к РП, которая в областях между атомами Asav и As1 в среднем понижает высоту барьера, а в области между атомами Asav - поднимает дно ямы, что приводит к увеличению энергии нижнего состояния в Х - яме AlAs и проваливанию Рис.31 Коэффициент надъямного уровня, расположенного при энергии 0.48прохождения электронов эВ в расчете с РП, под экстремум двугорбой структуры через барьер AlAs(a).

GaAs. Анализ волновой функции показал, что состояние Сплошные линии - расчет с нижнего Фано-резонанса в области барьера построено из ПП, крупная пунктирная трех состояний, происходящих из Г1(1) линия - расчет с РП, мелкая (распространяющееся состояние), Г1(2) (состояние с пунктирная линия - расчет с малой величиной Im(kz)) и Г1(1) (состояние с большой использованием формулы (5).

величиной Im(kz)) долин сверхрешетки.

Амплитуды этих состояний соотносятся как 7:3:3, поэтому нижний резонанс является гибридизованным состоянием и его лишь приближенно можно рассматривать как квазистационарное состояние в Г1(1) яме. В отличие от первого резонанса, минимум второго Фано-резонанса не достигает точно нулевого значения. Неполная деструктивная и неполная конструктивная интерференции волн связаны с влиянием других зон. Вблизи второго Фано-резонанса имеются три взаимодействующих состояния, происходящие из Г1(3) (распространяющееся), Z3 (с малой мнимой частью проекции волнового вектора Im(kz)) и Г1(1) (с большой мнимой частью Im(kz)) долин сверхрешетки. В волновой lg P функции гетероструктуры амплитуды у второго состояния наибольшие, поэтому электрон туннелирует через барьер, в основном по щелевому состоянию, возникшему в результате расщепления зонного спектра СР на границе зоны Бриллюэна. В модели с РП электрон при тех же энергиях туннелирует в основном по Г1 состоянию AlAs. Эффективное увеличение размера потенциальной Х - ямы при учете ПП приводит к росту в области AlAs плотности вероятности состояний, соответствующих пикам (Еmax) и провалам (Еmin) Фано-резонансов (рис.32).

Для нижних Фано-резонансов плотность максимальна в области барьера, а в сторону GaAs она экспоненциально (с декрементом, cоответствующим Im(kz) Х1 - долины GaAs) переходит в осциллирующую суперпозицию налетающей и отраженной волн (слева) или в осциллирующую прошедшую волну (справа). У состояний Рис.32 Усредненная в плоскости с энергиями Еmin функция ограничена в гетерограницы плотность вероятности для одном направлении, что приводит к состояний вблизи а) первого и б) второго росту плотности в области AlAs.

Фано-резонансов. Сплошные линии - расчет с Плотность вероятности у состояний, ПП, пунктирные - расчет в модели с РП.

отвечающих второму резонансу, менее Линии с номером 1 относятся к состояниям, локализована в области квантовой ямы соответствующим пикам резонансов, а (р-подобный вид) и в основном помеченные цифрой 2 - к состояниям, находится за пределами барьера.

соответствующим провалам резонансов.

Ноль-пиковая природа ФаноВертикальными штриховыми линиями резонансов наглядно проявляется в показаны границы периода сверхрешетки.

диаграмме Арганда для элемента матрицы рассеяния S11 (канал рассеяния Г1-Г1). Из рис.33 видно, что траектории S11 около обоих Фано-резонансов в большей своей части представляют из себя окружности.

Радиус окружности для нижнего резонанса равен 0.5, а для второго - несколько меньше 0.5, поскольку значение Р(Е) в провале не равно нулю. Параметры окружностей связаны с нулями и полюсами матрицы рассеяния в комплексной области энергии.

Поскольку резонансы расположены достаточно далеко друг от друга по энергии, то их «взаимодействием» можно пренебречь и в окрестности каждого каноническое разложение матрицы рассеяния представить в виде, подобном (5) (E - En ) S11(E)Spot+A/(E-Ep)= B, (6) (E - E ) p где Spot - описывает потенциальное, слабо зависящее от энергии рассеяние, Ер=Еr+iГ - энергия полюса (Г>0), Еn=E0+i - энергия нуля Рис.33 Диаграмма Арганда для элемента матрицы рассеяния в комплексной элемента матрицы рассеяния (S11)Г1Г1.

плоскости энергии, В - комплексное число.

Стрелкой показано направление роста Параметры формулы (6) были определены из энергии, маленькие кружки – результатов точного расчета - минимального положения реальных частей энергий Р(Еmin) и максимального значений Р(Еmax)=полюсов Еr. Пунктирные линии коэффициента прохождения в области Фанопостроены по формуле (5), крестиками резонанса и экстремумов фазового времени обозначены центры окружностей.

(E) задержки [26] (E)= ((Е) - сдвиг фазы элемента матрицы S11) при энергиях Еr и E E0. Найденные значения параметров для нижнего Фано-резонанса равны:

Еr=0.3793(0.3459) эВ, Г=0.00085(0.00246) эВ, (Еr)=0.387(0.134) пс, Еmin=E0=0.3799(0.348) эВ, Еmax=0.3781(0.343) эВ, =0. В скобках даны значения, полученные в модели с разрывным потенциалом. Из сравнения следует, что учет ПП увеличивает время столкновения электрона с барьером в области первого Фано-резонанса почти в 3 раза. Это изменение непосредственно связано с уменьшением константы междолинной (Г1- Г1(1)) связи на границе GaAs/Al2Ga2Asпо сравнению с константой (Г1-Х1) |(I11)Г1Г1(1) |= 0.связи для резкой границы GaAs/AlAs. Здесь - элементы | (I11) |= 0.05 (I11)' Г1Х матрицы перехода на левой границе. Для второго Фано-резонанса параметры равны:

Еr=0.4605 эВ, Г=0.00126 эВ, (Еr)=0.261 пс, E0=0.45975 эВ, Еmax=0.4626 эВ, = -0.00022 эВ.

Поскольку мало, то ЕminE0, а траектория S11 на диаграмме, как следует из (5), близка к окружности.

Аналогичный анализ проведен для процессов рассеяния электронов на плавных границах в структурах GaAs/AlAs(111). Показано, что ПП в таких структурах приводит к более сильным изменениям L – резонансов по сравнению с Х- резонансами в структурах с границей (001), что связано с большей амплитудой потенциала возмущения = VSLVi и меньшими значениями эффективных масс электронов в L - долинах. Влияние ПП выражается в:

1) исчезновении интерфейсных состояний на одной границе GaAs/AlAs (111), 2) ослаблении Г-L смешивания на границах, сужении Фано-резонансов, 3) значительных сдвигах нижних резонансов, Рис.34 Коэффициент Р(Е) и достигающих ~ 0.1 эВ для слоев тоньше 2 нм.

фазовое время (Е) Туннелирование электронов в напряженных прохождения электронов через нитридных структурах w-GaN/Ga1-xAlxN двухбарьерную структуру wРассмотрены вюртцитные структуры GaN/GaAlN(3c)/GaN(4c)/GaAlN GaN/Ga0.7Al0.3N(0001) с тонкими барьерами из (3c)/GaN. Сплошная линия 1 и твердого раствора, постоянная решетки которого в пунктирная линия – результаты плоскости границы согласована с постоянной решетки многозонного расчета и расчета GaN. Деформация слоев Ga0.7Al0.3N вызывает в однодолинной модели без пьезоэлектрическую поляризацию. Полная учета электрических полей поляризация в барьере Pb = -0.057 (Кл/м2). В квантовой соответственно. Сплошная яме GaN имеется только спонтанная поляризация Pw = линия 2 – расчет в 0.029 (Кл/м2). Электрические поля в слоях структуры однодолинной модели с учетом определены из условия непрерывности нормальной внутренних электрических составляющей электрической индукции на границе полей. На вставке показан слоев и условия компенсации однородной потенциал и плотности составляющей внутреннего поля во всей структуре вероятности резонансных Использовался разрыв зоны проводимости состояний. Пунктирная линия Ес(GaN/Ga0.7Al0.3N) = 0.81 эВ. Вычисленный отвечает расчету без полей, коэффициент прохождения электронов через сплошные линии 1 и 2 – двухбарьерную структуру расчетам с внутренними GaN/Ga0.7Al0.3N(3c)/GaN(4c)/Ga0.7Al0.3N(3c)/GaN полями при падении приведен на рис.34. Результаты многозонного расчета электронов слева и справа получены без учета внутренних полей. Двум пикам в соответственно.

Р(Е) соответствуют резонансные состояния в яме. При этих же условиях проведен приближенный расчет, в котором в матрице сшивания учитывались “взаимодействия” между Г состояниями нижней зоны проводимости.

При энергиях электронов до ~ 2 эВ от дна ямы результаты двух расчетов оказались практически одинаковыми, что связано со слабым влиянием на волновую функцию гетероструктуры состояний из высших зон, имеющих большие декременты затухания. Это стало основанием для применения в данной области энергии метода эффективной массы, в котором учитывались состояния с симметрией Г1. Вычисленный в этой модели коэффициент прохождения согласуется с результатами многозонного расчета (рис.34).

Некоторое отличие в энергиях нижнего резонанса (~ 0.02 эВ) связано с влиянием состояний валентной зоны. С ростом концентрации алюминия в барьерных слоях энергия резонанса приближается к точке ветвления комплексной зонной структуры твердого раствора и расхождение с точным расчетом увеличивается. При небольшой концентрации Al однодолинная модель справедлива. Она была применена для анализа влияния внутренних полей на туннелирование электронов в структурах GaN/Ga0.7Al0.3N.

Вычисленные с учетом внутренних полей коэффициент прохождения, фазовое время прохождения = (Е)/Е ((Е)- сдвиг фазы амплитуды прошедшей волны), профиль эффективного электронного потенциала и плотность вероятности также показаны на рис.34. Внутреннее поле в барьерных областях направлено от катиона к ближайшему аниону вдоль гексагональной оси (Еb=1.31·106 В/см), в области ямы – в противоположном направлении (Еw= -1.92·106 В/см). Основной вклад в значения этих полей связан со спонтанной поляризацией. Внутренние поля меняют электронный потенциал в слоях на величины, сравнимые с разрывами зон, и делают его несимметричным. Вследствие этого локализация зарядовой плотности в яме зависит от направления падения электрона, а вероятность туннелирования, энергия нижнего резонанса и фазовое время уменьшаются.

С ростом концентрации Al в барьерах эти эффекты усиливаются. Существование полярного направления в вюртцитных кристаллах приводит к зависимости коэффициента прохождения от взаимного расположения барьеров в несимметричных структурах GaN/Ga0.7Al0.3N(4c)/GaN(4c)/Ga0.7Al0.3N(3c)/GaN и GaN/Ga0.7Al0.3N(3c)/GaN(4c)/Ga0.7Al0.3N(4c)/GaN. Напряженности внутренних полей в однотипных слоях этих структур одинаковые (Еw = -2.04·106 В/см, Еb = 1.20·106 В/см), но профили потенциала разные. В случае, когда левый барьер является более толстым, внутренние поля за счет эффективного поднятия дна ямы приводят к “голубому” сдвигу первого и второго резонансных пиков. В обратном случае растет “красный” сдвиг первого резонанса и уменьшается энергия второго резонанса, кроме того, вследствие выравнивания “мощностей” двух барьеров (левый барьер становится более высоким, а правый - более низким) вероятность туннелирования в резонансе близка к единице, как для симметричной структуры. Времена прохождения электронов в области нижнего резонанса во всех структурах меньше 1 пс, т.е. имеют тот же порядок, как и в структурах GaAs/AlAs.

Рассмотрено туннелирование электронов через ограниченную сверхрешетку (GaN)4(Ga0.7Al0.3N)5 со спейсер слоем из того же твердого раствора, расположенным слева и толщиной в одну постоянную решетки (с). В отсутствии полей за счет “взаимодействия” между состояниями из отдельных ям возникают две неперекрывающиеся по энергии “минизоны”, связанные с двумя уровнями в яме. Состояниям таких “минизон” соответствуют резонансные пики в коэффициенте прохождения, рассчитанного без учета полей. Из положений пиков получаются значения разности между энергиями крайних резонансных состояний нижней “минизоны” E=0.037 эВ и щели между соседними состояниями в “минизоне” E/n=0.009 эВ (n=4). При учете внутренних полей напряженности в слоях равны Еw = -1.60·106 В/см, Еb = 1.64·106 В/см. Справа от спейсер слоя потенциал сверхрешетки выглядит так, как если бы она находилась в однородном внешнем поле с напряженностью Еeff = -2.3·105 В/см, величина которой определяется из отношения сдвига потенциала V=0.084 эВ к периоду сверхрешетки. Поскольку значение E близко к ширине минизоны бесконечной сверхрешетки, то его можно использовать для проверки выполнимости критерия формирования штарковской лестницы (V>>E/n), означающего разрушение электрическим полем Feff сверхрешеточной гибридизации состояний из отдельных ям. Для нижней минизоны данный критерий выполняется достаточно хорошо, присутствуют все основные признаки штарковской лестницы состояний этой минизоны (локализация зарядовой плотности в отдельных ямах, эквидистантный шаг между резонансными уровнями, совпадающий с величиной скачка потенциала V). При энергиях Е>0.6 эВ более размытым пикам в Р(Е) отвечают резонансные состояния второй минизоны. Для них критерий выполняется не достаточно строго (nV/E~2) и выраженная локализация зарядовой плотности в ямах отсутствует.

Таким образом, возникновение штарковской лестницы за счет внутренних полей в ограниченных нитридных сверхрешетках зависит от величины напряженности поля Feff и дисперсии минизоны. Выполнимость условий ее наблюдения можно обеспечить подходящим выбором размеров и составов слоев сверхрешетки. Типичное значение необходимой для этого напряженности поля Feff составляет ~105 В/см, как и в случае с внешними полями.

В заключении сформулированы основные результаты диссертационной работы, обсуждается дальнейшее развитие исследований.

Основные результаты и выводы 1) Исследован эффект полного отражения электронной волны от гетерограницы GaAs/AlAs(001). Показано, что появление нуля в коэффициенте прохождения электронов через гетерограницу GaAs/AlAs(001), обнаруживаемое в интервале энергии от дна Х - долины AlAs до дна двугорбой структуры GaAs, обусловлено взаимной компенсацией вкладов от „виртуальных процессов" с участием Г, Х1 и Х3 состояний. Появление нуля в коэффициенте прохождения не связано с каким-либо интерфейсным резонансным состоянием, а является следствием многодолинного характера зонного спектра GaAs, AlAs.

2) Показано, что энергии и симметрия состояний глубоких уровней вакансий Al, Ga и As в сверхрешетке (AlAs)1(GaAs)3(001) зависят от положения дефектов в решетке. Понижение симметрии по сравнению с бинарными кристаллами приводит к частичному (полному) снятию вырождения глубоких уровней вакансий, находящихся в средних (крайних) по отношению к Al слоях, а также к различной ориентации их зарядовых плотностей.

Наибольшие изменения (~0.1 эВ) имеют место для вакансии As, расположенной непосредственно на гетерогранице.

3) Исследовано туннелирование электронов через напряженные, вюртцитные структуры GaN/Ga1-xAlxN(0001). Показано, что при небольшой концентрации алюминия (x<0.3) результаты многозонных расчетов удовлетворительно описываются однодолинной моделью метода огибающей волновой функции при учете зависимости эффективной массы от энергии и деформации. Внутренние электрические поля, связанные со спонтанной и пьезоэлектрической поляризацией, приводят к красному или голубому сдвигу резонансных энергий в зависимости от толщины и расположения барьеров по отношению к полярной оси. В сверхрешетках (GaN)n(Ga1-xAlxN)m внутренние поля могут формировать штарковскую лестницу электронных состояний при небольшом числе ультратонких слоев даже в отсутствии внешнего поля.

4) Исследованы электронные состояния арсенида галлия с мышьяковыми кластерами тетраэдрической симметрии. Показано, что локализованные состояния в окрестности запрещенной зоны можно интерпретировать как результат расщепления за счет взаимодействия с окружением совокупности уровней А1, образованных в запрещенной зоне невзаимодействующими антиструктурными дефектами AsGa, входящими в кластер.

Малые мышьяковые кластеры выступают донорами.

5) Изучены электронные состояния, создаваемые кластерами и тонкими слоями из атомов галлия GaAs. Показано, что запрещенная зона GaAs плотно заполняется локализованными состояниями с ростом размеров кластеров Ga. Одновременно с этим уровень Ферми быстро достигает своего предельного значения, близкого к величине барьера Шоттки для плоской границы металл/полупроводник. Положение по энергии и ”хвосты” состояний в области уровня Ферми определяются интерфейсными слоями из антиструктурных дефектов GaAs. Эти состояния одновременно выступают и как щелевые металлиндуцированные состояния и как ”перенормированные” за счет взаимодействия состояния глубоких уровней одиночных дефектов GaAs, что свидетельствует о тесной взаимосвязи моделей, основанных на представлениях о закреплении уровня Ферми дефектными и металл-индуцированными состояниями.

6) Изучены электронные состояния и спектры оптического поглощения германиевых кластеров в кремнии. Показано, что с ростом размеров германиевых кластеров дырочный уровень размерного квантования монотонно смещается вглубь запрещенной зоны Si, что приводит к красному сдвигу края оптического поглощения. Наиболее интенсивное поглощение связано с переходами с резонансного интерфейсного состояния на дно зоны проводимости кремниевой матрицы. Волновая функция локализованного, дырочного состояния обнаруживает характер, свойственный однодолинному приближению метода эффективной массы. В модели с резко оборванным на гетерогранице кластер/матрица потенциалом этот метод дает результаты, близкие к псевдопотенциальному расчету для кластеров с размерами, большими ~ 2 нм.

7) Исследованы электронные состояния и оптические свойства периодического массива пирамидальных квантовых точек w-GaN/AlN(0001). Показано, что вследствие эффектов размерного квантования минимум нижней электронной минизоны массива точек происходит из состояния квантовой Г ямы, а выше лежащие уровни связаны с состояниями боковых U долин и окрестности Г долины зоны проводимости бинарных кристаллов. Наиболее интенсивное поглощение света отвечает волнам, поляризованным в базальной плоскости Ec, и связано с электронными переходами Г1Г3 с нижнего уровня Г1 на два близких уровня Г3, возникающих в результате смешивания состояний из U долин и линии . Поглощение света с поляризацией E||c более слабое, пик сдвинут в сторону больших энергий и обусловлен переходом с нижнего уровня на возбужденный уровень, происходящий из состояний с линии . Благодаря увеличению облучаемой поверхности при фронтальном падении света, массивы малых квантовых точек GaN (~ 2 nm диаметр основания пирамиды, ~1 nm высота пирамиды) могут быть использованы для повышения эффективности инфракрасных фотоприемников.

8) Исследовано влияние плавного интерфейсного потенциала на электронные состояния в гетероструктурах GaAs/AlAs с использованием представления переходной области на гетерограницах фрагментами ультратонких сверхрешеток (AlAs)n(GaAs)m. В такой модели междолинное смешивание происходит на двух границах и в области переходного слоя.

Учет плавного потенциала приводит к заметным изменениям при туннелировании электронов в структурах с тонкими слоями, причем особенно существенным в том случае, когда они происходят при участии коротковолновых состояний в области междолинного смешивания.

9) Развита двухдолинная Г-L модель электронных состояний в структурах GaAs/AlAs(111) с резко оборванным на границе потенциалом. Обнаружены “интерфейсные” состояния, имеющие максимальную электронную плотность на гетерограницах GaAs(111B)/AlAs(111A). Эти состояния быстро распадаются за счет сильного Г-L взаимодействия на границе, когда слой GaAs не ограничен слоями AlAs c обеих сторон.

10) Установлена корреляция в положении глубоких уровней собственных точечных дефектов с предельным положением уровня Ферми в облученных полупроводниках группы III-V. Предложена теоретическая модель наиболее локализованного дефектного состояния кристалла, позволяющая определять положение уровня Ферми в радиационномодифицированных полупроводниках, высоту барьера Шоттки и разрывы зон в полупроводниковых гетероструктурах.

11) Показано, что за счет эффектов размерного квантования в зоне проводимости ультратонких сверхрешеток возникают близко расположенные конкурирующие долины, волновые функции которых локализованы в соответствующих квантовых ямах. Это приводит к росту интенсивности междолинных переходов в сверхрешетках по сравнению с аналогичными переходами в твердых растворах. Наиболее сильная локализация волновых функций имеет место в глубоких Г ямах GaAs, что вызывает немонотонное изменение деформационных потенциалов переходов типа Г-Х и Г-L в ряду сверхрешеток.

Междолинные переходы электронов в зоне проводимости сверхрешеток Г1-M5, Г1-Х1, Г1Х3, Х1-Х1, Х1-Х3, Г3-М5 происходят в основном за счет колебаний катионов, переходы Х1М5, Х3-М5, Г3-Х1, Г3-Х3 – за счет колебаний анионов, а наиболее интенсивные каналы рассеяния Г3-М5 и Z3-М5 связаны с оптическими колебаниями легких атомов Al.

Усредненные по каналам рассеяния деформационные потенциалы в сверхрешетках больше, чем в соответствующих твердых растворах.

Цитируемая литература:

1. Rossi F. Theory of Semiconductor Quantum Devices Microscopic Modeling and Simulation Strategies. - Berlin, Springer Verlag, 2011.- 380 P.

2. Yu, M. Local-basis quasiparticle calculations and the dielectric response function of Si clusters / M.Yu, S.E.Ulloa, D.A.Drabold // Phys.Rev.B.- 2000.- V.61. – P. 2626-2631.

3. Mader, K.A. Empirical atomic pseudopotentials for AlAs/GaAs superlattices, alloys, and nanostructures / K.A.Mader, A.Zunger // Phys.Rev.B.- 1994.-V.50.- P.17393-17405.

4. Мильвидский, М.Г. Наноразмерные атомные кластеры в полупроводниках – новый подход к формированию свойств материалов / М.Г.Мильвидский, В.В. Чалдышев // Физика и техника полупроводников. – 1998. - Т.32. – C.513-522.

5. Никифоров, А.И. Получение наноостровков Ge ультрамалых размеров с высокой плотностью на атомарно-чистой поверхности окиси Si / А.И.Никифоров, В.В.Ульянов, О.П.Пчеляков, С.А.Тийс, А.К.Гутаковский //Физика твердого тела. – 2005. – Т.47. – C.67-69.

6. Горюнова Н.А., Валов Ю.А. (Ред.), Полупроводники А2В4С52. - М., Советское радио.- 1974.- 374 C.

7. Shay J.L. and Wernick J.H. Chalcopyrite Semiconductors: Growth, Electronic Properties, and Applications. – Oxford, Pergamon Press, 1975. - 330 P.

8. Bachelet, G.B. Pseudopotentials that work: from H to Pu / G.B. Bachelet, M. Schlter, D.R. Hamann // Phys. Rev. B.- 1982.- V.26.- P. 4199-4228.

9. Чалдышев, В.А. Расчет электронного спектра соединений А3В5 и твердых растворов на их основе методом модельного псевдопотенциала / В.А.Чалдышев, С.Н. Гриняев // Известия вузов. Физика. -1983. - Т.26, №3. - С.38-61.

10. Limpijumnong, S. Electronic structure of ZnGeP2: A detailed study of the band structure near the fundamental gap and its associated parameters / S.Limpijumnong, W.R.L.Lambrecht, B.Segall // Phys.Rev.B. -1999.- V.60.- P.8087–8096.

11. Басалаев, Ю.М. Оптические свойства кристаллов ZnGeP2 в ультрафиолетовой области / Ю.М.Басалаев, А.Б.Гордиенко, А.С.Поплавной // Физика и техника полупроводников.- 2005.- Т.39, - C.1040-1042.

12. Varea de Alvarez, C. Calculated and measured reflectivity of ZnGeP2 / C.Varea de Alvarez, M.L.Cohen, S.E.Kohn, Y.Petroff, Y.R.Shen // Phys. Rev.B. – V.174.-10.- P.5175-5183.

13. Fujimoto, H. Direct and indirect transition in (GaAs)n/(AlAs)n superlattices with n=1-15 / H.Fujimoto, C.Hamaguchi, T.Nakazawa, K.Taniguchi, K.Imanishi, H.Kato, Y.Watanabe // Phys.Rev.B. – 1990.- V.41.-P7593-7601.

14. Zapol, P. Atomic calculation of defects in ZnGeP2 / P.Zapol, R.Pandey, M.Ohmer, J.Gale // J. Apll. Phys. -1996.- V.79.- P.671-675.

15. Jiang, X. Theoretical study of cation-related point defects in ZnGeP2 // X.Jiang, M.S.Miao, W.R.L. Lambrecht // Phys.Rev.B. – 2005.- V.71.- P.205212-1-205212-12.

16. Giles, N.C. Photoinduced electron paramagnetic resonance of the phosphorus vacancy in ZnGeP2 / N.C.Giles, L.E.Halliburton, P.G.Schunemann, T.M.Pollak // Appl. Phys.Lett.- 1995.- V. 66.- P.1758-1760.

17. Giles, N.C. Infrared absorption bands associated with native defects in ZnGeP2 / N.C.Giles, Lihua Bai, M.M.Chirila, N.Y.Garces, K.T.Stevens, P.G.Schunemann, S.D.Setzler, T.M.Pollak // J.Appl.Phys.-2003.- V.93.- P.8975-8981.

18. Flores, F. On the formation of semiconductor interfaces / F.Flores, C.Tejedor // J.Phys.C.- 1987.- V.20.- P.145-176.

19. Andreev, A.D. Theory of the electronic structure of GaN/AlN hexagonal quantum dots / A.D. Andreev, E.P. O’Reilly // Phys. Rev.B.- 2000. – V.62.- P.15851-15870.

20. Bagga, A. Energy levels of nitride quantum dots: Wurtzite versus zinc-blende structure / A.Bagga, P.K.Chattopadhyay, S.Glosh // Phys.Rev.B. – 2003.- V.68. – P.155331-1-155331- 10.

21. Spicer, W.E. New and unified model for Schottky barrier and III–V insulator interface states Formation / W.E.Spicer, P.W.Chye, P.R.Skeatch, C.Y.Su, L.Lindau // J. Vac. Sci. Technol. – 1979.- V.16.- P.1422-1433.

22. Tersoff, J. Summary Abstract: Failure of the common anion rule for lattice-matched Heterojunctions / J. Tersoff // J.Vac. Sci. Technol.B.-1986.- V.4.- P.1066-1067.

23. Cardona, M. Acoustic deformation potentials and heterostructure band offsets in semiconductors / M.Cardona, N.Christensen // Phys.Rev.B.- 1987. – V.35.- P.6182-6194.

24. Walukiewicz, W. Mechanism of Fermi-level stabilization in semiconductors / W.Walukiewicz // Phys.Rev.B. – 1998.- P.4760-4763.

25. Ландау Л.Д., Лифшиц Е.М. Квантовая механика. - М., ГИФМЛ. - 1963. - 704 C.

26. Ву Т.Ю., Омура Т. Квантовая теория рассеяния. - М., Наука. - 1969. - 452 C.

Список основных публикаций по теме диссертации 1. Чалдышев, В.А. Расчет электронного спектра соединений А3В5 и твердых растворов на их основе методом модельного псевдопотенциала / В.А.Чалдышев, С.Н. Гриняев // Известия вузов. Физика -1983. - Т.26, №3. - С.38-61.

2. Гриняев, С.Н. Переносимый модельный псевдопотенциал: расчет спектров изолированных ионов / С.Н.Гриняев, С.Г.Катаев, А.В.Нявро, В.А.Чалдышев // Известия вузов. Физика - 1985. - Т.28, №8. - С.122-124.

3. Гриняев, С.Н. Псевдопотенциальный расчет междолинных потенциалов рассеяния / С.Н.Гриняев, Г.Ф.Караваев, В.Г.Тютерев, В.А.Чалдышев // Физика твердого тела - 1988.- Т.30, №9. - С.2753-2756.

4. Гриняев, С.Н. Расчет параметров междолинного рассеяния на фононах в полупроводниковых кристаллах А3В5 / С.Н.Гриняев, Г.Ф.Караваев, В.Г.Тютерев // Физика и техника полупроводников – 1989. - Т.23, №8. - С.1458-1461.

5. Гриняев, С.Н. Электронная структура графитоподобного и ромбоэдрического нитрида бора / С.Н.Гриняев, В.В.Лопатин // Известия вузов. Физика – 1992. - Т.35, №2. - С.27-32.

6. Гриняев, С.Н. Рассеяние электронов в многобарьерных cтруктурах GaAs/Al(x)Ga(1-x)As / С.Н.Гриняев, В.Н.Чернышов // Физика и техника полупроводников - 1992. - Т.26, №12. - С.2057-2067.

7. Brudnyi, V.N. Local neutrality conception: Fermi level pinning in defective semiconductors / V.N.Brudnyi, S.N.Grinyaev, V.E.Stepanov // Physica B:Cond.Matter. – 1995. - V.212. - P.429435.

8. Grinyaev, S.N. Intervalley deformation potentials in (AlAs)1(GaAs)1 superlattice / S.N.Grinyaev, G.F.Karavaev, V.G.Tyuterev // Physica B:Cond.Matter. – 1996. - V.228, N3-4. - P.319-328.

9. Гриняев, С.Н. Исследование глубоких уровней антиструктурных дефектов AsGa, GaAs и гетероантиструктурных дефектов InAs, SbGa в GaAs методом расширенной элементарной ячейки 444 / С.Н.Гриняев, В.А.Чалдышев // Известия вузов. Физика - 1996. - Т.39, №8. - С.13-21.

10. Гриняев, С.Н. Расчет электронного энергетического спектра арсенида галлия с мышьяковыми кластерами / С.Н.Гриняев, В.А.Чалдышев // Физика и техника полупроводников – 1996. - Т.30, №12. - С.2195-2202.

11. Гриняев, С.Н. Распределение валентного заряда и уровень электронейтральности в графитоподобном и ромбоэдрическом нитриде бора / С.Н.Гриняев, В.В.Лопатин // Физика твердого тела – 1996. - Т.38, №12. - С.3576-3584.

12. Гриняев, С.Н. Глубокие уровни вакансий в сверхрешетке AlAs)1(GaAs)3 / С.Н.Гриняев, Г.Ф.Караваев // Физика и техника полупроводников – 1997. - Т.31, №5. -С.545-555.

13. Гриняев, С.Н. Анизотропия химической связи и электронной структуры в графитоподобном и ромбоэдрическом нитриде бора / С.Н.Гриняев, В.В.Лопатин // Журнал структурной физики – 1997. - Т.38, №1. - С.32-41.

14. Гриняев, С.Н. Локализованные состояния вблизи запрещенной зоны GaAs, вызванные тетраэдрическими мышьяковыми кластерами / С.Н.Гриняев, В.А.Чалдышев // Физика и техника полупроводников – 1998. - Т.32, №9. - С.1094-1099.

15. Брудный, В.Н. Физика сложных полупроводниковых кристаллов и структур / В.Н.Брудный, О.В.Воеводина, В.Г.Воеводин, С.Н.Гриняев, И.В.Ивонин, Г.Ф.Караваев, Л.Г.Лаврентьева // Известия вузов. Физика – 1998. - Т.41, №8. - C.26-38.

16. Гриняев, С.Н. Резонансное туннелирование электронов в структурах GaAs/AlAs(111) / С.Н.Гриняев, Г.Ф.Караваев // Известия вузов. Физика - 1998. – Т.41, №9. - С.89-99.

17. Брудный, В.Н. Локальная электронейтральность и закрепление химического потенциала в твердых растворах соединений III-V: границы раздела, радиационные дефекты / В.Н.Брудный, С.Н.Гриняев // Физика и техника полупроводников - 1998. - Т.32, №3. - С.315-318.

18. Гриняев, С.Н. Туннелирование электронов через тонкий барьер с плавным потенциалом на гетерограницах GaAs/AlAs(001) / С.Н.Гриняев, Г.Ф.Караваев // Физика твердого тела - 2000. - Т.42, №4. - С.752-758.

19. Гриняев, С.Н. Глубокие уровни кластеров из атомов галлия в GaAs / С.Н.Гриняев, В.А.Чалдышев // Физика и техника полупроводников – 2001. - Т.35, №1. - С.84-88.

20. Гриняев, С.Н. Резонансное туннелирование электронов в напряженных структурах GaN/Ga(1-x)Al(x)N(0001) c учетом спонтанной поляризации и пьезоэффекта / С.Н.Гриняев, А.Н.Разжувалов // Физика твердого тела – 2001. - Т.43, №3. - С.529-535.

21. Voevodin, V.G. Deep levels of antisite defects clusters in ZnGeP2 / V.G.Voevodin, S.N.Grinyaev // Material Research Society Symposium Proceedings – 2001. - V.677. - P.AA4.6.1- AA4.6.6.

22. Гриняев, С.Н. Глубокие уровни комплексов вакансий азота в графитоподобном нитриде бора / С.Н.Гриняев, Ф.В.Конусов, В.В.Лопатин // Физика твердого тела – 2002. - Т.44, №2. - С.275-282.

23. Брудный, В.Н. Электронные свойства облученных полупроводников, модель закрепления уровня Ферми / В.Н.Брудный, С.Н.Гриняев, Н.Г.Колин // Физика и техника полупроводников – 2003. - Т.37, №5. - С.557-564.

24. Voevodin, V.G. Nonstoichiometry and point defects in nonlinear optical crystals A2B4C5 / V.G.Voevodin, S.N.Grinyaev, O.V.Voevodina // Materials Science in Semiconductor Processing - 2003. - V.6, N5-6. - P.385-388.

25. Гриняев, С.Н. Особенности рассеяния электронов на гетерограницах AlxGa1As/AlAs(001) / С.Н.Гриняев, Г.Ф.Караваев, В.Н.Чернышов // Физика и техника x полупроводников – 2003. - Т.37, №4. - С.435-442.

26. Гриняев, С.Н. Влияние внутренних полей на туннельный ток в напряженных структурах GaN/AlxGa1-xN(0001) / С.Н.Гриняев, А.Н.Разжувалов // Физика и техника полупроводников – 2003. - Т.37, №4. - С.450-455.

27. Брудный, В.Н. Модель межфазных границ для полупроводниковых систем: численные оценки / В.Н.Брудный, С.Н.Гриняев, Н.Г.Колин // Материаловедение – 2003. - Т.72, №3. - С.17-25.

28. Брудный, В.Н. Закрепление уровня Ферми в полупроводниках (границы раздела, кластеры, радиационное модифицирование) / В.Н.Брудный, С.Н.Гриняев, Н.Г.Колин // Известия вузов. Физика - 2003. - Т.46, №6. - С.59-66.

29. Гриняев, С.Н. Оптическое поглощение гексагонального нитрида бора с участием вакансий азота и их комплексов / С.Н.Гриняев, Ф.В.Конусов, В.В.Лопатин, Л.Н.Шиян // Физика твердого тела – 2004. - Т.46, №3. - С.424-429.

30. Брудный, В.Н. Кремний-германиевые наноструктуры: электронные параметры и оптические характеристики / В.Н.Брудный, С.Н.Гриняев // Известия вузов. Физика – 2004.

– Т.47, №6. - С.3-7.

31. Brudnyi, V.N. A model for Fermi-level pinning in semiconductors: radiation defects, interface boundaries / V.N.Brudnyi, S.N.Grinyaev, N.G.Kolin // Physica B – 2004. - V.348. - P.213-225.

32. Брудный, В.Н. Электрофизические и оптические свойства InAs, облученного электронами (~2 МэВ): энергетическая структура собственных точечных дефектов / В.Н.Брудный, С.Н.Гриняев, Н.Г.Колин // Физика и техника полупроводников - 2005. - Т.39, №4. - С.409-418.

33. Брудный, В.Н. Электронные свойства кремния с германиевыми кластерами ультрамалых размеров / В.Н.Брудный, С.Н.Гриняев, А.В.Двуреченский // Физика твердого тела - 2005. - Т.47, №11. - С.1941-1945.

34. Гриняев, С.Н. Междолинное рассеяние электронов на фононах в ультратонких сверхрешетках (AlAs)1(GaAs)3 / Л.Н.Никитина, В.Г.Тютерев // Физика твердого тела - 2006. - Т.48, №1.- С. 120-127.

35. Караваев, Г.Ф. “Сверхрешеточная” модель плавной гетерограницы (GaAs)/(AlAs)(001) / Г.Ф.Караваев, С.Н.Гриняев // Физика твердого тела – 2006. - Т.48, №5. - С.893-901.

36. Брудный, В.Н. Глубокие уровни собственных точечных дефектов и природа “аномального” оптического поглощения в ZnGeP2 / В.Н.Брудный, В.Г.Воеводин, С.Н.Гриняев // Физика твердого тела – 2006. - Т.48, №11. - С.1949-1961.

37. Брудный, В.Н. Уровень зарядовой электронейтральности в твердых растворах wAl(x)Ga(1-x)N / В.Н.Брудный, С.Н.Гриняев, Н.Г.Колин // Известия вузов. Физика - 2006. - Т.49, №8. - С.75-78.

38. Брудный, В.Н. Корреляция положения глубоких уровней собственных точечных дефектов с «предельным» положением уровня Ферми в облученных полупроводниках группы III-V / В.Н.Брудный, С.Н.Гриняев, Н.Г.Колин // Известия вузов. Физика - 2007. - Т.50, №5. - С.17-22.

39. Гриняев, С.Н. Туннелирование электронов в структурах GaAs/AlAs(111)c плавным потенциалом на гетерограницах / С.Н.Гриняев, Г.Ф.Караваев // Известия вузов. Физика – 2007. - Т.50, №7. - С.7-13.

40. Караваев, Г.Ф. Модели рассеяния электронов на гетерогранице GaAs/AlAs(001) / Г.Ф.Караваев, С.Н.Гриняев // Известия вузов. Физика – 2007. - Т.50, №10. - С.34-43.

41. Tronc, P. Оptical properties of photodetectors based on wurtzite quantum dot arrays / P.Tronc, K.S.Zhuravlev, V.G.Mansurov, G.F.Karavaev, S.N.Grinyaev, I.Milosevic, M.Damnjanovic // Phys.Rev. B – 2008. -V.77, N16. - P.165328(7).

42. Журавлев, К.С. Материалы для фотоприемников на межподзонных переходах в GaN/AlGaN - квантовых точках / К.С.Журавлев, В.Г.Мансуров, С.Н.Гриняев, Г.Ф.Караваев, П.Тронк // Оптический журнал – 2009. - Т.76, № 12. - С.74-83.

43. Караваев, Г.Ф. Изучение спектра сверхрешеток GaAs/AlAs в рамках моделей с резкой и плавной границами / Г.Ф.Караваев, С.Н.Гриняев // Известия вузов. Физика - 2010. - Т.53, №1. - С.45-54.

44. Брудный, В.Н. Генезис дырочных состояний малых германиевых кластеров в кремнии / В.Н.Брудный, С.Н.Гриняев // Известия вузов. Физика – 2010. - Т.53, №5. - С.68-73.

45. Брудный, В.Н. Спектры оптического поглощения Si с квантовыми точками Ge / В.Н.Брудный, С.Н.Гриняев // Известия вузов. Физика – 2010. - Т.53, №7. - С.43-45.

46. Гриняев, С.Н. Междолинное рассеяние электронов на фононах в ультратонких сверхрешетках (GaAs)m(AlAs)n (001) / С.Н.Гриняев, Л.Н.Никитина, В.Г.Тютерев // Физика твердого тела - 2010. - Т.52, №8. - С.1498-1504.

47. Grinyaev, S.N. Intervalley Electron-Phonon Scattering in Ultra-Thin (GaAs)m(AlAs)n(001) Superlattices / S.N.Grinyaev, L.N.Nikitina, V.G.Tuyterev // Advances in Materials Science Research. Nova Publishers - 2011. -V.2, Chapter 9. - P.155-176.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.