WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

 

Хайруллина Вакифа Гильмановна

ТВОРЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ТРУДА

КАК ИМПЕРАТИВ КУЛЬТУРЫ СОВРЕМЕННОСТИ:

ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

Специальность 09.00.01. – Онтология и теория познания

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Москва  2007

Диссертационная работа выполнена на кафедре «Философия» ГОУВПО «Московский государственный университет сервиса»

Научный консультант: доктор философских наук, профессор

  Белова Зоя Степановна

Официальные оппоненты:        доктор философских наук, профессор

Кораблева Елена Валентиновна

доктор философских наук, профессор

Путилова Лидия Максимовна

доктор философских наук, профессор

Югай Герасим Андреевич

Ведущая организация                Московский технический

университет связи и информатики

Защита состоится « 27 »  сентября  2007 г. в часов на заседании
диссертационного совета Д.212.150.04 при ГОУВПО «Московский
государственный университет сервиса» по адресу: 141221, Московская обл., Пушкинский р-он, пос. Черкизово, ул. Главная, д. 99.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУВПО
«Московский государственный университет сервиса» по тому же адресу.

Автореферат  разослан  «  »  2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор философских наук, профессор А.С. Анисимов

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования вызвана кризисом культуры, прослеживающимся в планетарном масштабе, сопровождающимся нарастанием духовной деградации общества, разрушением духовно-гуманистических основ самого человека. Сложившийся в техногенной цивилизации гипертрофированный принцип приоритета материальных факторов развития над духовными обусловил такой социально-экологический кризис, который затрагивает все фундаментальные характеристики отношений «человек – общество – природа». На рубеже ХХ–ХХI столетий в связи с активным вмешательством науки в систему коммуникации и совершенствованием ее средств общение, как процесс осмысления его участниками проблем бытия, совершенствования культуры, начинает превращаться из явления духовно-интеллектуального в примитивно-чувственное общение. В результате прослеживается образование глобального коммуникационного пространства, «не утруждающего себя» осмыслением и ценностной оценкой социального опыта. Социальный опыт является результатом творчества и труда человека в филогенезе и служит основанием совершенствования его культуры. Пространство жизнедеятельности наполняется энергоинформацией, формирующей стереотип поведения «добиться успеха сейчас любыми средствами, потреблять и наслаждаться». 

При осмыслении отмеченных перемен правомерна постановка следующих вопросов. Каков культурообразующий смысл этих ценностей? Насколько становление отмеченного стереотипа поведения культурной ценностью обогащает массив культурных смыслов, выполняющих функцию «очеловечивания» человека? Насколько изменения в структуре ценностей культуры позитивно могут отражаться на развитии творческих способностей личности и его труде? Эти вопросы встают перед нынешним поколением школьников, идущих на смену уходящему поколению. В связи с этим более четко ставится проблема выяснения взаимосвязи творческой составляющей труда и культуры современности.

Культура не существует вне человека. Как отмечает А.А. Доброхотов, объективные структуры культуры всегда в конечном счете замыкаются на личностном приятии или неприятии, толковании, воспроизведении и изменении. Вхождение в культуру может «автоматически» обеспечиваться механизмами культуры, но может также быть проблемой, требующей моральных и творческих усилий. Соотнесение себя с культурой есть одно из фундаментальных свойств личности1. Это важное философское положение повышает значимость исследования феномена культуры как о реальности – смысловом пространстве, являющемся результатом творческой деятельности человека для вхождения его в культуру. Такой подход позволяет обозначить культуру в смысле особого энергоинформационного ресурса, обеспечивающего связь с предыдущим и будущим поколениями для усвоения каждым новым поколением.

Рассмотрение культуры в таком аспекте актуализируется еще в связи с тем, что Интернет, распространяя свои информационные каналы, претендует на создание новой, своей виртуальной реальности. Он привносит в жизнь общества и индивида новую, неизвестную доселе психологию и культуру. Эта виртуальная реальность начинает менять представление человека о мире, обществе, культуре, творчестве, труде и самом себе. Чтобы вовремя увидеть в этом феномене конструктивные и деструктивные стороны, где компьютер приходит на помощь человеку, экономя ему время и освобождая от рутинной работы, а где оказывает разрушительное влияние на его психику и мировоззрение, необходим анализ, который может быть предпринят на междисциплинарной основе. Такое исследование на философско-мировоззренческом, культурологическом и отчасти социально-психологическом уровнях должно внести ясность: обогащает ли виртуальная реальность внутренний мир человека, развивая творческий потенциал его психики, или, напротив, разрушает, питая его пустыми иллюзиями.

Осмысление этих проблем в современных условиях направляет научную мысль на необходимость исследования на новом уровне вопросов о взаимосвязи и взаимообусловленности феноменов культуры, человека как субъекта творчества и труда. По словам В.С. Степина: « … если учесть возможности взрывного обострения глобальных кризисов в ближайшие 1520 лет, то выбор у человечества невелик. Ему мало времени осталось для размышлений»2. Поэтому актуальность исследования взаимосвязи этих феноменов возрастает.

Степень разработанности проблемы. Человек, его творчество и труд, культура, будучи основными проблемами всей мировой философской мысли, исследовались в каждую эпоху как выражение состояния общественного сознания и как отражение системы знаний о фундаментальных основах человеческого бытия и форм их проявления. Эта совокупность философских знаний, обогащая научно-теоретические методы постижения мира и места человека в нем, способствовала активизации творческой и трудовой деятельности человека и всех форм ее проявления в сферах духовной и материальной культур.

Следует отметить, что эти феномены изучались с разных сторон как философией, так и гуманитарными науками, вызывая к жизни возникновение множества теорий и направлений. В этом процессе выделилась и философия культуры как особый вид знаний, часть философской системы, необходимо вытекающая из ее общего замысла, «ориентированная на философское постижение культуры как универсального и всеобъемлющего феномена»3.

В то же время на рубеже ХХХХI столетий небывалое доселе ускорение социальных изменений создает такую ситуацию, что человеческая психика не успевает их осмысливать и оценивать. Это означает, что психика человека от избыточной нагрузки энергоинформационных воздействий внешней среды оказывается в таком напряжении, при котором начинает терять способность селекции поступающей информации для своей жизнедеятельности. А если учесть непрерывное ускорение этого процесса, сопровождающегося кратным увеличением объема информации, то обнаруживается, что человек может потерять способность адекватного представления о происходящем в обществе и культуре. На языке теории систем при таких условиях человек как сложная система выходит из состояния устойчивого равновесия и оказывается в состоянии динамического хаоса. В таком состоянии он теряет сложившиеся структурно-функциональные связи с внешним миром, без которых не может нормально чувствомыследействовать.

Следовательно, без достаточного осмысления изменений, происхо-дящих вокруг, человек как активный элемент социальной системы не может адекватно реагировать на них. Более того, он может действовать, упуская нечто самое значимое для себя и социума, т.е. совершить антисоциальное. А это означает начало потери человеком способности к творчеству и труду, являющейся основанием культуры. По мнению В.С. Степина, динамический хаос социальной жизни – это «особые периоды социального состояния, которые сменяются устойчивым развитием. Если человечество не погибнет и найдет выход из глобальных кризисов, то наступит новая фаза развития цивилизации, где люди будут себя чувствовать и жить совершенно иначе, чем сейчас»4.

Для осознания взаимосвязи внутреннего и внешнего мира человека и культуры как результата его творческой и трудовой деятельности и одновременно как условия ее проявления, считаем необходимым внести ясность в само понятие «культура» и в главное отличие условий функционирования и развития культуры наших дней от прошлых эпох. Для этого обращаемся к результатам исследований отечественных философов феномена культуры, служащей основанием для дальнейшего осмысления глубинной сущности взаимосвязи творческой и трудовой деятельности человека и культуры современности на новом уровне.

Анализируя роль культуры в формировании человеческой социаль-ности, В.С. Степин выделил в обществе три взаимодействующие подсистемы: материально-техническая, отношения между людьми и совокупность информационных кодов. При этом третья подсистема была обозначена как «культура, наличие в обществе как целостном социальном организме сложноорганизованной совокупности информационных кодов, хранящих и транслирующих надбиологические программы человеческой жизнедеятельности»5. Рассматривая функционирование общества как системы, В.С..Степин раскрыл суть культуры как особого рода программы деятельности человека, потому что деятельность дискретна. Он отмечает, что для получения результата «субъект деятельности имеет цели, ценности, знания и навыки, обеспечивающие его целесообразные действия с орудиями, соединяя их с исходным материалом, который преобразуется в продукт в опредмеченную цель. Эти цели, ценности, знания, навыки и выступают как особая программа деятельности, которая должна стать достоянием субъекта»6. В данном случае речь идет о такого рода программах, которые представляют массив накопленного человеческого опыта и могут транслироваться, передаваться в виде образцов, знаний, предписаний, верований, норм, мировоззренческих установок и т.п. Они гибки, исторически изменчивы. Их принято называть культурой.

Таким образом, культура имеет системный характер, т.е. ее целостность обеспечивается смыслами мировоззренческих универсалий. Эти универсалии можно рассматривать как способы селекции человеческого опыта. Они выполняют функцию отбора для включения в поток культурной трансляции, образуя категориальный строй сознания людей той или иной эпохи, задавая обобщенный целостный образ человеческого жизненного мира. Этот образ выражает отношение человека к природе, обществу и духу, что определяет миропонимание и мироощущение людей той или иной культуры в определенную историческую эпоху. И тогда обнаруживается, что универсалии культуры – это мировоззренческие категории.

Эти положения, раскрывая глубинные основания культуры, высвечивают труднообнаруживаемую связь между культурой, состоянием внутреннего мира человека, его деятельностью и феноменом глобальных процессов. Из представления культуры как надбиологической сложной функциональной структуры знаковой формы проясняется ее энергоинформационная природа. Другими словами, культура представляет энергоинформационную среду обитания человека, питающую его внутренний мир и одновременно питающуюся энергией его внутреннего мира. Этот обменный процесс проявляется во внешнем мире в форме поведения человека и результатов его деятельности в творчестве и труде.

Для анализа главных различий культуры нынешнего поколения от культуры прошлых поколений обратимся к следующим авторам. Так, из трудов А.А. Гусейнова17 следует, что в современной мировой философии в предельно обобщенном виде можно выделить четыре великие традиции: китайскую, индийскую, европейскую, арабо-мусульманскую. Они представляют собой четыре автономные, вполне самостоятельные большие культуры и существуют в настоящее время с теми же названиями, каждая из которых является самодостаточной.

Согласно историческому принципу названные культуры функционировали и развивались, представляя относительно обособленное пространство осмысленной деятельности. Пространство каждой культуры являлось условием для организации жизнедеятельности человека, проживающего в этом пространстве, в т.ч. его ценностно-созидательной деятельности. Из этих положений выходит, что культура как пространство осмысленной деятельности человека представляет и пространство накопления его жизненного опыта в онтогенезе и включения этого опыта в поток культурной трансляции в филогенезе. Однако это не означает, что все созданное человеком включается в культуру. Эту специфику взаимосвязи человеческой деятельности и культуры можно считать общепризнанной. Благодаря активности каждый человек постоянно что-то изобретает в своей жизни, накапливает опыт, но не все попадает в культуру. Как уже отмечалось, культура обладает средствами отбора, скрытыми часто не осознаваемыми жизненными смыслами, которыми руководствуется человек в своей деятельности. Эти осознанные и неосознанные смыслы представляют содержание мировоззренческих универсалий культуры. Ими фиксируется шкала ценностей, обеспечивается понимание мира, осуществляется его осмысление и переживание.

Прошедшие в период с 1990 по 2006 гг. научные конферен­ции и конгрессы философов обсуждали эти аспекты культуры. Участники форумов обратили внимание научной общественности на важные особенности структурных и функциональных связей культур, их влияния на характер бытия человека, его деятельности8. «Сопоставляя культуру Востока и культуру Запада, – отмечает В.Д. Диденко, – мы сможем добиться значительных конструктивных результатов только при условии понимания их самобытности. В данном случае это, в частности, означает, что западноевропейская традиция не должна восприниматься в качестве эталонной»9. Раскрытие последних позволяет прояснить специфику диалога локальных культур в прошлом и настоящем, что, в свою очередь, помогает лучше осознать сегодняшние проблемы данного феномена.

Известно, что такие ценности, как Добро, Истина, Красота, Справедливость и др. могут быть названы фундаментом культуры. Подчеркивая необходимость сохранения и спасения этой части культуры, В.А. Лекторский отмечает, что «без них ни человек, ни культура невозможны (ценности свободы, личности, рациональности)»10. Отсюда следует, что из-за динамичности структуры в культуре всегда присутствуют также операционально целесообразные сиюминутные ценности, призванные обеспечить ее текущее функционирование. Однако важно, чтобы внутри культуры сохранялся баланс собственного культурного и практической адаптационно-операциональной ее части. Общечеловеческие ценности как фундамент культуры служат ценностной опорой для ее изменчивой операционально-целесообразной части.

История функционирования и развития локальных культур свидетельствует, что в их структуре превалировали общечеловеческие ценности. Изменения, происходившие в ее текущей части, обнаружить было почти невозможно, ибо они выходили за рамки индивидуальной жизни. Поэтому эти изменения были незаметны, оценить их можно было лишь по прошествии очень длительного периода времени. Новообразования – результаты творчества и труда человека, претендующие для включения в состав культурных ценностей, подвергались длительной адаптации. Благодаря этой приспособительной особенности обеспечивалась стабильность локальных культур. Таким образом, культура функционирует в форме диалога по вертикали между ее внутренними компонентами, а также диалога по горизонтали между локальными культурами111. Из данного положения обнаруживается системообразующая роль языка в культуре. Каждая локальная культура представляет систему кодов. Ее познание требует от представителей других культур расшифровки последних, т.е. приложения духовно-интеллектуальных усилий и погружения во всю систему данной культуры. Эта особенность была отмечена Ю.М. Лотманом как «язык – это код плюс его история»212.

Сегодня в нашем обществе наблюдаются изменение механизмов культурообразования и нарушение пропорции между высоким и низовым ее компонентами. В этом контексте следует отметить, что происходящие изменения в культурообразовании и ее функционировании таят в себе массу проблем, которые станут явными только по истечении определенного времени.

Радикальные изменения в культуре и ее функционировании отражают одновременно и состояние труда и его творческой составляющей в обществе, являющихся основанием бытия человека. Так, начиная с 90-х годов ХХ столетия в нашей стране государство перестало быть гарантом занятости. В системе жизненных ценностей современного человека резко упал рейтинг труда. В итоге постсоветский человек, привыкший руководствоваться основополагающими морально-нравственными принципами «кто не работает, тот не ест», «трудом славен человек», «от каждого по способности, каждому по труду», очутился в либеральном обществе индивидуализма с принципами «каждый за себя», «все дозволено, если не противоречит закону». Изменение правовых и имущественных оснований предметно-практической деятельности современного человека, условий его творчества и труда и источников доходов, роли государства в этом процессе создало в российском обществе атмосферу нейтрализации регулирующей силы прежних морально-нравственных норм и способствовало возникновению новых. Такие радикальные изменения в нормах общественной жизни при отсутствии нового правосознания вызвали у части населения деформацию в мировоззрении, подавление в нем ценностного отношения к труду и духовной составляющей человеческого бытия. И как следствие – усилилось стремление к быстрому обогащению не за счет трудовых доходов. Это вызвало интенсивный рост экономической и уголовной преступности, на фоне которой увеличивается количество беспризорных детей и социально не защищенных слоев населения. Этому способствовали также коренные изменения в содержании и формах деятельности СМИ, заполняющие смысловое пространство культуры информацией о наступлении общества потребления.

Приведенные положения о резком изменении к началу ХХI столетия «механизма культурообразования» и его функционирования от сущес-твующего до конца ХХ столетия, о переходе из формы гармоничного «впитывания» новообразований (адаптации) и общения локальных культур как закодированных систем, требующих расшифровки их кодов, соответствующей интерпретации и перевода, представляющей напряженный процесс проникновения в смысловое пространство друг друга, в форму одновременного диалога свидетельствуют, что исследование взаимосвязи этих сложных явлений требует вовлечения в их анализ элементов знаний теории восприятия, формирования и развития психики человека как субъекта культуротворчества и труда. При этом считаем важным отметить необходимость обогащения категории времени, основываясь на психофизиологической теории восприятия человеком информации об объектах внешнего мира, дополненной теорией геннокультурной коэволюции. Так, В.С. Степин отмечает: «Нужно откровенно сказать, что философия, да и в целом культура, оказались недостаточно готовы к тем быстрым переменам, которые произошли за последние десятилетия в современном мире. Жизнь слишком быстро меняется, а осмысление изменений идет с запозданием»13. А.Н. Чумаков в числе методов и принципов научной работы отмечает, «что между свершением тех или иных событий и фактом их осознания, как правило, имеет место определенный временной разрыв». Этот парадокс им назван «эффектом позднего восприятия»14. Данное положение рассматривается также в связи с изучением философского аспекта закономерностей формирования и развития трудоспособности человека как субъекта творчества и труда в онтогенезе.

Осмысление творческой составляющей труда как императива культуры современности вызывает необходимость обращения к дополнительным знаниям о человеке как многомерной системе. Поэтому мы обращаемся к идеям ученых-психологов Г. Гельмгольца, Н. Ланге, И. Мюллера, И. Павлова, И. Сеченова15. Среди них для нашего исследования особо важны идеи происхождения внутренней психической деятельности человека, которые получили дальнейшее развитие в трудах В. Бехтерева, Б. Братуса, Л. Выготского, П. Гальперина, А. Леонтьева, С. Рубинштейна16 и их последователей. В данной работе мы опираемся на исследования П.Г. Гуревича, академика И.Т. Фролова, М.Я. Боброва, О.Т. Коростелевой17, Э. Дюркгейма, О..Конта, М. Кастельса, О. Тоффлера18 и др.

В исследованиях ученых много внимания уделялось осмыслению диалектической природы творческого процесса19. В восьмидесятые-девяностые годы ХХ столетия по проблеме творчества было выполнено более двухсот диссертационных работ, и все они представляют исследования конкретных видов творчества. За последние десятилетия исследованию проблем, связанных с творчеством, посвящены следующие диссертационные работы по философии: Г.А. Аванесовой, С.Б. Баглюк, С.Г. Виноградовой, Б.И. Сабурова20. В этих работах исследуются в основном социально-психологические основы творчества.

Особое значение имеют для нашей работы результаты исследований по культуре и творчеству в условиях глобализационных процессов отечественных философов: В.С. Степина, В.А. Лекторского, А.А. Гусейнова, В.Д..Диденко, В.В. Миронова, Л.А. Микешиной, К.Х. Момджяна, И.Т. Касавина, В.М. Межуева, И.П. Меркулова, А.С. Майданова, В.Н. Поруса, А.Ф. Зотова, В.А. Коваленко, А.Н. Чумакова, И.К. Лисеева, Н.В. Мотрошиловой, Е.Н. Некрасовой, А.Л. Доброхотова, З.С. Беловой и других авторов.

Каковы основания происходящих изменений в современной культуре, как они влияют на труд и его творческую составляющую, какова взаимосвязь между этими феноменами? Эти вопросы представляют философскую проблему и делают необходимым исследование прежде всего природы способности современного человека к творчеству и труду, являющейся источником культуры.

Актуальность данного исследования возрастает, если учесть, что труд, смыслообразующим элементом которого является творческая составляющая как императив культуры, исследовался основателями теоретической экономии вне ее учета. Труд рассматривался как фактор производства полезности, товаров и услуг, а его субъект – как источник рабочей силы, как товар на рынке труда и потребитель разной платежеспособности. Вместе с тем способность человека к творчеству и труду воспринималась как априорное человеческое качество.

Проблемы труда непосредственно и опосредованно рассматривались отечественными философами Н.А. Бердяевым, С.Н. Булгаковым, П.А..Фло­ренским, философом-экономистом А.А. Богдановым, экономистами В.Я. Железновым, М.И. Туган-Барановским, С.Г. Струмилиным21.

В конце ХIХ и в ХХ веке труд стал объектом исследования прикладных наук для выявления роли внешних факторов, воздействующих на повышение его производительности22.

В ходе этих исследований было накоплено много эмпирических данных, позволяющих полнее обнаружить уровень сложности проблемы труда. Результаты исследований Центрального института труда (ЦИТ) ВЦСПС, Хоторнские эксперименты Э. Мэйо убедили, что закономерности роста продуктивности труда нельзя выявлять без познания структуры его субъекта и взаимосвязи с культурой. В теории и практике возникли новые подходы к осмыслению труда с учетом состояния внутреннего и внешнего мира человека. 

Одновременно интенсивный рост науки и техники сопровождался механизацией и автоматизацией производства, внедрением информа-ционных технологий, резким изменением соотношения умственного и физического труда в пользу первого, увеличением объемов выпуска продукции потребительского назначения, повышением уровня жизни населения и досуга. Все эти социальные явления сопровождались активным развитием средств массовой информации, рекламной деятельности, игрового бизнеса и развлечений.

Философы и социологи, исследуя эти явления как закономерность общественного развития, определили их как наступление общества потребления. Благодаря такому выводу общественных наук средства массовой информации навязывали обществу стереотипы образа жизни человека-потребителя. Поэтому система взглядов, ценностей, убеждений в общественном сознании на взаимосвязь «человек – общество – природа», основанная на отношении к труду как источнику жизнеобеспечения человека и общества, все более сменялась на представления: 1) о природе в основном как о предмете труда, без учета закономерностей ее самоорганизующейся сущности, забывая, что сам человек является ее частью; 2) о человеке-потребителе-игроке. Так, за последние десятилетия в общественном сознании вместо человека-субъекта труда с творческой составляющей, одухотворяющей предметы природы, формировалась модель человека-потребителя, образ жизни которого – игровая повседневность, способствующая не развитию человека, а его деградации.

Эти проблемы общества свидетельствуют о пробелах в философском познании основ формирования и развития способности человека к творчеству и труду, роли общества и культуры в становлении личности. Необходимость исследования усиливается еще и потому, что определение способности современного человека к творчеству и труду как системного свойства сложной организации с учетом исторической эволюции ее становления и развития, социокультурной обусловленности еще не проводилось. Автор стремился раскрыть в своем исследовании творческую составляющую труда как императива культуры, воспроизводящего ее жизнеспособность, самого человека и его культуры в современных условиях.

Цель исследования заключается в философском анализе сущности творческой составляющей труда как проявления способности человека к творчеству и труду, являющейся императивом культуры современности, и факторов формирования и развития этой способности. В соответствии с обозначенной целью в диссертации поставлены следующие задачи:

– определить философский смысл понятия творческой составляющей труда;

– раскрыть сущность человека как многомерной системы, являющегося одновременно элементом более высшего порядка: био-, ноо-, социосфер, системным свойством которого является способность к творчеству и труду;

– показать структуру способности человека к творчеству и труду как единство его духовной, интеллектуальной и биологической деятельностных способностей, реализуемых им в обществе;

– выявить закономерности формирования и развития способности человека к творчеству и труду в онто- и филогенезе;

– определить проблемы современного информационного общества и раскрыть их влияние на формирование и развитие способности подрастающего поколения к творчеству и труду.

Объект исследования – взаимосвязь творческой составляющей труда и культуры современности.

Предмет исследования – закономерности формирования и развития способности человека к творчеству и труду как основы реализации творческой составляющей труда – императива культуры.

Теоретико-методологической основой исследования является системный подход, дополненный общефилософским принципом единства исторического и логического и методом восхождения от абстрактного к конкретному. Опираясь на интегрирующую функцию философии, автор руководствуется научными положениями ученых-философов, исследующих судьбы культуры и творчества в современных условиях, а также ученых естественно-научного направления: С.П. Капицы, С.П. Курдюмова,  Г.Г. Малинецкого23 и др., развивающих идею о необходимости междисциплинарного синтеза естественно-научных и социально-гуманитарных знаний для выработки новых императивов развития отношений «человек – общество – природа».

В работе опирались на труды классиков философии, социологии, психологии, исследования отечественных и зарубежных ученых по методологическим, теоретическим и прикладным проблемам культуротворчества человека, а также на труды по этнографии, биологии, общей теории систем, теории информации, педагогики, права в области человекознания, культуры.

Эмпирической базой диссертационного исследования послужили ежегодные Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) о развитии человека за 1998, 1999 гг., справочно-статистические материалы Госкомстата РФ и РБ, Министерства образования РФ и РБ, результаты социально-экономических исследований институтов РАН, обзоры социально-экономической политики в России за 1991–2006 гг., материалы международных, всероссийских, региональных научных и научно-практических конференций, конгрессов, симпозиумов, периодической печати, аналитические отчеты, результаты экспериментальной деятельности в общеобразовательных учреждениях Республики Башкортостан под научным руководством автора.

Научная новизна полученных результатов состоит в следующем.

1. Обоснована концепция труда, смыслообразующим элементом которого является его творческая составляющая как императив культуры.

2. Обосновано положение о том, что человек как многомерная система развивается по законам био-, ноо- и социосферы при решающей роли воздействия культуры как духовной силы общества, представляющей смысловое энергоинформационное пространство его жизнедеятельности. 

3. Раскрыто, что формирование способности человека к творчеству и труду связано с процессом формирования и развития интеллекта, имеющим рефлекторную природу, основанную на открытии психо-физиологами механизма различения психических и физиологических явлений.

4. Раскрыта природа способности человека к творчеству и труду, предстающая как триединство его физического тела, интеллектуальной и духовно-волевой составляющих при смыслообразующей роли последней.

5. Раскрыто философское смысловое содержание понятия  «способ-ность человека к творчеству и труду», которое могло бы стать основополагающим мировоззренческим понятием для подрастающего поколения, определяющим его отношение к природе, духовной жизни, обществу и месту человека в нем.

Достоверность и надежность полученных результатов обеспечены методологической обоснованностью исходных теоретических положений, адекватностью применяемых методов цели, задачам и логике диссертации, а также используемой в работе нормативно-правовой базой.

Положения, выносимые на защиту.

1. Труд – сложный процесс, который условно можно представлять как интегральное единство внутренней, чувственно-мыслительной целепо-лагающей, и внешней, опредмечивающей цель, созидательной деятельности человека. Целеполагание есть процесс возникновения нового вида труда в связи с наступлением у человека с развитой чувственно-мыслительной способностью состояния неудовлетворенности настоящим. Такой человек активно ищет причину неудовлетворенности, возможности ее преодоления, воображая желаемое, более совершенное состояние. Он мысленно решает предстоящие задачи, вплоть до четкого представления желаемого идеального результата, т.е. продукта труда. Это есть творческая составляющая труда. Поэтому продукт труда изначально представляет собой идеальную форму как результат творческой деятельности конкретного субъекта-автора, который может быть реализован во внешней среде – в определенном пространстве и времени, с привлечением реальных орудий и предметов труда самим субъектом-автором или другими субъектами, пространственно и временно отдаленными друг от друга, способными к творчеству и труду. Этот процесс есть культуротворческий, культурообразовательный.

2. Духовный и биологический компоненты даны человеку природой при рождении. Дальнейшая жизнедеятельность индивида в социуме – это процесс его физического роста по законам биологии, а процесс развития духовно-волевого и формирования и развития интеллектуального компонентов есть инкультурация. Культура как духовная сила общества проявляется прежде всего в форме соответствия декларируемым в обществе ценнностям, в том числе нормам нравственности и права, и реальным отношением членов данного общества к ним как к ценностям.

3. В процессе формирования и развития интеллекта информация может быть получена, с одной стороны, как результат, целенаправленно извлекаемый органами чувств, т.е. результат волевой деятельности человека. В этом случае восприятие информации представляет собой психическое явление, а с другой – как сигналы, поступающие извне без усердия человека, т.е. – сенсорное, физиологическое явление. Знания есть результат только волевой духовной деятельности по осмыслению значимости информации для жизнедеятельности человека. Интеллектуальная составляющая способности к творчеству и труду определяется уровнем осмысленности воспринимаемой информации, который, в свою очередь, зависит от уровня насыщенности памяти и сознания человека фундаментальными понятиями культуры, служащими предпосылкой для осмысления новых. При отсутствии соответствующих мировоззренческих понятий и образа мышления, сформированных на этических ценностных началах, вероятность становления человека субъектом творчества и труда мала, а субъектом взаимопонимания и сотрудничества – мала или вообще отсутствует.

4. Способность человека к творчеству и труду, предстающую как триединство его физического тела, интеллектуальной и духовно-волевой составляющих при смыслообразущей роли последних, следует считать интегративным системным свойством, отражающим его внутренний мир. В индивидуальном жизненном цикле человека в формировании способности к творчеству и труду самым определяющим является этап духовно-интеллектуально-телесного становления под воздействием семьи, образовательно-воспитательных институтов, средств массовой информации, являющихся проводниками социокультурного опыта человечества и социально-экономической политики государства.

5. Способность к творчеству и труду есть чувствомыследейственная способность человека мироощущать и сопереживать, социально значимо целеполагать и реализовывать ее в жизнь по нормам био-, ноо- и социосфер. Творческая составляющая труда – результат волевого проявления чувствомыследейственных способностей человека по одухотворению веществ природы и совершенствованию субъектно-субъектных и субъектно-объектных отношений, сопровождающийся затратами его психо- и биоэнергии, завершающийся социально значимым продуктом как его опредмеченной целью знаковой или материальной формы.

Теоретическое и практическое значение результатов, полученных в диссертационной работе, состоит в развитии философских взглядов на творческую составляющую труда как императива культуры современности, обосновании роли философских предпосылок в формировании и развитии способности человека к творчеству и труду. Выводы исследования могут быть использованы в качестве научной основы для разработки общей концепции социально-экономической стратегии государства, проблем материнства и детства, для организации философских исследований в сфере образования и здравоохранения. Материалы диссертационного исследования обогащают предмет философии за счет раскрытия смыслового содержания понятия «способность к творчеству и труду» как сущностного признака гармонично развитой личности – субъекта творчества и труда. Результаты исследований могут быть использованы в процессе преподавания философии, культурологии, социологии, теории организации и менеджмента, экономики и социологии труда, информационной экономики и других общественных дисциплин.

Материалы диссертационного исследования могут быть применены при разработке вариантов проектов по совершенствованию содержания общего и профессионального образования, по воспитанию подрастающего поколения творчески трудоспособными гражданами правового государства, а также специалистами-профессионалами по управлению. Результаты данного исследования могут использоваться в научно-практической деятельности ученых-обществоведов, правоведов, специалистов правоохранительных органов и государственных служащих, преподавателей, а также работников средств массовой информации, менеджеров.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы диссертации нашли отражение в научных публикациях автора общим объемом более 40 п.л., в том числе – в трех авторских монографиях, учебных пособиях для общеобразовательной системы и вуза, главах и разделах коллективных монографий, сборниках, статьях в научных изданиях.

Концептуальные подходы и выводы исследования освещались в докладах и выступлениях на международных и всероссийских научно-практических конференциях: «Проблемы реформирования региональной экономики» (Кемерово, 1994), «Современные социально-экономические проблемы развития России» (Омск, 1994), «Проблемы менеджмента и рынка» (Оренбург, 1999), «Государство и общество: проблемы федерализма и самоуправления» (Ижевск, 1999), «Культура, нравственность, экономика и устойчивое развитие регионов России» (Ульяновск, 1999), «Социально-экономическое положение и актуальные проблемы социальной защиты населения России» (Уфа, 2000), «Антикризисное управление: проблемы и пути их решения», (Уфа, 2000), «Гуманитарное образование: традиции и новации» (С.-Петербург, 2001), «Воспроизводственный потенциал региона» (Уфа, 2001, 2004, 2007), «Российская эконо­мика на пороге ХХI века» (Уфа, 2001), «Стратегия социально-экономического развития регионов» (Уфа, 2001), «Национальная экономика: вопросы теории и проблемы преподавания» (Москва, 2001), «Малое предпринимательство: состояние, проблемы, необходимость совершенствования и развития» (Екатеринбург, 2003), «Трансформация общества: наука, педагогика, производство» (Уфа, 2005), «Проблемы современной экономической теории» (Уфа, 2007); а также на секции IV Российского философского конгресса (Москва, 2005), VI Международного Российско-Китайского симпозиума «Государство и рынок» (Екатеринбург, 2005).

Материалы диссертации использовались в процессе преподавания курсов «Философия», «Теория организации», «Введение в специальность «Менеджмент организации», «Управление производством», «Антикризисное управление», «Основы экономических знаний» на экономическом факультете и в Центре второго высшего образования Башгосуниверситета, в Башкирском институте развития образования, Учебном научно-методическом центре Госком­науки Республики Башкортостан при изучении тем, содержащих вопросы, требующие раскрытия понятия «корпоративная культура», субъектной и объектной сущности человека как многомерной системы, носителя творческой способности к труду и творца культуры, как главных факторов для обеспечения качественной жизни человека.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, каждая из которых включает три параграфа, заключения и списка использованной литературы из 353 наименований. Общий объем диссертации – 300 страниц.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе – «Теоретико-методологические основания иссле-дования творческой составляющей труда как императива культуры современности» дан системный анализ сложных понятий: «труд и его творческая составляющая», раскрыты закономерности становления человека субъектом труда и его способности к творчеству и труду, позволяющие обнаружить обусловленность их культурой и необходимость рассмотрения во взаимосвязи с культурой современности.

В п. 1.1. – «Системные основания исследования творческой составля- ющей труда как императива культуры» – на основе системного подхода рассматривается исторический процесс научного осмысления труда философами, основателями экономической науки как явления, созидающего потребительную и меновую стоимости, а также обусловливающего развитие меновых отношений между субъектами труда. В результате труд как термин экономической науки стал пониматься упрощенно – как фактор производства товара и его стоимости наряду с вещественными факторами. В дальнейших исследованиях труда с целью выявления факторов повышения его производительности обнаружились трудности, которые вызвали необходимость расширения знаний по методологии и методике исследовательской деятельности в целом. Так формировались методологические подходы, рассматривающие труд как: источник богатства народов; целенаправленную деятельность субъекта; явление со свойством делимости (специализации) и кооперации; процесс совершенствования субъекта труда («человекотворческая функция», развитие способности человека к универсализму24); ценность для индивидуального и социального организма; фактор социально-экономического развития общества; явление, связывающее систему «человек – общество», «человек – природа», «человек – человек»; деятельное проявление действительной свободы как познанной необходимости25 и др.

Признавая вклад каждого из перечисленных подходов в развитие методологических знаний по исследованию труда, заметим, что в них еще не была актуализирована взаимосвязь между трудом и способностью человека к творчеству и труду. Эти два понятия рассматривались как априорные человеческие качества. Поэтому большинством исследователей труд изучался на предмет научного обоснования факторов повышения его производительности в отрыве от всего жизненного цикла его субъекта (человека индивидуального в онто- и исторического в филогенезе). В лучшем случае чувствомыследейственные способности человека как субъекта труда рассматривались ими усеченно как статичное явление, как его качество, «автоматически» наступающее в пределах определенного возраста, не имеющего отношения к предыдущему периоду его жизненного цикла.

Рассмотрение природы труда – явления сложной структуры, как процесса проявления системного признака его субъекта, т.е. человеческой способности к творчеству и труду, формирующегося и развивающегося по всему жизненному циклу под воздействием культуры общества, стало возможным только с активным становлением теории систем и развитием системного подхода. Гносеологический анализ труда как системы позволяет обнаружить его смыслообразующий элемент – творческую составляющую как императив культуры современности. Системный подход позволяет понять, что труд – сложное процессуальное явление, неотделимое от субъекта-человека, начинается с создания им творческой составляющей, являющейся смыслообразующим элементом труда как целостности. Это духовно-интеллектуальный процесс, протекающий во внутреннем мире человека-творца, который завершается созданием потенциального идеального продукта, т.е. проекта. Он, представляя усвоенный информационный ресурс, может быть реализован и многократно воспроизведен другими субъектами труда. Одновременно – это процесс образования и совершенствования культуры и самого субъекта труда.

На основе системного подхода, по нашему мнению, понятию «труд» можно дать следующее определение. Труд – это система или целостный процесс физиологически, психически, социально обоснованных видов деятельности человека, обязательно начинающаяся с духовно-интеллектуального творческого и чередующаяся по мере необходимости с активными физическими действиями с помощью орудий труда, сопровождающаяся затратами психо-, биоэнергии и завершающаяся созданием задуманного социально значимого продукта как опредмеченной цели его субъекта. Этот процесс как целесообразный подчиняется законам организации и предусматривает обеспечение сохранности и качественного развития способности человека к творчеству и труду, а также его социума, т.е. семьи, предприятия и государства как социальных организмов, в настоящем и в будущем через восстановление затраченной энергии в созданном продукте труда, позволяющем воспроизводить новый труд уже при количественно и качественно новых, более совершенных условиях.

В этом сложном, охватывающем многие аспекты определении труд понимается нами как упорядоченная целостность, смыслообразующим элементом которой является ее творческая составляющая – императив культуры. Считаем, что такое более обогащенное содержание понятия «труд» повысит его мировоззренческое значение в современных условиях.

В п. 1.2. – «Становление человека как субъекта творчества и труда» – внимание автора сосредоточено на исследовании норм физиологической жизни человека как «пределов рамок функциональных способностей», заданных природой. В рамках этих норм биосистема «наполняется» в онтогенезе человека также психическим и социальным измерениями как критериями его жизнеспособности и способности к творчеству и труду, позволяя понять его многомерную сущность. 

Раскрывается биологическая сущность человека как целостной функционирующей структуры, регулируемой центральной нервной системой, ответственной за жизнеспособность человеческого организма в неустойчивой внешней среде. 

Внешняя среда как условие жизнедеятельности человека представляет собой одновременно источник энергоинформации и необходимых веществ для обменных процессов, протекающих во внутренней среде человеческого организма, а также источник факторов угрозы и риска для его жизни. С учетом последнего обстоятельства возникает необходимость рассмотрения понятия «устойчивая жизнеспособность» как условие способности к творчеству и труду. 

Под устойчивой жизнеспособностью человеческого организма как биосущности следует понимать его способность поддерживать в непрерывно меняющейся внешней среде определенные нормы внутренней среды (температуры, концентрации сахара и питательных веществ в крови, реакции крови, величины артериального давления  и других физиологических показателей). Эти нормы составляют эталонный критерий – контрольную меру, заданную природой для измерения и определения границ функциональной способности организма, т.е. одной из составляющих способности к творчеству и труду.

На начальной стадии исторического процесса эволюции человеческий организм обеспечивал свою жизнеспособность преимущественно развивая в себе способности приспосабливаться к изменяющимся условиям внешней среды. Однако внешняя среда, функционирующая по своим законам, может изменяться, создавая запредельные условия для физиологии человека. Случаи наступления и вероятность повторения таких жизненных обстоятельств вызвали необходимость не только развивать способности организма адаптироваться к изменениям внешней среды, но и адаптировать внешнюю среду для уменьшения степени опасности факторов окружающей среды и создания устойчивых условий для своей жизнедеятельности.

Таким образом, анализ несоответствия норм функционирования биосущности человека и закономерностей биосферы дает возможность понять законы развития психики человека как волевой способности избирательного восприятия объектов и процессов внешней среды с целью повышения своей жизнеустойчивости. Избирательное восприятие есть познавательная деятельность в форме создания во внутреннем мире представлений и образов об объектах и процессах внешней среды, выработки понятий, передачи информации, обмена последними, в результате чего происходит развитие сознания.

Закономерности развития психики и ее соотнесенности с физиологией исследовались в ХIХ в. И. Мюллером, Г. Гельмгольцем, И.М. Сеченовым, Н.Н. Ланге. Результаты их исследований дают возможность понять механизм восприятия биосущностью человека свойств других объектов внешнего мира и становления его психосущности как волевого целенаправленного процесса приема и преобразования информации.

Процесс адаптации человеческого организма к изменениям внешней среды является физиологическим, а процесс адаптирования внешней среды.– психофизиологическим. В 1863 г. И.М. Сеченов высказал мысль, что «все акты сознательной и бессознательной жизни по способу происхождения суть рефлексы». Рефлексы можно считать процессуальным элементом восприятия, развивающегося в познавательную деятельность человеческого организма. Так, И.М. Сеченов писал: «В первом смысле чувствование представляет одно из главных орудий самосохранения, во втором – орудие общения с предметным миром, одну из главных основ психического развития животных и человека. Первой стороной чувствование всецело принадлежит к области физиологии, а второй оно связывает нашу науку с психологией»26.

На опытах с осязательными впечатлениями И.М. Сеченовым было доказано, что «движение относит чувственные впечатления к объекту как существующему независимо от ощущающего органа»27. Последнее есть  процесс творчества и труда как процесс переноса человеком своей «чувственной» энергии на предмет труда, как процесс одухотворения человеком предметов внешнего мира. Одновременно это есть процесс проявления чувствомыследейственной способности человека во внешнем мире, т.е. его способности к творчеству и труду. Этот вывод подтверждается положением, выдвинутым И.М. Сеченовым, по которому «следует отличать значение чувствований как прямо вызывающих приспособительные двигательные реакции и как вызывающих изменение самого чувствования, которое становится предметным»128. Первая часть чувствования человеческого организма (приспособительная) – физиологическое явление; вторая – волевые чувствомыследействия человека, которые изменяют само чувствование. Последнее – явление психическое, требующее волевых усилий, это творчество и труд.

Чувствования, вызывающие изменение самого чувствования, – это суть психическое, осознанные действия человека, т.е. его креативные чувствомыследействия. Одновременно рассмотренные положения проясняют суть инкультурации и культуротворчества как волевую деятельность психики человека рефлекторной природы.

В п. 1.3. – «Проблемы формирования и развития интеллектуального компонента способности творчества и труда» – автор, опираясь на труды ученых-психологов о формах восприятия и ученых-исследователей информации (М.А. Вуса, А.П. Суханова, Д.И. Блюменау и др.), предпринимает попытку раскрыть процессуальную природу развития интеллекта на основе организующего свойства информации.

Рассмотрены сходство и различие между понятиями «информация» и «знание». Общность между последними обусловлена единством их процессуальной природы, протекающей в двух формах: 1) в форме процессов раздражимости, чувственности, перцепции на воздействия предметов и явлений окружающей среды (сенсорная информация) как результат действия закона самосохранения всех живых существ;

2) в форме целенаправленных активных волевых действий чувственных органов человека на предметы окружающей среды. Иными словами, это – процесс активных, сменяющих друг друга ощущающих действий и операций органов чувств субъекта, каждая из которых представляет импульс в форме энергоинформации, «пульсирующей» от субъекта к объекту и наоборот. Каждый импульс передается мозгу для составления «копии» модели воспринимаемого объекта и оценки его значимости для жизнеспособности индивида. Это есть рефлекторная форма информации.

Исходя из этих особенностей, под информацией мы понимаем оптические, акустические, вкусовые, тепловые и прочие сигналы, поступающие в организм извне или вырабатываемые внутри него, которые преобразуются в импульсы электрической или химической природы, передающиеся у человека по нейронным цепям в центральную нервную систему и от нее – к соответствующим двигательным органам.

Авторами теории информации в качестве кибернетических систем, наряду с автоматическими регуляторами в технике, рассматривались человеческий мозг, биологические популяции, человеческое общество. Так была установлена общность между управлением и связью в живом организме и в информационно-технических устройствах. Так, биолог Д. Адам писал, что импульсы, идущие от периферических рецепторов в головной мозг, передают информацию точно так же, как импульсы, бегущие по телефонному кабелю29.

В диссертации обосновывается принципиальное различие между сенсорной и рефлекторной формами восприятия внешнего мира; между сенсорной информацией, значимой больше для физиологической жизни человека, и рефлекторной – значимой для психической жизни, т.е. духовно-интеллектуальной. Последняя представляет «механизм» возникновения и развития знаний человека, перерастающих в трудовой деятельности в профессиональный интеллект.

Анализ существующих понятий «информация» и «знание» позволяет автору прийти к выводу, что среди ученых нет единого понимания и разграничения между ними. Подчеркивая теснейшую взаимосвязь между понятиями «информация» и «знания», считаем, что они имеют много общих свойств, ибо одно из них является составным элементом другого. Знания – это система, а информация – ее неотъемлемый элемент.

Волевое внимание, т.е. целеподчиненное восприятие, создает энергоинформацию, наделенную способностью организующего действия внутреннего и внешнего. Такая информация имеет рефлекторную природу. Целеполагание, т.е. начало создания творческой составляющей труда, является процессом создания субъектом энергоинформации организующей способностью.

На основании системного подхода можно сделать заключение, что знание о реальном мире – это система, составным неделимым элементом которой является информация, наделенная организующим свойством. Понятие «знание» – это совокупность взаимосвязанной информации о предметах и явлениях реального мира, о постоянно повторяющихся связях между ними, находящихся в процессуальном состоянии.

В модели знание можно описать как Зot > ∑Иot, где Зot – знание о чем-либо на каждый момент жизни индивида в годах t; Иot – информация о том же на каждый момент жизни в годах. Знание как выражение психосущности индивида имеет рефлекторную природу, основанную на волевом внимании и восприятии. Интеллект является результатом активной волевой деятельности мозга и наружных чувственных органов (анализаторов) с участием чувственной ткани, т.е. памяти.

Отмечается, что на ранних стадиях жизненного цикла поведение человека определяется в основном состоянием сенсорной информации.

В онтогенезе по мере развития психики человека и сознания, т.е. по мере формирования и развития волевым вниманием интеллекта, его поведение регулируется все больше нормами психо- и социожизни – элементами общественного сознания. На основе знаний о деятельной сущности взаимосвязи индивида и общества в работе обоснованы следующие положения. В онтогенезе поведение человека, при прочих равных условиях, определяется преимущественно или сенсорной информацией, проявляющейся в форме эмоций и спонтанных действий, или знаниями норм био-, психо-, социожизни, проявляющимися в форме осмысленных разумных действий. Внешнюю среду человеческого организма можно считать за энергоинформационное пространство, включающее культуру, а  внутреннюю – за источник энергоинформации со свойством организующего действия. Последнее есть результат волевой согласованной деятельности мозга и чувственных органов. Каждый элемент социокультуры может быть рассмотрен как материализованный сгусток интегрированной структурированной энергоинформации или как упорядоченная совокупность энергоинформаций, выраженная в определенной знаковой или предметной форме. В сущности, таковым является и человек, отличающийся от остального мира целеполагающей созидательной способностью – способностью культуротворчества. Процесс взаимодействия «субъект – субъект» и «субъект – объект» можно рассматривать как процесс обмена энергоинформацией между ними. Биосущность человека – это сложный процесс управления центральной нервной системы (ЦНС) связями функционирования внутренних органов, вырабатывающих биоэнергию. При этом ЦНС относительно легко справляется с координацией обменных процессов во внутренней среде, регламентируя ее естественными нормами жизни (назовем их нормами первой группы). Но ЦНС не в состоянии регулировать естественные обменные процессы, происходящие во внешней среде (биосфере), т.е. объективные явления природы, протекающие по своим законам трансформации энергии и веществ (назовем их нормами жизни второй группы).

Цель повышения жизнеустойчивости организма – развитие его способности чувствовать опасность, избегать или нейтрализовать ее и упреждать. Эти задачи сводятся к установлению организмом многообразных связей с внешней средой, т.е. обмену информацией. Во внутреннем мире человека происходит осмысление информации, поступающей извне, т.е. мыследействия, формирование знаний о критериях оценки состояния внешней среды для нормального функционирования внутренней среды организма. Одновременно этот процесс есть проявление внутренней активности человека или силы его духа, целенаправленного действенного чувствования реального мира ощущающими органами. Двигательные ощущения являются способом общения с реальным миром, способом приема энергоинформации о его свойствах. Одновременно это есть процесс переживания, ощущаемого внутренним миром человека. Переживания определяют значение ощущений для жизнеспособности организма в настоящем и будущем. Это есть процесс инкультурации, становления психики человека как явления, взаиморазвивающего его духовную и интеллектуальную способности. В целом это – психофизиологический процесс, протекающий в смысловом пространстве, обеспечивающий духовную реальность человека в функционирующей биосистеме.

По мере духовно-интеллектуального развития все более совершенствуется способность человеческого организма к творчеству и труду как функциональная способность по целенаправленному воздействию на объекты внешней среды и приданию им содержания и форм, благоприятных для био-, психожизни, позволяющих повысить степень своей жизнеустойчивости во внешней неустойчивой среде. Способность человеческого организма целеполагать, основываясь на нормах жизни второй группы и воздействовать на объекты сообразно этой цели, реализуя ее, есть новое качественное состояние системы – ее способность к творчеству и труду. Это стало нормой жизни третьей группы.

В процессе воспитания и обучения человека накопленная духовно-материальная культура предыдущих поколений выполняет две функции:  1) условия физического развития индивида, 2) источник смысловой энергоинформации об очеловеченной внешней среде для волевого восприятия, формирования и развития психики, т.е. духовной и сознательной способности человека, накопления им знаний о законах духа и материи для совершенствования совместной жизнедеятельности, основанной на творчестве и труде.

Во второй главе – «Взаимосвязь внутреннего и внешнего в культуротворчестве» – рассматриваются структура труда, творческая составляющая которого выступает императивом культуры; многократная воспроизводимость реальной составляющей труда как целостности, которая выступает предпосылкой и условием совершенствования профессиональных знаний его субъектов.

В п. 2.1. – «Творчество и продуктивная форма его проявления в культуре как единство потенциального и реального труда» – автор раскрывает структуру труда как сложного процесса, представляющего единство чувствомыслительного, происходящего во внутреннем мире его субъекта, и физически действенного, протекающего во внешней среде в форме субъектно-объектных и субъектно-субъектных отношений. Труд представляет потенциальную и реальную формы проявления способности человека к творчеству и труду. Труд – как потенциальная форма проявления способности его субъекта к творчеству и труду – начинается в его внутреннем мире в форме ощущения неудовлетворенности настоящим состоянием, далее осуществляется диагностика и создание образа более совершенного состояния. Это начальный этап труда – процесс целеполагания, представляющий одновременно процесс согласования сознания о задуманных действиях с его нравственной духовной силой. Этот целеполагающий этап проектирования далее продолжается в форме мысленного поиска средств по реализации желаемого – разработки алгоритма своих действий во внешней среде. При мысленном проектировании принципиальное значение имеют знания о способах придания объекту и предмету природы новых желаемых полезных свойств и выбор орудий труда, с помощью которых можно осуществить задуманное. Процесс проектирования есть создание внутренним миром человека потенциального прообраза реального труда и его продукта, организуемого во внешней среде, требует от человеческого организма духовно-интеллектуальных усилий в форме затрат биоэнергии, трансформирующейся в психическую. В общественном сознании это явление принято считать интеллектуальным трудом. Сравнение признаков интеллектуального труда человека и содержания понятия «потенциал» позволило выявить много общих свойств и считать продукт интеллектуального труда потенциалом предстоящего реального труда. Прообраз реального труда есть продукт потенциального труда, т.е. чувственно-мыслительной деятельности внутреннего мира человека, который другим членам общества недоступен. Нам представляется важным определить основные свойства продукта потенциального труда. Этот продукт как идеал, желаемый результат, неосязаем и кроме самого автора никому невидим. Условно его можно считать воплощением энергии, дополнительно потраченной функционирующей биологической сущностью в течение проектной, или интеллектуальной деятельности. До осведомления субъектом-творцом других людей продукт его потенциального труда полностью принадлежит только ему одному. Трудоемкость потенциального продукта количественно может быть измерена во времени только им самим, фиксируя продолжительность  его «создания». Идеальный продукт можно рассматривать как волевую организованную систему профессиональных знаний человека – носителя способности к творчеству и труду. Эта совокупность знаний может быть расписана субъектом-творцом в виде знаков, понятных другим субъектам, на каком-либо носителе информации. Описанный в знаках продукт потенциального труда как информационный ресурс может быть осмыслен и реализован другими субъектами, способными к творчеству и труду, которые, реализуя замысел творца, будут продолжателями, т.е. исполнителями его потенциального труда, реально обеспечивающими целостность системы до завершения, до получения реального продукта. Продукт труда будет представлять результат взаимосвязанной согласованной деятельности и затрат энергии участников данного труда (эффект синергии). 

Результативность потенциального, а затем и реального труда зависит главным образом от уровня способности к творчеству и труду, развития универсалий культуры по данной профессии в социуме, от их усвоенности субъектами труда. Потенциальный труд – это творческий процесс, одновременно процесс дальнейшего развития способности человека к творчеству и труду, т.е. духовно-интеллектуальной составляющей. Это – процесс культуротворчества. Реальный труд, т.е. процесс реализации продукта потенциального труда в социальной среде, представляет собой активные волевые действия человека в определенном пространстве с помощью орудий труда, с привлечением необходимых объектов и предметов природы в оптимальном промежутке времени. Поэтому в отличие от потенциального труда реальный труд будет информативным, может быть увиден, зафиксирован другими субъектами, способными к творчеству и труду, и воспроизведен ими. Реальный труд и его продукт могут быть измерены другими субъектами общепринятыми количественными мерами (в основном во времени, килокалориях и физических величинах) и качественно оценены.

В этом случае он начинается с усвоения другими субъектами сути потенциального труда и его продукта, предстающих для них как качественно новый смысловой информационный ресурс. Усвоение содержания последнего требует от них определенных волевых усилий. Продукт потенциального труда при условии регистрации законодательно уполномоченным учреждением принято считать интеллектуальной собственностью его субъекта. Усвоенный другими субъектами информационный ресурс становится их теоретическим и прикладным знанием. Приведенное описание реализации труда как целостности проясняет суть культурообразования и творческой составляющей труда как императива культуры в современных условиях. Автор рассматривает труд как двуединый процесс, обеспечивающий одухотворение человеком объектов и предметов природы и делающий самого человека более свободным в его отношениях с природой и обществом.

В п. 2.2. – «Духовное измерение человека в культуротворчестве и совершенствование профессионализма» – доказывается, что труд есть процесс трансформации разных форм энергий внутреннего и внешнего мира человека, опредмечивания его духовных сил в объектах и предметах природы в форме материальных и знаковых благ. Осуществляемый философский анализ позволяет проследить процесс совершенствования профессионализма субъектов труда, т.е. знаний, умений и навыков.

На основе системного подхода анализируются условия реализуемости труда. Это – необходимость определенного пространства и времени, усвоенность содержания потенциального труда другими субъектами-участниками его реализации, привлеченность соответствующих орудий труда и их соподчиненность под единую цель, определенную в момент целеполагания. В работе подчеркивается, что исходной мерой способности человека к творчеству и труду как многомерного био-, ноо-, социального существа является его духовность. Труд как процесс одухотворения человеком объектов и предметов реального мира в форме продукта труда одновременно есть процесс реализуемости установленного психологами «принципа подкрепления» (в памяти закрепляется та волевая деятельность, которая подкрепляется достижением результата). Высказывается гипотеза, что именно действие данного принципа лежит в основе расширения знаний, умений и навыков субъекта труда в профессиональной сфере как продолжение процесса инкультурации во взрослой жизни.

Автор отмечает, что продукт труда существует только в форме потребления духовным и материальным миром человека. Потребление продукта труда есть форма воспроизводства жизнеспособности и способности к творчеству и труду каждого человека в его онтогенезе и условие воспроизводства исторического человека в филогенезе. Продукты труда бесконечно многообразны, их можно разделить на продукты жизнеобеспечения человека и продукты, служащие для воспроизводства самого труда, т.е. орудия труда.

В условиях перехода в информационную эпоху важно переосмыслить устоявшееся в общественном сознании понятие «орудия труда». При рассмотрении условий труда в общественном сознании в качестве основного принято считать наличие материальных средств и предметов труда как средств производства. Но при этом почти без внимания остаются условия потенциального труда, его орудийность. В процессе потенциального труда в качестве его орудия выступают и усвоенные его субъектом универсалии культуры, т.е. продукт всеобщего труда, и пространство его деятельности как «оборудованное» рабочее место. Поэтому понятие «орудие труда» шире понятия «средства труда». Последнее больше употребимо в качестве условия производства реального продукта. Орудия труда являются условием реализации всего целостного труда.

Универсальным орудием труда как продукта духовной культуры человечества следует считать знания, которые в отличие средств труда при пользовании человеком не имеют временных и пространственных ограничений. В то же время следует различать знания как продукт всеобщего труда человека исторического и индивидуального. Знание как универсалия культуры, как смысловой информационный ресурс для формирования знания индивидуального человека волевым усвоением, являющегося составляющей его способности к творчеству и труду, не передается по наследству. Мы считаем, что на современном этапе особо актуальным является вывод Т. Парсонса о том, что система научного знания составляет неотъемлемый элемент человеческой культуры, характерное свойство которой заключается в том, что она биологически не передается по наследству. Общество должно выработать механизмы овладения ею каждым новым поколением. Из этого положения следует, что общество несет ответственность за усвоение подрастающим поколением духовной культуры. 

В п. 2.3. – «Взаимосвязь творчества, культуры и форм организации жизнеобеспечения общества» – исследуются воспроизводство жизни человека и его средств как закономерные функции общества – социального организма. Эту задачу автор осуществляет через сравнительный анализ форм организации жизнеобеспечения человеческого рода на разных этапах своего развития как условия творчества культуры. Труды ученых о догосударственных формах жизнеобеспечения человека, сменяющихся в государственную, позволяют автору сформулировать следующие выводы.

В родовом обществе наивысшей ценностью для каждого его члена была жизнеспособность рода, основанная на совместном труде в форме воспроизводства «производство–потребление». Между родами отношения строились на действии закона самосохранения жизни своего рода, основанном на уничтожении иноплеменников за владение территорией с богатой флорой и фауной.

Продукт всеобщего труда представлял совокупность норм и правил взаимоотношений «субъект – субъект», основанных на главном правиле нравственности: «не делай другому того, чего не хочешь себе», обитал в основном в языковой среде в форме моральных социальных норм.

Благодаря взаимоотношениям, основанным на принципах нравственности, еще при очень низком уровне производительности труда человечество смогло выжить как разумный созидательный род, научилось создавать духовно-материальную культуру. Создание орудий труда, изобретения положили начало возникновению посылок (условий) для осознания сущности труда и его элементов, принципов его разделения и организации, персонификации его результата, института частной собственности, образования, воспитания, обучения, а также института распределения и обмена продуктами труда.

Развитие институтов распределения и обмена продуктами труда начинает связывать людей не по признаку кровного родства, а по признаку наличия социально значимых продуктов для обмена. Это послужило началом пересмотра членами родового общества традиционных ценностей в пользу обеспеченности материальными благами, вызывая столкновение экономических интересов между членами рода, приведя в движение самые низменные побуждения и животные страсти людей и развив их в ущерб всем остальным задаткам.

Такие изменения обесценивают в глазах людей сущность коллективного труда родовой общины как созидательной формы деятельности для совместного распределения и потребления, вызывая к нему отрицательное отношение. Все это способствует установлению связи распределения продуктов коллективного труда родовой общины в форме грабежа, узурпации власти, имущественному расслоению членов рода, делению последних на свободных и рабов. В обществе начинает царить хаос и возникает необходимость учреждения публичной власти (специализированной системы управления) для обеспечения порядка в рамках определенных территорий. Поэтому историю родового строя следует считать стадией возникновения предпосылок для перехода в государственную форму жизнеобеспечения общества, регулирующую субъект-субъектные и субъект-объектные отношения на основе права. Автор считает, что осмысление сущности государства общественным сознанием происходило в течение всей последующей истории человечества. Такое понимание его сущности стало особенно возможным после мирового экономического кризиса 1929 г. (так называемой «великой депрессии»), вынудив мировое сообщество переосмыслить истинную роль государства как систему жизнеобеспечения и воспроизводства своих граждан способными к культуротворчеству, а государственной власти – как ответственной за жизне- и трудоспособное состояние системы. По мнению диссертанта, этот процесс продолжается и в настоящее время.

Третья глава – «Социально-экономические реформы и культу-ротворчество в современной России» – посвящена обоснованию взаимосвязи усвоенности мировоззренческих универсалий культуры и культуротворчества, проявляющихся в реальной жизни как взаимосвязь мировоззренческого и профессионального интеллектов – составляющих способность человека к творчеству и труду; значению понятий в их формировании и развитии и роли государства в их организации. Исторические данные, характеризующие эту взаимосвязь, и социальный опыт реформ последних лет в России позволяют диссертанту обосновать положение «о лаге времени для волевого восприятия смысла явлений». 

В п. 3.1. – «Гуманистическое и инновационное образование как решающий фактор развития творческой личности» – утверждается, что в обществе при упрощенном представлении труда без учета его творческой составляющей как императива культуры и одновременно как процесса проявления способности к творчеству и труду, как системного свойства его субъекта нельзя рассчитывать на активизацию созидающего импульса в социокультуре в глобализационных процессах современности. К такому выводу автор приходит в результате исследования нормативного документа, регулирующего оплату труда занятых в социальной сфере в нашем государстве, и документа об энергозатратах взрослого человека, измеряемых в калориях при различных видах физической активности. При анализе этих документов установлена опосредованная взаимосвязь между существующей системой оплаты труда занятых в сфере образования и количеством калорий, затрачиваемых ими в процессе их профессиональной деятельности. Данный факт реальной жизни подтверждает, что в нашем государстве сложилось представление о труде только как о процессе затрат биоэнергии человека, т.е. упрощенное понимание труда только как биологического явления. Эта зависимость есть следствие упрощенного понимания природы труда, сводящегося только к его реальной части без учета потенциальной. Без научного осмысления сложной природы труда как процесса одухотворения человеком вещества природы нельзя совершенствовать систему оплаты труда в культурообразовательной сфере, ответственной за развитие творческой личности.

Системный подход в исследовании человека и формировании его способности к творчеству и труду позволяет убедиться, что творческая составляющая труда, воспроизводясь многократно другими субъектами, совершенствует их духовно-интеллектуально, развивает культуру, обеспечивает взаимовыгодное сотрудничество в мировом масштабе.

Система образования, являющаяся институтом государства, ответственным за формирование и развитие творческой личности, должна совершенствоваться, дополняясь инновационным содержанием гуманис-тической направленности. Нравственно воспитанное и вооруженное знаниями о закономерностях коэволюционного развития системы «человек – общество – природа» подрастающее поколение будет в состоянии «конструировать» стратегию совершенствования человеческой культуры и сделать эффективный выбор в глобализационных процессах современности, руководствуясь этическими нормами.

В п. 3.2. – «Социально-экономические реформы и их отражение на состоянии труда и культуры» – анализируется взаимосвязь между устоявшимися в общественном сознании россиян мировоззренческими понятиями и их профессиональным интеллектом как составными элементами их способности к творчеству и труду, проявляющимися особенно ярко при переходе на рыночные отношения. 

Опыт перехода к рыночным принципам организации жизнедеятельности в нашем государстве можно считать эмпирическим материалом, служащим доказательством неосознанности в масштабе всего общества: 1) природы творчества и труда и способности к творчеству и труду как сложных взаимосвязанных системных явлений; 2) сути рефлекторной природы усвоения понятий как инструментов мыслительной деятельности человека и его потенциального труда; 3) действия лага времени для осознания и осмысления новых явлений реальности, основанного на психологическом принципе «подкрепления и закрепления»; 4) соотнесенности понятий «информация» и «знание» как элемента и системы; 5) необходимости организованного в масштабе государства переосмысления содержания понятий «государство», «труд», «способность к творчеству и труду», «нормы био-, психо-, социожизни», являющихся базовыми, мировоззренческими.

Описывая масштабы несоответствия норм хозяйствования наших граждан и осуществления функций государственной власти в 90-е годы ХХ века принципам социально-ориентированного рынка, приводящих к «разбазариванию» национального богатства, автор считает, что одной из главных причин явилось отсутствие у наших граждан минимального объема знаний о законах рынка и низкий уровень правосознания и правоприменения в нормированном смысловом пространстве, т.е. в государстве. Как следствие, к середине 90-х годов в нашем государстве производительность совокупного общественного труда, достигшая в течение послевоенных лет определенного мирового уровня, снизилась почти в два и более раза, отражаясь соответственно на среднем уровне жизни его граждан.

Практика показала, что в начале реформ ответственные представители государственных структур руководствовались классическими теориями рынка. Последние являются отражением субъектно-субъектных и субъектно-объектных отношений в обществе, прослеживавшихся в течение последних трех столетий, характеризующихся как процесс научного осмысления наступления этапа индустриального общества, приходящего на смену традиционному. Автор отмечает, что индустриальное общество как новая форма воспроизводства социально-экономической жизни людей, как система приобрела, особенно в течение ХХ века, новые качественные характеристики. Эти изменения сопровождались философским осмыслением, изучались экономистами, социологами, специалистами других областей наук. Так разрабатывались новые понятия, меняющие ментальность индивидуального и общественного сознания граждан индустриально развитых государств.

Смыслообразующими в их мировоззрении, являющемся основой развития интеллектуального компонента способности к творчеству и труду, становились рациональность, критицизм, индивидуализм, не всегда сообразующиеся с нормами нравственности. Эти факты реальной жизни служат доказательством положения научной новизны о том, что при несоответствии смыслового содержания понятий и образа мышления (зависящих, в свою очередь, от их сформированности на этических началах или индивидуализме) вероятность взаимовыгодного сотрудничества между субъектами творчества и труда мала или вообще отсутствует. Поэтому необходимо раскрытие роли культуры и культуротворчества в реформировании российского общества с учетом российского менталитета.

Анализируя опыт социально-экономических реформ России на рубеже ХХ и ХХI столетий на основе интеграции знаний естественных и общественных наук о человеке, автор приходит к выводу, что в нашем обществе еще не осмыслена и не осознана природа формирования и развития мировоззренческого и профессионального интеллектов как соотношение рецепторных и рефлекторных процессов, протекающих во внутреннем мире индивидуального человека по определенным закономерностям. Не осознана также духовно-энергетическая смысловая природа информации, наделенной организующей, т.е. созидательной, или дезорганизующей силой. Расплывчато в общественном сознании также представление о том, что информация в жизнедеятельности индивидуального человека служит элементом конструкции его мыслей для выражения и изменения его чувств и чувств других людей. Такая конструкция мыслей есть процесс потенциальной, творческой составляющей труда.

Известно, что человек – автономная многомерная система (субъект), непрерывно взаимодействующая с культурой общества как энерго-информационным смысловым пространством знаковой природы (надындивидуальной духовной реальностью), как системой более высшего порядка, обладающей новым надорганизменным свойством созидательного или разрушительного воздействия на индивида. Вместе с тем человек – активный элемент системы – характером своей деятельности способен влиять на культуру общества как на его системное свойство. Неосознанность этих закономерностей приводит в обществе к нарушению норм и принципов жизни. В жизни нарушение объективных законов и принципов (независимо, происходит это осознанно или неосознанно) сопровождается нарушением равновесия любой системы, ее жизнеспособности, а по отношению к человеку – его способности к творчеству и труду; ведет к разному толкованию базовых понятий мировоззренческого интеллекта, разному уровню понимания одних и тех же социальных явлений и разному отношению к ним.

Автор считает, что рыночная система жизнедеятельности общества для наших граждан есть новое информационное смысловое пространство для восприятия и усвоения, т.е. совокупность новых понятий и норм, регулирующих отношения граждан в социальной и экономической сферах жизни общества, требующее определенного времени (лага времени восприятия смыслов). На данном этапе в сознании наших граждан происходит смена основополагающих понятий социально-экономической жизни, таких, как «общественная собственность на средства производства», «отраслевое управление», «стабильные цены», «уверенность в завтрашнем дне», «бесплатные образование и медицина» на – «альтернативные издержки», «выбор», «принятие решений», «риск», «банкротство», «имущественная ответственность» и т.д.

В п. 3.3. – «Правовое государство как форма развития культуры и организации воспроизводства творческой личности» – раскрыты следующие положения. Историю развития форм организации жизнеобеспечения следует рассматривать как время осознания человеческим родом своей сущности и законов созидания и совершенствования духовно-материальной культуры. Так, если всю историю брать во временном исчислении условно за 100%, то в филогенезе наибольшее время приходится на время познания и осмысления законов социожизни, норм воспроизводства самого человека. Продуктом этого этапа истории человечества являются современная моногамная семья, прошедшая в историческом развитии четыре формы, и знания норм нравственности как условия обеспечения устойчивой жизнеспособности человеческого рода.

Историю развития государственной формы жизнеобеспечения человеческого рода, пришедшей на смену родовой, следует рассматривать как лаг времени познания человечеством законов воспроизводства средств жизни, т.е. труда, принимающего форму профессиональной деятельности и проявляющегося в форме производства духовных и материальных благ, как непрерывный кругооборот: производство – распределение – обмен – потребление.

В диссертации обосновывается, что современный человек, сущностным признаком которого является его способность к творчеству и труду, есть продукт организованной формы жизнедеятельности общества: семьи, правового государства и его институтов. Государство представляет сложную систему с субъектом управления – публичной властью. Ее функциональное назначение – совершенствование жизнеспособности и способности человека и рода человеческого к творчеству и труду через познание ими законов духовной и материальной культуры, т.е. через развитие всеобщих духовности и интеллекта при физическом здоровье. Иными словами, правовое государство следует понимать как форму организации воспроизводства творческой личности и развития культуры. Именно так следует рассматривать функции правового государства как цивилизованной формы жизнеобеспечения человечества.

В работе анализируется сложившееся содержание понятия «государство» у российских граждан, служащего одним из смыслообразующих элементов их мировоззрения. Сравнивая определения «государства» мыслителей разных эпох и стран, автор приходит к выводу, что у отечественных исследователей «государство» мыслилось не столько как система жизнеобеспечения, а больше как машина принудительного подчинения, т.е. как «диктатура», означающая неограниченную власть, осуществление власти в государстве недемократическими методами; авторитарный политический режим по принципу «господ и подчиненных», «властелинов и служащих им».

В диссертации отмечается, что социальный опыт последних лет показывает, что в нашей стране общественное сознание инерционно еще оперирует понятием государства старого содержания. А новое содержание – как качественно новая форма организации жизнеобеспечения граждан – находится только на стадии становления. Автор считает, что качество способности наших граждан к творчеству и труду будет зависеть, прежде всего, от профессионального понимания ее сути должностными лицами структурных подразделений государственной власти, ответственных за образование и воспитание, осознания ими своих функциональных обязанностей и прав по целенаправленному созданию норм, реально регулирующих процесс формирования и развития подрастающего поколения способным к творчеству и труду.

Рассматривая возникновение и развитие идеи правового государства в филогенезе и обогащение ее содержания диссертант выделяет основные его признаки: 1) организация деятельности всех структур государства на основе закона, т.е. общеобязательность закона как для граждан, так и для структур власти; 2) создание норм жизнедеятельности, обеспечивающих гармоничное функционирование и развитие общества и каждого его члена; 3) взаимная ответственность публичной власти и граждан друг перед другом.

Оценивая специфику развития идеи правового государства в нашей стране, автор отмечает, что подход к ней не соответствовал толкованию К. Маркса: «Свобода состоит в том, чтобы превратить государство из органа, стоящего над обществом, в орган, всецело этому обществу подчиненный»30.

В диссертации как позитивное явление отмечается, что в России в последние годы в связи с реформами прослеживаются изменения в научных взглядах на правовую государственность. Используя теорию правового государства как результат всеобщего труда и практический опыт построения и функционирования правовой государственности в современных цивилизованных странах, философская, социальная, экономическая и политическая мысль и отечественное правоведение моделируют реальные контуры будущего правового государства в нашей стране.

В Заключении диссертации формулируются главные итоги и выводы и обозначаются перспективы дальнейшего исследования проблемы. В частности, отмечается, что поколение, способное к творчеству и труду, сможет реализовать в планетарном масштабе созидательный эффект синергии в форме воплощения духовно-интеллектуальной энергии всех поколений в духовно-материальную культуру ради совершенствования человека.

По содержанию диссертации автором опубликованы следующие работы:

В изданиях, входящих в перечень изданий, рекомендованных ВАК для опубликования основных научных результатов докторских диссертаций:

  1. Творческий компонент труда как императив культуры современности / Под научной ред. д-ра филос. н., проф. В.Д.Диденко: Монография. М.: Соц.-гуманит. знания, 2007. 274 с. (15,8 п.л.).
  2. Теория воспроизводства труда и трудового потенциала / Изд-е Башкирск. ун-та. Уфа, 2001. 210 с. (13,1 п.л.)
  3. Трудоспособность человека: социально-философский анализ. Уфа: РИО БашГУ, 2005. 174 с. (10,1 п.л.).
  4. Философские аспекты трудоспособности человека // Вестник БГУ. 2005. № 3. С. 79–81 (0,3 п.л.).
  5. Отражение глобализационных процессов на культуре и отношении к труду // Вестник БГУ. 2007. № 1. С. 77–81 (0,5 п.л., принят к печати до 31 декабря 2006 г. См.: Бюллетень ВАК Минобрнауки России. 2007. № 1.  С. 3).
  6. Трудоспособность граждан как решающий фактор социально-экономической стратегии региона // Проблемы региональной экономики (на примере Республики Башкортостан): Монография / Под общ. ред. Исянбаева М.Н., Шакировой С.М., Илишевой Л.И. и др. Уфа: РИЦ БашГУ, 2006. С. 80–95 (0,9 п.л.).
  7. Теория воспроизводства труда в формировании модели экономического развития России // Национальная экономика: вопросы теории и проблемы преподавания: Материалы научно-практической конференции (16–17 октября, 2001 г., Москва, МГУ / Под ред. А.В. Сидоровича, Ю.В. Тарнаухи. М.: МАКС Пресс, 2001. С. 210–211 (0,1 п.л.).
  8. Трудоспособность как фактор реализации социально-экономических потребностей человека // Труды VI Международного Российско-Китайского симпозиума «Государство и рынок». Секция III. Екатеринбург, 2005. С. 243–246 (0,3 п.л.). 
  9. Формирование экономического языка и рыночного менталитета // Гуманитарное образование: традиции, новации. Ежегодная межвузовская научно-методическая конференция (14–15 февраля 2001 г.). СПб., 2001. С..148–149 (0,1 п.л., в соавт.).
  10. Необходимость совершенствования образования на основе концепции устойчивого развития // Сборник научных трудов по материалам IV Международной конференции «Проблемы менеджмента и рынка» / Под ред. Л.С. Зеленцовой, Н.К. Борисюка. Оренбург: Оренбургский государственный ун-т, 1999. С.239–241 (0,2 п.л.).
  11. Системный подход к раскрытию понятия «труд» // Рыночный механизм хозяйствования и региональная экономика. Тезисы докладов второй научной конференции преподавателей и студентов. Уфа: РИЗО БГУ, 2000. С. 10–12 (0,1 п.л.).
  12. Экономико-правовое образование и менталитет населения // Рыночный механизм хозяйствования и региональная экономика. Тезисы докладов второй научной конференции преподавателей и студентов. Уфа: РИЗО БГУ, 2000. С. 98–101 (0,2 п.л., в соавт.).
  13. Научная концепция экономического образования в учреждениях общеобразовательной системы // Российская экономика на пороге ХХI века. Труды Международной научно-практической конференции (11–12 мая 2000 г.).– Уфа: Изд. БГУ, 2000. С. 270–272 (0,1 п. л., в соавт.).
  14. Экономико-правовое образование как фактор упреждения несостоятельности // Антикризисное управление: проблемы и пути их решения (теория и практика). Материалы научно-практической конференции. Уфа: Изд. БГУ, 2000. Ч.1 С. 140 –143 (0,1 п.л.).
  15. О воспроизводстве трудового потенциала // Воспроизводственный потенциал региона: Материалы Международной научно-практической конференции. Сборник статей. Вып. 1./ Изд-е Башкирск. ун-та. Уфа, 2001. С. 90–92 (0,1 п.л.).
  16. Трудоспособность подрастающего поколения – решающий воспроизводственный потенциал // Воспроизводственный потенциал региона: Материалы Международной научно-практической конференции. Сборник статей. Вып.1. / Изд-е Башкирск. ун-та. Уфа, 2001. С. 104–106 (0,1 п.л.).
  17. Знания о природе труда и их практическое значение // Актуальные проблемы экономики труда и предпринимательства: Сборник научных статей / Под ред. акад. Ф.У. Мухаметлатыпова. Уфа: РИО БашГУ, 2002. С. 79–94 (0,9 п.л.).
  18. Трудоспособность как воспроизводственный потенциал экономики // Воспроизводственный потенциал региона. Материалы Международной научно-практической конференции (27–29 мая 2004 г. Т.1. Уфа: РИО БашГУ, 2004. С. 144–146 (0,1 п.л.).
  19. Необходимость разработки методов диагностики процесса формирования и развития трудоспособности в школьном возрасте: проект научного обоснования: Препринт. Уфа: РИЦ БашГУ, 2006. 30 с. (1,7 п.л., в соавт.).
  20. Трудоспособность – системное качество человека // Социально-гуманитарные знания. 2007. № 4. (0,5 п.л., в печати).
  21. Человек как многомерная система // Человек. (0,6 п.л., в печати).
  22. Человек, его труд и культура современности // Вопросы философии.  (1 п.л., в печати).
  23. Творческий компонент труда и культурообразовательный процесс // Социально-гуманитарные знания. (0,7 п.л., в печати).

В прочих изданиях:

  1. Теории рынка и реальность // Формирование социально ориентированной рыночной экономики. Часть первая. Сборник работ аспирантов и докторантов Института экономики РАН / Под ред. акад. А.И Архипова. М.: Институт экономики РАН, 2002. С. 7–16 (0,8 п.л.).
  2. Системный подход и совершенствование регионального управления на современном этапе / Северо-восточный регион Башкортостана: актуальные проблемы и пути их решения. // Тезисы докладов научно-практической конференции. Уфа, 1996. С. 58–61 (0,2 п.л., в соавт.).
  3. Образование – фактор обеспечения рационального природопользования // Ватандаш. 2000. №11. С. 85–91 (0,6 п. л.).
  4. Экономическое образование как фактор социально-экономического развития региона // Развитие реформы и становление новых экономических отношений в Республике Башкортостан. Уфа: Гилем, 2000. С. 373–404 (1,7 п.л.).
  5. Экономика и жизнь народа (рабочая тетрадь) для учащихся общеобразовательных школ. Уфа: Башкирская энциклопедия, 2000. 34 с. (3,8 п.л., в соавт.).
  6. Экономика и жизнь народа (научно-методические рекомендации для учителей экономики). Уфа: Башкирская энциклопедия, 2001. 30 с. (1,9 п.л., в соавт.).
  7. Экономико-правовое образование как стратегия социальной защиты населения // Социально-экономическое положение и актуальные проблемы социальной защиты населения России: Материалы Российской научно-практической конференции (16–17 мая 2001 г.). Уфа: Восточный университет, 2001. С. 155–156 (0,1 п.л.).
  8. Экономико-правовое образование как предпосылка развития предпринимательства в регионах // Стратегия социально-экономического развития регионов: Тезисы докладов Всероссийской научно-практической конференции. Уфа: Гилем, 2001. С. 405–407 (0,2 п.л., в соавт.).
  9. От чего зависит трудоспособность граждан? // Ватандаш. 2003. № 10. С. 36–41 (0,4 п.л.).
  10. Трудоспособность – сущностная характеристика человека: Материалы «философско-культорологических чтений имени проф. Д.Ж. Валеева» (14 февраля 2003 г.). Уфа: ВЗФЭИ, «Знание», 2003. С. 96–99 (0,2 п.л.).
  11. Ключевые понятия как основные элементы организации жизнедеятельности человека в обществе // Ядкяр. 2004. № 4. С. 80–88 (0,7 п.л.).
  12. Трудоспособность граждан – решающий фактор развития общества // Трансформация общества: наука, педагогика, производство. Материалы Всероссийской конференции 25 февраля 2005 г. Уфа: Изд-во БГПУ, 2005. С. 206–210 (0,5 п.л.).
  13. Философские аспекты трудоспособности человека в консалтинге // Консалтинговые технологии: проблемы и перспективы развития в образовании и управлении. Первая межвузовская научно-практическая конференция: Сборник научных трудов / Под ред. Т.Н. Ананьевой. М.: ГОУ ВПО «МГУС», 2005. С.81–87 (0,4 п.л.).
  14. Философия как основание культуры // Исторический процесс: истоки, перипетии, перспективы: Межвузовский сборник статей / Под общей ред. М.Ю. Билаоновой. Вып. 7. Йошкар-Ола: Марийский государственный технический университет, 2006. С.14–20 (0,4 п.л.).
  15. К вопросу о профессионализме персонала как факторе конкурентоспособности // Ядкяр. 2006. № 1 (33). С.58–63 (0,4 п.л., в соавт.).
  16. Формирование трудоспособного поколения – фактор устойчивого развития региона // Воспроизводственный потенциал региона: Материалы III Международной научно-практической конференции, 24–26 мая 2007 г. Ч. II. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2007. С. 26 – 32 (0,3 п.л.).
  17. Трудоспособность – системообразующий фактор хозяйственной деятельности человека // Проблемы современной экономической теории. Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 60-летию кафедры общей экономической теории (10-11 мая 2007 г. Уфа: РИЦ БашГУ, 2007. 0,4 п.л., в печати).

Хайруллина Вакифа Гильмановна

ТВОРЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ТРУДА

КАК ИМПЕРАТИВ КУЛЬТУРЫ СОВРЕМЕННОСТИ:
ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

Лицензия  ИД № 04205 от 06.03.2001 г.

______________________________________________

Сдано в производство 13.06.2007 Тираж  100 экз.

Объем  2,75 п.л.  Формат 60х84/16  Изд. № 172 Заказ 172

––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный университет сервиса»

141221, Московская обл., Пушкинский р-он, пос. Черкизово, Главная, 99

© ГОУВПО «МГУС», 2007


1 Доброхотов А.Л. Культура // Философия: Энциклопедический словарь / Под ред. А.А. Ивина. М.: Гардарики, 2004. С. 412.

2 Важно, чтобы работа не прекращалась…Интервью с академиком В.С. Степиным ведет И.Т..Касавин // Человек. Наука. Цивилизация. К семидесятилетию академика В.С. Степина. М.: Канон+, 2004. С. 83.

3 Межуев В.М. Культура в зеркале философского знания // Человек. Наука. Цивилизация.  С. 563564.

4 Важно, чтобы работа не прекращалась … С. 78.

5 Важно, чтобы работа не прекращалась … С. 61.

6 Там же. С. 61.

1 Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. М.: Гардарики, 2003. С. 24, 108–109.

8 См.: Нравственность. Интеллект. Разум – Наука. Информация. Образование. Культура. Развитие // Целевое издание ко второй Всероссийской конференции «Культура, нравственность, экономика и устойчивое развитие регионов России». Ульяновск, 1999. С. 66; Философия в современной культуре: новые перспективы. Материалы «круглого стола» // Вопросы философии. 2004. № 4. С.3–46; Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса (Москва, 24–28 мая 2005 г.): В 5 т. М.: Современные тетради, 2005.

9 Диденко В.Д. Духовная реальность и искусство: Эстетика преображения / М.: Беловодье, 2005. С.135.

10 Философия в современной культуре: новые перспективы. Материалы «круглого стола». С. 6.

1 Миронов В.В. Современное коммуникационное пространство как фактор трансформации культуры и философии // Вестник Российского философского общества. 2005. № 3. С. 10–13.

2 Лотман Ю.М. Семиосфера. СПб.: Искусство–СПБ, 2000. С. 15.

13 Важно, чтобы работа не прекращалась … С. 83.

14 Чумаков А.Н. Метафизика глобализации. Культурно-цивилизационный контекст. С. 26–28.

15 Ланге Н.Н. Психологическiя изслъдованiя. Закон перцепцiй. Теория волеваго вниманiя. Одесса: тип. Шт. Одесск. воен. окр.,1893. 296 с.; Павлов И.П. Полн. собр. соч. Т.III, кн.I.  М.-Л.,1951. С.5–37; Сеченов И.М. Избранные произведения. Т.I. М.: Изд-во АН СССР, 1952. 590 с.

16 Бехтерев В.М. Общие основы рефлексологии человека. Руководство к объективному изучению личности. Изд. 3-е, испр. и доп. Л.: Госиздат, 1926. 423 с.; Братусь Б.С. Аномалия личности. М.: Мысль,1988. 301 с.; Выготский Л.С. Педагогическая психология. М.: Педагогика – Пресс,1999. 536 с.; Гальперин П.Я. Развитие исследований по формированию умственных действий / Психологическая наука в СССР. М., 1959. С. 441–469.; Леонтьев А.А. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975. 304 с.; Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М.: АН СССР, 1957. 328 с.

17 Гуревич П.С. Проблема целостности человека. М., 2004. 178 с.; Фролов И.Т. О человеке и гуманизме: Работы разных лет. М.: Политиздат, 1989. 559 с.; Бобров М.Я., Коростелева О.Т. Проблема целостности человека в гомологии и антропологии // Социальная антропология на пороге ХХI века. М., 1998. С. 368.

18 Дюркгейм Э. О разделении труда. Метод социологии / Пер. с фр. и послесл. А.Б. Гофмана. М.: Наука, 1990. 575 с.; Конт О. Дух позитивной философии. СПб., 1910; Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Пер. с англ.; под науч. ред. проф. О.И. Шкаратана. М.: (OSIAF–Moscow), 2000. 311 с.; Тоффлер Э. Шок будущего / Пер. с англ. М.: ООО «Изд-во АСТ». 557 с.

19 Ярмошенко С.П. Творчество и его закономерности: к истории марксистского понимания диалектической природы творческого процесса // Структура и закономерность творческого процесса. М., 1983; Шулевский Н.Б. Диалектика необходимости и свободы в творческой деятельности // Творчество и социальное познание. М., 1982.; Диалектика и теория творчества / Под ред. С.С. Гольдентрихта и А.М. Коршунова. М.: Изд-во МГУ, 1987. 199 с.

20 Аванесова Г.А. Художественно-творческая деятельность как компонент социокультурной динамики: Дисс. на соиск. уч. степ. д. философ. н. (17.00.08). М., 1992; Баглюк С.Б. Социокультурная обусловленность творческой деятельности: Дисс. … к. философ. н. (24.00.01.). М., 2001; Виноградова С.Г. Изменения состояния сознания и их роль в творческой деятельности: философский анализ: Дисс. … к. философ. н. М., 2006; Сабуров Б.И. Научное творчество: культурно-национальный аспект: Дисс. … к. философ.н. (09.00.11). Томск, 1994.

21 Бердяев Н.А. О человеке, его свободе и духовности // Избр. тр. / Акад. пед. и социал. наук; Моск. психол. социал. ин-т; Ред., сост. Л.И. Новикова, И.Н. Сиземская. М.: Флинта, 1999. 311 с.; Булгаков С.Н. Сочинения: В 2-х т. Т. 1: Философия хозяйства. Трагедия философии. М.: Наука, 1993. 603 с.; Флоренский П.А. Христианство и культура. М.: ФОЛИО, 2001.  672 с.; Богданов А.А. Тектология (всеобщая организационная наука): В 2 кн. Кн.1. М.: Экономика, 1989. С. 5–114; Туган-Барановский М.И. Основы политической экономии. Изд. 5-е. Петроград: Право, 1918. 540 с.; Струмилин С.Г. Проблемы экономики труда. М.: Наука, 1982. 471 с.

22 Barnard C. The Functions of the Executive. Harvard University press, Cambridge, Mass, 1938.  P.5–233; Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс,1990. С. 44–272; Mayo E. The Social Problems of an Industrial Civilization, Viking Press, New York, 1949. P. 124–173; Тейлор Ф.У. Научная организация труда. М.: Республика, 1992; Форд Генри. Моя жизнь, мои достижения / Предисл. Н.С. Лаврова; Послесл. И.Л.Андреева. М.: Финансы и статистика, 1989. 205 с.; Файоль А. Общее и промышленное управление. М.: Республика, 1992; Эмерсон Г. Двенадцать принципов производительности / Пер. с англ.; Науч. ред. В.С. Кардаш. 2-е изд. М.: Экономика, 1992. 216 с.

23 Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. Изд. 3-е. М.: Едиториал УРСС, 2003. 288 с.

24 Труд. Социологические аспекты теории и методологии исследования. М.: Наука, 1973. С. 292, 304.

25 Там же. С. 421.

26 Цит. по: Восприятие и деятельность / Под ред. А.Н. Леонтьева М.: МГУ, 1976. С. 7.

27 Там же. С. 6.

1 Цит. по: Восприятие и деятельность / Под ред. А.Н. Леонтьева М.: МГУ, 1976. С. 7.

29 См.: Блюменау Д.И. Информация и информационный сервис. Л.: Наука, 1989. С. 14.

30 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т.17. М.: Политиздат, 1960. С.. 602.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.