WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

УДК 130 (470):39

 

ТУФАНОВ Александр Олегович

       

ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ЗЕМСКО-КРЕСТЬЯНСКОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ:

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

Специальность:  09.00.11 – социальная философия (философские науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Санкт-Петербург

2012

Диссертация выполнена на кафедре государственного, муниципального управления и истории ВГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный аграрный университет»

Научные консультанты: доктор философских наук, профессор

  Давыденкова Антонина Гилеевна;

  доктор философских наук, доцент

  Швечиков Алексей Николаевич

Официальные оппоненты:         доктор философских наук, профессор, 

академик РАЕН 

Бороноев Асалхан Ользонович;

доктор философских наук, профессор 

Орлов Сергей Владимирович;

доктор социологических наук, профессор

  Бразевич Святослав Станиславович 

Ведущая организация:  Санкт-Петербургский государственный  университет культуры и искусств

Защита диссертации состоится «____» марта 2012 г. в____ часов  на заседании диссертационного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.199.24 Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена по адресу: 197046, г. Санкт-Петербург, ул. Малая Посадская, д. 26, ауд. ___ 

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке  Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, 48, корп. 5

  Автореферат разослан « ___ » ___________ 20__ г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор философских наук, доцент А.М. Соколов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы исследования. Становление современной Российской государственности возможно лишь в условиях функционирова­ния гражданского общества. Хотя само гражданское общество выступает в качестве инструментальной ценности, тем не менее, его становление - это, в конечном счете, активизация человеческого фактора, всемерное разви­тие социальных и культурных традиций страны, в том числе и развитой культуры местного самоуправления. Как отмечается в Экспертном до­кладе Общественной палаты Российской Федерации, «современное зре­лое гражданское общество — это общество свободной самоорганизации. Общество свободной самоорганизации не возникает одномоментно и не отделено непроходимой гранью от своих исторических корней. В Рос­сии гражданское общество родилось не сегодня, его институты не были «импортированы» из-за рубежа, его истоки уходят в далекое прошлое, прослеживаясь в сельском и городском самоуправлении, элементах со­словного представительства и др.»1. Важнейшим институтом российского гражданского общества, таким образом, выступает самоуправление.

Феномен самоуправления в контексте социально-философского исследования рассматривается как неотъемлемое свойство высокоорганизованных целостных систем, поэтому при его анализе плодотворна методология системного подхода.  Самоуправление в этом плане соотносится с саморегулированием, самовоспроизводством и саморазвитием2. Оно также предполагает наличие в социальных системах подсистем в виде социо­культурных институтов, как относительно устойчивых типов и форм социальной практики, посредством которых организуется устойчивая общественная жизнь. Такой формой социальной практики в России выступает местное самоуправление. Под местным самоуправлением понимается форма публичной власти, народовластие, осуществляемое населением и муни­ципальными органами. В стране исторически сложилась многовековая традиция социального и культурного самоуправления, она достаточно изучена в исторической науке и философии права, но практически не осмыслена в социально-философ­ском контексте как социальная идея и философия самоуправления. Поэтому анализ различных видов самоуправления, в том числе и земско-крестьянского самоуправления в контексте концеп­ции гражданского общества как общества свободной самоорганизации и развитого самоуправления актуален, он требует теоретической разработки, социально-философского осмысления.

Этот анализ включает в себя философское исследование параметров общества, таких как свобода собраний, свобода слова, религиозных верований и ассоциаций, выбор вида социокультурной деятельности, правление закона, открытость общества и др. Причем социально-фило­софский контекст этих ценностей делает возможными в обществе изме­нения и последующее развитие, а значит, требует специального исследо­вания. Настоящая работа актуальна в силу того, что она рассматривает философию российского самоуправления в его социально-фи­лософских аспектах, делая аспект на теорию и практику такого социокультурного института как  земско-крестьянское самоуправление.  Развитие самоуправления, общественных отноше­ний самоорганизующегося общества оказывает существенное влияние на духовно-нравственную атмосферу в россий­ском обществе, на духовную культуру России в целом и на правовую культуру в частности.

Актуальность в этой связи приобретает проблема совершенствования правовых отношений государственной власти и местного самоуправления. Вопросы создания предпосылок, позволяющих муниципальному самоуправлению, действующему в условиях плюралистической демократии, эффективно осуществлять свои социокультурные функции, приобретают всю большую актуальность по степени усиления трансформационных процессов в современной России. Анализ научной литературы, посвященной теме общественной самоорганизации в рамках философии российского самоуправления, позволяет констатировать, что, несмотря на отдельные работы в этом направлении, системного и целенаправленного изучения земско-крестьянского самоуправления как предтечи муниципального самоуправления и его философии не проводилось.

Степень изученности проблемы. Проблема изучения самоуправленческих начал в жизни и культуре общества, анализ самоуправления как социального института имеет давнюю историю. Отметим ряд работ 1980-90-х гг. XX века, принадлежащих таким авторам, как В.Ф. Абрамов, С.А. Авакьян, Г.В. Атаманчук, Г.В. Барабашев,  С.И. Барзилов, А.П. Бутенко, М.Р. Веденин, А.Г. Гладышев, В.Г. Графский, Е.В. Зайцева, И.П. Ильинский, И.А. Исаев, М.А. Краснов, О.Е. Кутафин,  Л.Е. Лаптева, Г.В. Мальцев,  Н.В. Постовой, Ю.А. Тихомиров, М.М. Шумилов, В.В. Филатов и др. Однако в этих работах затрагивались по преимуществу вопросы исторического плана, политико-правовых и экономико-правовых  отношений местного самоуправления, а также социальные основы институализации самоуправления.  Из современных работ, в которых осмысливаются представ­ления, выработанные в современной области теории и практики европей­ского  и российского самоуправления - М.А. Арефьева,  А.А. Акмалова, А.Н. Бурова, И.И. Бурдуковой,  А.Б. Венгерова, Н.А. Емельянова,  Е.Е. Некрасова, И.С. Панченко, В.В. Казакова, А.П. Корелина, Л.Д. Козыревой,  Ю.С. Кукушкина и Н.С. Тимофеева, В.А. Сологуба, М.Н. Матвеева, И.Д. Осипова, Ю.А. Пескова, И.Н. Трофимовой, И.А. Чичеровой и другие.

Отдельным аспектам философии социально-правовой и социальнокультурной традиции российского са­моуправления и  их истории были посвящены работы М. Богословского, А.И. Васильчикова, В.В. Гармиза,  Г.А. Герасименко, А.Д. Градовского, Л.В. Данилова, А.Н. Дементьева, В.М. Долгова, Е.С. Егоровой и П.В. Щербаковой, П.А. Зайончковского,  Л.Е. Лаптевой,  И.О. Лосского, В.С. Соловьева,  И.А. Чичеровой,  К.Ф. Шеремета, З.Г. Френкеля, А.С. Хомякова и другие.

Проблеме истории крестьянского самоуправления, его становления как социального феномена, влияния самоуправленческих начал на нравственную сторону общинной жизни,  посвящены работы  О.Г. Вронского,  М.А. Виноградова, С.А. Дедюлина, С.М. Дубровского,  П.Н. Зырянова, Л.И. Земцова, В.Б.Красновой, Д.В. Ковалева,  Л.И. Кучумовой, Е.Р. Ольховского, В.Г. Тюкавкина,  А.А. Риттих.  Они в основном носят историографический характер или анализируют социально-правовое положение российского крестьянства.

Социологическому анализу сферы общественных самоуправляющихся объединений в России,  их влиянию на самосознание и ментальность русского человека посвя­щены работы З.Я. Березняка, А.К. Белыха, А.О. Бороноева, М.М. Громыко, А.П. Корелина, А.А. Королькова,  П.Л. Корф, К.Р. Качаровского, С.Н. Прокоповича, В.В. Рабцевича, Ю.Л. Сивохиной, А.А. Ситенкова, П.И. Смернова, В.В. Филенко и других. По вопросу политических основ взаимодействия общественных объединений с органами государс­твенной власти и местного самоуправления укажем труды  К.А. Антипьева,  И.А. Боцу, М.А. Бажинова, А.П. Бутенко,  В.А. Захарова,  Г.Г. Ефремова, Г.В. Марченко, И.И. Овчиникова, А.В. Одинокова, В. Комаровой, Т.И. Крыжановской, Ю.А. Тихомирова,  А.И. Щиглика,  Н.В. Щербаковой и Е.С. Егоровой,  Д.В. Шутько и других.

Проблемам соотношения Российского государства и местной власти в контексте социального управления и самоуправления посвящены работы  В.П. Безобразова, С.Ю. Витте, И.А. Ильина, К.П. Победоносцева, П.А. Столыпина, М.М. Сперанского, А.И. Солженицына, М.Н. Каткова, И.В. Киреевского, В.О. Ключевского, Б.Н. Чичерина и др.

Значительную роль в постановке проблемы философии и культуры самоуправления сыграли труды философов, правоведов и общественных деятелей, акцентирующих внимание на вопросах взаимоотношений  социально ориентированного государства и институционализированного общества. В их числе следует выделить работы К.А.Антипьева, В.Х.Беленького, С.И. Барзилова, М.Б. Глотова,  А.Г. Давыденковой, Л.Н. Доброходова, С.П. Дуреева, Ю.А. Ерохиной,  Н.О. Лосского,  И.Г. Мачульской,  В.Г. Мостового, Н.И. Миронова, В.В. Козловского,  В.А.  Красильщикова,  Ю.В. Олейникова,  С.И. Чурсина  и других. В этих работах социальные процессы в изменяющейся Рос­сии проанализированы под углом зрения трансформации фундаменталь­ных социокультурных ценностей: от равенства к свободе, от коллективистских представлений  к индивидуализму, от авторитарного общества к обществу гражданскому.

Однако анализ существующих исследований в области, связующей теории самоуправления и самоорганизацию общества, с их институализацией, которые бы способствовали пониманию социокультурных аспектов общественно-правовых отношений, возникающих в процессе организации и деятельности самоуправления, не выявил фундаментальных работ, посвященных философии российского самоуправления в контексте социально-философской проблематики. Данная работа, ориентированная на изучение философии российского самоуправления и выявление социокуль­турных оснований земско-крестьянского самоуправления, восполняет указанный пробел в исследовательской литературе.

Целью диссертационной работы является обоснование и анализ социально-философского смысла феномена земско-крестьянского самоуправления как самоорганизующейся системы управления гражданским обществом в России.

В соответствии с поставленной целью определены задачи исследования:

1. Осуществить теоретико-методологический анализ концепций управления в рамках институционального подхода.

2.  Определить содержательную сторону понятий «самоуправление», «самоорганизация» и «соборность» в их социально-философском значении как основополагающих категорий философии самоуправления.

3. Рассмотреть природу и сущность государства как социокультурного института в его взаимоотношениях с системой местного самоуправления.

4.  Дать анализ социальных оснований исторических форм государства и народовластия в России.

5. Выявить содержательную сторону социально-философских концепций самоуправления в истории отечественной философии (славянофилы, западники, конституционалисты и т.д.).

6. Раскрыть социокультурные особенности формирования крестьянского и земского самоуправления (общинность, единогласие, согласование интересов и т.д.).

7. Выявить культурно-психологические аспекты развития крестьянского и земского самоуправления в их влиянии на ментальность русского человека (коллективность, взаимопомощь, круговая порука и др.).

8. Дать анализ политико-правовых основ современного российского самоуправления как муниципального самоуправления.

Область диссертационного исследования: философские проблемы социального управления и философия политики.

Объект исследования: проблема государственной власти и управления как вида социально-политических отношений.

Предмет исследования: феномен земско-крестьянского самоуправления и его развитие в модернизирующейся России в контексте социально-философского осмысления.

Методологической основой диссертации является совокупность приемов и средств, разработанных социальной философией, социологией, философией политики. В диссертации используется методология аналитического исследования (структурно-функциональный анализ, наблюдение и исследование документально-правовой базы), метод историко-сравнительного и культур-сравнительного исследования, а также возможности системного подхода, моделирования, прогнозирования.

Научная новизна исследования определяется авторским подходом  и постановкой проблемы, обоснованием предмета анализа, целью, задачами и способами их решения. Сформулированы следующие пункты научной новизны:

1. Установлена субъектность институтов управления и самоуправления в истории развития российского общества;

2.  Разработан научный аппарат социально-философской концепции российского земско-крестьянского самоуправления;

3. Выявлены основные стадии эволюции общественного самоуправления в России как негосударственной формы управления (сельский «мир», русская артель, земство, общественные ассоциации, некоммерческие организации);

4. Установлены принципы городского и земско-крестьянского самоуправления в доиндустриальную эпоху развития страны (единогласие, сословность, корпоративность);

5. Выявлены и раскрыты методологические аспекты исследования истории и теории крестьянского самоуправления;

6.  Проанализированы культурно-психологические аспекты феномена современного российского самоуправления в его взаимодействии с ментальными характеристиками русского человека;

7. Рассмотрен ход и исторические последствия для судеб России реформ местного самоуправления;

8. Выявлены социокультурные особенности формирования крестьянского и земского самоуправления (общинность, ориентация на местные интересы, единогласие как демократическая процедура и т.д.).

Положения, выносимые на защиту:

1. Обращение к истории и теории институтов управления и самоуправления диктуется в современных условиях насущными общественно-практическими задачами российского общества. Гражданское общество в России имеет многовековую историю, оно опирается на такие социокультурные институты как крестьянское самоуправление, земство, сословное представительство и др. Управление рассматривается как процесс целеполагания и определения способов достижения поставленной цели, а самоуправление как условие для приближения власти к населению. Самоуправление формирует гибкую систему управления, приспособленную к местным условиям и особенностям, оно призвано способствовать развитию инициативы и самодеятельности граждан путем приобщения к общественному управлению.  Негосударственное самоуправление, таким образом, является одной из основ гражданского общества. С другой стороны российское самоуправление выступает как идея, общественно-политическая традиция и социальный институт. Оно входит составной частью в русскую национальную культуру и начинает складываться в обществе тогда, когда голосование, то есть избирательное право, становится нормой социальной и политической жизни, ибо через волеизъявление происходит участие населения в управлении, в принятии решений и их реализации. Самоуправление в историко-практическом плане  это деятельность субъектов народовластия, которые непосредственно осуществляют властвование и управление.

2. Формирование концепции  российского земско-крестьянского самоуправления связано с обобщением опыта общинного самоуправления в допетровской Руси. Этот опыт выступает одной из начальных, исходных и неполитических форм реализации феномена народовластия на Руси в форме общинного самоуправления, сельского «мира» или городского (посадского) самоуправления. Концепция земско-крестьянского самоуправления включает в себя анализ таких социально-философских категорий как «самоуправление», «самоорганизация», «соборность» и т.д.

3. Догосударственные и раннегосударственные самоуправляющиеся сообщества (община, племенное собрание, вече) несли в себе неразделенное единство политических и неполитических форм народовластия. Власть в подобных ситуациях еще не носила выраженного политического характера, хотя политические функции власти уже присутствовали. В дальнейшем формирование законодательных основ допетровской Руси создало почву для установления монархического абсолютизма в России, а с другой стороны вся практика общинно-земского самоуправления помогала упрочению социальных связей в стране, а формы самоуправления развивались через общинную деятельность, социальное творчество Земских Соборов, феномен русской артели и общественных ассоциаций и т.д.

4. Общинное самоуправление выступает вариантом негосударственного народовластия, которое осуществлялось в крестьянской (поземельной) общине, основанной на территориально-экономической общности, едином хозяйственном и бытовом укладе, культуре и демократических процедурах (единогласие при голосовании, консенсус интересов и др.). Принципами общинного самоуправления выступали подчинение меньшинства большинству (единогласие), формальное равенство участвующих в принятии решений, свободное выражение мнений, сочетание прав и обязанностей гражданина (уважение личности и ее жизненного опыта, что особенно характерно для  общинной жизни), объединение элементов представительства и прямого волеизъявления. Тенденции ограничения земско-крестьянской самодеятельности, опиравшейся на демократические традиции таких форм низовой сословной организации, как сельская (крестьянская) община и посад, проявили себя в условиях становления российской империи.  Постпетровская Россия дает нам пример цивилизационного перехода от общества патриархального (служебно-домашнего) к обществу индустриальному (модернизированному). В сфере управления это переход от жесткого централизма к элементам децентрализации, что нашло свое отражение в коренном реформировании административной системы страны.  Более того, реформы начали претворять в жизнь еще один принцип социального устройства, необычный для устоявшегося российского абсолютизма – принцип объединенной деятельности всех сословий и классов на базе местного самоуправления (городское и земское самоуправление).

5. Методологически значимым для исследования истории и теории крестьянского самоуправления явилось социально-философское последовательное осмысление научно-теоретических и социальных основ общественного самоуправления, как составной части политической культуры российского государства (славянофильство, правительственный либерализм, радикализм и т.д.), Следует указать на значимость категории «соборность» для отечественной социально-политической философии, которая заключается в том, что она  позволила сформулировать культурно-исторический идеал, альтернативный западной модели государства. В понятийно-категориальном аппарате социальной философии категория «соборность» определила национальную специфику отечественной социальной мысли, она трактуется как социальная соборность. В политическом плане философия самоуправления связана с реформаторской деятельностью тех руководителей постпетровской России, которые выступали за модернизацию социальных отношений (Сперанский, Витте). Важное место в идеологии модернизации страны занимало предложение об уравнении крестьян в правах с другими сословиями и законодательном характере народного представительства. Реформа 19 февраля 1861 года  заложила как основы организации и функционирования крестьянского самоуправления в модернизирующейся России, так и реформу земского самоуправления. 

6. Большое значение на формирование традиций общественного самоуправления оказали культурно-психологические аспекты социальной жизни России, в первую очередь такие ментальные характеристики русского человека как: готовность к взаимопониманию, сочувствие, коллективность, соборное сознание, взаимопомощь на бытовом уровне и многое другое. Среди инструментальных ценностей русского человека на первый план вышли самодисциплина и высокоразвитое чувство долга (долг и жертвенность по отношению к Отчизне стали залогом победы русского народа в Отечественной войне 1812 года и Великой Отечественной войне). Самоорганизация и самоуправление как социокультурные феномены привели к тому, что в сознании русского человека долгое время ценность «общество» доминировала над ценностью «личность».

7. Реформы местного самоуправления в России привели к тому, что к началу ХХ века  сложилась развитая система самоуправления, которая базировалась на принципах демократии и была фундаментом становящегося гражданского общества. Большое значение на формирование системы самоорганизации и самоуправления в России  оказало кооперативное движение. Русская кооперация включила в себя как исторически традиционные формы (русская артель и др.), так и новые организационные начала (производственно-промышленная кооперация, ссудные кассы и т.д.) В годы советской власти, пусть и формально, это самоуправление трудовых коллективов, которые выступали хозяином на предприятии. Особые формы самоуправления стали складываться в сфере территориального воспроизводства на основе муниципальной собственности. К концу  90-х годов сложилась система местного  самоуправления  в  России.  Принятая в 1993 году Конституция Российской Федерации создала необходимую конституционно-правовую основу для самостоятельного решения местными сообществами вопросов местного значения. 

8. В России традиции земско-крестьянского самоуправления реализовывались, по преимуществу, в виде сословного и местного самоуправления и  определялись задачами государствостроения, а они имели свою национальную и геополитическую специфику, позволяющую считать российское самоуправление явлением в полной мере самобытным. Русская философия политики и философия государства и государственного управления  ближе находятся к пониманию истинной сути политики, власти, государства, демократии,  управления, чем ныне господствующая западная политическая идеология. Государство в социально-политическом плане выступает важнейшим социокультурным институтом. Оно не тождественно обществу, но несет на себе и элементы социальные (безопасность граждан, договорные отношения и др.), и элементы культурологического плана. Идея самоуправления выступает как неотъемлемый элемент отечественной духовной культуры, основа политической культуры, поскольку содействует укреплению в сознании человека коллективистских начал и идеологии целостности страны, общественного органицизма и соборности.

Теоретическая значимость результатов исследования заключается в том, что содержание диссертации, ее основные выводы могут быть использованы для решения проблематики социальной философии, философии политики, политической социологии и социологии культуры, и дают философское осмысление социокультурных особенностей российского самоуправления, в такой его составляющей как земско-крестьянское самоуправление. Получение обобщения и типологии способствуют анализу социально-политических отношений, которые складывались между российским государством и органами местного самоуправления.  Научные результаты диссертации могут быть применены для определения перспектив и направлений модернизации современного российского общества.

Практическая значимость работы состоит в том, что предложенные выводы, обобщения могут быть использованы при совершенствовании механизмов муниципального самоуправления, разработки программ в области патриотического воспитания.  В педагогическом процессе результаты исследования могут быть использованы в преподавании общих курсов социальной философии, философии права, социологии, политологии, а также при подготовки спецкурсов по указанной тематике.

Апробация результатов исследования.  Основные положения и выводы диссертации изложены на ежегодных научно-практических конференциях профессорско-преподавательского состава и аспирантов Санкт-Петербургского государственного аграрного университета (2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009, 2010); всероссийских научных конференциях «Восьмые Петровские чтения» (Санкт-Петербург, 2006), «Одиннадцатые Петровские чтения» (Санкт-Петербург, 2009); Международной научно-практической конференция «Вишняковские чтения» (Бокситогорск, 2003); Международной научно-практической конференции «Царскосельские чтения» (СПб., Пушкин,2000, 2003, 2004); 2nd international conference «Lemima 2011»  Belgrade, Serbia 12-15, April 2011.

Основные положения диссертационной работы нашли также отражение в курсе лекций «Организационные формы местного самоуправления» читаемых для магистров направления «Государственное и муниципальное управление» в Санкт-Петербургском государственном аграрном университете.

Материалы и результаты исследования публиковались в виде монографий, статей, материалов конференций, учебно-методических пособий общим объемом 151,78 п.л., авторское участие в них 70,34 п.л.

ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Содержание диссертации включает введение, четыре главы, заключение и список использованной литературы.

Во введении обосновывается актуальность темы, степень ее научной разработанности, характеризуется теоретико-методологическая основа исследования, определяются цель, задачи, объект, предмет, научная новизна исследования, его практическая и теоретическая значимость.

В первой главе – «Государство и управление: социально-философский анализ» дается социально-философское  понимание феномена институционализации,  которая включает в себя  процесс упорядочения и формализации социальных связей и отношений, закрепления сложившейся социальной практики, то есть  это и есть процессы  создания социальных институтов как устойчивых, нормативно закрепленных форм социального взаимодействия людей. Институционализация рассматривается с двух основных точек зрения. Во-первых, как исторический процесс зарождения и установления новых социальных, политических  и культурных  институтов. Это позволяет раскрыть причины и условия  их возникновения, выявить основные этапы институциональной деятельности. Во-вторых, в качестве способа функционирования институтов в рамках социальных систем в связи с процессом адаптации индивидов и коллективов к  нормативным требованиям. В ходе  этого функционального процесса, отмечается в диссертационном исследовании, формируются  культурные и социально-психологические механизмы обеспечения стабильности и устойчивости общественной организации.

Исходным пунктом и основой институционализации в политической жизни являются идеологии, развивающиеся в определенной интеллектуальной среде и порождающие массовые политические движения. О необходимости объемлющей масштабной идеологии для современной России говорят многие исследователи. В  ее основе, на наш взгляд, по-прежнему лежат идеи сильной государственной власти уравновешенной развитой системой самоуправления и самоорганизации.

В диссертации проводиться историко-философский анализ содержательной стороны понятий «государство» и «власть», которые  являются коренными вопросами, как социальной философии, так и значимы для теории и  практики государственного управления. В этой связи государство в социально-политическом плане выступает важнейшим социокультурным институтом. Оно не тождественно обществу, но несет в себе социальные  и культурные элементы плана. В этом отношении идея самоуправления выступает как элемент духовной культуры, поскольку содействует укреплению в сознании человека коллективистских начал и идеологии общественного организма.

Автором отмечается, что обращение к истории и теории российского самоуправления диктуется в современных условиях насущными общественно-практическими задачами.  Самоуправление создает необходимые условия для приближения власти к населению, формирует гибкую систему управления, приспособленную к местным условиям и особенностям. Самоуправление способствует развитию местной инициативы и самодеятельности граждан.  Самоуправление, таким образом, является одной из основ гражданского общества, поскольку ставит своей целью разумное соединение интересов государства и его территориальных сообществ.  Указывается, что самоуправление, как идея и социальный институт входят составной частью в русскую национальную культуру, формируют традиции культуры народовластия. Последняя реализует себя в двух основных видах: демократия и самоуправление. Демократией можно назвать непосредственное и опосредованное участие народа в реализации власти и властных полномочий. А самоуправление – это деятельность субъектов народовластия, которые непосредственно осуществляют властвование и управление. В основание разделения демократии и самоуправления заложено содержание деятельности субъектов народовластия по осуществлению ими властных полномочий.

В диссертации анализируется понимание самоуправления в западной политической мысли, где  различают «самоуправляемое общество» и «правление энергичных выразителей воли большинства». Самоуправляемое общество рассматривается как множество самоуправляемых ассоциаций и общин, выступающих в качестве саморегулируемых единиц, т.е. таких образований, которые могут самостоятельно изменять нормы, принципы и условия своего управления.

Самоуправление как форма децентрализованного управления на местах реализует себя в разных вариантах. Их осмысление на теоретическом уровне это, во-первых, теория общественного (общинного) самоуправления, которое исходит из идеи противопоставления самоуправления государственному управлению. Сущность самоуправления в таком случае состоит в том, чтобы в его компетенцию включить решение местными сообществами таких задач, которые они сами себе ставят. А органы самоуправления, соответственно, являются независимыми, отделенными от системы общей государственной администрации. Во-вторых, это концепция так называемого «государственного самоуправления». Согласно этой теории самоуправление является одной из форм организации местного (регионального, районного) государственного управления. А источником полномочий местного самоуправления выступает вертикаль централизованной государственной власти.  В-третьих, имеется еще один возможный вариант толкования самоуправления, который в литературе получил название «юридической теории самоуправления». Ее суть заключается в сведении сущности местного самоуправления к одному основному признаку – самоуправляющиеся единицы являются обособленными от государства публично-правовыми юридическими лицами. В этом  случае права органов местного самоуправления неотъемлемы и неприкосновенны для государства, поскольку сами органы самоуправления должны осуществлять не волю государственного механизма, а интересы местных сообществ.

В России традиции местного самоуправления реализовывались, по преимуществу, в виде общественного (сословного, земско-крестьянского и т.д.) самоуправления и  определялись важнейшими внешне- и внутриполитическими задачами, стоящими перед российским государством. Поскольку последние имели свою национальную и геополитическую специфику, то можно считать российское самоуправление явлением в полной мере самобытным. Диссертант отмечает, что русская философия политики и философия государства и государственного управления  ближе находится к пониманию истинной сути политики, власти, государства, демократии,  управления, чем ныне господствующая философия политики, власти, государства, управления. В ней больше реализма, конкретности, учета различных сил, движений и течений, чем в западноевропейской мысли, в которой  доминирует чисто функциональный, рационалистический и прагматический подход к политике.

Следует особо отметить абстрактность и односторонность идей и подходов, которые в историческом прошлом имели свое практическое значения в силу определенных условий (например, условий договора и его простоты, доверительность отношений и т.д.), сохраняют свое значение и для современной западной демократии, но, как показала практика, в современной  российской действительности имеют лишь чисто теоретическое значение в лучшем случае, в худшем же – используются  как идеологическое средство  массовых манипуляций.        Необходимы  поиски новых путей государственного национального строительства и государственного водительства, основанных не на механических принципах управления, применимых к чему угодно, а на органическом принципе духовной солидарности (И.А. Ильин). И здесь русское духовное наследие имеет особенно важное значение.          В контексте русского духовного наследия и задач современного государственного строительства  следует указать следующее:

1. Идея, сущность государства – общее благо.         В этом отношении государство есть целое, охватывающее своей организацией всю совокупность людей. Оно и форма организации общества, и аппарат, орган власти и управления. Высшая цель государства как формы организации общества – ограждение и организация духовной жизни граждан, обеспечение всему народу и каждому индивиду его естественного права на достойную жизнь.

2. Политическая деятельность есть солидарная деятельность во имя общей цели. Сущность государственной деятельности в том, что все осуществляют единую цель и один общий интерес. Государство есть правовая форма  Родины, духовная солидарность есть подлинная основа государства.

3. В государстве должно быть разделение сфер относящихся к государству как целому, как к форме, и относящихся к отдельным группам  и лицам, деятельность которых образует содержание государства. Государство должно быть монолитно целым в своем основном строении и многообразно, богато различными интересами, различными темпераментами, различными подходами к жизни со стороны отдельных лиц и групп.         

4. Государство органически связано с правом и нравственностью. В единстве государства, права и нравственности реализуется идея государства – осуществление общего блага. Цель нравственности – добродетель, она наставляет. Цель права – свобода. По своей природе право есть то, что позволяет. Разрешая, право одновременно и запрещает, обеспечивая тем самым свободу за теми, у кого право, в пределах того, на что право. Цель государства – благо. Имея целью благо, государство предписывает.  Осуществляя благо посредством права, государство  тем самым осуществляет  и добродетель. Но осуществляя добродетель, государство не наставляет, а осуществляет нравственную цель. И государство, и нравственность, и право подчиняют человека. Но подчиняют его с разных сторон, но с одной  общей целью – осуществление общего блага. В этом и заключается их единство.                

5. Государство, призванное осуществлять общее благо, по своей природе – духовное образование, как это особенно четко отмечал В.В. Розанов. Государство есть духовный союз людей, объединяющихся зрелым правосознанием, и властно утверждающим естественное право в солидарном сотрудничестве. Исходя из духовной природы государства, следует различать государство как идею и как форму. Как идея, государство есть корпорация, а как форма – учреждение.         Государство как корпорация,  пребывает не над гражданами, но живет в них. В этом суть знаменитого высказывания Столыпина, что если будет гражданин, то будет и гражданственность, а если нет гражданина, то нет и гражданственности. По форме государство есть учреждение, которое  осуществляет организованное властвование. Как учреждение, государство призвано не уговаривать, но авторитетно предписывать и запрещать. Этот публично-правовой характер государства выражается в том, что оно создает целый ряд учреждений, уполномоченных к власти по принципу опеки. Государство в своем историческом развитии сочетает черты корпорации и учреждения. Найти наиболее лучшую  комбинацию из солидарного самоуправления и властвующей опеки - значит разрешить основную проблему организации государственной власти.  Демократия как форма государственной власти есть организация государственной власти по принципу корпоративного самоуправления. Народовластие ценно постольку, поскольку оно служит общему делу власти, права и духа.        

Во второй главе – «Российская государственность и институализация земско-крестьянского самоуправления: социально-политические основания» анализируется влияния социокультурных  трансформаций на общественное развитие, культуру отечественного самоуправления.  Отмечается, что практика самоуправления в период становления древнерусского общества охватывала как жизнь города, так и села. В политико-правовой философии древнерусского государства существовало несколько понятий, отражавших природу Киевской Руси как государственного образования, состоявшего из нескольких земель (областей), объединенных под властью Великого князя. Это, во-первых, термин «земля», применявшийся для обозначения народа и народонаселения, государства в целом. Во-вторых, это сельские районы или волости. «Волость» в этом аспекте понималась в смысле сельского района, потому что управлялась столичным городом (градом земли). Волость, следовательно, являлась территориальным округом, который объединял русские сельские общины (сельские «миры»). Общинное самоуправление касается самоуправленческой деятельности собственно общины, или сельского «мира», и функционирования низовых форм сословной организации городских посадских людей, или посада.  Общинное самоуправление является, одной из начальных, исходных и негосударственных форм народовластия на Руси. Народовластие как важнейшая общечеловеческая  политико-правовая идея имеет глубокие исторические формы и общественно-значимое теоретическое содержание, изменяющееся на каждом историческом этапе социальной эволюции. Идея народовластия проделала огромный исторический путь от учений времен античности до настоящего времени. Самобытным примером долголетия культурных традиций самоуправления в России выступает опыт крестьянского самоуправления Севера.

Общинные начала на Севере  включали в себя и наличие широко распространенного артельного характера жизни крестьянина-северянина. Артельное движение характерно для русского человека, осваивающего суровый Север, оно впоследствии становится отличительной чертой всей социально-экономической жизни дореволюционной России. Общинные и артельные формы народной жизни, зачастую тесно переплетенные, составляли существенную особенность уклада жизни Отечества в целом.  Все они проникнуты были духом самоорганизации и самодеятельности, началами творческими и созидательными, а организационную форму всем этим жизненно важным явлениям придавало российское самоуправление. Выработанная за XVI и XVII вв. в течение жизни многих поколений крестьянства правовая культура стала основой для взаимоотношений крестьянского самоуправления с государством в последующий, императорский период русской истории, а законодательные акты допетровской Руси создали почву для установления монархического абсолютизма в России. Хотя с другой стороны вся практика общинно-земского самоуправления помогала упрочению социальных связей в стране; идеология самоорганизации и самоуправления органически дополняла идеологию самодержавного централизма, что было просто необходимо для огромных территорий России.

В диссертации особое внимание уделяется анализу исторических особенностей взаимодействия централизма и децентрализации в стране.  Этот анализ управленческих программ осуществлен на материале реформаторской деятельности Петра I в вопросах управления и строительства российского государства. Автономизация централизованной власти явилась важнейшим итогом социально-политической эволюции допетровской Руси.  В свою очередь постпетровская Россия дает нам пример перехода от общества патриархального к обществу индустриальному. В сфере управления это переход от жесткого централизма к децентрализму, что нашло свое отражение в коренном реформировании административной системы страны  Более того, реформы начали претворять в жизнь еще один принцип социального устройства, необычный для устоявшегося российского абсолютизма – принцип объединенной деятельности всех сословий и классов на базе местного самоуправления.

В третьей главе «Философия российского самоуправления XIX века» рассматриваются основные социально-философские концепции позапрошлого столетия. В отечественной философии самоуправления основополагающей выявляется роль категории соборности.  Отметим, что соборность в отечественной философской традиции трактуется неоднозначно. Русские философы чаще всего интерпретируют соборность в двух основных смыслах: как понятие, отражающее надличностное коллективистское состояние общества (социально-философское понимание) и как понятие, выражающее идеальное состояние общества, основанное на абсолютном единстве свободы, любви и христианской религии (славянофильская позиция и персонализм Н.А. Бердяева). Категория «соборность» играет в отечественной социально-политической мысли важную роль идейного и ценностного основания философии народовластия.

Значимость категории «соборность» для отечественной социально-политической философии заключается в том, что она  позволила сформулировать культурно-исторический идеал, альтернативный западной модели государства. «Русская соборная традиция, – пишут  современные социологи, – впитала  в себя как истоки соборной «народной воли», так и воспринятые из Византии государственно-римской традиции парадигмы монархической власти, освященной светом христианско-нравственного вероучения»3. В понятийно-категориальном аппарате социальной философии категория «соборность» отражает национальную специфику русской теоретической мысли. Соборность в нынешних условиях отражает стремление россиян к выработке общего политического и культурного пространства. Ученые и политики полагают, что необходимо восстановить соборность как основанный на народных традициях и русских духовных ценностях фундамент российской национальной государственности. В качестве альтернативы системы разделения власти предлагается осуществить соборное единство власти в государстве.

Соборность в духовно- просветительском плане понимается как предпосылка формирования системы народного образования, в основе которой реализован принцип единения множества Я при сохранении единства индивидуального и коллективного, эгоцентрического и общественного. В таком случае сохраняются лучшие моменты советской педагогики, продолжается традиция отечественной системы образования (Ушинский, Макаренко). Однако, анализируя категорию соборности, мы должны видеть также и негативные аспекты социальной жизни, которые получили отражение в ней. К ним, в частности, следует отнести то, что  Н.С. Лесковым было названо «роковой для России взаимосвязью между тоталитаризмом власти сверху и добровольным молчанием снизу».  Эта «соборная» связь была обусловлена недостаточным развитием личностно-правового сознания в российском обществе, с одной стороны, и патерналистской политической культурой – с  другой. Надежда русского человека на опеку со стороны государства и власти – до сих пор ментальная черта нации. Исходя из положительных и негативных сторон феномена социальной соборности, можно сделать вывод о том, что  данное явление должно анализироваться в контексте конкретно-исторических условий, с учетом сложности и многоаспектности феномена соборности и соборного сознания.

В диссертации отмечается, что на протяжении Х1Х столетия происходит последовательное складывание научно-теоретических и социальных основ общественного самоуправления, как составной части политической культуры российского государства. В политическом плане это было также связано с реформаторской деятельностью тех руководителей страны, которые выступали за модернизацию социальных отношений. Важное место занимало предложение об уравнении крестьян в правах с другими сословиями и законодательном характере народного представительства. Реформа 19 февраля 1861 года  заложила  как основы организации и функционирования крестьянского самоуправления, так и содержание земского самоуправления. Земское и городское самоуправление сыграли большую роль в решении  хозяйственных и культурных задач страны. Система местного самоуправления строилась с учетом региональных особенностей России. Так в Польше и Финляндии сохранились местные национальные формы самоуправления; существовала особая модель управления коренными народами Сибири, Закавказья и Дальнего Востока. Особо выделим  казачество, и его быт как сложившуюся десятилетиями систему местного самоуправления. В России к началу ХХ века  сложилась развитая система самоуправления, которая базировалась на принципах демократии и была фундаментом модернизирующегося общества.

Особо выделим  влияния отечественного кооперативного движения на систему самоорганизации и самоуправления. Общей идеологией кооперативного движения стала мысль о взаимной помощи между членами кооператива, самоорганизации и самоуправлению. Именно эти основания являются той силой, которая притягивает людей к идеи кооперации на протяжении длительного исторического времени. Поэтому нельзя не согласиться со словами исследователя кооперации как социокультурного явления Ш.Жида, который полагал, что «кооперативы следует рассматривать как высшую форму промышленной организации в сравнении с существующим экономическим порядком и предназначенную в более или менее определенном будущем заменить его»4. Сочетание традиционной сословной культуры в России с нарождавшейся буржуазной политической культурой отражало специфику становления и эволюции российского самоуправления в эпоху модернизации в период со второй половины XIX века по начало XX столетия.

В четвертой главе «Самоуправление в России ХХ-XXI столетия и его социально-философское основания» проводится анализ социально-правовых основ государственного управления и местного самоуправления в XX и начале XXI века. Отмечается значение местного самоуправления в годы советской власти, когда трудовой коллектив, пусть и формально,  являлся хозяином на предприятии. Самоуправление трудовых коллективов – одна из форм экономического самоуправления, основой которого выступала собственность на средства производства. Однако возможна собственность на рабочую силу, собственность на предметы потребления, что дает возможность для развития особых форм самоуправления, например, самоуправление в организации профессиональных союзов, самоуправление потребительских ассоциаций и т.д.

Диссертант отмечает, что особые формы самоуправления складываются в сфере территориального воспроизводства на основе муниципальной собственности, а также то, что проводившаяся в 90-х годах прошлого столетия в России система приватизации предприятий привела  не к коллективным формам собственности, а формированию по преимуществу частнособственнического капитала со всеми его положительными и негативными характеристиками. В большинстве случаев это привело к передаче полномочий трудового коллектива общему собранию акционеров, владельцев акций. К концу  90-х годов прошлого века система местного  самоуправления  в  России в общих  чертах сложилась  и начала  функционировать.

Принятая в 1993 году Конституция Российской Федерации создала необходимую конституционно-правовую основу для самостоятельного решения местными сообществами вопросов местного значения.  Правовыми средствами обеспечена в основном реализация коллективных интересов граждан, связанных с местом их проживания. В развитие конституционных норм был разработан и принят основополагающий нормативный правовой акт, который регламентирует местное самоуправление, -  Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (ФЗ-131).

В работе обосновывается мысль, что практика самоуправления в России оказала существенное влияние на формирование ментальных характеристик русского человека: готовность к взаимопониманию, сочувствие, коллективность. Обращение к истории и теории земско-крестьянского самоуправления диктуется в современных условиях насущными общественно-практическими задачами развития муниципального самоуправления, а также необходимостью социально-философского осмысления исторического опыта этого российского феномена. Самоуправление создает необходимые условия для приближения власти к населению, формирует гибкую систему управления, приспособленную к местным условиям и особенностям. Именно система самоуправления, по воззрениям Солженицына способна «обустроить Россию». Самоуправление призвано способствовать развитию инициативы и самодеятельности граждан путем приобщения к общественному управлению.  Самоуправление – важнейшая основа гражданского общества в России.

В Заключении на основании проведенного исследования философии земско-крестьянского самоуправления в России, его историко-культурного опыта и правотворческой практики можно сделать следующие выводы и обобщения: 

1. В России самоуправление как идея, социокультурная традиция и социальный институт имеет многовековую историю. Оно входит составной частью в русскую национальную культуру, формирует основы политической культуры страны, становится нормой социальной и политической жизни российского государства.  Через самоуправление происходит участие населения в общественном управлении, в том числе и на местном уровне. Самоуправление способствовало становлению отечественной культуры народовластия.  Культура народовластия реализует себя в двух основных видах: демократия и самоуправление. Демократией можно назвать непосредственное и опосредованное участие народа в реализации власти и властных полномочий. А самоуправление это деятельность субъектов народовластия, которые непосредственно осуществляют властвование и управление. Социально-философское понимания демократии и самоуправления основано на различении содержания деятельности субъектов народовластия по осуществлению ими власти.

2. Самоуправление как форма децентрализованного управления на местах самореализуется в нескольких вариантах, получающих соответствующее социально-философское осмысление. Во-первых, это теория общественного (общинного) самоуправления, которое исходит из идеи противопоставления самоуправления государственному управлению. Во-вторых, это концепция так называемого «государственного самоуправления». Согласно этой теории самоуправление является одной из форм организации местного (регионального, районного) государственного управления.  В-третьих, это юридическая теория самоуправления. Ее критерием служит сведение местного самоуправления к одному основному признаку – самоуправляющиеся единицы являются обособленными от государства публично-правовыми юридическими лицами. В этом  случае права органов местного самоуправления неотъемлемы и неприкосновенны для государства. 

3. В России традиции земско-крестьянского самоуправления реализовывались, по преимуществу, в виде местного, сословного самоуправления. Для крестьянского самоуправления это самоуправление общины, а для земского самоуправления – волость и губерния. Русская философия политики и философия государства и государственного управления  адекватна пониманию истинной сути политики, власти, государства, демократии,  управления, чем ныне господствующая западная политическая идеология. В ней больше реализма, конкретности, учета различных сил, движений и течений, чем в западноевропейской мысли, в которой  доминирует чисто функциональный, рационалистический и прагматический подход к  обществу и политике. Необходимы поиски новых путей государственного национального строительства и государственного водительства, основанные не на механических принципах управления, применимых к чему угодно, а на органическом принципе духовной солидарности (Ильин). Государство должно быть монолитно целым в своем основном строении и многообразно, богато различными интересами, различными темпераментами, различными подходами к жизни со стороны отдельных лиц и групп.  Найти наиболее лучшую  комбинацию из солидарного самоуправления и властвующей опеки - значит разрешить основную проблему организации  современной государственной  власти.

4. В формировании концепции земско-крестьянского самоуправления особую значимость приобретает опыт общинного самоуправления в допетровской Руси, который выступает одной из начальных, исходных и негосударственных форм реализации феномена народовластия на Руси. Общинное самоуправление в форме самоуправления сельского «мира» или городского (посадского) самоуправления созвучно народовластию как общечеловеческой  политико-правовой идее, которая имеет глубокие исторические формы и общественно-значимое теоретическое содержание, изменяющееся на каждом историческом этапе социальной эволюции. Народовластие выступает способом деятельности народа по осуществлению своей политической власти, способом, включающим процесс формирования единой воли народа и ее практического осуществления. Народовластие, таким образом, реализуется в политической форме как демократия, а в форме неполитической как самоуправление. Русское общинное самоуправление выступает в этом плане вариантом неполитического народовластия, который осуществлялся в крестьянской (поземельной) общине, основанной на территориально-экономической общности, едином хозяйственном и бытовом укладе, культуре и демократических процедурах.  Принципами общинного самоуправления выступали  подчинение меньшинства большинству (единогласие), формальное равенство участвующих в принятии решений, свободное выражение мнений, сочетание прав и обязанностей гражданина,  объединение элементов представительства и прямого волеизъявления.

5. Эффективное самоуправление невозможно вне демократии, которая выступает главным гарантом реализации общественного самоуправления. В этом плане догосударственные и раннегосударственные самоуправляющиеся сообщества (община, племенное собрание, вече) несли в себе неразделенное единство политических и неполитических форм народовластия. Власть в подобных ситуациях еще не носила выраженного политического характера, хотя политические функции власти уже присутствовали. Формирование законодательных основ допетровской Руси создало почву для установления монархического абсолютизма в России.  Однако практика общинно-земского самоуправления не противоречила построению сильного государства,  а напротив  помогала упрочению социальных связей в стране. Самобытным примером долголетия культурных традиций самоуправления в России выступает опыт сельского самоуправления Северо-Запада России.

6. Феномен сельского (крестьянского) самоуправления неопровержимо свидетельствует о наличии в крестьянской среде правовой культуры, всякий раз проявлявшейся во взаимоотношениях крестьянского самоуправления как с отдельными крестьянами, различными общинами и сторонними вотчинниками, так и с государством, органами и лицами его власти и управления. Эти взаимоотношения, оттачивая  в течении столетий юридическую правоприменительную практику, на деле поддерживали роль правовой культуры в жизнедеятельности крестьянского (сельского) мира. Государство своим общим законодательством и подзаконными актами способствовало росту правосознания сельских жителей. Выработанная за XVI и XVII веках в течение жизни многих поколений крестьянства правовая культура стала основой для взаимоотношений крестьянского самоуправления с государством в последующий, императорский период русской истории.

7. Тенденции ограничения земско-крестьянской самодеятельности, опиравшейся на демократические традиции таких форм низовой сословной организации, как сельская (крестьянская) община и посад, проявили себя в условиях становления российской империи и были связаны с реформаторской деятельностью Алексея Михайловича (Тишайшего) и Петра 1 в вопросах управления и строительства российского государства.  Автономизация централизованной власти явилась важнейшим итогом социально-политической эволюции допетровской Руси.  Однако, в дни испытаний для страны (Северная война и др.) самодержавие шло на введение элементов народного управления на местах в виде сословного самоуправления (земского и крестьянского).  Постпетровская Россия представляет цивилизационный переход от общества патриархального (служебно-домашнего) к обществу индустриальному (модернизированному). В сфере управления это переход от жесткого централизма к элементам децентрализации, что нашло свое отражение в коренном реформировании административной системы страны.  Более того, реформы претворили в жизнь еще один принцип социального устройства – принцип объединенной деятельности всех сословий и классов на базе местного самоуправления (городское и земское самоуправление).

8. На протяжении Х1Х столетия шло социально-философское и философско-правовое осмысление научно-теоретических и социальных основ общественного самоуправления, как составной части политической культуры российского государства (славянофильство, правительственный либерализм, радикализм и т.д.). В этой связи следует выделить значимость категории «соборность» для отечественной социально-политической философии, которая заключается в том, что она  позволила сформулировать культурно-исторический идеал, альтернативный западной модели государства. Категория соборности стала ведущий в философии славянофильства и неославянофильства. В понятийно-категориальном аппарате социальной философии категория «соборность» определила национальную специфику отечественной социальной мысли. Соборность в нынешних условиях отражает стремление россиян к выработке общего политического и культурного пространства как фундамента российской национальной государственности, формированию русской идентичности.  В качестве альтернативы системы разделения власти в стране предлагается осуществить соборное единство власти в государстве.

9. В политическом плане философия российского самоуправления связана с реформаторской деятельностью тех руководителей постпетровской России, которые выступали за модернизацию социальных отношений (Сперанский, Витте). Важное место занимало предложение об уравнении крестьян в правах с другими сословиями и законодательном характере народного представительства. Реформа 19 февраля 1861 года  заложила как основы организации и функционирования крестьянского самоуправления в модернизирующейся России, так и реформу земского самоуправления.  В целом, последовательное развитие конституционализма и земщины в XIX веке обусловило постепенное формирование органов земского самоуправления.

10. В России к началу ХХ века  сложилась развитая система самоуправления, которая базировалась на принципах демократии и была фундаментом гражданского общества. Особо выделим  влияние Российского кооперативного движения на систему самоорганизации и самоуправления, ставшей неотъемлемой частью нарождавшейся буржуазной политической культуры, которая отражала специфику становления и эволюции российского самоуправления в эпоху модернизации (в период со второй половины XIX века по начало XX столетия). Русская кооперация включила в себя как исторически традиционные формы (русские артель и др.), так и новые организационные начала (производственно-промышленная кооперация, ссудные кассы и т.д.)

11. После победы Февральской революции 1917 года в идеологии и практике российского самоуправления произошел поворот от государственно-земской формы самоуправления к самоуправлению общественному (союзы и ассоциации по профессиональным интересам). В годы советской власти, пусть и формально, это самоуправление трудовых коллективов. Самоуправление трудовых коллективов – одна из форм экономического самоуправления. Основой последнего выступала собственность на средства производства. Вместе с тем возможна собственность на рабочую силу, собственность на предметы потребления, что дает возможность для развития особых форм самоуправления, например, самоуправление в организации профессиональных союзов, самоуправление потребительских ассоциаций и т.д. Особые формы самоуправления могут складываться в сфере территориального воспроизводства на основе муниципальной собственности.

12. Проводившаяся в 90-х годах прошлого столетия в России экономическая реформа и система приватизации предприятий привели  не к коллективным формам собственности, а формированию по преимуществу частнособственнического капитала. В большинстве случаев это привело к передаче полномочий трудового коллектива общему собранию акционеров, владельцев акций. К концу  90-х годов сложилась система местного  самоуправления  в  России.  Принятая в 1993 году Конституция Российской Федерации создала необходимую конституционно-правовую основу для самостоятельного решения местными сообществами вопросов местного значения.  Был разработан и принят основополагающий нормативный правовой акт, который регламентирует местное самоуправление, -  Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».  Федеральные законы и законы регионального уровня регламентируют вопросы проведения муниципальных выборов и местных референдумов, финансово-бюджетную деятельность местного самоуправления, организацию муниципальной службы. Значительная часть правового регулирования осуществляется на региональном и муниципальном уровнях власти. Именно региональное и муниципальное право затрагивают деятельность муниципальных образований как субъектов гражданско-правовых отношений. Правовая база современного российского муниципального самоуправления формируется на основе ФЗ-131.

13. Практика и философия самоуправления в России, особенно в такой ее традиции как общественное самоуправление, оказала существенное влияние на формирования ментальных характеристик русского человека: готовность к взаимопониманию, сочувствие, коллективность, соборное сознание, взаимопомощь на бытовом уровне и многое другое. Среди инструментальных ценностей русского человека на первый план вышли самодисциплина и высокоразвитое чувство долга. Самоорганизация и самоуправление как социальные феномены привели к тому, что в сознании русского человека долгое время ценность «общество» доминировало над ценностью «личность». Однако практика становления гражданского общества в России ведет к трансформации иерархии этих социально-значимых ценностей.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Монографии.

1. Туфанов А.О.,  Арефьев М.А., Давыденкова А.Г., Осипов И.Д., Чистякова Н.М. Традиции российского самоуправления: исторический опыт и современное правовое регулирование.:  Монография. - СПб.: СПбГАУ, 2010. – 193 с. (14,6 п.л./3).

2. Туфанов А.О., Панченко И.С. Актуальные проблемы современного управления.: Монография. - СПб.: СПбГАУ, 2010. – 273 с. (17,2 п.л./8,6).

3. Туфанов А.О. Российское самоуправление: социально-философские основания: Монография. - СПб.: СПбГАУ, 2011.- 195 с. (12,2 п.л.).

4. Туфанов А.О. Пути становления земско-крестьянского самоуправления в России: социально-философский анализ: Монография. - СПб.: ФГОУ АМА НЗ РФ, 2011.  - 276с. (16,8 п.л.)

Статьи в журналах, рецензируемых ВАК.

5. Туфанов А.О., Бессонов Е.Г.  Самоуправление и его роль в становлении мировоззренческой культуры современной российской молодежи. Этносоциум и межнациональная культура. Международный издательский центр Этносоциум. - №5(29). - М.: Этносоциум, 2010. - Стр. 121-131. (0,6 п.л./0,3).

6. Туфанов А.О., Нестеров Н.О.  Социокультурные  трансформации российской провинции в глобализационных процессах. Этносоциум и межнациональная культура. Международный издательский центр Этносоциум.- №8(32).- М.: Этносоциум, 2010. - Стр. 161-169. (0,6 п.л./0,3).

7. Туфанов А.О., Орловский Г.В. Социальные основания соборной деятельности в допетровской Руси.  Этносоциум и межнациональная культура. Международный издательский центр Этносоциум. - №8(32). - М.: Этносоциум, 2010. - Стр. 169-178. (0,6 п.л./0,4).

8. Туфанов А.О., Вуйтик В.В., Зыкова Е.А., Исрафилов Н.Т., Исрафилова Р.Н. Повышение действительности института несостоятельности в аграрном секторе экономики страны. Известия Санкт-Петербургского Государственного аграрного университета. – 2010 - № 19. Стр. 279-282. (0,6 п.л./0,12).

9. Туфанов А.О., Исрафилов Н.Т., Исрафилова Р.Н., Шашилова М.Р.  Необходимость разработки стратегии компании. Известия Санкт-Петербургского Государственного аграрного университета. – 2010- № 20. Стр. 189-191. (0,5 п.л./0,12).

10. Туфанов А.О., Бессонов Е.Г. Коррупция как духовно-нравственная проблема российского общества.  Этносоциум и межнациональная культура. Международный издательский центр Этносоциум. - №3(35).- М.: Этносоциум, 2011.- Стр. 33-43. (0,6 п.л./0,3).

11. Туфанов А.О., Бессонов Е.Г. Общинное самоуправление как форма реализации народовластия в Древней Руси. Этносоциум и межнациональная культура. Международный издательский центр Этносоциум.- №3(35). - М.: Этносоциум, 2011.- Стр. 43-53. (0,6 п.л./0,3).

12. Туфанов А.О., Бессонов Е.Г. Научное познание и тенденции развития современного общества.  Этносоциум и межнациональная культура. Международный издательский центр Этносоциум. - №7(39).  - М.: Этносоциум, 2011. - Стр. 92-100. (0,6 п.л./0,3).

13. Туфанов А.О., Гарявин А.Н. Крестьянская община в самоуправлении российского севера.  Этносоциум и межнациональная культура. Международный издательский центр Этносоциум. - №8(40). - М.: Этносоциум, 2011. – Стр. 134-141. (0,6 п.л./0,3).

14. Туфанов А.О. Социальные основания государственности и самоуправления: институциональный подход.  Этносоциум и межнациональная культура. Международный издательский центр Этносоциум. - №8 (40). - М.: Этносоциум, 2011. Стр. 46-54. (0,6 п.л.).

15. Туфанов А.О., Карцева А.А. Влияние межкультурных коммуникаций на социокультурные процессы в России. Этносоциум и межнациональная культура. Международный издательский центр Этносоциум. -№9 (41). - М.: Этносоциум, 2011.- (0,6 п.л./0,3).

16. Туфанов А.О. Истоки земско-крестьянского самоуправления в России: социально-философский анализ.  Этносоциум и межнациональная культура. Международный издательский центр Этносоциум. - №9 (41). - М.: Этносоциум, 2011.- (0,6 п.л.).

17. Туфанов А.О. Русская кооперация в контексте культуры крестьянского самоуправления в конце XIX - начале XX века. Известия Санкт-Петербургского Государственного аграрного университета. – 2011- № 25. Стр. 287-291. (0,6 п.л.).

18. Туфанов А.О., Давыденкова А.Г. Институционализация социокультурной и экономической жизни общества: социально-философский аспект.  Вестник Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина: Том 2. – Философия. Научный журнал №4 - СПб.: ЛГУ им. А.С. Пушкина, 201.1 (0,6 п.л./0,3)

19. Туфанов А.О., Гарявин А.Н.  Аграрно-крестьянский вопрос в трудах А.А. Карелина: социально-экономический анализ. Известия Санкт-Петербургский Государственный аграрный университет. – 2011- № 25. Стр. 292-296. (0,6 п.л./0,3).

Публикации.

20. Туфанов А.О., Лушпенко К.А. Немецкая философия 18-19 в.в. Философия. Учебник. Под ред. В.Л. Обухова. В 3-х кн. Кн. 2. - СПб.: СПбГАУ, Химиздат, 1998. - Стр. 80-91. (0,4 п.л./0,2).

21. Туфанов А.О., Лушпенко К.А. Диалектика природно-телесных и духовных ценностей и антиценнтостей. Философия. Учебник. Под ред. В.Л. Обухова. В 3-х кн. Кн. 2.- СПб.: СПбГАУ, Химиздат, 1998. - Стр. 53-57. (0,3 п.л./0,15).

22. Туфанов А.О. Проблема человека в космоцентрических концепциях России. Ученые записки. Т.5. Актуальные проблемы философии, социологии и культурологии. (вып. 2). - СПб., 2000. - Стр. 75-82. (0,5 п.л.)

23. Туфанов А.О. Монархическая идея в политической культуре России. Четвертые петровские чтения. СПб.: ПАНИ, 2003. – Стр. 182-183.(0,2 п.л).

24. Туфанов А.О. Нравственно-эстетический аспект взаимоотношений человека, природы, космоса: Сборник научных трудов. - Гуманизм и право. СПб.: СПбГАУ, 2002. - Стр. 179-186. (0,5 п.л.).

25. Туфанов А.О., Давыденкова А.Г Идеология царствования Елизаветы Петровны. Сборник научных трудов. Гуманизм и право. СПб.: СПбГАУ, 2002. - Стр.164-168. (0,4 п.л./0,2).

26. Туфанов А.О. Особенности формирования идеи монархии в трудах Л.А.  Тихомирова. Сборник научных трудов. Гуманизм и право. - СПб.: СПбГАУ, 2002. - Стр.186-189. (0,4 п.л.).

27. Туфанов А.О., Арефьев М.А., Давыденкова А.Г.  Методическая разработка для студентов по истории политической культуры России XI-XIX в.в. Учебно-методическое пособие.- СПб.- Пушкин: СПбГАУ, 2002. -36 с. (2 п.л./0,7)

28. Туфанов А.О. Монархическая идея как символ твердой власти в политической культуре России.  7 Царскосельские чтения. Международная научно-практическая конференция 22-23 апреля 2003 г. Том 2. - СПб., 2003. - Стр.26-29. (0,3 п.л.).

29. Туфанов А.О.,  Давыденкова А.Г., Зейналов И.М. Идея и практика государства в абсолюте. Сборник научных трудов. Гуманизм и право. - СПб.: СПбГАУ,2003. - Стр.5-14. (0,8 п.л./0,3).

30. Туфанов А.О. Петровские реформы и принципы самоуправления в России. V Пикалевские чтения. Гуманизация и гуманитаризация образования. Часть 2. - СПб, Пикалево, 2003. Стр. 120-129. (0,6 п.л.)

31. Туфанов А.О. Политическая культура в системе духовных ценностей. 8 Царскосельские чтения. Том 2. - СПб.: ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2004. - Стр.194-198. (0,4 п.л.).

32. Туфанов А.О. Идея самодержавия в политико-правовой культуре России. Сборник научных трудов. Гуманизм и право. СПб.: СПбГАУ, 2004. – Стр. 55-60. (0,4 п.л.)

33. Туфанов А.О., Арефьев М.А., Баев В.Г., Давыденкова А.Г., Ефимов В.А. История политических и правовых учений: Российская традиция. Учебное пособие. – СПб.: СПбГАУ, 2005.- 308 с. (19,25 п.л./4,0).

34. Туфанов А.О. Политико-правовая культура как социокультурный феномен. 8 петровские чтения. Материалы всероссийской научной конференции 15-16 ноября 2006 г. - СПб., 2007. - Стр.252-257 (0,4 п.л.).

35. Туфанов А.О., Степанова Н.Ю., Талалай Г.С. Общественная теория самоуправления.  Одиннадцатые Петровские чтения. Материалы всероссийской научной конференции 11-12 ноября 2009 г. - СПб., 2010. - Стр.147-151 (0,6 п.л./0,2).

36. Туфанов А.О., Арефьев М.А. Опыт муниципального самоуправления в правовом поле Федерального закона 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Актуальные  вопросы социогуманитарных знаний. Сборник научных трудов. - СПб.: СПбГАУ, 2010. – Стр.6-22. (1,0 п.л./0,5). 

37. Туфанов А.О., Гарявин А.Н., Емельянова Т.В.  История государственного управления в России. Учебно-методическое пособие. – СПб.- Пушкин: СПбГАУ, 2010.-69 с. (8,40 п.л./2,8).

38. Туфанов А.О., Панченко И.С. Природа и сущность государства. Двенадцатые Петровские чтения: Материалы всероссийской научной конференции 17-18 ноября 2010 г. - СПб.:ПАНИ, 2011. - Стр.127-130.(0,3 п.л./0,15).

39. Туфанов А.О., Арефьев М.А., Давыденкова А.Г. Институционализация социальных и культурных феноменов. Культура как предмет философского осмысления: материалы науч. конф., 5 мая 2011. - СПб.: ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2011. Стр.70-81. (0,8 п.л./0,3).

40. Туфанов А.О., Гарявин А.Н. Административно-территориальное деление и региональное управление России XVII в. Научное обеспечение развития АПК в условиях реформирования. Сборник научных трудов. СПб., 2011. - Стр. 653-655 (0,3 п.л./0,15).

41. Туфанов А.О., Губин А.Н., Губина Л.А. Социальная политика в сфере образования в концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. Актуальные вопросы гуманитарных и социально-экономических процессов. Сборник научных трудов. Выпуск 1. СПб., 2011. Стр.130-133. (0,4 п.л./0,2).

42. Туфанов А.О., Теплинский О.И.  Государство как основной институт общества в общей теории управления.  Актуальные вопросы гуманитарных и социально-экономических процессов. Сборник научных трудов. - Выпуск 1. - СПб., 2011. - Стр. 245-252 (0,8 п.л./0,4).

43. Туфанов А.О. Формирования политической культуры самоуправления в допетровской Руси. 2nd international conference «Lemima 2011»  Belgrade, Serbia 12-15, April 2011. Сборник научных статей. Стр.403-410. (0,4 п.л.).

44. Туфанов А.О., Бессонов Е.Г. Становление социокультурных ценностей современной молодежи в процессе самоуправления. Политика и национальный вопрос: проблемы, пути, решения. - М.: Международный издательский центр «Этносоциум», 2011.- Стр.151-161. (0,6 п.л./0,3).

45. Туфанов А.О., Арефьев М.А., Бессонов Е.Г. Идеи М.М. Сперанского о самоуправлении как механизме ограничения бюрократии (к 200-летию Царскосельского лицея и 240 –летию российского реформатора). Ключъ: Философско-общественный альманах Пушкинского центра аналитических исследований и прогнозирования. - Вып.4.- СПб., 2011. - Стр.36-43 (0,9 п.л./0,3).


1 Общество свободной самоорганизации. Экспертный доклад Общественной палаты // Вестник Российского философского общества. — №1(41). —М., — 2007. — С.98.

2 См.: Казеннов А.С.  Самоорганизация рода как антропологическая основа разрешения социальных противоречий: Дис. …д-ра филос. наук: СПб., 2004.

3  Большаков В.И., Буданцев Ю.П. Соборность Российской государственности  (историко-социологический анализ). - М., 1999. - С. 15.

4 Жид Ш. Кооперация. - СПб., 1909. - С.66.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.