WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 




На правах рукописи

Пискорская Светлана Юрьевна

СТИЛИ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ И ИХ СТАНДАРТЫ

Специальность  09.00.01 – Онтология и теория познания

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Красноярск  2007

Работа выполнена на кафедре философии и социальных наук Сибирского государственного аэрокосмического университета имени академика
М. Ф. Решетнева

Научный консультант:  доктор философских наук, профессор

  Чуринов Николай Мифодьевич

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

  Князев Николай Алексеевич

                        (Сибирский государственный

  аэрокосмический университет)

доктор философских наук, профессор

                        Грякалов Алексей Алексеевич

                        (Санкт-Петербургский государственный

                        педагогический университет)

  доктор философских наук

                        Майер Борис Олегович

                        (Институт философии и права СО РАН)

Ведущая организация:  Сибирский федеральный университет

(г. Красноярск)

Защита состоится «22» октября 2007 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.249.01 при Сибирском государственном аэрокосмическом университете имени академика М. Ф. Решетнева по адресу: 660014, г. Красноярск, проспект имени газеты «Красноярский рабочий», 31, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Сибирского аэрокосмического университета имени академика М. Ф. Решетнева.

Автореферат разослан «21» сентября  2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент                               Т. В. Мельникова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Актуальность темы диссертационного исследования заключается в необходимости предметного изучения стилей научного познания в целях повышения культуры научного познания в целом. 

Актуальность исследования определяется как практикой самого научного познания, так и практикой реализации принятой методологии, поскольку субъект познания, изучая те или иные предметы исследования, должен отдавать себе отчет, в системе какой теории научного познания он работает, какой стиль научного познания берет за основу.

Отметим, что в современном научном познании уже намечены некоторые тенденции по решению проблемы стиля научного познания, в частности, в работах, посвященных стилю научного мышления. Однако в большинстве  этих исследований происходит отвлечение от теорий познания, от методологий и контекстов исследовательских традиций.  И возникает необходимость такого раскрытия познавательного процесса, в котором были бы учтены все аспекты научной деятельности (теория познания, методология, актуальная модель мира, специфика рациональности, характер социальности и т. д.). 

Изучение стилей научного познания направлено не только на повышение культуры научного познания, но и на устранение его эклектичности.  Последнее выступает одним из основных требований современного научного познания, поскольку наличие эклектики влечет за собой неопределенность, неоправданную громоздкость, малую эффективность и неадекватность результатов познания. Устранение же эклектичности, повышение теоретической строгости способствует продуктивности научного познания, его актуализации, систематизации и укреплению роли философской методологии в процессах познавательной деятельности.

Процесс научного познания связан с определенными исследовательскими традициями, с реализуемыми в ходе познавательной деятельности моделями мира и способами производства общественной жизни. Однако, несмотря на то, что многие исследователи обращают внимание на существование научных стилей, вопросу различения самих стилей научного познания и присущих им стандартов должного внимания не уделяется.

Актуальность изучения поставленной проблемы существенна в связи с  непрерывным внедрением западного мировоззренческого, культурного и образовательного опыта. Заимствование и использование (явное или неявное) в процессе познавательной деятельности западной методологии ведет не только к эклектичности научного познания или «размыванию границ», но и, что самое главное, к разрушению сложившихся исследовательских традиций в отечественной науке, отечественного понимания практики и опыта преобразований во всех сферах общественной жизни.

Изучение стилей научного познания предполагает, что на основе данных науки, критического анализа результатов практического преобразования действительности существенно расширится пространство применения результатов научного познания.  И это в значительной степени отличает стили научного познания от концепций «парадигм» Т. Куна, «исследовательских программ» И. Лакатоса, «идеалов естественного порядка» С. Тулмина, которые, во-первых, затрагивают отдельные области и проблемы научного познания, а во-вторых, могут быть продуктивными только в рамках западной методологии. 

Представленные в диссертационном исследовании результаты актуализируют то направление познавательной деятельности, которое еще не получило необходимого внимания со стороны научной общественности. 

И поскольку различия стилей касаются форм осмысления и понимания, глубины охвата исследуемой предметности при сохранении основной методологической базы, постольку построение системно-теоретического единства знания, выдержанного в требованиях стиля научного познания составляет одно из важнейших условий повышения продуктивности познавательной деятельности.

Степень разработанности проблемы.  Основанием, повлиявшим на выбор темы диссертации, является концепция Н. М. Чуринова, изложенная в монографии «Совершенство и свобода» (2006 г.), согласно которой всестороннее изучение научного познания возможно на базе различения метафизической и диалектической методологий, а также на базе различения теории познания как теории репрезентации и теории познания как теории отражения.

Доводом в пользу проведения данного исследования послужило то, что, несмотря на множество работ, посвященных проблемам научного познания, как отечественных, так и зарубежных, до сих пор отсутствует общая философская теория стилей научного познания и соответствующих им стандартов.

Отметим, что некоторые тенденции к осознанию стилевых особенностей научного мышления уже освещались в отечественной философии науки. Так, понятие «стиль мышления» исследовалось, в частности, И. Д. Андреевым, Т. В. Барчуновой,  Н. А. Белоусовым, С. Б. Крымским, И. Б. Новик, Б. А. Парахомским, Ю. В. Сачковым. Выявляя основные стили научного познания, диссертант обращает внимание на то, что предпосылки к их формированию и изучению представлены в работах:  К. Маркса, Ф. Энгельса, А. А. Богданова, И. Д. Андреева, А. В. Бузгалина, Б. А. Пархонского, В. П. Филатова, Н. М. Чуринова и др.

Анализ проблемы существования стилей научного познания и соответствующих им гносеологий показал, что имеют место две соответствующие своим стилям теории познания - теория репрезентации и теория отражения.  Историко-философский анализ теории познания как теории репрезентации выявил ее корни в деятельности софистов, затем, в философских взглядах Ф. Аквинского, У. Оккама, Р. Декарта, И. Канта, М. Хайдеггера, М. Вартофского, Х. Й. Зандкюлера. На современном этапе те или иные аспекты проблемы репрезентации (в частности, физиологического и психологического плана) затрагиваются в трудах Т. Х. Керимова, О. Е. Баксанского, Е. Н. Кучера, Н. М. Чуринова, Н. В. Князева, Л. А. Микешиной, А. И. Панюкова, Ю. Г. Панюковой и др.

Историко-философский анализ теории познания как теории отражения выявил предпосылки ее возникновения в трудах Аристотеля, Ф. Александрийского, И. Дамаскина, Матфея из Акваспарты. Воспринятые через культуру Византии, они получили оригинальное развитие в трудах Геннадия Новгородского, Кирилла Белозерского, Сергия Радонежского, Иосифа Волоцкого. В XVIII в. некоторые аспекты данной проблематики затрагивались  Ф. Прокоповичем, И. В. Максимовичем, Я. П. Козельским, А. Б. Брянцевым.  В XX - XXI вв. теория познания как теория отражения была трансформирована, в основном по идеологическим соображениям, в «ленинскую теорию отражения», в связи с чем, впоследствии неоднократно подвергалась критике. Среди исследователей этого периода диссертант выделяет работы П. К. Анохина, А. Ф. Лосева, М. Н. Руткевича, Ф. Кумпфа, З. Оруджева, С. Н. Смирнова, Г. М. Леонычева, Н. М. Чуринова и др.

Выявляя и анализируя стили научного познания и их стандарты, диссертант отмечает, что некоторые предпосылки к их изучению уже существуют. Так, тенденции к формированию и изучению стандартов естественности метафизического стиля научного познания намечены в работах Т. Гоббса, Дж. Локка, А. Шопенгауэра, А. Уайтхеда, З. Баумана, Д. Нейсбита, В. А. Белова, Ю. А. Сачкова и др. К формированию стандартов рациональности - в работах Г. Лейбница, Ч. Пирса, У. Джеймса, А. Пуанкаре, К. Поппера, П. Фейерабенда, Т. Куна, И. Лакатоса, Х. Хофмайстера, В. А. Васильева, А.В. Кезина,  В. Г. Пушкина и др.

Выявляя методологические стандарты метафизического стиля научного познания, диссертант опирается на отдельные положения и выводы Р. Декарта, Дж. Локка, М. Вебера, Дж. Агасси, Г. Риккерта, М. Вартофского, Э. В. Ильенкова, Ю. В. Орфеева, В. С. Тюхтина, Г. И. Рузавина, В.А. Белова, А. В. Койре, В. П. Кохановского и др.

Исследование стандартов научности метафизического стиля вызвало необходимость изучения работ Э. Гуссерля, М. Шелера, Г. Риккерта, П. Дирака, Р. Карнапа, Б. Рассела, К. Поппера, Т. Куна, И. Лакатоса, П. Фейерабенда, Н. Ричера, П. Строусона, М. Даммита и др.

Анализ стандартов социальности метафизического стиля научного познания показал, что предпосылки их формирования намечены в работах Т. Гоббса, П. Гольбаха, А. Смита, Г. Гадамера, К. Поппера, К. Манхейма, З. Баумана, Ж. Липовецки, Д. Нейсбита, Э. Тоффлера, А. Уайтхеда, Ф. Хайека.  Среди  отечественных авторов следует выделить труды Н. Н. Бердяева, А. С. Панарина, Н. М. Чуринова, Б. Г. Юдина и др. 

В ходе исследования стандартов естественности диалектического стиля научного познания, принципиальное значение имели труды Аристотеля, Климента Александрийского, Немизия Эмесского, А. Н. Радищева, Л. П. Карсавина, А. Ф. Лосева, Н. М. Чуринова и др.

Выделяя стандарты рациональности диалектического стиля, диссертант отмечает, что тенденции к их формированию содержатся в работах Дионисия Ареопагита, Прокла, Плотина, Г. Гегеля, В. С. Соловьева,  П. А. Флоренского, М. Н. Алексеева, А. С. Кармина. Предпосылки к исследованию  методологических стандартов диалектического стиля отражены в работах В. Г. Афанасьева, Э. Г. Винограя, Э. В. Ильенкова, В. П. Кохановского В. Н. Сагатовского, В. Н. Садовского, Л. Н. Суворова, А. П. Шептулина и др; к изучению стандартов научности - в работах Аристотеля, Н. Кузанского, Ф. Энгельса, В. С. Соловьева, И. А. Ильина, Н. О. Лосского, Л. П. Карсавина, А. Н. Аверьянова, В. Г. Афанасьева, Г. С. Баранова, А. В. Кезина, А. П. Шептулина, В. С. Швырева и др. 

Анализ стандартов социальности диалектического стиля научного познания показал, что тенденции к их формированию намечены в трудах А. Н. Радищева, М. М. Сперанского, И. А. Ильина, Л. П. Карсавина, Б. Н. Чичерина, А. А. Богданова, Н. Г. Аветисяна, А. Л. Анисина, Н. А. Бенедиктова, В. Н. Брюшинкина и др.

Анализ работ по теме диссертации дает основание сделать следующие выводы: 1) несмотря на большое количество исследований, освещающих гносеологическую тематику, не сформулирована идея стиля научного познания и характеристик его определенности, в результате чего этот вопрос остается неизученным и требуют детальной разработки; 2) большинство исследователей, так или иначе затрагивающих проблему стандартов науки, изучают лишь отдельные ее аспекты; 3) фактически нет ни одной работы, характеризующей стили научного познания с учетом соответствующих им групп стандартов: естественности, рациональности, методологических стандартов, стандартов научности и социальности.

Объектом исследования является процесс научного познания.

Предметом исследования выступают стили научного познания и их стандарты.

Цели и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является изучение стилей научного познания и их стандартов. В соответствии с поставленной целью в работе выдвигаются следующие задачи:

  1. Обосновать необходимость введения понятия «стиль научного познания» и различения основных стилей научного познания.
  2. Выявить основные стили научного познания (метафизический и диалектический) и доказать, что стили научного познания формируются на основе актуальных моделей мира, развертывающихся на основе способов производства общественной жизни.
  3. Провести анализ основных положений теории познания как теории репрезентации, показав ее соответствие метафизическому стилю научного познания. Выявить направленность данного стиля на получение вероятностного знания.
  4. Провести анализ основных положений теории познания как теории отражения, показав ее соответствие диалектическому стилю научного познания. Выявить направленность данного стиля на получение совершенного знания.
  5. Выявить и обосновать основные стандарты естественности метафизического стиля научного познания.
  6. Провести анализ основных стандартов рациональности метафизического стиля научного познания.
  7. Обосновать основные методологические стандарты метафизического стиля научного познания. 
  8. Выявить и обосновать стандарты научности метафизического стиля научного познания. 
  9. Выявить и обосновать основные стандарты социальности метафизического стиля научного познания.
  10. Выявить основные стандарты естественности диалектического стиля научного познания и обосновать их коренное отличие от стандартов естественности метафизического стиля научного познания.
  11. Провести анализ основных стандартов рациональности диалектического стиля научного познания.
  12. Обосновать основные методологические стандарты диалектического стиля научного познания.
  13. Выявить и проанализировать стандарты научности диалектического стиля научного познания.
  14. Выявить и обосновать основные стандарты социальности диалектического стиля научного познания.

Теоретико-методологическая основа исследования. В соответствии с предметом и целью исследования основное внимание в диссертации уделено гносеологическим аспектам с точки зрения двух основных методологий (метафизической и диалектической), каждая из которых включает собственные философские и общенаучные методы, а также  исследовательские подходы.  Исследование основано на таких философских принципах познания, как: принцип всеобщей связи явлений, принцип развития, принцип историзма и конкретности истины, принцип отражения и т. д.

Специфика объекта диссертации обусловила исследование в соответствии с методологическими положениями, содержащимися в трудах российских и зарубежных авторов.

Научная новизна исследования:

  1. Введены понятия «стиль научного познания» и «гносеологический стандарт».
  2. Показано, что понятие «стиль научного познания» выступает как характеристика определенности познавательной деятельности, в соответствии с которой, он (стиль) раскрывается определенными познавательными стандартами.
  3. Доказано, что гносеологические стандарты представляют собой определения (качества, свойства, функции, характерные черты) стиля научного познания, составляющие его определенность, позволяющую отличить один стиль научного познания от другого, выявить его соответствие некоторой модели мира, формирующейся на основе способа производства общественной жизни.
  4. Показано, что специфика каждого стиля научного познания предполагает необходимость различения их основных типов.  По основанию методологии различены метафизический и диалектический стили научного познания.
  5. Установлено, что метафизический и диалектический стили научного познания характеризуются соответствующими совокупностями их определений (гносеологических стандартов), каждый из которых задает определенную качественную характеристику теоретизирования и становится элементом одной из таких групп гносеологических стандартов, как: стандарты естественности, рациональности, методологические стандарты, стандарты научности, социальности и т. д.
  6. Выявлено, что стили научного познания формируются в соответствии с моделями мира и актуализирующими их способами производства общественной жизни.  Соответственно, метафизический стиль научного познания формируется на основе Универсалистской модели мира и индивидуалистического способа производства общественной жизни, а диалектический стиль - на основе Космической модели мира и коллективистского способа производства общественной жизни. Основным, определяющим стандартом Универсалистской модели мира выступает стандарт свободы, Космической модели - стандарт совершенства.
  7. Показано, что метафизическому стилю научного познания соответствует теория познания как теория репрезентации, диалектическому стилю - теория познания как теория отражения, в связи с чем, актуализируется изучение  процесса познавательной деятельности с позиций теории познания как теории репрезентации и теории познания как теории отражения.
  8. Анализ основных положений теории познания как теории репрезентации доказал ее соответствие метафизическому стилю научного познания,  выявил направленность данного стиля на получение вероятностного знания.
  9. Анализ основных положений теории познания как теории отражения доказал ее соответствие диалектическому стилю научного познания,  выявил направленность данного стиля на получение совершенного знания.
  10. Выявлены основные стандарты метафизического стиля научного познания: стандарты естественности, рациональности, методологические стандарты, стандарты научности и социальности, соответствующие индивидуалистическому способу производства общественной жизни и универсалистской модели мира.
  11. Выявлены основные стандарты естественности метафизического стиля научного познания: «свобода воли», «свободная добродетель», «война всех против всех», «право на все».
  12. Выявлены основные стандарты рациональности метафизического стиля научного познания: перспективизм, плюрализм, конвенционализм, прагматическую концепцию истины, пробабилизм, рационализм, полилогизм.
  13. Обоснованы основные методологические стандарты метафизического стиля научного познания, показано, что на общенаучном уровне ему соответствуют методы идеализации, моделирования, абстрагирования, гипотетико-дедуктивный, аксиоматический и аксиологический (ценностный) исследовательский подходы. 
  14. Выявлены и обоснованы стандарты научности метафизического стиля научного познания: доказательность, непротиворечивость теории и вероятностный характер результатов научного познания.  В рамках данного стиля доказательность сводится в основном к формально-логическому аспекту, а непротиворечивость предполагаюет когерентность, согласованность научных положений между собой и не предполагает подобной когерентности с содержанием действительности.
  15. Доказано, что вероятностное знание возникает в процессе познавательной деятельности в ходе реализации теории познания как теории репрезентации. Показано, что существует две основных версии вероятностного знания - неономиналистская и неореалистская. Вероятностное знание в неономиналистском значении выступает как описание (предполагается, что репрезентант не познаваем, и потому его можно только описывать, при этом  описание предполагает ту или иную степень вероятности). В неореалистском значении вероятностное знание выступает в качестве абстракции, с некоторой степенью вероятности предполагающей ее восполнение (например, вещами или процессами).
  16. Доказано, что среди основных стандартов социальности метафизического стиля научного познания имеют место: индивидуализм, свобода личности, свобода слова, свобода совести, конкуренция и утилитаристский тип прогресса.
  17. Выявлены основные стандарты диалектического стиля научного познания: стандарты естественности, рациональности, методологические стандарты, стандарты научности и социальности, соответствующие коллективистскому способу производства общественной жизни и космической модели мира.
  18. Выявлены основные стандарты естественности диалектического стиля научного познания: «совершенствование»,  «совершенная добродетель», «гармония социальных норм» и их коренное отличие от стандартов естественности метафизического стиля научного познания.
  19. Проанализированы основные стандарты рациональности диалектического стиля научного познания: диалектика единого и много, объективность истины и ее субъективная сторона, диалектика абсолютного и относительного, рационального и внерационального в познании, диалектическая логика.  Выявлено их отличие от стандартов рациональности метафизического стиля научного познания.
  20. Обоснованы основные методологические стандарты диалектического стиля научного познания, показано, что на общенаучном уровне ему соответствуют методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, диалектика абстрактного и конкретного, системный, структурно-функциональный и деятельностный исследовательские подходы. Выявлено их отличие от методологических стандартов метафизического стиля научного познания.
  21. Выявлены стандарты научности диалектического стиля научного познания: доказательность, непротиворечивость теории и совершенное знание (в контексте теории отражения) как результат научного познания.  В рамках диалектического стиля научного познания  под доказательностью понимается процесс установления объективной истины (с учетом ее субъективной стороны) посредством практических и теоретических действий и средств, под непротиворечивостью - требование непротиворечивости как отражаемого отражаемому (теории-образа предмету-прообразу), так и к сфере самих логико-понятийных систем.
  22. Показано, что совершенное знание является следствием реализации в процессе познавательной деятельности теории познания как теории отражения.  В результате чего, каждая научная теория предстает как теория - образ, выступающая как существование сущности прообраза. На этой базе раскрываются представления об истине, как знании - образе, наиболее полно отражающем его содержание.
  23. Доказано, что среди основных стандартов социальности диалектического стиля научного познания имеют место: коллективизм, совершенство личности, совершенство слова, чистая совесть, соревнование и антиэнтропийный тип прогресса.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Понятие «стиль научного познания» выступает как характеристика определенности познавательной деятельности, в соответствии с которой, специфика одного стиля научного познания по отношению к другому раскрывается определениями стиля научного познания, которые принято называть гносеологическими стандартами.
  2. Гносеологические стандарты представляют собой определения (качества, свойства, функции, характерные черты) стиля научного познания, составляющие его определенность, позволяющую отличить один стиль научного познания от другого, выявить его соответствие некоторому способу производства общественной жизни.
  3. Специфика каждого стиля научного познания предполагает необходимость различения их основных типов.  По основанию методологии различены метафизический и диалектический стили научного познания.
  4. Метафизический и диалектический стили научного познания характеризуются соответствующими совокупностями их определений  (гносеологических стандартов), каждый из которых задает некую качественную определенность теоретизирования и становится элементом одной из таких групп стандартов, как: стандарты естественности, рациональности, методологические стандарты, стандарты научности и социальности.
  5. Стили научного познания формируются на основе актуальных способов производства общественной жизни.  Соответственно, метафизический стиль научного познания формируется на основе индивидуалистического способа производства общественной жизни, а диалектический стиль - на основе коллективистского способа производства общественной жизни.
  6. Метафизическому стилю научного познания соответствует теория познания как теория репрезентации, направленная на получение вероятностного знания; диалектическому стилю - теория познания как теория отражения, направленная на получение совершенного знания.
  7. Среди основных стандартов естественности метафизического стиля научного познания имеют  место: «свобода воли», «свободная добродетель», «война всех против всех», «право на все». Данные стандарты служат предпосылкой понимания естественного состояния природы («свободные объекты существуют»), обеспечивают метафизическую методологию и перспективу познания (вероятностное знание как репрезентант или репрезентация действительности),  формируют индивидуалистическую мировоззренческую установку (принципы независимого существования).
  8. Основные стандарты метафизического стиля научного познания (естественности, рациональности, методологические стандарты, стандарты научности и социальности) ориентированы на конструирование вероятностного, проективного знания; они выступают в качестве реализаций теории познания как теории репрезентации.
  9. Среди основных стандартов естественности диалектического стиля научного познания имеют  место: «совершенствование» («усовершение»),  «совершенная добродетель», «гармония социальных норм». Данные стандарты служат предпосылкой понимания естественного состояния природы («совершенство в смысле гармонического устройства мира», всеобщая связь явлений), обеспечивают диалектическую  методологию и  перспективу познания (совершенное знание как образ действительности), формируют мировоззренческую установку, нацеливающую на взаимопомощь и  любовь к ближнему.
  10. Основные стандарты диалектического стиля научного познания (естественности, рациональности, методологические стандарты, стандарты научности и социальности) ориентированы на получение совершенного знания; они  являются следствием реализации теории познания как теории отражения.

Теоретическое и практическое значение диссертации. Теоретическая значимость полученных в диссертации результатов определяется возможностью их использования в рамках разрешения гносеологической проблематики, в частности, при исследовании путей решения теоретико-познавательных проблем современного научного познания.

Предложенные в диссертации подходы и решения могут быть использованы: 1) как теоретическая основа для дальнейшего исследования стилей научного познания и поиска новых стандартов; 2) как методологическая основа для систематизации положений гносеологической проблематики; 3) как теоретико-методологическая основа для построения стратегий научного познания с целью достижения теоретической строгости;  4) полученные в ходе диссертационного исследования результаты могут быть использованы в педагогической практике при чтении курсов «Философия», «Философия науки и техники», а также в процессе преподавания других дисциплин, включающих гносеологическую и историко-философскую тематику; 5) отдельные выводы диссертации способствуют  формированию активной гражданской позиции. 

Апробация диссертационного исследования. Материалы диссертации использовались в учебном процессе Красноярского государственного аграрного университета при чтении курса «Философия» и проведении лекционных занятий в Школе Молодого Ученого КрасГАУ.

Основные положения диссертационного исследования докладывались на  Всероссийской научно-практической конференции «Наука, образование, профессия: актуальные проблемы обучения и воспитания российской молодежи в третьем тысячелетии» (Красноярск, 2002), на региональной научно-практической конференции «Наука, образование и современные проблемы диалога культур» (Красноярск, 2002), на международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы высшего образования и науки в XXI веке» (Караганды, 2002), на межрегиональной научно-практической конференции «Инновационное развитие регионов Сибири» (Красноярск, 2006), на международной научной конференции «Решетневские чтения» (Красноярск, 2006), на региональной научной конференции «Инновации в системе непрерывного профессионального образования» (Красноярск, 2007).

В целом, по теме диссертации опубликовано 50 работ, включая две монографии.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры философии и социальных наук Сибирского государственного аэрокосмического университета имени академика М. Ф. Решетнева.

Объем диссертации и ее структура определяется целью исследования и последовательностью решения поставленных задач. Диссертация включает в себя: введение, три главы, четырнадцать параграфов, заключение и список использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень разработанности проблемы, определяются цель, задачи, объект и предмет исследования, обосновывается методология исследования, формулируется научная новизна, а также основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Стили научного познания и их стандарты» формулируется проблемное поле исследования, вводятся понятия стиля научного познания, гносеологических стандартов, выявляются критерии их дифференциации, устанавливается связь стилей научного познания с моделями мира и способами производства общественной жизни.

В первом параграфе «Стиль научного мышления и стиль научного познания» производится анализ проблемы существования стилей научного познания, выявляется их отличие от стилей научного мышления. Отмечается, что стиль научного мышления является характеристикой познавательной сферы, свидетельствующей об особенностях ее организации, своеобразии способов получения знания (предпочтении определенных приемов восприятия и анализа), стабильно проявляющейся в различных ситуациях.

Существование стилей является основанием для выделения научных школ и научно-исследовательских направлений. Стиль мышления (его наличие у научной школы или отдельного ученого) показывает научному сообществу присутствие определенных стилевых особенностей.  И, поскольку стиль отражает такие особенности, как самоопределение субъекта познания, осознание и интерпретация научных фактов (гипотез, теорий), постольку он (стиль мышления) субъективен.

Стиль научного мышления, как отдельной эпохи, так и отдельной научной школы или тем более отдельного ученого, подчеркивает различные стороны субъективности научного мышления. Однако процесс познания - это не только процесс мышления, это еще и проверка наших теорий на практике.  В связи с этим представляется актуальным введение понятия «стиль научного познания», характеризующего во-первых, преемственность стратегий научного поиска, а во-вторых, замыкание не на субъективных моментах, а на объективных (зависимых от способа производства) моделях мира. Отметим, что данное понятие вводится для возможности регулирования и достижения теоретической строгости.  Сущность и содержание стиля научного познания закрепляется в философском категориальном аппарате, а сам стиль включает в себя соответствующие данному стилю гносеологию, методологию и логику исследования.

Стиль научного познания (как и любой другой стиль, например искусства, моды, жизни) предполагает определенные стандарты, характеризующие особенности данного стиля и отличия его от других. Способ формирования стилей неотрывно связан с формированием самих стандартов: когда стандарты приобретают отчетливо выраженный характер, возникает объединяющий их стиль. В этом смысле, стиль представляет собой диалектическое снятие стандартов, характеризующее диалектику единичного (отдельного) и общего, где в качестве единичного выступают отдельные стандарты (или группы стандартов), в качестве общего - стиль, как единое во многом.  Следовательно, стиль научного познания, как и любой другой стиль, и определяющие его стандарты выступают как неразрывно связанные, неотделимые друг от друга.

Учитывая, что стили научного познания реализуются (проявляют себя) в различных качествах, они предполагают множество стандартов, каждый из которых представляет собой качественную характеристику, качественную определенность, подчиненную общей логике теоретизирования. Специфика стилей научного познания предполагает необходимость различения их основных типов. По основанию методологии различимы метафизический и диалектический стили научного познания. Метафизический и диалектический стили научного познания характеризуются соответствующими совокупностями их определений (гносеологических стандартов), каждый из которых задает определенную качественную характеристику теоретизирования и становится элементом одной из таких групп стандартов, как: стандарты естественности, рациональности, методологические стандарты, стандарты научности и социальности.

В заключении автор приходит к выводу: стилевой фактор является ведущим в научном познании, он определяет характер изменений в ориентационной структуре научного поиска, в стратегиях выбора его ведущих направлений. Различия стилей научного познания касаются форм осмысления и понимания, глубины охвата предметности при сохранении основной методологической базы (метафизической и диалектической). 

Во втором параграфе «Основные стили научного познания» анализируются основные стили научного познания - метафизический и диалектический. В рамках диссертационной работы в качестве важнейших компонентов, характеризующих стили научного познания, выделяются: 1) модель мира; 2) идеалы и нормы научного познания; 3) философские основания.

Диссертант показывает, что модель мира формируется объективно в соответствии с определяющим ее способом производства общественной жизни.  При этом специфика способа производства общественной жизни определяется типом его социальности (индивидуалистическим или коллективистским). Способ производства общественной жизни задает систему жизнедеятельности и формирует соответствующую ему модель мира. В качестве моделей, соответствующих индивидуалистическому и коллективистскому способам производства общественной жизни, выступают Универсалистская и Космическая модели мира. Эти модели предполагают определенные качества мира, на раскрытии которых сосредотачивается познавательная активность человека.  При этом речь идет о различии способов изучения природных, социальных и мыслительных процессов, согласно которым в одной мир изучается как Универсум (механическая сумма частей или технологий, противостоящая человеку и призванная обеспечивать удовлетворение его потребностей), а в другой - как Космос (прекраснейший порядок, гармонично включающий человека). Диссертант доказывает, что основным, определяющим стандартом Универсалистской модели мира выступает стандарт свободы, Космической модели - стандарт совершенства.

В работе также отмечается, что идеалы и нормы научного познания представляют собой совокупность определенных концептуальных, ценностных, методологических установок, свойственных науке. Их основная функция заключается в организации и регуляции процесса научного исследования. Взятые вместе, идеалы и нормы, характеризуют особенности того или иного стиля научного познания (метафизического и диалектического), каждому из которых соответствует свой комплекс познавательных средств, которые в целом можно охарактеризовать как гносеологические стандарты.

Диссертант показывает, что понятие «философские основания стиля научного познания» выражает философские идеи и принципы, которые содержатся в данном научном стиле. Характеризуя философские основания, в качестве  всеобщих гносеологических оснований диссертант выделяет метафизический и диалектический подходы к теоретическому исследованию действительности, каждый из которых раскрывает соответствующий стиль научного познания.

При анализе гносеологической проблематики эти философские основания определяют, во-первых, мировоззренческую позицию на соотношение сознания  и бытия; во-вторых, способы, формы, содержание и результаты процесса познания; в-третьих, задают соответствующую методологию и гносеологию.

В заключении диссертант приходит к следующим выводам. Стили научного познания формируются на основе актуальных способов производства общественной жизни. Соответственно, метафизический стиль научного познания формируется на основе индивидуалистического способа производства общественной жизни, а диалектический стиль - на основе коллективистского способа производства общественной жизни. Метафизическому стилю научного познания соответствует теория познания как теория репрезентации, диалектическому стилю - теория познания как теория отражения, в связи с чем, актуализируется изучение познавательного процесса с позиций теории познания как теории репрезентации и теории познания как теории отражения.

В третьем параграфе «Гносеология как теория репрезентации» исследуются основные положений и перспективы теории познания как теории репрезентации.  Отмечается, что в настоящее время имеется большое количество работ посвященных гносеологической тематике, в которых встречается понятие «репрезентация», основное значение которого состоит в том, что репрезентация «презентирует» в акте сознания некий реальный, внешний и все же представленный в мышлении и языке объект иначе, чем он существует в действительности.

На широком историко-философском материале (начиная с деятельности софистов, средневековой философии, а также проблем, поставленных Р. Декартом и И. Кантом, и до наших дней) диссертант доказывает, что на протяжении всей истории метафизического стиля научного познания положения о  познании как репрезентации сохраняли и сохраняют свою значимость.  Кантовская мысль о возможности познания вещей как явлений и как «вещей самих по себе» трансформировалась в положение А. Шопенгауэра о мире как представлении, в феноменологии - о мире как совокупности явлений, в позитивизме - в проблему знака и его значения. 

Диссертант показывает, что в современной литературе понятие репрезентации связывается с вхождением в эпистемологию конструктивизма, плюрализма и релятивизма. Отмечается, что теория репрезентации не противоречит идее конструктивизма, согласно которой предметы познания создаются, конструируются в процессе познавательной деятельности с предметами посредниками. Плюрализм, предполагающий многообразие истин, реальностей и миров, также может реализоваться в познании, в частности, через разнообразие канонов и норм репрезентации, смену типов моделей-репрезентантов и их конкуренцию, разнообразие символических языков науки и понятийных схем. 

На этот контекст накладывается также «система координат» самого субъекта познания, в результате чего все репрезентации несут на себе печать школы, парадигмы, научного сообщества, к которому он принадлежит, а также всей системы его ценностей. Такое представление влечет за собой признание неполноты, высокой степени приблизительности  гносеологии как абстрактного конструкта и полный отказ от объективной истины. Последнее приводит к пониманию репрезентации как основы вероятностного познания, результатом которого выступает вероятностное знание, как знание правдоподобное. Оно характеризует «степень возможности», в том смысле, что знание может стать востребованным (репрезентант найден или будет найден в дальнейшем при определенных условиях). В случае если такой репрезентант найден, теория предстает как удачная догадка.

В заключении диссертант приходит к следующим выводам. Объектом исследования теории репрезентации выступает примышленная, трансцендентальная реальность, формирующаяся по принципу удвоения мира. Принятие репрезентации в качестве основного гносеологического стандарта предполагает собственные критерии достоверности научного знания, поскольку представляет собой знание, независимое от содержания внешнего мира. Теория познания как теория репрезентации нацеливает на получение вероятностного,  правдоподобного знания, основанного на отрыве  образа (знания) от прообраза (реальности) и не претендующего на достижение объективной истины.

В четвертом параграфе «Гносеология как теория отражения» исследуются основные положения и перспективы теории познания как теории отражения. Отмечается, что отражение - основной стандарт диалектической теории познания. Понимание отражения как базовой операции познания предполагает процедуры, обеспечивающие получение образа, находящегося в отношении  подобия с объектом. Отсюда мыслительная связь (субъективная диалектика) предстает как своеобразное отражение связи вещественной (диалектики объективной); а каждая ступень познания - как подготовка к следующей ступени, причем накопленный таким образом опыт имеет большое влияние на всю систему человеческого познания.

Принятие этих характеристик познания приводит к формированию принципа познаваемости, согласно которому существующая реальность может быть познана и познается человеком вполне адекватно.  В соответствии с этим формируется основной тезис теории отражения - ощущения, восприятия, понятия, суждения, теории представляют собой образы внешнего мира.  Сам же предметный мир выступает в качестве прообраза (оригинала), а не интеллектуального вымысла. Отсюда теория познания как теория отражения нацелена на исследование отношений «образ-прообраз», диалектики сущности и существования.

Диссертант отмечает, что, несмотря на то, что сущность неизменна, она опосредуется обстоятельствами, в результате чего в различных условиях возможны различные, соответствующие этим условиям, формы ее проявления. Поскольку же в различных условиях существование сущности проявляется по разному (например, вода кипит при температуре 100 градусов Цельсия при атмосферном давлении 760 мм ртутного столба, при изменении же давления температура кипения воды изменяется), постольку истинность образа (теории)  зависит от адекватности отражения этих условий. Опосредствованная условиями своего существования сущность предстает как образ, а прообраз - как сущность данного предмета (или процесса).

Рассуждая таким образом, можно прийти к пониманию того, что в жизни объективно  существует некое знание, которое можно назвать совершенным. На этой базе раскрываются представления об истине, как знании - образе, соответствующем сущности исследуемого объекта, как наиболее полно отражающем его содержание, что позволяет утверждать: совершенное знание коренным образом отличается от знания вероятностного.  Отсюда важнейшими гносеологическими моментами являются объективность истины и ее субъективная сторона, диалектика абсолютного и относительного и т. д., выступающие в качестве характеристик совершенного знания.

В заключении диссертант приходит к следующим выводам. Объектом исследования теории отражения выступает диалектика образа и прообраза, согласно которой образ выступает как существование сущности прообраза. Принятая в  качестве основного гносеологического стандарта теория отражения отстаивает принцип познаваемости мира. Теория познания как теория отражения, основанная на понимании образа как существовании сущности прообраза, в конечном счете, нацеливает на получение совершенного знания. 

Во второй главе «Метафизический стиль научного познания и его стандарты» выявляются и анализируются основные стандарты метафизического стиля научного познания.

В первом параграфе «Стандарты естественности» отмечается, что формирование стандартов естественности любой методологии связано со спецификой объективации «естественного состояния» человека и человечества, которое служит предпосылкой понимания естественного состояния природы.  На широком историко-философском материале диссертант доказывает, что в качестве стандартов естественности метафизического стиля научного познания выделяются стандарты свободы («свободы воли»), «свободной добродетели»,  «войны всех против всех» и «права на все».

Так, формирование стандарта «свободы воли» тесно связано с деятельностью софистов (провозглашение ими тезиса о человеке как мере всех вещей и свободе как основной ценности) и схоластиков (постановка проблемы соотношения свободы человеческой воли и воли Божественной). В дальнейшем эти идеи получили развитие в учениях гуманистов эпохи Возрождения (положение о свободе личности) и философов Нового времени (тезис о свободе как естественном состоянии людей). Эти теоретические положения формируют стандарт естественного понимания, который затем распространяется на общество (социальная атомистика, индивидуализм), природу (атомизм, рассмотрение объектов в изолированном состоянии) и субъекта (свободно мыслящего и независимого от внешних условий индивида).

Поскольку же природа состоит только из зависимых (взаимосвязанных) тел, постольку «свободные объекты» представляют собой некоторую идеальную норму (репрезентацию), с учетом которой может быть с той или иной долей вероятности объяснено все многообразие этих зависимостей. На этой стратегии основана не только наука, но и европейская культура в целом.

Стандарт свободной добродетели (от «vitrum» - «превосходные качества», «преимущества») предполагает, что человек свободен в своем моральном  выборе: он может быть добродетельным до тех пор, пока ему это выгодно или не требует больших усилий.  Такая софистическая трактовка добродетели впоследствии нашла свое воплощение в моральной философии Возрождения, Нового времени, а также в современной западной философии. Учитывая, что понимание добродетели зависит от образа жизни, человеку предписывается признание законности «тысячи иных образов жизни». Подобный подход позволяет предположить, что на базе этого стандарта естественности выстраиваются такие стандарты рациональности, как: плюрализм, перспективизм, конвенционализм, прагматическая концепция истины и др. 

В качестве стандарта естественности, отражающего естественное состояние людей, «война всех против всех» была введена и обоснована  Т. Гоббсом.  Им же были выделены основные источники распри: соперничество, недоверие, жажда славы. Отметим, что различные аспекты европейского общества по-разному интерпретировались в терминах борьбы, но все они сходились в одном: вся жизнь людей - борьба друг с другом, без которой они не могут существовать. В XIX в. окончательно утвердилась вера в то, что борьба имеет универсально закономерный характер, поскольку дает индивидам неограниченные возможности достижения своих целей при равных возможностях нанесения ущерба друг другу. Отсюда вытекает вероятностный характер «войны всех против всех» (с какой долей вероятности прогнозируется победа и существует ли вероятность поражения).  В качестве такового, данный стандарт представляет собой абсолютизацию  соперничества, цель которого - выживание «сильнейшего» и «право на все». 

Стандарт «право на все» в качестве первого естественного закона был  выдвинут Т. Гоббсом: делать все, что угодно, владеть всем, чем пожелаешь, т. е. обладать неограниченной свободой. Естественное право, возникающее на этой основе, предполагает свободу каждого человека использовать собственные силы по своему усмотрению для сохранения своей жизни, имущества и свободы. «Право на все» предполагает свободу выбора в любых областях жизнедеятельности: правовой, идеологической, религиозной, экономической, социальной и др. В соответствии со стандартами свободы воли, свободной добродетели и войны всех против всех человек получает право на все и с некоторой долей вероятности может это право реализовать. Однако, поскольку право на все имеют если не все, то многие, то речь идет именно о вероятности реализации жизненных проектов.

В заключении диссертант формулирует следующие выводы. В качестве  стандарта естественности свобода воли определяет суть гносеологии метафизического стиля научного познания, ее проективность,  вероятностность. Данные стандарты служат предпосылкой понимания естественного состояния природы («свободные объекты существуют»), обеспечивают метафизическую методологию и перспективу познания (знание как репрезентация); формируют индивидуалистическую мировоззренческую установку (принципы независимого существования, «война всех против всех», «право на все»). 

Во втором параграфе «Стандарты рациональности» исследуются стандарты рациональности метафизического стиля научного познания: перспективизм, плюрализм, конвенционализм, прагматическая концепция истины, пробабилизм, рационализм, полилогизм.

Перспективизм представляет собой стандарт рациональности, согласно которому познание обусловлено личной позицией субъекта познания и, соответственно, знание, полученное на этой основе, предполагает признание и утверждение множества субъективных точек зрения на один объект по принципу «сколько людей, столько и мнений», то есть репрезентаций, «реальностей для нас» без претензии на истинность. Познание здесь не предполагает всеобщности и, следовательно, приводит к плюралистическому истолкованию действительности.

В качестве стандарта рациональности плюрализм предполагает существование независимых и не связанных между собой областей действительности, множество несводимых друг к другу систем знания, множества истин. Критерии научности, сформулированные на основе плюралистической стратегии, имеют заведомо вероятностный характер и ориентируют научное познание на развитие в обособленных, замкнутых и резко противопоставляемых друг другу формах. Плюрализм обнаруживает себя почти во всех главных течениях западной философии (прагматизма, феноменологии, неотомизма, персонализма, экзистенциализма, позитивизма и постпозитивизма).  Плюрализм реализуется в различных видах и формах, вследствие чего выделяют онтологическую, гносеологическую, социально-политическую, социологическую, культурную и другие его формы. В основе всех этих форм лежит единый для всех плюралистических концепций подход к действительности как к сумме нескольких равнозначных сущностей.

Стандарты перспективизма и плюрализма с неизбежностью предполагают наличие конвенций - введения норм, правил, знаков, языковых и других систем на основе соглашения, на базе которых раскрывается такой стандарт рациональности, как конвенционализм.

Конвенционализм представляет собой стандарт рациональности, утверждающий, что в основе научных теорий лежат произвольные соглашения, выбор которых регулируется соображениями удобства, простоты и полезности. 

Данное положение приводит к введению стандарта, характеризующего утилитаристское отношение к природе, обществу и познанию - прагматической концепции истины. Согласно данному стандарту, реальность внешнего мира недоступна для человека, а потому, единственное, что необходимо установить, - это не соответствие знаний действительности, а эффективность, практическую полезность знаний. Именно полезность и есть основная ценность человеческих знаний, которая достойна именоваться истиной. Близкую, однако, не тождественную позицию занимают сторонники пробабилизма. 

Пробабилизм - стандарт рациональности, согласно которому все научные теории равно необоснованны, однако обладают разными степенями вероятности по отношению к имеющемуся эмпирическому подтверждению, в результате чего актуализируется отбор наиболее вероятностных теорий. 

Кроме того, диссертант обосновывает необходимость выделения таких стандартов рациональности, как рационализм, согласно которому постулируется превосходство научного знания над вненаучным, рационального над внерациональным, и полилогизм, признающий правомочность существования множества формальных логик (дедуктивной, индуктивной, воображаемой и т.д.) и возможность их произвольного выбора познающим субъектом.

В заключении диссертант приходит к выводу: представленные стандарты полностью соответствуют метафизическому стилю научного познания и его гносеологии, поскольку предполагают существование множества несводимых друг к другу систем знания, снимают вопрос об истинности или ложности наших предположений и теорий, постулируя их  условность, вероятностность.

В третьем параграфе «Методологические стандарты» в качестве методологических стандартов метафизического стиля научного познания  диссертант различает на философском уровне метафизический метод, на общенаучном уровне - методы идеализации, моделирования, абстрагирования, гипотетико-дедуктивный, аксиоматический и аксиологический (ценностный) исследовательский подходы.

Отмечается, что метод идеализации представляет собой мысленное конструирование понятий об объектах, не существующих и не осуществимых в действительности. Он нацелен на образование идеализированных объектов, принципиально не осуществимых в действительности, таких как «идеальный газ», «свободное падение», «абсолютно черное тело» - в физике; «точка», «прямая линия» - в математике; «идеальный раствор» - в физической химии.

Метод моделирования представляет собой метод исследования объектов на их моделях, гносеологической основой которого выступает умозаключение по аналогии, понимаемое предельно широко - как перенос информации об одних предметах на другие. Метод абстрагирования предполагает мысленное отвлечение от ряда свойств и отношений изучаемого явления с одновременным выделением интересующих свойств.

Диссертант доказывает, что методы идеализации, моделирования и абстрагирования близки между собой: во всех трех случаях образуется некая самостоятельная теоретическая конструкция (репрезентация), в которой характеристики и стороны познаваемого объекта отвлечены от фактического эмпирического материала.

Гипотетико-дедуктивный метод представляет собой метод научного познания, сущность которого заключается в создании системы дедуктивно связанных между собой гипотез, из которых, в конечном счете, выводятся утверждения об эмпирических фактах.

Аксиоматический метод  представляет собой способ построения научной теории, в основе которого лежат некоторые исходные положения (аксиомы), из которых все остальные положения данной теории выводятся чисто логическим путем, посредством доказательства. Отмечается, что современное понимание аксиоматического метода не требует априорной очевидности аксиом.  Последние должны удовлетворять лишь одному условию: из них, и только из них, с помощью принятых логических правил выводятся все остальные положения данной теории. Вопрос об истинности выбранных таким образом аксиом не поднимается, он решается в рамках других научных теорий или при нахождении интерпретации данной системы: установление истинной интерпретации формализованной аксиоматической системы свидетельствует об истинности принятых в ней аксиом. 

Ценностный исследовательский подход предполагает аксиологический подход к научному познанию, оперирование ценностными характеристиками понятий, норм, процедур. Он может быть представлен самыми различными уровнями и аспектами в зависимости от того, в каком ракурсе (логико-эпистемологическом, социокультурном или социально-психологическом) рассматриваются конкретные науки, их компоненты и научное познание в целом.

В заключении диссертант приходит к следующим выводам. Знание, полученное на основе представленных стандартов, выступает как теоретическая конструкция, в которой характеристики познаваемого объекта формулируются по принципу удвоения мира, что соответствует теории познания как теории репрезентации и метафизическому стилю научного познания в целом. Данные методы и исследовательские подходы направлены на отвлечение от всеобщей связи явлений, на выделение «свободных от нее объектов», они ориентируют исследователя на изобретение идеализированных, абстрактных объектов и формирование проективного, правдоподобного, вероятностного знания.

В четвертом параграфе «Стандарты научности» выявляются и анализируются стандарты научности метафизического стиля научного познания: доказательность, непротиворечивость теории и вероятностный характер результатов научного познания. Отмечается, что одними из важнейших требований к любой научной теории являются доказательность, цель которой состоит в  обосновании истинности или ложности научных положений, и непротиворечивость, как в отношении теорий друг к другу, так и в отношении научных теорий к реальности (отношение знания к реальности).

Диссертант показывает, что в рамках метафизического стиля научного познания, доказательность приобретает значение технологии доказательств, элиминации теорий, конструктивизма, дедуктивной логики, а требование непротиворечивости  распространяется только на отношение научных теорий друг к другу (когерентность теорий и соответствующая им когерентность истины). 

На широком историко-философском материале диссертант доказывает, что  согласно когерентной теории, мера истинности высказывания определяется его ролью и местом в некоторой концептуальной системе: чем более связаны или согласованы между собой наши идеи, тем в большей степени они истинны.  Элементы такой системы должны быть связаны друг с другом отношениями логической импликации или следования - в этом и состоит смысл отношения когерентности. В случае, если теория признается  непротиворечивой, все ее положения и теоремы принимаются, как истинные вне зависимости от того отражают они реальную действительность или нет, т.е. вне зависимости от того являются ли они образом или репрезентацией, а потому выступают как более или менее вероятностные.

Автор показывает, что понятие «вероятностное знание» применяется в науке уже более ста лет. Его использовали в своих работах Р. Рихтер (вероятностное знание как результат вероятного познания), Р. Карнап (вероятностное знание как более или менее правдоподобное предсказание) и другие ученые.  Узловым моментом здесь выступает представления о вероятности как характеристики качества знаний, отличающей вероятностное знание как от достоверного (истинностного), так и от ложного знания. 

Отмечается, что вероятностное знание возникает в процессе познавательной деятельности в ходе реализации теории познания как теории репрезентации. Показано, что существует две основных версии вероятностного знания - неономиналистская и неореалистская. Вероятностное знание в неономиналистском значении выступает как описание (предполагается, что репрезентант не познаваем, и потому его можно только описывать, при этом  описание предполагает ту или иную степень вероятности). В неореалистском значении вероятностное знание выступает в качестве абстракции, с некоторой степенью вероятности предполагающей ее восполнение (например, вещами или процессами).

В заключении диссертант приходи к следующему выводу: знание,  полученное на основе данных стандартов научности (доказательность, непротиворечивость, вероятностное знание), выступает как самостоятельная теоретическая конструкция, в которой характеристики познаваемого объекта формулируются по принципу удвоения мира.

В пятом параграфе «Стандарты социальности» диссертант обосновывает положение о том, что среди основных стандартов социальности метафизического стиля научного познания имеют место: индивидуализм, свобода личности, свобода слова, свобода совести, конкуренция и утилитаристский тип прогресса.

Cтандарт индивидуализма определяет тип мировоззрения, согласно которому признается ценность интересов отдельного человека, утверждается вера в возможность отдельного человека влиять на окружающий мир, изменяя его в соответствии со своими индивидуальными потребностями и ценностями. В зависимости от специфики способов освоения действительности и сфер общества выделяют теоретическую, этико-политическую, хозяйственную и другие формы индивидуализма. Так, теоретический индивидуализм признает реальность только индивидуального (таково, в частности, учение номинализма), реальность собственного сознания или Я (солипсизм и теория репрезентации), отрицая возможность обязательных для всех положений или взглядов (субъективизм, перспективизм, плюрализм). Основными формами существования этико-политического индивидуализма выступают автономное существование индивида, анархия, эгоизм, либерализм. Что касается хозяйственной формы индивидуализма,  то она представляет экономическую жизнь общества и составляющих его индивидов  в качестве свободной игры сил и, прежде всего, рыночной конкуренции. Принятие индивидуализма в качестве стандарта социальности предполагает рассмотрение его «базовых элементов» - «свободной личности», «свободы слова», «свободы совести». 

Свободная личность раскрывает стандарт социальности, идентифицирующий индивидуалистический способ производства общественной жизни. Данный стандарт предполагает свободу, ограниченную определенной совокупностью норм права, в рамках которых свободная личность выступает как личность искусственно свободная.

  Свобода слова представляет собой стандарт социальности, согласно которому осуществляется потребность выразить свое мнение, вне зависимости от того, насколько оно существенно и необходимо другим и которое ограничивается, главным образом, только нормами права (при этом зачастую занижаются нормы морали). 

Свобода совести определяет стандарт социальности, согласно которому личность имеет духовное начало, не зависящее от общества, а потому каждый человек имеет право думать и верить, как он хочет, и никто не имеет права просвещать или ограничивать его мышление, веру, поступки или желания.

В качестве стандарта социальности свободная конкуренция представляет собой принцип регуляции общественных процессов.  Основанная на признании  стандарта свободы, конкуренция представляет собой абсолютизацию  соперничества, цель которого - выживание «сильнейшего» и «право на все».

Принятый в качестве стандарта социальности утилитаристский прогресс базируется на таких стандартах естественности, как свобода воли и «право на все». К основным характеристикам данного стандарта следует отнести: акцентирование внимания на удовлетворении, росте и возвышении потребностей; уровень потребления как ведущий критерий прогресса; оправдание вражды как следствия борьбы за материальные блага.

В заключении диссертант приходит к выводу: данные стандарты  представляют собой основные характеристики индивидуалистического способа производства общественной жизни; стандарты социальности выступают в качестве социально-теоретических и  социально - практических реализаций теории репрезентации и метафизического стиля научного познания в целом.

Во второй главе «Диалектический стиль научного познания и его  стандарты» выявляются и анализируются основные стандарты диалектического стиля научного познания.

В первом параграфе «Стандарты естественности» выявляются и анализируются основные стандарты естественности диалектического стиля научного познания: «совершенствование» («усовершение»), «совершенная добродетель», «гармония социальных норм» и их коренное отличие от стандартов естественности метафизического стиля научного познания. 

Тезис о том, что совершенство (совершенствование) - это естественное состояние людей обосновывался в положениях о божественной природе человека, о сотворении человека Богом по Образу и Подобию своему, развиваемых христианской теологией. Первоисточник этой идеи коренится в учении Откровения, согласно которому человек есть венец и высшая цель творения. Теологи признавали, что первоначальный, естественный путь (естественное состояние) человека был связан с Божественным Проведением, и основная причина всех человеческих несчастий заключается в неправильно выбранном ими новом пути (стандарте естественности) - жить «по своей воле, от себя и  для себя». 

Следовательно, уже здесь происходит своеобразное противопоставление стандартов естественности, выработанных в рамках метафизического стиля научного познания (свобода воли) и диалектического (совершенство, совершенствование). Отсюда возможно и теоретическое обоснование первичности и, следовательно, естественности стандарта совершенствования, выражающего стремление человека и человечества к дальнейшему усовершенствованию индивидуальной и социальной природы. На базе данного стандарта раскрывается специфика стандарта совершенной добродетели.

Стандарт совершенной добродетели нацеливает на «доброделание» (делание добра) и предполагает «деятеля добра», человека, который совершает благие деяния. Совершенная добродетель, благодаря заключенному в ней противоречию (наличие в человеке социального и биологического), предстает как определенный ключ к пониманию природы и механизмов развития, самосовершенствования (восполнения несовершенства, достижения полноты) и совершенствования общественных отношений. Эти обстоятельства актуализируют стандарт гармонии социальных норм.

Гармония социальных норм является своеобразной альтернативой такому стандарту естественности метафизического стиля научного познания, как «право на все». Возможность подобного противопоставления заключается в том, что, во-первых, как и любое положение о гармонии, она базируется на всеобщей связи явлений, в отличие от «права на все», демонстрирующего свободу воли и признающего существование свободных объектов (в частности, как ничем и ни с кем не связанных, а значит  свободных для захвата).  Во-вторых, гармония социальных норм ориентирована на стандарт совершенной добродетели, одним из основных требований которого выступает взаимопомощь и сотрудничество, тогда как  «право на все», ориентировано на «вражду всех против всех», естественный отбор и конкурентную борьбу. 

В заключении диссертант формулирует следующие выводы. В качестве стандарта естественности «совершенствование» («усовершение») определяет суть диалектического стиля научного познания, его направленность на получение совершенного знания. Данные стандарты служат предпосылкой понимания естественного состояния природы («совершенство в смысле гармонического устройства мира», всеобщая связь явлений), обеспечивают диалектическую методологию и  перспективу познания (знание как образ действительности); формируют мировоззренческую установку, нацеливающую на взаимопомощь и любовь к ближнему. Анализ качественной стороны указанных стандартов выявил их противоположность стандартам естественности метафизического стиля научного познания.

Во втором параграфе «Стандарты рациональности» исследуются стандарты рациональности диалектического стиля научного познания: диалектика единого и много, объективность истины, диалектика абсолютного и относительного, рационального и внерационального в познании, диалектическая логика. Диалектика единого и много выступает в качестве стандарта рациональности, согласно которому познание осуществляется в контексте всеобщей связи явлений, единства противоположностей, целого и части, в соответствии с чем единое существует как многое, а многое как единое.  Такое понимание единого представляет собой не просто результат суммирования сходных черт, присущих множеству объектов, но формирование образа действительности на основе диалектики абстрактного и конкретного при помощи методов индукции и дедукции, анализа и синтеза.

В качестве стандарта рациональности объективность истины нацеливает на формирование такого содержания человеческих знаний, которое не зависит от его воли и желания субъекта.  Согласно данному стандарту истина (как знание) содержится в субъекте, и в этом смысле она субъектна, но не субъективна, поскольку не конструируется по воле или желанию людей, а определяется содержанием отражаемого объекта, что и обусловливает ее объективность. Последнее обстоятельство позволяет рассматривать объективность истины как противоположность стандарту конвенционализма.

Диалектика абсолютного и относительного в истине раскрывается как стандарт рациональности, согласно которому процесс познания состоит в возникновении и разрешении противоречий между добытым знанием и познаваемым объектом. Утверждая, что каждая относительная истина означает шаг вперед в познании истины абсолютной, диалектика абсолютного и относительного приводит к пониманию возможности достоверного познания мира. Тем самым, рассматриваемый стандарт рациональности  противоположен стандарту пробабилизма, предполагающему, что развитие науки свидетельствует лишь о смене последующих друг за другом заблуждений и на этом основании отрицающих существование объективной истины.

Диалектика рационального и внерационального представляет собой  стандарт, определяющий диалектическое единство рациональной (интеллектуальной) деятельности и всего многообразия внерациональных видов человеческих способностей (творчества, воображения, веры и т.д.). Наиболее важным здесь выступает то, что рассматриваемый стандарт выступает в качестве характеристики совершенного знания, поскольку предполагает достижение знания, наиболее полно отображающего содержание прообраза путем признания рациональных и внерациональных видов человеческих способностей в процессе получения и производства новой информации. 

Диалектическая логика определяется как стандарт, согласно которому формы мышления (понятия, суждения, умозаключения) выступают  как образы действительности, неотделимые от своего прообраза (объекта познания) и раскрывающие его содержание в наиболее полной форме.

В заключении диссертант формулирует следующие выводы. Данные стандарты являются следствием реализации теории познания как теории отражения, поскольку предполагают признание объективно-реального существования объекта познания, возможность его адекватного отражения, процесс движения к абсолютной истине через преодоление заблуждений и, следовательно, возможность достоверного познания мира. Рассмотренные стандарты предстают в качестве определенных характеристик совершенного знания, в той или иной плоскости раскрывающих его полноту. Анализ качественной стороны указанных стандартов выявил их противоположность стандартам рациональности метафизического стиля научного познания.

В третьем параграфе «Методологические стандарты» в качестве методологических стандартов диалектического стиля научного познания диссертант различает на философском уровне диалектический метод, на общенаучном уровне - методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, диалектику абстрактного и конкретного, системный, структурно-функциональный и деятельностный исследовательские подходы.

Отмечается, что методы анализа и синтеза диалектически взаимосвязаны: разложение единого на отдельные элементы исключает их соединение в единое целое, однако в действительности они не только предполагают друг друга, но и не могут друг без друга существовать. Аналитический процесс невозможен, если не совершился синтез, поскольку анализ должен разлагать на отдельные элементы (стороны, свойства) какое-то целое, которое уже есть результат синтеза как соединения определенных элементов. Диссертант доказывает, что в отличие от метода идеализации (мысленного конструирования понятий об объектах, не существующих и не осуществимых в действительности), знание, полученное с помощью методов анализа и синтеза выступает как образ действительности, имеющий свой реальный прообраз.  Это связано с наличием объективной основы методов анализа и синтеза, поскольку они являются специфическим отражением закономерностей природы.

Методы индукции и дедукции представляют собой диалектически связанные способы движения мысли, при которых под индукцией понимают движение мысли от единичного (опыта, фактов) к общему (их обобщению в выводах), а под дедукцией - движение процесса познания от общего к единичному. В рамках диалектического стиля научного познания методы индукции и дедукции предстают как противоположные, но необходимые и взаимосвязанные стороны процесса познания.

Согласно диалектической логике, объект познания представляет собой диалектическое единство абстрактного и конкретного - конкретную целостность всех его абстрактных моментов, сторон, форм существования и саморазличения.  В процессе развития исследуемого объекта как целостной системы, абстрактное не противопоставляется конкретному, являясь моментом самого конкретного. В качестве методологического стандарта диалектика абстрактного и конкретного позволяет проникнуть в сущность исследуемых объектов, представить во взаимосвязи взаимозависимости все его необходимые стороны и отношения.  Последнее обстоятельство роднит его с системным и структурно-функциональным подходами.

Системный подход представляет собой совокупность методологических требований, в основе которых лежит рассмотрение объектов как систем, и, соответственно, выявление таких характеристик исследуемого объекта, как: системность, организованность, структурность и т.д. В основе структурно-функционального подхода лежит выделение структуры целостных объектов - совокупностей устойчивых отношений и взаимосвязей между элементами и их (роли) функций относительно друг друга. Этот подход, является своеобразным воплощением диалектики абстрактного и конкретного, методов анализа и синтеза, индукции и дедукции.

Деятельностный подход предполагает исследование «человеческого мира» как мира деятельности в единстве всех аспектов ее развития и осуществления, в единстве ее сущностных сил и их конкретно-исторических проявлений, в разнообразии форм материальной и духовной культуры. И поскольку данный подход характеризует попытку теоретического объяснения большого круга проблем, постольку он предметно реализуется не только в теории познания, но и в методологии науки, логике, психологии, лингвистике.

В заключении диссертант приходит к следующим выводам.  Знание, полученное на основе представленных стандартов, выступает как образ действительности, имеющий свой прообраз, что соответствует теории познания как теории отражения. Рассмотренные методы и подходы предполагают наличие всеобщей связи явлений и направлены  на  выявление закономерных связей и отношений, что полностью соответствует диалектическому стилю научного познания. Анализ качественной стороны указанных стандартов выявил их противоположность методологическим стандартам метафизического стиля научного познания.

В четвертом параграфе «Стандарты научности» выявляются и анализируются основные стандарты научности диалектического стиля научного познания: доказательность, непротиворечивость теории и совершенное знание (в контексте теории отражения) как результат научного познания.

Диссертант показывает, что в рамках диалектического стиля научного познания под доказательством понимается процесс установления объективной истины (с учетом ее субъективной стороны) посредством практических и теоретических действий и средств; исследование считается доказательным в том случае, если оно раскрывает логику развития предмета. Отмечается, что доказательность, как обоснование истинности тезиса (теоремы, научной теории), тесно связана со стандартом непротиворечивости.

В качестве стандарта научности диалектического стиля научного познания  данный стандарт обеспечивает требование непротиворечивости, как в отношении теорий друг к другу, так и в отношении научных теорий к реальности (отношение знания, как образа, к реальности, как к прообразу). Отмечается, что каждая научная теория возникает не на пустом месте, ей обязательно предшествуют уже накопленные знания об объекте данной теории. Это могут быть экспериментальные данные, теоретические разработки, а также предположения и гипотезы. Все эти малосвязанные, а иногда и просто отрывочные данные, служат в качестве исходных для построения новой научной теории.  Между новыми и старыми теориями имеет место взаимосвязь, преемственность и, как следствие, возникает требование их непротиворечивости.

Особо следует подчеркнуть следующий момент: теоретические конструкты (в рамках диалектического стиля научного познания) представляют собой отражение соответствующих сторон действительности. Будучи отражением определенных сторон и связей внешнего мира, теоретические конструкты в своем изменении и развитии в процессе мышления подчиняются не собственным, независимым от внешнего мира законам, а законам, которые являются отражением законов объективной действительности. Данное обстоятельство актуализирует теорию отражения и основанное на ней совершенное знание как результат научного познания.

Проблема существования совершенного знания, несмотря на длительную историю его исследования, присутствует и в современных философских трудах.

Совершенное знание, благодаря заключенному в нем противоречию (наличие диалектики абсолютного и относительного, объективного и субъективного в содержании истины), предстает как определенный ключ к пониманию природных и социальных процессов, механизмов самосовершенствования (восполнения несовершенства, достижение полноты) и совершенствования общественных отношений. Данный стандарт (совершенное знание) предполагает, что исследователь может реализовать себя в качестве созданного природой совершенства только в том случае, если в ходе своей научно-практической деятельности он будет руководствоваться объективными законами развития  природы, общества и познания.

В заключении диссертант приходи к следующему выводу: знание,  полученное на основе рассмотренных стандартов научности (доказательность, непротиворечивость, совершенное знание),  выступает как теория - образ, отражающая существование сущности прообраза. На этой базе раскрываются представления об истине, как знании - образе, наиболее полно отражающем его содержание. Анализ качественной стороны указанных стандартов выявил их противоположность стандартам научности метафизического стиля научного познания.

В пятом параграфе «Стандарты социальности» диссертант обосновывает положение о том, что среди основных стандартов социальности диалектического стиля научного познания имеют место: коллективизм, совершенная личность, совершенство слова, свобода совести, соревнование и антиэнтропийный тип прогресса.

В отечественной социально-философской традиции понятие «коллективизм» используется как характеристика способа производства общественной жизни, противоположного индивидуализму. Коллективизм предполагает такие отношения между личностью и обществом, при которых развитие общества в целом создает благоприятные условия для развития личности, а развитие личности представляет собой основное условие прогресса всего общества. 

Согласно стандарту коллективизма, система отношений, возникающих на основе совместной жизни людей, воспроизводимых и трансформируемых их деятельностью, заключается в тенденции к единству, «общинности», соборности, товарищеским формам сотрудничества, предполагая всестороннюю взаимозависимость бытия людей. Стандарт коллективизма конкретизируется такими стандартами, как: «совершенная личность», «совершенство слова», «чистая совесть», «антиэнтропийный тип прогресса».

«Совершенная личность» представляет собой стандарт социальности, идентифицирующий коллективистский способ производства общественной жизни. Данный стандарт предполагает, что личность развивается по вектору совершенства - от менее совершенной к более совершенной или, напротив, от более совершенной к менее совершенной, реализуя свой потенциал в процессе совершенствования общественных отношений. Тем самым, совершенство, благодаря действию заключенного в нем противоречия, заставляет двигаться и развиваться как личность, так и сами общественные отношения.  Такое совершенствование требует самоограничения и воздержания, внимания к себе и другому, взаимоуважения, совершенства слова, чистой совести и т. д. 

«Совершенство слова» выступает как стандарт социальности, согласно которому слово предстает как форма деятельного совершенства, благодаря чему поддерживается целостность общества и его традиций. Совершенное слово представляет собой единство слова и дела, оно должно быть предметным и точным, отражать общественные явления и процессы в их полноте и значимости. Данный стандарт нацеливает на поддержание и подпитку положительных качеств личности, порядочности, верности слову, взаимовыручки и т. д.

Согласно стандарту «чистой совести», каждый человек должен сообразовывать свою веру, мысли, поступки и желания с основными принципами морали и человеческого общежития. В противоположность стандарту «свободы совести», данный стандарт подразумевает строгое выполнение человеком своего морального долга и тех безусловных моральных требований, которыми человек должен руководствоваться в своих поступках независимо от сиюминутных обстоятельств.

Соревнование определяется как стандарт социальности, представлящий собой способ совершенствования общественных отношений. Соревнование может быть понято, как достижение социально-экономического успеха путем честного состязания, которое не только не исключает, но всецело предполагает помощь сопернику ради достижения общего успеха, и в этом заключается коренное отличие соревнования от конкуренции. Отмечается, что соревнование в реализации личных интересов превращается в соревнование в трудовом превосходстве, в развитие и совершенствование производства,  направленного, в целом,  на достижение общественного прогресса. 

В качестве стандарта социальности антиэнтропийный прогресс представляет собой процесс преодоления социальной энтропии, внесения в нее отрицательного вклада путем совершенствования общественных отношений.  К основным характеристикам антиэнтропийного прогресса следует отнести: степень совершенства как ведущий критерий прогресса; направленность на гармонизацию и совершенствование общественных отношений.

В заключении диссертант приходит к выводу: данные стандарты  представляют собой основные характеристики коллективистского способа производства общественной жизни; стандарты социальности выступают в качестве социально-теоретических и  социально - практических реализаций диалектического стиля научного познания в целом. Анализ качественной стороны указанных стандартов выявил их противоположность стандартам социальности метафизического стиля научного познания.

В заключении обобщаются результаты диссертационного исследования и излагаются наиболее важные в теоретическом и практическом аспекте выводы.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих  публикациях:

  1. Пискорская С.Ю. Теория познания и проблема гносеологических стандартов: Монография / С. Ю. Пискорская; Краснояр. гос. аграр. ун-т. - Красноярск, 2006. – 276 с.
  2. Пискорская С.Ю.  Стиль научного познания и его стандарты: Монография / С. Ю. Пискорская; - Красноярск: Изд-во СибГАУ, 2007. 236 с.
  3. Пискорская С.Ю. Всеобщая связь явлений в рамках космического проекта неоплатоников / С. Ю. Пискорская // Гуманитарные основы высшего образования: мат-лы науч. конф. - Красноярск, 2000. - С.100-102.
  4. Пискорская С.Ю. Отечественная философия XV-XII вв. / С. Ю. Пискорская // Сб. науч. тр. В 3-ч. Ч. 3. / КраГАУ. - Красноярск, 2000. - С.65-69.
  5. Пискорская С.Ю. Античные традиции в отечественной философии / С. Ю. Пискорская // Вестник КрасГАУ. - Вып. 6. - Красноярск, 2000. - С.189-193.
  6. Пискорская С.Ю. Идеалы и методы западной науки / С. Ю. Пискорская // Проблемы развития и интеграции науки, профессионального образования и права в третьем тысячелетии: мат-лы Всерос. научн. конф. / Под ред. чл.-кор. МАН М.И. Ботова. – Красноярск: Изд-во КГАЦМиЗ, 2001. - С. 73-77.
  7. Пискорская С.Ю.  Принцип всеобщей связи и наука: Монография / С.Ю. Пискорская; Краснояр. гос. аграр. ун-т. - Красноярск, 2001. - 104 с.
  8. Пискорская С.Ю. Религиозно-мифологическое отражение всеобщей связи явлений / С.Ю. Пискорская // Вестник КрасГАУ. - Вып. 7. - Красноярск, 2001. - С. 117-120.
  9. Пискорская С.Ю. Научно-методологические вопросы формирования информационного проекта науки / С.Ю. Пискорская // Формирование и функционирование информационного пространства в условиях рынка: Сб. мат-лов II Международ. науч-практич. конф. - Пенза: ПЗД, 2001. - С. 72-73.
  10. Пискорская С.Ю. Научные традиции и образ науки в современном мире / С.Ю. Пискорская, А.А. Зенько //Наука, образование, профессия: актуальные проблемы обучения и воспитания российской молодежи: мат-лы Всерос. науч-практич. конф. - Красноярск, 2002. - С. 18-19.
  11. Пискорская С.Ю. Идеалы научного познания / С.Ю. Пискорская // Наука, образование и современные проблемы диалога культур: мат-лы. регион. науч. конф. / Краснояр. гос. аграр. ун-т. - Красноярск, 2002. - С. 11-17.
  12. Пискорская С.Ю. От части к целому: некоторые аспекты развития социальных наук / С.Ю. Пискорская // Вопросы права и социологии. - Вып. 5. - Волгоград: Изд-во ВРО МСЮ, 2002. - С. 81-84.
  13. Пискорская С.Ю. Методологические принципы западноевропейской науки / С.Ю. Пискорская //Актуальные проблемы высшего образования и науки в XXI веке: мат-лы Международ. науч-практич. конф.: В 2 ч. Ч. 2. - Караганды: КарГУ, 2002. - С. 357-361.
  14. Пискорская С.Ю. Проекты науки и теория гносеологических стандартов / С.Ю. Пискорская // Теория и история. - Красноярск. - 2002. -№1. - С.112-123.
  15. Пискорская С.Ю. Философия науки и проблема гносеологических стандартов / С.Ю. Пискорская // Наука. Техника. Инновации: мат-лы  регион. науч. конф. В 5-ти ч. Ч. 5. - Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2002. - С. 31-33.
  16. Пискорская С.Ю. Два проекта науки / С.Ю. Пискорская // Рационализм и культура на пороге III тысячелетия: мат-лы III Рос. филос. конгр., 2002. // http:// www/ auditorium.ru.
  17. Пискорская С.Ю. Модели и методы исследования науки: теория гносеологических стандартов / С.Ю. Пискорская // Вестник КрасГАУ. - Вып. 2. - Красноярск, 2003. - С. 161-165.
  18. Пискорская С.Ю. Диалектизация науки / С.Ю. Пискорская // Теория и история. - Красноярск. -  2003. - №2. - С. 76 - 88.
  19. Пискорская С.Ю. Основания науки и гносеологические стандарты / С.Ю. Пискорская // Тр. членов Рос. филос. об-ва. - Вып. 4.: М.: Московский философский фонд, 2003. - С. 167-170.
  20. Пискорская С.Ю. Метафизический проект науки  / С.Ю. Пискорская // Тр. членов Рос. филос. об-ва. - Вып. 5.: М.: Московский философский фонд, 2003. - С. 184-187.
  21. Пискорская С.Ю. Теория познания как теория репрезентации и теория отражения / С.Ю. Пискорская // Вестник КрасГАУ. - Вып. 3. - Красноярск, 2003. - С. 280 - 286.
  22. Пискорская С.Ю.  Репрезентация и отражение / С.Ю. Пискорская // Теория и история. - Красноярск. - 2003. - №3. - С. 154-167.
  23. Пискорская С.Ю. Теория гносеологических стандартов / С.Ю. Пискорская // Вестник РФО. - №2. - 2004. - С. 137-140.
  24. Пискорская С.Ю. Социально-философский анализ проблемы индивидуализма / С.Ю. Пискорская // Вестник КрасГАУ. - Вып. 3. Красноярск, 2004. - С. 197-202.
  25. Пискорская С.Ю. Теория познания: диалектика и метафизика / С.Ю. Пискорская // Теория и история. - Красноярск. - 2004. - №1. - С. 126-137.
  26. Пискорская С.Ю. К вопросу о методологических тенденциях в развитии современного научного познания / С.Ю. Пискорская // Вестник КрасГАУ. -  Вып. 7. - Красноярск, 2005. - С. 295-299.
  27. Пискорская С.Ю. Совершенство и добродетель как стандарты естественности коллективистского типа общества / С.Ю. Пискорская // Вестник КГТУ. - Вып. 40. - «Культура и образование» /Отв. ред. И.А. Пфаненштиль. - Красноярск: ИПЦ КГТУ, 2006. - С. 122-126. 
  28. Пискорская С.Ю. Гносеологические взгляды отечественных мыслителей XVIII века / С.Ю. Пискорская // Инновационное развитие регионов Сибири: мат-лы межрегион. науч.- практич. конф.: в 2 ч. Ч. 1. - Красноярск: ИПЦ КГТУ, 2006. - С. 405-408.
  29. Пискорская С.Ю. Влияние объективных условий и субъективных факторов на существование и развитие конкуренции / С.Ю. Пискорская, О.В. Летунова // Инновационное развитие регионов Сибири: мат-лы межрегион. науч.- практич. конф.: в 2 ч. Ч. 1. Красноярск: ИПЦ КГТУ, 2006. - С. 255-260.
  30. Пискорская С.Ю. Диалектическая система теоретизирования и ее  методологические стандарты / С.Ю. Пискорская // Вестник СибГАУ. - Вып. 1(8). – Красноярск, 2006. - С. 125-130.
  31. Пискорская С.Ю. Методологические стандарты метафизической системы теоретизирования / С.Ю. Пискорская // Вестник СибГАУ. - Вып. 1(8). -  Красноярск, 2006. - С. 130-135. 
  32. Пискорская С.Ю. Научное познание и плюрализм / С.Ю. Пискорская / Вестник КрасГАУ. - Вып. 10. - Красноярск, 2006. - С. 346-350.
  33. Пискорская С.Ю. Научное познание и конвенционализм / С.Ю. Пискорская // Вестник КрасГАУ.  - Вып. 10. - Красноярск, 2006. - С. 344-346.
  34. Пискорская С.Ю. Свобода как универсальный стандарт естественности / С.Ю. Пискорская // Вестник КрасГАУ. - Вып. 11. - Красноярск, 2006. - С. 273-277.
  35. Пискорская С.Ю. Социально-философский анализ понятий «коллективизма» и его связь с «русской идеей» / С.Ю. Пискорская // Вестник КрасГАУ. - Вып. 11. - Красноярск, 2006. - С. 277-280.
  36. Пискорская С.Ю. К вопросу о стандартах научности западноевропейской  философии науки / С.Ю. Пискорская // Философия образования. - Вып. 2(16). - Новосибирск, 2006. - С. 99-105. 
  37. Пискорская С.Ю. Проблема непротиворечивости научных теорий в западноевропейской и отечественной философии науки / С.Ю. Пискорская // Вестник КрасГАУ. - Вып. 12. - Красноярск, 2006. - С. 296-299. 
  38. Пискорская С.Ю. Проблема доказательности научных теорий в западноевропейской и отечественной философии науки / С.Ю. Пискорская // Вестник КрасГАУ. - Вып. 13. - Красноярск, 2006. - С. 336-340.
  39. Пискорская С.Ю. Стандарты социальности индивидуалистического типа общества. / С.Ю. Пискорская, О.В. Летунова // Вестник СибГАУ. - Вып. 3(10). - Красноярск, 2006. - С. 131-137. 
  40. Пискорская С.Ю. Коллективистский тип общества и его стандарты / С.Ю. Пискорская // Вестник СибГАУ. - Вып. 3(10). - Красноярск, 2006.- С.126-131.
  41. Пискорская С.Ю. Проблема конвенций в познании природных и социальных процессов / С.Ю. Пискорская / Решетневские чтения: мат-лы X Международ. науч. конф. - Красноярск, 2006. - С. 398-399.
  42. Пискорская С.Ю. Типы агональной деятельности и их соответствие стандартам социальности / С.Ю. Пискорская, О.В. Летунова // Вестник СибГАУ. - Вып. 4 (11). - Красноярск, 2006. - С. 128-133. 
  43. Пискорская С.Ю. К вопросу о стандартах научности диалектической системы теоретизирования / С.Ю. Пискорская // Вестник СибГАУ. - Вып. 4 (11). - Красноярск, 2006. - С. 138-143. 
  44. Пискорская С.Ю.  Совершенное знание: история и сущность / С. Ю. Пискорская // Вестник СибГАУ. - Вып. 4(13). - Красноярск, 2006. - С. 274-278.
  45. Пискорская С.Ю. Проблема вероятностного знания в науке/С .Ю. Пискорская, О.В. Летунова // Вестник СибГАУ. - Вып. 4(13). - Красноярск, 2006. - С. 278-28.
  46. Пискорская С.Ю. К вопросу о стандартах философии науки / С.Ю. Пискорская // Философия образования. - Вып. 1(18).  – Новосибирск: СО РАН, 2007. - С. 18-24.
  47. Пискорская С.Ю.  Вероятностное знание: История и перспективы / С. Ю. Пискорская // Вестник КрасГАУ. - Вып. 1(13).- Красноярск, 2007.- С. 268-288.
  48. Пискорская С.Ю.  Стиль научного познания и стиль научного мышления / С.Ю. Пискорская // Вестник СибГАУ. - Вып. 2(15). - Красноярск, 2007. - С. 160-163.
  49. Пискорская С.Ю. Модели мира и способ производства общественной жизни / С.Ю. Пискорская, О.В. Летунова // Вестник СибГАУ. - Вып. 2(15). - Красноярск, 2007. - С. 163-167.
  50. Пискорская С.Ю. К вопросу о стилях научного мышления/ С. Ю. Пискорская // Инновации в системе непрерывного профессионального образования: мат-лы регион. науч. конф. КрасГАУ. – Красноярск, 2007. С. 182-185.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.