WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Дюжиков Сергей Александрович

СОВРЕМЕННОЕ РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО

НА РЫНКЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УСЛУГ:

ОПЫТ СИСТЕМНОГО СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА

09.00.11 – социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Нальчик - 2010

Работа выполнена в ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Научный консультант:

Заслуженный деятель науки РФ,

Доктор философских наук, профессор

Волков Юрий Григорьевич

Официальные оппоненты:

Член-корреспондент РАН,

доктор философских наук, профессор

Горшков Михаил Константинович

доктор философских наук, профессор

Пусько Виталий Станиславович

доктор философских  наук, профессор

Тхагапсоев Хажисмель Гисович

Ведущая организация:

Московский государственный социально-гуманитарный институт

Защита состоится «29» июня 2010 г. в _______ на заседании диссертационного совета Д 212.076.07 в Кабардино-Балкарском государственном университете имени Х.М. Бербекова, 360004 г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173, ауд. 247.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова

Автореферат разослан  «____» мая 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета        Кумыков А.М.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современная ситуация в российском образовании может быть исчерпывающе охарактеризована как критический или переходный период в его развитии, что обусловлено по меньшей мере двумя факторами. Во-первых, технико-технологическое отставание России от развитых стран мира, экономика которых в настоящее время представляет собой «экономику знаний», заставляет российскую правящую элиту ставить на повестку дня вопрос о коренной перестройке системы образования, переориентации на западные образовательные стандарты и технологии с целью повышения качества человеческого потенциала и в конечном счете достижения  конкурентоспособности российской экономики на мировом рынке. Во-вторых, на протяжении последних двадцати лет в России, как и на всем постсоветском пространстве, идет формирование системы хозяйствования и экономических отношений, построенных на принципах свободной рыночной конкуренции, и институт образования трансформируется вместе со всей системой социальных институтов, что означает переход его функционирования на рыночную траекторию. Таким образом, сущность перемен, происходящих в российском образовании в настоящее время, можно определить как формирование рынка образовательных услуг.

Содержание этого процесса в соответствии с представлениями либеральной концепции экономики сводится к переходу от государственного регулирования в сфере образования к рыночному, и, следовательно, государство утрачивает традиционные для России с ее этатистски ориентированной культурой позиции единственного и основного субъекта управления образованием, осуществлявшего эти функции как через механизмы прямого администрирования, так и через идеологический заказ.

Неоднозначность и внутренняя противоречивость рыночных реформ в сфере образования, признается и отмечается множеством исследователей, экспертов и педагогов-практиков, что сразу переводит эту тему в разряд дискуссионных. Трудно не признать, что в обществе с рыночной экономикой все социальные подсистемы с необходимостью должны быть интегрированы в рыночные отношения. Но тем не менее невозможно не видеть, что образование представляет собой сферу особой, стратегической для общества значимости, и многие специалисты не могут согласиться с перспективой полной утраты возможности влияния на сферу образования непосредственно-директивным образом, через административные рычаги государства.        Сохраняя за собой значительный государственный сектор образования, российское государство неизбежно сталкивается с необходимостью постоянного взаимодействия с негосударственным сектором на началах рыночной конкуренции или партнерства, а также в качестве субъекта правового контроля, т. е. оно, уйдя с позиций монорегулятора образовательной деятельности, остается в качестве значимого макроактора на рынке образовательных услуг.

Каковы оптимальные функции государства в этом качестве?  Следует ли рассматривать создание и развитие негосударственного сектора образования как фактор снижения его качества, утраты традиционной для российского образования фундаментальности обучения, или напротив – как возможность обеспечить полипарадигмальность, дифференцированность, современный уровень образования?  Должен ли государственный сектор образования быть доминирующим? Как и в какой  степени, российская система образования должна интегрироваться в европейское и мировое образовательное пространство, какова в этом роль государства? – все эти вопросы, несмотря на их обилие и разнообразие, в конечном счете, тесно связаны с вопросом о том, должно ли и может ли государство оставить за собой роль субъекта стратегического планирования в сфере образования в контексте своего позиционирования на рынке образовательных услуг.

Этот вполне практический вопрос является, по своему существу, социально-философской проблемой, так как сопряжен с философской проблематикой современного общества и образования. Образование, как справедливо указывает один из видных отечественных исследователей в этой области Г.И. Герасимов, являет собой социокультурный потенциал общества, задающий горизонты и траектории развития каждой конкретной личности, определяющий меру того, насколько общество ставит перед собой цель ее индивидуального развития и самореализации. «Общество знаний», «экономика знаний», выступающие в современном мире критериями высокотехнологичности и конкурентоспособности в социально-экономической сфере, невозможны без проинновационного по своим ориентациям образования, способного формировать творческую индивидуальность, они органически связаны с постэкономическими социальными ценностями. Возможно ли в принципе достижение этих масштабных исторических целей только средствами стихийной регуляции через конкурентные механизмы рынка образования, тем более, что речь идет о России, стране с преимущественно сырьевой на сегодняшний день экономикой, определяющей характер конъюнктурного спроса на образовательные услуги? Или здесь необходимы стратегическая мысль и направляющая политическая воля?

Для того чтобы дать ответ на поставленные вопросы, необходимо социально-философское исследование роли государства в процессе формирования российского рынка образовательных услуг. Острая социально-практическая актуальность такой постановки проблемы явствует из сказанного выше, научно-теоретическая его актуальность определяется дискуссионным характером темы и недостаточной ее разработанностью на уровне системного исследования.

Степень научной разработанности темы. В настоящее время существенно возрос исследовательский интерес к проблематике, связанной с развитием и трансформацией российской системы образования. При этом речь идет не только о дискуссиях в педагогической и социологической периодике, которые занимают значительное место и обусловлены несходством позиций исследователей по ключевым практическим и теоретическим вопросам образовательной реформы, но и о гораздо более редких попытках перевести исследование процессов, происходящих в современном российском образовании, в плоскость более общего философского рассмотрения. О значимости и недостаточной представленности в отечественном образовательном дискурсе проблематики философии образования неоднократно писал академик Б.С. Гершунский.

В условиях развития в стране рыночной экономики и формирования рынка образовательных услуг эти проблемы приобретают особую остроту. Имеется определенное противоречие в том, что в одно и то же время ставится вопрос о модернизации отечественной системы образования, направленной в первую очередь на более адекватное вписывание ее в рыночные отношения, т. е. в конечном счете, на переход ее на рыночную регуляцию, и вопрос о роли государства в определении долговременной стратегии развития российского образования, т. е. о сохранении за государством в известном объеме регулятивных и контролирующих функций по отношению к образованию. Это противоречие может быть снято лишь на уровне социально-философского анализа ситуации в российском образовании, осуществляемого с учетом всех факторов, в том числе социокультурной специфики российского общества в его отношении к государству, глобальных процессов в современных экономике,  образовании и культуре, реальных возможностей рыночных механизмов регуляции в различных социокультурных контекстах и т.д.

Отсюда вытекает насущная потребность российского общества и социально-гуманитарного дискурса в подобных социально-философских исследованиях. Однако на практике превалируют частные исследования по отдельным проблемам образования. Большинство таких исследований осуществляется в рамках дискуссионной ситуации относительно путей модернизации российского образования, ее направленности, возможных позитивных и негативных эффектов. Модернизация российского образования как цель образовательной реформы вызывает острый интерес и широкие дискуссии в научной литературе на стыке педагогики, философии и социологии образования.

Достаточно многочисленны в российской научной литературе исследования рынка образовательных услуг как социально-экономической структуры. В 1990-х  годах  появились  работы, посвященные  проблемам  рынка  образовательных  услуг,  в  частности, экономическим  отношениям  в  сфере  образования (С.И. Немцова, М.И. Скаржинский, А.И. Щербаков, В.В. Чекмарев и др.), качеству услуг, предоставляемых  учебными  заведениями (А.А. Аветисов, В.Н. Нуждин, В.М. Соколов и др.), экономической  эффективности  образования  в переходной  экономике России (С. Дятлов, С. Беляков, А. Воронин, В. Герасименко, И. Романова, Дж. Стиглиц), маркетингу образовательных услуг (У.Г. Зиннуров, М.Е. Потеев, А.П. Панкрухин). При этом ряд западных экономистов - С. Брю, Д. Бьюкенен, Э. Долан, Д. Линдсей, К. Макконнелл, С. Фишер, отечественные эксперты – (М. Бурда, Е.Н. Жильцов, В.М. Зуев, О. Малиновская и др.) говорят о необходимости регулирующего воздействия государства на функционирование рынка образовательных услуг.

Влияние развития рыночных начал в регулировании процессов сферы образования в современной России рассматривается А.П. Панкрухиным, А.Н. Лавровым, Д.В. Минаевым, В. Афанасьевым, В. Черкасовым, И. Васильченко, Е. Бурлюкиной, В. Секериным, С. Мамонтовым, Н. Моисеевой, Н. Пискуновой, Г. Костиной, Л.И. Евенко, С.Р. Филоновичем, А.М. Зобовым, С.К. Мордовиным, С.А. Щенниковым, А.А. Мешковым, С.В. Жильцовой и др. Условия, ограничения и возможные долгосрочные последствия вхождения России в европейское образовательное пространство в результате присоединения к Болонской декларации исследуются такими авторами, как М.Ю. Алашкевич, О.В. Боев, А.Г. Грязнова, Е.А. Карпухина, В.Б. Касевич, В.Б. Кириллов, В.П. Колесов, Г.А. Лукичев, В.Н. Чистохвалов и др.

Но это касается чисто экономических и социально-экономических  аспектов функционирования рынка в образовательной сфере.  Социокультурная проблематика, представляющая гораздо больший интерес для социально-философского теоретизирования, представлена гораздо слабее. Сама возможность применения системного и социокультурного подходов к социально-философскому исследованию позиций государства по отношению к рынку образовательных услуг рассматривается в работах М.С. Бегалиновой, Б.Г. Винограя, Н.Н. Власюка, Г.П. Выжлецова, В.И. Гама, Н.И. Лапина, О.Ю. Михалиной, Э.Г. Юдина и др. Системные характеристики рынка образовательных услуг в современной России исследуют Е.М. Николаева, И.В. Петракова, С.Ю. Сумарокова и др. Процесс коммерциализации российского образования в его позитивных и негативных сторонах освещен в работах Н.Л. Борщевой.

Необходимо особо отметить вклад в разработку темы настоящего исследования видного педагога и философа Б.С. Гершунского, отстаивавшего необходимость возвращения государству центральной роли в регулировании образования и стратегическом управлении им, а также российских ученых М.С. Кагана и Г.Г. Дилигенского, исследовавших проблемы философии образования в условиях развития рыночной экономики в современной России. В работах Г.И. Герасимова не только глубоко исследованы социально-философские проблемы образования, в первую очередь современного российского, но и осуществлен выход на высокий уровень обобщения в том, что касается понимания образования как социокультурного потенциала общества и диалектики социального и культурного аспектов функционирования образования в обществе.

Стратегическая значимость образования с точки зрения государственных и национальных интересов анализируется в работах А.С. Запесоцкого, который отстаивает государственнические позиции в области образования. Г.В. Телегина убедительно критикует неолиберальные представления о ключевой роли рыночных отношений в развитии современного образования и «экономики знаний», показывая, что определяющее влияние рыночных приоритетов в сфере образования ведет к утрате им важнейших культурных функций и является фактором кризиса не только образовательных институтов, но и самого общества.

Следует назвать две основательные коллективные монографии, вышедшие в последние годы, которые содержат подробный комплексный анализ ситуации в российском образовании и прогноз ее развития на ближайшие годы, в том числе возможные сценарии самопозиционирования государства по отношению к сфере образовательной деятельности, это работа О.А. Александровой, А.В. Кортунова, Е.В. Кулагиной, Д.М. Логинова, Н.Я. Осовецкой, И.В. Павлюткина под редакцией Т.Л. Клячко «Прогноз развития высшего образования в России. 20092011гг.», в которой подробно рассматриваются различные варианты государственной образовательной политики в зависимости от совокупности внутренних макроэкономических и внешнеполитических факторов, и исследование В.В. Радаева, А.А. Яковлева, О.Н. Бадаевой, В.П. Бусыгина, Н.В. Андреевой под редакцией Н.Л.Титовой «Стратегии развития российских вузов: ответы на новые вызовы», где исследуются, в частности, проблемы децентрализации управления образованием в современной России. Авторы монографии, придерживающиеся институционального подхода, утверждают, что нахождение универсально эффективной управленческой стратегии в образовании невозможно, и к решению этой проблемы следует подходить ситуативно, так как децентрализация управления образованием далеко не всегда имеет негативные результаты. Этот вывод, основывающийся на эмпирических исследованиях, выглядит противоречащим, к примеру, жесткой позиции Б.С. Гершунского, отстаивавшего необходимость централизованного государственного регулирования сферы образования, исходя из философских принципов своей концепции.

Значительный интерес с точки зрения социальной философии представляют проблемы ценностных, мировоззренческих и идеологических аспектов образования, последствия его деидеологизации и общая оценка этого процесса. В этой связи большое значение имеют исследования Ш.А. Амонашвили, М.Н. Берулава, И.В. Бестужева-Лады, А.А. Бодалева, Е.В. Бондаревской, Л.П. Буевой, Б.С. Гершунского, В.П. Зинченко, В.В. Краевского, З.А. Мальковой, Б.М. Неменского, Н.С. Розова и др.

Результаты текущей деятельности государства по реализации национальных проектов в сфере образования проанализированы в эмпирических социологических исследованиях М.К. Горшковым и Э.Ф. Шереги.

Однако, несмотря на обилие источников по теме исследования, зачастую содержащих противоречивые точки зрения, в отечественной научной литературе, за исключением названных нескольких работ практически полностью отсутствуют комплексные разработки, посвященные системному анализу различных аспектов деятельности российского государства на рынке образовательных услуг. Настоящая диссертация представляет собой попытку такого исследования и ставит перед собой цель положить начало освоению этого «белого пятна». 

Цель исследования заключается в осуществлении системного социально-философского анализа роли и деятельности современного российского государства в сфере образования в условиях формирующегося рынка образовательных услуг. 

Поставленная цель предполагает в качестве промежуточных шагов постановку и решение следующих задач:

       – обоснование необходимости применения системного подхода в качестве базовой методологии социально-философского изучения деятельности государства на рынке образовательных услуг;

       –анализ потенциал социокультурного подхода применительно к исследованию процессов в образовательной сфере и роли в них государства;

       – выявление системных характеристик формирующегося в современном российском обществе рынка образовательных услуг;

       – рассмотрение специфики процесса коммерциализации образования в современном российском обществе;

       – изучение особенностей взаимодействия рынка образовательных услуг и рынка труда в современной России;

        – исследование возможных позиций государства как субъекта про-инновационной стратегии развития российского образования в контексте влияния макроэкономических и социальных факторов;

       – обоснование оптимальной модели участия государства в формировании образовательных стандартов и функционирования рынка образовательных услуг в условиях современной России;

       –  рассмотрение тенденций развития глобального рынка образования как вызов стратегического значения по отношению к российскому обществу и государству;

       – нахождение пути формирования стратегии российского государства по обеспечению конкурентоспособности на внешнем рынке образовательных услуг; 

       – исследование возможности и роли российского государства в решении стратегической проблемы формирования и сохранении национальной интеллектуальной элиты в условиях вхождения в глобальное образовательное пространство;

        очерчение проблемы поиска идеологических и мировоззренческих приоритетов российского образования в условиях рынка образовательных услуг;

- обоснование роли государства как субъекта идеологического и воспитательного заказа в сфере образования. 

Объектом исследования является современное российское государство как макроактор внутреннего и глобального рынков образовательных услуг.

       Предмет исследования составляют роль и основные направления деятельности государства в условиях интеграции российского образования в систему рыночных отношений.

Теоретико-методологической основой исследования послужила системная методология, оптимально соответствующая поставленной в диссертации цели и вытекающим из нее задачам. Высокий эвристический потенциал системной методологии в исследовании проблем взаимодействия различных составляющих общества, в том числе государства и образования в контексте рыночных отношений, определяется возможностью выявления системных взаимозависимостей и взаимных влияний между исследуемыми элементами общества. Сам по себе рынок образовательных услуг представляет собой саморегулирующуюся динамичную подсистему рыночной экономики, вступающую в постоянные взаимодействия с другими системными единицами; в то же время рынок образовательных услуг выступает специфической средой, в которой протекает взаимодействие государства и образования как важнейших общественных подсистем. В работе над данной темой наиболее предпочтительным представляется обращение к использованию системного подхода в интерпретации одного из крупнейших социальных мыслителей современности Н. Лумана, рассматривавшего образование как символический конструкт, играющий ключевую роль в аутопойезисе социальной системы, причем по мере дифференциации общества роль образования, согласно Луману, становится все значительнее.

Необходимо обратить внимание на то, что применительно к данной теме исследования выбор методологических оснований анализа приобретает особую значимость, так как вне социокультурного подхода полностью теряется видение образования как сферы, сущностно и стратегически превышающей по своему значению возможности и масштабы рыночного саморегулирования. Соответственно, в таком случае становится невозможной объективная оценка роли государства не только как крупнейшего макроактора рынка образовательных услуг, но и как основного субъекта стратегического развития образования.

На уровне решения более частных задач диссертационного исследования в качестве методологических ориентиров использовались идеи и концепции современных отечественных специалистов в области социальной философии и философии образования. Так, большую роль в методологическом обеспечении исследования сыграли философия образования Б.С. Гершунского и его концепция менталеобразующей функции образования; конкретизация социокультурного подхода применительно к образованию в работах В.И. Добренькова, М.С. Кагана, Н.И. Лапина; идеи доминирования постэкономических ценностей в современных развитых обществах В.Л. Иноземцева, исследования Г.Е. Зборовского по проблемам становления про-инновационного образования в России и др. Учитывая дискуссионность заявленной темы исследования, следует отметить, что в работе широко использовались материалы конференций, «круглых столов» и публичных дискуссий по проблемам, связанным с текущей реформой российского образования и наличным состоянием российского рынка образовательных услуг.

В ходе исследования были получены определенные результаты, содержащие следующие элементы научной новизны

– обосновано, что системная методология оптимальна для социально-философского исследования деятельности государства как макроактора рынка образовательных услуг, так как дает возможность анализировать ее во всей полноте системно-функциональных связей между образованием и государством;

– установлено, что исследование деятельности государства на рынке образовательных услуг в контексте ее социокультурных факторов и целей требует обращения к социокультурному подходу как дополняющему и конкретизирующему системную методологию;

– показано, что противоречивость институциональных и функциональных параметров российского рынка образовательных услуг является проявлением сущностного противоречия между внеэкономической ролью образования как системообразующего социокультурного института и его функциональной зависимостью от экономических факторов в системе рыночных общественных отношений;

– выяснено, что в условиях современной России коммерциализация образования способствует формированию неравного доступа населения к качественному и социально востребованному образованию, и решение этой проблемы возможно лишь в рамках направленной государственной образовательной политики;

       – доказано, что диспропорции взаимодействия рынка труда и рынка образовательных услуг в современной России нуждаются в коррекции, требующей более активного влияния государства как макроактора обоих рынков, направленного на повышение социальной ценности и востребованности реального знания;

       – показано, что в современном российском обществе, кроме государства, нет в настоящее время  макроактора, цели и интересы которого заключались бы в качественном преобразовании структуры экономики, изменении места страны в глобальном разделении труда; 

       – установлено, что децентрализация функций стандартизации и управления в сфере образования коррелирует с уходом государства от финансового обеспечения образования, что несовместимо с решением масштабных стратегических задач по его модернизации;

– выяснено, что стратегическая деятельность государства по вхождению России в глобальное образовательное пространство осуществляется одновременно под двумя угрозами противоположного характера: угрозой макроэкономической стагнации и остановки реформы образования и угрозой неблагоприятного и неравноправного характера интеграции в глобальный процесс;

– обосновано, что разработка государственной стратегии экспорта российского образования благодаря признанной в мире фундаментальности отдельных его сегментов может стать определяющим фактором занятия Россией более выигрышных позиций на глобальном рынке образовательных услуг в процессе интеграции в мировое образовательное сообщество;

– доказано, что без решения проблемы «утечки умов» на базе продуманной и последовательной стратегии государства по созданию условий для самореализации творческой молодежи и возвращения работающих за границей интеллектуалов невозможна эффективная модернизация российского общества и образования; 

– установлено, что в современном российском  обществе назрела проблема нахождения новых идеологических и мировоззренческих приоритетов образования, связанных с целями и ценностями общества, которые могли бы стать основанием социального воспитательного заказа;

– показано, что государство сохраняет наибольший среди акторов рынка образовательных услуг социальный авторитет, в силу чего остается основным потенциальным субъектом социального заказа в сфере воспитания.

Научная новизна полученных в ходе исследования результатов отражена в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Деятельность государства на рынке образовательных услуг представляет собой системное взаимодействие государства и образования в рамках одного из сегментов рыночной экономики, являющегося, в свою очередь, ее саморегулирующейся динамичной подсистемой. Это взаимодействие в силу своего системного характера сопряжено с совокупным влиянием многих факторов макроэкономического, институционального, макросоциального, средового, социокультурного характера и, соответственно, реализуется в разных социальных полях, находя выражение в процессах различных уровней. Если конкретные уровни взаимодействия становятся предметом изучения соответствующих наук, то исследование взаимодействия в целом, его общей направленности и социальных перспектив нуждается в осуществлении философского по масштабу и системного по степени целостности синтеза, опирающегося на системную методологию как на единое концептуальное основание. Эвристический потенциал системного подхода применительно к данному предмету состоит в возможности анализировать деятельность государства на рынке образовательных услуг, не прибегая к редукции к тем или иным ее аспектам, во всей полноте системно-функциональных связей между государством и образованием, в контексте влияний конъюнктуры рынка труда и глобального рынка образовательных услуг.

       2. Позиции российского государства на рынке образовательных услуг обусловлены не только текущей конъюнктурой и макроэкономической ситуацией, но и долговременными социокультурными факторами, в том числе традиционным патернализмом населения, внеэкономической и этатистской ориентацией российской культуры, слабостью гражданских структур, что определило исторически ключевую роль государства как субъекта воспитательного заказа образованию, адресата массовых ожиданий по поводу сохранения и воспроизводства ценностей и идеалов национальной культуры, ответственного перед обществом за реализацию социокультурного потенциала образования. Этим обстоятельством обусловлена необходимость рассматривать деятельность российского государства в сфере образования не только как непосредственного актора рынка, но и в качестве субъекта, формирующего стратегические социокультурные цели образования и реализующего их в условиях становящейся рыночной экономики через использование механизмов рынка образовательных услуг. Отсюда следует обращение к социокультурному подходу, конкретизирующему и дополняющему системную методологию применительно к задачам данного исследования.

3. Находящийся в процессе формирования российский рынок образовательных услуг характеризуется переходным характером и внутренней противоречивостью институциональной среды, что обусловлено сосуществованием в функционировании современной российской системы образования рыночных и нерыночных принципов. Наряду с формирующимся в сфере образования пространством рыночной конкуренции, в котором осуществляется динамическое экономически мотивированное взаимодействие производителей и покупателей образовательных услуг, в ней сохраняется в значительной мере институциональное присутствие государства, моделирующего и внедряющего в практику функционирования системы стратегии и правила игры, регламентирующие процесс свободной рыночной конкуренции. Регулятивная роль государства реализуется и через механизмы рынка образования, так как государство выступает главным макроактором рынка и как субъект предложения – оставаясь ключевым производителем образовательных услуг, и как субъект спроса, оплачивающий из бюджета обучение граждан. Имеется ряд противоречий между устоявшимися и инертными системными нормами и функциональными стереотипами российского образования, с одной стороны, и рыночными институциональными инновациями – с другой. Противоречивость институциональных и функциональных характеристик российского рынка образовательных услуг является следствием и выражением сущностного противоречия между внеэкономической ролью образования как системообразующего социокультурного института и его функциональной зависимостью от экономических факторов в системе рыночных общественных отношений. 

       4. Рост негосударственного сегмента образования и коммерциализация образовательной деятельности являются неотъемлемыми элементами рыночных отношений в сфере образования и имеют позитивные социальные эффекты, обусловленные влиянием механизмов конкуренции на качество предоставляемых образовательных услуг, возможностью быстрого реагирования на динамику спроса и предложения на рынке труда, плюрализацией форм и методов преподавания. В то же время в условиях переходного состояния экономики и общества и связанного с ним временного ослабления социальных институтов процесс коммерциализации образования в значительной степени оказался за пределами правового и государственного контроля, что способствовало распространению в платном секторе образования иллегальных форм рыночных отношений. Негативным социальным эффектом коммерциализации образования в российских условиях является и формирование двух «подсистем» коммерческого высшего профессионального образования – недоступных по ценам базовому слою элитных вузов в столицах с высоким качеством обучения и высоким статусом диплома, с одной стороны, и вузов «массового спроса» с невысоким качеством образовательных услуг и негарантированным спросом на выпускников на рынке труда – с другой. Неравенство доступа к качественному и социально востребованному образованию представляет угрозу устойчивости общества и препятствует полной реализации им человеческого потенциала, составляя проблему макросоциального уровня, решение которой возможно лишь в рамках направленной государственной образовательной политики.

       5. В рамках эффективной рыночной экономики рынок образовательных услуг и рынок труда связаны системным взаимодействием и относительно синхронной динамикой спроса и предложения. В современном российском обществе наблюдается институциональный конфликт между рынком образовательных услуг, экстенсивное развитие которого не обеспечивает высокого качества профессионального образования, и рынком труда, переполненным дипломированными выпускниками с подготовкой невысокого качества. Образование востребовано рынком труда преимущественно в виде формального атрибута рабочей силы, а не в виде реальных знаний, которые далеко не всегда стоят за дипломом и не всегда оказываются социально востребованными. Диспропорции взаимодействия рынка труда и рынка образовательных услуг нуждаются в коррекции, требующей более активного влияния государства как макроактора обоих рынков, направленного на повышение социальной ценности и востребованности реального знания.

6. Деятельность государства в качестве главного субъекта разработки и реализации стратегии про-инновационного развития российского образования определяется той сущностной ролью, которую образование играет в современной «экономике знаний» и глобальном обществе. С качеством образования, его социальной доступностью, его способностью к формированию творческой, инновационно-ориентированной личности связаны конкурентоспособность России в мировой экономике, стабильное социальное развитие и национальная безопасность. В современном российском обществе, кроме государства, нет в настоящее время макроактора, цели и интересы которого заключались бы в качественном преобразовании структуры экономики, изменении места страны в глобальном разделении труда.  Частноэгоистические  клановые интересы и цели наличной бизнес-элиты не выходят за пределы сырьевой экономики, общественность, в том числе профессионально-педагогическая, не обладает необходимыми финансовыми и институциональными ресурсами для фундаментального реформирования образования. В целом конкурентные механизмы рынка образовательных услуг эффективны в регулировании деятельности структур образования лишь в режиме текущего времени, но их действие не может быть достаточным применительно к стратегическим целям и длительным срокам. Про-инновационная стратегия развития образования относится к сфере общенациональных интересов, репрезентация и защита которых является прерогативой государства,  и  может быть реализована в соответствующих национальных проектах, предполагающих избирательное стимулирующее финансирование.

7. В этих условиях оптимальной для России институциональной организацией системы образования остается модель централизованного формирования общеобязательных образовательных стандартов и широкое участие государства в разработке и согласовании стандартов профессионального образования. Децентрализация функций стандартизации и управления в сфере образования является элементом либеральной социально-экономической концепции и коррелирует с уходом государства от финансового обеспечения образования, что несовместимо с решением масштабных стратегических задач по его реформированию. Передача  этих функций в те структуры и на те уровни, где акторам не хватает управленческих, стратегических и философско-образовательных компетенций для грамотного и адекватного времени решения стоящих перед системой образования задач, означает утрату контроля со стороны государства и общества над важнейшей, с точки зрения общенациональных интересов, сферой.

8. Глобализация образования представляет безальтернативный вызов для России в силу качественного различия между социокультурным пространством постсовременного, интегрированного в глобальном смысле, располагающего высокотехнологичной экономикой и развитой гражданской культурой западного мира – и социокультурным пространством постсоветской России, обремененной труднопреодолимым технико-технологическим отставанием, переходным состоянием социально-экономической системы, слабостью горизонтальных социальных связей, непреодоленными стереотипами социального мышления, последствиями долговременной закрытости образования. От совокупности макросоциальных, политических и социокультурных факторов зависит позиционирование российского государства в отношении этого вызова. Характер интеграции российской системы образования в глобальное образовательное сообщество может быть различным в зависимости от избираемой государством стратегии. Стратегическая деятельность государства в этом смысле осуществляется одновременно под двумя угрозами противоположного характера. С одной стороны, это угроза макроэкономического застоя и стагнации, окончательного закрепления за Россией сырьевого статуса, вытекающего отсюда при неблагоприятной нефтяной конъюнктуре дефицита финансирования про-инновационного развития образования. С другой стороны, речь может идти и об угрозе неблагоприятного для России характера интеграции национальной системы образования в глобальное образовательное пространство, когда часть созданного образованием человеческого капитала будет постоянно перетекать в глобальные научные и технологические центры, пополняя ряды транснациональной интеллектуальной элиты, а сама Россия останется в статусе глобальной периферии. 

9. Российское государство выступает макроактором не только внутреннего рынка образовательных услуг, но и глобального, в системе которого Россия могла бы занять выигрышные позиции благодаря признанной в мире фундаментальности отдельных сегментов отечественного образования, конкурентоспособность которых, несмотря на снижение, может быть сохранена в настоящее время. Реализация перспективы экспорта российского образования зависит от выбора государством оптимальной стратегии финансовой поддержки сохранившихся научных школ и направлений в рамках отечественной системы высшего образования, обновления их позитивного имиджа на глобальном рынке образовательных услуг, отказа от ориентации прежде всего на быстрый коммерческий эффект научной деятельности, организации обмена студентами и аспирантами, расширения системы стажировок. Разработка государственной стратегии экспорта российского образования может стать фактором более продуманного и равного вхождения России в Болонский процесс.

10.  Одной из самых сложных сегодняшних проблем российского образования, имеющих государственное значение, является непрекращающийся отток наиболее перспективной по возрасту и интеллектуальному потенциалу части подготовленных специалистов в развитые страны, тогда как именно интеллектуальный ресурс общества составляет необходимое условие развития наукоемких производств и высокотехнологичной экономики, определяющих в настоящее время конкурентоспособность страны. Главным фактором оттока интеллектуальных ресурсов из России является низкий относительно развитых стран уровень материальной вознаграждаемости и социального престижа творческого умственного труда, наличие бюрократических препятствий научной деятельности и недостаточное ее государственное финансирование. Так как конъюнктура глобального рынка образования и труда в настоящее время сложилась не в пользу России, то без решения проблемы «утечки умов» на базе продуманной и последовательной стратегии государства по созданию условий для самореализации творческой молодежи и возвращения работающих за границей интеллектуалов невозможна эффективная модернизация российского общества и образования. 

11. Процесс становления рынка образовательных услуг в России неотделим от развития свободной конкуренции не только предлагаемых различными субъектами рынка образовательных парадигм и технологий, но и воспитательных концепций, плюрализм которых не способствует формированию общественного консенсуса в отношении основных социальных целей и ценностей. В то же время установка на профессионализацию образования, диктуемая глобальными вызовами современности, реализуется ценой редукции его воспитательных функций. Деидеологизация образования, будучи компонентом перехода к рыночным отношениям в этой сфере, на практике стала одной из причин вакуума созидательных ценностей и доминирования потребительских жизненных ориентаций у молодежи. Отсюда проистекает остродискуссионная в настоящее время проблема поиска новых идеологических и мировоззренческих приоритетов образования, которые могли бы стать основанием социального воспитательного заказа и тем самым способствовать поддержанию устойчивости общества в силу традиционности для России идеократической социальной организации. В ней находит своеобразное преломление извечное противостояние «западников» (либералов) и «почвенников» (государственников). 

12. Современное российское государство, сохраняя наиболее высокий социальный авторитет среди акторов рынка образовательных услуг, остается главным потенциальным  субъектом воспитательного заказа в ситуации запаздывающего развития негосударственной гражданской инициативы. Формирование такого заказа является частью единого комплекса стратегических задач, стоящих перед государством в сфере образования и связанных с ролью образования как социокультурного потенциала общества. Выполнение этой роли невозможно без восстановления в полном объеме воспитательной функции образования, прежде всего в части направленного формирования мировоззрения, что не может определяться стихийными регуляторами рынка и предполагает активное регулирующее участие государства в установлении наиболее значимых целей, ценностей и ориентиров образовательного процесса. 

Научно-теоретическая значимость данного диссертационного исследования определяется недостаточной научной разработанностью в предметном поле социальной философии проблематики философии образования вообще и деятельности российского государства в сфере образования в условиях развития рыночных отношений в частности. Значимость работы обусловлена актуальностью рассматриваемой темы в связи с начавшимся в России процессом модернизации образования и необходимостью научного и философского осмысления роли государства в ее осуществлении, а также тем, что полученные в диссертации результаты и выводы дают возможность развить и углубить имеющиеся теоретические представления о роли современного российского государства как макроактора рынка образовательных услуг в его стратегическом потенциале в плане про-инновационного развития отечественного образования.

Практическая значимость проведенного исследования заключается в том, что полученные результаты могут использоваться при выработке государственной стратегии модернизации и про-инновационной реформы российского образования, мер государственной поддержки науки и преподавательского сообщества, а также при чтении общих и специальных курсов по социальной философии, философии и социологии образования.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на межвузовских, региональных и международных конференциях, в частности:  на III Российском философском конгрессе «Рационализм и культура на пороге III тысячелетия» (г.Ростов-на-Дону, 2002 г.), на II Всероссийском социологическом конгрессе «Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы» (г.Москва, 2003 г.), на III Всероссийском социологическом конгрессе «Глобализация и социальные изменения в современной России» (г. Москва, 2006 г.), на межрегиональной научно-практической конференции «Социализация молодежи Юга России в ХХI в.» (г.Ростов-на-Дону, 2007 г.), Всероссийской научно-практической конференции «Диалог культур в изменяющейся России» (г.Ставрополь, 2007 г.), IV Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения» (г.Ростов-на-Дону, 2008 г.), Международной научной конференции «Регионы Юга России: вызовы мирового кризиса и проблемы обеспечения национальной безопасности» в ИППК ЮФУ (г.Ростов-на-Дону, 2009г.), Международной научно-практической конференции «Кавказ – наш общий дом» (г.Ростов-на-Дону, 2009).

Всего опубликовано 25 научных работ объемом свыше 32 п.л., в том числе результаты диссертационного исследования представлены в монографиях, брошюрах и статьях в научных сборниках и журналах (в т.ч. в изданиях, которые входят в список ВАК) общим объемом около 26,5 п. л.

Структура диссертации определяется логической последовательностью решения поставленных задач в процессе достижения цели исследования и включает в себя введение, пять глав (двенадцать параграфов), заключение и список литературы из 329 источников. Текст работы занимает 341 страницу.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы, характеризуется степень ее разработанности, формулируются цель и задачи, определяются объект и предмет исследования, его теоретико-методологическая основа, раскрывается научная новизна, представлены положения, выносимые на защиту, отмечаются теоретическая и практическая значимость диссертации и ее апробация.

В главе 1 «Методологические основания социально-философского изучения позиционирования и деятельности государства на рынке образовательных услуг» обосновывается необходимость применения к анализу заявленного предмета исследования методологии, которая была бы ему релевантной  и в то же время подходящей для решения задач социально-философского исследования, т. е. обеспечивающей предельную широту обобщения.

В параграфе 1.1. «Системный подход в исследовании взаимодействия образования и государства» Речь идет о системном подходе и его использовании взаимодействий образования и государства. Взаимодействие государства, образования и экономики всегда имеет системный характер, его качественное своеобразие определяется  спецификой социальной системы как целостности, включающей в себя и институты, прежде всего экономические, и культуру с ее нормами и ценностями, и традиционные установки и ожидания населения по отношению к государству. Отсюда, по мнению автора, следует естественность и необходимость применения системного подхода как методологической основы исследования данной темы. Предлагая методологическую установку на рассмотрение общества как нелинейной открытой системы, системный подход дает возможность  рассматривать роль государства на рынке образовательных услуг во всей ее полноте и сложности, в связи с основными социальными функциями как государства, так и образования, с учетом рефлексивности и ее влияния на возможности стратегического планирования и управления в образовательном процессе. На основе системного подхода можно также рассматривать отношения между государством и рынком образовательных услуг в широком контексте глобализационных процессов и растущей интеграции национальных систем образования в глобальное образовательное пространство.

Автор подчеркивает методологическую значимость для исследования темы именно той модификации системного подхода в социальных науках, которую предложил Н. Луман, уделивший значительное внимание в своих работах проблемам образования. В частности, позиция государства по отношению к образованию в условиях его включенности в рынок может рассматриваться с учетом введенного Луманом понятия «рефлексивной петли», относящегося к специфическому типу неопределенности в системных взаимодействиях, в которых одни и те же акторы являются и участниками, и наблюдателями «со стороны». Высокий уровень неопределенности современных социальных процессов, колебания глобальной рыночной экономики исключают успешность долгосрочной стратегии развития образования, не корректируемой с учетом флуктуаций рынка труда, тенденций информатизации и глобализации. Следовательно, здесь необходим еще более общий уровень системного рассмотрения.

Диссертант приходит к выводу, что взаимодействие государства и образования в условиях рынка должно изучаться не только на уровне частных наук, но и на уровне предельного обобщения, средствами социально-философского анализа, который в данном случае требует в качестве методологического основания применения системной методологии. Рассматривая образование как нелинейную, открытую, динамически реагирующую на изменения внешней среды систему, исследователь получает возможность проследить перспективы и показать необходимость сочетания спонтанной самоорганизации системы посредством механизмов рынка образовательных услуг и стратегического прогнозирования развития образования со стороны государства.

Системный характер функционирования рынка образовательных услуг, его вписанность в экономическую и социальную систему делают необходимым применение к его исследованию системной методологии, прежде всего теорию нелинейной аутопойетической системы Н. Лумана. Однако, следуя логике Лумана, мы выходим на представление о том, что образование – лишь часть единой, обладающей рефлексивностью системы, отражающей себя в символических конструкциях культуры, т. е. социокультурной системы, и в его социальных взаимосвязях необходимо изучать в рамках социокультурного подхода к исследованию общества в целом. Социокультурный подход, развитый П.А. Сорокиным, представляет образование как системное звено более широкой и всеобъемлющей системы, чем экономика и рыночные отношения как таковые. Это воспроизводящая себя в своей конкретности социокультурная система, в которую входит на правах элемента регулируемая рынком образовательных услуг система образования.

В параграфе 1.2 «Возможности социокультурного подхода к исследованию деятельности государства на рынке образовательных услуг» Представлено описание конкретного теоретико-методологического конструкта, необходимого для реализации целей настоящего исследования.

Опираясь на социокультурный подход, автор намечает свою позицию в пределах сложившейся в современном образовательном дискурсе дискуссионной ситуации, а по сути – в пределах объективно существующей дихотомии «регулирование сферы образования посредством конъюнктурных механизмов рынка – государственное стратегическое планирование развития образовательной сферы». Согласно представителям неолиберальной концепции социально-экономического развития, в рамках общества с рыночной экономикой образование тоже работает как элемент системы рыночных отношений, т. е. представляет собой специфический сегмент рынка. Характер, содержание и направленность образовательной деятельности, согласно этой концепции, целиком определяется сложившейся конфигурацией рыночного спроса, которая, в свою очередь, зависит от текущих потребностей экономики, макроэкономической ситуации сегодняшнего дня, и гибко реагирует на макроэкономические и финансовые флуктуации.  В таком видении государство или какие-либо иные инстанции, способные участвовать в регулировании и планировании развития образования, не должны и не могут вторгаться в процесс стихийной рыночной регуляции, так как тем самым они нарушили бы внутреннюю гармонию спроса и предложения, царящую на рынке. Государство должно полностью устраниться из сферы образования. Возможная роль государства на рынке образовательных услуг исчерпывается его чисто экономическим и финансовым присутствием в качестве одного из макроакторов-носителей спроса и предложения, участвующего в конкуренции наряду с другими акторами рынка.

Противоположную сторону дихотомии составляет позиция, которую можно обозначить здесь как «традиционалистскую» и согласно которой российское государство всегда выступало и должно выступать впредь как главный и единственный субъект, определяющий направление развития образования, модель этого развития и его принципиальные характеристики; как субъект финансирования образования, разработчик стратегии его развития, монопольный субъект воспитательного и идеологического заказа, единственный носитель административных и контрольных функций в сфере образования. В условиях глобализации и информатизации общества такая модель предполагает известную степень закрытости образования, его ориентацию на госзаказ, а не на текущие потребности рынка.

По сути дела, полагает автор, обе позиции остаются за рамками применения социокультурного подхода.  Первая – потому, что она исходит из рассмотрения образования как абстрактного элемента социально-экономической системы, включенного в рынок и функционирующего в системе его внутренних связей и взаимодействий, но не как института социокультурного воспроизводства. В таком понимании образовательная деятельность вполне и исчерпывающим образом может регулироваться механизмами рынка, но она будет обслуживать запросы сегодняшнего дня и определяться во всех отношениях наличной макроэкономической ситуацией. Рынок труда, а вслед за ним и рынок образования будут ориентироваться, главным образо, на потребности добывающих и обслуживающих добычу отраслей и, следовательно, способствовать закреплению на долгие сроки именно сырьевого характера экономики. Внутри сырьевой экономики и ориентированного на нее рынка нет и не может быть непосредственных стимулов к переориентации на развитие высоких технологий и повышение интеллектуального потенциала страны.

Что касается второй позиции, то и она в своем крайнем виде остается за пределами социокультурного подхода, так как превращает образование в простой инструмент реализации идеологических амбиций и охранительных потребностей государства, лишая его как раз того потенциала развития, который и делает образование образованием. В этом подходе образование предстает как инструмент решения сегодняшних проблем государства и общества, средство социальной стабилизации, действующее за счет отказа от принципа главенства развития личности. В этом смысле социокультурный подход к пониманию образования и роли по отношению к нему государства предполагает снятие обеих крайних позиций и тем не менее признание необходимости реформирования отечественной системы образования с целью реализации его социокультурного потенциала и решения наличествующих проблем социокультурного порядка. Автор подчеркивает, что эта роль в принимаемой им парадигме исследования определяется прежде всего социокультурной, а не только макроэкономической ситуацией.

Применение социокультурного подхода к исследованию заявленной темы дает возможность анализировать роль современного российского государства по отношению к образованию в условиях складывающегося рынка образовательных услуг, выходя за пределы сегодняшней экономической ситуации, с точки зрения отдаленных перспектив развития общества. Исследование роли современного российского государства в образовательной сфере может осуществляться на основе методологического конструкта, органически соединяющего системную и социокультурную методологию. Если благодаря системному подходу обеспечивается такое видение общества, в котором  и  государство, и рынок образовательных услуг, и сами институты образования находятся в постоянном взаимодействии как элементы единой саморегулирующейся системы, то включение социокультурного компонента дает возможность выяснить долговременные культурные и социальные основания позиционирования российского государства в сфере образования в условиях проникновения в эту сферу рыночных отношений.

В главе 2 «Рынок образовательных услуг в современной России: системные характеристики и тенденции» ставится задача системного исследования состояния современного российского рынка образовательных услуг, что предполагает рассмотрение институциональной структуры российского рынка образования и его ключевых функций, соотношение государственного и негосударственного секторов образования в динамике их развития и основные проблемы, встающие перед каждым из секторов, а также функциональные связи и взаимодействие между рынком образовательных услуг и российским рынком труда.

Параграф 2.1 «Системные параметры формирующегося в России рынка образовательных услуг» посвящен описанию системных характеристик российского рынка образования.

Понимание рынка образовательных услуг как подсистемы общества с  рыночной экономикой, как показывает автор, позволяет выявить его системные функции. Особая роль на  рынке  образовательных  услуг принадлежит  государству,  которое выступает  и  как субъект спроса, и как субъект предложения.  При доминирующей  роли государства  на образовательном рынке это проявляется как со стороны  предложения,  когда государство выступает основным производителем образовательных услуг, так и со стороны спроса, когда государство выступает основным плательщиком за образовательные услуги («бесплатное обучение»). При этом государство призвано выполнять по отношению к образованию традиционные для обществ с рыночной экономикой функции – это правовая защита субъектов рынка (прежде  всего потребителей) от монополизма, от недобросовестности в бизнесе, реклама, обеспечение качества товаров, ведение статистики, содействие проведению масштабных рыночных исследований и др. На рынок образовательных услуг оказывают влияние, с одной стороны, государство, инвестируя в образование; с другой общество, осознающее значимость процессов формирования человеческого капитала.

Правительственная политика в сфере образования в современной России нацелена на скорейшее включение национальной образовательной системы в рыночную среду. Это подтверждается разработкой и реализацией новых либеральных экономических механизмов, а также намерением правительства реструктуризировать государственный сектор предоставления образовательных услуг путем изменения статуса учреждений и введения  новых организационно-правовых форм, более приспособленных к рыночным (конкурентным) условиям.

Рынок образовательных услуг как система, отмечает автор, постоянно стремится к состоянию равновесия, т. е. обладает определенной динамической устойчивостью и равновесностью. Устойчивость системы обеспечивается способностью системы рынка образовательных услуг поддерживать состояние равновесия. Равновесие на рынке устанавливается при равнодействующей динамике спроса и предложения образовательных услуг, а также при взаимодействии весьма многих внешних и внутренних факторов (платное/бесплатное образование, негосударственный/государственный вуз, региональная принадлежность образовательного учреждения и т.д.).

В настоящее время российский рынок образовательных услуг все еще находится в процессе формирования и становления, а следовательно, его состояние характеризуется неопределенностью, присущей всем переходным состояниям. Институциональная среда российского рынка образовательных услуг остается неоднородной и несет в себе внутренние противоречия, так как организация и функционирование системы образования сочетают в себе рыночные и нерыночные принципы. По мнению автора, наличие противоречащих друг другу институциональных и функциональных характеристик  современного российского рынка образования отражает то сущностное противоречие, которое объективно имеет место между внеэкономической ролью образования как системообразующего социокультурного института и его функциональной зависимостью от экономических факторов в системе рыночных общественных отношений. В силу этого противоречия российское государство как единственный макроактор, остающийся носителем массовых ожиданий и субъектом стратегии развития в сфере образования, тяготеет к сохранению и расширению своего институционального присутствия в ней, эксклюзивной позиции и регулирующей роли.

В параграфе 2.2 «Коммерциализация образования как ключевая тенденция российского рынка образовательных услуг» рассматриваются позитивные результаты и риски, связанные с коммерциализацией образования в России.

Современная ситуация в российском образовании определяется как минимум тремя основными факторами: это тенденция глобализации образования, распространившаяся и на Россию; назревшая необходимость модернизации как институциональной формы, так и парадигмы, и содержательной стороны отечественного образования; наконец, общий экономический кризис, естественным образом затронувший и деятельность системы образования. В настоящее время траектория развития и реформирования образования в России определяется взаимодействием всех этих факторов. Одной из центральных проблем, в которой как в фокусе скрещиваются перечисленные тенденции, является проблема позитивных и негативных сторон коммерциализации образования. Ее значимость на сегодняшний день, отмечает автор, связана прежде всего с изменением финансово-экономической ситуации ввиду кризиса.

Коммерциализация образования в целом является общемировой тенденцией современности. Под влиянием этой тенденции формируется ориентация образовательных структур на самостоятельную деятельность в качестве хозяйствующих субъектов, выстраивающих свою инвестиционную и финансовую политику, и эта роль становится доминирующей. Растет конкуренция в сфере образования, что имеет как позитивные, так и рисковые социальные следствия.

Ряд социальных проблем образования, как представляется автору, не может решаться на основе исключительно действия рыночных механизмов. Имея в основе функционирования системы образования чисто рыночные, т.е. сугубо экономические критерии, довольно затруднительно решать встающие в связи с этим социальные проблемы, которые в условиях хронически бедного базового слоя населения будут консервироваться и аккумулироваться, пока не приведут к социальному взрыву. В силу своих функциональных и культурных характеристик, подчеркивает автор, образование всегда было основным каналом социального восхождения. В этом смысле коммерциализация образования в российских условиях представляет собой существенный фактор социального риска. Рост цен на образовательные услуги, неизбежный в условиях модернизации образования и перехода на международные стандарты и критерии качества обучения, чреват возможностью формирования стабильных социально-экономических барьеров, которые закроют путь к получению высшего профессионального образования и к вертикальной мобильности на этой основе молодежи из нижних страт общества. Постоянное пополнение общественных элит за счет представителей только обеспеченных слоев, имеющих возможность получить высококачественное элитарное образование, станет фактором окончательного закрытия каналов вертикальной мобильности, а следовательно, препятствием развитию демократии. Осознавая эту опасность, правительства во многих странах стремятся смягчать для населения трудности получения платного профессионального образования, используя для этого различные формы материального стимулирования – целевые кредиты на образование, подушевое финансирование и т.д. Однако такие государственные финансовые программы в образовательной сфере могут иметь достаточный объем, чтобы стать существенным фактором ограничения социальных рисков, только в самых богатых странах, да и там эти программы распространяются не на все специальности.

Тем не менее задача обеспечения конкурентоспособности экономики и производства подразумевает максимально полное использование интеллектуального и творческого потенциала населения, что невозможно в условиях закрытости образования. И коль скоро объективные условия в России складываются в настоящее время не в пользу роста открытости образования, социокультурной задачей государства становится инициирование и осуществление мер по поддержанию его открытости.

Открытость образования, подчеркивает автор, предполагает нахождение оптимума по параметрам эгалитарностиэлитарности. Многократно критики советской системы образования отмечали те ее дефекты, которые были связаны с издержками эгалитарности. Это прежде всего усредненность в ориентации учебных программ, приводившая к тому, что ученики с незаурядными способностями ощущали себя в учебных заведениях менее комфортно, чем «середняки», для которых, по сути, эти учреждения и работали. Тем не менее в советский период речь могла идти только об элитарности интеллектуальной и творческой, но не о социальной и имущественной. В настоящее время под элитарностью образования подразумевается прежде всего высококачественное и труднодоступное по цене для массового слоя образование. Тем самым в современных российских условиях образование превращается в своего рода «социальный фильтр», который работает как механизм поддержания  и воспроизводства закрытости правящих элит и закрытой стратификационной структуры общества, в которой у людей из массового слоя очень мало шансов осуществить восходящую мобильность и повысить благодаря образованию свой социальный и имущественный статус. Элитарное образование, предназначенное быть не «социальным фильтром», а, напротив, «социальным лифтом» для талантливых людей из социальных низов, утрачивает эту свою социально значимую функцию. Закрепляя и стабилизируя сложившуюся стратификационную структуру, функционирование образования по типу «социального фильтра» в то же время препятствует нормальному воспроизводству интеллектуальных и культурных ресурсов общества, что создает угрозу для его самосохранения. Фиксация социального неравенства в сфере образования в дальнейшем неизбежно станет фактором роста социальной напряженности.

Еще одна очень значимая для российского общества группа рисков связана с тем, что коммерциализация переориентирует деятельность системы образования на рыночные регуляторы, что затрудняет осуществление долгосрочного стратегического планирования в этой сфере, которая, однако, имеет принципиальную значимость для общества и государства.

Таким образом, в настоящее время коммерциализация образования не является реальным фактором повышения его качества, по крайней мере, на массовом уровне.  Исследователи в этой связи констатируют «наличие двух подсистем высшего профессионального образования», существенно отличающихся как ценами, так и социальным и имущественным составом обучающихся, а также жизненными перспективами выпускников. Если образование в рамках «второй подсистемы» и обладает реальной доступностью для абитуриентов из базового слоя, то обучение в этих вузах зачастую не отвечает современным требованиям, что приводит к малой реальной востребованности выпускников как профессионалов на рынке труда. Тем самым в российском образовании складывается своего рода социально-имущественная дифференциация, отражающая соответствующий уровень дифференциации в обществе.

Параграф 2.3 «Рынок образования и рынок труда в России: функциональные связи» посвящен исследованию взаимозависимости между конъюнктурой рынка труда и состоянием рынка образовательных услуг.

Рынок образовательных услуг вступает во взаимодействие с рынком  труда уже как только актор предлагает на рынке труда свою продукцию. Заинтересованность субъекта предложения образовательных услуг в соответствии содержания его учебных  программ сегодняшним запросам рынка труда определяется действием рыночных механизмов: колебания спроса на рынке труда вызывают соответствующие изменения в образовательных стандартах и критериях качества образования. В то же время будущая конкурентоспособность профессионала на рынке труда  выступает одним из важнейших мотивов  выбора учебного заведения. 

На сегодняшний день, как показывает автор,  функционирование рынка образовательных услуг в современной России, взятое как отдельно, так и в его взаимодействии с рынком труда, сопряжено с рядом издержек, определяемых длительным переходным периодом социально-экономического развития, низким уровнем доходов массового слоя населения, резкой имущественной и социальной дифференциацией общества, а также высокой степенью взаимной интеграции капитала и власти.

Согласно мнению исследователей1, одним из последствий социально-экономического кризиса станет изменение динамики российского рынка труда, а именно, превращение его из «рынка предложения» в «рынок спроса». Если до сих пор состояние рынка труда позволяло трудоустраиваться выпускникам вне зависимости от качества полученного образования, то в условиях связанной с кризисом высокой безработицы субъекты спроса на рынке труда получают возможность гораздо более жесткого выбора рабочей силы по критериям качества полученного ею образования. Это, в свою очередь, приведет к росту конкуренции на рынке образовательных услуг, которая станет стимулом модернизации и совершенствования системы профессионального и общего образования.

В то же время невостребованность конкурентоспособных выпускников внутренним рынком труда приведет к их оттоку в поисках трудоустройства на глобальный рынок.

В настоящее время перед государством стоит задача создания реальной базы про-инновационного развития образования, что требует разработки эффективной социальной стратегии в образовательной сфере. Такая государственная политика в области образования должна представлять собой обдуманную социальную стратегию, ориентированную на поддержание социальной справедливости в распределении доступа к получению высококачественных образовательных услуг представителей всех категорий населения; на обеспечение соответствующего критериям современного развитого общества уровня открытости образования; на достижение наиболее эффективного сочетания возможностей рыночной экономики в образовании с мерами по компенсации ее социальных издержек;  на возвращение образованию функции «социального лифта» и устранение социальной пропасти между элитарным и массовым сегментами образования; на обеспечение эффективного государственного контроля за качеством обучения в негосударственных образовательных учреждениях.  Социальная стратегия государства в образовательной сфере должна представлять собой базу его про-инновационной стратегии, так как эффективность последней будет определяться прежде всего степенью доступности качественного образования для выходцев из самых широких слоев россиян.

Глава 3 «Роль государства в решении стратегических проблем развития российского образования» посвящена изучению роли современного  российского государства в разработке и реализации стратегии про-инновационного развития образования, в стандартизации программ и регулировании образовательного процесса.

В параграфе 3.1 «Государство как субъект образовательной политики:  макроэкономическая и социокультурная обусловленность про-инновационной стратегии» Исследуется стратегическая роль государства в образовании. 

Существенное значение для обоснования стратегии развития образования имеет философское осмысление состояния и перспектив развития социально-экономической и социокультурной среды. Конечно, системное изучение тенденций развития общества в целом выходит далеко за рамки философско-образовательной проблематики, однако, будучи фоновыми по отношению к образовательной сфере, многоаспектные социально-экономические и социокультурные параметры общества оказывают и прямое, и косвенное влияние на развитие образования, хотя и сами эти параметры во многом зависят от состояния и динамики образовательной деятельности.

Государство в современном мире не только является крупнейшим макроактором рынка образовательных услуг, финансируя бюджетный сектор системы образования,  предлагая коммерческие услуги в государственных учебных заведениях и востребуя в качестве субъекта спроса знания подготовленных специалистов. В пространстве российского общества государство является единственным субъектом, способным взять на себя ответственность за выполнение социокультурной воспроизводственной функции образования. Социокультурное воспроизводство как процесс имеет две тесно взаимосвязанные стороны:  воспроизводство и развитие общества как целостности и развитие каждой отдельной личности, и обе эти стороны связаны с деятельностью образования. Говоря об участии образования в развитии и совершенствовании общественных отношений и структур, автор имеет в виду, что образование – это важнейший канал и механизм влияния на общество, на ментальность и поведение как массового населения, так и властных элит. Преобразование российского общества в ходе системных реформ натолкнулось на труднопреодолимую ригидность общественной ментальности, которая стала препятствием в продвижении изменений. Многочисленные исследования и опросы последних лет обнаружили желание огромного количества людей жить прошлыми идеалами и достижениями, идентифицируя себя с обществом и государством, которых уже нет. Именно образование, понимаемое как комплекс обучения и воспитания, способно постепенно сформировать сообщество, ориентированное на конструктивную деятельность в настоящем. 

В то же время, подчеркивает автор, образование – это и институт воспроизводства власти. Уровень культуры, рефлексии, воспитанности и профессиональной квалификации управленческих элит непосредственно определяется качеством и направленностью полученного их представителями образования. Социокультурное единство власти и образования проявляется в том, что образование воспроизводит те поведенческие установки населения, которые программируются властью и заказываются властью.

Существенным моментом, определяющим стратегическую роль современного российского государства по отношению к развитию образования, является необходимость в условиях немногочисленности среднего класса, массовой бедности и социальной поляризации целенаправленной стратегии по компенсации негативных социальных эффектов коммерциализации образования и обеспечению равенства реальных возможностей различных слоев населения в этой сфере. Немаловажным обстоятельством, влияющим на перспективы развития российской высшей школы, является динамика развития среднего класса в России, в том числе и возможные флуктуации его образовательных преференций в условиях кризиса.

В рамках современной российской сырьевой экономики нет внутренних факторов, способных изнутри самой экономической системы стимулировать ее про-инновационное развитие, переход к производству высокотехнологичной продукции мирового уровня. Задача преобразования экономики, продолжения модернизации всего хозяйственного и социального организма может быть не только решена, но и поставлена только той инстанцией, в жизненных интересах которой осуществление подобной трансформации. Такой инстанцией в современной России, подчеркивает автор, является государство, носитель и хранитель национального экономического и политического суверенитета, заинтересованный в росте конкурентоспособности страны как хозяйственного и геополитического целого.

По мнению диссертанта деятельность государства на рынке образовательных услуг, не может не зависеть от системных факторов общественного и экономического развития. Ведь динамика системы образования обусловлена не только ее собственными внутренними параметрами, но и воздействием макроэкономического контекста, поскольку система образования готовит кадры для экономики, направления развития которой могут существенно варьироваться.  Исследователи выделяют ряд возможных состояний развития экономики России, каждое из которых по-разному предопределяет траекторию развития образования. В основе данных моделей лежат определенные конфигурации структуры экономики, образуемой в результате динамики развития тех или иных отраслей2.

Развитие российского образования, как показывает автор, зависит от многих факторов и условий, не только макроэкономических, но и социокультурных. Но в любом случае, в силу сохраняющейся инертности значительной части российского общества, недостаточного внимания со стороны правящей элиты к мнениям гражданской и педагогической общественности по поводу содержания и направленности реализуемых реформ, а главное – в силу того, что стратегический курс на проинновационное образование является необходимым условием решения стоящих перед современным российским государством задач по строительству конкурентоспособной и высокотехнологичной экономики, государство на сегодняшний день является и еще, вероятно, долгое время будет оставаться основным в нашей стране субъектом стратегии образовательной политики.

В параграфе 3.2 «Стратегическая деятельность государства в образовании в контексте идеи его  децентрализации» анализируются возможные последствия децентрализации российского образования. 

Активная и эксклюзивная роль государства в определении перспектив общественного развития и, в частности, образования, – это один из наиболее устойчивых параметров российского социокультурного пространства, в котором вертикальное измерение всегда было сильнее и значимее, чем горизонтальное. Недостаточная развитость горизонтальных социальных связей, образующих гражданское общество, исторически заставляла и заставляет население возлагать на государственную власть определяющую ответственность за все происходящее и адресовать ему ожидания по поводу решения имеющихся проблем. С другой стороны, традиционные для российского государства авторитарные тенденции в управлении, ограниченные в настоящее время наличием демократических политических институтов, проявлялись в его стремлении занять ключевые позиции во всех сферах общественной жизни.  В силу объективных социокультурных факторов в российском обществе гораздо ниже социальный авторитет негосударственных организаций. Государство остается единственным социальным макроактором, обладающим ресурсами и компетенциями для решения фундаментальных проблем управления образованием.

По своему внутреннему содержанию диссертанту идея особой роли государства в сфере управления образованием амбивалентна. Автору представляется, что определяющая роль государства в сфере управления образованием является безальтернативной для современного российского общества в силу традиционной этатистской ориентации культуры и несформированности негосударственных структур, которые могли бы составить в этом смысле альтернативу государству. Кроме того, стратегическая роль государства в образовании вытекает из того факта, что в настоящее время и на перспективу образование становится сферой огромной значимости именно с точки зрения национальной безопасности, сохранения экономического суверенитета и возможного перехода России в будущем из категории сырьевых стран в категорию стран с развитой высокотехнологичной экономикой. Однако если остановиться только на этих аргументах, это будет означать подход к развитию образования лишь как средству повышения конкурентоспособности, реализации экономических и геополитических амбиций властной элиты и укрепления государства ради самого государства. Это именно та позиция, которая критикуется либерально мыслящими авторами, желающими видеть образование не инструментом государства, а средством развития личности.

Но проблема в том, что поглощение образовательной деятельности рыночной средой, ее полное подчинение текущей конъюнктуре и экономической целесообразности как раз и препятствует осуществлению ею своих настоящих социокультурных целей – развитие и самореализация индивидуальностей в единстве с социально-экономическим и культурным развитием общества. Это происходит потому, что рынок ориентирован на «здесь и сейчас» и не знает целей перспективного развития. А образование – это по сути своей деятельность, направленная в будущее, нуждающаяся в стратегии по определению. Причем эта стратегия должна быть социокультурной по содержанию, т. е. исходить из приоритета целей развития человека как носителя и творца культуры, а не политических и экономических целей государства, какими бы значимым они ни были. Именно в этом смысле стратегия российского государства в образовательной сфере должна быть про-инновационной: она должна быть направлена на развитие креативного потенциала каждой личности и нации в целом, а повышение конкурентоспособности экономики станет ее закономерным следствием.

В главе 4 «Стратегические позиции государства в процессе вхождения России в глобальное и европейское образовательное пространство»        рассматривается одна из важнейших проблем стратегического характера, стоящих перед российским государством в сфере образования, – это проблема участия России в инициативах, связанных с глобализацией образования.

В параграфе 4.1 «Глобализация образования: безальтернативный вызов российской экономике и государству»  анализируются глобализация образования, ее истоки и сущность, а также вызовы, которые она несет российской системе образования и государству.

Глобализация образования является неотъемлемой частью глобализационных процессов в экономике и культуре и, соответственно, безальтернативна в современном мире. Вхождение России в глобальное пространство образования – неизбежная реальность. Однако, отмечает автор, согласно Э. Гидденсу и другим известным исследователям современного общества, глобализация сущностно связана с модернизацией, прежде всего в силу неравномерности развития обоих процессов в западном мире и других регионах и цивилизационных пространствах. Если в западной цивилизации оба эти процесса естественным образом вытекают из собственной логики ее развития, то для незападных культур они являются внешним вызовом, никак внутренне не обоснованным.

Так, российское общество в числе других столкнулось с объективной реальностью глобальной информационной интеграции и формирования единого образовательного пространства всего мира. В этом пространстве имеются центральная и периферийные зоны, распределение которых обусловлено уровнем инновационно-знаниевого потенциала того или иного общества, который и является в настоящее время главным фактором социально-экономического развития. Современное общество – в отличие от общества, в котором жили предыдущие поколения, – с полным основанием называют обществом знаний, высшее образование из элитарной принадлежности превратилось в почти обязательный атрибут обычного социально успешного городского жителя, и движущей силой развития экономики и общества стало не индустриальное производство с его дисциплинарной организацией и однообразным трудом, а деятельность творческого интеллекта, создающего принципиально новые технологии. Место и роль образования в современном мире являются сущностными, а это означает, что изменились фундаментальные отношения общества и личности: общество заинтересовано уже не в эксплуатации личности через отчуждение ее родовых творческих сил, а, напротив, в предельном развитии и реализации этих сил в каждом отдельном человеке. Человеческий капитал обладает значительным весом в современной знаниевой экономике, тогда как в экономике сырьевого типа он занимает гораздо меньшее место.

Автор подчеркивает позитивную направленность глобализационных процессов в образовании, поскольку в своей сущности эти процессы способствуют распространению по всему миру высоких технологий, развитию человеческого потенциала, обеспечению доступности качественного образования для представителей всех народов и социальных слоев, поиску новых эффективных и демократичных форм обучения.

Глобализация образования, представляет собой качественно новую фазу международных отношений в образовательной сфере. Она проявляется в росте интенсивности международного обмена студентов и преподавателей, в возникновении дистанционного обучения на базе новых информационных технологий. Но главным ее проявлением является возникновение глобального рынка образовательных услуг и международной конкуренции на нем.3 Традиционные формы образования все в меньшей степени могут удовлетворять потребности производства и бизнеса, и общество осознает необходимость перехода к про-инновационному типу образования. Однако ответ на глобализационные вызовы в сфере образования может быть различным, зависит от позиции правящей элиты и может иметь как позитивные, так и негативные последствия для дальнейшего развития страны.

Основная угроза для России видится в том, что, вопреки очевидной необходимости, в переходный период было резко сокращено финансирование академической науки, что привело к массовому оттоку высококвалифицированных специалистов и ученых за рубеж, дефициту воспроизводства материальной базы исследований и, в итоге, к тому, что страна практически утратила конкурентоспособность в научном и технико-технологическом плане. Особенно пострадали медико-биологические, компьютерные и другие. области науки и производства, что не замедлило сказаться на качестве и продолжительности жизни  россиян, состоянии обороноспособности страны, системы здравоохранения, и привело в конечном счете к превращению России в страну с преимущественно сырьевой экономикой и низким уровнем жизни. Этому способствовал и отток специалистов в бизнес и другие сферы деятельности, более высоко оплачиваемые, чем наука.

Все вышесказанное свидетельствует, по мнению автора, о необходимости прямого определяющего участия государства в разработке стратегии вхождения России в глобальное образовательное пространство. Хотя теоретико-идеологические аспекты глобализации, и, в частности, глобализации образования, прежде всего связаны с неолиберальными концепциями в экономике, растворяющими образование в рыночной стихии, в условиях современной России достойный ответ на вызовы глобализации образования может быть дан лишь при определяющей стратегической и финансовой роли государства.

Параграф 4.2 «Сохранение национальной интеллектуальной элиты как государственная проблема» посвящен рассмотрению роли государства в решении проблемы сохранения российской интеллектуальной элиты.

Проблема, заявленная в параграфе, стоит одинаково остро для всех стран-аутсайдеров глобализационных процессов, которые получили у исследователей пессимистичное название «конченые страны» (имеется в виду прежде всего утечка интеллектуальных ресурсов и утрата самой способности их воспроизводства.4 Россия уже потеряла и продолжает терять свои лучшие научные кадры в силу не только внешней, но и внутренней эмиграции. Результатом стало возникновение целого ряда проблем, среди которых отсутствие интеллектуальных ресурсов для ведения научных исследований на мировом уровне; прерванность академических традиций, препятствующая воспроизводству научной деятельности мирового уровня в новых поколениях; занятие руководящих должностей в научных учреждениях неконкурентоспособными на глобальном научном рынке лицами. Последнее становится фактором засилия бюрократизма и протекционизма, имитации творческой активности в российской науке.

Как известно основной причиной массового отъезда интеллектуалов за рубеж является не только вопиюще низкий уровень финансирования науки в России, но и отсутствие условий для творческого роста и продуктивной исследовательской и преподавательской деятельности. Российское образование утратило свою прославленную фундаментальность, лишились научной опоры оборонные отрасли, что практически поставило под вопрос обороноспособность страны.

Поэтому сегодня хотя бы для частичного восполнения нанесенного российской науке и образованию урона необходима полная перестройка  государственной научной политики. Именно государство является той силой, которая наиболее заинтересована в укреплении научного потенциала страны, ее обороноспособности, экономической и военной безопасности.  Необходимо, подчеркивает автор, радикально изменить отношение государства к эмигрировавшим из страны ученым. В государственную политику в этой сфере должны входить меры по обеспечению восстановления научных контактов уехавших ученых с российскими коллегами, налаживанию и финансированию их совместных исследований, стажировок под их руководством молодых российских специалистов.

В то же времяодной из наиболее отталкивающих черт современной организации науки в России являются бюрократизм, коррупция и протекционизм, кулуарный стиль принятия значимых решений, особенно в части распределения грантов. Необходимо сделать эти процессы прозрачными и контролируемыми государством и обществом. С этой целью, как полагают эксперты5, государству следует всемерно поддерживать процессы интеграции научного сообщества в России, развития всех форм профессиональной солидарности и консолидации ученых. Отдельным направлением государственной стратегии восстановления научного потенциала в России должна быть финансовая поддержка молодых специалистов, занимающихся наукой.

Помимо этого требуются государственные меры по адресному постоянному финансовому стимулированию ученых, имеющих исследовательские достижения, повышению социального престижа научной и преподавательской деятельности. Такая поддержка должна начинаться со студенческой скамьи и охватывать студентов, занимающихся научными исследованиями, и аспирантов, и иметь не формальные, а реальные прожиточные масштабы.

Все перечисленные меры, подчеркивает автор, требуют активности государства как главного субъекта поддержки и культивирования научного потенциала общества.

В параграфе 4.3 «Российское государство на глобальном рынке образовательных услуг:  в поисках адекватной стратегии» представлены перспективы России на глобальном рынке образовательных услуг и стратегической роли государства в этом вопросе.

Автор вслед за многими  исследователями констатирует значительный объем российского импорта образования (более 5 млрд. долл. в год, по данным профессора В.П. Тихомирова), устойчивую тенденцию молодежи из обеспеченных семей получать образование за рубежом. Это очерчивает периферийное место России в глобальном образовательном пространстве. Тем не менее возможность развития экспорта российского образования по-прежнему существует. Сама по себе глобализация образования, несмотря на то, что она несет определенные угрозы не готовым к ней обществам,  в целом ориентирована на цели гармонизации развития и взаимодействия национальных систем образования.  В силу этого она создает объективные предпосылки изменения странами своих позиций на глобальном рынке образования. Исследователи отмечают рост экспорта образования в последнее время таких стран, как Австралия, Бразилия, Израиль, Индия, Канада, Китай, ЮАР, Япония. Поучительным, с точки зрения автора, является пример Китая, в последнее время ведущего активную государственную политику в сфере позиционирования себя на глобальном рынке в качестве экспортера образовательных услуг. Пример Китая говорит о том, что статус импортера образовательных услуг не является чем-то неизменным и может быть преодолен в результате продуманной государственной политики как внутри страны, так и в плане межгосударственного диалога.

Влияние развития экспорта образования на состояние внутреннего рынка образовательных услуг весьма существенно. Вследствие эффективного сочетания импорта и экспорта в этой сфере  возникают новые источники финансирования образования, в том числе и благодаря коммерческой заинтересованности бизнес-структур в инвестировании в образовательный процесс. В настоящее время Россия не может похвастаться своими достижениями на глобальном рынке образовательных услуг: ее доля составляет не более 0,5 % от мирового рынка. Для сравнения можно привести данные по США и Великобритании, доли которых в 2005 г. составили соответственно 21,6 % (США) и 11,7 % (Великобритания)6. Этот контраст говорит об очевидном дисбалансе между потенциалом России как экспортера образования и ее сегодняшнем положении на глобальном рынке.

Общеизвестно, что российское образование всегда славилось своей фундаментальностью, в особенности в ряде сегментов, в которых еще не окончательно утрачены прежние академические традиции и научный потенциал. Задачей государства остается выработка такой стратегии и тактики на глобальном рынке образования, которые бы позволили возродить былой авторитет российских школ фундаментальных исследований и подготовки будущих ученых, сделав их отечественным брендом на мировом рынке. При целенаправленном усиленном государственном финансировании этих сегментов образования, эффективной деятельности государства по обновлению имиджа сохранившихся отечественных школ фундаментальной науки, вне всякого сомнения, доля России в экспорте образования на мировом рынке могла бы существенно возрасти. По мнению автора, препятствием к этому являются распространившиеся стереотипные представления о безальтернативно проигранном соревновании с ведущими странами в области образования и науки, которые становятся почвой для выводов о некритически догоняющем характере модернизации российского образования по западным образцам. Развитие экспорта образования может стать базой для равного вхождения России в Болонский процесс.

Глава 5 «Государство, идеология, образование в контексте рыночной экономики: противоречия и перспективы» посвящена проблеме поиска идеологических и мировоззренческих приоритетов российского образования в условиях рынка образовательных услуг и обоснованию роли государства как субъекта идеологического и воспитательного заказа в сфере образования.

В параграфе 5.1. «Функционирование российского образования в условиях рынка: проблема поиска идеологических и мировоззренческих приоритетов» рассматриваются вопросы: совместимо ли возвращение элементов идеологического воспитания о образование в условиях сложившихся рыночных отношений в этой сфере, совместимо ли оно с модернизацией образования и его открытым характером?

В ситуации закрепившегося за долгий период реформ вакуума ценностей, утраты традиционных социокультурных ориентиров, при низком уровне социокультурной рефлексии представителям профессионального философского и теоретико-педагогического дискурса достаточно сложно не только дать объективную оценку состояния современного российского образования в аспекте того, насколько оно способно формировать у молодого поколения адекватное мировоззрение, но даже прийти к единому мнению относительно того, какие именно мировоззренческие характеристики следует считать ценными и востребованными временем. Проблема поиска идеологических и мировоззренческих приоритетов в сфере образования – одна из важнейших проблем современного российского общества, в ней находит своеобразное преломление извечное противостояние «западников» (либералов) и «почвенников» (государственников). Позиция «западников» в современном российском обществе ассоциируется с неолиберальной концепцией образования, согласно которой образование не должно служить средством внедрения в сознание обучаемых каких бы то ни было идеологем политического характера. Однако, подчеркивает автор, в результате последовательно осуществленной реформаторами деидеологизации образования в России сформировалось поколение не только в массе своей политически индифферентное, но и ориентированное в первую очередь на приватные и потребительские ценности, а не на этос созидания. Стало очевидным, что идеологически нейтральное образование не может обеспечить направленного позитивного формирующего влияния на мировоззрение молодежи. Поэтому альтернативная позиция, возникшая в более поздний период реформ, признает за образованием в первую очередь идеолого-воспитательные функции и вовлекает образование в единый контекст поиска, формирования и утверждения в обществе новой, адекватной времени национальной идеологии, способной реинтегрировать общество на базе наиболее значимых ценностей, разделяемых всеми социальными слоями. Эту позицию диссертант обозначает как «государственническую». Для российской культуры, действительно, исторически было характерно признание главенства всеобщих, надличностных целей и ценностей, которые воплощало и символизировало государство. В современной России еще не сформировано гражданское общество как субъект полагания всеобщих целей и ценностей, и до сих пор государство фактически остается единственным таким субъектом. Именно по этой причине государство все еще является основным потенциальным субъектом формулирования и выражения социального заказа в сфере воспитания и образования, и содержание этого заказа тесно связано со становлением новой идеологической концепции современного российского общества. Этим обстоятельством обусловлена реальная значимость определяющего участия государства в функционировании системы образования не только в качестве одного из макроакторов рынка образовательных услуг, но и прежде всего как субъекта определения воспитательных приоритетов. В этой связи, полагает автор, следует ставить вопрос, во-первых, о сохранении первостепенной роли государства как субъекта социального заказа в идеолого-воспитательной сфере, во-вторых, о необходимости широкого участия российского образования в процессе становления гражданской идентичности молодых поколений, т.е. возвращению приоритетной роли гражданского воспитания в рамках образовательного процесса.

В параграфе 5.2 «Государство как субъект идеологического заказа в сфере образования: «за» или «против» исследуется роль государства как субъекта воспитательного заказа образованию. 

Автор прослеживает тесную связь между национальной идеологией и системой гражданского образования, назначение которой состоит в осуществлении социальной трансляции идеологии. Основная функция гражданского образования заключается в формировании у обучаемых гражданской идентичности и мировоззрения, в интеграции личности в общество путем активного освоения ею единых целей и ценностей, являющихся базой идеологии, связывающей государство и гражданское общество. Как элемент процесса социализации гражданское образование способствует социальной, политической и правовой адаптации молодых людей. В демократическом обществе целью гражданского образования является формирование демократических ценностных ориентаций и установок практического поведения, понимания сущности демократии и восприятия ее как базовой ценности, а также становление общих гражданских компетенций. По мнению российского философа Н. Гараджа,7 с которым вполне солидарен диссертант, проблема уместности идеологии в качестве элемента образования – это проблема политической культуры. Государственная идеология уместна в образовании, поскольку она  аккумулирует и пропагандирует совокупность политических идей и ценностей,  лежащих в основе концепции государства и признанных гражданским обществом. Присутствие в обществе идеологии, претендующей на статус государственной и определяющей государственный заказ в сфере гражданского образования, не является само по себе симптомом «мягкого» или «жесткого» авторитаризма,  поскольку общественный консенсус в демократическом обществе основан на демократических идеалах, общезначимый и признанный характер которых поддерживается государством.

Становление демократического общественного консенсуса в современной России, полагает автор, происходит в условиях неоднозначности понимания сущности идеологии, которую часто идентифицируют с тоталитарной моноидеологией из советского прошлого и которая вызывает традиционные для российской постсоветской культуры опасения. Однако реальная демократизация общественной жизни требует не деидеологизации образования, результатом которой становится формирование личности без каких-либо гражданских ценностей, а идеологически содержательного гражданского образования, ориентированного на государственный заказ.

Автор считает,что одна из граней социокультурной роли государства как актора сферы образования состоит в формулировании и продвижении в обществе идеологического по содержанию воспитательного заказа, контуры которого определили бы направление и основные позиции гражданского образования. 

В Заключении подводятся общие итоги исследования, формулируются окончательные выводы.

Всего опубликовано 25 научных работ объемом свыше 32 п.л., в том числе результаты диссертационного исследования представлены в 16 научных работах общим объемом около 26,5 п.л.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии

  1. Дюжиков С.А. Современное государство на рынке образовательных услуг: социально-философский анализ. М.: «Социально-гуманитарные знания», 2010. 12,5 п.л.

В изданиях Перечня ВАК Минобрнауки России:

  1. Дюжиков С.А. Социокультурные проблемы модернизации российского образования // Научная мысль Кавказа. 2006. Доп.1. 0,5 п.л.
  2. Дюжиков С.А., Тер-Акопьян В.А. Адаптационный потенциал современной российской молодежи // Научная мысль Кавказа. 2006. Доп.1. 0,6 п.л./0,3 п.л.
  3. Дюжиков С.А., Димитров В.В., Филиппов М.Ю. Сущность правового механизма трансформации личности // Социально-гуманитарные знания. 2008. № 12. 0,6 п.л./0,2 п.л.
  4. Дюжиков С.А. Стратегические проблемы реформы российского образования в контексте социокультурного  подхода // Социально-гуманитарные знания. 2008. № 12. 0,5 п.л.
  5. Дюжиков С.А. Российская система образования: проблемы вхождения в глобальное образовательное пространство // Социально-гуманитарные знания. 2009. № 7. 0,6 п.л.
  6. Дюжиков С.А., Мирзоян Г.В., Сажин А.В. Социальное партнерство как структурный элемент общественной системы // Социально-гуманитарные знания. 2009. № 7. 0,6 п.л./ 0,2 п.л.
  7. Дюжиков С.А. Коммерциализация российского образования в контексте его модернизации // Поиск. 2009. № 4. 0,45 п.л.
  8. Дюжиков С.А. Институциональные и функциональные характеристики российского рынка образовательных услуг // Социально-гуманитарные знания. 2009. № 12. 0,6 п.л.

В других изданиях

Брошюры

  1. Дюжиков С.А. Сохранение национальной интеллектуальной элиты как государственная проблема. Ростов-на-Дону: «СКНЦ ВШ», 2006. 1 п.л.
  2. Дюжиков С.А. Стратегическая деятельность государства в образовании и проблема его  децентрализации. Ростов-на-Дону: «Наука-Пресс», 2007. 1 п.л.
  3. Дюжиков С.А. Системные параметры формирующегося в России рынка образовательных услуг. Ростов-на-Дону: «Наука-Пресс», 2008. 1 п.л.
  4. Дюжиков С.А. Инновационные стратегии Государства как субъекта образовательной политики. Ростов-на-Дону: «Наука-Пресс», 2009. 1,8 п.л.

Статьи, тезисы докладов и выступлений

  1. Дюжиков С.А. Стратегические проблемы реформы российского образования // Сборник тезисов и докладов Международной научно-практической конференции «Кавказ – наш общий дом». Ростов-на-Дону, 17–19 сентября 2009 г.. Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ, 2009. 0,2 п.л.
  2. Дюжиков С.А., Мирзоян Г.В. Формирование отношений социального партнерства на Северном Кавказе // Путь в науку: Молодые ученые об актуальных проблемах социальных и гуманитарных наук. Вып. 9. Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ, 2009. 0,2 п.л./0,1 п.л.
  3. Дюжиков С.А. Системный подход в исследовании взаимодействия  образования и государства // Гуманитарный ежегодник, 2010. 0,5 п.л.

Сдано в набор 01.05.2010. Подписано в печать 01.05.2010. 

Формат 60х84/16

Печать офсетная, гарнитура Times New Roman.

Тираж 100 экз. Заказ № 596.

Отпечатано ООО «Антей».

344037, г. Ростов-на-Дону, 24 линия, 20.


1 Прогноз развития высшего образования в России: 2009–2011 гг./ О.А. Александрова, А.В. Кортунов, Е.В. Кулагина, Д.М. Логинов, Н.Я. Осовецкая, И.В. Павлюткин: Под ред. Т.Л. Клячко. М., 2009. С.5.

2 См.: Прогноз развития высшего образования в России: 2009–2011 гг./ О.А.Александрова, А.В.Кортунов, Е.В.Кулагина, Д.М.Логинов, Н.Я.Осовецкая, И.В.Павлюткин. Ред. Т.Л.Клячко.

3 Колъчугина М. «Новой экономике» – новое образо­вание // Мировая экономика и международные отношения. 2003. № 12. С. 42-43.

4 См.: Делягин М. 11 сентября 2001 года: завершение формирования пост-советского мира. - В сб.: Глобализация: варианты для России: Материалы «круглого стола». СПб., 2001. С.3849.

5 Жураковский В., Федоров И., Романкова Л. Кадровая политика в высшей школе: методологические принципы // Высшее образование в России. 2003. № 1. С. 5358.

6 Всемирный доклад по образованию 2007. Сравнение мировой статистики в области образования. Институт статистики ЮНЕСКО.  Монреаль, 2007. С. 134143.

7 См.: Государственная идеология и высшее образование // www.russ.ru/pole/ Gosudarstvennaya -ideologiya-i-vysshee-obrazovanie

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.