WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Якутина Ольга Ивановна

СОЦИАЛЬНЫЕ ПРАКТИКИ УСПЕХА:

ДИСКУРС ПОВСЕДНЕВНОСТИ И СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОЕ ПОНЯТИЕ

09.00.11 социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Ростов-на-Дону

2011

Работа выполнена в ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Научный консультант:  доктор философских наук, профессор

Курбатов Владимир Иванович

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:

Защита состоится «____»________ 20__г. в ______ на заседании диссертационного совета________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке__________________________________________________________________________________________________________________________

Автореферат разослан «___»__________20__ г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Среди многообразия социальных практик современного российского общества, среди происходящих в последние десятилетия в российском социуме трансформаций, являющихся результатом как общецивилизационных процессов, так и вызванных факторами внутреннего развития, весьма значимым и требующим своего осознания, объяснения  и оценки в рамках социальных наук  является процесс, характерный для социальной реальности современной России - повсеместное распространение идеи социального успеха, утверждение особой ценности успеха личности. Можно с уверенностью утверждать: не менее актуальной для современного российского общества, чем знаменитое бухаринское «Обогащайтесь» в конце 20-х годов,  становится максима «Стань успешным!».

Нам представляется возможным говорить о формировании идеологии социального успеха в современном российском обществе, об утверждении в общественном сознании доктрины социального успеха. Нацеленность на успех, стремление к достижению успеха в различных сферах общественной жизни, следование определенным стандартам успешности, демонстрация социальными субъектами символов социальной успешности особенно в условиях виртуализации социального пространства становится фактором в значительной степени структурирующим социальную реальность и определяющим поведение социальных субъектов.

Важно отметить, что авторы, занимающиеся исследованием феномена социального успеха, процесса возрастающей роли стремления к  успеху в системе жизненных ценностей личности и детерминант ее социального поведения, неоднозначно трактуют происходящие в современном российском обществе процессы. Одни исследователи обращают внимание на гипертрофию идеи личного успеха и рассматривают данный факт в качестве одной из причин дезинтеграции российского общества. Другие, напротив, подчеркивают неразвитость и неприемлемость достижительских стратегий в российском социуме, объясняя данным фактом низкую эффективность социальной системы в целом и недостаточно быстрые темпы общественных преобразований. 

При этом большинство из них сходится во мнении, что  в современном российском обществе утверждается одна модель жизненного успеха, успех понимается как достижения человека во внешнем мире, как успех материальный, денежный, карьерный, происходит смещение значимых критериев успеха из сферы деятельности в сферу потребления материальных благ. В социальной реальности современной России социальным субъектам навязывается некий  универсальный  жизненный проект, предлагаются одинаковые способы достижения и презентации собственной успешности без учета специфики сфер общественной жизни, в которых реализуют себя социальные субъекты. Можно сделать вывод о существующем противоречии между многообразием, плюрализацией  социальных практик современного российского общества и универсализацией содержания и способов достижения социального успеха, которые включены в предлагаемую обществу доктрину успеха.

Данная ситуация во многом обусловлена тем фактом, что сами понятия «успех», «социальный успех», «жизненный успех» недостаточно четко определены и разработаны в социальных науках, в большей степени являясь элементом повседневного  дискурса. Даже в тех случаях, когда успех выступает предметом научного анализа, данный анализ предусматривает рассмотрение его не как понятия, описывающего и структурирующего жизненное пространство индивидуального или группового социального субъекта, не как показателя эффективности социальной системы в целом. Чаще успех рассматривается в более узком плане: как успех конкретного действия, успех деятельности, как правило, производственной или учебной.

Нам  представляется, что назрела необходимость провести комплексное и всестороннее исследование такого феномена как социальный успех. Следует проанализировать успех  на различных уровнях его проявления: индивидуально-личностном, корпоративном, социетальном, охарактеризовать мобилизующую роль и функции стремления к успеху, критерии успешности в различных типах общественных систем, институциональные и неинституциональные способы достижения успеха, их соотношение в различных обществах и представленность в современных российских социальных практиках.  Одним из направлений анализа может являться исследование социальных факторов, обусловивших активизацию достижительских стратегий и формирование идеологии социального успеха, выявление того социального слоя, который выступил в качестве заказчика данной идеологии.

По нашему глубокому убеждению, подобный анализ возможен только в рамках социальной философии посредством формирования социально-философского понятия «социальный успех» и разработки принципов социально-философского исследования данного феномена и понятия.

Актуальность философского анализа проблемы успеха обуславливается также следующими причинами. Прежде всего, исследование  содержания  понятия «успех», «социальный успех» позволяет сформировать представление о субъекте и формах существования социального знания (обыденного, социально-практического, теоретического). Кроме того, несомненна социокультурная значимость исследования понятия «успех», предполагающая взаимодействие социального и гносеологического анализа. И, наконец, понятие «успех» чаще всего ассоциируется с его обыденными смыслами, сформированными и отраженными в повседневном дискурсе о феномене успеха, его повседневных практиках, в то время как социально-философское обоснование этого феномена  и понятия имеет прямое отношение к анализу современной социальной реальности – реальности бытия социального субъекта достижительной деятельности.

Это и определяет направленность нашего исследования: анализ повседневного феномена успеха и социально-философского понятия успеха, при этом вектор направления  исследования отталкивается от форм повседневности, от феноменальных проявлений успеха к социально-философскому обобщению этих проявлений, что и выражается в формулировании социально-философского понятия успеха.

Степень научной разработанности темы. На сегодняшний день существует достаточное количество работ, посвященных исследованию успеха. Их анализ позволяет выделить следующие основные подходы, в рамках которых ведется его исследование зарубежными и отечественными учеными: психологический, социологический, культурно-антропологический, философский.

Наибольшим количеством работ, связанных с исследованием проблематики успеха, представлен психологический подход. В  рамках данного подхода исследователи делают акцент на изучении отдельных аспектов психологической сущности успеха: проблематика представленности в структуре личности мотивации достижения успеха либо стремления к избеганию неудачи (Д.Макклелланд, Д.Аткинсон, Х.Хеккаузен, У.Макдауголл, Г.Мюррей, Ф. Хоппе, Дж. Мэндлер, Р. Уайт, Я. Алстед, Р.С. Вайсман, Р.С. Немов, А.Б. Орлов, В.И. Степанский, М.Л. Кубышкина и др.), анализ успеха в контексте  проблематики уровня притязаний личности (К. Левин, Т. Дембо, О.Г. Мельниченко, В.К. Гербачевский, И.М. Палей, В.А. Аверин. М.Ш. Магомед-Эминов и др.), исследования  связи мотивации достижения с профессиональной деятельностью (Е.В. Козиеская, П.Т. Долгов и др.)

Исследовательский интерес представителей социологического подхода сосредотачивается вокруг следующих проблем: анализ сущности, структуры, специфики и типологии успеха социального субъекта, зависимости моделей успеха от характеристик тех социальных систем, в рамках которых они сформированы (М. Вебер, К. Мангейм, Г.Л. Тульчинский, Ю.В. Согомонов, А.Ю.Согомонов, В.А.Чурилов, М.А.Александрова); изучение успеха как форма самоутверждения социального субъекта (Е.П.Никитина, Н.Е.Харламенкова); выявление факторов формирования жизненного успеха социального субъекта и его показателей (П. Бергер, У. Бек, Т. Веблен, Дж.Мид, А. Щюц, Т. Лукман, Э. Гидденс).

Для представителей культурно-антропологического подхода к изучению проблемы успеха центральной проблемой является  детерминация достижения успеха социокультурными факторами,  специфика культурных моделей успеха, а жизненный успех личности понимается как реализация ее жизненной стратегии, сформированной в системе определенных культурных  норм, представлений и идеалов (В. Малиновский, Б. Тернер, Ф. Боас, Д. Шнейдер и др.).

Проблема успеха и его достижения в рамках философского подхода рассматривается в контексте смысложизненной проблематики: успех понимается как решение проблемы смысла жизни, а смысл жизни видится в достижении успеха (Аристотель,  Ф. Бекон,  Р. Декарт, Т. Гоббс, Т. Мор,  М. Монтень, Ж.-Ж. Руссо, У. Джемс, Ф. Ницше, Р. Хубер, М. Мольц и др.). Отметим, что понимание сущности успеха представителями данного подхода весьма разнообразно (успех-счастье, успех-удача, успех-самореализация и др.). В целом, в философской литературе мало работ, освещающих собственно проблему успеха (Канарский Д.И., Караханян Е.В.) чаще представители философии анализируют категории, сопряженные с понятием успеха: активность, деятельность, личность, воля, целеполагание.

Разнообразие выше указанных подходов еще раз подтверждает то, что трактовка успеха многообразна и противоречива, как следствие того, что сам успех представляет собой сложное многоплановое явление социальной действительности. Успех имеет результирующий характер, является следствием реализации социально-одобряемых и личностно-значимых целей, в значительной степени определяет поведение социальных субъектов и влияет на эффективность социальной системы в целом.

Многообразие подходов к анализу специфики успеха отражает тот факт, что социальный успех проявляется на разных уровнях: на уровне личных и социальных свершений и достижений, на уровне организационного и социального лидерства, на уровне социальной состязательности и соревновательности, на уровнях карьеры и гендерных ролей, на уровнях социализации и социальной адаптации, на уровнях социальных качеств, социальных чувств и социальной ответственности, на уровнях различных социальных институтов, структур и процессов. Социальный успех на уровне повседневного дискурса выражается в таком емком понятии, как жизненный успех.

  Все это делает исследование социального успеха многоплановым, предполагающим использование принципов и методов, понятий и представлений из разных систем научного знания и социальной практики, что представляется возможным осуществить в рамках и средствами социально-философского анализа. 

Основная цель исследования заключается в проблематизации и концептуализации социально-философского понятия «социальный успех»  на основе анализа социальных практик успеха.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих исследовательских задач:

  • выявить смысложизненное наполнение, смысловую многозначность  и специфику риторических формул успеха индивидуального и социального успеха;
  • осуществить социально-философскую экспликацию многозначности и многофакторности индивидуально-личностного и социально значимого успеха;
  • проанализировать основания существующих в современной  исследовательской литературе типологий форм успеха и его основных факторов и условий;
  • обосновать, что социальные практики успеха характеризуют не только практическую реализацию успеха, но и специфическое знание о нем;
  • охарактеризовать специфику социального знания об успехе в социальных практиках;
  • выявить и проанализировать методологические императивы социальных практик успеха и формы их выражения в конкретных исследовательских ходах;
  • выявить специфику соотношения понятий индивидуально-личностного и социально значимого успеха на уровне повседневного и теоретического дискурса;
  • обосновать то, что дискурс социального успеха имеет двойственную природу, выражающуюся в «идеальных типах» целесообразного целедостижительного поведения и конкретной социальной реальности;
  • показать, что исследование социального успеха предполагает то, что называется междисциплинарным подходом;
  • выявить специфику  и механизмы формирования социально-практического понятия индивидуально-личностного и социального успеха на уровне социальных практик;
  • обосновать тезис о том, что конструирование дискурса о социальной реальности успеха конституирует и саму эту социальную реальность, исследование чего является предметной областью социальной философии;

-  показать социальную роль формирования  общей социальной ценности лидерства, состязательности и отбора лучших образцов успеха для отдельной личности и общества в целом.

Объектом исследования выступают феномен повседневного проявления успеха и сложившиеся в обществе социальные практики успеха.

Предмет исследования дискурс индивидуально-личностно центрированного и социально ориентированного успеха, характеризующий  сложившиеся базовые сегменты конкретных социальных практик успешности.

Гипотеза. В современном обществе в условиях виртуализации социального пространства, множественности социальных смыслов и ценностей, тотальный социальный феномен успеха является ключевым фактором, конструирующим и конституирующим социальную реальность и детерминирующим поведение социальных субъектов. Социально-философское понятие успеха есть отражение процесса конструирования и конституирования социальной реальности в социальном дискурсе успеха.

Теоретико-методологическую базу  исследования составляют основные идеи и концепции классиков социально-философской, социологической и психологической мысли, труды современных отечественных и зарубежных философов, социологов, психологов, посвященные исследованию проблематики социального успеха.

Исследование феномена и понятия социального успеха потребовало междисциплинарного подхода, который составил методологическую основу диссертационного исследования, позволив синтезировать и использовать достигнутые в области философии, социологии, культурологии, социальной психологии результаты исследования успеха.

Для раскрытия целостности феномена социального успеха, изучения его проявлений на разных уровнях социального взаимодействия использовались принципы системного и структурно-функционального анализа.  Методологическую основу исследования феномена социального успеха, знания о нем и форм его презентации в социальном пространстве составили принципы  дискурс-анализа, социальной когнитологии, теории социальных фактов, методы социального конструктивизма.

Новизна диссертационного исследования выражается в следующих результатах.

1. Выявлено, что риторические формулы успеха являются значимыми формами индивидуального и социального сленга (обыденного повседневного дискурса), выражающими на уровне социальной повседневности формы одобрения и порицания тех или иных индивидуальных или социальных достижений, их социальное значение в виде социального ранжирования, одобряемые обществом индивидуальные целедостижительные образцы поведения и надиндивидуальные (социальные, профессиональные, гендерные, демографические, этнические и т.п.) модели успеха.

2. Установлено, что социально-философская многозначность и многофакторность индивидуально-личностного и социально значимого успеха представлена качественными характеристиками успеха и успешности и их количественными показателями, варьируемыми в широком диапазоне субъективных оценок и объективных требований, индивидуальных достижений и социально значимых результатов, характеризуя плюрализацию существующих моделей успеха как множественность индивидуально-личностных качеств, социальных ценностей и идеалов и социальных практик их реализации.

3. Определено, что существующие в современной исследовательской литературе типологии форм успеха подразделяются по следующим основаниям:  1. Индивидуальный и социальный успех. 2. Результативный успех и успех самореализации.  Соответственно, факторы успеха подразделяются на:  1. Материально-физические условия (внешние факторы). 2. Психические, физические и интеллектуальные факторы (внутренние факторы). 3. Сугубо социальные факторы достижения успеха. Единство форм успеха и факторов успеха характеризует успех с точки зрения целостности.

4. Установлено, что социальные практики успеха представляют собой систему различных социальных фактов и их оценки под разными углами зрения, с позиций различных социальных установок и ценностей, в чем выражается социальная идеология успеха, отраженная в дискурсе социального успеха. На уровне социальных практик (в социальном, а не в повседневном дискурсе) формулируются теоретические идеологемы успеха: социально-практическая, социально-философская, педагогическая, социально-психологическая, социологическая, историческая, социально-антропологическая, юридическая, духовно-религиозная, характеризуя различные системы социального знания.

5. Показано, что социальное пространство, в котором реализуется успешная деятельность, имеет разные характерологические особенности: социальное пространство семьи, социальное пространство гендерных ролей, социальное пространство профессиональной деятельности, социальное пространство групповых и межгрупповых социальных отношений.

6. Выявлено, что новое знание в социальных практиках успеха характеризуется системой методологических императивов, которые предопределяют  познавательные ходы в исследовании феномена успеха и понятия успеха. Эти методологические императивы характеризуют единство познавательного процесса объективного и субъективного в успехе, индивидуально-личностного и социального, социально-онтологического и социально-гносеологического, внутреннего и внешнего, материально-физического и психически-духовного, условно-факторного и результативного, деятельностного и мотивационного, относительного и абсолютного, конкретно-исторического и общечеловеческого, конкурентно-соревновательного и солидаристски-партнерского, выражаясь в конкретике исследовательских ходов анализа успеха в социальной философии, социальной психологии, педагогике, социальной антропологии и конкретных профессиональных практиках успеха. Конкретизация методологических императивов выражается в структурировании социального пространства успеха.

7. Обосновано, что  на уровне повседневного дискурса (социального сленга) феномен индивидуально-личностного и социально значимого успеха неразличимы и нерефлексивно синонимичны, поскольку имеет место размытость и специфическая плюрализация  представлений о личном и социальном успехе в силу их смысловой многозначности, многогранности и множественности факторов и условий успеха. 

8. Обосновано то, что дискурс социального успеха имеет двойственную природу:  это, с одной стороны, если использовать терминологию теории социальных фактов, феномен, который мотивируется внутренними детерминантами (психический феномен достижительности), а с другой стороны, это социальный феномен, реализуемый под воздействием внешних по отношению к конкретному индивиду детерминант  (социальных условий, исторических предпосылок, общих социальных ценностей, профессиональных требований, специализированных эталонов и норм и т.п.). То есть социальный успех - это выражение «идеального типа» целесообразного целедостижительного поведения и его воплощение в конкретной социальной реальности.

9.  Показано, что исследование социального успеха как многогранного и многозначного социального феномена и многоуровневого понятия, дискурс которого имеет двойственную природу, предполагает то, что называется междисциплинарным подходом, основанным на базе единства социально-практического и теоретического познания, на использовании различных методологических постулатов, определяющих подходы к изучению разных граней социального успеха, в частности, методологических постулатов, относящихся к исследованию успеха как психического феномена и как  значимого социального явления.

10. Доказано, что теоретическое и социально-практическое исследование двойственной природы социального феномена и понятия успеха на базе междисциплинарного подхода является основой выведения  социально-философского понятия социального успеха на уровне социальных практик  (выявления значимых социальных смыслов) и  формулируется посредством типизации различных представлений о характере социального успеха (путем подведения под общие социальные типы) и категоризации  их (обобщение этих представлений).

11. Показано, что формулирование социально-практического понятия индивидуально-личностного и социального успеха является выражением специфической формы индивидуального и социально-практического познания, в котором осуществляется постижение личностных смыслов и собственно социальных смыслов.

12. Обоснован тезис о том, что конструирование дискурса о социальной реальности успеха, а именно,  формирование успеха как концепта, оформляет определенный социальный порядок в данной социальной реальности, указывая на то, что является ценным, предпочтительным, одобряемым, проявляется как социальный образец для подражания, социальный и личностный эталон, то есть конституирует и саму эту социальную реальность, исследование чего является предметной областью социальной философии.

13. Доказано, что если социум способствует формированию  лидерства, состязательности и отбору лучших образцов, то есть формируется такой социальный порядок, в котором предпочтительны социальные инвестиции  лидерства и  достижения успешности, то  это увеличивает потенциал как личности, так и общества, расширяет спектр возможностей их развития.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Риторические формулы  индивидуального и социального успеха, существующие на уровне социального сленга являются вербальными индикаторами личностного и социального самочувствия, характеризуя на  обыденно-бытовом (повседневном) уровне антиномичность представлений «успех-неуспех», выражая личностный и социальный капитал достижения успеха, включая в себя внутренние (индивидуально-личностные) и внешние (социально-групповые и социальные) не отрефлексированные на индивидуально-личностном и социально-значимом уровнях в силу  социально-бытовой (повседневной) синонимизации успеха в виде антиномичности представлений типа  «успех-неуспех», формы одобрения и порицания тех или иных индивидуальных или социальных достижений, ценностей и идеалов, эксплицируемых в индивидуально-личностных и социально значимых  позитивных терминах удачи, достижения, признания, победы,  счастья, триумфа, как альтернативы неодобряемым и социально не значимым негативным терминам, характеризующими индивидуально-личностную и социальную состязательность как формы социальности и конкурентности, эксплицируя социальную индикацию достижений в виде рангов, престижа и статуса.

2. Многозначность и многофакторность успеха выражается: а) в осмыслении абстрактного понятия успеха и его конкретного значения и наполнения; б) в особых  гранях многозначности экспозиции индивидуально-личностного и социально-значимого успеха; в) успех имеет разные грани в разных сферах общественного бытия, в разных видах человеческой деятельности; г) многозначны и факторы успеха, характеризующие, что к позитивным целям ведут позитивные средства и методы; д) особые грани многозначности и многофакторности успеха характеризуют такие важные социальные процессы, как социализация и адаптация. Во всяком случае, успехи социализации и адаптации лежат в основе многих жизненных успехов, и наоборот, негативный опыт данных процессов приводит, как правило, к жизненным неуспехам; е) многогранность успеха коренится в том, что называется формулами и видам  успеха; ж) множественность социальных символов одобрения и признания успеха характеризуют грани многозначности успеха; з) многозначность и многогранность успеха характеризуются и присущей ему плюралистичностью (сравнительностью, сопоставимостью, соревновательностью, конкурентностью).

3. Основные формы успеха представляются в виде результативного успеха – результата, приносящий личности некоторое социальное признание; успеха, выражающийся для личности в признании со стороны «значимых других»; успеха в виде преодоления трудностей в форме самопреодоления;  успеха – реализации призвания, когда, прежде всего, значимы не только результат, а сама деятельность по достижению данного результата.

Факторами успеха являются: совокупность различных материально-физических условий жизнедеятельности конкретного индивида; его  психическое состояние и мотивированность, нацеленность на самореализацию; конкретно-исторические условия социальной среды, предоставляющие возможность раскрытия индивидуальных качеств и потенциалов личности.

  Единство форм успеха и факторов (условий) успеха является достаточным и необходимым для достижения целостного успеха в виде единого процесса самореализации личности и ее самоутверждения в социуме и ориентации личности на социальные, жизненные, профессиональные, творческие достижения.

4. Социальные практики успеха как специфическое социальное знание характеризуются личностно-центрированными социальными ориентациями, характеризуют социальную среду в фокусе личного центрирования успеха в его социальной ориентации на постижение, социальную рефлексию и реализацию социальных смыслов, осмысление сути мировоззрения успешной личности под углом зрения идеологии успеха. Социальное знание в виде выражения успеха в социальных практиках характеризует соотношение социальной солидарности и социального партнерства с  индивидуально-личностной  и социальной состязательностью, конкурентностью и соревновательностью, выражает лидерство как социальное качество успешной социализации, адаптации, адекватности и эффективности социальных (профессиональных, гендерных) ролей в социальных практиках, реализующих в креативно-личностном, социально-творческом в параметрах целенаправленности успешной деятельности, индивидуального и общепризнанного успеха, в презентациях успеха в разных мирах «для себя» и «вне себя», в когнитивном моделировании успеха и успешной презентации личности. Новое социальное знание характеризует как самопознание личностью себя в процессе саморелизации в социальных практиках, так и  социально-коучинговые практики успеха, оно проблематизирует различные обыденные, нерефлексивные, общие абстрактные и прикладные операциональные характеристики успеха и создает возможность из концептуализации на уровне теории социальной философии. 

  Новое социальное знание выражается в конструировании общественного бытия социального субъекта успеха в виде описания и структурирования  деятельности социального субъекта по достижению успеха (деятельностная сторона социального конструирования – стратегии успешной деятельности), а также в конструировании  и структурировании  пространства действий социального субъекта успеха.

  5. Специфика социальных практик успеха заключается в том, что они представляют собой синтез субъективной и объективной сторон и граней успеха, их единство. Соответственно, без социальных практик различные представления о личном и социальном успехе распадаются на составляющие: на анализ внутренних детерминант успеха (успеха как психического феномена) и внешних детерминант социального успеха (успеха как социального феномена). Именно в социальных практиках успех становится целостным: индивидуальный успех обретает общественно-значимые черты,  а социальность как общее поле приложения индивидуального творчества становится индивидуализированной. 

       Понятие социальных практик успеха выражается в социальном пространстве, в котором субъектность и субъективность успеха объективируется,  и одновременно формируется то общее социально-объектное поле, которое индивидуализировано успешной деятельностью. При этом, социальное пространство успеха характеризует статусную позицию индивида, его  социальную роль, а в качестве  динамического аспекта статусной позиции определяет характер реализации достижения социального успеха и задает основные параметры социального целедостижительного действия. Оно также характеризует социальное ранжирование.

       Перечисленные индикаторы места индивида в социальном пространстве в зависимости от успешности или неуспешности  его достижений, выражаются в таком параметре как стратификационное пространство, в частности, в таком его параметре как  саксесс-стратификация.

6. Методологический императив рефлексии антиномичности успеха выражается в единстве познавательного процесса  противоположных форм антиномичности успеха и его факторов. Индивидуально-личностный успех в структуре социального пространства успеха объективируется, он выражается  в различных социальных символах и знаках.

Методологический императив маркирования социальной дистанции индивида по отношению к базисным социальным ценностям, характеризует социальную дистанцию, которая выражается в уровне жизни, объеме осуществляемой власти, в социальной значимости деятельности индивида, в характере его вознаграждений, степени его безопасности, в престиже, которым он обладает.  Данный императив содержит в себе ключ исследования представлений о месте индивида в социальной иерархии, при этом выступая в качестве указателя на социокультурный ресурс индивида, его роль в формировании социальной иерархии. Исследовательским ходом, производным из данного императива, является анализ включенности индивида в социальную общность, превращающий его индивидуальное, личное достижение именно в социальный успех. 

Методологический императив успеха как социального ресурса требует рассматривать социальный успех как важнейший социальный ресурс и форму научно-теоретической и предметной социально-практической деятельности.

7. На уровне повседневного дискурса (социального сленга), поскольку в нем имеет место смысловая размытость и специфическая плюрализация  представлений о личном и социальном успехе в силу их семантической  многозначности, смысловой многогранности и множественности факторов и условий успеха, а также того, что повседневный дискурс лишь фрагментарно отражает индивидуально ограниченные сегменты социальных практик, не структуированные в силу повседневной синонимиичности объективных и субъективных составляющих успеха и, соответственно, не маркированные  социально значимыми формами индикации успешности, социальной дистанции и социальных ролей индивида, феномен индивидуально-личностного и социально значимого успеха неразличимы и нерефлексивно синонимичны. Соответственно этому, социальный успех на уровне повседневного дискурса выражается в таком недифференцированном понятии как жизненный успех.

На уровне теоретического дискурса  социальный успех является  понятием со всеми присущими понятию характерными признаками, такими как формы категоризации, уровень обобщения, степень абстрагирования, процессы проблематизации, дихотомичность, родовые и видовые признаки, объем и содержание, под которым мы имеем в виду как логическое содержание, так и его конкретно-историческое, предметное содержание.

8. Социальный успех имеет двойственную природу:  это  «идеальный тип» целесообразного целедостижительного поведения, достижительной мотивации, мотивации лидерства, мотивации самоутверждения и самореализации и, соответственно, это способ  воплощения успеха в конкретной социальной реальности, которая есть специфический социальный конструкт, характеризующий конкретные социальные реалии жизни, целедостижительной деятельности и социальных условий, существующих у индивидов, живущих в социуме, отражающий их социальные мотивы, их реализуемые целедостижительные социальные действия. Социальные смыслы этих целедостижительных действий индивидов выражаются в том или ином виде социального дискурса, выявляющего и реализующего систематические социальные смыслы и способы их интерепретации, сравнения, обобщения, типизации и квалификации, благодаря чему дискурсы социальных практик социального успеха  – это не только система смыслов социально-практических действий, это также схематика социально-практических обобщений и типизаций, и в определенном смысле -  это базис социально-практической теории социального успеха.

9. Теоретическое исследование дискурса социального успеха как многогранного и многозначного социального феномена и многоуровневого понятия, имеющего двойственную природу, предполагает то, что называется междисциплинарным подходом, основанном на использовании различных методологических постулатов, определяющих подходы к изучению разных граней социального успеха, в частности, методологических постулатов, относящихся к исследованию успеха как психического феномена (мотивации достижения, психологических притязаний, самоактуализации и саморазвития, типов интеллекта и т.п.),  и как  значимого социального явления, имеющего отношение к социальным ролям и социальному престижу, к различным способам социального ранжирования, а значит, к социальной стратификации, явления, которое проявляется на разных уровнях социальных практик: на уровне личных и социальных свершений и достижений, на уровне организационного и социального лидерства, на уровне социальной состязательности и соревновательности, на уровнях карьеры и гендерных ролей, на уровнях социализации и социальной адаптации, на уровнях социальных качеств, социальных чувств и социальной ответственности, на уровнях различных социальных институтов, структур и процессов.

Выявленная природа социального успеха делает исследование социального успеха многоплановым, предполагающим использование принципов и методов, понятий и представлений из разных систем научного знания и социальной практики.

10. Теоретическое и социально-практическое исследование двойственной природы социального феномена и понятия успеха на основе междисциплинарного подхода является основой выведения  социально-философского понятия социального успеха на уровне социальных практик  (выявления значимых социальных смыслов), которое формулируется посредством типизации различных представлений о характере социального успеха (путем подведения под общие социальные типы) и категоризации  их (обобщение этих представлений).

Понятие социального успеха включает в себя дихотомию объективного и субъективного, дает социально-практическую проекцию, которая связывается с жизненным путем личности, системой самооценок, претензий  и притязаний и позволяет  социально-практически осмысленно ставить вопрос о единстве социокультурного и личностного понимания успеха и противоречивости этого единства, а именно, противоречии между социокультурным и личностным пониманием смысла успеха.

11. Формулирование социально-практического понятия индивидуально-личностного и социального успеха является выражением специфической формы индивидуального и социально-практического познания, в котором осуществляется постижение личностных смыслов (смысл жизни, смысл той или иной деятельности и достижений, ощущение наполненности жизни, личностная удовлетворенность и неудовлетворенность, человеческое счастье) и собственно социальных смыслов в виде в различных специализированных или общих дискурсах (дискурс нравственности, дисурс религиозности, профессиональный дискурс и т.д.).

При этом личностные смыслы определяют смыслообразующие компоненты личности, ее жизненные смыслы (эти компоненты личности получают свое наполнение и интерпретацию). Социальные смыслы в  формате социальных практик  являются основой социальной рефлексии личности и, соответственно, личностное социально-практическое познание проявляется в формировании  социальных ориентаций личности на идеалы и ценности, совпадающие с общественными, способствующие развитию личности как члена общества, представителя определенной социальной группы, это осознание индивидом своего положения в системе социальных отношений, что определяет выбор личностью предпочитаемого социального способа достижения успеха.

12. Конструирование дискурса о социальной реальности успеха, а именно,  формирование успеха как концепта, в виде систематического обоснования способов реализации социально-одобряемых и личностно-значимых целей, при анализе социального феномена, формулирует специфическую модель успеха, т.е. абстракцию, имеющую общий  социально значимый ценностно-императивный смысл, что, соответственно, символически маркирует социальный мир, оформляет его и создает определенный социальный порядок в данной социальной реальности, указывая на то, что является ценным, предпочтительным, одобряемым, проявляется как социальный образец для подражания, социальный и личностный эталон, и, тем самым,  конституирует и саму эту социальную реальность, корреспондируя с которой дискурс социальной реальности успеха, как предметное смыслообразующее поле социальной философии в виде теоретического осмысления социально-смысловой схематики состязательности, как характеристика предпочитаемых социальными субъектами «идеальных типов» целесообразного достижительного поведения, определяет базовые социальные ценности таким образом конституированного социального мира, где социальный мир - это специфическая модель социальной действительности, порожденная функционированием различных предметных полей исследования социальной реальности.

13. Если социум формирует состязательность и способствует отбору лучших образцов, то это формирует такую базовую ценность социального порядка как социальное партнерство по тиражированию лучших образцов и утверждению их как мерила общественной ценности, пи этом в социуме утверждается идеология социального партнерства и в социальных практиках успеха оптимальным утверждается лидерство в достижении успеха, наполненное смыслами подражания, копирования, стремления соответствия, а не наоборот: осуждения, зависти, порицания. Соответственно, лидерство в достижении успешности создает специфическую социальную инвестицию, так как на личностном уровне формируется мотивация подражания и следования образцам достижений, а на социальном уровне – в систему социальных ценностей инкорпорируется новая позитивная ценность - ценность в достижении лидерства успешности. Этим самым  увеличивается потенциал как личности, так и общества, расширяется спектр возможностей их развития.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в комплексном междисциплинарном подходе к анализу социальных практик успеха, в проблематизации и концептуализации понятийного ряда успеха,  в разработке понятийного аппарата исследования феномена социального успеха, а также в определении основных подходов к формулировке социально-философского понятия «социальный успех»  в формате предложенных методологических сценариев и категориально-парадигмальных схем анализа.

       Научно-практическая значимость диссертационного исследования  заключается в том, что материалы диссертационной работы могут быть использованы при разработке теоретико-методологических конструктов анализа социального и индивидуально-личностного успеха на различных уровнях его проявления, при подготовке учебных пособий по социальной философии,  общей социологии, социологии молодежи, разработке спецкурсов  «Технологии социального успеха», «Технологии  успешного карьерного роста», при разработке моделей формирования личности будущего профессионала, реализуемых высшими учебными заведениями.

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на II Всероссийском социологическом конгрессе «Глобализация и социальные изменения в современной России» (г. Москва, 2006 г.), на Международных и всероссийских научно-практических конференциях, на ежегодных научных сессиях аспирантов, докторантов и соискателей факультета социологии и политологии Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону, 2008 г, 2009 г., 2010 г.). На основании выводов, сделанных в ходе исследования, разработана модель формирования социальной успешности будущего профессионала, которая активно реализуется в Институте управления, бизнеса и права, результатом чего стал диплом 2 степени, которым в 2008 г. был награжден НОУ ВПО ИУБиП за победу в городском конкурсе проектов, программ, моделей воспитательных систем и студенческого самоуправления вузов и ссузов города в номинации «Лучшая воспитательная система ВУЗа».

Основные результаты диссертационной работы нашли отражение в 28 научных публикациях общим объемом 41,35 п.л., в том числе 2 монографии (объемом 13,25 п.л. и 15,5 п.л.),  из общего количества публикаций  в специальных изданиях ВАК 10 работ объемом 7,25 п.л.

Структура работы. Результаты исследования изложены в тексте диссертации общим объемом 348 страниц. Диссертация состоит из введения, четырех глав, 16 параграфов, заключения, списка используемой литературы, включающего 423 источника.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы исследования, характеризуется степень ее разработанности в отечественной и зарубежной научной литературе, формулируются цели и задачи исследования, определяется его теоретическая и методологическая база, цели и задачи исследования, приводятся положения и выводы, содержащие научную новизну, выделяются основные положения, выносимые на защиту, дается характеристика  теоретической и практической значимости работы.

В первой главе «Методологические постулаты основных исследовательских подходов в анализе повседневного феномена и социально-философского понятия успеха» осмысливается система теоретических принципов и методов, сформировавшихся в различных областях научного знания, с помощью которых исследуется феномен и понятие успех.

В соответствии с этим в параграфе 3.1. «Феномен успеха: междисциплинарные методологические принципы исследования повседневного дискурса» представлена историко-философская ретроспектива основных подходов к анализу феномена социальный успех, его различные толкования и трактовки в рамках отдельных философских школ и традиций, обсуждаются вопросы методологии социального знания вообще и познания социального успеха в частности, выясняются методологические принципы презентации содержания знания о социальном успехе, осмысливаются вопросы феноменальной сущности социального успеха, с учетом того, что предметом рассмотрения на уровне повседневного дискурса является именно феномен социального успеха.

В качестве методологического ключа в исследовании феномена и понятия социального успеха предлагается рассматривать разделение двух видов социального знания: обыденного, в виде повседневного дискурса, ориентированного на потребности «обыденного» человека (более того, «массового» человека в его массовидных социальных представлениях, социальных чувствах и даже социальных иллюзиях), и теоретического, ориентированного на отражение указанных выше реалий социального мира в системе научных абстракций.

На основании проведенного анализа делается вывод, что социальное познание и социальное знание - это не только корректное и адекватное описание различных социальных явлений. Это, прежде всего, извлечение социальных смыслов, адекватная расшифровка и понимание этих социальных смыслов, в чем и заключается задача дискурса: не регистрация социального факта, а рассуждение о социальном факте с учетом интерпретации его различных смыслов. Таким образом, познание социального мира обыденным человеком становится специальным предметом исследования и трактуется именно как социальное познание «обыденного» человека, поскольку акцент делается на особенностях социального восприятия, социальной интерпретации, выявлении социальных смыслов.

В соответствии с этим, в методологии познания социальных явлений, в том числе социального успеха, предлагаются следующие исследовательские ходы. Особый аспект методологии исследования успеха связан с тем, что это исследование личностной представленности успеха. Деятельность личности по сотворению успеха понимается как особый тип индивидуально-личностного и социального познания.  При изучении личности как субъекта создания и познания успеха уделяется внимание когнитивному структурированию субъектом своего личного и социального опыта. Этот акцент является одним из ключевых признаков субъектной методологии в изучении личности и одновременно своеобразным мостом, соединяющим когнитивно-ориентированный и экзистенциально-гуманистический подходы к личности.

В качестве формы социального личностного познания, осуществляемого субъектом создания социального успеха, предлагается рассматривать категоризацию, осуществляемую на нескольких уровнях. Выделяется категоризация первичного уровня (обыденного мышления на уровне повседневного дискурса), ее суть классификация, отнесение к некоторому известному индивиду, классу, группе уже известных явлений. Анализируются механизмы первичной категоризации, ее особенности. Категоризация рассматривается как базовый, собственно личностный процесс, первичный по отношению к стереотипизации, которая иногда трактуется как основной механизм социального познания на уровне повседневного дискурса.

Обосновывается, что комплекс следующих познавательных средств: социальное восприятие, социальная интерпретация и категоризация делают процесс социального познания не просто презентацией свойств социальных объектов в восприятии человека, но и конструирования этих социальных объектов. Социальный объект конструируется, выводится в рассуждении, строится ментальная модель мира, корреспондирующая со свойствами реального мира. Социальное познание является по существу социальным конструированием. Данный принцип предлагается рассматривать как еще один методологический принцип анализа социального успеха.

Анализ показывает, что социальное явление успеха является самодостаточной социальной ценностью, может дистанцироваться от конкретного человека, объективироваться и включаться в систему социальных отношений как специфическое социальное качество, детерминирующее и мотивирующее устремления других людей: эталон, образ жизни, личный и социальный смысл, социальный императив.  Это означает, что успех становится социальным фактом, а именно, элементом социальных отношений. Поэтому в качестве следующего методологического принципа анализа социального успеха предлагается рассмотрение социального успеха в качестве социального факта, то есть как социального явления, которое  выходит за рамки субъективной человеческой индивидуальности, личностных свершений, приобретает социальный статус и в этом качестве существует вне и независимо от сознания индивида, которое имеет пространственно-временную континуальную сущность. включено в ту или иную систему социальных связей и социальных знаний об этих связях. В то же время социальный факт – это не только событие, явление, но и форма человеческого знания, обладающая определенной научной достоверностью. Критерием  достоверности социальных фактов выступает социальная практика. Это еще один общий методологический ключу в понимании социального факта успеха.

Современный методологический анализ исторических событий предусматривает не произвольную выборку отдельных фактов, а исследование их в объективной связи, при учете конкретно-исторических условий жизни общества. Этот аспект методологического анализа социальных фактов успеха предлагается назвать системной выборкой достоверности социальных фактов успеха. К этому же методологическому ключу относится и то, что при построении теоретических выводов и обобщений в области общественных явлений необходимо брать не отдельные социальные факты, а всю совокупность относящихся к рассматриваемому вопросу социальных фактов, всю их систему.

Следующий аспект методологического анализа связан с тем, что объективно и всесторонне оценить какой-либо социальный факт успеха невозможно, исходя лишь из него самого. Его оценка всегда внеположена по отношению к нему самому: в социальном плане  его ценность определяется социальными критериями, а в познавательном отношении его достоверность характеризуется критериями теоретического социального познания.

Применительно к социальному успеху как к социальному факту отмечается, что социальный успех объективируется, т.е. становится существующим вне его творца, как существующее «вне его достижение», и  оказывает «принудительное» воздействие, побуждая, мотивируя и детерминируя других достичь данного образца. Объективированный успех, как социальный факт реализует такой способ сделать индивида восприимчивым к внешнему принуждению,  который детерминирует поведение этого индивида, это особый вид детерминации – детерминации  мотивацией, целедостижительностью, целеустремленностью, результативностью, самореализацией, детерминация успехом.

Обосновывается, что социальный успех проявляется на разных уровнях: на уровне личных и социальных свершений и достижений, на уровне организационного и социального лидерства, на уровне социальной состязательности и соревновательности, на уровнях карьеры и гендерных ролей, на уровнях социализации и социальной адаптации, на уровнях социальных качеств, социальных чувств и социальной ответственности, на уровнях различных социальных институтов, структур и процессов. Социальный успех на уровне повседневного дискурса выражается в таком емком понятии, как жизненный успех.

  Делается вывод, что исследование социального успеха является многоплановым, предполагающим использование принципов и методов, понятий и представлений из разных систем научного знания и социальной практики, что представляется возможным только в рамках междисциплинарного подхода, позволяющего проводить анализ социального успеха на разных уровнях его проявления: как сложившихся социальныех смыслов повседневного дискурса, как характеристики социального престижа, социального статуса и социальных ролей, как формы самореализации личности и результата ее внутренней мотивации.

В параграфе 1.2. «Исследование мотивации достижения в современной зарубежной и отечественной научной литературе» рассматриваются методологические постулаты исследования мотивации достижения в современной зарубежной и отечественной науке, анализируются основные термины и понятия, с помощью которых можно эксплицировать успех как психический феномен.

Анализируются основные направления исследования успеха как психического феномена: теории мотивации достижения успеха, избегания неудачи, в рамках которых стремление к достижению успеха понимается как устойчиво проявляемая потребность индивида добиваться успеха в различных видах деятельности, носящая генерализованный характер и проявляющаяся в любой конкретной ситуации, независимо от ее содержания (Ф. Хоппе, Д. Макклелланду), исследовании, в которых мотив достижения трактуется как эмоция успеха и неуспеха. Рассматриваются теории, в которых проводится анализ мотива достижения как фактора формирования самооценки и уровня притязаний личности. Под этим понятием в исследовании мотивации имеется в виду целевая деятельностная установка личности и ее психические свойства, играющие решающую роль в самооценке имеющихся интеллектуальных способностей и достигнутых результатов.

Среди основных направлений исследования успеха выделяется рассмотрение различных моделей мотивации достижения и успеха, таких как рационализация, особость, избыточная идентификация с группой, прожекция, а также  модель выбора риска Дж. Аткинсона. В качестве когнитивной модели, претендующей на обобщение разнообразных исследований в области мотивации достижения успеха, представлена модель Х. Хекхаузена, который во главу угла ставит когнитивные процессы принятия решения.

Проведен анализ проблемы мотивации достижения и успеха в отечественной научной литературе. Сделан вывод, что исследование мотивации достижения в отечественной науке началось с  изучения уровня притязаний, который понимался как уровень трудности цели и задачи, выбираемых человеком (О.Г. Мельниченко, В.К. Гербачевский, И.М. Палей). Результаты экспериментов проводимых данными авторами показали, что главным фактором, влияющим на динамику уровня притязаний, является успех. Уровень притязаний также зависит от сопоставления своих результатов с нормативными достижениями (результатами значимой для человека группы), от самооценки человека и некоторых личностных черт. 

Автором подробно проанализирована системно-динамическая концепция мотивации достижения успеха, разработанная М.Ш.Магомед-Эминовым и сделан вывод, что данная модель включает в себя компонентный, структурный и функциональный анализ мотивационного процесса и позволяет описать специфику процессуального развития мотивации успеха, так как мотивация в данной модели рассматривается как один из видов психической регуляции, которая управляет и организует деятельность, интегрирует побуждения (внешние и внутренние) в целостное мотивационное побуждение, детерминирующее поведение и деятельность в определенной ситуации.

На основе анализа имеющихся к настоящему времени теоретических и экспериментальных работ, посвященных исследованиям мотивации достижения и мотивации личности в целом, в данном параграфе сформулированы следующие основные выводы: 1. Существующие на данный момент описания мотивационной феноменологии отличаются большим разнообразием и многоаспектностью. 2. Используемое в нашем исследовании понятие «мотивация» трактуется как динамически разворачивающийся многоэтапный процесс формирования мотива. 3. В исследованиях мотивации достижения успеха, в соответствии с уточнением представлений об описываемом феномене, менялась система ключевых категорий анализа мотивации достижения успеха; в настоящее время можно говорить о выделении трех независимых мотивационных тенденций  - «стремление к успеху»,  «боязнь неудачи»,  «боязнь социальных последствий неудачи» - и существовании личностных и ситуативных детерминант мотивации достижения успеха. 4. Основным методологическим принципом, определяющим исследования мотивации деятельности и мотивационной сферы личности, является положение о единстве динамической и содержательно-смысловой сторон мотивации в процессе деятельности. 5. Анализ социального успеха как психического феномена, позволяет трактовать мотивацию достижения успеха в структуре личности как совокупность факторов, поддерживающих и направляющих, то есть определяющих поведение личности и как совокупность мотивов действующей личности.

Анализу социальных практик как некой социальной действительности социального успеха посвящен параграф 1.3. «Дискурсивный подход к анализу социального успеха». Отталкиваясь от понимания социальных практик как взаимно координированных действий людей, их совместная практики (или социальных практик), которые делают мир осмысленным, упорядоченным и поддерживают социальные институты, сформулированы основные методологические принципы анализа социального успеха. 

В качестве одного из таких постулатов выступает методологический принцип, согласно которому социальный успех рассматривается в единстве двух его сторон, с одной стороны, как психический феномен, с другой стороны, как значимое социальное явление, имеющее отношение к социальным ролям и социальному престижу, к различным способам социального ранжирования, а значит, к социальной стратификации.

Обосновывается, что социально-философский дискурс успеха представляет собой построенную в соответствии со специфическими правилами систему суждений о социальной действительности, производимую в рамках специфического социального универсума — предметного поля социального успеха. 

Утверждается необходимость использования понятия «модель социального успеха», в нее вкладывается следующий смысл: модель - адекватное и систематическое описание дискурса социального успеха в рамках определенного поля исследования. Моделей может быть много, столько, сколько антиномичных или взаимодополнительных пар представлений и характеристик социальных практик выделено исследователем. Так, одна модель социального успеха будет описанием дискурса состязательности, другая - успешной социализации и социальной адаптации, третья - описанием успешного действия и успешной стратегии и т.д. Социально-философский дискурс или дискурс социального успеха, с необходимостью включает в себя агента, или субъекта деятельности, которая реализуется не только под воздействием внешних детерминант, но и внутренней мотивации.

Применительно к дискурсу социального успеха модель, адекватно описывающая данный дискурс, должна включать в себя как минимум три элемента: социальную действительность, социальную реальность и социальный мир. Категории, с помощью которых конструируется социальный мир успеха, обладают свойствами взаимодополнительности, рамочной антиномичности, наполненности социальными смыслами. Дискурс-анализ должен дать многомерную конструкцию социального мира успеха. Каждая пара категорий рядоположена с другими и не конструирует иерархической системы субординированных понятий; они сопоставимы по мере своей значимости лишь попарно, например, схема «престижный/непрестижный» указывает на то, что объекты социального мира обладают разным уровнем социального признания. Она вводит символическое и ценностное измерение в социальное пространство.

Все остальные схемы органично соседствуют с этими двумя, дополняя и расширяя их социальные смыслы. Это обусловлено тем, что не все социальные практики успеха рядоположены и сравнимы с точки зрения их ценности,  уровня признания и приоритета.  Таким образом, схема «престижный/непрестижный» задает символическую дифференцацию социального пространства, которая характеризует социальный порядок в этом социальном пространстве в виде нормативного признания приоритетов, предпочтений, ценностей, рекомендаций, предписаний и запретов. Подобная нормативная дифференциация социального пространства характеризует конструирование социальных практик социального успеха. Систематическое обоснование указанных социальных практик дает социально-философский дискурс социального успеха в многогранности его характеристик и проявлений.

Социально-философский дискурс  социального успеха – есть совокупность смысловых схем, которые можно рассматривать как векторы социальной реальности успеха применительно к успешной социализации и социальной адаптации, конкурентной состязательности и соревновательности в противоречии с человечностью, социально-материальной достижительности в дополнительности с социальным инвестированием, индивидуально-личностной и социальной направленностью, успешного поведения и стратегий успешности. Указанные смысловые схемы раскрывают принципы успешности социальных практик, модели социальных статусов и успешных статусных позиций и характеризуют успешный поведенческий портрет. Указанные понятия задают структуру конструирования возможного социального мира социального успеха. Возможный мир социального успеха может быть дополнен (расширен), если к предложенным социальным практикам добавить дополнительные социальные практики, т.е. расширить социально-философский дискурс успеха.

В параграфе 1.4. «Социальный успех под углом зрения социального конструктивизма » социальный успех понимается как ментальный конструкт, который характеризует социальные установки, ориентации на престиж, статус и социальное ранжирование, представления (конструкции) о социальной иерархии, ценностях социального мира и месте в индивида. Поэтому в рамках анализа различных методологических постулатов изучения социального успеха рассматриваются методы социального конструктивизма.

Автором определяется специфика конструктивистской модели анализа, согласно которой социальный мир - это социальная история, социальная практика, социальные структуры, социальные сферы, обусловливающие повседневные размышления и взаимодействия, а социальное конструирование реальности - это постоянно идущий, динамический процесс. Социальная реальность перевоспроизводится, конструируется и конституируется людьми под влиянием её интерпретации и знаний о ней.

Рассмотрение сущности основных направлений социального конструктивизма: конструктивного альтернативизма и радикального конструктивизма и их сравнительный анализ, позволили сформулировать основные философские утверждения конструктивизма  в виде следующих тезисов:  1. Познание — активный процесс конструктивной деятельности субъекта.  2. Познание имеет адаптивное значение и нацелено на приспособление и выживание.  3. Познание служит организации внутреннего мира субъекта, а не задачам описания объективной онтологической реальности. 4. Научное познание, в конечном счете,  должно служить практическим целям.

Определен круг областей исследований, к которым может быть применена методология социального конструктивизма. К одной из таких областей отнесена концепция социального успеха, как некая конструкцию субъективного характера опыта (переживания ситуации успеха). Обосновывается, что обращение к положениям конструктивистской теории позволяет легче описать социальный феномена успеха, поскольку понятие «личностный конструкт» отражает внутреннюю солидарность человека с социальными, групповыми идеалами и стандартами и тем самым помогает процессу категоризации.

Во второй главе «Повседневный дискурс и социально-бытовая синонимизация успеха» на основе анализа различных представлений о сути и проявлениях индивидуального и социального успеха, существующих в повседневном дискурсе в виде риторических формул сложившегося социального сленга, а также таких форм выражения успеха как престиж, репутация, статус и факторов, которые в рамках повседневного дискурса, считаются ключевыми факторами мотивации достижения: креативность и интеллект, автор осмысливает многозначность и многофакторность феномена личного и социального успеха и предпринимает попытку концептуализировать повседневный дискурс и социально-бытовую синонимизацию успеха.

В параграфе 2.1. «Риторические формулы индивидуального и социального успеха» анализирует различные подходы к определению понятий «успех» и сопряженных с ним понятий «удача», «достижение», «триумф», «победа», счастье», отношение к социальному и личному успеху и успешным людям в различных типах общественных систем, различные модели успеха, существующие в современном обществе.

Анализ различных риторических формул индивидуального и социального успеха, существующиех на уровне социального сленга как вербального индикатора личностного и социального самочувствия, позволил сделать вывод о существующей на данном уровне обыденно-бытовой антиномичности понятий «успех-неуспех». Обосновывается, что поверхностная антиномичность типа «успех-неуспех» включает в себя внутренние, не отрефлексированные на индивидуально-личностном и социально-значимом уровнях различные моменты концептуальной неразличимости, аспектного поверхностного сходства, различий на уровне социального явления и некоторой тождественности на уровне социальной сущности. Утверждается, что социально-философская категоризация понятия «социальный и индивидуальный успех», не представляется возможной без выявления данной противоречивости.

Выделяются внешние и внутренние критерии успешности. С внешней стороны критерии успешности – это материальное и социальное благополучие человека. Внутренний критерий успешности – ощущение гармоничности своей жизни, удовлетворенность от обладания приобретенными благами, позитивное мировосприятие; отсутствие чувства нереализованности, недостаточности, ненужности, выброшенности из жизни.

Обосновывается, что на уровне социального сленга имеет место поверхностная антиномичность понятий «успех-неуспех». Объясняется, что социальный сленг как индикатор ранжирования в оценке успеха не включает в себя дихотомию внутренних и внешних критериев успеха, их антиномичность на поверхностном уровне по сути выступает как синонимичность на уровне языка, носителя социального сленга.

Сделаны следующие выводы:  1. Успех – удача в современном российском социальном сленге чаще всего не предполагает мобилизации внутренних ресурсов личности  для достижения ею своей состоятельности, так как состоятельность – лишь синоним внешнего благополучия. 2. Для достижения своей состоятельности (состояния успеха) не обязателен такой элемент культуры успеха как личностная рефлексия. 3. Внутренние и внешние условия и критерии успешности на уровне социально-бытового сленга не являются противоположностями, т.е. они не дихотомичны, а именно антиномичны.

Утверждается, что любой успех, будь то успех индивидуально-личностный или социально-значимый, корневым образом связан с такой деятельностной установкой, которая выражается  словом «достижение». Выделяются четыре базисные формы успеха: А) результативный успех, приносящий личности некоторое социальное признание и популярность; Б) успех, выражающийся в признании личности со стороны «значимых других»;

В) успех, как преодоление трудностей в форме личностного самоопределения; Г) успех, как реализация призвания, когда, прежде всего, значим не деятельностный результат, а сама деятельность в ее содержательной и процессуальной самоценности.

Делается вывод, что успешной деятельностью можно считать такую деятельность, когда ее результаты обладают необходимой социальной и личностной значимостью и, в целом, соответствуют первоначально поставленным деятельностным целям. В этом случае, успешная деятельность выступает как реализованная направленность личности на успех в конкретной сфере деятельностной активности в социуме, а  успешность личности - определенные положительно значимые характеристики ее поведения и деятельности в их системном единстве.

В параграфе 2.2. «Формы выражения успеха: репутация, престиж, статус» концептуально осмысливаются такие параметры социального бытия успешного субъекта, как социальная репутация, социальный престиж и социальный статус. 

Обосновывается, что социальная репутация, социальный престиж и социальный статус не являются прямым проявлением социального индивидуально-личностного или социально-значимого успеха, но эти формы социального ранжирования являются его прямыми или косвенными следствиями. Социальный престиж, социальная репутация и социальный статус, как социальные ранги характеризуют, прежде всего, внешние по отношению к субъекту действия, идущие от внеположенных касательно него отношений, требований и ценностей, иначе говоря, объективные, общественно одобряемые критерии его успешности.

Указанные  параметры делают личностный и социальный успех общественно осязаемым, ранжированным, переводят успешного человека в ранг новой стратификации - состоявшихся, успешных личностей.

Подобная социальная стратификация несколько отличается от общепринятой и известной как категория социологии. Подобная стратификация есть, прежде всего, изменение социального ранжирования, обусловленное успешностью деятельности некоторого субъекта социальной деятельности, в результате которой он, как отмечалось выше, по-другому оценивается общественным мнением, занимает благодаря этому более высокое место в социальной иерархии, у него существенно расширяется круг статусных знакомых и партнеров, его социальная коммуникация имеет более широкий деловой и личностный спектр, он соответственно этому становится более востребованным и перспективным в системе социально-политических, общественных, деловых, профессиональных и личных связей.

Делается вывод, что упускать такое стратифицирование в анализе социальных связей, отношений и качеств нельзя, предлагается авторский термин для обозначения подобной социальной стратификации - саксесс-стратификация (от английского слова «success» - успех).

Предлагается рассматривать социальные ранги в виде социальной репутации, социального престижа и социального статуса, характеризующие саксесс-стратификацию, в качестве значимых параметров социального интеллекта, который является важной составляющей личного и социального капитала, а также обосновывается тезис о том, успешность является выражением личного и социального интеллекта.

Таким образом, репутация, престиж и статус - это социально-значимое подтверждение объективных критериев успешности. При этом социальные ранги репутации, статуса и престижа тоже имеют на социальном сленге вербальную форму выражения с учетом мировоззрения конкретного социального субъекта.

В параграфе 2.3. «Креативность и мотивация достижений: креативный интеллект успеха» решается следующая исследовательская задача - анализ феномена креативного интеллекта как элемента внутренней мотивации достижений, для обозначения которого в рамках настоящей работы используется термин «креативный интеллект успеха». В отличие от социальных практик он является феноменом внутренней мотивации успеха, но при этом специфически отличается от такой внутренней детерминанты успеха, как чисто психическая мотивация. Здесь значительно больше прослеживается социальных факторов, которые транспортируют социальные (внешние) детерминанты мотивации успеха во внутренние детерминанты - интеллект и способность к творчеству.

На основе изучения существующих в современной науке подходов к определению сущности интеллекта: феноменологического, генетического, социокультурного, процессуально-деятельностного, образовательного, информационного, функционально-уровневого, регуляционного, делается вывод, что, несмотря на различие данных подходов, их представители сходятся во мнении, что интеллект, вне всякого сомнения, связан с мыслительной деятельностью, а всякий мыслительный процесс является познавательным актом, направленным на разрешение определенной познавательной проблемы, постановка которой включает в себя определенную цель и условия. Большинство представителей вышеперечисленных подходов считают, что интеллект проявляется в интеллектуальной активности и приходят к выводу, что уровень общей интеллектуальной активности константен для индивида. При этом в качестве одного из уровней проявления интеллектуальной активности предлагается рассматривать креативный уровень, что выводит на проблему соотношения  интеллекта и креативности, которая достаточно активно обсуждается в современной исследовательской литературе.

На основе анализа различных подходов к соотношению интеллекта и креативности в структуре мотивации личности утверждается, что существенным при анализе интеллекта является анализ мыслительной деятельности как творческого познавательного акта, включающего в себя решение познавательных задач как достижение успеха.

Для обозначения креативных способностей, которые  во многом являются ресурсами успешной деятельности личности и одним из ресурсов  ее жизненного успеха в целом, вводится понятие «креативный интеллект успеха». Выделяются основные  характеристики креативного интеллекта успеха. Креативный интеллект успеха всегда критичен: он всегда связан с разрешением философских вопросов  относительно того, как возможно то или иное явление. Креативный интеллект всегда мотивирован продуктивно, эффективно, кратчайшим путем и новым способом  разрешить поставленную задачу. Он способен к обучению, переобучению, самообучению и очень адаптивен к новым познавательным ситуациям. Рамочными параметрами креативного интеллекта успеха выступают уровни интеллектуальной активности: стимульно-продуктивный, эвристический и собственно креативный. К характеристикам креативного интеллекта успеха относятся богатство мысли (количество новых идей в единицу времени); гибкость мысли; оригинальность; любознательность; иррелевантность; фантастичность.

Важным является вывод о том, что подлинное творчество – это не просто  адаптация к миру и даже это не только успешная адаптация; это, прежде всего,  творческое преобразование мира. Более того, значимым представляется также вывод, что именно  социальная и бытовая дезадаптация  может служить мощным компенсаторным механизмом творчества и креативной самореализации в достижении непризнанного успеха.

Исходя из тезиса, что социальный успех личности в полной мере выражается в единстве своей объективной и субъективной составляющей, и учитывая размытость понятия «успех», характерную для постиндустриального общества, где важной является не только вертикальная, но и горизонтальная стратификация, и высокая социальная мобильность населения, где многообразие социальных практик приводит к плюрализации моделей успеха, в параграфе 2.4. «Многогранность и многофакторность успеха» ставится проблема анализа различных граней этой многогранности и многофакторности.

Предлагается выделить следующие параметры характеристик многозначности и многогранности успеха. 1. Многозначность и многофакторность успеха выражается в осмыслении абстрактного понятия успеха и его конкретного значения и наполнения. 2. Особые  грани многозначности успеха дают экспозиции индивидуально-личностного и социально-значимого успеха. 3. Успех имеет разные грани в разных сферах общественного бытия, в разных видах человеческой деятельности. 4. Многозначны и факторы успеха, характеризующие, что к позитивным целям ведут позитивные средства и методы. 5. Особые грани многозначности и многофакторности успеха характеризуют такие важные социальные процессы, как социализация и адаптация. Во всяком случае, успехи социализации и адаптации лежат в основе многих жизненных успехов, и наоборот, негативный опыт данных процессов приводит, как правило, к жизненным неуспехам. 6. Многогранность успеха коренится в том, что называется формулами и видами успеха. 7. Множественность социальных символов одобрения и признания успеха также дают свои грани многозначности успеха. 8. Многозначность и многогранность успеха характеризуются присущей ему плюралистичностью (сравнительностью, сопоставимостью, соревновательностью, конкурентностью) и его парадоксами.

Утверждается, что перечень отдельных аспектов многозначности и многогранности успеха, по определению не является закрытым. Его способы дополнительности определяются углами зрения на проблему успеха. В различных областях общественной деятельности измерение и оценка социального успеха проходит по сходным сценариям, но с различными и существенно отличающимися отличиями. Это связано с тем, что каждый из видов деятельности имеет свою сферу социального измерения, значимости, способов реализации и совершенно разные способы приложения. Более того, каждый вид успеха имеет свою конкретную группу потребителей, способы востребованности и разные формы социального ожидания, порождающие разнообразные социальные чувства удовлетворенности и неудовлетворенности.

Отсюда следует еще одна проблема - проблема сценариев социального успеха. Представляется, что данное понятие  является максимально емким, поскольку включает в себя оценку множества факторов: историческую переменную, характеристику социальной памяти,  социальное ожидание, культуру и технологии реализации и самореализации, преждевременную, своевременную и отстающую социальную востребованность, принятые нормы презентации новых социальных качеств и еще многое другое.

Обосновывается тезис, что состояние успешности слагается из взаимодействия факторов внешней детерминации и внутренней мотивации субъекта. К факторам внешней детерминации относятся:

- совокупность различных материально-физических условий жизнедеятельности индивида;

- психическое состояние индивида, его мотивированность, нацеленность на самореализацию, творческая взвешенность, психическая устойчивость;

- физическое и физиологическое состояние организма, то есть определенная степень здоровья, ощущения радости от нормально протекающих в организме процессов;

- условия социальной среды, предоставляющие возможность раскрытия индивидуальных качеств и потенциалов личности.

Комплекс этих условий является достаточным и необходимым для достижения целостного успеха.  При этом достижение успеха понимается как комплексный единый процесс самореализации личности и ее самоутверждения в социуме. Для характеристики успеха как единства самореализации личности и ее самоутверждения в социуме вводятся понятия «целостный успех», «полноценный успех», «полный успех». В первом случае – признается единство успеха внутри (самопреодоление и самореализация) и вовне (преодоление внешних препятствий и внешнее признание); во втором - признается успех не только результата, но и действий, которые к нему привели; в третьем случае - это решение ретроспективы, реалий и перспективы данной проблемы. Указанные характеристики успеха - одни из параметров многозначности и многогранности успеха как личного и социального феномена.

В качестве других аспектов многозначности успеха анализируются успех личности как успешная социализация, проблема страха перед успехом, проблема объективного и субъективного существования успеха.

Из анализа исследований идеи успеха в данном ключе следуют два вывода: 1. Разработка концепции успеха должна обязательно предполагать наличие классических и неоклассических типов успеха. При этом важно отличать успех–идеологему и успех–ценность, где первый является как бы развитием, субпродуктом идеологии любого общества, второй происходит из системы господствующих ценностей. Не менее важно учитывать наличие двух психологических типов успеха – того, что считается и по каким-то социально признанным критериям действительно является успехом, и того, что переживается как успех. 2. Необходимо учитывать различие материальных и духовных ценностей. Разнообразие культур порождает разнообразие образов успехов в рамках одной цивилизации, чего раньше в истории не встречалось. Очевидно, что оценки, самооценки и представления об успехе во многом определяются общим социокультурным контекстом, который не может не подталкивать личность, целые группы и организации к достижению положительных и социально значимых результатов деятельности. При этом социокультурная среда может влиять на достижительную деятельность вяло, временами даже негативно, или энергично, провокационно, сопровождать ее знаками престижа и перемещениями рангового характера.

На основании проведенного анализа делается следующий вывод: индивидуально-личностный и социально-значимый успех многозначен и многогранен и имеет разные формы презентации и различные экспозиции выражения: это выражается в понятии абстрактного успеха и его конкретного значения и наполнения; особые грани многозначности успеха дают экспозиции индивидуально-личностного и социально-значимого успеха. Успех имеет разные грани в разных сферах общественного бытия, в разных видах человеческой деятельности; многозначны и факторы успеха, характеризующие, что к позитивным целям ведут позитивные средства и методы; успех может быть целостным, полноценным и полным; особые грани многозначности и многофакторности успеха характеризуют такие важные социальные процессы, как социализация и адаптация. Во всяком случае, успехи социализации и адаптации лежат в основе многих жизненных успехов, и наоборот, негативный опыт данных процессов приводит, как правило, к жизненным неуспехам.  Многогранность успеха коренится в том, что называется формулами и видами успеха; множественность социальных символов одобрения и признания успеха также дают свои грани многозначности успеха. Многозначность и многогранность успеха характеризуются присущей ему плюралистичностью (сравнительностью, сопоставимостью, соревновательностью, конкурентностью) и его парадоксами.

В связи с этим утверждается, что исследование социального успеха как многогранного и многозначного социального феномена и многоуровневого понятия предполагает то, что называется междисциплинарным подходом, основанном на использовании различных методологических постулатов, определяющих подходы к изучению разных граней социального успеха.

В третьей главе «Социальные практики успеха: базовые сегменты идеологии лидерства и социальные ресурсы» проведен анализ социальных практик, выступающих в качестве внешних детерминант социального успеха.

Под внешними детерминантами успеха понимается комплекс, лежащий вне индивида, его психики, его эмоциональной сферы, его мыслительных способностей, вне его личного интеллекта. Внешними детерминантами (как по отношению к конкретному индивиду, его психическому и интеллектуальному миру, так и по отношению к системе внутренних детерминант) являются социальные практики успеха. На этом уровне социальный успех выступает как социальный конструкт в реалиях социальных действий, социальных ценностей, социальных идеологий и во всем комплексе социальных реалий: профессионального и гендерного успеха, успеха социализации и социальной адаптации, состязательности и соревновательности успеха, социальной направленности и социальной ответственности успеха, социальных рисков успеха.

В параграфе 3.1. «Личностно-центрированная социальная ориентация идеологии социальных практик успеха» ставится и решается задачи анализа специфики идеологии социального успеха, понимаемой как система различных социальных фактов и их оценки под разными углами зрения, с позиций различных социальных установок и ценностей.

Обосновывается, что идеология социального успеха выражается в дискурсе социального успеха: на этом уровне уже не в повседневном дискурсе, а в социальном дискурсе, который наполнен идеологемами теоретических дискурсов успеха: социально-философского, социологического, исторического, социально-антропологическиого, юридического, религиозного и т.д.

       Выявляется специфика отдельных теоретических дискурсов социального успеха, которые извлекают и интерпретируют различные смыслы социального успеха: социологические смыслы успеха в виде социального ранжирования, социальных ролей, социального престижа, социальной и саксесс-стратификации; исторические смыслы социального успеха в виде конкретно-исторических моделей социального успеха;  правовые – как общий формат правового поля  социального успеха;  социально-антропологические смыслы социального успеха в виде его конкретных человеческих параметров; религиозные смыслы социального успеха как духовно-гуманистическую его сущность и, наконец, социально-философские смыслы социального успеха как интегрирующую характеристику индивидуального и социального бытия успешной личности в системе социальных условий и ценностей. 

Выявляются основные проблемы социальных практик успеха: проблема целостности, проблема социального бытия успешного социального субъекта, проблема включенности его в социальные отношения, проблема социальной ориентированности, социальных смыслов и их осмысления, интерпретации и реализации. Утверждается, что на метатеоретическом уровне (на уровне социально-философской теоретической реконструкции) решение данных проблем осуществляется в виде понятийной концептуализации. На практическом же уровне (на уровне социальных практик успеха) - в конструировании общественного бытия социального субъекта успеха в виде описания и структурирования деятельности социального субъекта по достижению успеха (деятельностная сторона социального конструирования - стратегии успешной деятельности), а также в конструировании и структурировании пространства действий социального субъекта успеха. Обозначаются разные характерологические особенности социального пространства успеха: социальное пространство семьи, социальное пространство гендерных ролей, социальное пространство профессиональной деятельности, социальное пространство групповых и межгрупповых социальных отношений и т.д.

Делается вывод, что специфика  социальных практик успеха заключается в том, что они представляют собой синтез субъективной и объективной сторон и граней успеха. В социальных практиках успех становится целостным: индивидуальный успех обретает общественно-значимые черты, а социальность, как общее поле приложения индивидуального творчества, становится индивидуализированной. Социальные практики успеха характеризуют включенность индивида в социальную общность, что связано с адекватностью восприятия себя в системе социально-практических действий, в системе социальных отношений с другими действующими индивидами, в системе социальных взаимодействий в разных плоскостях социального пространства. В этой включенности индивида в социальную общность социальными практиками успеха выполняются очень важные социальные функции, превращающие его индивидуальное, личное достижение именно в социальный успех.

Социальные практики успеха, будучи сами социально-практической проекцией (отражением в своих существенных моментах доминантных черт социума в социальных конструкциях целей и потребностей, ценностей и оценок, обобщений и типизаций, социальных чувств и социальных представлений), делают социально-практические представления о социальном успехе также социально-проективными. Это означает, что феномен социального успеха сам становится социальным проектом, социальной технологией, он может планироваться, прогнозироваться, рассчитываться. Как следствие, социальный успех становится мощным социальным ресурсом и формой научно-теоретической и предметной социально-практической деятельности. Деятельность по созданию социальных проектов, в том числе по проектированию социального успеха, становится фактором развития социальных систем и социальных отношений, социальных институтов и социальных структур, всего общества в целом.

Представлена система параметрических и социально-практических черт социально-практического проектирования и конструирования успеха. Во-первых, проектирование социального успеха в форме конструирования социального будущего предполагает, что при данном проектировании наряду с наиболее вероятной тенденцией развития социального объекта учитывается и менее вероятные, но реальные возможности и тенденции его развития. Во-вторых, проектирование успеха в социальных практиках основывается на том, что в социальных объектах всегда имеется запас внутренних социальных ресурсов, которые должны быть мобилизованы для достижения социального успеха. В-третьих, создание и конструирование социального успеха основывается на том, что всякая инновация (даже конструктивная по своему замыслу) в определенных социально-исторических условиях может приводить к деструктивным последствиям.

Выявляются важнейшие качества, которые приобретает феномен социального успеха в формате социальных практик. К ним относится целостность: целостность самого явления социального успеха, целостность представлений о нем и целостность функционирования социального успеха как социального явления в системе социальных отношений. Делается вывод, что именно в формате социальных практик агент успешной и результативной деятельности становится целостной успешной личностью, целостность которой можно определить следующим образом: это определенным образом реализованная система, основанная на индивидуальных способностях, осознаваемых индивидом на уровне социальной рефлексии, проявляющаяся в социально значимых чертах, которые относятся к базисным ценностям данного общества.

Анализируются такие черты социальных практик успеха как состязательность, соревновательность и конкурентность. Выявляются основные противоречия социальных практик успеха: противоречие между соперничеством и успехом, с одной стороны, и братской любовью и человечностью – с другой, а также противоречие между стимуляцией потребности личности в успехе и препятствиями на пути удовлетворения  личностью  этой потребности.

Характеризуется сложившаяся в современном российском обществе идеология успеха. Отмечается, что для социальной реальности современного российского общества характерна индивидуализация социального успеха Индивидуализация социального успеха, выражающая современную доминанту социального отбора, имеет ряд составляющих ингредиентов: социальная индифферентность; инертность по отношению к таким социальным качествам и отношениям, как гражданственность, социальная солидарность, гражданская позиция, патриотизм; инверсия, т.е. изменение порядка, перестановка акцентов, доминант с социального и общезначимого до индивидуально выгодного, личного; создание закрытых сообществ, для которых подобная идеология успеха является базовой, соответствующей их духу, образу жизни, способу извлечения прибыли, ментальности, моральному кодексу, обыденным привычкам и характеру; инволюция, т.е. обратное развитием, деградация базисных социальных ценностей, редукция к простым и зримым показателям, индикаторам успеха: богатству, избранности, богемности, престижу.

Параграф 3.2. «Социальные практики успеха: социальное лидерство и социальное партнерство» посвящен анализу проблемы корреляции социального лидерства и социального партнерства в социальных практиках успеха.

Лидерство в достижении успеха рассматривается как важная грань социальных практик успеха. Обосновывается целостность и универсальность социальных практик успеха, которая связана с тем, что дополнением лидерства в достижении успеха является социальное партнерство. Уравновешенность лидерства в достижении успеха и социального партнерства в социальном успехе дает экспозицию целостности социальных практик успеха и достигается посредством социального контроля.

На основании рассмотрения основных подходов в изучении лидерства проводится разграничение понятий успешность лидерства и лидерство в достижении успеха.  Делается вывод, что различные концепции лидерства, выявляя специфику руководства и его отдельных стилей, недостаточно полно позволяют провести анализ проблемы лидерства в достижении успеха, так как в не полной мере обращают внимание на факторы внешней среды, в том числе значимость действий руководителя по ее изменению, в то время как одним из важнейших качеств реализации социального успеха как раз и является развитие социальной среды за счет такого фактора улучшения, как социальная инвестиция.

Предлагается вычленить в дискурсе успеха новый смысл, а именно, смысл социального инвестирования. Последнее характеризует такое изменение социальной среды, которое в результате достижения успешности в той или иной области создает общий эффект улучшения всей или значительной части социальной среды. Социальное инвестирование помимо реализации конкретных проектов в той или иной сфере, способствует легитимизации социальных достижений. Они становятся образцами, социальными ценностями, мотивами достижительной деятельности, важными факторами гармонизации социальной сферы.

Представлена классификация социальных инвестиций, как результата лидерства в достижении успеха, проведенная по различным основаниям. Делается вывод, что социальные инвестиции как результат реализации лидерства в достижении успеха в какой-либо социальной сфере, выражающиеся в прямом или косвенном развитии социальной сферы, являются необходимым условием превращения состязательности и соревновательности социального успеха в социальное партнерство.

Анализируются основные подходы в понимании сути социального партнерства: гармоническо-утопический, интегративный, цивилизационно-рыночный. Обосновывается, что если в социуме утверждается идеология социального партнерства, то в социальных практиках успеха лидерство в достижении успеха имеет смыслы подражания, копирования, стремления соответствия, а не наоборот: осуждения, зависти, порицания. Соответственно этому, лидерство в достижении успеха создает специфическую социальную инвестицию: на личностном уровне, инициируя и формируя мотивацию подражания и следования образцам достижений, на социальном уровне - инвестируя в систему социальных ценностей новую позитивную ценность, ценность в достижении лидерства успешности.

Тем самым социальное партнерство рассматривается как фактор социального инвестирования, как появление новых личностных и социальных возможностей развития. И здесь важным элементом социальных инвестиций является феномен социального доверия. Без данного социального качества успех какого-либо лидера не становится социальным достоянием, не превращается в форму социальной инвестиции.

На основании рассмотрения различных концепций социального доверия делается вывод, что именно феномен социального доверия выражает то важное социальное обстоятельство, что социальные дивиденды от реализации лидерства в достижении успеха получает не только лидер, но и другие социальные субъекты, более того, развивается либо определенный сегмент социальной сферы, либо вся социальная сфера, улучшается качество жизни людей, совершенствуются социальные отношения, возникает ощущение большего социального комфорта и социальной безопасности, то есть успех реализуется как определенная социальная инвестиция.

Обоснованию уникального социального качества как одного из важнейших ресурсов социального успеха посвящен параграф 3.3. «Социальный интеллект: анализ ресурсов социального успеха».

На основе анализа специальных исследований в области изучения эмоционального и социального интеллекта, проводимых зарубежными (Э. Торндайком, Г. Олпортом, Н. Кэнтором, Дж. Гилфордом, Д. Векслером и др.) и отечественными (Ю.Н. Емельяновым, Л.И. Уманским, М.А.Холодной, А.И. Савенковым и др.) учеными, делается вывод, что социальный интеллект, имея общую структурную базу и с когнитивным развитием, и с эмоциональными основами нравственности, в то же время, представляет собой относительно независимое праксеологическое образование - то, что нестрого можно определить как «дальновидность в межличностных отношениях (Э. Торндайк) или «практически-психологический ум» (Л. И. Уманский).

Характеризуя концепцию социального интеллекта, выделяются три группы, описывающих его критериев: когнитивные, эмоциональные и поведенческие, и определяются его характерологические особенности

Социальный интеллект понимается как интегральная способность, определяющая успешность общения и социальной адаптации, уровень адекватности и успешности социального взаимодействия Социальный интеллект объединяет и регулирует познавательные процессы, связанные с отражением социальных объектов (человека как партнера по общению, группы людей). Социальный интеллект обеспечивает понимание поступков и действий людей, понимание речевой продукции человека, а также его невербальных реакций (мимики, поз, жестов). Он является когнитивной составляющей коммуникативных способностей личности и профессионально важным качеством в профессиях типа «человек - человек», а также некоторых профессиях «человек - художественный образ». Социальный интеллект есть приспособленность индивида к человеческому бытию.

Обосновывается, что социальный интеллект выражает также такой важный ресурс  достижения успеха, как социальный запас знания. Известно, что знание имеет социальную природу и несет на себе отпечаток того общества и того времени, которыми было порождено. Люди в своей повседневной жизни ведут «рефлексивный мониторинг действия» – осуществляют оценку и интерпретацию всех ситуаций и условий, в которых им приходится жить и действовать, накапливают биографический и исторический опыт и с помощью целого ряда механизмов определяют, что должно быть забыто, а что следует сохранить. Весь этот опыт превращается в определенную схему, в определенное единство в форме запаса знания, которое помогает на каждом шагу человеку в интерпретации мира. В результате такого рода процессов рождаются «ситуационные модели». Это не абстрактные знания о стереотипных событиях и ситуациях, а личностные знания, в которых аккумулированы личный опыт, жизненные установки и намерения, чувства и эмоции. И самое главное в этом наборе – категории языка, слова, понятия, интерпретирующие схемы, которые используются человеком не только для описаний, но и для понимания ситуаций, т.е. это социальный дискурс достижения поставленной цели, дискурс социального успеха.

Социальный запас знания предоставляет тем самым не только знания как таковые, но также и средства интеграции разрозненных элементов моих личных представлений, заблуждений, сведений, планов и намерений. Другими словами, каждый имеет свой способ конструирования социальной действительности. В совокупности две этих способности, способности социального познания и социального преобразования составляют важнейший показатель социального интеллекта и не менее важный ресурс социального успеха.

В рамках данного параграфа постулируется, что успеха достигают люди, характеризующиеся особым видом интеллекта. Для определения таких людей вводится понятие «люди с социальным интеллектом успеха». Выделяются основные черты их социальной интеллектуальности и продуктивной креативности в достижении социального успеха. К ним относятся: «дальновидность в межличностных отношениях и «практически-психологический ум», умение направлять свое действие от абстрактного мышления к социальной практике, способность к рациональным, мыслительным операциям, объектом которых являются не только процессы объективной и социальной действительности, но и сложные процессы межличностного взаимодействия, умение использовать при достижении успеха не только рациональные и когнитивные факторы, но и некогнитивные факторы, которые зачастую являются решающими (социальная интуиция, озарение, инсайт), постоянная самомотиваци, устойчивость к разочарованиям, социальная и личностная рефлексия и интроспективность, стремление к познанию собственной личности, осведомленность о собственных эмоциях, уверенность в себе, самоуважение, самореализация, независимость, социальная ответственность, навыки  решения проблем, оценки  реальности, социально-когнитивная гибкость, способность применять социальные знания при решении неизвестных проблем, социальная эвристичность

Люди с социальным интеллектом успеха ориентированы в механизмах повседневной типизации и истолкования повседневного мира; они имеют социальный опыт в виде определенного единства запаса социального знания, которое помогает на каждом шагу  в интерпретации мира. Они способны генерировать и использовать социальные типизации, смысловые схемы и ситуационные модели, которые не являются абстрактными знаниями о стереотипных событиях и ситуациях, а выражают личностные знания, в которых аккумулированы личный опыт, жизненные установки и намерения, чувства и эмоции. Они способны формулировать интерпретирующие схемы, которые используются человеком не только для описаний, но и для понимания ситуаций, т.е. они способны конструировать социальный дискурс достижения поставленной цели, дискурс социального успеха.

В параграфе 3.4. «Базовые сегменты социальных практик успеха» проводится анализ данных сегментов, к которым относятся успешная социализация и социальная адаптация, успех в освоении гендерных и профессиональных ролей.

Под понятием базовых сегментов социальных практик успеха имеются в виду основные социально-практические сферы, в которых формируется и реализуется успешная личность. Понятие «формирование успешной личности» в данном контексте используется для обозначения единства объективных и субъективных условий, определяющих процесс становления и развития творческого, креативного, интеллектуального человека, который достигает социально значимых целей и самореализуется в этом.

Одним из таких сегментов социальных практик успеха является социализации, а задачей исследования - выделение основных смыслов успешности социализации, которые суть производные от успешного взаимодействия основных агентов процесса социализации. Анализируются критерии, механизмы и ресурсы успешной социализации. Указывается, что сущностный смысл социализации раскрывается на пересечении таких ее процессов, как адаптация, интеграция, саморазвитие и самореализация.

В качестве важного показателя успешности индивида рассматривается успешное освоение гендерных ролей, что является еще одним базовым сегментом социальных практик успеха. Концепты «гендер», «маскулинность», «феминность» используются для анализа  социальной определенности и внутриличностных механизмов успешной реализации полоролевого поведения. Выявляются критерии успешности в реализации той или иной гендерной роли. Для такого гендерного конструкта, как фемининность, - это экспрессивность, достаточно большая зависимость, принятие другими.  В отличие от этого маскулинность, как гендерный конструкт, диктует доминирование в отношениях, предполагает агрессивность, эмоциональную холодность, самоуверенность, высокую, а порою даже завышенную, самооценку. Соответственно этому, можно различать параметры конструирования гендерных стереотипов успеха, характеризовать гендерные стратегии успешного поведения, указывать на рекомендации особенностей гендерного воспитания, гендерной педагогики. Указанные критерии во многом  характеризуют жизненные стратегии успешности в реализации личностных достижений мужчины и женщины.        Другим важным показателем успешности личности и базовым сегментом социальных практик успеха является профессиональная успешность. Достижение успешности личности в  профессиональной сфере рассматривается как взаимосвязанный двусторонний процесс. С одной стороны, личность должна успешно противостоять деструктивным влияниям специфических условий узко профессиональной деятельности, а с другой, используя перспективные возможности своей профессии, - активно развивать свой профессиональный и творческий потенциал.

Указывается, что профессиональная успешность личности включает в себя два основных компонента: субъективный и объективный. Субъективный компонент представляет собой личностные качества, которые можно классифицировать, исходя из основных личностных сфер человека. Объективный компонент профессиональной успешности личности обусловлен соответствующими результатами профессиональной деятельности.

Так как труд успешного профессионала, с одной стороны, направлен на обеспечение технического и технологического процесса, а с другой - на организацию профессиональных межличностных взаимодействий по поводу решения сугубо профессиональных задач, то выделяются два аспекта профессиональной успешности. Первый аспект обозначается понятием инструментального контура, второй - понятием экспрессивного контура управления.

К признакам успешной профессиональной деятельности относится сочетание двух основных принципов ее организации: иерархического (субординационного) и коллегиального (координационного), а также  необходимость их оптимального согласования.

Выделяются конструктивные стратегии успешного профессионального поведения, которые обусловлены разницей основных модусов человеческого бытия, определяющих процессы развития, стагнации или регресса личности успешного профессионала: модус служения: основным жизненным отношением является любовь к людям, позволяющая человеку выходить за пределы собственных профессиональных возможностей;  модус социальных достижений: основное отношение к жизни - профессиональная состязательность и деловое соперничество;  модус обладания: другой человек данной профессии представляется лишь объектом, средством достижения профессиональных целей.

Представляется, что на основе базовых сегментов социальных практик успеха можно развивать теоретические представления о производных и прикладных сегментах социальных практик успеха, а также исследовать перекрестную сегментацию социальных практик успеха, их содержательную интеграцию, сложное взаимодействие и взаимодополнимость.

Четвертая глава  «Категоризация феномена и понятия «социальный успех» является обобщением основных подходов в анализе повседневного феномена и социально-философского понятия социального успеха, что позволяет проблематизировать и концептуализировать рассмотренный ранее понятийный ряд успеха и сформулировать основные подходы к социально-философскому понятию успеха в формате обсуждения методологических сценариев и категориально-парадигмальных схем анализа социально-философского понятия «социальный успех».

Параграф 4.1. «Двойственная природа социального успеха: идеальный тип и социальная реальность» посвящен основной проблеме личного и социального успеха, а именно тому, что данное понятие имеет двойственную природу: это, с одной стороны, если использовать терминологию социальных фактов, феномен, который мотивируется внутренними детерминантами (психический феномен достижительности), а с другой стороны, это социальный феномен, реализуемый под воздействием внешних по отношению к конкретному индивиду детерминант (социальных условий, исторических предпосылок, общих социальных ценностях, профессиональных требований, специализированных эталонов и норм, и т.п.).

В нем рассматриваются социальные практики успеха, как специфический социальный конструкт, который характеризует конкретные социальные реалии жизни, целедостижительной деятельности и социальных условий, существующих у индивидов, живущих в социуме, выражает их социальные мотивы, их реализуемые целедостижительные социальные действия. Социальные смыслы этих целедостижительных действий индивидов выражаются в том или ином виде социального дискурса. Обосновывается, что указанные обобщения на уровне социальных практик формулируются посредством типизации различных представлений (социальных смыслов) о характере социального успеха (путем подведения под общие социальные типы) и категоризации их (обобщение этих представлений). Делается вывод, что эта грань социально-практичесного понятия социального успеха, включающего в себя дихотомию объективного и субъективного, дает социально-практическую проекцию, которая связывается с жизненным путем личности, системой самооценок и притязаний, а социальные практики успеха характеризуют специфическую форму социального познания - его социально-практическую форму.

Предлагается понимать социально-практическое познание как постижение личностных смыслов и собственно социальных смыслов, где  личностные смыслы (смысл жизни, смысл той или иной деятельности и достижений, ощущение наполненности жизни, личностная удовлетворенность и неудовлетворенность, человеческое счастье) определяют смыслообразующие компоненты личности, ее жизненные смыслы и получают свое наполнение и интерпретацию в различных специализированных или общих дисурсах (дискурс нравственности, дисурс религиозности, профессиональный дискурс и т.д.). В формате социальных практик социальная рефлексия личности и ее социально-практическое познание проявляется в формировании социальных ориентаций личности.

Социальные ориентации личности понимаются как ориентации на ценности, совпадающие с общественными, способствующие развитию личности как члена общества, представителя определенной социальной группы, это осознание индивидом своего положения в системе социальных отношений, это выбор человеком предпочитаемого им социального положения и путей его достижения

В качестве проявления одной из граней социально-практического познания, выражающей системность социально-практического понятия успеха, анализируются смысловые схемы социальных отношений состязательности. Постулируется, что состязательность характеризует несколько граней социального успеха в социально-философском дискурсе, а именно, выступает как характеристика предпочтений «идеальных типов» целесообразного поведения личности,  как выбор «идеального типа» целесообразности, но уже не отдельного человека, а его истории, вернее, истории всего человечества.

В качестве одного из методологических ключей для анализа феномена  и понятия социального успеха предлагается рассматривать идею К. Мангейма, который исследовал феномен социального успеха в контексте экономических амбиций личности, выявляя зависимость между экономической системой общества и социальным поведением личности. Это дает следующий методологический ключ формирования социально-философского дискурса успеха - ключ к анализу субъективного и объективного успеха, непостоянных и относительно стабильных форм успеха, а также позволяет выявить зависимость между возможностью достижения успеха и различными типами общества.

В целях формирования социально-философского дискурса успеха проясняется содержание понятий «социальная действительность», «социальный мир», «социальное пространство», «социальная реальность успеха». Как следствие формулируется еще один важный методологический ключ в формировании дискурса социального успеха в социальных практиках успеха. Суть данного методологического ключа является следующей: социальная реальность предоставляет спектр возможностей для конструирования дискурса о социальных практиках успеха, а сконструированный дискурс конституирует саму реальность, определяя ее характерологические особенности.

В параграф 4.2. «Социальный успех: социальный тип и социальная роль»  анализируется социальная типизация в качестве одного из уровней социально-фактуального познания успеха. Дается определение понятию «социальный тип», под которым понимается социальный образец, который выражает общие, существенные черты группы предметов, социальных явлений, выявляется отличие социологического понятия «социальный статус» и социально-философского понятия «социальный тип».

Отмечается, что социально-практическое понятие социального типа и социальной типизации тесно связано с понятием социальной роли, проводится разграничение понятий «успешный социальный тип» и «социальная роль». Обосновывается, что главное отличие социального типа успешной личности от усредненной социальной роли и социального статуса заключается в том, что большинство (если не все) подобного рода конструктов (социальная роль, социальный статус) являются личностно не значимыми для человека. Они деперсонифицированы, лишены внутренних детерминант и их персональной включенности в социальное бытие с точки зрения личностных качеств. О социальных конструктах социального типа успеха такого сказать нельзя. Успех всегда личностен, персонифицирован, субъектен и даже субъективен. В качестве еще одного отличия социального типа и социальной роли  указывается на то, что социальная роль стереотипизирована, поскольку благодаря усредненности и нормативности просто лежит в основе социальных шаблонов и стереотипов. Тогда как социальный тип успеха вне шаблона и стереотипа, он всегда за пределами всякой усредненности.

Постулируется, что принадлежность к социальному типу успешности предполагает на уровне социальных практик такую грань социально-практического понятия успеха как признание: признание социальной значимости, признание достижений, признание приоритета и т.п. Анализируются различные уровни признания: эмоциональное признание, правовое признание и социальное признание.

Анализируются различные грани социального пространства успеха. Делается вывод, что для поддержания условий успешной социальной адаптации требуется сбалансированное варьирование факторов социальной среды, воздействие на личностные качества субъектов социальной адаптации и социализации (их самооценку, уровень притязаний, мотивации на успех, уровень эмоциональной стабильности, личностная креативность) и учет параметров формирующей среды, регулирующих степень их социальной активности, и направленные социальные воздействия, способствующие развитию способности рефлексировать цену собственной социальной адаптивности и меру усилий, потраченных на это

В параграфе 4.3. «Социально-практическое понятие успеха: уровни социально-фактуального познания» рассматриваются социальные практики успеха как комплекс социальных отношений, которые характеризуют социальное пространство двойственной природы успеха, его объективной и субъективной сторон. Формулируется общая модель успеха, как социально-философское понятие, выражающее единство объективного и субъективного в успехе.

Рассматривается предметная и объектная сторона социальных практик, понимаемых как сконструированный предмет, имеющий свои корни в реальных социальных отношениях и взаимодействиях и выражающийся в системе социально-практических смыслов, отражающих объектные свойства предметно-практических взаимодействий и отношений. Сами эти реальные социально-практические отношения понимаются как объектная (и объективная по отношению к социальным смыслам) сторона социальных практик. Предметная же сторона характеризуется презентацией всего этого комплекса в дискурсе социально-практических смыслов относительно реальных социально-практических отношений и представляет собой дискурс социального успеха.

Отмечается, что для того чтобы опредметить социальные факты, т.е. сделать их предметом рассмотрения и социально-практического использования, необходимо составить о них систему некоторых обобщений в виде социально-практических понятий, т.е. построить соответствующий дискурс. Анализ социального успеха на этом уровне дает новое знание о нем - социально-фактуальное знание. Здесь социальный успех представляет собой систему различных социальных фактов и их оценки под разными углами зрения и социальных установок и ценностей. Все это характеризует идеологию социального успеха.

Обосновывается, что однозначно трактовать изучение социального успеха на уровне социальных практик, как чисто онтологическое социально-фактуальное познание, не представляется возможным, так как подобная трактовка полностью элиминирует его субъектное и субъективное содержание. Подчеркивается, что социальные практики успеха есть вычлененные, понятые и интерпретированные в дискурсе соответствующие социальные смыслы. Система таких смыслов, выраженная в строе социально-практических обобщений и типизаций (в системе социально-практических понятий) представляет собой социально-практическую теорию.

Формулируются методологические основания социально-практической  теории успеха. К ним относятся: 1) учет того факта, что содержание и направленность социальных действий индивидов, направленных на достижение успеха, во многом определяются различными социальными структурами, так называемыми материализованными социальными структурами; 2) понимание того, что социальное пространство и социальное действие, ориентированное на достижение социального успеха тесно взаимосвязаны и взаимно определяют друг друга.

       Выявляются параметры объективности и субъективности социального успеха.  Обосновывается, что грань социально-практического понятия социального успеха, включающего в себя дихотомию объективного и субъективного, дает социально-практическую проекцию, которая связывается с жизненным путем личности, системой самооценок и притязаний. Осмысление на уровне социальных практик данного единства и индивидуально-личностное и социальное разрешение этого противоречия лежат в основе концептуализации социально-практического понятия жизненного выбора и личностного пути личности, а также понятия жизненного успеха.

Утверждается, что подлинная модель успеха - это социально-практическое понятие, удерживающее в своем содержании единство объективного и субъективного в успехе, единство и противоречивость социокультурного и личностного понимания смысла социального успеха. Смысловая дискурсная интерпретация этого противоречивого единства в том или ином предметном поле (бизнес, творчество, гендерные отношения, политика, образование и т.д.) дает соответствующие конкретные, предметные и прикладные модели и формулы социального успеха.

Определяется специфика социально-практического знания, которая заключается в том, что это исследование социальных фактов успеха, т.е. оно выражает социально-фактуальное познание. При этом социально-фактуальное знание об успехе, в отличие от классической исследовательской традиции в анализе социальных фактов, где речь шла в большей степени об онтологической стороне социальных явлений, бытии социальных отношений, систем, свойств и качеств, характеризует социально-конструктивную парадигму социального познания.

Социальные факты в контексте исследования социального успеха характеризуются следующим образом:  а) социальные факты - практически значимые абстракции; б) абстрагирование как форма социально-фактуального познания осуществляется не на уровне понятийной генерализации, а на уровне практического указания, описания и типизации; в) социальный факт - это социально-практическое понятие, в котором осуществляется описание обобщенных социальных событий, типизированных и классифицированных по признакам социальной деятельности или социального пространства осуществления социальных действий (социально-качественное обобщение); г) социальный факт может быть и в виде формы социально-количественного обобщения (социально-статистические обобщения). Соответственно, исследование социального успеха на уровне социальных практик означает анализ социальных фактов успеха в виде практических значимых абстракций в форме социально-качественных или социально-количественных обобщений.

Предлагается концептуальная схема включения социально-фактуального знания в систему теоретического знания. Она  включает в себя следующие исследовательские ходы: а) регистрация наблюдения множества различных социальных событий; б) их квалифицикация; в) их классифицикация; г) соотнесение со всем спектром социальных практик в историческом, характерологическом, специальном и общем наполнении; д) формулировка целостной картины в квалификации данного социального факта в системе целостных социальных взаимодействий; е) подведение этой целостной картины под теоретическое обобщение - абстрактное понятие;  ж) оценка соответствия данной целостной картины социального факта (или социальных фактов) и абстрактного понятия; з) выявление (если они обнаруживаются) несоответствия проявлений социальных практик и абстрактных понятий, предназначенных для их реконструкции; и) формулировка гипотезы (или гипотез) для объяснения этих несоответствий в виде регистрации новых социальных фактов; к) предположение о тех теоретических абстракциях, в терминах которых можно более адекватно, всесторонне и целостно реконструировать данные социальные факты.

Решается проблема фактуальной достоверности и обоснованности социально-фактуального познания. Выделятся несколько уровней обоснования социально-фактуального знания: уровень обыденной социальной практики; уровень индоктринации или социальной идеологии; уровень обоснования – процедурный уровень. Три указанных уровня образуют основные условия для трансформации социальных фактов в научные факты и формирования социально-теоретическое знания.

Параграф 5.4. «Категориально-парадигмальные схемы анализа социально-фиософского понятия «социальный успех» является обобщением сформулированных выше представлений о личном и социальном успехе, представляющим анализ различных методологических сценариев и категориально-парадигмальных схем изучения феномена и понятия успеха.

Формулируются методологические ходы в характеристике понятия социального успеха. Первым из них является категоризация - когнитивный познавательный процесс, осуществляемый как в понятийной, так и во вне-понятийной форме. Рассматривается категоризация понятия «социальный успех» на различных уровнях познания: категоризация на уровне повседневного дискурса, дающая представление о личном и социальном успехе, выраженное в социальном сленге в виде так называемых «формул успеха» или «моделей успеха». Следующий уровень - категоризация успеха на уровне социальных практик, которые характеризует идеологию социального успеха, в свою очередь выражаемую в социальном дискурсе успеха, который наполнен идеологемами теоретических дискурсов успеха: социально-философского, социологического, исторического, социально-антропологического, юридического, религиозного и т.д.

Указывается, что данная категоризация также является многоуровневой. На первом уровне задается идеологема социального успеха, на втором уровне - она конкретизируется в анализе параметров социальной состязательности и соревновательности, конкурентности и превосходства в соотношении с общими гуманистическими чертами бытия личности в обществе. На третьем уровне она социализируется, выражаясь в социальных ролях, социальном престиже, социальном ранжировании и социальной дистанции. Четвертый уровень категоризации связан с социальной ориентированностью, характеризует социальную направленность, социальную ценность успеха и создает основу для обобщения представлений о социальной ответственности успешной личности. Пятый уровень социально-практической категоризации успеха связан с личностно-центрированной социальной ориентацией идеологии социальных практик успеха.

В качестве следующего методологического хода в характеристике понятия социального успеха рассматривается понятийная концептуализация социального успеха, связанная с выявлением и анализом значения понятий, в терминах которых эксплицируется многозначность и многоуровневость феномена личного и социального успеха, и категориально-парадигмальных схем, на основе которых это осуществляется. Понятийная концептуализация социального успеха означает выявление исследовательских ходов, посредством которых формируется обобщенное социально-философское знание о личном и социальном успехе, его факторах, социальных условиях, социокультурных предпосылках.

В качестве следующего важного аспекта в анализе методологических сценариев и категориально-парадигмальных схем анализа социально-философского понятия «социальный успех» предлагается рассматривать проблематизацию социального знания об успехе, понимаемую в качестве проблематизации реальности успеха и проблематизации социальной жизни, т.е. как социальное измерение успеха.

Наряду с категоризацией, концептуализацией и проблематизацией знаний о социальном успехе, важным является и когнитивный подход, позволяющий рассматривать социальный успех как форму социального знания. В соответствии с когнитивным подходом знание о социальном успехе может быть представлено как знание системы правил достижения успеха, знание семантических смыслов успеха и знание структуры социальных отношений, в рамках которых реализуется социальный успех. Утверждается, что на указанной методологической основе схемы успеха, формулы успеха или так называемые модели успеха, которые на уровне повседневного дискурса были представлены общими образными представлениями, могут быть эксплицированы в виде когнитивных карт успеха. Когнитивная карта успеха является аналоговым понятием, с помощью могут анализироваться пути оптимизации решений при достижении цели. Это еще не само социально-философское понятие успеха, а его схематический аналог, который в некоторых случаях упрощает ситуацию анализа.

В числе методологических сценариев анализа социально-философского понятия «социальный успех» предлагается использовать системный сценарий анализа, так как социальный и личный успех представляют собой сложные системы, включающие в себя установки, ценности, действия и их технологии и методики, решения и их реализации и т.д. Системный подход в анализе социального успеха дает новые характеристики социального знания и экспликацию того, что социальный успех - специфическая социальная система, обособленная сознанием часть реальности, элементы которой обнаруживают свою общность в процессе целедостижительного взаимодействия. И поскольку не все элементы данной системы являются равнозначными при достижении поставленной цели, системный подход дает возможность иерархизировать элементы системы, выделить из них главные, решающие, доминантные. Поэтому системная методология анализа социального и личного успеха характеризует специфический аспект социального знания об успехе.

В Заключении подводятся итоги проведенного анализа повседневного феномена и социально-философского понятия социального успеха, формулируются основные выводы, подчеркивается теоретическая и практическая значимость работы.

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ

СЛЕДУЮЩИЕ РАБОТЫ:

Монографии

1. Якутина О.И. Социальный успех: методология исследования феномена и понятия. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2010. – 13,25 п.л.

2. Якутина О.И., Курбатов В.И. Социальный успех: факторы достижения и риски обретения. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2011. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2011. – 15,5 п.л.

.

В изданиях Перечня ВАК Минобрнауки России

  1. Якутина О.И. Индивидуальный и социальный успех в формате повседневного дискурса.// Гуманитарные и социально-экономические науки.2009.№3. – 0,85 п.л.
  1. Якутина О.И. Креативный интеллект успеха: анализ креативности и мотивации достижений.// Научная мысль Кавказа.2009.№3. – 0,9 п.л.
  1. Якутина О.И. Противоречивость социальных практик успеха в современном российском обществе. // Научная мысль Кавказа.2010.№1. – 0,7 п.л.
  1. Якутина О.И. Социальные практики успеха: социальное лидерство и социальное партнерство.// Гуманитарные и социально-экономические науки.2010.№1. – 0,7 п.л.
  1. Якутина О.И. Категория «саксес-стратификация» в анализе социальной стратификации современного общества. // Научная мысль Кавказа.2010.№2. – 0,8 п.л.
  1. Якутина О.И. Социальный интеллект: анализ ресурсов социального успеха.// Социально-гуманитарные знания. 2010.№3. – 0,65 п.л.
  1. Якутина О.И. Феномен социального успеха: мультиметодологические принципы исследования. // Социально-гуманитарные знания. 2010.№7 – 0,85 п.л.
  1. Якутина О.И. Двойственная природа социального успеха: идеальный тип и социальная реальность. // Социально-гуманитарные знания. 2010. №11 -  0,7 п.л.
  1. Якутина О.И. Методологические сценарии и категориально-парадигмальные схемы анализа феномена и понятия «социальный успех» // ПОИСК: Политика. Обществоведение. Искусство. Социология. Культура: научный и социокультурный журнал. 2011. Вып.№2 (31) – 0,6 п.л.
  1. Якутина О.И. Социально-философское понятие «социальный успех»: методологические сценарии и категориально-парадигмальные схемы анализа. // Гуманитарные и социально-экономические науки.2011.№2. – 0,5 п.л.

Статьи, тезисы

  1. Якутина О.И. Идеология социального успеха в системе детерминант социального поведения личности: Тезисы докладов и выступлений на Всероссийском социологическом конгрессе «Глобализация и социальные изменения в современной России»: В 16 т. Т.13. Социальная политика. Социология личности. Социология кино - М.: Альфа-М, 2006. -  0,2 п.л.
  1. Якутина О.И. Социальный успех: основные подходы к определению понятия. // Образование и наука – основной ресурс третьего тысячелетия: Материалы юбилейной научно-практической конференции ИУБиП, ноябрь 2006 г. – Ростов-на-Дону: Изд-во НОУ ВПО ИУБиП, 2006. – 0,4 п.л.
  1. Якутина О.И. Детерминанты социального поведения личности:  социальный успех Материалы международной научно-практической конференции «Проблемы социальной адаптации молодежи малых городов», г. Сальск, апрель 2007г. – Ростов-на-Дону: Изд-во НОУ ВПО ИУБиП, 2007 г. – 0, 2 п.л.
  1. Якутина О.И. Категория социальный успех как метод анализа социального поведения личности.//Методология социального познания (материалы научной сессии аспирантов и соискателей). Вып.4., Ростов-на-Дону: Изд-во ООО «ЦВВР», 2008. -- 0.2 п.л.
  1. Якутина О.И., Курбатов В.И.  Методологические постулаты дискурсивного анализа.//Методология социального познания (материалы научной сессии преподавателей, аспирантов и соискателей). Вып.5., Ростов-на-Дону: Изд-во ЮФУ, 2009. -- 0.25 п.л./0,1 п.л.
  1. Якутина О.И., Курбатов В.И.  Уровни анализа социального успеха (анализ методологической ситуации).// Методология социального познания (материалы научной сессии преподавателей, аспирантов и соискателей). Вып.5., Ростов-на-Дону: Изд-во ЮФУ, 2009. -- 0.25 п.л./0,15 п.л.
  1. Якутина О.И. Мультиметодологические принципы исследования феномена социального успеха.//Методология социального познания (материалы научной сессии преподавателей, аспирантов и соискателей). Вып.5., Ростов-на-Дону: Изд-во ЮФУ, 2009.  - 0.4 п.л. 
  1. Якутина О.И. Социальное лидерство и социальное партнерство в социальных практиках успеха.//Методология социального познания (материалы научной сессии преподавателей, аспирантов и соискателей). Вып.5., Ростов-на-Дону, 2009. -- 0.3 п.л.
  1. Якутина О.И. Категория «социальный успех» как метод анализа социального поведения личности.// Общество и личность: интеграция, партнерство, социальная защита (материалы 2-й Международной научно-практической конференции). - Ставрополь: НОУ ВПО СКСИ,  2009. - 0,2 п.л.
  1. Якутина О.И. Социальный успех: основные направления исследования  феномена и понятия.// Материалы научной  конференции в г. Донецк, 15 мая 2009 г. - Ростов-на-Дону: Изд-во НОУ ВПО ИУБиП, 2009.  – 0,5 п.л.
  1. Якутина О.И. Социальные практики успеха: противоречие состязательности и человечности.// Материалы «круглого стола» «Гуманитарные технологии в управлении и бизнесе». Вып.2. – Ростов-на-Дону: Изд-во НОУ ВПО ИУБиП, 2009. - 0,5 п.л.
  1. Якутина О.И. Социальный успех: методологические принципы исследования. // Материалы международной научно-практической  конференции «Технологии 21 века» - Ростов-на-Дону: Изд-во НОУ ВПО ИУБиП, 2010.  – 0,7 п.л.
  1. Якутина О.И. Методологические принципы исследования феномена социального успеха. // Научные труды Нахчыванского государственного университета (Азербайджанская республика). Серия истории и социальных наук. 2010 .№1. – 0,45 п.л.
  1. Якутина О.И. Феномен социального успеха: мультиметодологичекие принципы исследования.// Методология, теория и история социологии: Сборник научных трудов. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2011. – 0,25 п.л.
  1. Якутина О.И. Саксесс-стратификация в системе социальной стратификации современного российского общества.// Проблемы развития информационного общества и социально-инновационого благополучия современной России: всерос. науч.-практ. конф. (2011; г. Волгоград). Всероссийская научно-практическая конференция, 2011г.: [материалы].- Волгоград – М.: ООО «Планета», 2011.- 0,4 п.л. 
  1. Якутина О.И. Инновации в образовании: технологии формирования социального интеллекта успеха.// Сборник научных трудов «Инновации. Инвестиции. Технологии-2011 (по материалам Международного Форума, г. Ростов-на-Дону, апрель 2011). – Ростов-на-Дону: ИУБиП, 2011. – 0,4 п.л.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.