WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

       

На правах рукописи

Хубиев Башир Билялович

СЕМЬЯ КАК СОЦИАЛЬНО-ЦЕННОСТНАЯ

ОБЩНОСТЬ ФОРМ БЫТИЯ ЧЕЛОВЕКА

Специальность 09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Нальчик - 2008

Работа выполнена в Кабардино-Балкарском государственном

университете им. Х.М. Бербекова

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Никитин Владислав Алексеевич

доктор философских наук, профессор

Отютский Геннадий Павлович

доктор философских наук, профессор

Хапчаев Исмаил Абуевич

Ведущая организация:

Институт философии  РАН

Защита  состоится 30 января 2009 года в 11-00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.194.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора (кандидата) наук в Пятигорском государственном технологическом университете по адресу: 357500, Ставропольский край, г. Пятигорск, пр. 40 лет Октября, 56.

       С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ПГТУ по адресу: г. Пятигорск, пр. 40 лет Октября, 56.

Автореферат разослан 22 декабря 2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук, доцент                                                Г.Н. Рыкун

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современные проблемы трансформации и модернизации российского общества и обеспечения его устойчивого развития приводят к необходимости переосмысления роли семьи как формы социальной ценности и персональной среды жизнедеятельности  человека. Становление новых форм семейного бытия человека, обострение демографического кризиса, расширение масштабов социально негативного поведения людей настоятельно требуют исследования семьи как особой формы  бытия человека. В контексте современных крайне противоречивых трансформационных процессов социального бытия очевидным становится влияние на семью таких характерных тенденций современности, как индивидуалистические ориентации в обществе, многовариантность свободного субъективного выбора, социокультурный плюрализм и другие, которые определяют характер нынешних тенденций развития института семьи и отношений семьи и общества. Семья фактически становится перекрестием болевых проблем социального бытия времени.

Проблема семьи стала особенно актуальной для России с конца 1990-х годов в связи с глобальной переоценкой социальных ценностей, так или иначе обусловленных новыми культурно-историческими реалиями. В этих условиях понимание семьи только в качестве социального института сужает ее значимость, придает ей односторонние качества нормативной единицы социума. Наряду с пониманием семьи как социального института, предметом научной рефлексии, на наш взгляд,  должна стать вся проблематика современного содержания и функционально-бытийной специфики семьи как одного из феноменов динамично меняющейся социальной реальности. Семья при подходе с таких позиций может быть рассмотрена как диалектический синтез множества компонентов физического, физиологического, психологического, эмоционального, духовного и социального содержания. Варианты подобного синтеза порождают различные классификации типов семейного бытия, невыразимые в понятийных категориях, основанных на количественно-структурных критериях, которыми семья традиционно характеризуется как социальный институт.

Для современной российской социокультурной ситуации особенно значимым становится исследование феномена семьи как модуса ценностного измерения общества - специфического вида жизнедеятельности, общности социально-ценностных форм бытия человека. Социально-гуманитарная наука должна перейти от формально-позитивистского подхода к проблематике семьи, констатации проблемности семейных отношений к осмыслению семьи как социальной миссии, к обоснованию особой роли и значимости семейного бытия человека и семейной культуры в современном многообразии конкурирующих социальных отношений и ценностей. Речь идет о переносе в сферу анализа семьи и семейных отношений тех системных принципов и идей социальной философии, которые ныне достаточно успешно применяются при осмыслении сущности человека и форм его бытия с применением при этом различных измерительных (индивидуальных, общесемейных, общественных) оценочных параметров, разработанных в социологии и социальной философии.

Несмотря на обилие публикаций разных научных направлений, на исходе последнего десятилетия ХХ и начала ХХI века по проблемам семьи пока отсутствуют именно системные исследования, посвященные наиболее существенным изменениям природы и структуры семьи в механизмах ее функционирования в общем контексте процесса перехода к постиндустриальному обществу. Таким образом, нуждаются в переосмыслении прежние точки зрения на семью как специфический институт общества и человеческого бытия, а также становится очевидной необходимость превращения ее современного содержания и функционально-бытийной специфики в предмет системного анализа и философской рефлексии.

С учетом изложенного, представляется актуальной разработка методологических подходов к пониманию семьи как многомерного и полифункционального социального явления, как одной из форм человеческого бытия, постоянно взаимодействующей с обществом, его различными сторонами, определяя темпы общественного прогресса, а также механизмов адаптации семьи к происходящим ныне глобальным социальным преобразованиям.

Степень научной разработанности проблемы. Семья является объектом исследования многих наук: и философии, и социологии, и истории, и этнологии, и демографии, и культурологии, и экономики, и медицины, и юриспруденции, и педагогики, и психологии. В разных научных школах, в том числе и в области социальной философии, сложились свои исследовательские традиции, среди которых можно выделить исследования:

– сущности семьи и брака в произведениях античных философов, создавших патриархальную теорию семьи (Платон) и заложивших либеральные традиции в исследовании проблем семейного бытия (Аристотель);

– семьи как основы социального порядка и естественного состояния человека в совершенном обществе в утопических теориях Т. Мора, Т. Кампанеллы, У. Годвина,  Дж. Уинстэнли,  Морелли, Г.  Мабли и др.;

– сущности семьи с позиций теории естественного права и гуманистической теории,  категорий нравственности, свободы и необходимости как основы семейного союза в трудах Ф. Бэкона, Т. Гоббса, Ж.-Ж. Руссо, И. Канта;

– семьи как общественной и индивидуальной необходимости, как воплощения нравственности, связанной с идеей развития в системе гегелевской философии;

– семьи как исторической категории в эволюционной теории И.Я. Бахофена,  Л.Г. Моргана;

– семьи как института («ячейки») общества, как общественного явления в формационной теории К. Маркса, Ф. Энгельса;

– универсальности семьи как общечеловеческого явления в теории позитивизма О. Конта и Г. Спенсера;

- ценности семьи с позиций аксиологической концепции, альтруизма и духовных оснований в трудах русских философов Н. Бердяева, В. Розанова, Вл. Соловьева;

- полифункциональности семьи как социального института в теории функционализма П. Сорокина, Т. Парсонса.

В отечественных исследованиях последних десятилетий доминирующим остается структурно-функциональный подход к семье, представленный в работах А.Г. Харчева и М.С. Мацковского. Исследование структуры и функции семьи было связано с вопросами полоролевого поведения и межличностных отношений.

В современной социальной науке преобладают труды, ориентированные на изучение семьи как социального института, места и роли семьи в обществе, ее экономического положения и статуса, демографического поведения семьи. В этом аспекте следует выделить исследования А.И. Антонова, Е.Ф. Ачильдиевой, В.В. Бодрова, М.С. Мацковского, В.А. Медкова, З.А. Янковой, в которых обоснованы принципиальные положения об институциональном кризисе семьи, при этом в качестве основного фактора рассматривается отказ от детоцентризма, снижение ценности семьи с детьми.

Обращение к феномену семьи как к социокультурной ценности стало характерным для исследований второй половины 1990-х лет. Данная проблематика хорошо представлена в работах О.И. Волжиной, С.И. Голода, Т.А. Гурко, Е.Р. Смирновой, где исследованы социокультурные аспекты функционально-ролевого семейного взаимодействия, а также разработаны концепции семьи как ценности общества и на ее основе выявлены основные направления процесса трансформации ценности семьи в современном российском обществе.

В работах В.И. Добрыниной, Т.Н. Кухтевич, Н.И. Лапина, Н.Г. Марковской семья изучается в контексте анализа динамики иерархии ценностей в российском обществе и рассматривается в структуре общественного сознания.

Анализ семьи как универсальной ценности и как побудительного мотива для индивидуального поведения личности нашел отражение в работах М.С. Мацковского, В.И. Жукова, В.А. Сысенко, В.Т. Лисовского, В.В. Бодровой, Т.И. Заславской. В работах А.Г. Здравомысловой, О.Л. Краевой, Г.Л. Воронина, О.И. Волжиной при рассмотрении структуры побудительных мотивов поведения индивидов, ведущих в конечном итоге к социальным изменениям, сформирована теория ценностного подхода к изучению семьи.

В работах В.Н. Бобкова, В.В. Елизарова, Н.В. Зверевой, Н.М. Римашевской разработаны концептуальные основы теории социально-экономической стратификации семей, сделан анализ изменения их социально-экономического положения. Современная семейная динамика, с их точки зрения, обусловлена изменениями индивидуальных стилей семейного поведения, с их ценностной и нормативной представленностью в обществе.

Проблематика социально-философского анализа семьи значительно обогатилась в трудах философов Л.П. Буевой, М.С. Кагана, В.А. Лекторского, О.М. Панфилова, Н.С. Розова, Г.И. Смирнова; педагогов Г.Н. Волкова, Б.Т. Лихачева, Н.Д. Никандрова, Г.Н. Филонова; культурологов С.В. Бородавкина, Л.Г. Ионина, К.О. Касьяновой, А.П. Маркова, благодаря возрастанию значения аксиологических аспектов данных отраслей знаний. Отечественная социально-философская мысль неразрывно связывает социальное развитие с изменениями в нравственно-этических, мировоззренческих, культурно-эстетических компонентах духовной сферы общества.

Значительный интерес представляют исследования проблем социальной эволюции семьи в трудах Т. Абдусаламовой, В. Бойко, Э. Васильевой, М. Верба, К. Витек, А. Волкова, Ю. Гаспаряна, Л. Карцевой, Т. Клименковой. В работах перечисленных авторов прослеживается тенденция изучения семьи как социальной организации первичного уровня, основы социальной жизни общества.

В исследовании проблем формирования установок толерантности в обществе и роли семьи в этом процессе заслуживают внимания работы Б.Х. Бгажнокова, Р.Р. Валитовой, Л.М. Дробижевой, Д.В. Зиновьева, В.А. Лекторского и др.

Сложность объекта исследования определяется его глубинной полифункциональностью, во многом отражающей социальную ситуацию в обществе на рубеже ХХ–XXI столетий. В частности, такой аспект данной проблемы, как модернизация семьи, исследуется в работах В.Д. Альперовича, Н.И. Андреевой, Т.А. Гурко, С.И. Голода, С.В. Дармодехина, Л.В. Карцевой, А.А. Клейкина, Т.И. Климантовой, В.И. Митрохина, В.А. Никитина, Г.И. Осадчей, А.Д. Плотникова, В.И. Филоненко, Т.В. Шеляг, Л.М. Шинелевой.

Социологические и этнокультурные аспекты семьи в национальных регионах Северного Кавказа получили освещение в работах Ф.Ж. Беровой, К.С. Дзагкоева, Х.В. Дзуцева, Х.М. Думанова, А.А. Магомедова, Г.Х. Мамбетова, М.А. Меретукова, Я.С. Смирновой и др.

В то же время обращает на себя внимание тот факт, что среди работ по проблематике семьи явно недостаточно собственно философских исследований. Между тем, как уже указывалось, все более очевидным становится несоответствие между назревшей потребностью в социально-философском анализе семьи и неразработанностью теоретико-методологических подходов к решению этой проблемы. Подобное несоответствие связано с глубинными расхождениями (разрывами) в представлениях о значимости семьи, определяемой ее положением в сложном ансамбле отношений личности и общества и сегодняшним реальным содержанием ценностно-нормативных оснований семьи; о закономерностях модернизации семьи и семейных ценностей в обществе переходного типа и реальной социальной практикой формирования структурно-функциональных параметров семьи. И, наконец, глубоким разрывом между общественной необходимостью семьи как ценностно-нормативного элемента культуры, способного порождать культуру более высокого порядка и отношением к семье со стороны государства и социума. В диссертационном исследовании предпринимается попытка восполнить эти теоретико-методологические пробелы.

Цель данного исследования  состоит в разработке концепции семьи как формы бытия человека и выявлении на ее основе социально-ценностного содержания и основных тенденций  развития семьи.

Реализация цели диссертационного исследования предполагает постановку и решение следующих задач:

– провести историко-философский анализ классических теорий семьи с позиций понимания семьи как социально-ценностной общности и одной из форм бытия человека;

– разработать методологический подход к пониманию семьи как общности и одной из форм бытия человека;

– осуществить анализ сущности семьи как приоритетной ценности общества и детерминанты ее ценностного измерения;

– изучить ценности семейного бытия и сформулировать методологические подходы их личностного измерения;

– рассмотреть феномен толерантности как производное от семьи явление, ценностно-регулятивный фактор семейных отношений и условие их стабильности;

– исследовать основные тенденции развития семьи в современном обществе;

– изучить процесс структурно-функциональной модернизации семьи и семейных ценностей в условиях трансформации  российского общества;

– раскрыть эволюцию семейных ценностей, а также сущность и содержание «кризиса семьи»;

– сформулировать концепцию семейной парадигмы трансформирующейся России.

Объект исследования - семья как форма бытия человека.

Предмет исследования – семья как социально-ценностный феномен.

Методологическая и теоретическая база исследования. Решение сформулированных задач для достижения поставленной цели реализуется на основе системного анализа и междисциплинарного подхода. Основной методологической базой явилось философское учение о целостности феномена семьи, его соотнесенности с обществом, подразумевающее: 1) исследование тождества всеобщности и внутреннего единства семьи, коллективности и индивидуальности, диалектического единства индивидуально-личностного и семейно-общественного свойств и качеств семейного бытия; 2) рассмотрение семейного бытия как диалектического единства социальных и духовных компонентов, многоуровневости и многослойности их внутреннего содержания, их интегративности; 3) изучение многогранности и полифункциональности, придающих семье качество естественно-социального образования, ее социально-ценностной общности как одной из форм человеческого бытия, для которой характерны закономерности функционирования как и для любого другого целостного социального организма. Автор исходит из учения Гегеля о единстве семьи: человек должен являться в нем (единстве) не как лицо для себя, а как член этого единства.

В своем исследовании автор опирался на принципы философского анализа:

а) развития, рассматривающего семью как продукт общественного развития, придающего ей всеобщий, универсальный и системный характер;

б) историзма, предполагающего методологию познания семьи на конкретных этапах и стадиях ее развития, выявление закономерности смены форм семьи на разных этапах человеческой истории;

в) детерминизма, дающего методологический ключ к познанию причинной обусловленности семейного бытия человека изменениями социально-экономического и аксиологического параметров общественной жизни, к выявлению места и роли семьи в обществе, степени приоритетности ценностей семьи в общественном сознании и бытии человека;

г) системности, создающем представление о семье как относительно устойчивом образовании, в то же время – открытом и динамичном структурном элементе общества, субъекты которого взаимодействуют на основе деятельности, направленной на созидание и саморазвитие;

д) ценностности, позволяющем познать социальный объект (семью) с позиции и через призму ценностных оценок индивидов, рассмотреть социально-ценностное содержание семейного бытия человека как пространства, находящегося в сложных связях с общественной реальностью.

Теоретическую базу диссертации составили положения классических теорий семьи (патриархальная и либеральная теории античности, утопические теории, теория естественного права, теория гуманизма, эволюционная и формационная теории, теория позитивизма, теория функционализма), а также широкий круг отечественных исследований, затрагивающих проблематику генезиса и феноменологии семьи (оценка семьи как универсальной ценности и сферы индивидуального бытия личности, теория динамики иерархии ценностей семьи в структуре общественного сознания, теория генезиса аксиологической природы и социальной эволюции  семьи, теория социокультурной ценности) и др.

Взятые в совокупности отмеченные методологические и теоретические подходы и конкретные методы смежных наук позволили сформулировать философскую теорию семьи: семья как социально-ценностная общность форм бытия человека, допускающая применение самых разных исследовательских ракурсов в силу методологической и проблемно-поисковой многозначности категории «бытие» и ее применения к феномену семьи как универсальному явлению. Использование метода сочетания классической и неклассической методологии изучения данного социального объекта позволило определить основные контуры семейной парадигмы в будущем информационном обществе. Центральным элементом исследовательской парадигмы является междисциплинарный подход, позволяющий при использовании данных целого комплекса наук (философии, социологии, психологии, педагогики, культурологии и др.) адекватно отразить феномен семьи как социально-ценностной общности форм бытия человека.

Научная новизна исследования. Научная новизна диссертационного исследования, в котором осуществлен системный целостный анализ семьи, определяется спецификой подхода к исследованию проблемы, акцентированными аспектами, постановкой задач, полученными результатами и заключается в следующем:

– решение задач исследования осуществлялось на основе системного подхода и методов междисциплинарного анализа, позволивших исследовать феномен семьи как целостный социальный объект, в котором в диалектическом единстве выступают социально-сущностное, ценностно-содержательное, личностно-индивидуальное и общественное составляющие бытия человека;

– в исследовании акцент сделан на такой аспект философской рефлексии, как определение предметного поля концепции социально-ценностного бытия, как такового, и семьи как социальной среды человеческой деятельности по воспроизводству материальных и духовно-нравственных ресурсов общества;

– в силу методологической многозначности категории «бытие», применение его к такому универсальному явлению, как семья, обусловило постановку задачи по осмыслению философской концепции семьи как социально-ценностной общности форм бытия человека;

– в работе сформулирована авторская концепция семьи  как социально-ценностной общности форм бытия человека и дано ее определение. Показано диалектическое единство биологических, психических, эмоциональных, духовных, социальных компонентов, обеспечивающих личностно-уникальное бытие человека:

– продемонстрирована перспективность применения методологии социально-философского анализа семьи как социально-ценностной общности форм бытия человека в условиях трансформации российского общества;

– раскрыта диалектика взаимоотношений семьи, культуры, общества и государства, что принципиально важно для оценки семьи как социальной ценности;

– семья рассматривается как специфическое (многомерное, полифункциональное и т.д.) явление общества и ценностно-нормативный компонент культуры, который своим пространственно-диспозиционным положением между индивидом и обществом обусловливает особенности диалектики отношений семьи и общества, взаимодействия индивидуально-семейных, общесемейных и общественных норм бытия, их интегративности;

– выявлена комплексность реализуемых семьей функциональных форм деятельности, их связанность внутренней логикой развития, обусловленность иерархии их функций и содержания историческими и социокультурными факторами;

– на основе анализа социально-ценностного ядра как идеального компонента семьи и индивидуально-ценностной периферии как ее изменчивого компонента, выявлены новые формы семейного взаимодействия и закономерности их проявления;

– выявлены противоречия: 1) между законодательным признанием суверенитета личности и отсутствием такого же признания в общественном сознании и в реальных условиях семейного бытия; 2) между необходимостью сохранения социально-ценностных нормативных оснований семьи и их разрушением под влиянием социально санкционированных индивидуально-ценностных норм;

– раскрыта взаимосвязь между характером демократических преобразований общественной системы, включая условия, определяющие социальные ценности (гражданское общество, правовое государство, развитый рынок и др.), и социальным детерминизмом индивидуально-нормативных ценностей, а также позитивным характером их воздействия на семейную общность. В условиях подлинной демократии и высоких нравственных устоев в обществе индивидуально-ценностные нормы могут быть факторами, способными укрепить функциональные и нравственные ресурсы семьи;

– определены характерные особенности и основные направления процесса модернизации семьи и формирования облика ее нуклеарно-эгалитарной формы, что имеет принципиальное значение для обоснования внутренней логики взаимосвязей и взаимодействия семьи и общества как части и целого, понимания приоритетности индивидуального и общесемейного составляющих семьи, их оценки как в обществе, так и в семье;

– выявлена зависимость форм взаимодействия индивидов и содержания семейного поведения от статуса человека – члена семьи и выполняемой им семейной роли;

- показана роль семьи как жизненной среды реализации индивидуальных потенциальных возможностей в обеспечении воспроизводства человеческой индивидуальности: таких, как знание, социальные ценности, которые объективно семья инвестирует, выступая источником и проводником культурного и социального развития общества.

Положения, выносимые на защиту:

1. Концепция семьи как социально-ценностной общности форм бытия человека позволяет расширить научную базу и границы познания феномена семьи. В свою очередь, необходимость расширения границ познания вытекает из общефилософского положения о признании в качестве социокультурной нормы постоянное изменение ценностного содержания социальных институтов общества.

2. В основе понимания семьи как социально-ценностной общности форм бытия человека находится деятельностный подход, понимание «бытия человека» как «деятельности», создающей социальные и духовные ценности. Дополнительность использования двух концепций семьи: концепции семьи как социального института и концепции семьи как формы социальной ценности, – расширяет диапазон познания сущности семьи.

3. Современная социальная философия, ее методологический арсенал и категориальный язык наиболее адекватным образом выражают феномен семьи как многомерного и полифункционального явления и на этой основе позволяют формировать знание о роли и месте семьи в бытии человека; сформулировать философскую  концепцию семьи, заключающуюся в следующем: 

–  семья является многомерным явлением общественной жизни и человеческого бытия;

– семейное бытие есть форма человеческой деятельности как диалектическое единство социальных и духовных компонентов человеческого бытия;

– обнаруживается закономерный характер взаимодействия субъектов семейных отношений как носителей индивидуально-семейных и общесемейных ценностных элементов современной семьи, с одной стороны, и общественных норм бытия, с другой;

– фиксируется интегративный характер взаимодействия индивидуально-семейных, общесемейных и общественно значимых ценностей, создающих новый уровень семейных отношений.

4. Одна из главных особенностей ценностного измерения семьи в современную эпоху прослеживается в заметном повороте сознания людей от традиционных коллективистских ценностей семьи к ценностям индивидуально направленным. Последние в конечном счете распространяются и на семью, усложняя качественные параметры семейного бытия, формы существования семьи. В то же время свобода выбора, позволяющая индивиду развиваться творчески, так или иначе несет «позитивную нагрузку» и в его семейную жизнедеятельность, обогащая общесемейные ценности (устойчивое ядро семьи) новым содержанием.

5. В современных семейных отношениях стала характерной тенденция инновационного поведения, замещение традиционных этических принципов декларацией прагматических оснований семейного взаимодействия, таких как выгода, расчет, конкуренция, создающие либерально-демократическую матрицу функционирования семьи и межличностного взаимодействия в условиях семьи. Формирование социально и общественно значимых образцов семейного поведения происходит не только под влиянием социализирующей роли семейного бытия, но и той общественной роли, которую индивид выполняет в семье и за ее пределами. Чем выше социальный, общественный и семейный статусы личности, тем явственнее проявляются индивидуалистически ориентированные образцы семейного поведения.

6. Для современной социокультурной ситуации в российском обществе особую значимость приобретает роль семьи в формировании установок позитивного социального поведения людей. Толерантность в семейных отношениях является фактором стабильности семьи, ценностью семейного бытия индивидов, типом определенного образа жизни, основанным на гармоничной совместимости общественного и индивидуального бытия - процесса социализации и становления личности в условиях семьи. Семья обладает широким диапазоном возможностей и средств воздействия на формирование установок толерантности в обществе. При этом определяющей является тенденция формирования демократических принципов отношений членов семьи как друг к друг, так и к социальному окружению, терпимости к другим взглядам и мнениям, приверженности  общечеловеческим нормам и ценностям.

7. Сохранив систему целерезультирующих функций и свою универсальную ценность, семья вместе с тем претерпела модернизацию, отразившую изменения не только оснований социальной жизни, но и духовного бытия человека, что, в свою очередь, сказалось на иерархии и содержании целей и функций семьи. В итоге целерезультирующие функции современной семьи носят комплексный характер, связаны внутренней логикой длительного исторического развития.

8. Суть изменений семьи в общем контексте современного цивилизационного развития заключается в том, что триада соподчиненности «общество-семья-индивид» трансформируется в конструкцию «индивид-семья-общество».

9. Среди закономерностей, определяющих структурно-функциональную модернизацию современной семьи следует выделить структурную модификацию и формирование нового облика семьи – нуклеарно-эгалитарной, характеризуемой формулой дихотомического типа: «традиционализм – модернизм», сочетанием патернализма и свободы выбора индивидом семейного и внесемейного поведения. Практически для всех типов обществ, в том числе и российского, процесс модернизации семьи связан с экономическими аспектами воспроизводства человека, становясь решающими факторами и условием саморазвития института семьи и выбора стратегии семейного самоопределения индивида.

10. Характерной особенностью российской реальности является стремительное падение детности под влиянием формирующейся новой демографической культуры населения и рыночной экономики. Современная  ориентация россиян на малодетность и бездетность в значительной мере является следствием изменений ценностных установок в обществе, ведущих к нарастанию эгоцентристских тенденций. Мировая тенденция к снижению уровня детности совпала с тенденцией сознательного ограничения рождаемости в российском обществе, что обусловило беспрецедентно низкую рождаемость в России на рубеже ХХ-ХХI вв.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется разработкой нового концептуального подхода к анализу семьи как социально-ценностной общности форм бытия человека, который в определенной степени дополняет теоретическую базу исследований семьи и семейных ценностей в российском обществе. Он может быть положен в основу конкретных и эмпирических фамилистических исследований.

Материалы диссертации могут быть использованы при разработке государственной семейной политики, а также в процессе преподавания социальной философии, социологии семьи, феминологии и семьеведения, а также при чтении курсов теории и технологии социальной работы с семьей в высших учебных заведениях.

Апробация работы. Диссертация прошла обсуждение на кафедре философии Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова.

Результаты исследования прошли апробацию в докладах и выступлениях на региональных, всероссийских и международных конференциях:

- на Международной научной конференции «Реальность этноса» (Санкт-Петербург, 2001);

- на Международном конгрессе «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру» (Пятигорск, 2001);

- на I Региональных научных чтениях «Актуальные проблемы истории, теории и технологии социальной работы» (Новочеркасск, 2003);

- на III Международном социальном конгрессе «Глобальная стратегия социального развития России: социологический анализ и прогноз» (Москва, 2003);

- на Региональной научно-практической конференции «Семейная политика в КБР» (Нальчик, 2004);

- на IV Международном социальном конгрессе «Социальные процессы и социальные отношения в современной России» (Москва, РГСУ, 2004);

- на I Региональной конференции «Социальная работа в Южном Федеральном округе» (Ростов-на-Дону, 2004);

- на III Всероссийском научно-педагогическом социальном конгрессе «Воспитательная работа в современном вузе: проблемы, направления и пути совершенствования» (Москва, РГСУ, 2004);

- на Международной конференции «Интеграция людей с инвалидностью в российское общество» (Ставрополь, 2004);

- на II Международном конгрессе «Российская семья» (Москва, 2005);

-  на Всероссийской         конференции «Социальная работа в современном обществе: теория, практика, образование» (по гранту РГНФ, Москва, 2006);

- на VIII Всероссийском социально-педагогическом конгрессе «Социальное образование и кадровое обеспечение социальной сферы» (Москва 2008).

Результаты исследования нашли свое отражение в таких научно-исследовательских проектах, как: Федеральная целевая программа «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе», теме: «Дети, семья и толерантность в российском обществе»(2001-2003 гг. Соискатель является руководителем темы.); «Роль семьи, традиционных общественных институтов, средств массовой информации в решении задач профилактики национальной и религиозной нетерпимости среди молодежи» (Грант РГНФ – 2006-2007 гг.); «Эволюция социальной и биологической реакции детей, подростков и молодежи на инвайронментальные влияния » (2006-2007 гг.).

Материалы диссертации были использованы при разработке и чтении лекций, подготовке учебных пособий по курсам: «Теоретические проблемы семьеведения», «Социальная работа с семьями и детьми», «Семья как многомерное явление общественной жизни»; «Аксиологическая природа классических теорий семьи».

Основные положения и выводы диссертационного исследования изложены в 49 научных публикациях общим объемом 56 п.л., в числе которых 3 монографии и 7 статей в ведущих реферируемых журналах и 2 брошюры.

Структура диссертации обусловлена целями и основными задачами исследования. Работа состоит из введения, пяти глав, содержащих 11 параграфов, заключения и библиографического списка.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность избранной темы, показана степень ее разработанности, обозначены цель, задачи, объект, предмет исследования, определены теоретические и методологические основания диссертации, научная новизна, сформулированы положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость работы, ее апробация.

В первой главе «Проблема семьи в истории социально- философской мысли» – раскрывается содержание теоретических концепций семьи в истории философской мысли, методологическая и теоретическая значимость их для исследования современной семьи как ценности общества и одной из форм человеческого бытия.

В первом параграфе «Семья категория социально-историческая: от традиции античности к эволюционной теории» -  подчеркивается, что семья всегда являлась объектом глубоких исследований философии. Содержание творческого наследия мыслителей и философов прошлого дает ключ к выявлению теоретических принципов, которые во многом составили основу научного анализа семьи как  социально-ценностной общности форм бытия человека. К пониманию сущности семьи мыслители прошлого и современные исследователи подходили по-разному, но общим для всех являлось то, что семья всегда рассматривалась как объективная форма человеческого бытия, социально-ценностный феномен. Взгляды исследователей, которые обращались к проблематике семьи, во многом совпадают относительно всеобщности, универсальности и системности семейного бытия.

Констатируется, что интерес к семье помимо собственно содержательного изучения её полифункциональности поддерживается когнитивным интересом к её посреднической роли между личностью и обществом, а также силой её социальной природы как особого феномена. Семья первоначально появляется как элементарная ячейка общества, которая определяется как отношения между мужем и женой, родителями и детьми. Историческое развитие ведет к превращению семьи в особую  форму социальной общности - социально-ценностную форму человеческого бытия. Семья рассматривалась как фундамент, на котором  основан  общественный порядок.

В теоретических концепциях античной эпохи семья рассматривалась не столько как социальный институт, сколько с точки зрения ее отношения к обществу и государству. Они свидетельствуют о постепенном складывании системы соподчиненности, в которой главенствующая роль принадлежала государству, подчинявшему себе личность и семью. Рассматривая государство в качестве разросшейся вширь семьи, философы античности были склонны  выводить социальные отношения из семейных отношений. Вместе с тем уже в античности обнаруживается противоречивость взглядов на феномен семьи. Она нашла отражение, в частности, в двойственности ее трактовки Платоном и Аристотелем.  Будучи сторонниками морально-этических оснований семьи, они все же существенно расходились во взглядах на природу семьи и ее место в общественном устройстве. Платоновскому идеальному государству, целостному за счет превращения «в одну семью», Аристотель противопоставляет государство рациональное, регулируемое законом, а не порядками, подобными семейным, тем самым наделяет государство «многокачественностью своих элементов», под которой он понимал «парный союз» как форму брака и семьи.

В утопических концепциях семьи наряду с дальнейшим развитием патриархальных идей Платона и либеральных традиций Аристотеля были выдвинуты важные теоретико-методологические положения. В частности, в них складываются различные подходы к оценке сути и роли института моногамной семьи: в одном случае она отрицается как несовместимая с обществом социальной справедливости, поскольку предполагает частную собственность (Т. Кампанелла, У. Годвин), а в другом – она признается как основа социального порядка и естественного состояния человека (Т. Мор, Дж. Уинстэнли, Морелли, Г. Мабли). Кроме того, исторически получили развитие  демократические принципы семейных отношений, идея равенства между полами и др. (Ж. Мелье, Ш. Фурье, Р. Оуэн).

Теория «естественного права» и «гуманистическая» теория семьи (Ф. Бэкон, Г. Гоббс, Ж.-Ж. Руссо, И. Кант) особое место уделяют нравственным началам в создании семьи, значению любви в укреплении супружеских союзов и воспитании детей в соответствии с общепринятыми  нормами и ценностями. Заключение брака должно быть намеренным актом со стороны мужчины и со стороны женщины, решаться в рамках категорий свободы и необходимости, продиктованной природной данностью вступающих в брак.

Принципы историзма и идеи развития в теории семьи характерны для философии Гегеля. Диалектически рассматривая семью, Гегель доказывает закономерность смены форм семьи на разных этапах человеческой истории. Он увековечивает моногамию и только с ней связывает общечеловеческую нравственность.

В эволюционной теории (И. Бахофен, Мак-Ленном, Л. Морган) и формационной теории (К. Маркс, Ф. Энгельс) семья определена как историческая категория, обоснована ее последовательная сменяемость по мере развития человеческого общества. Семья признается продуктом общественного развития, который на всем протяжении истории взаимодействует с обществом, развивается вместе с ним. Вместе с тем, согласно теории формации, приоритетность общесемейных ценностей по отношению к индивидуальным ценностям предопределена природой самой семьи и остается незыблемой.

Второй параграф «Семья как естественное состояние человеческого бытия и условие социального прогресса» - посвящен анализу семьи в теориях позитивизма, функционализма, а также аксиологических концепций, в которых семья рассматривается как универсальное явление и полифункциональный социальный институт, а также с позиции альтруизма и духовных начал. 

Позитивистская теория семьи (О. Конт, Г. Спенсер), отстаивая концепцию исторического прогресса, доказывает универсальность семьи как общечеловеческого явления. Семья признается основным социальным элементом, по образцу которого строится все общество, это форма ассоциации индивидов. Весьма плодотворный методологический подход для исследования современной семьи содержится в положении позитивизма о том, что семья выступает носителем и хранителем собственности, без которой нет индивидуальной свободы. Семья всегда тяготела к реализации принципа самодостаточности, и это качество делало ее основным институтом обеспечения социального бытия человека, в котором реализуется совокупное единство биологического и социально-нравствен­ного, когда в процессе взаимодействия эти качества переходят друг в друга.

Принципиальное значение для анализа семьи имеют положения, выдвинутые в структурно-функциональной теории (П. Сорокин, Т. Парсонс). Они отстаивают универсальность функций семьи, при этом не отрицается их специфика в различных культурах. Данная теория исходит из идеи первичности семейных статусов и ролей перед всеми другими. Напряжение и конфликты в обществе объясняются неэффективностью семейной организации и неспособностью семьи подчинить себе нравственную жизнь людей. Упадок авторитета семьи, согласно функционализму, неизбежно ведет к атомизации и деморализации общества. Главное условие стабильности общества связывается с подчинением индивидуальных стремлений нуждам семьи. Процесс жизнедеятельности семьи есть процесс реализации потребностей индивидов, осуществляемый через определенные функции, иерархия которых обусловливается историческими и социокультурными факторами.

Аксиологическое направление изучения семьи, свойственное представителям русской философской мысли рубежа XIX–XX вв. (Н. Бердяев, В. Розанов, Вл. Соловьев), скорее, тяготеет к гуманистической теории семьи. Ее особенность состоит в рассмотрении ценности семьи по критериям альтруистического и религиозного характера. При этом характерно то, что признание незыблемости духовных оснований семьи («принцип всеобщей любви» – Соловьев) сочетается с оценкой семьи как не имеющей ничего общего с понятием любви («любовь – нездешний цветок, гибнущий в среде этого мира» – Бердяев).

Суть рассмотренных в данном разделе диссертации концепций семьи – в понимании данного феномена как тождества принципов всеобщности и внутреннего единства, взаимодействия коллективности и индивидуальности. Этот исторический опыт дает методологический ключ к анализу семьи с позиции диалектического единства индивидуального и коллективного как непременного условия развития личности, семьи и общества.

Во второй главе «Теоретико-методологические основы исследования семьи как формы бытия человека» - освещаются теоретико-методологические подходы к анализу феномена семьи, дается обоснование авторской концепции семьи как социально-ценностной общности форм бытия человека в условиях трансформации общества, рассматривается диалектика взаимоотношений семьи и государства.

В первом параграфе  -  «Концепция семьи как социально-ценностной общности форм бытия человека» - рассматривается социально-ценностное содержание современной семьи, анализируются основные направления отечественных исследований семьи и используемые теоретические и дефинитивные параметры, отражающие содержательную характеристику семьи как объекта исследования. Рассматриваются различные подходы к интерпретации сущности и внутреннего содержания института семьи как формы социального бытия, с одной стороны, и ценностного бытия, с другой.

В социально-философском знании сложилась традиция исследования семьи как социального института, которая отражает его полифункциональность и историческую обусловленность. Рассмотрение семьи как формы бытия человека в связи с ее институциональной сущностью позволяет проследить суть и направление происходящих перемен в семейном сообществе индивидов. В социальной философии стадиально прослежен процесс институционализации семьи, по словам В.И. Митрохина, как «осознанного движения субъекта к социально-значимому смыслу, к смыслу, признаваемому обществом в качестве легитимной, публичной ценности». В процессе исторического развития семья из формального структурообразующего субъекта общества превратилась в институт, аксиологическая значимость которого среди других институтов не имеет аналогов. Постепенно общественную легитимность обретает ее духовно-нравственная основа, в конечном счете превратившаяся в прочный фундамент социально-ценностной общности форм бытия человека.

Внимание к вопросам оценки семьи как социально-ценностной общности форм бытия человека социальная философия неразрывно связывает с социальным развитием и изменениями в духовной сфере. Рассмотрение семьи как формы бытия человека в связи с ее институциональной сущностью позволило проследить суть и направления происходящих перемен в семейной общности. Как институт общества, семья несет информацию также о ее социальной значимости и об оценке ее ценностных качеств индивидом.

Обращение к феномену семьи с позиции ее функционирования как важнейшего условия социально-ценностного бытия человека диктуется тем, что традиционные подходы для изучения семьи через призму оценок индивидов или анализа функций семьи, выражающих ее значимость в обществе, не дают убедительных объяснений тем расхождениям, которые отмечаются между высоким индивидуальным и общественным статусом семьи и кризисным явлением в ее развитии. В этих условиях констатация актуальности или кризисного состояния семьи, понятно, не дает ключ к решению проблемы. В качестве исходной позиции в параграфе принято положение о неразрывной связи социального развития с изменениями нравственных, мировоззренческих и культурных компонентов духовной сферы общества.

Концепция семьи как социально-ценностной общности форм бытия человека выводит, как показано в диссертации, на уровень общефилософского положения о признании в качестве социокультурной нормы постоянного изменения ценностных аспектов социальных институтов общества, среди которых семья выделяется как средоточие культуры и собственности. Соответственно, область и рамки бытия семьи связываются с культурно-цивилизационными аспектами человеческой деятельности. В этой связи в работе аргументируется понятие «деятельностного подхода» к ценности. В пределах деятельностного подхода к пониманию ценности как философской категории выдвинута концепция превращения объекта в ценность в процессе практически преобразующей деятельности человека (Э.В. Ильенков, Д.А. Леонтьев, М.С. Каган, Л.П. Буева, О.Г. Дробницкий). Согласно данной концепции, ценность определяется как феномен, функционирующий в пределах человеческих отношений и выражающий субъективную оценку объекта. Другими словами, ценность объекта состоит в его участии в процессе преобразования действительности. Ценности объекта мотивируют и направляют поведение людей (в нашем случае субъектов семейного бытия) к определенным целям, вследствие чего ценности объекта становятся  ценностями субъективными. В этом выражается, согласно деятельностному подходу, «субъективированность объекта», т.е. превращение семьи как социального объекта общества в субъективно оцениваемую человеком и обществом ценность, в результате чего объект общества становится его субъектом, активность которого адекватна активности поведения человека, направленной на созидательную деятельность. Особенно в период переходного состояния общества семейно-ценностные установки людей  непосредственно включаются в общественную практику, поскольку они укоренены в самом бытии человека, как таковом, в его экзистенциальном жизненном пространстве, и становятся остро востребованными в создавшейся ситуации неопределенности.

В диссертации, как уже подчеркивалось, предложена концепция философии семейного бытия, в которой семья рассматривается как форма и  объективное выражение («содержание») социально-ценностного бытия человека. Трактовка семьи как социально-ценностной общности форм бытия в  определенном смысле развивает традиционную концепцию изучения семьи как социального института общества. Проведенные исследования  позволили определить целый ряд показателей, которые не могут быть охвачены категорией «социальный институт» (семья как многомерное явление; семейное бытие как диалектическое единство социальных и духовных компонентов; закономерность взаимодействия субъектов семейного бытия на основе деятельности; многоуровневость семейных ценностей и многослойность их внутреннего содержания, их интегративность и др.). При этом принципиально важно не противопоставление двух концепций, а взаимная дополнительность одновременного использования их возможностей для раскрытия сущности семьи как явления во всех его модальностях: всеобщего, особенного и единичного. В частности, анализ качества семьи как социального института общества позволяет раскрыть такие ее параметры, как всесторонность и всеохватность форм человеческого бытия.

В работе отмечается, что эти качества семьи базируются на экономических, социальных, естественных, демографических и психологических основах, анализ которых осуществляется с использованием методов социологии. Суть сформулированной нами концепции семьи как социально-ценностной общности форм бытия человека заключается в следующем: многогранность и полифункциональность придают семье качество социально-естественного образования, открытой, динамичной, самоорганизующейся системы, находящейся в постоянном взаимообмене с окружающей социальной средой. Этот взаимообмен делает семью специфической социальной общностью, для которой характерны социологические законы и закономерности функционирования, как и любой другой социальной системы. Социальные качества объекта (общности) в процессе жизненного бытия и взаимодействия его субъектов обогащаются духовными, нравственными качествами. В совокупности эти компоненты объекта делают семью целостным образованием, части (элементы) которого не могут функционировать полноценно друг без друга. Постановка вопроса о приоритетности того или иного компонента (социального или духовно-нравственного), как нам представляется, некорректна, поскольку обе стороны составляют единое целое, выполняя общую функцию. Исходя из такой логики, семью можно определить как социально-ценностную общность форм бытия человека. Совокупность социальных и духовно-нравственных качеств семейной общности составляет социально-ценностное бытие, его структуру. От понятий «семейный образ жизни» или «социальный институт» социально-ценностное бытие отличает деятельностная направленность взаимодействия субъектов семьи, субъектно-объектная сущность их деятельности, возможность создания новых ценностей и качеств: личностных и семейных. Социально-ценностное бытие, как таковое, и как семьи в частности, вытекает из существа человеческой деятельности по воспроизводству человеческих ресурсов, обеспечению материальной, духовной и нравственной самодостаточности человеческого существования, а также воспроизводству рода человеческого в целом, «возвращая обществу обновленную социально-духовную энергию» в нужном для общества количестве и качестве.

На основе указанных позиций в параграфе делается вывод о том, что семья есть проявление всеобщего, особенного, единичного в бытии человека; единство индивидуального, семейного и общественного. Семья как общественное явление не может основываться только на индивидуальной свободе и праве субъективного выбора семейного поведения или на «домохозяйстве». В ней всегда присутствуют общесемейные, общезначимые ценности, являющиеся центром притяжения индивидуальности личности, ее уникальности, автономности и самодостаточности. Семейная личность – прежде всего член семейной общности, которая ограничивает свою свободу мерой или степенью несвободы других членов. Следовательно, всеобщность семейного – явление объективное. Оставаясь институтом социального бытия человека, семья всегда находилась и находится во взаимосвязи с государством и обществом в целом.

В параграфе втором «Диалектика взаимоотношений семьи и государства» подчеркивается, что семья и общество находятся в сложной диалектической взаимосвязи. Влияние семьи на общественное развитие носит опосредованный характер, как, впрочем, и обратное влияние. Происходит сближение  семьи и общества при посредничестве государства, устанавливаются партнерские отношения, вырабатываются принципы и правила взаимной ответственности сторон, формируются механизмы реализации соответствующих прав и обязанностей, общество через государство вырабатывает и реализует специальную политику по обеспечению самодостаточности семьи.

Выявлена специфика семьи, связанная с полифункциональным содержанием и совокупностью многообразных внутренних и внешних отношений, основанных на идее принадлежности к единой общности. Эти отношения между собой взаимодействуют, создавая противоречивое единство и образуя целостную систему семейных отношений, поскольку, как писал Гегель, так как «члены семьи являются не в силу своей воли, а в силу своего естества…, то семья – это органическое целое и ее части имеют свою субстанцию только в этом целом и отдельно от этого целого самостоятельностью не обладают». Семье, как целостному организму, присущи внешние и внутренние противоречия. Противоречия обусловлены связью института семьи с государством и другими социальными институтами общества и межсубъектными отношениями в процессе их взаимодействия. Они, в свою очередь, находятся в диалектической взаимосвязи, проникая друг в друга, и обусловливают характер социально-ценностного бытия семейного сообщества индивидов. Пространственно-диспозиционное положение семьи между человеком и обществом обусловливает диалектику взаимоотношений человека, семьи и государства (общества). В основе этих взаимоотношений находится совпадение целей и задач по обеспечению воспроизводства жизненного пространства человека.

Взаимоотношения семьи и государства осуществляются через особую политику и идеологию. В демократическом обществе семейная политика должна носить регулятивный характер при отсутствии прямого воздействия на семью, которое может нивелировать этот социальный институт с целью получения выгоды для себя в ущерб субъектам семейного бытия. История российской семьи это доказывает. Абсолютизация ценностей коллективизма в противовес индивидуальной свободе человека привела к конформизму и приспособленчеству, а семья как социальный институт вместе с личностью оказалась в подчинении государства и общества. Поэтому диалектика взаимоотношений семьи и государства предполагает, прежде всего, развитие принципа индивидуальности, активности и самостоятельности личности. При этом, нам представляется, нельзя абсолютизировать индивидуальность личности так же, как и коллективность. Только диалектическое единство индивидуальности и коллективности, как ценностей, друг друга дополняющих, обеспечит благоприятные условия развития отдельной личности и всех субъектов семейной общности. В основе такого единства находится один из концептуальных принципов семейной политики – единство прав и обязанностей семьи: с одной стороны, общество и государство создают условия для саморазвития семьи, с другой – семья должна быть ориентирована на исполнение своих обязательств перед обществом. Современная семья способна реагировать на тождество ее коллективистских свойств и стремление человека к самостоятельности, проявлению индивидуальных качеств в условиях семейного бытия. Эти качества семьи свидетельствуют о ее восприимчивости  к новациям, о высоких адаптивных свойствах и в определенной степени прогнозируют ее будущее. Свои адаптивные качества семья проявляет, оказавшись в эпицентре модернизации российского общества. Они находят воплощение как в сохранении традиционалистских аспектов своего существования, так и во все большем удалении от них, оказывая увеличивающее воздействие на проявление индивидуальности и автономности поведения человека в семье и за ее пределами.

Такая двойственность общественной и индивидуальной значимости семьи как целостного объекта создает противоречие. С одной стороны, стремление государства через политику сохранить принцип патернализма в известной мере препятствует процессу эгалитаризации семейного бытия. С другой – поощрение в обществе индивидуализма, свободы личности в семейном бытии ведет к снижению социально-ценностного звучания семьи как социально-ценностной общности.

Кроме того, законодательное закрепление свободы действий и одновременно возложение на семью функций воспроизводства создает определенное противоречие. Разрешение противоречий в процессе взаимодействия семьи и государства возможно в рамках определенных принципов, которые должны проводиться через идеологию семейной политики: согласование ценностей разного уровня (индивидуальных, семейных, общественных), их дифференциацию по степени значимости для данного этапа общественного развития, без абсолютизации какой-либо из них, обеспечение взаимодействия ценностей разного уровня для повышения эффективности функционирования и ценностного статуса семьи в обществе.

Раскрытие диалектических взаимоотношений семьи и государства позволяет выявить внутренние противоречия двоякого рода: вечные, имманентные, вытекающие из самой сущности семьи, и временные, изменчивые. Первая группа противоречий порождена единством естественного, природного, с одной стороны, и социального, с другой. Одно из таких противоречий, присущих семье изначально, находит проявление, например, в противоположности полов, в их взаимоотношениях, т.е. гендерных аспектах семьи. Вторая группа противоречий порождена соотношением биологического и социального, их возникновение связано с социально-психологическими условиями, поэтому они изменчивы. К ним можно отнести потребность в детях, осуществление которой сталкивается с социальными и культурными факторами - они или ограничивают, или, наоборот, сопутствуют выполнению указанных базовых функций.

В параграфе сделана попытка эксплицировать социально-ценностные аспекты внутренних противоречий, их общественный характер. В частности, подчеркивается, что противоречия затрагивают такие социальные ценности семьи, как супружество, родительство и родство, которые определяют прочность семьи как условие ее бытия и бытия человека.

Глава третья «Семья как детерминанта ценностного измерения общества» – посвящена анализу современной семьи с аксиологических позиций. Семья рассматривается как приоритетная ценность современного общества, с позиции социальной философии освещаются ценностные параметры современной семьи, и, наконец, семья изучается как субъективно-оцениваемый предмет с точки зрения привлекательности для индивидуального бытия.

В первом параграфе «Семья в современном обществе» – подчеркивается, что семья исторически являлась показателем ценностного измерения общества. Как многомерный феномен общества, ее ценность обусловлена воспроизводством жизни, что выводит семью на уровень приоритетных ценностей общества. Подобно обществу, семья развивается циклично. В процессе исторического развития она возвращается к пройденной стадии, но на более высоком уровне развития, что в известной мере обусловлено социально-ценностным смыслом семейного бытия. В процессе эволюции она во многом определяла общественный прогресс, являясь в то же время следствием этого прогресса. В условиях трансформации российского общества  и попытки занять достойное место в процессах  глобализации, семья оказалась под влиянием ряда сложных и противоречивых тенденций: переход к рынку, демократизация, информатизация общества, углубление техногенной цивилизации Запада, возрастание личностного потенциала. Эти тенденции вызвали к жизни разрушение советского этапа цивилизации, поставив Россию, как считают отдельные ученые (Ф.С. Тумусов), перед реальной угрозой цивилизационного кризиса. Государственные меры превентивного характера мало работают на подъем уровня жизни семьи. В условиях отсутствия государственной стратегии адаптации семьи к переходному состоянию российского общества семья вынуждена методом активизации личностных ресурсов, ценой потерь многих качеств, которыми российская семья гордилась в своей истории, осваивать механизмы выживания.

В данном параграфе раскрываются также социально-ценностные основы  функций семьи. Функции семьи есть система определенных действий по удовлетворению потребностей человека и общества. Выполняя свои функции, семья вступает в определенное взаимодействие с элементами системы внешних связей в лице других многочисленных социальных институтов общества. Результаты данного взаимодействия обычно адекватны содержанию господствующей в обществе семейной идеологии и просемейной культурной среды, которых придерживается большинство членов общества.

В ходе исследования выявлены новые аспекты роли семьи в общественном бытии. В условиях трансформации российского общества современная фаза развития выдвигает приоритет знания как фундамента общества. Значение семьи как основного инвестора получения знаний значительно возрастает по мере либерализации экономики страны и децентрализации образовательной системы. В этих условиях на семью падает основная функциональная нагрузка – воспитательная и образовательная. Значительную долю затрат на образование, особенно высшее, в новых условиях государство перекладывает на семью. Знание становится важнейшим фактором ценностного бытия семьи. Образовательная и воспитательная функции семьи становятся приоритетными в движении к новому типу общества.

Имеющиеся данные демонстрируют изменения репродуктивного поведения семьи. Сокращение рождаемости одни специалисты в большей степени связывают с изменением ценностных ориентаций субъектов семейного бытия, их жизненных норм и правил. Другие видят в этом попытку освоения, как на Западе, новой культуры воспроизводства населения. Утверждается также идея маргинализации семьи (семейного бытия), ставшая характерной для Запада, но вполне применимой и в отношении России.  Наконец, утверждается также идея о том, что интенсивный спад рождаемости вызван рационализмом и индивидуализмом, которые в контексте освоения информационного общества проникают в российскую культуру, давая человеку власть над своим собственным воспроизводством.

Авторское видение проблемы таково: повсеместное распространение низкой рождаемости в индустриальных и постиндустриальных обществах позволяет говорить об общих тенденциях, причины которых, очевидно, нельзя устранить в отдельной стране. Россия, разделяющая западные ценности, и в то же время многоэтничная и поликультурная, с одной стороны, запрограммирована на отказ от идеологии детоцетризма, с другой - пытается при этом сохранить высокий статус семьи как ценности общества и высокую ее значимость для индивидуального бытия человека.

Во втором параграфе«Ценности семейного бытия и проблемы их личностного измерения» подчеркивается, что семья на протяжении всей истории выработала ценности, обеспечивающие ей самодостаточность в реализации индивидуальных и общественных потребностей, ценности, адекватные ее основным функциям.

Аксиологический подход автора к семье как к специфическому социально-ценностному фено­мену современного общества базируется на аналогичных аспектах социально-философской науки, обозначенных в трудах отечествен­ных философов и социологов: А.И. Антонова, Л.П. Буевой, В.И. Жукова, О.И. Волжиной, С.И. Голод, Л.В. Карцевой, М.С. Кагана, В.А. Лекторского, Д.А. Леонтьева, А.А. Магомедова,  П.И. Смирнова и др.

В данном разделе работы значимость семьи рассматривается и через выявление ее способности создавать ценности более высокого уровня. Семейные ценности носят специфический характер для каждой эпохи, но всегда считались базовыми и являлись элементами общей культуры. Культура и в широком, и узком смысле всегда получала материализацию в условиях семейного бытия. Культура общения, поведения, духовные ценности, этикет, этические нормы и другие, являющиеся элементами общей культуры, семья сохраняет при помощи ценностей высокого порядка, присущих только ей – это супружество, родительство и родство. На них базируется аксиологический аспект исследования семьи. Как видно, ценности семьи заключены в общей культуре, как заметил Риккерт,  ««осели» здесь, и чтобы философски их постигнуть, надо, прежде всего, извлечь из культуры, в которой они пребывают». Наше исследование позволяет  констатировать, что семейная ценность одновременно индивидуальна и коллективна. Коллективность как общезначимая ценность становится действительно значимой только в индивидуальном контексте. Личностные ценности – это идеалы, задающие конечные ориентиры индивидуальной деятельности конкретного субъекта (М.М. Бахтин, Д.А. Леонтьев). Индивидуальность и коллективность, следовательно,  находятся в диалектической взаимосвязи.

Согласно концепции «двухслойной конструкции» семьи (О.И. Волжина), семья есть единство устойчивого ядра – социальной ценности и изменчивой периферии – индивидуальной ценности. На конкретном теоретическом и эмпирическом материалах исследуется взаимодействие элементов «двухслойной конструкции» семьи. Социальный детерминизм индивидуальных ценностей, позитивный характер их воздействия на развитие общесемейных ценностей будет определяться характером демократических преобразований, происходящих в обществе, включая условия, определяющие общечеловеческие ценности (гражданское общество, правовое государство, развитый рынок и др.).

Исследование выявило высокие оценки социально-ценностных нормативных оснований семьи как фактора ее стабильности. Между тем высокую аналогичную оценку в обществе и семье получает индивидуалистски составляющее семейное единство, однако оно разрушающе действует на коллективное начало семейного бытия. Данное характерное противоречие современной российской семьи в определенной степени зависит от уровня ее самодостаточности, поскольку такие качества, как плюрализм и конкуренция, – стимулирующие факторы индивидуального поведения, – обеспечиваются свободой личности в свободном демократическом обществе. В условиях подлинной демократии и одновременно высоких нравственных устоев в обществе индивидуальные ценности могут и должны стать позитивными факторами, способными укрепить ресурсы семьи, обогатить общесемейные ценности новым содержанием.

Законодательство России провозглашает суверенитет личности, внедрение в жизнь семьи и общества индивидуально-личностных норм поведения. Принципиально важными здесь являются положения, отражающие новые условия семейной жизни, переход от ста­рых норм и образцов поведения, основанных на традиционном по­нимании полоролевых отношений, к современным нормам личностных прав и свобод. Новые нормы закрепляют права и возможности человека распоряжаться своей се­мейной жизнью - самостоятельно, независимо от социально-статус­ных желаний создавать семью, планировать рождение детей, иници­ировать расторжение брака и др. Тем самым законодательство обес­печивает нормы семейного регулирования и поведения членов се­мьи, адекватные тем общественным нормативным основаниям, ко­торые индивид в идеале может реализовать в условиях как семьи, так и вне семейной деятельности.

В индивидуальном ценностном отношении к семье проявляется одобрение инновационного семейного поведения, декларация прагматических оснований семейного взаимодействия, таких как выгода, расчет и т.д. Эти индивидуально-личностные качества в совокупности создают либерально-демократическую матрицу рассредоточения и действия новых форм взаимодействия субъектов семейного бытия.

Вместе с тем законодательство также защищает те ценности семьи, которые направлены на обеспечение стабильности ее общезначимых социальных и поведенческих норм, затрагивающих такие ценности, как родительство и родство. Эти ценности, как показывают данные социологии, остаются наиболее востребованными в обществе.

В силу изложенных обстоятельств, обусловленных взаимодействием ценностей двух уровней – социальной и индивидуальной, – объективно возникает вопрос о соотношении прав семьи и прав личности в семье. Законодательное признание суверенитета личности в эпоху демократических перемен в обществе неизбежно столкнется с отсутствием такого же признания в общественном сознании. В условиях неизбежного столкновения общепринятых нормативных оснований семьи и новых, личностно-ориентированных, тенденция на утверждение индивидуальных прав должна привести к признанию личностно-индивидуального мироощущения. Рационализация индивидуального выбора поведения по отношению к семейной ценности реализуется все чаще. Объективной основой данного явления стала российская реальность – стремление к новому типу цивилизации, требующей от индивида инициативности и самостоятельности, в том числе поощрения многообразия форм брака и форм семьи.

Противоречие между необходимостью сохранения социально-ценностных нормативных оснований семьи как качества, обеспечивающего ее стабильность, и их разрушением индивидуально-ценностными составляющими является одной из характерных тенденций развития семьи на современном историческом этапе.

Глава четвертая «Толерантность в системе ценностей семейного бытия» посвящена исследованию феномена толерантности, которая рассматривается как производный семейного бытия ценностный фактор, обеспечивающий условия устойчивого и стабильного  функционирования семейной общности и предупреждающий конфликты. В работе подчеркивается, что уникальная среда семейного взаимодействия, для которой характерны такие черты, как взаимная помощь, поддержка, терпимость, эмпатия, создает благоприятные условия для реализации тех потенциальных качеств, которые люди не могли бы проявлять в рамках других институциональных структур. Совокупность ре­ализуемых в семье возможностей, степень и уровень их осуществления зависят от принятых требований и норм поведения в системе семейного бытия.

Первый параграф «Толерантность как ценность семейного бытия» – посвящается анализу феномена толерантности как нормы социального бытия, как социально-философской категории. В параграфе раскрывается сущность толерантности как системы ценностей, ее функциональные качества.

Известна историчность феномена толерантности, периодичность смены ее типов при одновременном существовании в системе семейного бытия и культуры. В практике научно-философского мышления толерантность осмыслена не только как ориентация сознания, но и как  тип определенного образа жизни, основанный на гармоничной совместимости индивидуального, семейного и общественного бытия. Понятие «толерантность» изначально имело философско-этический и культурологический смыслы, но затем оно трансформировалось в идеологический и политический.

Толерантность как общезначимая категория может входить в различные культурные парадигмы. В рамках социально-философского анализа семьи особый научный интерес представляет рассмотрение толерантных (интолерантных) поведенческих норм в семейной микрокультурной системе бытия индивидуума, рациональности культурных и поведенческих стереотипов, адекватных толерантным, и реализуемых в условиях семейного бытия.

Признание семьи в качестве приоритетной ценности общества подразумевает ее определение как субъекта взаимодействия элементов общественной системы, сохраняющей общепризнанные поведенческие стереотипы, которые люди стремятся поддерживать. Но в  обществе и семье нередко складывается ситуация, когда результатом такого взаимодействия становится рассогласование отдельных звеньев и появление угрозы сохранению общезначимых ценностей. Россия уже многие годы находится в условиях такой угрозы. Сохраняющаяся в течение длительного времени тенденция к распространению в обществе различных форм интолерантности влечет своеобразный «синдром привыкания» к ним, формируя в обыденном сознании восприятие этих проявлений как само собой разумеющихся атрибутов жизненного бытия. В то же время понятно, что в условиях тотальной ломки норм и ценностей общества, роста насилия и жестокости особую значимость приобретает формирование в структуре личности, а значит, и в рамках семьи, такого качества человека и социальной ценности, как толерантность.

Толерантность – явление сложное, интегральное, складывающееся под влиянием многих факторов. В условиях семейного бытия формирование толерантности связано с его социализирующей ролью, обеспечивающей адаптацию к базовым нормам бытия социума и к активной деятельности, основанной на общесемейных и общечеловеческих моральных ценностях.

В данной главе изучена взаимосвязь ценностей толерантности и индивидуального поведения, адекватного толерантному. Через призму обозначенных исследовательских процедур сформулирован основной концептуальный подход к проблеме: признание универсальных прав и свобод человека выводит на основной субъект толерантности – на индивида. Толерантность по отношению к индивидуальности человека означает способ самовыражения, проявлений идентичности, индивидуальности. Идентичность субъективного бытия человека значительно актуализируется в условиях глобализации и постиндустриального этапа цивилизационного развития. В основе концепции идентичности, как известно, лежит философия различия, которая базируется на принципах неповторимости каждого человека, уникальности и индивидуальности вещей, явлений, людей и т.д. Восприятие основных качеств толерантности на фоне общечеловеческих ценностей составляет процесс самоидентификации человека в первом приближении. При этом семья становится той социальной средой, в которой человеку легче идентифицировать себя с проявлением толерантности или интолерантности. Под воздействием семьи находятся все элементы социального бытия, жизненного проявления человека. Большой диапазон социализирующих функций семьи протекает под влиянием особенностей общественной жизни, региональных, этнических, конфессиональных различий. При этом четко проявляется зависимость принципов толерантности от типов семейных отношений. Среди основных типов отношений: авторитарных, либеральных и демократических, последний является той социальной средой, в рамках которой человек приводит восприятие собственного субъективного мира в гармонию с восприятием других людей, социальным миром в целом.

Феномен толерантности осмысливается как тип определенного образа жизни, в том числе семейного, основанного на гармоничной совместимости индивидуального, семейного и общественного бытия. Толерантность рассматривается как система ценностей, обеспечивающая устойчивость семьи и предупреждающая конфликты на разных уровнях: семейном, общественном, межкультурном и т.д. При этом связываются элементы понятия толерантности с проявлением индивидуального общесемейного и общественного бытия. Последнее особенно важно, поскольку в рамках общественного бытия толерантность находит проявление в межкультурном взаимодействии, хранительницей которой опять-таки остается семья.

Толерантность как система ценностей, выработанная в условиях семейного бытия и развитая в системе общественных отношений, в свою очередь, объективно воздействует на институт семьи. В результате такой взаимообусловленности осуществляется воспроизводство культурной среды жизнеобеспечения субъектов семейного бытия. При этом воздействие на семью феномена толерантности происходит через определенные функции, обеспечивающие устойчивость семьи и как социального института, и как формы социально-ценностного бытия человека.

Во втором параграфе «Роль семьи в формировании толерантного сознания в обществе» – подтверждается гипотеза о том, что толерантность как система ценностей и личностная черта не является изначально присущей человеку и может никогда не проявиться, не будучи сформирована в процессе социализации. Постановка исследовательских задач диктовала необходимость рассмотрения современной семьи как социальной системы и нормативной системы - толерантности как ценности и нормы поведения, основы которых закладываются в семье.

В работе показаны основные факторы формирования установок толерантности в рамках семьи и семейных отношений. Прежде всего, это формы взаимоотношений субъектов семейного бытия, в частности, те формы человеческих отношений, которые определяются принципами, играющими роль критериев. Совокупность критериев, признаваемых семьей, формирует поведение индивида. Важную роль для определения механизмов поведения человека играют критерии разрешения в семье проблемных ситуаций. Наиболее типичными формами взаимоотношений выступают сотрудничество, соучастие или, напротив, - равнодушие, неприятие, снисходительность, конкуренция, эгоизм, антагонизм. Распространенность таких социальных явлений, как жестокость, насилие, нетерпимое от­ношение к позициям других нами рассматриваются как атрибуты современных процессов трансформации российского общества. Об этих социальных патологиях классики (Э. Дюркгейм) говорили как о неизбежных и необходимых для стимулирования защитных сил общества явлениях.

В работе исследованы механизмы взаимодействия общественных и семейных факторов и их влияния на формирование толерантных установок. Наши данные говорят о высоком признании в обществе, даже в современных непростых условиях, социально-ценностной роли семьи. Что же касается социально-дифференцирующих факторов (национальных, религиозных), определяющих толерантность, то их место нами оценивается как достаточно значимое. Изучены также взаимоотношения родителей и их взрослых семейных детей, особенности этих отношений как  условие формирования и фактор проявления толерантности. По данным наших исследований, возможность молодой семьи обходиться без материальной поддержки родителей является скорее исключением, нежели нормой. В отличие от Запада, в российской культуре традиционно имеет место непосредственное участие родителей в создании и становлении семьи молодыми людьми. Слово родителей было, во многих случаях остается и сейчас, решающим в определении поведенческого стереотипа взрослых членов семьи. Стремление родителей дать им полную самостоятельность не характеризует российскую семью, что вполне подходит к оценке взаимоотношений в семье в условиях западной культуры. Данное обстоятельство является источником противоречий между присущим молодому возрасту естественным стремлением к самостоятельности и сохраняющейся в нашем обществе материальной зависимостью от взрослых.

Отводя высокую роль семье в развитии общества вместе с тем приходится констатировать недостаточную эффективность современной социальной политики, что объективно снижает уровень адаптивности семьи в условиях экономических реформ. В таких условиях именно семейная среда служит источником конструктивного преодоления симптомов интолерантности, инициирует такие качества и способы поведения, которые способны обеспечить развитие толерантной личности, при которой спектр смысловой сферы соответствовал бы просоциально-гуманистическому, высоко духовному уровню.

Оценивая роль семьи в процессах формирования установок толерантного сознания и поведения в обществе как многофакторного явления, отметим еще раз важность сохранения в обществе государственного подхода к этому процессу для создания надлежащей экономической базы, обеспечения достойного качества семейной жизни. Эти факторы суть условия для минимизации конфликтности в обществе и укрепления семейных отношений, как естественной и конструктивной преемственности поколений, взаимопонимания как субъектов семейного бытия, так и семейной общности - основной среды ее обитания.

Глава пятая - «Особенности эволюции социально-ценностного содержания семьи как формы бытия человека» - посвящена основным тенденциям развития семьи в контексте социально-экономических преобразований, трансформации семейных ценностей в современном обществе. В ней анализируется сущность и содержание понятия «кризиса семьи», а также концепция семейной парадигмы в контексте политики.

В первом параграфе - «Основные тенденции развития семьи в современном обществе» – излагается социально-экономическое положение семьи в российском обществе, выявляются сущность и причины структурно-функциональной модификации семьи, основные тенденции ее развития.

Анализ показывает, что положение семьи в трансформирующемся обществе обусловлено изменением векторов общественного развития. Современная российская реальность позволяет говорить о разной направленности процессов, затронувших семью в годы реформ. С одной стороны, семья выполняла роль буфера, смягчающего социальное напряжение в обществе, а с другой, - фактора индивидуализации бытия человека.

Данные исследования подтвердили, что с началом российских реформ в обществе возобладала стратегия адаптации, характеризуемая выживанием, а не развитием. Постсоветская Россия вновь пошла по пути не эволюционного развития, а через радикальные преобразования во всех сферах функционирования общества. Изменение экономической сферы, т.е. базиса для всех остальных, повлекло неоднозначные процессы в политической, социальной, культурной и других сферах общества. Социально-экономические реформы привели к демонтажу целого ряда институтов общества. Институт семьи они затронули глубоко, направив его развитие по пути девальвации традиционных норм и ценностей, и укрепления постиндустриальных и скорее индивидуалистических ориентиров и ценностей в жизненном укладе семейного бытия человека. Известно, что семья испокон века основывалась на экономическом фундаменте, стремясь обеспечить самодостаточность в рамках домашнего производства, а позже - в сочетании с трудом, производимым за пределами семьи. Автор считает, что реформы должны быть направлены, прежде всего, на укрепление экономической основы семьи. Однако государство и общество не продемонстрировали способности к созданию условий для достижения семьей самодостаточности. Современные нравственно-этические основания общества, главным образом, заимствованные из иной культурной среды и адекватные новому видению российской цивилизации, распространялись и на семью по мере развития рыночных социально-экономических отношений и демократизации жизни общества со всеми известными негативными последствиями. Реальным воплощением новых нравственных принципов, укоренения потребительского стиля поведения, утверждения  высокой значимости личностных прав и свобод явилось внедрение индивидуализма как принципа общественного поведения и  действий, в том числе и в рамках семьи. Эти принципы неизбежно деформируют основания оценки человеком социально-ценностной значимости семьи, что не может не отразиться отрицательно на уровне брачности, рождаемости, разводимости, межсубъектных отношениях.

В итоге реформы вызвали к жизни новые типы семьи, названные в социологии «однокарьерными» и «потребительскими». И тем не менее для российской семьи все же характерен не перевес личных выгод индивида и экономической успешности над ценностями общности, как это имеет место в западной цивилизации, а их сплав и взаимопроникновение. В этом явлении, как нам представляется, проявилась традиционалистская сущность российской цивилизации, когда родственное, национально-культурное, социально-универсальное сливаются воедино. В отличие от Запада, где семья развивалась в направлении утверждения равноправия, российская семья развивается по пути утверждения демократических принципов, но с невысоким уровнем этических норм и ценностей, регулирующих поведение человека в семье и за ее пределами. Эгалитаризм постепенно становится  распространенным типом социальных отношений в семейной сфере и в условиях России, обнаруживая при этом региональные особенности. Например, в социальном пространстве Северного Кавказа действуют, пересекаясь, контактируя, два иерархических принципа: один основывается на традиции, другой – на нетрадиционном способе установлений отношений. Данный дуализм соответственно формирует новый облик нуклеарной семьи, и он находит отражение во всем многообразии  взаимодействия людей в условиях семейного бытия, составляет тот симбиоз, который адекватно отражается формулой дихотомического типа: «традиционализм – модернизм». Характерной чертой такого типа нуклеарно-эгалитарной семьи в этом регионе является проявление и воспроизводство патерналистских отношений на различных уровнях социальной реальности. Прежде всего, это длительная материальная зависимость детей от родителей, вплоть до образования дочерней семьи. Семья продолжает выполнять функции, соответствующие периоду доиндустриальной эпохи и индустриализма, нерасчлененности микроколлективного на атомарные, индивидуальные. Выполнение семьей  рассматриваемой роли – лишнее свидетельство высокой значимости семейного бытия в кавказском социуме. В данном контексте речь идет не только о значении семьи как ценности, но и  ее функциональной роли прежде всего в эмоциональном и нравственном аспектах. Объединяющим фактором  для семейной жизни народов Северного Кавказа выступает структура отношений в семье и между ее субъектами, характеризуемая сочетанием традиционализма и модернизма при определяющей роли первого, но с тенденцией к формированию качественных параметров эгалитаризма при сохранении привлекательности семейного бытия человека как основы формирования образа жизни людей.

Во втором параграфе -  «Эволюция ценностей и проблема кризиса семьи в современном обществе» - отмечается, что в концептуальном плане трансформация социально-ценностных аспектов семейного бытия в определенной мере детерминируется соцально-экономическими и политико-правовыми факторами, оказывающими влияние на структурно-функциональные изменения в семейной сфере.

Предыдущий анализ показывает, что семья в жизни индивида и общества выступает как социально-ценностная общность форм бытия человека, являясь одновременно и формой социальной организации, структура которой представляет совокупный субъект деятельности. Элементы, составляющие эту структуру, в свою очередь, создают множество вариантов совокупной деятельности. Семья как связующее звено между индивидом и обществом выступает в качестве субъекта деятельности, регулируемой через ее структурные элементы, а, следовательно, - и выразителем коллективного сознания.  Исследование подтверждает наличие прямой связи между ценностным выбором индивида и структурой семейной общности, элементом которой он является. Чем сложнее структура семейной общности, тем выше ориентация семьи на общесемейные ценности. Напротив, нуклеарность семейного бытия изначально закладывает ориентацию на выражение самостоятельности человека и на его ценностный выбор. Структура семьи предопределяет многие феноменологические аспекты семейного бытия. Так, динамика состава семьи по числу поколений и общей численности отражает демографические устои общества, типы отношений субъектов семьи, ее социализационные стратегии, степень индивидуальной автономии субъектов семьи.

Материалы свидетельствуют о все большем сужении структурного состава и нуклеаризации семьи за счет распада многих традиционных отношений и расширения свободы выбора семейного поведения. Данную тенденцию важно подчеркнуть, поскольку совсем недавно двух-трех поколенная семья была характерной для многих регионов, в том числе и Северо-Кавказского. Расширенная семья, объединяющая две и более нуклеарные семьи в одно домохозяйство, которая была свойственна практически всем народам России в прошлом, в наше время имеет четко выраженную тенденцию к сокращению. Структуру семьи характеризует также быстрый рост удельного веса неполных семей. Этот процесс обусловлен не только снижением уровня рождаемости, но и интенсивным бракоразводным процессом и рождением ребенка у незамужней матери.

К числу наиболее значимых изменений внутренней структуры семьи можно отнести также модернизацию семейно-ролевых отношений. Установлено, что эти изменения, прежде всего, выходят на ту позицию, которую занимает тот или иной субъект семейного бытия, реализуя себя как его составной элемент. Демократизация внутренних отношений сглаживает юридические нормы, регулирующие поло-ролевые отношения, придавая им форму неопределенности в сознании людей. Размытость этих норм, значительное ослабление, а во многих случаях и вовсе отсутствие, традиционных проявлений лидерства поставили и перед семьей и ее субъектами проблему выбора способа ролевого взаимодействия  и формирования отношений членов семьи к разным сторонам ролевого поведения.

В современном обществе в отношениях человека к социально-ценностной стороне семьи выделяются две тенденции. Одна заключается в приверженности к представлениям о семье, сложившимся  в традиционном обществе. Она предполагает исполнение традиционных семейных ролей при наличии базовых ценностей: супружества, родительства, родства и признания духовных доминант семьи. Другая тенденция строится на свободном определении в пределах личностных ценностей семейного бытия, принятии различных модификаций внутреннего содержания ролевых стереотипов. С учетом этих двух тенденций протекает личностное определение ролевого поведения в семье. В условиях плюрализма норм и образцов ролевого поведения этот процесс тесно связан с отношениями субъектов, определяющих ядро семейного союза.

В диссертации значительное место отведено изучению проблем кризиса современной семьи. Среди российских ученых выделяются сторонники двух дискурсивных парадигм в понимании сегодняшнего состояния семьи - «кризиса семьи» и «модернизации семьи». Одни считают, что современная модернизация семьи является неким локализованным выражением глобального социального кризиса. Другие придерживаются той точки зрения, что модернизация семьи в России осуществляется в рамках процесса трансформации общества, смены традиционного  типа семьи современными,  и в целом имеет позитивную направленность.

Аргументом в пользу «парадигмы кризиса» семьи является утрата либо замещение общественными институтами основных функций семьи. Основными факторами, позволяющими  говорить о кризисе семьи, называют: разрушение социокультурных норм многодетности, снижение значимости семьи как формы социально-ценностного бытия человека, устранение семейного производства как некогда преобладавшего в общественной экономике и др.

Сторонники «парадигмы модернизации» утверждают, что семья, как и любой другой социальный институт, в своем поступательном развитии эволюционирует, переходит из одного состояния в другое, поэтому можно говорить лишь о процессе стадиальном, но не институциональном.

Реальное содержание и характер процессов, протекающих ныне в российском обществе, скорее, говорит в пользу «парадигмы модернизации». Участие российского общества в углубляющемся общемировом процессе глобализации – это закономерность в его поступательном развитии. Россия при этом стремится осуществить основные ценности демократического мироустройства, пытается обеспечить инструментально гарантии устойчивого социального развития, активно использовать наряду с институтами гражданского общества и технологические достижения Запада. Но движение в этом направлении открыто сталкивается с элементами разрушающегося советского этапа российской цивилизации, коллективистского по своей сущности. Новые цивилизационные параметры, вероятно, должны сопровождаться утверждением принципа уважения к индивидуальности. В этой связи отметим, что высокая значимость семьи как объективно-субъективной формы человеческого бытия и состоит в обеспечении воспроизводства человеческой индивидуальности, его личностных параметров, что сталкивается с коллективистской сущностью семьи советской эпохи.

Вместе с тем следует иметь ввиду особенности движения России к новому типу цивилизации. Они обусловлены евразийским характером социокультурных параметров общества, которые во многом остаются пока еще традиционалистскими. Концептуальная недооценка и неучет в государственной практике возможностей интеграции прогрессивных свойств коллективности и индивидуальности, как отражение особеннностей цивилизационного развития России, в определенной степени объясняет затяжной характер переходного состояния и неудачи на пути к информационному обществу.

В третьем параграфе «Семейная парадигма» в контексте социальной политики государства» - раскрывается концепция современной российской семейной парадигмы, необходимой в том числе и для решения исследовательских задач. Она одновременно рассматривается в качестве инструмента оценки реального состояния современной семьи и семейного бытия. Кроме того, разработка «семейной парадигмы», относящейся к числу наиболее сложных исследовательских задач, в работе связана с проблемой взаимоотношений семьи и государства. Сделана попытка обосновать приоритетность роли государственной политики и идеологии в выработке стратегии научной аргументации той или иной модели семьи в трансформирующемся российском обществе. Известно, что среди основных приоритетов в процессе трансформации общества называют личную свободу, индивидуальность, самореализацию. Философия данного положения по отношению к семье заключается в диалектике взаимоотношений личности и семьи, личности, семьи и общества при определяющей роли индивидуальности человека в семье и обществе. Путем создания необходимых условий общество способствует развитию личностных качеств человека, опосредованно проявляя интерес и к семье  как одной из форм человеческого бытия. Свободная, самодостаточная личность становится субъектом свободной, самодостаточной семьи, обогащая общесемейные ценности новым содержанием.

Проблемой методологии экспликации «семейной парадигмы» с позиций  теоретической социологии и философии занимались отечественные исследователи О.И. Волжина и Ф.С. Тумусов, предложившие комплексный метод с учетом базовых ценностей семьи, в том числе: а) отношения супружества, родительства и родства (Волжина); б) традиций народов, активного восстановления прошлого (Тумусов). Взаимодействие субъектов семейной общности на основе указанных ценностей рассматривается в качестве культурных компонентов измерения ценностей семьи с точки зрения ее социальной значимости, привлекательности и оправдания индивидуального поведения в семье.

В параграфе изложено авторское видение данной проблемы. Методологическую основу проектирования «семейной парадигмы» составляет, во-первых, общефилософское  положение о признании приоритета семьи в системе жизненных ценностей, во-вторых,  выявлена оценка  факторов  регулятивного воздействия на функционирование семьи. Объективно обусловленным средством такого воздействия является государственная политика, поскольку базовые признаки гражданского общества не развиты и социальная роль государства в общественной системе пока еще достаточно значима. Государство обладает механизмом регулирования интеграционных процессов в обширном поле семейных взаимодействий различных типов для обеспечения развития социально значимого потенциала семьи. С этих позиций осмысливаются новые формы семейных отношений и определяются способы их социально приемлемых сочетаний с сохраняемыми позитивными элементами прошлого. При этом формирование «семейной парадигмы» в рамках социальной политики государства должно опираться на использование социального и культурного потенциала общества и, вероятно, на культурную идеологию. Несмотря на очевидную значимость социально-ценностного потенциала семьи для повышения качества жизни человека, в российском обществе пока так и не сложилась «семейная идеология». Между тем, как нам представляется, в российском обществе  должна быть продекларирована предпочтительная модель семьи, а государство обязано через особую политику стимулировать ее индивидуальное и общественное признание и ее укоренение в культуре.

В работе аргументируется положение о том, что семейная парадигма должна опираться и на прошлый опыт, который, как писал Гегель, создает единство внутри семьи. Закономерность развития любого социального объекта, в том числе и семьи, такова, что в ней происходит чередование приоритетности традиций и новаций, коллективного и индивидуального. Диалектика  взаимодействия ценностей, составляющих семейное единство такова, что в ней они сосуществуют, проникают друг в друга, развиваются во взаимном коррелировании. Современная российская «семейная парадигма»  ориентирована по вектору общественного развития, определяемому  процессами демократизации внутрисоциальных отношений и глобализации в мировом пространстве. При этом необходимо учитывать и исторически сложившиеся социокультурные факторы, когда  длительное время коллективность семейного бытия являлась определяющей ценностью.

В заключении диссертации обобщаются научные результаты проведенного исследования, делается вывод о методологической  продуктивности использования системного подхода к пониманию семьи как социально-ценностной общности форм бытия человека, намечаются пути дальнейшего изучения проблемы.

– Научный анализ классических, неклассических и постклассических теорий и концепций семьи позволил определить методологические принципы обоснования авторской концепции семьи. Их сущность заключается в следующем: а) семья является продуктом общественного развития и носит всеобщий, универсальный и системный характер; б) взаимосвязь семьи, государства и общества в ходе исторического развития выводит семью на уровень приоритетной ценности общества, побуждая человека к деятельности по достижению самообеспеченности и саморазвития в условиях семейного бытия; в) в развитии семьи как приоритетной ценности для индивида и общества особое значение приобретает нравственность, которая составляла и составляет основу семейного союза и определяет поведение человека в этом союзе; г) стремление семьи к самодостаточности делает ее институтом социального бытия человека, в котором через определенные функции реализуется интегральное единство биологического, социального и нравственного в его деятельности; д) в социально-философском аспекте семья есть тождество всеобщности и внутреннего единства, коллективности и индивидуальности, что выдвигает на передний план реабилитацию диалектического единства индивидуально-личностного, семейного и общественного при ведущей роли индивидуальных качеств и свойств семейного бытия;

– Развитие семьи как социально-духовной общности связано с развитием индивидуальных качеств человека и признаков ее самодостаточности. В то же время, семья по формальным признакам становится все более неоднородной и вариативной, поскольку она несет на себе отпечаток конкретного члена семьи и совокупность качеств всего семейного сообщества. В этом смысле семья может рассматриваться не только как форма человеческого бытия, но и как типическая совокупность людей – носителей отношений, придающих семейным отношениям индивидуальную окраску. В этом видится суть и смысл семьи как категории общества и способа бытия человека. В этом качестве ее диалектическая взаимосвязь с государством объективно обусловлена и представляет собой объективный процесс. Она имеет отношения со всем комплексом общественных явлений, включая экономику, политику, культуру, воспитание, образование, которые также находятся в постоянном развитии. Поэтому диалектическая связь семьи и государства (общества) не может прерваться эволюционными или модернизационными сдвигами в обществе, а видоизменяется, придавая развитию семьи в моменты резких общественных сдвигов кризисный характер;

– Исследуя на основе большого фактологического материала основные факторы формирования установок толерантности в условиях семьи, приходим к выводу о том, что изменения социально-экономических, политических и духовно-нравственных условий общественной жизни приводят к глубоким изменениям в микросоциуме, а отсюда и в семье, нередко вызывая эрозию общих критериев нравственности, ведущую к конфликтности. Важнейшим «защитным механизмом» от подобных проявлений становится семья, которая всегда выполняла роль критериев в социализации индивидов. По оценкам экспертов, толерантность, формируемая в условиях семейного бытия, является важнейшим условием снижения напряженности в социуме;

– Семья переходного общества обладает примерно теми же свойствами, что и общество. В переходном состоянии общество характеризуется амбивалентностью, состоянием неустойчивого равновесия старого и нового, ассиметрией между экономикой и нравственными ресурсами общества, ростом социальных конфликтов, низкой адаптацией населения к условиям либерального рынка и др. Объективно переходный период содержит  в себе и конструктивный, и деструктивный потенциал. Эти закономерности отражаются на социальных институтах общества, и в первую очередь на семье, воздействуя на ее модернизацию. Семья также характеризуется смешением старого и нового, традиции и новации, идеологией индивидуализма и коллективизма, наличием семьецентризма и эгоцентризма и др. Другими словами, современная семья – это общество в миниатюре, с формулой дихотомического типа: «традиционализм – модернизм» с неизбежными противоречиями и конфликтами. Их регулирование составляет содержание политики государства в отношении семьи;

– Семья на Западе развивалась по двум направлениям: достижение равноправия; рационализация и индустриализация домашнего труда. Развитие российской семьи отличается некой двойственностью: стремлением к достижению демократических принципов в сфере семейных отношений и равноправному разделению домашнего труда при низком уровне его индустриализации; и желанию жить в условиях свободного досуга и высокой степени обеспеченности. Эти особенности отражаются на всем облике семейного бытия человека. Так, система «семьецентризма» с ценностями долга и семейной ответственности, доминированием авторитета родителей уступает место системе «эгоцентризма» с ценностями индивидуализма, независимости, личных достижений. Централизованная семейно-родственная система заменяется децентрализованной нуклеарной семьей, в которой определяющей тенденцией становится эгоидентичность;

– Характерной особенностью развития семьи в современных условиях является тенденция, ведущая к потере качества консервативности, качества, благодаря которому семья исторически сохраняла свою целостность и тысячелетиями использовала отведенные ей функции и роли. Новые цивилизационные параметры, которые должны обеспечить российскому обществу прорыв в будущее, по-новому расставляют акценты на роль и место семьи в этом процессе. Качественно новый уровень и высокие темпы общественного развития, характерные для современной России,  рассчитаны на использование в полной мере человеческого фактора, творческих возможностей человека. В создании этих условий семье принадлежит решающее значение. Прорыв в будущее, на наш взгляд, должен сопровождаться отказом от стандартизирующего давления традиционализма и утверждением принципа уважения к индивидуальности. Семья как объективная форма человеческого бытия обеспечивает воспроизводство человеческой индивидуальности;

– Наступивший XXI век ознаменован для российской семьи становлением но­вого качественного содержания, став базой для развития ее инди­видуально-ценностных нормативных оснований. Если на протяже­нии всей истории семья занимала подчиненное положение по отно­шению к обществу, и оно выражалось триадой «общество-семья-индивид», то демократические перемены привнес­ли в жизнь принципиально иную систему координат: триада сопод­чиненности перевернулась в конструкцию: «индивид-семья-общество», и в этом явлении лежит суть модернизации семейного бытия и содержания ее социально-нормативных оснований.

Проведенное исследование показало, что социально-ценностное звучание современной семьи приобретает новое выражение в условиях глобальных социальных изменений. Результаты анализа семьи как социально-ценностной общности форм бытия человека позволяют сделать вывод о сохранении значения семьи в качестве основной общности индивидуального бытия человека, которое на всех этапах истории, особенно в период трансформации общества, демонстрирует свою жизнестойкость и адаптивность к нуждам обеспечения индивидуальности, самодостаточности и жизненного бытия человека. Прогнозы футурологов о том, что интересы института семьи пришли в фундаментальное противоречие с интересами все более быстро развивающегося человечества, в соответствии с материалами исследования семьи как социально-ценностной общности форм бытия человека, не находят своего подтверждения.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

  1. Хубиев, Б.Б. Трансформация семейных ценностей в современном обществе  [Текст] / Б.Б. Хубиев // Ученые записки Российского государственного социального университета. - М.: Изд. РГСУ,  2004. №1.   С. 13-20. 1 п.л.
  2. Хубиев, Б.Б. Семья - условие формирования человеческого капитала [Текст] / Б.Б. Хубиев // Социальная политика и социология. Междисциплинарный научно-практический журнал. - М.: Изд. РГСУ, 2005. - № 1. - С. 45-52. - 0,8 п.л.
  3. Хубиев, Б.Б. Семейная парадигма в контексте политики: опыт постановки вопроса [Текст]  / Б.Б. Хубиев// Ученые записки Российского государственного социального университета. М.: Изд. РГСУ, 2005. - № 2. С. 115-118. 0,5 п.л.
  4. Хубиев, Б.Б. Социально-ценностное содержание теоретических концепций семьи [Текст]  / Б.Б. Хубиев //  Ученые записки Российского государственного социального университета.  М.: Изд. РГСУ, 2007. - № 4. С. 96-103. 1 п.л.
  5. Хубиев, Б.Б. Современная семья: к вопросу об институциональном кризисе [Текст] / Б.Б. Хубиев //  Социальная политика и социология. Междисциплинарный научно-практический журнал.  М.: Изд. РГСУ, 2008. № 2. С. 80-90. - 0,9 п.л.
  6. Хубиев, Б.Б. Модернизация семьи как субъекта переходного общества (к методологии исследования) [Текст]  / Б.Б. Хубиев // Научные проблемы гуманитарных исследований: Научно-теоретический журнал. / Институт региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе. №4. Пятигорск, 2008. - С. 113-121 0,7 п.л. ISBN 978-5-89314-119-1.
  7. Хубиев, Б.Б. Политика государства в отношении семьи в переходном обществе (социально-философские аспекты) [Текст]  / Б.Б. Хубиев // Ученые записки Российского государственного социального университета. №3. М., 2008. С. 150-163. 1 п.л.
  8. Хубиев, Б.Б. Социальная работа с семьями и детьми. – Нальчик: Каб.-Балк. ун-т, 2000. – 72с. – 4,5 п.л.
  9. Хубиев, Б.Б.Толерантность в обществе и семье [Текст] / Б.Б. Хубиев и др. ;  введение, гл. 3, гл. 5, заключение Б.Б. Хубиева. - Нальчик: Каб.-Балк. ун-т, 2003. -188 с. - 12 п.л. – ISBN 5-7558-0268-8.
  10. Хубиев, Б.Б. Семья как социально-ценностная общность форм бытия человека [Текст] / Б.Б. Хубиев. – Нальчик: Кабардино-Балкарский университет, 2007. – 171 с. – 11 п.л. – ISBN 5-7558-0400-1.
  11. Хубиев, Б.Б. Семья как многомерный феномен: опыт социально-философского анализа [Текст] / Б.Б. Хубиев. – Нальчик, 2008. – 63 с. – 4 п.л. – ISBN 5-7558-0427-3.
  12. Хубиев, Б.Б. Аксиологическая природа классических теорий семьи (историко-философский аспект) [Текст] / Б.Б. Хубиев. – Нальчик, 2008. – 34 с. – 2,0 п.л.
  13. Хубиев, Б.Б. Толерантность в семейных отношениях [Текст] / Б.Б. Хубиев. – Нальчик, 2008. – 35 с. – 2.0 п.л.
  14. Хубиев, Б.Б. Ценности современной семьи в социально-философском измерении [Текст] / Б.Б. Хубиев. // Научная мысль Кавказа: Научный и общественно-теоретический журнал. – Ростов-на-Дону: Северо-Кавказский научный центр высшей школы, 2004. – №10 - С. 47-53 - 0,5 п.л. – ISBN 5-87872-108-2.
  15. Хубиев, Б.Б. Семья в переходном российском обществе [Текст] / Б.Б. Хубиев // Научная мысль Кавказа. – Ростов-на-Дону: Северо-Кавказский научный центр высшей школы, 2004. – №11. – С. 27-33. – 0,5 п.л. – ISBN 5-87872-108-2.
  16. Хубиев, Б.Б. Национальный аспект социальной работы с семьей [Текст]  / Б.Б. Хубиев // Первые межрегиональные научные чтения по актуальным проблемам социальной истории и социальной работы: Научно-теоретическая конференция. - Новочеркасск, 2000. – С.87-88. – 0,2 п.л.
  17. Хубиев, Б.Б. К вопросу о социализирующей роли многодетной семьи [Текст] / Б.Б. Хубиев // Вестник Кабардино-Балкарского государственного университета. Серия гуманитарные науки. – Нальчик: Каб.-Балк. ун-т, 2001. – С. 46-47. – 0,3 п.л.
  18. Хубиев, Б.Б. Региональный компонент подготовки специалистов по социальной работе с семьей [Текст] / Б.Б. Хубиев // Реальность этноса : Материалы международной научной конференции. - Санкт-Петербург, 2001. – С. 56-62 – 0,5 п.л.
  19. Хубиев, Б.Б. Семья как объект теории и практики социальной работы [Текст] / Б.Б. Хубиев // Мир на Северном Кавказе через языки, образование и культуру: Тезисы докладов III Международного конгресса (18-21 сентября 2001 года). - Пятигорск, 2001.- С. 120-122. – 0,25 п.л.
  20. Хубиев, Б.Б. Социокультурные и этнические особенности региона и социальная работа в семье [Текст] / Б.Б. Хубиев // Литературная Кабардино-Балкария: Литературно-художественный и общественно-политический журнал. – Нальчик, 2002. – №4. - С.154-159. – 0,5 п.л.
  21. Хубиев, Б.Б. Закономерности трансформации семьи в процессе модернизации общества [Текст] / Б.Б. Хубиев // Вестник социальной работы: Междисциплинарный научно-методический журнал. – Выпуск 4. - Нальчик, 2003. - С.138-148. – 0,8 п.л. – ISBN 5-7135-0002-2.
  22. Хубиев, Б.Б. Семья как детерминанта ценностного измерения общества [Текст] / Б.Б. Хубиев // Вестник социальной работы: Междисциплинарный научно-методический журнал. – Выпуск 4 – Нальчик, 2003. - С. 149-160. – 1 п.л. – ISBN 5-7135-0002-2.
  23. Хубиев, Б.Б. Динамика изменений жизнедеятельности российской семьи [Текст] / Б.Б. Хубиев // Литературная Кабардино-Балкария. - Нальчик, 2003. – № 2. - С. 183 – 191. – 0,5 п.л.
  24. Хубиев, Б.Б. Семья как объект социально-философского исследования [Текст]  / Б.Б. Хубиев // Литературная Кабардино-Балкария. Литературно-художественный и общественно-политический журнал.– Нальчик, 2003. № 3. - С. 2 и 3 обл. – 0,25 п.л.
  25. Хубиев, Б.Б. Семья и вопросы формирования установок толерантного сознания в обществе [Текст] / Б.Б. Хубиев // Вестник социальной работы: Междисциплинарный научно-методический журнал. – Выпуск 4.  – Нальчик, 2003. - С.174-183. – 0,7 п.л. - ISBN 5-7135-0002-2.
  26. Хубиев, Б.Б. Структурно-функциональные изменения семьи в КБР в процессе социальных реформ [Текст] / Б.Б. Хубиев // Литературная Кабардино-Балкария: Литературно-художественный и общественно-политический журнал. - Нальчик, 2003. – №2. - С.173-192. – 0,7 п.л.
  27. Хубиев, Б.Б. Формирование установок толерантного сознания в студенческой среде [Текст] / Б.Б. Хубиев // Социальная работа - профессия нового тысячелетия. - Нальчик, 2003. - С. 33 – 37.  – 0,3 п.л.
  28. Хубиев, Б.Б. Семья в постиндустриальной цивилизации [Текст] / Б.Б. Хубиев, В.А. Шевлоков. // Социальная работа - профессия нового тысячелетия. - Нальчик, 2003. - С. 45-47. – 0,25 п.л.
  29. Хубиев, Б.Б. К проблеме региональной специфики социальной работы с семьей [Текст] / Б.Б. Хубиев // Социальная работа - профессия нового тысячелетия. - Нальчик, 2003. – С. 85-87. - 0,5п.л.
  30. Хубиев, Б.Б. Семья как ценность в личностном измерении [Текст] / Б.Б. Хубиев // Вестник Кабардино-Балкарского государственного  университета. Серия гуманитарные науки. – Выпуск 8. – Нальчик: Каб.-Балк. ун-т, 2003. - С. 72 – 75. – 0,3 п.л.
  31. Хубиев, Б.Б. Некоторые параметры актуализации ценности семьи в современном российском обществе [Текст] / Б.Б. Хубиев // Литературная Кабардино-Балкария: Литературно-художественный и общественно-политический журнал. - Нальчик, 2004. – №3. - С. 152 – 157. – 0,25 п.л.
  32. Хубиев, Б.Б. Индивидуальные ценности современной семьи [Текст] / Б.Б. Хубиев // Семейная  политика в КБР: региональный аспект: Материалы научно-практической конференции. (Нальчик, 2004г.)  - Нальчик, 2004. – С. 38-45. – 0,5п.л.
  33. Хубиев, Б.Б. Развитие системы подготовки специалистов социальной работы с семьей в регионе. [Текст] / Б.Б. Хубиев // Семейная политика в КБР: региональный аспект: Материалы научно-практической конференции. (Нальчик, 2004г.).  - Нальчик, 2004. – С. 26-3. – 0,5 п.л.
  34. Хубиев, Б.Б. Социальный детерминизм индивидуально-ценностных оснований современной семьи [Текст] / Б.Б. Хубиев // Вестник социальной работы: Международный научно-методический журнал. - Нальчик-Ульяновск, 2004. – С. 52-59. – 0,5 п.л. – ISBN 5-7135-0002-2.
  35. Хубиев, Б.Б. Семья в постиндустриальном обществе [Текст] / Б.Б. Хубиев // Материалы IV Международного социального конгресса «Социальные процессы и социальные отношения в современной России». (Москва, 2004). – Москва, 2004.– С. 71-80. – 0,5 п.л.
  36. Хубиев, Б.Б. Семья как детерминанта интегративного потенциала индивида [Текст] / Б.Б. Хубиев // Материалы международной конференции «Интеграция людей с инвалидностью в российское общество». (Ставрополь, 2004 г.) - Ставрополь, 2004.– С. 75-81. – 0,5 п.л.
  37. Хубиев, Б.Б. Реализация образовательной программы в контексте проблем семьи: опыт региона [Текст] / Б.Б. Хубиев // Социальная работа в ЮФО: Материалы первой региональной конференции // Под ред. В.Д. Альперовича. – Ростов – на / Д.: Изд-во Рост. ун-та, 2004. – С. 63-68. - 0,5 п.л.
  38. Хубиев, Б.Б. Семья как социальная ценность в социально-философском измерении [Текст] / Б.Б. Хубиев // Судьба семьи – судьба Отечества:  Материалы Международного конгресса «Российская семья»  (Москва, 26-27 февраля 2004 г.) – М.: Изд-во РГСУ, 2005.  - С.61-65. – 0,4 п.л.
  39. Хубиев, Б.Б. Проблема семьи в истории философской мысли [Текст] / Б.Б. Хубиев //  Вестник социальной работы: Международный научно – методический журнал. Выпуск 1. - Ульяновск-Нальчик, 2006. - С. 160 -166. – 0,5 п.л. – ISBN 5-7135-0002-2.
  40. Хубиев, Б.Б. Социально-философская концепция семейного бытия [Текст] / Б.Б. Хубиев //  Литературная Кабардино-Балкария: Литературно-художественный и общественно-политический журнал. – 2006. – №1. - С. 168 -179. – 0,9 п.л.
  41. Хубиев, Б.Б. О статусе социально-философского подхода к анализу современной семьи [Текст] / Б.Б. Хубиев //  Вестник социальной работы: Международный научно-методический журнал. – Выпуск 1. - Ульяновск-Нальчик, 2006. – № 1. - С. 169 – 179. - 0,9 п.л. – ISBN 5-7135-0002-2.
  42. Хубиев, Б.Б. Социальный мониторинг определения коэффициента толерантности программ средств массовой информации [Текст] / Б.Б. Хубиев // Конфликты и сотрудничество на Северном Кавказе: управление, экономика, общество: Сб. тезисов на Международной научно-практической конференции 29-30 сентября 2006 года. - Ростов-н / Д., Горячий Ключ: Изд-во СКАГС, 2006. – С. 101-102. – 0,25 п.л.
  43. Хубиев, Б. Б. Социально-ценностное  содержание патриархальной теории и утопических концепций семьи [Текст] / Б.Б. Хубиев //  Вестник социальной работы: Международный научно-методический журнал. – Выпуск 1. - Ульяновск, 2007. – С. 52-59. – 0,5 п.л. – ISBN 5-7135-0002-2.
  44. Хубиев, Б.Б. Семья как ценностное бытие человека в контексте взаимоотношения с обществом [Текст] / Б.Б. Хубиев // Социальная работа в современном обществе: теория, технологии, образование: материалы Всероссийской научно-практической конференции. 10-11 октября 2006г. В 2-х кн. Кн. 1 / Под общей ред. проф. Е.Д. Катульского; ред. – сост. проф. В.А.Никитина – М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2007. - С. 195 – 203. – 0,5 п.л.
  45. Хубиев, Б.Б. Профессиональное образование в области социальной работы в регионе [Текст] / Б.Б. Хубиев //  Вестник учебно- методического объединения вузов России по образованию в области социальной работы. – М.: Изд. РГСУ, 2007. – №1. - С. 153 – 162. -  0,6 п.л.
  46. Хубиев, Б.Б. Трансформация социально-ценностного содержания современной семьи [Текст] / Б.Б. Хубиев // Восьмое всероссийское научное чтение по актуальным проблемам социальной истории и социальной работы. - Новочеркасск, 2007. - С. 39-40. – 0.25 п.л.
  47. Хубиев, Б.Б. Профессиональные кадры для социальной сферы [Текст] / Б.Б. Хубиев // Литературная Кабардино-Балкария: Литературно-художественный и общественно-политический журнал. – 2007. – №4. - С. 209-214. – 0,5 п.л.
  48. Хубиев, Б.Б. Семья как социальная ценность [Текст] / Б.Б. Хубиев // Литературная Кабардино-Балкария: Литературно-художественный и общественно-политический журнал.–2007. – №4. - С. 209-214. – 0,5 п.л.
  49. Хубиев, Б.Б. Модернизация системы функций семьи как субъекта переходного общества: методология анализа и оценки [Текст] / Б.Б. Хубиев // Социально-технологические исследования. – М., 2008. – №3. – С. 80-90. – 0,5 п.л.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.