WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ИВАНОВА ВАЛЕРИЯ АЙБАСОВНА

СЕМИОТИКА ЯЗЫКА НАУКИ В СИСТЕМНОМ АНАЛИЗЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Новосибирск 2011

Диссертация выполнена в отделе философии Института философии и права Сибирского отделения Российской академии наук

Научный консультант: доктор философских наук, профессор

Карпович Валентин Никонович (зав. отделом Философии ИФПР СО РАН)

Официальные оппоненты:        

                       

доктор философских наук, доцент Игнатов Владимир Юрьевич (Алтайский государственный технический университет им. И.И,. Ползунова, г. Барнаул)

доктор философских наук, профессор Фахрутдинова Амина Зиевна (Сибирская академия государственной службы, г. новосибирск)

доктор философских наук, профессор Фигуровская Валентина Михайловна (Новосибирский государственный университет экономики и управления, г. Новосибирск)

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского»

Защита состоится _29т марта 2012 г._в _10.00_ часов на заседании диссертационного совета Д 003.057.01 при Институте философии и права СО РАН по адресу: 630090, г. Новосибирск, ул. Николаева, 8.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института философии и права СО РАН, с авторефератом – на сайте: http://www.philosophy.nsc.ru

Автореферат разослан «___» ____________ 20__ года

Ученый секретарь

диссертационного совета, к.филос.н.  А.В. Хлебалин

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования

Исследование языка науки как фактора системности научного знания в целом обусловлено рядом обстоятельств. Во-первых, в современном мире, когда язык науки является одним из важнейших оснований развивающихся форм коммуникаций и научно-производственных технологий при интенсивном росте научного знания, проблемы и вопросы о сущности самого языка науки, его специфике, потенциале и направлении развития становятся все более острыми. Частнонаучные исследования не могут дать искомых ответов, так как язык науки – сложноорганизованная открытая система, и его исследование не может быть ограничено рамками отдельной теории или области знания. Необходимо философское исследование, способствующее посредством изучению языка науки более глубокому пониманию современных социокультурных процессов в науке и управлению ими.

Во-вторых, в настоящее время на первый план выступают социальные проблемы, связанные с пониманием границ могущества науки, достоверности, точности и полноте знаний о природе, обществе и человеке. Строгая предметная направленность научного знания онтологически ориентирована на объективные исследования действительности, а способом объективированного выражения научного знания о природе, обществе и человеке является язык науки. Именно поэтому представляется перспективным семиотический подход к языку науки, поскольку потенциал его интегральной триады «синтактика-семантика-прагматика» связан с возможностями не только самоописания языка науки, но и интеграции знаний о духе и природе, субъекте и объекте.

В-третьих, распространенные в современном научном познании различные философско-методологические, эпистемологические и другие исследования особенностей неклассической науки демонстрируют в явном и неявном виде актуальность семиотического анализа языка науки. Общие указания на «синергетичность» и сложноорганизованность этого языка дают слабые представления о его функциональной сущности. Это мало способствует пониманию сути объективного противоречия между континуальностью мира и дискретностью наших знаний о нем, между динамичностью мышления, представлений и статикой понятия, слова, диссонанса между смыслом и значением сходного концептуального аппарата в разных темпоральных и контекстуальных условиях развития науки. Исследовать особенности подобных противоречий невозможно в отдельных областях науки, особенно в условиях современного междисциплинарного синтеза знания, когда заимствование, усложнение, динамика логико-гносеологических единиц, их смыслов и значений, способов рассуждения, стилей мышления становиться нормой. Такая интегративная проблема должна решаться общими теоретико-познавательными средствами, например, посредством семиотики, которая обладает необходимыми средствами для исследования языка науки. Во-первых, исследования подобного характера представляют собой попытки самоописания языка науки, что, по сути, есть поиски некой метатеории, найти которую в границах исследования вне семиотики невозможно. Во-вторых, при исследовании языка науки нельзя пренебрегать экстралингвистическими факторами употребления языка. Семиотический анализ языка науки позволяет рассматривать смыслы и значения не как абсолютизированную и абстрактную систему, а как объективированное выражение концептуальных систем носителей языка. Подобные системы аккумулируют человеческий опыт, фиксируемый в языке, и способны стимулировать формирование новых текстов.

В истории науки и философии были неоднократные попытки исследовать язык науки только с помощью логики, как синтактики (например, в логическом позитивизме, школе лингвистического анализа). Уверенность в перспективности такого подхода обусловливалась представлениями о языке науки как точном и однозначном. Современные тенденции науки, определяемые нелинейностью, самоорганизацией, сложностью изучаемых систем объективной и субъективной реальностей, антропным принципом, явно символизируют собой актуальность исследования языка науки как семиотической, открытой, сложноорганизованной системы, то есть неоднозначной.

Степень научной разработанности темы исследования.

Методологический аспект как общая теория в решении частных задач темы исследования разрабатывался в философских учениях о диалектическом характере научного познания в процессе отражения существенных аспектов действительности. Главную роль здесь играют учения о соотношении логического и исторического, где историческое предшествует логическому. Указанный подход обеспечивает основной инструментарий изучения процессов развития человека и человечества, мышления и языка в социокультурном контексте. Это одна сторона методологии исследования языка науки как особой системы, семиосферы. Она обусловлена необходимостью эмпирического знания о бытии общества и человека в конкретно-исторический период времени. Суть другой в том, что, изучение такого языка реализуется как процесс и результат самоописания. Именно поэтому важна линия исследований мышления и языка, идущая от Платона к И. Канту и Г.В.Ф. Гегелю, а от них к аналитической философии. Таким образом, в диссертации необходимо будет решать проблему соотношения разных методологических линий.

Целесообразно учитывать особенности рационализма, представленного Р. Декартом и Г. Лейбницем, который положен в основу классической науки. Теория самоорганизации систем раскрывает глубинные причинно-следственные связи диалектических процессов. Поэтому, методологически значимыми являются труды Г. Башляра, С.П. Капица, Е.Н. Князевой, С.П. Курдюмова, Г.Г. Малинецкого, Г. Николис, И. Пригожина, В.С. Степина.

Теоретический аспект темы исследования.

Логико-синтаксический подход к языку науки разрабатывался многими исследователями: Г. Брутяном, П. Дюгемом, Р. Карнапом, С. Клини, О. Контом, Дж.Ст. Миллем, О. Нейратом, Г.Спенсером, А. Пуанкаре, Г. Фреге, Л. Витгенштейном, Б. Расселом, М. Шликом. В логико-философском аспекте целесообразно опираться на труды таких исследователей как Д.П. Горский, А.А. Зиновьев, А.А. Ивин, Ю.В. Ивлев, А. Никифоров, М.М. Новоселов, Е.Д. Смирнова, А.П. Субботин, К. Тарбейн.

Различные аспекты проблемы роста научного знания могут быть интерпретированы как попытки преодолеть методологический рационализм классической науки и философии, смысл и значение которых хранит, интерпретирует, репрезентирует язык науки. Поэтому концепции роста научного знания, на наш взгляд, содержат, помимо прочего, семантическую направленность на исследование языка науки. В частности, она содержится в работах К.Г. Гемпеля, В.В. Ильина, У. Куайна, Т. Куна, Л.Ф. Кузнецовой, И. Лакатоса, К. Поппера, М. Полани, Р. Рорти, С. Тулмина, П. Фейерабенда, Д. Холтона.

В современной философии интенсивно проводятся философско-лингвистические исследования языка науки, которые в данной диссертации рассматриваются как философско-теоретические основания. В них содержатся попытки синтактико-семантического анализа языка вообще и языка науки в частности. Такие исследования представлены в работах Н.Д. Арутюновой, Т. Бальмера, М. Блэка, В.Г. Гак, Г. Когена, М. Даммита, К.К. Жоля, Г.В. Колшанского, Е.С. Кубряковой, Т.Б. Кудряшовой, Г.Г. Кулиева, М.В. Лебедева, Н.А. Лукьяновой, П. Наторпа, С.С. Неретиной, Х. Патнэма, Г.Н. Скляревской, М.Е. Соболевой, А. Тарского, В.Н. Телия, Б. Уорфа, Э. Сепира.

Семиотический подход имеет устоявшиеся традиции. Попытка классификации знаков и их отделения от понятия «знание» принадлежит работам Ч. Пирса. Представление о языке как совокупности единиц, имеющих смысловое значение, выработано в исследованиях Ф. де Соссюра, который представлял семиотику как новый этап в развитии лингвистики.

Семиотика языка науки напрямую связана с проблемами описания, объяснения и интерпретации, в силу чего необходимо учитывать соответствующие выводы и проблемы, поставленные в трудах А.А. Алферова, А.Ю. Антоновского, Ф. Аста, Ф. Гваттари, Н. Гудмена, Э. Гуссерля, Ж. Делеза, К. Палмера, Д.П. Пашининой, П. Рикера, Ст. Тулмина, М. Фуко, И.В. Цветковой, Е.Н. Шульги. Ф. Шлейермахера.

Целостный семиотический подход разрабатывался А. Вежбицкой, А.А. Ветровым, Ю.М. Лотманом, А.Ф. Лосевым, М.К. Петровым, Ю.С. Степановым.

Предметно-практический аспект.

Семиотический анализ динамической сущности языка науки отсылает к исследованиям междисциплинарного, философско-методологического характера. В них соединяются представления о рационально-аналитическом и внерациональном в мышлении человека, отображающихся особым образом в динамично изменяющемся языке науки. В таком ключе невозможно обойти работы В.Ф. Асмуса, М. Бунге, П.П. Гайденко, Е.А. Мамчур, Л.А. Микешиной, Н.Н. Моисеева, В.В. Налимова, А.П. Огурцова, В.Н. Поруса, В.М. Розина, Г.И. Рузавина, Е.Н. Фейнберга, В.С. Швырева. В связи с чем, представляются весьма ценными выводы, касающиеся функционирования сознания и мышления в когнитивном творчестве, Н.П. Бехтеревой, Л.С. Выготского, В.А. Лекторского, А.Р. Лурье, Ж. Пиаже, В.Н. Филиппова, А.В. Иванова. Представителей различных философских направлений объединяет исследование специфики языков познания в контексте естественнонаучного и гуманитарного знания. Оно проводится в трудах П. Ачинштейна, О.Е. Баксанского, И.А. Бесковой, Н.Б. Гвишиани, И.А. Герасимовой, С.С. Гусева, В.С. Диева, В.А. Ельчанинова, А.В. Иванова, В.Н. Карповича, Э. Кассирера, Л. Леви-Брюля, К. Леви-Стросса, А.Ф. Лосева, А.С. Майданова, И.П. Меркулова, В.В. Налимова, Р.И. Павилениса, И.В. Полякова, С.С. Поповича, А.А. Потебни, Р. Рорти, Г.И. Рузавина, В.С. Степина, О.Л. Сытых, В.Н. Филиппова, Е.Х. Хаттена, В.В. Целищева, Г.П. Щедровицкого.

Анализ языка науки в синергетическом аспекте исследуется Н.В. Бряник, В.Г. Будановым, М.С. Дмитриевой, В.В. Ким, Л.П. Киященко, Т.Я. Кудряшовой, Т.Г. Лешкевич, Я.И. Свирским.

Поскольку тема исследования носит междисциплинарный характер, то прагматический аспект исследования направляет к конкретным научным фактам, гипотезам, концепциям, теориям, концептам и понятиям. В связи с чем, весьма важно построение диссертационного исследования на основе понимания смыслов частнонаучных трудов и их значений в различных эпохах и научных картинах мира. Поэтому обратимся к трудам таких ученых, как Н. Бор, Л. Де Бройль, Дж. Буль, В.И. Вернадский, Х. Гюйгенс, В. Гейзенберг, К. Гедель, Г. Гельмгольц, Г. Герц, Д. Гильберт, Ч. Дарвин, Р. Декарт, Дж. Джоуль, П.А. Дирак, Н.П. Дубинин, А.Н. Колмогоров, У. Крик, П.С. Лаплас, Г. Лейбниц, Н.И. Лобачевский, Дж. Максвелл, Б. Паскаль, Л. Пастер, М.Планк, Г.Ф.Б. Риман, Дж. Уотсон, М. Фарадей, И.И. Шмальгаузен, Э. Шредингер, А. Эйнштейн. Более того, многие из указанных ученых исследовали онтолого-гносеологическое значение своих гипотез и открытий, когда обращались к проблеме языка своей науки.

В современных условиях порождения наукой новых технологий, способов управления информацией, исследований когнитивных возможностей языка науки необходимо обратить внимание на процессы математизации этого языка. В связи с чем, значимы труды В.Ф. Асмуса, Б.В. Бирюкова, Г. Вейля, М. Клайна, В.Я. Перминова, Б. Рассела, А.К. Сухотина, А. Тарского, В.Н. Тростникова, В.В. Целищева, С.А. Яновской.

Проблемы эпистемологии, роста научного знания, герменевтики вышли на такой уровень развития, когда стало актуальным углубленное исследование языка науки. С одной стороны, он, так или иначе, исследуется в лингвистике, психологии, логике, философии. С другой, подобные исследования языка науки в явном виде проводятся крайне редко. И даже при наличии таковых, их цели и общий контекст чаще указывают на видение проблемы языка науки либо в лингвистическом плане, либо логицистско-рациональном.

Объектом данного исследования является общее в языке науки.

Предметом исследования выступают семиотические особенности языка науки в структуре научного знания.

Понятие семиотики используется в постановке проблемы как учение о знаках и знаковых системах. Её инструментарий способен не только отражать, но и выражать большинство особенностей исследования языка науки в структуре научного знания.

Цель исследования – показать, что семиотический подход к языку науки является инструментом системного исследования научного знания, представить научную сферу бытия в ее развитии и функционировании как семиотическую систему, а язык науки как системообразующий фактор.

Таким образом, объект, предмет и цель исследования предполагают решение следующих задач:

  1. Определить методологические основания семиотического исследования языка науки в структуре научного знания.
  2. Выявить смысл и значение проблемы языка науки в эволюции научного знания от античности до современности.
  3. Доказать, что становление неклассической науки взаимообусловлено формированием новых представлений о значении семантики и прагматики языка науки.
  4. Раскрыть роль семиотического подхода к исследованию языка науки в анализе системной организации научного знания и показать, что при семиотическом подходе раскрывается синергетический характер языка науки в интегральном выражении внешне- и внутрилингвистических факторов дискурса, а также психологических особенностей субъекта познания.
  5. Доказать, что развитие научного знания взаимообусловлено формированием полисемантичности в языке науки, проявляющейся в семиозисе научного дикурса как метафоризации известных смыслов и значений.
  6. Продемонстрировать, как процессы интеграции научного знания, выражаемые в пропозициональной форме языка науки, и понимание синтетических и эвристических особенностей этого языка позволяют углубить представления о развитии научного знания.
  7. Предложить концепцию преодоления суггестивности языка фундаментальной науки в развитии научного знания.

Теоретико-методологическими основаниями исследования выступают:





    • гипотетико-дедуктивный метод, ведущий для выявления особенностей такой сложноорганизованной системы как язык науки (Р. Декарт, Г. Лейбниц, И. Кант, Г. Гегель);
    • принцип противопоставления категорий материального и идеального. Язык науки не только отражает все разнообразие структуры научного знания, но и влияет на генезис и трансформацию научного дискурса в целом.
    • принцип целостности. Главным вопросом в диссертации выступает соотношение материального и идеального (К. Маркс, Э.В. Ильенков, Д.И. Дубровский, В.С. Барулин). Наука здесь понимается не только как форма духовного производства, но и как неотъемлемая часть непосредственных производительных сил. Поэтому язык науки выражает общие и особенные свойства материального и идеального. Именно этот факт определяет необходимость использования принципа целостности как методологического коллективизма, который позволяет изучать язык науки как диалектически противоречивую, сложную, открытую, интегративную систему;

Положения, выносимые на защиту:

  1. Методология неопозитивизма неприменима к исследованию языка науки как социокультурно-обусловленного явления, имеющего характер открытой системы. Подобная методология обладает значительным потенциалом в самописании науки как системы знаков, но в части изучения развития науки как формы общественного сознания, имеющий свой язык, другими словами, в прагматике языка науки она практически бессильна. Поэтому целостное исследование языка науки в контексте социокультурных условий его бытия возможно только на основе интеграции диалектической теории отражения, учитывающей многообразные факторы научного поиска, и строгого логического анализа репрезентативного научного дискурса. Такой подход реализуем при использовании семиотики в её трех аспектах как теоретического основания исследования.
  2. Поскольку язык науки характеризуется как способ объективированного выражения научного знания, то семиотический подход к нему очерчивает контуры целостных представлений обо всём научном знании как особой системы знаков. В этом состоит эвристическая ценность семиотического анализа языка науки в структуре научного знания.
  3. Динамическая сущность языка науки проявляется в его эволюционном развитии и функционировании как ядро и функция особого семиотического пространства – научного дискурса. При этом смысл понятия «научный дискурс» отражает содержание и структуру семиотического пространства научного познания.
  4. Язык науки суть семиотическая система, коренная природа которой телеологична. Этот язык стремится к жесткой связи между знаком и значением и четкому определению правил описания и объяснения, но не может его достичь. Особое значение имеет понятие «стремится», так как в нем содержится вероятность взаимодействия рациональных и внерациональных компонентов процесса познания, которое и преобразует «закрытую» рациональность в «открытую». «Жесткая связь между знаком и значением» - всего лишь предел бесконечного совершенствования, который в классической науке принимается за беспрекословный критерий научности вообще.
  5. Метафора играет роль аттрактора в языке науки. Формируясь в условии отсутствия логического «моста» между фактом и теорией, она выполняет роль аттрактора новых смыслов и значений, своего рода потенциала соответствующей методологической программы за счет смещения в высказываниях смысловой оси с субъекта на предикат. Она становится языковым знаком, способным выразить неязыковое содержание посредством целостного, наглядно обоснованного представления. Она является одним из важнейших эвристических этапов в логике научного познания.
  6. Семиотический анализ языка науки сквозь взаимодействие его свойств – ассерторичности, модельности, процедурности, эротетичности, аксиологичности и эвристичности, является не только механизмом системного анализа языка науки. Он способствует пониманию характера связей структурных элементов научного знания и способствует формированию синергетического образ языка науки. Такой образ позволяет объединять все представления о структуре языка науки (сложноорганизованной системы видов, форм и функций) и сформировать системное знание не только о нем, но и о целостной структуре научного знания. Этот образ имманентно содержит общие условия дискурса, а также психологические и интенциональные особенности субъекта познания.
  7. В росте научного знания ноуменальная направленность языка науки усиливается, а феноменальная ослабляется. В частности, мысленный эксперимент, с одной стороны, способствует внедрению в язык теории фактора феноменальной наглядности благодаря своим лексико-гносеологическим единицам и объективированным формам выражения. С другой, он сам становится ноуменально направленным. Семантические правила организации любого эксперимента, но особенно в его мысленном виде, взаимосвязаны с методологическими особенности соответствующего периода развития конкретной предметной области науки. В целом, семиотический анализ языка науки в росте научного знания позволяет видеть постоянное прирастание смыслов.
  8. Идеалы и нормы языка науки изменяются преимущественно диахронно, со всеми особенностями, присущими трансляции знаний от поколения к поколению, в зависимости от эпох или от смены типов мышления и парадигм. Логика диахронных изменений языка науки, кроме прочего, связанных с дифференциацией и интеграцией знаний, исследуется на основе семиотического анализа, который показывает, как отсутствие обратной связи корректирует передаваемую программу, детерминирует необходимость учета социокультурного контекста деятельности субъекта-интерпретатора.
  9. Концепция преодоления суггестивности языка фундаментальной науки строится на основе праксеологического понимания специфики языка фундаментальной науки. Речь идет о том, что он отличается относительной устойчивостью и точностью смыслов и значений, он «почти» близок к идеалам точности и однозначности, поэтому в научном дискурсе всегда невероятно сложно освободиться от «призрака театра». Изменяющиеся социокультурные условия предполагают формирование новых границ научного знания, которое невозможно без «расшатывания» стабильных, «привычных» смыслов и значений. Новый мыслительный и предметно-практический опыт оперирования с объектом в процессе познания преобразуется посредством ассоциаций в продуктивное, творческое представление, далее формируется метафора, концепт, и после возможно формирование четкого научного понятия. При этом социокультурные условия, интересы, цели и индивидуальность мышления субъекта обнаруживаются как особая языковая среда и контекст деятельности и мышления.

Научная новизна исследования:

  1. Показано, что семиотика является универсальным инструментом исследования научного знания в его целостности и системной организованности. Научная сфера бытия в ее развитии и функционировании описана как семиотическая система.
  2. Выявлен механизм формирования целостного образа языка науки средствами семиотики
  3. Доказано, что семиотическое исследование любых аспектов языка науки вскрывает и демонстрирует синергийный характер научного знания.
  4. Сформировано единообразное, с точки зрения теории знака, представление о разных видах научного знания посредством интеграции традиционных подходов к языку науки в едином синергетическом ключе.
  5. Выявлено, что исследование семиотических связей науки, как знаковой системы, с реальностью, обнаруживающихся посредством семиотического анализа языка науки, дают прирастание смысла в любом своем аспекте.

Теоретическая значимость состоит в том, что семиотическое исследование языка науки направляет мышление субъекта только в сторону целостности всего научного знания и различных подходов к его анализу. Это позволяет

    • разносторонне исследовать структуру научного знания, границы науки и направления ее развития;
    • объединять все подходы к анализу структуры научного знания;
    • выявляет границы рационального способа мышления;
    • обеспечивает конструктивность синтеза рациональных и внерациональных форм мышления;
    • позволяет формировать комплексные коммуникативно-познавательные стратегии в области социальных и естественнонаучных технологий.

Практическая значимость исследования. Результаты диссертационной работы используются для углубленного изучения вопросов эволюции науки и философии. Они служат методологическим основанием для современной философии и методологии науки, эпистемологии, а также для интеграции их разнообразных естественнонаучных и социокультурных аспектов. Концептуальные положения и результаты диссертационной работы включены в чтение лекционных курсов по философии, философии и методологии познания. Идеи диссертационного исследования служат источником для разработки новых курсов в высших учебных заведениях по специальностям «онтология и теория познания», «философская антропология», «философия и методология науки», «история науки». Кроме того, семиотический подход, разработанный в диссертационном исследовании, способствует более детальной перспективной разработке концепции рациональности научного знания, актуальной для развития теоретической формы общественного сознания в современном мире.

Апробация. Проблематика диссертации отрабатывалась и проверялась с 2000 по 2011 год на постоянно действующих методологических семинарах кафедры философии АлтГПА,  лаборатории «Философия человека и образования» кафедры философии, истории и права филиала ВЗФЭИ в г. Барнауле. Промежуточные результаты докладывались автором на следующих конгрессах и конференциях:

  • IV Всероссийском философском конгрессе (Москва, 2005),
  • V Российском философском конгрессе (Новосибирск, 2009);
  • Международных конференциях:
    • научных – «Евразийское мировоззрение и потенциал Сибири в XXI веке» (Барнаул, АГУ, 2001), «Дни Петербургской философии. Мир философии – мир человека» (Санкт-Петербург, СПбГУ, 2006), «Философия математики: актуальные проблемы» (Москва, МГУ, 2007); «Проблемы социокультурной эволюции и философия Западной Сибири» (Бийск, БПГУ, 2007),
    • научно-практических – конференции посвященной 70-летию Алтайского края «Культура Алтайского края как опыт толерантного взаимодействия сопредельных территорий» (Барнаул, АГАУ, 2007), «Инновации в педагогическом образовании» (Новосибирск, НГПУ и Ин-т философии СО РАН, 2007), «Индустриально-инновационное развитие Казахстана: экономические, правовые и социальные аспекты» (Республика Казахстан, г. Семей, университет «Кайнар», 2009); Барнаул, ВЗФЭИ, 2009, 2011.
  • Всероссийской научно-практической «Человек: философская рефлексия» (Барнаул, АГУ, 2005),
  • ежегодной межрегиональной научно-практической конференции «Стратегия и тактика устойчивого развития России в условиях социально-ориентированной экономики» (Барнаул, ВЗФЭИ, 2002 – 2011);
  • межвузовских конференциях: «Родное и Вселенское» (Барнаул, БГПУ, 2008), «Концепции современного естествознания в системе высшего образования» (Барнаул, АлтГПА, 2009).

Результаты исследования опубликованы в периодических научных изданиях, рекомендуемых для печати Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации: «Философские науки» (Москва, 2007), «Философия образования» (Новосибирск, 2007, 2007, 2008, 2009), «Известия Волгоградского государственного педагогического университета» (Волгоград, 2009, 2009), Вестник Бурятского государственного университета (Улан-Удэ, 2009), в 2 монографиях и научных статьях. В периодическом научном издании «Гилея», рекомендованном для печати ВАК Украины (Киев, 2009).

Идеи и положения диссертационного исследования использовались при чтении диссертантом лекций по «Философии и методологии науки» для соискателей, аспирантов и магистров на ФППК, по «Философии» и «Логике» для студентов факультета математики и информатики и физического факультета, в авторском спецкурсе «Философские вопросы математики» на факультете математики и информатики.

Структура диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения и библиографии.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность исследования языка науки в структуре научного знания, выявляется степень разработанности проблемы в методологическом, теоретическом и предметно-практическом аспектах, формулируются объект, предмет, цель, гипотеза, задачи диссертации, теоретико-методологические основания исследования, положения, выносимые на защиту, новизна, значимость и апробация результатов исследования.

В первой главе «Методологические основания исследования языка науки» определяется категориальный аппарат и проводится поиск методологии исследования языка науки как сложноорганизованного явления. Рассматриваются философские характеристики научного дискурса, научного стиля мышления, вводится рабочее определение языка науки как терминологической системы знаков и символов, формирующейся и функционирующей как семиотическая система и проявляющаяся как форма объективированного знания. Проводится анализ взаимозависимости и взаимодействия языка науки, научного стиля мышления и научного дискурса со структурой научного знания. Он приводит к предположению, что язык науки в конкретных социокультурных условиях не может и не должен всегда закреплять взаимнооднозначное соответствие между термином и смыслом. Именно в языке науки формируются флуктуации в семиозисе науки, которые и обусловливают выбор пути дальнейшего развития науки. Сложноорганизованность, полисемантичность и, вместе с тем, векторная направленность к установлению однозначности и логической строгости структурной организации обусловливают поиск такой методологии, которая способна обеспечить, с одной стороны, исследование языка науки в социокультурных условиях бытия, с другой стороны, имела бы общетеоретические основы для изучения научного знания и языка. В результате предлагается интегральное применение диалектического и аналитического подходов к исследованию языка науки. Теоретическим выражением искомой методологии представлена семиотика по Лотману.

В главе второй исследуется эволюция представлений о языке науки от античности до XX в. как смена идеалов и норм научного знания. Показано как основные признаки витков развития представления о языке науки зафиксированы в гносеологических стандартах ведущих парадигм конкретно-исторического времени. Особенности научного мышления эпохи выражаются в специфике языка науки. Он, в свою очередь, изменяясь сам, изменяет и качество знаний.

В первом параграфе второй главы исследование истории научного познания доказывает, что стремление человечества к постижению абсолютного знания о мире и себе детерминировало идеи об имманентной точности, однозначности и строгой рациональности языка науки. Одним из самых ярких воплощений подобной убежденности стала мысль о необходимости универсального, унифицированного языка науки, означающего в Новое время идеал организации научного знания. Позже она приобрела совершенно иной смысл и стала означать единую науку о человеке в трудах Соловьева и Маркса. Классический рационализм Нового времени сформировал требования к языку науки в формальном, математическом «ключе», в силу чего сложилось мнение, что единая наука должна быть основана на математических абстракциях. Маркс и Соловьев, напротив, подчеркивали, что единую науку надо строить на основе знания о человеке, «человекомерном» знании.

В целом, в этом разделе диссертации показано, что выявившиеся противоречия классического рационализма, как и кризис науки Нового времени, вполне объяснимы в категориях семиотики языка науки. Доказано, что пренебрежение семантикой и прагматикой приводит к созданию концепций, бесперспективных в гносеологическом плане, ставит под сомнение онтологический статус науки. Проведенный философско-семиотический анализ кризисов математики подтвердил эту мысль.

Выявлено, что попытки неопозитивистов определить специфику языка науки были ограничены именно синтактикой, возведенной в ранг основного метода. Такие представления о языке науки способствовали развитию точных наук, но в XIX в. привели к формированию известных парадоксов в этих же науках. Логицистские умонастроения в традициях классического рационализма, как тенденции языка науки распространились на гуманитарное знание посредством позитивизма, что привело к расколу внутри самой философии в вопросе о ее смысле и социокультурном значении.

Во втором параграфе второй главы исследуется возможное и действительное языка науки в период третьей научной революции.

В период третьей научной революции XIX – начала XX вв. позитивистская программ обусловила явную постановку проблемы языка науки. Проводится семиотический анализ учений О. Конта, А. Пунакаре, Дж. Милля, Г. Спенсера, П. Дюгема, Дж. Буля, М. Шлика, Л. Витгенштейна, Р. Карнапа, К. Геделя, результаты который показывают, что философия науки несводима к теории истинности языка и тем более к – истинности языка науки. Попытки создать учение о языке науки представляют собой его самоописание на высокоабстрактном теоретическом уровне.

В процессе оценки значимости вышеуказанных учений для цели исследования причины кризиса науки объясняются с позиции кризиса языка науки. Понимание его специфики как строго рациональной было представлено неопозитивизмом в период третьей научной революции особенно жестко в связи с развитием языка науки в точных областях знания.  Поэтому развитие представлений о самом языке происходило в традициях классического рационализма, под властью синтактики, норм символической, формальной логики. Эффективность семиотического анализа языка науки подтверждена выводами в результате его применения к неопозитивистским текстам и кризису науки XIX в. Речь идет о том, что такой анализ не просто вскрывает  имманентную контрадикторность между логицистскими убеждениями мыслителей и социокультурными условиями функционирования языка науки того времени, но и указывает пути её разрешения.

В третьем параграфе второй главы исследуется проблема языка науки в современном научном познании. Она характеризуется в двух аспектах. Во-первых, в смысле невозможности определения четких границ между естественным языком и научным, поскольку семозис науки содержит в себе социокультурные и конкретно-исторические условия бытия субъекта познания. Во-вторых, предполагается, что проблема языка науки в смысле развития науки будет существовать всегда, проявляясь в процессах роста научного знания. На основе философско-семиотического анализа различных естественнонаучных и гуманитарных теорий и концепций выявляются прагматические особенности функционирования языка современной науки. Показывается, что они являются атрибутивным и смыслообразующим условием бытия языка науки.

Оба аспекта усложняются сохранившимся мнением о строгой точности и однозначности как необходимом  и достаточном условии существования языка науки. Это серьезно препятствует не только интеграции, но и дифференциации научного знания.

В разделе обосновывается предположение о телеологической сущности языка науки в смысле его устремленности к точности и однозначности как векторной направленности роста научного знания.

Глава третья посвящена смыслу и значению языка науки в структуре научного знания.

В первом параграфе третьей главы представлена роль семиотического подхода к анализу языка науки в структуре научного знания. С позиции онтологии научного знания и философии науки в этом вопросе семиотическое исследование событий и явлений научного дискурса неизбежно приводит к целесообразности использования герменевтического метода на этапе семантического анализа. То есть в присваивании смысла субъект познания в мышлении проделывает путь от значения события, явления, факта к интерпретации смысла на языке науки. Целью семиотического анализа является не сам закон или системность феномена, репрезентированного в научном дискурсе, а поиск потенциальных смыслов, возможного в языке науки, который направлен вектором роста научного знания. Этот путь организован по принципу диалектической логики. Вместе с тем, семиотический подход сам по себе проявляет закономерности языка науки, следовательно, анализ динамической сущности языка науки осложнен еще и проблемой самоописания.

В параграфе рассмотрены возможности семиотики по разным направлениям – от Ч. Пирса и Ф. де Соссюра. У Пирса была идея о целесообразности исследования прагматики в целостном семиотическом подходе к языку науки, но без установления отграничений семиотики он редуцировал её к логике. Устремив свои представления о языке науки от логики к лингвистике, на общетеоретическом уровне он замкнул круг своих идей, оставшись под влиянием традиций классической рациональности и логицизма. Восприятие знака автономно привело к противоречиям семиотического феноменализма, но сформированная логическая семантика, как металогика, отчасти благодаря Пирсу, до сих пор имеет важное значение в эпистемологии. Кроме прочего, выявлено, что концепт сущности знака, сложившийся в учении Пирса, способствует исследованию динамической сущности языка науки, так как отражает классификационные признаки форм этого языка и с точки зрения этапов развития научного познания и с точки зрения структуры научного знания.

Соссюр в характеристиках языка сформировал представления о нем как системе, подчиняющейся своему собственному порядку. Эту мысль позднее он сам подверг сомнению в попытке преодолеть представление о языке как явлении, отграниченном от коммуникативной деятельности. Но соссюровский аналитический инструментарий языка и речи, синхронии и диахронии, внешнелингвистического и внутрилингвистического представляются весьма ценными для семиотического исследования языка науки, хотя его подход как целостный семиотический применить невозможно в силу неразрешенного противоречия между представлением о языке как  системе и убеждением Соссюра, что эта система отдельна от коммуникативного акта.

Научная мысль – один из основных актов языка науки – как «планетарное явление» и «геологическая сила» проявляет научный дискурс. Она в таком смысле воплощает и в чем-то определяет развитие социокультурных условий бытия субъекта познания. Поэтому в диссертации сопоставлены понятия «ноосфера» (В.И. Вернадский) и «семиосфера» (Ю.М. Лотман). Их соотношение однозначно определить не удалось в силу их сложной диалектической взаимосвязи. Но «водораздел» между ними в диссертации выбран следующим образом. Значение понятия «ноосфера» в современной науке определяет приоритет его смысла за социокультурным аспектом бытия субъекта познания тогда, как значение «семиосферы» сосредоточивает любое исследование больше на сфере мышления субъекта, при взаимообусловленности этих понятий в принципе. Такой семиотический подход определен как перспективный в анализе языка науки и представлен как механизм сложнейшего процесса самоописания этого языка, позволяющий проводить системный анализ всей науки в целом посредством изучения её языка.

Во втором параграфе третьей главы исследуется семиотический смысл языка науки в контексте роста научного знания. Такой подход позволяет вести исследование в русле различных типов знания – гуманитарного и естественнонаучного в социокультурном аспекте их значений с учетом роли интерпретатора в научной коммуникации. Семиотический анализ структуры научного объяснения по Гемпелю подтверждает предположение о телеологичности языка науки. Рост научного знания рассмотрен как динамика и эволюция языка науки в личностном аспекте знания (Полани, Куайн, Гемпель), что позволило представить прагматику языка науки как направляющий вектор мышления субъекта познания в область метаязыка по отношению к изучаемой им теории или концепции. Учения Куна и Лакатоса, диалектика «явного» и «неявного знания» Полани, исследования Фейерабенда, «тематический анализ науки» по Холтону рассмотрены и представлены как подтверждение вышеуказанной мысли.

В третьем параграфе третьей главы проведен семиотический анализ смысла и значения языка науки в генезисе научной картины мира.

Язык науки в генезисе научной картины мира от античности до наших дней проанализирован в синхронии и диахронии научного знания, а также в его связи с социокультурными условиями его функционирования и развития как внешнелингвистическими факторами. В применении гипотетико-дедуктивного метода научная картина мира используется как «фактический материал» для проверки выбранной в диссертации методологии и промежуточных выводов. Но результаты оказались более глубокими. Диалектика «науки переднего края» и «твердого ядра науки» изучается как взаимосвязь ассоциаций, интуитивных озарений, метафор с факторами определенности языка в гносеологических стандартах познания конкретных эпох, в результате которой расширяются семантические горизонты науки. В современной научной картине мира такие тенденции эпистемологии как системность, стратегия коэволюции объясняются с позиции сложных социокультурных условий функционирования языка науки и неоднозначных аксиологических установок субъекта научного познания, что позволяет по-новому взглянуть на смысл понятия «человекомерность научного знания». С одной стороны, такой подход к языку науки сыграл важную роль в исследовании логики эволюции картины мира. С другой стороны, показано, что он позволяет фиксировать в научной картине мира не только познанное и непознанное, а также его отношение к развитию форм знания, но и по-новому интерпретирует значение научных понятий, концепций и теорий для развития общества. Язык науки предстает не просто средством процесса формирования знаний об объектах, но его важнейшим фактором и условием.

В четвертой главе язык науки представлен как сложноорганизованная открытая система в динамике научного знания.

Для объяснения сути данного явления исследование начато с анализа процесса метафоризации языка науки в первом параграфе четвертой главы. Выясняется содержание процессов взаимотрансформации внерациональных компонентов познания в рациональные. Семиотический подход позволяет выявить сочетание таких компонентов во всех формах развития научного знания. Выявляются механизмы сохранения и уменьшения неоднозначности смыслов в фундаментальных научных теориях, которые связаны с тем, что динамика научного знания предполагает расширение и сужение смыслов и значений семиозиса научного дискурса. При смещениях субъектно-предикатных характеристик в представлениях об объекте формируется или изменяется коннотат, состоящий из разных концентрически расположенных по отношению к денотату уровней. Таким образом начинают изменяться значения, что становится причиной изменения смыслов. Показано, что метафоризация языка науки – неизбежный, постоянный и закономерный процесс в динамике научного знания. Семиотический подход позволяет проводить исследование в данном разделе с позиций гносеологии, логики, психологии и лингвистики. Применимость и эффективность выводов выверяется автором на сложных фактах смены мировоззрения в истории человеческой мысли от античного природоцентризма до социоцентризма XX в.

Второй параграф четвертой главы посвящен системной роли метафоры в функционировании языка науки. Исследование процессов метафоризации языка науки в развитии знания приводит к необходимости изучения механизмов формирования метафоры. Что в свою очередь, позволяет посредством семиотического анализа функционирования языка науки выявить стадии формирования строгого понятия. При этом обнаруживается системная роль метафоры. При отсутствии логического моста между фактами и теорией её фокус представляет собой точку бифуркации, действие которой подобно интеллектуальному взрыву в научном дискурсе. Рамка метафоры трактуется как аттрактор возможных смыслов и новых значений. Выделены гносеологическая, эмпирическая и фиксирующая функции метафоры посредством которых она не только обеспечивает многослойность языка науки, но и увеличивает границы познавательного горизонта, и расширяет средства описания нового факта, в ситуации многозначности – направляет мыслительную и практическую деятельность субъекта в новом направлении, в зависимости от значения предмета для субъекта. В параграфе также определены онтологические и гносеологические границы метафоризации языка науки.

В третьем параграфе четвертой главы раскрывается синергетический характер языка науки в системе научного знания. Структура языка науки представлена сложноорганизованной системой его форм, видов и функций. Функционально язык науки разделен по целям познания на описательный и объяснительный, а также – на феноменально направленный или эссенциально. Анализируются проблематичность дихотомии в классификации видов языка науки на аналитичный и флективный, методологические сложности дихотомии – эмпирический и теоретический язык, разрешимые в условиях семиотического подхода. Обосновывается идея внутренней и внешней, предметной и уровневой классификаций по отношению к научной теории, позволяющих более полно анализировать динамику научного знания в целом.

Многослойность структуры языка науки целесообразно представить через интегративное выражение его функций – поддающихся формализации (например, ассерторической, модельной, процедурной) и труднее или вообще не формализуемых (аксиологической и эвристической). Их соотношение позволяет выявлять и демонстрировать динамику функциональной сущности языка науки как саморазвитие сложноорганизованной системы. Функции языка науки, обусловливающие слабость формализации, содержат моменты флуктуационных возмущений в динамике научного знания посредством развития языка науки в сторону усложнения смыслов и значений.

Синергетический образ языка науки интегрально объединил все представления о проблеме языка науки в периоды кардинальной ломки парадигм и научных картин мира и в периоды «нормальной науки». Он позволяет формировать системное знание не только о самом языке науки, делать выводы о его динамической сущности, но имманентно интегрирует представления о психологических, интенциональных особенностях субъекта познания, внешне- и внутрилингвистических условиях дискурса, в целом отразив системное представление о структуре научного знания.

Глава пятая представляет собой исследование основных тенденций современного научного знания с точки зрения семиотики языка науки.

В параграфе первом пятой главы проводится исследование динамической сущности языка науки как взаимосвязь рационального и внерационального в нем. Такие категории как «классическая», «неклассическая», «постнеклассическая», «открытая», «закрытая» рациональность с позиции семиотического анализа позволяют конкретизировать понятие рационального в языке науки как совокупности высказываний, построенной на основе абстрактно-логического мышления как ядро фундаментальной науки, как идеал, меняющий свои очертания в зависимости от условий и целей субъекта познания. Внерациональное конкретизируется как содержание эвристического, переднего края науки: идеи, предположения, гипотезы, сформулированные чаще номинально, ассоциативно и интуитивно в форме мифопоэзиса; а также как иррациональные компоненты сознания, подобные интуиции, «инсайту». В языке науки внерациональное в разной степени репрезентировано в форме сравнений, описательных образов, метафор и концептов. Выясняется – как субъект познания преодолевает рациональную составляющую и суггестивность языка фундаментальной науки современной ему эпохи. Исследование ведется в ранее обоснованной диалектически цикличной линии «образ-символ – метафора – концепт – понятие – формула».

Доказывается, что язык науки суть семиотическая система, которая выражает объективные отношения и формы реальности и носит синергийный характер. Кроме того, он представляет собой терминологическую систему, стремящуюся к жесткой связи между знаком и значением и четкому определению правил описания и объяснения. При этом особое внимание уделяется понятию «стремящуюся», так как именно в нем, по мнению автора,  содержится потенциал рационального и внерационального в языке науки, позволяющий исследовать современное научное познание во всем его многообразии.

Во втором параграфе пятой главы исследуются дифференциация и интеграция научного знания как специфические процессы динамики языка современной науки. Сущность феномена дифференциации предстает более ясной с точки зрения аналитической функции языка науки. Показано, что дифференциация знаний направлена на фиксацию новых глубинных смыслов и значений объекта познания, но не как самоцель роста научного знания, а как этап к интеграции знаний об объекте на новом глобализированном теоретическом уровне. В данном случае семиотический подход позволяет говорить вообще о «дифференциальной интеграции» современных наук как диалектически сложноорганизованном процессе.

В третьем параграфе пятой главы рассматриваются возможности, тенденции и границы математизации современного научного знания через призму семиотического понимания языка науки. Утверждается, что однозначного ответа на вопрос о математизации языка науки быть не может, поэтому предпринимается попытка выявить общеметодологические особенности данной тенденции.

Нелинейный характер объектов современного познания стал причиной пристального внимания к потенциалу абстрактного и символического в языке математики. Глубокое содержание теорий глобального эволюционизма, самоорганизации систем стало в научном дискурсе мощным импульсом к осознанию того, что математизация языка является неизбежным процессом развития современного научного познания. В качестве подтверждения данной мысли предлагается интерпретация математического моделирования и развития вероятностных принципов как особых форм математизации языка науки. Доказывается, что с их развитием наблюдение и эксперимент обрели новые смыслы, поднялись на теоретическую высоту, и тем самым обогатили язык науки. Вместе с тем, анализ таких понятий как «логико-математическая точность», «экспериментальная точность», «физическая точность» и их соотношений, этапов формализации и абстрагирования, выступает основанием для следующего вывода. Формализованное знание есть язык о языке, его структурах и потенциале. Истинность утверждений формализованной теории устанавливается через соотношение этих утверждений с помощью семантических правил, задающих интерпретацию данной системы с соответствующими утверждениями содержательно построенной научной теории. На первый взгляд в рамках формализованного языка теории субъект имеет дело только со знаками и символами, в них же выражены и результаты его познания. На самом деле воспроизводятся некоторые свойства объекта или фрагмента реальности, которая первоначально была внеязыковой. Поэтому логико-математическая точность выражает только одну из граней, этапов приближения научного знания к реальности.

Конечно, результаты, полученные на языке математики, имеют силу не только для наглядного образа, но и для понимания сущности этого образа. В этом смысле математика по силе абстракции подобна философии, но только по форме, а не по содержанию. Субъект, использующий математический язык, способен зафиксировать и понять то общее, представителем чего является наглядный образ. Но именно абстрактность и символичность языка математики в семиозисе научного дискурса преумножает проблему субъекта-интерпретатора с его целями, убеждениями и опытом. Математические символы и действия не существуют как вещи, они суть описание отношений между понятиями, к которому прибегают люди для осмысления своего опыта. С точки зрения прагматики и в целом семиотики методологическим значением метода исторического и логического в процессах математизации языка современной науки нельзя пренебречь, иначе математизация может стать основой мистификации научного знания.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются общие выводы, выявляется перспектива дальнейших исследований языка науки в структуре научного знания.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Монографии

  1. Иванова В.А. Человек в изменяющейся научной картине мира. – Барнаул : Изд-во БГПУ, 2002. – 162 с.
  2. Иванова В.А. Логика и семиотика языка науки. – Барнаул : Изд-во БГПУ, 2007. – 267 с.

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК

  1. Иванова В.А. Образовательные аспекты проблемы языка науки в контексте аналитической программы развития познания // Философия образования ; спец. выпуск / гл. ред. Н.В. Наливайко.- №1, 2007. – С.16-19.
  2. Иванова В.А. Дифференциация и интеграция знаний в языке науки // Философия образования. – №4 (21), 2007. – С.27-34        
  3. Иванова В.А. Формирование новых смыслов и значений в языке науки // Философия образования. - №3 (24). – 2008. – С. 24-32.        
  4. Иванова В.А. Проблема математизации языка современной научной картины мира // Мир философии – мир человека : прил. к журн. «Философские науки» : [сб. ст.] / [редкол.: Солонин Ю.Н. (пред.) и др.]. – М. : Гуманитарий, 2007. – 834 с. (Философские науки / М-во образования и науки Рос. Федерации, Акад. гуманитарных исслед. ; спец. вып.). – С. 709–717.        
  5. Иванова В.А. Логика и семиотика парадокса в научном познании // Известия ВГПУ. Сер. Социально-экономические науки и искусство. – №3 (37),  2009. – С. 16-21.
  6. Иванова В.А. Язык науки в концепции неклассической рациональности // Известия ВГПУ. Сер. Социально-экономические науки и искусство. – №8 (42),  2009. – С. 42-46.        
  7. Иванова В.А. О логических основаниях семиотического исследования языка науки // Философия образования. – №2 (27), 2009. – С. 113-119.        
  8. Иванова В.А. Структура и синергетичность языка науки // Вестник Бурятского государственного университета. Сер. Философия, социология, политология, культурология.  – Вып. 14, 2009. – С. 43-47.        

               

Прочие публикации

Публикации в рецензируемых журналах

  1. Иванова В.А.  Преодоление суггестивности фундаментального языка науки  // «Гилея» : сб. научных статей. – Киев: изд-во Национального педагогического университета им. Драгоманова и Украинской Академии  Наук, 2008. – Вып. №12. – 324 с. – С.236-242. (Гiлея (науковий вiсник) : Збiрник наукових праць / Гол. Ред. В.М. Вашкевич. – К. : Нацiональний педагогiчний унiверситет iменi М.П. Драгоманова ; Укранська академiя наук, 2008. – Вып. №12. – 324 с. – С.236 – 242) (список ВАК Украины)

       

Статьи в других научных журналах и интернет-ресурсах

  1. Иванова В.А.  Проблема языка науки в позитивизме и конвенциализме // Вестник филиала ВЗФЭИ в г. Барнауле. – Вып.8, 2005. – С.207-210.        
  2. Иванова В.А. К вопросу о сущности языка современной науки // Вестник филиала ВЗФЭИ в г. Барнауле. – Вып.9. – 2006. – С.32-36.
  3. Иванова В.А. Язык науки в контексте постнеклассической рациональности // Вестник РФО. – Москва, 2007. – №1.
  4. Иванова В.А. Логико-семиотические основания научной картины мира // Вестник БГПУ: Сер. Гуманитарные науки. № 10, 2007.
  5. Иванова В.А. Логико-семиотический анализ парадокса в научном познании // Вестник филиала ВЗФЭИ в г. Барнауле. – Барнаул : ВЗФЭИ, 2008. – Вып.10. – 258 с. – С. 38-43.                
  6. Иванова В.А. Некоторые тенденции развития научной картины мира (тезисы) (Электрон.) Сайт кафедры философии, истории и права филиала ВЗФЭИ в г. Барнауле –http://filosof.barnaul.vzfei.ru/public_s/Ivanova/indexin.htm        
  7. Иванова В.А. К вопросу об онтологии языка науки // Вестник филиала ВЗФЭИ в г. Барнауле. – №11, 2009. – С. 36-40.        
  8. Иванова В.А. Методологические истоки проблемы духовного развития современной личности // Вестник филиала ВЗФЭИ в г. Барнауле. – №12, 2010. – С. 49-52.        

       

Статьи в научных сборниках

  1. Иванова В.А. Понимание антропного принципа средствами современной научной картины мира // Проблема человека в философии: Сборник трудов лаборатории «Философия человека и образования» и кафедры философии БГПУ / под. ред. С.А. Ан, В.В. Маркина. – Барнаул: изд-во БГПУ, 2002. – 112 с. – С. 26 – 30.        
  2. Иванова В.А. Объективность субъективной реальности // Философия, методология, история знаний: Труды Сибирского института знаниеведения / под ред. Е.В. Ушаковой. – Вып.3, 2003. – С.35-37.        
  3. Иванова В.А.  Мировоззренческие основания научного познания человека // Комплексный подход к изучению человека: сб. трудов лаборатории «Философия образования и кафедры философии БГПУ / под ред. С.А. Ан, В.В. Маркина. – Барнаул: изд-во БГПУ,  2005. – 236 с. – С.82-99.
  4. Иванова В.А. Семиотика космологического объективизма античной философии // Родное и вселенское в судьбе России: сб. научных статей / под ред. С.А. Ан. – Барнаул: БГПУ, 2007. – 252 с. – С.163-166.        
  5. Иванова В.А. Философия как метаязык концепций современного естествознания // Проблема современного естественнонаучного и социогуманитарного знания в системе высшего образования : сборник научных статей. – Барнаул, АлтГПА, 2009. – 193 с. – С. 19-24.        
  6. Иванова В.А. Особенности преподавания философской антропологии в системе высшего профессионального образования // Методика и теория профессионального образования : сборник статей / Под ред. В.А. Ивановой. – Барнаул : АзБука, 2009. – 172 с. – С. 111-118.        

       

Публикации в материалах научных конференций

  1. Иванова В.А. Современное научное мировоззрение и идеи русского космизма // Материалы международной научной конференции «Евразийское мировоззрение и потенциал Сибири в XXI веке». – Барнаул: изд-во АГУ, 2001. – С.29 – 33.        
  2. Иванова В.А. Проблема математизации языка современной  науки // Материалы Всероссийской с международным участием научно-практической конференции «Человек: философская рефлексия» / отв. ред. О.Л. Сытых. – Барнаул: изд-во АГУ, 2006. – Вып.1. – 230 с. – С.74-76.        
  3. Иванова В.А. Образ человека в категориях общенаучных картин мира // Материалы Всероссийской с международным участием научно-практической конференции «Человек: философская рефлексия» / отв. ред. О.Л. Сытых. – Барнаул: изд-во АГУ, 2006. – Вып.1. – 230 с. – С.12-16.        
  4. Иванова В.А. К вопросу об особенностях языка современной науки // Стратегия и тактика устойчивого развития России в условиях социально-ориентированной экономики: Материалы межрегиональной научно-практической конференции / под общ. ред. И.К.Мищенко, В.Г. Притупова. Барнаул: изд-во Алт. Ун-та, 2006. – 267 с. – С.222-224        
  5. Иванова В.А. Проблема математизации языка науки (Электрон.) // Материалы международной конференции «Философия математики: актуальные проблемы» (Опубликована на сайте философского факультета МГУ) http://www.philos.msu.ru/fac/dep/scient/confdpt/2007/philmath.html        
  6. Иванова В.А. Проблема математизации языка науки // Материалы международной конференции «Философия математики: актуальные проблемы». – М.: изд-во МГУ, 2007. – С.117-119.        
  7. Иванова В.А. Особенности языка науки в современной духовной культуре // Культура Алтайского края как опыт толерантного взаимодействия сопредельных территорий: сборник статей // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 70-летию Алтайского края. – Барнаул: изд-во АГАУ, 2007. – 674 с. – С.192-197.        
  8. Иванова В.А. Метафоричность языка науки // Социально-экономическая политика России при переходе на инновационный путь развития: материалы научно-практической конференции / Под общ. ред. И.К. Мищенко, В.Г. Притупова. – Барнаул: Азбука, 2009. – 324 с. – С. 101 – 105.        
  9. Иванова В.А. Онтолого-гносеологическое значение метафоры в динамике языка науки // Материалы международной научной конференции «Проблемы логики социокультурной эволюции и философия Западной Сибири» / отв. ред. В.М. Журавлев. – Бийск: изд-во БПГУ им. В.М. Шукшина, 2007.  – С. 276-180.        
  10. Иванова В.А. Актуальность исследования онтолого-гносеологических аспектов языка науки // Достижения ученых Сибири – Всемирному философскому конгрессу : материалы межрегиональной научно-практической конференции (Бийск, 3-7 июля, 2008 г.) / Бийский пед. гос. ун-т им. В.М. Шукшина. – Бийск : БПГУ им. В.М. Шукшина, 2008. – 255 с. – С. 93-96.        
  11. Иванова В.А. Семиотика системности языка науки (тезисы) // Наука. Философия. Общество. Материалы V Российского  философского конгресса. Т. 1. – Новосибирск : Параллель, 2009. – 531 с. – С. 87.        
  12. Иванова В.А. Значимость семиотического исследования языка науки для развития теоретико-познавательной формы общественного сознания // Материалы Международной  научно-практической конференции «Индустриально-иновационное развитие Казахстана: экономические, правовые и социальные аспекты». – Семей (Казахстан), 2009. – С.201-204.
  13. Иванова В.А. Метафоричность языка науки // Социально-экономическая политика России при переходе на инновационный путь развития : материалы международной научно-практической конференции, г. Барнаул, 24 июня 2009 г. / Под общ ред. И.К. Мищенко, В.Г. Притупова. – Барнаул : АзБука, 2009. – 324 с. – С. 101-105.        
  14. Иванова В.А. Актуальность исследования языка науки для современного общества (тезисы) // Инновационный путь развития РФ как важнейшее условие преодоления мирового финансово-экономического кризиса: Материалы Международная научно-практическая конференции 21-22 апреля 2009 г. заседания секций. Том 2. – М.: - ВЗФЭИ, 2009. – 336 с. – С.188.        
  15. Иванова В.А.  О формализме знаний в сознании учащихся // Социально-экономическая политика России при переходе на инновационный путь развития : Материалы 3-й международной научно-практической конференции, 24 июня 2011 г.  / под общ. ред И.К. Мищенко, В.Г. Притупова. – Барнаул: Изд-во АлтГТУ, 2011. С. 61-64.        
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.