WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

МУЛЛАГАЛИЕВА ЛИЛИЯ КАНАФОВНА

ОНТОЛОГИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

СТАНОВЛЕНИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА В НЕБЫТИЕ

Специальность 09.00.01.- онтология и теория познания

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора философских наук

Уфа – 2012

Работа выполнена на кафедре философии, социологии и политологии ФБГОУ ВПО «Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы»

Научный консультант - Хазиев Валерий Семенович, доктор философских

наук, профессор, зав. кафедрой и профессор

кафедры философии, социологии и политологии

ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный

педагогический университет им. М. Акмуллы»

Официальные оппоненты: Канапацкий Александр Яковлевич,

доктор философских наук, профессор,

зав. кафедрой гуманитарных

и социально-экономических дисциплин 

НОУ ВПО «Институт психологии», г. Москва;

Слободнюк Сергей Леонович,

доктор философских наук, доктор

филологических наук, профессор,

заведующий кафедрой современной русской

литературы ФГБОУ ВПО «Магнитогорский

государственный университет», г. Магнитогорск; 

Халин Сергей Михайлович,

  доктор философских наук, профессор,

  профессор кафедры философии

  ФГБОУ ВПО «Тюменский

  государственный университет», г.Тюмень.

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный

  аграрный университет»

Защита состоится «25» мая 2012 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.112.02 в ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный университет» по адресу: 455038, Челябинская область, г. Магнитогорск, пр. Ленина, 114, ауд. 211.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный университет». Текст автореферата размещен на сайте Высшей аттестационной комиссии «____» февраля 2012 года.

Автореферат разослан «____»  2012 года.

Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор философских наук,

профессор Дегтярев Е. В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность диссертационного исследования. Конец 20 – начало 21 вв. стали периодом необъяснимых, с точки зрения обыденных и научных представлений о мире, процессов в онтологии языка. Глобализация пока ещё мозаичного языкового пространства на основе английского угрожает единству языка в многообразии, позволяющему целостно воспринимать и активно отражать мир. Нетолерантное развитие языка глобализации, нарушающее свободу развития других языков и претендующее на их пространство, есть в той или иной мере следствие нисходящих процессов в самих национальных языках.

Сложившаяся мозаичность языков в географическом пространстве выражает не только локальное разнообразие конкретных форм природы, общественного бытия и общественного сознания, но в значительной мере является фактором, стимулирующим глобальное движение и развитие языка. Их становление в небытие приведёт к истощению стимулов саморазвития языка на глобальном уровне и самого глобального английского языка, который превратится в пассивное отражение единообразного общественного бытия.

Природа и общественное бытие, активно отражённые в разнообразии языков, данных человеку непосредственно благодаря их встроенности в целостность реального мира, его многомерную и сложную структуру, упорядоченную в пространстве и времени, в условиях глобализации перестаёт восприниматься в качестве ценности. В этом смысле подрывается основа человеческого существования, бытийных отношений, отражающих полноту и многообразие мира.

Сложность понимания процессов, происходящих в бытии языка, связана с тем, что многокомпонентная система языка развивается непрерывно и дискретно в пространстве и времени под влиянием множества внутренних и внешних детерминант. Исходя из этого, актуальность исследования языка предполагает его системное понимание в качестве особого уровня развития реальности, представляющего собой субъективный образ объективного мира, служащий средством мышления, познания, передачи социального опыта в процессе общения и выражения, объективации самосознания личности, хранения и передачи информации, управления человеческим бытием.

На современном этапе проблемы русского языка, копившиеся не одно десятилетие и даже столетие, перешли из потенциального состояния в актуальное. Среди них наиболее значимыми следует считать преобладание тенденций нисходящего развития над восходящим, что выражается в сокращении присутствия русского языка в географическом пространстве, правовом поле, самоотчуждении носителей. Следствием этого является поворот русского языка от вектора возникновения к уничтожению, переходу в небытие языка как историю человеческого знания.

Необходимость системного междисциплинарного осмысления нисходящего развития русского языка в современных условиях обусловлена нарастанием деструктивных тенденций в общественном сознании, выражающихся в разнообразных формах деинтеллектуализации и самоотчуждения мышления от родного языка. Как показывает анализ философской мысли, исследование онтологии языка позволяет осмыслить важность выработки и реализации стратегии необходимых действий, направленных на сохранение и развитие языка. Системность и междисциплинарность детерминируют осмысление процессов в языке с учётом онтологии права, трансформации общественного бытия и изменения географического пространства, занимаемого элементами мозаичности бытия языка.

Современная онтология языка представляет собой особый, очень сложный, многокомпонентный, мозаичный уровень бытия, включающий в себя естественный и искусственные языки в состоянии развития, функционирования и статики. Наблюдения и выявление закономерностей в данной сфере, обладающей высоким уровнем абстрактности, не доступно житейскому опыту. По этой причине требуется специальное всестороннее исследование. В данном случае оно направлено на выявление онтологического содержания становления языка в небытие в современных условиях глобализации в рамках категорий пространства и времени.

Степень разработанности проблемы. Отдельные вопросы становления языка в небытие нашли отражение в античной мифологической и философской традиции, в частности в произведениях Гомера, законах Солона, учениях Фалеса из Милета, Пифагора, представителей элейской философской школы, Анаксагора, Гераклита, софистов, скептиков, элеатов, грамматиков, Демокрита, Сократа, Платона, Аристотеля, Цицерона, стоиков, неоплатоников и др. Особое внимание теме перехода языка в небытие было уделено в период европейского средневековья. Становление языков в небытие было отражено ещё в Ветхом и Новом Заветах, послуживших основой для философских размышлений мыслителей периодов патристики (отцов церкви и апологетов) и схоластики. Бытие и небытие языка являлось предметом дискуссий номиналистов и реалистов.

Бытие языка и факторы его становления в небытие нашли отражение в философских размышлениях гуманистов эпохи Возрождения: Данте Алигьери, Дж. Бокаччо, М. де Монтеня, Ф.Петрарки, Ф.Рабле, Э.Роттердамского и др. Натурфилософы эпохи Возрождения: Дж.Бруно, Г.Галилей, Н.Кузанский полагали, что переход в небытие представляет собой снижение степени универсальности в процессе движения от общего к конкретному. Особое внимание философы уделили теме становления в небытие латыни.

Новые аспекты в обсуждение вопроса о становлении языка в небытие были внесены в философии Нового времени. Ф.Бэкон, Р.Декарт, Г.Лейбниц, Дж.Локк, Т.Гоббс и др. исследовали гносеологический аспект перехода элементов языка в небытие. Мыслители эпохи Просвещения: Д.Дидро, И. Г. Гердер, Ш. Монтескье, Ж. Ж. Руссо и др. – исходили из того, что в бытии языка могут существовать частные, подверженные переходу в небытие понятия, и всеобщие, вечные категории. Особое звучание тема становления языка в небытие приобретает в концепциях представителей немецкой классической философии: Г. Гегеля, И. Канта, И. Г. Фихте, Ф. Шеллинга и др. В разработку онтологических основ осмысления феномена становления языка в небытие большой вклад внесли исследования лингвофилософов В. фон Гумбольдта, Ф.де Соссюра и др. Классовая природа онтологии языка и его перехода в небытие обоснована в работах К. Маркса и Ф. Энгельса и др.

Исследования позитивистов: Л.Витгенштейна, Р.Карнапа, Т.Куна, К.Поппера, Б. Рассела и др. – обнаружили влияние научных революций и смены научных парадигм на становление понятийного апппарата в небытие. Естественные языки, обладающие высокой степенью неоднозначности, с течением времени подвергаются становлению в небытие под влиянием однозначных искусственных метаязыков. Представители постмодернизма: Ж. Делез, Ф. Гваттари, Ж. Деррида и др. – полагают, что становление языка в небытие сопровождает смену культурных эпох.

Онтология языка и нисходящее развитие русского языка нашла отражение в работах отечественных философов 19 в. (К.С.Аксаков, В.Г.Белинский, Н.Я.Данилевский, В.И.Иванов, И.А.Ильин, А.А.Потебня, В.С.Соловьев, П.Я.Чаадаев, Г.Г.Шпет и др.). Выступая с критикой западничества, отечественные мыслители полагали, что становление русского языка в небытие является результатом забвения заветов предков и разрушения единства пространства языка с разделением общества на элиту и народ. Согласно В. С. Соловьёву, всемирный разум как подлинное бытие включает в себя национальное языковое разнообразие во всей совокупности. Мыслители советского периода (М. М. Бахтин, Л. Н. Гумилев, В.И.Ленин, А. Ф. Лосев, М.К.Мамардашвили, И.В.Сталин и др.) исследовали влияние политического и социального бытия на становление онтологии языка в небытие. 

Новейшие зарубежные социокультурные концепции становления языка в небытие посвящены объяснению сущности и детерминант этого процесса: это концепции «лингвистического империализма» Р. Филлипсона, «глобального английского» Д. Кристала, теория К. Д. Харрисона, «экология языка» Э. Хаугена и их последователей.

Представители новейшей российской философии становление языка рассматривают в русле метафизики и диалектики (В. Н. Бондаренко, М. С. Кунафин, Н. С. Рыбаков и др.). Феномен становления как восходящего развития стал объектом философской рефлексии А. Б. Невелева. Онтология языка исследуется в работах современных авторов: Н. С. Автономовой, Е. Ю. Бикметова, У. С. Вильданова, А. В. Лукьянова, Б. Д. Нуриева, М. А. Пушкаревой, С. Л. Слободнюка, В. С. Хазиева, С. М. Халина и др. Молчание как бытие и небытие языка исследовано в работах В. В. Бибихина, Г. Б. Вильдановой, М. Н. Эпштейна и других.

Современные мыслители уделяют большое внимание вопросам техносферы, виртуального бытия, унификации языков в сети Интернет в условиях глобализации языковой онтологии. Это исследования Г. Гусейнова, Е. В. Дегтярева, Д. В. Ефременко, М. С. Кунафина, М. Э. Рябовой, Л. П. Шевяковой, Р. А. Ярцева и др.

Нисходящее развитие русского языка на современном этапе стало предметом размышлений Г. А. Гаджиева, А. А. Гусейнова, А. С. Запесоцкого, А. Б. Куделина, В. А. Лекторского, В. Л. Макарова, В. С. Степина, Т. С. Юрьевой и др.

Объектом диссертационного исследования является онтология русского языка как элемента мозаичности глобального пространства языка.

Предмет диссертационного исследования – онтологическая составляющая становления русского языка в небытие.

Целью исследования является обоснование тенденций нисходящего развития русского языка в пространстве и времени.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

– провести анализ концептуального смысла категорий «становление» и «становление языка в небытие»;

– осуществить синтез теоретико-методологических концепций возникновения и уничтожения языка;

– обосновать язык как форму и уровень развития материи в движении;

– развить диалектико-материалистическую концепцию языка как активного отражения материи и общественного бытия в движении и развитии;

– исследовать уничтожение пространства языка движением и развитием материи и общественного бытия;

– объяснить становление языка в небытие как активное отражение становления в небытие конкретных форм материи и общественного бытия;

– выделить промежуточный – слоговый этап онтологического снятия первой сигнальной системы второй сигнальной системой;

– описать историческую диалектику борьбы противоречий славянского и других языков, которые привели к образованию в синтезе современного русского языка;

– доказать сокращение присутствия русского языка в географическом пространстве;

– переосмыслить онтологическое снятие русского языка национальными языками на пространстве бывшего СССР;

– на основе эмпирического компаративного исследования обосновать преобладание в русском языке устойчивой тенденции нисходящего развития, позволяющей утверждать, что русский язык претерпевает становление в небытие.

Методологическая база исследования. В диссертации реализованы следующие подходы: концептуальный подход для формирования и исследования эмпирической базы; системный подход для исследования текущих процессов в бытии русского языка по формально-правовым и демографическим показателям; аксиологический подход для определения основных и второстепенных элементов в бытии языка; социально-онтологический подход к исследованию сокращения пространства онтологии русского языка; инструменталистский и институциональный подходы для объяснения роли институтов образования, права и демографической политики в становлении языка в небытие; онтологический подход для объяснения влияния интеграции, унификации, дробления и диффузии в исчезновении языков.

В качестве теоретической основы исследования выступают:

  • онтологические концепции Аристотеля и Г. Гегеля, в рамках которых была обоснована категория «становление языка в небытие»;
  • диалектико-материалистическое учение К. Маркса, Ф. Энгельса, В. Ленина;
  • онтология языка В. фон Гумбольта, А. А. Потебни, Ф. Соссюра,  выявивших тождество общественного сознания и языка;
  • концептуализм нового и новейшего времени Дж. Локка, Ж. Делеза и Ф. Гваттари, раскрывающих значение и функции концептов для бытия языка;
  • концепция М. К. Мамардашвили, объясняющая самоотчуждение сознания от бытия языка;
  • социокультурные концепции Д. Кристала, К. Д. Харрисона о становлении языка в небытие в пространстве; «экология языка» Э. Хаугена;
  • теория Р. Филлипсона о разрушительном влиянии «культурного империализма» на бытие языка.

Эмпирическую базу диссертации составили результаты компаративного эмпирического анализа количественных показателей бытия русского языка во времени (1847 г., 1984 г., 2010 г.). В основу исследования легли результаты проведённых ранее самостоятельных эмпирических исследований концептов русского языка и культуры, опубликованные в работах: Реалии русской культуры. Лингвокультурологический словарь. Уфа: БИРО, 2001. 220 с.; Концепты русской культуры в межкультурном диалоге: Лингвокультурологический словарь. Нефтекамск: РИО БашГУ, 2005. 158 с.; Концепты русской культуры в межкультурной коммуникации: Словарь. М.: Ладомир, 2006. 234 с.; Русское слово – русский мир: Лингвокультурологический словарь-минимум. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2010. 202 с.  (в соавторстве).

Научная новизна исследования заключается в построении интегральной онтологической концепции становления русского языка в небытие как многокомпонентного процесса перехода в историю человеческого знания, обусловленного многообразием форм движения и развития природы и общественного бытия, и конкретизируется в следующих результатах исследования:

1. На основе синтеза противоположных и противоречивых методологических подходов обосновано, что категория «становление» может применяться по отношению к процессам в природе, обществе и языке с точки зрения возникновения, развития и уничтожения.

2. Сформулирована целостная структурно и функционально обоснованная концепция становления языка как диалектики возникновения и уничтожения конкретных форм и уровней материи в движении и векторах восходящего и нисходящего развития. Становление языка в небытие и ничто представляет собой сложный многокомпонентный процесс, образование которого связано с действием множества факторов, тенденций и закономерностей.

3. Доказано, что язык представляет собой диалектику формы и содержания, в рамках которой исторически образовывались противоположности и противоречия потенции и акта, существующего и сохраняющегося в истории человеческого знания и утраченного. Благодаря данному обстоятельству язык приобрел характер синтеза бытия, небытия и ничто, являющихся потенциями актов возникновения и уничтожения языка в пространстве и времени.

4. Выявлено, что развитие мозаичности онтологии языка в пространстве и времени происходило через последовательные стадии онтологического снятия подуровней второй сигнальной системы. В результате этого процесса образовался третий уровень сигнальной системы, представляющий собой единство глобального английского и англоязычного метаязыка, ориентированных на удовлетворение информационных потребностей субъектов. Этот уровень сигнальной системы подвергает онтологическому снятию вторую сигнальную систему и уничтожает мировую мозаичность языка.

5. Установлено, что язык представляет собой особую форму и уровень материи в движении и развитии. Материальность языка обусловлена его существованием и универсальным свойством отражения*1. По этой причине его возникновение и уничтожение в пространстве и времени детерминируется атрибутами движения, восходящего и нисходящего развития в природе и общественном бытии.

6. Раскрыта роль внешних факторов - движения и развития в природе и общественном бытии, - в процессе нисходящего развития и уничтожения языка в пространстве и времени. Одна группа факторов связана с катастрофическими изменениями баланса в неживой и живой природе, которые приводят к переходу в небытие и ничто конкретных форм общественного бытия, сознания и языка. Вторая группа обусловлена формами движения и развития в общественном бытии, приводящими к уничтожению конкретных форм языка.

7. Впервые проанализированы основные внутренние, в диалектике с внешними, факторы становления языков в небытие и ничто, связанные с диффузией в процессе языкового синтеза и смены понятийного аппарата.

8. Реконструировано, что в процессе абсолютного и относительного движения славян в пространстве и времени происходило накопление заимствований и диффузии языка, которые были онтологически сняты церковно-славянским языком и новыми наслоениями заимствований из различных ветвей индоевропейской, уральской и тюркской языковых семей.

9. Открыта закономерность возникновения и уничтожения тупиковых концептов языка как отражения тупиковости векторов развития общественного бытия в рамках европоцентрического движения и наслоения заимствований.

10. Обнаружена и проанализирована тенденция вытеснения русского языка из пространства бывшего СССР в результате регионального повышения статусов национальных языков и латинизации алфавитов.

11. Определены и описаны аспекты онтологического снятия современного русского языка глобальным английским.

12. В результате осмысления итогов эмпирического компаративного исследования состояния во времени поясов более 250 концептов русского языка доказано, что в русском языке нисходящие тенденции развития преобладают над восходящими, что детерминирует закономерность господства уничтожения над возникновением.

На защиту выносятся следующие положения: 

1. Категория «становление» определяется диссертантом как диалектика противоположностей возникновения и уничтожения, восходящего и нисходящего развития в абсолютном и относительном движении конкретных форм и уровней материи, общественного бытия, сознания и языка. Процессуальность становления детерминируется законами отрицания отрицания, единства и борьбы противоположностей и противоречий, перехода количественных изменений в качественные.

2. Становление языка в небытие и ничто есть многокомпонентный процесс, складывающийся из форм движения и развития в природе, общественном бытии и общественном сознании, приводящих к преобладанию нисходящих тенденций над восходящими, уничтожения над возникновением, заимствования над творческой активностью. При этом небытие языка складывается из элементов языка, вышедших из употребления, но сохранившихся в истории человеческого знания, а ничто – из тех компонентов языка, которые утрачены безвозвратно и не подлежат восстановлению*2.

3. Возможность становления языка в небытие как дуализма формы и содержания заложена в его структуре и связи компонентов – существующего, сохраняющегося в истории человеческого знания и ничто – лакун. Эти части структуры языка представляют собой акты, переходящие в потенции восходящего и нисходящего развития, возникновения и уничтожения под влиянием внешних факторов и нарушения внутреннего баланса между ними.

4. Возникновение второй сигнальной системы было связано с удовлетворением социальных потребностей*3* и привело к образованию мозаичности пространства языка. Однако в процессе движения и развития общественного бытия сформировалась потребность в доступе к информации и коммуникации, которые вступили в противоречие с мировым разнообразием языков. По этой причине начался процесс онтологического снятия мозаичности пространства языка глобальным английским, обеспечивающим коммуникацию, и англоязычным метаязыком виртуального пространства, предоставляющим доступ к информации.

5. Уничтожение языка в пространстве и времени детерминируется формами движения и развития в природе и обществе. Это обусловлено самим существованием языка в пространстве и времени и наличием у него универсального свойства отражения, характерного для всех уровней и форм развития материи.

7. Возникновение новых и уничтожение имеющихся языков происходит в диалектике действия внешних и внутренних факторов. Отрицательное воздействие внешних факторов, которые могут быть связаны с действием сил природы и социальных катаклизмов, как правило, является условием для активизации внутренних факторов, связанных со снижением качества и сокращением количества элементов, полученных в результате саморазвития, образованием лакун языка, заполняемых с помощью заимствований.

8. Реконструкция исторической диалектики возникновения современного русского языка показывает, что процесс его саморазвития сопровождался наслоением заимствований, диффузией и чередой этапов отрицания отрицания. При этом постепенно утрачивалась потенция к саморазвитию и нарастала тенденция к заимствованиям, произошла деинтеллектуализация языка. Благодаря этому в условиях глобализирующегося мира русский язык с точки зрения количества и качества утратил конкурентоспособность по отношению к английскому глобальному и англоязычному метаязыку науки.

9. Общественное бытие развивается парадигмально. Данный феномен активно отражается в языке. По этой причине кумулятивность развития общества является причиной кумулятивности возникновения и уничтожения концептов языка. Образованные в рамках господствующей парадигмы общественного развития социально значимые понятия с переходом к новой парадигме сменяются и снимаются новым понятийным аппаратом, что происходит в соответствии с законом отрицания отрицания.

10. Результаты компаративного эмпирического исследования более 250 научно обоснованных концептов русского языка, вокруг и на основе которых образуются пояса понятий, свидетельствуют о преобладании количественной нисходящей тенденции, на основании которой можно утверждать, что русский язык развивается в векторе уничтожения.

Теоретическое и практическое значение работы. Теоретическое значение диссертации детерминируется её содержанием. В работе обобщены результаты многолетних философских размышлений и эмпирических наблюдений в области онтологии языка на основе оригинальной методики математического анализа состояния концептов русского языка. Проведённый анализ состояния русского языка в теоретическом плане позволяет расширить границы понимания мозаичности и единства мира в его разнообразии. Системное исследование бытия языка и его становления в небытие раскрывает особенности разрушения его структуры и способов взаимосвязи элементов под влиянием внутренних процессов и внешних факторов трансформации общественного бытия и сознания.

Теоретическое значение имеет анализ изменения количественных и качественных показателей бытия языка, свидетельствующих о преобладании тенденций нисходящего развития над восходящими во времени и пространстве. Помимо этого, в исследовании выявлены основные векторы деятельности субъектов и институтов по целенаправленному разрушению онтологии русского языка, обоснованы формы этой деятельности и возможные следствия. Большое теоретическое значение имеют обнаруженные и обоснованные феномены тупикового развития языка и подмены смыслов, приводящие к периодическому уничтожению части концептов и стиранию остроты аксиологического восприятия бытия русского языка в общественном сознании. Системное понимание процесса становления онтологии языка в небытие достигается за счёт широкомасштабного вовлечения в философские размышления материалов из области онтологии права, выступающих в качестве показателей и факторов сокращения представленности языка в пространстве.

Практическая значимость диссертации заключается в развенчании широко укоренившегося в общественном сознании и научном сообществе мифа о том, что русский язык сохраняет свои позиции во времени и пространстве, а происходящие в нём процессы не имеют деструктивного характера, не разрушается его сущность как совокупность элементов и способов их связи. Это необходимо для привлечения внимания к проблеме становления в небытие русского языка со стороны государства и общества; разработки программ по восстановлению и развитию государственного языка; поддержки комфортности существования его носителей; разработки системных мер и программ по нейтрализации факторов разрушения бытия русского языка внутри страны и за её пределами, необходимости стратегического долговременного планирования мероприятий, направленных на возрождение языка как ключевого фактора человеческого бытия почти 142 млн. носителей на 1/8 части сухопутного пространства.

Оригинальная методология теоретического и эмпирического исследования бытия русского языка может быть положена в основу для подготовки учебных курсов по «Философии языка», «Философии языкового права», «Социологии языка», «Языковой политике» и т.д. Материалы, вошедшие и не вошедшие в диссертацию, опубликованные в монографиях по теме исследования, могут быть полезны при подготовке курсов лекций и семинаров по онтологии и теории познания. Результаты исследований могут быть использованы при разработке проектов расширения пространства и развития русского языка в мире.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации прошли апробацию на конгрессах, конференциях и семинарах различного уровня, в том числе: на XI Конгрессе Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (Варна, 2007); на Международных конференциях: «Духовность и Красота как явление Культуры в образовательном процессе» (Уфа, 2005), «Русский язык в межкультурном коммуникативном пространстве» (Иркутск, 2005), «Актуальные проблемы методологии, философии науки и образования» (Москва-Уфа, 2007), «Россия и Башкортостан: история отношений, состояние и перспективы» (Уфа, 2007), «Этнокультурные и этнополитические процессы в XXI веке» (Уфа, 2008), «Национальная политика и традиционная народная культура» (Уфа, 2010), «Идеалы и ценности ислама в образовательном пространстве 21 века» (Уфа, 2010, 2011), «Гуманистическое наследие просветителей в культуре и образовании» (Уфа, 2011); на Всероссийских конференциях: «Межкультурная коммуникация: к проблеме формирования толерантной языковой личности в системе вузовского и школьного лингвистического образования» (Уфа, 2001), «Гуманизация образовательной деятельности  в вузе, техникуме, школе» (Нефтекамск, 2005), «Гуманитарные и естественнонаучные аспекты современной экологии» (Уфа, 2006), «Современные проблемы экологии» (Москва-Тула, 2006), «Федерализм как ресурс развития российской государственности ХХI века» (Уфа, 2008), «Научное, педагогическое и просветительское наследие М. К. Любавского и актуальные проблемы социально-экономической и политической истории России и ее регионов 16-20 вв.» (Уфа, 2010), «Современное развитие регионов России: политико-трансформационные и культурные процессы» (Уфа, 2010), «V Булгаковские чтения» (Орел, 2011), «Инновационные ресурсы мусульманского образования и культуры»: Вторые Фахретдиновские чтения» (Уфа, 2011), «Философия в контексте культуры» (Брянск, 2011), «Язык, литература и культура: актуальные проблемы изучения и преподавания» (Уфа, 2011), «Лингвистические и лингвокультурологические основы формирования языковой личности в условиях многоязычия» (Уфа, 2011); на конференциях регионального уровня: «Языковая политика и языковое строительство в Республике Башкортостан» (Уфа, 2005), «Актуальные вопросы профессиональной коммуникации в государственном и муниципальном управлении» (Уфа, 2010); на межвузовских конференциях и семинарах: «Взаимопонимание культур и проблемы национальной идентичности (к 125-летию М. Гафури)» (Уфа, 2006), «Роль классических университетов в формировании инновационной среды регионов: Формирование коммуникативной и лингвокультурологической компетенций тюркоязычных учащихся и студентов в диалоге русской и родных культур» (Уфа, 2009) и других.

Материалы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры философии, социологии и политологии Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы. Основные результаты исследования отражены в 58 публикациях автора (из них статьи в журналах, входящих в перечень ВАК – 16, монографии – 5, главы в коллективных монографиях– 1, другие публикации –36).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, 4 глав, заключения, списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, анализируется степень её научной разработанности, определяются цель и задачи исследования, формулируется научная новизна, теоретическая и практическая значимость положений и выводов, содержащихся в диссертации.

В первой главе «Теоретико-методологические основы исследования становления языка в небытие» – рассматриваются основные подходы к определению категории «становление», формулируются определения других базовых понятий, раскрываются концепции отечественной и зарубежной философии, в которых осмыслены закономерности возникновения и уничтожения языка. В первом параграфе – «Концептуализация категории «становление» в онтологии» проанализировано содержание категории «становление» в онтологии философии. Контекстуальная идея становления и категория «становление» обнаруживаются исследователями уже в античных источниках. Диссертант обращается к историко-философскому материалу по данной проблематике, включающему учения Анаксимандра, Гераклита Эфесского, Демокрита, Платона, Сократа, Аристотеля. Концепция Аристотеля о становлении как о возникновении и уничтожении является методологической основой для понимания этого процесса как развития количественных и качественных показателей чего-либо. Аристотель заложил традицию понимания становления как процесса возникновения из потенции акта языка. Небытие предшествует бытию как акту и потенции. Становление понятий представляет собой вечный непрерывный процесс становления из действительности в возможность и из возможности в действительность.

Содержание и трактовки понятия «становление», выработанные в рамках учений античных мыслителей, в целом сохранялись и развивались в новой форме в средние века и в эпоху Возрождения. Новым содержанием данная категория наполняется в немецкой классической философии. Диссертант обращается к концепциям И. Канта, И. Г. Фихте, Г. Гегеля, в которых дано осмысление сущности данного понятия. «Становление» полагается И. Г. Фихте как процесс перехода материальной сущности предметов из области бытия в небытие. Г. Гегель рассматривал становление как процесс перехода бытия в ничто, и наоборот. В рамках этого процесса развитие может быть как восходящим, так и нисходящим. Соответственно, категория «становление» может трактоваться диалектически: она может обозначать как движение от бытия к небытию и ничто, так и от ничто и небытия к бытию.

Диссертант обращается к концепциям К. Маркса, Ф. Ницше, О. Шпенглера, в которых осмыслена категория «становление». К. Маркс употреблял категорию «становление» по отношению к процессам саморазвития как последовательного онтологического снятия старого новым в единстве и борьбе противоположностей и противоречий.

Анализ точек зрения различных мыслителей на содержание категории «становление» позволяет соискателю сделать вывод о том, что она применяется по отношению к процессам в природе и обществе с точки зрения изменения как возникновения, развития и уничтожения. С помощью данного философского понятия можно описывать и характеризовать восходящие и нисходящие формы развития и изменения в любой области и на любом уровне развития материи.

Автор диссертации полагает, что становление в равной мере является атрибутом материи и общественного бытия. Ключевым показателем возникновения и уничтожения следует считать развитие и саморазвитие, актуализующиеся в конкретных формах общественного бытия, сознания и языка. Абсолютность становления как движения и развития противоположна относительной неподвижности и покою не-бытия и ничто как пустоты. В данном контексте возникает возможность ничто, небытия и бытия, образующих акты, воспринимаемые через органы чувств и сознанием.

Если становление происходит от бытия к бытию, то оно представляет собой восходящее саморазвитие. В том же случае, если возникновение и уничтожение протекает от бытия к небытию и ничто или от ничто к ничто и небытия к небытию, развитие приобретает характер парадигмальности, где каждый новый цикл возникновения завершается тупиком, за которым следует уничтожение. Диссертант приходит к заключению, что становление небытия и ничто превращается в непрерывный циклический процесс отрицательного возникновения, развития и гибели. Если источником становления является материя (природа) и общественное бытие, то возникновение и развитие предметов, естественное и подлинное, описывается циклом генезиса, угасания и гибели с переходом на новые, более высокие уровни движения в форме онтологического снятия. Если источником является субъект, закладывающий движение и развитие исходя из собственных предпочтений и интересов как небытия или ничто, то возникает отрицательное становление в форме смены, противоречащей движению и развитию материи (природы) и общественного бытия. Именно формы движения и развития в природе и обществе начинают детерминировать уничтожение создаваемых субъектом вещей и общественных установлений.

Во втором параграфе «Онтологический аспект становления языка в небытие» – дано авторское понимание базовых категорий настоящего исследования: «бытие языка», «небытие языка» и «ничто». Диссертант указывает на то, что методология диалектического материализма, следующего за средневековой схоластической традицией, отрицавшей существование небытия и ничто, оказывается ограниченной для описания процесса становления языка в небытие. Именно в связи с увлечением основоположника диалектического материализма атомистическим учением укоренилась идея о том, что есть только бытие, а небытие тождественно ничто как несуществующей пустоте. Диссертант полагает, что категории «ничто», «небытие» и «бытие» необходимо рассматривать как иерархию уровней организации материи и языка. С точки зрения познающего субъекта, небытие является окаменевшей историей возникновения и уничтожения органического бытия как высшей формы организации материи в диалектике непрерывного и дискретного движения и развития в дуализме формы и содержания.

Осмысляя онтологический аспект становления языка в небытие, диссертант обращается к историко-философскому наследию Гераклита, Демокрита, Ксениада из Коринфии, Секста Эмпирика, Луция Аннея Сенеки, Платона, грамматиков, Тертуллиана, Дж. Бруно, Ф. Бэкона, А. Ф. Лосева, М. С. Кунафина, Н. С. Рыбакова. Раскрывая становление в качестве универсального закона непрерывного движения и диалектики нисходящего и восходящего развития, приводящих природу, общественное бытие и язык в состояние возникновения и уничтожения, сменяющих друг друга, Гераклит ограничил рождение и гибель логосом как пределом, не позволяющим погибнуть чему-либо безвозвратно. Заложенные Гераклитом первоосновы понимания категории «становление» применительно к языку создали онтологический базис рассмотрения содержания становления языка в небытие.

Качественными характеристиками становления языка в небытие мыслители считали время и пространство. Секст Эмпирик указывал на то, бытие слова существует в категориях «краткое» и «длительное», «бесконечное» и «конечное». С учением Луция Аннея Сенеки в категорию «становление языка в небытие» включаются факторы движения и развития материи и общественного сознания, приводящие к уничтожению конкретных форм языкового разнообразия в мире. Вместе с этим приходит осознание того, что язык обладает не только временной, но и пространственной характеристиками.

Трактовки сущности категории «становление в небытие» Г. Гегеля и А. Ф. Лосева являются теоретико-методологической основой осмысления диссертантом предмета исследования настоящей диссертации. Развитие может быть как восходящим, так и нисходящим. Соответственно, категория «становление» может трактоваться диалектически и как движение от бытия к небытию, и от небытия к бытию. По выражению А. Ф. Лосева: «Становление есть синтез (или совпадение) бытия с небытием или, точнее, бытия, уходящего в небытие, с небытием, уходящим в бытие»4. Представители новейшей российской философии: В. Н. Бондаренко, М. С. Кунафин и другие – трактуют категорию «становление» в русле метафизики и диалектики и понимают ее сущность как восходящее развитие, переход от небытия к бытию.

Диссертант резюмирует, что категория «становление языка» является одной из ключевых в онтологии. Её решение детерминирует диалектическое или метафизическое понимание процессов в знаковой информационной системе. Сторонники диалектического материализма, к которым соискатель относит себя, употребляют данную категорию в качестве понятия, родственного развитию, но не сводящегося к нему. Диссертант дает авторское понимание категории «становление» как непрерывного движения и развития атрибутов материи через абсолютное восходящее и нисходящее, при относительном равновесии.

Становление также является атрибутом материи, возникшим в процессе движения и развития. Диалектико-материалистическим основанием для категории «становление языка» является способность языка к восходящему и нисходящему саморазвитию и усложнению в общественном сознании. Именно с этих позиций рассматривается прогрессивное или регрессивное развитие языка как непрерывного генезиса и гибели понятий с преобладанием возникновения или уничтожения.

Диссертант доказывает, что онтология языка дуалистична. В рамках дуализма формы и содержания исторически образовались противоположности: оформленного и бесформенного ничто – лакун понятий; небытия формы – вышедшей из употребления, но сохранившейся в истории человеческого знания; содержательного и бессодержательного ничто - лакуны смыслов, небытия содержания – вышедших из употребления смыслов, но сохранившихся в истории человеческого знания. Благодаря данному обстоятельству онтология языка приобрела характер синтеза бытия, небытия и ничто, являющихся потенциями актов возникновения и уничтожения языка в пространстве и времени.

Наполнение бытия, небытия и ничто языка происходит в рамках активного отражения материи. Её уровни развития – неживая и живая природа, общественное бытие и общественное сознание – являются источниками формирования общего, индивидуального и надындивидуального в языке. В связи с этим возникает детерминация формы и содержания языка движением и развитием уровней материи в географическом пространстве и историческом времени. Под её влиянием становлению подвергаются конкретные языки. На данном уровне содержанием возникновения является восходящее развитие, уничтожения - нисходящее развитие, которые переходят из потенции в акт в борьбе противоречий при движении общественного бытия в пространстве. Они снимаются в диалектическом синтезе своего и чужого, старого и нового.

В третьем параграфе «Осмысление процесса становления языка в небытие в философской традиции» – диссертант обобщает концепции философов различных эпох и народов, в которых раскрываются отдельные аспекты уничтожения и нисходящего развития языка под влиянием внешних и внутренних факторов.

Мыслители античности и средневековья обнаружили многокомпонентный характер феномена становления языка в небытие. Этот процесс обусловлен разными причинами, поэтому формы протекания уничтожения многообразны: онтологическое снятие понятийного аппарата одного языка другим, укоренение варваризмов, солецизмов и др. искажений, возникающее в результате синтеза противоречий, дробления и диффузии языкового бытия. Особый интерес представляют философские учения Платона и Аристотеля, в которых раскрывается восходящее развитие языка через онтологическое снятие слогов и смыслов понятиями и схемами смыслов.

Развитие философских учений античности в рамках христианского стоицизма привело к формированию концепции языка как Слово-Бога и значения, которые должны онтологически снять языческие понятия и схемы смыслов. Носителями христианского слова и значения являются греческий и латынь. Автор диссертации отмечает, что распространение христианства и его носителей –латыни и греческого первоначально происходило в рамках пространственной локализации индоевропейских языков. Стратегической задачей распространения христианского языка являлось онтологическое снятие языков варварства и язычества. Осмыслив философские концепции мыслителей от эпохи Возрождения до Нового времени, соискатель указывает на то, что в рамках процесса онтологического снятия христианского религиозного мировоззрения Европы философскими и научными концепциями произошло окончательное преодоление господства латыни и греческого, сохранившихся в снятых в общественном сознании формах католицизма и церковно-варварских языков. Была раскрыта религиозная мистификация онтологии языка как Слово-Бога. Философские концепции отражали повышение роли субъективного фактора в онтологическом снятии одних языков другими, позиционировании того или иного языка в качестве носителя истинного знания и веры. По этой причине возник феномен критики и онтологического снятия умозрительного понятийного аппарата религии новым категориальным аппаратом науки.

Основоположники современного диалектического материализма основное внимание сконцентрировали на влиянии буржуазной идеологии, экономики и политики на языковое многообразие в географическом пространстве. К. Маркс и Ф. Энгельс обосновали классовость языка. Мыслители уловили тенденцию гиперразвития английского как языка капиталистических отношений, вытесняющего национальные языки. На этом основании классики диалектического материализма предсказывали глобализацию пространства языка на основе английского и превращение языка в товар, производство которого способно приносить сверхприбыли. Исследователи высказали идею о том, что языковое пространство формируется правящими классами, которые, трансформируя язык в своих интересах, закладывают потенцию тупикового развития, которая актуализуется в кризисах.

В. фон Гумбольдт, А. А. Потебня, Ф. де Соссюр доказали, что язык представляет собой диалектику материального и идеального. Восходящие тенденции в языке детерминированы саморазвитием. Нисходящие обусловлены самоотчуждением субъектов от родного языка, изучением с самого раннего возраста зарубежных достижений, заимствованием предметов и понятий, которое ведёт к деградации общественного сознания и языка. Стабильность языка определяется не количеством носителей, а пространственной распространённостью и пуризмом, противодействующим процессу глобализации какого-либо языка. Процесс становления русского языка в небытие является активным отражением нисходящего развития общественного бытия и деинтеллектуализации общественного сознания, которое в условиях непрерывных заимствований перестаёт актуализовывать потенциальное.

В российской философии западников и славянофилов, при всей противоположности мнений, общим являлось убеждение в необходимости заимствований как формы догоняющего развития общественного бытия, сознания и языка. Оба этих направления развивались в рамках европоцентрической идеологии, которую В. С. Соловьёв пытался онтологически снять учением о диалектическом единстве языков в их разнообразии. Диссертант заключает, что советская философия языка в целом развивалась в рамках диалектического материализма, на фоне которого как исключительное явление были концепции становления языка в небытие как карнавализации концептов (М. М. Бахтин), утраты исторической памяти поколений (М. К. Мамардашвили). 

Соискатель раскрывает содержание социокультурных концепций становления языка в небытие: Д. Кристала, Р. Филлипсона, К. Д. Харрисона, Э. Хаугена. Исследователи убеждены, что со смертью последнего носителя языка уходит в небытие уникальная картина мира, выраженная в слове. Современные восходящие и нисходящие тенденции в языках уже не столько зависят от их внутренних качеств, сколько детерминируются влиянием глобального английского языка, постепенно укореняющегося сначала среди правящей элиты и тех сфер жизни и деятельности общества, которые связаны с мировым товарообменом. Глобальный английский несёт особую культуру, образ жизни и мыслей.

Проведенный диссертантом обзор философских концепций от античности до наших дней позволяет заключить, что становление языка в небытие и ничто представляет собой сложный многокомпонентный процесс, образование которого связано с действием множества факторов. Мыслители различных эпох рассматривали возникновение и уничтожение языка с точки зрения количества носителей, пространственной распространённости и идентичности. Нисходящие тенденции в языке были обоснованы в контексте природных и социальных катаклизмов, военного и мирного взаимодействия между различными формами движения и развития общественного бытия, сознания и языка. Исследователи доказали, что язык представляет собой диалектический синтез материального, идеального и социального, выраженных в слогах и смыслах, понятиях и схемах смыслов, словах и значениях, научных понятиях и определениях, метапонятиях и метасмыслах.

Диссертант приходит к заключению, что воля языка к жизни диалектична. С одной стороны, его движение и развитие в пространстве и времени детерминируется массами и правящими классами. С другой стороны, сам язык формирует стереотипы общественного сознания. В этом смысле язык обладает и, одновременно, лишен собственной воли. В борьбе противоположностей пространственной концентрации и распространенности, количества и качества носителей формируется неустойчивость языков по отношению к глобализации языкового пространства на основе английского. С 19 века данный язык начал выражать капиталистическое общественное бытие и буржуазное сознание, так же как когда-то латынь и греческий сначала выражали в рабовладение и политеизм, а затем феодализм и монотеизм. Сокращая мозаичность языка в пространстве, английский упрощает его как систему. Этот процесс происходит сейчас непрерывно и дискретно на микро- и макроуровнях.

Во второй главе «Активное отражение в языке становления в небытие конкретных форм материи» – рассматриваются теоретические аспекты становления языка в небытие, выделяются основные закономерности данного явления. Содержание главы детерминируется необходимостью онтологического обоснования феномена уничтожения языка.

В первом параграфе «Переходные этапы онтологического снятия первой сигнальной системы второй сигнальной системой: от звуков к слогам, понятиям и словам» - обосновывается идея о том, что движение и развитие материи последовательно образует через онтологическое снятие различающиеся по уровню организации и форме виды реальности: физическую (неорганическую), биологическую (органическую), психическую, психологическую, сознание.

Диссертант исходит из того, что язык представляет собой форму и уровень развития и движения материи, на котором материальное и идеальное, природное и общественное существует в синтезе.

Соискатель указывает на то, что каждому уровню и форме организации соответствует свой язык. По отношению к неорганической природе о языке можно говорить лишь условно как о колебаниях воздуха, возникающих в результате физических форм движения и развития (гром, клокот магмы, треск ломающегося камня и т.д.). Эти звуки объективны в полной мере, они существуют вне и независимо от сознания и человеческого языка. Как онтологическое снятие физического возникает биологическое, которое как уровень имеет более сложные формы организации, возникшие из и содержащие в себе необходимые элементы физического. Тогда появляется язык живой природы, актуализующийся в звуках, детерминируемых биологическим взаимодействием в движении и развитии. Этот «язык» был так же объективен, как и «язык неорганической природы». На высших этапах развития биологического возникает психическое как реакция на усложнение биологических потребностей и разнообразия видов.

Развитие психического приводит к формированию коллективного. На его высших стадиях появляется индивид как социальное и психическое существо, у которого, помимо биологических, формируются и развиваются психические потребности в общении, передаче опыта и навыков. Остенсивность (демонстрация), жесты и крики как первоначальные этапы удовлетворения психического развиваются и по мере усложнения антропологии (имеющей видовые и подвидовые различия) и практической деятельности субъекта приводят к формированию человека говорящего. Диссертантом раскрыто, что первоначально язык человека представлял собой набор букв-звуков и слоговых подражаний физической и биологической природе, которые в дальнейшем трансформировались в язык слогов, который наиболее полно соответствовал высшему уровню и форме психического развития сознания. Именно тогда появляются примитивные формы веры (в сверхъестественную связь с природой и свойства предметов и т.д.) как эмоционально-психического состояния, выражаемого с помощью смыслов и слогов, которые онтологически снимались понятиями политеизма, выражающими антропоморфическое и зооморфное восприятие окружающей действительности.

Автор диссертации приходит к выводу, что это был уже достаточно сложный человеческий язык, в котором в онтологически снятой форме (в слогах и смыслах) содержались звуки неорганической и органической природы, активно воспринятые и воспроизводимые человеком в меру его антропологических способностей применительно к природной и социальной реальности. Язык слогов и смыслов как промежуточная стадия между первой и второй сигнальной системой был уже более совершенен для выражения биологических потребностей и опасностей, но слабо был приспособлен для отражения всей полноты усложняющегося общественного бытия в его движении и развитии. По этой причине возникший в рамках античной культуры понятийный и схемо-смысловой язык начал стремительно распространяться в индоевропейском пространстве в единстве с политеизмом. Он онтологически снимал слоговость вместе с примитивными религиозными верованиями. По этой причине культовые руны и другие символьные системы, ориентированные на чтение смыслов, заменялись понятийными, описываемыми с помощью азбучных символов. Созданная грамматиками и стоиками античности методика обучения письменности оказалась эффективной благодаря тому, что она повторяла этапы формирования второй сигнальной системы: от изучения букв к сложению их в слоги, а затем к чтению понятий как сложенных слогов. Она развивала слоговые системы языка и вместе с тем онтологически их снимала, обращая в небытие и ничто исходные смыслы понятий.

Соискатель исходит из того, что будучи высшим уровнем развития психического, психологический уровень сознания формировался в единстве с языком, общественным бытием и мировоззрением. Будучи их носителем и отражением язык постепенно переходил от понятий и схем смыслов к словам и значениям. Именно в этом единстве и борьбе противоположностей и противоречий новое онтологически снимало старое, сохраняя в себе его элементы в подчинённом состоянии. Следующий этап развития человеческого мозга был связан с онтологическим снятием психологического сознательным, слов и значений - научными понятиями и смыслами, религиозного монотеизма – светским политеизмом, феодализма – капитализмом. На этом этапе язык превращается в товар, разрабатываются искусственные знаковые информационные системы – языки науки, породившие языки программирования – метаязыки, оперирующие метапонятиями и метасмыслами. Они уже сейчас онтологически снимают слова и значения, научные понятия и определения.

Диссертант обращает внимание на то, что сознание и язык как общественные продукты существовали и существуют, пока существует сам человек как их носитель. Смерть единичного (отдельного человека) или частного (этноса, отдельного народа) как носителей индивидуальности и частности сознания и языка является смертью индивидуального и надындивидуального в глобальном языке, продолжающем активно отражать природу и общественное бытие, пока существует субъект, осуществляющий трудовую деятельность.

Во втором параграфе «Возникновение и уничтожение пространства языка в движении и развитии материи» – диссертант доказывает, что высшей формой развития материи в движении является единство сознания и языка, а высшим процессуальным уровнем – единство мышления и речи. Противопоставление материального и идеального в языке относительно. Оно носит гносеологический, партийный характер. Главными признаками материальности языка и речи являются его существование, движение и развитие в пространстве и времени, способность к отражению объективной реальности в системе знаков, образов и символов.

«Пространство языка» есть онтологическая категория, обозначающая область существования языка и речи, характеризуемая географической протяженностью и укоренённостью в общественном бытии и сознании носителей, локально проживающих на определённых пространствах.

Диссертант указывает на то, что восходящее развитие языка происходит в единстве с расширением его пространства, и, наоборот, нисходящее развитие детерминирует сужение пространства языка. Его качественная определённость возникает в результате сосуществования и отделённости языков друг от друга, их протяжённости в пространстве, мозаичности расположения относительно друг друга. Соискатель приходит к заключению, что бытийные категории пространства и времени есть атрибут не только материи, но и сознания и мышления, языка и речи как её форм и уровней развития.

Возникновение пространства языка как активного отражения физической, биологической природы и общественного бытия, их форм и уровней движения и развития было связано с формированием второй сигнальной системы, представляющей собой следствие онтологического снятия первой сигнальной системы. Ключевую роль в этом процессе сыграло движение и развитие в природе, приводящее в движение психический, психологический и сознательный уровни, которым соответствуют уровни развития языка. В результате этого возникает переход относительного движения общественного бытия как формы и уровня развития материи в абсолютное движение во времени, приводящее к образованию мозаичности пространства языка.

Соискатель подчеркивает, что несмотря на несимметричность движения и развития материи и её конкретных форм и уровней – сознания и языка, процессы в них происходят в тех же формах эволюции (постепенные количественные и качественные изменения) и революции (быстрые количественные и качественные изменения) по абсолютным восходящим линиям прогресса и нисходящим линиям регресса. При этом функционирование как неизменность является относительной.

Диссертантом обнаружено, что основными факторами развития мозаичности пространства языка является локальное своеобразие объективной реальности. Простейшие виды движения и развития материи на уровне общественного бытия превращаются в труд, одной из форм которого является миграция. Разнообразие форм труда приводит к формированию научной деятельности, порождающей научное сознание и мышление, в настоящее время вступивших в противоречие с мозаичностью разнообразия пространства национальных языков. В связи с этим научное сообщество приступило к разработке метаязыка как нового уровня и формы языка, стремительно расширяющего своё пространство в глобализирующемся мире. При этом основой для него является не русский, а глобальный английский язык.

Диссертант приходит к заключению, что мозаичное пространство языка оказалось между Сциллой формирующегося англоязычного метаязыка науки и Харибдой глобализации английского языка, расширяющего своё пространство за счёт мозаичности национальных и государственных языков. В этих условиях уничтожение глобальной мозаичности языка превратилось в неизбежный вектор движения и развития пространства языка.

В третьем параграфе «Влияние нисходящего развития конкретных форм материи и общественного бытия на язык» – соискатель доказывает, что в сознании и языке раскрывается и отражается внутренняя противоречивость движения и развития общественного бытия. Возникающие при этом формы языка являются результатом диффузии и дробления, появляющиеся в результате труда, демографической перегрузки природы и миграционных процессов. Данные факторы дополняются и многократно усиливаются формами движения и развития материи, угрожающими выживанию субъекта (колебания температуры, уровня морей и океанов, сейсмической и вулканической активности).

Диссертант подчеркивает, что язык как активное отражение развивающейся в движении материи не может остаться в неизменном виде. Всякая его стабильность и устойчивость, следовательно, является относительной и представляет собой обратно пропорциональное соотношение количественной меры и качественного баланса восходящего и нисходящего саморазвития в условиях отсутствия влияния внешних факторов. В этом смысле к языку, так же как к формам материи, применимы категории «количества» и «качества».

Диссертант полагает, что понимание всех изменений в мире как происходящих только в одном из векторов – по вертикали и в одной форме, есть идеализация объективной реальности. Восходящее развитие сопровождается нисходящим, точно так же в диалектическом единстве происходит обратный процесс. При этом восходящее развитие преобладает при относительно неподвижном состоянии природы и покое общественного бытия. Движение и развитие непрерывно, но его проявления замедленны и едва заметны для общественного сознания, так как формы движения низко активны.

Новые формы в языке отрицают имеющиеся, затем переходят на уровень отрицания отрицания. В этом состоит проявление процесса тупикового развития концептов языка как активного отражения тупиковости общественного бытия, которое продолжается до тех пор, пока формы движения и развития материи не уничтожают конкретную нежизнеспособную форму социума. В подобном состоянии периодически оказывается любое надындивидуальное общественное бытие в рамках глобального человечества. В системе общественного бытия очень редко соблюдается качественный баланс и количественная мера диалектики нисходящего и восходящего развития, которые активно отражаются в общественном сознании и языке. Стабильность и устойчивость, ради которой законодатели осуществляют нормирование, является источником новых витков восходящего и нисходящего развития в движении. При этом происходит онтологическое снятие не только предыдущего уровня развития общественного бытия, но и его активного отражения в языке.

В этом контексте общественное бытие выходит за пределы форм движения и спиралевидного развития материи и начинает развиваться ещё и по своим законам –  нормированности и единомыслия. Первое, стремясь к количественной мере и качественному балансу, ограничивает активность общественного сознания в сфере творчества языка, создаёт тупиковые концепты. В результате нормирования общественное бытие приобретает характер развития в движении от одного тупика к другому тупику, сменяющихся в общественном бытии, сознании и языке как парадигмы.

Соискатель приходит к выводу, что в деятельности законодателей языка для управления массами отрицание не имеет диалектического характера. Субъекты исходят из того, что при реформировании или консервировании общественного бытия ключевую роль играет новое, не связанное с имеющимся. В связи с этим возникает укореняемое заимствование из чужого общественного бытия, общественного сознания и языка, выдаваемое за новое проявление мысли, исключающее связь с прошлым даже в языке.

В четвёртом параграфе «Роль движения и развития общественного бытия в становлении языка в небытие» – диссертант доказывает, что трансформационные процессы в природе, вызванные движением и развитием материи на уровне физической и биологической природы, дестабилизируют сначала психический уровень общественного сознания, а затем психологический и сознательный уровни. Так возникает отрицательный настрой по отношению к экологии условий жизни, общественному бытию и общественному сознанию. В результате общественное бытие приходит в состояние миграции в пространстве и времени. Вместе с ним в пространстве и времени движутся сознание и язык, существование которых немыслимо без носителей. В движении процессы становления в небытие одних бесписьменных языков и генезиса через диффузию других начинает протекать стремительно по мере взаимодействия между движущимися в пространстве народами. Эта миграция прекращалась лишь в тот момент, когда обнаруживалось или отвоевывалось географическое пространство, отвечавшее следующим требованиям: чистый воздух, наличие воды, пищи и сырья для изготовления орудий.

Соискатель подчеркивает, что огромную роль в генезисе и становлении в небытие и ничто концептов языка играло изменение экологического ландшафта проживания. Приходя на новое место, люди не имели информации о том, какие растения и животных можно употреблять в пищу, каковы безопасные способы их добычи и приготовления. Старые знания, закрепленные в понятиях, оказывались бесполезными, но отбрасывались так же тяжело, как собирались новые. Диссертант приходит к заключению, что смена среды обитания приводила к смене языка, дополнению его понятиями и смыслами, заполняющими лакуны знания.

Переход из абсолютного в относительное движение в пространстве и времени приводил к трансформации общественного бытия, активно отражающейся в общественном сознании и языке. Характер изменений зависел от исторических условий освоения нового пространства. Так, будучи снятым в экономическом базисе общественного бытия металлами (сначала медью, затем бронзой и железом), камень оказался снятым и в общественном мифологическом сознании и языке.

Диссертант резюмирует, что всё многообразие процессов в общественном бытии отражается в языке в виде отбрасывания старых и формулирования новых понятий.

Третья глава «Становление русского языка в пространстве и времени» – посвящена доказательству того, что современный процесс становления русского языка в небытие формировался в течение длительного времени. Он является результатом развития российского общественного бытия и общественного сознания в тупиковом векторе под влиянием включения в европоцентрическую форму движения в качестве культурной и языковой периферии. Следствием этого процесса являются заимствования, деаксиологизация и деинтеллектуализация общественного сознания и языка, лишающие русский язык потенции саморазвития и превращения в глобальный язык.

В первом параграфе «Онтологическое снятие славянского языка церковно-славянским и заимствованиями из других языков в диалектике движения и развития общественного бытия» – диссертант доказывает, что движение общественного бытия славян, активно отраженное в общественном сознании и старославянском языке, было обусловлено совокупностью биологических, психических, психологических и социальных факторов, а также трудовой деятельностью. Изменение природных условий, а также нашествия враждебных племен приводили славян-язычников в движение, что отражалось в образовании концептов как наиболее социально значимых понятий и топонимических названий. Абсолютное движение общественного бытия во времени и пространстве переходило в относительное движение и развитие общественного бытия, активно отражаемое в понятиях, названиях и именах.

Центробежность, достигнув своего предела по причине действия факторов, препятствующих дальнейшему расселению, превратилась в тупиковый вектор движения и развития. Его онтологическое снятие было обусловлено принятием христианства как религии военного сословия и правящего класса, создававших очаги городской культуры как центров торговли, образования и веры, являвшиеся точками притяжения и источниками центростремительного движения.

Диссертант отмечает, что распространение христианства среди славянских народов как активное отражение перехода самодвижения их общественного бытия в движение в качестве культурно-религиозной провинции Восточной Римской империи, запустило процесс онтологического снятия слогово-смыслового языка понятийно-словесным. Этому способствовало отсутствие у славян самостоятельной широко распространённой письменности.

Соискатель приходит к выводу, что онтологическое снятие языческих слогов и имён, а затем смыслов, схем смыслов и понятий христианским Слово-Богом и значениями представляло собой не только снятие языка политеизма, но и психического – психологическим. Это был переход от преодоления отрицательных психических настроев неорганическими и биологическими средствами универсальным психологическим средством – Словом Божиим, которое в христианстве является основным для решения любых вопросов, возникающих в общественном бытии из-за социально-экономических, политических или экологических проблем, связанных с движением и развитием в природе.

Диссертант указывает на то, что вместе с распространением монотеистической религии закладывались основы феодализма как вектора тупикового развития общественного бытия, сознания и языка.

Мероприятия христианских священников, первоначально направленные на прекращение вредоносных для Византии форм движения славянского общественного бытия, замешанных на язычестве и обычаях кровной мести, привели к формированию классового общества, в котором крестьянство продолжало верить в языческих богов, растворившихся в образах христианских святых, и говорило на просторечии, содержащем напластования из балтийских, германских, тюркских, финно-горских и других языков. Оно не было тождественно церковно-славянскому. Высшие слои общества исповедовали веру в Иисуса Христа, ориентировались на европейскую культуру, неотъемлемым компонентом которой сначала являлся церковно-славянский язык. Затем в результате разрушения единства религиозной и светской власти произошла онтологическая смена церковно-славянского как языка элиты европейскими языками. Раскол православия породил старообрядчество и активизировал еретичество как социальные формы движения, проповедующие свои языки и отрицательный настрой по отношению к общественному бытию и общественному сознанию.

Во втором параграфе «Формы становления русского языка в небытие в 17-19 вв.» – диссертант раскрывает процесс онтологического снятия церковно-славянского языка европеизированным общенациональным русским языком, формировавшимся религиозно-политическими и социально-политическими движениями, отражавшими недовольство субъектов общественным бытием, сознанием и языком. Их роль возрастала по мере укоренения в общественном сознании иностранных понятий, связанных с преобразованием общества. Ориентация элиты общества на однонаправленное заимствование понятий, обозначающих явления науки и техники, приводила к деградации интеллекта и запаздывающему развитию. Европоцентризм стал благодатной почвой снятия элементов онтологии русского языка понятиями других языков. Меняющиеся векторы тупикового развития европейской капиталистической формации начали активно отражаться в русском языке в форме заимствованных тупиковых концептов, лишенных основы в общественном бытии и сознании.

Диссертант обращает внимание на то, что европоцентрическое движение общественного бытия 17- 19 вв. активно отразилось в общественном сознании и языке. Основной тенденцией развития онтологии языка являлось онтологическое снятие церковно-славянского языка русским общенациональным языком.

Диссертантом обнаружено, что своеобразие данного процесса заключалось в том, что, отрицающий старое, новый язык представлял собой синтез элементов обиходного, церковно-славянского языков и иностранных понятий и терминов, характеризующих европейского общественное бытие и науку. Действие закона отрицания отрицания в языке привело к тому, что лишь часть элементов обиходного языка перешла в общенациональный русский язык, формировавшийся под влиянием активного калькирования и диффузии понятийного аппарата европейских народов. Данный феномен создавал условия для зависимости русского языка от языковых процессов в Западной Европе, смена вектора развития в которой детерминировала постоянное снятие понятийного аппарата. В этом состояла сущность непрерывного и дискретного тупикового развития общественного бытия, общественного сознания и языка. Превращение России 17-19 вв. в периферию европейского развития духовной и материальной культуры укладывается в модель взаимоотношений языкового постколониализма.

Соискателем установлено, что характерными особенностями языкового постколониализма являются развитие языка зависимых народов через простое калькирование или сложное приспособление, преобладающих над развитием собственных концептов; интеллектуализация за счёт языков-доноров и дентеллектуализация собственного языка; превращение языка метрополии в язык элиты при ограничении права на развитие национального языка и другие аспекты языковой экспансии. Смысл установления постколониального режима состоит в укреплении международного авторитета, легитимности действующей в метрополии власти через установление и превращение цивилизационных стандартов в общемировые. Несоответствие им России являлось постоянным источником отрицательного настроя общественного сознания по отношению к общественному бытию и языку, которое выражалось в декабризме, западничестве и славянофильстве, не отрицавших положительную роль заимствований как формы догоняющего развития; в разнообразных революционных и реформаторских движениях дворянства. С другой стороны, находящиеся в различных формах зависимости массы накапливали на уровне понятийного аппарата концепты, выражающие бунт и отрицательный настрой по отношению к феодальному вектору развития общественного бытия.

Диссертант приходит к заключению, что развитие русского языка в 17-19 веках характеризовалось диалектикой прямых заимствований и приспособления понятийного аппарата европейских народов, с которым в общественном сознании укоренялся понятийный аппарат идеологии революционных преобразований общественного бытия и общественного сознания. Разнообразие форм общественного движения превратило развитие общества в сложную разрушающуюся систему, самоуничтожение которой активно отражалось в языке в форме непрерывной смены тупиковых концептов.

Третий параграф «Диалектика нисходящего развития русского языка в первой половине 20 века» – раскрывает формы социального и политического движения общественного бытия, которые привели к уничтожению самодержавной России и онтологическому снятию концептов тупиковой феодальной формации.

Соискатель подвергает осмыслению формы и механизмы снятия онтологии русского языка этого периода (табуирование имен, переименование городов, дискредитация имен политических оппонентов и «врагов народа», субъективное вмешательство в систему письма, вытеснение кириллицы латиницей, вытеснение диалога тотальным монологом, молчание и т.д.). Диссертант отмечает, то 20 век в истории российской цивилизации стал эпохой непрерывного отрицания отрицания как формы непрерывного тупикового развития общественного бытия. В результате этого в онтологии языка советского периода по мере изменения векторов развития стремительно возникали и исчезали тупиковые концепты.

Соискателем обнаружено, что бытие языка на протяжении 20 в. было предметом постоянного субъективного вмешательства со стороны государства. Унификация написания элементов языка под влиянием реформ знаковой информационной системы являлась важным аспектом преодоления наследия самодержавия. Становление абсолютной ценности слова в относительную связано с утратой смыслов, выраженных во внутренней форме понятий: слово перестает отражать сущность предмета, разрывается связь между понятием и его знаком – словом. Череда реформ синтагмы знаков русского языка, сопровождающаяся снятием смыслов, привела к образованию безличного алфавита, не связанного с моралью и этикой общества.

Упрощение языка было следствием унификации индивидуального и общественного сознания, что было необходимо для укоренения постулатов марксизма-ленинизма, вышедшего за рамки научной и философской концепции и превратившегося в светскую (гражданскую) религию. Снятие православной религии светской марксистской обусловило становление языка побежденного класса в небытие. Соискатель отмечает, что движение общественного бытия советского периода в направлении построения закрытого общества*5 активно отразилось в языке: важной особенностью онтологии языка явилось снятие диалога монологом, звучащего слова – молчанием, что является чертой нисходящего развития языка.

Диссертант обращается к наследию советских мыслителей: А. Ф. Лосева, М. М. Бахтина, в философских учениях которых рассматриваются содержание и формы становления языка в небытие. В диалектической концепции А. Ф. Лосева становление само по себе может быть взято как бытие, ведь оно есть. С другой стороны, становление может быть рассмотрено как небытие, поскольку оно в той же мере содержит его. Согласно М. М. Бахтину, подлинное бытие языка заканчивается тогда, когда многообразный диалог культур и языков превращается в тотальность единой культуры и языка. Диссертант подвергает осмыслению такую форму становления языка в небытие, как молчание. В понимании содержания молчания как логоса соискатель опирается на концепции В. В. Бибихина, М. Н. Эпштейна, Ж. Дерриды. 

Автором диссертации обнаружено, что тотальность монолога, императив единомыслия предопределил снятие существовавших до Октябрьской революции в онтологии языка знаков прежнего общественного бытия: снятие имен субъектов политического бытия и, шире, табуирование, замалчивание истории. В 20 в. стала очевидна немота русского языка: как результат отсутствия дискуссии в его онтологии оказались сняты понятия, называющие субъекта-собеседника.

Революционные события 1917 г. и последующее образование обновлённого географического пространства нашей страны во времени показало, что бытие языка управляется и определяется политическим бытием. Его могут регулировать государственные и негосударственные институты, прагматичные интересы которых являлись факторами становления русского языка в небытие и его восстановления. Диссертант подвергает философскому осмыслению историю латинизации русского алфавита в 20-30 гг. и приходит к заключению, что идеологи реформ связывали построение мировой социалистической системы с созданием международного (единого) языка на основе латинского алфавита как универсального средства взаимопонимания между всеми освобожденными революцией народами, в то время как бытие русского языка препятствовало этому процессу.

Катастрофическая убыль населения разных стран мира после нескольких войн 20 в. актуализовала размышления философов о роли демографического фактора в становлении языка в небытие (К. Леви-Стросс). При этом диссертант не склонен абсолютизировать влияние социальной онтологии на бытие языка, поскольку язык тесно связан с мышлением.

Если на протяжении двух последних веков до революции движение России было вовлечено в движение Европы (европоцентризм), то движение нашей страны в эпоху марксизма-ленинизма было замкнуто границей территории, «железным занавесом» как символом политики самоизоляции советского правительства, направленной на прекращение экономических, культурных, научных контактов с Западом. Снятие движения за пределы страны было скомпенсировано движением внутри государства («стройки века», урбанизация), что активно отразилось в языке.

Диссертант отмечает, что достижения материальной сферы, развитие производства, науки и техники, успехи в освоении космоса в 60-70-е гг. определили восходящее развитие языка и, как следствие, расширение географического пространства русского языка. Застой как регресс материального и общественного бытия детерминировал нисходящее развитие русского языка.

В результате осмысления причин нисходящего развития русского языка в 20 в. соискатель приходит к заключению, что вектор тупиковости развития советского общественного бытия был заложен в период образования советского государства. Русский язык в это время был лишён национальности и собственного титульного пространства. Он начал развиваться как знаковая информационная система – носитель советской идеологии. В этом смысле русский язык был лишён носителя как сущности, детерминирующей его существование. Данный язык из опоры общественного бытия превратился в предикат, которому требовалась и теперь требуется поддержка. Будучи лишённым реальной поддержки в форме целенаправленной работы по повышению интеллектуализации и количественному расширению понятийного аппарата, русский язык остановился своём саморазвитии и начал развиваться через заимствования. Это является активным отражением нарастания тенденции к возвращению в европоцентрическое движение. Ситуация усугублялась активизацией националистических движений, которое разрушало единство географического пространства советского общества и современного русского языка как его активного отражения.

В четвёртом параграфе «Онтологическое снятие русского языка национальными языками на пространстве бывшего СССР в конце 20 в.» – диссертант анализирует влияние негативных трансформаций общественного бытия и общественного сознания конца 20 в. на русский язык.

Диссертант указывает на то, что географические территории, обретя суверенитет, приступили к субъективному регулированию бытия языка посредством нормативно-правовых актов. Это предопределило сокращение пространства русского языка и снижение его статуса. Вместе с дроблением СССР распалось и единое пространство русского языка, которое в новых геополитических условиях лишилось государственной поддержки в большинстве постсоветских республик. В этих условиях русский язык стал стремительно вытесняться местными национальными языками и глобальным английским.

В параграфе раскрывается содержание категорий «государственный язык», «официальный язык», «язык межнационального общения», определяющих онтологический статус русского языка в пространстве. Соискатель анализирует нормативно-правовые акты, регламентирующие статус русского языка, стран Балтии, республик Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Таджикистан, Украина и приходит к заключению, что бытие русского языка на постсоветском географическом пространстве претерпевает становление в небытие во времени.

Сохраняющиеся элементы открытой пространственной локализации бытия русского языка имеют тенденцию к ослабеванию от центра к периферии. В тех местах, где сформировалась закрытая локализация на периферии компактных пространств, русский язык оказался относительно изолированным, пребывающим в состоянии функционирования во времени. В тех случаях, когда локализация на определённых территориях отсутствует, процесс становления в небытие протекает более динамично и приводит к однонаправленной унификации.

О разнообразии темпов перехода русского языка в небытие во времени на разных географических пространствах можно судить гипотетически на основе анализа снижения численности носителей. Исключением в общей закономерности становления в небытие являются территории, на которых язык имеет статус второго государственного (например, в Республике Беларусь). Там происходит восстановление и расширение пространства русского языка.

Переход на латиницу на пространстве бывшего СССР является маркером разрушения единого коммуникативного пространства русского языка на кириллической основе. Дискурс о прочных позициях русского языка находится в онтологическом противоречии с субъективной деятельностью по трансформации онтологии языка в направлении сужения кириллического пространства, что не может способствовать укреплению позиций русского языка в мире.

Диссертант приходит к заключению, что современная мозаичность онтологии языка на пространстве России характеризуется тем, что русский язык, несмотря на его значимость в процессе коммуникации, активно вытесняется. Объявление национальных языков вторыми государственными постепенно расшатало позиции русского языка в различных сферах общественного бытия (государственной службе, делопроизводстве, образовании, науке, ономастическом пространстве города и т.д.).

Образовавшиеся в общественном бытии 20 века формы центробежного движения и развития, в том числе социальные и политические, были направлены на уничтожение русского языка как неотъемлемого объединяющего начала. Эта тенденция являлась преобладающей в конце 20 века. На более высоком – глобальном уровне в этот период формировались центростремительные формы движения и развития общественного бытия, направленные на унификацию мирового разнообразия на основе английского языка, превращавшегося в знаковую информационную систему, предназначенную для международной коммуникации во всех сферах жизни и деятельности. Тенденция регионализации национальных языков в границах государственных постсоветских образований, постепенно угасающая, является лишь прологом к постепенной унификации глобальной онтологии языка на основе английского как носителя постколониальности, постимпериализма и постиндустриального общества.

В четвёртой главе «Диалектика нисходящего развития русского языка в начале 21 века» – анализируются новейшие тенденции в онтологии русского языка. Основное внимание диссертант уделяет роли глобализации в процессе унификации мозаичности языкового пространства и уничтожения русского языка. Особое место отведено анализу результатов компаративного эмпирического исследования состояния концептов русского языка.

В первом параграфе «Формы движения и развития общественного бытия, детерминирующие преобладание нисходящих тенденций в современном русском языке» – проанализировано активное отражение движения общественного бытия нашей страны в рамках процесса глобализации. В параграфе подвергается осмыслению унификация языков в сети Интернет в условиях глобализации языковой онтологии.

Соискатель не связывает становление языков мира в небытие исключительно с глобализацией бытия в 20 - 21 вв. Глобализация лишь ускоряет нисходящее развитие некоторых языков. Темпы снятия языка зависят от количества носителей, их концентрации в пространстве и способности субъектов к самостоятельному порождению и реализации новых идей. Диссертант отмечает, что в условиях глобализации языки технологически и экономически развитых государств укрепляют свои позиции (английский, китайский), а языки слаборазвитых государств, в том числе России, претерпевают становление в небытие.

Вторая половина 20 – начало 21 вв. ознаменовались стиранием границ между элементами языковой мозаики и формированием глобального языкового пространства. Трансформационные процессы в онтологии языка приводят к сокращению разнообразия элементов языкового бытия. При этом исчезающие области не переходят в лакуны, а заполняются английским языком, который поэтапно расширяет своё бытие, укореняясь в качестве глобального языка.

Диссертант подчеркивает двойственную сущность глобального, или единого языка: с одной стороны, единый язык снимает языковые барьеры, разделяющие людей, с другой стороны, он вытесняет национальные языки как свидетельство самобытности народа, фактор его национальной идентичности, источник философского многообразия. Соискатель полагает, что единый язык не есть язык духовности, поскольку его использование объясняется прагматическими интересами; лишь в многообразии языков человечество может обрести духовность.

Утверждение английского языка в качестве глобального языка есть результат действия нескольких факторов: помимо способности к динамичному расширению географического пространства и широкой распространенности в мире и т.д., английский язык обладает таким важным качеством, как способностью отражать движение общественного бытия современного мира. Языки же, не способные адекватно отражать движение и развитие политического, экономического, технического бытия в условиях глобализации, будут функционировать, не расширяя свое пространство, пока будут живы носители, или претерпевать нисходящее развитие и, в конечном счете, перейдут из бытия в небытие.

Соискателем обнаружено, что признаком процесса проникновения английского языка в бытие русского языка является феномен «рунглиша», «русангла», «руслиша», синтеза русского языка с глобальным английским. Под влиянием интеграции России в глобальный мир формируется ксеномания, укрепляется стремление к заимствованиям и ничем не оправданной фиксации множества иностранных элементов на уровне понятий и смыслов, снимающих подлинный смысл концептов. Сознание и дух перестают рефлексировать заимствования: они не ощущают чужеродности интегрированных элементов бытия языка. Заимствования воспринимаются в качестве единственно возможного способа развития, эффективного в результате экономии мышления и активности.

Сущность процесса укоренения некоторых иностранных понятий есть попытка легализации порока в бытии российского общества. Под влиянием идеологии политкорректности в онтологии русского языка через снятие исконного имени укореняются ложные смыслы, развенчивается смысл исконных концептов. Негативные явления приобретают налет привлекательности, и, наоборот, положительные дискредитируются.

Соискатель отмечает, что сознание и мышление носителей русского языка в последние годы оказались под влиянием англоязычной сети Интернет. В осмыслении виртуального бытия и влияния Интернета на глобальную онтологию языка диссертант опирается на исследования Г. Гусейнова, М. С. Кунафина, Р. А. Ярцева и др. Распространение глобальной паутины ведет к разрушению языковых барьеров, т.е. преодолению различий национальных языков, их унификации в пользу английского языка. Диссертант приходит к заключению, что численность носителей и географическое пространство, которые занимает язык, не являются факторами абсолютной устойчивости. Наибольшее значение имеет уровень интеллектуализма как способности к порождению новых предметов материального и идеального и уровень духовного развития. Причиной становления языка в небытие является отсутствие способности элементов бытия к отражению действительности и ее активному обновлению.

Во втором параграфе «Философское осмысление результатов компаративного эмпирического исследования нисходящего развития современного русского языка» – диссертант описывает оригинальное компаративное эмпирическое исследование состояния более 250 концептов русского языка, осуществленного в рамках методологии концептуальной философии. Соискателем применялись математические и формально-логические методы анализа. На материале академических словарей разных исторических эпох: «Словаря церковно-славянского и русского языка» 1847 г.; «Словаря русского языка» под ред. А. П. Евгеньевой 1982 г.; «Большого академического словаря русского языка» под рук. К. С. Горбачевича 2004-2011 гг. – соискателем подтверждена выдвинутая гипотеза о нисходящих тенденциях в развитии русского языка.

Результаты эмпирического исследования выявили разнонаправленные тенденции в бытии русского языка. В них преобладают деструктивные трансформации под влиянием объективных и субъективных экономических, социальных, политических и культурных факторов. Соискателем обнаружена утрата аксиологически окрашенных понятий; значительные потери понесли поля духовных концептов «бог», «вера», «воля», «гостеприимство», «добро», «дружба», «закон», «зло», «любовь», «красота», «мир», «мысль», «небо», «родина», «свет» и других. Наиболее ярким примером разрушения духовной основы бытия русского языка является увеличение словарного поля понятия «матерщина». Диссертантом выявлено негативное воздействие социальной онтологии на бытие языка (концепты «дом», «дитя», «отец»). Становление в небытие понятий «богомысленно», «благомысленный», «высокомысленный», «гордомысленный», «добромысленный» и их производных на фоне актуализации в языке 20 века новых понятий  «безмыслие», «мыслебоязнь», «двоемыслие» есть отражение деинтеллектуализации мышления и деградации духа. 

Очевидно, что многообразие единиц онтологии языка, которое преподносится некоторыми отечественными учеными как главный фактор устойчивости и могущества русского языка, создается искусственно за счет формального увеличения количества, а не качественного пополнения бытия языка новыми идеями, понятиями, смыслами. Пояса концептов русского языка и культуры постепенно сокращаются. Образующиеся лакуны – пустоты в языке – в результате интеграции заполняются иностранными элементами, имеющими аналоги, точные эквиваленты в бытии русского языка. Диссертант приходит к заключению, что отсутствие образования элементов на основе внутренних ресурсов при одновременном вытеснении единиц русского языка иностранными терминами на периферию приводит к качественному обеднению и в конечном итоге детерминирует становление языка в небытие.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы, предлагаются направления дальнейших исследований по данной проблематике.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Муллагалиева Л.К. Изучение русского языка в диалоге культур как основа формирования этнолингвокультурологической компетенции учащихся // Социально-гуманитарные знания. 2006. № 6. С. 78-85.

2. Муллагалиева Л.К., Романов С.Ю. Этноязыковой аспект концепта «семья» и его роль в воспитании детей // Социально-гуманитарные знания. 2006. № 6. С. 173-179.

3. Муллагалиева Л.К. Диалог культур как базовый принцип современного лингвистического образования // Социально-гуманитарные знания. 2007. № 9. С. 67-74.

4. Муллагалиева Л.К. «Свой-чужой» в аспекте межкультурной коммуникации// Государственная служба. 2008. № 3. С. 138-142.

5. Муллагалиева Л.К. Этническая идентичность и проблема толерантности// Труд и социальные отношения. 2008. № 6. С. 140-146.

6. Муллагалиева Л.К. Эволюция категории становление в античной философии: от Анаксимандра до Аристотеля// Социально-гуманитарные знания. 2010. № 10. С. 130-137.

7. Муллагалиева Л.К. Немота русского языка// Государственная служба. 2010. № 2. С. 121-126.

8. Муллагалиева Л.К. Метафизика и диалектика становления языка в «Илиаде» и «Одиссее» Гомера  // Социально-гуманитарные знания. 2010. № 9. С. 298-306.

9. Муллагалиева Л.К. Онтология становления языка в концепциях представителей русской религиозной философии второй половины XIX– первой половины XX века //Искусство и образование. 2010. № 8. С. 75-82.

10. Муллагалиева Л.К. Становление бытия языка на материале эмпирического компаративного исследования словарей русского языка 19 – начала 21 вв. // Социальная политика и социология. 2010. № 8. С. 215-225.

11. Муллагалиева Л.К., Романов С.Ю. Концептуализация категории «становление» в онтологии // Социально-гуманитарные знания. 2011. № 10. С. 55-62. 

12. Муллагалиева Л.К. «Становление языка в небытие» как категория и онтологическая проблема // Социально-гуманитарные знания. 2011. № 10. С.198-206.

13. Муллагалиева Л.К. Становление языка в небытие как снятие диалога// Человеческий капитал. 2011. № 10. С.30-33.

14. Муллагалиева Л.К. Управление языковыми процессами в условиях глобализации// Государственная служба. 2012. № 1. С. 108-113.

15. Муллагалиева Л.К., Романов С.Ю. Возникновение и уничтожение пространства языка движением и развитием материи//Вестник Башкирского государственного университета. 2012. № 1. С. 211-214.

16. Муллагалиева Л.К. Онтологическое снятие первой сигнальной системы второй сигнальной системой // Вестник Башкирского государственного университета. 2012. № 1. С 215-217. 

Монографии

17. Муллагалиева Л.К. Межкультурный диалог в условиях билингвизма: Монография. Нефтекамск: РИО Баш ГУ, 2006. 148 с. (в соавторстве). ISBN 5-7477-1534-8.

18. Муллагалиева Л.К. Русский язык в диалоге культур: Монография. Sofia: Eurasia Academic Publishers, 2008. 248 с. ISBN 978-954-628-031-2.

19. Муллагалиева Л.К. Онтология становления языка в философии античности и средневековья. Уфа: Изд-во БашГПУ им. М.Акмуллы , 2010. 156 с. ISBN 978-5-87978-672-9.

20. Муллагалиева Л.К. Онтологические основания нисходящего развития языка (на примере русского языка). Уфа: Изд-во БашГПУ им. М. Акмуллы, 2011. 384 с. ISBN 978-5-87978-501-2.

21. Муллагалиева Л.К. Онтологические концепции становления бытия языка: от эпохи Возрождения до современности. Уфа: БАГСУ, 2011. 232 с. ISBN 978-5-903358-38-0.

22. Муллагалиева Л.К. Онтология становления языка в небытие. Уфа: Изд-во БашГПУ им. М.Акмуллы, 2011. 244 с. ISBN 978-5-87978-725-2.

Другие публикации

23. Муллагалиева Л.К. Изучение духовных концептов как один из путей формирования нравственной личности  (на примере концепта братство).// Духовность и Красота как явление Культуры  в образовательном процессе: Материалы Второй Международной научно-практической конференции, посвященной 70-летию Пакта Рериха. 10 июня 2005 года. Уфа: Изд-во БГПУ, 2005. С. 134-139. 

24. Муллагалиева Л.К. Роль изучения духовных концептов в воспитании гармонично развитой  личности (на примере концепта совесть). // Гуманизация образовательной деятельности в вузе, техникуме, школе: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 95-летию образования Башкирского государственного университета. Нефтекамск: НФ РИО БашГУ, 2005. С. 225-229.

25.Муллагалиева Л.К. Концепт конь в русской и башкирской языковой картине мира// Русский язык в межкультурном коммуникативном пространстве. Часть 2. Материалы Международной научно-практической конференции (22-25 июня 2005, Иркутск). Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2005. С.130-136 (в соавторстве).

26. Муллагалиева Л.К. Этнические стереотипы в молодежной среде: некоторые результаты социологического опроса// Взаимопонимание культур и проблемы национальной идентичности (к 125-летию М. Гафури): Сборник научных статей. Уфа. 2006. С.174-179.

27. Муллагалиева Л.К. Концепты «свой – чужой» в аспекте межкультурной коммуникации (на примере словаря пословиц и поговорок народов России)// Русский язык в полиэтнической среде: Социокультурные проблемы лингвистического образования: Материалы Международной научно-практической конференции. Уфа: РИО БашГУ, 2006. С. 330-335.

28. Муллагалиева Л.К. Концепты русской культуры в межкультурной коммуникации: Словарь. М.: Ладомир, 2006. 234 с.

29. Муллагалиева Л.К. Идея диалога языков и культур в концепции поликультурного образования// Актуальные проблемы методологии, философии науки и образования /Сборник трудов Международной научно-практической конференции /Часть II. Философия науки и методология образования/ 9-10 февраля 2007 г. Москва – Уфа: РИО БИСТ, 2007. С. 91-94. 

30. Муллагалиева Л.К. Реализация принципа диалога культур в словаре «Концепты русской культуры в межкультурной коммуникации» //Мир русского слова и русское слово в мире: Материалы XI Конгресса Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы. Варна, 17-23 сентября 2007 г. Том I. Sofia: HERON PRESS, 2007. С. 481 - 488.

31. Муллагалиева Л.К. К проблеме реализации принципа диалога культур в лингвистическом образовании// Россия и Башкортостан: история отношений, состояние и перспективы: Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав России (Уфа, 5-6 июня 2007 г.). Уфа: Гилем, 2007. С. 197-198.

32. Муллагалиева Л.К. Реализация принципа диалога культур в лингвистическом образовании в Республике Башкортостан// Язык и литература в условиях многоязычия: Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав Русского государства и Году русского языка. Нефтекамск: РИО БашГУ, 2007. С. 248-252. 

33. Муллагалиева Л.К. Концепт земля в диалоге культур// Acta Linguistica. 2008.Vol. 2, № 1. С. 46-51.

34. Муллагалиева Л.К. К проблеме отбора учебного материала как основы реализации принципа диалога культур// Язык и литература в условиях многоязычия: Материалы II Международной научно-практической конференции. Часть I. Языковая картина мира и лингвистика XXI века. – Нефтекамск: РИО БашГУ, 2008. С. 110-113.

35. Муллагалиева Л.К. Этническая идентичность и проблема толерантности // Этнокультурные и этнополитические процессы в XXI веке: Материалы Международной научно-практ. конф. (13 декабря 2007 г.). Уфа: Гилем, 2008.С. 372-376.

36. Муллагалиева Л.К. Бытие русского языка: диалог культур// Acta Linguistica. Vol. 3, № 1 (2009). С. 104-110.

37. Муллагалиева Л.К. Сохранение языкового бытия – новый приоритет национальной политики Российской федерации//Национальная политика и традиционная народная культура: материалы Международной научно-практ. конф. – Уфа: БАГСУ, 2010. С. 248-255.

38. Муллагалиева Л.К. Бытие концептов русской культуры в межкультурном диалоге: дидактический аспект// Учитель Башкортостана. 2010. №  2. С. 39-42.

39. Муллагалиева Л.К. Судьба кириллицы в России: история и современность// Учитель Башкортостана. 2010. №  5. С. 45-48.

40. Муллагалиева Л.К. Трансформация концептов русской культуры в начале XXI века (на примере концептов «дом» и «деньги»)// Роль классических университетов в формировании инновационной среды регионов: Формирование коммуникативной и лингвокультурологической компетенций тюркоязычных учащихся и студентов в диалоге русской и родных культур: Материалы семинара. 2-5 декабря 2009 г. /Л.Г.Саяхова, отв. ред. Уфа: РИЦ БашГУ, 2009. С. 152-157.

41. Муллагалиева Л.К. Экспансия иностранных слов как аспект становления русского языка (на примере названий профессий) // Язык и литература в условиях многоязычия: Материалы IV Международной научно-практической конференции. Часть I. Языковая картина мира и лингвистика XXI века. – Нефтекамск: РИО БашГУ, 2010. С. 82-88.

42.Муллагалиева Л.К. Преподавание русского языка в условиях трансформации концептов культуры в начале 21 века// Учитель Башкортостана. 2010. № 10. С. 46-50. 

43. Муллагалиева Л.К. Становление бытия русского языка: латинизация алфавита (на примере Республики Татарстан)// Научное, педагогическое и просветительское наследие М. К. Любавского и актуальные проблемы социально-экономической и политической истории России и ее регионов 16-20 вв.Уфа: Изд-во БГПУ, 2010. С.244- 247.

44. Муллагалиева Л.К. Становление языка в концепции Сократа: онтологический аспект // Актуальные вопросы профессиональной коммуникации в государственном и муниципальном управлении: Сборник научных статей научно-практической конференции. Уфа: БАГСУ, 2010. С. 96-104.

45. Муллагалиева Л.К. Становление традиционных ценностей в бытии современного общества// Идеалы и ценности ислама в образовательном пространстве 21 века: материалы III Международной научно-практической конференции/ под ред. д.ф.н., проф. В.С. Хазиева. Уфа: Изд-во БГПУ, 2010. С. 89-92.

46. Муллагалиева Л.К. Становление бытия языка в условиях глобализации // Педагогическая культурология: состояние, проблемы, перспективы: материалы всероссийской научной конференции, посвященной двадцатилетию кафедры культурологии и социально-экономических дисциплин БГПУ им.М.Акмуллы. Уфа: Изд-во БГПУ, 2011. С. 100-105.

47. Муллагалиева Л.К. Онтология становления бытия языка в философском наследии С. Н. Булгакова// Булгаковские чтения: Сборник научных статей по материалам V Всероссийской научной конференции с международным участием / Под общ.ред. Л.И.Пахарь. Орел: АПЛИТ, 2011. С. 80-88.

48. Муллагалиева Л.К. Становление бытия языка (на примере Сибири) //Современное развитие регионов России: политико-трансформационные и культурные процессы: Материалы Всероссийской науч.- практ. конференции. – Уфа: БАГСУ, 2010. С. 382-386. 

49. Муллагалиева Л.К. Разрушение традиционных ценностей как аспект становления бытия языка (на материале эмпирического компаративного исследования) // «Инновационные ресурсы мусульманского образования и культуры»: Вторые Фахретдиновские чтения»: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. Москва – Н. Новгород: ИД «Медина», 2011. С.113-115.

50. Муллагалиева Л.К. Концепт «совесть» в творчестве просветителей России и его становление в современном бытии (на материале эмпирического компаративного исследования) //Гуманистическое наследие просветителей в культуре и образовании: Материалы V Международной научно-практической конференции 17 дек. 2010. Том 2. Уфа: Изд-во БГПУ, 2011.С. 254-258.

51. Муллагалиева Л.К. Становление бытия языка как становление духа в онтологической концепции В. фон Гумбольдта //Философия в контексте культуры: Сборник трудов Второй Межрег. заочной научно-практической конференции. Янв. 2011. Брянск: Курсив, 2011. С. 48-54. 

52.Муллагалиева Л.К. Молчание и немота как бытие и небытие языка // Язык литература и культура: актуальные проблемы изучения и преподавания. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной Году укрепления межнационального согласия в РБ. Уфа: РИЦ БашГУ, 2011. С. 46-49.

53. Муллагалиева Л.К. Нисходящее развитие русского языка (на примере эмпирического исследования концептов бытия русского языка) //Языковая личность: Лингвистика. Лингвокультурология. Лингводидактика: Материалы Всероссийской научно-методической конференции с международным участием «Лингвистические и лингвокультурологические основы формирования языковой личности в условиях многоязычия» /отв. ред. Саяхова Л. Г. Уфа: РИЦ БашГУ, 2011. С. 271-278.

54. Муллагалиева Л.К. Становление традиционных ценностей в бытии современного общества// Учитель Башкортостана. 2011.№ 7. С. 48-51.

55. Муллагалиева Л.К. Заимствования: обогащение или оскудение языка? // Учитель Башкортостана. 2011. № 12.С. 50-52.

56. Муллагалиева Л.К. Становление элементов естественного языка под влиянием искусственных категорий политкорректности //Мозаика человеческого бытия: Сборник статей под общей редакцией Хазиева В.С. Уфа: Изд-во БГПУ, 2011. С. 123-138. 

57. Муллагалиева Л.К. Псевдотолерантность как детерминанта нисходящего развития языка// Идеалы и ценности ислама в образовательном пространстве 21 века: материалы IV Международной научно-практической конференции/ составители Г. Б. Фаизов, Г. В. Балягова. Уфа: ГУП РБ Уфимский полиграфкомбинат, 2011. С. 141-146.

58. Муллагалиева Л.К. О святом и скверном: концепт «мать» в бытии современного общества //Учитель Башкортостана. 2012. № 3.С. 48-51.


* Противопоставление материального и идеального, по мнению диссертанта, носит гносеологический партийный характер.

* В настоящее время уничтожение в ничто практически прекратилось в результате распространения письменности, сохраняющей языки как небытие - компонент истории человеческого знания.

** Социальные потребности представляют собой не что иное, как биологические потребности в снятой форме.

4 Лосев А.Ф. Миф. Число. Сущность. М.: Мысль, 1994. С. 425.

* Закрытое общество, согласно А. Бергсону, это общество, члены которого в своем жизненном поведении руководствуются навязываемыми социальной общностью моральными нормами, которые передаются обычаями и традициями в форме жестких предписаний или табу.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.