WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

КАСЬЯНОВА

ЕВГЕНИЯ ИВАНОВНА

НРАВСТВЕННЫЕ ОСНОВЫ ТОЛЕРАНТНОСТИ

В СОВРЕМЕННОЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ СИТУАЦИИ

Специальность 09.00.05 – этика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Санкт-Петербург

2009

Работа выполнена на кафедре « Гуманитарные науки» Забайкальского института железнодорожного транспорта – филиала Иркутского государственного университета путей сообщения

Официальные оппоненты:                доктор философских наук, профессор

Колесников Анатолий Сергеевич

                                        доктор философских наук, доцент 

Дворецкая Екатерина Викторовна

 

  доктор философских наук, доцент

  Гура Владимир Аврамович

 

Ведущая организация:                        Бурятский государственный университет

Защита состоится « 26 » марта 2009 года в 16 часов на заседании Совета

Д 212.232.05 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, В.О., Менделеевская линия, д. 5, факультет философии  и политологии, ауд. 167.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета

Автореферат разослан «_____»_________________200__ г.

Ученый секретарь Совета,

кандидат философских наук, доцент А.Б. Рукавишников 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В жизни мирового сообщества и научном ее осмыслении одним из наиболее значительных, отвечающих сложным процессам международного, межконфессионального и культурного общения народов, является феномен толерантности. Толерантность стала своеобразным велением времени, стратегии и тактики международных, общественных и межличностных отношений.

Для современного этапа развития человечества характерны разнонаправленные и во многом противоречивые тенденции. Мир становится многополярным, мозаичным за счет выхода на арену самостоятельного исторического творчества всё новых участников в виде национально-государственных образований, этнических и конфессиональных общностей, а также многочисленных социокультурных групп, имеющих собственную культурную идентичность. Наряду с процессами глобализации, интеграции идут процессы дифференциации, самоидентификации, что нередко приводит к конфликтам и коллизиям, особенно, когда приходят в столкновение разные культуры и цивилизации.

В настоящее время, когда мир испытывает рост агрессии и широкое распространение насильственных способов решения социально-политических, религиозных, этнических проблем, вполне закономерным является стремление к распространению новой философии толерантности, которая обосновывала бы иную систему жизненных ценностей и приоритетов. Как уважение к представителям различных этносов, религий и культур, толерантность выступает непременным условием выживания и развития современной цивилизации. Толерантность предполагает готовность принять других такими, какие они есть, и взаимодействовать с ними на основе диалога и соглашения.

Концепция толерантности, как атрибута демократической политической культуры, была и остается в фокусе внимания научных интересов аналитиков. Формирование гражданского общества в России, вхождение России в международное политическое пространство возможно лишь при усвоении фундаментальных демократических ценностей, одной из которых является толерантность. Отсюда актуальность научного выяснения ее реальных основ и функционального содержания.

Проблема толерантности актуальна также для современной России в силу ее многонационального состава и многоконфессиональности, трансформации российского общества, усиления проявлений в массовом сознании различных предрассудков и страхов, снижения согласия и терпимости в социуме. Эти обстоятельства делают необходимым утверждение толерантности в России.

Важное значение для развития толерантности представляет нормальное функционирование основных механизмов интеграции общества. В качестве интеграторов, как правило, рассматриваются религия, государство, культура, мораль, право и т.д. Среди них особое место может занять институт образования. В современной образовательной парадигме акцентируется проблема формирования толерантного сознания молодежи, поскольку она является мощным рычагом последующих общественных изменений.

Для российского общества характерно ослабление действия всех вышеуказанных интеграторов. В частности, проблема современного общества – падение нравственного уровня людей, является общей причиной многих социальных девиаций.

В общественном сознании сложился своеобразный ценностный вакуум, который в наибольшей степени оказывает влияние на молодежь, находящуюся на пороге самостоятельной жизни. В этих условиях большое внимание должно уделяться вопросам нравственного становления личности, которое по своей сути работает на будущее, закладывает основы для общественных изменений, предопределяя в большей мере его развитие.

Поэтому важным становится рассмотрение сущности и особенностей утверждения толерантности в российском государстве, выявление ее нравственных основ и нравственного потенциала. Противоречие между возрастающей социальной потребностью общества в утверждении толерантности как стратегии взаимодействия между социальными группами и людьми, толерантности как нравственной ценности, и недостаточной привлекательностью эталонов толерантных моделей поведения, существующих в социуме, и определяет актуальность данной темы. Можно выделить еще ряд противоречий, обусловливающих необходимость анализа нравственных основ толерантности, в частности, противоречие между высоким уровнем значимости толерантности для развития молодого поколения, а также развивающегося гражданского общества, с одной стороны, и недостаточным уровнем толерантности педагогов как влиятельной профессиональной группы, и студентов, с другой стороны.

Степень научной разработанности проблемы исследования.

Феномен толерантности в нашей стране систематизировано и интенсивно начал разрабатываться с середины 90-х годов XX века. Можно выделить несколько аспектов, в которых осуществляется анализ и оценка полидисциплинарной категории толерантности в научной литературе.

Историко-философский: в традициях русской религиозно-философской мысли следует выделить произведения Н. А. Бердяева, И. А. Ильина, Н. О. Лосского, В. С. Соловьева, И. Л. Солоневича и др., в которых осмыслены духовно-исторические основы российской цивилизации. В трудах русских ученых и исследователей Н. Я. Данилевского, А. С. Хомякова и др. исследованы религиозно-духовные ценности российского общества в русле культурно-цивилизационного процесса. Глубокому всестороннему изучению традиционных цивилизационных систем и механизмов их функционирования посвящены работы зарубежных исследователей: М. Вебера, Г. Гегеля, Т. Бокля, И. Канта, К. Маркса, Л. Моргана, Ш. Монтескье, Ж-Ж. Руссо, Ф. Энгельса, О. Шпенглера и др., а также современных представителей историко-философской школы: К. Поппера, Г. Риккерта, А. Дж. Тойнби, С. Хантингтона. В их трудах раскрыты методологии и модели познания путей развития цивилизаций.

Историко-философский аспект темы толерантности актуализирован в работах таких авторов, как Р. Верной, О. Грелл, В. А. Гура,  Е. В. Дворецкая, В. М. Золотухин, И. Карли, А. С. Колесников, Дж. Лаурсен, В. А. Лекторский, У. Монтер, Р. Портер, Л. В. Скворцов и др.

Философский: толерантность исследуется как философская категория диалектического отражения социального поведения человека и его гармоничного взаимодействия с окружающим миром (В. А. Васильев, Б. С. Гершунский, В. А. Лекторский и др.). Толерантность трактуется как «ценность–в–себе» (для Г. Маркузе – «цель–в–себе», для Питера П. Николсона – «благо–в–себе») или, как одна из ценностей либеральной демократии. «Конфликтный» исследовательский подход к толерантности в отечественной философии подробно разрабатывается Б. Капустиным, а на западе его придерживается Шанталь Муфф, Жижек Лаклау.

Этический: толерантность рассматривается как добродетель. Джон Ролз и другие представители деонтологического либерализма видят в толерантности некий моральный идеал, к достижению которого обществу необходимо стремиться. В отечественной научной мысли также существует традиция рассмотрения толерантности во взаимосвязи с моралью (Вл. Соловьев «Оправдание добра», И. С. Кон, А. А. Гусейнов, Е. В. Магомедова). В этике можно выделить два основных подхода к пониманию толерантности. При первом подходе толерантность выступает как самостоятельная общезначимая ценность. Толерантность при этом трактуется как всеобщий принцип, действие которого не ограничено никакими условиями. Пример толерантности такого типа может быть выражен в требовании равнозначности любых идей, представлений, точек зрения. В этом смысле «толерантность» тождественна «плюрализму». Толерантность, описываемая таким образом, исключает насилие, отождествляя последнее с абсолютным злом.

При втором подходе толерантность определяется как возможность воспринимать чужие представления и принципы, если только они не противоречат требованиям морали. В рамках данного подхода признается относительный характер толерантности. Границами толерантности считается морально неприемлемое, человеконенавистническое сознание и поведение, исключающее идею толерантности. В рамках такого подхода признается возможным использование насилия в определенных ситуациях, называемого в связи с этим А. А. Гусейновым «прагматическим» пониманием насилия.

Культурологический: специфика данного аспекта изучения толерантности отражена в большом пласте отечественной культурологической литературы (Ю. А. Аверин, А. И. Арнольдов, М. М. Бахтин, А. Я. Гуревич, М. С. Каган, В. Л. Кургузов, Ю. М. Лотман, Б.
Малиновский и др.). Она выражается в исследовании толерантности через механизмы культурного освоения и воспроизводства, инкультурации личности. Пониманию и обоснованию проблемы в процессе социокультурного воздействия помогают труды зарубежных учёных: Ф. Боаса, К. Вальверде, Х. Г. Гадамера, К. Клакхона, П. А. Сорокина, А. Тойнби, Ю. Хабермаса, М. Хайдеггера, А. Швейцера, О. Шпенглера, К. Ясперса. Работа культурологического направления выразилась в разработке таких проблем, как: культура мировой солидарности, мирового сотрудничества, диалога, толерантности; освоение культурного наследия человечества; отстаивание свободы выражения мнений и культурного многообразия. Она также представлена в двух основных концепциях: концепции толерантности в современном мегаполисе и концепции взаимодействия и взаимодополнительности разных направлений в искусстве, таких, например, как искусство авангарда и традиционное искусство. Первая из этих концепций смыкается с идеей «прагматического плюрализма», изложенной в работе Б. Рубла «Second Metropolis». Вторая же представляет собой абсолютно новый подход к описанию стилей, направлений и жанров современного искусства, поскольку рассматривает художественные практики XX–XXI вв. как своеобразную «школу толерантности». Важным итогом работы направления, таким образом, является идея о том, что разнообразие художественных практик выполняет помимо чисто эстетической еще и практическую социально значимую функцию своеобразного обучения толерантности.

Политический:  предмет политического подхода – политическая толерантность, формирующаяся в отношениях между отличающимися политическими взглядами, личностями, общественными движениями, организациями, партиями, информационными структурами, субъектами международных отношений, нахождение консенсуса между переговорщиками; поиск политических союзников, дипломатия (особенно превентивные дипломатические действия). Роль и функция системы демократических норм и ценностей в обеспечении стабильности демократии  основной вопрос, определяющий концептуальные и методологические подходы к исследованию политической толерантности.

Существенен вклад в концептуализацию политической толерантности Самюэля Стоуффера, Джона Салливана, Пола Снидермана, Джеймса Гибсона,  Филиппа Тетлока, Джеймса Гластера, Майкла Хаута. Наиболее представительные авторские системы взглядов разработали И. Валлерстайн, В. Иноземцев, В. Н. Лукин, Т. В. Мусиенко, С. Хантингтон, А. Чичановский, А. Этциони и др.

Психофизиологический и общепсихологический, содержащий анализ состояния когнитивных функций, индивидуально-типологических особенностей личности, устойчивости к фрустраторам, уровней реализации личностных потенциалов, развития мышления и интеллекта как ключевых факторов формирования толерантного поведения (Б. Г. Ананьев, А. Г. Асмолов, А. К. Болотова, Л. С. Выготский, В. Н. Дружинин, Б. В. Зейгарник, Е. П. Ильин, Б. Р. Кадыров, А. Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн, Д. И. Фельдштейн, В. С. Чернявская и др.).

Социологический и этносоциологический: оценка толерантности как проявления социализации и социальной адаптации в поликультурном социуме (Ю. В. Бромлей, З. Т. Гасанов, М. В. Савва и др.).

Педагогический: личностно и коллективно ориентированная, инновационная и традиционная педагогика, обосновывающая стратегию педагогической деятельности для успешной организации межэтнического взаимодействия в поликультурном учебном коллективе (Е. В. Бондаревская, В. В. Давыдов, И. А. Колесникова, М. Н. Кузьмин, И. В. Крутова, Н. Н. Суртаева, Г. М. Шеламова, Д. Б. Эльконин, И. С. Якиманская и др.).

Историографический: оценка толерантности как фактора устойчивости общества в исторической эволюции национальной политики России (Р. Г. Абдулатипов, А. Н. Сахаров, Ю. И. Семенов, В. А. Тишков и др.).

Филологический: «лингвокультурологические проблемы толерантности». В рамках направления впервые в российской филологии проводится анализ толерантного и тоталитарного языков. Таким образом, проблемы толерантности рассматриваются как проблемы речи, исследуются, какие речевые практики являются индикаторами толерантности и интолерантности в современном обществе, как воспринимается в наивном языковом сознании сам концепт толерантности, и как он связан с другими, стоящими рядом с ним понятиями, такими как терпимость, миролюбие, ненасилие, демократия и пр. (А. С. Вепрева, Н. А. Купина, О. А. Михайлова).

В отечественной науке тема толерантности популярна в многочисленных исследовательских центрах: в Институте Философии РАН, в Уральском МИОНе, в Институте Социологии РАН, в Институте Толерантности Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы; проблемы толерантности не раз поднимались на Ломоносовских чтениях в МГУ.

За последние годы написаны и защищены диссертации, посвященные проблемам толерантности. Наиболее близкой по тематике  является диссертация P. P. Валитовой «Толерантность как этическая проблема». Очень активно проблематика толерантности разрабатывается в педагогике (Н. П. Едыгова, П. Ф. Комогоров, Н. Ю. Кудзиева, И. В. Крутова, А. О. Наследова, С. Н. Толстикова, В. В. Шалин). В философии активно работали исследователи В. М. Золотухин, Н. В. Круглова, Ф. М. Малхозова, М. Б. Хомяков. В психологии – Н. В. Мольденгауэр, Н. В. Недорезова.

При всем многообразии направлений исследования толерантности до сих пор остаются малоисследованными роль морали в формировании толерантности, нравственный механизм детерминации толерантности, что отрицательно сказывается на изучении толерантности в целом. Актуальность этих проблем и их недостаточная разработанность определили объект, предмет, цель и задачи данного диссертационного исследования.

Объект исследования – феномен толерантности в системе единства и многообразия цивилизаций, в современной социокультурной ситуации России.

Предмет исследования: нравственные основы толерантности и толерантного образа жизни. Предметным фрагментом исследования выступит также феномен толерантности в системе высшего профессионального образования.

Цель исследования – выявить нравственные основы толерантности, теоретически обосновать роль морали в формировании толерантности, значение института образования как важнейшего фактора формирования потребности в толерантном поведении.

Достижение поставленной цели потребовало решения следующих исследовательских задач:

1. Исследовать феномен толерантности в этико-культурно-цивилизационном аспекте. Проанализировать западные и восточные цивилизационные особенности понимания толерантности, российскую культурную традицию толерантности, российскую концепцию толерантности в современной сиоциокультурной ситуации, феномен толерантности в этическом аспекте глобализации.

2. Выявить теоретико-методологические предпосылки исследования нравственных основ толерантности и толерантного образа жизни. Представить социокультурную интерпретацию толерантности как нравственного понятия в российской культурной традиции.

3. Обосновать толерантный образ жизни как интегративный показатель толерантности.

4. Раскрыть соотношение структур понятий «нравственные основы», «толерантность», «образ жизни».

5. Осуществить анализ нравственных основ толерантности, структуры нравственного механизма детерминации толерантности.

6. Исследовать толерантность как нравственную ценность и норму сосуществования, как личностное качество. Обосновать нравственную активность как сущностную характеристику толерантности.

7. Определить возможности и роль института образования в формировании толерантности как социально и личностно-значимой ценности, исследовать ее место в системе моральной компетентности  технического специалиста.

8. Выявить сущность коммуникативной толерантности в структуре межличностного общения студентов и факторы ее формирования.

Гипотезы исследования:

Концептуальные идеи исследования нашли свое отражение в основной гипотезе: толерантность имеет нравственную природу, мораль является нравственной детерминантой толерантности. Толерантный образ жизни может рассматриваться как интегративный показатель толерантности, нравственная активность – как сущностная характеристика толерантности.

Основные положения исследования апробируются также в частных гипотезах:

  • феномен толерантности имеет социокультурные основы в жизни разных цивилизаций. Специфика возникновения толерантности в российской культуре связана с христианским принятием страдания, долготерпения, любви к ближнему, с такими нравственными качествами как доброта, милосердие, сострадание и самопожертвование, которые являются ключевыми для характера русского народа. Российская концептуальная модель толерантности основана на сотрудничестве культур, этносов и религий, социальных общностей, групп. Близость культурных традиций разных слоев и ценностное единство общества создают предпосылки для формирования социального согласия как значимой характеристики российской концепции толерантности;
  • целостное понимание толерантности требует рассмотрения ее как двухуровневого иерархического образования. Первый уровень – фундаментальный – составляет концептуальное осмысление базисных теоретических основ толерантности, в том числе нравственных – толерантность как нравственная ценность, толерантность как норма и толерантность как действие. Второй уровень – регулятивный – включает разработку, изучение и совершенствование нравственного механизма утверждения толерантности. Результатом регулятивного воздействия на социальное поведение является формирование установки личности к позитивному взаимодействию с различными формами существования инаковости, толерантность как нравственное качество личности;
  • отечественная система высшего профессионального образования будет обеспечивать достаточно высокий уровень сформированности толерантности у обучающихся, если в процессе подготовки студента категория «толерантность» будет специально обозначена и органично вписана в содержание образования и методы организации деятельности на всех уровнях.

Теоретическую базу настоящего исследования представляет полидисциплинарная разноаспектная характеристика, анализ и оценка категории толерантности в научной литературе. Особое внимание в современной философии уделяется проявлениям толерантности в различных сферах жизни общества – коммуникации         (Ю. Ершов), международных (С. Л. Кропотов, В. И. Михайленко) и межэтнических отношениях (В. Е. Козлов, Н. В. Мольденгауэр), морали (П. Николсон), политике (Дж. Мерфи, Дж. Чой, В. В. Шалин), праве (Дж. Горман, Н. Маккормик), религии (У. Джеймс, Дж. Коффи), экономике (В. О. Лобовиков), этике (Р. Р. Валитова, Н. Грамер, Г. Невью). При этом пути распространения толерантности в социальной жизни усматриваются исследователями преимущественно в образовании (Г. Д. Дмитриев, Д. В. Зиновьев, Е. Ю. Литвиненко, Р. Пратт, К. Уэйн и др.).

Работа базируется также на трудах по этике (Р. Г. Апресян, А. А. Гуссейнов, О. Г. Дробницкий, Е. Л Дубко. В. Г. Иванов, А. И. Титаренко, А. Ф. Шишкин и др.), социальным основам межличностного общения людей (А. А. Бодалев, Л. П. Буева, М. С. Каган, А. А. Леонтьев, А. В. Мудрик); научных положениях о сущности личности и ее психологической структуре (Б. Г. Ананьев, С. Л. Рубинштейн, К. К. Платонов).

Методологическую основу диссертационного исследования составляет современное научное мировоззрение, принципы системного, сравнительно-исторического, культурологического, цивилизационного подходов, а также историзма, развития, комплексности, взаимодополняемости, деятельностный и процессный методы.

Системный подход позволил раскрыть значение и место морали в системе факторов формирования толерантности, выделить главное, существенное – толерантный образ жизни как интегративный показатель толерантности. Сравнительно-исторический подход дал возможность осуществить историко-философский анализ концепций толерантности, выявить тенденции их изменения. Социокультурный подход предоставил возможность проанализировать нравственный механизм детерминации толерантности в современном социуме в условиях поликультурности и многоконфессиональности. Цивилизационный подход – исследовать истоки толерантности в различных культурах и религиях, феномен толерантности в аспекте глобализации. На основе деятельностного подхода образ жизни, как система форм жизнедеятельности, представлен в качестве интегративного показателя толерантности.

В основе диссертационного исследования также лежат основные научные подходы к исследованию толерантности, раскрытые в трудах С. Л. Братченко, П. Ф. Комогорова, И. Г. Пчелинцевой и др.

Экзистенциально-гуманистический подход позволяет представить толерантность как осознанную, осмысленную и ответственную, не сводимую к автоматизмам или стереотипным действиям. Толерантность рассматривается как ценность и жизненная позиция, реализация которой в каждой конкретной ситуации имеет определенный смысл и требует от субъекта толерантности поиска этого смысла и ответственного решения.

С позиции диверсификационного подхода толерантность – это сложный, многоаспектный и многокомпонентный феномен, имеющий множество линий проявления и развития, и потому пронизывает все сферы социальной и индивидуальной жизни человека, проявляется также в многообразии форм и видов толерантности.

С позиций когнитивного подхода толерантность в своей основе имеет знания и рациональные доводы, которые признают сложность, многомерность и многообразие, плюрализм культур и цивилизаций, мнений и суждений. Бихевиоральный подход дает возможность анализировать толерантность как особое поведение человека, направленное на конструктивное взаимодействие с «другим» на основе диалога.

Диалоговый подход исследует важный тип толерантности – межличностная толерантность – особый способ построения взаимоотношений, межличностного взаимодействия и общения с другими людьми, в том числе – «иными».        При фасилитативном подходе основное внимание уделяется поиску и созданию наиболее благоприятных условий для выработки каждым собственной, самостоятельной и независимой толерантной позиции, для естественного, рефлексивного и индивидуального становления толерантности.

Методы исследования: диалектические: метод восхождения от абстрактного к конкретному, индукции, дедукции, анализа, синтеза, аналогии и др., общенаучные методы: идеализация, моделирование, сравнение, мысленный эксперимент. Теоретический анализ философской, психолого-педагогической литературы, мониторинг некоторых федеральных печатных СМИ и интернет-сайтов, анкетирование, итервьюирование, контент-анализ прессы, контент-анализ Интернет-публикаций, тестирование; математические (статистическая  обработка данных и графического представления материалов, ранжирование).

Эмпирическую базу диссертационного исследования составляют результаты социологических исследований, проведенных российскими социологами по проблеме толерантности, а также социологические исследования, проведенные автором в Забайкальском институте железнодорожного транспорта в течение 2002–2007 годов по проблемам «Социальный портрет студента ЗабИЖТа» (2002–2003 гг), «Социологическое обеспечение образовательного процесса» (2002–2005 гг), «Ценностные ориентации студенчества» (2003–2006 гг).

Научная новизна исследования определяется недостаточной разработанностью в науке этических аспектов проблемы толерантности.

1. Выявлены истоки толерантности в системе культур и цивилизаций, обосновано, что толерантность находится в основании жизни разных обществ. Выделены основные подходы к толерантности, сложившиеся в ходе историко-философского процесса. Исследованы основания толерантности в русской культурной традиции.

2. Представлена российская модель толерантности, основанная на социокультурных традициях терпимости и милосердия. Характерными чертами этой концепции являются интеграция цивилизаций, взаимная интеграция культур и этносов; сотрудничество культур, этносов и религий, социальных общностей, групп; социальное, социокультурное согласие, диалоговое взаимодействие и равенство позиций народов и социальных групп  в общении. Представлен анализ толерантности в этическом аспекте глобализации, толерантность рассмотрена как актуальная нравственная ценность современного общественного развития.

3. Обоснована и раскрыта взаимосвязь морали и толерантности. Толерантность рассматривается в русле социокультурного подхода как этическое понятие.

4. Выполнен теоретико-методологический и эмпирический анализ нравственных основ толерантности и  толерантного образа жизни, раскрыто содержание и структура нравственного механизма детерминации толерантности.

5. Выделен интегративный  показатель толерантности – толерантный образ жизни. Выявлены основные показатели толерантного образа жизни: активность, осознанность, то есть способность к рефлексии, уважение, принятие значимого иного, самообладание.

6. Нравственная активность представлена как сущностная характеристика толерантности. Нравственную активность можно определить как специфическую активность индивида, направленную на практическое осуществление моральных требований, исходящих от общества.

7. Раскрыта роль образования в формировании  толерантности и обоснована идея о том, что толерантность – это цель и необходимый компонент образования. Регулирующее воздействие на образ жизни студента мораль будет выполнять только, если толерантность будет включена в систему ценностей и будет сформирована в системе образования потребность в толерантном поведении.

8. Обосновано, что для утверждения толерантности необходимо: формирование толерантности в системе ценностей студентов и превращение толерантности в регулятивный принцип их профессиональной и внепрофессиональной деятельности, включение  толерантности в систему моральной компетентности специалистов. Коммуникативная толерантность представлена как интегральное образование, означающее психосоциальную характеристику личности с доминантной направленностью сознания на терпимое, бесконфликтное коммуникативное поведение, на особый, доброжелательный тип взаимодействия индивида с другими людьми.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что его результаты вносят вклад в развитие современного знания о сложном и многоаспектном феномене толерантности посредством исследования нравственных аспектов, нравственных основ, нравственного механизма детерминации толерантности; расширяют методологический потенциал этики, философии в анализе толерантности; способствуют повышению эффективности проведения социологических исследований по измерению уровня толерантности. Они могут быть применены при подготовке лекционных курсов и спецкурсов по дисциплинам «Социология», «Социальная работа», «Социальная психология», «Этика» и других дисциплин гуманитарного цикла с учетом проблем толерантности в образовательном цикле для студентов вузов.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что

– полученные результаты и сделанные выводы могут послужить основой для разработки программ по решению межэтнических, межконфессиональных, межличностных, межгрупповых проблем. Исследование открывает прикладные возможности, в частности, для профилактики и определения способов раннего предупреждения социальных конфликтов, снятия критических точек роста социальной напряженности за счет формирования позитивных установок толерантного сознания в российском обществе;

– основные результаты и выводы имеют практическое значение для законодательных и исполнительных властных структур, определяющих ход дальнейшего общественного  развития. Они могут быть использованы в новейших исследованиях проблем толерантности и политических технологий, при разработке новой научно обоснованной модели национальной политики России, принятии политико-управленческих решений.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Анализ феномена толерантности в системе единства и многообразия цивилизаций. В основании толерантности на Западе лежит веротерпимость, а также права и свободы человека. Терпимость христианского Запада – это терпимость рационального толка, которая базируется на представлениях о договорном характере общества. Терпимость для христианства стоит в одном ряду с такими нравственными категориями как сочувствие, сострадание, самопожертвование, «милость к падшим» и т.п. Как духовное свойство, в христианстве терпимость близка к жертвенности. На Востоке существовала иная базисная основа, обусловленная спецификой восточной цивилизации и культуры. Понимание толерантности в рамках культурных традиций Востока отражает самобытную восточную культуру, оно опиралось на принцип невмешательства в протекание природного или социального процесса, ориентируя человека на адаптивные формы поведения. Религии Востока – это, прежде всего, пути самосовершенствования, а через них и совершенствования окружающего мира, все восточные религии и верования заключают в себе большой потенциал терпимости. Все это и составляет социокультурную основу толерантности. Принцип терпимого отношения к окружающим выражается через общую для всех религий доктрину любви к ближнему.

2. Российская культурная традиция толерантности. Установлено, что специфика возникновения толерантности в российской культуре связана с нравственными понятиями, с христианским принятием страдания, терпения, понимания, любви к ближнему. Исследована толерантность в современной социокультурной ситуации России. Российская концептуальная модель толерантности основана на сотрудничестве культур, этносов и религий, социальных общностей, групп. Близость культурных традиций разных слоев и ценностное единство общества создают предпосылки для формирования социального согласия как характеристики российской концепции толерантности. Согласие выступает глубинной основой повышения социальной интеграции, снижения уровня напряженности и конфликтогенности.

3. Исследование гносеологической сущности и социокультурной интерпретации толерантности. В структуре толерантности мы выделяем четыре компонента: когнитивный, эмоционально-оценочный, аксиологический, поведенческий. Осуществлена социокультурная интерпретация толерантности как нравственного понятия. Толерантность может рассматриваться как нравственное понятие, поскольку в основе толерантности лежат знание норм морали и общечеловеческих ценностей, умение использовать их в различных видах деятельности, нравственные чувства – уважение, симпатия, доброта и др. Толерантность можно понимать как морально значимый отказ от использования силы воздействия на существование морально неприемлемого отклонения.

4. Структура и показатели толерантного образа жизни. Толерантный образ жизни рассматривается как интегративный показатель жизнедеятельности гражданского общества и личности, поскольку он характеризует ценности, установки, типичные черты поведения. Толерантность выступает в качестве базовой демократической ценности. Оценивать то или иное общество можно по распространенности толерантного образа жизни, в котором толерантность признается в качестве ценности. Толерантный образ жизни предполагает готовность принять другого таким, какой он есть; доверие, умение слушать и выслушивать другого; способность к эмпатии, сочувствию, сопереживанию; способность конструктивно разрешать конфликтные ситуации, выражая свои чувства без агрессии и насилия; готовность к взаимодействию на основе согласия, но без ущемления собственных интересов, с правом отстаивать эти интересы.

5. Мораль является нравственной основой, детерминантой толерантности личности. Детерминантный комплекс составляют те явления, которые оказывают наибольшее влияние на поведение субъекта, его развитие и саморазвитие. В основу данного исследования положена авторская теоретическая модель изучения толерантности – теоретический конструкт, который базируется на фундаментальном осмыслении теоретических основ толерантности и включает регулятивную составляющую – механизм формирования толерантности. Ядро нравственного механизма толерантности составляют ценности.        Толерантность является одной из нравственных ценностей.

6. При оценке уровня толерантности личности наиболее важным показателем является толерантное поведение, нравственная активность. Нравственная активность характеризует высший уровень проявления толерантности, поскольку нравственную активность можно рассматривать в качестве одного из ведущих критериев уровня развития нравственного сознания личности.

7. Система высшего профессионального образования является социальным фактором формирования толерантности. Толерантность – важнейшее условие профессионализма современного специалиста. Толерантность в системе компетенций специалиста помогает ему активно осваивать новую среду и искать пути для творческой самореализации в ней, успешно контактировать с людьми, является показателем моральной компетентности специалиста.

8. Коммуникативная толерантность, проявляющаяся индивидом в процессе его отношений к окружающим людям, является частной разновидностью толерантности. Она выступает и основой, и регулятивным механизмом общения студентов, личностно формирующим фактором. Становление общения представляется как двунаправленный процесс превращения объекта толерантности в субъект общения. В сущностном плане толерантность выступает духовной основой, базисом межличностного общения. Исследование формирования толерантности предполагает выявление системы условий и факторов, оказывающих влияние на уровень культуры общения студентов вуза будущих специалистов.

Такую систему могут составить три группы: одну группу образуют объективно опосредуемые социальные и педагогические условия, другая группа представлена собственно личностными факторами, отражающими субъективные стороны – индивидуальный процесс развития культуры межличностного общения, третья – учебно-воспитательный процесс.

Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечивается методологической обоснованностью исходных параметров исследования; адекватностью изучаемого явления целям и задачам исследования; воспроизводимостью результатов исследования; количественным и качественным анализом полученных в ходе исследования данных и их интерпретацией.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры  гуманитарных наук Забайкальского института железнодорожного транспорта и была рекомендована к защите. Основные теоретические положения диссертации и данные социологических исследований нашли отражение в процессе многолетней преподавательской работы, в выступлениях на международных, республиканских, региональных научно-практических конференциях, в научных статьях, докладах и тезисах, опубликованных в Москве, Пензе, Санкт-Петербурге, Чите, Челябинске и других городах.

Структура работы определяется общей концепцией, целью и задачами исследования и состоит из введения, четырех глав (включающих в себя тринадцать параграфов), 3 таблиц, 3 схем, заключения, 4 приложений и списка использованных источников и литературы (389 наименований, в том числе 23 на иностранных языках).

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, анализируется степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, формулируются цель и задачи, а также положения, выносимые на защиту, выражающие научную новизну работы, ее практическую значимость.

В первой главе работы «Феномен толерантности в этико-культурно-цивилизационном аспекте» исследованы теоретические представления и осмысления толерантности в западной и восточной культуре и философии, российская культурная традиция толерантности, российская концепция толерантности в современной социокультурной ситуации России, феномен толерантности в этическом аспекте глобализации.

  В параграфе 1.1. «Теоретические представления и осмысления толерантности в западной культуре и философии» осуществлен  анализ феномена толерантности в цивилизационном аспекте.

Во-первых, в параграфе осуществлен лексический, этимологический анализ толерантности в рамках подхода философии языка, так как толерантность может быть осознана и представлена в качестве языковой структуры. В современном понимании толерантность предстает как сложное многоаспектное понятие, не сводимое к терпимости.

Во-вторых, исследуются истоки толерантности  в западной культуре и философии. При этом обосновывается, что сама идея толерантности восходит к истории философской мысли.

В-третьих, отмечается, что к числу важнейших характеристик культурно-цивилизационного порядка относится религия. Религия – это та форма общественного сознания, где впервые возникает проблема толерантности в форме вопроса о веротерпимости. Терпимость как принцип общественного устройства вначале утверждается как веротерпимость.

В-четвертых, диссертант утверждает, что христианству принадлежит немалая заслуга в формировании социально-психологической терпимости. В Новом завете была открыта христианская истина о толерантности как любви и любви как толерантности. Терпимость для христианства стоит в одном ряду с такими нравственными категориями как сочувствие, сострадание, самопожертвование, «милость к падшим» и т.п. Как духовное свойство, в христианстве терпимость близка к жертвенности.

Понятие толерантности было сформулировано в связи с проблемой нетерпимости. Теоретическая разработка этого понятия связана с именем Дж. Локка. Терпимость христианского Запада – это терпимость рационального толка, которая базируется на представлениях о договорном характере общества. Суть ее определяет тезис Э. Дюркгейма: «Консенсус стоит за спиной контракта».

В-пятых, исследуя культурно-цивилизационные аспекты толерантности на Западе, диссертант обращается не только к религии, но и к политической культуре, поскольку религиозный опыт послужил в дальнейшем источником оформления новых средств регуляции взаимоотношений между социальными группами, в частности, первых прав и свобод буржуазного общества, а затем и либерализма, с которым связывается феномен толерантности. Принцип терпимости базировался на трех основных элементах, на которых покоится западная культура: уважение к собственности, уважение к правам человека, уважение к правовым институтам общества.

В параграфе 1.2. «Восточные цивилизационные особенности понимания толерантности» утверждается, что, если в основании толерантности на Западе лежит веротерпимость, а также права и свободы человека, то на Востоке существовала иная базисная основа, обусловленная спецификой восточной цивилизации и культуры. Содержание параграфа раскрывается в следующих положениях.

Во-первых, социальные и природно-климатические условия жизни восточных цивилизаций способствовали формированию особого отношения к миру, порождали своеобразный феномен, когда на первый план выходили ценности коллективизма. В социальной сфере этот подход реализовался в виде коллективистских установок.

Для Востока характерен холистический подход: целое важнее части, часть может быть понята только из целого; традиционализм, где всякое новшество приравнивалось едва ли не к преступлению. Наконец, это установка на слияние с миром, отказ от вмешательства в его закономерности. В китайской культуре толерантность играет важную роль, так как она является основным содержанием морали человека.  

Во-вторых, в рамках индо-буддийской цивилизации сформировалась специфически традиционалистическая терпимость. В ее основе – идея абсолютной незыблемости существующего порядка мироздания. Соответственно, любой социальный протест и тем более попытки насильственных изменений лишены всякого смысла, так как порядок мироздания недоступен власти человека. Смысл терпимости подобного рода, на наш взгляд, прежде всего в невмешательстве.

Важнейшим отличительным моментом буддийского понимания проблемы толерантности является то, что в буддизме отсутствует идея божественной благодати как дара от Бога. Если, согласно христианской позиции, толерантность как духовное качество входит в структуру внутреннего мира человека-индивида как дар, вместе с даром Духа Святого, то в буддизме она обретается в процессе саморазвития индивида. Правильные принципы поведения достигаются с помощью усилий и тренировки, существенную роль при этом играет воля человека. Все человеческие существа способны стремиться к добру. К этому ведет путь, указанный Буддой: так называемый Восьмеричный Путь, восемь буддийских «заповедей», которые реализуются в трех измерениях – мудрости, нравственности и духовной дисциплине.

В буддизме содержится оригинальное учение о ненасилии. Целью жизни буддиста является своего рода состояние равновесия, полной гармонии, мира, любви и терпимости к окружающим людям. Никакое зло или ненависть не могут помешать достигнуть или нарушить это состояние до тех пор, пока буддист не реагирует на это зло.

В-третьих, китайская культура демонстрирует широкий спектр разнообразных подходов к осмыслению мира, каждый из которых вносит свою специфику в общее понятие китайской философии.

Детерминирующую роль в учении Конфуция играет понятие «жэнь», которое переводится как «гуманность, человеколюбие», человечность». «Золотое правило» нравственности в воззрениях Конфуция: «Не делай людям того, чего не желаешь себе» не утратило своего значения и по сей день. Это правило носит общечеловеческий характер и содержится в разной интерпретации в работах многих мыслителей более позднего времени, в частности в категорическом императиве И. Канта. Конфуцианская этика, опираясь на такие этические понятия как «взаимность», «человеколюбие», «золотая середина», фактически имеет в виду толерантность как добродетель, близкую по смыслу к примиренчеству и осуществляемую в форме личной позиции.

В-четвертых, цель ислама состоит в сознательном продвижении определенно положительных качеств и умышленном подавлении качеств, определенно отрицательных. К первым относятся, например, вера, справедливость, прощение, сострадание, благодеяние, правдивость, великодушие. Отрицательными качествами человека называются лицемерие, плутовство, злословие, подозрительность, лживость, гордыня и другие. В исламе неукоснительная приверженность положительным ценностям и полное отвержение отрицательных черт личности являются долгом каждого мусульманина.

В Коране содержится прямое указание на то, что человек должен быть терпимым и поступать милосердно. «Вы, которые уверовали, терпите и будете терпимы, будьте стойки и бойтесь Аллаха, – может быть, вы будете счастливы!» [Коран. Сура 3:200]. Данный принцип терпимого отношения к окружающим выражается через, видимо, общую для всех религий доктрину любви к ближнему. Практическими решениями проблемы терпимости и, в более общем смысле, способами проявления любви к ближнему, ислам называет добрые дела, прощение, милосердие. Более того, в священных текстах признается, что человеку предстоит отвечать за обиды и боль, причиненные другим людям. Многие тексты призывают к преодолению враждебности, недовольства и предубеждений в отношениях между людьми.

Различия между пониманием терпимости и толерантности в Библии и Коране наблюдаются при исследовании вопросов границ толерантного поведения. Если Библия призывает относиться, к находящимся на ложном пути к вере, нетерпимо, но все же с кротостью и любовью, увещевая их, то Коран говорит о священной войне – джихаде. Джихад понимается как усердие, рвение во имя Бога. И хотя джихад объявляется только в строго определенных условиях, крайних случаях, тем не менее, он представляет войну, приводящую к гибели людей.

В-пятых, для исследования социокультурных традиций толерантности необходимо обратиться и к светской философии. В светской философии, «фальсафа», можно обнаружить основы терпимости и толерантности. Одним из важных направлений в размышлениях «философов» была попытка создания идеального образа идеального устройства общества, или, как назвал его аль-Фараби, Добродетельного города. В этической доктрине ал-Мухасиби, представителя раннего суфизма, арабо-мусульманского философа (781–857 гг.), исследуется ряд нравственных ценностей, которые могут рассматриваться как основания терпимости. В учении ал-Мухасиби в качестве наиболее значимых достоинств можно выделить веру, доверие, надежду, страх, набожность, сострадание, справедливость, терпение и благодарность. В качестве примера можно отметить также взгляды Ибн Халдуна (1332–1406), философ призывает к сотрудничеству и терпимости.

В-шестых, можно отметить некоторые цивилизационные особенности политической культуры Востока, связанные с феноменом толерантности. В этих государствах удалось выдвинуть национальную идею, объединившую подавляющее большинство народа на базе уважения традиционных культурно-политических ценностей и активного включения в мировые рыночные и информационные отношения. Именно на Востоке была предложена Гандистская «ненасильственная цивилизация» – это некое видение, возможно и утопичное, мироустройства будущего.

В параграфе 1.3. «Культурная традиция толерантности в современной социокультурной ситуации России» доказано, что феномен терпимости имеет собственные, российские корни, давнюю историческую традицию. Понятие «социокультурный», вошедшее не так давно в лексикон философов, культурологов, социологов, акцентирует внимание на слитности, неразрывности общественных изменений и развития культуры как комплекса духовных средств, созданных для регуляции общества. Диссертант отмечает следующее.

Во-первых, вопросы толерантности обнаруживаются в тематике русской философской мысли XIX–XX веках (Н. А. Бердяев, Ф. М. Достоевский, Н. О. Лосский, В. В. Розанов, В. С. Соловьев, Л. Н. Толстой, С. Л. Франк, В. Ф. Эрн и др.).

Во-вторых, в русской философской мысли XIX–XX веках толерантность рассматривается как особое состояние духовной жизни, в котором человек выражает самого себя. Н. А. Бердяев утверждает, что в личности имеется духовное начало, глубина, которая не определяется обществом. Осуждал проявления национальной нетерпимости русский философ В. Соловьев. Призывом к терпимости, любви и милосердию проникнуты труды богослова Н. Лосского, церковного историка и богослова А. Карташева, православного философа и правоведа П. Новгородцева, наследников славянофилов 40-х годов А. Самарина, П. Мансурова, Н. Хомякова.

В-третьих, становление, развитие и формирование российской цивилизации, как и многих других, состояло в том, что оно происходило в определенной духовно-ценностной религиозной форме. В то же время, например, в XX в. российская цивилизация успешно прогрессировала и в безрелигиозной, атеистической форме.

В-четвертых, процесс христианизации Руси был религиозным лишь по форме, тогда как его содержание было социально-экономическим и политическим. Введение христианства было средством для реализации цели государственного характера – создания на Руси централизованного феодального государства. Поэтому характер взаимоотношений Русского Православия с инакомыслящими и инаковерующими объясняется, прежде всего, особенностями связи между государственной властью и религией.

В-пятых, будучи формой общественного сознания, Православие оставалось религией терпимости, милосердия и любви к ближнему. Но с самого начала утверждения Православия в государстве оно использовалось государственной властью в качестве идеологии, призванной служить интересам этой власти. Отсюда в истории Русского Православия – периоды существования нетерпимости и непримиримости к инакомыслию, а также периоды терпимости, милосердия.

В-шестых, продолжая исследование традиций толерантности в социокультурной жизни России, невозможно обойти вниманием, такие течения ее общественной мысли как западничество и славянофильство. Толерантная, «много понимающая» модель мира и собственной культуры была величайшей заслугой западников.

В-седьмых, нашла отражение проблема толерантности и в российской общественной мысли. Н. Я. Данилевский, сравнивая сущностные черты европейского и славяно-русского культурно-исторических типов, выделил в последнем «прирожденную грамотность», терпимость, преданность Православию.

Исследование некоторых особенностей современного российского социума сквозь призму взаимоотношений этносов и религий приводит к выводу о том, что в российском обществе есть предпосылки для утверждения толерантности как принципа терпимости, солидарности, сотрудничества, плюрализма, культурного многообразия, диалога и взаимопонимания между народами, этническими, религиозными, культурными и другими группами.

В-восьмых, существующие подходы к проблеме толерантности нуждаются в серьезной корректировке с точки зрения отражения в них плюральности и полисубъектности современного мира, а также особенностей различных менталитетов. Данная концепция может быть выражена кратко в следующем утверждении, ставшем своеобразным девизом исследований УрМИОН: «Плюрализм современного мультикультурного мира требует плюрализма парадигм толерантности».

Прежде всего, концепция толерантности должна основываться на некоторой традиции, Российская цивилизация есть «мост» между Востоком и Западом, синтез цивилизаций. Россия как евразийское государство объединяет представителей разных цивилизаций, народов, религий. Российская концептуальная модель толерантности основана на сотрудничестве культур, этносов и религий, социальных общностей, групп. Близость культурных традиций разных слоев и ценностное единство общества создают предпосылки для формирования социального согласия как важнейшей характеристики российской концепции толерантности. Характерными чертами этой концепции являются интеграция цивилизаций, взаимная интеграция культур и этносов; сотрудничество культур, этносов и религий, социальных  общностей, групп, социальное, социокультурное согласие, диалоговое взаимодействие и равенство позиций народов и социальных групп в общении. В диалоге проявляется индивидуальность и постигается своеобразие культур и традиций. Подобное взаимодействие является фундаментом толерантности.

В параграфе 1.4. «Феномен толерантности в этическом аспекте глобализации» обосновывается положение о том, что без утверждения толерантности в качестве одной из ценностей в массовом сознании невозможно существование общества в период глобализации.

Во-первых, исследуется феномен толерантности в современном мире и его взаимосвязь с усиливающимися процессами глобализации мирового цивилизационного процесса, толерантность исследуется как универсальная демократическая ценность.

Во-вторых, подчеркивается, что глобализация стимулирует процессы этнической и культурной идентификации, возрождения национального и религиозного сознания. Это своего рода ответ на размывание традиционного, на нестабильность, агрессивность чуждых обществу ценностей, норм поведения. Толерантность служит своего рода мостом, соединяющим частное и общее, различия и единство.

В-третьих, поиск путей и механизмов гуманной глобализации предполагает, прежде всего, формирование идеологии гуманизма и реализацию принципов глобальной этики. В их содержание включены приверженность культуре ненасилия и уважения к жизни, солидарности и справедливого экономического порядка, альтруизм, бережливость и щедрость, сострадание и ответственность, терпимость и толерантность, стремление к новому и уважение к настоящему и прошлому человека.

Во второй главе «Теоретико-методологические предпосылки исследования нравственных основ толерантности и толерантного образа жизни» представлена социокультурная интерпретация толерантности как нравственного понятия, исследуется соотношение структур понятий «нравственные основы», «толерантность», «образ жизни». Толерантный образ жизни предлагается рассматривать как интегративный показатель толерантности.

В параграфе 2.1. «Социокультурная интерпретация толерантности как нравственного понятия» дается  анализ толерантности в нравственном аспекте. В нем исследуются следующие проблемы.

Во-первых, предложена категориальная сетка понятий, проанализированы близкие и противоположные по значению понятия к исследуемому объекту. Автор пришел к выводу, что толерантность включает в себя терпимость, но не ограничивается ею. Толерантность – это не пассивное принятие, а активный поиск точек соприкосновения с неясным, непонятным, чужим; желание понять это неясное. Отношение к другому можно рассматривать как фундаментальную, системообразующую категорию понятия толерантности. Обобщая исследования современных ученых, диссертант представляет социокультурную концепцию толерантности.

Во-вторых, особое место в социокультурном подходе к анализу толерантности отводится морали. В истории философской мысли известны попытки этического обоснования толерантности. Например, в натуралистической этике. Диссертант, основываясь на работах ряда философов и этиков, выявляет специфику толерантности как этической категории.

– Прежде всего, в этом аспекте толерантность можно определить как некую моральную добродетель.

– Толерантность как нравственное понятие позволяет подчеркнуть ее ценностную природу и связь с нравственным развитием человека. Она может выступать в качестве нравственного принципа межличностного взаимодействия.

– Нравственная толерантность как одна из форм толерантности, имплицитно входит во все социокультурные формы бытия толерантности, так как мораль носит всеохватывающий характер. В этике можно выделить два основных подхода к пониманию толерантности. Эти подходы опираются на разное понимание нравственной природы человека. В первом случае природа человека считается доброй, во втором – более реалистическом – признается амбивалентность нравственной природы человека. Второго подхода придерживается большинство современных исследователей проблемы толерантности, в том числе А. А. Гусейнов и Н. Н. Федотова. Согласно данной точке зрения истинное значение толерантности раскрывается только при определении конкретных условий ее применения и установлении гибкого отношения к ней. Другими словами, правильно понятая толерантность представляет инструментальную ценность, ее позитивное или негативное значение зависит от конкретных условий и ценностей, на реализацию которых она направлена в данной ситуации.

– Нравственная толерантность непосредственно реализуется в сфере межличностных отношений, имеющих характер неформального общения, тогда как, например, политическая, правовая, экономическая толерантность существуют в сферах функционально-ролевого общения, в мире общественных отношений. Этика склонна к плюралистическому пониманию толерантности. Она может выступать в качестве нравственного принципа межличностного взаимодействия, некоего нравственного императива, определяющего принятие «другого» и принятия себя «другим».

– Толерантность как нравственное качество личности проявляется в знании норм морали и общечеловеческих ценностей, в умении использовать их в различных видах деятельности. Структурно толерантность представляет собой синтез взаимосвязанных подструктур: аксиологической, когнитивной, эмоциональной и деятельностной.

В параграфе 2.2. «Соотношение структур понятий «нравственные основы», «толерантность», «образ жизни» анализируются следующие проблемы.

Во-первых, дается обзор различных точек зрения по содержанию понятий «мораль», «этика», «нравственность», «основы», «условия», «образ жизни», определяются собственные позиции в толковании этих категорий.

Во-вторых, проанализировано значение каждого из элементов структуры морали в утверждении толерантности личности и их взаимосвязь.

– Моральное сознание является центральным элементом структуры морали и толерантного сознания, ибо пронизывает моральную деятельность и нравственные отношения. Мораль через систему неинституциальных норм (обычаи, традиции и нравы) помогает осознать человеку неодинаковость отдельных людей и человеческих сообществ по самым различным критериям, что в самом широком понимании и является предметом толерантности. При этом мораль дает только общие ориентиры и указания, оставляя за индивидом право на самостоятельный анализ ситуации и последствий поступка. Моральные принципы, которые морально зрелая личность способна осознавать и руководствоваться ими в своей жизнедеятельности, являются основами толерантности.

– В диссертационном исследовании анализируются нравственные отношения и их воздействие на утверждение толерантности. Толерантные отношения людей во многом определяются содержанием их нравственного сознания и как бы заключают его в себе. Общий нравственный принцип человеческого общения содержится в категорическом императиве И. Канта: «Поступай так, чтобы максима твоей воли всегда могла иметь также и силу принципа всеобщего законодательства».

– Следующим элементом структуры морали является моральная деятельность. Толерантные поступки могут быть проявлением моральной деятельности, поскольку в основе их лежат уважение, принятие значимого иного, принятие уникальности каждого, осознанность, то есть способность к рефлексии, сознательно подавлять чувство неприятия, самообладание. Таким образом, мораль в совокупности всех ее структурных элементов выступает основой толерантности.  

В-третьих, в параграфе через анализ категории «деятельность» прослеживается взаимосвязь морали и образа жизни. Образ жизни людей находит отражение в сознании, в том числе моральном. Образ жизни и мораль имеют общую основу – объективные условия бытия людей: способ производства, естественно-географическая среда, общественно-политическая структура, уровень благосостояния общества. В силу этого определенному образу жизни соответствует и определенная мораль.

Мораль проявляется не только как элемент сознания, но и как форма социальной практики, регулирующая определенным образом отношения между людьми во всех сферах жизнедеятельности, то есть образе жизни в целом. Однако взаимосвязь морали и образа жизни сложна. Образ жизни опосредует собой процесс отражения в моральном сознании объективных условий бытия. Образ жизни порождает сознание. Нравственный аспект  образа жизни вытекает из относительной свободы человека в выборе своих поступков и своего индивидуального образа жизни.

В параграфе 2.3. «Толерантный образ жизни как интегративный  показатель толерантности» толерантность осмыслена не только как ориентация сознания, но и как тип определенного образа жизни.

Во-первых, исследовано понятие образа жизни, начиная с античной философии и до наших дней. Приведенный в параграфе материал, позволяет выделить основные подходы к определению образа жизни. Новым направлением в рассмотрении образа жизни является анализ его в рамках педагогики ненасилия. В ней ненасилие рассматривается как образ жизни, перспективная модель образа жизни для ХХI в.

Во-вторых, изучение взаимосвязи условий и образа жизни дает возможность определить понятие «основы жизни». Диссертант подчеркивает, что «основы», «условия» – это не одно и то же. Основы образа жизни – это только те условия, которые необходимо обусловливают его, это только та часть условий, которая выступает как действующая причина. В этом случае основа – это причина, а образ жизни – следствие.

В-третьих, толерантный образ жизни предлагается рассматривать как интегративный показатель толерантности.

– Утверждение толерантности в обществе – это важнейшее условие формирования толерантного образа жизни, она может быть его основой и характерной чертой. При оценке уровня толерантности личности наиболее важным показателем является толерантное поведение, деятельность. Заметим, что родовыми понятиями в определениях образа жизни также являются деятельность и жизнедеятельность. Таким образом, толерантность или интолерантность могут рассматриваться в качестве показателей образа жизни.

– В изучении феномена толерантности также может быть применен деятельностный подход, который предполагает исследование толерантного поведения, его компонентов. В структуре толерантности деятельный, поведенческий аспект был выделен нами как важнейший. Соответственно под толерантным поведением мы понимаем особую форму деятельности, которая характеризуется активным отношением к другому, основана на уважении, принятии уникальности каждого и связана со способностью сознательно подавлять чувство неприятия. Эти характеристики типичны и для толерантного образа жизни.

– Понятие «образ жизни» может выполнять различные теоретико-познавательные функции, что и объясняет его применение для анализа социальной жизни общества. Образ жизни, исходя из вышеизложенного, может характеризовать личность с точки зрения толерантности или интолерантности.

– Понятие «образ жизни» позволяет сравнивать различные способы организации людьми процессов своей жизнедеятельности в рамках не только одной и той же, но и различных культур. Сравнение уже идентифицированных по образу жизни носителей культуры может проводиться по ряду параметров, в том числе, по параметру толерантности –интолерантности, уровней толерантности, степени выраженности данного качества в поведении.

– Понятие «образ жизни» можно использовать с целью социально значимой оценки членов общества. Оценке могут подвергаться изменения в образе жизни человека, происходящие во времени. Поскольку толерантность выступает в качестве  базовой демократической ценности, оценивать то или иное общество можно по распространенности толерантного образа жизни, в котором толерантность признается в качестве ценности.

– Можно выделить и интегративный аспект самого понятия «образ жизни». Исследование образа жизни как способа организации людьми своей жизнедеятельности означает, что оно интегрирует в единую теоретическую систему структурные, содержательные и динамические особенности этих процессов в пределах жизненного цикла индивида. Это позволяет дать целостную оценку специфичных или типичных черт жизнедеятельности людей.

– Образ жизни, представляя собой этико-философский, социологический, культурологический и психологический феномен, выступает в роли наиважнейшего элемента целеполагания, в том числе и толерантности. Сформированный образ жизни дает индивиду возможность производить свободный выбор модели поведения при раскрытии всей палитры типов образа жизни с позиции жизни, достойной человека. Образ жизни – это жизнеформирующий фактор.

- Толерантность является интегральной характеристикой личности, включающей психологическую устойчивость индивида, систему позитивных установок, комплекс индивидуальных качеств, систему личностных и групповых ценностей.

  В третьей главе «Ценностно-нравственный подход к толерантности» анализируется структура нравственного механизма детерминации толерантности, значение ценностей как важнейших элементов этого механизма в утверждении толерантности, проблема границ и уровней проявления толерантности.

В параграфе 3.1. «Нравственный механизм детерминации толерантности»  раскрывается содержание этого понятия.

Во-первых, исследуется специфика нравственного регулирования. Особенностью нравственной регуляции поведения человека являются его глубоко личностный характер и моральная мотивация поведения, опора на потребности человека в самоуважении и достоинстве. Мораль играет чрезвычайно важную роль в процессе исторического развития общества: служит средством его духовного сплочения и совершенствования посредством выработки ценностей, позволяющих человеку ориентироваться в жизни и сознательно служить обществу. В соответствии с уровнем развития нравственности личности находится и уровень ее толерантности. Мораль выступает нравственной детерминантой толерантности личности. Детерминантный комплекс составляют те явления, которые оказывают наибольшее влияние на поведение субъекта, его развитие и саморазвитие. Детерминация разделяется на внешнюю, представляющую собой совокупность внешних причин, побуждающих личностную активность, и внутреннюю, определяющую её субъектность, самодетерминацию.

Во-вторых, разработано понятие нравственного механизма толерантности. Под механизмом принято понимать последовательность состояний, процессов, определяющих собой какое-нибудь действие, явление.

Состав и закономерности функционирования механизма воздействия морали на личность и ее образ жизни возможно раскрыть через рассмотрение сущностей этих двух явлений, где основным моментом выступает то, что образ жизни представляет собой определенную систему деятельностей, мораль в своей структуре тоже предполагает нравственную деятельность.

То есть основным принципом работы данного механизма воздействия является принцип деятельности. В качестве же составных частей данного механизма можно рассматривать следующие элементы.

1) Нормы, правила, ценности, идеалы, которые образуют исходный блок афферентации – иначе говоря, источник движения механизма (представлены в мотивах, установках, ценностях, стереотипах социальной группы и индивида, образе жизни).

  – В качестве одной из ведущих составляющих внутренней детерминации человека выделяется его мотивационно-личностная сфера. В связи с тем, что именно потребности, мотивы, ценностные ориентации являются реальной движущей силой человеческого поведения, их и следует признать существенной характеристикой индивидуальности.

– В механизм детерминации толерантного поведения кроме потребностей и мотивов входят и другие элементы: установки, мнения, стереотипы.

  Чтобы научить человека быть толерантным, необходимо не только сообщить ему определенный объем знаний о толерантности (ее сущности, границах, принципах, условиях и способах осуществления), но и сформировать у него установку на толерантность. Последняя представляет собой не столько рациональный, сколько волевой акт и проявляется в действии, а не в абстрактном рассуждении на тему миролюбия.

– Когда установки становятся достаточно устойчивыми, они находят свое выражение в виде мнений. Мнения отражают установки индивида и одновременно фиксируют особенности текущей ситуации. Мнения выступают той базой, на основе которой складываются ценностные ориентации личности как ее внутренние психологические и социальные подструктуры.

– В данном параграфе рассматриваются стереотипы как следующий элемент нравственного механизма. Стереотип поведения – это модель, схема взаимодействия с окружающей средой в определенной ситуации. Теория толерантности предполагает утверждение толерантности в качестве стереотипа поведения. Опасным для формирования толерантности в обществе является  распространение отрицательных стереотипов.

  2) Собственно деятельность, в ходе которой реализуются определенные нормативно-ценностные единицы, удовлетворяются потребности, достигаются цели, а также идет закрепление или преобразование старых и приобретение новых нормативно-ценностных единиц.

3) Пересмотр, коррекция исходных единиц, вызванные изменениями, как в объекте, так и в субъекте деятельности.

Подобный подход позволяет рассматривать общие механизмы возникновения определенного поведения человека как результат взаимодействия культуры общества, субкультуры отдельных социальных общностей и склонностей и способностей самого индивида. Тем самым социальное поведение, с одной стороны, объективно обусловлено характеристиками среды, а с другой стороны, – субъективно детерминировано потребностями, ценностями и интересами конкретного социального субъекта.

В параграфе 3.2. «Ценностная регуляция образа жизни и утверждение толерантности как ценности» обосновывается положение о том, что ядро нравственного механизма детерминации толерантности составляют ценности.

Во-первых, ценность, ценностные ориентации представляют собой сложный феномен, характеризующий направленность и содержание активности личности, и являются составной частью системы отношений личности, определяя общий подход человека к миру, к себе и придавая смысл и направление личностным позициям, поведению, поступкам. Система ценностей – это центральный элемент моральной структуры и, таким образом, нравственного механизма детерминации толерантности.

– Ценности являются важнейшим элементом сферы морали как формы общественного сознания, регулятором поведения людей во всех областях социальной жизни. Через механизм мотивации ценности определяют тактику морального поведения, характер морального поступка.

Таким образом, находясь в плоскости морали, ценностное ядро имеет отношение ко всем ее элементам.

Во-вторых, в параграфе анализируются, имеющиеся в отечественной науке, интерпретации ценности (О. М. Бакурадзе, О. Г. Дробницкого, А. Г. Здравомыслова, И. С. Кона, С. И. Попова, И. Рапопорта, В. П. Тугаринова, В. А. Ядова). «Ценности» и «ценностные ориентации» в диссертации разграничиваются следующим образом: социальные ценности –транслируемые от поколения к поколению наиболее значимые цели и потребности общества; «ценностные ориентации» – «отнесенный к ценности» индивидом, социальной группой, общностью набор наиболее значимых для них социальных ценностей, лежащих в основе их образа жизни.

В-третьих, одной из областей гуманистических ценностей являются ценности нравственные. Среди них доброжелательность, непричинение зла другим людям, сотрудничество и терпимость. Диссертант выделяет различные подходы к изучению нравственных ценностей (О. Г. Дробницкий, В. А. Блюмкин, А. А. Гусейнов, О. П. Целикова), их характеристики – универсальность, фундаментальность, абсолютность, надисторичность. Одной из таких ценностей является толерантность.

Отнесение толерантности к ценностям обусловлено рядом причин. Среди них признание принципов терпения, смирения, терпимости в религиозных учениях, часто отличных друг от друга (христианство, ислам, джайнизм, буддизм и др.). Другой причиной является  растущее осознание взаимосвязи людей в обществе, а также многообразия человеческого мира. Условием такого существования и взаимодействия является толерантность, которая, обеспечивая позицию «равенства разнообразия», предупреждает насилие, делает возможным сосуществование различных людей и человеческих общностей, а также при сохранении индивидуальности стимулирует их взаимное развитие и обогащение.

В-четвертых, содержание толерантности как ценности образуют сущностные морально-этические характеристики толерантности, которые были выделены П. Николсоном и С. Мендусом. P. P. Валитова рассматривает толерантность как «моральную добродетель личности».

Толерантность как социально значимая ценность представляет собой сложное личностное образование. В структуре личности она выполняет следующие функции: информационную, реализующуюся в фиксации информации о ценности «толерантность»; функцию эмоционального подкрепления, отражающую эмоциональное восприятие знаний о ценности «толерантность», а также – регулятивную, реализующуюся в соотношении субъектом собственного действия с личностным смыслом этой ценности.

Нравственные ценности лежат в основании социальной активности.

В параграфе 3.3 «Нравственная активность как сущностная характеристика толерантности» обосновывается тезис – толерантное поведение личности связано с ее нравственной активностью.

Во-первых, для этого диссертант выявляет сущность понятий «социальная активность» и «нравственная активность» и исследует их взаимосвязь с толерантностью, определяет этический компонент социальной активности, содержание которого состоит в наличии ценностной платформы, на которой базируется социальное действие. Диссертант рассматривает социальную активность как имманентный бытию человека феномен, проявляющийся в открытом социальном действии, включающий ценностно-обусловленную мотивацию, совокупность поступков и результат, влияющий на последующую ценностную динамику в сознании личности и влекущий смену статуса субъекта или изменения в социальной ситуации. Связь ценностей и социальной активности является очень прочной и существует в двух плоскостях:        

  – ценности лежат в основе структуры социальной активности как открытого действия и регламентируют ее характер;        

  – социальная активность, как и процесс формирования ценностных ориентаций, имеет место на различных этапах жизни человека. И от того, в какой стадии протекает усвоение ценностей, во многом зависит интенсивность социальной активности.

Во-вторых, диссертант обращается к изучению проблемы границ и уровней толерантности, что позволяет полнее раскрыть активный характер толерантности как нравственной ценности. В параграфе проанализированы мнения С. К. Бондыревой, С. Л. Братченко, Д. В. Колесова, П. Комогорова, М. Уолцера, О. Хеффе. Из приведенного обзора точек зрения об уровнях толерантности следует, что в научных исследованиях наблюдается их разнообразие. Изученные работы позволяют выделить определенные уровни толерантности в соответствии с подходом исследования.

Уровень понимается как ступень, достигнутая в развитии чего-либо, качественное состояние, степень этого развития. Для оценки уровня индивидуально-личностной толерантности следует применять критерии:

  1. знания о толерантности как личностном качестве;
  2. отношение к особенностям различных культур, наций, конфессий, социальных групп и их представителям, к носителям иных взглядов, убеждений;
  3. умения и навыки взаимодействия с людьми, независимо от их культурной, национальной, конфессиональной принадлежности, социального положения, профессии, возраста, взглядов.

Первый критерий служит для оценки сформированности «познавательного компонента» толерантности; второй – «эмоционально-оценочного» компонента и третий – «поведенческого компонента». Каждому критерию соответствует набор конкретных показателей.

Определение границ толерантности зависит, прежде всего, от подходов различных исследователей к этой проблеме. Поскольку автор анализирует толерантность как этическую категорию, постольку считает, что определение границ толерантности связано с понятиями «Добро» и «Зло». Границей толерантности могут быть общечеловеческие нормы морали, общецивилизационные нормы поведения, основой которых, по самому широкому критерию, является добро как отсутствие зла и которые реализуются в социальной активности.

В-третьих, нравственная активность субъекта занимает ведущее место среди других форм социальной активности. Однако в литературе понятие «нравственная активность» встречается крайне редко, и сам термин практически не используется. Нравственную активность можно рассматривать как специфическую активность сознания и воли, направленную на практическое осуществление моральных требований, исходящих от общества. Толерантность как личностное качество и толерантный образ жизни проявляются в социальной активности и ярче всего – в нравственной активности личности. Данные категории носят социально-этический характер.

Социальная активность является социальной функцией и онтологическим атрибутом молодежи как особой социальной группы и самостоятельного субъекта культурно-исторического развития, и потому проблема развития и характера социальной активности и формирования толерантности наиболее актуальна в системе образования.

В главе четвертой «Феномен толерантности в системе образования» исследуются роль образования в формировании толерантности, толерантность в системе компетентности технических специалистов, коммуникативная толерантность.

В параграфе 4.1. «Толерантность как цель, необходимый компонент современной парадигмы образования» доказывается, что система высшего образования обладает большим потенциалом развития толерантного сознания обучающихся, поскольку ее основной целью является развитие личности студента, а только развитая личность, человек высокой общей культуры способен к толерантному мышлению и поведению.

Во-первых, в параграфе утверждается, что толерантность может стать ценностью человека в процессе образования и самообразования, формирования нового отношения к представителям других этнических групп, социальных общностей, борьбы со сложившимися негативными стереотипами, агрессивностью. В связи с этим анализируются понятия «воспитание толерантности» и «формирование толерантности».

Во-вторых, система высшего образования может быть рассмотрена как фактор формирования толерантности. Образование – социокультурный феномен, выполняющий ряд социокультурных функций.

В-третьих, формирование толерантности может осуществляться в модели поликультурного образовательного пространства. Наиболее важным при этом является создание условий, наиболее благоприятных для выработки каждым собственной, самостоятельной и независимой позиции, для естественного, рефлексивного и индивидуального становления толерантности во всех основных измерениях.

В-четвертых, актуальность формирования толерантности в системе высшего профессионального образования обосновывается в его современной парадигме. Главная цель модернизации образования состоит в создании механизма устойчивого развития системы образования, обеспечения ее соответствия запросам личности, общества и государства, а также требованиям XXI века.

В-пятых, под толерантностью у студента можно понимать такую совокупность личностных качеств, как согласие, взвешенность, основательность в суждениях, попытки «примирить» полярные и на первый взгляд несовместимые компоненты и отношения зависимости и связи между явлениями и объектами. Эти качества проявляются как в сфере учебно-познавательной деятельности (аудиторной и внеаудиторной), так и в сфере межличностного общения с преподавателями, товарищами по учебе, администрацией вуза и другими категориями людей.

В-шестых, образовательный процесс, преломляясь через призму проблем толерантности и ее развития, предполагает наличие следующих уровней учебного процесса:

1)        уровень проектирования толерантно ориентированного образовательного процесса на смысловой основе. Обращению к смысловым основаниям образовательного процесса способствуют гуманизация и гуманитаризация общества, которые предоставляют возможность наполнения содержания учебного процесса идеями толерантности;

2)        уровень реализации учебной деятельности предполагает выстраивание обучения студентов путем создания ситуаций, способствующих проявлению сдержанности, тактичности, терпимости. Осознание значимости толерантного поведения, культуры межличностного общения является признаками толерантного сознания личности, поэтому современный образовательный процесс не может не принимать их в качестве базовой педагогической стратегии.

Образование предполагает три уровня воспитания толерантности: 1) недопущение прямых нарушений прав человека; 2) культивирование понимания того, что культурные различия воплощают богатство человечества; 3) собственно воспитание «профессионалов толерантности», тех, кто способен распознавать и регулировать конфликты посредством достижения компромисса с учетом интересов всех сторон, когда истинная победа может быть только общей.

В параграфе 4.2. «Толерантность в системе моральной компетентности технических специалистов» исследовано место феномена толерантности в системе профессиональных требований специалиста, компетентности технических специалистов, что позволило акцентировать внимание  на значимости формирования толерантности у студентов.

Во-первых, диссертант рассматривает место феномена толерантности в системе профессиональных требований специалиста.

  – Важной стороной профессионализма личности является наличие в структуре личности специалиста определенных профессионально значимых черт, среди которых, наряду с рефлексивностью, эмпатичностью, присутствует такая черта как толерантность. Неотъемлемой функцией толерантности в процессе профессионального воспитания автор видит гуманитарную, суть которой состоит в формировании ценностных ориентаций и интересов будущего специалиста «с целью развития духовно богатой личности, умеющей противостоять технократизму и бесчеловечности». Именно данная функция толерантности позволяет говорить о появлении в профессиональной сфере деятельности интеллигентного специалиста, умеющего воспринимать многомерность и многополюсность развития цивилизации, взвешенно относится к альтернативности выбора, его многовариантности в процессе развития локальных и глобальных ситуаций.

– Анализ теоретических исследований (Н. М. Борытко, П. И. Дзыгвинский, Л. А. Григорьева, О. С. Газман и др.) позволяет автору выделить другие функции толерантности в структуре личности: идентификации, социальной адаптации.

Во-вторых, понятие компетентности является одним из наиболее востребованных и широко обсуждаемых в настоящее время проблем качества образования. Существуют различные подходы к определению компетентности специалиста. Для разработки этого понятия много сделано как отечественными, так и зарубежными авторами.

Теоретические основы данного исследования опираются на позиции, изложенные в работах И. А. Зимней. Термин «компетенция» служит для обозначения интегрированных характеристик качества подготовки выпускников, результата образовательного процесса. Понятие «компетенция» используется в качестве составляющего («содержательной части») понятия «компетентность», содержательной единицы компетентности; в свою очередь, понятие «компетентность» является собирательным понятием для понятия «компетенция».

В-третьих, толерантность как нравственное качество личности специалиста необходима для его профессиональной деятельности, как неотъемлемая составляющая его компетентности.

Реформирование российской экономики предполагает соответствующие изменения структуры производства и повышение уровня квалификации инженерно-технического персонала. Это требование неизбежно влечет за собой необходимость качественных изменений в профессиональной культуре в сторону нравственной ориентации на гражданские и общечеловеческие нравственные ценности, толерантность в том числе. Поскольку инженер является организующим началом производственной цепи и, одновременно, связующим элементом всех ее звеньев, базовым элементом его профессиональной культуры должна стать нравственная составляющая. Введение нравственного норматива в инженерно-техническую деятельность способствует оптимизации производственного процесса, повышению его эффективности и безопасности.

Под нравственной культурой личности инженера принято понимать совокупность его гражданских, профессиональных и корпоративных нравственных убеждений, которые характеризуют его с общечеловеческих и профессиональных позиций. Морально-психологическая готовность к профессиональной деятельности – это важная характеристика воспитанности и обученности личности, характеристика ее сознания, психологии, профессиональной культуры и образованности.

В-четвертых, моральная компетентность выражается в том, что молодой специалист владеет моральными знаниями, руководствуется в своей жизни моральными ценностями, способен к нравственной рефлексии, самопониманию, пониманию и принятию других людей, обладает нравственными качествами, и в меньшей степени подвержен асоциальным влияниям, манипулированию.

В этой связи актуализируется педагогическая проблема поиска путей и условий формирования морально компетентной личности в вузе.

  1. «Моральная компетентность студента» представляет собой ресурсное личностное качество, которое соединяет в себе моральную осведомленность, возможность самоопределения в поле моральных ценностей и способность морально действовать в широком спектре жизненных ситуаций.
  2. Формирование моральной компетентности студента осуществляется в процессе изучения гуманитарных дисциплин за счет расширения объема моральных знаний об окружающем мире; накопления опыта оперирования моральными понятиями, расширения возможных ракурсов осмысления их содержания; интерпретации моральных ценностей и овладения инструментарием их получения; выстраивания субъективных средств морального отношения к действительности, развития стремления к самопознанию.
  3. Формирование моральной компетентности студента в процессе изучения гуманитарных дисциплин обеспечивается созданием совокупности организационно-педагогических условий:

– реализация аксиологического потенциала гуманитарных дисциплин способствует осознанному и  глубокому владению студентами знаниями в области морали за счет актуализации ценностного содержания гуманитарных дисциплин; активизации способов учебной деятельности студентов в процессе работы с информацией морального характера; совершенствования управленческой деятельности преподавателя по реализации аксиологического потенциала данных дисциплин;

– организация учебно-воспитательного пространства для формирования моральной компетентности студента, которая содействует актуализации моральной деятельности студента.

Моральная компетентность студента предполагает и его толерантность как качество личности технического специалиста.

Обучение толерантности, взращивание культуры толерантности и формирование соответствующих качеств личности следует рассматривать в рамках категории ценностного воспитания. Большой потенциал в этом плане имеют варьирующиеся по объему и содержанию в зависимости от профиля высшего учебного заведения учебные курсы, которые имеют культурологическую направленность.

В-четвертых, наше понимание проблемы привело к мысли о том, что в курсах гуманитарной направленности в различных формах, с различной последовательностью и глубиной необходимо отразить следующие четыре аспекта толерантности:

  1. Толерантность как противоположность эгоизму и эгоцентризму.
  2. Толерантность как терпимость к окружающим.
  3. Толерантность как путь к добру, истине и состраданию.

4. Толерантность и норма (чувство меры) как составные части традиционной культуры.

Особую роль в формировании толерантности студентов играет система межличностных отношений.

В параграфе 4.3. «Толерантность в межличностных отношениях студентов» обосновывается положение о том, что из всех видов толерантности наиболее значимой является межличностная коммуникативная толерантность – особый способ построения взаимоотношений, межличностного взаимодействия и общения с другими людьми. Толерантность в межличностном общении понимается, с одной стороны, как неотъемлемая характеристика, показатель профессионализма и зрелости личности, с другой стороны, как конструируемый в процессе обучения образ, идеальная модель.

Во-первых, анализируется понятие «общение». Эта проблема довольно обстоятельно исследована в ряде работ (К. А. Абульханова-Славская, Б. Г. Ананьев, Л. П. Буева, Л. С. Выготский, И. В. Гребенников, А. Н. Леонтьев, Б. Ф. Ломов, А. Р. Лурия,  Ю. В. Перов и др.).

Из всех многочисленных определений общения наиболее приемлемой представляется его трактовка как межсубъектного взаимодействия. В процессе общения достигается необходимая организация и единство действий индивидов, входящих в группу, формируется общность чувств, настроений, мыслей и взглядов. Общение является необходимым условием нормального развития человека как члена общества, как личности. По существу – это основа глубинной, изначальной толерантности человека к человеку.

Во-вторых, исследуется соотношение двух понятий – «толерантность» и «общение». Связь между толерантностью и общением носит двоякий характер. В сущностном плане толерантность выступает духовной основой, базисом общения. Толерантность представляет собой начало процесса становления общения, которое есть конечный пункт толерантности. Целью же общения является «достижение общности (или повышение уровня общности) действующих субъектов их свободными совокупными усилиями при сохранении неповторимой индивидуальности каждого». Таким образом, можно выделить логическую цепь взаимосвязи толерантности и общения: взаимодействие – толерантность – общение – общность. Становление общения при этом представляется как двунаправленный процесс превращения объекта толерантности в субъект общения.

Выделив в общении его содержание и форму, диссертант приходит к выводу о том, что толерантность выполняет в общении двоякую роль. Она, с одной стороны, – внутренняя, духовная, эмоциональная основа общения, которая, в частности, выражена в эмпатии, как способности настроиться на эмоциональную волну «другого», с другой стороны – внешнее проявление своего отношения к «другому», выражающееся в действии, противодействии, сотрудничестве, конфликте в свете рационального осмысления «другого». Толерантность выступает, тем самым, и основой, и регулятивным механизмом общения, личностно формирующим фактором.

Сформированная у человека толерантность позволяет ему легко вступать в коммуникативные связи с другими людьми, этически грамотная позиция в общении делает человека толерантным.

В-третьих, в широком значении термин «коммуникация» синонимичен понятию «общение», в узком – это лишь одна из сторон общения, в ходе которого происходит обмен информацией. В исследовании коммуникация рассматривается в широком контексте как установление и развитие контакта между людьми, в процессе которого происходит обмен мыслями, чувствами, действиями, образцами поведения.

Коммуникация занимает первостепенное место в процессе формирования толерантности, так как в ней и через нее происходит присвоение человеком определенных идей, ценностей, формирование отношения к явлениям действительности.

Понятие «коммуникация» неоднозначно. Исследованию данного феномена посвящены работы Г. М. Андреевой, Б. Г. Ананьева, А. А. Бодалева, В. В. Бойко, Л. Я. Гальперина, М. Т. Громковой, А. Б. Добровича, И. А. Зимней, А. Н. Леонтьева, Б. Ф. Ломова, А. В. Мудрика, В. Б. Мясищева, С. Д. Полякова, Ю. В. Чуфаровского, Г. П. Щедровицкого и др.

Коммуникативная толерантность, проявляющаяся индивидом в процессе его отношений к окружающим людям, является частной разновидностью толерантности.

В-четвертых, в параграфе рассмотрена взаимосвязь толерантности и общения в образовательном процессе. В научной литературе под понятием «педагогическое общение» подразумевается многоплановый процесс организации, установления и развития коммуникации, взаимопонимания и взаимодействия между педагогами и учащимися, порождаемый целями и содержанием их совместной деятельности.

В-пятых, диссертантом утверждается, что только образовательный процесс, строящийся на диалоге, эмоциональном раскрепощении и взаимодействии, способствует формированию толерантности его субъектов.

В-шестых, обосновывается идея о том, что не менее важна проблема формирования толерантности у студентов. Студент со сформированной коммуникативной толерантностью обладает способностью достаточно корректно относиться к преподавателям, с пониманием относиться к требованиям, предъявляемым преподавателями.

В-седьмых, по мнению автора, толерантность в межличностных отношениях проявляется как терпимость к любым действиям и пристрастиям человека, если, конечно, они не противоречат моральным и правовым нормам общества.

Мы считаем, что межличностная толерантность включает три взаимосвязанных качества:

  1. признание или способность видеть в другом человеке именно носителя иных ценностей, иной логики мышления, форм поведения, осознания его права быть другим, отличным от остальных;
  2. принятие или способность позитивного отношения к другому человеку;
  3. понимание или способность чувствовать другого как самого себя, видеть мир с его позиций и своей собственной одновременно. Понятие «толерантность» с позиции межличностных отношений рассматривается как готовность личности проявлять необходимое в той или иной ситуации терпение.

Коммуникативная толерантность как личностное качество может быть сформирована в ходе обучения, воспитания и самовоспитания в процессе взаимодействия субъектов образовательного процесса, в ходе овладения нравственными принципами и приемами коммуникации и при наличии эмоционально-волевой готовности к равноправному диалогу.

Коммуникативная толерантность – динамический феномен, формирующийся как целостное личностное образование. Она характеризуется наличием в сознании субъекта личностно значимого образца терпимого коммуникативного поведения и направленностью на его реализацию в различных ситуациях жизнедеятельности. Характерной чертой феномена коммуникативной толерантности является устойчивость проявлений. Она – одно из выражений социальной зрелости личности.

В заключении формулируются наиболее важные теоретические выводы, определяются перспективы дальнейших исследований феномена толерантности.

В Приложениях в схематичном виде фиксируются рубежные пункты концептуальных обобщений, а также нуждающиеся в наглядном изображении усложненные для восприятия результаты исследования.

Основные публикации по теме диссертации

Монографии

1. Касьянова, Е. И. Нравственная активность как сущностная характеристика толерантности: монография [Текст] / Е. И. Касьянова. – Москва: Спутник+, 2007. – 110 с. (6,94 п. л.).

2. Касьянова, Е. И. Нравственные основы толерантности: Монография [Текст] / Е. И. Касьянова. – Иркутск: Изд-во ИрГУПС, 2006. – 175 с. (10,23 п. л.).

3. Касьянова, Е. И. Формирование толерантности у студентов в системе высшего технического образования: Монография [Текст] / Е. И. Касьянова. – Чита: ЗабИЖТ, 2007. – 157 с. (8,95 п. л.).

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК  РФ

4. Касьянова, Е. И. Толерантность как социальный показатель качества жизни общества, личности [Текст] / Е. И. Касьянова. // Вестник Бурятского университета. Сер. 15.: Социальная работа. Вып. 2. – Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2006. – С. 47– 60. (0,93 п. л.).

5. Касьянова, Е. И. Нравственно-ценностная регуляция формирования толерантного образа жизни студенчества в модели поликультурного образовательного пространства [Текст] / Е. И. Касьянова // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. – Научный журнал: ЧГПУ – №5. – Часть 2. – 2006 г. – С. 43–53. (0,6 п. л.).

6. Касьянова, Е. И. Моральное сознание как неотъемлемый компонент нравственных основ толерантности [Текст] / Е. И. Касьянова // Вестник Челябинского государственного университета. – Научный журнал: Философия. Социология. Культурология. – Выпуск 3 – №16(94). – 2007 г. – С. 8–17. (1 п. л.).

7. Касьянова, Е. И. Российская модель толерантности: проблемы концептуализации [Текст] / Е. И. Касьянова // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена – Научный журнал: Общественные и гуманитарные науки (философия, языкознание, литературоведение, культурология, экономика, право, история, социология, педагогика, психология) –№9 (50). – 2007 г. – С. 125–133. (0,6 п. л.).

8. Касьянова, Е. И. Толерантность в современной социокультурной ситуации России [Текст] / Е. И. Касьянова // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки – Тамбов: Тамбовский государственный университет имени Г. Р. Державина –№4(60). – 2008 г. – С. 81–87. (0,94 п. л.).

9. Касьянова, Е. И. Россия и Восток: проблемы толерантности в диалоге цивилизаций [Текст] / Е. И. Касьянова //Междисциплинарный научно-практический журнал: Социальная политика и социология) – М.: Правительство РФ, РГСУ . – №1(37). – 2008 г. – С. 32–39.(0,6 п. л).

10. Касьянова, Е. И. Толерантность в современной социокультурной ситуации России [Текст] / Е. И. Касьянова // Вестник Томского государственного университета. Общенаучный периодический журнал–Томск: ТГУ–№312. – 2008 г. – С. 58–66. (0,95 п. л.).

11. Касьянова, Е. И. Нравственный механизм детерминации толерантности [Текст] / Е. И. Касьянова // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена – Научный журнал: Общественные и гуманитарные науки (философия, языкознание, литературоведение, культурология, экономика, право, история, социология, педагогика, психология) –№11 (75). – 2008 г. – С. 203–212. (0,6 п. л.).

12. Касьянова, Е. И. Нравственная активность как сущностная характеристика толерантности  [Текст] / Е. И. Касьянова // Вестник Воронежского государственного университета: Научный журнал. Серия Гуманитарные науки. –  Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета – 1/2008. – С. 85– 97.

Научные статьи, материалы конференций

13. Касьянова, Е. И. Социологический подход к «образу жизни». [Текст] / Е. И. Касьянова // Действующая структура. Проблемы формирования гуманитарной среды: сборник научных трудов. – Чита: ЗабГПУ, 2002. – С. 77–79. (0,18 п. л.).

14. Касьянова, Е. И. Социологический анализ гендерного подхода в обществе [Текст] / Е. И. Касьянова  // Взаимовлияние языка и культуры: материалы межвузовской научно-практической конференции – Чита, 2003. – С. 27–30. (0,25 п. л.).

15. Касьянова, Е. И. О совершенствовании преподавания курса социологии. [Текст] / Е. И. Касьянова // Совершенствование качества подготовки специалистов – приоритетная задача вузов: сборник научно-методических статей. – Чита: ЗабИЖТ, 2004. – С. 161–169. (0,56 п. л.).

16. Касьянова, Е. И. Социально-психологические особенности студентов как социальной группы общества [Текст] / Е. И. Касьянова  // Вторые Забайкальские социологические чтения. Часть II. – Чита: ЧитГУ, 2004. – С. 145–151. (0,4 п. л.).

17. Касьянова, Е. И. Социокультурный подход к анализу толерантности. [Текст] / Е. И. Касьянова // Транссибирская магистраль – важнейший элемент евроазиатского транспортного коридора: сборник научно-методических статей. – Чита: ЗабИЖТ, 2005. – С. 243–248. (0,3 п. л.).

18. Касьянова, Е. И. Роль ценностных ориентаций в профессиональном самоопределении студентов [Текст] / Е. И. Касьянова // Взаимовлияние языка и культуры: материалы 3-ей Межвузовской научно-практической конференции. – Чита: БГУЭП, 2005. – С. 37–40.(0,25 п. л.).

19. Касьянова, Е. И. Религия как фактор формирования толерантного образа жизни: социологический аспект [Текст] / Е. И. Касьянова // Нравственность и религия: материалы 11 Международной научно-практической конференции  – Пенза, 2005. – С. 58–60. (0,18 п. л.).

20. Касьянова, Е. И. Нравственные основы формирования толерантности в техническом вузе [Текст] / Е. И. Касьянова // Теоретико-методологические и технологические основы педагогики и психологии профессионального образования России: материалы Всероссийской научно-практической конференции – Пенза, 2005. – С. 341–343.(0,25 п. л.).

21. Касьянова, Е. И. Митюкова, И. В. Профессиональный отбор и психологическая подготовка студентов железнодорожного вуза. [Текст] / Е. И. Касьянова, И. В. Митюкова // Рынок труда и качество профессионального образования: сборник статей. – Пенза: Приволжский дом знаний, 2005. – С.103–105.(0,19 п. л.).

22. Касьянова, Е. И. Социальный портрет абитуриента железнодорожного вуза [Текст] / Е. И. Касьянова // Действующая структура. Проблемы формирования гуманитарной среды: Научный альманах. Вып.2. Часть 2– Чита: Восточно-забайкальское консалтинговое агентство «Ариадна–NT», 2005. – С. 132– 137. (0,4 п. л.).

23. Касьянова, Е. И. Толерантность как принцип межличностных нравственных отношений [Текст] / Е. И. Касьянова // Психология управления: Опыт и проблемы работы с персоналом: материалы Всероссийской научно-практической конференции – Иркутск: БГУЭП, 2006. – С. 188–192. (0,3 п. л.).

24. Касьянова, Е. И. Социокультурная среда в железнодорожном вузе как фактор личностного становления специалиста [Текст] / Е. И. Касьянова // Организационные, экономические и социальные проблемы управления высшим учебным заведением. 1V Международная научно-практическая конференция: сборник статей. – Пенза: Приволжский дом знаний, 2006. – С. 125–128. (0,25 п. л.).

25. Касьянова, Е. И. Толерантность в системе гуманитарной подготовки компетентности технических специалистов. [Текст] / Е. И. Касьянова // Реформирование экономики, социальной сферы и образования России: направления, проблемы, перспективы: сборник статей всероссийской научно-технической конференции. – Пенза: Приволжский дом знаний, 2006. – С. 179 –182. (0,25 п. л).

26. Касьянова, Е. И. Формирование нравственной позиции и нравственной активности личности специалиста в условиях модернизации образования. [Текст] / Е. И. Касьянова // Философия образования и образовательная политика в России и регионе: материалы симпозиума, проведенного в рамках Международной научно-практической конференции «Трансграничье в изменяющемся мире: Россия – Китай – Монголия» (18–20 октября 2006 года). – Чита: ЗабГПУ , 2006. – С. 160–164. (0,5 п. л.).

27. Касьянова, Е. И. Образование как фактор формирования толерантного образа жизни студенчества [Текст] / Е. И. Касьянова // Проблемы и перспективы развития транссибирской магистрали в XXI веке: Труды Всероссийской научно-практической конференции ученых транспорта, вузов, НИИ, инженерных работников и представителей академической науки.– Чита: ЗабИЖТ, 2006. – Т.2. – С. 202–209. (0,5 п. л.).

28. Касьянова, Е. И. Роль установок и стереотипов сознания в формировании толерантного поведения  [Текст] / Е. И. Касьянова //  Современные гуманитарные исследования. – М.: «Компания Спутник+», 2006. – №4 – С. 269– 273. (0,3 п. л.).

29. Касьянова, Е. И. О социологическом обеспечении воспитательного процесса в ЗабИЖТе  [Текст] / Е. И. Касьянова //  Современные проблемы экономики и управления железных дорог России: сборник научных трудов. – Чита: ИрГУПС, ЗабИЖТ, 2006. – С. 125–130. (0,4 п. л.).

30. Касьянова, Е. И. Толерантность как принцип развития культуры межэтнического общения [Текст] / Е. И. Касьянова // Культура и искусство трансграничья, язык и международные коммуникации: материалы симпозиума, проведенного в рамках Международной научно-практической конференции «Трансграничье в изменяющемся мире: Россия–Китай – Монголия» (18–20 октября 2006 года). – Чита: ЗабГПУ, 2006. – С. 125–130. (0,43 п. л.).

31. Касьянова, Е. И. Толерантность как общественно значимая ценность [Текст] / Е. И. Касьянова // Тезисы докладов и выступлений Всероссийского социологического конгресса «Глобализация и социальные изменения в современной России» Москва 3–5 октября 2006 года. –  М.: Альфа – 2006. – С. 202–205. (0,25 п.л.).

32. Касьянова, Е. И. Формирование толерантности у студентов в системе гуманитарной подготовки технических специалистов [Текст] / Е. И. Касьянова // Научный журнал. Современные технологии. Системный анализ. Моделирование. – Иркутск: Иркутский государственный университет путей сообщения. – 2006 –№4(12) – С. 198–204. (0,5 п. л.).

33. Касьянова, Е. И. Нравственно-ценностная регуляция формирования  толерантного образа жизни [Текст] / Е. И. Касьянова // Современные гуманитарные исследования. – М. : «Компания Спутник+». – 2007. – №2. – С. 43–53. (0,7 п. л.).

34. Касьянова, Е. И. Феномен толерантности в системе подготовки инженеров [Текст] / Е. И. Касьянова // Современные гуманитарные исследования.– М.: «Компания Спутник+»., 2007. – №2 .– С. 113–120. (0,5 п. л.).

35. Касьянова, Е. И. Теоретико-методологические предпосылки исследования толерантного образа жизни  [Текст] / Е. И. Касьянова // Современные гуманитарные исследования. – М.: «Компания Спутник+»,2007. – №2. – С. 68–76. (0,93 п. л.).

36. Касьянова, Е. И. Самостоятельная работа студентов как эффективный путь повышения качества подготовки специалиста [Текст] / Е. И. Касьянова // Новые технологии для образования железнодорожников: сборник научно-методических трудов. – Чита: ЗабИЖТ, 2006.– С. 62–69. (0,5 п. л.).

37. Касьянова, Е. И. Восточные социокультурные основания толерантности [Текст] / Е. И. Касьянова  // Россия в мировом сообществе цивилизаций: история и современность: сборник статей II Международной научно-практической конференции. – Пенза, 2007.– С. 69–72.(0,4 п. л.).

38. Касьянова, Е. И. Толерантность как принцип жизнедеятельности гражданского общества [Текст] / Е. И. Касьянова  // Гражданское общество: история и современность: материалы всероссийской научно-практической конференции. 26–27 апреля 2007 г. – Чита, 2007. – С. 136–140. (0,4 п. л.).

39. Касьянова, Е. И. Роль толерантности в формировании политики безопасности [Текст] / Е. И. Касьянова  // Эффективное управление и безопасность: материалы международной конференции 20–21 апреля 2007 г. – Чита, 2007.– С. 16–20. (0,4 п. л.).

40. Касьянова, Е. И. Толерантность как личностное качество студента [Текст] / Е. И. Касьянова // Управление качеством образования в современной России: сборник статей II Международной научно-практической конференции. – Пенза, 2007. – С. 37–39. (0,4 п. л.).

41. Касьянова, Е. И. Феномен толерантности в аспекте глобализации [Текст] / Е. И. Касьянова // Вестник Забайкальского государственного гуманитарно-педагогического университета им. Н. Г. Чернышевского. – Чита, 2007. –Серия 2, выпуск 2. – Философия. Культурология. Социология. Психология. – С. 113–120. (0,5 п. л.).

42. Касьянова, Е. И. Российская культурная традиция толерантности [Текст] / Е. И. Касьянова // Альманах современной науки и образования: научно-теоретический и прикладной журнал широкого профиля. – Тамбов, 2007. – № 2 (2). – С. 163–166. (0,5 п. л.).

43. Касьянова, Е. И. Толерантность в структуре  моральной компетентности  технического специалиста [Текст] / Е. И. Касьянова // Педагогический менеджмент и прогрессивные технологии в образовании: сборник статей XIV Международной научно-практической конференции. – Пенза, 2007. – С. 84–86. (0,25 п. л.).

44. Касьянова, Е. И. Толерантный образ жизни как интегративный показатель толерантности [Текст] / Е. И. Касьянова // Вестник развития науки и образования.– М.: Наука, 2007.– № 4. – С. 79–84. (0,5 п. л.).

45. Касьянова, Е. И. Профессиональная толерантность в системе высшего образования [Текст] / Е. И. Касьянова // Проблемы образования в современной России и на постсоветском пространстве: сборник статей XIV Международной научно-практической  конференции. – Пенза, 2007. – С. 184–186. (0,25 п. л.).

46. Касьянова, Е. И. Толерантность в системе социальных индикаторов качества жизни общества [Текст] / Е. И. Касьянова // Реформирование экономики, социальной сферы и образования России: направления, проблемы, перспективы: сборник статей II Всероссийской научно-технической конференции. – Пенза, 2007. – С. 150–152. (0,25 п. л.).

47. Касьянова, Е. И. Феномен толерантности в культурно-цивилизационном аспекте [Текст] / Е. И. Касьянова // Интеллигенция и взаимодействие культур: Материалы VI Международной научной конференции «Байкальская встреча» 26–29 июня 2007.– Москва – Улан-Удэ: Изд-во Бурятского госуниверситета. –2007 – Т. 2. – С. 160–166. (0,5 п. л.).

48. Касьянова, Е. И. Феномен толерантности в структуре общения студентов [Текст] / Е. И. Касьянова // Социальные процессы в современной Западной Сибири: сборник научных трудов – Горно-Алтайск: РИО Горно-Алтайского госуниверситета, 2007. – С. 80–83. (0,5 п. л.).

49. Касьянова, Е. И. Толерантность как принцип межнационального общения [Текст] / Е. И. Касьянова // Социальное управление как средство достижения согласия, благосостояния и процветания в XXI веке. Социальная герменевтика. Симпозиум II. Материалы V международного конгресса «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру». 8–12 октября 2007 года. – Пятигорск: ПГЛУ, 2007. – С. 56–57. (0,2 п. л.).

50. Касьянова, Е. И. Формирование толерантного сознания в модели поликультурного образовательного пространства [Текст] / Е. И. Касьянова // Региональный компонент содержания образования: опыт, проблемы, направления: Сборник материалов научной конференции. Чита 22–23 ноября 2006 г. – Чита: ЗабГГПУ, ЧиПКРО. – 2007. – С. 5–10. (0,4 п. л.).

51. Касьянова, Е. И. Толерантность как цель, необходимый компонент и фактор в современной парадигме образования [Текст] / Е. И. Касьянова // Наука и современное общество // Международная  Академия наук педагогического образования. Читинский государственный университет. – Чита: «Экспресс-издательство». 2007, №4 (#4). – С. 35–38. (0,5 п. л.).

52. Касьянова, Е. И. Российская культурная традиция толерантности  в мировоззренческих концепциях западничества и славянофильства [Текст] / Е. И. Касьянова // Россия в мировом сообществе цивилизаций: история и современность: сборник статей  IV Международной научно-практической конференции.– Пенза: РИО ПГСХА. 2008. – С. 111–114. (0,3 п. л.).

53. Касьянова, Е. И. Формирование толерантности у студентов в учебно-воспитательном процессе железнодорожного вуза [Текст] / Е. И. Касьянова // Развитие транспортной инфраструктуры – основа роста экономики Забайкальского края: материалы  международной научно-практической конференции (г. Чита, 1–4 октября 2008 г.) – Чита: ЗабИЖТ. 2008. –Т. 2 – С. 218–223. (0,45 п. л.).

Касьянова Евгения Ивановна

Нравственные основы толерантности в современной социокультурной ситуации

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук

***

Подписано в печать 26.09.2008 г. Печать офсетная. Бумага тип №2.

Формат 60х84/16. Печ.л. 2.38. Тираж 100.

***

672040, г. Чита, ул. Магистральная, 11, ЗабИЖТ







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.