WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

МОШНЯГА

Елена Викторовна

КОНЦЕПТНОЕ ПРОСТРАНСТВО

МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ТУРИЗМА

Специальность 09.00.13 философская антропология,

философия культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Москва 2011

Работа выполнена на кафедре философии, культурологии и политологии  Негосударственного некоммерческого образовательного учреждения  высшего профессионального образования «Московский гуманитарный университет»

Научный консультант:  доктор философских наук, профессор,

                        заслуженный деятель науки

Российской Федерации

Луков Валерий Андреевич

 

Официальные оппоненты:   доктор философских наук, профессор 

  Никанорова Екатерина Васильевна

  доктор философских наук, профессор

  Титов Вадим Александрович

  доктор философских наук, профессор

  Шапинская Екатерина Николаевна

Ведущая организация:  ФГОУ ВПО «Московский государственный

лингвистический университет»

Защита диссертации состоится 27 декабря 2011г. в 14.30 час. на заседании диссертационного совета Д 521.004.03 при ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет» по адресу: 111395,  г. Москва, ул. Юности, д. 5/1, корп. 3, зал заседаний диссертационных советов (ауд. 511).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет».

Автореферат разослан «___» ____________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Сковиков А.К.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Культурфилософское понимание современного мира формируется под воздействием существенной трансформации межкультурной коммуникации, которая приобретает значение парадигмы развития глобального общества. Межкультурная коммуникация представляет собой инструмент воздействия на контактирующие культуры в современном мультикультурном и мультиязычном мире. Ее содержание, виды и формы обновляются по мере становления информационного общества как мирового феномена. Это особенно заметно там, где новые информационные технологии снимают барьеры пространства и времени в контактах людей и превращают межкультурную коммуникацию в повседневность человеческих индивидов и сообществ. При этом существенные изменения происходят в содержании и формах ранее освоенных человечеством типов межкультурной коммуникации, которые уже не могут далее развиваться по традиционным траекториям и приобретают новые смыслы, вступают в новые комбинации смыслов.

Таковы реальность и перспектива изменений межкультурной коммуникации в сфере международного туризма, который выступает как многоаспектная и многофункциональная система взаимодействия представителей разных культур: индивидов и групп, реализующих свои интересы, потребности, мотивации в видах и формах туризма, специалистов, профессионально занимающихся туристской деятельностью, инициативных (направляющих туристов) и рецептивных (принимающих туристов) сообществ, для которых международный туризм стал частью их повседневной жизни и отчетливым фрагментом лингвокультуры.

Туризм – феномен  и результат массовой культуры, и в этом своем качестве он стремительно расширяет и укрепляет свои позиции как социокультурная практика и модель рекреации и досуга, сфера бизнеса и система международных коммуникаций, динамично развивающаяся индустрия и, в целом, транснациональное по своей природе явление. Он продолжает вовлекать в туристский обмен и туристскую профессиональную деятельность все новых и новых участников (акторов) и утверждается как одновременно глобальный социокультурный феномен и локальный способ освоения окружающего мира и концептуализации действительности. В итоге картины мира, культурные тезаурусы, ценностные ориентации индивидов и социальных групп все более формируются под влиянием впечатлений и специфических знаков «другого» мира, привнесенных туризмом.

Эффективность межкультурного взаимодействия в международном туризме напрямую зависит от адекватного знания, понимания, интерпретации и оперирования концептами туризма, являющими собой факты (или процессы) замещения объектов туристской реальности, символические знаки и маркеры туристского пространства и образующими соответствующую концептосферу (систему концептов). В рамках лингвокультурологии концепт играет роль базовой единицы коммуникации. Сохраняя направленность этой трактовки, философский дискурс придает особое значение диалектической связи в концепте логического конструкта, ценностного заряда и образа, вызывающего определенный эмоциональный настрой. При таком подходе концептосфера туризма вовлекается в предметную область философии культуры, затрагивая такие области исследования, как тенденции динамики культуры, основные механизмы трансляции культуры, семиотика и аксиология культуры, проблемы индивидуальной и социальной инкультурации, методы культурологических исследований, категориальный аппарат культурологии и др. Туризм здесь выступает с той стороны, которая выражает взаимодействие культуры и социума в теснейшей связи с динамизмом культурных трансформаций под влиянием открытости государственных границ и нарастающей глобализации во всех сферах общественной жизни. С учетом этого философское осмысление концептного пространства межкультурной коммуникации в системе международного туризма становится актуальной и масштабной исследовательской задачей.

Степень научной разработанности проблемы. Теоретические основы лингвокультурной концептологии заложили основатель семиотики Ч. Пирс, родоначальник структурной лингвистики, создатель теории языкового знака Ф. де Соссюр, лингвист и семиотик Р. О. Якобсон. Одним из первых к исследованию концептов как логических образований и смыслов обратился Г. Фреге, который выявил «смысл имени» (концепт денотата). Концепты как логические образования с внутренними конструктами («метками») исследовал Фр. Боуэн. Концепты как ментальные образования осмысливали Ж. Делёз и Ф. Гваттари. Проблему концептуации понятий изучал М. Фуко.

В отечественной науке первым стал исследовать концепты философ С. А. Аскольдов, который рассматривал их как внутренние «мыслительные сущности» человека и «выразительные символы», выделяя «познавательные» и «художественные» концепты. Концепты и константы русской культуры, их структуру и компонентный состав изучал Ю. С. Степанов, развивший трактовку концептов на сочетании культурологических и философских оснований. Системы концептов русского языка рассматривал в своих трудах Д. С. Лихачёв, он же и ввел в научный оборот термин концептосфера. Идею концепта как «говорящей вещи», которая «задается субъект-субъектными отношениями» и таким образом аккумулирует в себе их энергию, развивает С. С. Неретина.

Концепты в лингвокультурологическом аспекте изучали В. В. Красных, В. А. Маслова, В. Г. Зусман, А. Вежбицкая, Г. Г. Слышкин, В. М. Бухаров, Н. Н. Болдырев, С. Г. Воркачёв, в когнитивном – Д. Б. Гудков, В. З. Демьянков, Е. С. Кубрякова, Ю. Г. Панкрац, Л. Г. Лузина, Н. И. Жинкин, З. Д. Попова, И. А. Стернин, В. В. Колесов. В. А. Кутырёв обратил внимание на зарождение особого научного направления – концепт-философии и определил связь между концептом и концепцией: концепт является элементом, составной частью и отдельным узлом концепции. Процессы вербализации концептов, лингвоконцепты, их типологию, в том числе в различных типах дискурса, исследовал В. И. Карасик. Вопросы зарождения и содержания концептов, формирования концептосферы, развития концептуального пространства во взаимосвязи с семантическим и семиотическим пространствами, их роли в обеспечении коммуникации изучал Ю. Е. Прохоров. Концепт как выражаемое в знаке сращение смысла и чувственного восприятия внутреннего образа выступает базовым понятием тезаурусного теоретико-методологического подхода, предложенного Вал. А. и Вл. А. Луковыми и получившего признание в философском дискурсе последнего десятилетия (А. В. Костина, Т. Ф. Кузнецова, Ч. К. Ламажаа, Б. Г. Юдин и др.).

Концепты в сфере туризма изучали Д. МакКэннел, Дж. Эри, К. Роджек, Ф. Макнатен и др. Д. МакКэннел впервые предпринял попытку социокультурного исследования туризма, в том числе его культурной метафоризации («Турист: новая теория праздного класса», 1976). Дж. Эри и другие исследователи туризма эпохи постмодерна выстраивают концептуализацию туристского пространства через концепт туристский взгляд, превращающий все природные и культурные объекты дестинаций в зрелища. Визуальная демонстрация мест и людей делает их зрелищными формами потребления, и сам туризм подразумевает «спектаклизацию» локаций. Через идею «спектаклизации» туристского пространства выстраивается видение туризма периода постмодерна.

Концепции Э. Холла, который рассматривал культуру и коммуникацию как взаимообусловленные сущности, следовали Эд. Лич, Дж. Кэри, Т. Новингер, С. Г. Тер-Минасова, П. К. Гречко.

Проблемами взаимосвязи этноса, культуры, социума, языка и коммуникации, национальных и интернациональных элементов в культуре, которая прослеживается при анализе социальных форм общения, занимается, начиная с Ж.-Ж. Руссо, культурная антропология, стержнем которой является теория коммуникации. Существенный вклад в понимание сущностных основ человеческой коммуникации в социуме внесла теория социального действия М. Вебера, в основе которой лежит идея понимания, рационального истолкования и разъяснения смысла и значения социальных действий, формирующих коммуникативное поведение человека, вкладываемых в них самим субъектом. На осмысление сущности коммуникации заметное влияние оказала теория социального взаимодействия Г. Зиммеля, который ввел в философский дискурс понятие интеракции (как основы коммуникации), предполагающей  взаимодействие и взаимовлияние двух и более субъектов. Широкое признание получила теория коммуникативного действия Ю. Хабермаса, направленная на выявление социокультурного потенциала современного общества и культурного развития в процессе коммуникативной ра­ционализации жизненного мира. Теорию коммуникации разрабатывали зарубежные и отечественные ученые К. Шеннон, Г. Лассвелл, Н. Винер, Р. Барт, Э. Сепир, И. Ричардс, М. Маклюэн, У. Матурана, Ю. Рюш, Н. И. Жинкин, Г. Г. Почепцов, В. Б. Ка­шкин, Н. И. Формановская.

Вклад в осмысление культурных аспектов коммуникации внесли  М. Р. Сингер (вопросы перцепции), Б. Л. Уорф (вопросы языкознания), Э. К. Стюарт, Р. Дж. Фостер, К. Ситарам и Г. Когделл (ценности культуры), Л. М. Барна, М. Дж. Беннетт (культурный шок при контакте с «чужой» культурой), П. С. Эдлер (вопросы культурной идентичности, ее трансформации в эпоху глобализации, мультикультурализма). Взаимообусловленность культуры и коммуникации изучал В. Тэрнер, логику взаимосвязи символов культуры и коммуникации исследовал Эд. Лич. Взаимовлияние культуры и коммуникации рассматривал Т. Новингер, который писал о том, что в живом динамическом окружении культура управляет коммуникацией, а коммуникация создает, усиливает и воссоздает культуру. Социально-онтологические основания коммуникации в условиях плюрализма, единство человеческой природы и коммуникации, ценности как предельное основание коммуникации исследовал П. К. Гречко.

Применительно к теории и практике коммуникации исследовался культурный феномен дискурса. М. Фуко подчеркивал, что дискурс – это способ, которым люди организуют свою социальную жизнь, практики и институты, и считал его историческим феноменом. Сущность и специфику дискурса как феномена коммуникации также изучали Ф. де Соссюр, М. М. Бахтин, Э. Бенвенист, И Пригожин, Н. Д. Арутюнова, М. Л. Макаров. Дискурс в контексте глобальной коммуникации и мультикультурализма изучали К. С. Ситарам и М. Х. Проссер. Дискурс в туристской коммуникации исследовали А. Яворский и А. Причард, отмечая, что дискурс и коммуникация – это призмы, через которые следует рассматривать феномен туризма.

Основы теории межкультурной коммуникации заложили зарубежные ученые Э. Холл, Г. Хофстеде, М. Дж. Беннетт, Дж. М. Беннетт, П. С. Эдлер, Д. Барнлунд, С. Тинг-Туми, Л. А. Самовар, Р. Э. Портер, Э. Р. МакДэниэл, К. С. Ситарам, Р. Т. Когделл, М. Р. Сингер, У. Б. Гудикунст, Ф. Э. Яндт, Й. Й. Ким. Заметный вклад в разработку и развитие теории межкультурной коммуникации внесли труды отечественных ученых В. Г. Костомарова, Е. М. Верещагина, В. В. Воробьёва, Ю. Н. Караулова, Е. И. Пассова, Д. Б. Гудкова, В. В. Красных, Ю. Е. Прохорова, И. А. Стернина, С. Г. Тер-Минасовой, А. П. Садохина, П. К. Гречко, И. И. Халеевой, О. А. Леонтович и др.

Вопросы кросскультурной психологии, психологии межкультурных различий, психологической идентичности исследовали Дж. В. Бери, Ф. Х. Пуртинга, М. Х. Сигал, П. Р. Дасен, О. А. Леонтович, В. В. Кочетков.

Отдельные аспекты межкультурной коммуникации в туризме применительно к лингвокоммуникативной практике англоговорящих акторов рассмотрены  Э. Фиппс, Дж. Джеком, Дж. Данном, М. Крониным, Дж. Д. Уинслоу, П. Сноу,  Х. Расселом, Д. Лесли.

Теория диалога культур разрабатывалась многими отечественными и зарубежными учеными, и прежде всего ее родоначальником, культурфилософом М. М. Бахтиным, который постулировал диалогичность бытия и диалогизм как универсальное качество человеческой культуры. М. М. Бахтин и В. С. Библер исследовали диалог как феномен, присущий всем сферам социальной практики человечества. Они обосновали онтологическую значимость диалога культур. Аксиологическую значимость диалога культур выделял Д. Бом. Идею о том, что любые человеческие контакты диалогичны по определению, разделял Г.-Г. Гадамер.  М. Бубер рассматривал диалог не только как обмен словами, но и как отклик всего человеческого существа на инаковость «Другого». Вопросы диалогичности бытия исследовались такими философами, как М. Мерло-Понти, М. Хайдеггер.

Цивилизационный аспект диалога культур занимает важное место в трудах Н. Я. Данилевского, О. Шпенглера, А. Дж. Тойнби, С. Хантингтона. Цивилизационное измерение диалога культур, в том числе на примере  России, представлено в работах Б. С. Ерасова, А. С. Панарина. Практико-ориентированные аспекты современного диалога культур и цивилизаций в контексте межкультурного общения рассматривали Р. Д. Льюис, Ф. Р. Доллмэйр. Диалог в контексте культурных различий исследовали Р. Андерсон, Л. Э. Бэкстер, К. Н. Сиссна.

Постмодернистская ситуация получила отражение в диссертационном исследовании в контексте понимания того, что такие характеристики постмодернизма, как ацентрация, деконструкция, дифферанс, перформативность, плюрализм, симуляция, симулякризация, гиперреальность, интертекстуальность, напрямую влияют как на зарождение и формирование концептов, создавая для этого объективные условия и определяя тенденции развития концептосферы туризма, так и на характер межкультурной коммуникации, в которой свойственная постмодернизму диалогизация отношений «Я – Иное» выступает источником культурных смыслов и обретения индивидом себя. Указанные черты культуры с позиций постмодернизма осмысливаются в трудах Ж. Деррида, Ж.-Ф. Лиотара, М. Фуко, Ж. Делёза, Ж. Гваттари, Р. Барта, У. Эко, Ж. Бодрийяра, Ю. Кирстевой и др. О постмодернизации мифов и мифических событий в туризме писал британский исследователь Э. Коэн. Теорию перформанса, перформативность, перформативную этику исследовали М. Фуко, Дж. Батлер, Э. Левинас, Х. Арендт, перформативную теорию интерпретации – Дж. С. Брунер и Б. Киршенблатт-Гимблетт, перформативную этику в туризме – Т. Джамал и С. Хилл.

Проблемы идентичности в контексте межкультурной коммуникации исследовали Ю. Хабермас, Л. Кун, А. Вайгерт, Л. А. Самовар, Р. Э. Портер, Э. Р. МакДэниэл, Ф. Холлидей, М. Хайд, Дж. Кулман, С. Холл, П. дю Гей, М. Ланфан, О. А. Леонтович, Е. О. Труфанова. Вопросы инокультурной ментальности, образ «Другого» в текстах культуры рассматривали Е. Н. Шапинская, В. И. Карасик, О. Г. Прохвачева, Я. В. Зубкова, Э. В. Грабарова. Применительно к туризму идентичность изучали Дж. Эри, В. Л. Смит, Э. П. Коэн, П. М. Бернс, М. Новелли, К. Мур, Д. В. Л. Маклеод, Дж. ван Реком, Фр. Гоу, С. МакКейб, Д. Марсон, С. Эбрэм, Дж. Уолдрен, Г. Дж. Эшворт, У. Файфер, Б. МакКерчер, Х. дю Кроз, С. Питчфорд, Б. Дж. Грэм и др., различные аспекты аутентичности – Д. МакКэннел, Д. Бурстин, Н. Маклеод, Дж. Эри, Э. Коэн, Н. Ванг, Дж. Хью, Б. МакКерчер, Х. дю Кроз, С. Хилл, Н. Джамал, Б. Киршенблатт-Гимблетт, А. Аппадурай, Э. Брунер, Й. П. Дэниел и др., вопросы этичности и этики – М. Смит, Р. Даффи, Д. А. Феннелл, С. Битон, Д. С. Шоу, И. Кларк, К. Уиден, Дж. Бучер.

Практические аспекты межкультурной подготовки специалистов излагали Гирт и Герт Хофстеде, Ф. Холлидей, М. Хайд, Дж. Кулман, Р. Сколлон, С. В. Сколлон, С. М. Фаулер, М. Дж. Мамфорд. Проблемам и задачам формирования межкультурной компетенции специалистов и их структурных компонентов посвящены работы П. Б. Педерсена, Л. А. Самовара, Р. Э. Портера, Э. Р. МакДэниэла, Р. Уайзмана, Г.-М. Чен, Б. Х. Шпитцберга, С. Тинг-Туми, Х. К. Кима, Й. Й. Ким, М. В. Люстиха, Й. Кестера, Х. Боуи, К. Мартина, М. Р. Хэммера, Й. Пэна, С. В. Сколлон, Р. Сколлона, Г. Зайделя, Р. Брислина, Т. Йошиды, О. А. Леонтович, А. П. Садохина, Г. В. Елизаровой, С. Г. Тер-Минасовой, Л. Г. Викуловой и др.  А. Я. Флиер рассмотрел систему культурной компетентности личности как первооснову и выделил в ней ряд структурных элементов. П. К. Гречко представил коммуникативную компетентность как основу успешности коммуникации, выделив в ней три компонента: рефлексивность, критичность, имагинативность (воображение).

Таким образом, существует значительный пласт культурфилософской, культурологической и лингвокультурологической литературы, посвященной проблемам концептологии и межкультурной коммуникации. В то же время в работах отечественных и зарубежных исследователей тема, избранная для данного диссертационного исследования, не представлена как целостная  концепция. Характер и специфические особенности межкультурной коммуникации в системе международного туризма лишь в последние годы стали привлекать внимание научного сообщества. Концептное пространство туризма в аспекте межкультурной коммуникации также являет собой малоизученную область, хотя в последние годы начали появляться междисциплинарные исследования, в которых рассматриваются особенности культуры, коммуникации, языка в туристской сфере.

Исходя из актуальности темы исследования и ее недостаточной разработанности определены объект, предмет, цель и задачи данного диссертационного исследования.

Объектом исследования выступает межкультурная коммуникация в системе международного туризма.

Предметом исследования являются сущность, характер и специфика концептного пространства межкультурной коммуникации в системе международного туризма.

Цель диссертационного исследования состоит в выявлении, осмыслении и систематизации концептосферы, формирующей и структурирующей концептное пространство межкультурной коммуникации в системе международного туризма.

Достижение поставленной цели предусматривает решение следующих задач:

  1. Выявить социокультурные основания межкультурной коммуникации в современном мире.
  2. Проанализировать культурфилософские теории и концепции межкультурной коммуникации.
  3. Охарактеризовать межкультурную коммуникацию как основу международного туризма и установить ее парадигмальные свойства, реализуемые в современной системе туризма.
  4. Обосновать диалогичность как ведущий атрибут коммуникации и представить диалог культур как эффективный инструмент межкультурной коммуникации, реализуемый средствами туризма, для достижения мира и развития.
  5. Обосновать применимость концептного подхода к философскому осмыслению межкультурной туристской коммуникации, раскрыть сущность категорий концепт, концептосфера, концептное пространство и их связь с основными категориями философии культуры.
  6. Систематизировать концептосферу, связанную с осмыслением феномена туризма, и проанализировать ее компонентный состав.
  7. Выявить тенденции развития концептосферы международного туризма.
  8. Установить доминантные концепты туристского дискурса в пространстве межкультурной коммуникации.
  9. Проанализировать содержание, сущность и компонентный состав межкультурной компетенции применительно к системе подготовки специалистов туристской деятельности; выделить концептуальную компоненту комплекса межкультурной компетенции специалиста сферы туризма и обосновать ее базовый статус.

Теоретическая и методологическая основа исследования. Теоретической основой для выработки подходов к культурфилософскому осмыслению коммуникативного пространства межкультурного взаимодействия как семиотического концептного пространства послужили положения теорий и концепций К. Ясперса, М. Хайдеггера, Л. Витгенштейна, К.-О. Апеля, Дж. Г. Мида, Э. Кассирера, Г. Г. Шпета и др. Большое значение для выработки концептуальных основ исследования имели труды зарубежных и отечественных ученых, выдвинувших обобщающие теории в области культурологии, лингвистики, лингвокультурологии, коммуникативистики, лингвоконцептологии, социологии культуры, философии культуры и языка – В. фон Гумбольдта, Ф. де Соссюра, Фр. Боуэна, Э. Сепира, Б. Уорфа, А. Вежбицкой, З. Баумана, Д. С. Лихачёва, С. А. Аскольдова, А. А. Потебни, Ю. С. Степанова, В. И. Карасика, Г. Г. Слышкина, С. Г. Воркачёва, Е. С. Кубряковой, В. В. Воробьёва, П. К. Гречко, И. В. Зорина, Н. И. Формановской, С. С. Неретиной, В. П. Нерознака, З. Д. Поповой, И. А. Стернина, В. В. Красных, В. А. Масловой, О. А. Леонтович, Ю. Е. Прохорова. Теоретические идеи постмодернизма и постструктурализма позволили осмыслить новые социокультурные условия, в которых развиваются современные коммуникативные практики (Р. Барт, Ж. Бодрийяр, Ж. Делёз, Ф. Гваттари, Ж. Деррида,  Ж.-Ф. Лиотар, У. Эко и др.).

Методологическим основанием диссертационного исследования выступила диалектика, прежде всего через применение для анализа концептного пространства межкультурной коммуникации в системе туризма категорий исторического и логического, общего, частного и единичного, необходимого и случайного, абстрактного и конкретного. Культурфилософский метод применен при анализе межкультурных различий, влияющих на содержание концептов и их закрепление в социальных и культурных практиках. Использованы системный подход к исследованию концептов туризма, концептосферы, концептного пространства межкультурной коммуникации в туризме; компаративный метод изучения концептов (сравнительно-языковой и сопоставительно-культурный) в разных лингвокультурах, вовлеченных в туристское концептное пространство; критический и рефлексивный анализ доминантных концептов туризма, функциональный анализ концептов в коммуникации.

В диссертации трактовка концептов и построение концептосферы проведены на основе методологии тезаурусного подхода, реализующего междисциплинарную исследовательскую ориентацию на субъекты познания и действия (Вал. А. Луков, Вл. А. Луков).

При рассмотрении конкретных вопросов применены также нарративистский подход; принципы феноменологии, герменевтики, теории перформанса и перформативности; семиотический анализ; дискурс-анализ.

Для диссертационного исследования оказались важными различные теории, модели и системы развития межкультурной компетенции: теория управления беспокойством/неуверенностью У. Б. Гудикунста; кросскультурная теория «лица»  С. Тинг-Туми, которые раскрывают внешнюю сторону проявлений межкультурной компетенции, а также понимание ее конструктов; интегративная модель межкультурной компетенции Б. Х. Шпитцберга; теория кросскультурной адаптации Й. Й. Ким; теория культурной идентичности М. Дж. Кольера и М. Томаса; теория управления идентичностью У. Р. Капэка и Т. Т. Имахори.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем:

1. Разработана и обоснована культурфилософская концепция концептного пространства межкультурной коммуникации в системе международного туризма. Обоснован подход к данному пространству как пространству межкультурной коммуникации. Этим закрепляется переосмысление туризма как особо организованного социокультурного феномена со свойствами метатекста и интертекста, функционирующего и развивающегося, читаемого и транс­лируемого благодаря формирующим его концептам и этим расширяющего и изменяющего материально-предметный и ценностно-символический мир человека, достраивающего и перестраивающего свою картину мира.

2. Выявлены содержание и связь понятий, характеризующих концептное пространство межкультурной коммуникации в сфере международного туризма, и даны авторские определения понятиям туристская картина мира, ценностная туристская картина мира, туристская отраслевая культура, туристская культура. В русскоязычный научный дискурс для осмысления феномена туризма введены новые понятия, характеризующие его концептное пространство: туристская идентичность, сконструированная идентичность, постановочная идентичность, сконструированная аутентичность, постановочная аутентичность, экзистенциальная аутентичность, перформативная аутентичность, этичность в туризме и др. Исходя из дифференциации туризма по его предназначению и целям уточнено и расширено понятие культурный туризм, введены понятия межкультурный, коммуникативный, идентичностный, этический, жизнеознакомительный, примиренческий и других видов туризма.

3. Концептное пространство межкультурной коммуникации в сфере международного туризма представлено как соединение взаимопроникающих и взаимовлияющих систем: системы концептов, системы межкультурной коммуникации, системы международного туризма. Доказывается, что межкультурная коммуникация обладает парадигмальными свойствами для развития системы международного туризма.

4. Выявлены основные закономерности развития межкультурной коммуникации в системе международного туризма и особенности их проявления в условиях глобализации и противостоящих ей тенденций к сохранению культурного разнообразия и диалога культур.

5. Сформирована система концептов международного туризма, на основе которой разработана классификация туристских концептов: а) универсально-культурные, б) национально-культурные, в) универсальные туристско-отраслевые, г) национальные туристско-отраслевые; определены концепты, находящиеся на стадии перехода из локальной туристской концептосферы в универсальную.

6. Выявлены, систематизированы и проанализированы конструкты и ряды ключевых концептов международного туризма. Составлена типология туристских концептов: системообразующие, культурогенные и социогенные, концепты-ценности, концепты-императивы и концепты-регулятивы, концепты-метафоры и концепты-эвфемизмы и др.

7. Охарактеризована эволюция концептов сферы туризма от их зарождения до отмирания. Установлены причины и закономерности концептуации понятий и утраты концептности терминами-концептами туризма при их переходе из одной контактирующей культуры в другую, а также причины лакунарности туристских концептосфер контактирующих культур.

8. Система концептов представлена как концептуарий-тезаурус и концептуарий-инструментарий межкультурной коммуникации. Раскрыта специфика кодификации и отражения концептосферы туризма в терминологической системе туризма.

9. Дана характеристика узуального употребления терминов-концептов в контактирующих в концептном туристском пространстве культурах, в том числе в российском пространстве на различных этапах его развития.

10. Выделена и охарактеризована концептуальная компетенция специалистов туристской деятельности в контексте формирования комплекса межкультурной компетенции.

На защиту выносятся следующие основные положения, в совокупности составляющие культурфилософскую концепцию концептного пространства межкультурной коммуникации в сфере международного туризма:

1. Межкультурная коммуникация в системе международного туризма представляет собой взаимодействие индивидов, социальных общностей (этнокультурных, профессиональных, бизнес-сообществ и др.), организаций, складывающееся в связи (1) с оказанием/получением услуг путешествующими за пределами страны постоянного проживания с любыми целями, не предусматривающими трудовую занятость в стране пребывания, оплачиваемую из источников посещаемой страны; (2) с реализацией внеэкономических потребностей, интересов, жизненных планов и т. д., осуществляемых в условиях и посредством существующей системы международного туризма. Такая коммуникация осуществляется в туристском концептном пространстве и конституирует его, формируя и трансформируя ценности, придающие смыслы взаимодействию между субъектами социокультурной деятельности в туризме, устанавливая нормы и процедуры туристской деятельности и обеспечивая необходимый уровень взаимопонимания участников коммуникации посредством обмена информацией через принятые знаковые системы (языки). В соответствии с данной трактовкой межкультурная коммуникация парадигмальна для развития системы международного туризма, а ее семантическое пространство задает структуру, содержание и границы концептному пространству международного туризма.

2. Туризм в аспекте философии культуры являет собой особым образом организованный социокультурный феномен, наделенный смысловым многообразием и обладающий свойствами метатекста, сконструированного вокруг упорядоченной совокупности концептов (тезаурусов). Функционирование и трансформация этого метатекста, специфика его считывания и трансляции определяются заключенным в нем концептным пространством. Его (метатекста) смысловая значимость основывается на возможностях туризма расширять и изменять материально-предметный и ценностно-символический мир человека, а по мере освоения новых содержаний – достраивать и перестраивать принятую им картину мира. Одновременно туризм как мульти- и транскультурный феномен обладает признаками интертекста, представляющего собой наложение текстов туризма различных контактирующих культур, бытование которых обеспечивается совокупностями культурноспецифических концептов.

Проведение различения концептов и понятий применительно к данному исследованию осуществлено, исходя из следующей методологической установки, развивающей тезаурусный подход к социокультурным явлениям: концепт представляет собой базовый фрагмент культуры, каковым он воспринят человеком и запечатлен в его ментальном мире в единстве смысла и образа. От понятия, составляющего универсальную единицу мышления, он отличается тем, что не только мыслится, но и переживается, т. е. кроме формы мысли может иметь форму ощущения, восприятия, представления. Это различие концепта и понятия не означает, что они выражаются разными словами: одно слово (словосочетание) может осмысливаться и как понятие (в аспекте логического описания реальности, построения теории), и как концепт (в аспекте обозначения той реальности, которая конструируется человеком, сообществом, обществом). Этим определяется отличие понятийных рядов от концептного пространства применительно к любой области человеческой коммуникации, в данном случае – к международному туризму.

3. Концептное пространство межкультурной коммуникации в сфере международного туризма представляет собой соединение взаимопроникающих и взаимовлияющих систем: системы концептов, системы межкультурной коммуникации, системы международного туризма. Система концептов (концептосфера) – это системное множество и структурированная совокупность концептов, обеспечивающая концептуализацию сферы туризма, фрагментацию и отражение туристской картины мира, означивающая содержание туристского дискурса и межкультурной коммуникации в сфере туризма. Система межкультурной коммуникации – это логически выстроенная модель коммуникации в общем семантическом пространстве всех акторов социокультурной деятельности, представителей разных контактирующих культур, исходя из целей их взаимодействия. Система международного туризма – это иерархически и структурно выстроенная многомерная схема взаимодействия акторов туризма (туристов и специалистов туристской деятельности; индивидов и сообществ; генерирующей территории, транзитной зоны и дестинации; организаций и учреждений; локальной и глобальной систем туризма) в общем коммуникационном пространстве.

4. В концептном пространстве межкультурной коммуникации в системе международного туризма туристские знания, идеи, инновации, ценности, нормы этикета, правила и стандарты предоставления/получения услуг формируются, закрепляются, поддерживаются, развиваются, транслируются синхронно и диахронно посредством упорядоченной системы концептов, или концептосферы. Эта система включает в качестве основных следующие концепты (в аспекте исследования выступающие как соответствующие понятия):

Туристская картина мира – образ реальности, формирующийся у субъекта туристской деятельности под воздействием освоенных в этой деятельности социальных практик и туристских впечатлений и влияющий на иерархию потребностей, жизненных ценностей и осмысление своего места в мире, а также моделирующий соответствующее поведение этого субъекта. Уточняющим понятием является ценностная туристская картина мира, которая трактуется как образное восприятие себя и окружающей действительности на основе дифференциации получаемых в социальных практиках туризма знаний и впечатлений в аспекте их ценностного значения (ценность – неценность – антиценность) и оснований мотивации проектируемого выбора (полезное/бесполезное, прекрасное/безобразное).

Туристская отраслевая культура – динамически развивающаяся система туристской деятельности в высокоспециализированной среде со своими специализированными технологиями, символическим турпродуктом, определенной системой ценностей и критериев качества, норм и стандартов, специализированным языком.

Туристская культура – совокупность программ человеческой деятельности, способов поведения и коммуникации в системе туризма, представленных через многообразие идей, знаний, навыков, правил, норм, образцов деятельности, паттернов поведения, ценностных ориентаций и нравственных установок, составляющих образ места как туристской дестинации, формирующих его целостность, идентичность, знаковый туристский образ.

Туристская идентичность – совокупность типизированных признаков, качеств, характеристик, ценностных установок, паттернов поведения, видов деятельности, мотиваций и интенций индивида в модусе туриста, позволяющих как ему самому, так и иным (значимым другим) отнести его к данному типу. Понятие туристской идентичности дополняется понятием сконструированная идентичность, которое трактуется как формирующая и маркирующая уникальный, отличный от других, образ туристской дестинации совокупность признаков соответствия искусственно воссозданных артефактов материальной культуры когда-то существовавшим в действительности или стереотипным представлениям об их возможном существовании, представляющая ценность для туристов, посещающих дестинацию, а также понятием постановочная идентичность, характеризуемым как конституирующая и маркирующая самобытный образ туристской дестинации совокупность признаков соответствия искусственно воссозданных явлений, процессов, событий культуры и даже всей «живой» культуры сообщества когда-то существовавшим в действительности или стереотипным представлениям об их возможном существовании, имеющая ценность для посетителей дестинации.

Аутентичность в туризме – совокупность характеристик подлинности туристского опыта путешествующего индивида в контактах с другими культурами, составляющей непременное условие его реализации. Смысл аутентичности в туризме уточняется введением понятий сконструированная аутентичность, которое апеллирует к понятию сконструированная идентичность и трактуется как совокупность свойств, определяющих (1) подлинность культурных объектов, воссозданную воображением человека, или (2) специально воссозданную (сымитированную) подлинность объектов культуры, которые по воссозданным признакам соответствуют ранее существовавшим или потенциально возможным объектам; постановочная аутентичность, корреспондирующее с понятием постановочная идентичность и определяемое как совокупность свойств, характеризующих специально срежиссированную (сымитированную) подлинность явлений культуры (событий, ритуалов, обрядов, церемоний, фестивалей, карнавалов, праздников и т. п.); экзистенциальная аутентичность, которое определяется как качество культурного опыта туриста, состоящее в подлинности (а) бытия со всеми модусами экзистенции, реализуемыми через туристскую практику, (б) человеческих отношений, переживаний, эмоций, чувств путешественника от восприятия «Другого» и в целом – «иного», отличного от «своего повседневного»; это качество формируется в процессе совместной деятельности, межличностного и межкультурного общения с «хозяевами» туристского сообщества и другими туристами-«гостями». Смысл экзистенциальной аутентичности расширяется понятием перформативная аутентичность, которое определяется как качество туристского опыта, конституируемое и реализуемое через деятельностно-событийную репрезентацию своей культурной традиции, подлинного («настоящего») себя, своих переживаний и состояний в интерактивном и интерпретативном пространстве дестинации посредством характерной для постмодернизма коммуникативной системы знаков, символов, мифологем – перформанса, в основе которого лежит перформативная коммуникация, генерирующая новые смыслы.

Этичность в туризме – совокупность качеств, характеризующих идеологию и поведение индивидов и групп в туристском пространстве, конституирующих ценностную морально-нравственную основу социально-приемлемых субъект-объектных и субъект-субъектных отношений в системе туризма.

5. Международный туризм дифференцируется по предназначению реализуемых в его рамках программ и другой деятельности. В соответствии с этим для его осмысления в аспекте философии культуры существенны такие виды туризма, как культурный туризм, познавательный и образовательный, посвященный представлению и разъяснению культурной идеи, отражающий интерес и восприимчивость к культурным различиям, их понимание и признание; межкультурный туризм, ориентированный на контакт культур в целях взаимоузнавания, взаимопознания, взаимопонимания и взаимного обогащения в процессе культурного обмена между «гостями» и «хозяевами»; коммуникативный туризм, основным дифференцирующим признаком которого является ориентация на различные виды, формы и сферы коммуникации, различные типы дискурса с представителями принимающего туристов лингво- и социокультурного сообщества; идентичностный туризм, мотивированный поиском и познанием истоков и корней своей национальной, этнической, культурной идентичности через знакомство с историческими территориями, достопримечательными местами, воссоздающими идентичность; закреплением/развенчанием национально-культурных стереотипов; знакомством с воссозданными или живыми традициями и языками и способствующий реабилитации этнических групп и народностей в глазах контактирующих культур, предотвращению идентичностных межнациональных или межэтнических конфликтов; этический туризм – виды путешествий, цель которых состоит в реализации этических потребностей и намерений туристов, включая ограничение воздействия туристской деятельности на природно-культурную среду; жизнеознакомительный (life-seeing) туризм, цель которого – погружение в живую культуру посещаемой дестинации, ознакомление с культурой сообщества изнутри, через повседневную социокультурную практику во всех возможных видах и формах ее проявления, совместное проживание «своими» («гостями») и «чужими» («хозяевами») фрагмента жизни в «чужой» для «гостей» культуре; примиренческий туризм, генерированный политическими, историческими, социальными, культурными причинами, мотивирующими путешественников к участию в программах туризма как форме диалога культур, и продвигающий ценности отношений добрососедства, мира, согласия в условиях разделенного сообщества, распада государств, получения автономии отдельными территориями, политической конфронтации.

6. Межкультурная коммуникация обладает парадигмальными свойствами для развития системы международного туризма, поскольку ввиду своей коммуникационной и коммуникативной сущности обеспечивает все виды взаимодействия между элементами системы международного туризма, задает и поддерживает параметры, принципы и нормы взаимодействия подсистем в общей системе туризма, выступая в качестве антропоцентрической коммуникационной парадигмы ее развития; генерирует, закрепляет, транслирует концепты туризма, вербализует их в терминосистемах и тезаурусе культурной практики туризма, реализует процессы кодирования и декодирования концептов в общении как основу механизма межкультурного взаимодействия, а значит жизнеобеспечение и функционирование системы туризма.

7. Основные закономерности развития межкультурной коммуникации в системе международного туризма являются результатом прямого воздействия общемировых факторов и процессов современного развития: глобализации и противостоящих ей тенденций, культурного разнообразия и мультикультурализма, постмодернизма и постиндустриализма, кардинально меняющих способы мировосприятия в целом, и туристскую картину мира в частности. Среди них выделяются, с одной стороны, глобализационная тенденция унификации норм и стандартов вербальной и невербальной коммуникации, а с другой – локализация и отражение в коммуникации плюрализма культурных практик в туризме (многокультурности, многоязычия и многообразия социальных моделей поведения и потребления), в результате чего происходит интерференция глобального и локального.

К закономерностям развития межкультурной коммуникации в системе международного туризма следует отнести и процессы «постмодернизации» коммуникации:

– появление новых видов и форм коммуникативного воздействия (перформанс и перформативная коммуникация, нарратив, двойное присутствие или двойное кодирование, т. е. одновременное обращение к коммуникантам разного типа или статуса и др.);

– виртуализацию и информатизацию коммуникации, перенос значительного объема коммуникативных процессов, событий и актов в туристскую гиперреальность;

– симуляцию туристской реальности и симулякризацию дестинаций и объектов туристского показа с заменой реальности проектом, гиперреальностью, реальных артефактов – симулякрами, т. е. копиями копий при несуществующих оригиналах;

– большую символизацию коммуникации, при этом туристские знаки и символы становятся едиными для многих контактирующих культур;

– семиотизацию любых пространств, в которых происходят межкультурные контакты;

– формирование новых языков коммуникации и гипотетическую возможность создания новых языков, отражающих специфику конкретных виртуальных пространств (например, символический язык инсталляций); компрессию языковых средств естественных человеческих языков (акронимы, аббревиатуры), упрощение этикетных норм, опущение формальностей, общей целью чего является достижение глобальной доступности коммуникативных систем для любых участников, а также максимальное упрощение и ускорение достижения целей коммуникации;

– формирование новых типов или профилей коммуникантов, отражающих их жизненные стратегии;

– развитие диалога культур и цивилизаций как результат многокультурности и многоязычия мира, а также ацентризма в мировосприятии и мировоззрении;

– наррация как доминирующий тип линейной коммуникации и коммуникативный жанр конструирования текста, состоящий в сотворении истории и моделировании реальности;

– отражение в коммуникации постмодернистского дифферанса, означающего, что любые окончательные выводы невозможны, отсрочены, задерживаются, а любые культурные смыслы подвижны, неокончательны, ретроспективны, находятся в постоянном движении в пространственно-временном континууме бытия между точками прошлого, настоящего и будущего;

– интертекстуализация субъектов коммуникации, т. е. наложение одних культурных практик (контекстов) на другие в едином для всех пространстве коммуникации и, как следствие, формирование цитатного мышления, клиширование вербальной коммуникации с предзаданностью речеязыковых формулировок и утратой глубины и индивидуальности.

Общей тенденцией современного развития массовой культуры становится утверждение имитативности и симулятивности, что находит отражение как в самой туристской реальности, так и в концептосфере туризма.

8. Концепты концептосферы туризма систематизированы как: а) универсально-культурные, б) национально-культурные, в) универсальные туристско-отраслевые и г) национальные туристско-отраслевые.

Типологически концепты туризма дифференцируются как: системообразующие, культурогенные, социогенные, концепты-ценности, концепты-регулятивы и концепты-императивы, определяющие видение туристской картины мира, влияющие на характер туристского опыта, программирующие модели коммуникативного поведения, стереотипы и особенности межкультурной коммуникации, концепты-метафоры, концепты-эвфемизмы, которые закладывают основу толерантности и своеобразного глобального «кодекса вежливости» в профессиональной туристской коммуникации.

Ядерным системообразующим (культуро- и социогенным) концептом  международного туризма является дестинация, трактуемая как фрагмент универсумного пространственно-временного континуума, фрагмент специально организованной (объективной, сконструированной или постановочной) действительности, образно и ценностно заряженный локальный фрагмент из общей мозаики многообразия культур, фрагмент индивидуальной и коллективной туристской картины мира, элективный центр, куда индивид в модусе путешествия «убегает», спасаясь от рутины повседневности.

Концепты содержат конструкты, выступающие как их метки (маркеры), логически, образно и ценностно их развивающие и в большинстве случаев также являющиеся концептами. Концепты генерируют концептные ряды, отражающие структуру и динамику развития контептосферы и концептного пространства коммуникации в целом. Наличие концептов-конструктов и концептных рядов раскрывает внутренние логические, структурные и динамические связи между концептами концептного пространства межкультурной коммуникации в системе международного туризма.

9. Концептное пространство межкультурной коммуникации в туризме эволюционирует и развивается, находясь под прямым воздействием глобального и локальных культурно-исторических контекстов. К числу закономерностей его развития следует отнести концептуацию понятий и утрату концептности терминами-концептами туризма при их переходе из одной контактирующей культуры в другую, а также лакунарность туристских концептосфер контактирующих культур. Условиями и факторами указанных закономерностей являются:

– несовпадение картин мира, доминирующих в контактирующих культурах, соответственно – различие туристских картин мира, формирующихся в рамках культур, участвующих в туристском взаимодействии;

– несостыковка вербализаций концептосфер взаимодействующих в туристском пространстве лингвокультур;

– разная историческая давность туристских традиций и степень сформированности туристских систем в принимающих туристов культурах, что ведет к наличию или отсутствию туристских реалий в туристских отраслевых культурах и приводит к неоднородности заполнения концептного пространства концептами, за которыми стоят туристские реалии;

– различия в общественной оценке концепта по степени его значимости (от отсутствия признания какой-либо социокультурной ценности до признания концепта опознавательным знаком культуры).

Концептуация понятия сопровождается его символизацией, и, превращаясь в концепт, оно приобретает новые качества, нюансы семантических значений, образы и ценности. Концепт, выросший из понятия, становится опознавательным знаком туристской культуры, знаком стиля и качества, манифестирующим свою ценностную значимость в системе туризма.

10. Система концептов являет собой концептуарий-тезаурус и концептуарий-инструментарий межкультурной коммуникации в системе международного туризма, т. е. выступает как система накопления, рубрикации и хранения концептов сферы туризма, а также оперирования ими исходя из целей коммуникации в межкультурном пространстве международного туризма.

Специфика кодификации и отражения концептосферы туризма в терминологической системе туризма определяется транскультурной природой международного туризма. Контактирующие культуры активно заимствуют друг у друга те концепты, которые отражают их культурноспецифические артефакты, идеи, процессы и другие реалии, оказывающиеся вовлеченными в совместную туристскую практику. Многие концепты туризма, зародившись как англицизмы или американизмы, постепенно осваивают межкультурное пространство международного туризма. Английский язык выступает языком кодирования и вербализации отраслевой культуры международного туризма,  языком межкультурного общения (lingua franca) всей системы международного туризма. Отражая реалии национальных систем туризма, фиксируя и транслируя стоящие за ними термины-концепты, национальные терминосистемы туризма обогащают и развивают международную англоязычную терминосистему туризма, которая, в свою очередь, служит донором аналоговых терминосистем в национальных языках и является основой для постоянного взаимообмена между ними.

11. Узуальное употребление терминов-концептов в контактирующих в концептном туристском пространстве культурах, в том числе в российском пространстве на различных этапах его развития, определяется национально-культурной спецификой туризма в странах-участницах туристских обменов.

Специфической чертой номинации концептов туризма, определяющей узус туристских терминов, является тот факт, что концептуация носит, с одной стороны, дискриминирующий (ограничительный и различительный), а с другой – унифицирующий и стандартизирующий характер. Каждая из контактирующих культур, обладая своими особенностями истории и географии туризма, туристской индустрии и туристской отраслевой культуры, особенностями концептуации и вербализации концептов, имеет свои особенности узуального употребления терминов-концептов туризма.

12. В комплексе межкультурной компетенции как профессионально значимого качества специалиста туристской деятельности базовым компонентом выступает концептуальная компетенция индивида как языковой личности, представляющая собой системную совокупность знаний, умений, способности и готовности декодировать образные, понятийные и ценностные смыслы концептов, образующих концептосферу и формирующих концептное пространство межкультурной коммуникации в туризме. В компонентном составе концептуальной компетенции вычленяются онтологический, аксиологический и эпистемологический аспекты, так как изучение концепта необходимо с точек зрения его образа, природы и бытования в концептном пространстве (онтологически), его ценностной заряженности (аксиологически) и способов его исследования и познания (эпистемологически).

Теоретическая и практическая значимость исследования. Полученные в диссертационном исследовании результаты могут быть использованы для дальнейшей разработки разделов и тем философии культуры, теории и практики межкультурной коммуникации, концептологии, лингвокультурологии, прикладной лингвистики, туристики, а также в учебном процессе при формировании содержания учебных дисциплин: «Основы теории межкультурной коммуникации», «Практикум по межкультурной коммуникации», «Межкультурная коммуникация и корпоративная культура», «Лингвокультурология», «Социолингвистика», «Менеджмент культурного разнообразия», «Концептология туризма», «Феноменология туризма», «Иностранный (английский) язык для специальных целей (в туризме)», «Прикладная лингвистика (в туризме)».

Практическая значимость диссертационного исследования определяется установлением основ формирования и оценки межкультурной концептуальной компетенции специалистов международной туристской деятельности, применяемых в современных образовательных программах высшего профессионального образования, подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров для сферы туризма.

Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного исследования отражены в 3 монографиях, а также в 47 научных статьях, опубликованных в различных журналах и сборниках в 1996–2011 гг., включая 14 публикаций в журналах, входящих в перечень изданий Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации.

Основные идеи, тезисы и результаты исследования излагались на научных межвузовских и международных конференциях и «круглых столах», в том числе на III–VII Международных научных конференциях «Высшее образование для XXI века» (Москва, 2006–2010 гг.); Всероссийском форуме «Туризм и развитие России» (Москва, Президиум РАН, 2006); I Всероссийской конференции «Государственная политика в области развития культурно-познавательного туризма» (Псков, 2006); Международном форуме «Молодежь. Спорт. Туризм» (Москва, 2004), Туристском форуме «Квартальновские научные чтения» (Москва, Московская область, 2004, 2006, 2008, 2010), Научно-практической конференции под эгидой ЮНЕСКО «60 лет ЮНЕСКО – путь к миру и развитию» (Московская область, 2005), Международной научно-практической конференции «Туризм и рекреация: фундаментальные и прикладные исследования» (Москва, 2006, 2007), II Международном форуме «Туризм: наука и образование» (Москва, 2007), III Международном форуме «Туризм: наука и образование» (Москва, 2009); Международной научно-практической конференции «Современная модель профессионального туристского образования и ее законодательное обеспечение» (Москва, 2010).

Материалы исследования использовались автором при чтении курса «Практикум по межкультурной коммуникации» (2006–2011 гг.), «Практикум по культуре речевого общения (на англ. языке)» – аспект «Английский язык в туризме» (2004–2011 гг.), «Терминологический практикум в индустрии туризма (на англ. яз.)» (2007–2011) для студентов специальности «Теория и практика межкультурной коммуникации», элективного курса «Глоссарий туристских терминов» (2000–2004 гг.) для студентов специальности «Менеджмент организации» в Российской международной академии туризма (РМАТ); спецкурса «Английский язык в туризме» для студентов Московского городского педагогического университета (МГПУ) (2003–2005 гг.). Ряд положений апробировался при подготовке и чтении дисциплин «Межкультурная коммуникация» и «Прикладная лингвистика (в туризме)» направления подготовки магистров «Менеджмент» в магистратуре РМАТ (2011 г.), а также курса по стратегическому менеджменту российского туризма в Летней российско-итальянской школе РМАТ-Университет Бикокка (Москва, 2010).

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры философии, культурологии и политологии Московского гуманитарного университета.

Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из Введения, четырех глав, включающих 12 параграфов, Заключения, Списка использованных источников и литературы, Приложения.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, показана степень ее разработанности в научной литературе, определены цель и задачи, объект и предмет исследования, раскрыты теоретико-методо­логические основания работы, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, раскрыты их научная новизна и практическая значимость.

В главе 1 «Теоретические основы межкультурной коммуникации в системе туризма» рассматриваются социокультурные основания межкультурной коммуникации, которая концептуализируется как парадигма развития системы международного туризма; проанализирован ряд культурфилософских концепций и теорий, послуживших основанием формирования представлений о сущности феномена межкультурной коммуникации; диалог культур и цивилизаций в современном мире представлен как форма и инструмент межкультурной коммуникации в туризме в целях мира и развития.

В параграфе 1.1 «Социокультурные основания межкультурной коммуникации в современном мире» дифференцируются понятия коммуникации: в широком смысле – как взаимодействие, или интеракция (и тогда процессы коммуникации называются коммуникационными), и в узком смысле – как вербальное и невербальное общение (и в этом случае процессы коммуникации называются коммуникативными). Обосновывается подход к концептуализации коммуникации, исходя из понимания, что вся среда обитания человека является его коммуникативной средой, а вся жизнь человека образует непрерывный процесс общения с окружающей реальностью, с самим собой и себе подобными.

Рассмотрены цели и функции, структура и содержание, типы и виды коммуникации. Коммуникация определяется как социально обусловленный процесс взаимообмена информацией, сообщениями, мыслями, идеями, знаниями, чувствами, верованиями, ценностями с помощью культуросообразных вербальных и/или невербальных сигналов.

Отмечены объективно существующие противоречия между межкультурной и монокультурной (или интракультурной) типами коммуникации и амбивалентность межкультурной коммуникации как системы в целом. Подчеркивается, что межкультурная коммуникация обладает своей специфической природой, сущностью и особенностями, отличающими ее от всех других типов социального взаимодействия. Проанализированы многочисленные определения понятия межкультурная коммуникация, с большей или меньшей детализацией раскрывающих суть данного феномена культуры и социокультурной практики, начиная с подхода основателя теории межкультурной коммуникации Эдварда Т. Холла.

Представлен весь спектр подходов к пониманию межкультурной коммуникации в современном социуме, которое охватывает широкое разнообразие взаимосвязанных значений и смыслов научно-теоретического и прикладного характера, включая: 1) феномен взаимодействия людей из разных культур на уровне индивидов и групп; 2) коммуникационную (предполагающую взаимодействие) и коммуникативную (предполагающую общение) парадигму развития различных человеческих общностей и систем; 3) целенаправленно организованную деятельность специалистов различных областей и сотрудников компаний (в рамках управленческой стратегии); 4) рыночную концепцию продвижения товаров, услуг, брендов, инноваций; 5) направление научных исследований; 6) образовательную парадигму развития национальных и международных систем образования и профессиональной подготовки; 7) компетенцию современного специалиста.

Рассмотрены различные типы межкультурной коммуникации (межрасовая, межнациональная, межэтническая, интракультурная) в концептуализации Л. Самовара и Р. Портера. Показаны типы межкультурной коммуникации на микро- и макроуровне (А.П. Садохин). Дифференцируются понятия межкультурная и кросскультурная, международная и глобальная коммуникация. Межкультурная коммуникация представлена как динамическая система. Исследованы базовые принципы межкультурной коммуникации: динамизм, символизм, контекстуальность и саморефлексия (Л. Самовар, Р. Пор­тер, Э. МакДэниел), раскрывающие базовые основы коммуникации.

Исследование межкультурной коммуникации строится на анализе триединства культуры, языка и коммуникации, исходя из теоретических концепций Э. Сепира, Б. Уорфа, Ж.-Ж. Руссо, К. Леви-Стросса, Ф. де Соссюра, Э. Кассирера, В. фон Гумбольдта, М. Вебера, К. С. Ситарама, Р. Т. Когделла, Л. Н. Гумилёва, А. А. Потебни, С. Г. Тер-Минасовой, В. И. Карасика, В. В. Воробьёва и др. В контексте глобального социокультурного развития исследуется феномен глобального языка, его особого статуса и значения в качестве lingua franca – единого общепланетарного языка международного общения в условиях глобализации. Рассматриваются причины закрепления статуса универсального (глобального) языка межкультурного общения за английским языком (Д. Кристал).

Подчеркивается, что понятие межкультурной коммуникации через семиотику культуры и языка неразрывно связано с понятием дискурса. Дискурс объединяет с коммуникацией тот факт, что они являются продуктами социальных отношений, представляют собой семиотические системы, отражают культуру и служат координации отношений в обществе. Исследуются различные подходы к определению и интерпретации дискурса. Отмечено, что дискурсивные практики не только отражают, но и формируют социальную реальность, идентичности людей и их взаимоотношения. Показано, что исследование типов дискурса и дискурсивных практик, дискурс-анализ дают обширный материал для осмысления специфических особенностей межкультурной коммуникации в различных специализированных сферах взаимодействия и концептуализированных областях. Делается вывод о том, что анализ культуры, языка и коммуникации (включая дискурс) как символьных и знаковых систем выявляет тесную взаимосвязь и взаимопроникновение данных системных сущностей, невозможность их существования и функционирования в отрыве друг от друга, что становится решающим фактором для процессов межкультурной коммуникации, и в частности обоснованием комплекса межкультурной компетенции субъекта коммуникации, подразумевающего владение им культурной, языковой и коммуникативной компетенциями.

В параграфе 1.2 «Культурфилософские теории и концепции межкультурной коммуникации» коммуникация рассматривается прежде всего в аспекте герменевтики, поскольку именно герменевтическая традиция привнесла в философию идею интерпретации реальности как текста или совокупности текстов. При этом подчеркивается, что понимание любого текста реализуется через его личностную интерпретацию, представляющую собой взаимоотношения не менее двух индивидуальных «Я» или даже двух культур (В.В. Миронов)

Рассматриваются положения ряда концепций и теорий, раскрывающих культурфилософскую сущность межкультурной коммуникации. Среди них феноменолого-герменевтические идеи К. Ясперса и М. Хайдеггера, логико-семантическая концепция и концепция языка Л. Витгенштейна, трансцендентально-герменевтическая концепция языка, концепции трансцендентального коммуникативного сообщества и дискурсивной этики К.-О. Апеля, теория социального взаимодействия Г. Зиммеля, концепция общества Н. Лумана, теория коммуникативного действия Ю. Хабермаса, концепция символических форм Э. Кассирера, концепция мифологического символизма А. Ф. Лосева, теория символического интеракционизма Дж. Мида, герменевтическая семиотика Г. Г. Шпета, идеи и концепции постмодернизма-постструкту­рализма, представленные такими учеными, как Ж. Деррида, Р. Барт, Ж.-Ф. Лиотар, У. Эко, Ж. Бодрийяр, Ж. Делёз, Ф. Гваттари и др.

Особое значение придается пониманию символической природы коммуникации. Сущность человеческого сознания, по мысли Э. Кассирера, открывается именно в «символической функции». В общении людей именно символы представляют замещаемые ими как материальные, так и нематериальные сущности объективного мира, опосредуя коммуникацию. Пользуясь символами, коммуниканты конструируют смыслы, которыми обмениваются. Межкультурная коммуникация (как и любая коммуникация) – это сигнальная, символьная и знаковая система. В отличие от монокультурной (интракультурной) коммуникации межкультурная коммуникация осложнена тем, что взаимодействие осуществляется между разными (культурно-различными, лингвокультурно-специфичными) символьными системами. С этой позиции для осмысления культурфилософских основ межкультурной коммуникации представляют научно-тео­ретическую значимость идеи, концепции и теории символизма. Теория межкультурной коммуникации строится на понимании, что освоение концептуальной действительности человеческим сознанием – это семиотический процесс, опосредованный культурными, социальными и психологическими факторами.

Цель межкультурной коммуникации состоит, прежде всего, в достижении межкультурного понимания. Понимание как мыслительный и когнитивный процесс предполагает декодирование знаков и символов культуры или в случае с межкультурной коммуникацией – систем символов и знаков контактирующих культур. Как философское понятие «понимание» многими своими сторонами примыкает к главному вопросу межкультурной коммуникации – вопросу о значении, и в этом смысле под «пониманием» подразумевается искусство постижения значения знаков, передаваемых одним сознанием и воспринимаемых другим сознанием через их внешние выражения (П. Рикёр).

Любые культурные процессы рассматриваются как процессы коммуникации, которые реализуются через текст как единицу коммуникации. Сфера культуры, по Ю. М. Лотману, есть область символизма. Любой культурный объект или процесс обладает символическими свойствами и в силу этого является культурным текстом. При этом текст представляет собой социальное пространство в модусе знакового общения. С точки зрения символов и культурных смыслов, туризм или туристская практика, являющаяся специфической символической областью в рамках культуры, может трактоваться как метатекст (сверхтекст, надтекст). Идея о туризме как метатексте полностью соответствует концепции Ю. М. Лотмана, который утверждал, что текст первичен по отношению к языку. Именно текст являет собой вербальный код культуры. Процессы вербализации концептов культуры (и ее отдельных отраслей, таких, как туризм) поддерживают данный тезис о вторичности языка по отношению к тексту.

Особо подчеркивается, что зародившаяся в середине 1950-х гг. теория межкультурной коммуникации впитала культурфилософские влияния предшествующих теорий и в процессе становления оказалась под активным воздействием идей и принципов постмодернизма и постструктурализма (со второй половины XX в.). Этим объективным фактом культурного развития объясняется отражение в процессах межкультурной коммуникации черт и характеристик постмодернистской ситуации в культуре. Именно с позиции постмодернизма вся человеческая культура, включая любой ее фрагмент, история и общество могут быть прочитаны как гигантский интертекст, т. е. любой текст представляет собой мозаику текстов, «поле пересекающихся дискурсов», наложение одних культурных практик (контекстов, текстов) на другие в едином социокультурном пространстве. Интертекст и интертекстуальность как свойство текста (Ю. Кирстева) определяют мироощущение, характерное для постмодернистской ситуации, в соответствии с которым любой текст видится как интертекст, в котором звучит «гул языков».

В диссертации анализируются основные черты постмодернизма, отражающиеся на характере межкультурной коммуникации: ацентризм (или ацентрация), деконструкция, ризоматичность; плюрализм культуры; постмодернистское сознание; постмодернистская чувствительность; экзистенциалистский взгляд на человека с переориентацией на ценности человеческого существования; симуляция и симулякризация действительности; интертекстуальность и др. В результате обобщаются специфические особенности межкультурной коммуникации в условиях постмодерна, которые включают:

– культурфилософское признание множественности путей развития культуры и торжество принципа «равнозначной множественности» как результат растущего культурного многообразия мира, проявляющегося в коммуникации через появление все новых видов и форм коммуникативного воздействия (например, перформанс и перформативная коммуникация, нарратив, двойное присутствие или двойное кодирование, т. е. одновременное обращение к коммуникантам разного типа или статуса и др.);

– формирование новых типов или профилей коммуникантов, отражающих их жизненные стратегии;

– развитие диалога культур и цивилизаций как результат многокультурности и многоязычия мира, а также ацентризма в мировосприятии и мировоззрении;

– наррация как доминирующий тип линейной коммуникации и коммуникативный жанр конструирования текста, состоящий в сотворении истории и моделировании реальности;

– отражение в коммуникации постмодернистского дифферанса, означающего, что любые окончательные выводы невозможны, они отсрочены и задерживаются, а любые культурные смыслы подвижны, не окончательны и ретроспективны, так как находятся в постоянном движении в пространственно-временном континууме бытия между точками прошлого, настоящего и будущего;

– виртуализация и информатизация коммуникации, перенос значительного объема коммуникативных процессов, событий и актов в гиперреальность;

– симуляция коммуникативной реальности и симулякризация наполняющих ее объектов;

– большая символизация коммуникации;

– семиотизация любых пространств, в которых происходят межкультурные контакты;

– формирование новых языков коммуникации и гипотетическая возможность создания новых языков, отражающих специфику конкретных виртуальных пространств;

– децентрация и интертекстуализация человеческого «Я» субъекта коммуникации и как следствие клиширование вербальной коммуникации с предзаданностью речеязыковых формулировок и в результате – утратой глубины и индивидуальности;

– деконструкция субъекта как виртуального агента коммуникации (В. А. Кутырёв).

Делается вывод о том, что знание о мире фиксируется и передается в текстах как метатекстах и интертекстах, смыслы которых конструируются не произвольно, а на основе культурных доминант: констант и концептов. Эволюционируя и вбирая в свою структуру различные языки культуры, переструктурированный текст приобретает «память» и способность генерировать новые смыслы. В этой связи в диссертации рассмотрены концептуальные основания тезаурусного подхода (Вал. А. и Вл. А. Луковы, Н. В. Захаров, А. В. Костина, Т. Ф. Кузнецова и др.) в части трактовки концептов и культурных констант и их роли в формировании картин мира и социальном конструировании реальности.

Утверждается, что постмодернистские тенденции обнаруживаются в процессах и характере межкультурной коммуникации в различных областях человеческой деятельности, включая туристскую сферу. Туризм сочетает в себе множество разнообразных видов деятельности и сфер реализации потребностей индивида: отдых и бизнес, досуг и развлечения, спорт и лечение, экологию и образование. Будучи уникальным культурным феноменом, туризм впитывает, отражает, закрепляет и транслирует тенденции и ориентиры нынешнего этапа цивилизационного развития (глобализацию, локализацию, информатизацию, коммуникацию), а также культурные ценности постмодерна. Межкультурная коммуникация в туризме демонстрирует черты постмодернистской ситуации развития как на вербальном, так и на невербальном уровне. Появляются новые туристские реалии, которые отражаются в туристском концептуарии-тезаурусе и вовлекаются в процессы коммуникации.

В параграфе 1.3 «Межкультурная коммуникация как парадигма развития современной системы туризма» показано, что межкультурная коммуникация служит онтологической, аксиологической и эпистемологической моделью освоения туризма как социокультурной практики человечества, концептуальной схемой взаимодействия подсистем в системе международного туризма, элементов подсистем, субъектов коммуникации между собой, субъектов и объектов в туристском пространстве.

По своей генетической природе и характеру туризм – явление транснациональное и кросскультурное. Будучи общемировой социокультурной практикой и растущей сферой профессиональной деятельности, а также распространенным и все более доступным способом познания и освоения окружающего мира, «своей» и «чужих» культур, современный туризм не способен выполнять свои функции без межкультурной коммуникации. С ускорением глобализационных процессов в обществе характер межкультурной коммуникации в системе международного туризма существенным образом меняется. Эффект пространственно-временного сжатия, формирование и распространение глобального языка и глобальной культуры, глобальных городов и глобального туристского рынка, информатизация и виртуализация туристского пространства, многие другие факторы глобализации кардинально видоизменяют содержание и черты межкультурной коммуникации в туризме.

Являясь мощным глобализационным фактором, туризм сам испытывает трансформирующее влияние глобализации, создающей новый контекст его развития и новую среду, в которой люди путешествуют с постоянно уменьшающимися ограничениями, становясь свидетелями и участниками взаимопроникновения культур, широких межкультурных контактов. Туризм не только влияет на экономическое развитие регионов, создает рабочие места, воздействует на природную среду и экологическую обстановку, но и является агентом культурных изменений. Оказывая влияние на культуру принимающих туристов сообществ, туризм воспринимает новые паттерны межкультурных контактов.

В диссертации показано, что содержание и формы межкультурной коммуникации в системе международного туризма становятся и развиваются как результат взаимодействия между субъектами социокультурной деятельности в туризме – акторами туризма на уровне индивидов, групп, социальных общностей, этнокультурных, профессиональных и бизнес-сообществ, организаций и учреждений, принадлежащих к разным культурам. Это взаимодействие осуществляется в туристском концептном пространстве с целью достижения адекватного и эффективного взаимопонимания исходя из потребностей совместной деятельности и посредством обмена информацией через принятые зна­ковые системы (языки), приемы и средства их использования. В силу этого применительно к туризму межкультурная коммуникация понимается как общение между представителями и носителями разных культур, как встреча «своего» и «чужого» и как взаимодействие идентичностей, что обусловливает, с одной стороны, существование и расширение различных культурно-специфических видов и форм межкультурных контактов, а с другой – развитие и трансформацию самих идентичностей в процессе межкультурного взаимодействия в туристском пространстве. Обосновывается, что в глобальном туристском пространстве культура туризма (в том числе, туристская отраслевая культура) определяет и направляет туристскую коммуникацию, а коммуникация, в свою очередь, поддерживает, укрепляет, воссоздает и тран­слирует культуру туризма.

В контексте исследования парадигмальных связей межкультурной коммуникации и международного туризма, указано, что туризм (туристская культура) – это метатекст по отношению к межкультурной коммуникации в пространстве туризма. Культура туризма как метатекст определяет особенности межкультурной туристской коммуникации, характер и содержание дискурсивных туристских практик и актов, так же как «способы сборки смыслов» определяют «способы сборки языка». Метатекст – это культурный код, ключ к декодированию дискурсов и текстов. Одновременно подчеркивается, что туризм как мульти- и транскультурное явление обладает признаками интертекста, представляющего собой наложение текстов туризма различных контактирующих культур, бытование которых обеспечивается совокупностями культурноспецифических концептов.

В коммуникативно-когнитивном пространстве международного туризма осуществляются специфические процессы межкультурной коммуникации, включая перцепцию, когницию, атрибуцию, взаимовлияние коммуникантов и их культур друг на друга, взаимодействие, а также противостояние или диалог культур. В межкультурной туристской коммуникации отражается современная культура туризма, состояние и тенденции развития, идеи, концепции, новации, мифы.

В диссертации исследуются особенности туристского дискурса и дискурсивных практик в пространстве межкультурной туристской коммуникации. Подчеркивается, что дискурс и коммуникация формируют систему туризма, создают свои системы сигнификации, определяют идентичности «хозяев» и «гостей»-туристов, задают межкультурную конфигурацию туристских дестинаций и аттракций, влияют на процессы изменений сущности туризма. Исследование дискурса и коммуникации в туристском концептном пространстве позволяет раскрыть такие теоретические и практические вопросы, как отношения туриста/путешественника с пространством, репрезентация туристского опыта, идентичности, связанные с мобильностью, способы представления туристского опыта.

Указывается, что межкультурная коммуникация является инструментом формирования туристской среды – безопасной, устойчивой, комфортной, гармоничной, понятной и привлекательной для туристов. В этой связи рассматриваются вербальная и невербальная туристская коммуникация, при этом подчеркивается, что системы вербальной коммуникации транслируются в культурном и межкультурном пространствах туризма через системы концептов, вербализуемых в национальных и международных терминосистемах туризма.

В параграфе 1.4 «Диалогичность межкультурной коммуникации: диалог культур средствами туризма в политике мира и развития» диалог культур (межкультурный диалог) и даже шире – диалог цивилизаций (межцивилизационный диалог) рассматривается как эффективная форма межкультурной коммуникации и инструмент сглаживания межнациональных, межрасовых, межэтнических, межконфессиональных противоречий и напряженности, движения к миру и стабильности, устойчивого развития, решения задач сохранения природно-культурной окружающей среды и культурного разнообразия, как средство и модель решения цивилизационных проблем современного мультикультурного глобализирующегося мира а также как стратегия культурной политики государств в мультикультурном мире. Диалог культур в глобальном туристском пространстве показан как действенная форма межкультурной коммуникации, имеющей целью достижение взаимодействия, взаимопонимания и взаимообогащения народов, стран и культур по каналам международного туризма.

Исследуется сущность диалога как культурного феномена, сопоставляются понятие диалог и концепт диалог. Утверждается, что при концептуализации «диалога» необходимо исходить из понимания, что в основе коммуникации лежит символизация действительности. «Диалог» как концепт сам по себе является символом, олицетворяющим мирный способ решения проблем человечества, однако диалог автоматически не означает консенсус. В отличие от конвенционального понятия диалог в значении вербального коммуникативного акта, нацеленного на преодоление различий и достижение взаимопонимания и консенсуса, концепт диалог вскрывает относительную сущность природы самопознания и самопонимания и связанную с этими внутренними механизмами человеческую потребность в интеракции с другими индивидами, т. е. потребность в диалогизме как сущностной составляющей природы познания. В ситуациях межкультурного диалога познание и взаимодействие осложнены тем, что в интеракцию вступают разные культурные миры, разные ментальности и идентичности глобализирующегося мира.

Обращается внимание на то, что внутренние сущности межкультурной коммуникации и диалога культур объединены идеей, что диалог как любая коммуникация – это «противостояние человека человеку, противостояние “Я” и “Другого”» (М. М. Бахтин). В диссертации дан детальный анализ диалога культур, который рассмотрен в контексте философии диалогизма М. М. Бахтина. Представлены идеи о диалогичности бытия и сознания, диалогичности культуры, исследуются две траектории продвижения идей диалога культур и цивилизаций в общество: теоретико-философская и практико-ориентированная. Рассмотрено цивилизационное измерение диалога культур в понимании О. Шпенглера, А. Дж. Тойнби, Н. Я. Данилевского, С. Хантингтона. Представлены цивилизационные теории развития Б. С. Ерасова, А. С. Панарина, Г.-Г. Гадамера и др.

Исследуются факторы успеха межкультурного диалога, включая наличие фоновых знаний и пресуппозиций относительно контактирующих культур у участников диалога. Уделяется внимание историческому и географическому контекстам диалога культур и цивилизаций, подчеркивается, что диалог не может ограничиваться пространственными контактами. Необходимы временные коммуникации между поколениями, причем значимую роль в диалоге играет историческая память, увязывающая прошлый опыт с будущими надеждами и чаяниями. В этом смысле межцивилизационный (и межкультурный) диалог обладает колоссальным потенциалом, чтобы выступать основой культуры мира и парадигмой мирного развития.

В туристском пространстве важным фактором развития диалога культур является культурно-историческое наследие народов, которое рассматривается не только как ресурсный потенциал, но и как гуманитарный императив развития. Примиренческий, межкультурный, коммуникативный, этический, идентичностный, наследный и другие виды туризма, получившие освещение в диссертации, отражают стремление народов и культур к взаимному познанию и межкультурному диалогу в силу объективной и естественной потребности индивида и общества сглаживать трения и предотвращать конфликты, стремиться к гармонии, единению и пониманию, жить в мире, согласии и безопасности. Показано, что транснациональные туристские программы с трансграничными маршрутами представляют собой перспективную модель диалога культур, вовлекающую в качестве участников государства на уровне как правительств и межправительственных организаций, так и общественных структур, культурных, религиозных, образовательных, волонтерских организаций, СМИ.

Утверждается, что межкультурный и межцивилизационный диалог – это формирующаяся в многополярном глобализирующемся мире универсальная модель межкультурной коммуникации в целях оздоровления международных отношений, устранения угрозы международных конфликтов, межнациональных, межрасовых и межконфессиональных разногласий и трений, инструмент сохранения мира и поддержания стабильности на планете.

В главе 2 «Концептосфера пространства межкультурной коммуникации в системе международного туризма» туризм рассматривается как особая область концептуализации, представлены подходы к определению и исследованию концептов, концептосфер и концептного пространства, изучен компонентный состав концептосферы туризма, выявлены тенденции ее развития.

В параграфе 2.1 «Концепт, концептосфера, концептное пространство в системе категорий философии культуры» выявляется содержание обозначенных понятий и рассматривается их связь между собой и место в ряду культурфилософских понятий.

Концептуализация как процесс формирования концептов в сознании индивида и сообщества – это способ и форма освоения действительности, ее лингвокультурного моделирования. С концептуализацией связано формирование картины мира, которая может дифференцироваться по содержанию в зависимости от основных источников ее конструирования (этно-национальные, профессиональные, конфессиональные и др.). Одним из таких источников может выступать туризм.

Концепт признается единицей мышления, единицей культурного смысла и базовой единицей любой коммуникации, играющей решающую роль в процессах понимания как неотъемлемого компонента коммуникации. В межкультурной коммуникации роль концептов как единиц культурных смыслов возрастает многократно, так как их декодированию в межкультурном коммуникативном процессе зачастую не может способствовать ни общий для коммуникантов лингвистический или экстралингвистический контекст, ни общие фоновые знания и пресуппозиции, как это происходило бы в коммуникации носителей одной культуры. Это связано с тем, что механизм концептуализации, сама коллективная (и индивидуальная) система концептов, концептуальная структура мышления скрыты и носителями культуры концепты используются в коммуникации подсознательно.

Для культурфилософского исследования важно учитывать дифференциацию понятия (notion) и концепта (concept), на что обращается внимание в трудах по философии, культурологии, филологии, психологии, социолингвистике, теории коммуникации. Концепт – чистый смысл, факт культуры, «сгусток культуры в сознании человека», основная ячейка культуры в ментальном мире человека, то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека, и посредством чего человек, сам входит в культуру и влияет на нее (Ю. С. Степанов, Вал. А. и Вл. А. Луковы), рождаемая в коммуникации, оперативная содержательная единица памяти (Е. С. Кубрякова), квант структурированного знания, дискретное ментальное образование, базовая единица мыслительного кода человека (З. Д. Попова, И. А. Стернин). С позиции теории коммуникации, концепты порождают коммуникацию в системе «культура» и сами же порождаются ею (В. Г. Зинченко, В. Г. Зусман, З. И. Кирнозе). Концепты – это ментальные образования, хранящиеся в памяти человека значимые осознаваемые типизируемые фрагменты опыта (В. И. Карасик).

В рождении лингвокультурного концепта участвует семантическое триединство: сознание – культура – язык. Концепты изначально имеют невербальную природу, зарождаясь в сознании, и лишь затем фиксируются в языке, следуя ментальной схеме: сознание – мышление – язык. Концепты являются посредниками между экстралингвистической и лингвистической реальностью. Концептами становятся только те лингвокультурные реалии, которые являются базовыми, опорными, центральными, актуальными, ценными для данной культуры. В отличие от понятия концепт помимо смысла включает образные и ценностные и дискурсивные характеристики. Три непременных аспекта концепта: логическое понятие, образ, ценность. Понятие, обличенное в образ и заряженное ценностью, становится концептом. Кроме того, концепт – это потенциальный дискурс (Д. С. Лихачёв).

Важным критериальным подходом к классификации концептов является их соотнесенность с определенной областью концептуализации, сферой знаний. Концепты представляют собой системное множество. Концептосфера определяется как система концептов и констант в национальном культурном мире, определяемая типом сцепления концептов (Д. С. Лихачёв), упорядоченная совокупность концептов народа, информационная база мышления, область мыслительных образов (З. Д. Попова, И. А. Стернин). Концепты входят как в индивидуальную, так и в коллективную концептосферы лингвокультурного сообщества. Совокупность концептов формирует индивидуальную и/или групповую (в параметрах профессиональной или социальной группы, социума, культуры, страны) концептосферы. Именно упорядоченный, внутренне взаимоувязанный, системный характер концептосферы дает все основания именовать ее системой концептов или концептосистемой. Концептосфера образует смысловой каркас пространства, в рамках и контексте которого реализуются все коммуникативные интенции участников, все виды и формы коммуникации, а в случае транснационального и кросскультурного пространства – межкультурной коммуникации.

Концептное пространство коммуникации исследуется, исходя из понимания пространства как важнейшей категории философии культуры. Всеобщими свойствами пространства являются его связь со временем и трехмерность, именно связь концептного пространства со временем предполагает постоянное обновление его содержательного наполнения, а трехмерная сущность означает присутствие в модели концептного пространства некой системы координат из трех координатных осей, трех измерений, соответствующих трем типам смыслов, транслируемых концептами: когнитивных, ценностных, образно-перцептивных. Концептное пространство не является объективно существующим и физически осязаемым. Оно реконструируется с большей или меньшей полнотой каждым самостоятельным субъектом в его сознании. Образ пространства обусловливается и предопределяется метафорически. Концептное пространство может быть индивидуальным и коллективным, пространством отдельной личности и группы, человеческой общности или культуры как целого. Исследуемое в работе концептное пространство понятийно разграничено с концептуальным пространством: концептное пространство постулируется как среда бытования концептов, концептуальное пространство – как среда бытования идей и концепций, формулируемых с опорой на концепты.

Межкультурная коммуникация осуществляется, реализуя интенции и цели участников, в концептном пространстве определенной предметной деятельности. Концептное пространство межкультурной коммуникации в системе международного туризма – это транснациональное кросскультурное пространство, где коммуникация на всех уровнях и во всех сегментах носит характер межкультурной. Участники туристского движения – представители самых разных лингвоэтнокультурных сообществ, коммуникативное поведение которых (в роли «гостей» и «хозяев», клиентов и поставщиков услуг, операторов и агентов, партнеров по бизнесу, профессионалов и любителей) всегда национально- и культурноспецифично. Концептное пространство межкультурной коммуникации в системе международного туризма, таким образом, заполнено фрагментами концептных пространств каждой из культур-участниц, а также представлено мозаикой концептуализированных областей национально-специфических отраслевых туристских культур.

В параграфе 2.2 «Компонентный состав туристской концептосферы» представлена классификация туристских концептов, закрепленных в культуре и языке и потому обеспечивающих межкультурную коммуникацию в концептном пространстве туризма.

Туризм представляет собой особую область концептуализации, т. е. речь идет не о наивной и не о научной картинах мира в их традиционном классическом разграничении, а о специальной (туристской) картине мира. Туристская картина мира может быть отличной от других как у отдельного индивида, так и у микро- или макрогруппы в зависимости от туристского опыта индивида, позиции его страны в мировом туристском пространстве, особенностей туристской отраслевой культуры страны-участницы туристских обменов и многих других факторов. Концепты туризма являют собой символические знаки, коды, метки, маркеры туристского пространства. В туризме концепт представляет значимость и как когнитивная, и как коммуникативная единица. В нем содержится знание референтной ситуации и референтной системы (т. е. туризма) в целом. Концепты устанавливают нормы и «правила игры», ориентируют коммуникантов на уровень или стандарт отношений, формируют ценности, задают уровень ожиданий.

Специфической чертой номинации концептов в туристской сфере является тот факт, что концептуализация носит, с одной стороны, дискриминирующий (ограничительный и различительный), а с другой – унифицирующий и стандартизирующий характер. Концепты туризма, как правило, конкретны и единичны, уникальны и единственны, что и является предпосылкой их отнесенности к специализированному туристскому узусу и дискурсу в целом, а также условием гармонизации национальных терминосистем в рамках глобального концептного туристского пространства.

Обеспечивая адекватную коммуникацию всех участников международных туристских миграций и туристской деятельности, концепты как диссипативные структуры генерируются, развиваются, распространяются, трансформируются, закрепляются в ментальной памяти и транслируются как в синхронной, так и в диахронной проекции в процессе и в результате межкультурной коммуникации. Концепты туризма выступают в качестве «параметров порядка» системы туризма и как базовые единицы межкультурной коммуникации, отражая как артефакты материальной и духовной культуры, социокультурные факты, так и специализированные объекты, явления, процессы и идеи туристских отраслевых культур или всех национальных туристских пространств как компонентов глобального туристского пространства.

В рамках туристской концептосферы как концептосистемы выделяются разные подсистемы, различающиеся по степени универсализации. Такой подход позволяет рассмотреть туристскую концептосферу не только как упорядоченную совокупность, но и как иерархическую систему концептов, состоящую из различных уровней наложения универсально-культурной, национально-культурной, универсальной туристско-отраслевой и национальной туристско-отраслевой подсистем (концептосфер). Подчеркивается, что туристская концептосфера как система концептов профессиональной и специализированной области концептуализации – международного туризма – образует рамки, каркас, контекст и систему координат концептного пространства межкультурной туристской коммуникации. В соответствии с этим раскрывается положение о концептосфере, вербализованной в концептах-терминах, как концептуария-тезауруса и концептуария-инструментария межкультурной коммуникации в концептном туристском пространстве.

Представлен анализ (в том числе, компаративный кросскультурный) ряда лингвоконцептов всех классифицируемых классов с нюансировкой национально-культурных особенностей концептуализации и узуса. Доказывается, что в условиях глобализации контактирующие культуры активно заимствуют друг у друга те концепты, которые отражают их культурно-специфические артефакты, идеи, процессы и другие реалии, оказывающиеся вовлеченными в их совместную туристскую практику. Показано, что глобализация на уровне языка проявляется в том, что многие концепты туризма, зародившись как англицизмы или американизмы, постепенно осваивают межкультурное пространство международного туризма. Особо подчеркивается, что английский язык является языком кодирования и вербализации отраслевой культуры международного туризма, и соответственно языком межкультурного общения (lingua franca) всей системы международного туризма. Национальные терминосистемы туризма обогащают и развивают международную англоязычную терминосистему туризма, которая, в свою очередь, служит донором аналоговых терминосистем в национальных языках и является основой для постоянного взаимообмена между ними. В этом ключе в диссертации рассматривается ряд концептов, имеющих транзитный характер, т. е. находящихся на стадии перехода из локальной туристской концептосферы в универсальную.

При исследовании концептов анализируется широкий спектр их специализированных конструктов, раскрывающих сложную понятийную составляющую, нюансы ценностных компонентов, метафорическую образность. Показано, что концепты различаются по степени абстракции, уровню конструктивной сложности, образной и ценностной насыщенности, генезису и своим генеративным возможностям (образовывать новые концепты и концептные ряды). Концепты с ценностной доминантой отражают и декларируют универсальные общекультурные и общегуманитарные ценности туризма как социокультурной практики человечества, способа познания себя и других, своей и чужих культур. Их совокупность образует ценностную туристскую картину мира, актуализирует туризм как систему культурных ценностей человечества в эпоху глобализации, как ценностную человеческую практику, ценностную предметную деятельность.

В диссертации выделяются и анализируются некоторые системообразующие концепты системы туризма, и среди них базовый системообразующий концепт – дестинация (destination), рассматриваемая как фрагмент универсумного пространственно-временного континуума, фрагмент специально организованной (объективной, сконструированной или постановочной) действительности, образно окрашенный и ценностно заряженный локальный фрагмент из общей мозаики многообразной культуры человечества, фрагмент индивидуальной и коллективной туристской картины мира, элективного центра, куда индивид в модусе путешествия «убегает», спасаясь от рутины повседневности. Проводится сопоставление понятия и концепта дестинация, прослеживаются факторы превращения данного понятия в концепт, вычленяются и нюансируются его конструкты. Доказывается, что дестинация имеет открытый системный характер, это подсистема в общей системе туризма. Концепт дестинация отсылает к идее социального конструирования реальности самими людьми. Туристская дестинация – это социальное пространственно-временное конструирование туристского опыта. Особо указывается, что дестинация – это пространство межкультурной коммуникации, где работает идентичность.

В диссертации исследуется проблема и приводятся основания объективного отсутствия эквивалентности контактирующих в коммуникации национальных туристских концептосистем. Отмечается, что лакунарность туристской концептосферы вызвана неоднородностью заполнения концептного пространства концептами, за которыми стоят туристские реалии. Указывается, что в отношении к профессиональным и отраслевым туристским концептам в контактирующих культурах может отмечаться полное отсутствие туристской реалии (следовательно, и концепта). В туристских концептосферах контактирующих культур, соответственно, могут регистрироваться как концепты-реалии, так и концепты-лакуны. Степень важности и социокультурная ценность того или иного эквивалентного концепта могут быть различны в разных культурах, а его отличительные признаки могут служить опознавательным знаком культуры. На примере российского и советского опыта развития туризма показано, что специфика концептосферы туристского дискурса в национальных системах туризма национально обусловлена культурно-историческими условиями развития страны или региона.

В диссертации рассматриваются семантические семейства концептов, их концептные ряды. Анализируются концепты-метафоры и концепты-эвфемизмы. Подчеркивается, что концепты-метафоры наиболее ярко проявляют себя в коммуникации, однако одновременно требуют более глубокой интерпретации для носителей иных лингвокультур, вступающих в межкультурную коммуникацию. Эвфемизмы как концепты «вежливости» по отношению к гостям, выполняющие функцию «смягчения реальности» в коммуникации с целевой аудиторией, должны быть универсально приняты всеми национальными системами туризма и лечь в основу своеобразного глобального «кодекса вежливости» в профессиональной туристской коммуникации.

В параграфе 2.3 «Тенденции развития концептосферы международного туризма» рассматриваются основные тенденции эволюции туристской концептосистемы, обусловленные широким социокультурным контекстом, такими факторами развития, как процессы глобализации (в том числе на уровне языка), локализации, глокализации, гробализации (Дж. Ритцер) и др.

Подчеркивается, что развитие туристской концептосферы обусловлено тем, что она являет собой открытую систему концептов и потому находится под постоянным воздействием как глобальных, так и локальных политических, экономических, социокультурных факторов, а также туристских внутриотраслевых процессов. В силу этого формирование и трансформация концептов как мыслительных и коммуникативных единиц не прекращается.

Рассматривается понятие туристский взгляд (tourist gaze), которое в современной постмодернистской ситуации концептуировано как туристское видение или восприятие, связанное с визуальным потреблением пространства путешественником. Концепт туристский взгляд отражает идею упорядочивания и регулирования взаимоотношений туриста с туристской средой, отграничения себя от «Другого». Концептуация понятия туристский взгляд реализуется в контексте ландшафта, который трактуется как дискурс. Приводится и анализируется типология туристского взгляда: 1) зрительский; 2) благоговейно-почтительный; 3) антропологический; 4) экологический; 5) опосредованный (Дж. Эри).

Утверждается, что динамическое обновление концептосистемы туризма развивается в двух основных направлениях: 1) заимствование терминов-концептов из других сфер человеческой деятельности, и 2) образование собственных терминов-концептов.

Важнейшей тенденцией названа в диссертации интернационализация концептных номинаций, формирующая специфику туристского дискурса и обеспечивающая адекватную и оптимальную межкультурную коммуникацию в любом уголке земного шара, охваченного туристской деятельностью, в любой туристской дестинации, в любом лингвокультурном сообществе, производящем турпродукт. Отмечается зарождение концептов, фиксирующих признание ценностей общения в современном глобализирующемся мире (напр., коммуникативный туризм), межкультурного общения (напр., межкультурный туризм), диалога культур (напр., примиренческий туризм) и др.

Анализ различных тенденций развития туристской концептосферы показывает, что доминантным и сквозным трендом является постмодернизм. Постмодернизация культурных событий и мифов, являющихся фокусом развития событийного туризма и формирования туристских дестинаций, находит свое отражение в туристском дискурсе и соответственно – в концептосфере туризма. Эстетика постмодернизма оказывает мощное влияние на тенденции концептообразования в глобальном туристском пространстве, в частности: дедифференциация турпродукта; симуляция и симулякризация туристского пространства, объектов туристского показа, событий, а также туристского культурного опыта; тиражирование однотипной гиперреальности в туристских дестинациях, тематических парках и других подобных объектах; продвижение видов туризма, построенных на концепциях гедонизма, двусмысленной амбивалентности, алогизма, игры, иронии; фрагментарность, мозаичность и эклектичность туристского опыта и т. п. Посттуризм окажет серьезное воздействие как на сами туристские практики, так и на появление новых концептных рядов, отражающих их природу и характер. Симулякризация как значимая тенденция развития семиотики туризма находится в концептуальном единстве с образом туризма как индустрии мечты.

В главе 3 «Доминантные концепты туристского дискурса в пространстве межкультурной коммуникации» рассматриваются и детально анализируются три базовых концепта, устанавливающих культурфилософские смыслы существования туризма как социокультурного феномена современности, а также отражающих и декларирующих его универсальные общекультурные и общегуманитарные ценности: идентичность, аутентичность, этичность, а также их конструкты и концептные ряды. Представленные доминантные концепты и эксплицитно, и имплицитно характеризуются ценностным зарядом и несут в себе мощный гуманитарный императив, формируя ценностную туристскую картину мира.

В параграфе 3.1 «Концепт “идентичность” и его концептные ряды в туристской концептосистеме» доказывается, что международный туризм неразрывно связан с идентичностью и (само)идентификацией туристов-гостей и хозяев как представителей разных культур, а цели путешественников определяются поиском инаковости, познанием непознанного «Другого».

Исходя из того что туризм мотивирован стремлением к приобретению нового туристского опыта через поиск идентичностей, межкультурная коммуникация в туристском пространстве рассматривается как взаимодействие идентичностей, так как индивид или группа индивидов несут в себе культурные коды, идентифицирующие их принадлежность к той или иной этнокультуре, конфессии, социокультурной среде, профессиональному сообществу, например туристскому, со свойственными им концептосферами. Туристы в контексте межкультурного взаимодействия могут оцениваться коммуникантами-носителями других культур не только как индивидуальные, идиосинкретические сущности, но и как иконические индикаторы другого места, другого народа, которые они представляют. При этом сам туризм провоцирует и выступает катализатором культурных, социальных, этических и иных изменений, в том числе изменений идентичности носителей принимающих туристов культур. Расширение единого туристского коммуникативного пространства активно влияет на обострение проблем культурной идентичности, поглощения местных идентичностей глобальной, сохранения плюрализма культур и языков. С учетом этого в диссертации рассматриваются вопросы трансформации, утраты, возрождения, а также конструирования новых идентичностей.

Концепт идентичность (identity) в концептном пространстве межкультурной туристской коммуникации является одним из базовых в слое универсально-культурных, аксиологических системообразующих концептов. Идентичность определяет условия существования и устойчивого развития культурных сообществ, выступает как системообразующий фактор развития международного туризма, отражает культурные смыслы и ценности межкультурной коммуникации.  Делается вывод, что идентичности формируют туристскую картину мира, при этом локальная идентичность представляет собой туристскую аттракцию, порождающую мотивы путешествия в дестинацию. Кроме того, самоидентификация как отождествление себя со «своими» и противопоставление себя «чужим» по характерным признакам позволяет индивиду определить свое место в системе межкультурной туристской коммуникации.

Анализируются конструкты концепта идентичность и его концептные ряды: субъективная, объективная, и межсубъектная идентичности; местная (локальная, региональная) и глобальная идентичности; аутентичная, сконструированная и постановочная, моделируемая и исполнительская, утраченная идентичности; внутренняя и внешняя; культурная, этническая, социальная, туристская (социальная) идентичности и некоторые другие.

Особое внимание уделяется концепту туристская идентичность, который отражает стереотипные стили поведения «путешествующего Другого»; отмечается разнообразное, комплексное и неоднозначное воздействие туристских идентичностей на культурные и социальные идентичности «хозяев» принимающих сообществ. Подчеркивается, что коммуникативное пространство туристской дестинации формируется под влиянием не только геополитических, экономических, социокультурных особенностей принимающего туристов сообщества, но и привнесенных извне, из генерирующих туристские потоки культурных сообществ, ценностей, стереотипов, моделей поведения и коммуникации. Анализируются различные типологии и классификации туристских (социальных) идентичностей, формирование которых определяется, с одной стороны, традициями собственной культуры туристов и поведенческими паттернами их социума, а с другой – чужой социокультурной средой посещаемой туристской дестинации. Исследуется концепт посттурист (post-tourist) как туристская идентичность эпохи постмодернизма.

Нюансируется концепт культурный туризм в его корреляциях с концептом идентичность; рассмотрены типологии и профили идентичности культурных туристов; выделены и анализируются конструкты концепта культурный туризм. Представлены различные виды культурного туризма, явившиеся результатом развития постмодернистской ситуации: концепты, отражающие всплеск интереса к энергетически и чувственно заряженным видам культурного туризма, несущие в себе заряд экзистенциальной значимости, эмоциональности, экспрессивности, эстетической пограничности; выражающие глубокие этические и ценностные мотивы путешественников; передающие интерес к поиску и возрождению утраченной идентичности, потребность в самоидентификации.

В параграфе 3.2 «Концепт “аутентичность” и его концептные ряды в системе концептов международного туризма» рассматриваются вопросы аутентификации не только объектов, событий, дестинаций, культур, но и любого туристского опыта контакта с иной культурой. Доказывается, что концепт аутентичность (authenticity) в современных условиях определяет характер туристских контактов во всем концептном пространстве международного туризма, т. е. представляет собой базовый концепт, отражающий различные измерения и аспекты аутентичности туристского опыта в контактах с другими культурами, распространяясь как на культуру местного сообщества, так и на транснациональную туристскую культуру.

Концепт аутентичность рассматривается в пространственно-временном континууме, локально-глобальном нексусе, диалектическом развитии и динамике; отслеживаются тенденции изменения его смыслового наполнения на разных этапах развития общества; исследуются условия и факторы сохранения, отсутствия/утраты аутентичности культурной реалии, критерии аутентичности реалий различной природы и функциональности. В диссертации отмечается, что аутентичность создается культурно-историческими условиями, а также уменьшается или утрачивается, когда реалия теряет связь с культурной и природной средой. Рассмотрен человеческий фактор (влияния специалистов из разных областей на отбор, определение места и времени показа культурных реалий) как фактор нарушения аутентичности артефакта в традиционалистском смысле понимания аутентичности. Исследуется постмодернистский феномен аутентичности подделки и аутентичности симулякра. Доказывается, что туристский опыт может быть аутентичным и при интеракции с неаутентичным объектом.

Рассмотрены различные профили, типологии и классификации туристов исходя из их отношения к аутентичности культурной реалии и связанных с ней ожиданий, что отражает ценностные ориентации современных путешественников. Выявлена типология туристов (три группы), основываясь на уровне их ожиданий аутентичности артефактов культуры в составе турпродукта: I группа – туристы, ожидающие полной культурно-исторической подлинности и имеющие обоснованные знания и четкие критерии ее оценки; II группа – туристы, согласные считать подлинными те артефакты культуры, которые претерпели частичные изменения со временем или в ответ на рыночный спрос; III группа – туристы, не стремящиеся к исторической подлинности объектов и явлений культуры. Маркеры аутентичности опосредуют восприятие артефакта, его интерпретацию и оценивание потребителями, а признание реалии неаутентичной может являться следствием неспособности туриста смыслоразличительно участвовать в аутентификации объектов, событий, достопримечательных мест, субъектов (живых носителей культуры) в процессе туристских контактов.

Детально проанализированы социокультурные смыслы концепта аутентичность в эпоху постмодернизма, раскрыты характерные черты постмодернистского туристского опыта: фрагментированность, амбивалентность, перформативность, дедифференциации. Подчеркивается, что в условиях пространственно-временного сжатия современного глобального мира и развития постмодернизма со свойственной ему дедифференциацией, искажается перцепция и аутентификация артефактов культуры, так как ни время, ни пространство не опосредуют контакты туристов с артефактами культуры. Представлена классификация типов туристов исходя из их отношения к аутентичности искомого туристского опыта, отражающая феноменологический поведенческий и опытно-ориентированный подход к профилизации путешественников (экзистенциальные, экспериментальные, эмпирические, рекреационные, диверсионные).

Концепт аутентичность в туристском концептном пространстве генерирует концептные ряды, отражающие специфические виды аутентичностей в культурном туризме. Подробно рассмотрены и проанализированы концептные ряды:

– отражающий аутентификацию культуры с позиции туристского рыночного спроса: холодная аутентичность (cool authenticity), т. е. настоящая и истинная, но не всегда внешне привлекательная, и горячая аутентичность (hot authenticity), т. е. ненастоящая, поддельная, но интересная и привлекательная;

– построенный на оценке природы и принципа формирования аутентичности: объективная аутентичность (objective authenticity), т. е. проверенная, с доказательствами подлинности; сконструированная аутентичность (constructed/constructive authenticity), рассматриваемая в двух ипостасях: (1) как воображаемая, созданная в сознании человека; (2) как специально воссозданная, имитирующая подлинность ранее существовавших или потенциально возможных объектов; постановочная аутентичность (staged authenticity), т. е. специально срежиссированная, имитирующая подлинность событий, ритуалов, обрядов, церемоний, фестивалей, карнавалов, праздников и т. п.;

– объединяющий новейшие концептные образования, явившиеся результатом развития постмодернистской ситуации: экзистенциальная аутентичность (existential authenticity), т. е. настоящая, построенная на личном опыте участия в культурной жизни сообщества и предполагающая подлинность человеческих переживаний, эмоций и чувств в процессе и результате совместной деятельности, межличностного и межкультурного общения; перформативная аутентичность (performative authenticity), т. е. отражающая постмодернистскую потребность репрезентации себя, своей культурной традиции через новую, характерную для постмодернизма, систему знаков и символов; личностная аутентичность (personal authenticity), также называемая феноменологической и связанная с особенностями личного туристского опыта каждого отдельно взятого путешественника, с его индивидуальными переживаниями по поводу интеракций в туристском пространстве.

Утверждается, что сконструированная и постановочная аутентичности поднимают осознание коренными жителями того, что их сообщество отличается от «Других» и «Чужих». Проводится мысль, что сконструированная аутентичность может быть социально, идеологически и политически сконструирована, т. е. реализована в интересах власть имущих. Подчеркивается, что в сконструированной и постановочной (и частично даже в объективной) аутентичностях смыслы появляются и меняются с течением времени, а смыслы экзистенциальной аутентичности относятся к неизменным, вечным, как вечно и неистребимо стремление человека к свободе самопроявления и самовыражения. Межкультурное взаимодействие в международном туристском пространстве позволяет туристам разных культур вступать в коммуникацию и обмениваться своим культурно-специфическим опытом экзистенциальной аутентичности.

Особо отмечается, что конструкты аутентичности различны в зависимости от ее вида. Экзистенциальная аутентичность содержит конструкты: трансцендентность (способность выходить за пределы реальности и изменять себя), лиминальность (пороговость, двойственность, нахождение в двух плоскостях или ипостасях, например одновременно в своей и чужой культуре, в роли туриста-гостя и полноценного участника местного события), экзистенциальный модус, модусность (вариативность выбора способов существования, моделей проявления, поведения или действия в зависимости от туристского события, действа или акта коммуникации в туристском пространстве), а также конструкты-экзистенциалы: забота, участие, принятие, любовь, свобода.

Доказывается влияние туристского дискурса на качество туристского опыта, в том числе его аутентичность. Нарративы, описания, истории, интерпретации событий, объектов и мест являются важнейшим аспектом получения аутентичного туристского опыта, так как качество такого опыта находится под прямым воздействием туристских перцепций, оценок, сравнений описываемого события или объекта. Многие виды аутентичности в пространстве международного туризма (особенно экзистенциальная аутентичность) опосредованы межкультурным туристским дискурсом.

Делается вывод, что культурный объект или туристская дестинация могут быть источниками сразу нескольких аутентичностей (комплексом аутентичностей), так как являют собой сочетание предметов, процессов, действий, интеракций, причем как реальных, так и сконструированных и постановочных, нацеленных на потребление туристами. Существенное влияние на комплекс аутентичностей оказывают общая геополитическая ситуация, рыночная среда, культурный контекст, другие факторы микро- и макроуровней.

В параграфе 3.3 «Концепт “этичность” в кросскультурном туристском дискурсе» раскрывается тезис о том, что контакт с «Другими» культурами, вхождение в пространство «Другого» культурного сообщества, пребывание и проживание рядом с «Другими» на их территории, посещение объектов, принадлежащих истории и культуре «Других», участие в событиях, отражающих традиции «Других», всегда связаны с этичностью, т. е. этическими проблемами взаимоотношений гостей и хозяев, вызванными прежде всего культурными различиями.

Под этичностью в туризме понимается совокупность качеств, характеризующих идеологию и поведение индивидов и групп в туристском пространстве, конституирующих ценностную морально-нравственную основу субъект-объектных и субъект-субъектных отношений в системе туризма. Этичность строится на соблюдении правил и норм туристской этики и означает существование и принятие всеми субъектами коммуникации системы моральных принципов, руководящих их поведением в общем коммуникативном пространстве. Доказывается, что этика современного мирового сообщества – это этика взаимозависимости, этика, больше построенная на различиях, нежели на общности между культурами, социумами, группами и индивидами, этика сохранения культурного разнообразия и диалога культур во имя выживания. Современная этика проявляется в культурной восприимчивости, основанной на осознании, что культурные различия не являются чем-то чужеродным, враждебным или экзотическим, а также открытости к принятию «инаковости» и стремлении ее сохранять для будущих поколений, исходя из признания и уважения прав человека, сообщества как туристской дестинации и живой культуры на существование.

Концептуально этичность охватывает как сферу профессиональной туристской деятельности, так и поведенческие аспекты реализации путешественниками своих туристских мотиваций, интенций и целей на маршрутах и в дестинациях. Туристы могут быть вовлечены в этическую деятельность как через пассивное соблюдение правил и норм, так и через активное прямое участие в волонтерских, благотворительных, экологических, культурных и других специальных туристских проектах. Типология современных этических проблем в глобальном туристском пространстве включает такие вопросы, как этика культурных различий, охранная этика, этика аутентичности, нравственный релятивизм, утилитаризм, права человека и животных, справедливость распределения доходов и благ от туризма, коммуникативная этика и др. Ряд концептов этичности туризма, нравственно и ценностно заряженных, а также несущих в себе ментальные образы: экоэтика (eco-ethics), гостевая этика/этика гостя (guest ethics), этика хозяина (host ethics), этика “свистка” ('whistleblowing’ ethics), этика “все включено” (‘all-inclusive’ ethics), курортная этика (resort ethics), перформативная этика (performative ethics) детально рассмотрен в диссертации. Обращается внимание на те категории этичности, которые по разным культурно- или национально-специфическим причинам неизвестны или не распространены в разных туристских сообществах. Поведенческий кодекс как смысловая компонента концепта этичность определяется как этический кодекс. Анализируется Глобальный этический кодекс туризма, принятый Всемирной туристской организацией (ЮНВТО) в 1999 г., отражающий вопросы этики туризма в новых условиях мирового развития и имеющий целью минимизацию негативных воздействий туризма на окружающую среду и культурное наследие при максимизации выгод от его развития для жителей принимающих туристов дестинаций.

Представлен и проанализирован концепт этический туризм, в том числе в сопоставлении с концептами альтернативный, ответственный, мягкий, зеленый, устойчивый туризм, которые в большей или меньшей степени отражают концептуальные подходы к развитию современного туризма: уважительное отношение к разнообразию живых культур, сохранение природного и культурного наследия дестинаций, минимизация негативных воздействий туризма и экономическая поддержка местных сообществ за счет туристского развития. Анализируются концепты морализация туризма и новый нравственный туризм (new moral tourism), продвигающий идею о том, что к чужой культуре следует проявлять уважение, поддерживать ее, но не вторгаться в нее и не пытаться патронировать. Новый нравственный туризм рассматривается как форма этического потребления, получившая развитие в современном глобальном обществе, как когнитивный и нравственный фокус жизни человека в современном мире, объединяющая общество нравственная идея, средоточие человеческих устремлений к социальным изменениям. Делается вывод о том, что этический, нравственный, альтернативный виды туризма имеют в основе нравственную философию и этическую составляющую.

В главе 4 «Формирование межкультурной концептуальной компетенции специалистов международной туристской деятельности» обосновывается необходимость выделения и формирования межкультурной концептуальной компетенции специалиста сферы туризма; рассматриваются сущность и содержание концептуальной компетенции как базовой компоненты комплекса межкультурной компетенции.

В параграфе 4.1 «Межкультурная компетенция в подготовке кадров для международного туризма» доказывается, что межкультурная компетенция – это базовая компетенция общества будущего. Дается определение межкультурной компетенции современного специалиста (в том числе специалиста туристской деятельности) как освоенные и развитые способность и готовность к адекватному и эффективному профессиональному общению с представителями различных, в том числе иноязычных, культур, базирующиеся на знании и понимании, умениях и опыте, культурной восприимчивости, уважении и толерантности, во всем многообразии ситуаций динамично меняющейся профессиональной среды в условиях многополярного мультикультурного глобализирующегося мира.

Анализируются компоненты межкультурной компетенции: языковая, коммуникативная и культурная компетенции. Подчеркивается, что овладение культурной компетенцией представляется гораздо более сложной задачей (по сравнению с языковой и коммуникативной) как с точки зрения мотивации, содержания или методики, так и с позиции определения критериев и параметров ее сформированности.

Подчеркивается, что важным критерием оценки межкультурной компетенции является определение эффективности коммуникации, зависящей от компетенции обоих коммуникантов. Межкультурная компетенция проявляется только в интерактивном режиме и только в межкультурном контексте общения, т. е. ее сформированнность и эффективность не могут оцениваться в условиях учебной аудитории, в монокультурной среде общения, в имитационных моделях межкультурного тренинга. Кроме того, доказывается, что межкультурная компетенция проявляется в конкретных ситуативных контекстах, и как любая компетенция должна постоянно поддерживаться и развиваться сообразно развитию глобального и локальных контекстов, расширяться в различных новых ситуациях межкультурного общения, проходить проверку (верифицироваться), на адекватность и эффективность, так как и идентичности коммуникантов, и культурные контексты, и сами коммуникативные стратегии постоянно развиваются и меняются. В диссертации даются определения межкультурной адекватности и межкультурной эффективности. Отмечается, что степень успешности в формировании межкультурной компетенции индивида и специалиста (специалиста туристской деятельности) зависит от типа его родной культуры и культурно-специфических особенностей его культурного архетипа.

В параграфе 4.2 «Концептуальная компонента межкультурной компетенции специалиста в сфере туризма» дается определение концептуальной компетенции и приводится обоснование ее выделения в комплексе межкультурной компетенции.

Исходя из признания того факта, что за языковой картиной мира скрывается концептуальная, которая в свою очередь отражается в виде лингвоконцептов в языке, в диссертации утверждается, что в основе комплекса межкультурной компетенции лежат знание, понимание, умение, способность и готовность эффективно интерпретировать и адекватно использовать в коммуникации лингвокультурные и лингвокогнитивные концепты из общей для коммуникантов когнитивной базы. На этих основаниях предлагается выделить концептуальную компетенцию и рассматривать ее в качестве важнейшей, т. е. базовой компоненты всего комплекса межкультурной компетенции. Именно концептуальная компетенция отвечает за освоение концептосфер взаимодействующих культур, интерпретацию ядерных концептов и констант «своей» и «чужой» (иноязычной контактирующей) культуры, понимание особенностей корреляции и процессов интерференции своей и чужой концептосфер в ситуациях межкультурного общения. Концептуальная компетенция практически означает способность и готовность индивида распознавать и использовать в коммуникации лингвокультурные и лингвокогнитивные концепты, включая лингвистические коды и экстралингвистические культурно-специфические практики «своей» и «чужой» коммуникативных систем, что в свою очередь обеспечивает адекватное понимание и в целом успешную интеракцию, координирование коммуникантами своих ролей, управление коммуникативным процессом от начала до завершения.

В компонентном составе концептуальной компетенции вычленяются онтологический, аксиологический и эпистемологический компоненты, так как изучение концепта необходимо с точек зрения его образа, природы и бытования в концептном пространстве (онтологически), его ценностной заряженности (аксиологически) и способов его исследования и познания (эпистемологически). В концептуальной компетенции преобладает когнитивный (эпистемологический) аспект, так как интерпретация концептов требует, прежде всего, эпистемологического декодирования, распознавания его понятийного ядра, а лишь затем ценностной заряженности и образной оболочки.

В диссертации рассматриваются вопросы реализации индивидом своей концептуальной компетенции. Подчеркивается, что концептуальная компетенция личности и специалиста в сочетании с глобальной ментальностью представляет собой основу формирования межкультурной личности, которая становится феноменом эпохи глобализации.

В Заключении подводятся основные итоги исследования и делаются выводы по его содержанию.

Анализ дискурсивных практик туризма показывает, что международное туристское пространство представляет собой концептное пространство межкультурной коммуникации в туризме, где туристские знания, идеи, инновации, ценности, правила, этикетные нормы, стандарты формируются, закрепляются, поддерживаются, развиваются, транслируются синхронно и диахронно благодаря и посредством туристских концептов, выстроенных в виде системы концептов культуры и языка (или концептосферы) в такой специальной области концептуализации, как туризм.

Концепты создают туристскую реальность в ментальном мире человека. Концепты туризма – это коды и знаки туристской культуры, ее культурные доминанты, опорные точки и ориентиры туристской картины мира. С помощью туристской концептосферы реализуются выделение, фрагментация и освоение туристской картины мира, т. е. перцепция, когниция, взаимообмен культурными смыслами, коммуникация. Посредством концептосферы задается, параметрируется, категоризируется система туризма и концептное пространство межкультурной туристской коммуникации. Целостность и иерархичность концептосферы туризма позволяет говорить о сформированности самой системы туризма.

В концептах туризма заложены ресурсы выживания и развития системы туризма, ее адаптации к изменяющимся условиям. Понятийная целостность, перцептивная образность и ценностная заряженность, а также системность и транслируемость концептов туризма позволяют считать их опорными точками и параметрами порядка системы туризма, перцептивно-когнитивными ориентирами в концептном туристском пространстве и базовыми единицами межкультурной коммуникации в его рамках.

Глобализационные процессы во многом способствуют формированию общемировой системы туризма как глобальной системы разноплановых и разноуровневых коммуникаций, что выводит межкультурную коммуникацию на уровень системообразующего фактора развития глобального туристского пространства, придавая ей парадигмальный статус и характер. Постмодернизм привнес в туристские мотивации, модели поведения и потребления туристов, цели, виды и формы путешествий новое мироощущение, новые ценности и новые смыслы.

Посредством многопрофильной и многофункциональной межкультурной коммуникации, в том числе вербальной, реализуемой на основе концептосферы международного туризма, осуществляются все виды взаимодействия между элементами системы международного туризма. Межкультурная коммуникация задает и поддерживает параметры, принципы и нормы взаимодействия подсистем в общей системе туризма, выступая в качестве антропоцентрической коммуникационной парадигмы ее развития.

Концептосфера, вербализованная в концептах-терминах, представляет собой своеобразный концептуарий-тезаурус и концептуарий-инструментарий межкультурной коммуникации в концептном туристском пространстве.

Межкультурная компетенция как комплекс взаимосвязанных компонентов (языковой, коммуникативной, культурной и других компетенций) является социальной потребностью личности, обеспечивающей ей межкультурную адаптивность, и профессионально значимым качеством специалиста нового поколения, призванного действовать в условиях мультикультурной среды. В комплексе межкультурной компетенции следует выделять концептуальную компетенцию, предполагающую знание, понимание, умение, способность и готовность эффективно интерпретировать образные, понятийные, ценностные смыслы концептов и адекватно оперировать в коммуникации лингвокультурными и лингвокогнитивными концептами из общей для коммуникантов когнитивной базы, так как межкультурная коммуникация постоянно синхронно создает и воссоздает концепты, благодаря которым она имеет смысл, предполагает взаимодействие концептосфер разных культур, и любой дискурс строится на концептах, несущих основные сообразные ему смыслы.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора (общим объемом 103,8 п. л.):

I. Статьи в изданиях по списку Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации

  1. Мошняга, Е. В. Концептное пространство / Е.В. Мошняга // Знание. Понимание. Умение. 2011. № 1. С. 269-273 (0,3 п. л.).
  2. Мошняга, Е. В. Межкультурная коммуникация: теоретический анализ / Е.В. Мошняга // Этносоциум и межнациональная культура. 2011. № 2 (34). С. 56-65 (0,6 п. л.).
  3. Мошняга, Е. В. Философско-этические аспекты межкультурной коммуникации / Е.В. Мошняга // Знание. Понимание. Умение. 2011. № 2. С. 208-212 (0,3 п. л.).
  4. Мошняга, Е. В. Проблема идентичности в межкультурном аспекте / Е.В. Мошняга // Этносоциум и межнациональная культура. 2011. № 1 (33). С. 73-80 (0,5 п. л.).
  5. Мошняга, Е. В., Мошняга П.А. Философско-идеологические инсайты культурного туризма / Е.В. Мошняга, П.А. Мошняга  // Этносоциум и межнациональная культура. 2011. № 3 (35). С. 123-136 (0,9/0,45 п. л.).
  6. Мошняга, Е. В. Диалог культур через призму межкультурной коммуникации в туризме / Е.В. Мошняга // Этносоциум и межнациональная культура. 2010. № 5 (29). С. 146-156 (0,7 п. л.).
  7. Мошняга, Е. В. Проблемы аутентичности в кросс-культурном туристском дискурсе / Е.В. Мошняга // Этносоциум и межнациональная культура. 2009. № 6 (22). С. 39-48 (0,6 п. л.).
  8. Мошняга, Е. В. Концепт «культурный туризм» в системе концептов международного туризма / Е.В. Мошняга // Знание. Понимание. Умение. 2009. № 3. С. 173-178 (0,4 п. л.).
  9. Мошняга, Е. В. Этика туризма в глобализирующемся мире: межкультурный аспект / Е.В. Мошняга // Этносоциум и межнациональная культура. 2009. № 2 (18). С. 74-81 (0,4 п. л.).
  10. Мошняга, Е. В. Идентичность в системе концептов туризма (межкультурный коммуникативный аспект) / Е.В. Мошняга // Власть. 2009. № 2. С. 50-53 (0,25 п. л.).
  11. Мошняга, Е. В. Концептосфера международного туризма в контексте межкультурной коммуникации / Е.В. Мошняга // Знание. Понимание. Умение. 2008. № 4. С. 146-151 (0,4 п. л.).
  12. Мошняга, Е. В. Концептуальное пространство межкультурной коммуникации в туризме / Е.В. Мошняга // Вестник Московского государственного университета. Сер. 18 «Социология и политология». 2008. № 4. С. 5-19 (0,9 п. л.).
  13. Мошняга, Е. В. Межкультурная коммуникация в системе международного туризма в условиях глобализации / Е.В. Мошняга // Социальная политика и социология. Междисциплинарный и научно-практический журнал. РГСУ. 2008. № 3 (39). С. 289-308 (0,6 п. л.).
  14. Мошняга, Е. В. Гуманитарная роль международного туризма в условиях глобализации / Е.В. Мошняга // Государственная служба (Рос. академия гос. службы при Президенте РФ). 2006. № 5 (43). С. 104-109 (0,4 п. л.). 

II. Монографии по теме диссертации

  1. Мошняга, Е. В. Межкультурная коммуникация и диалог культур в сфере международного туризма / Е.В. Мошняга ; РМАТ. М. : Логос, 2011. 176 с. (11,0 п. л.).
  2. Мошняга, Е. В. Концептуальное пространство межкультурной коммуникации в туризме в условиях глобализации  / Е.В. Мошняга ; РМАТ. М. : Сов. спорт, 2010. 219 с. (13,75 п. л.)
  3. Мошняга, Е. В. Гуманитарные аспекты международного туризма в условиях глобализации / Е.В. Мошняга. М. : Центр соц. прогнозирования, 2004. 384 с. (24,0 п. л.). 

  III. Учебно-справочное издания

  1. Мошняга, Е. В. Глоссарий туристских терминов: Словарь англо-русских и русско-английских соответствий / Е.В. Мошняга ; РМАТ. М. : Сов. спорт, 2008. (Профессиональное туристское образование) 456 с. (28,75 п. л.).

IV. Статьи в научных изданиях

  1. Мошняга, Е. В. Формирование концептуальной компетенции специалистов сферы туризма / Е.В. Мошняга // Вестник РМАТ. 2011. № 2.  С. 23-28  (0, 35 п. л.).
  2. Мошняга, Е. В. К вопросу о формировании мультикультурной личности специалиста нового поколения / Е.В. Мошняга // Высшее образование для XXI века: VII межд. науч. конференция. Москва, 18-20 ноября 2010 г. : доклады и материалы. Сек. 12. Проблемы исторического образования. Вып. 2 / отв. ред. В. К. Криворученко. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2010. С. 50-59 (0,6 п. л.).
  3. Мошняга, Е. В. Проблемы культурного туризма, межкультурной коммуникации и подготовки гидов-переводчиков / Е.В. Мошняга // сб. докл. Межрегиональной научно-практической конференции «Перспективы развития культурно-познавательного туризма и экскурсионной деятельности». 30 ноября 2010 г., Химки. Химки : РМАТ, 2010. С. 154-162 (0,55 п. л.).
  4. Мошняга, Е. В. Тенденции развития концептосистемы международного туризма / Е.В. Мошняга // Квартальновские научные чтения. Науч. альманах. М. : Сов. спорт, 2010. Вып.4. С. 490-496 (0,45 п. л.).
  5. Мошняга, Е. В. От индустрии туризма к системе туризма / Е.В. Мошняга // Квартальновские научные чтения. Науч. альманах. Вып.4. М. : Сов. спорт, 2010. С. 84-90 (0,45 п. л.).
  6. Мошняга, Е. В. К вопросу о формировании концептуальной компетенции специалистов сферы туризма / Е.В. Мошняга // Межд. научно-практическая конференция «Современная модель профессионального туристского образования и её законодательное обеспечение». Пленарные доклады. 20 мая 2010 г., Москва-Химки. Химки : РМАТ, 2010. С.50-59 (0,6 п. л.).
  7. Мошняга, Е. В. Терминосистема международного туризма как лингвокультурное явление / Е.В. Мошняга // Вестник Московского городского педагогического университета. Сер. «Филология. Теория языка. Языковое образование». 2009. № 1 (3). С. 67-73 (0,45 п. л.).
  8. Мошняга, Е. В. Тенденции развития культурного туризма и межкультурной коммуникации в глобализирующемся мире / Е. В. Мошняга ; РМАТ/ III Международный форум «Туризм: наука и образование». Проблемы и перспективы развития туризма : сб. материалов науч. конференций. 19-21 мая 2009 г., Москва-Химки. Химки : РМАТ, 2009. С. 212-220 (0,55 п. л.).
  9. Мошняга, Е. В. Лингвистика и межкультурная коммуникация в туризме / Е.В. Мошняга // Квартальновские научные чтения. Науч. альманах. М. : Сов. спорт, 2008. Вып. 3. С. 111-118 (0,5 п. л.).
  10. Мошняга, Е. В. Региональный туризм: международный опыт и тенденции развития в эпоху глобализации / Е.В. Мошняга // Квартальновские научные чтения. Науч. альманах. М. : Сов. спорт, 2008. Вып. 3. С. 297-304 (0,5 п. л.).
  11. Мошняга, Е. В. Теоретические основания социокультурного развития в современный период / Е.В. Мошняга // Науч. труды Московского  гуманитарного ун-та. М. : Изд-во Моск. гум. ун-та, 2008. Вып. 88. С. 141-148. Вып.90. С. 117-131 (1,4 п. л.)
  12. Мошняга, Е. В., Мошняга П.А. Межкультурная коммуникация и диалог культур в глобализирующемся мире / Е.В. Мошняга, П.А. Мошняга // Науч. труды Московского гуманитарного ун-та. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2008. Вып. 88. С. 128-140. Вып. 90. С. 105-117 (1,6/ 0,8 п. л.).
  13. Мошняга, Е. В. Устойчивый туризм в глобализирующемся мире: тенденции и перспективы развития / Е.В. Мошняга // Туризм и рекреация: фундаментальные и прикладные исследования : труды II Межд. науч.-практич. конференции. МГУ им. М.В. Ломоносова, географ. ф-т, Москва, 20 апреля 2007 г. М. : РИБ «Турист», 2007. С. 337-341 (0,3 п. л.).
  14. Мошняга, Е. В. Культурный туризм в контексте глобализации / Е.В. Мошняга // Международный форум «Туризм: наука и образование». 19-21 апреля 2007 г., Москва. Культурный туризм в целях мира и развития : сб. материалов науч. конф. М. : РИБ «Турист», 2007. С. 145-150 (0,3 п. л.).
  15. Мошняга, Е. В. Новые измерения «нового туризма» / Е.В. Мошняга // Международный форум «Туризм: наука и образование». 19-21 апреля 2007 г., Москва. Научные, образоват. и регион. проблемы в туризме : сб. материалов науч. конф. М. : РИБ «Турист», 2007. С. 120-133 (0,6 п. л.).
  16. Мошняга, Е. В. Международные правовые нормы регулирования туризма и путешествий и их адаптация в законодательстве РФ / Е.В. Мошняга // Вестник Российского государственного торгово-экономического университета. 2007. № 2 (18). С. 149-156 (0,3 п. л.).
  17. Мошняга, Е. В. Гуманитарные ресурсы международного туризма в условиях глобализации / Е.В. Мошняга // Труды Московского городского университета управления Правительства Москвы. М. : Изд-во МГУУ Правительства Москвы, 2006. Вып. 7. С. 255-276 (0,9 п. л.).
  18. Мошняга, Е. В. Принцип интеркультурности в системе профессионального туристского образования / Е.В. Мошняга // Высшее образование для XXI века: Третья междунар. науч. конференция. МосГУ, 18-20 октября 2006 г. : доклады и материалы / отв. ред. Н. В. Захаров, Вл. А. Луков. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2006. Вып.4. С. 18-28 (0,6 п. л.).
  19. Мошняга, Е. В. Гуманитарные ресурсы международного туризма в контексте глобализации / Е.В. Мошняга // Перспективы формирования туристского пространства России и Китая: Росс.-китайск. науч. альманах. М. : Сов. спорт, 2006. С. 78-91 (0,8 п. л.).
  20. Мошняга, Е. В. Модельные культуры в контексте международного туризма / Е.В. Мошняга // 60 лет ЮНЕСКО – путь к миру и развитию : сб. докл. и тез. сообщений науч.-практич. конференции под эгидой ЮНЕСКО, г. Сходня, 11 ноября 2005 г. М. : РИБ «Турист», 2006. С. 19-27 (0,4 п. л.).
  21. Мошняга, Е. В. Гуманитарные ресурсы международного туризма в условиях глобализации / Е.В. Мошняга // Научные труды Московского гуманитарного университета. М. : Изд-во Моск. гум. ун-та, 2006. Вып. 62. С. 135-152 (1,0 п. л.).
  22. Мошняга, Е. В. Культурный туризм и культурное наследие в контексте межкультурной коммуникации / Е.В. Мошняга // Квартальновские науч. чтения. Науч. альманах. М. : Сов. спорт, 2006. Вып.2. С. 11-25 (0,8 п. л.).
  23. Мошняга, Е. В. Культурный туризм и межкультурная коммуникация / Е.В. Мошняга // Туризм: от науки – к практике. Труды Российской академии естественных наук. Т. 1 / под ред. И. В. Зорина. М. : РАЕН, 2006.  С. 43-65 (1,3 п. л.).
  24. Мошняга, Е. В. Межкультурная коммуникация в туризме: к вопросу о прецедентных феноменах / Е.В. Мошняга // Актуальные проблемы туризма – 2004-2005 : сб. науч. трудов Рос. межд. акад. туризма. М. : Сов. спорт, 2005. Вып.7. С. 255-262  (0,4 п. л.).
  25. Мошняга, Е. В. Международный культурный туризм как фактор межкультурной коммуникации / Е.В. Мошняга // Научные труды Московского гуманитарного университета. М. : Изд-во Моск. гум. ун-та, 2005. Вып. 55. С. 128-147  (1,2 п. л.).
  26. Мошняга, Е. В. Межкультурная коммуникация в системе профессионального туристского образования / Е.В. Мошняга // Проблемы окружающей среды и природных ресурсов. Рос. акад. наук. ВИНИТИ. М. : ВИНИТИ, 2005. Вып. 2. С. 80-85 (0,3 п. л.).
  27. Мошняга, Е. В. Межкультурная коммуникация – доминанта развития единого международного образовательного пространства / Е.В. Мошняга // Туризм. Образование. Культура : сб. тез. выст. и докл. межвузов. науч.-практ. конф. аспирантов и молодых ученых, 27 апреля 2005 г., г. Сходня. М. : РИБ «Турист», 2005.  С. 247-253 (0,4 п. л.).
  28. Мошняга, Е. В. К вопросу об иноязычной компетенции выпускников туристского вуза / Е.В. Мошняга // Квартальновские науч. чтения.  Науч. альманах. М. : Сов. спорт, 2004. Вып.1. С. 280- 283 (0,2 п. л.).
  29. Мошняга, Е. В. Лингвистика и система межкультурной коммуникации в контексте международного туризма / Е.В. Мошняга // Актуальные проблемы туризма-2001 : Ежег. сб. науч. трудов / РМАТ. М. : Сов. спорт, 2002. С. 59-69 (0,6 п. л.).
  30. Мошняга, Е. В. Иностранный язык и межкультурная коммуникация в системе подготовки кадров для туризма и рекреации / Е.В. Мошняга // Рекреация и туризм : сб. докл. и тез. сообщений всерос. науч.-практич. конференции, г. Сходня Московской обл., 28-30 ноября, 2001 г. Ч. 2. М. : РМАТ, 2001. С. 186-192 (0,3 п. л.).
  31. Мошняга, Е. В. Лингвистика и система межкультурной коммуникации в контексте международного туризма / Е.В. Мошняга // Образовательные проекты ЮНЕСКО в области культуры, спорта и туризма : сб. докл. и тез. сообщений междунар. науч. конференции, г. Красноярск. Ч. 2. М. : РИБ «Турист», 2001. С. 113-125 (0,7 п. л.).
  32. Мошняга, Е. В. Проблемы языковой подготовки специалистов туристской деятельности для Российской Федерации / Е.В. Мошняга // Актуальные проблемы туризма ’98 : сб. докл. и тез. сообщений II Всерос. науч.-практич. конференции, 22-24 апр. 1998 г. М. : РМАТ, 1998. С. 58- 69 (0,6 п. л.).
  33. Мошняга, Е. В. Использование зарубежного опыта при формировании системы образования в туризме Российской Федерации / Е.В. Мошняга // Профессионально-квалификационная структура и образовательные стандарты в сфере рекреации и туризма. М. : РМАТ, 1997. С. 24-30 (0,3 п. л.).

Подписано в печать 22.09. 2011 г. Заказ №

Формат 60x84 1/16.  Объем  2,6 п.л.  Тираж 100 экз.

Издательство ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет»

111395,  г. Москва, ул. Юности, 5/1.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.