WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Дарибазарон Энхэ Чимитдоржиевич

ИНТЕГРАЛЬНАЯ МЕДИЦИНА:

СОЦИАЛЬНО - ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ СУЩНОСТИ, КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ ОСНОВАНИЙ  И  ПЕРСПЕКТИВ

Специальность: 09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Улан - Удэ – 2011

Работа выполнена на кафедре философии Бурятского государственного университета

Научный консультант:  Балханов Валерий Александрович 

доктор философских наук, профессор

  Официальные оппоненты:  Абрамов Юрий Федорович

  доктор философских наук, профессор

Цыренжапова Октябрина Даши-Дондобовна

  доктор медицинских наук, профессор

  Чебунин Александр Васильевич

доктор философских наук 

 

Ведущая организация: Красноярская государственная медицинская академия

Защита диссертации состоится  30 марта 2012 года на заседании диссертационного совета Д 212.022.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук в Бурятском государственном университете по адресу: 670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24 а.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Бурятского государственного университета по адресу: 670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24 а.

Текст автореферата опубликован на сайте Высшей Аттестационной Комиссии (ВАК) http://www.vak.ed.gov.ru/ 29 декабря 2011 года.

Автореферат разослан ……………2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат  философских наук, доцент  Рандалова О.Ю.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования.  Важнейшие задачи нашего общества в XXI  веке продиктованы необходимостью  обращения на новом мировоззренческом уровне к человеку как к многомерному существу, переосмысления природы и социума, возвращения к первозданному пониманию мира как единого организма. В человеке природа достигла высшей сложности и совершенства: именно в нем возникло диалектическое единство биологического и социального, материального и духовного. Но в этом проявляется и противоречивый феномен человека.

Интегральная медицина как теоретическое и практическое проявление Универсума, утверждая глубинную и имманентную взаимосвязь между челове­ком и Вселенной, подразумевает, в первую очередь, не фи­зическую связь,  а всеобщую, универсальную связь с Бытием. Благодаря этой связи Космос способен влиять на человека. В свою очередь, человек способен влиять на окружающий мир не только физически, но также своими мыслями и чувствами. Может ли быть человек здоровым, если больна биосфера и духовная сфера? Из этой не радужной перспективы следует, что когда врач лечит пациента, он пытается починить одно маленькое звено в глубоко нездоровой цепи событий.

Актуальность темы данного исследования связана с тем, что лечебная практика требует решения давно назревшей проблемы социально-философского обоснования синтеза двух парадигм медицины - западной и восточной. Интегральная медицина, объе­диняя ранее несовместимые модели западной и восточной медицины, которым соответствовали материалистические и идеалистические парадигмальные контексты, связыва­ет свое будущее с пониманием единства человека и Космоса, основанием которого может быть только целостное представление о связности человеческого духа и тела как новая мировоззренческая парадигма.

Вопрос построения общей теории здоровья концептуально и методологически связан с разработкой проблемы целостной теории человека. А для этого необходимо стремиться отразить всю систему факторов, воздействующих на человека, в том числе таких, которые выходят за узкие рамки чисто медицинского подхода. Таким образом, выбор нами данной темы исследования обусловлен объективной необходимостью создания целостной науки о здоровье, где нельзя  ограничиться только телесным, медицинским подходом к человеку. Еще непременно надо  включать и внебиологические факторы воздействия на него, обращаясь к понятиям социального и духовного здоровья. Интегральная концепция здоровья предполагает синтез, а не конгломерат представлений разных наук о человеке.

Степень разработанности проблемы. Духовно-нравственные проблемы личности и общества стали предметом исследования многих ученых, представляющих весь спектр современной науки, в том числе и медицины. Понятие «интегральная медицина» в научный оборот начал входить в 70-х годах ХХ века в связи с назревшей необходимостью пересмотра мировоззренческой парадигмы на нашу действительность.

В своем исследовании мы опирались на фундаментальные работы таких ученых как В . И. Вернадский, А. Л.Чижевский, А. Эйнштейн, Н. Бор, В. Гейзенберг, В. Паули, Э. Шредингер, Дж. Уилер, В. М. Бехтерев, И. М. Сеченов, И. П. Павлов, Г. Селье,  Т. Кун, В. Франкл, Ф. Перлз П. К. Анохин, Л. Н. Гумилев, Н. Н. Моисеев, Г. Селье, Т. Кун, А. Д. Урсул, В. Франкл, Ф. Перлз, И. Р. Пригожин, К. Уилбер, С. Гроф, Г. Бейтсон, У. Матурана, Ф. Варела, А. Лоуэн, Ф. Капра, Д. Чопра и других.

Из современных российских ученых и философов были использованы труды  Ю.Ф. Абрамова, Н. М. Амосова, В. И. Антонова, В. И. Аршинова,  В. А. Балханова, Н. П. Бехтеревой, Т. П. Григорьевой, А. С. Залманова, С. Ю. Колчигина, Т. Г. Лешкевич, М. К. Мамардашвили, В. В. Мантатова, В. В. Налимова, В. С. Поликарпова, А. М.  Пятигорского, П. В. Симонова, В. С. Степина, Г. А. Югай, Б. Г. Юдина, И. И. Юзвишина  и других1

.

Работы этих авторов стали теоретической и методологической базой для разработки нашей собственной концепции интегральной медицины и ее социально-философского основания.

Онтологической и гносеологической базой для исторической ретроспективы и актуализации проблемы  в нашем исследовании послужили классические труды Платона, Аристотеля, Гиппократа, Галена, А. Везалия, Парацельса,  У. Гарвея, Р. Декарта, Г. Лейбница, Б. Спинозы, И. Канта, И. Фихте, Г. Гегеля, Ф. Шеллинга, А. Шопенгауэра, Ф. Ницше, В. Дильтея, А. Бергсона, Э. Гуссерля, М. Хайдеггера, У. Джеймса, А. Уайтхеда, К. Ясперса, Г. Гадамера, Л. Витгенштейна, Ю. Хабермаса, Дж. Болдуина, Ж. Гебсера, Ж. Деррида, Ж. Делеза, Ф. де Соссюра, М. Фуко, З. Фрейда, К. Г. Юнга, Р. Ассаджоли, К. Р. Роджерса, В. Райха, Э. Фромма, Э. Эриксона и других.

Для осмысления холистического мировоззрения мы обращались к работам по восточной философии и медицине таких авторов как Нагарджуна, Чандракирти, Васубандху, Шанкара, Чжуанцзы, Абу Али ибн Сина, Далай-Лама ХIV, Д. Судзуки, Г. И. Гурджиев, П. Д. Успенский, Б. Д. Дандарон, Шри Ауробиндо, Раджниш Ошо, Дж. Кришнамурти, С. Радхакришнан,  П. А. Бадмаев, Ч. Трунгпа,  Е. И. Рерих, А. Говинда, Г. Гюнтер, Э. Конзе, Ф. И. Щербатской, О. О. Розенберг, А. Уоттс, Р. Моаканин, Г. Тинлей, Л. Е. Янгутов, Е. А. Торчинов, В. П. Андросов, С. Ю. Лепехов, Г. Лувсан, Э. Г. Базарон, Л. Л. Хунданов, В. Н. Пупышев, С. М. Николаев, Н. Ц. Жамбалдагбаев, Э. Ю. Кушниренко, Е. Н. Молодцова  и другие2

.

Для построения нами общей картины интегральной медицины очень важную роль сыграли такие классические произведения Востока как  трактат «Чжуд-ши» и Атлас тибетской медицины, индийская Аюрведа, трактат китайской медицины «Наньцзин» и «Канон врачебной науки» Абу Али ибн Сины.

Нами серьезное внимание обращено и на исследования естественнонаучного и социально-философского характера той или иной степени глубины разработки этой важной проблемы, в которых рассматриваются вопросы воссоздания целостных представлений  мировоззренческих основаниях здоровья. В отечественной науке необходимо отметить работы в этом направлении таких авторов как А. А. Алексеев, А. М. Анохин, Б. С. Братусь, О.С. Васильева, Е. С. Вельховер, Л. С. Выготский, В. И. Гарбузов, П. П. Гаряев,  И. В.  Давыдовский, В. М. Дильман, Д. И. Дубровский, В. А. Иванченко, В. П. Казначеев, С. А. Казыбаев, Э. М. Каструбин, В. В. Козлов, В. В. Коновалов, А. А. Корольков, В. Т. Куприй, И. С. Ларионова, С. А. Лебедев, А. Н. Леонтьев, И. К. Лисеев, Ю. П. Лисицын, А. Р. Лурия, В. В. Майков, И. Ю. Микляев, В. И. Моисеев, И. П. Неумывакин, А. П. Огурцов, В. П. Петленко, Л. Г. Пучко, С. Л. Рубинштейн, Т. Я. Свищева, Е. А. Спирин, Е. А. Файдыш, Ф.Р, Филатов, М. И. Фомин, И. Т. Фролов, Ю. М. Хрусталев, К.С. Хруцкий,  Г. И. Царегородцев, Г. И.  Шаталова, Г. Х. Шингаров, и другие3

. Научно-философские разработки этих ученых для дальнейшего  развития современной медицины имеют большое методологическое значение.

Проблема интегральной медицины в мировой науке в разной степени и различных аспектах разрабатывались в трудах таких крупных западных ученых как К. Уилбер, Д. Бом, К. Прибрам, А. Маслоу, С. Гроф, Дж. Чу, Г. Бейтсон, Ф. Капра, Р. Гербер, Ч. Тарт, Дж. Катчмер, Б. Э. Бреннан, Р. Лэнг, А. Госвами, В. Франкл, А. Минделл, Р. Мэй, Г. Хант, Х. Феррер, К. Саймонтон, М. Талбот. Их экспериментальные данные служат основой для достижения  оптимистических результатов в дальнейших исследованиях. Например, в работе доктора философии и медицины Р. Гербера «Вибрационная медицина»4 приводятся примеры уникальных, объективно и достоверно проверяемых экспериментов при исследовании человека, базирующихся на естественнонаучных открытиях А. Эйнштейна, Н. Бора, М. Планка, В. Гейзенберга, У. Тиллера, С. Кирлиан, что послужило весомым аргументом в выдвижении и обосновании своих диссертантом идей. В работе «Дао биоэнергетики» Дж. Катчмер5, проводя сравнительный анализ китайской медицины и психоаналитических разработок В. Райха, приходит к выводу о многомерности человека как такового. Важную роль для авторских методологических построений имели научные разработки таких выдающихся ученых как Д. Бом и К. Прибрам6. Они совместными усилиями выдвинули интересную научно-философскую теорию, где Человек и Вселенная есть взаимоотражающиеся голограммы, то есть подтверждает глубокие выводы восточной мудрости: все в одном и одно во всем. Эти выводы стали для нашей работы важным показателем правильности выбранного нами направления исследования, где мы последовательно настаиваем и аргументируем  необходимость перехода от классической медицины к современной интегральной медицине.

Несмотря на то, что в имеющихся работах освещены определенные аспекты проблемы интегральной медицины, а в некоторых из них они нашли серьезную разработку, тем не менее,  необходимо признать отсутствие диссертационных работ, в которых специально рассматривались бы сущностные, концептуальные основания и целостное осмысление интегральной медицины  с позиций принципиально новых социально-философских оснований развития медицины, связанных с новой картиной мира и с сущностными характеристиками современного мирового развития. Состояние современной науки и медицины, медитативных исследований духовности, расширенных состояний сознания в трансперсональной психологии позволяет возможность целостного рассмотрения данной проблемы с позиции единого методологического подхода, что и определило цель нашего исследования.

Цель диссертационного исследования: выявить в ракурсе социально-философского анализа сущность, концептуально-мировоззренческие  основания интегральной медицины.

В соответствии с целью поставлены следующие задачи:

- Проанализировать и критически оценить достижения западной философ­ской антропологии, научно-философского биосоциального «двухмерного» подхода к человеку.

- Раскрыть возможности и преимущества интегрального исследовательского подхода к человеку как к  многомерному социоприродному и духовному фено­мену, способному познавать, осознавать и преобразовывать себя и окружающий мир.

- Осуществить социально-философский анализ значения и сущности интегральной медицины  в антропологической проблематике.

- Показать многообразие форм и проявлений трансперсональных  уровней существования человека, наличие в них общих элементов и определенных закономерностей.

- Подвергнуть объективному критическому анализу ортодоксальную психиатрию с позиции целостного подхода.

  -  Выявить социокультурную роль интегральной медицины на рубеже XX-XXI вв.  в теоретическом и прак­тическом аспектах.

  - Провести компаративистский анализ западной и восточной традиций  в определении здоровья человека.

  - Критически рассмотреть эгоцентризм как психопатологию  в контексте буддийской медитации, китайской медицины, и личность в западной психотерапии.

- Охарактеризовать научные и социальные предпосылки возникновения холистических подходов и выявить социальную значимость последних.

-  При помощи всесекторно-всеуровневой методологии выйти на уровень разрешения проблем современной медицины.

Объект исследования. Интегральная медицина как комплексное явление представления в противоречивом единстве новейших достижений современной науки и традиций буддийско-даосской философий.

Предметом исследования: сущность и концептуально-мировоззренческие основания интегральной медицины.

Методологические и теоретические основы исследования представлены философскими и общенаучными методами изучения человека, позволяющими раскрыть его природу и сущность в онтологическом, гносеологическом и социально-философском аспектах. Это - метод взаимосвязи исторического и логического при анализе общих проблем человека,  метод восхождения от абстрактного к конкретному примени­тельно к проблеме человека, взятый в целом и к трансперсональным уровням его бытия в частности.

Известно, что в определенный момент традицион­ный парадигмальный  подход перестает «срабатывать» и возникает потребность в новой методологии и теории. Применяя эту идею к становлению новой интегральной парадигмы медицины, автор использовал метод философской рефлексии и компаративистики, дхармическую методологию буддизма (пратитья-самутпада), междисциплинарные научные методы – синергетический (фрактальный), голографический. Стержневым направлением в нашем исследовании стала многомерная методология всесекторно-всеуровневого подхода к интегральной медицине. Она снимает противопоставленность классического материализма и идеализма, являющихся,  в сущности,  абстрактно-метафизическими конструкциями и диверсифицированными формами онтологического редукционизма.

Методология философской компаративистики позволила преодолеть изолированность, замкнутость философских культур Востока и Запада. Она дает возможность аналитического сопоставления традиционных типов философского дискурса с современными, экспликации их универсального содержания.

Теоретической, информационно-эмпирической базой исследования послужили данные отечественных и зарубежных философских, психологических и медицинских исследований по интегральной тематике: постнеклассический информационно-синергетический подход науки, интерпретационно-герменевтические аспекты постмодернизма, голографическая модель Вселенной Д.Бома, голографическая модель мозга К. Прибрама, бутстрапная теория Д. Чу, гуманистические и трансперсональные теории К. Г. Юнга, А. Маслоу, К. Уилбера, Г. Бейтсона, С. Грофа, Р. Гербера, А. Госвами, Г. Брейдена, Е. А. Торчинова, В. В. Козлова, В. В. Майкова, Е. А. Файдыша.

Полученные в ходе диссертационного исследования результаты содержат научную новизну, которая состоит в следующем:

- Субъектно-объектный подход носит ограниченный характер в лечении человека и не имеет исторической перспективы. Преодоление этой ограниченности возможно только при применении голографической и синергетической модели как фундаментального метода к оздоровлению больного.

- Проведен онтогностический анализ понятий интегральной медицины, духовного опыта, трансперсонального бытия личности,

- Выявлена проблемность существования истинного, субстанционального «Я» с позиции буддизма и как следствие: неведение – болезнь, просветление - абсолютное здоровье.

- Предлагается интегральный подход к проблеме здоровья человека на основе постнеклассической науки и эвристических принципов буддийско-даосской философии, и который будет иметь большое значение в оздоровлении человека и общества.

- Разработаны  возможные формы практического применения знаний интегральной медицины в настоящее время: раскрытие и мобилизация резервов человеческого организма с учетом опыта духовных практик; атрибутивность духовно-нравственных основ в существовании человека; альтруистическая стратегия формирования духовно богатого человека в противо­вес эгоцентризму.

- Предложена всесекторно-всеуровневая методология, которая позволяет достичь всеохватного подхода в решении проблем современной медицины.

- Выявлены важнейшая роль и значимость избранного подхода к интегральной медицине, его суть заключа­ется в том, что полученные результаты могут непротиворечиво выходить на уровень все более общих, философских знаний о человеке.

Положения, выносимые на защиту:

  - Центральной теоретической проблемой современной медицины  является разделение понятий, относящихся к процессам болезни  и  источникам  болезни.  Вместо того чтобы выяснить  причины заболевания и  попытаться  изменить условия, которые ее  вызвали,  медики-исследователи фокусируют свое внимание на механизмах протекания болезни, с тем чтобы на них можно было воздействовать. В современном медицинском мышлении именно эти механизмы, а не источники часто рассматриваются как причины болезни.

- «Одномерные» и «двухмерные» (в том числе, биосоциальный) подходы к человеку имеют большое значение для глубокого раскрытия отдельных сторон его сущности и бытия. Они оказывались исторически необходимыми и плодотворными на определенных этапах развития антропологических знаний. Но все же они не отражают в целом более широкой, многогранной сущности человека. Поэтому на рубеже XX-XXI  вв., при всестороннем познании человека, необходим именно интегральный подход, отражающий его многомерную сущность и разные аспекты существования. Применение синтезирующего подхода к проблеме человека позволит обосновать, что человек предстает как социальный (и духовно-нравственный,  и материально-экономический), биологический (в том числе, экологический) и космологический феномен одновременно. И, следовательно, он дает возможность более глубоко и системно раскрыть более подробно содержание каждой из отмеченных сторон  существования и сущности человека.

- Трансперсональная психология отражает глубинную сущность  духовного опыта  и потому этому феномену как одной из важнейшей составляющей интегральности уделено значительное внимание. Тезис о том, что всесторонний, целостный подход, в особенности к изучению таких феноменов жизни, как медицина, должен включать трансперсональный, духовный аспект познания. В противном случае, «инструмент» исследования имеет высокий риск остаться неадекватным познаваемому объекту.

- Всесекторно-всеуровневый подход даёт возможность проследить эволюцию индивидуального, культурного и социального во взаимной корреляции, что и явилось одной из основных причин, чтобы сделать его главной, опорной методологией всей диссертации. На базе многомерного подхода к человеку появляется возможность целостного рассмотрения социокосмоантропных проблем, в том числе, изучения человека в социально-философском аспекте, в контексте трансперсональных  уровней его бытия, что имеет не только теоретическое, но и практическое значение при выборе оптимальных путей существования  общества  в XXI веке.

- Осуществление критического анализа ортодоксальной психиатрии с позиции целостного мировоззрения приводит к методологически обоснованному выводу:  никакая среднестатистическая норма не может служить универсальным, надежным и устойчивым критерием оценки таких явлений, как здоровье и болезнь, что для их научного постижения требуется историческое и культурологическое исследование, расширяющее контекст через расширение сознания и преодолевающее влияние внушенных нам социальных стереотипов.

-  В настоящее время происходят рождение новой структуры коллективного сознания и сопутствующая данному процессу коренная трансформация общества, что в свою очередь является частью формирующейся постнеклассической парадигмы. Под парадигмой можно понимать не только серию теоретических предписаний, но также и определённые изменения, произошедшие в интенциональной, поведенческой, культурной и социальной областях жизни. Формирующаяся постнеклассическая парадигма позволяет встроить интегральный опыт, особый род духовных переживаний, связанных со «сверхрациональным» способом познания, в корпус научной теории познания. И только с таких позиций представляется правомерным изучение духовных феноменов, как и тех социальных институтов и движений, которые ставят себе целью развитие духовной компоненты жизни. В противном случае возникает конфликт между исследователем и исследуемым, наблюдаемый в социальной реальности.

- Интегральная медицина должна развиваться по двум основным направлениям всесекторно-всеуровневой методологии. Одно включает в себя одновременное прослеживание различных уровней в развитии (индивида/общества) в каждом из секторов человеческого бытия, а именно -  в субъективном/интенциональном, объективном/поведенческом, межличностном/культурном и межобъективном/социальном. А второе - установление их взаимных корреляций, без попыток их взаимного сведения. Именно такой подход применил автор диссертации в отношении к медицине: во-первых, вплетая её в ткань современных научных представлений постнеклассики, трансперсональной психологии и буддийской дхармической  методологии, во-вторых, рассматривая её в целостном охвате мировоззрения, условно называемое как «новое интегральное сознание» в современном мире.

Научно-практическая значимость исследования: Содержащиеся в диссертации теоретические положения и выводы могут иметь методологическое значение при изучении интегральной медицины, для дальнейшего компаративистского исследования восточной и западной медицины, а также при составлении базовых и специальных курсов по философии, медицине, антропологии и этике. Возможный подход к изучению медицины, представленный в диссертации, может быть использован, к примеру, в официальной медицине, т.к. он создаёт, по мнению автора, прочную основу для интегрального отношения к «другому».

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались автором на всероссийских научных конференциях «Научная рациональность и структуры повседневности» (СПб., 1999);  на международных научно-философских конференциях: «Человек в современных философских концепциях» (Волгоград, 2000),  “Интеллигенция в судьбах России на рубеже ХХ и ХХI веков” (Москва - Улан-Удэ, 2000, 2002, 2007, 2008, 2010), «Толерантность в системе ценностно-целевых приоритетов» (Житомир, Украина, 2007),  «Лихачевские чтения: Диалог культур и партнерство цивилизаций» (СПб., 2008),  Буддологическая  научно-филос. конференция (ИМБиТ БНЦ СО РАН, Улан-Удэ, 2008), «Северо-Восточный азиатский регион: Новые тенденции развития в культурологии» (Чанчунь, КНР, 2011), «Человек, культура и общество в изменяющемся мире» (Улан-Удэ, 2011).

Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры философии БГУ и ВСГУТУ при ежегодных отчетах о проделанной научной работе.

Материалы диссертационной работы апробированы на методологических семинарах, при чтении учебных курсов для студентов ВСГУТУ.

По теме диссертации опубликовано сорок работ.

Структура работы.

Диссертация состоит из введения, трех глав, состоящих из девяти параграфов, заключения и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, освещается степень разработанности проблемы, определяются объект и предмет исследования, его цель и задачи, формулируются положения, выносимые на защиту, отмечается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, поясняется методологическая основа и апробация результатов диссертационной работы.

Первая глава «Теоретико-методологические основы исследования интегральной медицины» посвящена определению и уточнению основных понятий теоретико-методологических основ исследования интегральной медицины.

В параграфе 1.1 «Постановка проблемы и методологический базис ее решения» раскрывается объектное поле исследования, интерпретируются такие понятия как «интеграция», «паритетность» и «парадигма». Акцентируется их ключевая роль в постановке проблемы интегральной медицины через преодоление классических представлений как единственно возможной, согласно которой основное внимание уделяют болезни, а не здоровью. Интегральная медицина основывается на гораздо более широкой платформе, более укорененной в эмпирических исследованиях и более тесно взаимосвязанной с всесторонними моделями человеческой психологии и сознания. К тому же важно помнить, что интегральная медицина существенно отличается как от традиционных, так и от нетрадиционных медицинских подходов, хотя и включает в себя доказавшие свою эффективность элементы каждой из них. Задача этой медицины - обосновать и продемонстрировать преимущества целостного всесекторно-всеуровневого подхода к лечебной деятельности при психосоматических заболеваниях по сравнению с общепринятой в настоящее время биоцентрической медицинской практикой.

Медицина начала XXI века, осуществляя переход от классического мировоззрения к интегральному, из­меняет свой облик, формируя одновременно новый метафизический фундамент в лице холистического миропонимания: она подходит к формированию целостного представления о бытии человека, его здоровья, предполагающего неразрывное единство тела и духа. Эта модель конгениальна целостному мировоззрению, преодолевающему приоритет материального и восстанавливающему паритет материального и духовного начал в человеке7. Согласно парадигме целостного мировоззрения, являющейся современной мировоззренческой парадигмой, человек стремится «лепить себя по образу и подобию мира», не перестраивая его, а встраивая себя в упорядоченное мироздание. Человек должен понимать, что истина укоренена именно в его бытии. Отсюда следует одно существенное положение, сутью которого является естественная тяга к стремлению отыскать сквозные, универсальные, общие для мира духа и мира материи закономерности развития как закономерности мироупорядочения, самоорганизации, что и осуществляет синергетика, являясь естественнонаучным фундаментом целостного мировоззрения.

Адекватным метафизическим контекстом бытия человека и интегральной медицины является миро­воззрение, определяющей чертой которого являет­ся диалог, взаимодополнительность различных па­радигм и подходов в рамках объединяющей парадигмы, где нет непримиримой борьбы двух начал - материи и духа - с предполагаемой и даже неиз­бежной победой одного из них и поражением дру­гого. В этом смысле интегральная медицина объединяет ранее несовместимые модели западной и восточной медицины, которым соответствовали материалистические и идеалистические парадигмальные контексты, обосновывающие каждую из них.

Проблема мировоззренческой роли медицины и ее функционирования в качестве одной из приоритетных ценностей современной цивилизации в настоящее время очень актуальна. Мировоззренческие идеи входят в медицину как необходимый элемент во все времена ее существования. В развитии медицины наступил такой период, когда под влиянием новых экспериментальных и клинических данных возникла необходимость углубления и уточнения ряда традиционных, уже утвердившихся теоретических положений, концепций.

Всесекторно-всеуровневая интегральная методология, на наш взгляд, - теоретическое ядро такого целостного мировоззрения, «опираясь на которое можно  быть материалистом, т.е. мыслить себя в реальном единстве с природой, но вместе с тем утверждать самобытность человеческого духа с его постулатами о высших ценностях, о «сверхприродном идеальном бытии» (В.С.Соловьев).

В параграфе 1.2 «Научно-методологические основы интегральной  медицины в аспекте  постнеклассики» рассматриваются естественнонаучные основания интегральной медицины.

Каждое тело живет по своим законам  - законам Микрокосма и в то же время, будучи голографическим отражением Вселенной (Макрокос­ма), подчиняется косми­ческим законам, которые подтверждены современной наукой. По мнению многих ученых и мыслителей, голографическая модель Вселенной является одной из самых перспективных картин реальности на сегодняшний день8.

Голограмма, раскрывая взаимоотношение частей и целого, и представляя собой уникальное концептуальное средство для понимания принципа целостности, является  сущностной характеристикой разнообразных философских течений. Подобно голограмме целое оказывается закодированным в каждой отдельной части. Голографичен и сам мозг. Главное достоинство голографического подхода заключается в том, что мозг не записывает информацию в отдельных частях, но распределяет ее по всему пространству; такая модель, в более широком смысле, способствует концептуальному переходу от структурной к частотной модели. Все записи, которые происходят в мозге как на биологическом экране, голографичны. Идея голографирования в орга­низме на уровне памяти коры головного мозга учеными высказана доста­точно давно, затем обоснована теоретически и экспериментально доказа­на. К. Прибрам, предпо­ложил, что голография может послужить пре­красной моделью процессов, происходящих в головном мозге. Д. Бом высказал гипотезу о том, что, возмо­жно, Вселенная построена на голографических принципах. Работы Д. Бома отражают новые представления физики о природе сознания. Они складывались в рамках голографической модели. В чем ее сущность? К. Прибрам поставил перед собой вопрос: в какой части мозга закрепляется память? Последовательно отсекая в экспериментах разные участки мозга, он пришел к выводу, что накопленная информация фокусируется везде, в любой клетке, по принципу голограммы: по любой части можно воспроизвести все исходное изображение9.

Д. Бом воспринял идею К. Прибрама о том, что материальная структура Вселенной вообще подобна гигантской голограмме. Если каждая часть Вселенной отражает всю ее структуру, стало быть, можно вывести некий универсальный архетип всеобщей связи. Но это, по Д. Бому, вовсе не закостеневший, внутренне сцепленный миропорядок. Вселенная подобна гераклитову потоку10. Движение этого потока он назвал «голокинезом». В понимании Д. Бома, голодвижение представляет собой динамическое явление, на основе которого образуются все формы материальной Вселенной. Цель такого подхода заключается в рассмотрении порядка, вложенного в это голодвижение, путем описания не структуры объектов, а структуры движения, что позволяет принять во внимание, как принципиальное единство вселенной, так и ее динамическую природу.

К. Прибрам считает, что наш мозг дей­ствует подобно голограмме, проецируя реаль­ную энергию луча в иллюзорное изображение, например,  яблока. Головной мозг, используя пять чувств, улавливает излучение того поля, на которое мы в данный момент обратили внимание, и транс­формирует поле в некий объект, который и ка­жется нам реальным. Проще говоря, то, что мы воспринимаем, есть не что иное, как вторичная реальность. Это всего-навсего символ более глу­бокой реальности (энергоинформационного луча), кото­рая проецируется в нашем сознании как чувст­венно воспринимаемый объект. Прибрам утверждает, что все наши чувства, действуя совместно, создают в мозге иллюзию реального мира подобно тому (здесь легко можно провести аналогию с пятью скандхами, пустых от самобытия и шуньятой буддизма), как стереосистема создает иллюзию объемного звучания.

Ответы на неразрешимые для традиционной западной медицины вопросы, завуалированные фразами типа «спонтанная ремиссия» или «чудо», можно найти в рамках голографической модели. Согласно этой модели, болезнь - это эквивалент подвешенного в пространстве изображения яблока, которого на самом деле, в физическом смысле, нет. Болезнь не сущест­вует сама по себе - это символ дисбаланса, нарушения энергетического равновесия, которое и явилось истинной причиной  заболевания. То, что традиционная западная медицина называет болез­нью, есть только символ истинного дисбалан­са, который имеет место на более глубоких уров­нях человеческой души. Целители в таких случаях говорят, что болезнь - это физическое проявление глубинных нарушений. Болезнь есть результат искажений на­шего сознания, которые блокируют прохожде­ние сущности сквозь все уровни до физическо­го тела. Расстройство здоровья есть показатель того, как мы отделяем себя от своего глубинно­го бытия, от своей сущности. Используя принцип голографии, можно прийти к выводам, которые вряд ли могли быть получены на основании лишь методов дедукции и логики.

Хотя западные ученые в целом отрицают наличие приемлемых для современной теории электромагнитного поля объяснений существова­ния таких форм материи, как эфир, астрал и ментал, некоторые из них уже пытаются прорваться сквозь догматические барьеры. Но эти термины не что иное, как естественнонаучные понятия разных уровней энергетических частот. Ни один здравомыслящий ученый не будет отрицать, что сила воли, эмоция и мысли (синонимы вышеназванных терминов) – это та же энергия, но их природой являются тонкая, тончайшая и наитончайшая частотные формы. Эти термины являются прямыми аналогами понятий восточной духовности как Ци и Прана, т.е. жизненной силы. И потому эти названия не должны вводить человека в идеологические заблуждения.

Доктор У. Тиллер занимался разработкой концептуального обоснова­ния существования астрального (эмоционального) и эфирного тел. Эту концепцию называют «моделью Тиллера-Эйнштейна», так как в ее основе лежит уравнение, описываю­щее связь между материей и энергией, которое наиболее известно в записи Е= mс2.

Подавляющее большинство физиков до сих пор считали, что физическую частицу (или тело) невозможно разогнать до скорости, превышающей световую, - ведь тогда  часть уравнения пре­вратится в величину мнимую: корень из отрицательного числа. Так как физики в мнимые числа не верят, они считают скорость света абсолютным пределом для физического тела. Однако некоторые прогрессивные теоретики, вроде Чарльза Мюзеса11, убеждены, что если знаменатель этого уравнения превращается в мнимое число, то перед нами - «гиперчисло». С точки зрения этого математика гиперчисла являются неотъемлемой частью уравнений, описывающих поведение высших форм материи (вроде тонких энергетических взаимодействий в человеческом теле).

И вот совсем недавно, 22.09.2011 года, объявлено о мировой сенсации: теория Эйнштейна пошатнулась. Ученым ЦЕРНа на адронном коллайдере удалось обнаружить субатомные частицы, которые движутся быстрее скорости света. Это открытие, которое грозит разрушить все представления о мире элементарных частиц. Это самое убедительное подтверждение наших допущений в диссертации, это уже научный факт. Будем надеяться, что это открытие о превышении скорости света – это тот великий шаг в мировой науке, который постепенно все расставит по своим местам.

Частицы, движущиеся со сверхсветовыми скоростями, обладают удивитель­ными свойствами. Материя в позитивной Вселенной тесно связана с электрическим полем и электромагнитным излучением, а в отри­цательной Вселенной - с магнитным полем и тем, что доктор Тиллер назвал «магнитоэлектрическим излучением». Общеизвестно, что на субатомном уровне существуют положительно и отрицательно заряженные, а также нейтральные частицы. Материя негативного пространства-времени дол­жна обладать отрицательной энтропией. Можно сказать, что большинство систем и сложных явлений в нашей Вселенной обладают положительной энтропией, вследствие чего имеют тенденцию со време­нем приходить в хаотическое состояние, то есть разрушаться.

Однако живые организмы - это своего рода исключения из прави­ла. Они поглощают материю (в виде пищи) и преобразуют ее про­стые структуры в сложные полимолекулярные (например, протеины, ДНК, коллагены и т.д.). Таким образом, живые существа, судя по всему, обладают отрицательной энтропией, то есть стремятся к упорядоченности. Когда организм умирает, его тело разлагается на составляющие микроорганизмы, приобретая положительные энтропий­ные характеристики. Эфирное тело – самоорганизующаяся (синергетическая) энерге­тическая структура - также должно обладать отрицательной энтропией. Именно эфирное тело организует физи­ческое на клеточном уровне. Таким образом, физическое и эфирное тела обладают, по крайней мере, одним признаком, сближающим их с явлениями описанного Тиллером негативного пространства-времени, - отрицательной энтропией.

Академик РАМН В. Казначеев и его школа сорок лет занимаются исследованием  межклеточных взаимодействий. По их мнению, клетку следует рассматривать двояко: с одной стороны, это белково-нуклеиновая сущность, а с другой – информационно-энергетическое образование12. Эта концепция находит подтверждение в исследованиях Н. Козырева, который экспериментально доказал существование сверхсветовых сигналов, где в «зеркалах Козырева» время уплотняется.  «Физика Козырева, гениального астрофизика, - естественное продолжение физики Эйнштейна. Но физика Козырева дает такие эффекты, которых Эйнштейн не мог предвидеть. Много лет в нашем институте используются так называемые зеркала Козырева – собранные из алюминиевых  листов  цилиндры. Помещенный в них пациент оказывается в ином физическом пространстве Козырева, в  котором попросту отменяются многие патологические процессы (подобраться к ним современная медицина, основанная на старой физике, не способна)» 13.

По утверждению д-ра Тиллера источник бытия человека суще­ствует вне пространства и времени. Например, источник сознания находится на ментальном плане и постепенно спускается «вниз», проходя последовательно через различные энергетические оболоч­ки, вплоть до физического мозга. Эти источники существуют на энер­гетических уровнях (планах), расположенных за пределами обыч­ного (позитивного) пространства-времени, что противоречит пред­ставлениям большинства людей.

Уникальным исключени­ем из  правила термодинамики является поведение биологических систем. Живые организмы перерабатывают энергию, чтобы создавать более высокие уровни порядка внутри физиологических систем. Из модели Тиллера-Эйнштейна видно, что эфир­ная энергия имеет магнитные характеристики и ассоциируется с негативной энтропийной тенденцией. Таким образом, энергии эфирного тела обладают свойствами, которые стимулируют движение клеточных систем в сторону более высокой упорядоченности и органи­зации. Исчезновение этой негативно-энтропийной тенденции, следую­щее за исчезновением эфирного носителя в момент смерти, является причиной того, что тело разлагается. Как только прекращается организующее влияние эфирного тела, тело физическое движется по позитивно-энтропийной, ведущей вниз спирали в сторону клеточного распада и растворения14. Наглядный пример  негативно-энтропийного состояния, – это нетленное тело ХII-го Хамбо-Ламы Итигэлова, находящегося в Бурятии.  Может ли в теле человека теплиться жизнь через восемьдесят с лишним лет после его смерти? Конечно, нет, скажет любой здра­вомыслящий человек. И ошибет­ся. В декабре 2004 года заведующий отделом идентификации личности Российского центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ д.м.н., проф. Виктор Звягин и д.м.н., проф. РГГУ Галина Ершова провели исследование нетленных останков бурятского ламы Даши-Доржо Итигэлова, умершего в 1927 году, и пришли к сенсационному выво­ду, что он «не жив, но и не мертв». Слово «умерший» именно в этой ситуации вызывает большое сомнение.

Оказалось,  что температура тела ламы вполне нормальная, трупного окоченения нет, кожа мягкая, обычного цвета, руки и ноги сгибаются. Спектральный анализ волос, ног­тей и кусочка кожи не выявил ни­каких разрушительных измене­ний. Ткани тела ничем не отлича­ются  от тканей  живых людей. Внутренние органы ламы целы, легко прощупываются. Кровь в ранках находится в желе­образном состоянии. При этом  никаких следов бальзамирова­ния судмедэкспертиза не обнаружила, тело не подвергалось искусственной консервации и потому оно не мумия. Но оно и не постарело за прошедшие годы. Как это случилось? И что препятствует, казалось бы, неизбежному распаду тела? Безусловно, мы имеем дело с непознанным пока явлением – естественной самоконсервацией. Умер ли лама Итигэлов? И да, и нет. Жив ли он? И да, и нет. Тибетский лама, лхарамба (профессор) геше Галсан Кейдуб считает, что Итигэлов достиг пятой стадии дзогрима – стадии завершения в тантре (тайном учении) – Ясного Света. «Феномен нетленного тела Итигэлова подобно зашифрованному символу пока не готова раскрыть людям свою уникальную тайну»15.

Согласно новейшим научным данным, биологическая смерть человека наступает тогда, когда прекращается работа его голов­ного мозга. Только после этого медики могут официально зареги­стрировать ее. Но обследование останков ламы выявило совер­шенно невероятный факт, который, как говорится, не лезет ни в какие научные ворота: энцефало­графия обнаружила  излучение, которое сопровождает работу  мозга. Значит, тело усопшего нельзя  считать  мертвым. «Я  вполне допускаю, что Итигэлов до сих пор жив, просто прежде мы не сталкивались с такой формой существования», - говорит известный  исследователь, д.б.н., профессор А. П. Дубров16.

В итоге ученые официально заявили, что столкнулись с настоящим чудом, объяснить кото­рое наука на нынешнем этапе не может. Судмедэкспертиза этот феномен задокументировала и предала гласности. Не это ли прямое доказательство существования тонких энергоинформационных уровней человека, о котором говорилось выше. За девять лет нахождения нетленного тела ламы Итигэлова в храме, статистика гласит: 2 млн. паломников поклонились святому. Есть много примеров исцелений. В 2009 году во время пребывания в Бурятии президент России Д. А. Медведев выказал уважение Хамбо-Ламе Итигэлову, посетив его в Иволгинском дацане, в центре буддизма России.

26-27 июня 2011 года в этом дацане прошла III международная конференция «Феномен ХII Пандито Хамбо-Ламы Итигэлова». В работе принимали участие известные ученые из Индии, США, Китая и многих других  стран. Надо отметить, что участником этого форума был академик РАН, директор института цитологии и генетики СО РАН  Н. Колчанов. Это говорит о живом интересе к этому удивительному феномену со стороны высших кругов официальной науки. Здесь приходим к констатации, что гармония высших уровней обуславливает гармонию низших уровней.

Таким образом, опираясь на принцип голографии, на энергоинформационную и синергетическую парадигму здоровья человека как на методологический императив мы приходим к выводу, что метафизические и естественнонаучные основания интегральной медицины гармонично приходят к логическому завершению в целостном мировоззрении.

В параграфе 1.3 «Секторно-уровневая методология решения проблем интегральной  медицины»  автором рассматривается интегральный подход  к человеку, обществу и науке, затрагивающий сферы человеческой деятельности, осуществляемый в рамках системной холистической философии, методология которой сформулирована (и продолжает совершенствоваться) в работах современных деятелей интегрального движения.

Понятие «интегральный» означает, что в отдельно взятой сфере стремятся синтезировать в единую сложную модель методы и теории, которые доказали свою корректность в определённых контекстах, отказавшись при этом и от грубого редукционизма, и от так называемого «тонкого» редукционизма. Иными словами, от неоправданного распространения метода, действенного в одном специфическом контексте, на все остальные. Данное понятие касается также и интегрирования отдельных сфер человеческой деятельности в метасферы.

Эта модель - основа интегрального подхода к Бытию и Познанию. Одним из основателей является  Кен Уилбер — выдающийся американский философ и психолог, сторонник буддийской доктрины двух истин, говорящей о том, что, дабы не допускать философской ошибки (или «категориального коллапса»), необходимо чётко различать абсолютную истину пустоты и относительные истины формы. Все категории этой модели относятся к относительной истине. Ни одна из них не является истинной в абсолютном смысле. Только лишь бесформенное (пустотное) сознавание, «простое ощущение бытия», является абсолютным фундаментом существования.

Согласно всесекторно-всеуровневой модели (холистический круг), выдвинутой на основе аналитико-синтетической обработки более чем 200 общепринятых иерархий и систем из различных сфер деятельности человека, для того, чтобы целостно рассмотреть какой-либо предмет, необходимо учесть следующие взаимокоррелирующие аспекты:

4 сектора: 1. Индивидуальный внутренний (субъективное исследование предмета, например, Я, искусство, феноменология; схематично: Верхний-Левый); 2. Индивидуальный внешний (объективное исследование предмета, например, Оно, наука, нейрофизиология, Верхний-Правый); 3. Коллективный внутренний (субъективное исследование культурных отношений, например, Мы, мораль, культурная антропология, Нижний-Левый); 4. Коллективный внешний (объективное исследование социальных групп, например, Они, наука, теория систем, Нижний-Правый).

В верхнем левом секторе, или «я», например, самость раскрывается по уровням от тела к уму и затем к духу. В верхнем правом секторе телесная энергия феноменологически расширяется по уровням от грубой к тонкой и затем к причинной. В нижнем левом секторе «мы» расширяется по уровням от эгоцентризма к этноцентризму и затем к мироцентризму. Это расширение группового сознавания позволяет социальным системам — в нижнем правом секторе — расшириться по уровням от простых групп к более комплексным системам, вроде наций и, в конце концов, даже к глобальным системам. Поскольку верхний-правый и нижний-правый секторы представляют объективные «оно», их можно рассматривать как одну общую область, и это значит, что все четыре сектора, вместе взятые, можно называть «Большой Тройкой» «Я», «мы» и «оно».

За исключением недвойственных постижений, в относительном смысле можно сказать, что все четыре сектора «тетра-взаимодействуют» — они являются взаимно возникающими и взаимно определяющими. Не только индивидуальный ум и сознание (В-Л) взаимодействует с индивидуальным телом-мозгом-организмом (В-П), но оба они взаимно и в равной степени взаимодействуют с коллективным умом культуры (Н-Л) и коллективным телом социума (Н-П). Здесь поистине имеет место буддийский закон взаимозависимого возникновения (пратитья – самутпада).

Таким образом, интегральный подход позволяет нам картировать внешние корреляты внутренних состояний, не пытаясь сводить одно к другому. В конце концов, сострадание, возможно, морально лучше ненависти, но серотонин не лучше, чем дофамин; так что если мы сводим сознание к нейромедиаторам, мы полностью утрачиваем ценность и смысл. Другими словами, мы оказываемся в материальной вселенной, где все смыслы и значения Левой Стороны превращаются в лишенные ценности факты и лишенные смысла.

Следовательно, интегральный подход не ставит своей целью сведение «Я» и «мы» к системам переплетающихся «оно». Интегральный подход стремится избегать тонкого редукционизма; он не желает сводить внутренний холизм к внешнему холизму (но, взамен, включает в себя их оба). Он не сводит искусство, красоту, мораль и сознание к плоскостной системе процессов, битов информации, нейромедиаторов, паутины жизни или к любой другой системе холистических объектов. Он стремится несводимым образом включать в себя внутренние области субъективных и межсубъектных состояний, охватывающих спектр от тела до ума, души и духа, даже хотя все они имеют те или иные внешние корреляты, к которым можно (и должно) подходить с научной точки зрения третьего лица и языка «оно».  Здесь можно говорить о принципе неслиянности-нераздельности.

Представляется очевидным, что в традиционном понимании древней мудрости, где есть постижение тайн сознания, есть, по меньшей мере, четыре крупных недостатка, и для того, чтобы привнести ее в мир современности и постсовременности — и разработать подлинно интегральный подход — необходимо тщательно разобраться с ее слабыми сторонами. Первая из них состоит в том, что между четырьмя секторами крайне редко проводилось адекватное различие. Так, великие традиции редко понимали, что состояния сознания (B-Л) имеют корреляты в органическом мозге (В-П); между тем, этот факт произвел революцию в нашем понимании психофармакологии, психиатрии и исследований сознания. Точно так же, традиции практически не учитывали тот факт, что на индивидуальное осознание (В-Л) оказывают глубокое формирующее влияние как культурные мировоззрения (Н-Л), так и способы материального производства (Н-П) того общества, в котором оно развивается. Из-за этого концепция у древней мудрости оказалась беззащитной перед уничтожающей критикой со стороны рационализма Просвещения, современной когнитивной науки, нейропсихиатрии, постмодернистских исследований. Последние  демонстрировали, что сознание представляет собой не какой-то бестелесный, трансцендентальный ноумен, но глубоко укоренено в контекстах объективных фактов, культурно-исторической среде и социальных структурах. У представителей древней мудрости не было никаких правдоподобных ответов на эти обвинения (именно потому, что они не имели как такового опыта в этих областях).

Субъективные события в индивидуальном сознании (В-Л) тесно взаимосвязаны с объективными событиями и механизмами в организме (В-П) — такими как процессы в стволе мозга, лимбической системе, новой коре; паттерны биоэлектрической активности мозга (альфа-, бета-, тета- и дельта-состояния), синхронизация активности полушарий мозга, уровни и дисбалансы нейромедиаторов и т. д. Все эти факторы Верхнего-Правого сектора необходимо включать в любое понимание индивидуальной психопатологии. Это относится к частичным истинам биологической психиатрии, которая сосредоточивается на фармакологических аспектах и медикаментозном лечении психопатологий (хотя нам вовсе не нужно сводить все сознание к событиям в Правом - Верхнем секторе).

Точно так же, нам следует уделять внимание более крупным культурным течениям (Нижний-Левый сектор) и социальным структурам (Нижний-Правый сектор), которые неотделимы от развития индивидуального сознания. Что толку адаптировать и интегрировать самость в культуре, которая сама больна? Что значит быть хорошо адаптированным нацистом или фашистом? Разве это показатель душевного здоровья? Или в нацистском обществе душевно здоровым можно считать только плохо или вовсе не адаптированного человека?

Все это очень важные составляющие проблемы.  Искажение — патология, болезнь — в любом секторе отзывается во всех четырех секторах, поскольку любой холон (целое, которое полно само по себе, и в то же время является частью другого целого) имеет четыре аспекта бытия. Поэтому общество с отчужденным способом производства (Н-П) — с нищенской оплатой и бесчеловечной эксплуатацией — будет отражаться в низкой самооценке трудящихся (В-Л), разлаженной химии мозга (В-П), что может привести, например, к институционализации пьянства и алкоголизма  в качестве метода самолечения.

И так во всех четырех секторах. Повредится один сектор, и все четыре будут кровоточить. Сейчас мы быстро приближаемся к пониманию того, что индивидуальные патологии — это лишь верхушка огромного айсберга, который включает в себя этапы развития самости, культурные мировоззрения, социальные структуры и духовный доступ к глубинам. Индивидуальная терапия отнюдь не является маловажной, но она, во многих отношениях, представляет собой лишь небольшой срез дисфункциального (пока еще не интегрального) мира. Вот почему интегральная терапия обращается не только к индивидуальной, но и к культурной, социальной, духовной и политической сферам. Упрощенно говоря, интегральная терапия должна пытаться охватывать столько аспектов всех секторов, сколько практически возможно и целесообразно в каждом данном случае.

Следующим закономерным этапом  является то, что  всесекторный  подход по принципу дополнительности Бора переходит во  вторую  фазу, которая будет всеуровневой. В основе вечной философии лежит представление, что реальность состоит из различных уровней существования — уровней бытия и познания, простирающихся от материи к телу, разуму, душе и духу. Каждый вышележащий уровень превосходит, но включает в себя все нижележащие, так что это концепция целых внутри целых внутри целых до бесконечности (холархия).

Тем не менее, хотя главные уровни: состояния грубого, тонкого, каузального и недвойственного доступны людям практически на любой стадии развития, то, как переживаются и интерпретируются эти состояния или сферы, до некоторой степени зависит от стадии развития человека, испытывающего пиковое переживание. Однако все эти пиковые переживания, сколь бы глубокими они ни были — это всего лишь временные, преходящие состояния. Для того чтобы происходило более высокое развитие, эти временные состояния должны становиться постоянными свойствами. Более высокое развитие, отчасти, включает в себя превращение измененных состояний в постоянные достижения. Другими словами, на высших стадиях эволюции надличностные потенциальные возможности, которые были доступны лишь во временных состояниях сознания, все в большей степени превращаются в долговременные структуры сознания (состояния превращаются в свойства). Наглядный пример – это тибетские ламы, достигшие высочайших уровней сознания.

Дифференциация сфер ценностей, предпринятая современностью, позволила постсовременности увидеть точные взаимосвязи четырех секторов. Каждое объективное событие имеет субъективные и интерсубъективные компоненты; каждый холон имеет четыре сектора. Мир — это не просто объективные события Правой Стороны, ему также присущи глубина, сознание, внутреннее, миры Левой стороны во всем их величии.  Для постмодернизма  конструктивизм означает, что сознание не просто отражает мир, а помогает строить его. Контекстуализм означает, что холоны образуют бесконечную вложенную иерархию. Интегральный аперспективизм означает, что в интегральный охват следует включать все возможные точки зрения. Послание постмодернизма состоит в том, что Космос — это бесконечная вложенная иерархия холонов.

Итак, для успешного формирования этого всесекторно-всеуровневого подхода мы должны объединить наиболее непреходящие истины досовременности (все уровни), современности (все сектора) и постсовременности (все уровни, все сектора). Такой всесекторный подход представляет собой первый шаг к созданию подлинно интегральной модели. Вторым шагом будет добавление к этому всеуровневого подхода, который исследует этапы развития сознания первого, второго и третьего лица. Иными словами, он исследует уровни развития во всех секторах. Результатом будет всесекторно-всеуровневый подход к интегральным исследованиям в  медицине.

 Во второй главе «Интегральная медицина в контексте целостного мировоззрения: сущность и содержание»  анализируются трансперсональная психология в контексте психиатрии, онтогностические проблемы синтеза секторов и уровней, а также психотерапия и восточные духовные практики.

В параграфе 2.1 «Трансперсональный опыт и критика ортодоксальной психиатрии» показывается преимущество трансперсональности в отношении персональности психиатрии.

Придавая трансперсональной психологии статус новой философии человека, мы, конечно, должны учитывать и те специфические особенности, которые отличают ее от того, что мы привыкли традиционно воспринимать как философ­ское учение.

Для более полного понимания обозначим некоторые отличительные черты новой философии человека:

- новая философия не ограничивается умозрительными построениями, а занимается экспериментальным изучением трансперсонального состояния сознания. Здесь вполне умест­но сопоставление с бихевиоризмом - оба подхода игнориру­ют личность, с той лишь разницей, где  трансперсональные психологи выходят за ее семантические границы, а бихевиористы не доходят до них;

- трансперсональная психология, как губка, впитывает в себя и духовный опыт религий прошлого (шаманизма, буд­дизма во всех его проявлениях, индуизма, суфизма, даосизма), и некоторые теоретические представления современной физики. Помимо этого, в своих экспериментальных исследо­ваниях трансперсональная психология использует и некото­рые нейрофизиологические приемы;

- новая философия человека предполагает не замкнутую на своих проблемах академическую деятельность, а серьез­ную социально - ориентированную активность. Здесь остро стоит вопрос о поисках новых форм существования культу­ры, а в данной культуре - о гармонизации отношений внут­ри коллективов и врачевании, основанном на новом понимании смысла и существа жизни.

Работа с холотропными (от греч. holos – целое) состояниями предоставляет нам неожиданную радикальную альтернативу — при­влечение глубинного внутреннего разума пациентов, которая правит всем ходом исцеления и преображения. Однако в западной культуре принято полагать, что только обыденное сознание отражает объективную реальность мира, и рассматривать его как единственно «нормальное» и «законное». В связи с этим средний «здоровый» человек облада­ет достаточно развитой системой психологических защит от холотропных вторжений, расцениваемых как психопатологи­ческие проявления. Вместе с тем еще с древних времен человечеству хорошо известно о том огромном терапевтическом и духовном потен­циале, который несет в себе холотропный модус сознания. Не­даром эти состояния, когда сознание человека может сужать­ся до пределов микромира или расширяться, охватывая весь макромир, в нашей культуре получили еще одно определе­ние — особые.

Отсутствие интереса традиционной академической психиатрии к холотропным состо­яниям сознания и пренебрежение по отношению к ним повлекли за собой культурную установку на невосприимчи­вость и склонность патологизировать любой вид деятельнос­ти, который нельзя было бы представить в узком контексте материалистической монистической парадигмы. «Психический статус и клиническая парадигма, в которой формулируется клинический диагноз, не дают достаточной информации даже для разграничения нормы и патологии»17. В обычном, или «нормальном», состоянии сознания мы, переживаем себя как ньютоновы объекты, существующие в границах своей кожи. Наше восприятие окружающего огра­ничивается физиологическими пределами наших органов чувств и физическими характеристиками среды. А. Уоттс говорил о подобном переживании себя как об отождествлении с «эго в оболочке из кожи».

Утрата духовности на индивидуальном уровне способ­ствует выхолощенному, отчужденному, бесплодному спосо­бу жизни и, соответственно, возрастанию числа эмоциональ­ных и психосоматических заболеваний. На уровне обще­ственном наш духовный упадок угрожает существованию самой жизни на нашей планете. И потому необычайно важно предложить поддержку людям, испытывающим кризис ду­ховного раскрытия, и создавать благоприятные обстоятель­ства, в которых они могли бы в полной мере осуществляться эти состояния. Название «духовные обострения» (духовные кризисы) намекает на их благотворные возможности подобных состоя­ний. Ведь подобная игра слов содержит намек на некое острое состояние, но в то же время указывает и на возможность выйти на более высокий уровень психосоматического благо­получия, душевной жизни и сознания. И в этой связи любо­пытно отметить, что китайский иероглиф, обозначающий кризис, состоит из двух образов, первый из которых обознача­ет опасность, а другой — благоприятную возможность.

Многочисленные исследования только подтверждают наблюдения из области надличностных переживаний. Опро­вергая основные метафизические предположения монисти­ческого материализма, такие ученые как Хайнц фон Фёстер, Руперт Шелдрейк, Наталья Бехтерева, Влаиль Казначеев и Эрвин Ласло всерьез изучают такие возможности как «память без материальной подкладки», «морфогенетические поля» и запись всех событий истории Вселенной в субквантовом «пси-поле». Вот что пишет основатель института мозга РАН, академик РАН Н. П. Бехтерева: «Учение о мозге имеет прямой выход в мировоззренческую проблематику. Уникальность исключительно сложной системы организации мозга можно сопоставить только с принципами универсальности космического многообразия, что дает право допустить его  (мозга) инопланетное происхождение. Плоско-эволюционный подход, базирующийся на «железобетонном материализме», ненадежное средство познания»18.

В философии назрела острая необходимость научной систематизации трансперсонального подхода и  теоретического осмысления, концептуализации существующих подходов этого важнейшего направления познания человека. И соответственно пересмотр позиции ортодоксальной психиатрии. Это настойчивое требование времени в изменении догматических форм мировоззрения.

В параграфе 2.2 «Онтогностические проблемы синтеза уровней и секторов интегральной медицины» автор рассматривает досовременность, современность и постсовременность через холоны и холархии.

Развитие западной культуры и западной духовности подтвердило положения канторовской теории множеств и теоремы Геделя: для того, чтобы обосновать нечто, мы должны выйти за его пределы, и только с точки зрения следующего уровня мы можем обосновать предыдущий или вложенный уровень. Другими словами, наука научно не обосновывается; для того, чтобы обосновать и определить науку, мы должны выйти за пределы науки; для того, чтобы обосновать религию, мы должны выйти за пределы религии и т.д. «Наука сама себя не может обосновать, не может укрепить себя в пределах точного знания. Сами первоосновы науки требуют иного, философского обоснования. Своими корнями наука уходит вглубь, которую нельзя исследовать просто научно, а верхами своими наука поднимается к небу» - так видит эту проблему Н. Бердяев19.

Существует путь Грофа – опыт изучения восприятия через выход за его пределы и достижение необычных состояний сознания. Стратегия Уилбера в этом направлении следует аналитической традиции. Он хочет удержаться в сердце тетралеммы Нагарджуны (да; нет; и да, и нет; ни да, ни нет), разворачивает всеобъемлющую картину мира через представление о четырех секторах, в которых мы все – каждый из нас – себя застаем. Эти четыре сектора можно связать с четырьмя фундаментальными мирами, выраженными и в нашем языке. Тетралемму Нагарджуны возпроизведем в его же высказывании: «Все значения созревают в том, в ком созревает эта пустотность. В ком же пустотность не созревает, в том ничто не созревает»20.   

Досовременность признавала более высокие надличностные духовные сферы, тогда как современность, по большей части, их полностью отрицает. С введением дифференциаций современности, западная философия, вслед за Кантом, по большей части, относила духовность к интерсубъективной морали (Н-Л), не обращая внимания на то, что подлинная духовность также относится и к непосредственному личному опыту, радикальному эмпиризму, непосредственно феноменологии и — во всех этих смыслах — к эстетическому восприятию (В-Л). Для великих созерцательных традиций духовный опыт — это прямое «внутреннее» восприятие непосредственных форм в сознании, развертывающихся от грубых форм к тонким формам, которые, в конце концов, растворяются в каузальной бесформенности, и, значит, форм, становящихся все более и более возвышенными (эстетическими). Духовность также включает в себя интерсубъективное разделение этих форм в морали, этике, сангхе и дискурсе, но она (вопреки Канту) не может сводиться только к моральным императивам.

Самое распространенное представление в человеческой предыстории и истории (а именно, существование какого-то духовного измерения бытия) было объявлено просто грандиозной коллективной галлюцинацией. И этот вывод делался с непререкаемым авторитетом науки и с пылом, обратно пропорциональным его правдоподобию. Духовное измерение торжественно провозглашали всего лишь выражением неудовлетворенных инфантильных потребностей (Фрейд), туманной идеологией для подавления масс (Маркс) или проекцией потенциальных возможностей человека (Фейербах). Таким образом, духовность — это, якобы, глубокое заблуждение, от которого человечество, судя по всему, не могло избавиться в течение примерно миллиона лет, вплоть до недавнего времени. Всего несколько веков тому назад современность принесла клятву верности эмпирической науке и сразу же решила, что во всем мироздании нет ничего кроме материи, и точка.

Для того чтобы могла существовать подлинно интегральная медицина (или любой вид интегральных исследований), необходимо прийти к консенсусу этим непримиримым противопоставлениям  между досовременностью и современностью — духовным и материальным. Хотя в современном и постсовременном мире происходит медленное движение в направлении повторного введения какой-то разновидности духовности, тем не менее «официальным» и самым распространенным мировоззрением современного Запада остается научный материализм. И ясно, что у нас не может быть интегрального представления об уровнях сознания, если современная наука отрицает существование большинства из них. Если термин «интегральное» вообще имеет какой-либо смысл, он означает интеграцию, соединение всего, что дано человечеству; и если современность вместо этого упорно отбрасывает все, что было до нее, тогда «интегральный проект» с самого начала обречен на неудачу.

Каждый раз, когда самость входит в новую и более высокую сферу Универсума, она может делать это относительно здоровым образом — то есть, благополучно дифференцируя и интегрируя элементы этого уровня. Или может относительно патологическим образом, что означает, что ей либо не удается дифференцировать и поэтому она остается в состоянии слияния/фиксации/остановки, либо не удается интегрировать, что приводит к вытеснению, отчуждению и фрагментации. Каждый уровень Универсума имеет качественно различную архитектуру, и поэтому каждая патология также имеет качественно различную структуру. Эти патологии являются патологией именно потому, что она не трансцендирует и включает, а отрицает и подавляет, фиксирует и останавливает.

Каждая из школ психологии/терапии по-своему пытается дать сознанию возможность встретиться (или повторно встретиться) с теми аспектами опыта, которые ранее отчуждались, деформировались, искажались или игнорировались. Это обладает целительным потенциалом по основной причине: полностью пережив эти аспекты опыта, сознание может принять и признать существование этих элементов и, таким образом, избавиться от них: рассматривать их как объект, и тем самым дифференцироваться от них, дистанцироваться от них, трансцендировать их — а затем интегрировать их в более широком, сочувственном охвате.

Чем выше человек  поднимается в Универсуме, тем глубже он погружается в свою собственную индивидуальность. Движение от эгоцентризма к этноцентризму, мироцентризму и теоцентризму (или, точнее, к «пневмоцентризму», или сосредоточенности на духе, чтобы не путать надличностную сферу с мифическим теизмом) — это восхождение к большим, более широким и более высоким сферам высвобождения и охвата, превосхождения и включения, свободы и сострадания.

Когда культурные или интерсубъективные означаемые, в своих интерсубъективных семантических полях (Н-Л), рассматриваются с точки зрения внешней структуры их материальных означающих — письменного слова, устного слова, грамматики и синтаксиса (Н-П) — и, в особенности, если эти означающие используются в отрыве от любых референтов — в результате появляются различные формы постмодернистского постструктурализма: от археологии Фуко (грамматика дискурса/архивов) до генеалогии Фуко (интеробъективные структуры власти/знания) и до грамматологии Дерриды (изучение цепей письменных означающих)21. Такой подход, который, при их исключительном использовании, разрушают любые подлинно интерсубъективные сферы и отрицают существование любых референтов. Рассмотрим высказывание М. Мамардашвили и А. Пятигорского по этому поводу: «…само понятие «сфера сознания» является «символом» того обстоятельства, что в данном рассмотрении не существует ни обозначаемого, ни обозначающего, ни обозначателя. Мы имеем дело только с интуитивным опытом семиотизации, в котором эти три момента наличествуют, но не улавливаются как отделенные во времени и пространстве. Как если бы здесь существовала непрерывная связь между обозначаемым и обозначающим, когда невозможно отделить одно от другого»22. И откуда все это наитончайшее явление исходит? Ответ дают Нагарджуна через свои тетралеммы и его самый гениальный последователь Чандракирти, утверждая что, «отсутствие своебытия и есть своебытие всех дхарм (отсутствие свабхавы у всех дхарм и есть их подлинная свабхава)»23. Именно здесь все постмодернисты и Хабермас не дотягивают до понимания точки Истины. Именно об этом утверждает Уилбер, когда в своем холистическом круге подразумевает каузальный и недвойственный уровни.

Каждая и всякая вещь в Космосе — это целое/часть, холон, существующий во вложенной иерархии, или холархии, в порядке возрастания целостности и холизма. Интегральный подход к Космосу (Вселенной) сможет свободно исследовать все множество уровней во всех секторах, не пытаясь необоснованно сводить любые из них к другим. Мы можем начать воссоединять человечество с остальным Космосом и избавляться от бремени поистине странного и косного дуализма: человечество по одну сторону, а все остальное — по другую.

В параграфе 2.3. «Буддийская медитация, западная психотерапия и китайская медицина: единство и различия» проводится сравнительный анализ медитативных и психотерапевтических состояний, энергетическая характеристика китайской медицины

Чтобы не лишить созерцательные дисциплины возмож­ности помочь нам увидеть ситуацию за пределами самих себя, следует внести ясность в вопрос о различиях в функциях пси­хотерапии и медитации. Лишь после этого мы сумеем хоть немного понять, как эти два пути могут частично совпадать или дополнять друг друга. Разграничение этих двух путей и дисциплин представляет собой центральный пункт рассмотрения проблемы человеческого “Я”. Задача психотерапии состо­ит в том, чтобы построить устойчивую и определенную лич­ность, тогда как созерцательный путь показывает нам, что энергия, затраченная на поддержание устойчивости личнос­ти, отвлекает нас от достижения более широкого типа целос­тности. Здесь нельзя отрицать частичного совпадения между личным ростом и прак­тикой созерцания, равно как и подлинного их различия. Однако надо признать, что нелегко найти простые ответы в этой области и напомнить, что задача человеческого бытия состоит в том, чтобы никогда не терять из виду неопределенный характер жизни в двух разных ми­рах. Сложность заключается в том, чтобы ответить: где кончается психологический рост и начинается духовная практика.

Принятые на Западе теории личности и душевно­го здоровья сосредоточены главным образом на причи­нах и симптомах неврозов и психозов; в то же время они редко дают точные объясне­ния того явления, которое составляет нормальное фун­кционирование психики здо­рового человека. С другой стороны, восточные тради­ции подчеркивают состояние оптимального здоровья и расширенного бытия, не осо­бенно останавливаясь на бо­лезнях. Как для восточного, так и для западного подхода к пси­хотерапии требуется внесе­ние в лечебный процесс бо­лее широкого понимания че­ловеческого благополучия.

Основная задача психотерапии состоит в том, чтобы рас­ширить у человека ощущение самого себя, своего Я при помощи интег­рирования тех частей личности, к которым он относится как к чуждым. Фрейд, описывая это явление, говорит: «Там, где было “Оно”, должно быть “Я”24. Работа такого типа может по­мочь людям в развитии устойчивой личности, самоуважения, расширенного ощущения того, что они способны чувствовать и делать. А практика медитации идет на один шаг дальше. Вместо расширения или укрепления «Я» медитация представ­ляет собой способ исследования вопроса о том, из чего состо­ит это «Я».

Хотя психотерапия работает со специфическими прояв­лениями этих патологий в жизни человека, она не дает средства дойти до их источника, которым является заложенная в человека привычка - стремление держаться за «Я» и укреплять его. И в то время как психотерапия может помочь человеку избавиться от специфических объектов ненависти, зависти, алчности и т.д., медитация способна научить его целиком и полностью осво­бодиться от этого «комплекса Я». А это является  необходимым  для того, чтобы прийти к пониманию основных вопросов человеческой жизни, как изменчивость и непостоянство, старость, превратности судьбы, любовь и смерть.

Китайская медицина рассматривает человека как совокупность энерге­тических циклов и соответственно этому лечит его. Человек рассматривается как конкретное «созвездие» энергий, чем как физическое тело, в котором обитает душа или дух. Без Ци не существует китайской медицины. Без понимания Ци западная медицина, со всей ее мощной наукой, так и не узнает о единственном величайшем даре китайской медицины. Чтобы понять человеческую Ци и философию китайской медицины, необходимо помнить о том, что Ци - это континуум. Так как Ци непрерывна и всепроникающа, бессмысленно отрывать человеческое существо как энергетическую систему от природы и, конечно, под природой понимается энергия, то есть Ци. Существование Ци предшествует существованию материи и разума. Это уже аксиома в китайской философии. Когда китайская медицина занимается лечением человека, она не производит искусственного отделения человека от природы. Человеческая жизнь и смерть - это всего лишь крошечная часть Вселенной и на них может оказать влияние любой другой аспект Вселен­ной. А Вселенная - это взаимодействие энергий. Все они являются аспекта­ми изначальной энергии, которая носит название Ци.

В целом эти три подхода являются проявлением верхне-левой части всесекторно-всеуровневой модели, но интегрально вплетаются в ткань всего холистического круга.

В главе 3: «Социально-философские аспекты интегральной медицины» автор рассматривает проблему разума-тела, феномена интерпретации и социокультурный контекст медицины.

В параграфе 3.1 «Социально-онтологические основания интегральной медицины» анализируются трудности трех этапов медицины во взаимопонимании.

Задача состоит в том, чтобы воспринимать и объединять сильные стороны досовременности и современности, отбрасывая их недостатки. Например, интегральная медицина (как частный случай интегральных исследований вообще) должна согласовывать результаты исследований на всех уровнях и во всех секторах. Суть интегрального подхода состоит в том, что для полного понимания этого сектора его необходимо рассматривать в контексте всех остальных секторов.

У досовременности почти не было понимания того, каким образом мировоззрение человека — и его опыт спектра сознания — глубоко окрашиваются и формируются фоновыми культурными контекстами, в которых он живет. Не было понимания того, как материальный способ производства  влияет на склад индивидуального сознания и резко меняет все, от половых ролей до статистики самоубийств и привычек питания. Она сосредоточивалась, главным образом, на Верхне-Левом секторе и почти полностью игнорировала отдельные подробности остальных секторов, от объективных состояний мозга до межсубъектных культурных контекстов и межобъектных общественных сил. В частности, поскольку Верхний-Правый сектор (материальный организм) был материальным, представители вечной философии помещали его на самый низший уровень (материя), так как не понимали, что материальные формы соотносятся с состояниями сознания как внешнее с внутренним, а не просто как низшее с высшим. С традиционной точки зрения любой уровень выше материи считался «трансцендентными» по отношению к материи, находящимся полностью за ее пределами и существующим на своего рода небесах или в какой-то неземной сфере, и это придавало древней мудрости в значительной мере «потусторонний» оттенок. Вместо того чтобы видеть, что эволюция сознания связана внутренне с повышением качества сознания и внешне с повышением сложности материи, вместо понимания этого тонкого соответствия, понимания того, что дух является внутренним по отношению к природе, а не стоит над природой, традиционная древняя мудрость призывала отвергать и обесценивать этот мир. В человеческом мозгу больше нервных связей, чем звезд во вселенной: будучи самой сложной из существующих форм материи, он соответствует высочайшей степени сознания в Космосе.

Более того, когда современная наука обнаружила некоторые из этих тонких взаимоотношений между «трансцендентным сознанием» и «материальным мозгом», по традиционному пониманию древней мудрости был нанесен сокрушительный удар, от которого оно так и не оправилось. Если «потустороннее сознание», в действительности, связано с «посюсторонним организмом», то не могли ли все так называемые метафизические реалии на самом деле быть аспектами этого мира? Да и нужны ли нам вообще эти «духовные» реалии? Сила традиционного понимания древней мудрости состояла в том, что оно охватывало все уровни, от материи до тела, ума, души и духа. Но, не будучи всесекторным, оно не было готово к столкновению с современностью и, фактически, стало одной из первых жертв современного подхода.

Многие популярные авторы, которые считают главным преступлением Просвещения грубый редукционизм и атомизм, и при этом видят спасение западной флатландии (термин Уилбера - плоская, поверхностная эмпирическая реальность) в теории систем, не понимают того, что теория систем сама является частью болезни, которую мы пытаемся преодолеть. Теория систем просто предлагает нам холистические «оно» взамен атомистических «оно», в то время,  как и те, и другие нужно объединять с внутренними сферами «Я» и «мы» — сферами сознания и культуры, эстетики и морали, понимаемыми и ценимыми как таковые, в их собственном своеобразии. Теория систем отрицала сущностную реальность сфер «Я» и «мы» (в их собственных терминах) и сводила их все к совокупностям взаимопереплетающихся «оно» в динамической системе сетевых процессов. Это был холизм, но всего лишь внешний холизм, который полностью выхолащивал внутренние аспекты и отказывал, в какой бы то ни было обоснованности обширным областям холизма Левой Стороны («Я» и «Мы»). Оковы точки зрения третьего лица более не были атомистическими; теперь они стали холистически переплетенными. Динамическая теория систем во всем множестве ее разновидностей представляет лишь Правый-Нижний сектор, тогда как нам нужно учитывать все четыре сектора, не отдавая предпочтения ни одному из них.

Таким образом, современность, предприняв большие усилия, сумела разграничить культурные сферы ценностей (или четыре сектора) — так что вершиной современности, разумеется, был всесекторный подход, и этот непреходящий вклад, безусловно, можно ценить. Но затем, вместо того, чтобы двинуться вперед и объединить эти сектора на новом уровне, современность слишком часто позволяла этому важному и необходимому разграничению превращаться в необязательное и патологическое разобщение. Искусство, мораль и наука распались на изолированные области, и это позволило агрессивной науке колонизировать и подчинить себе другие области, так что в «официальной реальности» не стало никаких окончательных истин, кроме истин науки. Все внутренние и субъективные области — включая  все его уровни — от тела до ума, души и духа — были грубо сведены к своим сенсомоторным коррелятам, то есть, попросту, были уничтожены. Процеженные через сито монологического воззрения, раздробленные, чтобы соответствовать объективным вещам, все внутренние и субъективные состояния — от чувств до интуиции, состояний сознания и сверхсознательного просветления — были объявлены, в лучшем случае, вторичными явлениями, а в худшем — галлюцинациями.

В ХХ веке есть выдающиеся первопроходцы —  Штайнер, Вернадский, Уайтхед, Гебсер, Берталанфи, Богданов, Болдуин, Хабермас, Ауробиндо, Маслоу и Уилбер. Они осознавали важные разграничения современности и потому все в большей степени понимали, как наука могла бы дополнить (но не заменить) религию, духовность и психологию. Все они  использовали современные открытия в Большой Тройке, чтобы прояснить природу Универсума. Иными словами, они предлагали важные уточнения модели.

Первая крупная проблема, которую помогает разрешить подлинно интегральный, всесекторно-всеуровневый подход — это то, что Шопенгауэр назвал «мировым узлом», а именно, проблема разум-тело. Поэтому начнем с предположения: проблема разум-тело, в значительной степени, представляет собой порождение флатландии. Вовсе не дифференциация ума и тела, которая, по меньшей мере, так же стара, как сама цивилизация, и раньше никогда никого не беспокоила, но именно диссоциация ума и тела является характерным пороком современного и постсовременного сознания, сопутствующим коллапсу Космоса в флатландию. Ибо в флатландии мы оказываемся перед поистине неразрешимой дилеммой взаимоотношения разума и тела: разуму  — области Левой Стороны — не находится абсолютно никакого места в мире, описываемом одними только понятиями Правой Стороны (материальные тело и мозг): разум становится «призраком в машине». Тогда мы сталкиваемся с двумя явно абсолютными, но противоречащими друг другу истинами: истиной непосредственного опыта, которая безошибочно свидетельствует о том, что сознание существует, и истиной науки, столь же безошибочно показывает — мир состоит только из сочетаний основополагающих кирпичиков (кварков, атомов, струн и т. п.), не обладающих никаким сознанием. И никакие перестановки этих бездумных элементов не могут привести к разуму.

Если мы говорим, что субъект и объект — это два аспекта некой основополагающей реальности, сразу же возникает вопрос — а что представляет собой эта реальность, поскольку ее нельзя описать в терминах, которые не были бы просто сочетаниями «субъективного» и «объективного». Либо эта третья сущность, то есть изначальная реальность, имеет субъективные и объективные свойства, либо она их лишена. Если она их имеет, то не является действительно основополагающей реальностью; если она их лишена, то не может быть подлинно объединяющей. Нагарджуна и другие недвойственные философы-мудрецы безоговорочно утверждают, что проблему тела-сознания невозможно решить на рациональном уровне25.

На наш взгляд, хотя точное соотношение внутреннего и внешнего раскрывается только на надрациональных этапах развития (недвойственная волна), мы все же можем рационально понять, что у всякого внутреннего есть внешнее, и наоборот. На самых низших уровнях внутренние аспекты не имеют слишком большого смысла, поскольку его лишено и внешнее: мы не можем говорить о какой-либо живой  реальности, которую описывает квантовая механика. На этих уровнях бытия и внутреннее, и внешнее становятся бессмысленными; они растворяются в той изначальной неопределенности (знаменитый принцип неопределенности Гейзенберга), где не может быть никакого разума, но там нет и никакой материи; и когда из этой неопределенности кристаллизуется внешнее, то кристаллизуется и внутреннее: они всегда возникают вместе. У всякого Левого есть Правое, и наоборот.

Признавая существование более высоких (в том числе, недвойственных) этапов развития, мы приходим к ясному и удовлетворительному окончательному решению проблемы Разума и Тела (внутреннего и внешнего, субъекта и объекта): и Разум, и Природа суть движения Духа (по буддийски - Осознанной Пустотности), и потому не существует ни дуализма, ни редукционизма. Гениальные философы, пытавшиеся решить проблему разум-тело на уровне «рацио», потерпели неудачу (по их собственному признанию) не потому, что они недостаточно умны, а потому что на этом уровне проблема просто не может быть решена.

Именно интегральность позволит сделать шаг вперед, к перспективе конструктивного постмодернизма: слияния искусства, морали и науки на всех уровнях спектра сознания, от тела до ума, души и духа. Интегральный подход стремится отыскать зерно истины в каждом из подходов – от эмпиризма до конструктивизма, от релятивизма до эстетизма. Можно предположить, что это слияние должно включать в себя самое лучшее из досовременности (все уровни), самое лучшее из современности (все сектора), и самое лучшее из постсовременности (которая  предполагает их интеграцию) — это будет «всеуровневый, всесекторный» подход.

В параграфе 3.2 «Феномен «интерпретация» постмодернизма как одно из имманенций интегральной  медицины» раскрывается важность интерпретационной составляющей холистического круга. 

Подобно тому, как современность часто скатывалась к разобщению, постсовременность часто скатывается к внешним видимостям. Непреходящие открытия эпохи постмодернизма — что мир отчасти является конструкцией и интерпретацией; что все значения зависят от контекста; что контексты имеют бесконечную холонную структуру — это истины, которые, безусловно, должно включать в себя любое всеобъемлющее воззрение.

Но точно так же, как разграничения современности часто оборачивались разобщением, интегральный подход постсовременности часто скатывался к аперспективному тупику — к отрицанию каких бы то ни было качественных различий, к полному отрицанию холархий. И поскольку единственный путь к холизму лежит через холархии, то, отрицая последние, постмодернизм, по существу, отрицал и первый и, таким образом, предлагал миру не холизм, а «кучизм»: неуправляемое многообразие, без какого-либо способа объединить и согласовать плюралистические точки зрения.

Для интегральной медицины постмодернизм означает очень многое. Прежде всего, он заново утверждает подлинный предмет медицины: конструирующую и созидающую способность сознания: сознание не просто отражает мир, оно соучаствует в его создании — мир это не просто восприятие, но и интерпретация. Интерпретация внутренне присуща Космосу «сверху донизу», поскольку сознание и внутренние аспекты представляют собой неотъемлемые характеристики Космоса сверху донизу. До внутренних аспектов можно добраться только с помощью интроспекции и интерпретации. Непреходящая истина постмодернизма состоит в том, что сознание обладает бесконечно холонной структурой. Поэтому любая интегральная теория непременно должна включать в свою структуру конструктивное, контекстуальное и интегрально-аперспективное измерения. Именно к такому интегральному выводу мы можем теперь перейти.

Постсовременные постструктуралисты воспринимали многие из этих важных и незаменимых идей и, доводя их до крайности, делали их практически бесполезными. Они не просто помещали индивидуальную интенциональность в фоновые культурные контексты, но пытались полностью исключить индивидуального субъекта: «смерть человека», «смерть автора», «смерть субъекта» — все это ничем не прикрытые попытки сводить субъекта (Верхний Левый сектор) к интерсубъективным структурам (Нижний Левый сектор). «Язык» сменил «человека» в качестве действующей силы истории. И сейчас говорю вовсе не «я», субъект — через меня говорят не более чем безличный язык и межличностные лингвистические структуры.

Попросту говоря, тот факт, что любое «я» всегда помещается в среду «мы», был искажен и превращен в представление, что никакого «я» вообще не существует, а есть только вездесущее «мы» — никаких индивидуальных субъектов, только обширные сети интерсубъективных и лингвистических структур. Это не имеет ничего общего с буддистским понятием анатта, или несамости, поскольку самость заменяется не Пустотностью, а конечными лингвистическими структурами «мы», тем самым умножая, а не преодолевая реальную проблему. Скользящие цепи означающих: вот в чем состоит суть постмодернистского постструктурализма. Не существует никакой объективной истины, есть только интерпретации. 

Мы видели, что постмодернизм начинался как путь к восстановлению интерпретации, глубины и внутренних сфер Космоса — мир не только отражается сознанием, но и отчасти создается сознанием; мир — это не только восприятие, но и интерпретация. Этот акцент на интерпретации со временем был доведен до крайности — нет ничего вне текста — в результате чего объективная истина устранялась из сценария постмодернистов. Генеалогия постмодернистского деконструктивизма — это генеалогия отчаяния, нигилизма и нарциссизма.

  Интегральная медицина, чтобы истинно соответствовать своему названию, не может обойтись без интроспекции и интерпретаций постмодернизма, но только отчуждаясь от его радикализма. Именно конструктивный постмодернизм и является одной из имманенций  всесекторно-всеуровневой методологии.

В параграфе 3.3 «Социокультурный контекст  эталонов здоровья и их  интеграция  в философской перспективе» анализируется понятие «норма» в позитивном и негативном аспектах.

В силу того обстоятельства, что любые представления о здоро­вье детерминированы определенным социокультурным контек­стом, в котором они формируются, и потому не могут быть абсолютными, возникает сомнение: корректно ли вообще делать пред­метом научного рассмотрения такое относительное и неопреде­ленное понятие, как здоровье? Невозможность окончательного ответа не исключает ме­тодологии верификации истинности суждении, которая обеспе­чивает познание надежными научными критериями достоверно­сти. То же самое не менее справедливо и по отношению к здоровью: невозможность универсально определить его не исключает перспективности создания научных моделей здо­ровой личности, которые помогут практикующему врачу сориентироваться в его ежедневной работе.

Длительное время здоро­вье трактовалось как проблема индивидуально-личностного бы­тия, имеющая значение, главным образом, для выживания и раз­вития отдельного индивида. В настоящее время здоровье во все возрастающей степени осмысляется как значимый феномен соб­ственно социального бытия, как структурообразующий фактор социальности. Предпринимаются попытки исследовать здоровье в его объективной всеобщности, в пространстве соци­альной эволюции, в отношении к сообществу как субъекту ис­торического действия на определенном этапе становления. Иными словами, здоровье приобретает значение сложного и глобального социокультурного явления. Поэтому допустимо говорить не только об отдельных технологиях оздоровления, но и о единой «политике здоровья».

Комплексное исследование здоровья требует всестороннего анализа того социокультурного контекста, в котором проблематика здоровья приобретает специфическое социально обусловленное значение. «На современном этапе здоровье и болезнь все чаще рассматриваются не как  «натуральные», естественные феномены (т. е. состояния организма и психики), но как достаточно сложные артефакты, обусловленные как современными культурными дискурсами (концепциями, картинами мира, знаниями), так и, в не меньшей степе­ни, социальными институтами и технологиями»26.

В силу каких причин определенные способы концептуализации здоровья становятся традиционными, а характеристики здорово­го человека — эталонными и нормативными? Что способствует их превращению в стереотипы обыденного сознания? Различным социальным условиям соответствуют различающиеся типы дискурсивных практик, выполняющих регуляторную функ­цию в жизни конкретных сообществ и направленных на воспро­изводство определенного социального порядка. Повторяемость специфических социальных условий приводит к закреплению и доминированию соответствующих им дискурсивных моделей. Тог­да возникшие в рамках этих моделей характеристики личности приобретают статус нормативных, или эталонных. Примерами мо­гут служить медицинский и психиатрический дискурсы с их традиционными способами описания здорового и больного челове­ка, которые порождают в массовом сознании устойчивые стерео­типные представления (такими наукообразными шаблонами изо­билует обыденная речевая практика: показатель здоровья — тем­пература 36,6°, необходимое условие здоровья — высокий имму­нитет, «больной» — или «шизофреник» и т.п.). Порож­денные господствующим дискурсом представления о здоровье и здоровой личности со временем стереотипизируются, становятся содержаниями обыденного сознания и, превратившись в  образы-стереотипы, начинают выполнять регуляторную функ­цию. Таким образом, нормирующие факторы культуры, ее дис­курсы, обуславливая формирование стереотипов обыденного, массового сознания, выступают в качестве скрытых (глубинных) механизмов регуляции оздоровительной практики, как отдельных индивидов, так и социальных групп. Эти социальные регуляторы постепенно интериоризуются — встраиваются в структуру конк­ретной личности в процессе ее социализации.

В кросс-культурном подходе здоровье - это социокультурная переменная; его характеристики относительны и детерминированы специфическими социальными условиями, культурным контекстом, своеобразием национального образа жизни и образа мира. Социальное и духовное измерения человеческого бытия не совпадают друг с другом, так что реализация высших духовных ценностей человека нередко затруднена в условиях конкретного общества, особенно тоталитарного. Хотя человек и является «социальным животным», социальные условия могут  деформировать его исконную природу и препятствовать реализации духовного потенциала его личности.

Эти противоречия адаптационной модели наиболее глубоко осознал и выразил Эрих Фромм, который один из первых обо­значил проблему социального здоровья и сместил акцент в воп­росах патологии и нормальности, подвергнув «клиническому исследованию» уже не отдельного индивида, но западное общество как таковое. Он осмелился утверждать, что обществу в целом может не хватать психического здоровья, и поставил под сомнение основные положения социологического релятивизма, согласно которому нормы человеческого существования задаются социумом и могут изменяться на разных этапах исторического развития, в силу чего являются относительными27. Здесь следует добавить о существовании базовых человеческих потребностей и непреходящих ценностей, игнорирование которых неизбежно приводит к деформации не только отдельной личности, но и всего общества, общественная жизнь становится нездоровой, если она не согласуется с человеческой природой.

Вырванный Социумом из лона Природы, человек отчужденно воспринимает собственное здоровье, подменяя полноту здорового самоощущения чувством приспособленности и безопасности. Находясь между Социумом и Природой, он не может всецело интегрироваться ни в одну из этих систем без ущерба своей личностной целостности. Он ощущает зависимость от внешнего  биосоциального мира, который изначально дуалистичен и противоречив. Перефразируя Маркса можно утверждать, что человек отчуждает свою сущность в социальную реальность, чем лишается собственного Я, успешно заменяя его социальным. Здесь есть много позитивного с материальной стороны, но в конечном итоге человек теряет  связь со своим внутренним духовным миром. И потому знаменитое выражение Маркса, что «болезнь есть стесненная в своей свободе жизнь» является половинчатым по смыслу с позиции интегральности, т.к. у Маркса духовность, также как и у Канта, категория интерсубъективная.  Великие философы здесь отсекли корень, который называется духовностью -  высший уровень сознания.

Подавление человеческой природы в угоду требованиям общества препятствуют достижению подлинной целостности. Более высокий уровень личностной интеграции достижим лишь при условии синтеза биологических, социальных и духовных компонентов адапта­ции, на котором основано целостное бытие человека в мире. Каждому человеку предстоит найти свое уникальное решение этой общечеловеческой проблемы. Общество определяет лишь форму удовлетворе­ния исконных потребностей, но не сами потребности как таковые. Полноценное удовлетворение спе­цифически человеческих потребностей и индивидуальное разре­шение фундаментальных проблем человеческого существования является не менее важным требованием здоровой жизни, нежели приспособление к социальному окружению. Если социальные условия препятствуют самоопределению и раскрытию личностного потенциала, а социальная адаптация требует подавления глубин­ных потребностей человека и отказа от индивидуального своеоб­разия, то это приводит либо к протесту и бунту, либо к деформа­ции человеческой природы. Эта деформация выражается в особых характерологических изменениях личности.

Хотя общество содействует развитию от досоциальной к социальной стадии, оно обычно не уделяет внимания и даже яростно сопротивляется всему, что выходит за пределы последней. Почему так? Да потому, что мудрость, преодолевшая границы обус­ловленности, способна серьезно подрывать общепринятые устои и образ жизни, бесчисленные коллективные мифы (наподобие тех, что деньги гарантируют счастье или что наша нация лучше других), кото­рые убаюкивают отдельных людей и общества, обеспечивая сохранение существующего положения дел. Хотя эти мифы могут успокаи­вать, они делают это высокой ценой. Человек, пытающийся выйти за пределы обычного социального уровня, не может рассчиты­вать на какую-либо поддержку со стороны общества.

Социокультурные нормы и стереотипы общества, таким образом, включаются в систему представле­ний, убеждений и верований. Тем самым становясь одной из составляющих всесекторно-всеуровневой модели, соответственно не выполняет целостные мировоззренческие установки. Автор в своем научном исследовании сделал попытку раскрыть недостатки ньютоно-картезианской медицины и показать преимущества интегрального решения проблем современной медицины.

В заключении подводятся итоги исследования, определяются перспективы изучения проблемы и формируются выводы.

Список публикаций автора по теме диссертации

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1.Дарибазарон Э.Ч. Медитация как эффективный фактор  преодоления стресса и выздоровление человека /Э.Ч. Дарибазарон//Вестник Бурятского гос.ун-та. Серия 6: Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2008, №6 С.71-75. (0,4 п.л.).

2.Дарибазарон Э.Ч. Целостное мировоззрение как основание интегральной медицины /Э.Ч. Дарибазарон//Вестник Бурятского гос.ун-та. Серия 6: Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2008, №14. С.34-39. (0,65 п.л.).

3.Дарибазарон Э.Ч. Философско-мировоззренческие основания современной медицины в контексте антропокосмизма /Э.Ч. Дарибазарон, В.А.Балханов//Вестник Бурятского гос.ун-та. Серия 6: Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2008, №14. С.82-87. (0,65 п.л.).

4.Дарибазарон Э.Ч. Принцип голографии как методологический подход к интегральной медицине /Э.Ч. Дарибазарон//Вестник Бурятского гос.ун-та. Серия 6: Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2009, №6а. С.72-76. (0,4 п.л.).

5.Дарибазарон Э.Ч. Философско-методологические проблемы современной медицины /Э.Ч. Дарибазарон//Вестник Бурятского гос.ун-та. Серия 6: Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2009, №14. С.137-142. (0,6 п.л.).

6.Дарибазарон Э.Ч. Самоидентификация как проблема психотерапии и медитации в контексте целостного мировоззрения /Э.Ч. Дарибазарон//Вестник Бурятского гос.ун-та. Серия 6: Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2009, №14а. С.30-38. (1,0 п.л.)

7.Дарибазарон Э.Ч. Перспективы новой мировоззренческой парадигмы медицины в развитии общества /Э.Ч. Дарибазарон//Вестник Бурятского гос.ун-та. Серия 6: Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2010, №14а. С.16-22. (0,65 п.л.).

Монографии:

8.Дарибазарон Э.Ч. Социально-философские основания интегральной медицины. Улан-Удэ: Изд-во Нон Парель, 2010. С.240.  (13,95 п.л.)

9.Дарибазарон Э.Ч. Философия интегральной медицины. Улан-Удэ: Изд-во Нон Парель, 2011. С.452. (23,2 п.л.)

Учебные и научно-методические издания:

10.Дарибазарон Э.Ч. Философия. Учебное пособие (в соавторстве). Улан-Удэ: ВСГТУ, 2005. С.162. (9,4 п.л.)

11.Дарибазарон Э.Ч. Концепция современного естествознания. Учебное пособие (в соавторстве), Улан-Удэ: ВСГУТУ, 2011. С.186. (10,6 п.л.).

Научные статьи и материалы конференций

12.Дарибазарон Э.Ч. Современная медицина: новая мировоззренческая парадигма /Э.Ч. Дарибазарон//Сборник научных трудов молодых ученых и аспирантов. Улан-Удэ. Изд-во БГУ, 1999. С. 23-29. (0,3 п.л.).

13.Дарибазарон Э.Ч. Классический идеал научной рациональности и современная медицина/Э.Ч. Дарибазарон// Классический идеал научной рациональности: материалы всероссийской научной конференции. СПб., 1999. С. 34-39. (0,35 п.л.).

14.Дарибазарон Э.Ч. Человек в экологической этике буддизма и современность/Э.Ч. Дарибазарон// Материалы международной научно-филос. конф. по экологич. этике. Волгоград. 2000, С.56-60. (0,4 п.л.).

15.Дарибазарон Э.Ч. Проблема бытия человека и современная медицина /Дарибазарон Э.Ч., В.А.Балханов // Вестник Томского госуд. педагогич. ун-та. Выпуск 3 (19), 2000. С.35-40. (0,35 п.л.).

16.Дарибазарон Э.Ч. Врачебная наука и интеллигентность: социально-философский аспект // Интеллигенция в судьбах России на рубеже ХХ-ХХI веков: материалы межд. научной конференции, Москва – Улан-Удэ 2000. С. 75-79. (0,3 п.л.).

17.Дарибазарон Э.Ч. Дао биоэнергетики как принцип восточной медицины /ДарибазаронЭ.Ч//Вестник Бурятского гос.ун-та, № 4.2001.С.54-58. (0,3п.л)

18.Дарибазарон Э.Ч. Современная медицина в контексте постнеклассической рациональности / Дарибазарон Э.Ч.// Экологическая этика и образование для устойчивого развития: материалы Байкальской межд. научной конференции, Улан-Удэ. ВСГТУ, 2006. С. 143-148. (0,4 п.л.)

19.Дарибазарон Э.Ч. Толерантность как основание для преодоления «эго» и духовное здоровье в восточной медицине / Дарибазарон Э.Ч. // материалы II межд. научной конференции «Устойчивое развитие туризма: опыт и инновации», Улан-Удэ. ВСГТУ, 2007, С.113-118. (0,35 п.л.).

20.Дарибазарон Э.Ч. Духовное здоровье общества и миссия медицинской интеллигенции/ Дарибазарон Э.Ч.// Интеллигенция в процессе поиска Россией будущего: материалы межд. научной конференции, Москва – Улан-Удэ: БГУ, 2000. С. 75-79. (0,35 п.л.).

21.Дарибазарон Э.Ч. Толерантность в системе ценностно-целевых приоритетов в тибетской медицине / Дарибазарон Э.Ч.// Материалы международной научно-филос. конференции по толерантности. Житомир. Украина, 2007. С. 154-160. (0,4 п.л.).

22.Дарибазарон Э.Ч. Модель пяти элементов китайской медицины в контексте целостного мировоззрения / Дарибазарон Э.Ч.// Сборник научных трудов: Общественные науки. Вып.11. Улан-Удэ. ВСГТУ, 2008. С.87-97. (0,4 п.л.).

23.Дарибазарон Э.Ч. Буддийские практики и социально-гуманитарные науки / Э.Ч.Дарибазарон, Л.В.Гомбоева // Сборник научных трудов: Общественные науки. Спецвыпуск к 10-летию ИУР. Улан-Удэ. ВСГТУ, 2008. С.42-46. (0,3 п.л.).

24.Дарибазарон Э.Ч. «Здоровье – болезнь» в двух культурах и их интегральное  интеграция интегральное рассмотрение в философской перспективе / Дарибазарон Э.Ч.// Россия-Азия: проблемы интерпретации текстов русской и восточной культур:  материалы межд. научной конференции. Улан-Удэ, БГУ. 2008. С.56-62. (0,35 п.л.).

25.Дарибазарон Э.Ч. Холистическая модель медицины как первопринцип философии здоровья / Э.Ч. Дарибазарон // Материалы межд. научной конференции по устойчивому развитию и экологической этике. Улан-Удэ, ВСГТУ. 2008, С. 46-50. (0,3 п.л.).

26.Дарибазарон Э.Ч. Гармоничное единство телесного и духовного здоровья как основание свободы человека./Э.Ч.Дарибазарон//Материалы международной научно-филос. конференции по интеллигенции. Улан-Удэ. 2008. С. 86-91. (0,4 п.л.).

27. Дарибазарон Э.Ч. Философские истоки развития творчества в образовании/Э.Ч.Дарибазарон,Л.В.Гомбоева//Сборникнаучно-методичес-

ких статей. Вып. 15. Том 1. Улан-Удэ, ВСГТУ. 2008, С. 62-65. (0,3 п.л.).

28.Дарибазарон Э.Ч. Целостная метафизика буддийских практик / Э.Ч.Дарибазарон, Л.В.Гомбоева // Материалы международной буддологической научно-филос. конференции. Улан-Удэ. ИМБиТ БНЦ СО РАН, 2008. С. 146-150. (0,35 п.л.).

29. Дарибазарон Э.Ч. Гуманитарно – философский подход к оцениванию результатов воспитания /  Э.Ч.Дарибазарон, Л.В.Гомбоева // Материалы международной научно-филос. конференции «Лихачевские чтения: Диалог культур и партнерство цивилизаций». СПб., 2008. С. 67-75. (0,45 п.л.)

30.Дарибазарон Э.Ч. Критика понятия «норма» рациональной медицины с точки зрения самоактуализации / Э.Ч.Дарибазарон // Сборник научных статей. Улан-Удэ, 2009. С. 221-225. (0,35 п.л.).

31.Дарибазарон Э.Ч. Интегрально-системный подход к медицине в контексте философской методологии / Э.Ч.Дарибазарон // Сборник научных трудов: Общественные науки. Выпуск 12. Улан-Удэ. ВСГТУ, 2009. С.18-22. (0,3 п.л.).

32.Дарибазарон Э.Ч. Западный и восточный подходы к определению здоровья и их взаимодополнение как новый взгляд на медицину / Э.Ч.Дарибазарон // Воосток – Запад: аксиолингвистические представления о мире (Межд. научн.конференция), Улан-Удэ. 2009 С. 36-44. (0,45 п.л.).

33. Дарибазарон Э.Ч. Кризис философии здоровья как возможность выхода на интегральный уровень/Э.Ч. Дарибазарон//Глобальные и региональные проблемы устойчивого развития мира: материалы межд. научн. конференции. Улан-Удэ, 2010. С.116-119. (0,3 п.л.).

34.Дарибазарон Э.Ч. Имманентность категорий этика и интеллигентность во врачебной культуре/ Э.Ч. Дарибазарон// Материалы межд. научной конференции по интеллигенции. Улан-Удэ, 2010. С. 46-50. (0,35 п.л.).

35.Дарибазарон Э.Ч. Натурфилософские основания целостности китайской медицины в ракурсе современных представлений/ Э.Ч. Дарибазарон// Восток – Запад: взаимодействие языков и культур: материалы межд. научной конференции. Улан-Удэ, 2010. С. 39-43. (0,4 п.л.).

36.Дарибазарон Э.Ч. Постнеклассическая парадигма в современной медицине (философско-методологический анализ) /Э.Ч.Дарибазарон //Сборник статей. Улан-Удэ, ВСГТУ. 2011. С.65-71. (0,35 п.л.).

37.Дарибазарон Э.Ч. Эволюционирование врачевания как социального института в контексте исторических условий/ Э.Ч. Дарибазарон//Россия-Азия: ценностные установки и социальный опыт: материалы межд. научной конференции. УланУдэ, БГУ. 2011. С. 97-108. (0,4 п.л.).

38.Дарибазарон Э.Ч. Восточные духовные практики как методологические основания оздоровления человека/ Э.Ч. Дарибазарон//Человек, культура и общество в изменяющемся мире: материалы межд. научной конференции. УланУдэ, БГУ. 2011. С.186-189. (0,3 п.л.).

39.Дарибазарон Э.Ч. Стресс и дистресс: социально-филос. анализ в свете медитативных практик/ Э.Ч. Дарибазарон//Евразийский фронтир: материалы межд.научной конференции.УланУдэ, БГУ.2011.С.34-39(0,4п.л)

40.Дарибазарон Э.Ч. Встреча двух культур в аспекте оздоровления: целостность Востока и рационализм Запада/ Э.Ч. Дарибазарон// Материалы межд. научной конференции. Чанчунь. КНР, 2011. С.68-75. (0,4 п.л.).


1 Вернадский В.И. Труды по философии естествознания. М.: Наука, 2000, С.504.,Чижевский А.Л. Космический пульс жизни. М.,1995, 768с., Шредингер Э. Разум и материя. – М.-Ижевск: НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика»,  2000. С.96., Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. М., 1975., Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1997, 640с.

Моисеев Н.Н. Человек и ноофера. М., 1992., Селье Г. Стресс без дистресса. М., 1982, 126с., Урсул А.Д. Путь в ноосферу. М., 1993.,Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог с природой. М.: УРСС, 2000, 310с.,Степин B.C. Теоретическое знание (структура, историческая эволюция). М.".Наука. 2000. Антонов В.И. Символизация как социокультурная и познавательно-практическая проблема. М.: Луч, 1992. 153 с., Бехтерева Н.П. Магия мозга и лабиринты жизни. СПб.:Сова,2007, 350 с., Уилбер К. Око Духа. М.: АСТ,  2002, 478с., Гроф С. Надличностное видение. –М.: АСТ,  2003, С.237., Бейтсон Г. Разум и природа: неизбежное единство. М.: КомКнига, 2007. С.248., Матурана У., Варела Ф. Древо познания. М.: Прогресс-Традиция, 2001. С.224., Капра Ф. Скрытые связи. М.: София. 2004. С.336., Абрамов Ю.Ф. Картина мира и информация (философские очерки). Иркутск: ИГУ, 1988. С. 192., Залманов А.С. Секреты и мудрость тела. Глубинная медицина. М., 1997, 190с., Налимов В.В.  Спонтанность сознания. М.: Прометей, 1989, 288с., Мантатов В.В.  Стратегия разума: экологическая этика и устойчивое развитие. В 2-х т. Улан-Удэ, 1998-2000, 440с., Балханов В.А. Встреча с прошлым и будущим. Улан-Удэ, 2002, 234с., Колчигин С.Ю. Логика целостного мировоззрения. Алматы. 1993, 200с., Григорьева Т.П. Дао и Логос (встреча культур). М.: Наука, 1992, 424с., Аршинов В.И. Синергетика как феномен постнеклассической науки. М.: ИФ РАН, 1999. С.203.

2 Чандракирти.  Введение в мадхьямику. СПб.: Евразия, 2004. С.464., Гурджиев Г.И. Взгляды из реального мира. Минск,1999, 640с., Дандарон Б.Д. Мысли буддиста. «Черная тетрадь». т.2. СПб., 1997, 246с., Ошо Раджниш. От медицины к медитации. Киев: София,  2001, 475с., Шри Ауробиндо. Интегральная йога. М.: Агар, 2000, 424с.,Бадмаев П.А. Основы врачебной науки Тибета. Жуд-ши. М., 1991, 232с., Говинда А. Творческая медитация и многомерное сознание. М.: Единство, 1993, 270с., Конзе Э. Буддизм: сущность и развитие. М.: Наука, 2003, 288с., Щербатской Ф.И. Избранные труды по буддизму. М.: Наука, 1988. С.425., Розенберг О.О. Труды по буддизму. М.: Наука, 1991. 295с., Уоттс А. Психотерапия. Восток и Запад. Львов. 1997, 174с., Тинлей Д.  Ум и пустота. М.: Московский буддийский центр Ламы Цонкапы, 1999, 234с., Янгутов Л.Е.  Единство, тождество и гармония в философии китайского буддизма. –Новосибирск, 1995. С. 196., Андросов В.П. Буддизм Нагарджуны. М.: Восточная литература, 2000. С.799.,Лепехов С.Ю. Философия мадхьямиков и генезис буддийской цивилизации. Улан-Удэ, 1999, 238с., Хунданов Л.Л., Хунданова Л.Л., Базарон Э.Г. Слово о тибетской медицине. Улан-Удэ: Бургиз,  1979. С.111., Пупышев В.Н. Тибетская медицина: язык, теория, практика. Новосибирск, 1991, 141с.

3 Давыдовский И.В. Проблема причинности в медицине (этиология). М.: Медгиз, 1962. 176 с., Фролов И.Т. Избранные труды. Т. 2. Философия и история генетики. М.: Наука, 2002. — 542 с., Казначеев В.П., Трофимов А.В. Очерки о природе живого вещества и интеллекта на планете Земля. Новосибирск: Наука, 2004, 312 с., Шингаров Г.Х. Теория отражения и условный рефлекс. М.: Наука, 1974. С.320., Царегородцев Г.И. Наука и религия о болезнях и здоровье человека. М.: Медицина, 1965., Лисицин Ю.П. Теория медицины XX века. М.: Медицина. 1999. —172 с., Хрусталев Ю.М., Царегородцев Г.И. Философия науки и медицины. – М.: ГЭОТАР-МЕД,  2005. С. 261., Лебедев С.А., Лазарев Ф.В. Многомерный человек: онтология и методология исследования. М.: Изд-во МГУ, 2010. С.96., Пучко Л.Г.  Многомерная медицина. Система самодиагностики и самоисцеления человека. М., 2001, 432с., Гаряев П.П. Волновой геном. М., 1994., Дильман В.М. Большие биологические часы. Введение в интегральную медицину. М., 1986, 256с., Каструбин Э.М. Самогипноз и медитация. М., 1999, 224с., Алексеев А.А., Ларионова И.С., Дудина Н.А. Системная медицина (от чего погибнет человечество?). М.: Эдиториал УРСС, 1999. С.568., Ларионова И.С. Здоровье как социальная ценность. Дисс…докт. филос. наук, М., 2004, 265 с., Васильева О.С., Филатов Ф.Р. Психология здоровья. М.: Академия, 2001. С. 352, Казыбаев С. А.  Двенадцать шагов к интегральной медицине. Алматы. 2003., Фомин М.И. Интегральная медицина. СПб.:Паллада, 1996, 230 с., Хруцкий К.С. Биокосмология – универсальная наука индивидуального здоровья человека. Великий Новгород, 2006, 260 с.,Коновалов В.В. Совсем другая медицина. СПб.: Экслибрис, 2002. С.352., Файдыш Е.А. Мистический космос. Картография миров мистики шамана и мага. М.: Межд. институт Ноосферы. 2002. 544.

4 Гербер Р. Вибрационная медицина. М.: София 2001, С.592.

5 Катчмер Дж.  Дао  биоэнергетики. Киев: София, 1998, 288с.

6 Бом Д.  Развертывающийся смысл. М.: Лавка языков, 1992. С.338., Прибрам К. Языки мозга. М.: Прогресс, 1975, С.464.

7 Балханов В.А. Синергетика и целостное мировоззрение //Вестник Бурятского университета. Сер.: Философия. 1999. Вып. 3. с. 21-35.

8 Югай Г.А. Голография Вселенной и новая универсальная философия. -М., 2007. С. 25.

9  Прибрам К. Языки мозга. М.: Прогресс, 1975.  С. 58.

10 Бом Д.  Развертывающийся смысл. М.: Лавка языков, 1992. С.68.

11 Muses C., «Working with the Hypernumber Idea», in Consciousness and Reality,  ed. Muses C. and Young A. (New York: Avon Books, 1972), pp. 448-469.

12 Казначеев В.П., Трофимов А.В. Очерки о природе живого вещества и интеллекта на планете Земля. Новосибирск: Наука, 2004, С.132.

13 Интервью В.П.Казначеева.  Газета  «Аргументы и факты» , №28, 2010.  С.3.

14 Гербер Р. Вибрационная медицина. –М., 2001, С. 239.

15 Антонов В.И. Феномен нетленного тела, или реальность ирреального// Вестн. Моск. Университета. Сер. 7. Философия. 2010. № 1. С. 35.

16 Цит. по научно-попул. журналу  «Мы» № 7. С.Демкин. Тайна нетленного останка. М.,  2006. С.110.

17 Дрёмов С.В., Сёмин И.Р. Измененные состояния сознания. – Новосибирск, 2001.  С.53.

18 Бехтерева Н.П. Per aspera… Жизнь. Наука о мозге человека.// Реф. журнал.  Социальные и гуманитарные науки. Серия 3. Философия.  №6, 1991, С. 85.

19 Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. – М., 1989. – С. 41.

20 Романова И.К.  Нагарджуна, Фреге и Витгенштейн о природе мышления, истине и языке // История современной зарубежной философии. – СПб., 1998. Т. 2. С. 134.

21  Фуко М. Рождение клиники. М., 2010, С. 256., Деррида Ж. О почтовой открытке от Сократа до Фрейда и не только. –М., 1999, С. 839.

22 Мамардашвили М.К., Пятигорский А.М. Символ и сознание: метафизические рассуждения о сознании, символе и языке. – М., 1999.  С.56.

23 Чандракирти.  Введение в мадхьямику. СПб., 2004. С.249.

24 Фрейд З. Психология бессознательного. М., 1990.  С.425.

25 Лама Анагарика Говинда. Творческая медитация и многомерное сознание. –М., 1993,  С. 171.

26 Розин В.М. Здоровье как философская и социально-психологическая проблема //  Мир психологии. 2000. №1 (21). С.12-30.

27 Фромм Э. Здоровое общество. М.: АСТ, 2006. С.243.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.