WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

УСТИНОВА ИРИНА ВЛАДИМИРОВНА

ГЕНЕЗИС И ЭСТЕТИЧЕСКАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

ИСПАНСКОГО БАРОЧНОГО

МИРООЩУЩЕНИЯ

09.00.04 эстетика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора

философских наук

Москва - 2009

Работа выполнена на кафедре теории культуры, этики и эстетики Московского государственного университета культуры и искусств.

Научный консультант:                доктор философских наук, профессор

Шибаева Михалина Михайловна.

Официальные оппоненты:        доктор философских наук, профессор

Арсланов Виктор Григорьевич;

доктор философских наук, профессор

Маньковская Надежда Борисовна;

доктор философских наук, профессор

Сараф Михаил Яковлевич.

Ведущая организация:                Московский государственный университет им. М. В Ломоносова (кафедра эстетики)

Защита состоится « » ________________ 200__ года в ________ часов на заседании диссертационного совета Д 210.010.04. по защите диссертации на соискание ученой степени доктора наук при Московском государственном университете культуры и искусств по адресу: 141406 г. Химки Московской области, ул. Библиотечная, 7, зал защиты диссертаций.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московского государственного университета культуры и искусств.

Автореферат разослан «  » _________________ 200__ г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор философских наук, профессор                                Суминова Т. Н.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования обусловлена целесообраз­но­стью изучения философско-эстетической и творческой реакции на кризисные явления в культуре, обозначенной в предлагаемой диссертации словом эстетизм. Эстетизм мыслится, во-первых, как специфический тип субъективных переживаний, воплощенных в образной форме; во-вторых, как экзистенциальный ответ индивида на негативный жизненный опыт.

Актуальность рассмотрения эстетизма как типа реакции на кризисные явления в культуре обусловлена неоднозначностью явления эстетизма и противоречивостью его последствий, в ряду которых: уход индивида в сферу «чистого искусства»; вызов социальному окружению и одновременно попытки выхода в сферу социальности; воздействие творческой практики на общие культурные ориентиры и состояние менталитета социума, в частности, на степень переживания им собственной идентичности.

В ситуации исчерпанности прежних идеалов, а также неопределенности ценности и цели социокультурного развития заметно возрастает значимость осмысления различных проявлений эстетизма. Существенным моментом является тот факт, что для творческой личности, склонной к эстетизму, характерна тяга к экспериментированию, оригинальному формотворчеству, структурированию мира культуры, что заключает в себе эвристические возможности: в сфере творчества благодаря обновлению художественных форм происходят изменения в культуре - «символической Вселенной», по определению Кассирера. Эстетизм с присущим ему аристократизмом, тягой к эксперименту, оригинальному формотворчеству способствует структурированию мира культуры.

Актуальность обращения к феномену эстетизма связана также с тем, что при достаточной изученности механизмов социального, экономического, политического, финансового и других противодействий кризисным явлениям, художественно-эстетический механизм, равно как и степень его продуктивности, остаются не вполне исследованными и отрефлексированными. Между тем, очевидны свидетельства действия названного механизма как в периоды оформления явления эстетизма (ХVII в.), так и в пору его осмысления деятелями культуры в последние десятилетия модернизма (конец ХIХ – середина ХХ вв.). Как представляется, результатом его работы не в последнюю очередь является наблюдаемое в истории культуры ритмическое чередование плодотворных в плане художественных достижений и «спокойных» эпох, периодизация которых не совпадает с социально-экономической периодизацией кризисных и некризисных ситуаций в жизни общества.

Специфика художественно-эстетического механизма инновационных изменений в культуре обусловила открытый характер вопросов о том, какова сущность эстетизма и его художественной составляющей, в чем заключаются особенности его модификации в контексте смены эпох, в какой мере влияют на восприятие кризисных явлений и их воплощение в искусстве этнонациональный менталитет и культурно-исторический опыт разных стран, что представляет собой эстетический аспект кризисных явлений культуры, в каких пределах происходит угасание творческого начала и переоценка ценностей в ситуации «испытания неопределенностью»? Кроме того, в ряду вопросов о сущности эстетизма особое место занимает проблема возникновения определенных стилей художественного отражения переживаний по поводу тех или иных проявлений кризиса культуры.

Таким образом, необходимость осмысления эстетизма как особого явления культуры на предложенном в данной работе критическом уровне с учетом предыдущего опыта его изучения в мировой и отечественной философской литературе обусловила целесообразность определения специфики теоретических моделей эстетизма, с одной стороны; с другой – сопоставления их с моделями кризисных явлений.

Степень разработанности проблемы.

Проблема поисков «методов видения», характерных для тех или иных исторических эпох, обусловлена имманентностью процесса развития художественных форм, который подчиняет себе все остальные моменты творческой деятельности. При этом сама история развития художественно-выразительных форм сопровождается возникновением и распространением науки нарратологии, согласно которой любой нелитературный дискурс функционирует согласно принципам художественной литературы, что показано в работах Р. Барта, Я. Буркхарда, Г. Вёльфлина, А. Гринблат, Ж. Делеза, Ж. Дерриды, Д. Дидро, Э. Кассирера, Ю. Кристевой, Э.Р. Курциуса, Ж. Лакана, Х. Ортеги-и-Гассета, Э. Панофски, П. Рикёра, Л. Шпитцера, М. Фуко, К.Г.Юнга.

Оценка эстетического аспекта культурной традиции опирается на концепцию мифа, философию символических форм, на труды по герменевтике, на идеи о типологии истории искусств. Не менее значим и текстуальный подход к интерпретации культурных феноменов, который получил свое обоснование в рамках различных областей знания – лингвистики, текстологии, герменевтики, семиотики, структурализма, постструктурализма, философии текста. В числе наиболее авторитетных исследований следует назвать труды Л.М.Баткина, Г.И.Богина, Г.Г.Гадамера, А.-Ж.Греймаса, А.А.Горных, Г.В.Гриненко, Е.Гурко, И.П.Ильина, И.В.Кондакова, Г.К.Косикова, Ю.Кристевой, К.Леви-Строса, А.С.Новичковой, Н.Т.Пахсарьян, А.М.Пятигорского, В.П.Руднева, И.В.Силантьева, Т.Н.Суминовой, Б.А.Успенского, У.Эко и др. Основы дискурсивного подхода к изучению культурных текстов заложены в исследованиях П.Анри, Т.А. Ван Дейка, В.З.Демьянкова, Е.А. Красина, П.Серио, М.Фуко, Ю.Хабермаса.

Принципы структурализма и семиотики, разработанные, в частности, К. Леви-Строссом, Ч. Моррисом, Ч. Пирсом, Ф. де Соссюром, позволяют рассматривать в качестве комплексов культурных текстов Разнообразные типы художественного опыта и системы взаимообусловленных творческих приемов, проявляющиеся одновременно у поэтов, художников и музыкантов независимо друг от друга.

Для достижения синтетического способа понимания исследуемых явлений конструктивной силой обладает рекурсивный метод, открывающий перспективу предвосхищающего видения: посредством слов и символов обнаруживаются смыслы, генерируются цели, предсказываются траектории и оцениваются результаты. Рекурсивный способ близок к топике «ландшафтного», по Ф. Ницше, «предвосхищающего», по  М. Хайдеггеру, мышления; к полю интеллектуальных перемещений «концептуальных персонажей» Делеза, Дерриды. Рекурсивная петля, исследующая обратные связи, значима в  теории грамматики А.Н. Хомского, в взглядах Ж. Пиаже на развитие ментальных функций, на состояние знака как структуры и модели у А.Ф.Лосева, на апеллятивную структуру текста В. Изера и т.д. Все это предполагает структурно-семиотический способ оценки текста, понимаемого в данной работе как эстетический объект.

Идеи и методы рецептивной эстетики, тесно связанной в областью рефлексивной онтологии, показывающей взаимосвязь между субъектом и объектом восприятия, в отечественной науке изложены в работах М.М. Бахтина, В.В.Бычкова, А.Н.Веселовского, В.А.Волобуева, К.М.Долгова, М.С.Кагана, А.Я. Зися, Н.А.Кармина, Н.И. Киященко, Н.Л. Лейзерова, И.П.Леонтьевой, А.Ф.Лосева, Н.Б.Маньковской, А.С.Мигунова, А.А.Оганова, В.А. Ремизова, Н.В.Романовой, Н.А.Хренова, В.П. Шестакова, психологов Л.С.Выготского, С.Л.Рубинштейна. Вопросы исследования эстетической составляющей аспектов мышления нашли свое отражение в трудах А.В. Гулыги, Э.В. Ильенкова, В.А.Кругликова, М.К. Мамардашвили и др.

К оценке состояния и динамики художественно-эстетической практики в отечественной науке обращались С. С.Аверинцев, В.Ф.Асмус, Г.Д. Гачев, Т.Л. Григорьева, Л.Н.Гумилёв, А.Я. Гуревич, Д.С.Лихачев, А.В.Михайлов, А.А.Пилипенко, А.А. Потебня, О. Седакова, Ю.Н. Тынянов, В.Б.Шкловский, Б.М. Эйхенбаум, И.Г.Яковенко, Д.Е.Яковлев. Ряд особенностей феномена панэстетизма в ракурсе философии жизни и философии культуры проакцентирован М.М. Шибаевой. Общим моментом рефлексии по поводу эстетизма является признание того, что эстетизм априори есть утверждение самоценности переживания прекрасного, на практике спродуцировавший комплекс исторически сложившихся в европейской культуре «глубинных интуитивных, невербализуемых художественно-эстетических критериев оценки искусства» (В.В.Бычков), которые остаются стабильными, претерпевая лишь внешние изменения под воздействием смены художественных вкусов эпохи.

Применение методов компаративистики, результатов анализа кризисных явлений и адаптивных функций к большим системам, к которым относятся культура в целом и художественная культура как ее подсистема, показано, в частности, в работах В.В.Жирмунского, Ю.М.Лотмана, Н.И.Конрада, О.А. Кривцуна, Ю.В.Рождественского, А.А.Шахматова.

Теоретическая разработанность темы национальной специфики испанской культуры посвящена отечественная испанистика, представленная именами С.И.Ереминой-Пискуновой, Н.Р.Малиновской, Т.Н. Парфеновой, З.И.Плавскина, В.Ю.Силюнаса, Г. В. Степанова, и др. Современные отечественные исследователи обращаются преимущественно к двум эпохам испанской культуры: барокко и модернизму в стремлении выделить характеристики, присутствующие в культуре нации на протяжении ее истории, которые, с одной стороны, позволяют сохранять ее устойчивость и идентичность, а с другой – задают специфические способы динамики и характер исторических изменений. Из недавних работ это диссертации Б. В. Горлова «Два хронотопа испанской культуры: эстетические доминанты» (М., 2006), Ю. С. Мельчаковой «Испанская национальная картина мира: взаимодействие искусства и религии» (Екатеринбург, 2007).

Установленное сходство между названными эпохами традиционно освещено в философско-эстетических и литературно-критических построениях. Уподоблять современную эпоху своеобразному варианту необарокко стали именно иберийские исследователи Д. Алонсо, Д. Борке, Х.-Р. де Вентос, К. Видаль, Э. Д'Орс, Г. Диас-Плаха, Х. Х.-А. Маравалль, Э. Ороско, Х. Ортега-и-Гассет.

К характеристике социокультурного бытия испанского общества применены выводы «теории хаоса» Б.П. Белоусова, А. М. Жаботинского И.Р. Пригожина, И. Стреджерс, получившие в трудах К. Хайлс применение в анализе литературно-художественных произведений.

Таким образом, приступая к рассмотрению эстетической эволюции испанского барочного мироощущения, мы опирались на значительный массив разнообразных, в силу междисциплинарности, идей и концепций, что обусловило задачу конвенционального использования существующих наработок в научной деятельности и социальной практике. Значительная часть наших усилий вследствие этого была направлена на то, чтобы при помощи систематизации и интерпретации накопленного зарубежной и отечественной наукой материала синтезировать целостное представление об объекте исследования, его сущности, рассмотренной с точки зрения вербальной эстетики, что до сих пор оставалось за рамками исследовательских интересов.

Объектом настоящего исследования выступает эстетизм в контексте испанского барочного мироощущения.

Предметом исследования является логика трансформации способов репрезентации ценностно-эстетического мироощущения в испанской культуре.

Цель настоящего исследования состоит в том, чтобы проследить генезис и динамику репрезентативной составляющей художественно-образного аспекта испанской культуры через раскрытие тенденций динамики эстетического сознания и словесного творчества (вербального искусства).

Ее реализация предполагает решение следующих задач:

- выявить общие закономерности «самодвижения» испанской культуры, изучить ее эстетические аспекты;

- исследовать специфику философско-теологической традиции в культуре Испании;

- выделить рационально-идеологический аспект коррелятивной связи между поэзией и мистикой;

- раскрыть специфику эстетического анализа художественного произведения через характеристику испанской культуры с опорой на категории «веяние», «стиль» (К.Леонтьев);

-  рассмотреть игровой аспект «культеранизма» и «консептизма» в Испании как разновидностей эстетики «высокого» барокко;

- определить национальные особенности эстетического синтеза арабской и европейской традиции        в барочной поэтике «гонгоризма»;

- раскрыть соотнесенность эстетических категорий в метафорическом ряде в поэтике Луиса де Гонгоры-и-Арготе, показать его риторическую обусловленность;

- исследовать связь художественно-эстетической теории и практики в Испании XVIII-XIX вв. с кризисными явлениями в ее культуре;

- обосновать понятие «вербальная эстетика» в качестве определения одного из способов художественного познания действительности;

- обозначить эстетические характеристики романтизма, костумбризма, реализма и натурализма в Испании, показать их связь со специфическими особенностями художественного мышления, характерного для кризисных эпох;

- выделить эстетическую составляющую феномена испанской самобытности;

- проанализировать характер преемственности эстетических мотивов в национальном мироощущении, их влияние на художественные ориентаций культуры Испании в различные исторические периоды;

- показать отражение специфики национального мироощущения в концепции «интраистории» Мигеля де Унамуно;

- продемонстрировать философско-эстетический потенциал гипотезы «смены точек зрения» Хосе Ортеги-и-Гассета;

- осмыслить объект художественного произведения в качестве одного из атрибутов психоаналитической эстетики.        

Гипотеза исследования состоит в предположении о том, что специфика кризисных явлений в сфере культуры может быть рассмотрена сквозь призму вербальной эстетики, нашедшей свое преломление, в частности, в эссеистском сознании, стремящемся выработать символические образы индивидуально-личностного бытия в границах социально-культурной реальности. Своеобразным видом реакции на кризис культуры в Испании является эстетизм, стимулирующий поиски новых форм выражения, включающие в себя обращение к особой экспериментальной манере письма. Всякая кризисная эпоха порождает собственные модели и художественные способы отражения кризиса и его оценки.

Теоретико-методологические исследования.

Основной теоретический подход, применяемый в настоящей работе, связан с осознанием невозможности проследить особенности эстетического мировосприятия и художественного опыта без опоры на анализ художественных произведений как текстов культуры с учетом их национальной специфики. Признание того, что при анализе художественных произведений возникает возможность выявить устойчивую структуру сознания эстетического типа личности, наглядно проявляющуюся в переломные для культуры моменты, заставило нас придти к пониманию испанской культуры как совокупности культурных текстов. Подобный подход характерен для Ю.М.Лотмана и тартуско-московской семиотической школы, созвучен с идеями французского постструктурализма и с утверждением О.А.Кривцуна о способности «ядра сознания» к устойчивости за счет эстетических образов и унаследованной от них структуры языка при опоре на глубинную взаимообусловленность всех уровней культуры.

Методологическим основанием настоящей работы является также установка на различение между философией искусства и теорией искусства, то есть, эстетикой и искусствознанием. Эстетика включает различные философские подходы к искусству: теологический, рационалистический, технологический, символический, персоналистский, субстанцилистский, деструктивистский и т.д. Множественность этих подходов свидетельствует об отсутствии единого понимания искусства, общего взгляда на пути его изучения. Искусствознание ставит вопрос об изучении художественных явлений на экспериментальную почву, занимается классификацией методологических позиций искусствоведения и концепций искусства (предметно-ценностная, деятельностная, личностно-атрибутивная, общественно-атрибутивная, информационно-знаковая и концепция искусства как системообразующей подсистемы общества и т.д.). Теория искусства отвечает запросам художественной практики, отчасти оставляемым без внимания эстетикой, в рамках которой построено предлагаемое исследование.

В стремлении выявить исторически обусловленный смысл текста культуры исследование ведется в двух планах – статическом и динамическом – что позволяет выделять типичные признаки исследуемых явлений в синхронном срезе (по оси пространства) и в диахронном (по оси времени) методом последовательно-ступенчатого перехода от истории философско-религиозного субстрата Пиренейского полуострова к истории художественных направлений в культуре Испании.

Таким образом, основной методологией исследования является:

Во-первых, структурализм позволяющий рассматривать продукт художественного творчества как смыслонесущий текст, в котором учтено влияние общекультурных факторов на процесс его формообразования. В работе используется совмещение структурно-типологического и историко-типологического подходов к анализу испанской культуры.

Во-вторых, дискурсивный подход при оценке генезиса и эстетической эволюции испанского барочного мироощущения основан на эвристических возможностях дискурса, понимаемого вслед за Бодрийяром в качестве способа рационального критицизма. Представленный в художественных текстах «дискурс объектов» несет на себе знаковую функцию и структурирует поведение человека - «дискурс субъекта», одной из составляющих которого нами мыслится эстетизм.

Методы исследования.

Обращение к большому числу различных методов и их синтезация обусловлены сложностью объекта и предмета исследования, их многоплановостью. В основу диссертации положен метод культурной типологии, который позволяет рассматривать национальную культуру Испании как самобытную целостность и сложную систему.

Сравнительно-исторический метод позволил акцентировать те моменты, в которых испанская специфика расходится с общепринятыми схемами описания западноевропейской культуры.

При помощи структурно-типологического и историко-типологического методов в предлагаемой работе выстраиваются модели кризисных ситуаций в культуре.

Посредством текстологического метода осуществлялся анализ философско-эстетических, художественных и публицистических текстов.

Использованы междисциплинарный и системный подходы, которые позволяют охватить разные составляющие испанской культуры в их взаимосвязи, включая художественную составляющую.

Привлекался историко-культурный метод, представленный анализом константных характеристик испанского эстетического мировосприятия в разные периоды и в различных видах художественного творчества.

Использовался биографический метод для создания более конкретного представления о репрезентативном типе творчества каждой из выделенных эпох.

Интертекстуальное прочтение различных художественных дискурсов ведется методом «рекурсивных петель», предложенным в рецептивной эстетике Вольфганга Изера. Механизм работы рекурсивной петли представляет собой взаимодействие, в ходе которого знакомый образ подвергается коррекции при наложении на неизвестное и оказывая на него свое корректирующее воздействие, а затем возвращаясь обратно. Очередное обращение от «известного» (барочная поэтика Луиса де Гонгоры, эстетическая теория Ортеги-и-Гассета) к «неизвестному» (прочие репрезентативные типы творчества) строится на основании образов, зафиксированных в ходе предыдущих обращений.

Научная новизна работы.

- Осуществлен анализ феномена эстетизма как специфического типа реакции на кризис культуры - через художественный дискурс как форму репрезентации переоценки ценностей. Поиск духовных факторов, лежащих в основе разных сфер культурной деятельности, позволил провести параллели между художественными и научными явлениями. Выявлен эвристический ресурс эстетического отражения умонастроения кризисной эпохи.

- Показано, что эссеистика является формой адекватного осмысления и выражения действительности с позиции наблюдающего сознания в его стремлении к приращению художественного смыла с помощью творческих средств. Обосновано положение о том, что в смысловом пространстве и стилистике эссеизма проявляется кризисное сознание.

- Сложность и противоречивость существующей терминологии, различная функциональная значимость одних и тех же наименований потребовала введения рабочих терминов для маркировки, с одной стороны, исследуемых фактов оценки художественного формотворчества, с другой – особенностей процесса отражения кризиса в текстах культуры, опосредованности связей между произведением и культурной средой.

- В качестве операционального введено понятие «вербальная эстетика» - по аналогии с «театральной эстетикой», «музыкальной эстетикой» и дано его обоснование. Понятие «вербальная эстетика» позволяет конкретизировать более привычное выражение «литература и искусство» и обладает дополнительными познавательными ресурсами на том основании, что литература является словесным видом художественного творчества.

- Граница между понятиями «культеранизм» и «концептизм» аргументирована феноменом сосуществования в испанском барокко двух его ипостасей. Доказана уникальность двух разновидностей «высокого» барокко в Испании на фоне других национальных вариантов (маринизм в Италии, прециозность во Франции, кружок Мартина Опица в Германии, эвфуизм в Англии и др.);

- Употребление литературоведческого термина «гонгоризм» предложено для обозначения эстетического синтеза арабо-андалузской (суфизм) и европейской (преимущественно неоплатонизм) традиции. «Гонгоризм» рассмотрен:

во-первых, с точки зрения его «вписанности» в историю мистицизма в Испании и типологической от него зависимости,

во-вторых, в качестве эстетического феномена, к которому восходит история символизма,

в-третьих, в качестве параллели понятию homo ludens И.Хёйзинги и отражает, по сути, характерную для переходной эпохи тягу к эксперименту, различным художественным поисковым возможностям и вариациям.

- Показано, что различные концепции развития культуры строятся по принципу бинарной оппозиции порядка/хаоса: концепция «историко-культурного ритма»; восходящая к Вёльфлину схема циклической смены классических («ренессанс») и антиклассических («барокко») моделей культуры; оппозиция психологического/визионерского типов творчества К.Юнга; конепция кризиса культуры Николая Бердяева; периодический характер кризисов перепроизводства в экономике (Ж. Б. Сэй, Д. Рикардо, Дж. Кейнс, Э. Хансен) и др. Аргументирована связь констатированной Ортегой-и-Гассетом борьбы натуры с художественной формой с одной стороны и феномена периодической смены «классически» и «барочных» эпох - с другой.

- Исследование специфических особенностей каждой из трех выделенных «критических» эпох – барочной, романтической, модернистской – позволило обосновать высокую степень опосредованности эволюции их художественно-выразительного арсенала характером изменения целостного мироощущения и настроенностью на продуцирование определенного типа личности и творчества. Выявлен и проанализирован в ракурсе генезиса и эстетической эволюции барочного мироощущения ряд существенных моментов «кризисного сознания» и его художественного отражения. Понятие «барочный» несет, помимо хронологического, существенные характеристики синонима слова эстетизм. В испанской специфике одним из обозначений этого понятия является слово «гонгоризм».

- Взаимовлияние бытийной и творческой биографии художника на примере творчества Луиса де Гонгоры-и-Арготе и его «темного стиля» показано как одно из проявлений испанского барочного мироощущения. Детально проработана взаимосвязь ощущения кризиса, порождающего критику собственной культуры, и тяги индивида к саморефлексии.

- Несоответствие в Испании уровня развития социума уровню художественной культуры в «критические» эпохи поставлено в зависимость от специфической интенции испанского темперамента, направленной на создание самобытного продукта творчества в художественной, философской, социальной и других сферах. При рассмотрении этой интенции в качестве этически корректного избран анализ трудов представителей именно испанской культуры, в которых определяются глубинные истоки собственного национального своеобразия.

- Доказано, что вне зависимости от того, сопровождается или нет кризис культуры ее упадком либо деструктивными тенденциями в иных областях жизни, изменение картины мира и переоценка ценностей в определенной мере стимулируют процесс формотворчества. Выявлены основные черты «испаноцентристского» отношения  к европейским художественным теориям и практикам. Концептуальная насыщенность и художественная интенсивность творческого акта обретают на испанской почве эстетическую оценку с позиции, отражающей специфику национального мироощущения и выражающейся в эстетизме.

- Показано, каким образом специфика реакции на кризисные явления в культуре той части общества, для которой основным критерием оценки является эстетический способ миропонимания, обладает собственной значимостью и является одним из путей самосознания. С помощью выводов о том, что наблюдение события изменяет само событие  («принцип неопределенности» Вернера Гейзенберга, теолрия Хью Эверетта в квантовой механике, структура рационалистической фантастики рассказов Борхеса, принцип «изменения взгляда» М. Блэка и т.д.) доказано, что художник может трансформировать действительность силой своего творческого воображения, производя над ней магическую процедуру, когда предполагаемая сфера употребления детерминирует характер нужной системы и оказывается способной генерировать идеи, которые становятся научными теориями, предварительно пройдя апробацию в литературе.

Теоретическая значимость исследования.

На материале художественного творчества Испании дополнен методологический аппарат текстологического анализа культурных явлений и процессов за счет понятий «вербальная эстетика», «гонгоризм», «культеранизм», «консептизм». Расширен понятийно-категориальный аппарат эстетики при рассмотрении эстетической составляющей культуры в качестве относительно автономной сферы, функционирующей по собственным правилам. Осмыслены основополагающие закономерности явления эстетизма, основываясь на результатах изучения кризиса нультуры, в том числе, в философской области знания, с привлечением исследования этно-национальных, хронологически ограниченных феноменов художественно-эстетического творчества.

Практическая значимость исследования.

Результаты предлагаемой работы могут использоваться в качестве концептуальных оснований эмпирических исследований; в аналитической сфере при научной разработке методологических принципов эстетической интерпретации связи художественных явлений с историческими событиями; в профессиональных образовательных программах в рамках учебных курсов «Философия», «Философия культуры», «Эстетика», «История испанской литературы», «История испанской культуры», «История искусства».

Основные положения и выводы предлагаемой работы могут использоваться в научной и преподавательской деятельности, в педагогической практике преподавателями гуманитарных дисциплин и иных сферах социально-культурной деятельности, влияющих на конструирование эстетических установок в обществе.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Эстетизм как апология идеи самоценности выразительного мыслится характерной чертой трех выделенных кризисных эпох в Испанской культуре, начиная с барокко. Более ранний период в истории Испании также характеризуется кризисными явлениями (конец вестготского владычества – эпоха легенд и преданий; эпоха государственных смут рубежа XIV-XV вв. на исходе испанского средневековья – время создания романсеро). Однако в данном случае не представляется возможным назвать репрезентативные персоналии в силу характерной для Испании анонимности архаического и средневекового творчества, рассмотрение которого выходит за рамки настоящего исследования.

2. Эстетизм как реакция творческой и мыслящей личности на кризисные явления выступает в качестве специфического фактора, функции которого распространяются на определенный круг представителей всякого социума вне зависимости от его национальной специфики.

3. Связь эстетизма с кризисными явлениями в культуре носит генетический характер. На этом пути эстетизм противится, прежде всего, собственной смерти, используя «оружие» морального критицизма и, как правило, выступает в качестве общей тенденции эпохи «конца столетия».

4. В контексте испанского эстетического мироощущения проблема обновления художественных позиций и ориентиров, не адекватных духу времени, решается специфически, то есть посредством обращения к эстетическим приемам арабо-андалузского поэтического варьирования как к фактору, способствующему не только сохранению, но и в определенной мере обновлению, усилению напряженности художественно-культурных образов.

5. Сила воздействия эстетизма находится в прямо пропорциональной зависимости от склонности культуры к переживанию кризиса (культура Испании, России) в противоположность культуре «стабильности» (страны Западной Европы). В «критическом» типе культуры, в силу частоты переживаемых ею потрясений, накапливается количественная составляющая разрушительного и созидательного эффектов, продуцируемых асоциальным и элитарным общественными слоями соответственно. Именно она обеспечивает тот качественный сдвиг, благодаря которому в «критическом» типе культуры наблюдается несоответствие уровня развития общества значимости его художественных достижений. Стабилизирующая и стагнирующая составляющие превалируют в «некризисных» культурах, обеспечивая, среди прочих, условия для художественного творчества. В результате в «некризисных» культурах наблюдается эффект синхронности экономического и творческого процессов. Напротив, в «критическом» типе культуры на фоне этих «нейтральных растворителей» разрушительная составляющая усиливает экономический кризис, а созидательная обеспечивает творческий подъем.

6. В Испании дополнительная поправка к описанной схеме несоответствия кризиса материального кризису духовному, коренится в ситуации, которая может быть описана с помощью оппозиции эстетических категорий традиционного/прогрессивного, отражающей в условиях испанской специфики определенный Б. Эйхенбаумом закон «исторического контраста», который также был выявлен Вёльфлином в работе «Основные принципы истории искусства» (1915): побеждая, каждое художественное направление превращается из революционного в мирно властвующее, обрастает эпигонами и начинает вырождаться, что приводит к синдрому усталости, понуждающему к обновлению.

7. Деление «высокого» барокко на варианты по принципу различения между выбором художественных средств и собственно работой рассудка проводится только в Испании: «культеранизм» и «консептизм» (в противовес привычному представлению о различии  аристократического и «низового» барокко в других европейских странах) и свидетельствует о поиске эстетических способов выражения общекультурных смыслов в знаково-символическом контексте. 

8. Эссеизм стиля испанских писателей, философов, публицистов, политиков демонстрирует ориентацию испанской культуры на гносеологическую эстетику, когда вербально-эстетическая форма призвана беллетризировать научный, философский, публицистический текст в целях достижения его максимальной информативности. Эссеистика является одной из форм адекватного выражения позиции наблюдающего сознания, эстетически значимым способом философского письма, а также осмысления и выражения кризиса культуры. Эссеизм есть модус существования кризисного сознания и способ его эстетизации.

9. Философское осмысление Ортегой-и-Гассетом истории развития европейских художественных теорий и практик, нашедшее свое отражение в гипотезе эволюции точки зрения наблюдающего сознания в сторону необратимого самоочищения искусства носит «испаноцентристский» характер и отражает свойственную национальному мироощущению тягу к смерти. Тем не менее, настоящее исследование показало, что в целом эстетические построения Ортеги-и-Гассета не противоречат традиционной «бинарной» концепции историко-культурного ритма.

10. Исследуемый материал позволяет выделить эстетические категории, получившие оригинальное воплощение в творчестве испанских писателей, художников, музыкантов, философов. Эстетизм в данном случае понимается как самоценность выразительности. При этом динамика общественной и индивидуальной жизни сказывается на подвижности оценочных суждений художников, обусловивших логику эволюции эстетических установок и художественных стилей. Это выразилось в наличии разноуровневых бинарных оппозиций согласно закону контраста, являющемуся концептуальным моментом в эстетике барокко:

- возвышенное (трансцендентное)/низменное (гонгоризм, Кеведо, Сервантес, Лопе де Вега, Лорка) в литературе,

- прекрасное/безобразное в живописи (Веласкес, Гойя, Эль Греко, Пикассо, Дали),

- трагическое/комическое (бурлескное),

- поэтическое/прозаическое - как специфическое выражение эстетического отношения к миру,

- традиционное/прогрессивное мироосмысление,

- уединенность/прорыв к универсальному.

Апробация результатов исследования

Результаты исследования опубликованы в монографиях общим объемом 38 п.л., а также в 38 научных статьях, вышедших в различных журналах и сборниках, включая 8 публикаций в журналах, входящих в перечень изданий ВАК Минобрнауки РФ для докторских диссертаций.

Материалы исследования докладывались на научных конференциях различного уровня, в том числе, на следующих:

«Лингвистический и эстетический аспекты анализа текста» Международная научная конференция 4-5 декабря 1997 г. Соликамск: «Николай Бердяев о литературе “Серебряного века”»; «Россия и Запад: диалог культур» - 4-я международная конференция 12-14 января 1998 г.: «Эссеистика Николая Бердяева и Мигеля де Унамуно. Религиозно-философский аспект»; «Единство и национальное своеобразие в мировом литературном процессе» - L Герценовские чтения, Санкт-Петербург, РГПУ им. А.И.Герцена, 1998: «Проблема кризиса в эссеистике Мигеля де Унамуно и Николая Бердяева»; «Всемирная литература в контексте культуры» - Х Пуришевские чтения, Москва, МПГУ, 1998: «Эссеистика Мигеля де Унамуно и Николая Бердяева. Опыт сопоставительного анализа»; «Entre la crisis de identidad i la modernisacion» - CONGRESO de 20-24 abril 1998, Barcelona: «Nicolai Berdiaev y Miguel de Unamuno sobre la crisis del arte»; 2-ая Всероссийской конференция 4-6 октября 1999, г. Рязань: РОИРО, 2000: «Философия и поэзия»; «XVII век в диалоге эпох и культур» - 6-е Лафонтеновские чтения, Санкт-Петербургское философское общество, 2000: «Метафора в испанской поэзии XVII века и ее современное осмысление»; «Развитие духовности личности как основа возрождения России» - Международная конференция, Москва, МГУЛ, 2000: «Н.А.Бердяев о кризисе культуры»; Межвузовская конференция VII Виноградовские чтения, Март 2003, Москва, МГПУ: «Культеранизм и концептизм в поэзии Луиса де Гонгоры-и-Арготе»; Международная конференция VIII Виноградовские чтения. Москва, МГПУ, 23-25 марта 2004: «Испанское барокко: проблемы дефиниции»; IV Научно-практическая конференция «Синтез в русской и мировой художественной культуре» 25-26 ноября 2004 г.: «Культизмы Луиса де Гонгоры-и-Арготе как свидетельство культурной преемственности эпох»; IV Международные Виноградовские чтения, Москва, МГПУ, 2005 г.: «Философско-теологическая традиция как условие возникновения и осуществления культеранизма» и других.

Материалы диссертационного исследования нашли отражение в учебном пособии: «История испанской литературы. Часть I.» (М.: ПСТГУ, 2005.- 224 с.) Авторские научно-методологические разработки использовались при чтении лекций студентам Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, Московского городского педагогического университета в курсах по истории зарубежной и испанской литературы и культуры. Результаты исследования внедрены в учебный процесс и методическую практику при составлении ряда учебных программ учебно-методического комплекса для студентов Свято-Тихоновского Православного гуманитарного университета.

Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры теории культуры, этики и эстетики Московского государственного университете культуры и искусств 19 февраля 2009 года (протокол № 7).

Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность темы и научная новизна работы, излагается гипотеза диссертационного исследования, определяются его цели, задачи и методологическая база.

В первой главе диссертации «Общие закономерности саморазвития испанской культуры» сделан акцент на несоответствии уровня развития социума уровню художественной культуры в Испании, что объясняется ее отнесенностью к типу культуры, позиционирующей себя преимущественно в кризисные эпохи. Кризис является катализатором многих процессов в культуре и активизацией деятельности всех слоев общества, в настоящей работе предложена шкала оценки интенсивности и продуктивности этой деятельности по возрастающей ее положительного эффекта.

Страта

Тип реакции

Эффект

Асициальные слои общества

Агрессия и насилие

Разрушительный

Рядовые граждане

Экономия, запасательство

Стагнирующий

Представители власти, управленческий аппарат

Принятие антикризисных мер

Стабилизирующий

Ученые, художники

Анализ происходящих процессов, творчество в кризисной ситуации

Созидательный

Характер смены стабильного состояния общества, культуры, религии, искусства в Испании – состоянием нестабильным исследован с применением «теории хаоса». Изучение индивидуального сознания через его проявление в художественном произведении осуществлено в свете восприятия единства феномена культуры, где литература, обладая своей спецификой и языком, выступает как вербально-художественная форма объективизации идей.

В социальной жизни Испании упорядочивающая сила определяется типом государственного устройства, обусловленным типом ментальности, причем именно реформаторского «меньшинства» (С.И.Пискунова) и проистекает из политической направленности испанской короны. Имперская идея придает испанской культуре некое рацио как основу. Однако если системе, находящейся в состоянии неустойчивого равновесия, сообщить небольшой импульс, возникают новые явления, приводящие либо к углублению кризиса, либо к созданию новых художественно-творческих стилей.

Исследована периодически складывающаяся ситуации в испанской культуре, когда элитное противостояние отжившим устоявшимся мнениям начинает овладевать массами: меньшинство задает тон новому течению, которое постигает судьба предыдущих направлений, причем полемика выходит за рамки академического спора эрудитов и получает свое воплощение в популярных формах вербального искусства.

В частности, в Средние века спорили «местер де хуглария» и «местер де клересия», в эпоху Возрождения традиционализм Кастильехо выступал против введения Босканом и Гарсиласо итальянизированных стихотворных форм, эпоха барокко знаменуется соперничеством Лопе де Веги и Гонгоры и сменяется противостоянием вкусов XVII века и неоклассицизма. Размежевание среди «апологетов» и «критиков» XVIII века возникло, когда рассуждения о ценности исторического опыта Испании трансформировались в обсуждение насущных экономических проблем испанской действительности. Затем возникает оппозиция неоклассицизма и романтизма, которая в дальнейшем сменяется противостоянием сторонников позитивизма и сторонников антиреализма или «дегуманизации» и т.д.

В качестве превалирующих эстетических категорий выделена оппозиция трагического (мотив смерти, пессимизм по отношению к будущему, тема одиночества)/комического (бурлескного).

Противостояние «иллюзия»/«реальность» порождает своего рода энергетический всплеск, в котором творчество есть столкновение потенциальных энергий - художника и грубого вещества, - переходящих в энергии кинетические.

Особым образом в испанской культуре проработана оппозиция поэтического/прозаического как выражение эстетического отношения к миру, осознания противоположности реальности идеальному «миру», созидаемому художественной фантазией.

Еще одна характерная для испанской культуры оппозиция – это противопоставление уединенности и прорыва к универсальному. Значительной спецификой обладают варианты экзистенциальной эстетики М. де Унамуно, X. Ортеги-и-Гассета, суммирующие национальное воплощение иллюзии творческого одиночества и формы эстетической реабилитации. «Solea», «soledades», «saudades» – устойчивые эпитеты основной черты характера пиренейских народов - в переводе означают «одиночество», но смысл, вкладываемый в это понятие иберрийцами, гораздо шире: это ощущение собственной исторически обусловленной многовековой отсталости в области развития наук, общественных отношений, равно как и уединенность интеллигенции, не находящей выхода к социальной деятельности.

В параграфе первом - «Эстетические аспекты саморазвития испанской культуры» - рассмотрены аналогии между законами творчества, распространяемыми на различные отрасли наук, как точных, так и гуманитарных. В частности, пульсационному переходу самоорганизующейся среды, в которой наличествует макроструктура - от хаотических состояний к стабильным - соответствует характеристики культуры Испании как относящейся к «дионисийско-хаотическому» типу - строящемуся на кризисных состояниях. В этих же параметрах возможно описать и констатированную Ортегой-и-Гассетом борьбу натуры и художественных форм, идущую с переменным успехом и составляющую, по мнению философа, сущность художественного творчества.

Во втором параграфе – «Философско-теологическая традиция на Пиренейском полуострове» - выделены черты эстетизма испанской культуры Нового времени. При этом акцентируется особое значение идеи целостности мира в поэтической метафоре. Под углом зрения этой идеи рассмотрено и проинтерпретировано творчество представителя арабо-андалузской поэтической традиции Луиса де Гонгоры-и-Арготе (1561-1627), нашедшее свое завершение в «темном» стиле «гонгоризм». Содержательно-стилистические особенности творческого наследия Гонгоры рассмотрены под знаком эстетизма, то есть, возведения художественного воображения и субъективных вкусовых предпочтений в ранг принципиального отношения субъекта к миру, абсолютизации роли эстетических способностей в духовной структуре личности.

Противопоставление «темного» и «светлого» стиля в поэзии – давняя литературная традиция, идущая от античности и тенсон средневековых трубадуров. Однако в Испании мистико-эстетическая традиция противопоставления темноты и озарения накладывает свой отпечаток на трактовку «темного» стиля Луиса де Гонгоры и явления культеранизма (приверженности «темному» стилю) в Испании, которое расценивалось как ересь: название ее приверженцев произошло от слова «лютеранец» (luterano – culterano).

В третьем параграфе – «Рационально-идеологический аспект коррелятивной связи между поэзией и мистикой» - особое внимание уделено иронической модальности как эстетическому приему, а также проблеме личностных характеристик художника как субъекта творчества.

Сделан акцент на понятии мира в значении вселенной у испанских мистиков и поэтов, выражающем идею мистического единения, тяготения к феномену целостности. Мистика близка к поэзии как к средству передачи невыразимого, простирающегося далеко за пределы повседневного опыта, а поэзия наиболее продуктивна в качестве специфического рода вербального искусства. Поэт и мистик реализуют свои способности в рамках конкретной, исторически сложившейся традиции и в границах эстетической реальности эпохи. Мистик не может обойтись без символов и образов, которые стимулируют интуицию и апеллируют, как всякий поэтический язык, к области, лежащей за пределами обыденного сознания. Большую роль в мистических сочинениях играет ритмичный язык, на котором художники слова, музыканты, поэты стремятся выразить свое восприятие тайны бытия.

Биографический метод, позволяющий вписать творчество художника в общий культурный контекст эпохи, использован в диссертации как частный случай практического применения «теории призвания» Ортеги-и-Гассета и позволяет оценить биографию художника как культурно-эстетическую проблему. Биографические сведения о Луисе де Гонгоре призваны отразить творческий и психологический портрет так называемой «базовой» личности эпохи как единого центра, к которому «стягивается» многообразие и противоречивость человеческих пристрастий, желаний, фобий. Этот репрезентативный тип личности формируется в зависимости от типа культуры и одновременно сам является организующим формально-содержательным центром понятия «групповой ментальности», как показано в работах Л.М.Баткина, М.М. Бахтина, Х.А. Маравалля, С.И.Пискуновой. Групповой портрет эпохи дает возможность получить представление о «социуме культуры» барокко, эстетическое пространство которой неотделимо от игрового начала, в частности, практики «потлатч» по Й. Хёйзинге. Феномен «гонгоризма», смещение точки зрения у Веласкеса, импрессионизм Гойи, критицизм Мариано Хосе де Лары, авангардизм Лорки, корпускулярная паранойя и критическая живопись Сальвадора Дали, теория «дегуманизации» искусства Ортеги-и-Гассета, построенная на анализе европейских политических реалий, но характеризующая именно художественное творчество как игру, высмеивающую самое себя, и т.д. – все это составляющие игрового аспекта испанской эстетики.

Человек гонгоровского склада возникает благодаря социальным предпосылкам, которые перерабатываются в особый тип мышления, позволяющий социальности заговорить на языке вербального искусства. Зрелый Гонгора как будто не замечает, что живет в эпоху глубокого кризиса. Сам поэт бедствует, но не отказывается ни от выезда, ни от роскошного стола, ни от карточной игры, словно пытаясь подчинить свою жизнь «трагическому формализму» (Ортега-и-Гассет). Вырабатывается и эстетизируется своего рода «рыцарский кодекс чести» испанского идальго, аналогичный кодексу чести средневекового рыцаря и весьма продуктивный в области мифотворчества, где в отличие от легенд о рыцарях Круглого стола, поэты-культеранисты пользуются «темным» стилем, увлекаясь формой в ущерб ясности содержания.

Вторая глава «Художественно-эстетические характеристики испанской культуры конца XVI первой половины XVII века» посвящена анализу опосредованных связей между художественным произведением и средой, что позволяет обнаружить подходы и отношения, присущие культурной эпохе, и освещающие ее своеобразие. Рассмотрено понятие «групповой ментальности», проведен анализ конкретных исторических срезов функционирования в вербальной культуре Испании ее наиболее репрезентативных тем и мотивов.

В основании эстетического концепта художника барокко находится принцип поэтической недостаточности реальности. осознание несоответствия имеющегося интеллектуально-мыслительного материала для адекватной ориентации в новых обстоятельствах. Неудовлетворенность реальностью мотивирует желание завуалировать изображаемое, настаивая на превосходстве художественного мира над повседневностью.

В параграфе первом - «Веяние» как категория эстетического анализа художественного произведения» проанализирована взаимообусловленность структурных, ценностно-смысловых аспектов культуры барокко. Эстетическая составляющая культуры представляет собой достаточно автономную сферу, функционирующую по собственным правилам, вследствие чего для ее изучения использован подход, позволяющий совместить исследование неидентичности истории художественно-выразительных форм и истории цивилизации, с комплексом дисциплин, относящихся к нарратологии, согласно которой любой нелитературный дискурс функционирует согласно принципам художественной литературы. Еще предтеча русской «формальной школы» К.Н. Леонтьев выделил такие категории эстетического анализа художественного произведения, как:

- стиль (язык),

- веяние (выражение в произведении духа времени, атмосферы среды),

- анализ писателем внутреннего мира героев, которым К.Леонтьев, по сути, предвосхитил психоаналитическую эстетику ХХ века.

При этом изучение эстетических феноменов, например, феномена эстетического наслаждения ведется у русского философа посредством анализа физиологических реакций, и лишь относительно литературы К.Леонтьев ищет более «научные» критерии эстетической оценки: подвергает анализу художественный язык произведений.

Важный психологический момент в построении художественного текста К.Леонтьев усматривал в его длиннотах, служащих, «задержкой функции референции» (П. Рикёр) или «герменевтическим кодом» (Р. Барт), который призван выполнять ту же функцию, которая, вслед за Р.Я. Якобсоном, признана за кодом поэтическим.

Литература, обладая присущим только ей художественным языком, выступает как объективизация идей, переводя чувственные образы в интеллектуальный контекст, в результате чего специфика кризисных явлений культуры может быть рассмотрена сквозь призму вербальной эстетики, нашедшей свое преломление, в частности, в эссеистском сознании, стремящемся выработать символические образы жизнебытия человека.

В Испании это поэтика «ниволы» и драматургическая «теория трагической обнаженности» Унамуно, жанр «эсперпенто» и «теория трех проекций» Валье Инклана, «юморизм» Пио Барохи, «жизнизм» Федерико Гарсии Лорки, «корпускулярная» техника и «параноико-критический» метод в живописи Сальвадора Дали и т.д.

В параграфе втором - «Игровой аспект культеранизма и консептизма как разновидностей эстетики «высокого» барокко» - представлена характеристика и разграничение культеранизма и консептизма. Эти два эстетических модуса испанской культуры «высокого» барокко в противовес традиционному их различению полагаются ризоморфными, взаимно налагающимися друг на друга, тяготеющими к различным формальным, но аналогичным по воплощению методам и средствам изображения.

Художественные и философские тексты (эпохи испанского барокко, ситуации «войны за независимость» XIX века, обстановке марально-политического кризиса «национальной катастрофы» 1898 года) анализируются в настоящей работе с учетом понятий «сфера Паскаля», «сетка ризомы» как принципиально недостроенные и непрерывно самоинтерпретирующиеся системы, обладающие собственным творческим потенциалом самоорганизации при уникальности каждой отдельно взятой точки этих систем.

В параграфе третьем «Гонгоризм как эстетический синтез арабской и европейской традиции» близость Гонгоры к арабо-андалузской традиции интерпретируется как генетическая, а его своеобразное поэтическое мышление включено в историю мистицизма.

Эстетическая окрашенность и смысловая емкость понятия «темный стиль» происходит из барочной презумпции непознаваемости мира во всей его полноте, отражает характерную для критической эпохи тягу к эксперименту, различным вариациям, поисковым возможностям художественного творчества.

Эстетизм как направление сформировался в контексте маньеризма и барокко, и одним из его ярких проявлений в Испании является барочное мироощущение. Используемое в диссертации понятие «барочный» не несет в данном контексте хронологической нагрузки, но выступает как синоним эстетизма, а в его испанской специфике – как синоним термину «гонгоризм», указывающему на эстетический синтез арабо-андалузской (суфизм) и европейской (преимущественно неоплатонизм) традиции.

Укорененность испанского эстетизма в восточной культуре уникальна. «Гонгоризм» является эстетическим феноменом XVII века, к которому восходит история символизма.

Содержательно-стилистические особенности испанского барочного эстетизма обозначены словом «гонгоризм» для констатации особого настроя испанского национального эстетического мироощущения, где проблема обновления художественных позиций и ориентиров, не адекватных духу времени, решалась посредством обращения к эстетическим приемам арабо-андалузского поэтического варьирования как к фактору, способствующему не только сохранению, но и обновлению, усилению напряженности художественно-культурных образов.

«Гонгоризм» рассматривается под знаком возведения художественного воображения и субъективных вкусовых предпочтений в ранг принципиального отношения субъекта к миру, абсолютизации роли эстетических способностей в духовной структуре личности.

Специфика испанской культуры обусловлена, в первую очередь, интенцией испанского темперамента, направленной на создание самобытного продукта в художественной, философской, социальной сферах. Свидетельство тому - труды представителей испанской культуры, определяющие глубинные истоки собственного национального своеобразия, как оно видится самими представителями социума. Имманентная склонность к «испаноцентризму», обусловленная продолжительной исторической изоляцией испанской культуры от общеевропейской, нашла свое отражение в волюнтаристских тенденциях к сопротивлению наработкам рационалистической мысли, объективным достижениям европейской науки, которая, со своей стороны, беспрепятственно усваивала положительный потенциал самобытной испанской культуры. В Испании уход от внешней регламентации и стремление освободиться от нормативной эстетики направлены на достижение эстетического эффекта за счет сознательного нарушения установленных правил.

В параграфе четвертом «Соотнесенность эстетических категорий в метафорическом ряде, риторичность как условие их субординации» показано, что особую роль в определении объектов реального мира в испанской барочной поэтике играет ограниченный набор ключевых метафор, создающих многозначные аналогии и ассоциации между понятиями самого широкого спектра. Это дает право сопоставить сущность испанского культеранизма с эстетикой тождества, гносеологическая природа которой состоит в том, что разнообразные явления жизни познаются путем приравнивания их определенным логическим моделям. При этом художник сознательно отбрасывает как несущественное все то, что составляет индивидуальное своеобразие явлений, приравнивая его к сущности, а сущность — к гносеологической модели. Опираясь на механизм генерализации и отождествлений, при столкновении с различными явлениями: A', А", А''' ….. Аn, эстетка тождества утверждает: A' есть А, А" есть А, A''' есть А ….. Аn есть А. Именно по этому принципу строятся метафоры Луиса де Гонгоры-и-Арготе, уходящие корнями в арабо-андалузскую традицию. Подобная модификация на арабо-андалузской почве происходит благодаря воздействию суфизма, где красота как этическая категория наиболее близко подходит к красоте как категории эстетической и может трансформироваться в нее. В этой связи, в частности, А.В.Смирнов подчеркивал, что в суфизме Ибн Араби понятие добродетели «фадила» не связано с категориями добра или блага: корень «ф-д-л» несет смысл избыточности, превосходства над неизбыточным. Как следствие, арабская лирика и поэзия Андалусии, во многом ей обязанная, также занята изысками формы, отличающаяся дерзостью и блеском образов при скудости содержания.

В пятом параграфе «Стиль (язык) как категория эстетического анализа художественного произведения» тотальная метафоризация расценивается как культурный код и поясняется с точки зрения эйдетической поэтики. Сделан вывод о том, что культеранизмом целесообразнее называть культурно-лингвистический вклад в испанскую словесность начиная со зрелого средневековья - с творчества Хуана де Мены. «Гонгоризм» - это тяга к использованию неологизмов в «ученой» поэзии, наиболее ярко выразившаяся у Луиса де Гонгоры-и-Арготе, но так или иначе характерная для большинства поэтов его эпохи. В результате «гонгоризм» оформился в своего рода литературную моду и факт художественно-эстетической практики.

Для описания специфики художественных направлений каждой из выбранных критических эпох осуществлен разбор «репрезентативного творчества» ее наиболее ярких представителей: творчество Гонгоры и Веласкеса, «вульгаризм» Гойи и Рамона де ла Крус, динамизм Эль Греко и Ховельяноса, романтизм Эспронседы, костумбризм Мариано Хосе де Ларрры, историзм Бенито Переса Гальдоса, теория «интраистории» Мигеля де Унамуно и «дегуманизации искусства» Хосе Ортеги-и-Гассета и т.д.

В третьей главе «Художественно-эстетическая теория и практика Испании в XVIII-XIX вв.» посредством анализа художественного материала эпохи войны за независимость и карлистских войн дается проекция на исторические, социологические, психологические, культурные обстоятельства, которые привели к появлению своеобразной испанской концепции культурного развития. Исследуется процесс складывания своего рода национальной типологии культуры, выработанной в недрах специфического испанского мировоззрения.

Сопротивление эстетизма кризисным тенденциям в культуре является его определяющей характеристикой в период становления эстетизма как самостоятельного явления. Эстетизм – не только форма сопротивления диктату жизни в художественном творчестве. Художественные приемы выявляют возможности в качестве инструмента нравственного сопротивления безобразному.

Эстетизм понимается нами как «эстетика жизни», противостоящая процессам смешения, упрощения и разложения в контексте размышлений К. Леонтьева. Для русского философа форма не только выражает сущность явления, как у Платона и Аристотеля, но есть также «деспотизм внутренней идеи, не дающей материи разбегаться».

Параграф первый «Вербальная эстетика как способ художественного познания действительности» представляет собой краткий обзор вербально-эстетических феноменов в культуре Испании XVIII-XIX вв. Одним из наиболее наглядных следствий господства в испанской культуре барочного закона эстетики тождества является, на наш взгляд, тот факт, что в Испании XIX века мирно уживаются художественные направления, не укладывающиеся в рамки одной социально-политической системы. По замечанию И.А.Тертерян, для испанцев характерно специфическое отношение к мировой культуре как коллекции примеров для подражания. Так, модернисты - Сальвадор Руэда, Мануэль Мачадо, Хосе Марти, Мануэль Гутьеррес Нахера, Хуан Рамон Хименес, Антонио Мачадо-и-Руис (1875-1939) и др. в своем творчестве пользовались приемами реминисценций к произведениям европейской литературы.

Примером ориентации испанской культуры на гносеологическую эстетику служит господство эссеизма в стиле испанских писателей, философов, публицистов политиков XVIII-XIX вв. Эссеистика является одной из форм адекватного осмысления и выражения не только действительности, но и самой позиции наблюдающего сознания, которое пытается охватить многообразие мира в его фрагментарности и привести к общему знаменателю. Это поэтика «ниволы» и драматургическая «теория трагической обнаженности» Унамуно, жанр «эсперпенто» и «теория трех проекций» Валье Инклана, «юморизм» Пио Барохи, «жизнизм» Федерико Гарсии Лорки, «корпускулярная манера письма» и «параноико-критический» метод в живописи Сальвадора Дали и т.д.

В параграфе втором «Специфика художественного мышления кризисной эпохи» рассматривается тип эстетического мышления, апеллирующего к языку интуитивно-метафорических, поэтических, многозначных понятий.

Содержание переходной эпохи романтизма вообще и конкретно в Испании расценивается в диссертации с традиционной точки зрения в качестве отражения конфликта между классической и неклассической эстетикой. Иными словами, она связана с прямым или косвенным переживанием кризиса общественной жизни. Проведена параллель между вербально-эстетическими наработками испанского мистицизма эпохи барокко и наследием испанского романтизма. Обращено внимание на то обстоятельство, что запоздалость и кратковременность вступления в свои права испанского Ренессанса и капиталистического накопления позволяет испанцам обратиться к проблеме «утраченного времени» в те периоды, когда в обществе ощущаются итоги этого запоздания. В XVIII-XIX веках испанская культура решала проблему преодоления собственного провинциализма в рамках национально-культурного ряда в попытке объяснить пути взаимной корреляции испанского и общеевропейского. В таком контексте романтизация вербально-эстетических наработок национальной культуры происходит за счет аритмии развития испанской и европейской культурных традиций: Хосе де Эспронседа, Мариано Хосе де Ларра и др. казались крайне современными авторами в самой Испании и вполне традиционными в Европе. Для самих же испанских писателей их объективно обусловленный европеизм (образование, воспитание в Европе, длительное пребывание в эмиграции) стал не только интенсивным уроком художественного мастерства, но прежде всего испанской точкой зрения на процессы трансформации романтического мышления от XIX к ХХ веку.

Создание художественной реальности есть эстетический прием, утверждающий превосходство искусства над жизнью, несмотря на то, что его использование, на первый взгляд, продиктовано не эстетическими, а моральными и политическими соображениями, как в случае с «Национальными эпизодами» Бенито Переса Гальдоса, с социальными конфликтами в романах Хуана Валеры, с констатацией отсталости испанского менталитета в публицистике Мариано Хосе де Ларры и т.д.

В параграфе третьем «Эстетические характеристики романтизма, костумбризма, реализма и натурализма в Испании XIX века» отмечена тяга испанских художников к маргинальным жанрам и созданию авторских их разновидностей, когда традиционное сопротивление любым попыткам регламентации сказывается в неизменном стремлении освободить творчество от нормативной эстетики. В результате нарушение эстетических норм производит эффект воздействия гораздо больший, чем соблюдение правил.

Аналогичным данному феномену мыслится отстаивание испанцами своей особости, исторически обусловленной условиями тесного сосуществования испанцев-христиан на протяжении долгого времени с двумя чуждыми им по этно-религиозному принципу народами – иудеями и арабами-мусульманами. В этих условиях испанцы не могли объективироваться ни в идеях, ни в реалиях, в противоположность населению других европейских стран, которые обогатили собственный культурный опыт обширным перечнем изобретений, теорий и механизмов. Центростремительные процессы, направленные на самоидентификацию испанского народа, послужили причиной его волюнтаристского пренебрежения наработками рационалистической мысли и объективными достижениями в науке остальной части Западной Европы, которая, в свою очередь, беспрепятственно усваивала положительный потенциал самобытной испанской культуры.

В параграфе четвертом «Эстетическая составляющая феномена испанской самобытности» склонность к «испаноцентризму» объясняется, в частности, следующими факторами:

- превосходство верований и веры над рациональным содержанием национальной культуры,

- волюнтаризм индивида, сводящего смысл жизни к защите собственного «я»,

- важность, придаваемая магическому, сверхъестественному и воображаемому содержанию культуры,

- презрение к ее пониманию чисто прагматическому и рациональному,

- насильственное изгнание инакомыслия в религии, политике, идеологии и др.

В этом ряду синонимичными видятся и попытки реализации имперской идеи: вслед за реконкистой Испания становится мировой державой, после потери последних колоний выпестовывает идею «испанизации Европы», монархический режим Франко задает тон всей последующей внешней политике Испании, ориентирующейся на меркантильные выгоды политического нейтралитета и т.д.

В четвертой главе «Преемственность и отражение в национальном мировосприятии художественных ориентаций различных эпох» склонность к переживанию кризиса расценивается как органическое состояние социокультурной системы. Исследование кризисных периодов в истории испанской культуры приводит к их пониманию не как упадка, а как рубежа, к которому подходит культура при завершении очередной эпохи, чтобы перейти в иное качество. Кризис сродни болезни культуры. Он необходим, чтобы культура преодолела накопившиеся негативные моменты своего бытия и обрела новое дыхание. Кризисное самосознание представляет собой индивидуальную форму «философии культуры», со времен античности бывшую для европейского человека основной формой осознания им своей культуры. Творчество выдающихся испанцев (Кеведо, Гонгора, Фейхоо, Лара, краузисты, Гальдос, Менендес-и-Пелайо, Ганивет, поколение 98 года, Ортега-и-Гассет) свидетельствует о том, что передовая мысль в этой стране постоянно занята проблемами кризиса, его причинами и следствиями.

В параграфе первом «Эстетические мотивы концепции «интраистории» Мигеля де Унамуно» представлена модель разрешения кризиса главой «поколения 1898 года». Понятия «агонии», «интраистории», особая трактовка темы бессмертия Унамуно порождены кризисным сознанием наблюдающего философа, четкого сопоставления им прошлого и будущего в кризисном моменте настоящего, стремлением соединить все, что распадается. Отсюда тяга Унамуно к высшим ценностям («надкастильский язык», идея «испанизации Европы» и др.) и его интерес к способам художественного воплощения этих ценностей. Мировоззрение Унамуно направлено «вглубь» и приходит к идее общности всех религий, признания родства и предельной «соизмеримости» между Богом и человеком. Этот вывод Унамуно о взаимотворчестве Бога и человека обусловлен языковой природой человеческого творчества. Унамуно - антиспециалист, создавший свою энциклопедию с ее собственными «мистическими» законами и экскурсами в теологические лабиринты.

Мы приходим к выводу, что для Унамуно характерны:

- сближение философии с поэзией, искусством и вербальной эстетикой, как имеющими общую иррациональную природу;

- принципиальный отказ от систематики, представление вместо системы – жизненной драмы на стыке философии, искусства и религии;

- презрение к позитивизму, распространенное на всю науку, в том числе, гуманитарную;

- акцент на трагедии личности, поиски выхода из трагедии в мистическом самопогружении индивида;

- попытка понять Испанию через функцию ее языка и через наблюдение за развитием языка параллельно динамике развития общества. По его теории, передовые народы развивают язык до высокого уровня, следовательно, экономическое восстановление нации имеет своим непреложным условием соответствующую координацию языка.

Ценность подхода ко всякому явлению жизни с позиции конкретного человека – основная точка соприкосновения философско-эстетической позиции Хосе Ортеги-и-Гассета и Мигеля де Унамуно, сделавших предметом своей философии человека из плоти и крови. Философ, будучи уникально-неповторимым субъектом, в своих размышлениях над тайнами человеческого бытия не должен уходить от своего внутреннего мира, который, по мнению Унамуно, более содержателен, чем философские системы. Внутренняя жизнь личности и ее экзистенциальные проблемы являются, по Унамуно, ее подлинной жизнью и подлинными проблемами. Такую позицию можно считать и претензией мыслителя на истинность своей точки зрения, вследствие чего расценивать его критический взгляд на вещи как проявление эстетизма.

В параграфе втором «Философско-эстетический потенциал гипотезы «смены точки зрения» Ортеги-и-Гассета» утверждение испанского философа о зависимости эволюции точки зрения от духовной дистанции, которая отделяет наблюдающего от объекта наблюдения, интерпретируется в эстетическом ключе. В этой гипотезе нашел свое философское осмысление «испаноцентристский» взгляд Ортеги-и-Гассета на развитие европейских художественных теорий и практик. Бинарному чередованию «классической» и «барочной» эпох в истории культуры испанский философ противопоставил концепцию единонаправленного эсхатологического вектора движения точки зрения художника. Заметим, что Федерико Гарсиа Лорка, столь же неудовлетворенный общепринятой бинарностью, настаивал на идее триады – «аполлоновского», «дионисийского» и «испанского» («ангел, муза, дуэнде») начал. Кроме того, экстраполяция векторной направляющей эстетического развития культуры во времени, в пределе стремящейся к чистому искусству, является проекцией радикального движения эстетического чувства в мире от объекта к субъекту и символизирует свойственную испанскому мировосприятию мистифицированную тягу к смерти.

Законы, отрытые Ортегой-и-Гассетом для искусства, распространяются на философию и другие отрасли наук, как точных, так и гуманитарных.

В диссертации показано следующее:

- Гипотеза «точки зрения» Ортеги и Гассета, представляющая искусство необратимо развивающимся, последовательно очищающимся, дуалистична уже в рамках мировоззрения самого испанского философа, а концепция дегуманизации носит характер рефлексии над подборкой определенных явлений и свидетельствует о выборочном обращении к реалиям современной философу культуры. Представление о векторе эстетического развития, задающем установку на «чистое искусство», не учитывает фактора человеческого интереса, при отсутствии которого познавательный процесс невозможен (Эссе «Musicalia», 1921).

- Красноречивая защита нового эстетического чувства в мире, названного испанским философом «дегуманизацией», наталкивается на ностальгию по любви к женщине, которую эта дегуманизация уничтожает в числе прочих своих жертв. Дана иллюстрация этого процесса в литературе - Стендаль/Пруст - и живописи - Энгр/ Ренуар.

- В самом процессе движения искусства и литературы к собственной «гибели» испанский философ намечает, по сути, эвристические возможности («Эссе на эстетические темы в форме предисловия», 1914; «Время, расстояние и форма в искусстве Пруста», 1922 и др.).

- Исторический обусловленный процесс борьбы натуры и художественной формы, описанный Ортегой-и-Гассетом, на наш взгляд, коррелятивно связан с феноменом периодической смены «классически» и «барочных» эпох. Ходом своих рассуждений Ортега-и-Гассет через платоново представление о восприятии как о равнодействующей двух лучей: одного - идущего от зрачка к предмету и другого - идущего от предмета к зрачку («Размышления о «Дон Кихоте»», 1914) приходит к общепринятому бинарному построению.

- Несмотря на тенденциозное отстаивание «векторной» концепции смены точек зрения, доводы испанского философа при ближайшем рассмотрении служат анализу концепции историко-культурного ритма, оставляемой Ортегой-и-Гассетом как бы «за скобками». Однако в его работах постоянно встречаются «оговорки», которые свидетельствуют о том, что ее детальная проработка либо осталась вне поля зрения философа, либо дана в качестве альтернативного суждения.

В параграфе третьем «Анализ объекта художественного произведения как атрибут психоаналитической эстетики» обращено внимание на то, что при смене культурных эпох в Испании направленность интересов и отношение к светскому знанию и мудрости в интеллектуальной среде ведет к так называемому обмирщению религиозности (контрафактура и мистицизм в эпоху барокко, культ смерти в испанском эстетическом восприятии, воплощающийся в ритуале корриды, боя быков и др.).

Пульсационному переходу самоорганизующейся среды от хаотических состояний к стабильным, характеризующимся наличием макроструктуры, соответствует характеристика культуры Испании как культуры «дионисийско-хаотического» типа, строящегося на кризисных состояниях.

Заключение        подводит итог анализу эстетического мироощущения в Испании, предлагаемому в настоящей работе.

Основные выводы и положения диссертационного исследования изложены в следующих публикациях:

Монографии

  1. Устинова И.В. Поэзия Гонгоры и испанская литература XVII века (КУЛЬТЕРАНИЗМ консепизм в философско-теологической и культурной традиции Испании). – М.: Изд-во ПСТГУ, 2008. – 298 с.
  2. Устинова И.В. Луис де Гонгора и Арготе и проблемы испанской литературы XVII века. - М.: Изд-во Гос Публ. Истор. Библ., 2005. – 342 с.
  3. Устинова И.В. Луис де Гонгора-и-Арготе и испанская поэзия ХVII века. - М.: ООО «Компания Спутник +», 2001. – 144 с.

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ

  1. Устинова И.В. О вкладе Ортеги-и-Гассета в разработку проблемы кризиса культуры // Обсерватория культуры. - 2009. - № 5. – C. 92-97.
  2. Устинова И.В. Эвристическая сторона эстетизма//Вестник УРАО. - 2009. - № 3. - С. 160-163.
  3. Устинова И.В.Сочетание восточных и западных мотивов как проявление своеобразия развития испанской культуры//Вестник МГУКИ. - 2009. - № 3. - С. 81-87.
  4. Устинова И.В. Структурные и ценностно-смысловые особенности художественной культуры Испании (конец XVI – первая половина XVII в.) // Вестник МГУКИ. - 2009. - № 2. – C. 19-23.
  5. Устинова И.В. Оценка поэмы «Уединений» Луиса де Гонгоры в свете теории традиционалистской поэтики // Вестник Тамбовского госуниверситета. Серия Гуманитарные науки. – 2006. - № 4 (44). - В 2 т. Т. 2. - С.510-511.
  6. Устинова И.В.Культурологическое и методологическое значение понятия «культеранизм» как феномена испанского барокко // Вестник МГУЛ. - 2001. - № 3(18). - С. 124-133.
  7. Устинова И.В. Некоторые аспекты «Эмблематики смысла» Андрея Белого как ключ литературоведческой интерпретации // Вестник МГУЛ. - 2001. - №3 (18). - С.133-144.
  8. Устинова И.В. Мигель де Унамуно глазами русского читателя // Вестник МГУЛ. - 1999. - №3 (8). - С.130-135.

Другие публикации

  1. Устинова И.В. Гонгора-и-Арготе (Луис де Гонгорa) // Большая Российская Энциклопедия. В 30 т.  - М.: Энциклопедия, 2007. - Т. 7.- С.394-395.
  2. Устинова И.В. Грасиан-и-Моралес (Бальтасар Грасиан)//Большая Российская Энциклопедия. В 30 т. Т. 7. - М.: Энциклопедия, 2007. - С.634.
  3. Устинова И.В. Гонгоризм//Большая Российская Энциклопедия. В 30 т. Т. 7. - М.: Энциклопедия, 2007. - С. 395.
  4. Устинова И.В. Вега Карпьо (Лопе де Вега) // Большая Российская Энциклопедия. В 30 т. Т. 4. - М.: Энциклопедия, 2006. -С. 686-687.
  5. Irina Ustinova. Nicolai Berdiaev y Miguel de Unamuno sobre la crisis del arte // Entre la crisis de identidad i la modernisacion. – Barcelona, 1999. - Р.169-157. (на англ. яз.)
  6. Устинова И.В. Культеранизм Луиса де Гонгоры в свете эйдетической поэтики // Вестник Воронежского государственного университета. Серия Гуманитарные науки. - 2006. - №1. - C. 248-257.
  7. Устинова И.В. Эссеистика Николая Бердяева и Мигеля де Унамуно. Религиозно-философский аспект. // Россия и Запад: диалог культур.  - МГУ: ФИЯ, 1998. - С. 335-344.
  8. Устинова И.В. Луис де Гонгора и русский символизм // Русистика и компаративистика. - М.: МГПУ, 2006. - С. 114-121.
  9. Устинова И.В. Проблема кризиса в эссеистике Мигеля де Унамуно и Николая Бердяева. – М.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 1998. - С. 76-78.
  10. Устинова И.В. Эссеистика Мигеля де Унамуно и Николая Бердяева. Опыт сопоставительного анализа. - М.: МПГУ, 1998. - С.301-303.
  11. Устинова И.В. Н.А.Бердяев о кризисе культуры. // Развитие духовности личности как основа возрождения России.  - М.: МГУЛ, 2000. - С. 80-82.
  12. Irina Ustinova Essay as an object of comparative studies (Miguel de Unamuno and Nicolas Berdiaev) // Анонимность, безличность, виртуальность в обществе и культуре. - М.: Рубрика, 1998. - С. 53-72. (на англ. яз.)
  13. Устинова И.В. Метафора в испанской поэзии XVII века и ее современное осмысление // XVII век в диалоге эпох и культур - СПб.: Санкт-Петерб. философское общество. Серия «Simposium», 2000. - № 8. - С. 29-31.
  14. Устинова И.В. Философско-теологическая традиция как условие возникновения и осуществления культеранизма // Материалы IV Международных Виноградовских чтений 2005 г. - М.: МГПУ, 2006. - С. 123-127.
  15. Устинова И.В. Жанр эссе и его роль в сопоставительном исследовании // Материалы VI Международной конференции 15-17 апреля 1998. В 2 т. Т. 2. Беларусь, г. Гродно: Изд-во ГрГУ, 1998. - С.105-122.
  16. Устинова И.В. «Эмблематика Смысла» Андрея Белого как ключ к трактовке поэм Гонгоры// Русский символизм и мировая культура. - М.: ГАСК, 2003. - № 2. - С. 20-41.
  17. Устинова И.В. Культеранизм и консептизм в поэзии Луиса де Гонгоры-и-Арготе // Материалы межвузовской конференции VII Виноградовские чтения, март 2003. - М.:МГПУ, 2004. - С.89-109.
  18. Устинова И.В. Испанское барокко: проблемы дефиниции // Материалы Международной конференции  VIII Виноградовские чтения. МГПУ, 23-25 марта 2004. - М.: МГПУ, 2004. - С.131-139.
  19. Устинова И.В. Культизмы Луиса де Гонгоры-и-Арготе как свидетельство культурной преемственности эпох // Материалы IV Научно-практической конференции "Синтез в русской и мировой художественной культуре" 25-26 ноября 2004 г. - М.: МПГУ, 2005. - C.35-39.
  20. Устинова И.В. Тематика поэзии XVII в. в Испании. Поэты - последователи Гонгоры // Философия и поэзия. - Рязань: РОИРО, 2000. - С. 66-68.
  21. Устинова И.В. О некоторых особенностях поэзии Луиса де Гонгоры-и-Арготе // Вестник ПСТБИ. - 2005. – C. 598-602.
  22. Устинова И.В. Актуальность поэтических принципов Луиса де Гонгоры//Междисциплинарные связи при изучении литературы. Материалы межвузовской научно-практической конференции (17-19 окт. 2005). -Саратов: СГУ, 2005. - С. 241-245.
  23. Устинова И.В. Языковые особенности поэмы Луиса де Гонгоры «Уединения» как основа литературоведческого анализа // Язык художественной литературы как феномен национального самосознания. - Орехово-Зуево. 2006. - С.299-305.
  24. Устинова И.В. Луис де Гонгора-и-Арготе и его «школа»//Изучение творческой индивидуальности писателя в системе филологического образования. Наука-Вуз-школа. Материалы XI всероссийской научно-методической конференции - Екатеринбург: ИФИОС «Словесник», 2005. - С. 157-160.
  25. Устинова И.В. «Арте Майор» Луиса де Гонгоры-и-Арготе (1561-1627) // Идейно-художественное многообразие литературы нового и новейшего времени. Межвузовский сборник научных трудов. - М.: МГОУ, 2005. - № 6. - С. 81-103.
  26. Устинова И.В. «Темный» стиль Луиса де Гонгоры с точки зрения литературной традиции //Синтез в русской и мировой художественной культуре. Материалы VI научно-практической конференции(24–25 ноября 2005г.).- М.: МПГУ, 2006. - С. 288-292.
  27. Устинова И.В. Погребальный сонет Л. де Гонгоры «На смерть Эль Греко» в контексте эйдетической поэтики. // Материалы XVI конференции ПСТГУ. - М.: ПСТГУ, 2006. В 2 т. Т.2. - С. 274-279.
  28. Устинова И.В. Проблемы преподавания испанской литературы XVIII века в ВУЗе // Проблемы современного филологического образования. - Москва-Ярославль: МГПУ-Ремдер, 2005. - №. 6. - С.350-358.
  29. Устинова И.В. Испанская литература XVIII века: основные вехи и социо-культурный контекст//Вестник ПСТГУ, 2006. № 3 (1). - С.74.-94.
  30. Устинова И.В. Мартин Рикер «Читая Сервантеса»//Вестник ПСТГУ, 2007. - № 3 (9). - С.155-166.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.