WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Раджабов Осман Раджабович

ФИЗИЧЕСКАЯ КАРТИНА МИРА В АСПЕКТЕ КЛАССИЧЕСКОЙ, НЕКЛАССИЧЕСКОЙ И ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ

Специальность 09.00.08 философия науки и техники

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Москва - 2011

Работа выполнена на кафедре философии и истории ФГБОУ ВПО «Дагестанская государственная сельскохозяйственная академия им. М.М. Джамбулатова»

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Мамчур Елена Аркадьевна

доктор философских наук, профессор

  Князев Виктор Николаевич

доктор физико-математических наук, профессор

Рабаданов Муртазали Хулатаевич


Ведущая организация - Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

Защита состоится «______»_______________ 2011 в «______» часов
на заседании диссертационного совета Д 212.154.06 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 119571, Москва, просп. Вернадского, д. 88, ауд. 818.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 119992 Москва, ул. М. Пироговская, д. 1

Автореферат разослан «___» ______________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Кузнецова С.В.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В условиях становления современного  общества неуклонно возрастает роль науки как феномена человеческой культуры. При этом дальнейшая разработка философско-методологи-ческих проблем научного познания приобретает актуальное значение. В силу этого наряду с фундаментальными проблемами, давно ставшими классическими, выдвигаются новые проблемы, связанные с логикой и методологией современной науки и научного поиска. Особую важность приобретает теоретико-познавательный анализ проблем, связанных со становлением и дальнейшим развитием новых идей, теорий и научных картин мира, в которых большую значимость имеют идеи целостности, нелинейности, фрактальности, единства мира и человека, самоорганизации и глобального эволюционизма. Утверждение в современной науке этих идей знаменует собой становление нового взгляда на мир и на самого себя в этом мире. Происходит изменение сути диалога человека с человеком и человека с природой, в рамках которого естествознание становится более «гуманитарным», а сложный мир человеческой субъективности обретает черты новой научной рациональности. Логика развития науки приводит не только к пониманию научной  картины мира, но и к выявлению ее роли в механизме развития науки.

Бурные изменения в динамично развивающейся науке последнего полувека привели к множеству инновационных, сущностных её изменений. Так называемая «Большая наука», возникшая в середине 20 века, испытывает разнообразные трансформации в силу множества обстоятельств, среди которых следует отметить рождение новых отраслей (направлений) научного знания, изменение эпистемологического статуса взаимоотношений субъекта и объекта научного познания, идеалов и норм научного исследования и др. Все это привело к формированию науки, отражающей постнеклассическую научную рациональность.

В немалой степени это затронуло широко понимаемую физическую науку, включающую современную астрофизику и космологию, физику вакуума, нанонауку и нанотехнологии, смежные с физикой отрасли знания и т. п. Осознание и анализ множества фундаментальных физических парадигм и концепций, которые встроены в современную постнеклассическую физическую картину мира, требуют вдумчивого и последовательного рассмотрения не только с позиций ретроспективы, но и с позиций выявления тенденций их будущего развития. Отсюда возникает явная потребность философско-методологического и эпистемологического анализа данной проблематики. В этом заключается действительная актуальность избранной темы диссертационного исследования.

Актуальность темы исследования обусловлена также тем обстоятельством, что современная физическая картина мира во многом воплощает в себе идеалы открытой рациональности, ее мировоззренческие следствия коррелируют с философско-мировоззренческими идеями и ценностями многих культурных традиций. Поэтому без глубокого анализа формирования научной картины мира и ее функций в социокультурной жизни современной цивилизации невозможно осмыслить, во-первых, механизмы включения научных знаний в культуру, во-вторых, место и роль науки в определении новых мировоззренческих ориентиров  и стратегий  цивилизационного  развития, в-третьих, взаимное влияние друг на друга результатов научного поиска и мировоззренческих структур, доминирующих на различных этапах развития физической науки.

Степень разработанности проблемы. Понятия «научная картина мира», «физическая картина мира» стали активно использоваться в исследованиях по философским проблемам естествознания с конца XIX - начала XX в. Проблему физической картины мира обсуждали тогда такие физики, как Г. Герц, Л. Больцман, М. Планк, П. Дюгем и др.  В современной философской и естественнонаучной литературе нет единого понятия научной картины мира, а есть целое «гнездо понятий».1 Но для анализа философских проблем, порождаемых физикой, нужна культура уже не только физического, но и философского мышления. Эту культуру лучшие умы Европы вырабатывали на протяжении 25 веков.  Стало  очевидным, что понять и преодолеть многие гносеологические проблемы, которые порождаются самим прогрессом науки, невозможно  без глубокой философской культуры. С тех пор понятие научной картины мира никогда не исчезало со страниц публикаций, в которых обсуждались принципиальные вопросы методологии и теории познания. 

Идеи о фундаментальной роли физической картины мира выдвигались многими творцами современной науки (Н. Бором, М. Борном, Л. де Бройлем, С. Вайнбергом, В. Гейзенбергом, Ш. Глэшоу, П. Дираком, М. Планком, А. Пуанкаре, А. Саламом, Р. Фейнманом, С. Хокингом, Э. Шредингером, А. Эйнштейном, В.А. Амбарцумяном, Д.И. Блохинцевым, В.Л. Гинзбургом, Ю.С. Владимировым, М.А. Марковым, П.Л. Капицей, В.А. Фоком и др.). Они рассматривали развитие физической картины мира  20 века как результат обнаружения в процессе познания новых свойств и аспектов природы, не учтенных в прежней физической картине мира. В этом случае ясно обнаруживалась недостаточность и схематичность прежних представлений о природе, и они перестраивались в новую физическую картину мира.

Содержание физической картины мира раскрывалось в многообразии аспектов, в частности в ее соотнесенности с научными теориями, с научными парадигмами, с самой динамикой развития знания, такими отечественными философами и методологами, как И.А. Акчурин, И.С. Алексеев, Р.А. Аронов, М.Д. Ахундов, В.А. Бажанов, Л.Б. Баженов, В.С. Барашенков, О.Е. Баксанский, В.П. Бранский, Е.Д. Бляхер, Л.М. Волынская, В.С. Готт, К.Х. Делокаров,  П.И. Дышлевый, В.И. Жог, В.С. Илларионов, В.В. Казютинский, В.Н. Князев, А.С. Кравец, Б.Г. Кузнецов, Л.Ф. Кузнецова, Е.А. Мамчур, Л.А. Микешина, А.М. Мостепаненко, М.В. Мостепаненко,  М.Э. Омельяновский, Б.Я. Пахомов, Ю.В. Сачков, А.Ю. Севальников, В.С. Степин, Э.М. Чудинов и др.

Современные исследования самой природы научной рациональности и многообразия ее исторических типов представлены в работах Н.С. Автономовой, П.П. Гайденко, И.Т. Касавина, В.А. Лекторского, М.К. Мамардашвили, Л.А. Марковой, Л.А. Микешиной, Н.С. Мудрагей, Е.П. Никитина, А.Л. Никифорова, А.А. Новикова, Н.Ф. Овчинникова, А.П. Огурцова, В.Н. Поруса, Б.И. Пружинина, М.А. Розова, Н.М. Смирновой, З.А. Сокулер, В.С. Степина, В.Г. Федотовой, В.С. Швырева и др.

Многими учеными признано положение о том, что фундаментальной основой становления постнеклассической научной рациональности послужили идеи синергетики; в этой связи  диссертант опирается на идеи таких авторов, как Г. Хакен,  И. Пригожин,  И. Стенгерс, К. Майнцер, М. Эйген, Б. Мандельброд, В.И. Аршинов, В.Г. Буданов, Ю.А. Данилов, К.Х. Делокаров,  И.С. Добронравова, Л.П. Киященко, Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов, В.И. Моисеев, А.А. Печенкин, Я.И. Свирский, В.С. Степин и др.

Космологические аспекты физической картины мира рассмотрены в работах В.А. Амбарцумяна, В.Л. Гинзбурга, Я.Б. Зельдовича, В.В. Казютинского, А.Д. Линде, И.Д. Новикова, И. Пригожина, А.Н. Павленко, А. Турсунова и др.

Анализ изученности проблемы приводит к выводу о том, что в отечественной философии и науке, во-первых, остается недостаточно разработанной, проблема существования частных научных картин мира. Во-вторых, нет целостной концепции характера исторической динамики физической картины мира, недостаточно выявлено влияние физической картины мира на характер мировоззрения той или иной эпохи, практически не исследована физическая картина мира в аспекте классической, неклассической и постнеклассической рациональности. Необходим системно-философский анализ процесса становления физической картины мира. Совокупность отмеченных обстоятельств и определила выбор темы настоящего исследования.

Целью диссертационного исследования является целостный философско-методологический и эпистемологический анализ исторического процесса становления и развития физических картин мира на основе господствовавшего в данную эпоху исторического типа научной  рациональности.

Поставленная цель предполагает решение следующих основных задач:

– выявить историческую логику формирования и трансформаций различных видов физических картин мира, основанных на ведущих физических теориях;

– обосновать историческую закономерность генезиса первых научных картин мира как выражение становления научной рациональности из вненаучных истоков новоевропейской культуры;

– исследовать взаимосвязь базовых компонентов оснований науки (идеалы и нормы науки, философские и общеметодологические принципы) и их влияние на процесс формирования конкретного вида физической картины мира в аспекте научной рациональности;

– выяснить, какие именно фундаментальные компоненты теоретического знания претерпели коренную ломку в периоды революций в физике, породив дискуссии по проблеме картины мира;

– проанализировать не отдельные эпизоды, а все основные революционные перевороты в физике (что побудило диссертанта избрать в качестве ведущего логико-исторический подход к развитию физики);

– осмыслить статустность и взаимосвязь таких важнейших концепций современной физической картины мира, как нелинейная парадигма и концепция вакуума, своеобразно выражающих постнеклассическую научную рациональность;

– проследить общие, повторяющиеся особенности всех основных революций в физике в аспекте классической, неклассической и постнеклассической рациональности.

Методологические основания диссертационного исследования. Диссертант использовал систему философско-методологических принципов и подходов, главными из которых явились следующие:  всеобщая универсальная связь и самодвижение объективного мира; развитие и самоорганизация явлений как фрагментов природного мира; системная организация явлений и объектов; принципы детерминизма, историзма, конкретности истины, единства исторического и логического, взаимосвязь онтологического и эпистемологического подходов. В конкретном развертывании содержания диссертации важную роль играют общеметодологические и междисциплинарные принципы: инвариантности, симметрии, дополнительности, неопределенности, фрактальности, нелинейности и др. Важными методами исследования выступили: метод историко-научной реконструкции, основанный на аутентичном осмыслении первоисточников - работ классиков физической науки; метод интерпретирующего анализа, выражающийся в герменевтическом подходе к согласованию различных концепций; метод сравнительного анализа разнообразных физических парадигм в рамках господствующего типа научной рациональности.

Научная новизна исследования:

- осуществлен комплексный системно-философский анализ становления и развития физической картины мира в период смены типов научной рациональности;

- выявлены исторические и логические закономерности становления, развития и смены исторических типов физических картин мира;

- показано, что сущностное осмысление конкретных этапов развития физической картины мира невозможно без выявления базовых компонентов оснований физической науки, выражающихся во взаимосвязи философских принципов, идеалов и норм научного исследования;

- осуществлена экспликация развития исторических видов физических картин мира в контексте типов научной рациональности; в частности, выявлено, что динамика смен физических картин мира глубоко связана с динамикой смен типов научной рациональности;

- выдвинута и обоснована гипотеза об относительном характере демаркации между неклассическим и постнеклассическим типами научной рациональности в связи с трансформацией физической картины мира из квантово-релятивистской в современную нелинейную и вакуумную картины мира;

- выявлена корреляция между синергетической парадигмой, концепцией глобального эволюционизма и антропным принципом как неотъемлемыми компонентами постнеклассической научной рациональности;

- обоснована концепция, согласно которой синтез эволюционной и синергетической парадигм ведет к представлению о целостной научной картине мира, где микро-, макро- и мегамир являются неразрывными сторонами одной реальности;

- раскрыта фундаментальная значимость принципов симметрии и спонтанного нарушения симметрии в мировоззренческом понимании концепций физического вакуума, инфляционной космологии и единой теории фундаментальных взаимодействий;

- показано, что спонтанное нарушение симметрии отражает характер глобальной эволюции, задает направленность космологической «стрелы времени» и по отношению к физическому знанию выступает как основа упорядочения и систематизации современного физического знания, создания новой картины мира и как целевая и нормативная установка познания;

- определены основные философско-методологические подходы к построению современных физических картин мира - нелинейной и вакуумной. 

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Физическая картина мира – это предельный, завершающий уровень систематизации знания, высшая форма научного синтеза, делающего целостным видение мира, которое включает в себя фундаментальные физические и философские идеи, физические теории, наиболее общие понятия, принципы и методы, которые  приобретают иное, чем в физической теории, философско-методологическое значение, позволяя создавать единые системы физической мысли, обеспечивать условия для раскрытия предметной области науки.

2. Взаимосвязь между физической картиной мира и философскими положениями опосредованна, противоречива и сложна, и её формирование и использование в процессе познания представляет творческий акт. Физическая картина мира выступает связующим звеном между содержанием физических теорий и общими философскими принципами, такими, как принцип материального единства мира, детерминизма, системности, преемственности и т. д.

3. Опыт исторического развития физики показывает, что каждая физическая картина мира имеет свои границы, которые обнаруживаются самим ходом развития физики, открытием новых фактов, выявляющих действие новых законов природы. Открытие таких границ прежней картины мира ведет к расширению и углублению знания и открытию новых путей изучения мира, а в конечном счете - к новой картине мира.

4. При всех формированиях физических картин мира, рассматриваемых как целостные системные образования, имеет место преемственность между сменяющимися картинами в духе определенной интерпретации общеметодологического принципа соответствия. При этом истоком для принципиального обновления физической картины мира служит появление новой фундаментальной физической теории, которая принимается научным сообществом как чрезвычайно значимая научная парадигма.

5. Исторические типы научной рациональности содержательно связаны с соответствующими этапами смены картин мира. В ходе смен физических картин мира радикально меняются содержательные смыслы понятий, принципов, идеалов и норм познания, которые вкладываются в понятие «тип научной рациональности». Знание о типах научной рациональности формировалось как в процессе философско-методологической рефлексии в отношении реальной исторической эволюции научного знания, так и в процессе создания научных картин мира.

6. Становление неклассического типа рациональности не только разрушило классический принцип объективности, привычные дискретно-телесные представления о реальности, но и выявило неоднозначность онтологии вещности, детерминировало внедрение процессуальных описаний, что привело к появлению в нашем культурном поле зачатков новой версии науки – глобального эволюционизма, универсальной теории развития. Идея универсального эволюционизма как доминанта синтеза знаний в современной физике выступает как стержневая идея всех существующих физических картин мира и является базисом для построения целостной картины мира.

7. Нелинейность, самоорганизация, открытость, сложность, бифуркация, когерентность, аттрактор, хаос, случайность как важнейшие системообразующие понятия новой физики инициировали формирование новой парадигмы, в рамках которой все эволюционные процессы, происходящие в мире (от возникновения вселенной до социокультурной динамики), есть единый целостный процесс самоорганизации всего сущего.

8. Фундаментальным фактором, определяющим онтологическое единство всех эволюционных процессов, развивающихся на разных уровнях организации материи, выступают нелокальные, атемпоральные семантические протоструктуры квантового вакуума. Самоорганизация проявляется как внутреннее свойство физического вакуума, сложные структуры которого суть первооснова, формирующая свойства нашего мира как целого.

9. Спонтанное нарушение симметрии лежит в фундаменте представлений о глобальной эволюции, задает направленность космологической «стрелы времени». По отношению к содержанию современного физического знания эта идея выступает и как целевая и нормативная установка познания, и как основа для упорядочения и систематизации физического знания с целью создания новой картины мира.

10. Физический вакуум является носителем всех потенциальных свойств Вселенной, имеет сложную квантово-топологическую структуру и представляет собой совокупность структур в «искривлениях» и «расслоениях» пространства и времени. Именно на уровне вакуума происходят процессы превращения так называемого «ничто», в конечном счете, в макроскопическую Вселенную. Вакуум эволюционирует и существует в режиме самоорганизации. Формирующаяся теория физического вакуума существенно не только изменяет мировоззренческое представление о мире в целом, но и приводит к коренной перестройке всей постнеклассической картины мира и становлению новой современной физической картины мира.

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования. Основные результаты, полученные в ходе диссертационного исследования, могут применяться в рамках дальнейшего осмысления проблем философии физики и концепции типов научной рациональности, а также при разработке исследовательских программ по философии и методологии современной науки, в преподавании учебных курсов по философии, философии и методологии науки, истории науки (и в особенности физики), в федеральном курсе «Концепции современного естествознания», в различных спецкурсах по проблеме формирования естественнонаучной картины мира и курсах по выбору для студентов бакалавриата и магистратуры, аспирантов.

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в опубликованных автором научных работах (около 50), в том числе в двух монографиях (Москва, 2006, 2010 гг.), учебниках «Концепции современного естествознания», рекомендованных Министерством образования и науки РФ для студентов вузов, в одиннадцати статьях по перечню ведущих рецензируемых журналов и изданий, рекомендованных ВАК РФ. Результаты исследования представлены на ежегодных научных конференциях ДГСХА, ДГУ (Махачкала, с 1997 по 2010 гг.); международных научно-практических конференциях (Москва, 2001, 2006, 2008; Санкт-Петербург, 2002; Пенза, 2003; Махачкала, 2006, 2010; Волгоград, 2011), всероссийских и региональных научно-практических конференциях (Махачкала, 2007; Армавир, 2003, 2008, 2010).

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы, формируются цели и задачи исследования, излагается научная новизна, характеризуются источники и литература по проблеме.

В первой главе «Генезис первых научных картин мира как итог формирования классической рациональности» - осуществлен логико-методологический анализ становления первых научных картин мира в контексте развития науки, философии и всей духовной культуры классического периода.

В первом параграфе «Историческая преемственность и рациональный смысл понятия «физическая картина мира» в науке и философии» – анализируются генезис и природа понятия «физическая картина мира».

Термин «научная картина мира», как отмечается в работе, был введен в XIX - начале XX века и носил ярко выраженный метафорический характер. В последующем появились определения, в которых научная картина мира рассматривается: а) как совокупность всех конкретных наук; б) как особая философская теория; в) как интегративный элемент современной науки; г) как некая совокупность стереотипов научного мышления; д) как основные представления какой-то отрасли знания об исследуемой реальности, выраженные в системе фундаментальных понятий и принципов и т. д.

В работе выделяются три основных аспекта картины мира, обсуждаемых в современной литературе. Это, во-первых, картина мира как особая реальность, существование которой производно от системы знаний. Картина мира, таким образом, рассматривается как некий образ мира, проявление духовно-практической деятельности познающего субъекта.

Во-вторых, картина мира как результат процесса опредмечивания, объективирования образов мира, лежащих в основе жизнедеятельности человека и процесса осмысления, рефлексии образов мира. В процессе опредмечивания результат имеет важное гносеологическое значение, прежде всего для развития науки, научного знания. На его основе осуществляется наблюдение, ставится эксперимент, который опять-таки описывается в сетке общенаучных понятий, идей, принципов и гипотез.

В-третьих, картина мира не есть «законченный образ» предметной области, она включает в себя проблемную составляющую. В границах физических картин мира важное значение имеют их философские проблемы. Наиболее общие понятия научной картины мира, которые проявляются через организующую роль принципов детерминизма, эволюционизма, системности и других общенаучных идей, принципов и категорий, представляют собой определенное преломление соответствующих философских принципов. Таким образом, физическая картина мира – это такая область знаний, в которой наиболее эффективно происходит взаимодействие философского и физического знания.

Как физическая картина мира соотносится с философским видением мира? Ответ на этот вопрос, как показано в работе, в первую очередь, зависит от интерпретации природы физической картины мира, которая чаще всего строится на основе одной или нескольких фундаментальных научных теорий. Поэтому говорят о механистической, электродинамической, релятивистской, квантово-механической картинах мира. Природа таких картин определяется как уровнем постижения мира в соответствующих научных теориях, так и истинностью и синтезирующей ролью системы методологических принципов, которые лежат в основе фундаментальных теорий. Такие философские принципы, как материальное единство мира, неразрывная связь материи и движения, детерминизм, единство пространственно-временных отношений и движения материи и другие, находят в рамках физической картины мира свое более конкретное выражение в виде представлений о характере базисных объектов, об основном типе движения (изменения), о характере пространственно-временных отношений, формах детерминизма, о структуре материи в соответствующей области физических процессов. Представления физической картины мира, отмечается в работе, обладая меньшей общностью, изменяются быстрее и более радикальным образом, чем философские категории и принципы.

Таким образом, физическая картина мира, с одной стороны, обобщает все ранее полученное знание о природе, а с другой стороны, вводит в физику новые философские идеи и обусловленные ими понятия, принципы и гипотезы, которых до этого не было и которые коренным образом меняют философские основания науки, стиль мышления эпохи и содержание физического теоретического знания. Физическая картина мира по своей сути выступает моделью природы, включающей в себя фундаментальные физические и философские идеи, физические теории, наиболее общие понятия, принципы и методы познания, соответствующие определенному историческому этапу развития физики.

Во втором параграфе - «Механистическая картина мира как первая научная картина мира: генезис, сущность и закономерности становления» - осуществлен логико-методологический анализ формирования механистической картины мира, долгий процесс становления которой подразделяется на несколько этапов. В качестве исходной в работе рассматривается картина мира, соответствующая античной натурфилософии.

В рамках античного миропонимания были оформлены две альтернативные картины мира: атомистическая и пифагорейско-платоновская. Особое место занимало учение Аристотеля о мироздании, основанное на геоцентризме.

Новым важным рубежом на пути к первой научной картине мира явилось учение Н. Коперника, которое произвело настоящую революцию не только в астрономии, но и во всем мировоззрении.

Становление и дальнейшее развитие механики в значительной степени зависели от математических описаний физических закономерностей, и в этом направлении основной вклад в создание механистической картины мира внесли Г. Галилей, Р. Декарт и И. Ньютон. Созданная ими и их последователями механистическая картина мира основывалась на следующих четырех принципах:

  1. Мир строится на едином фундаменте, на законах механики Ньютона. Все наблюдаемые в природе превращения, а также тепловые явления на уровне микроявлений сводились к механике атомов и молекул, их перемещениям,  столкновениям, сцеплениям, разъединениям. Открытие в середине XIX в. закона сохранения и превращения энергии также вписывалось в представления о механическом единстве мира.
  2. В механистической картине мира все причинно-следственные связи однозначные, здесь господствует лапласовский детерминизм. В соответствии с этой картиной Вселенная представляла собой хорошо отлаженный механизм, действующий по законам строгой необходимости, в котором все предметы и явления связаны между собой жесткими причинно-следственными отношениями.
  3. В механистической картине мире отсутствует развитие – мир в целом таков, каким он был всегда. Такой взгляд фактически отвергал качественные перемены, сводя все к чисто количественным изменениям.
  4. Механистическая картина мира исходила из представления, что микромир аналогичен макромиру. Считалось, что механика макромира может объяснить закономерности поведения атомов и молекул.

В третьем параграфе - «Электромагнитная картина мира классической физики в свете классической рациональности» - анализируются сущность и закономерности становления электромагнитной картины мира.

Важнейшей идеей в работах М. Фарадея по электромагнитной индукции было признание определяющей роли промежуточной среды в электрических явлениях. В теории электромагнитной индукции Фарадей развил новые  взгляды на природу электричества, основанные на принципе близкодействия.

Новая веха в развитии и становлении электромагнитной картины мира
связана с работами Дж.К. Максвелла. Идея о тесной связи электрических и магнитных явлений в его работах получила окончательное оформление в виде системы уравнений классической электродинамики, получивших название уравнений Максвелла. В новой теории содержание понятия движения существенно обогатилось. Оно стало пониматься не только как простое механическое перемещение, но и как распространение колебаний в поле. Соответственно законы механики Ньютона уступили свое господствующее место законам электродинамики Максвелла.

Дж.К. Максвелл, как показано в диссертации, не только внес решающий

вклад в развитие молекулярно-кинетической концепции, базировавшейся на представлениях механистической картины мира, но и создал такую теорию,  которая вызвала  кризис  и  затем крушение  этой  картины. Поэтому теория Максвелла явилась завершением важного этапа в развитии учения об электромагнитном поле, в котором электрическая и магнитная составляющие связаны между собой и способны взаимно превращаться друг в друга.

Электромагнитная картина мира произвела настоящий переворот в физике. Она базировалась на идеях непрерывности материи, неразрывности материи и движения, связи пространства и времени как между собой, так и с движущейся материей. Новое понимание сущности материи, как показано в работе, поставило ученых перед необходимостью пересмотра и переоценки этих основополагающих качеств материи. Создание электромагнитной теории положило начало тому, что объектом изучения физики наряду с веществом стали разнообразные поля. Картина мира приобрела более сложный характер, хотя она была еще картиной классической физики. Понятно, что электромагнитная картина мира в первом приближении есть некоторая целостность и всеобщность, но жестко ограниченная предметной областью самой физической науки. В электромагнитной картине мира, как и в механистической, господствовали однозначные причинно-следственные связи. Все было жестко определено, а вероятностные закономерности не признавались фундаментальными и не были включены ни в механистическую, ни в электромагнитную картину мира. Хотя электромагнитная картина мира, как отмечено в диссертации, объяснила большой круг физических явлений, непонятных с точки зрения прежнего механистического представления о мире, но дальнейшее ее развитие показало, что она имеет относительный характер.

Вторая глава «Квантово-релятивистская картина мира как основа формирования неклассической рациональности» - посвящена анализу становления новой неклассической картины мира.

В первом параграфе «Формирование логической структуры релятивистской картины мира как важный этап становления неклассической рациональности» - выявлены механизмы становления неклассической рациональности в процессе формирования релятивистской картины мира.

Появление такой картины мира, как показано в работе, обусловлено прежде всего необходимостью разрешения многих накопивших противоречий между новыми фактами, требующими физического осмысления, и старыми физическими теориями, в рамках которых они не получили адекватного объяснения. Возникновение подобных проблемных ситуаций  связано с тем, что представления о логико-методологическом фундаменте теории Максвелла, о содержании физической картины мира, адекватной этой теории, не были полными и в должной мере самосогласованными. Поэтому появление специальной теории относительности, в рамках которой получили разрешение многие проблемные ситуации, было важным шагом к новой картине мира.

Самосогласованная теоретическая система, основанная на теории Максвелла, дополненная специальной теорией относительности, могла, как показано в работе, непротиворечиво сочетаться только с базовым понятием события, а не с понятиями «материальная точка» и «вещь», характерными для физики Ньютона. Принципиальная необходимость перехода на язык физических событий в релятивистской физике выражена здесь уже вполне отчетливо, причем этот переход непосредственно связан с новыми представлениями о пространстве и времени. Физическая картина мира Галилея - Ньютона, в которой мир отображен как множество материальных точек, движущихся в пространстве, с течением времени замещается в специальной теории относительности Эйнштейна картиной мира, представленной множеством точечных пространственно-временных материальных событий.

Образ четырехмерного континуума, созданный в специальной теории относительности, позволял рассматривать пространство и время как общие формы координирования материальных явлений, а не как самостоятельно существующие независимо от материи начала. Геометрическая интерпретация теории относительности позволила, во-первых, передать всем релятивистским эффектам определенную наглядность и, во-вторых, выявить глубокую диалектическую связь относительного и абсолютного.

Чуть позже был сформулирован следующий чрезвычайно важный вывод
специальной теории относительности: масса и энергия эквивалентны друг
другу. Это обстоятельство существенно изменило не только наше понимание
мира, но и само содержание механистической и электромагнитной
картин мира, что свидетельствует о том, что специальная теория относительности вышла далеко за пределы тех проблем, из которых она возникла. Но в то же время для решения вновь возникших проблем понадобилось введение новых принципиальных идей и представлений, которые были систематизированы и развиты в общей теории относительности. Создание последней можно рассматривать как существенный шаг на пути становления и утверждения в системе культуры новой неклассической формы научной рациональности.

Новые, неизвестные ранее свойства пространства значительно подорвали метафизические представления об однородности и абсолютности пространства. Эти же идеи явились сильнейшим ударом по теории Канта, который рассматривал пространство и время как априорные формы человеческого созерцания, предшествующие всякому опыту. Тем самым было продемонстрировано, что пространственные формы присущи самому объективному миру и что геометрические свойства отражают свойства реального пространства и имеют опытное происхождение.

Важным выводом является то, что релятивизм не может быть отождествлен с субъективизмом, с гносеологическим анархизмом, отрицанием обязательности познавательных норм, хотя он не исключает признания абсолютов. Перцептуальные и концептуальные абсолюты входят в знание через эпистемологические универсалии – законы освоения предметности. На эмпирическом уровне это происходит посредством инструменталистских, верификационных методик. На теоретическом уровне – посредством структурных правил преобразования, стандартизирующих генерацию внутренних единиц теории: инвариантность, фундаментальные константы, ковариантность. Релятивизм, как показано в работе, тезису об изменчивости свойств природы придает широкую общность: вариабельны не только характеристики вещей (величины), но и формы, способы, условия бытия вещности. Релятивизм внедрил и закрепил в науке идею естественного предела значений как величин, так и способов их фиксации.

Второй параграф - «Квантовая картина мира: сущность и особенности становления» - посвящен анализу причин тех революционных изменений, которые привели не только к коренному пересмотру оснований науки, но и к формированию новой квантовой картины реальности.

В параграфе проанализированы явления, факты, гипотезы, которые, в конечном итоге, привели к открытию мира квантовых процессов. Поиск новых понятий, принципов, законов, адекватно объясняющих поведение микрочастиц, привел к созданию новой теории - квантовой механики. Если классический тип знания характеризуется представлением о том, что содержание знания не зависит от средств и условий познания (гносеологические моменты начисто исключались из физической теории), то в квантовой механике все элементы методологии дополнительности входят в нее саму, определяя ее интерпретацию и тем самым физическое содержание. Все эти элементы сохраняют ярко выраженный гносеологический характер, т. е. служат одновременно и принципами познания. Поэтому полная квантово-механическая картина реальности является не только картиной объекта, но и картиной познания этого объекта.

В работе подробно проанализирована глубокая специфичность квантового мира, в котором в принципе невозможно одновременно с одинаковой точностью определить положение и импульс микрообъекта. Такая неклассическая ситуация в поведении объектов в микромире потребовала критического пересмотра самого понятия частицы, точно локализованной во времени и пространстве. Пределы неточности, устанавливаемые принципом неопределимости, невозможно преодолеть, поэтому этот принцип в квантовой физике имеет статус фундаментального. Отсюда вытекает важный в философском отношении вывод: имманентной характеристикой квантовой картины мира является объективная неопределенность. Причем неопределенность и вероятностный характер предсказания являются неотъемлемыми чертами не только будущих, но и настоящих состояний системы.

Квантовый объект не может быть рассмотрен сам по себе, здесь реализуется принцип квантовой целостности, отличный от механической концепции целого и части, ибо объект вне целого и внутри целого не один и тот же; отдельный объект рассматривается лишь по отношению к конкретной целостности, чем и определяется вероятностная природа его поведения.

ЭПР-парадокс также открывает возможность для более полного использования концепции целостности, не апеллирующей к целостности экспериментальной ситуации. Здесь речь идет уже не о целостности экспериментальной ситуации, а о целостности квантовой системы, об особом коррелятивном, взаимосвязанном поведении квантовых объектов. Объекты, составляющие некогда единое целое, разведенные друг от друга на расстояния, исключающие взаимодействие, сохраняют на себе печать прошлого, и любые изменения одного партнера приводят к коррелятивному поведению второго. Этот перенос состояния с одной частицы на другую, независимо от того, как далеко друг от друга они находятся, называют квантовой депортацией. Мир предстает перед нами как единая целостная единица, несводимая к механическому разложению его на составляющие части. Этот результат имеет в том числе глубокое мировоззренческое значение, и у него, по мнению автора, далеко идущие перспективы.

Для полноты представлений о становлении квантовой картины мира и формировании общезначимого ее понимания в диссертации анализируются разные подходы к ее интерпретации. В целом, если суммировать все многообразие попыток интерпретации квантовой механики, то оно, как показано в работе, может быть условно сведено к следующим трем основным направлениям:

а)        копенгагенская интерпретация и спектр ее модификаций;

б)        неоклассические варианты, стремящиеся преодолеть субъективизм копенгагенской интерпретации и выдвинуть объективную ее трактовку, хотя  бы через статистическое понимание процессов;

в) так называемая «многомировая интерпретация квантовой механики» Х. Эверетта, получившая широкое признание в рамках квантовой космологии в 70-80-е гг. XX века.

Подводя итоги, автор приходит к выводу о том, что многое в квантово-механической картине мира нуждается в дальнейшем развитии и уточнении. Однако уже сегодня есть основания полагать, что нарисованные контуры квантового мира удовлетворяют системе важных мировоззренческих и методологических требований, по поводу которых с такой силой и остротой шли философские дискуссии на протяжении десятилетий.

В третьем параграфе - «Квантово-релятивистская физическая картина мира как синтез квантовой и релятивистской парадигм физики» - анализируется процесс поиска объединительных теорий, которые легли бы в основу новой квантово-релятивистской картины мира.

В работе подробно анализируются программы Римана-Клиффорда-Эйнштейна и Гейзенберга, которые столкнулись с рядом принципиальных трудностей.

В этом плане бесспорно плодотворной оказалась концепция локализации внутренних симметрий, которая позволила ввести в теорию новый физический объект - калибровочное поле, взаимодействие с которым обеспечивало инвариантность теории относительно локальной группы симметрии. Другая важная идея - это идея спонтанного нарушения симметрии, что позволило по-новому взглянуть на многие проблемы физики элементарных частиц, в том числе на проблему создания единых теорий фундаментальных физических взаимодействий.

Значительные позитивные сдвиги в этом направлении были связаны с построением единой теории электромагнитных и слабых взаимодействий. Оказалось, что требование локальности калибровочных преобразований необходимо приводит к установлению глубокой связи между динамическими симметриями и пространством-временем (так называемыми геометрическими симметриями), а инвариантность относительно локального преобразования - к необходимости введения промежуточных векторных (бозонных) полей. Особенность последних состоит в том, что они являются переносчиками взаимодействия. Требование локальности порождает четыре калибровочных поля, а требование спонтанного нарушения симметрии SU (2) х U (1) до группы U (1) приводит к тому, что три калибровочных бозона W+, W- и Z0 приобретают массу, а один, отвечающий группе U (1), остается безмассовым.

Успехи, связанные с построением единой теории электрослабого взаимодействия, позволили сформулировать идею о том, что все известные фундаментальные взаимодействия являются компонентами единого универсального супервзаимодействия. На основе этой идеи в современной квантовой теории поля удалось сформулировать программу создания единой теории всех фундаментальных взаимодействий.

Построение такой единой теории, как показано в работе, пытаются осуществить на основе идеи суперсимметрии, которая должна связать между собой квантовые поля, обладающие различной статистикой. Первые попытки были связаны с расширенной супергравитацией, которая содержит в себе спонтанно нарушенную локально-калибровочную симметрию и вмещает в себя все группы симметрии всех известных физических взаимодействий.

Другие попытки в этом плане связаны с построением суперсимметричной теории одномерных суперструн. Такая теория строится в десятимерном пространстве-времени, в котором пространственно-временные измерения скручены (компактифицированы) в области с размерами 10-33 см. Суперструны органично вписываются в современную теорию элементарных частиц, основанную на калибровочных теориях поля и суперсимметрии.

В работе анализируются попытки построения так называемой торсионной физики, которая рассматривается как наука о торсионных полях, обусловленных кручением пространства. В частности, рассмотрена теория Г.И. Шипова, который, используя угловую систему координат и коэффициенты кручения Т. Риччи, построил своеобразную теорию физического вакуума.

Несмотря на определенный скептицизм в научных кругах в отношении плодотворности такого подхода, диссертант соглашается с известным специалистом по нелинейной науке Э. Ласло, который дает торсионной физике и гипотезе семантики квантового вакуума положительную оценку, считая, что Вселенная, описываемая теорией с передачей сигнала в вакууме, не менее значительна,  чем  мир  теории относительности Эйнштейна. Открытие  этого  поля,  по  мнению  автора,  означает фундаментальный сдвиг на пути создания новой физической картины мира.

Третья глава - «Нелинейная физическая картина мира: генезис и идейные основы» - посвящена раскрытию парадигмы самоорганизации и синергетики, рассмотрению механизмов формирования нелинейной картины мира и теории глобального эволюционизма.

В первом параграфе - «Парадигма самоорганизации и новые стратегии научного поиска» - выявляются основные механизмы развития сложных самоорганизующихся систем в рамках естественнонаучного знания. 

В сложных саморазвивающихся (самоорганизующихся) системах формируются особые информационные структуры, фиксирующие важные для целостности системы особенности её взаимодействия со средой, которые выступают в качестве программ поведения этих систем. Речь идет о целенаправлен­ном процессе, в ходе которого создается, воспроизводится или совершенству­ется организация сложной динамической системы, которая способна так реагировать на изменения условий существования, чтобы путем локальных изменений структуры сохранить глобальную устойчивость и обеспечить тем самым условия своего дальнейшего существования и усложнения путем образования новых структур.

В работе выделены следующие формы самоорганизации систем: диссипативная самоорганизация (образование структур с рассеиванием энергии),  консервативная самоорганизация (образование структур кристаллов, биополимеров и т. д.), дисперсионная самоорганизация (образование солитонных структур, т. е. структур, состоящих из устойчивых уединенных волн - солитонов) и другие.

В диссертации показано, что само­организация выступает как источник эволюции систем, начало процесса возникновения качественно новых и более сложных структур в развитии системы. Образование упорядоченных структур на микроуровне происходит путем расширения или усиления флуктуаций вследствие увеличения неравновесности системы под воздействием среды. Диссипативность как необходимое условие самоорганизации проявляется в одном случае как хаос, а в другом не как разрушающий фактор, а как сила, выводящая систему на тот или иной путь структурирования (структур-аттракторов).

Теоретической основой модели, как отмечается в работе, стала нелинейная термодинамика, изучающая процессы, происходящие в нелинейных неравновесных системах под воздействием флуктуации. Если такая система удалена от точки термодинамического равновесия, то возникающие в ней флуктуации в результате взаимодействия со средой будут усиливаться и, в конце концов, приведут к разрушению прежнего порядка или структуры, а тем самым и к возникновению новой системы. Принципы самоорганизации сложных систем позволяют рассматривать, например,  генезис жизни как  результат процесса отбора, происходящего на моле­кулярном уровне (М. Эйген). В этом случае сложные органические структуры с адап­тационными характеристиками возникают благодаря эволюционному про­цессу отбора, в котором адаптация оптимизируется самими структурами.

Анализируя различные подходы к раскрытию сути самоорганизации, автор приходит к выводу, что в разных направлениях науки существует еди­ное концептуальное ядро, которое служит общей их основой, оно и составля­ет парадигму исследования процессов самоорганизации.

Диссертантом показано, что понятие «самоорганизация» может играть эвристическую роль при построении теории, объясняющей од­новременно эволюционные процессы в системе «Вселенная – человек», однако для построения такой теории требуются данные, находящиеся в соответствующей информаци­онной области. Такая информация конкретизирует в объектном аспекте уникальный характер самоорганизации, тем самым предметная об­ласть, подлежащая исследованию, сужается, становится конечной. На этом основании можно утверждать, что понятие «глобальный эволюционизм» сопряжено с понятием самоорганизации.

Возведение этих понятий в ранг атрибутов объективной реальности дает возможность говорить об относительно универсальных признаках этих атри­бутов. В силу самосогласованности всей системы атрибутов объективная ре­альность при фиксации определенного содержания этих признаков выступает в виде онтологически определенного мира. Таким образом, через свое отно­сительно универсальное содержание концепция глобального эволюционизма проникает в физическую картину мира и выступает как научная парадигма. Другими словами, при таком подходе реализуется мысль о неделимой, целост­ной, взаимосвязанной и взаимосогласованной картине мира, в которой кван­товая реальность глубоко переплетена со структурой всей Вселенной, где элементарная частица, человек и Вселенная представляются как неразделимые стороны одной реальности.

Таким образом, синергетика как теория самоорганизации позволила:

1) в познавательном процессе перенести акцент с бытия на становление, что привело к изучению эволюционизирующего мира. А необходимость кон­цептуального анализа эволюционирующих структур привела к выработке но­вого языка, основанного на принципах открытости, сложности, нелинейно­сти, нестабильности и неравновесности динамических систем;

2) сформулировать представления о кооперативных эффектах, опреде­ляющих воссоздание целостности сложных систем;

3) выдвинуть и обосновать концепцию динамического хаоса, раскрывающую механизмы эволюции сложных, открытых систем;

4) выработать новый тип физической рациональности, новый диалог человека с природой. Процесс исследования закономерностей окружающего мира благодаря концепции самоорганизации превратился в живой диалог исследователя с природой, при котором роль наблюдателя становится ощу­тимой, осязаемой и зримой.

Во втором параграфе - «Хаос, случайность, неустойчивость как конструктивные механизмы построения нелинейной картины мира» - автор на основе работ отечественных и зарубежных ученых рассматривает основные конструктивные механизмы построения нелинейной картины мира.

Анализируя процесс формирования научного аппарата нелинейной картины мира, автор выделяет следующие направления. В математике – это теория особенностей (А. Пуанкаре, А.А. Андронов, X. Уитни) и теория катастроф (Р. Том, К. Зимин, В.И. Арнольд),  в физике, химии и биологии – это работы И.Р. Пригожина и его Брюссельской школы по термодинамике необратимых процессов, а также работы Г. Хакена. В России – это иссле­дования С.П. Курдюмова, Г.Г. Малинецкого, А.А. Самарского, в которых выдвигается ряд оригинальных идей для по­нимания механизмов возникновения и эволюции относительно устойчивых структур в нелинейных средах; работы М.В. Волькенштейна и Д.С. Чернавского, в которых развивается синергетический подход для решения вопросов о гене­рации ценной информации в эволюционных процессах; книги Н.Н. Моисеева, в которых разрабатываются идеи глобального эволюционизма и коэволюции человека и природы;  в работах Ю.А. Да­нилова, Б.Б. Кадомцева, Г.Р. Иваницкого, С.В. Петухова, Ю.М. Романовского выдвинут ряд оригинальных идей, развивающих синергетический подход.

Нелинейность открывает для исследователя  не­обычные для классического и неклассического естествознания  стороны ми­ра (его нестабильность, случайность, многообразие путей изменения и развития), раскрывает условия существования и устойчивого развития сложных структур, делает возможным моделирование катастрофических ситуаций. 

В работе проанализировано содержание следующих базовых принципов, на основе которых изучаются механизмы само­произвольного возникновения, относительно устойчивого существования и саморазрушения макроскопических упорядоченных структур в нелинейных системах: принцип открытости системы; принцип диссипации; принцип удаленности системы от точки термодинамиче­ского равновесия; принцип возникновения порядка через  флуктуации; принцип необратимости; принцип положительной обратной связи; принцип нарушения симметрии; принцип достаточной сложности.

Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что содержание системообразующих понятий и прин­ципов данной научной парадигмы (нелинейность, самоорганизация, откры­тость, сложность, бифуркация, когерентность, аттрактор, хаос, случайность и другие) свидетельствует о её принципиальном отличии не только от класси­ческой, но и от неклассической модели бытия. С этой точки зрения, мир предстает перед нами как диалектическое единство порядка и хаоса. Хаос, хотя и не перманентная характеристика системы, но чрезвычайно важный момент в развитии системы, в нем есть объединяющие силы, которые выступают неким организующим началом. Речь идет об образовании упорядоченных структур из хаоса или наоборот. Только с формированием синергетики стало возможным понять и оценить подлинную роль случайности.

В открытых нелинейных средах малое воздействие, флуктуация, случайность могут приводить к качественно новому результату. Случайность, таким образом, является объективной характеристикой развивающейся системы.

Автор показывает, что случайность несет в себе некое творческое, конст­руктивное начало, поскольку она может выступать в качестве той силы, ко­торая выведет систему на новый аттрактор. Случайность инициирует (служит начальным спусковым механизмом) процесс самореализации нели­нейной среды, высвечивая внутреннюю тенденцию ее организации.

Си­нергетика выступает не только в роли методологии междисциплинарного ис­следования нелинейных процессов, но и как методология конструирования реальности. Признание этой парадигмы означает, во-первых,  принятие следующих принципов конструирования совре­менной научной картины мира: принцип становления, принцип фрактальности, принцип темпоральности, принцип дополнительности, принцип вирту­альности будущего, принцип сложности (усложнения структуры системы в процессе эволюции), принцип когерентности, а, во-вторых, отказ от сле­дующих основных принципов ньютоновской парадигмы науки: от принципа лапласовской причинности, принципа абсолютно достоверной истины и зна­ния, от принципа редукционизма, от концепции линейности, от принципа приобретения знания исключительно на основе прошлого опыта.

В третьем параграфе - «Глобальный эволюционизм как основа и стратегия формирования нелинейной физической картины мира и нового типа научной рациональности» - проводится теоретико-познавательный анализ концепции глобального эволюционизма и рассматривается ее роль в создании новой физической картины мира.

Глобальный эволюционизм как концепция современной науки является основой созда­ния естественнонаучной модели универсальной эволюции, связывая в единое целое космогенез, геогенез и биогенез. Одними из первых идеи глобального эволюционизма рассматривали в своих работах Р. Чемберс и Г. Спенсер. В XX столетии идеи глобальной эволюции нашли развитие в работах Э. Янга, А. Лима-де-Фарна, Н.Н. Моисеева и многих других авторов. В последнее время появи­лись работы, анализирующие не только космологическую стадию глобальной эволюции, но и органическую и социальную ее составляющие.

В формировании концепции космологического эволюционизма важнейшая роль принадлежит двум концептуальным схемам: теории «Великого объединения» и суперсимметрии. Согласно этим подходам вся природа, в конечном счете, подчинена действию некой суперсилы, проявляющейся в различных «ипостасях».

Начальное состояние Вселенной, определяемое суперсилой, вполне могло быть предельно простым, но по мере быстрого расширения и охлаждения стала вырисовываться знакомая структура окружающего нас мира. Как показано диссертантом, механизм «расщепления» суперсилы на известные ти­пы физических взаимодействий и особенности дальнейшей дивергенции фундаментальных взаимодействий всецело определяются характером спон­танных нарушений суперсимметрии и симметрии взаимодействий.

Согласно автору, без обращения к идее спонтанного нарушения симметрии (важнейшей концепции современных вариантов квантовой теории поля) оказывается в принципе невозможно выявление глобальных механизмов са­моорганизации материи и «адаптации» принципа развития в отражении про­цессов в неживой природе. Нынешний же уровень понимания и описания этих процессов говорит о существенной незавершенности процесса создания еди­ной глобальной картины мира. Однако уже сейчас в этом плане можно сде­лать ряд важных выводов:

1. Эволюция физических форм материи есть единый, целостный, глобальный процесс, отражающий способ существования Вселенной. Причем характер эволюции материи в существенных чертах отражается принципом спонтанного нарушения симметрии.

2. Эволюция физической материи есть глобальный процесс развития от простого к сложному, от низшего к высшему, от симметрии к асимметрии, в результате чего происходит усложнение структуры материи и характера связей и взаимодействий между различными материальными системами, дифференциация и увеличение качественного многообразия физических объектов.

3. Само понимание эволюции Вселенной невозможно лишь на основе физических теорий, экспериментальных данных и астрономических наблюдений. Необходимо осознание принципиальной корреляции между теми или иными фундаментальными физическими идеями и общемировоззренческими позициями (диалектика единства и множества, абсолютного и относительного, объективного и субъективного и др.). Под этим углом зрения происходят изменения процесса формирования современной физической картины мира.

Возможность рассмотрения Вселенной в качестве развивающегося, вернее саморазвивающегося, во времени целого в контексте глобального эволюционизма приводит к необходимости расширения понятия развития, которое традиционно понимается как взаимодействие в любом природном явлении двух противоположных тенденций: прогресса и регресса. Критерий развития в этом случае определяется как усложнение структуры и связей в процессе поступательного движения от низшего состояния к высшему. Спонтанные процессы, изменяющие структуру всей космической материи как целого, не укладываются в эти рамки, и поэтому возникает необходимость выбора более универсального критерия развития. В качестве такого критерия в работе выдвигаются процессы спонтанного нарушения симметрии. При таком допущении более развитым уровнем материи становится уровень с низкой симметрией, а весь процесс глобального развития можно представить как ряд последовательных нарушений исходной симметрии в фиксированных  узловых точках, в которых происходят такие нарушения.

Смысл принципа универсального эволюционизма автор видит в том, чтобы представить все эволюционные процессы, происходящие в мире, - от возникновения Вселенной, образования вещества, звезд и галактик и до социокультурной динамики - как целостный процесс самоорганизации всего сущего, подчиняющийся общим фундаментальным закономерностям и развиваю­щийся в целостном многомерном онтологическом пространстве.

На основе идей универсального эволюционизма в настоящее время ведутся разработки программы универсальной истории. Есть основания пред­полагать, что фундаментальным фактором, который определяет онтологическое единство всех эволюционных процессов, развивающихся на разных уровнях реальности, являются нелокальные и атемпоральные семантические протоструктуры квантового вакуума.

Четвертая глава - «Концепция вакуума в картине мира современной физики» - посвящена раскрытию современных научных, философских и мировоззренческих подходов к концепции вакуума и места его в современной физической картине мира.

В первом параграфе - «Становление парадигмы физического вакуума в структуре современной физической картины мира» - рассматриваются вопросы формирования и эволюции концепции вакуума в современной научной картине мира. На нынешнем уровне теоретических и экспериментальных знаний о микромире можно утверждать, что физический вакуум имеет сложную природу, определяемую слоистой структурой пространства-времени.

Возникновение квантовой теории коренным образом изменило представление о вакууме. Квантовая теория поля является ядром всей современной физики, представляет собой общий подход ко всем известным типам взаимодействий. Одним из важнейших результатов ее является представле­ние о вакууме, но уже не пустом, а насыщенном всевозможными флуктуациями различных полей. Вакуум в квантовой теории поля определяется как наинизшее энергетическое состояние квантованного поля, энергия кото­рого равна нулю только в среднем. Так что вакуум - это «нечто» по имени «ничто».

Вакуум является динамической системой, обладающей некоторой энергией, которая все время перераспределяется ме­жду виртуальными частицами. Представление о вакууме как о непрерывной активности содержащихся в нем виртуальных частиц вытекает из принципа неопределенности Гейзенберга. Автор показывает, что вакуумный виртуальный «туман» - совершенно ре­альный феномен. Внешние воздействия меняют характер вакуумных флук­туаций и сами могут меняться под их влиянием.

Вакуум – это не только среда с очень сложной структурой, но и среда, которая изменяется в ходе эволюции Вселенной и которую можно пере­страивать путем изменений состояний материи, взаимодействующей с ва­куумом. Концентрация энергии, которая имеет место в вакууме, изменяет не только ситуацию в сис­теме частиц, но и саму структуру пространства. Это утверждение отражает тот факт, что вакуум является характеристикой самого пространства-времени.

Проведенный анализ позволяет автору сделать вывод о том, что физический вакуум представляет собой не пустоту с некоторыми фиксированными неизменными свойствами, а сложную, целостную, иерархическую систему, способную к динамической эволюции. Исследования физической природы вакуумных подсистем показывают, что само их существование и внутренняя структура обусловлены спонтанными деформациями геометрических характеристик искривленного и расслоенного пространства-времени.

Поиски законов динамической эволюции вакуума приводят к формированию и становлению теоретических парадигм, имеющих не только обще­научный, но и ярко выраженный философский характер. Основаниями для этого прогноза, по мнению диссертанта, являются многочисленные теоретические и эксперименталь­ные указания на то, что физический вакуум как сложная система обладает, по крайней мере, свойством самоорганизации. Результаты современной физики и космологии показывают, что физический вакуум способен так реагировать на изменения условий во Вселенной, чтобы путем локальных изменений соб­ственной структуры сохранять глобальную устойчивость в масштабах Вселенной и тем самым обеспечивать свою дальнейшую эволюцию путем образования новых структур.

Сегодня можно утверждать, что  формирование конкретных свойств элементарных частиц и их взаимодействий, например протона, ней­трона, электрона и нейтрино, предопределялось состоянием различных ваку­умных субструктур и взаимосвязями между ними, а свойства на­блюдаемого макромира - геометрические свойства Вселенной в целом, ее крупномасштабная структура, химический состав Вселенной, условия воз­никновения в ней биологических объектов - определяются свойствами час­тиц. Парамет­ры вакуумных структур жестко зафиксированы для видимой Вселенной. Отсюда следует, что относительно небольшие изменения в структуре вакуума могут привести к радикальному изменению свойств мира. В этом смысле можно говорить, что вакуумные структуры самоорганизуются единственным образом, который только и позволяет существовать во Вселенной макроскопическим структурам. Анализ проблемы приводит к выводу о том, что формирование категории вакуума как объекта со сложной иерархической внутренней структурой есть результат синтеза геометрической и квантовой парадигм физики XX в., а самоорганизация проявляется как внутреннее свойство физического вакуума, которое физикам и предстоит исследовать в XXI веке.

Физический вакуум является носителем всех потенциальных свойств Вселенной, имеет сложную квантово-топологическую структуру и представляет собой совокупность структур в искривлениях и расслоениях пространства и времени, что вполне очевидно из анализа лабораторных экспериментов, астрофизических наблюдений и их теоретического осмысления. Именно на уровне вакуума происходят процессы превращения так называемого «ничто» в макроско­пическую Вселенную. Происходящие в структуре вакуума про­цессы обусловливают как сам факт рождения Вселенной, так и ее свойства. Вакуум эволюционирует и существует в режиме самоорганизации. Самоор­ганизация проявляется как внутреннее свойство физического вакуума. Слож­ные структуры физического вакуума являются первоосновой, определяющей фундаментальные свойства нашего мира в целом. Этот режим определяет как глобальные свойства Вселенной в целом, так и локальные характеристики вещества, при этом локальные и глобальные свойства Вселенной согласо­ваны друг с другом так, чтобы в ней была возможность появления человека разумного. На уровне существующих знаний, по мнению диссертанта, можно достаточно  уверенно говорить о том, что факт самоорганизации вакуум­ных подсистем установлен, и роль этого факта в создании условий для возник­новения жизни прослеживается явно, хотя природа этой самоорганизации не установлена. Такая возможность, видимо,  появится  только в полной теории вакуума, которая будет оперировать полным набором полей, например на уровне суперструн. Однако уже сегодня можно сделать вывод о том, что вакуум – это очень сложная система с многочисленными функциональными свя­зями, причем количественные характеристики подсистем и функциональных связей зажаты в очень узких рамках, что возможно в режиме самоорганизации.

Во втором параграфе - «Спонтанное нарушение симметрии и инфляционные сценарии развития Вселенной в современной космологии» - рассматриваются вопросы  начальной стадии образования Вселенной, при которой в результате инфляционного развития произошло спонтанное нарушение симметрии.

Диссертантом рассматриваются различные варианты  сценария эволюции Вселенной. Хотя они существенно отличаются друг от друга, но наиболее перспективные из них имеют одну важную особенность, которая заключается в наличии представлений о существовании инфляционной стадии эволюции Вселенной - стадии экспоненциального «раздувания» Вселенной.

Основная идея инфляционной теории состоит в том, что расширение Вселенной и весь последующий ход ее эволюции начинается из состояния, когда вся материя была представлена только физическим вакуумом.  Вакуум той эпохи Вселенной – это «ложный вакуум», который отличается от истинного вакуума (считается, что истинный вакуум - это состояние с наинизшей энергией) тем, что обладает огромной энергией. Квантовая природа наделяет «ложный вакуум» стремлением к гравитационному отталкиванию, обеспечивающему его «раздувание». Этот «лож­ный вакуум» представляет собой симметричное, но энергетически невыгодное, нестабильное состояние. В контексте инфляционной теории эволюция Вселенной предстает как самоструктурирующийся процесс, при этом процессы самооргани­зации могут быть рассмотрены в ней как взаимодействие двух открытых подсистем – физического вакуума и всевозможных микрочастиц и квантов полей.  Согласно современной космологии, в первичном высокоэнергетическом физическом вакууме происходят квантовые флуктуации (колебания) его характеристик, которые подчинены случайным процессам: они приводят в некоторых локальных областях (порядка 10-33 см) к перестройке физического ва­куума (происходит фазовый переход), и эти области начинают стремительно расширяться.

В  процессе расширения из вакуумного суперсимметричного состояния Вселенная разогревается  до «Большого Взрыва». Дальнейший ход её эволюции пролегает через критические точки – точки би­фуркации, в которых происходили спонтанные нарушения симметрии исход­ного вакуума. Все эти особенности деситтеровского решения явились причиной нового поворота в истории космологии. Этот поворот был обусловлен прогрессом в понимании сути физического вакуума и возможностью объединения фундаментальных физических взаимодействий.

Механизм «раздувания» Вселенной связывается с поляризацией вакуума гравитационным полем или с особым фазовым переходом, обусловленным спонтанным нарушением симметрии вакуума и возникающими в этом процессе полями Хиггса. Нарушение симметрии вакуума можно интерпретировать как «просачивание» полей Хиггса через некоторый потенциальный барьер. Отдельный «пузырек», или домен, фазы с нарушенной симметрией очень быстро увеличивается и может породить всю наблюдаемую нами Вселенную. Согласно модели «раздувающейся» Вселенной, первоначальное симметричное состояние Вселенной в результате остывания переходит в фазу с на­рушенной симметрией. Отличительной особенностью такого фазового пере­хода является то, что он происходит очень медленно по сравнению со скоро­стью остывания.

Определяющей идеей во всех сценариях, как подчеркивается в диссертации, выступает идея спонтанного нарушения симметрии. Более того, требования, налагаемые принципом симметрии и спонтанно нарушенной симметрии, за­метным образом ограничивают число теоретически возможных моделей раз­вития Вселенной, одновременно объясняя сам процесс возникновения на­блюдаемого разнообразия во Вселенной. Исходя из этого, автор делает однозначный вывод о том, что принципы симмет­рии и спонтанного нарушения симметрии являются такими категориальными структурами, которые воплощают глубокую диалектику противоречивого единства общего, особенного и единичного. Спонтанные нарушения симметрии охватывают тотальные условия эво­люции всей Вселенной как целого и привносят в картину мира идею иерар­хического развития и единства всей природы, где в начале, в фундаменте, расположен уровень элементарных частиц, а на самом верху - уровень галак­тик и Вселенной в целом.

Идея спонтанного нарушения симметрии, как показано в диссертации, фактически лежит в ос­нове такой физико-математической рациональности, как «ничто - все сущее», согласно которой единство Вселенной мыслится как единство материи-энергии. Происхождение Вселенной в этом случае может быть рассмотрено в терминах необратимого возникновения материи-энергии, а существование мира в многообразии его форм и явлений представляется фактором, гаранти­рующим необратимый характер всех проявлений единства материи и энер­гии. Суть идеи спонтанного нарушения симметрии, таким образом, состоит в отражении с ее помощью фундаментального характера глобальной эволю­ции, начиная от суперсилы через последовательность фазовых трансформа­ций в состояниях космологического мира к дивергенции фундаментальных типов взаимодействий.

В третьем параграфе - «Структурные уровни организации вещества в контексте современной вакуумной картины мира» -  раскрываются современные физические подходы к построению теории элементарных частиц, механизмам их  образования и классификации. Диссертантом показано, что физика до недавнего времени изучала материю в двух ее проявлениях – вещество и поле. В свою очередь, частицы вещества делятся на две фундаментальные группы: кварки и лептоны. Кварки и лептоны входят в состав других фи­зических объектов и считаются при достигнутых на сегодняшний день энергиях бесструктурными. При этом модель кварков не только хорошо описывает спектр масс элементарных частиц и закономерности взаимодействий между ними, но и позволяет предсказать целый ряд новых частиц и предугадать их свойства.

Диссертантом показано, что в последнее время появились новые радикальные идеи о наличии более глубокого уровня строения материи, который связывается с существованием новых частиц – преонов. Вследствие этого воз­никли принципиально важные вопросы. Попытки ответить на них, по мнению многих исследователей, приводят к интереснейшим и увлекательнейшим ги­потезам о возможном единстве всех сил природы. В рамках одной из таких гипотез возникла идея суперсимметрии, суть которой состоит в том, что при перестановке бозонных и фермионных частиц физические законы остаются неизменными. Из свойств супер­симметрии следует далеко идущее обобщение: у каждого бозона должен быть свой партнер-фермион и наоборот.

Сегодня о кварках говорят как о реально существующих частицах. Выдвинута гипотеза о протокварках (преонах и т. д.)  -  частицах следующего  структурного уровня строе­ния материи. Однако возможно, что деление вещества на каком-то этапе прекратится, причем нетривиальным образом: составные части адронов поте­ряют возможность  самостоятельного существования в свободном виде.

Стандартная Модель исходит из представления, что массы частиц возникают при спонтанном нарушении симметрии элек­трослабого взаимодействия в процессе их взаимодействия с полем гипотети­ческих бозонов Хиггса. Частицы Хиггса, как и калибровочные бозоны, проявляются в виртуальном со­стоянии как кванты соответствующего поля (поля Хиггса), но должны суще­ствовать и в виде реальных физических частиц. Однако бозоны Хиггса резко отличаются как от калибровочных бозонов, так и от всех остальных фунда­ментальных частиц, прежде всего по таким определяющим характеристикам,  как спин и взаимодействие с другими частицами.

В теории элементарных частиц актуальной проблемой физики является теория одномерных струн, успехи исследования которой сильно зависят от экспериментов с частицами сверхвысоких энергий. В рамках Стандартной Модели в роли кирпичиков выступают кварки, а в роли носителей взаимо­действия - калибровочные бозоны, которыми эти кварки обмениваются меж­ду собой. Теория же суперсимметрии идет еще дальше и утверждает, что и кварки, и лептоны не фундаментальны: все они состоят из еще более тя­желых и не открытых экспериментально структур (кирпичиков) материи, скрепленных еще более прочным «цементом» сверхэнергетических частиц –  носителей взаимодействий, нежели кварки в составе адронов и бозонов.

Одним из неожиданных результатов, полученных за последние полтора-два десятилетия, как утверждается в работе, стало выяснение того факта, что известные частицы (прото­ны, нейтроны, электроны, фотоны и нейтрино) обеспечивают всего около 5 % полной энергии в современной Вселенной. Большая часть энергии связана с темной материей (20-25 %) и темной энергией (70-75 %). Эти формы энергии существенно различаются по своему поведению в расши­ряющейся Вселенной и имеют совершенно различные возможные интерпретации с точки зрения физики частиц.

Природа темной энергии, по мнению физиков, отлична от ве­щественной, поскольку в ней не присутствуют элементарные частицы вещества. Физический вакуум также проявляет признаки невещественной при­роды, что позволяет сделать вывод о том, что в нашем мире существует три формы материи: вещество, физические поля и физический вакуум как более тонкая форма материи.

В отличие от темной материи темная энергия равномерно «разлита» во Вселенной. И факт, что Вселенная сегодня расширяется с ускорением, интерпретируют так, что темная энергия реализует фактор антигравитации в качестве особого свойства энергии физического вакуума.

Таким образом, подобно тому, как в начале прошлого века наука присту­пила к изучению глубин материи на уровне микромира, сегодня она открыва­ет новую, ранее не предполагавшуюся глубинную область материи невообра­зимо малых размеров. Исследовать эту область удается только теоретиче­скими методами, а о справедливости получаемых знаний можно судить лишь изучая следствия теории, которые проявляются в областях, доступных для эксперимента. Перед наукой сегодняшнего дня встала задача - определить природу того, что названо темной энергией, и объяснить её доминирующую роль во Вселенной. Пока такая задача не выполнена, но можно высказать на этот счет некоторые предположения, в частности, что открытая астрономами темная энергия – это и есть энергия космического вакуума.

Главный вывод, к которому приходит автор, анализируя космологические исследования последних лет, таков: существование темной энергии окончательно доказано, и поэтому усиливаются объективные свидетельства в пользу эйнштейновской космологической постоянной и представления о темной энергии как о вакууме Эйнштейна - Глинера. Это вывод, по мнению автора,  вытекает из всей совокупности новейших результатов, полученных на раннем этапе.

В четвертом параграфе - «Роль понятия вакуума в формировании единой теории фундаментальных физических взаимодействий» - проведен научно-философский анализ проблемы создания единой теории поля. Автором в диссертационной работе рассмотрены теории, предложенные различными учеными по объединению  всех известных фундаментальных физических взаимодействий: Г. Вейля, Т. Калуцы, О. Клейна, В. Паули, В. Гейзенберга, А. Эйнштейна, Дж. Уилера, С. Хокинга и других. Методология подхода в них сводится к поиску исходного порядка в многообразии видов фундаментальных взаимодействий.  Принципиальные трудности на этом пути во многом связаны с дальнейшим совер­шенствованием математических методов. Отсюда и представления о регрессивности квантово-полевого подхода.

Успехи в этом направлении связаны с двумя фундаментальными парадигмами физики микромира: локально-калибровочной инвариантностью и спонтанным нарушением симметрии, формирование которых как целостных парадигм в самом общем виде должно рассматриваться как итог качественно нового синтеза противоречивых понятийных систем, как результат обобщения всех предшествующих фрагментарных теорий.

Таким путем С. Вайнберг, А. Салам и Ш. Глэшоу пришли к единой теории электромагнитных и слабых взаимодействий. Электромагнитное и слабое взаи­модействия в последнее время успешно объединены в единую теорию элек­трослабого взаимодействия Глэшоу - Вайнберга – Салама. Следующий шаг – это теория «Великого объединения». Эта сложная, противоречивая, но уже почти законченная феноменологическая теория - главный теоретический инструмент, с помощью которого решаются многие задачи микрофизики. «Великим объединением» называют теоре­тические модели, исходящие из представлений о единой природе сильного, слабого и электромагнитного взаимодействий. Дальнейшее развитие моделей «Великого объединения» связывается с возможностью созидания современной единой теории поля. Такую задачу пытаются решить в рамках теории суперструн.

Известно, что в глубинах материи существует область бушующих квантовых флуктуаций. Верхней границей области мощных квантовых флуктуации служит планковская длина (размер 10-33 см). Возможно, что здесь начинается область темной энергии, в которой вещество в явном виде присутствовать не может. Но оттуда рождаются струны, которые становятся основой вещества Вселенной.

Последние достижения данной теории говорят о том, что теория суперструн - единая теория поля, названная М-теорией. Хотя она пока не представляет собой окончательную еди­ную теорию поля, но все же близка к тому, чтобы именоваться таковой.

Оптимизм исследователей в возможности построения единой теории всех фундаментальных взаимодействий основывается на том, что все взаимодействия имеют калибровочную при­роду и описываются калибровочными симметриями. То есть все взаимодей­ствия как бы одной природы и отсюда возможность единого подхода к описанию всех известных взаимодействий и к описанию эволюции Вселенной из состояния, представленного единым суперсимметричным суперполем, в котором различия между типами взаимодействий, между всевозможными частицами вещества и квантами полей еще не проявлены.

Развитие теорий фундаментальных взаимодействий, основанных на концепции калибровочных полей, оказалось глубоко связанным и с идеей геометри­зации физики, выдвинутой Эйнштейном. Идея  калибровочных  полей основана на геометрической концепции связан­ности на расслоениях. Геометризация калибровочных полей показывает, что пространство-время нашего мира – это всего лишь частный случай возмож­ных динамических геометрий, и любому калибровочному полю  соответствует геометрия расслоенного пространства.

Развитие представлений о поле как о характеристике геометрии и топологии пространства-времени долгое время происходило без отказа от категории пустоты, т. е. вакуума, но теперь под вакуумом понимается состояние, в котором геометрия пространства-времени не деформирована. То есть вакуум отождествлялся с отсутствием как точечных частиц, вызывающих деформацию пространства-времени, так и собственных волновых возбуждений его геометрии. Гравитационный вакуум, как и вакуум квантовой хромодинамики, имеет сложную квантово-топологическую структуру. Но если вакуум квантовой хромодинамики представляет собой совокупность структур в расслоениях пространства-времени, то гравитационный вакуум есть набор топологических структур в искривле­ниях пространства-времени. Интерпретация всех типов взаимодействий как искажений искривленной и расслоенной геометрии пространства-времени, отмечается в работе, представляет собой центральную идею современной базисной концепции геометризации физики.

В целом слоистая структура представляет собой квантовую суперпозицию  (наложение)  совершенно  различных  субструктур,  соответствующих принципиально разным состояниям квантовых силовых полей, непрерывно переходящих друг в друга. Эти структуры задают состояние физического вакуума, и свойства материи целиком определяются свойствами этих вакуумных структур.

Анализ проблемы позволил автору сделать вывод о том, что современная физика  пытается связать проблему существования массы с вакуумными эффектами, обусловленными взаимодействием двух уровней: бытия кварк-глюонного конденсата и хиггсовского конденсата.  Физический вакуум как бы становится фундаментальной основой  всех видов взаимодействий в рамках современных объединительных теорий.

В Заключении подведены итоги проведенного исследования, определены перспективы дальнейшей работы над проблемами, отмеченными в диссертационной работе.

Монографии

  1. Раджабов О.Р. Физическая картина мира в аспекте классической, не­классической и постнеклассической рациональности. - М.: МПГУ «Прометей», 2010. – 316 с. 20 п. л.
  2. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Формирование естественнонаучной картины мира. - М.: Наука, 2006. – 216 с. 13,5 п. л. (авторский вклад - гл. 1. - С. 3-71, гл. 2. - С. 98-121, гл. 3. - С. 153-216. 9,6 п. л.)

Статьи, опубликованные по перечню ведущих рецензируемых

журналов и изданий, рекомендованных ВАК РФ

  1. Раджабов О.Р. Некоторые аспекты научной картины мира классической рациональности  // Вестник Дагестанского государственного университета. 2011. Вып. № 5. - С. 322-327  (0,8 п. л.). 
  2. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Особенности научного и религиозного мировозрений // Исламоведение. - 2011. - № 2 (8). - С. 101-106 (0,7 п. л. /0,4 п. л.).
  3. Рабжабов О.Р. Философско-методологические аспекты синергетики и нелинейная картина мира // Научное обозрение. Серия 2. Гуманитарные науки. - 2011. - № 2. - С. 54-59. - С. 112-113 (0,5 п. л.).
  4. Раджабов О.Р. Физическая картина мира в философии // Научное обозрение.  Серия 2.  Гуманитарные науки. - 2011. -  № 2. - С. 49-54. -С. 111-112. (0,5 п. л.).
  5. Раджабов О.Р. Философско-методологические основы квантовой картины мира // Гуманизация образования. - 2009. - № 1. - С. 125-130 (0,45 п. л.).
  6. Раджабов О.Р. Квантово-релятивистская картина мира как обобще­ние квантовой и релятивистской парадигм // Гуманизация образования. - 2009. - № 2. - С. 10-15 (0,5 п. л.).
  7. Раджабов О.Р. Проблема «парадигмы» в научном познании и фило­софской онтологии // Социально-гуманитарные знания. - 2009. - № 5. - С. 303-313 (0,7 п. л.).
  8. Раджабов О.Р. Глобальный эволюционизм как методологическая основа формирования физической картины мира XX в. // Преподаватель. XXI век. - 2009. - № 1.4.1. - С. 292-299 (0,5 п. л.).
  9. Раджабов О.Р. Парадигмы самоорганизации в нелинейной картине мира // Гуманизация образования. - 2009. - № 6. - С. 16-22 (0,6 п. л.)
  10. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Физические идеи о единой теории поля // Вестник Дагестанского научного центра. - 2007. - № 28. - С. 89-95 (0,45 п. л./0,3 п. л.).
  11. Раджабов О.Р. Истоки становления естественнонаучной картины мира в арабо-мусульманском Востоке // Преподаватель. XXI век. 2007. № 6. - С. 179-185 (0,5 п. л.).

Учебники

  1. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Концепции современного естествознания. - М.: ИТК «Дашков и К0», 2009. – 539 с. 33,8 п. л./ 16,0 п. л.
  2. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Концепции современного естествознания. - М.: ИТК «Дашков и К0», 2004. - 692 с. 43,2 п. л./20,5 п. л.

Учебные пособия и брошюры

  1. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К., Садыков Н.М. Концепции современного естествознания: Учебник. - Казахстан: Актау, 2007. – 212 с. 17,6 п. л. / 6 п. л.
  2. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Практикум по курсу «Концепции современного есте­ствознания»: Учебное пособие. - Махачкала: Юпитер, 2000. – 256 с. 18 п. л./10 п. л.
  3. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Концепции современного естествознания (некоторые аспекты естественнонаучной картины мира): Учебное пособие. - Махачкала: Юпитер, 1997. – 225 с. 12 п. л./ 6,5 п. л.
  4. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Вселенная: Происхождение и эволюция мира. - Махачкала: ДГУ, 1997.  - 32 с. 2 п. л. /1 п. л. (Бро­шюра).

Научные статьи, материалы выступлений

  1. Раджабов О.Р. Концепция темной энергии в современной научной картине мира // Современные проблемы развития общества: экономика, пра­во, философия и социология. Сборник научных статей по итогам Междуна­родной научно-практической конференции. Вып. 2. - Ч. II. - Волгоград, 2011.  - С. 132-136 (0,35 п. л.).
  2. Раджабов О.Р. Философско-методологическая основа современной физической картины мира // Научная жизнь. - М., 2011. - № 1. - С. 79-85 (0,5 п. л.).
  3. Раджабов О.Р. Хаос, случайность, неустойчивость как конструк­тивные механизмы построения нелинейной картины мира // Научная жизнь. - М., 2011. - № 1. - С. 85-92 (0,7 п. л.).
  4. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Природа вакуума в научных картинах мира // Жур­нал научной общественности Республики Дагестан. - Научный мир. – Махачкала, 2010. - № 3 (16). - С. 5-9 (0,5 п. л./0,3 п. л.).
  5. Раджабов О.Р. Спонтанное нарушение симметрии вакуума и инфля­ционные сценарии развития Вселенной в современной космологии // Науч­ное обозрение. - М., 2010. - № 3. - С. 78-83 (0,7 п. л.).
  6. Раджабов О.Р. Некоторые философско-методологические аспекты вакуумной картины мира в современной науке // Современные проблемы и перспективы развития аграрной науки: Сборник статей Международной научно-практической конференции, посвященной 65-летию Победы в ВОВ. - Махачкала, 2010. - С. 403-407 (0,4 п. л.).
  7. Раджабов О.Р., Магомедова У.Г.-Г. Современные проблемы содержания курса естест­венных наук на примере физики // Современные проблемы и перспективы развития аграрной науки: Сборник статей Международной научно-практической конференции, посвященной 65-летию Победы в ВОВ. - Махачкала, 2010. - С. 407-413  (0,5 п. л./0,4 п. л.).
  8. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Естествознание и философия // Проблемы научного обеспечения изучения философии и истории естествознания в современных условиях: Материалы V Межрегиональной научной конференции. - Арма­вир: РИЦ АГПУ, 2010. - С. 136-140 (0,34 п. л./0,2 п. л.).
  9. Раджабов О.Р. К вопросу становления современной физической картины мира // Проблемы научного обеспечения изучения философии и ис­тории естествознания в современных условиях: Материалы V Международ­ной научной конференции. - Армавир: РИЦ АГПУ, 2010. - С. 173-178 (0,45 п. л.).
  10. Раджабов О.Р. Философско-методологические аспекты инфляцион­ного сценария развития Вселенной в современной космологии // Международный журнал экспериментального образования. Актуальные вопросы науки и образования: Материалы III общероссийской научной кон­ференции. - М., 2010. - С. 140-141 (0,33 п. л.).
  11. Раджабов О.Р. Электромагнитная парадигма и рациональная рекон­струкция генезиса физической картины классической физики // Фундаментальные исследования. - М.: Академия естествознания, 2008. - № 5. - С. 52-55 (0,4 п. л.).
  12. Раджабов О.Р. Сущность и особенности становления квантовой кар­тины мира. - Махачкала: Вестник Дагестанского научного центра РАН, 2008. - № 32. - С. 59-66 (0,5 п. л.).
  13. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Некоторые аспекты естественнонаучной картины мира // Наука в современном обществе: состояние и тенденции развития: Материалы межвузовской научной конференции. - Шахты, 2007. - С. 28-30 (0,34 п. л./0,2 п. л.).
  14. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Становление естественнонаучной картины мира на арабо-мусульманском Востоке // Наука в современном обществе: состояние и тенденции развития: Материалы межвузовской научной конференции. - Шахты, 2007. - С. 39-47 (0,34 п. л./0,2 п. л.).
  15. Раджабов О.Р. Естественнонаучная картина мира в средневековом арабо-мусульманском Востоке // Изучение культурного наследия народов России - актуальная задача: Материалы Всероссийской научно-теоретической конференции. - Махачкала, 2007 (0,7 п. л.).
  16. Раджабов О.Р. Место современного естествознания в формировании научного мировоззрения студенческой молодежи // Образование, наука, ин­новационный бизнес - сельскому хозяйству регионов: Сборник материалов Всероссийской н/п конференции, посвященной 75-летию ДГСХА. - Махачкала, 2007. - С. 380-383 (0,33 п. л.).
  17. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Естественнонаучное представление о происхожде­нии жизни во Вселенной // Образование, наука, инновационный бизнес - сельскому хозяйству регионов: Сборник материалов Всероссийской н/п конференции, посвященной 75-летию ДГСХА. - Махачкала, 2007. - С. 378-381 (0,33 п. л./0,2 п. л.).
  18. Раджабов О.Р., Гу­сейханов М.К. О специфике научного и религиозного мировоззре­ний // Образование, наука, инновационный бизнес - сельскому хозяйству ре­гионов: Сборник материалов Всероссийской н/п конференции, посвященной 75-летию ДГСХА. - Махачкала, - 2007. - С. 370-373 (0,3 п. л./0,2 п. л.).
  19. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Специфика освоения античной науки Востока и Запада // Состояние, проблемы и перспективы развития межконфессиональных отношений на современном этапе: Материалы региональной научно-практической конференции. – Махачкала, 2007. - С. 20-23 (0,3 п. л./0,2 п. л.).
  20. Раджабов О.Р. Формирование механистической картины мира // Современные наукоемкие технологии. – М., 2007. - № 10. – С. 96-101 (0,5 п. л.).
  21. Раджабов О.Р. Зарождение биологической картины мира в антично­сти // Основные проблемы, тенденции и перспективы устойчивого развития сельскохозяйственного производства: Материалы Международной научно- практической конференции. - Махачкала: ДГСХА, 2006. - С. 170-172 (0,3 п. л.).
  22. Раджабов О.Р. Научное представление о формировании и эволюции земли // Основные проблемы, тенденции и перспективы устойчивого разви­тия сельскохозяйственного производства: Материалы Международной науч­но-практической конференции. - Махачкала: ДГСХА, 2006. - С. 172-174 (0,3 п. л.).
  23. Раджабов О.Р. Становление современной естественнонаучной кар­тины мира // Общественно-политический и научно-популярный жу рнал «Мысль». № 1. - Махачкала: Издательский дом «Эпоха»,  2006. - № 1. - С. 24-31 (0,5 п. л.).
  24. Раджабов О.Р. Основные положения современной естественнона­учной картины мира // Проблемы научного обеспечения изучения философии и истории естествознания в современных условиях: Материалы Межрегио­нальной научной конференции. - Армавир, 2006. - С. 93-99 (0,45 п. л.).
  25. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Современная естественнонаучная картина мира // Современные проблемы науки образования. - М., 2006. - № 1. - С. 45-46 (0,3 п. л./0,2 п. л.).
  26. Раджабов О.Р. Особенности в развитии современной науки // Современные проблемы науки образования. - М., 2006. - № 1. - С. 85-86 (0,3 п. л.).
  27. Раджабов О.Р. Современная естественнонаучная картина мира // Ислам и естествознание: Особенности взаимоотношения светского и религи­озного в восточной культурной традиции: Материалы межрегионального науч­но-практического семинара. - Махачкала: ДГТУ, 2004. - С. 15-18 (0,33 п. л.).
  28. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. О роли концепции современного мировоззрения в системе высшего образования // Концепции современного естествознания и его история: Тезисы первых Северо-Кавказских научных чтений. - Армавир, 2002. - С. 3-4 (0,2 п. л./0,1 п. л.).
  29. Раджабов О.Р. К вопросу формирования естественнонаучного ми­ровоззрения у студентов вузов // Вуз и АПК: задачи, проблемы и пути ре­шения: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. - Махачкала, 2002. - С. 420-422 (0,3 п. л.).
  30. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Антропный космологический принцип в современ­ном естествознании // Вестник Дагестанского государственного университета. – Махачкала, 2000. - Вып. 1. - С. 12-18 (0,4 п. л./0,3 п. л.).
  31. Раджабов О.Р., Гусейханов М.К. Диалектика естествознания и научно-технической революции. // Вестник Дагестанского государственного университета. – Махачкала, 2000. - Вып. 3. - С. 132-139 (0,5 п. л./0,3 п. л.).

Подп. к печ. 15.09.2011 Объем 2 п. л.  Зак. № 91 Тир. 100 экз.

  Типография МПГУ


1 Микешина Л.А. Детерминация естественнонаучного познания. - Л., 1977. - C. 7.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.