WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Кузьменко Григорий Николаевич

БАЗОВЫЕ АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ

В СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОМ ЗНАНИИ

Специальность 09.00.11 – социальная философия

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

доктора философских наук

Москва – 2010

Работа выполнена на кафедре социальной философии

Российского государственного социального университета

Научный консультант:  заслуженный работник Высшей школы РФ,

  доктор философских наук, профессор

  Ляшенко Виктор Петрович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Митрошенков Олег Александрович,

доктор философских наук, профессор

Лукьянов Анатолий Евгеньевич

доктор философских наук, профессор

Никитин Владислав Алексеевич

Ведущая организация: Военный университет МО РФ (г. Москва).

Защита состоится 17 февраля  2010 года в 14 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.341.01 по социологическим и философским наукам при Российском государственном социальном университете, по адресу: 129226, Москва, ул. Вильгельма Пика, д. 4, корпус 2, зал диссертационных советов.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Российского государственного социального университета (по адресу: 129226, г. Москва, ул. Вильгельма Пика, д. 4, корпус 3).

Автореферат размещен на сайте Российского государственного социального университета: http://www.rgsu.net

Автореферат разослан «___» _________ ______ года.

Ученый секретарь

диссертационного совета, к.с.н., доцент

                                       Долгорукова И.В.

I. Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Отечественное социально-философское исследование ценностной сферы социального бытия в последнее десятилетие (1999 – 2009 гг.) демонстрирует устойчивый рост теоретико-методологической и институциональной базы. Речь идет о выпуске статей и монографий, защите диссертационных работ аксиологического профиля, написании учебных и учебно-методических пособий и словарей, преподавании общих курсов в учебных заведениях, создании лабораторий, кафедр и других специализированных учебных и научных структур.

В месте с тем, следует отметить, что на периферии внимания ученых оказался такой важный ресурс повышения качества исследования ценностной сферы социального бытия, каким является анализ содержания самого социально-философского знания о ценностном. Слабо осмыслена структура этого знания, его взаимосвязь с другими отраслями философского знания. Фрагментарно изучена взаимосвязь социально-философских учений о ценностном с широким кругом внетеоретических представлений, определяющих, в той или иной мере, поведение человека. Ощущается дефицит методологических идей и концепций, позволяющих так организовать и презентовать накопленный массив социально-философского знания о ценностном, чтобы были выявлены логика и качественные этапы его развития.

Указанные проблемы характерны не только для отечественной, но и для мировой философской мысли. Их истоки, возможно, – в изначально узкой специализации теории ценностей, что связано с ее относительно поздним становлением в качестве теоретической дисциплины (конец XIX – первая половина XX вв.) и специфическим философским стилем мышления неокантианства и неопозитивизма, в рамках которых это становление, большей частью, происходило. В итоге приоритет теоретического осмысления ценностной сферы социального бытия получили его формальная и практическая стороны (определение ценности, ценностного субъекта и объекта, особенность ценностного познания, соотношение оценки и познания, определение степени интереса субъекта к объекту и т.д.). Наследие и современное состояние социально-философской рефлексии ценностного, как правило, привлекалось лишь в качестве иллюстрации или материала, который бы мог подтвердить или опровергнуть гипотезу. Методология исследования учений, концепций и идей ограничивалась дескрипцией и созданием специфических бинарных оппозиций (дихотомий).

Признание социально-философского знания о ценностном в качестве объекта изучения ведет к существенному и продуктивному расширению рамок исследования ценностной сферы социального бытия. Очевидна связь между уровнем эффективности такого исследования и методологическими инновациями, в частности, методом моделирования (который утвердился в качестве универсального метода социально-гуманитарных наук, но в рассматриваемой области научного знания практически отсутствует).

Важно отметить, что подобного рода исследования стимулируется не только интересами науки, но и вызовами извне. Мировое сообщество, выстраивающее общее культурное пространство, заинтересовано в понимании путей и форм универсализации организующих его ценностей, уникальных и универсальных сторон этих ценностей, мировоззренческих оснований того или иного ценностного конфликта или ценностной конвергенции. Эта заинтересованность отчетливо выражена в документах государственных и общественных структур: суверенными правительствами, межправительственными организациями, общественными и религиозными организациями и объединениями. Примером таких документов могут стать Декларация принципов толерантности ООН (1995 г.), Всеобщая декларация о культурном разнообразии ЮНЕСКО (1998 г.), Федеральная целевая программа Правительства РФ «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе» (2001–2005 годы), Декларация о правах и достоинстве человека РПЦ МП (2006 г.) и других. Ответ социальной философии на эти волнующие мировое сообщество вопросы был бы полноценен, если бы включал в себя анализ и рациональную организацию знания о ценностной сфере социального бытия.

Таким образом, исследование социально-философского знания о ценностном и моделирование результатов такого исследования является важным ресурсом повышения качества и статуса социально-философской теории. Оно способствует обогащению понятийного аппарата социальной философии, расширению ее методологической базы, усилению ее практического потенциала.

Степень научной разработки темы диссертации. Социально-философское познание ценностной сферы социального бытия опирается на развитую теоретико-методологическую базу. В ее основе – труды философов, для которых понятие ценности стало предметом целенаправленного философского исследования, которое привело к созданию отдельной философской дисциплины – аксиологии. Это теоретическое и методологическое наследие в контексте заявленной диссертантом темы имеет большое значение, так как оно представляет собой разного рода попытки структурирования, систематизации и презентации ценностей, в том числе, на уровне рефлексии социально-философского знания о ценностном.

К философам, творчество которых стало классикой теории и методологии ценностей, следует отнести немецкого мыслителя Р.Г. Лотце, который утвердил в середине XIX века понятие «ценность» в научном лексиконе (в качестве «репрезента» трансцендентного бытия), а также западноевропейских мыслителей конца XIX начала XX вв., в первую очередь, представителей неокантианства – Г. Когена, В. Виндельбанда, Г. Риккерта, Г. Шварца, философов-антропологов – М. Шелера, А. Галена, Э. Гартмана, Э. Шпрангера, В. Штерна.

В 40 – 80 гг. XX века в США и западной Европе в разработке методологии анализа ценностей приняли участие представители разных течений натурализма (Ч. Моррис), феноменологии (Дж. Мур, Е. Штрекер, П. Янсен, У. Клэсгес, К. Хельд) неотомизма (А. Никель, Ю.М. Бохенский), неопозитивизма (В. Крафт, Р. Перри, У. Франкена).

С конца 60-х годов XX века формируется и начинает активно разрабатываться теория и методология ценностей в рамках такого философского направления, как исторический материализм. Это происходит в странах восточной Европы (В. Брожик, М. Варош) и СССР (В.П. Тугаринов, О.В. Василенко, Б.А. Чагин, О.Г. Дробницкий).

Характерной чертой систематизации массивов философских учений, теорий и идей в трудах перечисленных исследователей является использование специфических бинарных оппозиций или дихотомий. А так как социальный аспект такого исследования имеет приоритет, независимо от интерпретации природы ценностей, указанные дихотомии принимаются основным принципом социально-философского анализа ценностного.

Западноевропейские и североамериканские мыслители используют такие методологические дихотомии как объективизм / субъективизм (Р. Лотце, Г. Коген, Г. Шварц), формализм / материализм (М. Шелер), эмпиризм / априоризм (М. Шелер, Э. Штрекер, П. Янсен, У. Клэсгес, К. Хельд), абсолютизм / релятивизм (М. Бохенский), натурализм / антинатурализм (Дж. Мур, В. Крафт, У. Франкена). Дихотомический принцип применяется и при анализе социально-философских учений о ценностном. Наиболее последовательно этот прием выражен в классическом для теории ценностей труде Р. Перри «Царство ценностей», подведшем своеобразный итог формированию теории ценностей как особой философской дисциплины. «Натурализм / антинатурализм», «реализм / ментализм», «когнитивизм / нон-когнитивизм», «эмпиризм / феноменология», «нормативизм / дескрипция» и т.д. – вот комплекс дихотомий, который, по мнению этого ученого, был использован философским сообществом для анализа социально-философских учений.

Отбирая и систематизируя социально-философские учения такого рода, западные мыслители не используют термин «модель». Не ставят они себе и задачу моделирования объектов своего исследования. Однако можно сказать, что специфическое понятие модели присутствует в научных трудах позитивистов: В. Крафта, Р. Перри и У. Франкены. Выделенные этими учеными в процессе систематизации дихотомии описывают аксиоматические посылки рассматриваемых учений. А это имеет отношение к особому пониманию модели в позитивном направлении философии, включающему в себя гипертрофию аксиоматизма и изоморфизма и отказ в научном познавательном значении наглядности моделей.

В этом случае условное признание ряда специфических антагонистических моделей, выявляемых в ходе аксиологического исследования социально-философского материала В. Крафтом, Р. Перри и У. Франкеной, позволяет обратить внимание на следующее важное обстоятельство. Речь идет о принципиальной ограниченности дихотомического подхода. Дихотомическое моделирование недиалектично, так как оно представляет собой простейший способ идентификации объектов, противопоставляющий их друг другу, но не раскрывающий полного спектра их связей, в первую очередь, исторических. В настоящей диссертационной работе отмечается, что для западной социально-философской мысли характерна вторичность проблемы закономерного исторического развития ценностных отношений (являющихся естественными объектами аксиологического моделирования). Мировоззренческий «политеизм», заявленный В. Дильтеем и М. Вебером еще в начале XX века и означающий абсолютизацию качества этапов развития культуры в ущерб их связям, доминирует и в современной философской литературе.

Отечественные ученые 60–80 гг. XX века также предложили дихотомический принцип в качестве ключевого метода исследования социально-философского знания о ценном: материализм (натуралистический и исторический) / идеализм (объективный и субъективный). Их восточноевропейские коллеги, кроме этой пары, активно использовали и уже упомянутые западные наработки. Моделирование социально-философского материала в трудах восточноевропейских и советских философов указанного периода не использовалось.

В западной социальной философии апогей интереса к аксиологической проблематике, выразившийся в количестве научных публикаций и мероприятий, пришелся на 50–60 гг. XX века (показательно, что на XIII Международном философском Конгрессе, состоявшемся в Мехико в 1963 г., центральными стали вопросы именно аксиологии).

В отечественной философии серьезный интерес к этой проблематике проявляется на рубеже XX–XXI вв. Социально-философской проблеме ценностного посвящены работы С.Ф. Анисимова, Г.З. Апресяна, А.А. Ивина, М.С. Кагана, А.М. Каримского, Н.П. Красникова, Л.И. Новикова, В.М. Межуева, А.В. Разина, Т.И. Пороховской, А.П. Огурцова, В.И. Толстых, Н.П. Шердакова, В.К. Шохина. Внимание современных отечественных исследователей сосредоточено, главным образом, на соотношении познавательных и ценностных моментов отношения к миру. В этом смысле показательны своеобразные идеалы научного исследования в философии науки, предложенные А.П. Огурцовым в качестве неотъемлемого элемента разных типов научной рациональности (спорно названные им «аксиологическими моделями»), этапы становления субъекта познания, предложенные А.А. Тихоновым, «аксиологические измерения эпистемологии» Л.А. Микешиной и другие. Гораздо реже речь идет о разных аспектах эволюции ценностного, исследуемых в более широком социально-философском контексте. Тогда исследователи, предлагая свои классификации: «историософские парадигмы» (С.В. Мельникова), «этико-исторические системы» (Т.А. Горелова), «культурно-исторические типы» (В.В. Кортунов), и другие – объединяют анализ ценностей как таковых и их философскую рефлексию на разных этапах истории.

Особый интерес с точки зрения исторического анализа ценностного вызывают работы С.Ф. Анисимова, Л.Н. Столовича и В.К. Шохина, которые проводили специальный анализ социально-философских учений мыслителей разных эпох.

Во «Введении в аксиологию» С.Ф. Анисимова дан краткий исторический экскурс. Автор избегает выдвижения собственных аксиологических классификаций. С.Ф. Анисимов сознательно ограничивает свою задачу перечислением «когда, кем и какие аксиологические идеи выдвигались» в Античности, Средневековье, в период Возрождения и Нового времени. Исследователь признается, что в условиях плюрализма оснований для систематизации предпочитает исторические «факты парадигмам».

Схожим путем следует Л.Н. Столович. В своем труде «Красота, добро, истина. Очерк истории эстетической аксиологии» он делает обширные ссылки на мыслителей, уделявших внимание аксиологической проблематике, начиная с легендарных авторов Упанишад и Дао де цзин. Говорить о какой-либо иной содержательной систематизации, кроме хронологической, в данном случае также не приходится.

Иную методологическую позицию в своем исследовании занимает В.К. Шохин (в частности, в работе «Философия ценностей и ранняя аксиологическая мысль»). Его принципиальная установка – «концептуальный анализ истории освоения ценностного мира». Результатом проведенного ученым исследования, однако, стало уже традиционное для теории ценностей обоснование методологических дихотомий при анализе социально-философской рефлексии ценностного. Автор упоминает две дихотомии: объективизм / субъективизм и натурализм / антинатурализм, с последующим изучением их внутренней динамики и обоснованием своих предпочтений. Таким образом, вместо раскрытия закономерной эволюции представлений о ценностном, исследование Шохина привело к раскрытию ценностных констант, восстанавливающихся каждый раз в трудах мыслителей разных эпох «по небезызвестной траектории вечного возвращения» (что и предполагалось автором в качестве цели). При этом, хотя Шохин и использует термин «модель», моделирование как специфический метод отсутствует. Во-первых, моделирование анализируемого материала как таковое не входило в задачу проводимого им исследования. Во-вторых, содержание понятия «модель» в этой работе настолько расширено (фактически речь идет о теоретической установке), что делает невозможным его использование в качестве эффективного инструмента познания.

Рассмотрение степени научной разработанности темы диссертации позволяет сделать следующие выводы. В трудах зарубежных и отечественных философов количество исследований, в которых социально-философское знание о ценностном является предметом специального анализа, крайне мало и они играют второстепенную, вспомогательную роль. Моделирование объектов, выявляемых при таких исследованиях, специально не проводилось. Отсюда и отсутствие соответствующих классификаций моделей, начиная с фундаментальных, то есть с тех моделей, на базе которых разворачиваются модельные ряды, конкретизирующие содержание предмета исследования. Как результат – дефицит новых существенных научных результатов в этой области, а в конечном итоге – открытый вопрос завершения исследовательского цикла.

Усилиями научного сообщества накоплен и систематизирован значительный материал, способствующий моделированию социально-философского знания о ценностной сфере социального бытия, созданы все необходимые условия для постановки и успешного решения этой научной проблемы. Этим обусловлены выбор темы, объекта, предмета, цели и задач работы.

Объектом исследования стало социально-философское знание о ценностной сфере социального бытия.

Предметом исследования выступают базовые аксиологические модели в социально-философском знании как способ изучения типов ценностных отношений, выделяемых в социально-философском знании.

Целью исследования, предпринятого диссертантом, является разработка понятия, морфологии и типологии базовых аксиологических моделей в социально-философском знании.

Достижение поставленной цели вводит в современную социальную философию эффективный теоретико-методологический инструмент, позволяющий полноценно раскрыть содержание ценностных интерпретаций социального бытия.

Для реализации поставленной цели необходимо решение следующих задач:

- провести критический анализ методологии исследования социально-философского знания о ценностной сфере социального бытия в трудах зарубежных и отечественных философов;

- провести содержательную коррекцию теоретико-методологического аппарата социальной философии и теории ценностей;

- определить критерии типологизации ценностных отношений на основе анализа социально-философского знания о ценностной сфере социального бытия;

- разработать понятие «типа ценностного отношения» и показать его роль для базового аксиологического моделирования;

- дать определение понятию базовой аксиологической модели в социально-философском знании, сформулировать ее характерные черты, провести анализ ее структуры;

- выявить типы ценностных отношений в процессе исследования социально-философского знания о ценностной сфере социального бытия;

- осуществить моделирование выявленных типов ценностных отношений в социально-философском знании;

- обосновать на основе анализа эволюции типов ценностных отношений историческую последовательность базовых аксиологических моделей в социально-философском знании.

Теоретико-методологическую базу исследования представляет аксиологическая составляющая социально-философских учений, идей и принципов классиков мировой и отечественной философской мысли (в первую очередь, Платона, Аристотеля, Бл. Августина и других отцов церкви, М. Лютера, Т. Гоббса, И. Канта, Г. Гегеля, О. Конта, К. Маркса, С. Кьеркегора, Ф. Ницше, Вл. Соловьева, М. Вебера, В.И. Ленина, М. Хайдеггера, Л. Витгенштейна, А. Камю и других), а также теоретических и логико-методологических концепций современных социальных философов (С.С. Аверинцева, Р. Арона, С.В. Анисимова, И. Валлерстайна, П.П. Гайденко, Г. Гарфинкеля, А.А. Гусейнова, А.Л. Доброхотова, О. Г. Дробницкого, В. Крафта, В.А. Лекторского, А.Ф. Лосева, Р. Перри, К. Поппера, В.С. Степина, В.К. Шохина, У. Франкены, М. Фуко и др.).

Методологические принципы построения и анализа моделей в социально-гуманитарном знании опирались на работы В.А. Абышева, Б.В. Бирюкова, В.Г. Виноградова, Дж. Клира, А.В. Кацуры, И.Н. Моисеева, А. Робинзона, В.Д. Чарушникова, В.А. Штоффа.

В диссертационном исследовании применены системный, структурно-функциональный, деятельностный, антропологический, нормативный и аксиологический подходы в сочетании с диалектическим, историческим и аксиоматическим методами.

Системный подход используется для того, чтобы, моделируя типы ценностных отношений, обнаруживаемых в результате аксиологического исследования социально-философской мысли, выявить их природу и определить основные виды связей между ними.

Структурно-функциональный подход использован для описания ценностных структур в социально-философском знании, функций элементов этих структур в целях реализации требований полноты знаний об объекте исследования.

Деятельностный подход позволяет исследовать основу ценностного объяснения и конструирования социально-философского знания в контексте ценностных установок и ориентаций социальных субъектов, понять антагонизм или гармонию интересов, увидеть внутреннюю динамику значений объектов в контексте жизнедеятельности.

Антропологический подход позволяет ввести в качестве определяющего критерия сущности ценностей и их типологии человеческое измерение.

Нормативный подход позволяет учитывать роль социальных норм и институтов в формировании представлений о ценном, а аксиологический – максимально полно раскрыть содержание рассматриваемых в ходе диссертационного исследования ценностей.

Диалектический и исторический методы применяются в связи с тем, что моделируемые типы ценностных социальных отношений изменяются во времени, что позволяет фиксировать качественные изменения их состояний.

Используемый в исследовании аксиоматический метод позволяет произвести анализ аксиоматических посылок для моделирования типов ценностных отношений, которые обнаруживаются в результате исследования социально-философской мысли о ценностной сфере социального бытия.

Научную новизну исследования составляют следующие результаты:

  • Произведен критический анализ современного состояния и перспектив аксиологического моделирования в социально-философском знании.
  • Дополнен и содержательно уточнен теоретико-методологический аппарат социальной философии, позволяющий провести полноценное аксиологическое моделирование в социально-философском знании.
  • Доказано, что объектом базового аксиологического моделирования является тип ценностного отношения. Раскрыто понятие типа ценностного отношения, обнаруживаемого в результате исследования философских рефлексий ценностного аспекта социального бытия. Выделен критерий типа ценностного отношения – природа субъекта ценностного отношения.
  • Рассмотрено понятие базовой аксиологической модели в социально-философском знании. Показано, как базовая аксиологическая модель в социально-философском знании может представлять тип ценностного отношения.
  • Определены основные элементы базовой аксиологической модели в социально-философском знании: природа субъекта ценностного отношения, субъект и объект ценностного отношения. Показан характер связей этих элементов.
  • В ходе анализа социально-философского знания о природе субъекта ценностного отношения произведена типология ценностных отношений. В результате исследования интерпретаций мыслителей значимых для человека социальных процессов и явлений раскрыта специфика содержания каждого из типов.
  • Осуществлено авторское моделирование типов ценностного отношения, результатом которого стали, соответственно – пантеистическая, монотеистическая, атеистическо-материалистическая, экзистенциальная, позитивистская модели в социально-философском знании. Раскрыто специфическое содержание элементов каждой базовой модели и характер связей этих элементов.
  • Проанализированы генетические связи выявленных типов ценностного отношения в ретроспективе социально-философской мысли. На основе проведенного анализа субординированы базовые аксиологические модели в социально-философском знании, что расширяет возможности методологии социального познания и социального прогнозирования.

Основные положения, выносимые на защиту, и их обоснование:

1. Исследования социально-философских идей, концепций и учений о ценностной сфере социального бытия сталкиваются на современном этапе с проблемами теоретико-методологического характера, что негативно влияет на их продуктивность. Причины указанных проблем – в относительно позднем становлении теории ценностей как теоретической дисциплины и неокантианском стиле философского мышления (априоризм), в рамках которого это становление происходило. В качестве оптимального метода исследования был изначально предложен и впоследствии получил распространение метод бинарных оппозиций или дихотомий, отодвигающий принцип историзма на второй план. Формально близкий к этому антиисторический подход был продемонстрирован представителями феноменологии и экзистенциализма, а также неопозитивизма, принципиально использующий дескриптивные методы исследования. Не был в полную силу задействован при исследовании аксиологических теорий и потенциал отечественной социальной философии, заинтересовавшейся этой проблемой только в 60 гг. XX века и объективно отстающей в ее разработке в условиях идеологических ограничений. В результате на современном этапе остро ощущается дефицит качественного инструментария, позволяющего проводить полноценное научное исследование социально-философских учений, посвященных ценностной сфере социального бытия.

2. Для разработки методологии формирования базовых аксиологических моделей социально-философского знания необходима содержательная оптимизация, а при необходимости и модернизация категориального аппарата социальной философии и аксиологии. Речь идет, в первую очередь, об уточнении содержания понятия «ценность», претерпевающего в последнее время неоправданное расширение объема и, соответственно, инфляцию философского смысла, а также понятия «модель», так как философская традиция его употребления достаточно широка. Важно уточнение таких понятий как: «природа субъекта ценностного отношения» (в качестве существенной характеристики субъекта, детерминирующей его ценностное отношение к объектам и определяющей его выбор между ними); «система ценностей» (в качестве целостной иерархии значений объектов, которые обусловлены природой субъекта) и других.

3. Ключевым понятием исследования социально-философского знания о ценностной сфере социального бытия является понятие «тип ценностного отношения». Ценностное отношение отражает специфическую связь между субъектом и имеющим для него значение объектом и позволяет максимально полно выявить то содержание ценностей, которое в него вкладывают авторы. Критерием, на основании которого в социально-философском материале осуществляется типизация ценностных отношений, является природа субъекта нравственного отношения. Этот критерий представляется сущностным: именно природа субъекта ценностного отношения обуславливает потребность субъекта в объекте, придает объекту значение.

4. Повышение эффективности социально-философского исследования ценностного аспекта социального бытия связано с разработкой понятия «базовая аксиологическая модель в социально-философском знании». Раскрывая значение этого понятия, следует указывать на то, что оно специфически презентует результаты аксиологического исследования социально-философской мысли. Базовая аксиологическая модель наглядно воспроизводит результаты исследования типов субъект-объектных ценностных отношений, которые обнаруживаются в социально-философском знании. Базовая аксиологическая модель в социально-философском знании идеальна по способу построения и может быть символически описана, она теоретична по уровню формализации, структурно-функциональна по характеру воспроизводства моделируемого объекта. Указанная модель является основой для создания других видов аксиологических моделей, конкретизирующих содержание предмета исследования.

5. При анализе социально-философского знания ценностной сферы социального бытия выявляются типы ценностного отношения, которые могут:

а. определяться природой субъекта ценностного отношения как безличной (божественной) субстанции.

б. детерминироваться природой субъекта нравственного отношения, как волей личного и надмирного Бога.

в. вытекать из естественной природы субъекта нравственного отношения, выражающего сущность субъекта ценностного отношения в объективной структуре мира – природе или обществе (как специфической части природы).

г. быть связанными с личностной (экзистенциальной) природой субъекта ценностного отношения.

д. детерминироваться специфическим волюнтаризмом субъекта ценностного отношения в отсутствие объективного знания о собственной природе.

6. Моделирование указанных типов ценностного отношения, обнаруженных в процессе исследования философских рефлексий ценностной сферы социальной реальности, позволяет выделить следующие базовые аксиологические модели в социально-философском знании:

  • пантеистическую аксиологическую модель;
  • монотеистическую аксиологическую модель;
  • атеистическо-материалистическую аксиологическую модель;
  • экзистенциальную аксиологическую модель;
  • позитивистскую аксиологическую модель.

7. В настоящее время все рассмотренные типы ценностного отношения воспроизводятся в мировой социально-философской мысли. Однако существует их историческая связь, что позволяет утверждать закономерную эволюцию социально-философского знания о ценностной сфере социального бытия. Отражающие эту эволюцию базовые аксиологические модели в социально-философском знании находятся в генетической связи друг с другом.

Теоретическая и практическая значимость исследования и его апробация. В научно-теоретическом плане основные положения и выводы диссертации способствуют успешному проведению обобщающих исследований в области социальной философии. Разработанные в диссертационном исследовании понятие, морфология и типология базовых аксиологических моделей в социально-философском знании позволяют реализовать специфичный и эффективный способ презентации результатов исследования, раскрывающего стандарты ценностной интерпретации явлений действительности в процессе их социально-философского осмысления. Эти разработки позволяют на новом теоретико-методологическом уровне раскрыть содержание философских рефлексий ценностного аспекта деятельности человека, позволяют глубже понять ценностное содержание современного этапа развития мировой культуры.

Содержание и выводы работы могут быть использованы в разработке специальных курсов по социальной философии, истории философии, философской теории ценностей, философии культуры, философской и культурной антропологии и других (отдельные темы – при подготовке общего вузовского курса философии).

Выводы работы могут привлекаться как в теоретико-методологическом, так и практическом отношении при разработке концепций развития мировой цивилизации, осмыслении проблем ее исторической судьбы, анализе мотиваций деятельности современного человека, места и роли гуманистических ценностей в социальном гомеостазисе, «конфликта» ценностей в мировой культуре и вариантов его решения.

Апробация диссертационной работы. Основные положения диссертации апробированы автором в докладах и выступлениях на ежегодных научных чтениях, конференциях, международных конгрессах и круглых столах (2002–2009 гг.). Среди них: II Международный социальный конгресс «Россия в системе глобальных социальных координат» (ноябрь 2002 г., Москва); III Международный социальный конгресс «Глобальная стратегия социального развития России: социальный анализ и прогноз» (ноябрь 2003 г., Москва); IV Международный социальный конгресс «Социальная парадигма развития России: возможные модели социальной модернизации» (ноябрь 2004 г., Москва); V Международный социальный конгресс «Социальная модернизация России: итоги, уроки, перспективы» (ноябрь 2005 г., Москва); VI Международный социальный конгресс «Глобализация: настоящее и будущее России» (ноябрь 2006 г., Москва); XII Всероссийский социально-педагогическом конгресс «Современное социальное образование: опыт и проблемы модернизации» (июнь 2007 г., Москва); XIII Всероссийский социально-педагогический конгресс «Социальное образование и кадровое обеспечение социальной сферы» (июнь 2008 г., Москва); II съезд союза социологов России (июнь 2008 г. Москва);

Материал работы использовался автором в процессе преподавания курсов «История философии», «Основы философии», «Философия», «Этика» и «Религиоведение» студентам РГСУ, на методологических семинарах кафедры философии РГСУ.

Основные положения и выводы по теме диссертационного исследования отражены в публикациях автора общим объемом 35,3 п. л.

II. Структура и основное содержание диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы, включающего 245 наименований.

Во введении обосновывается актуальность темы, показывается степень ее разработанности, определены цель и задачи исследования, его предмет и объект, отражены теоретико-методологическая база, научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования.

Первая глава «Понятие базовой аксиологической модели в социально-философском знании» – состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Теоретико-методологические основания введения понятия «базовая аксиологическая модель в социально-философском знании» в словарь социальной философии» дан критический анализ современного состояния и перспектив систематизации социально-философской мысли о ценностной сфере социального бытия в зарубежной и отечественной философии. Исследование ценностного аспекта деятельности человека стало философской новацией неокантианства в конце XIX века. Представители этого направления (Р.Г. Лотце, Г. Коген, В. Виндельбанд, Г. Риккерт, Г. Шварц и другие) на первый план аксиологического исследования выдвинули принцип априоризма, сознательно оппонируя другим точкам зрения в социально-философской мысли. По мнению философов, природный, социальный или иной статус ценностей не играет существенной роли в их бытии. Ценности онтологичны, они не выводимы из, например, социального опыта, их подлинное содержание не зависит от исторического контекста. Это оказало влияние на теоретико-методологический аппарат, связанный с аксиологическим анализом социально-философских текстов. В качестве оптимального метода исследования социально-философских учений о ценном был предложен и впоследствии получил распространение метод бинарных оппозиций или дихотомий (объективизм / субъективизм, эмпиризм / априоризм и другие), существенно ограничивающий рассмотрение генетических (по сути, исторических) связей между противопоставляемыми сторонами. Формально близкий к этому антиисторический подход был продемонстрирован представителями феноменологии (Э. Штрекер, П. Янсен, У. Клэсгес, К. Хельд) и экзистенциализма (К. Ясперс, М. Хайдеггер, Ж.-П. Сартр), призвавших к «деобъективации» ценностей и вычленению их из меняющегося социального контекста. Этот подход предопределил дихотомию как принцип экзистенциального анализа социально-философских трудов о ценностной сфере социального бытия. Промежуточный итог развитию аксиологии был подведен в середине XX века в фундаментальных трудах В. Крафта, Р. Перри и У. Франкены, также ограничивших комплексное исследование социально-философского материала, но уже на других основаниях. Указанные мыслители, принадлежа к направлениям неопозитивизма, отказали важнейшему социально-философскому принципу историзма (в их терминологии – «историцизму») в научности и сделали упор, в первую очередь, на дескриптивных методах исследования ценностного аспекта социальной деятельности. Отсюда – предельный формализм при анализе ими социально-философских рефлексий. Не был в полную силу задействован при исследовании аксиологических теорий и потенциал отечественной социальной философии, заинтересовавшейся этой проблемой только в 60-х гг. XX века и объективно отстающих в ее разработке в условиях идеологической цензуры. В результате указанного дефицита внимания к анализу философских текстов о ценностной сфере социального бытия на современном этапе остро ощущается недостаточность теоретико-методологического инструментария, позволяющего проводить полноценное научное исследование.

Во втором параграфе – «Базовая аксиологическая модель в социально-философском знании: ее объект, категориальный аппарат и основные характеристики» – рассматриваются теоретико-методологические основания модернизации инструментария аксиологии, проводится необходимое для заявленного автором исследования уточнение содержания понятий, традиционных для исследования ценностной сферы социального бытия. Речь идет, в первую очередь, об уточнении содержания понятия «ценность», превратившегося, по справедливому замечанию В.К. Шохина (в работе «Философия ценностей и ранняя аксиологическая мысль»), «из термина теоретической рефлексии в «знаковое» слово обыденного языка». В философии с ее характерным теоретическим плюрализмом нет единого общепринятого содержательного определения понятия ценности. Существуют, например, натуралистические (гетерономные), нон-натуралистические или интуиционистские (автономные), нон-когнитивистские (субъективистские) и другие определения ценности. Однако с формальной точки зрения, такое определение возможно и необходимо. Диссертант в своих рассуждениях определяет ценность как значение, которое имеет объект для субъекта. Ценность объекта ценностного отношения (предмета или явления) обусловлена природой субъекта этого отношения (человека или социальной группы). Поэтому понятие ценности тесно связано с философскими понятиями цели, потребности, интереса и т.д.

Также во втором параграфе получили аргументированные определения ряд ключевых понятий настоящего исследования. К ним относятся: «система ценностей» (целостная иерархия значений объектов, которые обусловлены природой субъекта); «ценностное отношение» (специфическая связь между субъектом и имеющим для него значение объектом), «природа субъекта ценностного отношения» (существенная характеристика субъекта, детерминирующая его ценностное отношение к объектам и определяющая его выбор между ними) и другие.

Особое внимание уделено понятию «тип ценностного отношения». В настоящем диссертационном исследовании тип ценностного отношения выбран объектом аксиологического моделирования, так как он позволяет максимально полно выявить то содержание ценностей, которое в него вкладывают авторы разных социально-философских взглядов. Критерием, на основании которого в социально-философском материале осуществляется типизация ценностных отношений, стало представление мыслителей о природе субъекта нравственного отношения. Этот критерий представляется сущностным: именно природа субъекта ценностного отношения обуславливает потребность субъекта в объекте, а, следовательно, делает объект ценным, придает ему значение. Следует отметить, что впервые о ценностных типах высказался М. Вебер. В отличие от «вечных ценностей» Риккерта, Вебер трактует ценность как интерес исторической эпохи. Это не частный интерес индивидуума, но и не вечный (неизменный) интерес, к которому апеллируют неокантианцы. Такой подход и позволяет ученому говорить о типе, а при использовании теоретических способах выражения – об «идеальном типе». Соглашаясь логикой типизации Вебера, диссертант акцентирует внимание на том, как природа ценностного субъекта в понимании мыслителей разных исторических эпох детерминирует потребности этого субъекта. На основе таких представлений и формируются типы субъект-объектных ценностных отношений. Ставя вопрос о предельной природе субъекта ценностного отношения, мы видим, как тот или иной мыслитель решает проблему бытия этого субъекта, по сути, онтологическую проблему.

Во втором параграфе уточняется также понятие «модели», дается определение «аксиологической модели в социально-философском знании» и «базовой аксиологической модели в социально-философском знании».

Философская традиция употребления понятия «модель» (от лат. «modulus» - «образец», ранее – «мера») достаточно широка, и его значение является предметом дискуссии. У исследователей возникает соблазн свести его содержание к содержанию таких понятий как теория, архетип, универсалия, парадигма и других. Об этой дискуссии, в частности, пишет В.А. Штоф в своей работе «Моделирование и философия». Диссертант придерживается той точки зрения, согласно которой модель является объектом, реализующим утверждения теории. В модели наглядно воспроизводится сущность предмета, выявленная в процессе его научного исследования. Модель есть зримый результат сложного процесса теоретизирования и подтверждения гипотезы исследования.

Аксиологическая модель в социально-философском знании специфически воспроизводит ценностные отношения, которые обнаруживаются при исследовании  социально-философского знания о ценностном.

Базовая аксиологическая модель в социально-философском знании специфически воспроизводит результаты исследования типов ценностных отношений. Давая общую характеристику базовой аксиологической модели в социально-философском знании, диссертант отмечает, что эта модель идеальна по способу построения и может быть символически описана, что она теоретична по уровню формализации, структурная по характеру воспроизводства моделируемого объекта. Описывая структуру этой модели, следует выделить три ее основных элемента. Первый соответствует природе субъекта нравственного отношения. В зависимости от ценностных установок эта природа может обнаруживаться мыслителями разных исторических эпох в природной стихи, мировом мышлении, Боге, обществе, личности человека и т.д. Второй элемент соответствует субъекту нравственного отношения, выбранного мыслителем в качестве приоритета: коллективному (семья, церковь, трудовой коллектив и т.д.) и / или индивидуальному (дух, личность, человек и т.д.). Третий элемент соответствует объекту нравственного отношения, в качестве которого выступают процессы и явления различного качества (природного, социального, личного и т.д.). В настоящем исследовании в качестве маркеров объекта ценностного отношения выступают такие значимые для человека процессы и явления, как жизнь, смерть и бессмертие, природный и социальный порядок, здоровье, счастье, знание, труд, богатство, творчество и др. Принципиальным условием моделирования является установление связей между указанными элементами. Такие связи выявляются в рамках анализа субъект-объектного ценностного отношения. Оценка качества этих связей может быть позитивной, нейтральной или негативной.

После формального определения ключевых понятий, логичным становится исследование их конкретно-исторического содержания. Эта процедура позволяет выйти за рамки традиционной теоретико-методологической дихотомии и решить проблему закономерного развития содержания ценностей в социально-философском знании.

Глава вторая «Традиционные базовые аксиологические модели в социально-философском знании» – состоит из двух параграфов и содержит анализ двух базовых аксиологических моделей (пантеистической, монотеистической), которые выделяются при исследовании трудов мыслителей, признающих «потустороннюю» (божественную) природу субъекта ценностного отношения.

В первом параграфе – «Пантеистическая система ценностей, тип ценностного отношения и базовая аксиологическая модель» – рассматриваются мировоззренческие и общефилософские условия для формирования пантеистического типа ценностного отношения. Этот тип ценностного отношения основывается на представлении о природе субъекта ценностного отношения как безличной – природной или умопостигаемой (но в любом случае – божественной, потусторонней) – субстанции.

Содержание ценностей в рамках этого типа сориентировано на установление и поддержание прямой или опосредованной связи человека (общества) с безличным первоисточником. Постулат о сущностном тождестве микро и макрокосмоса позволяет принять данный порядок мирового и социального устройства как оптимальный способ бытия. В то же время божественность природных и социальных законов, обосновывает иерархичность и традиционализм общественной жизни. Пантеизм утверждает высокую степень гармоничности бытия, в первую очередь социального бытия человека. Неудовлетворенность, тем более, бунт против этой гармонии нравственно не оправданы и лишены ценностного содержания. Высокий ценностный статус имеет  истина, но истинное познание понимается как мистическое (или мистическо-рациональное) самопознание, раскрывающее универсальное (божественное) в отдельном индивиде и связанное с нравственным совершенствованием. Познание божественного в себе гораздо выше по статусу познания мира. В отличие от последнего, оно предполагает и блаженную вечную жизнь. Ведь совершенный первоисточник находится в блаженном покое, следовательно, и приближение к нему нравственного человека вызывает соответствующее состояние. Счастье есть свидетельство праведной жизни: от чувственного удовольствия на натурфилософском этапе, до интеллектуального на стадии зрелого идеализма.

Постулируемое сущностное тождество «микро- и макрокосмоса» позволяет понять и принять порядок мирового и социального устройства в качестве оптимальный способа их бытия, увидеть в разнообразных мистических практиках, раскрывающих универсальное в индивиде, ценность истинного познания и нравственного совершенствования.

Пантеистическая аксиологическая модель в социально-философском знании презентует тип ценностного отношения, который исходит из представления о природе субъекта ценностного отношения как безличном потустороннем абсолюте. Она состоит из трех элементов: ценностно-позитивной природы субъекта ценностного отношения (природного или сверхприродного безличностного божества), субъекта ценностного отношения (интегрированного частью в божество, частью – в мир) и ценностно-нейтрального объекта ценностного отношения (мир).

Пантеистический тип ценностных отношений и соответствующую систему ценностей продуцируют большинство учений Древности, некоторые философские учения европейских Средних веков (мистические учения Псевдо-Ареопагита, Эриугены, Давида Динанского, Экхарта Мейстера), пантеистические учения эпохи Возрождения, которая ясно позиционирует себя в качестве наследника античной традиции (Николай Кузанский, Б. Телезио, Ф. Патрици, Дж. Бруно, Я. Беме), Нового времени (Б. Спиноза, Ж. Руссо, В. Гете, А. Шопенгауэр, Г. Шеллинг, Г. Гегель). В конце XIX и в XX вв. речь идет об учениях Р. Эмерсона, представителей «философии целостности» (холизма) Я. Смэтсона, А. Майер-Абиха.

После Второй мировой войны интерес к древним пантеистическим учениям Востока (версии суфизма, индуизма, буддизма) стимулировал массовое развитие «нью-эйджа». Социально-философская концепция «нью-эйджа» и подобных ему направлений социальной практики разрабатывалась с 1970-х гг. такими мыслителями, как Р.Дасс, Дж. Лилли, Ф. Капра, С. Гроф, Е. Ласло, П. Рассел, К. Роджерс, Дж. Лавлок, Х. Хендерсон и другие. В СССР и РФ – П. Бурлан, В. Майков, Л. Тетерников и другие.

Во втором параграфе – «Монотеистическая система ценностей, тип ценностного отношения и базовая аксиологическая модель» – рассматривается тип ценностного отношения, который опирается на представление о природе субъекта нравственного отношения, как воле личного и надмирного Абсолюта.

Воля Бога, как правило, выражена в социально приемлемой форме, в виде религиозных, религиозно-нравственных, религиозно-правовых норм детально регламентирующих жизнедеятельность человека в обществе. В них реализован определенный социальный стандарт. Но специфика регуляции, с точки зрения монотеистического мировоззрения заключается в том, что личная воля Бога по определению изменчива и конкретна. Отсюда институт пророков и уникальная возможность личного, глубоко интимного опыта общения верующего с Богом. Ценность мирового и социального порядка обусловлена связью с чудесным божественным творчеством. Чудесное, алогичное, не ограниченное материальным фактором, божественное творчество устанавливает в мире гармонию. В социальной иерархии также проявляется божественная воля: «нет власти не от Бога». Ценность истинного знания в рамках монотеизма связана с благодатью Откровения и имеет нравственный подтекст. Несоизмеримость Бога и человека делает проблематичным самостоятельное моральное творчество. Отсюда и ригоризм, и специфическое, со временем закономерно эволюционирующее (например, в рамках христианства: от раннего аскетического идеала к протестантскому утилитаризму) представление о ценности «земной» жизни, счастья, здоровья и богатства.

Монотеистическая аксиологическая модель презентует тип ценностного отношения, который исходит из представления о природе субъекта ценностного отношения как воле личного Абсолюта. Она состоит из трех элементов: ценностно-позитивной природы субъекта ценностного отношения (воля сверхприродной божественной Личности), ценностно-позитивного или ценностно-негативного субъекта ценностного отношения (в зависимости от восприятия божественного требования) и ценностно-нейтрального объекта ценностного отношения (мир).

Монотеистический тип ценностного отношения и соответствующую систему ценностей продуцируют учения христианской патристики (Ориген Александрийский, Василий Великий, Григорий Нисский, Тертуллиан, Иероним, Бл. Августин), учения исламского (Ал Газали, Ибн Сина, Ибн Рушд), византийского (Иоанн Дамаскин, патриарх Фотий, Лев Математик, Михаил Пселл, Иоанн Итал) и западноевропейского (представители Шартра, Абеляр, Бернард Клервосский, Фома Аквинский, Дунс Скот) богословия Средних веков, раннего Нового времени (Ф. Суарес, М. Лютер, Ж. Кальвин). В конце XIX в. - начале XX вв. труды православной философской мысли в России (В. Соловьев, П. Флоренский), католической и протестантской философской мысли (Тейяр де Шарден, Г. Веттер, Ю. Бохеньский, К.Х. Нибур, Л. Стурцо, Д. Бонхёффер, К. Барт).

В современном мире и России позиции монотеистического мировоззрения достаточно прочные. Существует так называемая христианская, исламская, иудаистская социальная философия и наука (А. Уайльер-Смит, Д. Гиш, Ибрагим аль-Хайдари, О.В. Петренко, Д. Зворькин). Активно проводятся круглые столы, создаются тематические интернет-порталы (www. christsocio.info, www.soctheol.ru,  www.creation.webzone.ru www.ru.chabad.org. www.islam.com.ua и другие), издается специализированная философская литература.

Третья глава «Посттрадиционные базовые аксиологические модели в социально-философском знании» – содержит содержательный анализ трех базовых аксиологических моделей (атеистическо-материалистической, экзистенциальной, позитивистской), которые выделяются при исследовании трудов мыслителей, отказывающих «божественному» в объективности и предлагающих иную природу субъекта ценностного отношения.

В первом параграфе – «Атеистическо-материалистическая система ценностей, тип ценностного отношения и базовая аксиологическая модель» – рассматривается тип ценностного отношения, который опирается на представление о естественной природе субъекта нравственного отношения, обнаруживая сущность субъекта ценностного отношения в объективной структуре мира – природе или обществе (как специфической части природы).

Отсутствие трансцендентного измерения обеспечивает специфику содержания рассматриваемых ценностей, а также их иерархическую субординацию. Главенствуют те ценности, которые способствуют интеграции в природный и социальный миры. Статус «социального» чрезвычайно высок, так как именно социализация воспринимается основой духовного развития. Отсюда внимание к структуре общества и процессам в нем происходящих, поиск закономерностей в его эволюции. Именно в контексте материалистических воззрений на общество удалось оценить значение экономического базиса, соотнести моральные идеи и ценностные отношения с экономикой. Истина, в рамках данного мировоззрения, имеет выраженный корреспондентский характер и большую практическую значимость. Абсолютной истины не существует, так как не существует абсолютного субъекта. Иное дело, накопление относительных истин в процессе развития человечества.  Трагизм человеческого существования, потерявшего свое потустороннее измерение, компенсируется его полноценной реализацией в этом мире. Как результат, характерные для атеистического материализма моральные стратегии: гедонизм и эвдемонизм, героизм, высокая социальная активность.

Атеистическо-материалистическая аксиологическая модель презентует тип ценностного отношения, который исходит из обнаружения природы субъекта ценностного отношения в объективной структуре мира – природе или обществе. Она состоит из двух элементов: ценностно-позитивной природы субъекта ценностного отношения (природы и / или общества), совпадающей с объектом ценностного отношения, и субъекта ценностного отношения. Последний может быть двух модусов, в зависимости от знака восприятия им природных и / или социальных законов. Если природные и / или социальные законы этим субъектом принимаются, то его модус ценностно-позитивен, если нет, то его модус ценностно-негативнен.

Атеистическо-материалистический тип  ценностных отношений и соответствующую ему систему ценностей продуцируют учения французских и немецких материалистов XVIII – XIX вв. (П. Гольбах, К. Гельвеций, Л. Бюхнер, Л. Фейербах), русских революционных демократов XIX в. (С. Нечаев, Н. Чернышевский), анархо-коммунистов (М. Бакунин, П. Кропоткин, К. Кафиеро), представителей диалектического и исторического материализма: во 2-й половине XIX века (К. Маркс, Ф. Энгельс, В. Плеханов), в 1-й половине XX века (К. Каутский, Р. Люксембург, В. Ленин, Д. Лукач, А. Грамши) и его ответвлений: еврокоммунизм (С. Каррилье, Э. Берлингауер), структуралистский марксизм (Л. Альтюссер), фрейдо-марксизм (Г. Маркузе, В. Райх), неомарксизм (И. Валлерстайн, С. Амин), постмарксизм (Б. Кагарлицкий, И. Мессарош, Ш. Муфф) и другие направления.

Во втором параграфе – «Экзистенциальная система ценностей, тип ценностного отношения и базовая аксиологическая модель» – рассматривает тип ценностного отношения, который опирается на представления о личностной природе субъекта ценностного отношения.

В экзистенциальной социально-философской мысли речь идет о признании личности в качестве истинного бытия (и, соответственно, о плюрализме как онтологическом принципе). Исходя в своих рассуждениях из парадоксального приоритета индивида над родом, сторонники этого взгляда постулируют бескомпромиссный ценностный конфликт личности (личностей) с нивелирующими их природными и общественными структурами. Обосновывают ценность не объективного, но субъективного знания – как интимного переживания, связанного, в первую очередь, с проблемами единичного существования и не обобщающегося в понятия. Акцентируют внимание на бессмысленности, одиночестве, страдании и конечности индивидуального существования (понятого как самоцель) как на ценностно-позитивных моментах, доказывающих подлинность бытия.

Экзистенциализм, как мировоззрение, не содержит привлекательной с обыденной точки зрения эвдемонистической установки. Существование личности есть страх смерти, тревога, досада, потерянность, тщетность усилий, абсурд. Внимание личности зачастую приковано к бессмысленности и конечности индивидуального существования и к «пограничным ситуациям», показывающим в экстремальном ракурсе (в моменты жизненных катастроф) эту бессмысленность и конечность. Однако способность человека принять вызов абсурдного мира, несмотря на осознание заведомого метафизического проигрыша, лежит в основе человеческого достоинства и самоуважения.

Характерно, что философские изыскания в рамках этого мировоззрения, начинаясь как религиозно-философские, впоследствии приобретают своеобразные атеистические формы. Происходит это потому, что бессмысленность, смертность и другие проблемы человеческого существования – воспринимаемые большинством религиозных мыслителей негативно и требующие для своего решения божественного вмешательства -  экзистенциальными мыслителями были восприняты как принципиально позитивные моменты, как атрибуты его (человеческого существования) подлинности.

Экзистенциальная аксиологическая модель состоит из двух элементов. Первый элемент – это субъект ценностного отношения, который может быть двух модусов. Один модус является  ценностно-позитивным, он реализуется при совпадении субъекта со своей природой (при условии аутентичного существования человека, его существования в качестве личности).  Другой модус является ценностно-негативным, он реализуется при отказе субъекта от своей природы и поиск идентичности во внешнем мире объектов. Второй элемент данной модели – это ценностно-негативный объект ценностного отношения (природа и общество).

Экзистенциальный тип ценностного отношения и соответствующую систему ценностей продуцируют ряд философских направлений. Это персонализм (Э. Мунье, Н. Бердяев, Б. Боун), религиозный и атеистический экзистенциализм (К. Ясперс, Ж.-П. Сартр, Л. Шестов, М. Хайдеггер), «негативная» или «диалектическая» теология, «генитивная» теология, теология «надежды», т.е. богословие не о Боге, а об отношении человека к Нему или к Его отсутствию (Н. Барт, Р. Бультман, Э. Бруннер, Ф. Гогартен, Г. Ваханян, Т. Альтицер, У. Гамильтон, Ю. Мольтман, Д. Зелле).

Социально-философские идеи, созвучные экзистенциальному направлению в философии, высказывали представители таких течений в современной социологии, как структурная социология (Э. Тириакьян), социология знания (П. Бергер, Т. Лукман), когнитивная социология (А. Сикурел), драматургическая социология (Э. Гофман), этнометодология (Г. Гарфинкель).

В третьем параграфе «Позитивистская система ценностей, тип ценностного отношения и аксиологическая модель» рассматривается тип ценностного отношения, который исключает решение проблемы природы субъекта ценностного отношения, вводя специфический волюнтаризм.

Отличительной чертой позитивистской парадигмы является элиминация нормативной аксиологии и так называемый аксиологический агностицизм. С точки зрения мыслителей-позитивистов, природа субъекта ценностного отношения принципиально непознаваема научными средствами. Невозможность научного знания природы субъекта ценностного отношения закрывает проблему научного обоснования ценностей. Аксиология, если говорить о ней как о науке, может только «описывать», но не «предписывать». Иными словами, теория ценностей должна быть дескриптивной – заниматься конкретно-социологическим и историческим анализом ценностей того или иного общества.

Отказ позитивистов от принципов классической аксиологии находится в русле общего отказа от «метафизики», отказа от классической онтологии и космологии, в результате чего происходит перенос центра философского внимания от сущности к явлению и его описанию. Мыслители-позитивисты ставят под сомнение научность философской онтологии, так как относительно ее предмета невозможно достоверное знание, то есть, подтверждаемое опытным путем и безупречно выражаемое в языке. Поэтому, теряя рациональную интуицию своей природы, субъект ценностного отношения готов допустить альтернативные варианты понимания ценностного. В рамках этого подхода происходит обоснование демократических ценностей. Позитивисты акцентируют внимание на том, что декларируемый ими принципиальный отказ от философской метафизики и ценностных абсолютов изоморфен отказу от политической тирании, ведет к идеологической профанации тоталитарных режимов, принятию интересов меньшинств. В этих условиях содержание ценностей (жизни, мирового и общественного порядка, истины, счастья, других) конвенционально, а главным их критерием становится эффективность в жизненной практике. Отсюда характерные для позитивистского направления комфортизм, прагматизм, толерантность и политкорректность.

Позитивистское миросозерцание драматично: человек  не может знать своего истинного предназначения. Он не может обнаружить твердую основу ценностного смысла в истине, морали и вере, так как они не объективны, но субъективны, в лучшем случае - интерсубъективны. В то же время, поиск и волюнтаристское утверждение этих основ оказались, в конце концов, для мыслителей-позитивистов тождественными понятию человечности.

Позитивистская аксиологическая модель презентует тип ценностного отношения, который ставит под радикальное сомнение познаваемость природы субъекта ценностного отношения. Она состоит из двух элементов: ценностно-позитивного субъекта ценностного отношения и ценностно-нейтрального объекта ценностного отношения (природы и / или общества).

Позитивистский тип ценностного отношения и соответствующую систему ценностей продуцирует «классический» позитивизм (О. Конт, Дж. Милль, Э. Литтре, Г. Спенсер, П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский), «второй» позитивизм (Э. Мах, Р. Авенариус, Р. Вилли, Г. Корнелиус, К. Пирсон) и прагматизм (Ч. Пирс, У. Джойс, Дж. Дьюи) середины XIX начала XX вв., в XX в. – логический позитивизм (М. Шлик, Ф. Вайсман, Г. Ганн, В. Крафт, К. Гедель, Р. Карнап, О. Нейрат), философия логического анализа (Б. Рассел, К. Поппер, Л. Витгенштейн) и другие течения.

Утверждение позитивистских социально-философских принципов  проходит и в серии «гуманистических манифестов» известных ученых (с 1933 по 2000 гг.), в которых были предложены проекты всемирного светского общества, отстаивались права человека на самоубийство, аборты, развод, эвтаназию, свободу вероисповеданий (включая атеизм) и сексуальную свободу.

В четвертом параграфе – «Эволюция ценностных систем, типов ценностных отношений и субординация базовых аксиологических моделей в социально-философском знании» – дается анализ генетической связи типов ценностного отношения в социально-философских рефлексиях. В настоящее время все рассмотренные типы ценностного отношения сосуществуют и конкурируют в мировой социально-философской мысли. Обнаружение же генетических связей между этими типами позволяет субординировать базовые аксиологические модели, проследить закономерную эволюцию социально-философского знания о ценностном. После проведенного анализа, диссертант делает вывод о том, в какой последовательности складывались типы ценностных отношений: первым появляется пантеистический тип ценностных отношений, затем – монотеистический тип. В Новое время возникают атеистическо-материалистический, экзистенциальный и позитивистский типы ценностных отношений.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, делаются выводы и даются рекомендации.

Основные публикации по теме исследования

Монографии, брошюры, научно-методические работы

1. Кузьменко, Г.Н. Эволюция мировоззренческих представлений о должном и ценном [Текст]: монография/ Г.Н. Кузьменко. – М.: Медина-Принт, 2006. – 10,4 п.л.

2. Кузьменко, Г.Н. Базовые аксиологические модели в социально-философском знании [Текст]: монография/ Г.Н. Кузьменко.  – М.: Медина-Принт, 2009 – 16,2 п.л.

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

3. Кузьменко, Г.Н. Понятие мировоззренческой парадигмы в истории философии [Текст] / Г.Н. Кузьменко // Ученые записки РГСУ. – М. – 2005. – №3 (1,2 п.л.).

4. Кузьменко Г.Н. Проблема обоснования логики развития мировой философской мысли в отечественной учебной историко-философской литературе [Текст] / Г.Н. Кузьменко // Ученые записки РГСУ. – М. - 2006. – №2 (0,9 п.л.).

5. Кузьменко Г.Н. Аттрактивная роль гуманистических ценностей в современной этнополитике [Текст] / Г.Н. Кузьменко // Междисциплинарный научно-практический журнал «Социальная политика и социология». – М. -2006. – № 3  (0,2 п.л.).

6. Кузьменко Г.Н. Вопросы атомистического учения Демокрита в интерпретации Аристотеля [Текст] / Г.Н. Кузьменко // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: философские науки. – М. - 2007. – №1. (0,7 п.л.).

7. Кузьменко Г.Н. Систематизация ценностей: от теоретического наследия к социальной практике [Текст] / Г.Н. Кузьменко // Междисциплинарный научно-практический журнал «Социальная политика и социология». – М. - 2008. – № 5 (41). (0,2 п.л.).

8. Кузьменко Г.Н. Вопросы моделирования историко-философских объектов в трудах по теории ценностей [Текст] / Г.Н. Кузьменко // Ученые записки РГСУ. – М. – 2008. -  №3. (0,2 п.л.).

9. Кузьменко Г.Н. Базовые аксиологические модели в социально-философском знании [Текст] / Г.Н. Кузьменко // Ученые записки РГСУ. – М. - 2009. – №3. (0,4 п.л.).

Другие публикации

10. Кузьменко Г.Н. Интерпретации учения С. Кьеркегора в советской историко-философской литературе [Текст] / Г.Н. Кузьменко // Вопросы преподавания гуманитарного знания в вузе. – М.: изд-во МГУ, 1992. (0,3 п.л).

11. Кузьменко Г.Н. Учение С. Кьеркегора в перспективе экзистенциальной философии 20 в. (М. Хайдеггер, Л. Шестов, А. Камю) [Текст] / Г.Н. Кузьменко. Деп. в ИНИОН РАН. – М. - 1998, №54097. – 1 п.л.

12. Кузьменко Г.Н. Понятие «Ничто» в учении С. Кьеркегора. [Текст] / Г.Н. Кузьменко. //Деп. в ИНИОН РАН. – М. – 1998. -  №54097. – 0.8 п.л.

13. Кузьменко Г.Н. Тема бессмертия в творчестве С. Кьеркегора. [Текст] / Г.Н. Кузьменко //Россия: духовная ситуация времени. – М.: изд-во Союз. - №3-4, 1999 (0.2 п.л.).

14. Кузьменко Г.Н. Систематизация философских учений по мировоззренческому основанию. [Текст] / Г.Н. Кузьменко //Деп. в ИНИОН РАН. – М. – 2003. - №57763. – 1,2 п.л.

15. Кузьменко Г.Н. Нравственные вызовы на рубеже веков [Текст] / Г.Н. Кузьменко //Деп. в ИНИОН РАН. – М., 2003. - №57764. – 0,4 п.л.

16. Кузьменко Г.Н. Основания нравственной деятельности в Античности и Средние века. [Текст] / Г.Н. Кузьменко // Деп. в ИНИОН РАН. – М. – 2003. - №57765. – 0,8 п.л.

8. Кузьменко Г.Н. Проблема качества образования в процессе постиндустриальной модернизации РФ [Текст] / Г.Н. Кузьменко // Социальная модернизация России: итоги, уроки, перспективы. Материалы V Международного социального конгресса. 25–26 ноября 2005 г. В 2-х томах. – М.: Союз, 2005. – Т.1 – 412 с. – 0,2 п.л.

Общий объем научных публикаций по теме исследования составляет 35,3 п.л.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.