WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

  На правах рукописи

КУЧИНСКАЯ Елизавета Александровна

ЖАНР И КОМПОЗИЦИЯ ТЕКСТА В ВОЕННОЙ ПЕРИОДИКЕ

(КОММУНИКАТИВНО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ)

Специальность 10.02.19 – Теория языка

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

 

Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре лингвистической семантики Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Научный консультант:

доктор филологических наук, профессор

Городецкий Борис Юрьевич

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор

Писанова Татьяна Викторовна

доктор филологических наук, профессор

Шевчук Валентин Никитич

доктор филологических наук, профессор

Михайленко Тамара Дмитриевна

Ведущая организация

ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет»

Защита диссертации состоится  ________________ 2011 года в ____  часов на заседании диссертационного совета Д 212.135.02 при ФГБОУ ВПО



«МОСКОВСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ  УНИВЕРСИТЕТ»

по адресу: 119034, г. Москва, ГСП-2, ул. Остоженка, 38.

  С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном

зале библиотеки ФГБОУ ВПО «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ».

Автореферат разослан «___» ____________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  В. С. Страхова

К числу характерных черт современной лингвистики можно отнести переосмысление природы текста и разработку новых подходов к его моделированию. Широко ведутся теоретические и эмпирические исследования, позволяющие развивать углубленное изучение основных характеристик этого явления, в котором соединяются законы языка и речи. К таким параметрам относятся жанр и композиция, а также естественно примыкающие к ним факторы стилистики.

Избранный нами подход, доказавший свою эффективность в последние десятилетия, можно обозначить термином «коммуникативно-семантическое моделирование текста». Из классиков отечественной науки о языке следует обратить особое внимание на известную идею Л. В. Щербы о трояком аспекте языковых явлений; один из этих аспектов – «языковой материал», его же можно назвать совокупностью текстов (имеются в виду тексты, взятые как результат коммуникации). Этот взгляд Щербы на определяющую роль текста в лингвистических исследованиях детально развил М. М. Бахтин.

Для нас фундаментальное методологическое значение имеет работа  Бахтина «Проблема текста в лингвистике, филологии и других гуманитарных науках. Опыт философского анализа», которая была написана в 1959–1961 годах.

Явление текста обосновывается им как важнейшая категория, которая объединяет все гуманитарные науки. В своей работе он дает около двадцати трактовок данной категории, занимающей центральное место в его  целостном учении. Им перечислен целый ряд свойств текста и намечены важнейшие перспективы дальнейших исследований.

По Бахтину, текст следует рассматривать «как высказывание, включенное в речевое общение (текстовую цепь) данной сферы» [Бахтин 1986: 475].  Этот подход получает дальнейшее развитие в виде особого коммуникативного принципа: «Событие жизни текста, то есть его подлинная сущность, всегда развивается на рубеже двух сознаний, двух субъектов» [Бахтин 1986: 477].

Некоторые из этих вопросов мы рассматриваем в нашей диссертации применительно к конкретной сфере текстовой деятельности человека и общества в целом (в области военного взаимодействия). Наша концепция использует такие ключевые категории, как текст, жанр, композиция, стиль,  периодика, военная коммуникация, коммуникативная семантика, модель вербального воздействия, взаимозависимость жанра, композиции и стиля.

Мы опираемся на труды целого ряда ученых, которые внесли весомый  вклад в решение центральных проблем, связанных с указанными выше категориями [Р. Барт, Л. Витгенштейн, И. Р. Гальперин, А. С. Герд,  С. И. Гиндин, В. А. Звегинцев, А. А. Кибрик, Г. Я. Мартыненко, О. И. Москальская, М. И. Откупщикова, И. П. Севбо, Дж. Смит, З. Я. Тураева, С. Ульман, У. Хендрикс, М. А. К.  Хэллидей, Л. П. Якубинский и др.].

Жанр и композиция, начиная с античности и до наших дней, изучались и изучаются с учетом различных подходов к тексту как результату и  инструменту человеческой коммуникации. В научных трудах разных направлений рассматриваются как художественная, так и деловая сферы общения, как канонические, так и неканонические произведения, как синхронические, так и диахронические закономерности. Некоторые научные  школы явный приоритет отдавали материалу литературно-художественных произведений, определению их дифференциальных свойств, хотя на протяжении XX века все более серьезное внимание уделялось особенностям нехудожественных текстов (В. В. Виноградов, Б. В. Томашевский, В. М. Жирмунский, Г. О. Винокур, А. М. Пешковский, Л. В. Щерба, Ш. Балли, Б. Ю. Городецкий, А. Е. Кибрик Т. Б. Крючкова, О. А. Митрофанова,  Н. М. Разинкина).

В наш век все более значительные объемы текстов создаются в области СМИ, включая разнообразные сферы во всех информационных каналах. Продолжает расти роль различных типов журналистской деятельности, среди них – многочисленные разновидности периодических изданий. Материал нашего исследования относится именно к этим сферам СМИ и позволяет разработать новые подходы к типологии и внутренним механизмам текстов военной периодики. При этом мы учитываем многообразные исследования других авторов [В. В. Богуславская, Н. Н. Кохтев, Г. Я. Солганик,  Л. Р. Дускаева, В. Г. Костомаров, Э. А. Лазарева, Л. М. Майданова,  К. А. Рогова, В. В. Одинцов и др.]. 

Периоды повышенного интереса лингвистики к проблемам жанра и композиции сменялись периодами стагнации внимания к обозначенным проблемам. В настоящее время в связи с активной разработкой нового междисциплинарного направления «жанроведение», которое накопило большой теоретический и практический материал за последние годы, лингвистика вновь обратилась к проблеме жанра.

Все больший интерес лингвистов вызывает жанровая классификация профессионально ориентированного общения. Этот термин охватывает широкий круг явлений, образующих особую подсистему в системе языка; она отличается специфическими характеристиками семантико-стилистического функционирования языка и соответствующей композиционной структурой текста.

Особенно актуальным стало рассмотрение взаимосвязи жанра и композиции в свете новых лингвистических концепций, и здесь методологической основой исследования этой проблематики служит теория общения, т. е. коммуникативная лингвистика.

Теория жанра, активно развивающаяся в настоящее время, изучает текст (т. е. целое «объемлющее» законченное речевое произведение) как единство формы и содержания коммуникации, предполагающее изучение как лингвистических, так и экстралингвистических факторов общения.

Классическая модель общения «адресант – сообщение – адресат» расширяется на современном этапе развития теории коммуникации за счет моделирования активности не только адресанта и прямого адресата, но многочисленных других коммуникантов; в ходе этой активности они воздействуют друг на друга при помощи вербальных и невербальных средств, организуют свою совместную речевую профессиональную деятельность.  Её результат преломляется в высказываниях, образующих речевую продукцию – коммуникативный текст.

В ходе исследования диагностируются такие параметры текста, как коммуникативная насыщенность, коммуникативная напряженность и персуазивность речевого произведения.

Такие термины, как «текст», «композиция», «жанр» имеют свою многолетнюю историю, широкое распространение, используются в разных филологических дисциплинах, где их истолкование порой отличается не только нюансами, но и весьма существенно. Мы развиваем коммуникативно-семантическое моделирование как основу познания текста, его жанра и композиции. Базовое представление о структуре текста дано в известной работе И. Р. Гальперина: «Текст – это произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку» [Гальперин 2007: 18]. 

Принято считать, что соотношение жанра и композиции носит однонаправленный характер, т. е. жанр определяет композицию. Проверка этой гипотезы входит в задачи нашего исследования. Анализ специальных (профессионально ориентированных) текстов показал, что наблюдается и обратное соотношение: зная определенное строение текста (арсенал коммуникативных целей), можно предположить, к какому жанру относится тот или иной текст.

При этом фундаментальная роль механизма жанра исследуется с учетом концепции М. М. Бахтина, который в своей отдельной обширной работе обосновал соответствующую теорию: «Каждое отдельное высказывание, конечно, индивидуально, но каждая сфера использования языка вырабатывает свои относительно устойчивые типы таких высказываний, которые мы и называем речевыми жанрами» [Бахтин 1986: 428].

Выдвижение на первую позицию в названии диссертации термина «жанр» в сфере военной периодики подчеркивает, что предпринятое нами исследование осуществлено в русле активно развивающегося в последние десятилетия направления филологических изысканий, получившего название «жанроведение» (Н. С. Бабенко, В. Е.  Гольдин, И. А. Гусейнова,  В. В. Дементьев, К. А. Долинин, М. Н. Кожина, К. Ф. Седов, Н. Н. Трошина, Т. В. Шмелева и др.).

Насущные проблемы этого магистрального направления, формирующегося в современной лингвистике, связаны с возрастающей необходимостью конструктивного моделирования вербальной коммуникации, с полноценным отражением законов и механизмов семантической организации текста, а также с исследованием взаимодействия жанра и других важнейших категорий  лингвистики текста (прежде всего таких, как композиция и стиль). Названные научные проблемы жанроведения требуют своей конкретной разработки применительно к важнейшим сферам общения в современном обществе, и среди них – военная сфера коммуникации. Эта сфера относится сегодня к числу тех, в рамках которых решаются жизненно важные задачи дальнейшего развития человеческого общества. Из сказанного следует  актуальность исследования.

Объект исследования – современные тексты англоязычной военной периодики с охватом всех жанров, представленных в этой коммуникативной сфере.

Предметом исследования являются коммуникативно-семантические взаимосвязи между основными характеристиками текста, как жанр и композиция.

Цель диссертационного исследования – осуществить коммуникативно-семантическое моделирование механизмов взаимодействия жанра текста военной периодики и его композиции с учетом стилистических средств.

Цель исследования предопределила решение следующих задач:

  • определить природу жанра как коммуникативно-стратегического  типа профессионально ориентированного текста;
  • выделить (диагностировать) жанры военной периодики – информационные (информационная рекламная статья, рекламный текст, хроника, короткая информационная заметка, расширенная заметка, корреспонденция) и аналитические (интервью, обозрение, комментарий);
  • определить природу композиции как средства реализации коммуникативных тактик автора;
  • разработать концепцию коммуникативно-семантического моделирования механизмов взаимодействия жанра и композиции (применительно к изучаемой профессиональной сфере);
  • сформировать представительный корпус текстов согласно их жанровой принадлежности;
  • разработать методику и метаязык для многомерного моделирования выделенных жанров, обращая особое внимание на стратегическую цель жанра и систему тактических целей соответствующей композиции;
  • осуществить многомерное моделирование всех жанровых типов и подтипов собственно информационного характера с описанием речевых средств их реализации;
  • осуществить многомерное моделирование всех жанровых типов и подтипов для текстов, выполняющих аналитическую функцию в военной периодике (с характеристикой именно для них специфических речевых средств);
  • предложить пути практического применения построенных коммуникативно-семантических моделей для всего множества жанров военной журнальной периодики.

Достоверность и обоснованность результатов обеспечивается тщательно разработанной концепцией моделирования текстов военной периодики, а также единообразным обследованием специально сформированного представительного корпуса текстов, в котором учитывалась разработанная нами система признаков – они касались особенностей жанров, композиции, стилистических средств, объемных характеристик текста и т. д. Всего исходная эмпирическая база включала более трехсот номеров таких периодических журналов, как Jane’s Defence Weekly (2001–2007), Defence Systems International (2001), Military Technology (2001–2007), выставочных рекламных проспектов Album of US Weapons and Armament (2001–2002). Для подтверждения универсального характера существенных факторов жанровой системы к анализу привлекались тексты военных газет – русскоязычных и англоязычных.

Методологические основы исследования определяются на базе фундаментальных работ отечественных и зарубежных ученых (философов, лингвистов, специалистов по теории СМИ, семиотике, поэтике, военной теории):

  • предложивших методики анализа композиционного строения художественных текстов: В. В. Виноградова, А. И. Горшкова, Г. А. Золотовой,  С. Г. Ильенко, Л. Г. Кайды, В. В. Одинцова, Б. А. Успенского;
  • заложивших основы коммуникативных стратегий в речевом дискурсе: Г. В. Колшанского (1984), Е. В. Сидорова (1987), Т. ван Дейка (1989), Т. Н. Астафуровой (2003), И. В. Бобыря (2001), О. С. Иссерс (2003, 2009) и др.;
  • разработавших теорию жанра и теорию текста: И. Р. Гальперина (1981), М. М. Бахтина (1986), Г. И. Богина (1997), М. Ю. Федосюка (1997),  Т. В. Шмелевой (1997, 2007), А. Вежбицкой (1997), К. А. Долинина (1998);
  • рассматривавших англоязычные жанры в различных СМИ: Т. Винограда (1983), А. Э. Макарявичюса (1989), Р. Шенка (1989), Т. ван Дейка (1989), С. В. Донскова (2004), А. В. Шевчука (2004), Т. Г. Добросклонской (2005; 2007).

Предмет, материал и цель исследования определили используемые в работе методы: структурный анализ жанров и композиции, метод параметризации стилей, кластерный, дискриминантный, метод формализации словарных дефиниций, а также общенаучные методы моделирования, наблюдения, исторического анализа, эксперимента.

Методики, используемые в диссертации, определяют конкретные процедуры для достижения исследовательских целей и опираются на различные эффективные методы.

Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые разработана теория жанра и композиции текста военной периодики, основанная на принципах коммуникативно-семантического моделирования, и выявлены закономерности управления процессами построения и понимания текстов в указанной сфере общения. Исследование

  1. выявляет механизмы взаимосвязи между жанром, композицией и стилем текста в профессиональной коммуникации;
  2. полно описывает эти явления на материале сформированного представительного массива текстов;
  3. обеспечивает применение результатов, полученных в диссертации, для создания словарей и учебных пособий по коммуникативному анализу текста профессионально ориентированной коммуникации и проведения различных информационных процессов в рамках современных образовательных технологий.

В диссертации  впервые проанализированы:

  • жанры англоязычной военной журналистики (обозрение, комментарий, информационная рекламная статья);
  • военно-публицистический дискурс как макросистема жанров и связанные с ней коммуникативно-прагматические параметры профессионального общения;
  • концепция жанра и композиции с точки зрения классических и современных положений коммуникативной лингвистики, в частности, введены и описаны понятия коммуникативной насыщенности и коммуникативной напряженности текстов разных жанровых типов;
  • конкретные разновидности текстов СМИ с позиций коммуникативной семантики в сфере военной периодики, результаты такого анализа способствуют компьютерному моделированию текстов, разных по объему и необходимых для интерпретации протяженного дискурса в рамках профессионального журнала.

Таким образом, созданная концепция, примененная к малоизученному военному дискурсу, позволила осуществить очередной шаг по пути реализации следующей цепочки в профессиональной сфере общения: военная идеология – глобальная стратегия текста – жанровая принадлежность текста – внутритекстовые коммуникативные цели – коммуникативные ходы – композиция текста.

Теоретическая значимость исследования состоит:

– в дальнейшем развитии лингвистической теории СМИ, а именно в решении назревших проблем коммуникативной семантики жанра и композиции, обусловленных спецификой военно-публицистической сферы общения;

– в расширении представлений о многоаспектном моделировании военно-публицистического подстиля;

–  в уточнении терминов и их определений в концептуальном аппарате коммуникативной лингвистики;

– в разработке теоретических основ для дальнейшего развития лингвистики текста, которая должна стремиться к комплексному моделированию взаимосвязи жанра, композиции и стиля.

Практическая ценность диссертации состоит в апробированной нами возможности использовать результаты исследования в практической учебно- методический работе в образовательных учреждениях, связанных с профессионально ориентированной информационной работой по иностранным языкам, а также в различных вузах при подготовке лекционных курсов по лингвистике текста, лингвистической семантике, дискурсу, общему языкознанию, теории и практике перевода.

Положения, выносимые на защиту:

    1. Жанр и композиция текстов военной периодики имеют коммуникативную природу. Тот и другой параметры текста определяются комплексом целевых характеристик: жанр основывается на стратегических целях автора, а композиция – на тактической целевой структуре текста.
    2. Текст как важнейший элемент профессионально-делового общения обладает сложным коммуникативным содержанием и для его понимания существенно разграничение практических и коммуникативных  целей.
    3. Соотношение жанра и композиции имеет однонаправленный характер, т. е. жанр определяет композицию. Жанр, композиция и стиль образуют триединство, определяемое в конечном итоге стратегической установкой автора.
    4. Тексты военной публицистики характеризуются устоявшейся специфической системой журнальных жанров, что отражается в весьма жестких закономерностях развертываемой композиции, не исключающей творческого момента.
    5. Жанровая система текстов военной периодики имеет иерархическую структуру; прежде всего она распадается на два класса – текстов информационного и аналитического характера; далее в каждом из этих классов выделяются жанровые типы, а они в ряде случаев имеют четкие разновидности (подтипы).
    6. Коммуникативно-семантическое моделирование жанровых типов и подтипов предусматривает характеристику важнейших параметров текста. Это характеристики стратегических и тактических целей и способов речевой реализации, особенности композиционной структуры текста и его частей, система стилистических средств, оформляющих элементы композиции, лексический и фразеологический состав текста, набор клишированных конструкций, а также ряд других характеристик.
    7. Текст военной периодики несет на себе печать авторской индивидуальности и редакционной политики журнала, довольно регулярно привлекаются коммуниканты в прямом или завуалированном виде.
    8. Как правило, в текстах военной периодики совмещаются собственно технические и идеологические факторы военного дела и военной политики. 

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования  обсуждались на заседаниях кафедры лингвистической семантики МГЛУ (2006–2011), а также на конференциях и семинарах, проводившихся в вузах Российской Федерации и СНГ. Результаты исследования были представлены в докладах: на международной конференции в Московском государственном лингвистическом университете, посвященной 100-летию со дня рождения профессора МГЛУ И. Р. Гальперина (2005); на международной конференции «Язык и культура» в Томском государственном университете (1996); на ежегодных международных конференциях «Актуальные проблемы германистики и романистики» в Смоленском государственном университете (2004–2010); на ежегодных конференциях «Авраамиевские чтения» (секции «Лингвокультурологические аспекты филологических исследований» и «Роль филологических наук в формировании личности» в Смоленском гуманитарном университете (2004–2010); на ежегодных междисциплинарных научно-практических конференциях лингвистической и методической направленности по дополнительной квалификации «Переводчик в сфере профессиональной коммуникации» в Военной академии ВПВО ВС РФ (2000–2011). Некоторые результаты исследования отражались также в докладе на Европейской конференции по преподаванию иностранных языков (секция стилистики, г. Глазго, Великобритания, 1995).

Основные положения диссертации отражены в сорока статьях, восемь из которых вышли в свет в ведущих рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК для публикации результатов исследований, представленных на соискание ученой степени доктора филологических наук. Основные материалы исследования отражены также в монографии «Жанр и композиция профессионально ориентированного текста: коммуникативно-семантическое моделирование» (Смоленск, ВА ВПВО ВС РФ, 2011).

Результаты диссертационного исследования внедрены в учебный процесс кафедры иностранных языков ВА ВПВО ВС РФ в ходе выполнения инициативных НИР «Текст» (2007–2009), «Перевод» (2010–2011) и «Общение» (2008–2011) в ходе чтения курса лекций по теории английского языкознания, а также по стилистике и культуре речи русского языка – в рамках подготовки переводчиков в сфере профессиональной коммуникации.

В изданных восьми учебных пособиях содержатся тексты, упражнения, контрольные задания и тесты, которые направлены на отработку навыков и умений у адъюнктов. Часть пособий используется  при обучении слушателей и курсантов, обучающихся по дополнительной квалификации «Переводчик в сфере профессиональной коммуникации», в которых представлены тексты  различных жанров, разработанные нами структура и композиция,  коммуникативные модели текстов военной периодики.

***

Поставленные в диссертации цели и задачи определили структуру исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка литературы (365 наименований), списка использованных словарей (29 наименований), Приложения 1 «Образцы анализируемых текстов различных жанров», используется текстовой и графический формат, Приложения 2 «Инвентарь стилистических средств, выражающих различные коммуникативные цели».

Во Введении обосновывается выбор темы и отмечается ее актуальность, определяются объект, предмет, материал, методологические и методические принципы исследования, раскрываются новизна диссертации, ее теоретическая и практическая значимость, формулируются цель и задачи диссертации, а также даются ее основные положения.

Первая глава посвящена рассмотрению жанра как коммуникативного типа профессионально ориентированного текста. Обосновывается связь жанра со  стратегической коммуникативной целью адресанта. В главе дан обзор основных литературоведческих и лингвистических подходов к изучаемой категории, определено ее место в системе ключевых терминов в современной теории общения и указаны ее связи с понятиями композиции, коммуникативных и практических целей, обстоятельств взаимодействия коммуникантов в определенной речевой сфере. 

Вторая глава характеризует композицию как средство реализации коммуникативных тактик автора. Освещаются особенности реализации  коммуникативно-семантического развертывания целей адресанта с учетом интересов всех участников делового общения. В главе анализируется роль композиционно-речевых форм (описание, повествование, рассуждение), коммуникативных блоков (тезисный, эксплицирующий, резюмирующий) и первичных речевых актов в формировании внутренней структуры композиции.

В третьей главе раскрывается жанрово-композиционная природа текста как основа его исторического развития и теоретического исследования. Информационные и аналитические жанры в военной периодике рассматриваются на материале журналов Jane’s Defence Weekly. Описываются основные универсальные параметры военно-публицистических текстов: коммуникативная насыщенность, коммуникативная напряженность, интертекстуальность и целый ряд других универсальных черт.

Четвертая глава посвящена коммуникативно-семантическому моделированию основных информационных жанров военной периодики. Указанные жанры моделируются с учетом характерных семантических структур и процессов. Здесь подробно описаны и стилистические особенности таких жанров, как информационная рекламная статья, хроника, короткая информационная заметка, расширенная заметка, корреспонденция, рекламный текст (собственно реклама).

В пятой главе рассматривается многомерное моделирование основных аналитических жанров, и эти жанры моделируются с учетом характерных семантических структур и процессов. Здесь подробно описаны и стилистические особенности таких жанров, как комментарий, обозрение, интервью.

В Заключении подводятся основные итоги теоретического исследования,  обобщаются практические результаты моделирования массива текстов, намечаются дальнейшие перспективы лингвистических исследований в области коммуникативно-семантического моделирования делового общения.

Библиография содержит список трудов отечественных и зарубежных авторов, цитируемых в диссертации, общим объемом более трехсот наименований.

В Приложениях даются представительный набор аутентичных текстов и инвентарь репрезентативных стилистических средств, которые выражают аргументирование, мнение и другие речевые акты.

СОДЕРЖАНИЕ

И ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В Главе 1 «Жанр как коммуникативный тип профессионально ориентированного текста» анализируется современное состояние развития литературоведческого и лингвистического жанроведения, формулируются принципы конструирования модели жанровой системы.

Исследование жанра невозможно без учета тех изменений, которые произошли в языковой картине мира за последние годы. К 60-м годам  XX столетия центр внимания ученых-лингвистов (А. Н. Васильевой,  Б. Н. Головина, М. Н. Кожиной, В. Г. Костомарова, О. Б. Сиротининой и др.) переместился с языковой системы и функционального потенциала ее составляющих на изучение особенностей и закономерностей функционирования языка в различных видах речи.

Исследования функционально-стилистического аспекта текста, осуществленные в 1960–1970-х годах, позволяют говорить о существенных переменах: системно-структурная парадигма уступила первенство коммуникативно-функциональной. С этого момента речь (текст) изучается неотъемлемо от сферы общения, которая трактуется как экстралингвистическая основа функционального стиля.

Новый этап в развитии отечественной лингвостилистики связан с анализом целого текста (И. Р. Гальперин, М. П. Котюрова, Л. М. Майданова,  Т. В. Матвеева, В. В. Одинцов, И. Я. Чернухина и др.).

Теоретические основы коммуникативного подхода к тексту в разных аспектах и ориентациях, анализ структуры коммуникативной модели и коммуникативно-прагматические нормы текста были разработаны в исследованиях ряда ученых (Жеребков 1968; Молчанова 1988; Каменская 1990; Болотнова 1992; Всеволодова 2000; Городецкий 2003; Баранов 2005).

В научной литературе были представлены различные модели речевой коммуникации (Шмелева 1997; Клюев 1998; Гойхман, Надеина 2009; Lasswell 1948; Jakobson 1960). Разработанные ими модели делают возможным интерпретировать отдельное высказывание или несколько высказываний в коммуникативном аспекте, но не позволяют использовать их при анализе целого текста. Для анализа целого речевого произведения мы применили модель, предложенную Б. Ю. Городецким. Вербальный коммуникативный акт включает следующие компоненты, которые находят воплощение во всех жанрах военной периодики: коммуниканты, обстоятельства общения, система коммуникативных замыслов (коммуникативные и практические цели), коммуникативные процессы, коммуникативный текст [Городецкий 2003: 88]. Данная модель была применена для рассмотрения проблем военно-профессионального общения.





1. Коммуниканты

В профессиональном англоязычном общении принимают участие разные по своему статусу коммуниканты: индивидуальный, коллективный, массовый, профессиональный, непосредственный, скрытый.

Адресант

Адресант, который обладает знаниями, идеей, доступной для понимания конкретного человека или сообщества людей в рассматриваемом нами профессионально ориентированном общении, предстает в двух сущностях: коллективный коммуникант, выражающий мнение всего редакторского совета журнала, и индивидуальный коммуникант – автор определенного жанра. Оба коммуниканта обладают возможностями поставить и решить глобальную и тактические цели общения. Массовый коммуникант выступает в лице общей аудитории, которой предназначена информация. Профессиональный коммуникант участвует в общении непосредственно / опосредованно, давая / принимая информацию и реагируя на нее. Непосредственный коммуникант активно участвует в общении, скрытый – опосредованно.

Адресат

Адресатом является  специалист в военном деле, с интересами и запросами которого должен считаться адресант. В профессионально ориентированном общении роль адресата малоинформативна, она уходит на второй план, уступая первенство остальным коммуникантам. Можно с уверенностью сказать, что «образ» адресата ярче представлен в рекламном тексте, чем в других жанрах.

При взаимоотношениях адресанта и адресата очевидным остается то, что оба должны владеть профессиональной компетентностью, которая предполагает владение различными компетенциями, включая коммуникативную.

Количество участников общения может быть любым, например, в жанре комментария, чтобы доказать определенную точку зрения на рассматриваемую проблему, автор приводит мнение многих коммуникантов, оценка которых в общем, исходя из деталей, не противоречит мнению основного коммуниканта – автора комментария. Но поразительно то, что, обобщая все оценки (положительные и негативные), сделанные многочисленными коммуникантами, автор комментария часто приходит к неожиданным для читателя выводам, которые обычно делаются в форме риторических вопросов. Это говорит о том, что в настоящее время общение между странами (соответственно между коммуникантами) осуществляется в обстановке делового партнерства и взаимопонимания.

2. Обстоятельства общения

При выборе тактических целей большое влияние на адресанта-коммуниканта оказывают обстоятельства / условия / характер общения / ситуация общения (будет ли это общение прямым или опосредованным, письменным или устным, очным или заочным, видео- или радиообщением; личностным или межличностным, успешным или неуспешным). Последняя характеристика учитывается при всех видах общения и в интересах адресанта сделать общение успешным.

Такими специфическими условиями для коммуникантов военного дискурса могут быть:

обстановка в мире: мирное / военное время; форс-мажорные обстоятельства;

геополитическая обстановка в той или иной стране;

наличие приоритета какой-либо страны в определенной сфере деятельности;

точка зрения высшего государственного и военного руководства, издательства на рассматриваемую проблему;

разрядка напряженности / мирное сосуществование / налаживание доброжелательных отношений / деловое партнерство.

Коммуникативная ситуация связана с социальной ситуацией. На акт совместной практической деятельности, т. е. на коммуникативную ситуацию, оказывает воздействие социальная ситуация. Так, например, интервьюируемый, общаясь с журналистом, зависит от социальной ситуации, т. е. своего положения и роли, институционального статуса своей организации, социального отношения к интервьюеру и пр. Следовательно, коммуникативные ситуации социально значимы. Акт общения может быть официальным, неофициальным, деловым, непринужденным, состоявшимся, несостоявшимся, успешным, неуспешным и т. д.

Современное военно-ориентированное общение складывается в условиях благоприятной коммуникативной ситуации, налаживания доброжелательных отношений между странами, делового сотрудничества.

К обстоятельствам общения, на наш взгляд, следует отнести время, когда проходит акт общения: фактор настоящего, фактор прошлого, фактор будущего, если воспользоваться терминологией Т. Шмелевой. Для периодики фактор настоящего играет главенствующую роль. Отражение события во времени точно выражено в жанре хроники.

3. Система коммуникативных замыслов

В общепринятом употреблении замысел – это задуманный план действий. Создание текста начинается с авторского замысла (интенции), выполняющего роль первичного стимула к будущему речевому произведению: продуманного автором сюжета, композиции, количества и речи коммуникантов.

Замысел вырастает из коммуникативного намерения, т. е. некоего неопределенного желания, которое затем проходит стадию осознания (целеполагания), далее следуют стадии планирования, разработки речевого оформления. Текст является реализацией авторского замысла.

Под коммуникативным замыслом мы понимаем такое авторское намерение, которое связано с продумыванием всего хода общения коммуникантов в будущем произведении (целого вербального коммуникативного акта), которое включает следующие компоненты: изложить, объяснить, аргументировать позицию каждым коммуникантом, тем самым привлечь внимание адресата к фактам и убедить его в различных действиях, например, в обоснованной авторской концепции, в покупке рекламируемого товара и т. д.

Индивидуальный авторский замысел должен учитывать все обстоятельства общения и интересы коллективного автора (издательства, государственных и военных ведомств). Авторский замысел раскрывается в коммуникативно-семантическом развертывании текста, т. е. в его композиции. В речевом произведении воплощаются замыслы автора и коммуникантов, т. е. системы целей и планов, главные компоненты этой системы – практические и коммуникативные цели. Цели, которые ставит перед собой автор, могут быть глобальными (стратегическими) и локальными (тактическими). Глобальная цель влияет на то, в каком стиле (научном, художественном, публицистическом) и в каком жанре (репортаж, интервью, обозрение, хроника и т. д.) будет написано произведение. Локальные  коммуникативные цели, во-первых, определяют композицию жанра, во-вторых, – речевое поведение коммуниканта в целом: содержание и стиль его речи, грамматико-лексическое построение предложений.

В конечном итоге коммуникативный замысел автора направлен на создание коммуникативного текста и процесс понимания содержания адресатом и его реакцию на полученную информацию. Адресат – это специалисты в военной области со своими интересами, запросами, требованиями, на которых нацелен итоговый коммуникативный текст.

4. Коммуникативные процессы

Между адресантом и адресатом образуются коммуникативные процессы, которые «основаны на работе сложно организованных психолингвистических и социопсихологических механизмов, осуществляющих различные когнитивные операции, из которых складываются главные индивидуальные процедуры каждого коммуниканта – вербализация и понимание, а также совместная процедура управления ходом взаимодействия – коммуникативная интеракция» [Городецкий 2003: 89]. Коммуникативные процессы направлены на успешность и эффективность профессионального общения, когда адресант имеет потребность выразить (вербализовать) свою коммуникативную интенцию. В этом случае благоприятная коммуникативная ситуация очень важна для реализации коммуникативной интенции говорящего / слушающего. Благоприятная коммуникативная ситуация – это такие условия, при которых обеспечивается достижение искомых практических и коммуникативных целей стратегического и тактического характера.

5. Коммуникативный текст

Речевое произведение (коммуникативный текст) есть вербализованное речевое действие, состоящее из множества речевых актов – сложное единство монологических и диалогических высказываний коммуникантов. Целое речевое произведение военной периодики среднего объема (вторичный речевой жанр по Бахтину) включает простые диалогические высказывания, т. е. первичные (простые) речевые акты (см. 1.3.3).

Все это позволяет адресанту создать исходное сообщение, которое состоит из вербальной (лингвистической презентации текста) и невербальной (рисунка / графического изображения) частей. Вербальное профессиональное общение обеспечивает возможность интеллектуального взаимодействия коммуникантов в пространстве и во времени, расширяя и углубляя их знания.

Коммуникативный текст представляет собой реализацию как явных коммуникативных замыслов, так и косвенных. Косвенные коммуникативные замыслы, на наш взгляд, тесно связаны с тактикой адресанта, которые актуализируются в речи коммуникантов. Материал показал, что косвенные (завуалированные) коммуникативные замыслы часто носят негативный характер, например, показать недостатки, указать на  отставание в производстве военного оборудования, низкий военный потенциал страны и т. д. Тактики адресанта находят практическое воплощение в тактических ходах.

Итак, целостное речевое произведение (профессионально  ориентированный текст) – это сложное единство монологических и диалогических высказываний, реализующее явные и косвенные замыслы всех коммуникантов.

Под коммуникативным статусом текста мы понимаем структуру связей между адресантом, коммуникантами и адресатом, осуществляющих коммуникативное вербальное общение.

Коммуникативный текст характеризуется насыщенностью. Повышенная коммуникативность (коммуникативная насыщенность текста) характерна для жанра интервью, где общение представлено в максимальном объеме, пониженная коммуникативность – для жанра хроники, где общение представлено в малом объеме. Минимальной коммуникативной насыщенностью обладает жанр информационной рекламной статьи.

В итоге можно сказать, что в коммуникативном тексте – наиболее осязаемом продукте коммуникативного акта – происходят коммуникативные процессы с реализацией явных / косвенных коммуникативных замыслов и целей автора текста в условиях делового сотрудничества, при благоприятных обстоятельствах профессионально ориентированного общения.

Для реализации коммуникативных замыслов и целей автор текста выбирает стратегию. Коммуникативная стратегия связана с линией поведения автора при создании им целостного произведения определенного жанра в конкретной исторической и коммуникативной ситуациях через поставленные общие и частные коммуникативные цели.

Для определения коммуникативной стратегии анализируемых военно-публицистических текстов мы использовали предложенную Т. ван Дейком концепцию пошаговой реализации коммуникативной стратегии. Согласно этой концепции, коммуникативная стратегия реализуется при помощи целого ряда ходов. Коммуникативный ход определяется им как функциональная единица последовательности действий: <…> «пояснение», «приведение примеров», «уточнение», «поправка», «обобщение», «отрицание», «усиление», «уклонение», «уступка», «повтор», «констатация отрицательных последствий», «конкретизация перспектив» и др. [Дейк 1989: 274, 285].

Анализ пошаговой реализации коммуникативной стратегии позволил нам развить ее и сделать вывод, что, кроме ходов, автор текста использует и тактики. Материалом для исследования послужило вступление под названием «The Path to Army XXI» к Альбому вооружения и военной техники США за 2000 год –  Album of US Weapons and Armament.

Тактики:

а) устрашение (показывает использование новых типов вооружения с новыми компьютерными технологиями);

б) доказательство превосходства (подтверждается конкретными новыми  фактами);

в) умолчание (смысловой анализ выявил скрытие автором реальных названий вооружения).

Ходы:

а) описание экспериментов по испытанию боевой техники в полевых условиях;

б) предъявление фактов, влияющих на реализацию программы;

в) обоснование успеха при ведении будущих военных и невоенных операций.

Достижение автором поставленных глобальной и тактических коммуникативных целей через осуществление коммуникативных тактик и ходов в текстах определенного жанра мы называем коммуникативной стратегией.

Основные жанры (интервью, информационная рекламная статья, обозрение, комментарий) явились объектом кластерного и дискриминантного анализа. Были отобраны четырнадцать релевантных для этих жанров семантических признаков. Из этих четырнадцати признаков каждый из перечисленных жанров характеризуется основными объединениями признаков.

Для жанра «обозрение» характерно объединение признаков в следующие группы.

1-й кластер: ЭКЗ, ПРОС, СОЦ;1

2-й кластер включает все остальные признаки и подразделяется на три подгруппы:

  1. КЗ – ДВИЖ – РЕЧЬ;
  2. КВАН – ФОР – НБХ – ПОЛЖ – ПРОЦ;
  3. ПСИХ – ИНТЛ – ВЗ.

Жанр «интервью» характеризуется тремя основными объединениями признаков:

  1. ЭКЗ, ПСИХ; экзистенциональность, психическое состояние.
  2. ПОС, СОЦ, РЕЧЬ, ИНТЛ.
  3. Все остальные.

В рамках жанра «комментарий»  все признаки оказались более  связанными между собой, чем в других жанрах. По сути, все признаки, за исключением ЭКЗ, оказались тесно взаимосвязанными. Здесь наблюдается сложное взаимодействие признаков. Так, можно выделить относительно более коррелированные друг с другом признаки:

(1) КВ – ДВИЖ – ИНТЛ – НБХ;

(2) КВАН – ФОР – ПРОЦ – РЕЧЬ – ПОЛЖ;

(3) ПСИХ – СОЦ;

(4) ПОС – ВЗ.

При рассмотрении дендрограммы, отражающей соотношение признаков информационной рекламной статьи, выяснилось, что максимальную связанность проявляют три признака – НБХ, ФОР и РЕЧЬ, которые объединяются на исходном шаге.

Применение дискриминантного анализа (пакет программ «Statistica») позволило выделить характеристики, которые составили признаковую модель, различающую четыре сопоставляемых жанра.

В модель вошли признаки ПОС, ПСИХ, КВ, ЭКЗ, СОЦ, РЕЧЬ, КВАН, ФОР, ВЗ, ИНФР и ДВИЖ, т. е. все признаки, кроме трех. Последние (ПОЛЖ, НБХ, ПРОЦ) не обладают какой-либо дискриминантной силой для четырех типов текстов и были исключены из анализа.

Дискриминантный анализ определил доминирующий признак, по которому рассматриваемые жанры отличаются друг от друга. Так, жанр интервью отличается от всех остальных по признаку «психическое состояние», информационная рекламная статья – признаком «посессивность», жанр обозрения – признаком «социальное состояние», жанр комментария –  признаками «психическое состояние» и «экзистенциальность».

Эти выводы имеют значение при распознавании жанров военной журнальной периодики.

В разрабатываемой теории жанра и композиции мы опираемся на эмпирически обоснованное коммуникативно-семантическое моделирование англоязычных текстов военной периодики. Эта методология базируется  на объединении ранее разделявшихся научных дисциплин – семантике и прагматике. Поэтому мы употребляем также термин «прагмасемантическое  моделирование».

Этот подход учитывает базовую семантику (т. е. значения слов и конструкций, хранящихся в языковой памяти всех говорящих), а также собственно прагмасемантику (т. е. дополнительные смыслы, которые возникают в конкретных ситуациях общения). Таким образом, актуализация значений и приращение смыслов составляют сущность коммуникативного использования языка (Сусов 1983; Арутюнова, Падучева 1985; Шенк, Бирнбаум, Мей 1989; Городецкий 1989; Халеева 2003; Кирсанова 2009; Гусейнова 2010).

Сформированный и обработанный корпус текстов разных жанров позволил нам осуществить коммуникативно-семантическое моделирование комплексно: дать паспортизацию всех текстов, зафиксировать типичные особенности рассматриваемых жанров, определить доминирующие семантические признаки основных жанров, корреляцию признаков внутри каждого жанра, обозначить дифференцирующие семантические признаки, по которым один жанр отличается от другого, составить словарь глагольных клишированных фраз и устойчивых сочетаний и предложений, выражающих мнение автора и других участников общения, построить коммуникативно-композиционный портрет каждого жанра. 

Военно-публицистический дискурс изучается на основе следующей цепочки: военная идеология – глобальная стратегия – жанровая принадлежность – коммуникативные стратегии – внутритекстовые (тактические) коммуникативные цели – тактики, ходы – композиция текста.

В Главе 2 «Композиция как средство реализации коммуникативных тактик автора» расширяется традиционное понятие композиции, под которой мы понимаем не только внешнюю структуру произведения, но и внутреннюю.

Коммуникативно-семантические особенности, выявляющие корреляцию между жанром и композицией, лежат в основе текстов различных жанров военных СМИ и являются механизмами развития жанровой системности.

Профессионально ориентированные тексты военной периодики, реализуемые в системе жанров, рассматриваются нами как медиажанры среднего объема, в которые интегрированы речевые (иллокутивные) акты.

Эксплицитная композиция военно-публицистического произведения представляет собой делимитацию текста на рубрику, заглавие, экспозицию, имя автора, основной текст с абзацным делением, причем основной англоязычный текст начинается со вступительной части – лида (термин «лид» принят в британской журналистике и всегда выделен полужирным шрифтом). Основной текст может быть разбит на части, и эти части имеют свои подзаголовки. В основной текст входит графически не выделяемая заключительная часть.

Начало развития сюжета / действия эксплицируется во вступительной части текста и  представляет собой коммуникативную завязку; далее следует развитие сюжета с кульминацией (высшая коммуникативная точка общения, она занимает определенное место в тексте в зависимости от того или иного жанра военной периодики) и в конце текста следует коммуникативная развязка (когда событие заканчивается тем или иным образом).

Роль композиции в нашем исследовании – это коммуникативно-семантическое развертывание глубинной структуры текста, воплощенное в явно / косвенно выраженных целях автора и других коммуникантов, принимающих участие в коммуникативном акте.

Глубинная композиция произведения создается тактическими коммуникативными целями, которые раскрываются в ходе повествования, описания, рассуждения, т. е. в композиционно-речевых формах текста. Для реализации глубинной композиции используются также и «особые коммуникативные блоки» – различные языковые средства для процессов резюмирования и тезирования (тезисный блок), аргументирования, доказательства, оценивания (эксплицирующий блок), подведения итога (резюмирующий блок).

Для детального моделирования глубинной композиции произведения используют композиционное средство – цепочки комментирующих высказываний, которые объясняют целевой статус коммуникативных блоков. Эти цепочки высказываний выражают первичные речевые жанры (М. М. Бахтин) или речевые акты (иллокутивные акты – Джон Остин): оценивание, выражение мнения, разъяснение. Таким образом, тактические коммуникативные цели разных типов являются основой глубинной композиции, отправным моментом ее построения. Объединив традиционный и современный подходы, мы можем констатировать, что взаимосвязь и единство эксплицитной и имплицитной структуры образуют композицию англоязычного военного журнального текста.

Классическое соотношение жанра и композиции однонаправленное, т. е. жанр определяет композицию, хотя в некоторых случаях имеется  и обратное соотношение: зная определенное строение текста (инвентарь и следование тактических коммуникативных целей), можно предположить, в каком жанре написано данное произведение. Исследованная нами британская военная пресса, отвечающая требованиям высококачественной журналистики,  содержит только моножанровые тексты. Это естественно, потому что она адресована профессионально подготовленным специалистам в военном деле.

Тактические коммуникативные цели являются основой создаваемой автором композиции, движение, последовательность и развертывание которых образуют композиционную структуру текста.

Коммуникативно-семантическое развертывание текста проходит согласно следующим коммуникативным целям автора.

В информационной рекламной статье общение развивается в семи постоянных коммуникативных блоках, последовательность которых не меняется (подробно рассматривается в Главе 4). В вербальном коммуникативном акте принимает активное участие один автор, другие коммуниканты – пассивное. Общение осуществляется автором от третьего лица единственного числа по следующей схеме: 1) показать цели и задачи рекламируемого изделия; 2) раскрыть основные и дополнительные характеристики; 3) определить наличие / отсутствие аналога в мире;  4) выяснить вопрос продажи в страны мира; 5) описать ход изготовления рекламируемого продукта; 6) наметить время и действия по вводу в строй изделия; 7) указать  фирмы-производители.

Самым «сжатым», «компрессированным» жанром, в котором можно увидеть все имплицитные компоненты вербального акта, является хроника  (подробно рассматривается в Главе 4). Жанр хроники конституируется следующими тактическими  коммуникативными целями: 1) показать развитие события к моменту речи (завершенность); 2) описать состояние события в настоящий момент; 3) показать перспективу развития.

В основе композиции короткой информационной заметки стоят две цели:  дать сжато информацию об основном событии в военной сфере – а) как разворачивающееся, б) как совершенное действие и подвести итог.

Анализу подверглись расширенные заметки, посвященные модернизации вооружения. Композиция заметки – показать, как происходит модернизация устаревших изделий  – приобретает следующую схему:

1. Описание модернизированного изделия.

2. Информация о том,  где,  когда и  какое изделие было усовершенствовано:

  работа по его модернизации;

  тактико-технические характеристики изделия;

  эффект, полученный от модернизации;

  применение (продажа, прибыль);

  расходы.

Композиция корреспонденции по вводу в эксплуатацию нового вооружения  отражает подробное описание изделия (всех его компонентов), тактико-технические характеристики, примерную дату поступления на вооружение, мнение экспертов, затраты на производство, размещение / дислокацию (подробно рассматривается в Главе 4).

Все тактические цели автора находят воплощение в комментарии и развиваются по следующей схеме: а) показать отношение автора к комментируемому событию; б) отношение других коммуникантов к рассматриваемому событию; в) отношение автора к перспективам развития события (подробно рассматривается в Главе 5).

Жанр обозрения – самый большой по объему жанр из всех жанров, имеет две разновидности – субжанры – военно-техническое и военно-проблемное обозрение, которые коренным образом отличаются друг от друга и по композиции, и по тематике, и по коммуникативным целям. Следовательно, коммуникативно-семантическое развертывание текста будет разным в этих обозрениях (подробно рассматривается в Главе 5).

В интервью коммуникативный текст развертывается последовательно тем целям, которые наметил автор и были раскрыты интервьюируемым: 1) познакомить читателя с интервьюируемым (не касаясь личных данных): занимаемая должность, время нахождения в занимаемой должности, ранее занимаемая должность; 2) изложить общие и частные проблемы, которые стоят перед организацией, во главе которой он находится (успехи, неудачи, причины неудач); 3) выразить личное отношение интервьюируемого к тем проблемам, которые стоят перед организацией, которую он возглавляет; 4) показать личное отношение интервьюируемого к другим событиям, но связанным с рассматриваемым событием; 5) указать направление и перспективы развития организации, во главе которой он находится. Последовательность актуализации локальных коммуникативных целей, поставленных автором интервью, всегда однотипна (подробно рассматривается в Главе 5).

В Главе 3  «Жанрово-композиционная природа текста как основа его создания, понимания и исследования» сначала раскрывается история становления и развития военной периодики Великобритании и США. В Великобритании военная пресса стала составной частью печатной периодики лишь во второй половине XVIII века. Только в XIX веке военная пресса стала самостоятельной, имеющей свои издания.

Современный английский язык в военной периодике оказался в особой лингвистической ситуации как в плане широкой коммуникации, так и в плане профессионального его использования. Язык печатных СМИ привлекает внимание исследователей. Изучение лингвостилистических особенностей журнальных текстов позволяет быть на «переднем крае» процессов, происходящих в языке.

На сегодняшний день самыми востребованными в США являются военные журналы: Armed Forces Journal International, Combat Edge (U. S. Air Force), Military Review (U. S. Army).

Наряду с выпуском высокотиражных изданий, сохраняется традиция издания журналов высшими учебными заведениями.

Военная печатная продукция США расходится в объеме 25 500 экземпляров в 212 странах мира.

Многие военные периодические журналы и газеты (как американские, так и британские) имеют свои сайты, например, такие журналы, как Army Times, The Defense Daily Network, Jane’s Defence Weekly. Правда, не все сайты дают полный текст статей. Jane’s Defence Weekly не дает полного текста опубликованных статей, необходима подписка на эти периодические издания. На сайте журнала Military Technology доступны статьи только для чтения.

Военная публицистика взаимодействует с реальностью в «синхронном режиме»: в центре ее внимания вопросы, которые имеют решающее значение непосредственно для текущего момента жизни. Яркой особенностью военных публицистических произведений является оценка коммуникантами злободневных событий, распространяемая в конкретной социальной группе, в конечном итоге целенаправленная и воспринимаемая всей массовой аудиторией. Т. В. Писанова считает, что существует прямая связь между выражением оценки и культурой человека: «…закономерности взаимодействия эстетических, этических, гедонистических, психологических и рационалистических оценок, по сути, являются типологическими закономерностями. Они обнажают причинно-следственные связи, существующие между когнитивными аспектами языка и культуры» [Писанова 1997: 9].

Военный язык – это составная часть национального языка и является надсистемой в военно-терминологических системах. Военный язык входит в группу языков науки, которые называются специальными (подъ)языками. Специальные (профессиональные) языки – это функциональные разновидности современных развитых национальных языков, которые обслуживают специальные сферы знаний и деятельности и обладают определенной спецификой в лексике, синтаксисе, словообразовании по сравнению с другими разновидностями естественного языка. Военный подъязык классифицируется  как специальный язык военной науки, предназначенный для обслуживания коммуникации в военной сфере.

В 1970 году А. Н. Колгушкиным были разработаны частотный словарь русскоязычной военной лексики боевых документов общевойскового профиля и словарь словосочетаний.

В 1971 году продолжена работа над автоматизированными  военными языками и выходит книга «Словари словосочетаний и частотные словари слов ограниченного военного подъязыка», авторы – Б. Ю. Городецкий, А. Е. Кибрик, Л. С. Логахина, Г. В. Максимова, Е. С. Прытков, В. В. Раскин. В ней описан ряд аспектов экспериментально заданного подъязыка – языка боевых документов. Результаты полезны для удовлетворения интересов в самых различных областях теоретического и прикладного моделирования языка.

Военно-публицистические тексты призваны оптимально обслуживать политическую, военную и идеологическую сферы общественной деятельности. Журналисты, работающие в этой области, пишут о том, что волнует миллионы людей: о военных конфликтах,  новой военной технике, бюджете, выделяемом на военные расходы, о мнении высшего военного командования, о вопросах военной политики в государстве и мире; дают оценку социальным, политическим, военным явлениям, тенденциям, процессам.

Военная периодика, являясь частью военной профессионально-коммуникативной системы, представляет собой важный информационный канал, подчиненный интересам политической и военной власти. Профессионально-коммуникативная система обеспечивает профессионально ориентированную коммуникацию различных профессиональных общностей людей.

Деловое общение реализуется в текстах, где стилистические средства участвуют как в организации композиционного строения всего произведения, так и  в кодировании информации, заключенной в тексте.

Современный английский язык военных изданий оказался в особой лингвистической ситуации как в плане широкой коммуникации, так и в плане его использования. В частности, изучение лингвостилистических особенностей заголовков журнальных текстов представляет особый интерес для исследователей.

В связи с особенностями текстового кодирования смысл журнальных заголовков приобретает важное интерпретационное значение.

Система современных заголовков в британской прессе сложилась к концу 20-х годов XX столетия. В заголовках, подзаголовках журнальных статей, названиях «шапок» журналов используются фразеологизмы в «чистом» и комбинированном виде. Актуализация комбинированных фразеологизмов достигается лексико-стилистическими способами и состоит в преднамеренной трансформации традиционного фразеологизма.

Так, зная перевод фразеологического сочетания “a waiting game” –«выжидательный образ действий; выжидательная политика» [Кунин 1984], читатель может предположить, что разговор пойдет о том, что какая-то страна ждет какое-то время для того, чтобы начать какой-то процесс, какое-то действие и ему будет интересно узнать, что же может произойти по истечении какого-то времени (Waiting game // JDW. 2002. 30 Oct. P. 19 – аналитическая статья). В традициях этого журнала печатать название самой актуальной статьи на обложке журнала и видоизмененное название появляется в виде Watching and waiting – «Наблюдаем и ждем», что еще больше интригует читателя и заставляет его прочесть статью. Известно, что для многих английских фразеологических единиц характерно наличие аллитерации, т. е. повторения тождественных звуков в начале слов, что мы и видим в этом названии.

Словарь А. В. Кунина дает такой перевод фразеологического сочетания “to fan the flame”– «разжигать страсти; разжигать чью-то страсть» [Кунин 1984: 262].  «Шапка» “Fanning the fiscal flames” – «Раздутые финансы» (дословный перевод «Раздутие финансовых страстей») на обложке журнала направляет внимание читателя на финансирование военных расходов и из названия самой статьи “DoD budget request is the largest since 1946” становится понятно, что планируемый  бюджет министерства обороны США на 2008 год является самым большим с 1946 года.

В других случаях происходит трансформация традиционного фразеологизма за счет замены одного из слов, при этом стилистическая окраска всего выражения тоже видоизменяется. Так, «шапка», имеющая название “Battle of wills” – «Сражение сил», «Испытание волей», – восходит к традиционному фразеологизму “battle of the books” – «Ученая дискуссия» (ирон.) [Кунин 1984: 68].

Итак, деформация традиционного фразеологизма возникает в том случае, когда семантическая связь между двумя компонентами фразеологизма ослаблена и можно вставить / заменить слово или дополнить другими словами, давая созданному фразеологизму «новое дыхание», новое содержание.

По яркости и компактности своего оформления фразеологизм можно сравнить со слоганом в рекламе. Если слогану придана цель «пленить» покупателя и «заставить» купить рекламируемый товар, то цель «шапки», заглавия статьи «пленить» читателя и «заставить» прочитать актуальную (оперативную) информацию в журнале.

Для военно-публицистического дискурса характерны интенциональные способы воздействия на адресата, где дается прогрессивное видение военной обстановки (описание успешного проведения экспериментов, сопровождающихся модернизацией вооружения, реклама новых образцов техники).

Отношения равноправного сотрудничества и субординации эксплицитно не представлены в военном дискурсе. Их условно можно назвать в целом отношениями военного сотрудничества, но стратегия подчинения в военном дискурсе имеет характер упреждения (упреждающий в военной терминологии имеет значение опережающий, следовательно, стратегия заранее направлена на устрашение другого коммуниканта).

Особенность убеждения, процесса речевого воздействия говорящего на адресата состоит в актуализации говорящим, как минимум, двух речевых актов: пропозиция первого речевого акта должна представлять собой тезис убеждения, а пропозиция второго речевого акта – довод в пользу убеждения. Довод убеждения в английском военном языке осуществляется при помощи  доказательства, аргументации, иллюстрации (формы зрительного убеждения). Аргументируя, адресант старается убедить (persuade) адресата, и у адресата формируются определенные убеждения (convictions) как результат речевого воздействия.

Мы традиционно рассматриваем цитирование как стилистический прием, состоящий в дословной передаче чужой речи, используемый автором вновь создаваемого текста для реализации своего коммуникативного намерения, с целью подтверждения излагаемой точки зрения или дальнейшего рассуждения на тему.

Военная пресса, призванная  обеспечивать аудиторию оперативной военно-политической информацией, информировать о главных событиях в странах мира, военно-политических новостях, новых видах вооружения и военной техники, давать авторитетные экспертные оценки, широко использует цитирование как один из способов введения неавторской речи.

С точки зрения иллокутивной направленности представляется возможным разделить журнальную цитацию на подтипы с учетом выполняемой ею коммуникативно-прагматической функции:

1) нейтральная цитация,

2) экспрессивная цитация,

3) цитация-пример,

4) цитация-рассуждение,

5) цитация-мнение,

6) цитация выделения главного (приоритетного).

В настоящей работе мы рассматриваем функциональный стиль и жанр как единство, связанное отношением «общее – частное». Автор произведения всегда идет от выбранного им стиля к выбираемому им жанру произведения: интервью, комментарию, обозрению, хронике и т. д. Поэтому все характеристики широкого понятия функционального стиля будут относиться к более узкому понятию жанра. Безусловно, мы не отрицаем существования специфических жанровых доминант у определенного  жанра.

Общими стилистическими характеристиками (стилевыми чертами) жанров военной периодики как видов  публицистического стиля речи являются:

  1. информативность;
  2. актуальность;
  3. наличие содержательно-фактуальной информации;
  4. наличие большого количества коммуникантов;
  5. отсутствие подтекстовой информации;
  6. коммуникативная насыщенность текста (от минимальной – в хрониках до максимальной – в интервью);
  7. воздействующая функция;
  8. определенная внешняя и внутренняя композиция.

Следующие две главы (четвертая и пятая) являются в диссертации  заключительными и наиболее объемными: в них представлены результаты моделирования двух фундаментальных классов текстов, на которые распадается все множество произведений военной журнальной периодики – это тексты информационного и аналитического характера.

В Главе 4 «Многомерное моделирование основных информационных жанров военной периодики» представлены характерные черты именно информационных жанров. Нами выделен следующий набор их основных типов: информационная рекламная статья, рекламный текст (собственно реклама), хроника, короткая информационная заметка, расширенная заметка, корреспонденция. Каждый из этих типов подробно рассматривается в центральной части настоящей главы.

В начале главы мы даем общий обзор тенденций развития информационных и аналитических жанров на протяжении последних десятилетий. Известно, что с течением времени каждый из жанров претерпевает изменения. Общественная практика, а также фундаментальные социальные законы определяют облик жанра в каждый данный период времени. Так, сегодня можно утверждать, что традиционная «передовая статья» “leader” исчезла с журнальных страниц. В военных журналах она заменена на проблемную статью (в научной литературе пока не сложился единый термин), которая написана уже не от имени коллектива журнала или его редактора, а одним автором – специалистом в военной области – на тему, обладающую актуальностью и представляющую наибольший интерес для читательской аудитории на момент выхода журнала. Такие статьи печатаются в начале каждого номера под рубрикой HEADLINES.

Говоря о жанровых изменениях, интересно отметить, что ситуация в англоязычной военной публицистике, на которую российская пресса ориентировалась последние годы [Донсков 2004], все же отличается от происходящего в нашей стране. Мы должны констатировать английский «консерватизм»: наблюдается явное нежелание англоязычной прессы отходить от устоявшихся жанровых разновидностей текста. Исключение составляют только новостные жанры, которые в изучаемой нами военной периодике стали приобретать аналитический характер.

Постепенно исчезает жанр “Letter of the editor-in-chief”, хорошо известный читателям различных журналов. Такое издание, как Military Technology, пока сохраняет этот тип текста под названием “Word from the editor-in-chief”.

Основные тенденции, выделяемые другими исследователями и подтверждаемые нами, сведены к трем существенным моментам:

  • усиление информативного начала,
  • резкая активизация личностного фактора,
  • утверждение диалогичности как фундаментального качества современной газетной и журнальной речи – журналистского творчества в целом.

Так, например, в нашем материале – текстах англоязычной военной периодики – активизация личностного начала выразилась в распространении таких аналитических жанров, как комментарий, проблемное обозрение, где от автора требуется глубоко вникнуть в проблему, провести анализ происходящих событий еще до того, как статья будет написана им и напечатана в журнале. Военная журнальная пресса стала более диалогизированной: от «чистого» информирования, характерного для англоязычной прессы до 90-х годов  XX века, перешла к более активной подаче авторской аналитической оценки событий.

Теперь перейдем к подробной характеристике каждого из шести выделенных нами типов информационных жанров. Примеры текстов на все эти типы  приведены в Приложении 1. Каждый пример включает текст в формате редактора Word и сканированный журнальный текст.

И-Тип 1. Информационная рекламная статья регулярно публикуется в специальных периодических изданиях, выходящих ежегодно под общим названием Album of US Weapons and Armament – «Альбом вооружения и военной техники США» и предоставляет возможность читателю получить конкретное знание о новой технике и наглядно увидеть ее изображение.

Рассматриваемый жанровый тип текста представляет собой совокупность семи постоянных коммуникативных блоков. Каждый блок озаглавлен, что дает основание выделить семь коммуникативных целей этого жанра:

1) определить  назначение рекламируемого вида вооружения или техники;

2) дать  основные и дополнительные тактико-технические характеристики; 

3) показать наличие или отсутствие аналога в мире;

4) выяснить, осуществляется ли продажа данного изделия (аналога) другими странами;

5) показать процесс изготовления рекламируемого изделия, проведение

опытных испытаний и определить затраты на его производство;

6) наметить срок принятия изделия на вооружение;

7) перечислить фирмы-производители.

Таким образом, тактические коммуникативные цели этого жанра однородны – показать основные технические характеристики техники и вооружения (без привлечения каких-либо комментариев авторитетных лиц с оценкой указанных параметров). Интересно отметить, что это единственный жанр, который имеет минимальную коммуникативную насыщенность. Это характерная черта его стиля.

И-Тип 2. Рекламный текст (собственно реклама) отражает коммуникативную стратегию, избранную рекламистом, и включает следующие частные коммуникативные модели:

  • реклама-сравнение;
  • реклама-вопрос;
  • реклама-информация;
  • реклама-описание;
  • реклама-рассуждение.

Все они включают, кроме вербальной, и графическую часть (рисунок).

Эти модели дают нам основание говорить о разновидностях (подтипах)  этого основного жанрового типа текста.

Остановимся на характеристике каждого из этих подтипов, на его  коммуникативно-семантической модели.

Реклама-сравнение представлена в журналах в скрытом виде и основана на сопоставлении рекламируемого продукта с аналогичным, но изготавливаемым другими фирмами, причем законы рекламного рынка запрещают приводить название фирмы-конкурента. В рекламном тексте используются сравнительные и превосходные степени прилагательных для того, чтобы показать, что рекламируемый товар обладает лучшими (наилучшими) качествами.

Реклама-вопрос представляет рекламный текст в виде вопросительных предложений; ответ же на них дается в виде эхо-фразы. Например:

– Would they prefer a phone call?

  A transaction on the web?

  Or someone talking them through the transaction?

  To have you call them back?

  Fax them?

  Or send what they need to their mobile?

– With Avaya you can do it all.

  (Avaya – фирма, рекламирующая средства связи).

Реклама-диалог. Заголовок рекламы представляет собой вопрос, а ответ в виде эмоционально окрашенной фразы получаем чуть ниже, после рисунка, изображающего рекламируемый продукт: 

– IS THIS THE TARGET?

– With the PRISM Equipped IDM, You know!

  (PRISM – Photo Reconnaissance Intelligence Strike Module),

  (IDM – Improved Data Modem).

Как уже отмечалось, грамматика построения вопросительной формы часто не соблюдается в рекламном тексте:

– Lost Data?

– We are the ones who will find it.

Существенно заметить, что две предыдущие модели рекламы делают акцент не на рекламируемом товаре, а на возможностях фирмы-производителя, в результате чего достигается особый коммуникативный эффект: именно фирма оказывается в центре внимания читателя. 

Реклама-информация в журнальных военных текстах может быть представлена сведениями: 1) о конференциях, которые будут проходить в мире, 2) о самом журнале, например, те или иные сведения о Jane’s Defence Weekly.

Реклама-описание (наиболее популярная в военных журналах) большое внимание уделяет продвижению военной техники, вооружения, спецодежды, компьютеров и их комплектующих, дает тактико-технические характеристики,  сообщает о других преимуществах товара, используя разнообразные возможности оформления текста: всю гамму цветов, разный размер шрифта, большое поле листа для выделения продукта рекламирования.

Реклама-рассуждение имеет, как правило, идеологическую направленность, использует сравнение, аргументацию, различные коммуникативные тактики, например, тактику сопричастия: When Homeland Security forces are sent to the borders, were there with them. Рассматриваемая коммуникативно-семантическая модель в итоге преследует практическую цель – сконцентрировать внимание на достоинствах определенной фирмы, но делается это с помощью развернутого рассуждения на патриотическую тему: речь идет о применении этой фирмой передовых технологий для усиления защиты государственных границ страны.

При исследовании информационных жанров текстов военной периодики использовался материал из целого ряда различных военных журналов: Defence Systems International (Spring 2001), Defence Systems International (Autumn 2001), Military Technology (2001), Jane’s Defence Weekly (2000–2007).

Коммуникативный акт, в рамках которого рождается рекламный текст, отличается особым составом участников общения: первый коммуникант – адресант-рекламодатель; второй коммуникант – адресат-реципиент; индивидуальные / коллективные коммуниканты – покупатели рекламируемых продуктов; потенциальный коммуникант –  конкурент / конкуренты.

В коммуникативном акте роль адресанта активна, а роль адресата пассивна в том смысле, что рекламодатель может узнать его реакцию опосредованно, в частности, по росту или снижению продажи товаров, спросу покупателей на товар.

В других жанрах (интервью, обозрение, хроника) нет никакой вербальной характеристики адресата, и только в рекламном военном тексте мы находим определенные стилистические средства, раскрывающие социальную характеристику покупателя товара, т. е. второго коммуниканта. Адресант сообщения, изучая социальные запросы адресата, считает, что:

1) покупатель нуждается в приобретении определенного военного товара, так как ему необходимо контролировать свое местоположение:

…when you need to be in total control of your position? Direction and mobility…

2)        необходимо побеспокоиться об обеспечении жизнедеятельности покупателя: 

… safeguarding your future  with  GRASERY DYNAMICS

(Обезопасьте свое будущее с фирмой GRASERY DYNAMICS  – слоган

фирмы GRASERY DYNAMICS,  производящей приборы);

3) фирмы заботятся о наибольшей выгоде покупателя (клиента):

  Nordic Cooperation and Global Interaction for the Benefit of our Customers;

4) фирма-производитель готова удовлетворить все требования клиента и даже предвосхитить его желания:

… because we’re ready to match your requirements and exceed your  expectations…

В примерах мы видим частое использование местоимений, таких как you, your, our в клишированных фразах: «Вам нужно»; «Ваши требования»; «Ваши пожелания»; «Ваше будущее», «Наши клиенты». 

Коммуникативно-семантическое развертывание текста проходит в следующей последовательности: показать преимущества рекламируемого изделия / изделий; убедить в том, что адресату нужен именно этот товар.

Рекламный текст отражает вербальную стратегию, избранную рекламистом в следующих тактических коммуникативных целях на уровне композиции:

а) показать преимущества рекламируемого товара:

With fully fused, integrated data flow and all digital processing, Gripen gives you the power, intelligence and agility to win the information war.

(Фирма Gripen, рекламирующая приборы управления и  контроля).

Чаще всего преимущества рекламируемого товара в тексте вводятся словами gives, provides, supplies, brings, etc., которые приобретают дифференцирующий семантический признак посессивности;

б) дать совет:

Хорошо известно, если предлагают выбрать что-то определенное из множества подобных объектов, то такая формулировка расценивается как совет. Данная коммуникативная цель воплощается в языковой форме в виде следующих фраз, например:

Make Inertial Navigation,

A Decisive Force,

For Swift Accuracy.

  (Military Technology. 2001). 

Если рекомендуют конкретный продукт / изделие, то это уже расценивается как предложение. В рекламном тексте совет плавно переходит в предложение:

Let IZAR help build your utopia – слоган  фирмы IZAR.

  (IZAR – кораблестроительная испанская фирма, рекламирующая новые корабли).

в) убедить:

Рекламодатель убеждает купить товар через описание его возможностей:

RO DEFENCE

PROVIDING FIREPOWER SOLUTIONS THROUGH

INNOVATION AND

PARTNERSHIP 

г) повлиять на психику покупателя, например, словами: «Можете ли Вы позволить себе потерять тактическую связь с …?»

Sorry Sir,

We have lost contact…

[Изображение рекламируемого товара]

Can you afford

To loose your

Tactical communication

Due to rodent attacks?

  (BRUGG – швейцарская фирма, рекламирующая гибкие

  металлические кабели для оптоволоконной связи).

И-Тип 3. Хроника. В модели этого типа жанра нами прежде всего констатируется состав текста хроники. Она включает три-четыре заметки (микротексты), которые привязаны к одному и тому же времени выхода журнала, но каждая характеризуется своей темой.

Все заметки имеют сходное строение. Каждая заметка включает два, три  или четыре предложения. Внешняя и внутренняя композиция, воплощенная в глобальной и локальных коммуникативных целях заметки, представлена в виде  сложноподчиненных или простых распространенных предложений, но сильно осложненных различными оборотами (особенно с использованием неличных форм глагола). Употребление таких синтаксических и морфологических форм является важным формальным средством стиля хроники, объясняется стремлением сжать информацию, необходимостью представить в  одном предложении разнообразные сведения.

В предложениях любой заметки (микротекста) мы обычно видим композиционно-речевую форму повествования, которая репрезентируется в тексте с помощью глаголов в форме Present Perfect Tense; перфект подчеркивает завершенность действия к моменту речи и его связь с последующим развитием описываемого события, но уже выраженного глаголами с помощью последовательности форм Past, Present, Future Indefinite Tense, что обеспечивает коммуникативно-семантическое развертывание текста. 

Необходимо отметить еще одну важную стилистическую особенность жанра хроники – это отсутствие в составе высказываний субъективно-оценочных эмоциональных элементов языка (как лексических, так и синтаксических). В хрониках не встречаются ни инверсии, ни восклицательные предложения, нет умолчаний и других средств эмоционального синтаксиса, нет эмотивной лексики – эпитетов, междометий и т. д. Вследствие «сухой», несколько протокольной манеры изложения мысли в хронике не встречаются ни метафоры, ни метонимия, ни другие стилистические образные средства.

О лексической компрессии заметки говорит использование в ней от 38 до 116 слов, количество печатных знаков (без пробела) варьируется от 249 до 536. 

В заметках хроники отсутствуют цитаты, что обосновано тактическими  коммуникативными целями: подвести итог факту, раскрыть предельно сжато информацию, показать развитие событий в настоящем и будущем. Пример типичной хроники из четырех заметок приведен в Приложении 1.

И-Тип 4. Короткая информационная заметка – сравнительно небольшое сообщение (от 600 до 1 200 печатных знаков). Моделирование этого типа жанра предусматривает выявление особенностей текста на уровне содержания,  определенной композиции и характерных коммуникативных целей. Текст этого типа редко помещают под рубрикой HEADLINES, чаще он идет в других рубриках для заполнения текстового пространства. Вводный абзац соответственно может носить разный характер (выхватывается основная новость или дается некоторый итог). Если в хрониках событие только констатируется, то в рассматриваемом жанре оно в каких-то деталях расширяется. Формальными стилистическими свойствами этого жанра являются краткость, точность, стандартность изложения, максимальная языковая экономия, редкое использование цитат.

В основу композиции короткой информационной заметки положена  структура нарратива, отражающая два этапа изложения: основное событие показано как последовательно разворачивающееся и как уже совершённое. Все короткие заметки авторизованы.

Разработка методики моделирования короткой информационной заметки проводилась нами на материале текстов об отсрочке поставки какого-либо вооружения в войска. Композиция такого текста  – это выражение глобальной коммуникативной цели – показать, что поставка вооружения откладывается из-за его модернизации. Текст заметки строится относительно следующих конкретных тактических коммуникативно-прагматических целей автора:

1. Назвать вооружение, поставка которого откладывается.

2. Назвать фирмы, поставляющие данный тип  вооружения.

3. Дать информацию о том,  когда поставка была отложена.

4. Дать информацию о том, когда поставка будет возобновлена.

Последовательность изложения материала соответствует приведенному  порядку. В ряде случаев нами выявлено участие других коммуникантов, дающих оценку этому событию.

И-Тип 5. Расширенная заметка. При моделировании формальной структуры этого жанрового типа текста в данном случае мы прежде всего характеризуем его с точки зрения состава. В него входят заглавие, вводный абзац, сам текст и вставка (журналисты называют ее «афишка»), где даются ключевые моменты сообщаемых сведений, оформленные целыми предложениями. Текст включает приблизительно 2 000 печатных знаков, имя автора печатается перед началом текста, а не после его окончания, как это делается в коротких заметках. Лиды (вводные абзацы) являются элементами, констатирующими информацию всего сообщения: недлинные (одно-два) предложения.

Далее мы обращаемся к особенностям денотативной и сигнификативной семантики этого типа текста.

Если хроники дают ответ на основные три вопроса кто / что? где? когда?, а содержание коротких заметок отвечает  на вопросы: кто / что делает(ся)? кто / что сделал? кто / что сделает? когда? где?, то расширенные заметки отвечают еще на вопросы какие (условия)? чем?

Разработка методики моделирования жанра расширенной заметки проводилась  на материале корпуса текстов по модернизации военно-технических устройств. Они имеют однотипную композицию, которая отражает следующие тактические цели автора:

1) дать общее описание модернизированного изделия;

2) предоставить информацию о том, где, когда и какой блок был усовершенствован;

3) содержательно оценить эффект, полученный от модернизации блоков;

4) подсчитать расходы, связанные с модернизацией изделия;

5) информировать о результатах применения изделия, включив данные о его продаже и прибыли.

Отличительными стилистическими особенностями рассматриваемого типа текста по сравнению с хроникой и короткой информационной заметкой являются увеличение объема, регулярное введение цитат в текстовую ткань сообщения, расширение и уточнение информации, преимущественно с помощью придаточных предложений и обособленных оборотов.

Коммуникативно-семантическое моделирование этого типа текста связано с выявлением факторов, которые влияют на увеличение объема сообщения. Они связаны с большей эксплицитностью, с введением факультативной информации, постепенным уходом от стиля сугубо формализованного клишированного языка, характерного для коротких заметок.

И-Тип 6. Корреспонденция. Текст этого типа – самый большой по объему  и самый подробный по содержанию среди информационных жанров периодической печати. Его объем – 5 000 печатных знаков и больше. Этот тип текста включает фактологическую, прогностическую и субъективно-оценочную информацию. Фактологическая информация не только констатируется, но детализируется и комментируется автором и многими коммуникантами.

Пространственная и временная фиксация события обязательна, реальна и конкретна. Так, например, композиция корреспонденции по вводу в эксплуатацию нового оборудования содержит подробное описание этой техники, всех компонентов оборудования, тактико-технические характеристики, примерную дату поступления на вооружение, мнение экспертов, затраты на производство, сведения о размещении (дислокации) оборудования.

В этом жанровом типе текста в наибольшей степени проявляются упомянутые ранее современные тенденции усиления коммуникативно- аналитического характера стиля информационных текстов  военной периодики.

В конце реферируемой главы резюмируется разнообразие стилистических средств, которые реализуют специфические композиционные решения каждого информационного жанра.

В Главе 5 «Многомерное моделирование основных аналитических жанров военной периодики» анализируется жанрово-композиционная и стилистическая специфика крупного класса жанров, который характеризуется  как типы текстов аналитического характера. В главе приводятся результаты моделирования всех основных параметров общения.

Нами выделены следующие типы текстов.

А-Тип 1. Комментарий. При всей размытости его формы он тем не менее характеризуется относительно стабильной композицией. Упомянутая выше размытость формы выражается в расположении дополнительного материала в соответствии с индивидуальной манерой автора.

1. Заглавие.

2. Экспозиция.

3. Основной текст:

а) вводный абзац;

б) развернутый текст;

в) заключительный абзац / заключительные абзацы.

Это связано с необходимостью разъяснять многие события, происходящие в экономической, политической и военной сферах современного мира. Комментарий стал весьма популярен и занял достойное место среди аналитических форм журналистики. Моделирование этого жанра в научной литературе раньше не проводилось.

Задачи военного комментария – обсуждение, выражение мнения об актуальных событиях (официальными лицами и комментатором), аргументация, оценка имеющейся информации. Функции комментатора обычно выполняются профессиональными журналистами и обозревателями ведущих военных журналов, специалистами в области военной политики.

Этот жанр отличается от прочих аналитических жанров тем, что в нем обычно анализируется с разных сторон одно важное событие, известное читательской аудитории, и в этом анализе превалирует мнение автора и других коммуникантов, имеющих отношение к обсуждаемому  предмету.

Существенно то, что в комментарии может содержаться не только анализ того или иного события, но и размышления о перспективах его развития и последствиях.

Специфическая черта данного жанра: основной вывод делается автором, который формулирует итог анализа комментируемого события.

В современном военном комментарии нами выделены различные тактические цели, зависящие от содержания и отношения автора или других коммуникантов:

– направить внимание аудитории на важные новые факты, выходящие на

первый план военной / общественной жизни;

– выявить причины комментируемого события;

– установить связь этого  события с другими;

– оценить комментируемое событие, используя сравнение, сопоставление,

доказательство,  аргументы  за / против;

– спрогнозировать развитие события;

– обосновать с помощью примеров необходимые варианты

действия / поведения или решения возникающих задач.

Исследование корпуса текстов показало, что в военной периодике наиболее востребованы три разновидности (подтипа) комментария.

Военно-политический комментарий освещает военные вопросы, которые имеют идеологическую направленность. Примерами могут быть статьи “Putin address reflects rising antagonism at US”; “Lack of strategic will is sapping India’s potential”. Общая стратегическая коммуникативная цель этих текстов – дать идеологическую оценку определенным политическим актам. С точки зрения практической цели в этом комментарии присутствует стремление обеспечить приоритет своей страны в области конкретной военно-политической деятельности.

Требованиям этого подтипа текстов отвечают их композиция и стилистические средства.

Военно-технический комментарий оценивает техническую оснащенность, боевое применение и вооружение разных стран, раскрывает причины, которые мешали преодолеть затруднения в прошлом и показывает пути выхода из кризисного состояния.

Тексты военно-технического комментария отличаются детальной авторской интерпретацией предмета изображения при полном отсутствии цитат. Это выделяет данный подтип комментария на фоне военно-политического, где приводятся цитаты (порой многочисленные) разных политических лидеров. Хотя военно-технический комментарий имеет одностороннюю направленность на сугубо специальные (военные) вопросы, это ни в коей мере не отражается на критическом анализе событий, который проводят военные специалисты. Пример –  статья “Australia must upgrade its ASW capabilities”.

Общая стратегическая коммуникативная цель – оценить состояние военной техники разных стран мира – объединяет тексты жанра комментария. С точки зрения общей практической цели речь идет об эффективности военного оснащения тех или иных стран.

В военно-техническом комментарии разворачиваются внутритекстовые тактические коммуникативные цели, которые отражают композицию этого  жанра. Их можно представить, например, следующими клише, конструкциями, предложениями:

1) оценить современное состояние (показать недостатки):

to be in a parlous state – быть в плачевном состоянии;

to make the situation worse – сделать ситуацию хуже; ухудшить ситуацию;

to be delayed by several years – отложить на несколько лет;

to be under a cloud – находиться под вопросом; вопрос остается открытым;

2) достичь намеченной цели:

to take urgent action to provide <…> – предпринять необходимые действия, чтобы обеспечить <…> ;

to offer a way forward – предложить выход из положения;

to make a lot of sense to continue the process of <…> – хорошо все продумать, чтобы продолжить процесс <…> .

3) показать перспективы развития событий:

It is not all bad news.  –  Не все плохие новости (есть и хорошие).

to be in a parlous state – быть в плачевном состоянии;

to make the situation worse – сделать ситуацию хуже; ухудшить ситуацию.

Коммуникативный механизм рассматриваемого подтипа жанра отражается в соответствующей ему композиции и используемых стилистических средствах, которые представлены в виде систематизированных семантических групп в Приложении 2.

Военно-проблемный комментарий дает анализ какой-либо актуальной проблемы, в обсуждении которой участвуют несколько коммуникантов.

Например, в статьях “Intelligence-led military operations” (JDW. 2006. 31 May. P. 21), “Countering the IED threat” (JDW. 2006. 21 June. P. 21), “Shifting focus” (JDW. 2006. 30 Aug. P. 21) говорится о необходимости радикальных изменений в традиционном оборонном бизнесе; о том, что современные боевые действия, ведущиеся в населенных районах, представляют новые трудности для идентификации противника; что проведение разведывательных военных операций требует решения дополнительных задач.

В ходе обсуждения комментируемое событие включается в контекст более широких процессов, ситуаций и задач, как правило, уже известных аудитории, произошедших раньше или позже описанного, но связанных с этим событием одной причинно-следственной связью. В результате в комментарии осуществляются интерпретация, объяснение и оценка главной проблемы.

В проблемном комментарии дается многосторонняя оценка одного главного события (явления). Часто в конце статьи подводится итог перечислением всех проблем и включением резюмирующей фразы “This is only a partial listing of the problems” (Это лишь часть проблем в этой области).

Конечная практическая цель всех текстов этого жанра обусловлена стремлением найти оптимальный способ ведения определенной военной деятельности.

Целый ряд особых стилистических средств служит повышению эффективности проблемного комментария.

А-Тип 2. Обозрение. Это традиционный и устойчивый жанр военной публицистики, обладающий эффективными возможностями масштабного целенаправленного отражения различных сторон военной деятельности в конкретный отрезок времени. Он позволяет выявить современное состояние и тенденции развития определенных военно-политических институтов, а также подвести итоги военных кампаний.

Моделирование этого жанра в научной литературе ранее не проводилось.

Обозрение как аналитический тип текста дает основание выделить две его разновидности (два подтипа). В диссертации подробно описаны результаты их моделирования.

Военно-техническое обозрение. Данный подтип знакомит читателя с историей и экономикой страны, современными политическими и военными событиями, ее  вооруженными силами.

Стратегическая коммуникативная цель текста военно-технического обозрения – дать исторический обзор и описать современное состояние вооруженных сил страны, включая виды и рода войск.

Тактические цели текста:

а) направить внимание аудитории на важные новые факты военной и общественной  жизни;

б) показать военно-техническую оснащенность вооруженных сил и дать им оценку.

Цели этого уровня определяют коммуникативную динамику композиции.

В обозрении уделяется внимание выводам, имеющим актуальное общественно-политическое  и военное значение.

Текст обозрения раскрывает огромный фактический материал, для описания которого используются такие логические методы, как анализ и синтез, индукция и дедукция, сравнение и аналогия.

Для композиции характерны широкие временные границы (исторический и современный периоды), что отличает этот жанровый подтип  от других жанров. Подчеркнем, что в обозрении фиксируется социальное время.

Текст военно-технического обозрения делится на несколько самостоятельных композиционных частей, образующих стандартную композицию:

– заголовок статьи;

– экспозиция;

– основной текст с вводной частью (выводы отсутствуют).

Моделирование этого жанрового подтипа приводит к выделению формального дифференцирующего признака, который отличает его от других типов аналитических жанров и от подтипа военно-проблемного обозрения. В качестве такого признака выступает наличие заголовков у составных частей обозрения. Ими являются названия видов вооруженных сил – “Land Forces”, “Navy”, “Air Force”; такое построение композиции – стилевая доминанта военно-технического обозрения, характеризующая  его жанровое своеобразие. Военно-проблемное обозрение – это такой подтип аналитического жанра, который знакомит читателя с основной проблемой, рассматриваемой автором. Она вовлекает в обсуждение различные подтемы, позволяющие широко и глубоко вникнуть в основную проблему. Структурно текст этого жанра начинается с рубрики BRIEFING, под которой пишется название обозрения (например, TURKISH DEFENCE INDUSTRY – «Оборонная промышленность Турции»; US BLACK PROGRAMMES – «Секретные программы США»; AIRBORNE GROUND SURVEILLANCE – «Система разведки воздушного базирования опознавания наземных целей»).

Стратегическая коммуникативная цель проблемного обозрения – дать многогранную когнитивную модель важной проблемы, акцентировать на ней внимание и изложить её читателю.

Тактические коммуникативные цели – оценить рассматриваемое событие (явление) с точки зрения представления опасности для мирового сообщества.

Коммуникативная стратегия определяется мотивами автора обозрения, установками военно-политического института, системными ценностями культуры народа. Тактика представляет конкретный этап осуществления коммуникативной стратегии автора и способствует решению глобальной и локальных стратегий, реализуется в ходах, каждый ход вносит максимальный вклад в реализацию стратегической сверхзадачи.

От прагматики речевых действий зависят всё речевое поведение автора обозрения, содержание, композиция и стиль текста.

Наличие коммуникативной цели характеризует не только речевые стратегии, но и любой речевой акт как один из важнейших параметров прагматической интерпретации высказывания:

убедить кого-то в чем-то;

выразить мнение относительно чего-то;

аргументировать свое мнение;

сравнить что-то с чем-то;

подвести итог чему-либо;

сделать анализ чего-то;

предположить развитие событий;

обобщить факты и т. д.

В главе уделяется внимание взаимодействию автора с привлекаемыми коммуникантами. Это – разнообразные виды как явных, так и скрытых участников общения: экспертов, военных специалистов, журналистов, обозревателей. Этот аспект моделирования роли «соавторов» соответствует идеям М. М. Бахтина о диалогичности любого текста.

Рассмотренные подтипы обозрения (военно-техническое, военно-проблемное) вносят вклад в развитие многопризнаковой типологии коммуникативных актов.

А-Тип 3. Интервью. Текст по классическому признаку (вопрос – ответ) может быть отнесен к жанру интервью.

Многие лингвисты рассматривают интервью как такую разновидность дискурса, которая является активной формой языковой действительности [Шевчук 2004: 3]. Соответственно интервью переключает внимание лингвистов от изучения языка как системы к изучению языка говорящих субъектов, в котором ярко выражается отношение к происходящим вокруг них событиям. Поэтому язык изучается в тесной связи с индивидом (интервьюируемым), его мышлением, мировоззрением, национальной культурой, занимаемой должностью и  деятельностью.

Интервью в военной печати – это аналитический жанр, представляющий особый тип творческого сотрудничества журналиста и государственного лица; имеет ряд характерных особенностей: а) четкая мотивация; б) военно-политическая направленность; в) обращение к профессиональной аудитории и массовому читателю.

При моделировании этого жанрового типа текста мы учитываем классификацию, принятую лингвистами в литературе:

1. Интервью-монолог (отсутствуют вопросы журналиста, интервьюируемый использует прямую речь; большую часть информации  журналист передает косвенной речью).

2. Интервью-диалог (полный текст беседы в форме вопросов и ответов).

3. Интервью-зарисовка (журналист настраивает читателя на эмоциональное восприятие беседы).

4. Интервью-мнение (комментирование события, явления, факта интервьюируемым).

5. Интервью-сообщение (излагаются наиболее существенные проблемы беседы, ответы даются с изъятием части текста).

6. Массовое интервью (материал пресс-конференций, брифингов).

В журнале Jane’s Defence Weekly из всех форм интервью представлены только интервью-монологи, которые включают комментирование события. Именно они были объектом  нашего исследования.

Коммуникативная насыщенность текста интервью по сравнению с другими жанрами – максимальная. Коммуникативно-семантическое развертывание общения может быть представлено в виде обычной пирамиды, где коммуникативная напряженность текста проявляется индуктивно или дедуктивно.

Основными композиционными составляющими являются: заголовок, лид и собственно текст интервью (body).

После рубрики INTERVIEW идет имя и фамилия интервьюируемого, на следующей строке указывается занимаемая им должность. Заголовок всегда располагается под фотографией интервьюируемого.

Заголовками всех интервью в журналах Jane’s Defence Weekly являются цитаты из высказываний интервьюируемых; они представлены в форме повествовательных предложений и в большинстве случаев информативно самодостаточны. Заголовок сразу же намечает тему интервью и, как правило, дает аналитическую оценку, всегда совпадает с наивысшей точкой общения – коммуникативной напряженностью.

Мнение интервьюируемого принимается во внимание читательской аудиторией, что способствует осуществлению  практических целей текста.

Композиция в интервью однотипна и подчинена раскрытию пяти тактических целей в определенной последовательности, о чем упоминалось в Главе 1. Стилистические средства интервью сводятся к основным особенностям: использование разговорной и эмоционально окрашенной лексики, применение приема умолчания, наличие клишированных выражений, синтаксическая простота и спокойный тон речи.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование показало, что жанр и композиция профессионально ориентированных текстов (в частности, англоязычной военной периодики) имеют коммуникативную природу: и тот и другой параметры текста определяются комплексом целевых характеристик: жанр основан на стратегической коммуникативной цели автора, а композиция – на тактических коммуникативных целях, поставленных автором речевого профессионального произведения, а также и коммуникантами, привлекаемыми в ходе развертывания аргументативного и персуазивного дискурса.

Коммуникативно-прагматическая и жанроведческая парадигмы познания общения позволили установить корреляцию между жанром и композицией текста. В диссертации представлен механизм органичного взаимодействия жанра и композиции произведения. Эти два важнейших понятия обусловливают связность и целостность всего информационного пространства моделируемого текста. В работе предложен целый ряд понятий, которые развивают эту концепцию на текстовом материале такой профессиональной сферы общения, как военная журналистика, с учетом всех типов и подтипов текстов. Большое внимание уделено реализации жанрово-коммуникативных механизмов с помощью соответствующих стилистических средств.

Структурный анализ текста основан на упорядоченности всех  элементов, формирующих его индивидуальный жанрово-стилистический портрет. Именно через речевой стиль композиция текста участвует в развертывании процесса понимания того или иного произведения.

Композиционно-речевые формы «описание», «нарратив», «рассуждение», коммуникативные блоки (тезисный, эксплицирующий, резюмирующий) служат базовыми структурами коммуникативно-смыслового развертывания текста.

Тексты, относящиеся к жанру информационной рекламной статьи, используют композиционно-речевую форму описания, жанр хроники –  нарратива. Композиционно-речевая форма рассуждения характерна для  аналитических жанров – интервью, обозрения, комментария. 

Рассуждение в аналитических жанрах может иметь либо аргументирующий (доказательный), либо оценивающий характер. Оно  включает в себя элементы анализа и синтеза и дополняется такими композиционно-речевыми формами, как нарратив и описание. Но в силу военной направленности текста описание и нарратив носят совершенно иной характер, чем в художественном дискурсе. 

Глобальные коммуникативные стратегии и коммуникативные цели зависят от специфики каждого конкретного жанра военного текста. Логика моделирования жанра осуществляется в работе по принципу от фактического материала к следствиям, определяющим научный результат.

Глобальные стратегии характеризуют типовую жанровую принадлежность военного текста, а сам жанр диктует организацию внутритекстовых коммуникативных целей, которые реализуются в дальнейших тактиках и ходах.

Для осуществления стратегии превосходства, которая в полном смысле слова навязывается читателю в современных англоязычных военных периодических изданиях, автор использует следующие тактики и ходы:

Тактики:

а) устрашение (показывает использование новых типов вооружения с новыми компьютерными технологиями);

б) доказательство превосходства (подтверждается конкретными новыми  фактами);

в) акцентирование интереса читателя на свежей информации;

г) умолчание о реальных фактах (смысловой анализ выявил умолчание автором информации о реальных видах используемого вооружения).

Ходы:

а) описание экспериментов по испытанию боевой техники в полевых условиях;

б) предъявление фактов, влияющих на реализацию программы;

в) описание новой техники;

г) обоснование неминуемого успеха при ведении будущих военных и невоенных операций.

Жанры военной англоязычной публицистики представляют собой благоприятное поле деятельности для реализации различных стратегий и тактик, разрабатываемых западными военными специалистами. Доминирующими являются стратегия превосходства в вооружении и военной технике зарубежных стран и стратегия подчинения других участников военного взаимодействия.

В журнале Jane’s Defence Weekly представлены два крупных класса жанровых типов военной публицистики: информационные и аналитические. Каждый из этих классов обладает достаточным разнообразием: конкретные жанры подразделены на подтипы в соответствии со своими характеристиками в композиционном и стилистическом плане. Всем им присущи такие черты, как композиционная строгость, информативность, актуальность, экспрессивность, последовательность в изложении материала, коммуникативно-семантическое развертывание текста.

Разработка типологии жанров в военном подъязыке прессы опирается на изучение реальной журналистской практики и не претендует на универсальность, но имеет достаточную полноту в рамках исследованного материала. Так, мы установили, что в количественном аспекте тексты жанра обозрения самые большие по объему (до 18 000 печатных знаков), а тексты жанров хроники, рекламы, короткой информационной заметки – небольшие  (до 650 печатных знаков).

В нашем исследовании роль композиции определяется как  коммуникативно-семантическое развертывание глубинной структуры текста, воплощенное в тактических целях автора и коммуникантов, принимающих участие в акте общения.

В моделировании стилистических средств специального текста учитываются профессиональная лексика, фразеологизмы (идиомы), смена стилистических средств в разных по композиции текстах, клише (устойчивые выражения), синтаксические конструкции в разных по композиции текстах.

При моделировании текста уделяется внимание логической стороне композиции, порядку расположения высказываний, абзацев, сверхфразовых единств, порядку следования коммуникативных блоков, зависящему от коммуникативных целей.

Учтены также графические средства оформления текста, включая фотографии, рисунки и способы форматирования текста (суперсегментные средства оформления текста).

Анализируются конкретные результаты моделирования каждого жанра: выделение жанрового типа с точки зрения общих и частных признаков, определение существенных свойств жанровой композиции, выявление коммуникативных  целей, тактик и ходов.

В диссертации все типы и подтипы моделируемых текстов определяются также практическими целями коммуникантов. 

Перспективы проведенного исследования связаны с составлением расширенного словаря коммуникативных клише, диагностирующих композиционные части текста, что важно для совершенствования методики обучения пониманию и переводу текста; с проведением подобных исследований по другим жанрам текстов СМИ за пределами военной периодики, а также по жанрам профессионально ориентированных текстов в других областях коммуникации; с дальнейшим развитием идей М. М. Бахтина по проблеме текста в области его многомерного моделирования в гуманитарных науках; с сопоставительной типологией жанров с учетом различных пар национальных языков.

Основные результаты диссертационного исследования опубликованы в следующих публикациях автора, в том числе в изданиях, рекомендованных Высшей Аттестационной Комиссией Российской Федерации:

Монография:

Жанр и композиция профессионально ориентированного текста: коммуникативно-семантическое моделирование. Смоленск, ВА ВПВО ВС РФ, 2011. – 235 с. – 14,56 п.л.

Статьи:

  1. Жанры военной периодики как объект кластерного и дискриминантного анализа // Известия Смоленского гос. ун-та. СмолГУ, 2011. № 3. С. 80 –92. – 0,69 п.л.
  2. Рекламный текст в англоязычной военной  периодике // Вестн. Военного ун-та. Изд-во ВУ, 2011. № 3 (27). С. 66–72. – 0,69 п.л.
  3. Жанр обозрения в англоязычном военном дискурсе // Вестн. СПб. ун-та. СПб., 2010. Сер. 9. Вып. 4. С. 140–148. – 0,56 п.л. 
  4. Композиция англоязычного военно-публицистического текста // Вестн. ун-та Российской академии образования. М., Российская академия образования, 2010. № 3. С. 44–48. – 0,44 п.л.
  5. Жанр интервью в текстах военной периодики // Вестн. Вятского гос. гуманитарного ун-та. Сборник статей. Киров, ВяГГУ, 2010. Вып. 1 (2).  С. 66–70. – 0,5 п.л.
  6. Жанр хроники в англоязычной и русскоязычной периодике // Многоязычие в современном мире. Вестн. МГЛУ. Сборник статей. М., МГЛУ, 2009. Вып. 576. С. 57–64. – 0,5 п.л. 
  7. Коммуникативные стратегии военно-публицистического текста  // Вестн. Тамбовского ун-та. Тамбов, ТГУ, 2008. Вып. 9 (65). С. 133–138.  – 0,62 п.л.
  8. Жанр комментария в текстах военной периодики (на материале журнала Jane’s Defence Weekly) // М., Филологические науки. 2008. № 4. С. 82–90. – 0,56 п.л.

В других изданиях:

  1. Тождество – семантический компонент  компаративности. Материалы

науч. конф. МГПИИЯ по итогам науч.-исслед. работы за 1989 г., 12–13

апр. 1990 г. Минск, МГПИИЯ, 1990.  С. 53-57. – 0, 37 п.л. 

  1. Различие – семантический компонент компаративности  // Современные

проблемы исследований в энергетике и электротехнике. Сб. науч.

трудов. М., МЭИ. 1994. № 6. С. 76–81.  – 0,37 п.л.

  1. О категории компаративности в современном английском языке //

Современные проблемы исследований в энергетике и электронике. Сб.

  науч. трудов. М., МЭИ. 1994. № 6. С. 82–85. – 0,25 п.л.

  1. Проблемы гуманитаризации высшего образования // Государственно-

патриотическая идеология и проблемы ее формирования. Материалы

  межвуз. науч. конф., 5 февр. 1997 г. Смоленск, ВА ПВО СВ РФ, 1997.

  С.111–113. – 0,19 п.л.

  1. Лингвистические проблемы военно-технического перевода // 

Актуальные проблемы германистики // Материалы межвуз. науч. конф.,

25–26 янв. 2000 г. Смоленск,  СГПУ, 2000. С. 176–179.  –  0,25 п.л.

  1.   Выражение категории количества в текстах военно-публицистического

подстиля // Исследование семантики слов и их сочетаемости:

лингвистический, переводческий и методический аспекты. Материалы

межвуз. науч.-практ. конф., 29–30 нояб.  2000 г.  Смоленск, ВУ ВПВО

ВС РФ,  2001. С. 50 –53. – 0,25 п.л. 

  1.   Функционирование вводных слов в композиционной структуре текста 

«рассуждение» // Актуальные проблемы  германистики: Сб. статей по

материалам межвуз. науч. конф., 23–24 янв. 2001 г. Смоленск, СГПУ,

2001. Вып. 4. С. 122–125. – 0,25 п.л.

  1. Функционирование композиционно-речевых форм «описание» и

«рассуждение» в военно-технических текстах // Актуальные проблемы

германистики и  романистики. Материалы  межвуз. науч. конф., 20–21

июня 2002 г.: Сб. статей. Смоленск, СГПУ, 2002. Вып. 5.  С. 129–135.

  – 0,44 п.л. 

  1. Репрезентация категории количества в текстах военно-публицисти- ческого подстиля // Актуальные проблемы  германистики  и

  романистики: Сб. статей по междунар. науч. конф., 3–4 дек. 2002 г.

  Смоленск, СГПУ, 2002. Вып. 6. Ч. 2. С. 81–86. – 0,37 п.л.

  1. Особенности функционирования композиционно-речевой формы

«рассуждение» в текстах  военно-публицистического подстиля //

  Объединенный науч. журнал. М., ТЕЗАРУС, 2002. № 12 (35). С.  10–14.

  – 0,31 п.л.

  1. Категория количества на материале текстов военно-публицистического подстиля // Объединенный науч. журнал. М., ТЕЗАРУС, 2003. № 15 (73). С. 57–59. – 0,5 п.л. 
  2. Особенности взаимодействия автора и адресата через текст в сфере

журнальной публицистики // Вторые Авраамиевские чтения. Материалы

  науч.-практ. конф., 27–28 окт. 2004 г. Смоленск, СГУ, 2004.  С. 25–29.

  – 0,31 п.л.

  1. Реализация стратегии превосходства в текстах военно-публицисти- ческого подстиля // Актуальные проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных языков. Материалы межвуз. науч.-практ. конф., 3 дек. 2003 г. Смоленск, ВУ ВПВО ВС  РФ, 2004. С. 20–23.  – 0,25 п.л.
  2. К вопросу об организации  военно-информационного текста //

Иностранный язык в XXI веке: текст, культура, личность. Материалы

  межвуз. науч.-практ. конф., 21–22 апр. 2005 г.: Сб. статей.  Смоленск, ВА

  ВПВО ВС РФ, 2005.  С. 14–19. – 0,6 п.л.

  1. Аббревиатуры в английском языке //  Иностранный язык в XXI веке:

текст, культура, личность. Материалы межвуз. науч.-практ. конф., 21–22

  апр. 2005 г.: Сб. статей. Смоленск, ВА ВПВО ВС РФ, 2005. С. 59–62.

  (в соавторстве с Д. В. Миннибаевым). – 0,25/0,2 п.л.

  1. Иерархичность структурных стереотипов в военно-информационных

текстах // Актуальные проблемы германистики и романистики. Сб.

статей по материалам межвуз. науч. конф., 21–22 июня 2005 г.

  Смоленск, СГПУ, 2005. Вып. 9. Ч. 2. С. 49–54. – 0,37 п.л.

  1. Коммуникативные особенности цитации в военно-публицистическом 

тексте // Третьи Авраамиевские чтения. Всерос. науч.-практ. конф.,

  1–2нояб. 2005г.: Сб.  статей. Смоленск, СГУ, 2005. С. 19–21. – 0,19 п.л.

  1. Компьютерная лингвистика в моделировании языкового общения VIII

межрегион. специализированная выставка-семинар по компьютерным и

  телекоммуникационным технологиям. 18–21 янв. 2005 г. Сб. трудов.

  Смоленск, 2005. С. 139–141. – 0,19 п.л.

  1. Жанр интервью в текстах военной периодики // Актуальные проблемы

германистики и романистики. Материалы межвуз. науч. конф., 27–28

июня 2006 г.: Сб. статей. Смоленск, СмолГУ, 2006. Вып. 10. Ч. 2. С. 73–

82. – 0,63 п.л.

  1. Лексико-семантическое поле превосходства на материале военно-

публицистических текстов // Язык. Текст. Личность. Всерос. науч.-практ.

  конф., 26–27 апр. 2006 г.: Сб. статей. Смоленск, ВА ВПВО ВС РФ, 2006.

  С. 68–70.  (в соавторстве с Д. В. Миннибаевым). – 0,18/,0,1 п. л.

  1. Лексико-семантическое поле “threat” // Язык. Текст. Личность. Всерос.

науч.-практ. конф., 26–27 апр. 2006 г.: Сб. статей. Смоленск, ВА ВПВО

  ВС РФ, 2006. С. 71–73. (в соавторстве с А. А. Терещенко). – 0,18/0,1 п.л.

  1. Жанр комментария в военной периодике // Язык. Текст. Методика.

Науч.-практ. конф., 23–24 мая 2007 г.: Сб. статей.  Смоленск, ВА ВПВО

ВС РФ, 2007. С. 72–76. – 0,31 п.л.

  1. Реклама в военных журналах Язык. Текст. Методика // Науч.-практ.

конф., 23–24 мая 2007 г.: Сб. статей.  Смоленск, ВА ВПВО ВС РФ, 2007.

С. 77–81. (в соавторстве с А. В. Новиковым). – 0,21/0,1 п.л.

  1. Реклама в военной периодике // Актуальные проблемы германистики и

романистики. Материалы конф., 28–29 июня 2007 г. Смоленск, СмолГУ,

2007. С. 115–120. – 0,38 п.л.

  1. Лингвистические особенности хроники в военной периодике //

Актуальные проблемы лингвистики и методики. Материалы науч.-практ.

конф. 24 апр. 2008 г. Смоленск, ВА ВПВО  ВС  РФ, 2008. С. 61–64.

– 0,25 п.л.

  1. Синтаксис военно-публицистического текста // Актуальные проблемы

лингвистики и методики. Материалы науч.-практ. конф., 24 апр. 2008 г. 

  Смоленск, ВА ВПВО ВС РФ, 2008. С. 65–69. (в соавторстве с 

  А. В. Романенко). – 0,21/0,2 п.л.

  1. Хроника – информационный жанр военной периодики // Актуальные

проблемы германистики и романистики. Материалы межвуз. науч. конф., 9–10 окт. 2008 г. Смоленск, СмолГУ, 2008. С. 53–59. – 0,44 п.л. 

  1. Новости на страницах военной англоязычной прессы // Актуальные

проблемы германистики и романистики. Сб. статей по материалам

  межвуз. науч. конф., 25–26 июня 2009 г. Смоленск, СмолГУ, 2009. Вып.

  13. Ч. 2. С. 48–54. – 0,44 п.л.

  1. Новости на страницах военной англоязычной и русскоязычной прессы // 

Актуальные проблемы лингвистики и методики. Материалы междунар.

  межвуз. науч.-практ. конф., 24 апр. 2009 г. Смоленск, ВА ВПВО ВС РФ,

  2009. Смоленск, ВА ВПВО ВС РФ, 2009. С. 81–89. – 0,56 п.л.

  1. Фразеологизмы как средства стилистической выразительности //

Актуальные проблемы лингвистики и методики. Материалы междунар. 

  межвуз. науч.-практ. конф., 24 апр. 2009 г. Смоленск, ВА ВПВО ВС РФ,

  2009. С. 95–98. (в соавторстве с Е. В. Попрыгиной). – 0,25/0,2 п.л.

  1. Фразеологизмы в текстах военной периодики // Актуальные проблемы

лингвистики и методики. Материалы междунар. межвуз. науч.-практ.

  конф., 23 апр. 2010 г. Смоленск, ВА ВПВО ВС РФ, 2010. Вып. 3. С. 115–

  117. (в соавторстве с Н. Д. Мизиренковым). – 0,19/0,1 п.л.

  1. Становление и развитие англоязычной военной прессы // Актуальные

проблемы лингвистики и методики. Материалы междунар. науч.-практ.

  конф.: Сб. статей. Смоленск, ВА  ВПВО  ВС  РФ, 2010. Вып. 3. С. 86–91.

  (в соавторстве с А. В. Каплуном). – 0,46/0,4 п.л.

учебно-методические пособия:

1)  Деловой английский  (учеб. пособие). Смоленск, ЦНТИ, 1998.  54 с.

  – 3,37  п.л.

2)  Английский язык: Электроника (учеб. пособие) Смоленск ВУ ВПВО ВС РФ, 

1999. 69 с. – 4,5 п.л.

3)  Английский  язык: Специальные тексты для чтения, перевода и

реферирования (учеб. пособие). Смоленск, ВУ ВПВО ВС РФ, 2001. 67 с.

– 4,25 п. л.

4)  Английский язык. Система радиосвязи (учеб. пособие). Смоленск, ВУ ВПВО

ВС РФ, 2002. 105 с.  – 6,5 п.л.

5)  Английский язык: Морфология (учеб. пособие). Смоленск, ВУ ВПВО ВС

РФ, 2003. 116 с. – 7,3 п.л.

6)  Английский язык: Боевое применение вооружения и военной техники (учеб.

пособие для адъюнктов). Смоленск, ВУ ВПВО ВС РФ, 2004. 198 с.  – 9,5 п.л.

7)  Английский язык: Учеб. пособие для адъюнктов (учеб. пособие). Смоленск,

ВУ ВПВО ВС РФ, 2005. Ч.  2. 126 с. – 6,5 п.л.

8)  Электроника (учеб. пособие). Смоленск, ВА ВПВО ВС РФ, 2008. 77 с.

  – 4,81 п.л.


1 ЭКЗ – экзистенциальные глаголы; КВ – глаголы квалитативной семантики; КВАН – глаголы квантитативной семантики; ПОС – посессивность; ДВИЖ – глаголы движения; ПОЛЖ – глаголы местоположения; ПСИХ – психические действия / состояния; СОЦ – социальные действия / состояния; ИНТЛ – «интеллектуальные» глаголы; ВЗ – возможность; НБХ – необходимость; ФОР – форма, структура; РЕЧЬ – глаголы речи; ПРОЦ – процессивы.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.