WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

СВИРИДОВА Анна Валерьевна

ВЕРБАЛИЗАЦИЯ КОНЦЕПТА ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ СРЕДСТВАМИ РУССКОЙ ФРАЗЕОЛОГИИ В ЛИНГВОКОГНИТИВНОМ И ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОМ АСПЕКТАХ (НА МАТЕРИАЛЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ С КОМПОНЕНТОМ НЕ)

Специальность 10.02.01. – «Русский язык»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

ЧЕЛЯБИНСК – 2008

Работа выполнена на кафедре русского языка и методики преподавания русского языка ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет»

Официальные оппоненты

Алефиренко Николай Федорович

доктор филологических наук, профессор

Ратушная Екатерина Радиогеловна,

доктор филологических наук, профессор

Токарев Григорий Валериевич,

доктор филологических наук, профессор

Ведущая организация ГОУВПО «Волгоградский государственный педагогический университет»

Защита состоится 19 декабря 2008 г. в 10.00 на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 212.295.05 при Челябинском государственном педагогическом университете и Тюменском государственном университете по адресу: 454080, г.Челябинск, пр.Ленина, 69, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Челябинского государственного педагогического университета по адресу: 454080, г.Челябинск, пр.Ленина, 69.

Автореферат разослан 16 ноября 2008 года

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент

Л.П. Юздова

Общая характеристика работы

На рубеже ХХ-ХХ1 веков идет интенсивный процесс системного исследования фразеологического состава русского языка в трех научных парадигмах современной лингвистической науки – структурно-семантическом, сравнительно-историческом и антропоцентрическом.

Глубоко исследованы категориальные классы русских фразеологизмов, их этимология, системные свойства и отношения, синтаксическое функционирование в работах фразеологов разных школ и направлений таких, как Н.Ф. Алефиренко, Л.П. Гашевой, Ю.А. Гвоздарева, Е.И. Дибровой, А.В. Жукова, В.И.Коваль, В.И. Зимина, А.Г. Ломова, А.М. Мелерович, В.М. Мокиенко, З.Д. Поповой, Р.Н. Попова, Ю.П. Солодуба, В.Н. Телия, А.М. Чепасовой и многих других.

Актуальность исследования. В настоящее время пристальное внимание исследователей направлено на такие проблемы, как изучение семантической структуры фразеологизмов, взаимодействие фразеологического уровня с другими уровнями языка, деривационные процессы во фразеологии, функционирование и трансформации фразеологических единиц (далее ФЕ) в художественной литературе (Ф.Б. Альбрехт, Л.Д. Золотых, Е.Н. Ермакова, Т.Е. Помыкалова, М.И. Сидоренко и др.).

В границах активно развивающейся антропоцентрической лингвистической парадигмы фразеологический состав русского языка становится одним из центральных объектов изучения. Фразеологизмы исследуются по двум направлениям – лингвокогнитивном и лингвокультурологическом (Н.Ф. Алефиренко, А.П. Бабушкин, Н.Н. Болдырев, Л.В. Бабина, К.И. Декатова, Е.Н. Добрыднева, В.И.Карасик, А.М. Мелерович, В.Н. Телия, Г.В. Токарев, В.И. Шаховский и многие другие).

Открытой для исследовательской деятельности остается область моделирования концептосферы средствами русской фразеологии. Существует ряд работ, содержащих описание и анализ определенных национально значимых, культурных концептов, нашедших средства выражения на фразеологическом уровне языка (Л.К. Байрамова, Е.В. Брысина, С.Г. Воркачев, Л.Г. Золотых, Я.В. Зубкова, В.Н. Репина, Г.В. Токарев, С.М. Толстая, Н.В. Феоктистова и др.).

Представлены исследования, решающие проблему когнитивно-дискурсивной природы фразеологизма (З.Д. Попова, И.А. Стернин), вопросы влияния особенностей человеческого мышления на формирование единиц вторичного семиозиса, в связи с последним ученые опираются на научные выводы в области психологии речепорождения, сделанные Л.С. Выготским, А.А. Леонтьевым, А.Р. Лурия.

В научный оборот лингвистического метаязыка активно внедряются термины когнитивистики, психологии, семиотики, культурологии, – «гештальт», «интенциональность», «концепт», «менталитет», «ментальная структура», «модуль», «мотивация», «прототип», «символ», «фасета», «фрейм» и др., – которые получают неоднозначные толкования в работах современных отечественных фразеологов.

В ряде исследований предпринята попытка выявить основные принципы оформления, структурирования «наивных» знаний в семантике фразеологических единиц: предлагаются типологии фреймовых моделей, организующих содержание концептов (Н.Ф Алефиренко, С.А Жаботинская, В.Ю. Меликян).

В границах антропоцентрической лингвистики изучение фразеологического состава русского языка совершается по двум направлениям – лингвокогнитивному (Н.Ф. Алефиренко, А.П. Бабушкин, З.Д. Попова, И.А. Стернин) и лингвокультурологическому (Т.В. Григорьева, Л.Г. Золотых, М.Л. Ковшова, В.М. Мокиенко, Т.Е.Помыкалова, В.Н. Телия, Г.В. Токарев, А.Т. Хроленко и многие др.).

В современной фразеологической науке решается проблема соотношения значения и смысла, смысла и концепта, семантического инварианта и дискурсных вариантов (Н.Ф. Алефиренко, Ф.Б. Альбрехт, В.В. Антропова, А.П. Бабушкин, Л.П. Гашева, Н.В. Малютина, Т.Е. Помыкалова, Ю.П. Солодуб, Г.В. Токарев, М.А. Фокина и др.). Если фразеологическая семантика получила достаточно глубокое освещение, то системному исследованию не подвергались такие аспекты, как функционирование в концептуальной картине мира единиц фразеологического уровня и кодирование знаков культуры языковыми средствами.

Актуальность исследования концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ в лингвокогнитивном и лингвокультурологическом аспектах, репрезентированного фразеологическими единицами русского языка, предопределена незафиксированностью когнитивной фразеологией названного концепта в русской национальной концептосфере (Ю.С. Степанов отмечает концепт ЗНАНИЕ среди констант, ценностей русской и российской культуры); нерешенностью проблемы оформления или структурирования этого культурно-ценностного образования национального сознания средствами семантико-грамматических классов (А.М. Чепасова) русских фразеологизмов. В настоящем исследовании в поле зрения автора находятся ФЕ всех классов; невыявленностью тех базисных фреймов или фразеосхем, которые организуют концептуальную информацию в языковом  сознании человека, отсутствием описания ареала фразеологизмов с компонентом НЕ, вербализующих названный концепт, их функционирования в дискурсном пространстве.

Исследование фразеологического концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ в лингвокогнитивном и лингвокультурологическом аспектах призвано дополнить представление о структуре русской языковой концептосферы как феномене конвергенции универсального и уникального.

В настоящем сочинении описана в определенной системе и единстве взаимосвязь культурного и когнитивного компонентов концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ, представленного фразеологическими средствами русского языка, взаимодействие значения, узуальной семантики со смыслом, с семантической переменной, обусловленной дискурсивным полем, тем «когнитивным "котлом"» (метафора Н.Ф. Алефиренко), в котором фразеологизм языкового уровня приобретает бесконечное множество смысловых оттенков.

Выявлены наиболее частотно представленные базисные фреймы, в схемах которых оформляется информация концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ; определены те основные семантико-грамматические классы ФЕ, вербализующих данные базисные фреймы. Необходимость определения базисных фреймов фразеологического концепта ЗНАНИЕ/ПОЗНЕНИЕ обусловлена потребностью выявить основной принцип структурирования одного концепта средствами русской фразеологии.

Определение содержательной структуры фразеологического концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ побудило создать классификацию фреймовых структур, объединяющих группы ФЕ с общей тематикой, в свою очередь, внутри отдельных фреймов были выделены субфреймы. Иерархичность фреймов предопределяется наличием денотативных (термин предложен автором настоящего исследования) слотов и слотов динамических, порожденных дискурсными, коммуникативными элементами предложения/высказывания.

Описание слотового наполнения основано на анализе языковых, кодовых значений ФЕ и фразеологических смыслов, их согласование в разных контекстах. ФЕ со своими кодовыми значениями, помещенные в дискурс, выступают «здесь в виде спектра возможностей, обозначая точки бифуркации» (Е.С. Кубрякова), которые занимает субъект речи.

Гипотеза, выдвигаемая в настоящем исследовании, состоит в утверждении концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ как концепта национально-значимого, характеризуемого четкой иерархической структурой  с ядерной и периферийной зонами фреймов, содержащих, в свою очередь, иерархию слотов, представляющих ценностно-смысловые отношения субъекта речи и носителя русского языкового сознания к феномену ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ.

Объект исследования – концепт ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ, вербализованный ФЕ русского языка с обязательным компонентом НЕ.

Предмет исследования составляют структура фразеологических фреймов, их слотовое наполнение и представленность их фразеологической семантикой – кодовыми узуальными значениями и вариативными смыслами. Как структурообразовательный и семантикообразовательный фактор во фразеологизмах, организующих настоящий концепт, рассматривается компонент НЕ – лексическая отрицательная частица. Анализ такой стороны предмета исследования, как фраземообразовательная функция отрицательного компонента НЕ позволяет выявить в структуре фразеологического концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ наличие бинарных оппозиций, значимость его для русского языкового сознания.

Реализация бинарных оппозиций происходит посредством утвердительно-отрицательной пары кореллятивных фразеологизмов типа выносить сор из избы 'разглашать нелицеприятные тайны узкого круга лиц или организации' – не выносить сор из избы 'сохранять, скрывать нелицеприятные тайны узкого круга лиц или организации', давать/дать ход чему-либо 'открыть, огласить какую-либо информацию' – не давать/дать ход(а) чему-либо 'скрывать, таить какую-либо информацию', питать иллюзии 'заблуждаться на счет кого/чего-либо в лучшую сторону' – не питать иллюзий 'трезво, реально оценивать кого/что-либо', пройти даром 'оказаться бесполезным, безрезультатным для сознания' – не пройти даром 'отложиться в сознании как опыт', предавать/предать гласности '(с)делать известным, доступным широкой аудитории' – не предавать/предать гласности 'скрывать что-либо от широкой аудитории', в курсе чего-либо 'осведомленный(-ая, -ые) о чем-либо' – не в курсе чего-либо 'неосведомленный(-ая, -ые)', в природе кого-либо 'генетически присуще, легко доступно для усвоения' – не в природе кого-либо 'генетически, изначально чуждо, недоступно и в дальнейшем для сознания и опыта', пальцем делан 'слишком прост, доверчив или легковерен' – не пальцем делан 'сообразителен, практичен', имеет под собой почву 'возможен как реальный, действительный, чем-либо предопределенный' – не имеет под собой почвы 'объективно невозможный, нереальный, противоречащий действительности'.

Целью исследования является изучение концепта ЗНАНИЕ/ПОЗНАНИЕ как национально-значимого для русского языкового сознания, как конституента его концептосферы, вербализованного ФЕ с облигаторным компонентом НЕ во взаимосвязи лингвокогнитивного и лингвокультурологического аспектов. Поставленная цель обусловливает разработку и введение в научный оборот новых понятий и теоретических положений, использование, наряду с общелингвистическими методами, специфических методов и приемов, формируемых в настоящее время в границах новой лингвистической научной парадигмы.

Цель исследования предопределила постановку и решение следующих задач:

  • выявить и описать фреймовую и слотовую структуру фразеологического концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ;
  • разграничить ядерную и периферийную фреймовые зоны фразеологического концепта на основании определения объема слотовых наполнений;
  • установить базисные фразеологические фреймы, организующие концептуальную информацию;
  • определить ареал фразеологизмов с обязательным компонентом НЕ, находящихся в границах названного концепта;
  • проанализировать семантическую структуру ФЕ, вербализующих концепт ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ;
  • проанализировать структурообразовательную и семантическую функции компонента – частицы НЕ;
  • разграничить узуальное значение фразеологизмов и смысловые образования, которые репрезентируют слоты фразеологического концепта, актуальные для субъекта речи и обусловленные определенной коммуникативной задачей высказывания, эмоциональной маркированностью, аксиологическими параметрами, особенностями выражения личности говорящего/пишущего.

Поставленные цель и задачи определили выбор в качестве материала исследования художественных, публицистических, научно-популярных, отчасти научных и искусствоведческих произведений русских классических и творящих на рубеже ХХ–ХХ1 вв. авторов, использующих в своей литературной практике богатство фразеологического фонда русского языка, средства которого обозначают очень дифференцированно, «вглубь», познавательные, мыслительные, интеллектуально-эмоциональные, рефлективные процессы и состояния, признаки – характеристики личности по названным актам, а также несут в себе оценку (позитивную или негативную) и указание на ценностные ориентиры субъекта речи (автора). Метод сплошной выборки фразеологизмов всех семантико-грамматических классов, организующих концепт ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ, из произведений русских классиков Х1Х в. – Ф.М. Достоевского, А.С. Пушкина, М.Е. Салтыкова-Щедрина, Л.Н. Толстого, А.П. Чехова, выдающихся писателей первой половины и третьей четверти ХХ в., И.А. Бунина, А.М.. Горького, В.В. Вересаева, К.Г. Паустовского, М.М. Пришвина, К.М. Станюковича, А.Н. Толстого, М.А. Шолохова, а также известных писателей конца ХХ в. и рубежа ХХ–ХХ1 вв. – В.П. Астафьева, Ю.В. Бондарева, Ю.П. Казакова, В.В. Конецкого, А.А. Крона, Д.Д. Нагишкина, М.М. Рощина, В.С. Пикуля, А.К. Симонова, М.Л. Слонимского, А.И. Солженицына, Ю.В. Трифонова, В.М. Шукшина;  произведений публицистического стиля, в том числе средств массовой информации – газет, журналов, дайджестов – дал возможность выявить корпус фразеологизмов с обязательным компонентом НЕ, формирующих в языковом сознании концепт ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ, описать ядерные и периферийные зоны его фреймов, стационарные и динамические слоты, семантическую структуру ФЕ.

Базой исследования послужила картотека в количестве 670 фразеологических единиц в 12875 употреблениях.

Не подверглись анализу те фразеологизмы, которые отличаются низкой количественной представленностью, так как  разграничить и обнаружить разные значения многозначных ФЕ и смыслы возможно только на материале с высокой частотой употребления: от 10 до 100 употреблений. Достаточная количественная представленность единиц позволила выявить многозначные ФЕ с новыми значениями, не зафиксированными в современных словарях по русской фразеологии.

Методологической основой является принцип системного подхода, при котором, во-первых, фразеологический уровень языка рассматривается как один из составляющих ее элементов, единицы которого обладают свойством переходности; во-вторых, концепт ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ и организующие его фразеологические фреймы «вписан» в русскую языковую концептосферу и не изолирован от остальных ее конституентов; в-третьих, ФЕ с облигаторным компонентом НЕ, вербализующие данный концепт, должны проявлять ту же фреймообразовательную функцию, что и единицы без компонента – отрицательной частицы, находящиеся в границах этого же концепта; в-четвертых, фразеологизмы, как феномен культуры, как код ценностных ориентиров анализируются с опорой на экстралингвистические знания; в-пятых, ФЕ рассматриваются в единстве с контекстами, в которых они функционируют.

Методологически значимым для исследования признается функционирование категорий Утверждения и Отрицания, их взаимосвязи, а также действия в языке диалектического закона отрицания отрицания, который проявляется в процессе формирования фразеологических фреймов, фраземообразования и вербализации культурно-ценностного компонента концепта.

В качестве методологической базы выступают категории устойчивости и изменчивости, соответственно которым в исследовании разграничиваются ядерная и периферийная зоны фразеологического концепта, стационарные (или денотативные) и динамические слоты, кодовые (инвариантные) значения ФЕ и смыслы, сформированные контекстом.

Соотношение категорий объективного и субъективного в языке, в языковом концепте стали методологической основой для анализа конкретного фразеологического материала.

Объективный аспект дан в границах таких лингвокогнитивных, лингвокультурологических и языковых категорий, как национально значимый концепт, базисные фреймы, слотовая структура фрейма, фразеологическое значение, синтаксическая структура предложения, грамматические и модально-оценочные свойства ФЕ.

Субъективный фактор представлен категориями содержательно-смысловой динамики индивидуального значения фразеологизма, обусловленной дискурсной средой, наличием/отсутствием прессупозиций, актуализацией образной основы фразеологической семантики, расширением компонентного состава ФЕ, выражением индивидуального отношения говорящего/пишущего к содержанию высказывания, синтаксической позицией фразеологизмов относительно темы и ремы в предложении/высказывании.

Теоретической базой исследования концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ, вербализованного фразеологизмами русского языка, послужила основополагающая идея о том, что единицы фразеологического уровня, как знаки вторичной номинации, обладают обязательной культурной маркированностью и кодируют не только информацию о действительности, но и те национально-значимые сегменты сознания, которые обязательно должны быть зафиксированы и сохранены в языковой картине мира (Н.Ф. Алефиренко(2008), Ю.С.Степанов(1997), А.Ш. Трахова(2006), Ф.Ф. Фархутдинова(2000), Г.Х. Хайруллина(1997)).

Решающее значение для настоящего исследования имеет положение об антропоцентрической и антропоморфической природе фразеологизмов, характеризующих различные стороны познавательной деятельности людей, качества и оценки этой деятельности и ее субъектов.

Важную роль в исследовании имеет вывод об эврисемичности фразеологического значения, которой характеризуются именно фразеологические единства; «…она проявляется…на уровне денотативного и сигнификативного его компонентов, но обусловлена она образной составляющей ФЕ».1

Эврисемичность фразеологических единств с компонентом НЕ является базой для дальнейшего расширения уточнения их семантики.

Главным для представленного исследования явилось положение о единстве и противопоставленности значения «как закрепленного за данной единицей языка относительно стабильного во времени и инвариантного содержания,…`смыслу` как связанной со словом информации, изменчивой во времени, варьирующей в зависимости от свойств коммуникантов…».2 Полнота реализации концепта во фразеологии невозможна без учета той многослойности смыслов, которые с течением времени аккумулируются фразеологической семантикой в разных типах дискурса, а также посредством выражения множества субъективных коннотаций, порожденных контекстным окружением ФЕ.

Исследование фразеологического концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ в лингвокогнитивном и лингвокультурологическом аспектах обусловило использование в работе достаточно широкого спектра методов и приемов.

При отборе инструментария представленного исследования был учтен тот факт, что в современной лингвистике «нет общепринятого понимания сущности когнитивных структур, не существует и алгоритма когнитивно-семантического анализа фразем» и «…методика когнитивного анализа фразем пока находится в стадии становления».3

Исследование структуры фразеологического концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ опирается на общепринятый принцип – полевый.

Полевый метод позволил выявить ядерную и периферийную зоны концепта, установить внутри этих зон иерархию фреймов и слотов.

Специализированный метод когнитивной фразеологии – фреймового моделирования – позволил выявить определенные способы организации концептуальной информации во фразеологическом знаке.

Метод лингвокогнитивного анализа ФЕ как средства выражения концепта предполагает использование набора таких приемов, как анализ сочетаемости ФЕ в контекстуальных употреблениях, сопоставление выявленных смысловых составляющих содержания фразеологизма с его языковым значением, анализ словарных толкований ФЕ и сопоставление словарных значений с новыми значениями, обнаруженными в картотеке.

Методика лингвокультурологического анализа применялась избирательно: так в процессе исследования отмечаются анализ этимологический, выявление архетипов (словесных знаков, ставших компонентами ФЕ), символической природы слов-компонентов, обращение к прецедентным текстам, содержащим этнокультурные ценностные ориентиры, их сопоставление с ценностными смыслами фразеологизмов, функционирующих в разных контекстах, анализ синонимических рядов и антонимических пар ФЕ, представляющих концепт, а также связанных отношениями частичного противопоставления и тождества значений, ограниченное обращение к анализу смысла русских паремий в границах названного концепта.

Применение общелингвистического описательного метода позволило охарактеризовать синтаксическую структуру фразеологизмов с облигаторным компонентом НЕ, его фразообразовательную функцию, слотовую иерархию фреймов, позицию ФЕ в предложениях, отчасти структурирующую функцию предложений/высказываний данных ФЕ.

Нашли свое применение в исследовании такие лингвистические приемы, как дистрибутивный, семантической индентификации, семного анализа, актуального членения предложения/высказывания, количественного учета.

Достаточно широкий спектр специализированных методов и лингвистических приемов предопределяется многосторонностью, конгломерированной природой объекта исследования. Так, например, прием актуального членения предложения позволил выявить нахождение фразеологизма – концептуального вербализатора в рематической или тематической части предложения/высказывания, его роль в формировании содержания последнего и определить отношения и оценки концепта субъектами речи.

На всех этапах исследования основными были методы описательный, полевый, специализированный метод фреймового моделирования; ведущими приемами стали прием семантической идентификации, выявление архетипов, дистрибутивный, анализ синонимических рядов и антонимических пар ФЕ, репрезентирующих названный концепт.

Научная новизна настоящего исследования состоит:

  • в разработке проблемы формирования русской фразеологической концептосферы в отечественной лингвистике;
  • в определении фразеологических базисных фреймов, организующих концепт ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ в русском языке;
  • в выявлении роли семантической структуры фразеологизмов с компонентом НЕ в репрезентации определенного национально значимого концепта;
  • в комплексном подходе  при исследовании фразеологического концепта, заключающемся в применении общелингвистических методов и приемов и специализированных методов когнитивной фразеологии и лингвокультурологии;
  • в определении корпуса фразеологизмов с облигаторным компонентом НЕ, вербализующих конкретный концепт, репрезентирующих его фреймовые структуры с учетом бинарных оппозиций, зафиксированных и в ценностном его содержании;
  • особое внимание уделяется слотовой организации отдельного фрейма, в связи с необходимостью выявить содержательно-ценностную константу концепта и его динамическую составляющую;
  • в определении индивидуальных значений ФЕ, их смысловых реализаций в контекстах, репрезентирующих слоты концепта;
  • в выявлении фраземообразовательной функции бывшей отрицательной частицы НЕ – компонента ФЕ, а также сем, утвердительных и контрастно-утвердительных, структурирующих индивидуальные значения фразеологизмов, вербализующих определенный концепт.

Теоретическая значимость данного исследования состоит в выявлении глубинных связей и соотношения языкового, в частности знака вторичного семиозиса, с концептом – феноменом мышления и феноменом культуры.

Фразеологичский концепт ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ признается одним из конституентов русской языковой концептосферы, национально значимым, обладающим спектром смыслов и оценок, выявляемых дискурсом.

Реальность фразеологического концепта как ценности, константы обусловлена его полевой и иерархической структурой – обнаружением ядерной и периферийной зон фреймов. Фреймы, в свою очередь, представляются двумя уровнями слотов, а также степень разветвленности слотов динамических, содержащих оценки, эмоционально-интеллектуальные реакции, порожденные дискурсивной средой, определяет принадлежность того или иного фрейма к ядерной или периферийной зоне.

Фразеологический концепт проявляет себя не только через узуальные значения, но и через систему переменных или повторяющихся в определенных дискурсных ситуациях смыслов, посредством позиции ФЕ (как вербализатора концепта) в предложении/высказывании, через объем семантических отношений данной единицы с другими (наличие/отсутствие синонимов и антонимов), через сочетаемостные возможности ФЕ, а именно, возможность структурировать сегменты предложения/высказывания с единицами, близкими по значению или противопоставленными (относительно данного контекста).

Значимость фразеологического концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ определяется также его связями (ассоциативными) с одноименными концептами – лексическим, паремиологическим, артефактным.

В результате исследования были выявлены фразеосхемы или фразеологические базисные фреймы, в рамках которых упорядочивается в языке неструктурированная информация концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ и кодируются его культурно-ценностные компоненты.

Выявлено противоречие между жестко структурирующими концепт базисными фразеологическими фреймами как способами вербализации концепта и его свободным, диффузным функционированием в дискурсной среде. Именно это противоречие между стремлением к кодификации, стереотипности и бесконечно разнообразными употреблениями, репрезентирующими ценностно-смысловые отношениями к концептуальному пространству носителей языка, является двигателем развития вербализатора концепта и его содержательного объема.

Система различных видов коннотаций характеризуется как обязательный структурный компонент фразеологической семантики независимо от происхождения: является ли ее источником эврисемичность фразеологического значения или смыслы и содержание контекстов, в которых функционируют ФЕ. Каков  бы ни был источник коннотации, она – обязательный компонент концепта, определяющий его место в национальной концептосфере.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Фразеологический концепт ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ является национально значимым, определяется как конституент русской языковой концептосферы и характеризуется как открытая самообновляющаяся система.
  2. Фразеологические единицы с компонентом НЕ, как часть фразеологического уровня русского языка, полноценно вербализуют национально значимый концепт, в силу особенностей своей структуры и семантики. Компонент НЕ выполняет фраземообразовательную функцию и формирует утвердительную и контрастно-утвердительную семы как структурные элементы фразеологического значения.
  3. Организация или кодирование концепта языковыми средствами, в частности концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ, предопределяется характером информации, содержанием данного концепта. Выбор фразеологических базовых фреймов, которыми оформляются блоки концептуальной информации, зависит от того, какой домен – ведущий, обобщенный образ концепта – сложился в сознании носителей языка. 75 % фразеологизмов рассматриваемой структуры находятся в границах акционального базисного фрейма в силу того, что концепт ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ представляется как система сложных, составных процессов.
  4. Система различных коннотаций отнюдь не характеризуется как второстепенный, неглавный элемент фразеологического значения, потому что именно он регулярно выступает в роли организатора того или иного структурного элемента концепта.
  5. При образовании многозначности у фразеологизма, вербализующего один концепт (или фрейм), каждое последующее значение фразеологической единицы участвует в репрезентации этого же концепта (или фрейма). При этом наблюдается наложение фреймов в рамках определенного концепта, то есть одни и те же ФЕ находятся в границах как минимум двух фреймов.
  6. Ядерные фреймы характеризуются высокой количественной представленностью денотативных слотов от 3 до 10, периферийные фреймы до 2 денотативных слотов. Динамические слоты содержат ценностно-смысловые оценки субъектов речи, культурные, социальные, моральные коннотации – их множественность и амбивалентность определяют значимость концепта для национального языкового сознания.
  7. Периферийные фреймы исследуемого концепта представляют собой открытую систему, дополняются и расширяются благодаря объективно бесконечному функционированию ФЕ в речи, которая материализует, фиксирует динамику концептуального поля.

Практическая значимость исследования заключается в использовании его результатов при решении вопросов взаимодействия фразеологии, когнититивной лингвистики и лингвокультурологии, при освещении проблемы русской фразеологической концептосферы, в разработке спецкурсов по лингвокультурологии и фразеологии. Фразеологический материал может быть использован в практике составления фразеологических словарей, словников и сводов, а также словарей русских языковых концептов и словарей ФЕ, включающих в свой состав определенный фразообразующий компонент.

Апробация диссертации. Теоретические положения и практические результаты исследования отражены в монографиях, статьях и докладах на научных конференциях:

  • международных: «Валентностная грамматика в структурном и коммуникативном аспектах и её выразительные возможности в языке и речи» (Могилев, 1998); «Переходные явления в области лексики и фразеологии русского и других славянских языков» (Великий Новгород, 2001); «Проблемы современной русской диалектологии» (Москва, 2004); «Динамика и функционирование русского языка: факторы и векторы» (Волгоград, 2007); «Фразеология и конитивистика» (Волгоград, 2008); «Фразеология и когнитивистика» (Белгород, 2008).
  • всероссийских: «Фразеология на рубеже веков: достижения, проблемы, перспективы» (Тула, 2000); «Язык и образование» (Великий Новгород, 2002); «Язык и мышление: психологические и лингвистические аспекты» (Пенза, 2003); «Проблемы интерпретации в лингвистике и литературоведении» (Новосибирск, 2003);
  • региональных:  «Кирилло-Мефодиевские традиции на Нижней Волге» (Волгоград, 2002); «Актуальные проблемы русского языка» (Челябинск, 2005);
  • межвузовских: «Конференция по итогам научно-исследовательских работ профессоров, преподавателей, аспирантов и сотрудников университета» (Челябинск, 1998, 2000, 2006); «Виноградовские чтения: межвузовская научная конференция» (Тобольск, 2001).

Диссертация обсуждена на заседании кафедры русского языка и методики преподавания русского языка Челябинского государственного педагогического университета.

Предложенные аспекты изучения русских фразеологизмов в рамках антропоцентрического направления лингвистики нашли свое отражение в курсе: «Современный русский язык», в спецкурсах: «Фразеология русского языка», «Лингвокультурология» для студентов лингвистического факультета, в исследованиях аспирантов.

Структура диссертационного исследования определена ее целью и задачами. Работа состоит из Введения, 4-х глав с выводами по каждой главе, Заключения, Библиографии, Приложения, состоящего из индекса исследованных фразеологизмов, сформировавших фразеологическое поле концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ

Во Введении обоснована актуальность темы, определены гипотеза и научная новизна исследования, устанавливаются объект и предмет исследования, определяются цели и задачи, методологическая база, методы и приемы, характеризуется теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава исследования «Лингвистическая категория отрицания – конституент фразеологического концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ» состоит из пяти параграфов (четвертый параграф из двух пунктов). В главе анализируется фраземообразовательная функция категории отрицания, выраженной в русском языке частицей НЕ, на основе диалектического положения о действии универсального закона отрицания отрицания.

В первых трех параграфах первой главы подводится методологическая база исследования роли отрицания, выраженного лексической частицей НЕ, в образовании фразеологических единиц, организующих  названный концепт. Категория отрицания (форма выражения – частица НЕ) на фразеологическом уровне отнюдь не формирует простое отрицание, констатацию отсутствия, а создает новую ФЕ с утвердительной семантикой.

В четвертом параграфе освещается фраземообразовательная функция лингвистической категории отрицания, выраженной отрицательной частицей НЕ: в первом пункте рассматривается структурообразующая функция компонента НЕ, во втором анализируется семантикообразовательная функция. Под структурообразующей функцией компонента НЕ понимается способность образовать на базе свободных словосочетаний и фразеологизмов новые ФЕ.

Структурирующая роль компонента НЕ рассматривается в процессуальных ФЕ типа не давать/дать ход чему-либо 'скрывать какую-либо информацию', не находить/найти общего языка с кем-либо 'затрудняться общаться с кем-либо', не выносить сор(а) из избы 'скрывать нелицеприятную информацию узкого круга лиц или организации', не брать в расчет что-либо 'пренебрегать какой-либо информацией'.

Структурная модель НЕ + глагол + (предлог) + имя в форме родительного падежа является самой распространенной – ФЕ этой модели составляют 58,3 % от всех процессуальных ФЕ, зафиксированных в картотеке.

Компонент НЕ обусловливает форму родительного падежа именного компонента. Господство формы родительного падежа вызвано тем, что отрицание НЕ в сочетании с глагольным компонентом управляет падежной формой именного компонента и требует от него формы родительного падежа.

Исследуемые ФЕ разделились на две группы в зависимости от структурирующей функции компонента НЕ. Первую группу составили ФЕ, структурно и семантически разрушающиеся без компонента НЕ, типа не отрывать глаз с кого/чего-либо, не оставить камня на камне, из-за деревьев леса не видеть. Они структурно и семантически разрушаются без отрицательного компонента, превращаясь в алогичный набор слов. Вторая группа включает фразеологизмы, которые без компонента НЕ остаются в классе процессуальных единиц, и часть из них меняют свои значения на противоположные: не иметь под собой почвы 'противоречить логике, порядку вещей' - иметь под собой почву 'подчиняться порядку вещей, соответствовать логике', не предавать гласности 'сохранять в секрете' - предавать/предать гласности 'раскрывать, оглашать широкой публике'.

ФЕ этого типа вступают в отношения экспликации. Экспликация выражается в том, что процессуальная ФЕ, присоединяя отрицание НЕ, образует фразеологизм того же типа семантики с новым индивидуальным значением.

Процессуальные ФЕ первой и второй групп различаются способами образования. ФЕ 1-ой группы (типа не отрывать глаз, не моргнуть глазом, ног под собой не чуять) образовались на основе свободных лексем, словосочетаний путем метафоризации и дальнейшей фразеологизации.

ФЕ второй группы сформировались на базе фразеологизмов без отрицания НЕ.

Во втором пункте настоящего параграфа анализируется семантикообразующая функция компонента НЕ. Под семантикообразующей функцией компонента НЕ понимается его способность формировать новую фразеологическую семантику и коннотативные семы при взаимодействии с другими компонентами ФЕ.

Семантикообразующая роль компонента НЕ тесно связана со структурной функцией, поэтому её анализ проводится на основе выделенных в первом пункте настоящего параграфа структурных групп.

В составе ФЕ первой структурной группы компоненты НЕ полностью теряет связь с основной своей функцией в свободном употреблении – выражать отрицание и создает новое фразеологические значение.

1. ФЕ, в которых компонент НЕ реализует общеутвердительную семантику, разделились на следующие подгруппы по актуализированным семам:

1.1. ФЕ, в которых НЕ создает отрицательную оценку действия или состояния: не выдерживать критики 'отличаться крайней неосновательностью', не укладываться в голове 'удивлять, поражать нелогичностью'.

1.2. ФЕ с семой интенсивности действия, которая реализуется посредством взаимодействия компонента НЕ и глагольного компонента, зафиксированного в форме несовершенного вида (НСВ): не спускать глаз с кого/чего-либо 'пристально следить, наблюдать присматриваться к кому-либо', не пропускать ни слова 'внимательно слушать', не отходить ни на шаг от кого/чего-либо 'сопровождать, контролировать'.

1.3. ФЕ, в которых компонент НЕ реализует сему высокой степени проявления действия, состояния, взаимодействуя с тавтологическими компонентами или культурно маркированными компонентами: слыхом не слыхать, видом не видать, 'пребывать в абсолютной неизвестности', думать не думали 'находились в полном неведении', лыка не вязать 'быть пьяным и не понимать ничего'.

1.4. ФЕ, в которых компонент НЕ реализует сему большой продолжительности действия в сочетании с глагольными компонентами в форме НСВ: не иметь ничего против кого/чего либо 'соглашаться с чьим-либо мнением, поведением', не уметь двух слов связать 'нелогично, неясно говорить', не соответствовать действительности 'противоречить истине, очевидному'.

1.5. ФЕ, в которых НЕ реализует значение полноты, исчерпанности действия во взаимодействии с глагольными компонентами в форме совершенного вида (СВ): бровью не повести 'проигнорировать информацию', живого места не оставить 'раскритиковать, не сказать ни слова 'промолчать, отмолчаться'.

1.6. ФЕ, в которых компонент НЕ актуализирует семы ярко выраженной коннотативности, сочетаясь с другими компонентами фразеологизма: дальше своего носа не видит 'мыслит ограниченно, примитивно', за словом в карман не полезет 'остроумно отвечает, мастерски ведет беседу'.

2. В ФЕ, которые изменяют свою семантику без компонента НЕ, последний актуализирует сему противоположности или контрастно-утвердительную сему. Она, в свою очередь, реализована через семы полной и частичной противоположности, которые градуированы более дифференцированными семами. 

2.1. Семантика полной противоположности тому, что обозначают ФЕ без компонента НЕ, реализуется во фразеологизмах типа не питать иллюзий 'трезво оценивать ситуацию' (ср.: питать иллюзии 'заблуждаться, обманываться').

2.1.1. Сема лишённости, отсутствия чего-либо выделяется во ФЕ типа не иметь под собой почвы 'противоречить объективной действительности, быть ложным' (ср.: иметь под собой почву 'быть обусловленным чем-либо, быть реальным'), не выходить за пределы чего-либо 'соответствовать заданным нормам, правилам' (ср.: выходить/выйти за пределы чего-либо 'нарушить известные законы').

2.1.2. Сема исключения части из целого реализуется во фразеологизмах не вдаваться в подробности чего-либо 'исключать детали из основного', не принимать во внимание кого/что-либо 'исключать из объектов мыслительной деятельности' и др.

2.2. Семантику частичной противоположности реализуют следующие семы:

2.2.1. Сема градуального противопоставления является элементом значений таких ФЕ, как не свести концы с концами (ср.: (еле) свести концы с концами 'примерно, относительно соответствовать логике'), не оставаться в стороне 'периодически вспоминаться' (ср.: остаться в стороне 'забыться').

2.2.2. Сема неполноты, смягченности действия актуализирована в ФЕ типа не исключать возможности чего-либо 'допускать, предполагать что-либо как реальное', не терять из виду кого-либо 'периодически общаться, узнавать о ком-либо'.

В пятом параграфе 1-ой главы анализируется фраземоообразовательная функция отрицания НЕ в аспекте формирования двухкомпонентных ФЕ непроцессуальной семантики. Выбор такого фразеологического материала обусловлен его ярко выраженной переходностью, эврисемичностью фразеологического значения, культурной, целевой, оценочной маркированностью вторых компонентов (не ангел, не авторитет, не Бог, не дурак, не святой, не камень, не пример и подобные).

Фразеологизмы двухкомпонентной модели сочетания слов вербализуют периферийные зоны концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ и обозначают в основном характеристики субъектов познавательных процессов. Концептуальная периферия характеризуется динамичностью, изменчивостью, многочисленными ценностно-смысловыми отношениями субъектов речи, наличием сегментных включений в пространства других концептов и фреймов. Насколько динамична периферийная зона концепта, настолько подвижны и разнообразны способы формирования его фразеологизмов-вербализаторов. Так, концептуальная коннотация стала одним из основных источников появления ФЕ. Среди этих единиц выделены две группы:

1) с фразеологическим значением, сложившимся на базе оценочных элементов, сем лексических значений бывших слов – не ангел, не дурак, не святой и др.

2) с фразеологическим значением, возникающим путем актуализации скрытых, «генетических» коннотативных сем, не проявляющихся ни в прямых, ни в переносных значениях бывших слов-компонентов – не где-нибудь, не кто-нибудь, не овца, не блеск, не фонтан.        

ФЕ данной модели демонстрируют три вида переходности: межуровневую, внутриуровневую, системную.

Маркер лингвистической категории отрицания частица НЕ характеризуется высоким фраземообразовательным потенциалом, является фактором формирования общеутвердительной семантики ФЕ, вербализующих бинарные оппозиции национально значимого языкового концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ и его периферийных фреймов.

Вторая глава «Фразеологические фреймы, структурирующие ядерную зону концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ» состоит из пяти параграфов.

Содержание первого параграфа составляет анализ тех понятий фрейма, которые разработаны в исследованиях когнитивистов и лингвокультурологов. Автором представляемого диссертационного сочинения предложены те параметры фразеологического фрейма, на которых базируется анализ конкретного концепта.

Итак, фреймы, по мнению автора, определяются в следующих границах:

  1. фрейм – это сегмент знаний (ложных или истинных, рациональных или эмоционально-эстетических), выступающий как структурный элемент концепта;
  2. представляющий стереотипные, стандартные, знакомые определенному сообществу людей ситуации;
  3. характеризующийся различными степенями ценностного отношения, следовательно, связанный или ассоциируемый с различными языковыми, речевыми средствами воплощения и хранения: чем значимее, ценнее фрейм, тем обширнее поле единиц вторичного семиозиса, его организующих;
  4. обязательно проецирующий прагматическую оценку ситуации в область семантических коннотаций единиц, его вербализующих;
  5. имеющий иерархическую структуру – ядерную и периферийную зоны;
  6. программирующий характером знаний категориально-семантическую их организацию в данном языке;
  7. обнаруживающий свойство неизолированности;
  8. обладающий амбивалентностью в аспекте сохраниения лингвистической устойчивости семантики языковой единицы и одновременно ее изменчивости под влиянием коммуникативной практики.

В последующих четырех параграфах рассматриваются содержательные объемы ядерных фреймов, представленных ФЕ с компонентом НЕ.

Ядерную зону концепта образуют фреймы, состоящие из трех и более денотативных слотов с широко представленными динамическими слотами, содержащими субъективные коннотации, ценностные установки говорящего, озвучивающего как собственное, индивидуальное отношение к предмету высказывания, так и мнение какой-либо социальной группы.

Ядро фразеологического концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ образуют следующие фреймы:

  • «Чувственное восприятие как начальный этап обретения знаний человеком»
  • «Эмоции и чувства как результат познания»
  • «Речевая деятельность как средство узнавания, передачи знаний о ком/чем-либо»
  • «Интеллект, ум как средство познания и продуцирования знания / отсутствие интеллекта, ума»

Фрейм «Чувственное восприятие как начальный этап обретения знаний человеком» содержит следующие денотативные слоты:

  1. 'собственно знание' (в глаза не видеть кого/что-либо, видеть не видели, слыхом не слышали),
  2. 'интенсивное познание через визуальное восприятие' (не отрывать глаз, не спуская глаз, не отводить глаз),
  3. 'познание с преобладающей над ним оценкой, складывающейся первоначально из визуального или другого восприятия' (глаза бы не глядели, смотреть не на что, глазам своим не верить, ушам своим не верить),
  4. 'познание, складывание мировоззрения через особенности восприятия' (из-за деревьев леса не видит, дальше своего носа не видит),

Фрейм «Эмоции и чувства как результат познания» содержит следующие денотативные слоты:

  1. 'эмоциональные действия и состояния, результирующие акты познания или сопровождающие его' (бровью не повести, виду не подавать, не задевать сердца, не вызывать/вызвать энтузиазма),
  2. 'осознание какого-либо чувства как последствия интеллектуально-познавательного акта' (тревога не отпускала сердца, ничего не значить, не чужд сердцу, не прошла досада, свет не мил),
  3. 'испытывать какое-либо чувство в результате размышлений или узнавания чего-либо' (не верится, в голове не укладывается, в голову не придет, не удивительно, не считать за мужчин)

Фрейм «Речевая деятельность как средство узнавания» передачи знания о ком/чём-либо, представленный слотами:

    1. 'передача/непередача знаний, информации о ком/чём-либо' (не выносить сор(а) из избы, не предавать гласности, речи не идёт о ком/чём-либо);
    2. 'отсутствие речевой деятельности как фигура умолчания о чем-либо известном для участников разговора или ситуации общения' (словом не обмолвиться о ком/чём-либо, не идти на язык, не проронить ни слова);
    3. 'отсутствие речевой деятельности как показатель отсутствия знания/информации' (не быть в ходу, не в ходу, не может быть речи);
    4. 'эмоционально-речевые реакции собеседника, правдиво обнаруживающие его отношение к высказанной информации или его внутреннее, душевное состояние' (слов не находить/найти, не говоря уже, не скажи, не может быть (и) речи);
    5. 'умение/неумение строить речевую деятельность, знание/незнание законов, правил общения, беседы с кем-либо' (не находить/найти слов, не сводить/свести концов с концами, двух слов связать не уметь, рта не раскрывать/раскрыть, не иметь духа сказать);
    6. 'молчать о ком/чём-либо' (не находить слов, не говорить, не сказать ни слова о ком/чём-либо);
    7. 'речевая деятельность как объективный показатель психофизиологического состояния человека' (лыка не вязать, не в силах выговорить слова, не проронить ни слова);
    8. 'соответствие/несоответствие речи реальной действительности объединяет два микрослота: оценивание действия субъекта речи' (бросать слова на ветер/не бросать слова на ветер, давать обеты/не давать обетов, не к лицу/как оценка речевого действия), содержание речи по отношению к объективной реальности (соответствовать действительности/не соответствовать действительности, иметь под собой почву/не иметь под собой почвы, укладываться в рамки/не укладываться в рамки);
    9. 'общение/речевое поведение как прямой способ передачи/непередачи прямой и косвенной информации' (не закрывать рта, не раскрывать рта, не обмолвиться словом, слова не вытянешь, не дать рта раскрыть).
    10. 'интеллектуально-речевая деятельность, обнаруживающая отношение субъекта к интеллектуально-речевым проявлениям других лиц' (не оставлять/не оставить камня на камне чего-либо, не иметь ничего против чего-либо, не брать в расчет что-либо, слова поперек не сказать и др.).
    11. 'речевой процесс, отраженный в реакции слушателей' (не открыть Америку, не говорить ничего сердцу, не говорить ни о чём, не ударить в грязь лицом, делать/сделать честь/не делать/сделать честь(и), /делать погоду/не делать погоды).

В пятом параграфе описывается слотовая структура фрейма «Интеллект, ум как средства познания и продуцирования знания/отсутствия интеллекта, ума средств познания и продуцирования знаний». Фразеологический фрейм представлен тремя денотативными слотами:

  1. 'интеллектуальные способности к познаванию действительности' (пороху (а) не выдумает, звезд с неба не хватает, из-за деревьев леса не видит, ничего собой не представляет, в подметки не годится, умен(а) не по годам).
  2. 'интеллектуальные качества как результат какой-либо познавательной, эмпирической практики' (не лыком шит, на мякине не проведешь, не проведется, не обманешь).
  3. 'оценка, сравнение интеллектуальной деятельности людей' (не каждый, не как все, не чета, рукой не достать, не последний).

Наиболее содержательно и структурированно представленным является фразеологический фрейм «Речевая деятельность как средство узнавания, передачи знаний о ком/чём-либо». В человеческом сознании речевое общение – это индивидуальная и социальная ценность, источник получения знаний, информации, а также отражение внутреннего состояния субъекта речи. Объемная содержательность денотативных слотов предопределяет разветвленность динамических слотов, появление которых обусловлено дискурсной средой, обнаруживающей ценностные характеристики концепта.

Принадлежность фразеологических фреймов к ядерной зоне концепта определяется количеством денотативных слотов, наличием ценностных смыслов. Ядерные фразеологические фреймы вербализованы ФЕ, активно развивающими многозначность и переменные смыслы. Многозначные фразеологизмы находятся в семантико-содержательных границах как минимум двух фреймов, структурирующих один и тот же концепт.

Третья глава «Фразеологические фреймы, структурирующие периферийную зону концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ», состоит из трех параграфов.

В первом параграфе анализируется фрейм «Деятельность человека как соответствие/несоответствие реальности или действительности, структурированной двумя денотативными слотами»:

  1. 'соответствие/несоответствие действий и поступков человека действительности' (верить/не верить себе, не шутить, приходить/прийти в голову /не приходить/прийти в голову, ставить/поставить под сомнение/не ставить под сомнение, иметь основания/не иметь оснований, не могло быть и речи)
  2. 'соответствие/несоответствие продуктов сознания человека действительности' (не иметь ничего общего с чем-либо, не мудрствуя лукаво, не укладываться в рамки).

Во втором параграфе третьей главы анализируется фрейм «Утаивание, скрытие/разглашение информации», представленной денотативным слотом 'озвучить, рассказать о ком/чём-либо или замалчивать что-либо' с обширной сетью динамических слотов, объединяющих анализируемый фрейм со смежными – «Проблемная ситуация. Конфликт» и «Деятельность». Вербализаторами выступили ФЕ не было помину о чем-либо, словом не обмолвиться о ком/чём-либо, предавать/предать гласности (огласке) и др. Функционирование приведенных ФЕ в дискурсной среде обнаруживает культурно-ценностные аспекты концепта. Так, например, социально одобряется передача субъектом правдивой информации, представление знаний, полезных обществу (не оставлять сомнений, из пальца не высосать), а отсутствие знаний о чем-либо оценивается как временное явление. ФЕ, представляющие этот динамический слот, взаимодействуют в контекстах с темпоральными маркерами (тогда не было в помине, лет двадцать пять назад не было и речи и т.п.).

В третьем параграфе анализируется структура фрейма «Характеристика лица относительно его причастности к знаниям разного рода». Фрейм состоит из двух денотативных слотов:

1) 'наличие/отсутствие опыта, знаний или информации у кого-либо' (не авторитет, не ангел, не дурак (1), не пророк, в глаза не видеть, в руках не держать).

2). 'характеристика лица (группы лиц) по обладанию информацией, знаниями и по способности эти знания получать или продуцировать' (не дурак/не дура, звезд с неба не хватает, пороху не выдумает, не лаптем щи хлебает, палец в рот не клади).

ФЕ, представляющие данные денотативные слоты, имеют в собственной структуре компоненты лексемы-архетипы и символы – рука, глаз, лапоть, звезда, палец, рот, ангел, пророк, дурак и т.п., обусловливающие появление коннотативных сем, смысловую динамику ФЕ, отражающую переменные слоты с ценностными характеристиками.

Четвертая глава «Микроконцепт Самосознание», исследующая фреймовую структуру данного микроконцепта, состоит из трех параграфов, в каждом из которых соответственно анализируется по одному фразеологическому фрейму:

      1. Фрейм «Эмоционально-физиологические состояния, обусловливающие возможность/невозможность воспринимать и обрабатывать информацию».
      2. Фрейм «Познание и оценивание себя или самоидентификация в ситуациях общения».
      3. Фрейм «Самоопределение, самосознание человека в социальной жизни».

Фрейм 1 представлен динамическими слотами:

  1. 'физиологическое (физическое), эмоциональное состояние как причина невозможности реально сознавать себя' (не в себе, ног под собой не чуять, не в своем уме);
  2. 'отдаваться какому-либо одному чувству в себе, осознавать в себе какое-то одно, наиболее сильное чувство в данный момент' (не чуять (чувствовать под собой) ног, не помнить себя, не помня себя, не приходить/прийти в себя, не находить себе места, не представлять себе жизни);
  3. 'эмоциональное состояние, порожденное чувством неизвестности, неуверенности' (не находить себе места);
  4. 'подсознательное знание, предчувствие нехороших последствий как источник негативного психофизического состояния' (не находить себе места);
  5. 'невозможность чем-либо заниматься, что-либо воспринимать из-за подчинения какому-либо чувству' (не находить себе места, жизни себе не представлять).

Слоты анализируемого фрейма достаточно многочисленны при малой представленности ФЕ в силу того, что последние многозначны и разные их значения репрезентируют каждый новый слот. Каждый последующий слот свидетельствует о более тонкой самооценке человеком внутреннего психического, эмоционального состояния.

Фрейм 2 структурирован следующими слотами:

1) 'эмоциональное состояние человека, возникающее в процессе общения' (не выходить из себя, не заставить себя долго ждать, не ручаться за себя, не отдавать себе отчета).

2) 'самоидентификация и идентификация кого-либо относительно себя как источника каких-либо чувств и эмоций' (не свой брат, не своими глазами, не знать себе цены, себя не забывать).

ФЕ, репрезентирующие данный слот, многозначны. Содержательно-смысловая структура этих единиц позволяет сделать вывод о значимости самовосприятия человека в социуме.

Фрейм «Самоопределение, самосознание человека в социальной жизни» структурирован следующими денотативными слотами:

1) 'определять свои реакции относительно действия окружающих лиц' (не давать/дать о себе знать, не выдавать/выдать себя, не приходя в себя),

2) 'определять, регулировать собственные действия в зависимости от осознания субъектом собственных возможностей, способностей, внешних условий (не брать/взять на себя, не давать над собой власти, не отдаваться/отдаться, не терять себя, не находить себе места).

В Заключении обобщаются результаты исследования фразеологического концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ в лингвокогнитивном и лингвокультурологическом аспектах.

В итоге изучения содержания и структуры концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ, а также его фразеологических вербализаторов формулируется вывод о принадлежности названного концепта русской национальной языковой концептосфере, о значимости и ценности его для национального сознания. Последнее определяется наличием десигнаторов на уровне единиц вторичного семиозиса, подчинением закону отрицания отрицания, функционированием фреймов в рамках бинарных оппозиций, развернутостью слотовой иерархии, содержащей амбивалентные оценки и морально-этические установки.

Выявлены ведущие базисные фразеологические фреймы, организующие концептуальную информацию:

  1. акциональный,
  2. атрибутивно-предикатный,
  3. модально-эмотивный.

Реализация концептуальной информации именно данными базисными фреймами обусловлена ее характером: человеческое сознание четко представляет, что знание, информация – это результирующая целенаправленной деятельности, а познание – длительный, дискретный, но поступательный процесс. Именно поэтому концепт ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ представляется как деятельность, как ее результат, как атрибут фразеологическими средствами русского языка.

Лингвистическое отрицание, выраженное частицей НЕ, является фактором образования фразеологических единиц – структурным и семантикообразующим. Во фразеологизмах реализуются два типа сем, сформированных с помощью отрицательного маркера, – утвердительная и контрастно-утвердительная.

Ядерная и периферийная зоны концепта определялись количественной представленностью денотативных слотов, их содержательным многообразием, наличием бинарных оппозиций, выраженных фразеологическими единицами с компонентом НЕ и их утвердительными кореллятами. Фреймы периферйной зоны состоят из одного или двух денотативных слотов с развернутой иерархией слотов динамических, которые содержат культурно-ценностные смыслы и морально-этические установки. Периферийные фреймы названного концепта могут являться структурными элементами других концептов.

Основные печатные работы

Монографии:

  1. Свиридова А.В. Функционирование категории отрицания и средства её выражения в русском языке : монография [Текст] / А.В. Свиридова – М.: Компания Спутник +, 2006.– 166с. (8 усл.п.л.).
  2. Свиридова А.В. Вербализация концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ средствами русской фразеологии в лингвокогнитивном и лингвокультурологическом аспектах (на материале фразеологических единиц с компонентом НЕ) : монография [Текст] / А.В.Свиридова.– Челябинск : Рекпол, 2008.– 170 с. (9 усл.п.л.).
  3. Свиридова А.В. Фреймовая структура концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ, вербализованная фразеологическими единицами русского языка: монография [Текст] / А.В.Свиридова. – М.: Изд-во МГОУ, 2008. – 136 с. (77 усл.п.л.).
  4. Структурно-грамматические свойства русских фразеологизмов: Коллективная монография. – Челябинск : Изд-во ЧГПУ, 2002. – 263 с. (12,5 усл. п. л.).

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Министерством Образования и науки РФ для публикации основных положений докторской диссертации:

  1. Свиридова А.В. Микроконцепт «Самосознание» как содержательно- структурный компонент концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ [Текст] / А.В.Свиридова // Вестн. Челяб. гос. пед. ун-та. Сер. 3, Филология : науч. журн.– 2006.– № 1. – С.117 – 124. (0,4 п. л.)
  2. Свиридова А.В. Вербализация концепта «Природа» в поэзии Велимира Хлебникова [Текст] /А.В.Свиридова // Вестн. Челяб. гос. пед. ун-та. Сер. 3, Филология : науч. журн.–2006.– № 2. – С.142-149. (0,3 п. л.).
  3. Свиридова А.В. Об одной фреймовой структуре в системе концепта ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ (на материале русских фразем) [Текст] / А.В.Свиридова // Вестн. Челяб. гос. пед. ун-та. Сер. 3, Филология : науч. журн.– 2006.– Вып. 2.– № 5.3. – С.225-233. (0,4 п. л.).
  4. Свиридова А.В. Фрейм «утаивание, сокрытие/разглашение информации», вербализованный единицами фразеологического уровня [Текст] / А.В.Свиридова // Вестн. Челяб. гос. ун-та. Сер. Филология. Искусствоведение : науч. журн. – 2008.– № 16. – С.135-141. (0,3 п. л.).
  5. Свиридова А.В. Фрейм «Деятельность человека как соответствие/несоответствие реальности или действительности» [Текст] / А.В.Свиридова // Вестн. Челяб. гос. ун-та. Сер. Филология. Искусствоведение : науч. журн.– 2008.– Вып. 22.– № 20 (121).– С.113-121. (0,4 п. л.).
  6. Свиридова А.В. Фразеологический микрофрейм «Сравнение/Оценивание интеллектуальной деятельности человека» [Текст] / А.В.Свиридова // Вестн. Челяб. гос. пед. ун-та. Сер. Филология : науч. журн.– 2008.– № 7.– С.234-240. (0,55 п. л.).
  7. Свиридова А.В. Фрейм «Интеллект, ум как средства познания и продуцирования знания / отсутствие интеллекта, ума» [Текст] / А.В.Свиридова // Вестн. Челяб. гос. пед. ун-та. Сер. Филология : науч. журн.– 2008.– № 8.– С.221-228. (0,55 п. л.).
  8. Свиридова А.В. Характеристика лица по наличию/отсутствию знаний [Текст] / А.В.Свиридова // Изв. Волгоград. гос. пед. ун-та. Серия. Филологические науки.– 2008.– № 7(31).– С. 19-22. (0,4 п. л.).

Статьи, опубликованные в зарубежных изданиях:

  1. Свиридова А.В. Фразеологические единицы как выразительное средство современного русского литературного языка (на материале фразеологизмов с компонентом НЕ) [Текст] / А.В.Свиридова // Валентностная грамматика в структурном и коммуникативном аспектах и её выразительные возможности в языке и речи : тез. докл. науч. конф., 14-15 окт. 1998 г. Ч.II. – Могилев, 1998. – с.36-38.(0,2 п. л.).
  2. Свиридова А.В. Вербализация концепта «познавать» средствами русской фразеологии [Текст] / А.В.Свиридова «Фразеология. Языковые картины мира на рубеже веков» : материалы междунар. науч. конф.– Ополе : ун-т Опольский, 2007.– С.233-236. (0,3 п.л.)

Статьи, опубликованные в сборниках научных работ:

  1. Свиридова А.В. Особенности функционирования категории вида в процессуальных фразеологических единицах с компонентом НЕ [Текст] / А.В.Свиридова // Наука – ВУЗ – Школа : сб. науч. тр. молодых исследователей. – Челябинск ; Магнитогорск, 1996 – С.51-56. (0,4 п. л.).
  2. Свиридова А.В. К проблеме разработки спецкурса «Официально-деловой стиль в системе стилей русского языка» [Текст] / А.В.Свиридова // Вестн. Челяб. гос. пед. ун-та. Серия 8. Начальное образование: науч. журн.– 1998. – № 1. – С.56-59. (0,3 п. л.).
  3. Свиридова А.В. Эффективные аспекты контроля знаний студентов при изучении интегрированного курса «Лексикология – Морфемика – Словообразование» [Текст] / А.В.Свиридова // Современные методы контроля знаний студентов в процессе преподавания специальных дисциплин : публ. методолог. семинара «Современный стиль взаимодействия в высшей школе» кафедры русского языка и методики преподавания ЧГПУ. – Челябинск, 1999. – С.38-44. (0,4 п. л.).
  4. Свиридова А.В. Аналитизм формы и синтетизм содержания во фразеологической природе как проявление переходности в языке [Тект] / А.В.Свиридова // Фразеологизм: Семантика и формы : сб. статей, посвященных юбилею В.А.Лебединской. – Курган, 2001. – С.97-98. (0,2 п. л.).
  5. Свиридова А.В. Коммуникативно-прагматический аспект во фразеологии (на материале ФЕ с компонентом НЕ) [Текст] / А.В.Свиридова // Актуальные проблемы изучения и преподавания русского языка на рубеже ХХ-Х1Х вв.: сб. науч. тр.. – Воронеж, 2001.– С.40-42. (0,2 п. л.).
  6. Свиридова А.В. Языковая переходность и её проявление во фразеологии [Текст] / А.В.Свиридова // Языковая деятельность: переходность и синкретизм : сб. статей. – М.: Ставрополь, 2001. – С.98-103. (0,3 п.л.).
  7. Свиридова А.В. Амбивалентность концепта «чувственный мир» в художественном произведении (на материале текста М.Кузмина «Из записок Тивуртия Пенцля») [Текст] / А.В.Свиридова // Предложение и слово: Межвуз. сб. науч. тр. – Саратов, 2002.– С.516-520. (0,3 п. л.).
  8. Свиридова А.В. Категория отрицания и средства её выражения в драматических произведениях А.С. Пушкина (на материале драм «Моцарт и Сальери» и «Каменный гость») [Текст] / А.В. Свиридова // Пушкин : Альманах. – Магнитогорск, 2002. – Вып.3.– С.141-148. (0,4 п. л.).
  9. Свиридова А.В. Негация в средствах массовой информации (на материале текстов газет) [Текст] / А.В.Свиридова // Проблемы социологии и психолингвистики.: сб. статей. – Пермь, 2003. – Вып.2 – С.57-60. (0,3 п. л.).
  10. Свиридова А.В. Диалектизмы в составе фразеологических единиц [Текст] / А.В.Свиридова // Вопр. гуманитар. наук.– М., 2006.– № 3 (24) С.157-159. (0,2 п. л.).
  11. Свиридова А.В. О многозначности одного фразеологизма [Текст] // Вопр. филолог. наук. – М., 2006. – № 3 – С.113-115. (0,3 п. л.).
  12. Свиридова А.В. Фреймовая организация концепта знание/познание// [Текст] // Вопр. филолог. наук. – М., 2006. – № 3 – С. 115-117. (0,3 п. л.).

Статьи и тезисы докладов на научных конференциях,

конгрессах, симпозиумах:

международных

  1. Свиридова А.В. Роль процессуальных фразеологических единиц с компонентом НЕ в характеристике психологических состояний героев (на материале романа Ф.Абрамова «Братья и сестры») [Текст] / А.В.Свиридова // Русский язык как государственный : материалы междунар. конф. Челябинск, 5-6 июня 1997 г. – М.: РАН, Ин-т рус. яз., 1997. – С. 161-165. (0,4 п. л.).
  2. Свиридова А.В. Средства художественной выразительности в коммуникативной цепи «Автор – Образ – Читатель» (на материале «Повести о капитане Копейкине» Н.В.Гоголя) [Текст] / А.В.Свиридова // Коммуникативно-прагматические аспекты фразеологии: тез. докл. междунар. конф. Волгоград, 28- 29 сент. 1999 г. – Волгоград : Перемена, 1999. – С. 109. – 111. (0,2 п. л.).
  3. Свиридова А.В. Коммуникативно-прагматический аспект в функционировании речевых значений фразеологизмов [Текст] / А.В.Свиридова // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах : тез. междунар. науч.-практ. конф. Челябинск, 7-9 дек. 2001. – Челябинск: ЧелГУ, 2001. – С. 156-159. (0,3 п. л.).
  4. Свиридова А.В. Фразеологическая переходность и её проявление (на материале единиц модели НЕ+глагольная форма) [Текст] / А.В.Свиридова // Переходные явления в области лексики и фразеологии русского и других славянских языков: материалы междунар. науч. симп. Великий Новгород, 21-23 мая 2001 г. – Великий Новгород : Изд-во НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2001. – С. 129-131. (0,2 п.л.).
  5. Свиридова А.В. Коммуникативно-апеллятивная функция фразеологизмов с компонентом НЕ (на материале мемуаров А.А.Игнатьева «50 лет в строю») [Текст] / А.В. Свиридова // Русский язык: история и современность : материалы междунар. науч.-практ. конф. памяти проф. Г.А. Турбина. Челябинск, 23-24 окт. 2002 г. : в 2 ч. Ч.1 – Челябинск: Изд-во ЧГПУ, 2002. – С. 253 – 257. (0,3 п. л.).
  6. Свиридова А.В. Диалектные лексемы как компоненты фразеологических единиц с отрицательным маркером НЕ в русском литературном языке [Текст] / А.В. Свиридова // Проблемы современной русской диалектологии : тез. докл. междунар. конф. Москва, 23-25 марта 2004 г. – М.: РАН, Ин-т рус. яз. им. В.В.Виноградова, 2004. – С. 139-141. (0,2 п. л.).
  7. Свиридова А.В. К проблеме составления тезауруса фразеологизмов с компонентом НЕ [Текст] / А.В.Свиридова/ / Словарное наследие В.П.Жукова и пути развития русской и общей лексикографии : Третьи Жуковские чтения : материалы междунар. науч. симп. Великий Новгород, 21-22 мая 2004 г. – Великий Новогород : Изд-во НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2004. – С. 90-94. (0,3 п. л.).
  8. Свиридова А.В. Пословицы русского народа, репрезентирующие концепт ЗНАНИЕ / ПОЗНАНИЕ [Текст] / А.В. Свиридова // Знание. Язык. Культура : материалы междунар. науч. конф. «Славянские языки и культура». Тула, 17-19 мая 2007 г. – Тула: Петровская гора, 2007. – С. 89-92. (0,2 п. л.).
  9. Свиридова А.В. Фреймовая организация концепта знание/познание [Текст] / А.В. Свиридова // Динамика и функционирование русского языка: факторы и векторы : материалы междунар. науч. конф. Волгоград, 10-12 окт. 2007 г. – Волгоград : ВГИПК РО, 2007. – С. 44-47. (0,4 п. л.).
  10. Свиридова А.В. Примарная роль коннотации в структурировании фразеологических единиц [Тектс] / А.В.Свиридова // Фразеология и межкультурная коммуникация : материалы междунар. науч. конф. «Фразеология и миропонимание народа» : в.2 ч. Ч.1 – Тула: Изд-во ТГПУ им. Л.Н. Толстого, 2002.– С. 236-239 (0,3 п. л.).
  11. Свиридова А.В. Отрицание прототекста как манифестация интертекстуальности текста (на примере стихотворных произведений В.С. Высоцкого) [Текст] / А.В. Свиридова // Интертекст в художественном и публицистическом дискурсе : сб. докл. междунар. науч. конф. Магнитогорск, 12-14 нояб. 2003 г. – Магнитогорск: Изд-во МаГУ, 2003. – С. 254-259. (0,4 п. л.).
  12. Свиридова А.В. Фрейм-структура «речевая деятельность как средство узнавания, передачи знания о ком/чем-либо» [Текст] / А.В. Свиридова // Фразеология и когнитивистика : материалы 1-ой междунар. конф. Белгород, 4-6 мая 2008 г.: в 2 т. Т.1.– Белгород : БелГУ, 2008.– С. 315-318. (0,5 п.л.).

всероссийских

  1. Свиридова А.В. Понятие «слово» в некоторых разделах курса «Современный русский язык» [Текст] / А.В. Свиридова // Вопросы методики формирования понятий при изучении предметов гуманитарного цикла : тез. докл. Всерос. науч.-практ. конф. Челябинск, 13-15 мая 1998 г. – Челябинск : Изд-во ЧГПУ, 1998. – С. 4-5. (0,1 п. л.).
  2. Свиридова А.В. Модальные значения форм изъявительного наклонения процессуальных фразеологизмов с компонентом НЕ [Текст] / А.В. Свиридова // Актуальные проблемы современной русистики : материалы Всерос. науч. конф. памяти В.И. Чернова, Киров, 22-24 мая 2000 г.: в 2 ч. Ч.1. – Киров : Изд-во ВГПУ, 2000. – С. 60-62 (0,2 п. л.).
  3. Свиридова А.В. Опыт составления словника фразеологических единиц с компонентом НЕ [Текст] / А.В. Свиридова // Фразеология 2000 : материалы Всерос. науч. конф. «Фразеология на рубеже веков: достижения, проблемы, перспективы». Тула, 25-26 апр. 2000 г. – Тула : Изд-во ТГПУ им. Л.Н. Толстого, 2000. – С. 297-299. (0,2 п. л.).
  4. Свиридова А.В. Понятие экспрессивности на материале фразеологизмов двухкомпонентной модели НЕ+существительное (глагол, прилагательное, наречие, местоимение) [Текст] / А.В. Свиридова // Формирование филологических понятий у учащихся школ и студентов вузов : тез. докл. респ. науч.-практ. конф. «Методология и методика формирования научных у учащихся школ и студентов вузов». Челябинск, 15-17 мая 2000 г. – Челябинск : Изд-во ЧГПУ, 2000. – С. 59-60. (0,2 п. л.).
  5. Свиридова А.В. Образование ФЕ языкового уровня [Текст] / А.В. Свиридова // Язык и образование: материалы Всерос. науч. конф. Великий Новгород, 11-13 июня 2002 г. – Великий Новгород : Изд-во НовГУ, 2002. – С. 76-77. (0,3 п. л.).
  6. Свиридова А.В. Изучение фразеологического состава языка в средней школе [Текст] /А.В. Свиридова // Сб. материалов Всерос. науч. конф. Майкоп, 14-15 окт. 2003 г. – Майкоп : Изд-во ЛТУ, 2003. – С. 113-115 (0,2 п. л.).
  7. Свиридова А.В. Категория отрицания в русском языке (на материале фразеологизмов с компонентом НЕ) [Текст] / А.В. Свиридова // Язык и мышление: Психологические и лингвистические аспекты : Материалы 3-ей Всерос. науч. конф. Пенза, 13-17 мая 2003 г. – М.; Пенза: ПГПУ им. В.Г. Белинского, 2003. – С. 50-51. (0,1 п. л.).
  8. Свиридова А.В. Фраземообразовательный процесс моделей сочетаний, словосочетаний и предложений с отрицательными маркерами НЕ и НЕТ и его отражение в фразеологической практике [Текст] / А.В. Свиридова // Проблемы интерпретации в лингвистике и литературоведении : материалы чтений. Новосибирск, 23-24 ноября 2003 г. – Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2003. – С. 20-25. (0,4 п. л.).
  9. Свиридова А.В. Соотношение формы и содержания во фразеологической природе как проявление переходности в системе языка (на материале фразеологизмов модели НЕ+любая часть речи) [Текст] / А.В. Свиридова // Фразеологические чтения памяти проф В.А. Лебединской.– Курган : Изд-во КГУ, 2004. – С. 182-188. (0,4 п. л.).

региональных

  1. Свиридова А.В. Коннотация в русской фразеологии [Текст] / А.В. Свиридова // Кирилло-Мефодиевские традиции на Нижней Волге : материалы науч. конф. Волгоград, 24-25 мая 2002 г. Вып.5. – Волгоград : Перемена, 2002. – С. 202-203. (0.1 п. л.).
  2. Свиридова А.В. Религиозно-этическая символика в литературном произведении (на материале повестей М.Кузьмина «Пример ближним» и «Два чуда») [Текст] / А.В. Свиридова // Актуальные проблемы русского языка : материалы регион. конф. «Актулаьные проблемы русского языка», посвященной 70-летию ЧГПУ. – Челябинск: Юж.-Урал. кн.изд-во, 2005. – С. 402-407. (0,3 п. л.).

межвузовских

  1. Свиридова А.В. Выражение значения количества во фразеологии (на материале фразеологических единиц с компонентом НЕ) [Текст] / А.В. Свиридова // Материалы конф. по итогам науч.-исслед. работ профессоров, преподавателей ун-та за 1997 год. – Челябинск : Изд-во ЧГПУ, 1998. – С. 59-61. (0,2 п. л.).
  2. Свиридова А.В. Моделируемость фразеологизмов в аспекте взаимодействия разных уровней языка (на материале фразеологизмов с компонентом НЕ) [Текст] / А.В. Свиридова // Виноградовские чтения : материалы межвуз. науч. конф. Тобольск, 20-23 нояб. 2001 г. – Тобольск : Изд-во ТГПМ, 2001. – С. 87-88. (0,1 п. л.).

1 Ю.П. Сологуб, Ф.Б. Альбрехт. Современный русский язык: лексика и фразеология современного русского литературного языка: Учебник. – М.: Флинта: Наука, 2003. – 264 с. С.203.

2 И.М. Кобозева. Лингвистическая семантика: Учебник. – М.: Едиториал УРСС, 2004. – 352 с. С.12.

3 Н.Ф. Алефиренко. Фразеология и когнитивистика в аспекте лнгвистического постмодернизма: монография. – Белгород: Издательство БелГУ, 2008. – 152с. С.129.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.