WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ГИЗАТОВА Гузель Казбековна

  СТРУКТУРНО-ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД  К

СОПОСТАВИТЕЛЬНОМУ ИССЛЕДОВАНИЮ ФРАЗЕОЛОГИИ

(на материале татарского, русского и английского языков).

10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

        АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Научный консультант

академик АН  РТ

доктор филологических наук, профессор

Рузаль Абдуллазянович Юсупов

  Казань 2010

  Работа выполнена на кафедре татарского языкознания

Казанского государственного гуманитарно-педагогического университета

Научный консультант:  академик АН РТ

доктор филологических наук, профессор

Юсупов Рузаль Абдуллазянович

Официальные оппоненты:  доктор филологических наук, профессор

Добровольский Дмитрий Олегович

  доктор филологических наук, профессор

  Солнышкина Марина Ивановна

  доктор филологических наук, и.о. профессора

  Шакирова Резеда Дильшатовна

Ведущая организация: государственное общеобразовательное

  учреждение высшего профессионального

  образования "Институт языка, литературы

  и искусства им. Г.Ибрагимова Академии Наук

  Республики Татарстан"

Защита состоится " " октября 2010 г. в "  " часов на заседании диссертационного совета Д 212.078.03 по присуждению ученой степени доктора филологических наук по специальности 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание в государственном общеобразовательном учреждении высшего профессионального образования "Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет" по адресу: 422010, г. Казань, ул. Татарстана, 2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета.

Электронная версия автореферата размещена на сайте ГОУ ВПО "Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет  " "  " июля 2010 г. Режим доступа: http://tggpu.ru

Автореферат разослан  " " сентября  2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Р.Г.Мухаметдинова

Диссертация посвящена структурно-типологическому подходу к сопоставительному исследованию фразеологии на материале татарского, русского и английского языков.

В настоящем исследовании термин "фразеологизм" или "фразеологическая единица" (ФЕ) трактуется широко и используется для обозначения различных устойчивых сочетаний и предложений, в частности фразеологических сочетаний в концепции В.В.Виноградова, а также пословиц и поговорок, для обозначения которых мы вводим термин "фольклорно-фразеологические единицы" (ФФЕ), речевых формул, а также идиом. Класс идиом соответствует классам фразеологических единств и сращений в терминологии В.В.Виноградова. Идиомы, таким образом, рассматриваются как центральный класс ФЕ и характеризуются ярко выраженной нерегулярностью (Баранов, Добровольский 1996).

Актуальность темы диссертации определяется тем, что на данном этапе  в лингвистике назрела необходимость включения фразеологии в типологические исследования, так как результаты изучения фразеологизмов разных языков еще не подвергались широкому типологическому обобщению с целью выявления закономерностей, присущих этому уровню языка в целом. Понятия строя языка, определение его типологических характеристик должны включать в себя и фразеологические параметры. Фразеология татарского, русского и английского языков пока еще не рассматривались с типологических позиций, и не изучалась методами структурной и квантитативной типологии.

Как правило,  в лингвистических категориях закреплены общие категории мышления, поэтому тема настоящей диссертации должна представлять  интерес с точки зрения общей  проблематики  языковых

универсалий, вследствие чего интерпретация результатов фразеологических исследований в понятиях лингвистических универсалий не лишена своей  актуальности.

Другим важным аспектом определения актуальности настоящего исследования является его практическая направленность, основанная на разработке трехъязычного фразеологического словаря, построенного по идеографическому признаку. Необходимость в таком словаре, кроме всего прочего,  объясняется тем, что в отечественной и мировой  лексикографии пока еще не нашли своего идеографического описания фразеологизмы на материале нескольких языков.

Исследование фразеологии с типологических позиций является новым направлением в языкознании. Впервые вопрос о релевантности фразеологической системы для  лингвистической типологии  в целом был

поставлен Д.О.Добровольским (1984, 1985, 1990). Заметим, что раньше В.Г. Гак  (1977) на материале русского и французского языков и А.Д. Райхштейн на материале русского и немецкого языков (1980) поднимали вопрос о взаимодействии всех уровней языка в процессе коммуникации, затрагивая, в частности, вопросы влияния типологического  строя языка на его фразеологическую систему. И все же первый фундаментальный анализ фразеологии с типологических позиций был проведен Д.О. Добровольским на материале германских языков, им  были заложены основы теории фразеологических универсалий (1990). К сожалению исследования в данном направлении пока еще не получили дальнейшего развития. Исходя из этого, учитывая при этом чрезвычайную важность изучения универсалий, а также перспективность  рассмотрения фразеологии с типологических позиций,  автор предпринимает попытку продолжения и развития положений, заложенных в трудах В.Г.Гака, А.Д.Райхштейна, Д.О.Добровольского и применения их в исследовании фразеологии татарского, русского и английского языков.

Типология языков  связана с лингвистикой универсалий, что имеет существенное значение для определения задач и методов обеих лингвистических дисциплин. Теория фразеологических универсалий на данном этапе развития лингвистики находится пока в зачаточном состоянии. В татарском и русском языках фразеологические универсалии не исследовались ни в отдельности в каждом из этих языков, ни в сопоставительном плане; не проводилось также теоретическое изучение фразеологических универсалий татарского, русского и английского языков в сопоставительно-типологическом аспекте на уровне монографического или диссертационного исследований. Следует, правда отметить, что Л.К.Байрамова,  проводя контрастивный анализ фразеологии русского, татарского и ряда западноевропейских языков, ставит вопрос о существовании фразеологических универсалий и выделяет  три их типа: сущностные универсалии, прагматические (психолингвистические), а также  методологические  универсалии (1994). Дальнейшая разработка теории фразеологических универсалий при сопоставлении фразеологических систем является актуальной, так как для решения поставленных задач сопоставления необходимо выявить общие признаки, черты и свойства, обнаруживаемые в сравниваемых объектах.

Объектом данной работы является струтурно-типологическое исследование фразеологических систем  татарского, русского и английского языков.

Предметом исследования является структурно-типологическое исследование лингвоспецифических различий во фразеологии исследуемых языков, а также анализ языков с целью выявления типологических закономерностей между внутренней организацией и типом языка; типология фразеологических универсалий в татарском, русском и английском языках. 

Основной целью исследования является выявление закономерностей соотношения универсального и специфического во фразеологии.

В соответствии с указанной целью исследования,  определены следующие конкретные задачи:

1) обоснование базисной роли системного подхода в типологическом сопоставлении фразеологических систем татарского, русского и английского языков;

2) раскрытие системного характера структурирования фразеологического материала татарского, русского и английского языков, реализующегося на трех видах внутрисистемных отношений: синтагматических, парадигматических и иерархических;

3) выявление межъязыковых универсальных и специфических синтагматико-парадигматических  отношений во фразеологии как проявление системности языка;

4) раскрытие системного характера построения семантических полей фразеологизмов, проявляющегося в их разделении на ядро, центр и периферию;

5)  доказательство гипотезы, формулирующейся как предположение о совпадении идеографических классификаций разных языков, а именно: идеографические классификации разных языков в принципе совпадают;

6)  выявление степени совпадения понятийных универсальных категорий во фразеологическом континууме и степени лингвоспецифического своеобразия фразеологизмов татарского, русского и английского языков;

7) выявление лингвоспецифических различий ФЕ татарского, русского и английского языков, базирующихся на семиозисе основных семиотических осей: семантики, синтактики и прагматики;

8) попытка экстраполяции структурно-типологических закономерностей, выявленных на материале германских языков (Добровольский 1990), на фразеологию татарского, русского и английского языков с целью включения этих закономерностей в научный обиход;

9) выделение в ряду универсалий импликативных универсалий, устанавливающих наличие в языках регулярных и закономерных корреляций;

10)  разработка типологии фразеологических универсалий;

11) выявление критериев разграничения логико-понятийных и собственно фразеологических универсалий;

12)  раскрытие системного характера фразеологических трансформаций, а также универсальности окказиональных видоизменений во фразеологии разноструктурных языков;

13) создание словаря английских идиом, пословиц и поговорок, построенных на их окказиональных преобразованиях;

14) выявление закономерностей, присущих собственно фразеологической системе при обращении к универсалиям;

15) доказательство гипотезы, формулируемой как предположение о существовании зависимости степени регулярности  фразеологической системы языка от степени синтетизма языкового строя, а именно: чем синтетичнее язык, тем иррегулярнее его фразеологическая система.

16) разработка теоретических основ и создание фразеологического идеографического словаря русского, татарского и английского языков.

Методика исследования

Соотношение универсального и специфического во фразеологии разноструктурных языков выявляется на основе применения структурно-типологического метода исследования.

Как известно, существуют две разновидности структурно-типологического метода, каждая  из которых имеет свой объект исследования. Таким образом, в данной работе понятие "структурно-типологический метод" используется в двух аспектах. Основные принципы первого аспекта структурно-типологического метода были заложены в исследовании Л.И.Ройзензона и Ю.Ю.Авалиани "Современные аспекты изучения фразеологии ".  Это направление анализа фразеологии различных языков получило название структурно-типологического, предполагающего "исследование особенностей построения фразеологических образов (в их конкретной языковой реализации)" (Авалиани, Ройзензон 1967, 72). Следует добавить, что этот метод способствует также изучению влияния на язык экстралингвистических факторов. Поэтому в данной работе мы будем называть это направление условно "внешним" структурно-типологическим методом в целях избежания смешения аспектов структурно-типологического анализа.

  "Внешний" структурно-типологический метод основывается на базовых принципах сопоставительного анализа и системного подхода, в результате применения которых можно выявить изоморфные и алломорфные черты не только отдельных явлений языка, но и черты микросистем, подсистем и целых систем исследуемых языков.

Второй аспект структурно-типологического метода зародился в недрах лингвистической типологии и является одним из его важнейших разделов, задачей которого является изучение внутрисистемных языковых закономерностей.

Фразеология является новой областью типологического исследования. Принципы структурно-типологического анализа фразеологизмов на материале германских языков были разработаны Д.О.Добровольским (1988, 1990). Структурная типология - "внутренняя" типология, в отличие от "внешней", изучает закономерности влияния на язык экстралингвистических факторов. Ср. определение структурной типологии, данное Г.В.Степановым: "Типологическое изучение языков приобрело на современном этапе вид структурной типологии, в задачу которой входит систематизация (инвентаризация) явлений разных языков по наиболее существенным признакам с точки зрения их структуры" (1978, 4). Большинство исследователей указывает на наличие тесных связей между структурной типологией и лингвистикой универсалий (см. работы А.А.Вейлерта, В.Г.Гака, Б.Ю.Городецкого, Дж.Гринберга, М.М.Гухман, Д.О.Добровольского, Г.Зайлера,  В.З.Панфилова, Ю.В.Рождественского, Б.А.Серебренникова, В.Скалички, В.М.Солнцева, Б.А.Успенского и др.). Этим объясняется тот факт, что в данной диссертации в рамках выработки и исследования основ структурно-типологического анализа фразеологии татарского, русского и английского языков мы разрабатываем и основные положения теории фразеологических универсалий. В настоящем исследовании термин "структурная типология" трактуется нами в соответствии с дефиницией, данной Г.В. Степановым, т.е. в рамках лингвистической типологии. 

Отправной точкой для структурно-типологического исследования фразеологических систем татарского, русского и английского языков служат гипотезы Д.О.Добровольского, согласно которым (1) фразеология представляет собой типологически релевантную субсистему языка; (2) между принципами внутренней организации фразеологической системы и типологической спецификой других («первичных» по отношению к фразеологии) субсистем языка существуют регулярные импликативные отношения, в частности: (3) чем аналитичнее язык, тем регулярнее его фразеологическая система (при прочих сходных условиях1). В качестве базовой эвристики принимается наиболее конкретная из этих гипотез (3).

Автор выражает согласие  с Д.О.Добровольским в том, что «принципиально корректной с эпистемологической точки зрения является экстраполяция полученных результатов на языки, не рассматриваемые в рамках» его  исследования (1990, 238).  Далее  он совершенно  справедливо

подчеркивает: "гипотезы…нуждаются в экспериментальной проверке на самых различных языках мира. В осуществлении подобных проектов видится одно из основных направлений развития современной сопоставительной фразеологии" (там же).

В данной работе предпринимается попытка применения концепции, выдвинутой для изучения германских языков, на материале трех разноструктурных языков: татарского, русского и  английского языков.

В работе также использовались метод сравнения, комплексный индуктивно-дедуктивный  метод, метод поля, ономасиологический и семасиологический подходы, методы логики и психологии, функционально-семантический метод, квантитативно-типологический и статистические методы.

Материалом анализа служат фразеологические корпуса, насчитывающие около 8000 единиц в каждом из исследуемых языков. Для сопоставления фразеологических семантических полей татарского, русского и английского языков автором использовались различные типы лексикографических и фразеографических источников. В первую очередь, это идеографические фразеологические словари. В русском языке был использован  Словарь-тезаурус современной русской идиоматики (Баранов, Добровольский 2007)  -  далее "Тезаурус",  а  также  Словарь-справочник  по

___________________________

1 Ограничитель «при прочих сходных условиях» Д.О. Добровольский понимает в том смысле, что, помимо структурно-типологических факторов, на внутреннюю организацию фразеологической системы влияют и другие  факторы, которые при определенных условиях могут противоборствовать основной типологической тенденции и в этом случае сделать ее неочевидной. Поэтому он считает, что  изучение типологических закономерностей наиболее целесообразно проводить на материале генетически родственных или характеризующихся ареальной и культурно-исторической близостью языков (т.е. «прочими сходными условиями») при наличии определенных типологических различий (см.Добровольский 1990, 315).

русской фразеологии» (Яранцев, 1985).

В татарском языке выборка проводилась из "Словаря фразеологизмов, пословиц и поговорок татарского языка" (Л.З.Заляй, Н.Б.Бурганова, М.Т.Махмутова 1957), построенного по идеографическому принципу,  состоящего из 6000 единиц, включающего более  60 семантических полей; словаря "Татарские народные пословицы" Н.Исанбета в 3- х томах, насчитывающего  24000 пословицы (1959; 1963; 1967);  "Учебного тематического русско-татарского фразеологического словаря" Л.К.Байрамовой – 800 ФЕ (1991).

Кроме идеографических фразеологических словарей использовались также одноязычные и двуязычные фразеологические словари татарского языка: Фразеологический словарь татарского языка Н.Исанбета в 2-х томах (1989; 1990); Татарско-русский фразеологический словарь Ф.С.Сафиуллиной (2001); Русско-татарский фразеологический словарь Н.Б.Бургановой и Л.Т.Махмутовой (1959); "Русско-татарский фразеологический словарь языка В.И. Ленина" Л.К.Байрамовой (1980), "Словарь фразеологизмов татарского языка" Г.Х.Ахатова (1982), Татарско-русский словарь идиом Ф.Ф.Гаффаровой и Г.Г.Саберовой (2006).

В английском языке были использованы два академических идеографических словаря: NTC's Thematic Dictionary of American Idioms (R.А.Spears  2000) – 5, 5 тысяч идиом, Webster's New World American Idioms Handbook (2003) – 3,5 тысячи идиом. Кроме того, в работе применялись фразеологические словари, имеющие этимологическую ориентацию, также построенные по тематическому принципу: "Common Phrases and where they come from" (2008) и  "Let's Talk Turkey" (2008).

Кроме идеографических фразеологических словарей были использованы одноязычные фразеологические толковые словари английского языка (А.P. Cowie 1984, A. Makkai 2006, R.A.Spears 2000), а также двуязычные фразеологические словари: англо-русский (А.В.Кунин, 1984), русско-английские (С.И.Лубенская 2004, Д.И. Квеселевич 2005, В.В.Гуревич 2006, Е.Ф.Арсентьева 1999, 2008).

Для достижения  целей исследования и решения поставленных задач актуальным представляется, в первую очередь, методика отбора сопоставимого фразеологического материала в трех языках. При идеографическом классифицировании фразеологизмов исследуемых языков в качестве эталона, с которым сравниваются фразеологические семантические поля, берется "Тезаурус" как наиболее полный и совершенный из всех приведенных выше идеографических словарей. Он может служить моделью фразеологической системы русского языка в силу своей универсальности. "Тезаурус" содержит около 8000 фразеологизмов (идиом) русского языка, поэтому  для получения сопоставимых результатов количество ФЕ в татарском и английском языках также было доведено до 8000 в каждом. Источником фразеологического материала  послужили указанные выше одноязычные и двуязычные фразеологические словари, многоязычный словарь Е.Ф.Арсентьевой, а также собственная картотека автора. Кроме того, в работе были использованы электронные ресурсы: Национальный Корпус Русского Языка (НКРЯ), Таткнигафонд (электронный библиотечный ресурс –крупнейшее хранилище электронных версий книг на татарском языке), Британский Национальный Корпус (BNC) и корпус современного американского языка (COCA).

Научная новизна.

1.  Впервые проведено идеографическое описание фразеологизмов на материале татарского, русского и английского языков. В результате анализа раскрыт системный характер структурирования фразеологического материала исследуемых языков, реализующегося на трех видах внутрисистемных отношений: синтагматических, парадигматических и иерархических.

2.  В ходе исследования семантических фразеологических полей татарского, русского и английского языков доказана одна из базовых гипотез настоящего исследования: идеографические классификации фразеологизмов разных языков в принципе совпадают.

Впервые выявлено  соотношение надъязыкового и  лингвоспецифического во фразеологии исследуемых языков: понятийная сетка, которая покрывает фразеологию самых разных языков, будет в принципе одной и той же, т.е. надъязыковой, что может быть понято как своего рода понятийная универсалия, а все конкретные сдвиги в расположении деталей этой сетки попадут в разряд специфического, т.е. лингвоспецифического. Взаимодействие и взаимопроникновение надъязыкового и лингвоспецифического является проявлением диалектического  единства универсального и специфического.

3. Впервые в мировой и отечественной лексикографии создан трехъязычный фразеологический идеографический словарь, насчитывающий

более 16 тысяч фразеологизмов татарского, русского и английского языков.

5. На основе анализа семиотических и лингвистических признаков впервые разработана типологическая параметризация межъязыкового сопоставления ФЕ на материале татарского, русского и английского языков. Проведенная параметризация базируется на концепции, разработанной Д.О.Добровольским (2005) на материале ряда европейских языков. Предложенная типология параметров межъязыкового сопоставления татарского, русского и английского языков, позволила выявить лингвоспецифические характеристики ФЕ исследуемых языков на системном уровне.

А. Семантика (различия в значениях ФЕ).

Б. Синтактика (различия в трансформационных и комбинаторных признаках ФЕ).

В. Прагматика (различия в особенностях ситуации, в которой они употребляются).

6. Результаты параметризации межъязыкового сопоставления способствовали выявлению лингвоспецифических различий в семантических, синтаксических и прагматических характеристиках сопоставляемых языков. Это является особенно важным для тех случаев, когда традиционный анализ, а также данные двуязычных фразеологических словарей постулируют отношения "полной эквивалентности" между данной парой идиом, игнорируя отсутствие в них функционального параллелизма. Такой структурно-типологический анализ на материале татарского, русского и английского языков проводился впервые.

7. В работе осуществлена типология фразеологических универсалий на материале татарского, русского и английского языков.  Типология фразеологических универсалий впервые в мировой лингвистике была разработана Д.О.Добровольским на материале германских языков. Основываясь на этой типологии, мы предлагаем на материале татарского, русского и английского языков несколько видоизмененную типологию фразеологических универсалий, позволившую в качестве самостоятельного критерия типологической классификации выделить собственно-лингвистические универсалии: 

  1. Логико-понятийные универсалии
  2. Собственно-лингвистические универсалии
    1.   2.1. Лексико-фразеологические универсалии
    2.   2.2. Собственно-фразеологические универсалии
    3.   8.  Впервые фразеологические системы татарского, русского и английского языков исследуются с типологических позиций, что позволило обосновать идею об отражении во фразеологической системе в той или иной степени всех основных особенностей других субсистем языка.

  9. В рамках лексико-фразеологических универсалий продемонстрирован системный характер окказиональных авторских фразеологических трансформаций на материале татарского, русского и английского языков, о чем свидетельствует их воспроизводимость в речи для создания стилистического эффекта. Сопоставительно-типологический анализ авторских фразеологических трансформаций в исследуемых языках продемонстрировал их универсальный характер и  типичность употребления во всех трех языках. Специфической особенностью английского языка является то, что употребление в нем фразеологического каламбура (игры слов) более частотно, чем в татарском и русском языках. Это связано, по-видимому, с тем, что каламбур является неотъемлемой частью культуры англичан. Контаминация более типична для английского и русского языков, в татарском языке этот тип авторской трансформации встречается реже. Для татарского языка более свойственно употребление субституции, вклинивания и эллипсиса по сравнению с другими типами трансформаций.

10. Впервые в отечественной лингвистике создан словарь английских идиом, поговорок и пословиц, построенных на окказиональных трансформациях.

11. Впервые на материале татарского, русского и английского языков выявлена корреляция, отражающая специфическую внутрисистемную связь, типичную только для фразеологической системы данного конкретного языка.

Доказана гипотеза о существовании зависимости степени регулярности  фразеологической системы языка от степени синтетизма этого языка, а именно: чем синтетичнее язык, тем иррегулярнее его фразеологическая система.

  12. Впервые на материале татарского, русского и английского языков была предпринята попытка измерения  степени регулярности/иррегулярности фразеологической системы языка при помощи следующих параметров:

-  параметр средней морфологической комплексности слова;

-  параметр формальной связанности фразеологических 

  конституентов;

-  параметр фразообразовательной активности конституентов.

  Результаты проведенного лингвостатистического анализа фразеологизмов татарского, русского и английского языков на основе приведенных параметров позволили выявить  существование закономерных отношений между фразеологической системой и типом языка:

а) выявлена закономерная корреляция между длиной слов и их комплексностью, с одной стороны, и склонностью к формальной связанности конституентного состава – с другой: чем в среднем комплекснее и протяжнее слово в языке, тем больше в этом языке формально связанных конституентов;

б) фразообразовательная активность конституентов русских и татарских фразеологизмов (как существительных, так и глаголов) ниже, чем английских; более определенные, узкозначные лексемы синтетических языков входят, по-видимому, в состав меньшего количества фразеологизмов, чем более многозначные или широкозначные лексемы аналитических языков, так как последние обладают более широким семантическим диапазоном и соответственно бльшей семантической «приспособляемостью» к непосредственному окружению по сравнению с первыми.

в) конституентное разнообразие русской и татарской фразеологии выше, чем английской. Установлено, что особенно наглядны различия в глагольной сфере, так как английские фразеологизмы чаще образуются при участии тех же самых глаголов, чем русские и татарские фразеологизмы.

Определено, что в целом конституентный состав русской и татарской фразеологии обнаруживает больше разнообразия и иррегулярности. В языках с более развитым синтетизмом индекс конституентного разнообразия в среднем выше, а, следовательно, конституентный состав фразеологии иррегулярнее.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что включение фразеологии в объект лингвистической типологии обогащает как теорию фразеологии, так и общее языкознание. Работа может оказаться продуктивной для лингвистической типологии с точки зрения выявления лексико-фразеологических и собственно-фразеологических универсалий. Результаты исследований могут быть применены в общелингвистических, сопоставительных, когнитивных изысканиях, при разработке спецкурсов лингвистической типологии и сопоставительной фразеологии.

Практическая значимость данного исследования заключается в создании трехъязычного идеографического фразеологического словаря, а также словаря авторских окказиональных фразеологизмов английского языка. Кроме того, теоретические положения, касающиеся создания словарей такого типа и их материалы, могут послужить базой для создания словарей идеографического типа и словарей фразеологических окказионализмов на материале других языков.

Полученные в результате анализа языкового материала результаты позволяют вынести на защиту следующие положения:

1.  Результаты структурирования фразеологического материала татарского, русского и английского языков по семантическим полям позволили подтвердить нашу гипотезу о том, что идеографические классификации разных языков в принципе совпадают, т.е. понятийная сетка, которая покрывает фразеологию самых разных языков будет в принципе одной и той же, т.е. надъязыковой, что может быть понято как своего рода понятийная универсалия, а все конкретные сдвиги в расположении деталей этой сетки попадут в разряд специфического, т.е. лингвоспецифического.

2. Для того чтобы определить какие знания влияют на употребление ФЕ в речи необходимо проанализировать их употребление в аутентичных контекстах, так как объективные данные об употреблении фразеологизмов могут быть получены лишь на основании анализа больших корпусов текстов. Обращение к аутентичным контекстам позволяет выявить лингвоспецифические различия между предположительными эквивалентами ФЕ не только в значениях исследуемых ФЕ (семантика), но и в их комбинаторных и трансформационных свойствах (синтактика), а также в особенностях ситуации, в которых они употребляются (прагматика).

3. Для проведения истинного сопоставительно-типологического исследования необходимо обращаться, прежде всего, к плану содержания ФЕ. Несходство формальных показателей (морфологических, лексических, синтаксических), лежащих на поверхности, является весьма тривиальным признаком их различий, так как план выражения у разных языков различен по определению.

4. Для определения  ограничений в сочетаемостном и ситуативном употреблении ФЕ следует обратиться к ее образной составляющей, являющейся существенной частью концептуальной структуры фразеологизма и оказывающей влияние на ее семантику.

5. Нерегулярность фразеологии проявляется в ограничениях на применение относительно стандартных синтаксических преобразований. Трансформация пассивизации, допустимая для широкого класса синтаксических конструкций, обнаруживает избирательность по отношению к предложениям с глагольными идиомам.

6. Идея семантической членимости идиомы, являющейся необходимой предпосылкой ее пассивизаци,  представляется правильной, однако, мы присоединяемся к мнению А.Н. Баранова и Д.О.Добровольского, которые не считают этот критерий универсальным (2008). Проанализированный нами материал татарского, русского и английского языков свидетельствует о том, что семантическая автономность (и связанный с ней референционный статус) отдельных компонентов не имеет значения для залоговых трансформаций соответствующих идиом.

7. Лексические единицы (глаголы) и глагольные фразеологические единицы русского языка пассивизируются только при условии их агентивно-переходной семантики. Для русской идиоматики требование агентивно-переходной семантики интерпретируется не только относительно актуального значения, но и относительно образной составляющей идиомы. В отличие от русского языка, в татарском и английском языках пассив образуется также и от непереходных глаголов.

8. Лингвоспецифические различия в идиоматике татарского, русского и английского языков наблюдаются и на семантико-синтаксическом уровне. В русском и английском языках пассивизация происходит за счет перемещения именной группы в тематическую позицию, совпадающей с позицией подлежащего при реализации как внешних, так и внутренних синтагматических связей. Установлено, что в татарском языке именная группа не меняет своего тематического положения при пассивной трансформации.

9. В исследуемых языках наблюдаются и различия функционального характера. Основные функциональные различия пассивизации фразеологизмов в сопоставляемых языках заключаются в том, что пассив более грамматикализован в английском языке, чем в русском и особенно в татарском языках.

  В английском языке в стандартных синтаксических конструкциях, в случае, когда лицо или предмет в функции подлежащего испытывает на себе чье-либо воздействие, как правило, используется страдательный залог. В русском и татарском языках в подобной ситуации чаще используется форма действительного залога с прямым дополнением в винительном падеже, принимающим  тематическую позицию.

10. Прагматические свойства семантически эквивалентных идиом татарского, русского и английского языков различаются стилистическими характеристиками и иллокутивными функциями.

11. Для структурно-типологического анализа фразеологии татарского, русского и английского языков необходим выбор единого  межуровневого параметра, так как такое типологическое основание связывает  признаки нескольких субсистем языка, которые в той или иной степени связаны с фразеологией:  морфология, синтаксис, словообразование и лексика. При выборе единого параметра для структурно-типологического анализа фразеологии татарского, русского и английского языков автор основывает свою концепцию на положении, выдвинутым Д.О.Добровольским для германских языков, где  единым межуровневым параметром  является степень аналитизма языкового строя. Анализ языкового строя татарского, русского и английского языков выявил целесообразность предложить степень синтетизма в качестве межуровнего параметра, так как два из трех исследуемых языков (русский и татарский) являются синтетическими и только английский язык является аналитическим. Использование параметра синтетизма позволило дополнить теорию Д.О.Добровольского, так как продемонстрировало, что принцип аналитизма не является единственным межуровневым параметром типологического анализа различных субсистем языка.

12.  Зависимость меры регулярности фразеологической системы от степени синтетизма языкового строя выбрана в качестве базовой гипотезы исследования: чем синтетичнее язык, тем иррегулярнее его фразеологическая система.

13. В результате квантитативно-типологических исследований анализируемые языки рассматриваются по шкале синтетизма-аналитизма следующим образом: русский язык, татарский язык, английский язык (в порядке убывания синтетизма). Следовательно, согласно нашей гипотезе о наличии прямой зависимости меры регулярности1 фразеологической системы от степени синтетизма языкового строя, наименее регулярно  организована

система русского языка, за ней идет система татарского языка и наиболее регулярной является система английского языка.

Апробация работы. Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на совместном заседании кафедр татарского языкознания и контрастивной лингвистики Казанского государственного гуманитарно-педагогического университета. Результаты диссертационного исследования нашли отражение в 27 научных работах автора, включающих 2 монографии и в три словаря.

Основные результаты, полученные в ходе исследования, были представлены на III и IV международных конференциях Бодуэновских чтений  (Казань: КГУ, 2006 и 2009),  международной научно-практической конференции "Сохранение и развитие родных языков в условиях многонационального государства: проблемы и перспективы" (Казань, 2006), научно-практической конференции, посвященной 15-летию принятия Закона о языках "Современные языковые процессы в РТ и РФ: законодательство о языках в действии" (Казань, 2007), международной научно-практической конференции, посвященной памяти профессора З.З.Гатиатуллиной "Сопоставительная филология и межкультурная коммуникация" (Казань, 2009),  научно-практической конференции (с международным участием)

________________________        

1 «Регулярность фразеологии рассматривается как проявление в ней системных отношений, единообразия и упорядоченности. Степень регулярности фразеологической системы обусловливается интенсивностью действия структурно-комбинаторного принципа в ее внутренней организации. Другими словами, чем регулярнее фразеология того или иного языка, тем чаще фразеологизация идет уже проторенными путями, используя лингвистически отработанные структурные образцы, комбинируя относительно ограниченный «строительный материал» (Добровольский 1990, 317).

"Новые возможности общения: достижения лингвистики, переводоведения и технологии преподавания языков" (Иркутск, 2009), межвузовской научно-практической конференции "Языковая личность в современном мире" (Манас, 2009), всероссийской научной конференции "Национальный миф в литературе и культуре" (Казань, 2009), международной научной конференции  "VII Cтепановские чтения: актуальные проблемы романно-германских и восточных языков"  (Москва, 2009), всероссийской научно-практической конференция "Вопросы теории и практики перевода" (Пенза, 2009), международной научно-практической конференции "Идеи: стремительные шаги во второе десятилетие ХХI века" (Питтсбургский ГУ, Канзас, США, 2009).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложения, включающего фрагмент русско-татарско-английского фразеологического идеографического словаря. 

  Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность и новизна разрабатываемой проблемы,  указываются цель, гипотезы и задачи исследования, его научно-практическая значимость, излагается основное содержание работы, формулируются основные положения, выносимые автором на защиту диссертации.

В первой главе "Теоретические основы исследования" обосновывается концептуальный аппарат исследования, базирующийся на установлении единого стандарта сравнения, который можно было бы применить к различным языкам, независимо от их типологической принадлежности, рассматриваются общетеоретические вопросы исследуемой проблемы, соотношение универсального и специфического во фразеологии, а также дается оценка состояния сопоставительного изучения фразеологии в отечественной и зарубежной лингвистике.

В первом разделе "Соотношение универсального и специфического во фразеологии" показывается, что исследование фразеологических единиц (ФЕ) в  аспекте универсального  и специфического  есть  не  что иное, как

обобщенный философский подход к познанию данного предмета. В отечественной лингвистике он широко используется,  ибо способствует раскрытию сущностных сторон языковых явлений. Универсальное и специфическое во фразеологии рассматриваются как диалектические противоположности, неразрывно связанные и существующие в единстве.

Изучение национального своеобразия языка во взаимосвязи с его общечеловеческим содержанием является важной особенностью исследования в лингвистике. Однако этого недостаточно. Выявление соотношения универсального и специфического с точки зрения типологического подхода способствует более глубокому  исследованию особенностей фразеологических систем изучаемых в данной работе языков, поскольку раскрывает процесс превращения конкретного, своеобразного в общезначимое, являющимся общей тенденцией развития языков. Кроме того, это является предпосылкой решения задач типологического анализа исследуемых языков,  заключающихся  в выявлении общих понятийных категорий для татарского, русского и английского языков, а также специфических типичных признаков и характеристик для одного языка  на разных уровнях лингвистического анализа. Такое исследование позволяет получить более углубленные представления о дифференцированности, с одной стороны и системности, иерархичности элементов, единства фразеологических систем, с другой.

Указанные задачи особенно актуальны для фразеологии, т.к. в современной лингвистической литературе, как уже отмечалось выше,  нет единого мнения о соотношении универсального и специфического во фразеологических составах неродственных и отдаленно родственных языков. Кроме того, решение этих задач способствует созданию идеографических классификаций и идеографических фразеологических словарей различных языков.

Во втором разделе "Современное состояние сопоставительного изучения фразеологии" осуществляется обзор сопоставительных исследований во фразеологии, анализируются труды по фразеологии татарского языка, а также рассматриваются исследования по проблеме универсального и специфического с позиций типологического анализа  в отечественной и зарубежной лингвистике.

Фразеология оформилась в самостоятельную лингвистическую дисциплину сравнительно недавно, около четырех десятилетий назад. К середине 60-х г.г. ХХ в. сформировался новый раздел языкознания со своим объектом и методами исследования. У истоков отечественной фразеологии стояли Е.Д. Поливанов, В.В.Виноградов, Б.А.Ларин, А.И. Смирницкий, Н.Н. Амосова, В.Л.Архангельский, И.И.Чернышева, А.В. Кунин, А.М. Бабкин, Н.М. Шанский, С.Г. Гаврин и некоторые  другие исследователи. В трудах многих отечественных лингвистов говорится о приоритете советской школы в сфере фразеологии. В 1974 г. С.Г.Гаврин писал: "За два десятилетия советская фразеология прошла огромный путь от небольшого раздела в лексикологии до крупной теоретической утилитарно-практической отрасли языкознания. Явление выдающееся, которого не знает лингвистика зарубежных стран (1974, 16). Анализируя идеи российской фразеологической школы и ее роль в мировом языкознании, один из выдающихся британских лексикографов современности и один из авторов Оксфордского словаря современных английских идиом А. Коуи, подчеркивает, что  "классическая"  русская теория во фразеологии признается самой влиятельной в современных научных исследованиях в мире, в сущности ей нет равных в плане разработки и составления фразеологических словарей (Cowie 1998, 2).

Конец 60-х – начало 80-х г.г. ХХ в. ознаменовались в отечественной лингвистике началом сопоставительных исследований во фразеологии разных языков. Теоретические основы сопоставительного изучения фразеологических систем различных языков были заложены в основополагающем исследовании Л.И.Ройзензона и Ю.Ю.Авалиани "Современные аспекты изучения фразеологии " (1967). Это направление анализа фразеологии различных языков получило название с т р у к т у р н о  -  т и п о л о г и ч е с к о г о, предполагающего "исследование особенностей построения ф р а з е о л о г и ч е с к и х о б р а з о в  (в их конкретной языковой реализации)" (там же, 72).

В эти годы появилось большое количество научных работ, в которых сравнивались генетически родственные, отдаленно родственные, а также неродственные языки. Это труды таких известных ученых, как: М.А.Пеклер (1967), З.З.Гатиатуллина (1968), Л.Я.Орловская (1968), А.С.О.Рагимов (1968), Г.С.Свешникова (1969), Ю.А.Долгополов (1973), Назаров О. (1973), О.М.Неведомская (1973), В.Г.Гак (1977), А.Д.Райхштейн (1980), В.М.Мокиенко (1980), Р.А.Юсупов (1980), Э.М.Солодухо (1982), Ю.П. Солодуб (1985) и др.

В конце 60-х – начале 70-х г.г. ХХ века мощный толчок сопоставительным фразеологическим исследованиям был дан в трудах в области лингвистической типологии, авторами которых явился выдающийся лингвист, профессор В.Д.Аракин, ученик и последователь Л.В.Щербы.

Он писал: "Группировкой основных, существенных характеристик признаков и выведением общих закономерностей, наблюдаемых в ряде языков, занимается особый раздел языкознания – лингвистическая типология, которую можно определить как учение о типах языков и о типах языковой структуры.

Следует подчеркнуть, что лингвистическая типология исследует не частные, единичные случаи сходства и различия в структуре языков, а только такие, которые носят общий характер, т.е. охватывают широкий круг однородных признаков",  –  отмечает В.Д. Аракин  (2005,8).

Ю.В.Рожденственский, характеризуя этапы развития типологии, отмечает, что … "типологический метод применяется и в таких областях, которые прежде не относились к типологии, например, типологические по методу исследования в области диалектологии и исторической фонологии и т.д. Появление новых областей типологического исследования позволяет говорить о новом этапе в развитии типологической науки" (Рождественский 1969, 5).

Это относится, в первую очередь, к фразеологии, так как она является новой областью типологического исследования. Принципы структурно-типологического анализа фразеологизмов на материале германских языков были выдвинуты Д.О.Добровольским (1988, 1990).

Автор настоящей диссертации предпринимает попытку исследования фразеологии татарского, русского и английского языков с типологических позиций, продолжая и развивая дальнейшую разработку теоретических проблем, выдвинутых Д.О.Добровольским.

Новой ступенью в развитии теории фразеологии является рассмотрение последней в аспекте учения о языковых универсалиях, в котором дается типология универсальных свойств фразеологической системы. Д.О. Добровольский проводит структурно-типологическое исследование на материале германских языков и устанавливает зависимость между типом языка и регулярностью его фразеологии (Добровольский, 1990).  Л.К. Байрамова проводит сопоставительно-типологическое исследование на материале татарского, русского и ряда западноевропейских языков, выделяя три типа лингвистических универсалий в области фразеологии: 1) сущностные универсалии, 2) прагматические (психолингвистические) универсалии, 3)  методологические универсалии (1994).  Эти труды являются шагом вперед в исследованиях в области  лингвистической типологии, в частности, в выделении фразеологических универсалий, а также в установлении связей между типом языка и особенностями его фразеологической системы.

В данной работе исследование фразеологии в аспекте лингвистической типологии, в частности теории лингвистических универсалий, проводится впервые на материале татарского, русского и английского языков.

В самом начале данного раздела был дан краткий экскурс в историю зарождения сопоставительного изучения родственных и неродственных языков в отечественной лингвистике, в основном, в русистике, германистике и романистике. В работе  не проводится обзора трудов по сопоставительной фразеологии славянских, германских и романских языков, так как такая работа уже осуществлялась отечественными учеными  неоднократно. К тому же невозможно учесть всю литературу в этой области. Поэтому в настоящей работе были приведены только имена основоположников сопоставительного исследования фразеологии. В обзоре особое внимание уделяется современному состоянию изученности вопроса в татарской фразеологии.

Большой интерес к изучению татарской фразеологии стал проявляться в конце 40-х – начале 50-х гг. ХХ века, именно в этот период появились труды, посвященные теоретическим вопросам татарской фразеологии. Это исследования Ш.А.Рамазанова (1954), Г.Х.Ахатова (1954; 1964).

Значительным шагом вперед в исследовании татарской фразеологии явились труды Г.Х.Ахунзянова, ставшие результатом многолетнего синхронного изучения фразеологии татарского языка на основе богатого фактического материала. В 1964 г. автор защищает кандидатскую диссертацию "О стилистических особенностях образных фразеологических выражений" (1964),  а в 1974 г. – докторскую диссертацию "Идиомы"(1974), представляющую несомненный интерес для татарской фразеологии, в которой систематизирован богатый материал идиоматики  современного татарского литературного языка. Г.Х. Ахунзянов считает термин "фразеология" неудачным в силу его многозначности и использует термин "идиоматика", объектом изучения которой являются идиомы. Г.Х.Ахунзянов  даёт теоретическое описание идиом, их классификацию; в работе описываются семантические, грамматические и лексикографические особенности этих единиц. Это исследование, выполненное в лексикографических целях, базируется на совокупном материале, систематизированном в виде толкового словаря идиом татарского языка, объёмом свыше 100 печатных листов. "Толковый словарь идиом татарского языка" существует, к сожалению, только в рукописном варианте. Так, количество идиом только на букву "А" насчитывает 1130 единиц (См. "Приложение" к  докторской диссертации Г.Х.Ахунзянова).

ФЕ татарского языка изучаются также в ряде монографий и диссертаций, в которых фразеологизмам посвящены специальные разделы. Это труды С.Н.Муратова (1961), С.Ш.Поварисова (1966),  Г.С.Амирова (1968), М.Г.Мухаммадиева (1970), Ф.С.Сафиуллиной (1975), Х.Р.Курбатова (1978), Р.А.Юсупова (1980; 2005), Л.К.Байрамовой (1983), Г.К.Гизатовой (1983),  Х.Ш.Махмутова (1995).

  Характерной тенденцией в изучении фразеологии татарского языка является интерес, проявляемый исследователями к языку классиков татарской литературы. Добрая половина трудов по татарской фразеологии посвящена изучению фразеологии языка того или иного писателя. Здесь можно назвать докторскую диссертацию Г.С.Амирова, в одной из глав которой исследуются фразеологизмы Г.Тукая (1968); изучению ФЕ в произведениях Ш.Камала посвящена глава диссертации М.Г.Мухаммадиева (1970); в докторской диссертации С.Поварисова (1982) выделяется глава "Система внутренней формы ФЕ при выражении понятий и образных представлений в художественной прозе Г.Ибрагимова". Творчество Г.Ибрагимова привлекает внимание многих исследователей татарского языка. Так, М.Сагитов исследует синонимичные фразеологические обороты в романе Г.Ибрагимова "Глубокие корни" (1972).  С.Ш.Поварисов  также проводит анализ фразеологизмов в том же романе Г.Ибрагимова (1971).  Исследователь отмечает фразеологическое богатство и образность языка писателя, так в романе используется около 6000 фразеологизмов. Г.Х.Ахатов  анализирует ФЕ в романе  Г.Ибрагимова "Казакъ кызы" в работе  "Некоторые особенности фразеологии у писателя (к 90-летию)". Фразеология языка М. Джалиля также Г.ХАхатовым  (1978). Г.Ф.Губайдуллина исследует новаторство Г.Исхаки во фразеологии (2002), Л.Р.Сафина в кандидатской диссертации изучает прозу Ф.Хусни (2005). М.Ахмадуллина (2005) и Т.Гильманова (2005) исследуют явления авторской трансформации во фразеологии Х.Туфана и М.Файзи, соответственно.

В последние годы внимание исследователей стало привлекать изучение национальной картина мира, а также анализ фразеосемантических  полей. Здесь, в первую очередь следует отметить труды Р.Р.Замалетдинова, раскрывающие национальный образ мира татар через призму языка (2003, 2004), а также исследования Ф.Х.Тарасовой (1999) и А.М.Сагитовой (2002).

  Большим вкладом в татарскую фразеологию являются труды прикладного характера: словарь Л.З.Заляя, Н.Бургановой и Л.Махмутовой "Татарская фразеология, пословицы и поговорки" (1957); "Русско-татарский фразеологический словарь" Н.Б.Бургановой и Л.Т.Махмутовой (1959),  трёхтомный труд Н.Исанбета "Татарские народные пословицы и поговорки" (1959, 1963, 1967), "Русско-татарский фразеологический словарь языка В.И. Ленина" (Байрамова 1980), "Словарь фразеологизмов татарского языка" (Ахатов 1982), двухтомный "Фразеологический словарь татарского языка" Н.Исанбета (1989, 1990), "Татарско-русский фразеологический словарь" (Сафиуллина 2001), "Татарско-русский словарь идиом" (Гаффарова, Саберова 2006), "Учебный тематический русско-татарский фразеологический словарь" (Байрамова 1991).

Обращение к обзору трудов по сопоставительному исследованию фразеологии татарского языка с другими языками показывает, что в 70-е – 90-е г.г. ХХ века исследователи обращались больше к собственно лингвистическому материалу. Так, наиболее значительными трудами по сопоставительному изучению фразеологии татарского языка в 70-е – 90-е г.г. явились исследования Р.А.Юсупова (1980),  Л.К.Байрамовой (1983), З.З.Гатиатуллиной (1984), Г.З.Садыковой (1989). С конца 90-х - начала 2000 гг. основной упор делается на исследования лингвокультурологического и когнитивного характера. Следует подчеркнуть, что 90% трудов, в которых проводится сопоставление татарского языка с английским, русским, немецким, французским, турецким, башкирским, чувашским и др. языками построено на принципе антропоцентризма, что и вполне понятно, так как фразеология является одной "из самых "антропоёмких" разделов науки о языке" (Телия 2000, 92).

Здесь, в первую очередь, следует выделить докторские диссертации Г.А.Багаутдиновой (2007), Д.Ф.Санлыер (2008) и Л.Р.Сакаевой (2009), которые внесли большой вклад в лингвострановедение, лингвокультурологию, когнитивистику и теорию сопоставительного изучения родного (татарского) языка с другими языками. Следует отметить, что основная масса исследований этого периода выполнена в рамках лингвокультурологического,  когнитивного и сопоставительного подходов. Это работы И.И.Ибрагимовой (1993), Л.К.Байрамовой (1994), Г.М.Сафиной (1998),  Ф.Х.Тарасовой (1999), Н.Д.Пименовой (2002), З.Р.Загировой (2003), Р.Р. Закирова (2003), Л.А.Мирсаетовой (2004), Л.Н.Шигабутдиновой (2004), Л.Р.Гатауллиной (2004), Э.Н.Гилязевой (2006), Н.И.Якимовой (2007), Г.А.Садриевой (2007), З.А.Мотыгуллиной (2007), Л.Х.Галимовой (2007), А.М.Яхиной (2008). Следует отметить интерес исследователей к паремиологии: Г.З. Дарзаманова (2002), З.А.Биктагирова (2007) В этот же период возрождается интерес к исследованиям по фразеологии собственно-лингвистического характера. В частности, это диссертации, в которых изучаются парадигматические связи во фразеологии, такие явления, как синонимия, антонимия, полисемия: Г.Б.Марданова (1998), Г.И.Бичурина (1998), Г.М.Полькина (2003), А.Т.Галиева (2004); грамматические категории во фразеологии (Р.Й.Шарипова 2004); вопросы заимствования и перевода: Р.А.Аюпова (2001), Э.Н.Федорова (2003); фукнкционирование ФЕ в тексте Абдуллина Л.Р. (2008).

В настоящей диссертации впервые предпринята попытка применения структурно-типологического метода в сопоставлении татарского, русского и английского языков, задачей которого является изучение внутрисистемных языковых закономерностей.

Существующие исследования по сопоставлению фразеологии татарского языка с другими языками в последние десятилетия свидетельствуют о расширении познавательных интересов лингвистов к данной области знания, о плодотворности как эмпирических, так и теоретических исследований, осуществленных в этом направлении. Однако, на наш взгляд, на данном этапе состояния научного знания широкими эвристическими возможностями  обладает структурно-типологический метод исследования фразеологических систем с целью выявления не только классов типологических сходств, но и изучения факторов, объясняющих типологическое сходство и различие языков. Ряд проблем ждет своего  решения. Так, например, это вопросы, касающиеся релевантности фразеологии лингвистической типологии, изучения  связи фразеологии с другими уровнями языка для выявления общих системных закономерностей функционирования языков.  Актуальным представляется также изучение фразеологических универсалий, так как принципиальная связь лингвистики универсалий с типологией языков имеет существенное значение для определения задач и методов обеих лингвистических дисциплин.

В третьем разделе "Методологические принципы исследования" рассматриваются общетеоретические проблемы универсального и специфического во фразеологии, их изучение с типологических позиций на основе системного подхода в анализе языковых фактов.

А.В. Кунин определяет фразеологическую микросистему языка как "традиционное единство системных отношений между компонентами фразеологических единиц и фразеологических единиц между собой на основе структурно-семантических особенностей" (Кунин, 1970, 27-28). В основу системного изучения фразеологии им положена схема научного описания И.В. Блауберга, В.Н. Садовского и Э.Г. Юдина, изложенная ими в труде по общей теории систем (Блауберг и др., 1970). В соответствии с общей теорией систем, основными уровнями системного изучения фразеологии являются параметрическое описание, выделение центра и периферии и установление системных связей (Кунин, 1986, 90).

В наши дни системность фразеологии определяется в качестве одного из ее главных признаков в работах многих отечественных авторов, в частности, Н.Ф.Алефиренко, Ю.А.Гвоздарева, Е.И.Дибровой, Д.О.Добровольского, А.М.Мелерович, В.М.Мокиенко, А.Д. Райхштейна, М.И.Солнышкиной,  В.Н.Телия, Юсупова Р.А.

Соотношение универсального и специфического во фразеологии разноструктурных языков выявляется на основе применения структурно-типологического метода, описание принципов которого дано  в разделе "Методика исследования" настоящего автореферата (с.4-5).

Одна из гипотез данного исследования базируется на основных принципах структурно-типологического метода и, прежде всего, системной организации структурирования семантических полей и формулируется как предположение о совпадении идеографических классификаций различных языков. А именно: идеографические классификации разных языков в принципе совпадают.

Для доказательства данной гипотезы на материале татарского, русского и английского языков автор предпринимает попытку анализа основных фразеосемантических полей исследуемых языков с целью выявления их универсальности и, в то же время, специфичности. Фразеосемантические поля содержат множество единиц  языка, связанных определенными взаимоотношениями и образующих иерархически организованное системно структурированное целое.

Анализ фразеосемантических полей русского, татарского и английского языков продемонстрировал, что основная масса фразеологизмов имеет общий характер для всех трех языков.

Анализ фразеологических значений продемонстрировал, что они концентрируются, в основном, в тех семантических областях, которые являются субъективно значимыми для человека и связаны с межличностными, социальными отношениями (например, болезнь, смерть, радость, горе и т. д.)

Практическим выходом классификации и описания полей на основе их семантической соотнесенности в рамках общего семантического основания явилось создание "Идеографического фразеологического словаря русского, татарского и английского языков", первого в мировой и отечественной лексикографии. Концептуальной основой трехъязычного идеографического словаря является "Тезаурус" – особый тип словаря, отличающийся от других (в частности толкового, двуязычного и др.) способом организации языкового материала. В "Тезаурусе" языковые единицы (в данном случае идиомы современного русского языка) представлены не в алфавитном порядке, как в обычном словаре, а сгруппированы на основе их значения.

  В классификации ФЕ по идеографическому принципу важным моментом является не только выделение ФЕ по принципу универсальности набора понятий, выражаемых фразеологизмами. Не менее важной задачей, требующей своего решения, является исследование проблем, связанных с принципиальной универсальностью набора понятий, положенных в основу переосмысления. Так, Д.О.Добровольский отмечает: "Теория фразеологических универсалий должна дать ответ на вопрос, какие понятийные сферы чаще всего становятся "донором" для фразеологизации и насколько они универсальны. Речь идет о сферах образных источников" (Добровольский 1990, 266).

Мы поддерживаем точку зрения Д.О.Добровольского о том, что фразеологические универсалии базируются на общности основных понятийно-фразеологических категорий, т.е. сигнификативных сфер фразеологии, с одной стороны, и на общечеловеческом характере ассоциативных механизмов и логико-мыслительных операций в процессе фразеологического переосмысления – с другой. Универсалии этого типа образуют теоретическую базу для создания идеографических словарей, а также фразеологических тезаурусов и изучения фразеологии как средства формирования мира образных представлений" (см. Добровольский 1990, 269).

Таким образом, результаты структурирования фразеологического материала татарского, русского и английского языков по семантическим полям подтверждают нашу гипотезу о том, что идеографические классификации разных языков в принципе совпадают.

Структурно-типологическое исследование позволило обнаружить как общие (понятийные), так и "лингвоспецифические" особенности в исследуемых языках. Важным шагом в исследовании специфических  лингвистических различий во фразеологизмах исследуемых языков является выявление параметров, определяющих эти различия. В работе представлена типология межъязыковых различий семантически сходных ФЕ.

Семантические различия между ФЕ невозможно предсказать как внутри одного языка, так и в межъязыковом аспекте. Выявление этих различий возможно только благодаря  анализу эмпирического материала, т.е. исследованию сферы употребления ФЕ. Так, для того, чтобы выявить различия между предположительно эквивалентными фразеологизмами, следует, прежде всего, рассмотреть их функционирование в аутентичных текстах. Это приводит к выявлению различий не только в значениях исследуемых ФЕ (семантика), но и в их комбинаторных и трансформационных свойствах (синтактика), а также в особенностях ситуации, в которой они употребляются (прагматика). О важности исследования функционирования языковых единиц в тексте,  неразрывной связи семантики, синтактики и прагматики в изучении языка, а также о задачах, стоящих перед тюркологами в этой области,  говорит М.З. Закиев  (Грамматика татарского языка. Часть 3. Синтаксис. С-467-469).

Для выявления лингвоспецифических различий во фразеологизмах исследуемых языков предлагается типология параметров, исходя из традиционных семиотических осей: семантики, синтактики и прагматики. Представляется, что классификация релевантных параметров сопоставления фразеологизмов исследуемых языков в соответствии с их основными семиотическими и лингвистическими особенностями, является целесообразной.

Как уже отмечалось, задачей второго аспекта структурно-типологического метода является изучение внутрисистемных языковых закономерностей, поэтому этот аспект мы называем условно «внутренний» структурно-типологический метод.

Фразеология является новой областью типологического исследования. Принципы структурно-типологического анализа фразеологизмов на материале германских языков были выдвинуты Д.О.Добровольским (1988, 1990). Структурная типология - "внутренняя" типология, в отличие от "внешней", изучающей закономерности влияния на язык экстралингвистических факторов. Ср. определение структурной типологии, данное Г.В.Степановым: "Типологическое изучение языков приобрело на современном этапе вид структурной типологии, в задачу которой входит систематизация (инвентаризация) явлений разных языков по наиболее существенным признакам с точки зрения их структуры" (Степанов 1978, 4). Большинство исследователей указывает на наличие тесных связей между структурной типологией и лингвистикой универсалий (см. работы А.А.Вейлерта, В.Г.Гака, Б.Ю.Городецкого, Дж.Гринберга, М.М.Гухман, Д.О.Добровольского, Г.Зайлера,  В.З.Панфилова, Ю.В.Рождественского, Б.А.Серебренникова, В.Скалички, В.М.Солнцева, Б.А.Успенского и др.). Этим объясняется тот факт, что в данной диссертации в рамках выработки и исследования основ структурно-типологического анализа фразеологии татарского, русского и английского языков мы разрабатываем и основные положения теории фразеологических универсалий (см. следующий раздел данной главы и главу III).  В  диссертации термин "структурная типология" трактуется нами в соответствии с дефиницией, данной Г.В. Степановым, т.е. в рамках лингвистической типологии. 

Несомненно, назрела необходимость исследования фразеологических систем отдельных языков с позиций широкого типологического обобщения, с целью выявления закономерностей, присущих этому уровню языка в целом.

  Общие задачи типологического анализа языков, являющиеся одним из перспективных направлений лингвистики особенно актуальны применительно к фразеологической системе языка, так как в современной литературе нет единого мнения о соотношении сходств и различий во фразеологических составах неродственных языков (см. подробнее Райхштейн, 1982, 102-103).

Из вcех возможных оcобенностей внутренней организации фразеологической cистемы наибольшее значение для cтруктурной типологии имеют зависимоcти принципа организации фразеологической системы того или иного языка от типологической cпецифики других ("первичных" по отношению к фразеологии) cубсиcтем языка. Именно на основании этого положения возможно поставить и решить вопрос, насколько релевантна фразеологическая система (принципы ее устройства) для лингвистической типологии в целом.

Вопрос о cуществовании импликативных отношений между cпецификой языкового cтроя и оcобенностями внутренней организации фразеологической cистемы непосредственно связан с важнейшей теоретической проблемой лингвистической типологии, а именно с принципиальной возможностью типологического анализа различных уровней и cубсистем языка по неким единым параметрам.

Совершенно очевидно, что язык, полностью лишенный межуровневых связей, не смог бы функционировать. Наличие таких связей предполагается самой онтологией объекта и убедительно доказано в работах ряда известных типологов (см. работы С.Д.Кацнельсона, В.М.Солнцева, В.Н.Ярцевой, Г.А.Климовой, Л.С.Ермолаевой и др.). Следовательно, может быть предложена типологическая модель, в которой "внутренние" связи дополнялись бы множеством "внешних" связей, "жестко цементирующих" все языковые субсистемы.

Поиск всех реально существующих в языке межуровневых связей является одной из важнейших задач лингвистической типологии, так как эти связи способствуют выявлению "межсистемных" (межуровневых) параметров.

В качестве межуровневого типологического метапараметра, отвечающего выдвинутым требованиям, мы предлагаем степень cинтетизма языкового строя – параметр, уходящий своими корнями в традиционную типологию и получивший здесь новую интерпретацию.

На основании этого параметра формулируется вторая гипотеза исследования, формулируемая как предположение о существовании зависимости степени регулярности  степени фразеологической системы того или иного языка от степени синтетизма языкового строя. А именно: чем синтетичнее язык, тем иррегулярнее его фразеологическая система.

Вторая гипотеза отражает специфическую внутрисистемную связь, которая типична только для фразеологической системы данного конкретного языка.

В главе III исследуются фразеологические универсалии. Принципиальная связь лингвистики универсалий с типологией языков имеет существенной значение для определения задач и методов обеих лингвистических дисциплин. Идею связи типологии с лингвистикой универсалий поддерживают многие лингвисты, в том числе Дж. Гринберг, Б.А.Успенский, Б.Ю.Городецкий, М.М.Гухман, В.У.Дресслер, Х.Зайлер, Г.А.Климов, Б.Комри, В.З.Панфилов, П.Рамат, Ю.В.Рождественский, Б.А.Серебренников, В.Скаличка, В.М.Солнцев, Б.А.Успенский, В.Н.Ярцева и др. Причем неважно, считать ли лингвистику универсалий частью типологии или наоборот, намного важнее, что обе эти лингвистические дисциплины следует рассматривать в неразрывном единстве/

Таким образом, теоретическим фундаментом, на котором осуществляется исследование, является системный подход и структурно-типологический метод. Частные методы исследования даны на с.5 настоящего автореферата.

Во второй главе "Универсальное и лингвоспецифическое во фразеологии" проводится идеографическое описание фразеологизмов на материале татарского, русского и английского языков, раскрывается системный характер построения семантических полей фразеологизмов, проявляющемся в выделении в них ядра, центра и периферии. Системный характер структурирования фразеологического материала исследуемых языков реализуется на  трех видах внутрисистемных отношений: синтагматических, парадигматических и иерархических. В работе проводится сопоставительный анализ лингвоспецифических различий ФЕ татарского, русского и английского языков, базирующийся на семиозисе основных семиотических осей: семантика, синтактика и прагматика.

В первом разделе "Идеографическое описание фразеологизмов татарского, русского и английского языков" представляется суть идеографической классификации и обосновывается важность создания идеографического фразеологического словаря, выдвигаются задачи, стоящие перед идеографической лексикографией. Потребность в идеографических словарях ощущается  при сопоставительном изучении лексических и фразеологических единиц разных языков. В основе таких типологических сопоставлений лежит тезис о неразрывной связи языка и мышления. Известно, что мышление имеет общечеловеческую природу и языковой континуум является общим для всех языков. Однако специфика семантического пространства каждого языка проявляется в специфическом членении объективной действительности на смысловые области. Каждый участок этой объективной действительности характеризуется лингвоспецифическими различиями в сопоставляемых языках. Особый интерес для идеографического описания фразеологизмов представляют те участки реального мира, которые уже будучи покрыты лексикой, покрываются фразеологией вторично. Такое "двойное покрытие" участков действительности является показателем особой значимости этих участков для человека.

"Фразеологическая идеография, - отмечает А.М.Эмирова, - может быть  определена как стыковой участок современного языкознания (идеография + фразеология + фразеография), предметом которого является изучение фразеологической "картины мира" – отражения во фразеологической семантике сущностей реального мира, а также разработка теории составления словарей идеографического типа. Объект фразеологической идеографии – это системно организованные регулярные значения ФЕ" (Эмирова 1988, 154).

Одна из  гипотез данного исследования базируется на основных принципах сопоставительного-типологического метода и, прежде всего, системной организации структурирования семантических полей и формулируется как предположение о совпадении идеографических классификаций различных языков. А именно: идеографические классификации разных языков в принципе совпадают.

Для доказательства сформулированной в работе гипотезы о принципиальном совпадении идеографических классификаций исследуемых языков в данной работе были разработаны основные принципы идеографического описания.

Эти принципы определяются целями и задачами сопоставительного анализа, которые предполагают:

  1. выявление членения носителями языка смыслового континуума, находящего отражение во фразеологии;
  2. создание "объективной картины" семантического пространства фразеологии;
  3. выявление степени совпадения понятийных универсальных категорий во фразеологическом континууме;
  4. выявление степени  лингвоспецифического своеобразия фразеологических систем татарского, русского и английского языков.

При составлении идеографической классификации ФЕ татарского, русского и английского языков отправной точкой теоретического исследования автора явился тезис Ф. де Соссюра о языке как "о системе, все элементы которой образуют целое" (Соссюр, 1933, 114). В этом отношении нельзя не согласиться с требованиями, которые предъявляют к своей классификации  Р.Халлиг и В. фон Вартбург.  Их основные положения сводятся к следующему: 1) классифицироваться должны не слова определенного языка, а понятия, что обеспечивает универсальность системы; 2) классифицируются понятия исходные, лежащие в основе языка, а не привнесенные в язык наукой; 3) направляющим принципом классификации является осознание системы понятий как определенным образом организованного единства, расчленение которого должно вестись в естественной последовательности (Hallig, Wartburg, 1952).

Существуют разные подходы к структурированию фразеологического материала. Для оценки результатов описания различных сфер фразеологического состава языков можно группировать ФЕ на основе различных принципов: по тематическим группам (к примеру, названия растений – пастушья сумка ктче сумкасы shephrd's purse; венерин волос maiden hair), по семантическим полям (скажем, поле "несправедливость" – валить с больной головы на здоровую, козел отпущения), лексико-семантическим группам (например, группа ФЕ со значением "быстрое передвижение" – с ветерком, бежать во весь дух, жать на педали) и т.д.

Одной из проблем составления подобных классификаций является терминология. Так, Ю.Н. Караулов отмечает: "…сами авторы довольно произвольно оперируют указанными терминами, называя подчас группу, выделенную по ономасиологическому принципу, тематическим рядом, а тематический ряд – семантическим полем. Одних наименований с термином "поле" в их составе Щур, например, приводит около ста" (Караулов, 1976, 35).

Поэтому для адекватного описания структурирования фразеологического материала необходима инвентаризация терминологии, необходим инструмент описания – метаязык описания. Отказ от метаязыка приводит к ошибкам, которые приводят к несовершенству идеографических классификаций и, соответственно, лексикографических и фразеографических источников (см. Караулов, 1976, 64-65).

В данной работе идеографическое описание фразеологии татарского, русского и английского языков проводится по семантическим полям. Под семантическим полем  понимается "совокупность языковых  единиц, объединенных общностью содержания (иногда также общностью формальных показателей) и отражающих понятийное, предметное или функциональное сходство обозначаемых явлений" (ЛЭС, 380).

Для сопоставления фразеологических семантических полей татарского, русского и английского языков автором использовались различные типы лексикографических и фразеографических источников. В первую очередь, это идеографические фразеологические словари. В русском языке был использован  "Тезаурус", в котором идиомы сгруппированы на основании их значения, показаны основные семантические поля, их внутренняя структура и внешние связи.  "Тезаурус" построен индуктивно – не от логической схемы к идиомам, а от идиом к семантическим полям. Как утверждают авторы словаря, индуктивный способ построения словаря применительно к фразеологии более оправдан, чем по отношению к обычной лексике. Дело в том, что многие  априорно постулируемые семантические поля могут вообще отсутствовать во фразеологии. По этой причине, исходя из чисто логической схемы, невозможно предсказать в ней существование тех или иных полей (см. Баранов, Добровольский 2007, 1112).

  Выборка проводилась из фразеологических идеографических словарей, одно- и двуязычных словарей татарского, русского и английского языков (см. на с.6 настоящего автореферата в разделе "Материалы анализа").

Для достижения  целей исследования и решения поставленных задач актуальным представляется, в первую очередь, методика отбора сопоставимого фразеологического материала в трех языках. При идеографическом классифицировании фразеологизмов исследуемых языков в качестве эталона, с которым сравниваются фразеологические семантические поля, берется "Тезаурус" как наиболее полный и совершенный из всех приведенных выше идеографических словарей. Он может служить моделью фразеологической системы русского языка в силу своей универсальности. "Тезаурус" содержит около 8000 фразеологизмов (идиом) русского языка, поэтому  для получения сопоставимых результатов количество ФЕ в татарском и английском языках также было доведено до 8000 в каждом. Источником фразеологического материала  послужили указанные выше одноязычные и двуязычные фразеологические словари, а также собственная картотека автора. Кроме того, в работе были использованы электронные ресурсы: Национальный Корпус Русского Языка (НКРЯ), Таткнигафонд (электронный библиотечный ресурс –крупнейшее хранилище электронных версий книг на татарском языке), Британский Национальный Корпус (BNC) и корпус современного американского языка (COCA). Используя те же критерии классификации, что и в "Тезаурусе", фразеологизмы  татарского и английского языков были распределены по соответствующим семантическим полям, группам и подгруппам. Так как "Тезаурус" построен на материале русского языка, языком-эталоном при сопоставлении языков с целью их идеографического классифицирования является русский язык.

Отбор ФЕ татарского и английского языков, соотносимых с фразеологизмами русского языка, проводится  по определенной системе, включающей три последовательных этапа,  основанных на неоднократной верификации результатов предыдущего этапа.

В результате предложенной системы отбора и классификации,  были выявлены семантические поля татарского и английского языков, являющиеся  сопоставимыми  с русскими фразеологизмами, представленными в "Тезаурусе".

Результаты распределения ФЕ татарского, русского и английского языков по степени фразеологичности подтверждают известное мнение о том, что фразеологическая семантика носит ярко выраженный антропоцентрический характер.  Фразеология покрывает те участки действительности, которые связаны с эмоциями человека, его индивидуальными особенностями, характеристикой психологических особенностей человеческой личности – познавательных процессов (мышления, памяти,  восприятий, воображения, ощущений).

Наш фактический материал подтверждает высказывание  А.Д.Райхштейна о том, что "Наиболее фразеологичными полями во всех трех языках являются такие, которые служат для обозначения или выражения экстремальных (а потому субъективно значимых) физических, психических и социальных ситуаций и состояний лица, таких, например, как "счастье и несчастье, любовь и неприязнь, изумление, страх, упрек, гнев, отрицание, отказ, психическая ненормальность, пьянство, избиение, смерть" и т.п. Подавляющее большинство этих групп обладает в обоих языках отрицательным объективным оценочным значением (отражающим социально устоявшуюся оценку соответствующих явлений)" (Райхштейн, 1980, 60).

Таким образом, анализ фразеосемантических полей русского, татарского и английского языков продемонстрировал, что основная масса фразеологизмов имеет общий характер для всех трех языков. Это подтверждает нашу гипотезу: идеографические классификации разных языков в принципе совпадают. Как видно из приведенных результатов, неслучайным является то, что во всех языках самыми многочисленными в плане референтной отнесенности являются группы фразеологизмов в тех семантических областях, которые представляют общечеловеческую значимость  - явления природы, названия животных, орудия материального производства и т.д. Однако, как отмечает Ю.Д.Апресян, "каждое семантическое поле…присущим только данному языку способом членит тот кусок действительности, который оно отражает" (Апресян 1962, 52). Всякое семантическое поле имеет специфичную структуру. Различия в структуре отдельных семантических полей зависят от культуры и развитости сознания языкового коллектива, от уровня развития материальных условий, в которых протекает общественная жизнь, от принципов, по которым осуществляется сегментация действительности. Принцип сегментации представляет собой внеязыковое содержание данного семантического поля. Но он тесно переплетается со специфичными чертами языковой системы. И поэтому когда изучается структура всей лексико-семантической системы и структура отдельного семантического поля, нельзя не учитывать тесного взаимодействия внеязыковых (культура, общественные условия, географическая среда и др.) и языковых факторов (см. Караулов-25).

Анализ фразеологических значений продемонстрировал, что они концентрируются, в основном, в тех семантических областях, которые являются субъективно значимыми для человека и связаны с межличностными, социальными отношениями (например, болезнь, смерть, радость, горе и т. д. )

Наименее фразеологичные классы относятся к сферам чисто денотативной номенклатуры, в частности, к областям реальной действительности, которые отражаются в человеческом сознании с максимальной объективностью и не вызывают дифференцированного субъективного отношения. Это такие классы, как наука, техника ит.д.. Можно предположить, что такое общее количественное распределение ФЕ по семантическим полям свойственно не только исследуемым языкам, и, возможно, представляет фразеологическую универсалию (см. Райхштейн, 1980, 59).

Результаты исследования демонстрируют, что принцип сегментации фразеологических полей представляет собой их понятийное надъязыковое содержание,  и в разных языках она (сегментация) в принципе одна и та же, которая рассматривается как понятийная универсалия. Фразеологизмы в татарском, русском и английском языках выражают универсальные категории. Но логико-понятийные категории тесно переплетаются со специфическими чертами фразеологических систем языков. Поэтому в работе при исследовании фразеологических систем языков, а также отдельных полей учитывается тесное взаимодействие внеязыковых и языковых факторов. Это позволило обнаружить не только общие (понятийные), но и "лингвоспецифичкские" особенности в языках.

Во втором разделе "Лигвоспецифические различия во фразеологии татарского, русского и английского языков" предлагаются  параметры, способствующие выявлению этих различий на уровне семантики, синтактики и прагматики.

Анализ функционирования в тексте фразеологизмов способствует  выявлению лингвоспецифических различий в каждом из исследуемых языков не только в семантике ФЕ, но также  различий их синтактических и прагматических свойств.

Нам представляется вполне убедительной концепция Д.О.Добровольского, предлагающего типологическую параметризацию межъязыкового сопоставления ФЕ на материале ряда европейских языков. Эта концепция является универсальной для исследования различных языков, так как основывается на семиозисе трех традиционных семиотических осях: семантике, синтактике и прагматике. Мы предлагаем типологию параметров межъязыкового сопоставления татарского, русского и английского языков, основанную на их семиотических и лингвистических признаках, которая позволит выявить специфические характеристики ФЕ исследуемых языков на системном уровне. Такая параметризация на материале исследуемых в данной работе языков проводится впервые.

Типология параметров межъязыкового сопоставления.

А. Семантика (различия в значениях ФЕ).

Б. Синтактика (различия трансформационных и комбинаторных признаков ФЕ).

В. Прагматика (в особенностях ситуации, в которой они употребляются).

А. Семантика.

Научное исследование лингвоспецифических особенностей идиом выдвигает на первый план их семантику. В.Н Телия справедливо замечает, что в лингвистике нет более сложной проблемы, "чем проблема значения, а вопрос о значении фразеологизмов-идиом – один из наиболее многоаспектных, а потому наименее поддающихся сколько-нибудь общему ответу. В этой области исследования не существует общепринятого мнения, кроме одного – это значение более сложное, чем лексическое. Из фактов такого рода делается вывод, разделяемый многими фразеологами, о том, что существует особое "фразеологическое значение" (Архангельский 1964, Кунин 1986, Чернышева, 1970,  Жуков 1978, Мокиенко 1980)" (Телия 1990, 32). В татарском языке  сложность и многоаспектность идиоматического значения подчеркивается исследователем татарской идиоматики Г.Х.Ахунзяновым, который проводит систематизацию идиоматических значений,  выделяя их группы и формы (1974, 176-239).

Целью данного раздела является рассмотрение семантических особенностей ФЕ татарского, русского и английского языков и выявление национально-специфических признаков этих языков.

План содержания идиом включает в себя два макрокомпонента: их актуальное и образное значения. Эти два макрокомпонента до некоторой степени независимы друг от друга. Одним из следствий этого является существование идиом, актуальное значение которых является идентичным при различной образности, также как и наличие идиом с одинаковой образностью, но различием в актуальном значении. Таким образом,  в данном исследовании мы выделяем:

  1. Различия в образной составляющей идиом.
  2. Различия в актуальном значении идиом.

Рассмотрим сначала первую группу идиом  русского, татарского и английского языков, совпадающих по актуальному значению, но различающихся по образной составляющей.

  1. Различия в образной составляющей идиом.

Татарская пословица тел Мккг илтер – "язык до Мекки доведет" соотносится с русской пословицей язык до Киева доведет, а также с английской by asking one comes to Rome – "язык до Рима доведет". Все эти пословицы  имеют одно и то же значение: ' расспрашивая, можно все найти и узнать (используется, когда хотят подбодрить кого-л., поощрить к началу трудного пути, совершению действия)'. Таким образом,  эти фразеологизмы  различаются образностью, в каждом из них используются свои национальные реалии, но ведь все три ФЕ связаны общим значением и выражают истину, понятную для всех народов, т.е. они являются общечеловеческими.

2.  Различия в актуальном значении идиом.

Различия в актуальном значении идиом рассматриваются в двух аспектах:

  а. Ложные друзья переводчика;

  б. Компоненты-символы в составе идиом.

  а. Ложные друзья переводчика

В некоторых случаях ФЕ разных языков  полностью совпадают по форме и, в то же время, абсолютно различаются в своих значениях. Это межъязыковые фразеологические омонимы,  которые часто вызывают ложные ассоциации и отождествляются друг с другом. Так, например ФЕ из песка веревки вить имеет значение: "получать прибыль, выгоду  из чего-либо путем махинации и т.п.", в татарском же языке ФЕ  комнан бау иш, букв.: "из песка веревки вить" имеет совсем другое значение: "заниматься совершенно бесполезным делом".

  Явление межъязыковой фразеологической паронимии происходит в том случае, когда в основе ФЕ разных языков лежат практически идентичные или очень схожие образы, однако значения этих единиц различаются. Сравним ФЕ биться об стенку - башны ташка ору,  "бить голову о камень" и beat ones head against a brick wall ,  "биться головой об кирпичную стену". Значения всех трех единиц различаются: ФЕ русского языка имеет значение: 'делать все возможное, отстаивать интересы',  татарского – 'быть в отчаянии, убиваться', русского – 'лезть на рожон'.

Перечисленные явления фразеологической омонимии и паронимии можно еще назвать "обманчивыми" или "псевдоэквивалентами", но в основном их называют "ложными друзьями переводчика". За основу мы берем определение фразеологических "ложных друзей", данное Д,О. Добровольским и Е.Пиирайнен: "два или более выражения, которые пробуждают практически идентичные или очень схожие мысленные образы, но проявляют значительные различия в актуальном значении" (2005).

б. Компоненты - символы        

Одним из перспективных путей выявления национальной специфики идиом является исследование компонентов-символов в их составе. До недавнего времени фразеология языка не исследовалась в семиотическом аспекте. Хотя еще в 1981 г. Ю.А.Гвоздарев,  отмечал важность исследования слов-символов в составе фразеологизмов. Он подчеркивает,  что символы в языке "…обнаруживают "дух народа", его исторические корни. Это особенно относится к таким символам, которые уходят корнями в далекое прошлое, например, огонь и вода в русской и славянской фразеологии, наименования животных, восходящие к древнему тотемизму славян и т.д. Сопоставление слов-символов во фразеологии разных языков поможет вскрыть национальную специфику языков и выявить общие места" (Гвоздарев 1981, 120). Большим вкладом в изучение символов во фразеологии различных языков явились исследования Д.О.Добровольского и Е.Пиирайнен (Dobrovol'skij, Piirainen 1996). Как утверждает Е.Пиирайнен,  «Исследователи символов, с одной стороны, и лингвисты, с другой, едва ли замечают друг друга» (Piirainen 1997, 280). Автор, правда, приводит имена двух европейских ученых, исследовавших символику идиом и пословиц с исторической и этимологической точек зрения в начале  90-х гг. 20 века (Rhrig 1991-1992) и (Biedermann 1994).

В данном исследовании ставится задача рассмотрения слов-символов в составе фразеологизмов татарского, русского и английского языков и выявление национально- специфических признаков этих языков.

Рассмотрим концепт ОГОНЬ, который наряду с водой, землей и воздухом считается одной из четырех стихий,  игравшим важную роль в античной философии. Огню уделяется большое внимание в ряде мифологий.

Концепт ОГОНЬ вызывает конфликтующие символические ассоциации: с одной стороны, огонь согревает, освещает, с другой – уничтожает, приносит боль и смерть. Часто ОГОНЬ – священный  символ домашнего очага, источник вдохновения. У некоторых народов святым ритуалом считалось разжигание нового огня  для ознаменования начала Нового года. ОГОНЬ символизирует также разрушение: огонь ада, пожар, удар молнии, а также вулканический огонь, извергающийся из недр земли. Тем не менее, значение огня как пламени жизни является доминирующим в культуре многих народов, особенно вследствие того, что человечество научилось «укрощать» его. Об этом свидетельствуют сохранение нами древних обычаев, как, например, зажигание олимпийского огня, использование свеч при романтических ужинах и т.д. Свечи играют большую символическую роль в церковных ритуалах, являясь олицетворением духовного огня (Biedermann 1994). Концепт ОГОНЬ играет важную роль, как в культуре, так и в языке.

Анализ фактического материала показывает, что, несмотря на сходства символических ассоциаций, которые вызывает концепт ОГОНЬ в сознании людей, во фразеологии татарского, русского и английского языков наблюдаются существенные различия, носящие лингвоспецифический характер.

Концепт ОГОНЬ является одним из наиболее значимых в картине мира носителей русского языка. Это cвязано c  тем, что огонь имел большое значение для человека издавна: он давал тепло, cвет, пищу, огонь разводили ночью для защиты от зверей; огонь кормил, защищал  -  давал жизнь. В то же время он мог уничтожить, иcпепелить, разрушить все вокруг, отнять жизнь человека.  Вполне понятно, почему  В.Даль в своем словаре приводит следующие поговорки и пословицы: царь огонь, да царица водица; огню да воде Бог волю дал; огню не верь и воде не верь; с огнем не шути, с водой не дружись и т.д. Следует отметить, что анализ фразеологических словарей "Тезауруса", Фразеологического словаря русского литературного языка А.И.Федорова (2008), Фразеологического словаря русского языка А.И.Молоткова (1978), Словаря пословиц русского языка В.Даля (2005), Словаря поговорок В.М.Мокиенко (2005) показал, что для фразеологии русского языка более характерно негативное отношение к огню, чем позитивное: бояться пуще огня, огнем и мечом 'c беспощадной жестокостью', антонов огонь  'гангрена', греческий огонь 'зажигательная смесь', играть с огнем  'поступать неосмотрительно, рискованно', предавать огню и мечу  'сжигать что-либо', не шути с огнем, обожжешься 'не делай того, что может повлечь за собой неприятные, опасные последствия, повредить кому-л.' и т.д.  Хотя  имеются и  положительно окрашенные ФЕ: с огоньком 'делать что-л. с интересом, увлечением, с подъемом', прометеев огонь  'неодолимое, неугасающее стремление к достижению высоких, благородных целей'. 

Результаты выборки фразеологизмов из словарей показали, что количество ФЕ, содержащих компонент "огонь", исключительно малочисленно в русском языке, что противоречит значимости концепта ОГОНЬ в русской культуре. Образ огня в различных культурах формировался под влиянием мифологических и религиозных воззрений. Вероятно, можно предположить, что, несмотря на значимость и глубинную архетипичность данного концепта для отражения любой национально-специфичной картины мира, в русском языке это понятие подверглось меньшему образному переосмыслению, чем в татарском и английском языках. Так, в Тезаурусе, содержащем 8000 единиц, насчитывается не более 15 идиом с компонентом ОГОНЬ, в "Словаре русских пословиц" (Мокиенко 2007) всего 1 пословица, в 3-х томном словаре В.Даля (Даль 1984) "Пословицы русского народа" их не более 10, в словаре "Пословицы и поговорки русского народа: большой объяснительный словарь" (Зимин 2008) нам не удалось зафиксировать ни одной пословицы или поговорки с компонентом ОГОНЬ.

Во фразеологии английского языка количество ФЕ с компонентом ОГОНЬ также не так много как, казалось, должно было бы быть представлено в связи со значимостью концепта. Тем не менее, следует отметить, что в английской фразеологии концепт ОГОНЬ представлен богаче, чем в русской. Так же, как и в русском языке, количество идиом с отрицательной оценкой превышает количество положительно окрашенных идиом. ФЕ, имеющие отрицательную оценку символизируют, как правило, опасность, угрозу, муки: fire and brimstone "огонь и сера" 'адские муки', the fires of hell "адский огонь" 'геена огненная', put to fire and sword  "предать мечу и огню" 'уничтожить', strike fire  " высекать огонь" 'вызывать резкую реакцию, задеть за живое', under fire "под огнем"  'под градом нападок', the burnt child dreads the fire "обжегшийся ребенок боится огня" 'человек старается не повторять одни и те же ошибки' и т.д. В английском языке гораздо больше идиом, имеющих положительную оценку, чем в русском языке. Эти идиомы, как правило, характеризуют энергию, энтузиазм, пылкость, страстность: fire in ones belly "огонь в животе", 'честолюбие, амбиция; инициатива, энтузиазм '; full of bush fire "полон неконтролируемого пожара,  'очень энергичный; жизнерадостный; отважный, мужественный ';  fire in the blood "огонь в крови", ' страсть, пылкость';  fire and fury  "огонь и злость", ' неистовая  страсть '; on the fire "в огне" 'весь в работе'. В английской культуре ОГОНЬ также символизирует домашний очаг: keep the home fires burning "хранить огонь  домашнего очага". Сравните с русской идиомой на огонек (заглянуть, пригласить),  которая  также символизирует домашний очаг. Приведем примеры употребления последних двух идиом в аутентичных текстах.

I mean you've got to keep Home Fires Burning, Grin and Bear it, make him Feel Welcome – although see when he's up at midnight frying eggs and he spatters grease all over my good ceramic hob I could brain him so I could – but I just tell myself – he's Not Home Forever and I just bite my tongue (BNC).

Отношения российского и французского президентов давно перешли в стадию неформальной дружбы. Весной, по дороге с дальнего востока Ширак заскочил к Ельциным на огонек. Спустя месяц Ельцины привезли Ширакам большой фотоальбом с памятного ужина (КорпусПубл –"Тезаурус").

  В татарской фразеологии концепт УТ представлен значительным числом фразеологизмов. В данном аспекте трудно согласиться с Д.Д.Хайруллиной, утверждающей, что в татарской лингвокультуре "огонь воспринимается, главным образом, отрицательно" (Хайруллина 2009, 83). Наш фактический материал демонстрирует обратную картину -  во фразеологии татарского языка, в отличие от русского и английского языков, положительная оценка концепта УТ существенно преобладает над отрицательной. При характеристике человека идиомы с компонентом УТ, как правило, отражают такие положительные черты, как: мужество, отвагу, красноречие, удаль, доброту.

В результате анализа фразеологического фонда татарского языка были выявлены следующие группы значений идиом с компонентом УТ:

(1) символ  труда, работоспособности, деловитости, ловкости: ут кебек кызу эш сте "страда горячая, как огонь"; уттай урак сте – "жатва, горячая как огонь"; уттай эш (вакыты) – "горячая пора"; ут уйнату (ерт) "развлекаться игрой с огнем" 'работать с огоньком', ут чыгару "выпускать огонь"  'много работать', ут ереп эшл 'работать, не покладая рук, ; в руках все горит, ладится'; утка бастыру "поставить на огонь" 'заставить хорошо работать'; ут якмыйча, белен пешерм "не разжегши огня, не пытайся печь блины" 'бе труда не вынешь и рыбку из пруда'.

(2) символ энергии, удали, стремительности, пылкости, страстности: ут кебек "как огонь"  'удалой, энергичный'; ут ашау "есть огонь"  'быть удалым молодцом'; ут егет (кул) "огненный парень (рука)"  'парень, что надо'.

(3) символ красноречия: ут авызлы "с огненным ртом" 'остер на язык'; ут ччеп сйл "говорить с огоньком" 'говорить увлеченно, с энтузиазмом'; авыздан ут чч "извергать огонь изо рта" 'говорить быстро, пламенно'.

(4) символ любви: ут салу (кабызу)  "зажигать пламя любви"; гыйшык ут, кабынса сндер юк "любовь, что огонь, зажжешь – не потушишь"; гыйшык хллре яман, йргемне ут алган "любовь зла, все сердце сжигает огонь"; мхббт уты майсыз да яна "в огонь любви масло подливать не надо"; утсыз су кайнамас "без огня вода не вскипит" 'любовь должна быть взаимной'.

(5) символ отваги, мужества: ут ашау  "быть мужественным, ловким"; ут кзле "с огненными глазами"  'смелый'.

(6) символ рода, семьи, домашнего очага: улы барны уты бар "у кого есть сын, у того есть огонь" 'сын – продолжение рода'; мичк ут керде - йг кот керде "огонь в очаге – душа в доме"; ут якмаган й кура белн бер "дом без огня, что засохший стебель"

(7) символ тепла, уюта, радости: утны кызыунда яхшы "хорошо у горячего огня"; ут кышны кунагы "огонь – гость зимы"; ут - кышны ччге "огонь- цветок зимы" ут кышны имеше "огонь – плод зимы"; утны ылысы хуш "тепло огня приятно"; ут - сенеч "огонь-радость".

(8) символ помощи, дружественности, добра: зене яккан утыа зе ылынырсы "разожжешь огонь, сам будешь у него греться" 'добро, принесенное людям, всегда окупается'; тнл ут и яхшы дус ут крше "ночью огонь – самый лучший друг"; ут крше "пламенный сосед"'самый лучший сосед'.

В татарском языке УТ символизирует "род, семью, наследие", что свидетельствует о духовной ценности данного концепта.

Таким образом, изучение лингвоспецифических особенностей фразеологических систем сквозь призму семантики позволило более детально описать семантические поля, выявляя их специфику, что, в свою очередь, способствует более глубокому осмыслению семантической членимости самой действительности, а, следовательно, более глубокому выявлению черт универсальности фразеологизмов разных языков.

Б. Синтактика

Фразеологические единицы, хотя и являются устойчивыми, воспроизводимыми  образованиями, в процессе функционирования в системе языка и речи, могут претерпевать различные синтаксические модификации. Исследование таких преобразований в исследуемых языках имеет большое значение для общей теории фразеологии, в частности для раскрытия специфических различий в языках, а также для лексикографической практики при составлении как одно-, так и многоязычных фразеологических словарей. Правильная подача ФЕ в словарях напрямую зависит от решения проблем вариантности, точного определения компонентного состава фразеологизмов  и форм их компонентов.

В последние десятилетия исследование комбинаторных и трансформационных свойств ФЕ продемонстрировало, что часть их подвержена  изменениям синтаксической структуры, которые не приводят к разрушению актуального значения фразеологизмов (Chafe 1968, Fraser 1970, Katz 1973, Newmeyer 1974, Michiels 1975, Reagan, 1987,  Gibbs & Nayak 1989).

Фразеологические единицы проявляют нерегулярность и в нестандартных контекстах могут употребляться их совершенно разные модификации.

Исследование фразеологических трансформаций в аспекте семантики синтаксиса является новым направлением в лингвистике. В татарском языке вопрос о специфических различиях синтаксических функций идиом и свободных словосочетаний, а также влиянии семантики на синтаксическую функцию идиом ставился исследователем татарской идиоматики Г.Х.Ахунзяновым еще в начале 70-х г.г. прошлого столетия (1972, 85). Однако в целом проблема фразеологической синтактики, как в татарском языке, так и на материале татарского, русского и английского языков на сопоставительном уровне пока не исследована.

В исследовании были выявлены ограничения, которые налагают некоторые ФЕ на реализацию отдельных грамматических категорий в татарском языке и сопоставление результатов с подобными явлениями в русском и английском языках. Трансформация пассивизации допустимая для широкого класса синтаксических конструкций, обнаруживает избирательность по отношению к предложениям с глагольными идиомам.

Лингвоспецифические различия в пассивизации идиом проявляются на семантическом и семантико-синтаксическом и функциональном уровнях.

Рассмотрение условий пассивизации идиом на семантическом уровне продемонстрировало, что идея семантической членимости идиомы, являющейся необходимой предпосылкой ее пассивизаци,  представляется правильной, однако, мы присоединяемся к мнению А.Н. Баранова и Д.О.Добровольского, которые не считают этот критерий универсальным (2008). Проанализированный нами материал татарского, русского и английского языков позволил сделать вывод о том, что семантическая автономность (и связанный с ней референционный статус) отдельных компонентов не имеет значения для залоговых трансформаций соответствующих идиом.

Исследование лексических единиц (глаголов) и глагольных фразеологических единиц русского языка выявило, что они пассивизируются только при условии их агентивно-переходной семантики. Для русской идиоматики требование агентивно-переходной семантики интерпретируется не только относительно актуального значения, но и относительно образной составляющей идиомы (см. Баранов, Добровольский 2008, 336). Установлено, что в отличие от русского языка, в татарском и английском языках пассив образуется также и от непереходных глаголов.

Лингвоспецифические различия в идиоматике татарского, русского и английского языков выявлены, как уже отмечалось, и на семантико-синтаксическом уровне. В русском и английском языках пассивизация происходит за счет перемещения именной группы в тематическую позицию, совпадающей с позицией подлежащего при реализации как внешних, так и внутренних синтагматических связей. Установлено, что в татарском языке именная группа не меняет своего тематического положения при пассивной трансформации.

Основные функциональные различия пассивизации фразеологизмов в сопоставляемых языках заключаются в том, что пассив более грамматикализован в английском языке, чем в русском и особенно в татарском языках.

  В английском языке в стандартных синтаксических конструкциях, в случае, когда лицо или предмет в функции подлежащего испытывает на себе чье-либо воздействие, как правило, используется страдательный залог. Нами доказано, что в русском и татарском языках в подобной ситуации чаще используется форма действительного залога с прямым дополнением в винительном падеже, принимающим  тематическую позицию.

В. Прагматика

Лингвистическая прагматика изучает условия использования языка участниками коммуникации в актах речевого общения.

Основной целью данного раздела является выявление различий в прагматических свойствах идиом татарского, русского и английского языков.

Мы рассматриваем семантически эквивалентные идиомы татарского, русского и английского языков, имеющие различия прагматического характера, в частности, иллокутивного уровня речевого акта, а также стилистических характеристиках идиом.

В исследуемых языках много идиом, являющихся семантическими эквивалентами. Например, идею "лжи, обмана" можно выразить, используя любую из приведенных идиом: разводить турусы на колесах, обводить вокруг пальца, гнать тюльку,  вешать лапшу на уши, борчак сиб "рассыпать горох", агач атка атландыру "посадить на деревянную лошадь", бозга утырту "посадить на лед", ккре каенга терт "прислонить к кривой березе", take someone for a ride "прокатить кого-л.", pull the wool over someone's eyes "натянуть шерсть на чьи-л. глаза", promise the moon and stars "обещать луну и звезды".

Рассмотрим употребление идиомы гнать тюльку (1).

(1) - Ты вот что! Ты мне тюльку-то не гони! Я к мусорам бежать не собираюсь. Говори как на духу: твоя работа или нет? Если скажешь сейчас, что нет, встану и уйду (Корпус. Детект. – Тезаурус).

Употребление идиомы тюльку-то не гони в данном контексте представляется вполне уместным. Ее иллокутивный потенциал связан  со специфическим,  типичным для него дисурсом. Так,  из контекста ясно, что говорящий, скорее всего, является представителем криминальных кругов, поэтому использует соответствующую  лексику: "гнать тюльку", "мусора" (о представителях правоохранительных органов в современном арго). По характеру высказывания данный речевой акт является директивным, он выражает команду или приказ и подается в энергичной, агрессивной манере. Его иллокутивной целью является попытка побудить собеседника сказать правду, оказав на него давление.  Реплика говорящего "Ты вот что! Ты мне тюльку-то не гони!" является реакцией на какую-то предшествующую ситуацию, демонстрирующую его отношение к ситуации. Отношение говорящего к предшествующей ситуации выражается в проявлении им раздражения и возмущения, речевой акт Отсылка к предшествующей ситуации указывает на дискурсивную зависимость идиомы. Очевиден более высокий статус говорящего, позволяющий ему демонстрировать свое пренебрежительное отношение к собеседнику.

Сравним идиому гнать тюльку (1) с семантически эквивалентной идиомой  разводить турусы на колесах в контексте (2).

(2) а. – Так вот, сидим, турусы на колесах разводим, чаи гоняем, в друзья один другому вроде набиваемся (П. Вершигора. Дом родной. - ФСРЯ, 378); б. Прекратите бесплодное философствование. У вас еще полно больных. Идите, работайте. И думайте по делу, не разводите турусы на колесах (КорпусРусПроз – "Тезаурус").

Контексты (1) и (2) отличаются функциональными свойствами своих идиом.  Идиома тюльку-то не гони выражает речевой акт, а идиомы в (2а) и (2б) являются только описанием речевого акта.

В этих контекстах нет отсылки к предшествующей ситуации, что указывает на то, что нет дискурсивной зависимости идиом (2а) и (2б).

Попробуем ввести идиому разводить турусы на колесах в контекст (1) вместо идиомы гнать тюльку. Ср. контексты (1) и (3).

Употребление идиомы разводить турусы на колесах в  контексте (1) не представляется вполне удачным, несмотря на эквивалентную семантику сравниваемых идиом: "лгать кому-л., обманывать, пытаться ввести кого-л. в заблуждение (обычно вымышленными россказнями)", так как  между ними существуют различия прагматического характера. Во-первых, идиомы различаются функциональными характеристиками: идиома гнать тюльку (1) выражает речевой акт, а идиома турусы на колесах  (2) является только описанием речевого акта. Во-вторых, идиома гнать тюльку  в дискурсивном плане является жаргонизмом, а разводить турусы на колесах  употребляется в просторечном дискурсе. В-третьих, идиомы отличаются и во временном аспекте, так как последняя идиома является устаревшей, а гнать тюльку весьма современной и активно употребляющейся в криминальном жаргоне, или арго. Ср. контексты (1) и (3).

(3) – Ты вот что! Ты мне турусы-то на колесах не разводи! Я к мусорам бежать не собираюсь. Говори как на духу: твоя работа или нет? Если скажешь сейчас, что нет, встану и уйду.

Введение же  идиомы гнать тюльку  в контексты (2а) и (2б) вместо идиом гнать тюльку также не представляется удачным, в чем можно убедиться на следующих примерах.

(4) а. – Так вот, сидим, тюльку гоним, чаи гоняем, в друзья один другому вроде набиваемся; б. Прекратите бесплодное философствование. У вас еще полно больных. Идите, работайте. И думайте по делу, не гоните тюльку.

Гнать тюльку является жаргонным выражением, относящимся  к криминальному арго и поэтому его употребление вместо идиомы разводить турусы на колесах  приводит к  совершенно другому стилистическому эффекту, о чем свидетельствуют контексты (4а) и (4б). Жаргонное выражение не вполне вписывается в нейтральный контекст повествования. Для идиомы гнать тюльку более типично употребление в речевом акте, чем в описательном.

Однако, в некоторых случаях, идиома гнать тюльку может и  не являться речевым актом, а быть только его описанием.

(5) – За что я тебя уважаю, политик, - это за то, что лишнего на себя не берешь. Ежели знаешь, так знаешь, а нет, так прямо и говоришь. А то у нас все теперь "профессора", особенно если партбилет заимеют или диплом какой-нибудь, все тюльку гонят и лапшу на уши православным вешают, так что от этих баек потом год не отскребешься (Корпус Публ –"Тезаурус").

Приведенный контекст позволяет сделать вывод о том, что в плане содержания идиомы нет отсылки к ситуации общения, поэтому она не является речевым актом, а только его описанием.

Прагматические свойства семантически эквивалентных идиом татарского, русского и английского языков различаются стилистическими характеристиками и иллокутивными функциями.

Результаты параметризации межъязыкового сопоставления способствовали выявлению лингвоспецифических различий в семантических, синтаксических и прагматических характеристиках сопоставляемых языков. Это является особенно важным для тех случаев, когда традиционный анализ, а также данные двуязычных фразеологических словарей постулируют отношения "полной эквивалентности" между данной парой идиом, игнорируя отсутствие в них функционального параллелизма. Такой структурно-типологический анализ на материале татарского, русского и английского языков проводился впервые.

В третьей главе "Типология фразеологических универсалий" выявляются типы фразеологических универсалий, которые подразделяются нами на логико-понятийные и собственно-лингвистические. Последние, в свою очередь, подразделяются на лексико-фразеологические и собственно-фразеологические универсалии.

В первом разделе "Характеристика типов фразеологических универсалий" дается история становления теории универсалий в лингвистической науке, которая была привнесена в языкознание из антропологии американскими учеными Б. и Э. Агинскими, опубликовавшими статью "The Importance of Language Universals" в журнале "Word" в 1948 г. Однако следует отметить, что вопрос об изучении универсалий был поднят гораздо раньше. Еще в 1928 г. прошлого века С.А.Аскольдов высказался о том, что "Вопрос о природе понятий или концептов – по средневековой терминологии универсалий – старый вопрос, давно стоящий на очереди, но почти не тронутый в своем центральном пункте" (1997, 267).

Лингвистические универсалии становятся предметом активного исследования с начала 60-х гг. ХХ века, в основном, в США и СССР. В 1961 г. в Нью-Йорке была проведена первая в мире конференция по проблеме лингвистических универсалий, на которой был принят "Меморандум о языковых универсалиях", авторами которого были Дж. Гринберг, Ч. Осгуд и Дж. Дженкинсон (J.Greenberg 1963). В отечественном языкознании пионером в этой области явился Б.А. Успенский, монография которого "Структурная типология языков" (1965) содержит классификацию языковых универсалий. 

С тех пор теория лингвистических универсалий продвинулась вперед, в частности, был выявлен и описан новый вид языковых универсалий – фразеологические универсалии (см. Добровольский 1985). Традиционно различаются следующие виды языковых универсалий: фонологические, грамматические, семантические и символические (Гринберг, Осгуд, Дженкинс 1970). Этот период (60-е-70-е гг. прошлого века) мы называем "дофразеологической эрой" в лингвистической типологии, в частности, в исследовании лингвистических универсалий. Так, говоря об общих признаках языка, Б.А.Успенский определяет основную задачу типологии следующим образом: "…построение общей теории языка, выявление универсальных (действительных для любого языка) соотношений и черт, или языковых универсалий" (Успенский 1965, 11). В этот период вопрос о фразеологических универсалиях не стоит, так как эти годы являются становлением фразеологии самой в качестве самостоятельной лингвистической дисциплины и "отпочкованием" ее от лексикологии.

"Фразеологическая эра" в изучении типологии и лингвистики универсалий связана с именем Д.О.Добровольского (1984, 1985, 1990а, 1990б, 1991). Его сетования по поводу того, что фразеология является "аутсайдером" в лингвистической типологии были вполне оправданными, так как в отечественной лингвистике с типологических позиций, как правило, исследовались  только  фонология, фонетика, морфология, синтаксис, значительно меньше - лексика и семантика. С  конца 80-х г.г. прошлого столетия Д.О.Добровольский начинает последовательно разрабатывать теоретические основы исследования фразеологии с типологических позиций.

На сегодняшний день фразеологические универсалии признаны одним из "равноправных" типов лингвистических универсалий. Фразеологические универсалии были теоретически осмыслены Д.О. Добровольским, им была предложена типология фразеологических универсалий,  в которой  последние подразделяются  на подтипы (1985). Это первая типология фразеологических универсалий, как в отечественной, так и мировой лингвистике,  разработанная на материале германских языков. В 1994 г. Л.К.Байрамова также выделяет фразеологические универсалии, как один из типов языковых универсалий и подразделяет их на сущностные, прагматические (психолингвистические) и методологические универсалии (1994, 80-85).

В данной работе предпринимается попытка изучения фразеологических универсалий на материале татарского, русского и английского языков. Автор  данного исследования полностью разделяет положения отечественных и зарубежных ученых о разграничении лингвистических универсалий на логико-понятийные и собственно-лингвистические. Основываясь на положениях, высказанных Д.О.Добровольским, автор данной работы предлагает собственную классификацию фразеологических универсалий с определенными модификациями применительно  к исследованию фразеологических систем татарского, русского и английского языков.

В результате в работе предлагается наиболее общая типология фразеологических универсалий.

1. Логико-понятийные фразеологические универсалии.

2. Собственно лингвистические фразеологические универсалии.

  2.1. Лексико-фразеологические универсалии.

  2.2. Собственно фразеологические универсалии.

Во втором разделе "Логико-понятийные фразеологические универсалии" подчеркивается важность изучения понятийных категорий в лингвистике, высказывается предположение, что набор этих категорий универсален или близок к универсальному, так как основывается на закономерностях познавательной деятельности людей. Универсальное явление во всех трех языках - преобладание отрицательной оценочности, выражаемой фразеологизмами. Этот факт отмечают многие исследователи: А.В.Кунин (1969), Д.А.Райхштейн (1980), Д.О.Добровольский (1990) и др.

Анализ фразеологических словарей татарского, русского и английского языков демонстрирует количественное превосходство фразеологизмов в сторону отрицательных значений.

В этом разделе рассматривается категория «терпение» в исследуемых языках. Насколько она является универсальной и значимой в татарской, русской и английской лингвокультурах? Изучение фактов языка показало, что «терпение» и «терпеливость» (в силу действия конкретных факторов) могут иметь своеобразную национальную окраску. Однако имеет ли это разноцветное полотно общечеловеческую сущность? Разумеется, да. И то, что у одних народов она выступает в одной, у других народов – в другой расцветке, показывает как раз то, что они есть национальные цвета одного и того же (общечеловеческого) явления, называемого «терпение», «терпеливость»...

Очевидно, что категория "терпение" является универсальной на логико-понятийном уровне для трех культур: татарской, русской и английской, однако в каждом из описанных языков она приобретает свою этнокультурную индивидуальность.

  На фразеологическом уровне здесь наблюдаются явные лингвоспецифические различия. Во фразеологии русского и татарского языков этот пласт представлен достаточно широко. Что касается английского языка, то фразеологическое выражение категории "терпение" снижено в силу действия определенных объективных культурно-исторических и социальных факторов.

В третьем разделе "Собственно-лингвистические универсалии" исследуется два  типа универсалий: лексико-фразеологические универсалии и собственно-фразеологические универсалии.

К лексико-фразеологическим универсалиям относятся собственно-лингвистические категории, являющиеся общими как для лексики, так и для фразеологии: полисемия, омонимия, вариантность, синонимия, антонимия, узуальные и окказиональные трансформации лексического и фразеологического составов языка.

В работе рассматриваются различные типы различные типы авторских (окказиональных) трансформаций, являющиеся типичными как для лексики, так и фразеологии.

Фразеологические окказионализмы, несомненно, принадлежат к речи. Они не фиксируются в словарях, однако это не означает, что некоторые из  окказионализмов не могут превращаться в единицы языка. Окказиональные слова в случае их жизненной необходимости (новые слова обозначают новые факты – "кусочки" действительности) могут стать языковыми единицами очень быстро, даже в течение нескольких дней. Но так как Главным признаком ФЕ является устойчивость, поэтому фразеологический окказионализм становится фактом языка только при сравнительно длительной традиции его употребления.

Так, в английском языке существует пословица Accidents will happen in the best-regulated families «несчастья случаются и в самых благополучных семьях» и ее вариант Accidents will happen «несчастья случаются» Но в художественной литературе также стали употребляться новообразования с компонентом miracles «чудеса» вместо accidents «несчастья». В данном случае это может быть свидетельством становления новой языковой единицы.

Фразеологические окказионализмы являются творческим обновлением конкретных единиц, существующих в языке, поэтому они характеризуются частичной воспроизводимостью. Каких бы сторон не касалось обновление фразеологизма, оно не нарушает полностью соответствия с исходной языковой единицей. Например, при обновлении лексических компонентов (замены) остается неизменной структура и частично лексический состав. Так, английская пословица Absence makes the heart grow fonder "разлука укрепляет чувства" имеет следующие окказиональные варианты: Absence makes the heart grow younger (James Joyce "The Ulysses") "разлука способствует омоложению", Absence makes the heart grow fonder of the other fellow "разлука укрепляет чувства – к другому юноше", Absence makes the heart grow fonder, but the presents make for better results "разлука укрепляет чувства, но подарки приносят лучшие результаты", Presents make the heart grow fonder "подарки укрепляют чувства", Absinthe makes the heart grow fonder "абсент (алкогольный напиток) укрепляет чувства", If absence makes the heart grow fonder, then a lot of people certainly love the church "если разлука укрепляет чувства, тогда многие люди, без сомнения, любят церковь"(Evan Esar "The comic dictionary").

Приведем авторские трансформации на примере русской пословицы баба с возу (воза) кобыле легче: баба с возу и волки сыты, баба с возу вылетит не поймаешь, баба с возу дальше будешь, баба с возу землетрясение в 5 баллов, баба с возу потехе час и т.д. (Вальтер, Мокиенко 2006).

Структурно-типологический анализ авторских фразеологических трансформаций в исследуемых языках продемонстрировал их универсальный характер и  типичность употребления во всех трех языках. Специфической особенностью английского языка является то, что употребление в нем фразеологического каламбура (игры слов) более частотно, чем в татарском и русском языках. Это связано, по-видимому, с тем, что каламбур является неотъемлемой частью культуры англичан. Контаминация более типична для английского и русского языков, в татарском языке этот тип авторской трансформации встречается реже. Выявлено, что для татарского языка более свойственно употребление субституции, вклинивания и эллипсиса по сравнению с другими типами трансформаций.

К собственно-фразеологическим универсалиям относятся универсалии, свойственные только для фразеологической системы языка.

В сфере собственно фразеологических универсалий различаются абсолютные и импликативные универсалии. Абсолютные универсалии – закономерности внутренней организации фразеологической системы, а импликативные – проявление взаимозависимостей между структурой фразеологической системы и особенностями других субсистем языка (Dobrovol'skij 1992, 292).

В настоящей работе мы рассматриваем два признака, являющиеся свойственными только для фразеологической системы того или иного языка. Эти признаки могут служить примерами абсолютных фразеологических универсалий:

1) во всех языках существует определенный набор формально связанных конституентов, т.е. слов, употребляющихся только в идиомах, количество которых варьирует от языка к языку. Речь идет о словах, сами формативы которых не встречаются вне конституентного состава фразеологизмов и которые вследствие этого могут быть названы фразеологически связанными формативами. Ср., например: (тат)  абай булу – "во время не почувствовать", абагы да абагы – "грязный, неприбранный, в лохмотьях", авыз былчайтып тору – "искусственно делать широкую улыбку"; (рус) с гаком – "с избытком", напиться в зюзю – "сильно опьянеть", точить лясы/балясы – "пустословить", до фени – "совершенно безразлично что-л."; (англ) not worth a zac – "никчемный, никудышный", sez you! – "как бы не так", tweedledum and tweedledee – "двойники", dribs and drabs – "крохи", fender bender – "дорожно-транспортное происшествие",  fuddy duddy – "ворчун" и др.

2) фразеологическая активность конституентов варьирует от абсолютной уникальности до сверхчастотности. Неудивительно, что изучение фразеологической активности слов языка может быть осложнено тем, что различные словари трактуют эти слова по-разному.

Выделение импликативных универсалий – важный момент исследования,  предполагающий обязательное наличие связи между двумя явлениями. В отличие от абсолютных универсалий, импликативные универсалии несут бльший объем информации, так как они выявляют и фиксируют закономерную зависимость фразеологической подсистемы от других подсистем языка. Импликативные универсалии  состоят структурно из двух простых универсалий, соединенных импликационной связкой "если…то".

Тот факт, что именно зависимость меры регулярности фразеологической системы от степени синтетизма языкового строя выбрана в качестве базовой гипотезы, верифицирующей типологическую релевантность фразеологической системы в целом, нуждается в эксплицитном обосновании.

Вопрос о существовании импликативных отношений между спецификой языкового строя и особенностями внутренней организации фразеологической системы непосредственно связан с важнейшей теоретической проблемой лингвистической типологии, а именно с принципиальной возможностью типологического анализа различных уровней и субсистем языка по неким единым параметрам.

  В качестве единого  межуровневого параметра предлагается степень синтетизма1 языкового строя исследуемых языков, так как такое типологическое основание связывает признаки нескольких субсистем языка, которые в той или иной степени связаны с фразеологией:  морфология, синтаксис, словообразование и лексика. При выборе единого параметра для структурно-типологического анализа фразеологии татарского, русского и английского языков автор основывает свою концепцию на положении, выдвинутом Д.О.Добровольским для  германских языков, где  единым

межуровневым параметром  является степень аналитизма языкового строя (Добровольский, 1990, 19).

В данной работе предпринимается попытка применения концепции, выдвинутой для изучения германских языков, на материале трех разноструктурных языков: татарского, русского и  английского.  При

исследовании собственно-фразеологических универсалий изучаемых языков основная гипотеза основывается  на указанном параметре и формулируется как предположение об обусловленности регулярности фразеологической системы языка степенью синтетизма языкового строя. Таким образом, гипотезу можно выразить следующим образом: "чем синтетичнее язык, тем иррегулярнее его фразеологическая система".

Известно, что в структурно-типологическом отношении русский язык является синтетическим, а английский – аналитическим языком. Что касается татарского языка, то он не может быть так определенно отнесен к языкам с синтетическим или аналитическим строем.

Автором была проведена типологическая характеристика частей речи татарского языка и установлено, что имеет место грамматическая направленность  татарского языка, как в синтетическую, так и в аналитическую сторону. Но тенденция к синтетизму более явная.

________________________________        

1 В данной работе степень синтетизма берется в качестве единого межуровнего параметра, так как два из исследуемых языков (татарский и русский) являются синтетическими, а  один (английский) – аналитическим.

Русский и английский языки традиционно определяются как синтетический и аналитический соответственно. Татарский язык автор также относит к синтетическим языкам. Однако  в силу политипологичности любого языка,  русский и татарский  языки не лишены черт аналитизма, а английский – синтетизма.

"Таким образом, рассмотрение соотношения синтетизма и аналитизма в рамках  отдельных микросистем языков дает дополнительные аргументы в пользу тезиса об их гетеротипологичности и о политипологичности языковых систем в целом", - подчеркивает А.Л.Зеленецкий (2004, 182-183). Это еще раз подтверждает тезис о том, что аналитизм и синтетизм характерны  как для агглютинативных, так и для флективных языков.

В связи с высказанными выше положениями нам представляется более удачным, вслед за Д.О.Добровольским использовать термины "степень аналитизма" и "степень синтетизма", так как они являются более гибкими, чем понятия аналитизма или синтетизма как таковых, поскольку предполагают не включение того или иного языка в множество аналитических или синтетических по принципу дизъюнктивной оппозиции, а выделение в языках признаков повышенного  versus пониженного аналитизма (синтетизма), обладающих онтологическим статусом, и последующее градуирование данных языков по степени аналитизма (синтетизма) на основе этих признаков, т.е. постулирование некой градуальной оппозиции (Добровольский, 1990, 24).

Степень синтеза или общая сложность слова с морфологической точки зрения впервые была определена американским лингвистом Дж Гринбергом в 1963 г. Используя квантитативный метод, он вывел индекс синтетичности  различных языков, дающий возможность определить необходимые типологические характеристики отдельных сторон морфологических особенностей сравниваемых языков (Гринберг, 1963, 74).

Индекс синтетичности показывает степень сложности морфологической структуры слова и вычисляется по формуле M:W, где М – количество морфем в тексте, состоящем из 100 слов, а W – число слов в том же тексте. По данным В.Д. Аракина для английского языка этот индекс составляет 1,68, для русского значительно выше – 2,33 – 2,45, что и подтверждает бльшую степень сложности морфологической структуры текста в этом языке.

В татарском языке степень синтеза до сих пор не выводилась. Автором данной работы были проанализированы тексты из художественной и публицистической литературы и в результате, прибегнув к методу квантитативного анализа, мы пришли к заключению, что индекс синтетичности татарского языка составил: 1.8 – 2.0.

Таким образом, исследуемые в работе языки располагаются по шкале синтетизма-аналитизма в следующем порядке: русский – татарский – английский (по мере убывания синтетизма).

  В работе была предпринята попытка измерения  степени регулярности/иррегулярности фразеологической системы языка при помощи следующих параметров:

-  параметр средней морфологической комплексности слова;

-  параметр формальной связанности фразеологических 

  конституентов;

-  параметр фразообразовательной активности конституентов.

  Результаты проведенного лингвостатистического анализа фразеологизмов татарского, русского и английского языков на основе приведенных параметров позволили выявить  существование закономерных отношений между фразеологической системой и типом языка:

а) выявлена закономерная корреляция между длиной слов и их комплексностью, с одной стороны, и склонностью к формальной связанности конституентного состава – с другой: чем в среднем комплекснее и протяжнее слово в языке, тем больше в этом языке формально связанных конституентов;

б) фразообразовательная активность конституентов русских и татарских фразеологизмов (как существительных, так и глаголов) ниже, чем английских; более определенные, узкозначные лексемы синтетических языков входят, по-видимому, в состав меньшего количества фразеологизмов, чем более многозначные или широкозначные лексемы аналитических языков, так как последние обладают более широким семантическим диапазоном и соответственно бльшей семантической «приспособляемостью» к непосредственному окружению по сравнению с первыми.

в) конституентное разнообразие русской и татарской фразеологии выше, чем английской. Установлено, что особенно наглядны различия в глагольной сфере, так как английские фразеологизмы чаще образуются при участии тех же самых глаголов, чем русские и татарские фразеологизмы.

Определено, что в целом конституентный состав русской и татарской фразеологии обнаруживает больше разнообразия и иррегулярности. В языках с более развитым синтетизмом индекс конституентного разнообразия в среднем выше, а, следовательно, конституентный состав фразеологии иррегулярнее.

Следовательно,  согласно  нашей гипотезе о  наличии прямой зависимости меры регулярности фразеологической  системы от степени синтетизма языкового строя, наименее регулярно  организована  система русского языка, за ней идет система татарского языка и наиболее  регулярной является система английского языка.

  В заключении  приводятся общетеоретические выводы  и намечаются возможные перспективы дальнейшего исследования.

 

Основные положения и результаты исследования отражены в следующих публикациях:

Монографии:

1. Гизатова Г.К. Сопоставительный анализ компаративных фразеологических единиц английского и татарского языков / Г.К.Гизатова. – Казань: Изд-во Казанск. Ун-та, 2006. – 197 с. (12,5 п.л.).

2.  Гизатова Г.К. Типология фразеологических универсалий / Г.К.Гизатова.  – Казань: Казан. гос. ун-т, - 2010. -  112с. ( 7 п.л.).

Публикации в научных изданиях рекомендованных  ВАК: 

3. Гизатова Г.К. Национальное и общечеловеческое во фразеологии как взаимопроникающие противоположности / Г.К.Гизатова // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета № 4, 2008. - Пятигорск, Изд-во Пятигорского государственного лингвистического университета, 2008. – С.31-37. (1,0 п.л.).

4. Гизатова Г.К. Сопоставительный  анализ  символов  во  фразеологии английского и  русского языков  / Г.К.Гизатова // Вестник Поморского университета № 13, 2008. – Архангельск: Изд-во Поморского государственного государственного университета им. М.В. Ломоносова, 2008. – С. 178-185 (0,8 п.л.).

5. Гизатова Г.К. Познавательная функция фразеологизмов английского и русского языков / Г.К.Гизатова // Вестник Поморского университета №14, 2008. – Архангельск: Изд-во Поморского государственного университета им. М.В.Ломоносова, 2008. – С. 193-198 (0,45 п.л.).

6. Гизатова Г.К. Прошлое и будущее национального во фразеологии /  Г.К.Гизатова  // Вестник Пятигорского государственного  лингвистического университета № 1, 2009. - Пятигорск, Изд-во Пятигорского государственного лингвистического университета, 2009. – С. 41-46 (0,7 п.л.).

7. Гизатова Г.К. Аксиологическая функция фразеологизмов в английском и русском языках / Г.К.Гизатова // Научный журнал Московского гуманитарного университета «Знание. Понимание. Умение». – Москва, 2009. № 3. – С. (0,9 п. л.).

8. Гизатова Г.К. «Ложные друзья переводчика» в лексико-фразеологических средствах русского, английского и немецкого языков / Г.К.Гизатова // Вестник ЧитГУ. Изд.: ЧитГУ. Чита. 2009. № 4 (55). – C.99-104 (0,6 п.л.).

9. Гизатова Г.К. К вопросу о типологии фразеологических универсалий / Г.К.Гизатова  // Международный научный журнал "Мир науки, культуры, образования". – Горно-Алтайск, 2010. №1. – С.243-246 (0,6 п.л).

10. Гизатова Г.К. Дихотомия синхронии и диахронии в национальной фразеологии / Г.К.Гизатова // Вестник Пятигорского государственного  лингвистического университета № 1, 2010. - Пятигорск, Изд-во Пятигорского государственного лингвистического университета, 2010. – С. 137-140 (0,6 п.л.).

Публикации в других научных изданиях:

11. Валиахметова Д.Р., Гизатова Г.К. Исследование общечеловеческого и национального во фразеологии английского и турецкого языков / Д.Р.Валиахметова,  Г.К.Гизатова  // Вопросы гуманитарного образования: филологические и психолого-педагогические аспекты. – Казань: КГСХА, 1997.- С.3-14.

12. Валиахметова Д.Р., Гизатова Г.К. Антонимия компаративных фразеологических единиц английского и турецкого языков / Д.Р.Валиахметова , Г.К.Гизатова // Гуманитарные технологии в подготовке специалиста (сб. статей). – Казань: КГСХА, 1997. – С. 3-8.

13. Гизатова Г.К. К вопросу об изучении фразеологических единиц (ФЕ) в разных языках /  Г.К.Гизатова // Материалы III междунар. конф. Бодуэновских чтений «И.А. Бодуэн де Куртене и современные проблемы прикладного языкознания», Т.2. – Казань, 2006.– С. 154-156.

14. Гизатова Г.К. О доминантной роли языка в национальном самосознании как системе элементов / Г.К.Гизатова // Материалы междунар. науч.-практ. конф. «Сохранение и развитие родных языков в условиях многонационального государства: проблемы и перспективы».- Казань, 2006. – С.94-99.

15. Гизатова Г.К. Сопоставительный анализ фразеологических единиц (ФЕ) английского и русского языков в этимологическом аспекте  / Г.К.Гизатова // Материалы Всероссийской научно-практическ. конф. «Экономические и социальные аспекты развития сельского хозяйства», посвященной 85-летию Казанского ГАУ», 17-18 апр.– Казань: Изд-во КазГАУ, 2007.- С.237-246.

16. Гизатова Г.К., Люстиг З.А.  Интернациональная лексика и сложности ее перевода  / Г.К.Гизатова, Люстиг З.А. // Инновационное развитие АПК. Материалы Всероссийской научно-практическ. конф. посвященной 85-летию Казанского ГАУ», 17-18 апр.– Казань: Изд-во КазГАУ, 2007. – С. 128-133.

17. Гизатова Г.К. Межъязыковая соотнесенность компаративных фразеологических единиц английского и татарского языков  / Г.К.Гизатова //

Труды российских и американских учёных: развитие взаимопонимания и сотрудничества в различных областях научной деятельности. Междунар. межвузов. сборник научных публикаций – Казань: Изд-во КазГАУ, 2007. – С.168-174.

18. Гизатова Г.К. Национальная специфика КФЕ английского и татарского языков / Г.К.Гизатова // Современные языковые процессы в РТ и РФ: законодательство о языках в действии. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 15-летию принятия Закона о языках. Казань, 2007. – С. 373-380.

19. Гизатова Г.К. Национальная специфика семантики фразеологических единиц  / Г.К.Гизатова  // Новые возможности общения: достижения лингвистики, переводоведения и технологии преподавания языков: сб. мат-лов научно-практ. конф. (с международным участием).  – Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2009. -  С. 55-60.

20. Гизатова Г.К. Объективные критерии синхронии и диахронии во фразеологии / Г.К.Гизатова // Международные научные обмены как средство интеграции российского образования в мировое культурное пространство. Сб. трудов межд. научно-практ. конф. 3-4 апреля 2008 г. – Казань: Изд-во КазГАУ, 2008. – С.  214-217.

21. Гизатова Г.К. Национальная мифология во фразеологии татарского языка  / Г.К.Гизатова // Национальный миф в литературе и культуре. Материалы всероссийской научной конференции 4-7 мая 2009 г. Казань: Изд-во ТГГПУ, 2009. – С.277-281.

22. Гизатова Г.К. Национальное во фразеологии в сфере нравственных отношений / Г.К.Гизатова // Сопоставительная филология и межкультурная коммуникация. Сб. трудов межд. научно-практ. конф. посвященной памяти проф. Гатиатуллиной З.З. – Казань: Изд-во ТГГПУ, 2009. – С.110-115.

23. Гизатова Г.К. Семиотическая функция фразеологических единиц в английском и русском языках / Г.К.Гизатова // VII Степановские чтения. Актуальные проблемы романо-германских и восточных языков: материалы докладов и сообщений междунар. конф-ции. – М.: РУДН. 2009. – С.179-181.

24. Гизатова Г.К. Сопоставительный анализ лексико-фразеологических средств английского и русского языков и сложности их перевода / Г.К.Гизатова // Вопросы теории и практики перевода: сб. статей всероссийской научно-практ. конференции. – Пенза: Изд-во ПГПУ, 2009. – С. 21-25.

25. Гизатова Г.К. Культура и язык нации / Г.К.Гизатова // Язык. Текст. Коммуникация: сб. научных трудов. – Назрань, 2009. – 24-27.

26. Гизатова Г.К. Изосемантические модели во фразеологии татарского, русского и английского языков /  Г.К.Гизатова // Материалы IV междунар. конф. Бодуэновских чтений: труды и материалы (25-28 сентября 2009 г.), Т.1. – Казань, 2009.– С. 212-214.

27. Gizatova G. Comparative analysis of "false friends" in English and Russian languages / G.Gizatova // Ideas: strategy papers for rapid steps into the 2nd decade of the 21st century. – St.Louis, USA: CUES Academic Press, 2010. – P. 132-136.

Словари:

28.  Гизатова Г.К., Люстиг З.А. Мир английской фразеологии / Г.К.Гизатова, З.А.Люстиг. – Казань: Изд-во КазГАУ, 2008. – 321 с. (20 п.л.).

29. Гизатова Г.К., Галявиева Л.Ш., Люстиг З.А. Краткий словарь интернациональных слов  / Г.К.Гизатова, Л.Ш.Галявиева, З.А.Люстиг. – Казань: Изд-во КазГАУ,  2009. – 96 с.

30. Гизатова Г.К., Люстиг З.А., Галявиева Л.Ш. Идеографический фразеологический словарь русского, татарского и английского языков / Г.К.Гизатова, З.А.Люстиг, Л.Ш.Галявиева. – Казань: Казан. гос. ун-т, - 2010. – 420 c. ( 26 п.л.)




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.