WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Султонов Мирзохасан Баротович

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПЕРСИДСКО- ТАДЖИКСКОЙ НАУЧНОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ (на материале научного наследия IX-XI вв.)

10.02.22 – Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии (таджикский язык)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук

Душанбе - 2008

Работа выполнена в Республиканском Комитете по терминологии при Президиуме АН Республики Таджикистан и в отделе таджикского языка Института языка и литературы им. Рудаки АН Республики Таджикистан

Научный консультант:

член-корреспондент АН Республики Таджикистан, доктор филологических наук, профессор Саймиддинов Додихудо

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Джамшедов Парвонахон доктор филологических наук, профессор Джураев Гаффар доктор филологических наук, профессор Исмоилов Шамсулло

Ведущая организация:

Худжандский государственный университет имени академика Б. Гафурова

Защита состоится « 16 » октября 2008 года в « 10 » часов на заседании диссертационного совета Д 047.004.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Институте языка и литературы им. Рудаки Академии наук Республики Таджикистан (734025, Душанбе, пр. Рудаки, 21)

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке им. Индиры Ганди Академии наук Республики Таджикистан (734025, Душанбе, пр. Рудаки, 33)

Автореферат разослан «____» __________ 2008 года

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук Косимов О.Х.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Степень актуальности, важности задач, требующих решения, более всего связана с конкретными обстоятельствами.

В череде конкретных произошедших за последнее время событий в жизни таджикского общества приоритетное место занимает приобретение независимости страны, которая ставит наисложнейшие задачи самого разнообразного характера, с которыми связаны не только жизненно важные отрасли, но и дальнейшие перспективы развития духовного состояния общества, где большую роль приобретает проблема национального языка.

Многоаспектное исследование языка включает в себя проблему изучения одного из его подъярусов – научного языка, который без системы терминов функционировать не может.

Неблагоприятное состояние научной терминологии таджикского языка вызывает обоснованную озабоченность научной общественности страны.

Решение вопроса в определённой степени зависит от изучения опыта научной мысли первых веков деятельности персидско-таджикских ученых после приобретения независимости от арабского халифата. Выявление истинного состояния языка науки, его потенциальных возможностей, доказанное этим опытом, может послужить хорошим ориентиром для формирования и развития нового языка науки с развитой терминологической системой. При выборе данной темы исследования мы исходили именно из этих соображений.

Следует подчеркнуть, что в первых научных трудах на фарси-дари проявляются особые потенциальные возможности в выработке терминологии по математическим, астрономическим, географическим, медицинским дисциплинам. Это обстоятельство даёт право утверждать, что изучение опыта наших далёких предков, форм и методов их научного подхода к процессам терминообразования соответствуют задачам, которые стоят перед таджикским терминоведением.

Источники исследования. В диссертации рассматриваются процессы формирования и эволюции научной терминологии в первых, на сей день известных науке трудах персидско-таджикских учёных на новоперсидском языке – фарси-дари. К числу таких произведений относятся umrnma («Арифметика») Мухаммада Айюба Табари, Hidyat al-mutaallimn f-l-ibb («Руководство для изучающих медицину») Ахмада Ахавайни Бухорои, Kitb al-abniya an aq’iq al-adviya («Книга основ об истинных свойствах лекарств») Муваффака Хирави, Dninma («Книга знаний») Майсари, udd al-lam min al-mariq ila-l-marib («Границы мира от востока к западу») (автор неизвестен), ar al-taarruf li-mahabi taavvuf («Комментарии к распознаванию суфизма») Абуибрахима Исмаила б. Мухаммада б.

Абдаллаха Мустамли Бухорои, Qada-i Ab l-Hayam («Философская касыда Абу-л-Хайсама»), Kitb al-mudxal ila ilm akm al-num («Вступление в науку об основах астрологии») Абунасра Кумми, Dninma-i Al’ («Книга знаний Алаи») и Ragins или Risla-i nab («Сфигмология» или «Трактат по сфигмологии») Абуали ибн Сино, Kitb al-tafhm li av’il inat al-tanm («Книга вразумления начаткам науки о звёздах») Абурайхана Беруни, персидский перевод Kaf al-mab («Раскрытие скрытого») Абуякуба Сиджистани, Jmi al-ikmatayn («Соединяющий две философии») Носира Хусрава.

Степень разработанности темы. О терминологии персидскотаджикского языка, различных аспектах первых научных сочинений на нем важные исследования осуществлены известными отечественными и зарубежными учеными, такими как В.В. Бартольд, Ж. Лазар, А. Корбэн, М.

Моен, М.-Т. Бахор, З. Сафа, Дж. Хумаи, Т. Бинеш, Дж. Матини, Б. Занджани, Р. Садики, А. Бахманйар, В.А. Лившиц, Л.П. Смирнова, Д. Саймиддинов, М.

Касымова, С. Сулаймонов, А. Байзоев, А. Хасанов, С. Назарзода, М.

Султонов.

Наиболее насыщенной научной информацией среди научных трудов является исследование Ж. Лазара «La langue des plus anciens monuments de la prose persane» [Lazard 1963: 11-492], в котором автор наряду с разнохарактерными обзорными исследованиями произведений IX-XII вв.

излагает некоторые фонетические и грамматические особенности персидского языка данного периода.

Стилистические особенности языка научных сочинений изучаемого периода на образцах текстов рассмотрены в капитальном труде М.-Т. Бахора «Сабкшенаси» [Sabk, II: 24-38, 42-44, 52, 158-161].

Предметом исследований ученых становились также лексика и терминология отдельных сочинений. Особое внимание среди таких исследований вызывает статья М. Моена о персидской лексике и терминологии Dninma-i Al’ Ибн Сины [Mon 1332]. Этому сочинению посвящена и статья В.А. Лившица и Л.П. Смирновой [Лившиц, Смирнова 1981]. В таком же аспекте написаны исследования А. Байзоева [Байзоев 1992], С. Сулаймонова [Сулаймонов 1997].

О некоторых особенностях лексики udd al-lam идёт речь в работах А. Хасанова [Хасанов 1986], М. Шукурова [Шукуров 1985: 288-289], М.

Касымовой [осимова 2003: 286-291]. Дж. Матини посвятил справочную статью к изданной им книге Hidyat al-mutaallimn f-l-ibb. Kitb al-tafhm Абурайхана Беруни посвящена монография, Ragins Абуали ибн Сино и umrnma Мухаммад Айюба Табари посвящены статьи автора этих строк.

Цель и задачи исследования. При исследовании истории формирования и развития научной терминологии персидско-таджикского языка была поставлена цель установить основные критерии и методы терминологизации и терминообразования персидской научной речи на первом этапе его становления, что создаёт почву для всестороннего изучения персидско-таджикской научной речи, особенностей языка науки, выявления её возможностей для выражения научных понятий.

В диссертации рассматриваются факторы, вызвавшие появление научных сочинений, создание системы научной терминологии, выявлены достижения и недостатки научной речи в первых произведениях науки на фарси-дари (IX-XI вв.), определена лексическая и морфологическая характеристика математической, астрономической, философской и медицинской научной терминологии.

В зависимости от указанной цели были определены следующие задачи:

-опираясь на богатую отечественную и зарубежную теоретическую базу и учитывая особенности персидско-таджикского языка, определить понятие «термин» и его свойства;

-установить сущность и виды понятия «заимствование» в системе персидско-таджикского языка;

-охарактеризовать роль и некоторые особенности калькированного перевода терминологических заимствований в персидско-таджикской научной речи;

-определить основные способы терминологизации персидскотаджикской научной речи на начальном этапе его развития;

-провести классификацию терминов, перешедших в новоперсидский из среднеиранских языков;

-установить конкретное значение отдельных терминов;

-разъяснить практику использования обычных морфем в качестве научных терминов;

-раскрыть феномен изменения значения термина в различных науках и т.д.

Научная новизна. В таджикском языкознании вопрос об истории становления и развития языка науки на материале научных трактатов IX-XI вв. впервые стал предметом специального исследования. Применяя современные методы лингвистического анализа, автор диссертации впервые осуществляет научную интерпретацию богатого фактического материала исторических лингвокультурных источников, характеризует языковые новации в развитии языка науки, а также процессы сохранения его лексических и грамматических особенностей на всех этапах эволюции персидско-таджикского языка.

В работе установлены различные закономерности сохранения древней лексики в терминологии персидско-таджикского языка, представлено описание научных понятий, вербализованных разноуровневыми языковыми средствами, научно аргументирован факт сохранения в современной таджикской терминосистеме в большой степени исконно иранской лексики в отличие от заимствования терминов.

Методика исследования. Исследование построено на описательном и сравнительно-историческом методах познания, наиболее характерных для современных исследовательских процессов в языкознании, с элементами этимологического анализа.

Теоретическая и методологическая база исследования. При осуществлении исследований мы опирались на работу таких ученых, как В.В.

Виноградов, П. Хорн, Ж. Лазар, Д.С. Лотте, Н.П. Кузькин, А.А.

Реформатский, А.Д. Хаютин, Э. Бенвенист, Т. Барроу, М. Шаки, З. Телегди, В.С. Расторгуева, И.М. Оранский, Т. Чхеидзе, Т. Чавчавадзе, Л.С. Пейсиков, Ю.А. Рубинчик, В.А. Лившиц, Л.П. Смирнова, М.Н. Боголюбов, И.М.

Стеблин-Каменский, Д.И. Эдельман, М.И. Исаев, М. Моен, Дж. Хумаи, М.-Т.

Бахор, М. Шакури, Д. Саймиддинов, Ш. Рустамов, М. Касымова, С.

Назарзода, С. Сулаймонов.

Практическое и теоретическое значение исследования.

Теоретическая значимость данного исследования, прежде всего, проявляется в определении особенностей научного стиля персидско-таджикского языка.

Выбор древнейших сочинений в различных научных дисциплинах в качестве источника исследования ориентируется на особую важность этих сочинений в творческом отношении. Более того, исследование истории научного языка без учёта этих сочинений представляется невозможным.

Осуществление исследования должно целиком способствовать решению проблемы систематизации научной терминологии.

Результаты настоящего исследования можно использовать при изучении теоретических проблем и практического применения терминов, особенностей научного языка, истории формирования персидско-таджикского научного языка и т.д.

Некоторые разделы данного исследования можно использовать для создания этимологических, толковых, многоязычных словарей, учебных книг для общеобразовательных, высших школ и научных учреждений.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Термин как феномен языка, в отличие от слова общелитературного языка, представляет собой языковой знак, обладающий рядом специфических качеств: он однозначен, классификационно системен, функционально ограничен (имеет номинативную и различительную функции), стилистически нейтрален и точен (содержит дефиницию).

Определение языка науки зависит от научно-профессионального уровня освещения проблемы и её глубины, последовательности и логичности изложения, выделения на первый план значимости проблемы и использования лексических, морфологических и синтаксических средств.

2. Персидско-таджикская научная терминология, отражающая процессы лингвоэтнического взаимодействия, является вербальным манифестантом ситуации языковых контактов между ираноязычными народами, проживавшими на территории Хорасана и Мавераннахра в IX-XI вв.

3. Персидско-таджикская терминология включает в свой состав генетические и хронологические народные страты – исконно иранский и заимствованный, сосуществование которых обусловлено разнонаправленными тенденциями: сохранением исконного фонда и заимствованием новых слов.

4. Реализация избранного подхода к исследованию научного языка выявила существование неразрывной связи между терминологией и номенклатурой. Эти два блока составляют целостную систему научной терминологии персидско-таджикского языка.

5. Зрелость, целенаправленность языка науки первого периода закономерно отражает широкий диапазон внутреннего и иноязычного потенциала, позволившего персидско-таджикскому языку за короткий срок стать самостоятельным научным языком.

Апробация материалов исследования. Основное содержание диссертации изложено в научных докладах автора на международных и республиканских конференциях и симпозиумах (Душанбе, 1999, 2001, 2006).

По теме диссертации опубликованы: 5 книг, 20 статей.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на совместном заседании отделов таджикского языка и словарей Института языка и литературы им. Рудаки Академии наук Республики Таджикистан (апрель 2008 г.).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и сокращений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Во Введении обосновывается актуальность темы, определяется степень ее изученности, цель и задачи диссертанта, методика и методология, теоретическая и практическая значимость исследования.

Первая глава диссертации – «Факторы и источники формирования персидско-таджикской научной терминологии» – состоит из четырех параграфов.

Первый параграф этой главы посвящён определению понятия «язык науки», а также теоретическим проблемам терминоведения. В параграфе резюмируются теоретические концепции в мировом терминоведении.

В ходе анализа были получены данные, дающие возможность выявить, что первые теоретические взгляды о термине в языкознании появились в конце XIX – начале XX вв. В этом процессе учеными выдвигались различные видения характера научного термина.

Огромную долю в исследовании проблем языка науки и терминологии в период существования Советского Союза внесли учёные Д.С. Лотте, В.В.

Виноградов, Н.Ф. Яковлев, Г.О. Винокур, Н.К. Кузькин, А.А. Реформатский, А.В. Суперанская, А.Д. Хаютин, В.П. Даниленко, В.М. Лейчик, Т.Л.

Канделаки, Б.Н. Головин, В.В. Белый, А.М. Терпигорев, Р.А. Будагов, Ф.П.

Филин, П.Я. Черных, Н.А. Баскаков, А.Н. Кожин, А.С. Герд, Ф.П.

Сороколетов, З.И. Комарова, Н.И. Кондаков, В.С. Кулебакин, Я.А.

Климовицкий, К.А. Левковская, К.Ю. Диброва, Л.П. Ступин, В.И. Сидоров, Л.В. Морозова и др.

В диссертации дан анализ воззрений русских ученых на природу термина, а также научных дискуссий, позволивший автору данного исследования создать собственное мнение о сущности термина: основные признаки термина следует искать в его связи с определенным понятием и систематичностью термина.

Языковед А.Д. Хаютин выделяет три присущие термину тенденции:

1) моносемичность; 2) независимость от контекста; 3) стилистическая и экспрессивная нейтральность [Хаютин 1972: 40-41].

Д.С. Лотте для научной и технической терминологии предъявляет следующие условия:

1. систематичность; 2. независимость от контекста; 3. абсолютная и относительная однозначность; 4. соотношение значения термина и его составных частей; 5. точность терминологической системы и краткость термина [Лотте 1961: 72-77].

Относительно понятия «номенклатура» диссертант придерживается позиции, что эта лингвистическая категория не имеет каких-то принципиальных отличий от термина и должна изучаться как составная часть терминологии. Но в своем историческом обзоре освещены и вехи становления теоретических положений этого феномена.

Представленный краткий исторический экскурс показывает, что по сей день в научном обиходе ещё не существует приемлемого определения понятия термина, хотя многие его характеристики и определения, сформулированные разными учеными, совпадают или приближаются.

Если подытожить то приемлемое в предложениях различных ученых, то определение понятия термина будет выглядеть таким образом: термин – это слово или словосочетание, которое в пределах действия определенной науки одновременно с другими языковыми единицами выражает точное понятие, с которыми находится во взаимосвязи, создает целостную терминологическую систему.

Термин отличается от слова или морфемы следующими признаками:

1. термин – это слово (словосочетание) с особыми функциями;

2. термин имеет единственное, особое и конкретное значение, в отличие от обычного слова, которое может иметь несколько значений;

3. термин находится в нерасторжимой зависимости от понятия, в то время как не всякое слово связано с понятием;

4. термин ограничен определенными смысловыми границами.

Термин, как правило, образуется путем наложения на обычные слова содержания научного понятия.

В принципе, термин выполняет две функции: во-первых, термин – это выражение научного понятия; во-вторых, термин – отражение научного понятия. Но это не означает, что термин полностью совпадал с содержанием и смыслом научного понятия. Важно, чтобы термин выражал один из главных признаков понятия, или же основная смысловая нагрузка понятия возлагалась на термин. Более того, термин может находиться в противоречии со своим номенклатурным значением или же не иметь никакого отношения к нему.

Из тех признаков, которыми исследователи терминологии и языка науки наделяют термин, на наш взгляд, важнейшими являются те, которые отвечают следующим требованиям:

а) однозначность – в определённой науке термин выражает одно конкретное научное понятие;

б) чёткость – по своим грамматическим параметрам термин должен быть безупречным;

в) компактность – термин должен быть по мере возможности кратким, лаконичным;

г) композитивность – термин обладает качествами словообразования и словопроизводства, дабы на этой основе образовались новые термины для выражения других понятий;

д) фонетическое соответствие – термин, который выбирается или создаётся, заимствуется для выражения новых понятий, должен быть по мере возможности благозвучным и не противоречить звуковым и фонетическим нормам языка.

Во втором параграфе данной главы рассматриваются условия и факторы формирования персидско-таджикского научного языка и терминологии.

Несмотря на политику арабских завоевателей насадить на иранских землях не только свою религию, но также и свой язык, им не удалось до конца сломать сопротивление населения Хорасана и Мавераннахра языковой экспансии завоевателей.

В диссертации на основе дошедших до настоящего времени письменных свидетельств утверждается, что культурное сопротивление ираноязычных народов арабским экспансионистам усилилось после того, как в различных областях и землях к власти пришли представители местных аристократических, феодальных кланов. Первыми документами, подтверждающими это, служат стихотворные фрагменты, дошедшие до нас в исторических сочинениях [Sabk, I: 165; Sabk, II: 21-22]. Ко времени правления Саманидского дома в Бухаре (261/875-389/999) на Востоке Ирана создаются благоприятные условия для развития фарси-дари языка. Первой крупной работой в этом направлении явился перевод на «prs-yi dar-yi rh-i rst» многотомных комментарий Мухаммада Джарира Табари к Корану, осуществлённый по воле эмира Мансура б. Нух б. Насра Самани. По инициативе того же государя был переведен с арабского языка на фарси исторический труд T’rx-i abar («История Табари»).

В данном параграфе излагается множество фактов культурного и научного характера, осуществлённых по личной инициативе патриотическинастроенных правителей, вельмож, феодальной аристократии.

Существенный импульс развитию этих процессов придавали шуубитские настроения, особенно сильно проявляющиеся на Востоке иранского мира – Хорасана и Мавераннахра.

М.-Т. Бахор в предпринятой им периодизации включил шесть периодов, в основу которой положены стилистические и художественные особенности прозы. Первый период – эпоха Саманидов, отличавшаяся красотой стиля и лаконичностью манеры письма; выраженной характеристикой литературного языка является преобладание лексики иранского происхождения над арабской.

В диссертации высказана мысль о том, что в истории терминологии таджикского языка насчитывается шесть этапов развития. Но следует учесть, что процессы терминотворчества на этих этапах протекали с разной интенсивностью и плодотворностью. Продуктивность этих процессов зависела от таких гигантов мысли, как Абурайхан Беруни, Абуали ибн Сино, Носир Хусрав, Насириддин Туси, сыгравших громадную роль в становлении и формировании научной терминологии.

Первый период – период становления процесса терминообразования на фарси-дари – берёт начало от появления первых научных трактатов на этом языке и продолжается до начала правления Сельджукидов (1040г.).

В третьем параграфе рассматриваются первые источники научной терминологии на фарси-дари.

Как известно, на первом этапе формирования памятников на языке фарси создавались и переводились преимущественно литературные, исторические и религиозные сочинения, наиболее известными из которых были: al-Savd al-aam Абу-л-Касыма Самарканди (ум. 342/953-4), hnmai Abmanr (составлено в 346/957-8), Garspnma и A’ib al-buldn Абу-лМуаййида Балхи (976-997), Tafsr и T’rix-i abar (961-976) [см.: Lazard 1963: 33-45].

Научные сочинения на языке фарси-дари появились на втором этапе творческой деятельности. Из сохранившихся сочинений такого характера важнейшими источниками терминологии являются:

1. umrnma («Арифметика») – сочинение Мухаммада б. Айюба Хосиба Табари, относящееся приблизительно к середине X века. Автор данного сочинения стремился использовать персидскую терминологию, в частности, при совершении четырёх арифметических действий: azan, kstan, zaan, baxan (эквиваленты арабского происхождения: джам, тарх, зарб, таксим).

2. udd al-lam min al-mariq ila-l-marib («Границы мира от востока к западу») – сочинение географического содержания анонимного автора, написанное в 372/982-3г.

В этом сочинении автор, продолжая традиции «хорасанского стиля», проявляет стремление к восстановлению и сохранению иранской терминологии. udd al-lam, несомненно, является одним из ценнейших источников научной терминологии и языка науки на персидско-таджикском языке.

3. ar al-taarruf li-mahabi taavvuf («Комментарии к распознаванию суфизма») – сочинение, написанное Абуибрахимом Исмаил б. Мухаммад б.

Абдаллах Мустамли Бухорои (434/1044), представляет собой комментарии к сочинению суфийского шейха Абубакра б. Абуисхака Бухорои Калабади (между 380-385/990-995).

4. Qada-i Ab-l-Hayam («Касыда Абу-л-Хайсама») – образец философской поэзии, принадлежащий Абу-л-Хайсама Джузджани.

Задуманное в форме философских вопросов, сочинение прервано смертью поэта. В диссертации доказано, что Абу-л-Хайсам не стремился поддерживать тенденции своих современников в фарсизации научного языка и терминологии, но и не уклонялся от использования закрепившихся в языке терминов на фарси.

5. Jmi al-tikmatayn («Соединяющий две философии») – философское произведение великого поэта и мыслителя Носира Хусрава Кубодиёни написано в 462/1070г. по просьбе эмира Бадахшана Абу-л-Маали Али б.

Асада. Автор этого произведения преследовал цель дать ответ на вопросы, поставленные в касыде Абу-л-Хайсама. В диссертации подробно разобраны структура и содержание этого весьма важного научного источника.

6. Kaf al-mab «Раскрытие скрытого» – арабское сочинение Абуякуба Сиджистани, переведенное неизвестным автором на фарси в период между X-XI вв. В научной литературе предполагается, что перевод осуществлён после появления Dninma-i Al’ Абуали ибн Сино.

7. Dninma «Книга знаний» Майсари – медицинский трактат в стихах, написанный между 367-370/978-981гг., состоит приблизительно из пяти тысячи бейтов. Произведение отражает большое количество медицинских терминов и близкую к медицине лексику. Доступный стиль произведения способствовал повышению медицинской культуры средневековья. Почти все термины, которые использовал Майсари, могут использоваться для совершенствования национальной медицинской терминосистемы.

8. Hidyat al-mutaallimn f-l-ibb («Руководство для изучающих медицину») – труд Абубакра Раби б. Ахмада Ахавайни, недатирован, но по многим признакам написан в начале 80-х гг. X в., является первой учебной книгой по медицине на персидско-таджикском языке. Эта книга по всем параметрам занимает ведущее место в отражении терминологического состояния медицины средневековья. Исходя из этого, книгу можно считать одним из важнейших источников научной терминологии и языка науки в области медицины. В диссертации этому источнику дана обширная характеристика.

9. Kitb al-abniya an aq’iq al-adviya («Книга основ об истинных свойствах лекарств») – книга Муваффак ад-дина Абумансура Али Хирави была написана для библиотеки саманидского эмира Мансура б. Нуха (350365/961-976), дошла до наших дней в рукописном списке 447/1056г., переписанного рукой знаменитого поэта и лексикографа Али б. Ахмада Асади Туси. Произведение написано доходчивым «хорасанским стилем», но в нём не наблюдается тенденция фарсизации научного языка. Учёный больше стремился к тому, чтобы предмет его исследования был понятным, поэтому в процессе разъяснения материала он использовал привычные для существовавшей в то время обстановки термины и лексику.

10. Ragins или Risla-i nab («Сфигмология» или «Трактат по сфигмологии») – единственный медицинский трактат, написанный Абуали ибн Сино на родном языке. Также, как и его «Данишнама», данный трактат написан по просьбе Исфаганского правителя Азуд ид-дин Ала уд-Даула (398433/1007-1041), при дворе которого учёный находился некоторое время. К созданию трактата также причастен, как сообщает в предисловии Абуали Сино, влиятельный вельможа – почитатель языка дари – Абу Джафар Хусам.

11. Kitb al-mudxal ila ilm akm al-num («Вступление в науку об основах астрономии»). Ещё неизученный трактат небольшого объёма, по сообщению Ж. Лазара, написан предположительно в 344г. йездигордского летоисчисления (364-5/975-6) Хасаном б. Али, более известным как Абунаср Кумми. Трактат снабжён таблицами и схемами для практического использования.

12. Dninma-i Al’ («Книга знаний Алаи»), как было отмечено выше написана Абуали ибн Сино по просьбе правителя Исфахана Ала уд-Давла Каквейха. Точная дата написания произведения не установлена, но предположительно она приходится на период между 414-428/1023-1037гг.

Тематически книга вбирает начало пяти дисциплин – логики, естествознания, астрономии, музыки и сверхъестественной науки («то, что находится за пределами природы») [DA, 29].

В диссертации утверждается мнение, что Абуали ибн Сино в Dninma также оригинален, как в своих арабоязычных произведениях, он и там, и здесь является творцом не только науки, но и средств выражения научных понятий – языка, системы терминов. Так же, как Абурайхан Беруни в «Китаб ат-тафхим», Абуали Сино целеустремлённо и последовательно совершенствует и систему терминов, и научный стиль языка фарси-дари.

13. Kitb al-tafhm li av’il inat al-tanm («Книга вразумления начаткам науки о звёздах»). Собственно говоря, название книги не отражает богатейшее её содержание, которое вобрало не только астрономию и астрологию, но также множество других отраслей знаний. Почти энциклопедического характера эта книга имеет огромное научное значение.

Сочинение имеет варианты на фарси и на арабском языке. Этот труд Абурайхан Беруни написал в 420/1029г. по просьбе некоей хорезмийки по имени Райханы, жившей в Газне. Произведение состоит из краткого введения и пяти глав, каждая из которых посвящена одной отрасли науки. В диссертации этому важному источнику терминологии на персидскотаджикском языке дана развёрнутая характеристика.

14. Kitb al-aydana f-l-ibb («Фармакогнозия в медицине») представляет собой незавершённый труд Абурайхана Беруни, начатый учёным в конце жизни (1046-1048). Сочинение написано на арабском языке и в основном посвящено изучению лекарственной флоры. При этом учёный сообщает названия растений на иранских диалектах. По подсчётам У.И. Каримова, 24,4% терминов в сочинении относятся к различным диалектам фарси [Беруни 1973: 29]. Произведение имело большой успех у фармацевтов и в XIII в. было переведено на фарси Абу Бакром Касани.

Все рассмотренные выше сочинения в соответствии с рассмотренными в них научными дисциплинами можно разделить на пять групп:

1. Сочинения математического содержания: umrnma; две главы и один раздел из Kitb al-tafhm li av’il inat al-tanm.

2. Сочинения географического содержания: udd al-lam min al-mariq ila al-marib; один раздел из Kitb al-tafhm.

3. Сочинения астрономического и астрологического содержания: Kitb al-mudxal ila ilm akm al-num; три главы из Kitb al-tafhm li av’il inat al-tanm.

4. Сочинения философского и мистического содержания: Dninma-i Al’; Jmi al-tikmatayn; Qada-i Ab l-Hayam; перевод Kaf al-mab; ar al-taarruf li-mahabi taavvuf.

5. Сочинения медицинского содержания: Hidyat al-mutaallimn f-l-ibb;

Kitb al- abniya an aq’iq al-adviya; Ragins или Risla i nab; Dninma в стихах; Kitb al-aydana f-l-ibb.

Следует подчеркнуть, что за исключением философских и некоторых медицинских сочинений, большинство из перечисленных книг предназначены для учебных целей. Кроме того, многие авторы упомянутых сочинений проявили стремление к тому, чтобы как можно больше людей просто осваивали достижения научных знаний и пользовались ими.

Исследование перечисленных источников дает возможность выявить пять способов подбора и использования научной терминологии:

1. Использование возможностей живой речи – заимствование огромного количества номенклатуры и терминологии из обиходной лексики IX-XI вв.

2. Терминологизация слов и выражений общеупотребительного языка той эпохи.

3. Перевод научной терминологии с арабского языка. При этом Абурайхан Беруни переводит термины также с греческого, индийского, иврита и сирийского языков, не имевших эквивалента в иранской научной традиции.

4. Создание новых терминов и лексических единиц из общенародного языка по аналогии с другими иранскими или иноязычными словами.

5. Заимствование иноязычных терминов из греческого, арабского, индийского, иврита, сирийского языков. В диссертации даётся подробный анализ данной лексики.

Несмотря на то, что научная терминология на языке фарси-дари ещё недостаточно нашла отражение в памятниках, избранные для анализа сочинения свидетельствуют о том, что в таких науках как геометрия, арифметика, алгебра, астрономия, астрология, география и медицина в IX-XI вв. язык фарси-дари добился серьезных успехов. Именно с создания этих источников начался процесс формирования и развития научной персидскотаджикской терминологии, который продолжается по сей день.

Вторая глава – «Структурно-семантический анализ персидскотаджикской научной терминологии» – состоит из шести параграфов.

Первый параграф главы посвящен исследованию основных принципов и способов терминообразования и терминографии в древнейших научных памятниках на персидско-таджикском языке.

Словообразование является основным средством обогащения лексического состава любого языка, в том числе и персидско-таджикского языка раннего классического периода. В данном языке существует два основных способа словообразования: словосоставление и словопроизводство, последний из которых можно называть и как словообразование с помощью вспомогательных языковых элементов – аффиксов [Расторгуева 1954: 539544].

Авторы почти всех исследований по терминологии и лексикологии в качестве основных способов именного словообразования выделяют три – суффиксация, префиксация и сложение основ или композиции [Horn GIPh:

168-198, Lazard 1957: 256-282; Чхеидзе 1969: 5-110; Пейсиков 1975: 68-107;

ОИЯ НЯ: 203-230].

Словообразование в персидско-таджикском языке возможно также путём совмещения способов: 1) суффиксации и префиксации; 2) сложения основ и суффиксации; 3) сложения основ и префиксации; 4) сложения основ, суффиксации и префиксации [ОИЯ НЯ: 203].

Ю.А. Рубинчик определил четыре основных способа образования существительных и прилагательных: 1) словообразование при помощи аффиксов; 2) основосложение – соединение именных и глагольных основ; 3) лексикализация словосочетаний; 4) переход других частей речи в существительные и прилагательные [Рубинчик 1983: 819].

Л.С. Пейсиков высказывает мнение о пяти наиболее употребляемых способов словообразования: 1. аффиксация; 2. полуаффиксация; 3.

транспозиция; 4. словосложение; 5. лексикализация словосочетаний [Пейсиков 1975: 68-107].

Исходя из того, что научная терминология подчиняется тем же законам, что и обычная лексика любого языка, способы терминообразования и терминопроизводства в древнейших памятниках научной литературы были сгруппированы по следующей схеме:

I. Морфологический способ, т.е. образование терминов при помощи префиксов или суффиксов.

а) префиксальное образование терминов.

Префиксы, при помощи которых в научных сочинениях IX-XI вв.

образованы различные термины, состоят из следующих: abar-; andar-//dar-;

bar-; b-; bz-; b-; fur-; ham-; l-; n-//na-; p-. Эти префиксы в диссертации приводятся в алфавитном порядке.

б) суффиксальное образование терминов.

В морфологическом способе терминообразования суффиксы играют важную роль. Большинство из суффиксов, использованных авторами древнейших научных сочинений в настоящее время также считаются основными словообразующими морфемами таджикского языка. Суффиксы, при помощи которых образованы термины, состоят из следующих: -а; -ak; anda (yanda); -; -k; -l; -n1 (-gn, -yn); -n2; -na (-gna, -yna); -n (-gn); r1; -r2; -s (-s, -sn); -vand (-vand); -bn (-vn); -br; -a; -fa; -gar; -gh; gn; -gn; -gn; -istn (-(i)stn); -i; -iyat; -iyt; -(i)a; -1 (-g); -2 (-g); -n; -nа; ; -kada; -mand (-mand); -mn; -n; -nk (ng); -sn; -sr; -sr; -var; -vr; -la.

Таким образом, исследование показывает, что префиксы и суффиксы, употребленные древними учеными для образования слов и терминов, служили основными и активными элементами новых лексических образований. Из 11 префиксов и 44 суффиксов, учтенных нами, в трудах ученых средневековья, не все функционируют одинаково; наиболее продуктивными из них являются префиксы b-, b-, n-; суффиксы -a, -gar, istn, менее продуктивны префиксы bar-, fur-; суффиксы -, -na, -kada, mand, малопродуктивны префиксы p-; суффиксы -sr, -, -la.

II. Синтаксико-морфологический способ. Этот способ словообразования и терминопроизводства является наиболее распространенным в научной деятельности средневековых ученых. В диссертации он подразделен на два типа.

А. Сложные термины или композиты.

Эта категория терминов в персидско-таджикском языке образовалась традиционно по образцу древнеиранских и древнеиндийских моделей.

Следует заметить, что классификация композитов зависит от своеобразия соотношений элементов внутри самих композитов. Исходя из этой особенности, сложные научные термины древнейших сочинений на языке фарси-дари можно разделить на четыре группы:

1. Копулятивные композиты или сложносочиненные сочетания типа двандва «пара» [Бенвенист 1974: 242] в научных сочинениях рассматриваемого периода встречаются редко. Они были образованы по следующим моделям:

I. существительное + существительное:

а) без связки или союза: gv-m (d, 179) «буйвол», av-gandum (КС, 541) «полба», kdak-ifl (HM, 777) «младенец»;

б) при помощи соединительного гласного --: zan--s (Tf, 386) «супружество»;

в) при помощи соединительного союза -u-: sar-u-bun (Tf, 26) «основание».

II. прилагательное + прилагательное:

а) без связки: darz-miyna (Tf, 341) «средняя высота», tur-irn (Ab, 162) «кисло-сладкий»;

б) при помощи соединительного гласного --: garm--garm (HM, 638) «сгоряча», kam--b (RN, 389) «более или менее»;

в) при помощи соединительного союза -u-: dr-u-darz (Tf, 385) «длинный, продолговатый», kam-u-b (DM, 50) «более или менее»;

III. наречие + наречие:

с помощью соединительного гласного --: ab--rz (Tf, 66) «сутки».

IV. числительное + числительное: ahr-dah (n, 34) «четырнадцать», haf-dah (n, 44) «семнадцать».

Следует отметить, что в персидско-таджикском языке числительные от 11 до 19 образуются по этой форме двандва при помощи второго компонента, представляющего видоизмененное числительное «десять», что также отчетливо наблюдается и в других индоевропейских языках.

V. повтор повелительного наклонения глаголов: r-bar (КС, 172) «букв. принесите, унесите; гладиолус».

2. Редупликативные композиты (др.-инд. amredita) образуются в результате повтора основного элемента слова или термина. Композиты такого типа в рассматриваемых сочинениях встречаются редко и образуются двумя способами:

а) без связки: dast-dast (HM, 598) «ощупь», vaqt-vaqt (HM, 234) (ОС + ОС) «временами»; narm-narm (ДМ, 164; HM, 626) «тихонько», xurd-xurd (Ab, 307) (ОП + ОП) «незначительно»; bisyr-bisyr (ДМ, 198) «много», ud-ud (HM, 38) (наречие + наречие) «отдельно», hazr-hazr (DA, 62; QA, 47-ой бейт;

JH, 25) (числительное + числительное) «тысячами»; xr-xr (ДМ, 150) (ОНВ + ОНВ) «чесаться»;

б) при помощи соединительного гласного -- и предлогов -bar-; -andar-:

lavn--lavn (Tf, 385) «разноцветный», rang--rang (Tf, 389) «разноцветный»;

kh-bar-kh (КС, 650) «букв. гора на горе; амбра», kat-bar-kat (gat-bar-gat) (Ab, 275; КС, 760) «виток на виток»; gird-andar-gird (HM, 48) «кругом, со всех сторон»; -bar-: gird-bar-gird (HM, 79) «кругом, со всех сторон».

3. Детерминативные композиты (др.-инд. tatpurua, karmadhraya, dvigu), иначе сложноподчиненные композиты, отличаются подчинением одного из компонентов в зависимости от их внутреннего смыслового отношения.

Образуются они от одной или же различных частей речи. а) с подчиненностью первого компонента: dg-pya (Tf, 530) «таган», fl-xna (Tf, 365) «слоновник», xurm-bun (Tf, 341) «финиковая пальма», b-nma (ДМ, 51) «медицинский трактат»; б) с подчиненностью второго компонента: mur-b (Tf, 377) «утка», ib-dvn (Tf, 387) «управляющий богатством», ib-xir (Tf, 387) «сборщик налогов».

В диссертации этим наиболее продуктивным композитам уделено особое внимание.

4. Поссесивные или атрибутивные композиты (др.-инд. bahuvrhi), которые схожи с детерминативными композитами, но с непременной функцией выражения собственности и владения. Заметим, что П. Хорн в эту группу включает лишь те композиты, второй компонент которых, непременно, составляет существительное, первый же компонент может относиться к любой части речи [Horn GIPh: 198]. Но наш материал показывает, что это утверждение не совсем верное, на что указывают подвиды данного композита.

Б. Смешанные сложные термины.

В научных трактатах рассматриваемого периода встречаются термины, созданные по примеру разобранных выше композитов, но круг их применения узок. В качестве примера приведем несколько образцов сложных терминов этого типа:

1. трехкомпонентные сложные термины типа двандва:

1) ОС + ОС + ОС: utur-gv-palang (Tf, 378) «жираф»;

2) наречие + наречие + наречие: gah-gah-gah (ДМ, 188) «иногда, время от времени».

2. смешанные сложные термины типа татпуруша, кармадорайа и двигу:

1) ОС + ОС + суффикс: mur-zufn-ak (КС, 786) «ясень», rub-raz-ak (KC.

477) «паслен»;

2) ОС + интерфикс + ОС: kurd-n-kh (Tf, 335) «горы курдов», m-npiyz (KC. 196) «мышиный лук=морской лук», mdar-n-b (KC. 416) «букв.

запах матерей, тысячелистник» и т.д.

В. Термины-словосочетания.

Формирование сложных терминов фразеологическим способом является наиболее продуктивным способом образования терминов, и в ранних источниках этот способ применялся достаточно часто.

В диссертации этот тип терминов был условно разделен на две группы – изафетные словосочетания и предложные словосочетания. В качестве примера мы здесь приведем лишь образцы таких конструкций:

1) изафетные словосочетания: adad-i murakkab (Tf, 35) «составное число», adad-i tm (Tf, 37) «совершенное число», nm-i qur (Tf, 9) «половина диаметра», ayb-i buzurg (Tf, 9) «наибольший синус», ayb-i rst (Tf, 9) «плоский синус», zviya-i parufta-i qavs (Tf, 16) «угол, вписанный в дугу», d’ira-i nmrzn (Tf, 63) «небесный меридиан», inqilb-i zamistn (Tf, 73) «зимнее солнцестояние» и т.д.

2) предложные словосочетания: azn ba isb (Tf, 144) «увеличение счетом», d’ira bar akl (Tf, 16) «фигура, вписанная в круг», xa andar xa zadan (Tf, 10) «умножение линии на линию», azn andar rn va tanumand (Tf, 145) «увеличение света и величины», paivand ba darz (Tf, 479) «примыкание по долготе», unbi ba ara (DA, 110) «акцидентальное движение» и т.д.

III. Морфолого-синтаксический способ терминообразования. К этому способу терминообразования относится транспозиция частей речи без участия аффиксов. Этот способ словообразования в языкознании принято называть также конверсией или транспозицией. Некоторые термины в рассматриваемых сочинениях образованы таким способом:

а) из прилагательного: nmburd (Tf, 210) «полулуние», pur (Tf, 83) «полнолуние», bisyrpahl (Tf, 26) «многоугольник», rstpahl (Tf, 16) «прямоугольник», rstzviya (Tf, 29) «прямоугольник», Bsile (Tf, 101) «Симак безоружный=Спика, т.е. Девы» и т.д.

б) из причастия: 1) с суффиксом -а: istda (Tf, 60) «неподвижный», vza (Tf, 285) «подвеса», ramda (Tf, 57) «неподвижный, в состоянии покоя», sxta (Tf, 461) «сгорающий»; 2) с суффиксом -anda: baranda (Tf, 95) «несущий», granda (Tf, 217) «затмевающий», ravanda (Tf, 56) «идущий; планета», gardanda (Tf, 242) «вращающийся».

в) из основы настоящего времени глагола: guar (Tf, 122) «проход», umr (Tf, 33) «арифметика».

г) из основы прошедшего времени глагола: dt (DA, 65) «обладание», xvst (JH, 88) «воля».

IV. Под лексико-синтаксическим способом терминообразования понимается транспозиция в сложный терминологический состав изафетных словосочетаний и фразеологических образований. Но, следует отметить, в терминотворчестве этот способ не получил распространения. На наш взгляд, по этому способу образовались встречающиеся в ранних сочинениях ботанические термины by-i-mdarn (Ab, 251; КС, 178) «букв. запах матерей, тысячелистник», by-i-hrbаdn (КС, 560) «букв. запах хирбедов, солодковый корень», xrd-i-pln (КС, 560) «букв. пища слонов, солодковый корень», ddi-ruvn (КС, 181) «букв. подарок тела, иудино дерево, багряник», xn-isiyvun (Ab, 157; КС, 452) «кровь Сиявуша», siyhi-dvarn (КС, 562) «чернила правителей», dr-in (d, 128; Ab, 39; KC, 442) «китайская корица», avz-bavv (Ab, 94; КC, 360) «орех мускатный»; зоологический термин und-ibdastr (ДМ, 41; Ab, 97; КС, 358) «бобровая струя»; минералогический термин r-sxta (КС, 726) «жженая медь»; астрономические термины nm-iasb (Tf, 97) «Стрелец», kanr-i-rz- (Tf, 462) «край дня». По нашему мнению, также ботанический термин ki--man (ki man) (KC, 745) «кто подобен мне» или -man-ki-dd (КС, 745) «подобного мне кто видел», географические термины n-syi-rd- (d, 149) «заречный», n-syi-rd- (d, 149) «предречный» также образованы лексико-синтаксическим способом терминообразования. Следует отметить, что термин ki--man вошел в арабский язык и композит -man-ki-dd переведен буквально на арабский в форме man r’ mil «кто видел подобное мне».

V. Лексико-семантический способ терминообразования в ранних сочинениях имеет большое распространение, чем предыдущий способ. Так, популярное слово sutn применяется в качестве геометрического термина «цилиндр»: sutn-i rst (Tf, 26) «прямой цилиндр», sutn-i kaz (Tf, 26) «наклонный цилиндр», tr-i sutn (Tf, 26) «ось цилиндра», а композит sar-u bun имеет значение «основание»: sar-u bun-i sutn (Tf, 26) «основание цилиндра» и т.п.

Сконструированные по этому способу глаголы psdan (Tf, 85), pyidan (Tf, 64) использованы для обозначения астрономического наблюдения, а глагол gatan (Tf, 73), как «поворот» (солнцестояние) и т.д.

Необходимо добавить, что целый ряд глаголов и глагольных форм, подобно zdan (Tf, 134-135) «начинать», mzdan (Tf, 362, 392) «обучать», xuftdan (Tf, 72) «спать, лежать», kandan (Tf, 57-58) «наполняться», psdan (Tf, 85) «наблюдать», axdan (Tf, 357) «препираться», sipuxtan (Tf, 223) «отсрочивать», navarddan (Tf, 45) «свертывать», afsdan (Tf, 72) «тесно соприкасаться, прижиматься», встречающиеся в этих сочинениях, со временем вышли из употребления.

К выраженным особенностям терминообразования в большинстве из рассматриваемых сочинений следует отнести образование множественного числа арабского мужского рода при помощи персидско-таджикского показателя. Это обстоятельство связано с тем, что ломанное множественное число (или внутрифлективное), являющееся основной формой арабского множения, не соответствует природе персидско-таджикского языка и не всегда в нём выражает множественное число. Поэтому большинство авторов данных сочинений, прекрасно знавших особенности арабской грамматики, эту форму множественного числа выражали с помощью персидского указателя -h (-n): az-h (Tf, 33) «части», urf-h (Tf, 52) «цифры», martibh (Tf, 86) «разряды», azmn-h (Tf, 219) «эпохи», manzil-h (Tf, 233) «стоянки [Луны]», bur-h (Tf, 320) «знаки зодиака», kavkib-n (Tf, 470) «звезды», avl-h (Tf, 466) «состояния».

Во многих случаях единственное число тех же арабских слов возведено во множественное число посредством персидского указателя -h (-n): bur-h (Tf, 116) «знаки зодиака», manzil-h (Tf, 116) «стоянки [Луны]», al-h «основания», akl-h (Tf, 29) «фигуры», l-h «состояния», vaqt-h (Tf, 117) «времена», falak-h (Tf, 121) «небосвод», aar-h (Tf, 510) «памятники» – вместо: bur, manzil, uul, akl, avl, avqt, aflk, r.

Персидско-таджикский эквивалент ряда арабских лексических единиц с окончанием -ayn (-an) в данных сочинениях передается с показателем парности: ‘Avhaqayn = D-gurg (Tf, 101) «Два волка», imrayn = D-xar (Tf, 109) «Два осла», afdaayn = D-az (Tf, 105) «Две лягушки» – названия звезд; Tav’amn = D-paykar (Tf, 90) «Близнецы», Samakatayn = D-mh (Tf, 91) «Две рыбы» – названия знаков зодика; asadayn = d-tan (Tf, 353) «двухтелесный», illayn = d-sya (Tf, 187) «двухтенный».

Во втором параграфе второй главы рассматривается астрономическая и астрологическая терминология.

Прежде всего, необходимо внести ясность в термины, обозначающие названия дисциплины, которая в трудах средневековых ученых была представлена термином «ноджум», а в некоторых случаях – «илм-и фалак», «илм-и хайат» (космология). «Науку о звездах» – «ноджум» Абунаср Фараби разделял на две дисциплины:

1) ахкам-и ноджум (=астрология), которая занималась вопросами зависимости земной жизни от перемещения небесных тел;

2) илм-и ноджум-и талими (=астрономия), которая занималась изучением космической действительности [Frb 1348: 84].

В диссертации изложена краткая история доисламских научных традиций в космологии, в последующем составивших основу космологии средневековья.

Следует отметить, что все авторы ранних научных сочинений подчеркивали пользу и необходимость изучения науки о звездах и космических тел.

Формирование персидско-таджикской терминологии по астрономии и астрологии базировалось, на наш взгляд, на терминах древнеиранского летоисчисления и космогонии, лексике и терминологии периода написания древнейших научных трактатов, а также на вновь созданных терминах. К этому следует добавить также калькированные переводы и заимствования из других языков (греческого, индийского, сирийского, арабского и др.).

Классификация этих терминов по дисциплинам выглядит следующим образом:

1. Общеупотребительные астрономические термины периода создания рассматриваемых сочинений (IX-XI вв.):

а) термины летоисчислений и астрономии древних иранцев:

- названия дней: 1. Hurmuzd, 2. Bahman. 3. Ardibahit, 4. ahpr = ahrivar, 5. Isfandrma = Isfandarmad, 6. Xurd = Xurdad, 7. Murd = Murdad, 8. Day-ba-ar, 9. аr, 10. bn, 11. Xr, 12. Mh, 13. Tr, 14. G, 15. Day-ba mehr, 16 Mehr, 17.Sur, 18. Ran, 19. Farvardn, 20 Bahrm, 21.

Rm, 22. B, 23. Day-ba dn, 24. Dn, 25. Ard, 26. At, 27 smn, 28.

Zmy, 29. Mehrasfand, 30. Anrn (Tf, 234).

Беруни в «Китаб ат-тафхим» указывает, что prsiyn (иранцы) все дни месяца наделили именами и «эти имена – имена божеств и ангелов» («n nmh-yi zad va firitagnand» (Tf, 233).

В диссертации упомянутые названия рассмотрены в их исторической эволюции:

- названия месяцев: 1. Farvardnmh, 2. Ardibahitmh, 3. Xurddmh, Trmh, 5. Murddmh, 6. ahrrmh, 7. Mehrmh, 8. bnmh, 9. armh, 10.

Daymh, 11. Bahmanmh, 12. Isfandrmamh (Tf, 230);

- названия двенадцати зодиакальных знаков: 1. Bara, 2. Gv, 3. Dpaykar, 4. Xarang, 5. er, 6. Dza-i bxa, 7. Tarz, 8. Kadum, 9. Nmasb, Trandz, 10. Buzak, 11. Dl, 12. Mh - Dmh (Tf, 90);

- названия движущихся и неподвижных звезд: Parvn (Tf, 102) «Плеяды»; Haftavrang (Tf, 100) «Большая Медведица»;

- названия праздников и обрядов парсиян:

navrz – «naxustn rz ast az farvardnmh va-z n ihat rz-i nav nm kardand, zer-k pni-i sl-i nav ast… va itiqd-i prsiyn andar navrz-i naxustn n ast, ki avval rzst az zamna va bad- falak zd gatan» (Tf, 253) «Это первый день месяца фарвардин, поэтому назвали его новым днем, так как им начинается новый год… Персы убеждены, что первый науруз был первым днем всего времени, после чего небесная сфера начала вращаться».

trgn – «sezdahum rz ast az trmh. va nma tr ast hamnm-i mh-i xv va hamunn ast ba har mh- n rz, ki hamnma bad, -r an drand» (Tf, 254) «Это тринадцатый день месяца тир. Тир называется по названию своего месяца. Таково правило, если название дня совпадает с названием своего месяца, то устраивают праздник».

Кроме того, в диссертации, разъяснены праздники mehrgn «мехрган», parvardagn «фарвардаган», barniastan-i ksa «выезд жидкобородого», bahmanana (=bahmangn) «бахманган», sada «сада», gahanbr «гаханбар»;

- отдельные астрономические и астрологические термины. В диссертации исследованы такие термины: bazza (Tf, 318) «избранные», bahzak (Tf, 222) «благоуказивающий», dastriyat (Tf, 467), marz (Tf, 409) «граница», namr (Tf, 530) «анимодар», nmburd (Tf, 210) «полулуние», nuhbahr (Tf, 412) «нухбахр», hayla (Tf, 451) «хайладж», nbaxtr (Tf, 526) «джанбахтар», ряд из которых и сейчас функционируют в арабском языке, а также в европейской астрономической науке;

б) общеупотребительные астрономические термины, которые сохранились и по сей день: zamn = zam (Tf, 58; HM, 13) «земля», ftb (Tf, 209) «Солнце», Mahtb = Mh (Tf, 209) «Луна», smn (Tf, 58; HM, 13) «небо», istra = sitra (Tf, 56) «звезда», xirman (Tf, 165) «мираж», Rh-i khkan (Tf, 88) «Млечный путь».

2. Терминологизация общеупотребительных слов является другим способом образования астрономической терминологии рассматриваемого периода. Так, глагол giriftan «брать» использовался для обозначения солнечного и лунного затмения (Tf, 212). В этом же случае причастие granda заменяет арабское слово ksif (Tf, 217) «затмевающий».

Для обоснования данного положения в диссертации рассмотрены глаголы pydan и psdan (Tf, 313) «наблюдать», kstan (Tf, 85) «убавлять», azdan (Tf, 85) «добавлять», gatan (вместо ар. inqilb) (Tf, 73), raftan (Tf, 217) «двигаться», andarguzatan (Tf, 493) «умирать, кончаться», sxtan (Tf, 82) «сгорать», mxtan (Tf, 354) «смешивать».

3. Искусственно созданные или избранные авторами термины:

а) простые астрономические термины: girah (Tf, 122) «узел», guar (Tf, 122) «проход», gy (Tf, 56) «сфера»; Bara (Tf, 97) «Овен», Gv (Tf, 97) «Телец», Mr (Tf, 96) «Змея», Adah (Tf, 95) «Дракон», Tarz (Tf, 90) «Весы», ubn (Tf, 101) «Пастух, Цефей», Jy (Tf, 93) «Эридан» – названия знаков зодиака, небесных тел и т.п.;

б) составные термины, созданные из персидских или заимствованных из других языков: nkusf (Tf, 219) «незатмение», asbak (Tf, 285) «чека», xitak (Tf, 288) «диоптр», sitrakak (Tf, 100) «астероид», tana (Tf, 210) «тело», asurlbgar (Tf, 291) «астрлябист», surx (Tf, 509) «метеоры», raadgh (Tf, 333) «обсерватория», Buzak (Tf, 99) «Козерог», Buzbn (Tf, 102) «Капелла», Ba (Tf, 102) «Сад», Gvn (Tf, 105) «Коровы», Tang (Tf, 104) «Узость»;

в) сложные термины, образованные из персидских, персидско-арабских или арабско-персидских компонентов: sitrayb (Tf, 285) «астролябия», Trandz (Tf, 90) «Стрелец», Znzada (Tf, 92) «букв. коленопреклонный, Геркулес», Udsz (Tf, 94) «Жертвенник» и т.п.;

г) терминализованные словосочетания, составленные из двух и более персидских компонентов: giriftan-i ftb (Tf, 217) «затмение Солнца», sitra-i ravanda (Tf, 56) «планета», sitragn-i bdunbl (Tf, 165) «кометы», sitragn-i andxta (Tf, 165) «болиды», sya-i nmrzn (Tf, 185) «полуденная тень», Ksai yatimn (Tf, 92) «Чаша нищих», Jastan-i hvn (Tf, 101) «Прыжки газелей», Dast-i hinbasta = Khn-i utur (Tf, 102) «Каф», Biybn-i rbh (Tf, 103) «Лисья нора», Pasravanda-i Parvn (Tf, 108) «Альдебаран» и т.д;

д) двуязычные словосочетания, образованные из персидско-арабских, арабско-персидских, греко-персидских, индийско-персидских компонентов:

guar-i anb (Tf, 122) «переход к югу», d’ira-i nmrzn (Tf, 163) «небесный меридиан», kavkib-i bdunbl (Tf, 509) «хвостатые звезды, кометы», kusuf-i sitragn (Tf, 218) «затмение звезды», itidl-i bahr (Tf, 73) «весеннее равноденствие», bur-i gardn (Tf, 353) «поворотные знаки зодиака», bur-i dtan (Tf, 353) «двухтелесные знаки зодиака», bhukt-i miyna (Tf, 138) «средний бухт»;

е) заимствования из арабской лексики с использованием изафета: ixtilfi manar (Tf, 215) «параллакс», irvat-i mar’ (Tf, 124) «видимый апогей», falak-i tadvr (Tf, 78) «эпицикл», falak-i mil (Tf, 122) «деферент», falak-i mumaal (Tf, 116) «парэклиптика», falak-i muaddil al-masr (Tf, 123) «эквант».

4. К этой категории относятся калькированные заимствования астрологических терминов из других языков. Следует отметить, что удельный вес калькированного перевода в создании терминосистемы астрологии этого периода весьма значителен. В частности, Абурайхан Беруни определял основные жребии Солнца и шестерки планет его системы, используя при этом не только арабские, но точные греческие кальки (Tf, 442).

5. Другим источником формирования терминологии рассматриваемого периода являются заимствования из арабского, греческого, индийского (санскрита), сирийского, иврита и др. языков, которые будут рассмотрены в третьей главе.

В диссертации были представлены таблицы зодиакальных созвездий (с.

139), южных и северных созвездий (с. 140-141).

Следует отметить, что астрономические термины, введенные в обиход персидско-таджикскими учеными IX-XI вв., сегодня частично составляют органическую долю международной астрономической терминологии. Так, термин hn-i (Tf, 103) Tarz, образованный из двух персидских слов и выражающий несколько звезд созвездия Альтаира, сегодня сохранился в названии двух звезд этого созвездия: Таразед (=Tarazed = Aquilae) и Альшаин (= Alshain= Aquilae).

То же можно сказать и о ряде терминов арабского происхождения: samt (Tf, 183) азимут (azimuth); samt al-ra’s (Tf, 63) зенит (zenith); nar-i samt (Tf, 183) надир (nadir); Dabarn (Tf, 108) Альдебаран (Aldebaran); Bant al-na (Tf, 100) Бенетнаш (Benetnasch); Sad-i Bula (Tf, 112) Альбали (Al Bali); Sad-i bi (Tf, 112) Дабих ( Dabih); Sad al-axbiya (Tf, 112) Садахбия (Sadahbia); Sad al-sud (Tf, 112) Садалсууд (Sadalsuud); umay (Tf, 105) Гомейза (Gomeiza); Farqadn (Tf, 97) Феркад (=Pherkad) и т.п..

Третий параграф второй главы посвящен исследованию терминологии разделов математики – арифметики, геометрии, алгебры. Имена наших предков Мухаммада Хоразми, Абурайхана Беруни, Абумахмуда Худжанди, Абу-л-Вафа Бузджани, Насириддина Туси, Омара Хайяма, Али Кушчи и других занимают достойное место в истории науки математики. Вспомним, что термин алгебра, выражающий самоназвание одной из ведущих отраслей науки, впервые был введен Мухаммадом Хоразми (787-850) в его математическом трактате Muxtaar min isb al-abr va al-muqbala «Краткая книга об исчислении алгебры и алмукобалы». С его именем также связан один из важнейших терминов математики – алгоритм (алгорифм), выражающий нисбу ученого – ал-Хоразми – algorithmi.

По нашим данным, в создании первых математических пособий для начинающих изучать эту науку наиболее весомый вклад внесли Абурайхан Беруни, Абуали ибн Сино и Мухаммад б. Айюб Табари. Часть Dninma-i Al’, которая вскоре, по-видимому, пропала, была отведена математике. То, что теперь содержится в сочинении по математике, вновь собрано учеником великого ученого – Абу Убейдом Джузджани по его другим сочинениям.

Две главы «Китаб ат-тафхима» также отведены математике. Но сочинение, которое полностью охватывает вступительный цикл счета – это «Шумарнама» Мухаммада б. Айюба Табари. Своими основными характеристиками, выражающимися в охвате материала и полноте специальной терминологии начального цикла по счёту – арифметике, данный трактат отличается от упомянутых книг.

Нет сомнения, что высочайшие достижения современной математической науки оставляют мало шансов древним сочинениям быть полезными в чисто научном отношении. Тем не менее, опыт этих сочинений в стиле изложения математического материала сыграл определённую роль в формировании терминологической системы математики на персидскотаджикском языке.

Заметим, что Айюб Табари справедливо считает десятичную систему счета «urf-i ahl-i Hind» (n, 4) – «индийскими цифрами», неправомерно называемыми в европейском обиходе «арабскими», а исторически приписываемые халдейцам. Но научно доказано, что в начале II в. н.э. в Индии пользовались аналогическими знаками. Кроме того, в пору формирования и развития торговых сношений между индоевропейскими народами в системе счета намечалась тенденция к унификации. Это обстоятельство послужило тому, что функционируюшая в настоящее время система счета сохранилась и закрепилась.

Авторы рассматриваемых сочинений, особенно Айюб Табари и Абурайхан Беруни, для производства всех арифметических действий использовали глаголы: azan (n, 6; Tf, 33) «сложение», kstan (n, 9; Tf, 33) «вычитание», zaan (n, 16; Tf, 19) «умножение», baxan (n, 21; Tf, 41) «деление». Помимо этого, они употребляли также производные от этих терминов слова: barazan, fuzan (Tf, 47), akandan, biakandan (Tf, 48), bubaxan (Tf, 41), khnidan (n, 10) и т.д.

В диссертации выдвинуто положение, что в своём отношении к математической терминизации фарси-дари Беруни относился более глубже и по-научному, нежели Табари, которого интересовал прежде всего процесс объяснения материала, чем формирование исконно персидской терминологии. Беруни не только разъяснял арабский или другой иноязычный термин, но зачастую находил и использовал параллельно его персидский эквивалент. Иначе говоря, в «Шумарнама» арабская терминология являлась основной, а персидская – представляла собой вспомогательный, второстепенный учебный материал.

Предметом научных интересов Беруни в первой главе «Китаб аттафхим» являлись вопросы науки измерения – геометрии и её отдельные разделы – планиметрия, теория отношений, стереометрия и сферика.

Само понятие геометрии Беруни трактует таким образом: «dnistan-i andza-h va and-i yak az dgar va xiyat-i urat-h va akl-h, ki andar ism mavd ast» (Tf, 3) «знание измерений и количества [по отношению] друг другу, учение о свойствах их форм и фигурах, присущих телу».

О терминологической основе самого названия науки Беруни умалчивает.

Но вошедшее в арабоязычный научный обиход в форме handasa это слово уходит своими корнями в среднеперсидский язык, где имело форму handzak (измерение). Выражение «dnistan-i andza-h» – «знание измерений» содержит намек на то, что ситуация с названием данного раздела науки в то время была бесспорной.

Изучение научных сочинений IX-XI вв. дает основание для вывода о том, что в тот период использовались пять способов образования математической терминологии:

1. Использование общеупотребительных и устоявшихся математических терминов эпохи авторов. Например: с помощью термин dng (из ср.-перс.

1 dng – «зерно») образовались dng (n, 48), nmdng ( ) (n, 49), pandng 6 5 ( ) (n, 71), ahr dng-u nm ( ) (n, 57); tasu(v) (n, 49) (из ср.-перс. tasg), 6 1 что означает часть суток или выражает dng.

24 2. Терминологизация общеупотребительных слов лексического состава персидско-таджикского языка.

В качестве примера можно привести уже упомянутые глаголы azan, kstan, zaan, baxan, ставшие терминами. По этому принципу Беруни использовал три обиходных слова в качестве терминов: darz «длина», pahn «ширина», arf «глубина» (Tf, 4).

3. Образование новых математических терминов-словосочетаний.

В диссертации рассмотрены четыре способа образования подобных терминологизированных словосочетаний.

4. Калькирование терминов из арабского и других языков. Так, darztar-i har d xurd (Tf, 11) представляет собой дословный перевод арабского термина aval al-aarayn «более длинный из двух меньших»; kuthtar-i har d xurd (Tf, 11) – точный перевод арабского термина aqar al-aarayn «более короткий из двух меньших».

Следует отметить, что подобного рода термины в научных сочинениях IX-XI вв. выполняли зачастую вспомогательную роль, используясь для более полного раскрытия научного понятия.

Калькированные переводы терминов с греческого и других языков являлись одним из основных путей обогащения словарного состава языка науки рассматриваемого периода. Термины qa-i z’id «избыточное сечение», qa-i mukf «достаточное сечение», qa-i nqi «недостаточное сечение» (Tf, 28) представляют собой переводы терминов др.-греч.

математика Аполлония (ок. 260-170 до н.э.) (гипербола) – «избыток», (парабола) – «приложение» и (эллипс) – «недостаток».

Для обозначения математических понятий «рациональный корень», «иррациональный корень» авторы этого периода использовали термины ar-i aamm (n, 28; Tf, 42) и ar-i muniq (n, 31; Tf, 42). Эти термины имеют, соответственно, значение «глухонемой» (ар. слово aamm (букв. «глухой, немой») – перевод греческого слова – «невыразимый») и «говорящий».

Далее в диссертации рассматриваются двуязычные термины типа il-i mehn (Tf, 11) «гипотенуза», zviya-i tz (Tf, 8) «острый угол», ayb-i bgna (Tf, 9) «обращённый синус», ayb-i buzurg (Tf, 9) «полный синус», ayb-i buzurgtar (Tf, 9) «наибольший синус, радиус», hamaayb (Tf, 9) «полный синус», tamm-i ayb (Tf, 9) «синус дополнения = косинус» и т.д., которые образованы из сочетания персидских, арабских, индийских элементов.

5. Заимствование математических терминов из арабского и других языков. При этом численное соотношение математических терминов персидского и арабского происхождения склоняется в пользу арабских заимствований. Ситуация эта объясняется тем, что общими усилиями многих ученых исламского мира, особенно таких иранских, как Мухаммад Хоразми (VIII в.), Абумашар Балхи, Ахмад Фаргани (IX в.), Абурайхан Беруни, Абусаид Сиджзи, Абу-л-Вафа Бузджани, Абумахмуд Худжанди, Абу-л-Фазл Хирави (X-XI вв.), к XI в. процесс формирования арабской математической терминологии, отвечающий научным нуждам того времени, уже был завершен. Формирование же математической терминологии на фарси-дари только-только зарождалось.

В результате заимствования слов из арабского языка в персидскотаджикском языке появились следующие типы терминов:

а) термины, состоящие из одного слова: amd (Tf, 8) «перпендикуляр», vatar (Tf, 8) «хорда», kura (Tf, 28) «шар», maxra (Tf, 43) «знаменатель», maxr (Tf, 26) «конус», ml (Tf, 42) «квадрат», mukaab (Tf, 25) «куб», murabba (Tf, 11) «квадрат», mutavz (Tf, 12) «параллель», tansub (Tf, 19) «пропорция», akl (Tf, 8) «фигура» и т.д. Некоторые из подобных терминов употребительны и в настоящее время, являясь одной из частей таджикской терминологии;

б) терминологические словосочетания, состоящие из компонентов арабского происхождения: adad-i nqi (Tf, 37) «недостаточное число», adadi fard (Tf, 34) «нечетное число», zviya-i munfarja (Tf, 8) «тупой угол», zviyai qma (Tf, 8) «острый угол», qau-i maxr (Tf, 27) «конические сечения», adadh-yi mutarak (Tf, 36) «соизмеримые числа», adadh-yi abi (Tf, 34) «натуральные числа», martabah-yi abi (Tf, 46) «натуральные разряды» и т.п., которые в диссертации получили достаточно полную характеристику.

В завершении параграфа отмечалось, что опыт формирования терминологии по таким отраслям математики, как арифметика, геометрия, алгебра, успешно осуществлённый создателями древнейших средневековых научных произведений, весьма полезен и поучителен для математиков последующих поколений.

Четвертый параграф второй главы посвящен анализу географической терминологии.

В диссертации излагается факт широкого интереса научной среды IX-XI вв. к географической науке, получившей особое распространение после перевода на арабский язык иранским ученым Ибн Хурдадбехом (820-912) книги древнегреческого ученого Птолемея (ок.90-ок.160) «Руководство по географии». Также поднят вопрос о теории географической градации «семи стран», выдвинутой, по мнению И.Ю.

Крачковского, в IX в. Ахмадом Фаргани [Крачковский IV 1957: 72], хотя модель раздела мира на «семь стран» (habta bma), а затем и «karwar» берет корни из космогонических мировосприятий древних иранцев.

Любопытно, что Абурайхан Беруни в своей книге Tadd nihyt alamkin «Определение границ мест [Геодезия]» объясняет происхождение термина «кишвар» от корня kar «черта» [Бируни 1966: 154].

О том, насколько сам Беруни серьёзно интересовался вопросами географии, свидетельствует факт, что модель разделения планеты на «кишвары» рассматривалась и в «Китаб ат-тафхим» (Tf, 197). В другом месте он сообщает, что произведенное им измерение длины меридиана земного шара особо не отличается от определений Халида Марваруди, Абу-л-Бухтури Массах, Али б. Иса Астурлаби, осуществленных по поручению халифа Ма’муна (Tf, 159-164).

Беруни является вторым ученым после неустановленного автора udd al-lam, подтвердившего идею шарообразности Земли (Tf, 58). Кроме того, он также разделяет мнение о двухполюсности Земли и её двух полушариях – Северном и Южном (Tf, 166).

Общегеографическим вопросам посвящена книга udd al-lam, где излагаются сведения о горах и реках, морях и островах, городах и других населённых пунктах.

Географическая терминология в упомянутых сочинениях формируется по принципу обоснования лексического материала:

1. Использование общеупотребительных географических терминов.

Среди них наиболее широкое применение получили термины эпохи жизни авторов сочинений: barf (Tf, 165) «снег», biybn (d, 7; Tf, 166) «пустыня», brn (Tf, 165) «дождь», dara (Tf, 198) «ущелье», dary (d, 8; Tf, 166) «море», daryak (d, 14; Tf, 170) «озеро», deh (d, 17; Tf, 166) «деревня», kh (d, 7;

Tf, 166) «гора», garmsr (d, 44; Tf, 174) «жаркие широты», sardsr (Tf, 174) «холодный климат», rg (d, 8; Tf, 174) «песок», rd (d, 8; Tf, 166) «река», taarg (Tf, 165) «град», tundar (Tf, 165) «гром», ahr (d, 7; Tf, 166) «город», ahrak (d, 17; Tf, 275) «городок» и т.п. Большинство из перечисленных терминов встречаются и в других сочинениях данного периода.

2. Терминологизация общеупотребительных слов.

В произведениях авторов рассматриваемого периода в этом качестве встречаются глаголы paymdan (Tf, 164) в значении «измерять», глагол xstan (d, 158) в значении «происходить», «произрастать», «производиться» и т.п., которые применялись очень широко. Например: «v-az azrah-yi buzurgvr va namdr… Sarandb va ba hind Sankaldb v-az vay yqt-i gngn xzad va alms. va azra-i Kalah v-az vay arzz-u qal xzad» (Tf, 166) – «И из крупных и известных островов – Сарандеб, по-индийски – Санкалдиб, где имеются разновидности яхонта и алмаза. И остров Калах, откуда происходят алюминий и олово».

Глаголы kardan в значении «создавать», «творить» (d, 105), «ткать» (d, 139); udan – в значении «уходить», «уйти» (d, 90), «течь» (d, 122) встречаются также довольно часто.

Слово lab «губа» в значении «берег», «набережная» в сочетании со словом dary дает значение «побережье», «берег моря» (Tf, 173) и т.п.

Слово zamn «земля, почва» служит и определением страны, края и т.п., как в данном случае: zamn-i aqlb (Tf, 166) «страна славян», zamn-i turkn (Tf, 166) «страна тюрок», «zamn-i n-u Mn» (Tf, 167) «страна Китай», «zamn-i aqlb-u Rs» (Tf, 168) «страна славян и русских», «zamn-i hinduvn» (Tf, 198) = «zamn-i Hindustn» (Tf, 164) «Индия» и т.д.

Общеупотребительное слово dar в значении «поступь», «вход» и «ворота» встречается в сочетании с названиями некоторых городов и поселений (РТ, 22б, 25б, 38а; d, 105, 121, 191).

Беруни в «Китаб ат-тафхим» использовал непривычные, на первый взгляд, возможности общеупотребительных слов. Слова baland (Tf, 174) «плоскогорье, плато», mak (Tf, 174) «пропасть», durax (Tf, 165) «молния», использовал в качестве научного термина.

3. Создание новых географических терминов.

Так, как в сочинениях, написанных до udd al-lam и «Китаб аттафхим», отсутствуют некоторые термины, можно полагать, что их появление связано с творческой деятельностью авторов этих трактатов.

Например: brgh «порт» (Tf, 169, 198), guargh «пролив» (Tf, 168), bgr «озеро, водоем» (Tf, 170), rmgh «обиталище» (Tf, 193), murdb «залив» (d, 8).

Термины: zamnlarz (Tf, 509) «землетрясение», ikastag (РТ, 30а; d, 146) «ущелье», sardb (Tf, 371) «подземное водохранилище», pdkada (d, 25) «река, русло реки» также относятся к этой категории новообразований.

4. Перевод заимствованных географических терминов. Большинство заимствованных слов имеют арабское происхождение.

Такие термины носят единичный характер и применяются преимущественно в качестве вспомогательного компонента для разъяснения содержания основного термина: gy-i rst (Tf, 192) «прямая сфера», gardi-i n siy (Tf, 192) «подобно вращению жернова», miyngh-i l (Tf, 193) «середина по долготе», angutn (Tf, 182) «пальцы», zamn-i zar (Tf, 197) «золотая земля» и т.п.

Термин rub-i mamr, т.е. «четвертая обитаемая часть» (Tf, 166) является заимствованным переводом греческого термина «ойкумена» ().

5. Заимствование терминов является другим источником образования географической терминологии рассматриваемых сочинений. Подробная характеристика этой категории терминов будет дана в следующей главе.

Здесь лишь укажем, что подавляющее большинство этих терминов вошло в персидско-таджикский язык через арабский язык.

Термины mariq (Tf, 175) «восток», marib (Tf, 175) «запад», miqys (Tf, 182) «масштаб», samt (Tf, 183) «азимут», l (Tf, 172) «долгота», ufuq (Tf, 171) «горизонт», xal (Tf, 167) «залив», qub (Tf, 166) «полюс», azra (Tf, 166) «остров» и т.п. являются общеупотребительными научными терминами арабского происхождения, которые и по сей день находятся в общем пользовании.

Заимствованные термины в диссертации рассматриваются в зависимости от их генетической принадлежности:

Весьма любопытную информацию дает географическая номенклатура рассматриваемых сочинений: 1. Макротопонимы и хоронимы – континенты и страны; 2. Астионимы – названия города и городище; 3. Микротопонимы – названия деревень, сел и крепостей; 4. Этнотопонимы – наименования по этносу; 5. Антропонимы – названия по именам лиц; 6. Оронимы – названия гор; 7. Гидронимы – названия озер, морей и рек; 8. Этнонимы – названия племен и народов.

В рассматриваемых сочинениях было обнаружено более пятидесяти этнонимов, в частности: afnn (d, 71) «афганцы», prsyn «персы», tzyn (d, 9) «арабы», hindvn (d, 27) «индусы», ynnyn «греки», uhudn «евреи», rmyn (Tf, 237, 404) «римляне, византийцы», bbulyn (Tf, 404) «вавилоняне», bulryn (d, 195; Tf, 166) «болгары», abayn (d, 10; Tf, 238) «абиссинцы», qibyn-i bstn (Tf, 238) «древние египтяне», qibyn-i nav (Tf, 238) «копты», nyn (d, 61; Tf, 199) «китайцы», xarxz (Tf, 200) «киргизы», turkmn (Tf, 200) «туркмены», rs (Tf, 168) = rsiyn (d, 162) «русские», aqlb (Tf, 166) «славяне» и т.п.

В образовании персидской географической номенклатуры важную роль играют топоформанты, терминообразующие аффиксы географического порядка:

–a: Ab-a (РТ, 28а; d, 135);

–ak: Jh-ak (РТ, 28а), Diz-ak (РТ, 23б; d, 111), Deh-ak (РТ, 7а; d, 31);

–bd: Astar-bd (РТ, 29б; d, 144), Bahman-bd (РТ, 19б; d, 89), Klbd = Gl-bd (РТ, 31а; d, 150);

–gird: V-gird (РТ, 23б; d, 110), Xusrav-gird (РТ, 19б; d, 89), Drgird=Dr-kird (РТ, 3б; d, 15);

–(i)stn: Deh-istn (РТ, 5б; d, 24), Zang-istn (РТ, 2б; d, 11), Kh-istn (РТ, 6б; d, 29), Tuxr-istn (РТ, 6б; d, 28), n-istn (РТ, 2а; d, 9), ahristn (РТ, 29б; d, 140);

–kat (-kand, -ka, -qand): Axs-kat (РТ, 9б; d, 42), z-kand (РТ, 9б; d, 42), Sakal-kand (РТ, 6б; d, 28), Bun-ka (РТ, 23а; d, 88), Samar-qand (РТ, 4а; d, 16);

–gn (-qn): arbd-gn (РТ, 7б; d, 13; Tafhm, 199), Nav-qn (РТ, 19б;

d, 90), Dandna-qn (РТ, 20а; d, 94);

–n: Daylam-n (РТ, 3а; d, 13), Gurg-n (РТ, 19б; d, 89), Sibhn=Siph-n (РТ, 7а; d, 31).

В диссертации были приведены также примеры с менее употребительными топоформантами –ya, –zr, –vand, –vr.

Из перечисленных топоформантов некоторые потеряли свои терминообразующие свойства (-gird, -kat (-kand, -ka, -qand), -vand), а другие (-ak, -bd, -istn, -zr) продолжают участвовать в процессе образования новых терминов.

В пятом параграфе второй главы диссертации рассматриваются вопросы, связанные с философской терминологией научных сочинений IXXI вв.

Абурайхан Беруни в книге Taqq m li-l-Hind «Индия» основу термина «философия» берет из греческого слова sf в значении мудрости, понятие же «философ» выводит из слова plsp в значении «любителя мудрости» [Бируни 1995: 75]. Действительно, термин философии образовался из греческого слова (из корня – «люблю» и – «мудрость») [Дворецкий 1958: 1733].

В диссертации отмечается, что философские и мистические воззрения иранских народов насчитывают древнюю историю. Любопытные сведения о манихействе приводит Беруни в книге Taqq m li-l-Hind [Бируни 1995: 59, 79, 91, 140, 246, 333, 432, 479]. Но бурное развитие древнегреческой философии послужило причиной тому, что систематизация научных знаний произошла именно в Древней Греции, а затем философия как наука распространилась и на Востоке.

Основы и факторы формирования системы философской терминологии на персидско-таджикском языке на материале «Данишнама» Абуали ибн Сины раскрыты в содержательном исследовании С. Сулаймонова [Сулаймонов 1997: 6-64]. Однако, по его утверждению, целый ряд таких терминов как дард «страдание», дониш «знание», ном «имя», джуфт «чётный», ток «нечётный», пора «часть», джон «душа», тан «тело», барсу «вверх», пахно «ширина», дарозо «длина» и т.п., являются калькированным переводом арабских эквивалентов [Сулаймонов 1997: 37]. Мы же полагаем, что такие термины и в фарси, и в арабском языке ведут самостоятельное существование, что подтверждается, в частности, нашим исследованием.

Образование философской научной терминологии в сочинениях IX-XI вв., по нашим наблюдениям, основывается на тех же принципах, что и терминология других отраслей. Но при этом в образовании философской терминосистемы значительная роль принадлежит заимствованному переводу и калькированию. Способы образования философской терминологии на персидско-таджикском языке следующие:

1. Использование общеупотребительной лексики и терминов для обозначения философских понятий: anda (DA, 29) «мысль», fardgr (DA, 29; JH, 2) «создатель», hast (DA, 30) «бытие», nst (DA, 36) «небытие», guhar (DA, 32-33)=avhar (JH, 19) «субстанция», ruvn (DA, 29) «душа», dni (DA, 30) «знание», xirad (DA, 29-30) «мудрость» и т.д.

2. Терминологизация общеупотребительных слов: bd (JH, 47), bdi (JH, 52) «бытие», and (DA, 32) «количество», ary (DA, 54; JH, 8) «причина», ignag (DA, 65), n (JH, 44) «качество», i z (JH, 124-125) «сущность», xvst (DA, 54; JH, 88) «воля», yddt (DA, 128) «память», andaryft (DA, 58) «познание», buzurgdt (DA, 88) «почитание» и т.д.

3. Создание новых философских терминов с использованием исконных и заимствованных слов и калькированных элементов: andaryb (DA, 125) «познание», bahrapar (DA, 109) «способный к разделению», ilm-i zrn (DA, 29) «физика», nqismatpar (DA, 96) «неделимость», hayl-yi naxustn (JH, 192) «первоматерия» и т.п.

4. Перевод арабских заимствований философских терминов, имеющий следующие разновидности:

а) точный перевод: unbi ba ara (DA, 110) (al-araka bi-l-ara) «акцидентальное движение», n-i suxangy (DA, 32) (al-nafs al-niqa) «разумная душа», add-i kehn (DA, 40) (al-add al-aar) «меньший термин», nmunqasim (DA, 64) (l-munqasim) «неделимый», i z-i ruvn (DA, 29) (m hiyat al-nafs) «сущность души» и т.п;

б) произвольный перевод: bakrvaranda (DA, 86) (fil) «приводящий в действие», burdangh (DA, 44) (taqu) «место скрещивания», ilmh-yi pnagn (DA, 30) (ulm al-av’il) «наука древних», ilm-i n i brn az abat ast (DA, 29) (ilm m bada-l-aba) «метафизика» и т.д;

в) смысловой перевод: haryinag budan (DA, 36) (bi-l-arra) «по необходимости», bahmn (DA, 39) (alif) «А [логический указатель]», bstr (DA, 39) (b’) «Б [логический указатель]» и т.п;

г) калькирование терминов: xandank (DA, 31) (akiya) «смехотворность», unbanda (DA, 33) (mutaarrik) «движущийся», paydgar (DA, 36) (mufd) «обозначающий».

5. Заимствованные философские термины. Большинство терминов этой категории, имея арабское происхождение, по структуре бывают простыми, сложными или словосочетанием:

а) простые и сложные термины: makn (DA, 111) «место», qaiya (DA, 35) «суждение», muqaddam (DA, 37) «предшествующий», iy (JH, 136) «возрождение», lyataazz (JH, 211) «неделимость» и т.п.

б) термины – словосочетания: vib al-vud (DA, 76) «необходимосущее», mumkin al-vud (DA, 77) «возможносущее», al al-ul (JH, 155) «первооснова» и т.д.

Философские сочинения IX-XI вв. отличаются одной примечательной стилистической особенностью: применяя арабское заимствование в качестве термина, для убедительного разъяснения того или иного положения, понятия используется параллельный термин иного языка. Так, если ученый в своем тексте в основном пользуется персидской терминологией, то он зачастую указывает, что этот термин имеет в арабском такую-то аналогию, и наоборот, пользуясь арабским термином, подкрепляет текст и персидским термином.

Приведем несколько примеров: muhidt didr buva va mukift gu (ar, 1338) «наблюдения есть видение, а открытия – открытие»; muabbat gar’dan-i dil ast (ar, 1393) «любовь есть стремление сердца»; «dnistan d gna ast: yak- andarrasidan, ki ba tz taavvur xvnand… va duvvum garavdan… va nr ba tz tadq xvnand» (DA, 29) «познание бывает двух родов: первое понятие, которое арабы называют taavvur, второе – суждение…, что по-арабски значит tadq».

С. Сулаймонов придерживается мнения, что арабские термины «Данишнама», которые закрепились в словарном фонде таджикского (фарси) языка, в трудах последующих поколений ученых получили дальнейшее развитие [Сулаймонов 1997: 6], но исследование терминологии философских сочинений начального периода показывает, что не только арабские, но и персидские термины, созданные или же введенные учеными этого периода, особенно Абуали ибн Сино и Носиром Хусравом, получили действительное развитие в философских трактатах последующих учёных.

В шестом параграфе главы рассматривается медицинская терминология.

Общеизвестно, что еще в двадцатом параграфе Вандидад древнейшего письменного источника иранцев – Авесты, содержится упоминание о первоврачевателе мира Трите, о медицинских знаниях, лечении, лечебных растениях, о болезнях и лекарствах [см.: Авесто: 418, 536-537].

Весьма значительную роль в повышении культуры врачевания сыграла Академия Гундишапура, основанная по инициативе второго Сасанидского правителя – Шапура I (241-272).

В диссертации излагается характеристика деятельности врачей этого медицинского учреждения. Отмечается, в частности, что Сабур б. Сахл (ум.

255/869) – глава больницы этого центра – являлся автором первой большой книги Востока по фармакопеи под названием Kitb al-qarabdn al-kabr «Большая фармакопея».

Переводческая деятельность врачей и воспитанников этой школы, особенно семьи христиан иранского происхождения Бухтишу, служившей при дворе арабских халифов Аббасидского дома, сыграла важную роль в формировании основ медицинской терминологии на арабском языке.

Наиболее известные переводчики сочинений греко-римской научной медицины на сирийский и арабский языки, деятельность которых освещена в диссертации, были иранского происхождения или воспитанниками иранской школы врачевания.

Существует предположение, что возрожденческая деятельность этих представителей науки по переводу и переложению медицинской литературы на среднеперсидский, а также на новоперсидский языки в значительной мере послужила укреплению системы терминологии арабоязычной медицины и фармакологии, из которой многие термины ираноязычного происхождения впоследствии вновь возвратились в таджикскую медицину. Например: allzvard (lvard) (KC. 371) «лазурит», al-mayfuxta (may-i puxta) (Ab, 31; KC.

631) «вареное вино», al-hrbsa (xrbsa) (KC. 431) «букв. целующий солнце, подсолнечник», bdzahr (pdzahr) (Ab, 63; KC. 254) «беозар», binn (bdingn) (Ab, 46; KC. 255) «баклажан», banankut (panangut) (Ab, 97; KC.

297) «прутняк», ulanubn (gulangubn) (Ab, 66; KC. 859) «роза-мёд», ftana (pdna) (Ab, 77; KC. 381) «мята», farfax (parpahn) (Ab, 48; KC. 279) «портулак» и др.

Таким образом, по изложенным образцам терминов на арабском и персидском языках можно заключить, что главную проблему для прямой передачи звукового состава слов создает отсутствие в арабском четырех собственно персидских букв – g, , p, , замена которых (g) (vrak КС, 662) и (ulb Ab, 22; DM, 41), () z (al-lzvard KC. 371) и (lvard Ab, 58), (p) b (bdzahr Ab, 63; KC. 254) и f (ftana Ab, 77; KC. 381), () (drn Ab, 9) не вызывает затруднений у персоязычного врачевателя или исследователя.

Исследование терминов медицинских сочинений начального периода раскрывает эволюцию развития языка науки, его достижения и недостатки на этом отрезке его истории, доказывающей, что в отличие от других наук, медицинская наука, начиная с древнейшего сохранившегося сочинения начального уровня – «Данишнама» Майсари – и кончая фундаментальным медицинским трудом высшего уровня – «Захира-йи Хоразмшахи» – имела единую, определенную языковую направленность, которой следовали все деятели медицинской науки. Иными словами, медицинская терминология на языке фарси от «Данишнама» Майсари и до «Захира-йи Хоразмшахи» проделала определенный путь развития и, в отличие от терминологии других наук, достигла относительной устойчивости.

В этом процессе большинство авторов медицинских сочинений следовали по пути Абурайхана Беруни и Абуали ибн Сино, которые для конкретизации цели пользовались методом сопоставления и сравнения персидских, арабских или иноязычных терминов. Приведем несколько характерных примеров: yak- kiy buva -r ba tz ikri kyand va ba ynn aq va ba brs rkma (HM, 457) «есть растение, которое по-арабски называется ikri, по-гречески - aq, а на персидском - rkma»; zddiraxt-r ba tz ibn xvnand (Ab, 31) «ацедарах по-арабски называют ibn»; balr ba rmzubn libs xvnand va gyand vay mva-i dr-i mzst (Ab, 42) «дуб по-румийски называется libs, и говорят – это плод дерева mz» и т.д.

Необходимо заметить, что некоторые термины авторами иных медицинских сочинений приписываются арабскому языку, хотя они на самом деле являются арабизированными терминами персидского, сирийского или греческого происхождения. В частности, к персидскому языку относятся и ibn (Ab, 31), murtak (Ab, 321), которые в оригинале звучат: ssibn и murda.

Медицинскую терминологию сочинений первого периода следует разделить на такие дисциплины:

1. Анатомия.

Необходимо заметить, что автор Hidya, рассматривая органы человеческого тела, разделяет их на простые, или единичные – andm-i mufrada (сопос.: «andmh-yi yaksn») или mnanda-i har uzv- ba yakdkar (HM, 36) и сложные – andmh-yi murakkaba или же – a-i l – высшие органы.

В диссертации излагается обоснование этой авторской концепции, а также дифференциация органов, проведенная Ахмадом Ахавайни.

Персоязычная анатомическая терминология в диссертации сопоставлена с их русскими и латинскими синонимами.

2. Диагностика:

а) названия болезней, симптомов и состояний; б) терминология офтальмологии; в) стоматологическая терминология; г) урологическая терминология.

3. Фармакология:

а) ботаническая терминология; б) зоологическая терминология; в) минералогическая терминология; г) терминология других фармакопейских составов.

Образование системы медицинских терминов также происходило теми же пятеричными способами, как в других науках:

1. Использование общенародных слов и терминов: pizik = biik (DM, 20; HM, 14) «врачевание», tandurust (DM, 20; HM 16) «здоровье», bmr (DM, 20; HM, 17) «заболевание», ustuxvn (DM, 25; HM, 16; Ab, 288) «кость», igar (DM, 25; HM, 38; Ab, 8) «печень», pay (DM, 25; HM, 16) «сухожилие», rag (DM, 25; HM, 15) «жила, сосуд», sipurz (DM, 25; HM, 38; Ab, 17) = ispurz (Ab, 126) «селезенка», maz-i sar (DM, 25; HM, 37) «головной мозг», u = ua (DM, 45; HM, 37; Ab, 14) «легкие», parhz (DM, 52) «диета» и т.п.

2. Терминологизация обычных слов словарного состава первого периода: b «моча» (HM, 186), b «сперма» (DM, 186), b-i put «сперма» (DM, 44; HM, 157), xri «чесотка» (DM, 44; HM, 157; Ab, 33) и т.д.

3. Создание новых терминов с использованием внутриязыковых возможностей и заимствованных элементов: bunvar (Ab, 19) «абцесс», tabgr (Ab, 20) «жаропонижающий», zahistn (Ab, 11) «матка», sz (Ab, 73) «жгучая боль», abkr (DM, 283; HM, 37) «ночная слепота, куриная слепота», surxrag (DM, 74) «артерия», sarsm (DM, 67; HM, 233; Ab, 63) «менингит», fakk-i barn (HM, 42) «верхняя челюсть» и т.п.

4. Калькированный перевод иноязычных медицинских терминов: xk «род болезни, перевод араб. xanzr «свинка») (Ab, 13; HM, 607), ragh-yi nahanda = араб. al-urq al-ayr al-avrib (HM, 63) «вены», mnanda-i har uzv- ba yakdgar = араб. mutabihat al-az (HM, 63) «схожие друг другу органы» и т.п.

5. Заимствование медицинских терминов из других языков. Следует напомнить, что подавляющее большинство иноязычной медицинской терминологии заимствовано из арабского и греческого языков. Не будет преувеличением отметить, что заимствования из арабской медицинской терминологии сыграли существенную роль не только в формировании таджикской медицинской терминологии первого периода, но и на последующих этапах развития этой науки на персидско-таджикском языке.

Этот факт автор axra-i Xvrazmh специально подчеркивал при написании своего фундаментального труда[Jurn 1380: s-u se].

а) термины, заимствованные из арабского языка:

1) простые термины типа ud (HM, 218) «мигрень», nazla (HM, 268) «насморк», xadar (HM, 264) «онемение [членов тела]» и т.п;

2) словосочетания типа d’ al-alab (HM, 205) «алопеция», avrm almida (HM, 349) «гастрит», s’ al-ham (HM, 358) «несварение», al-baqar (HM, 370) «булимия», va al-asnn (HM, 296) «зубная боль», al-ib al-fil binifayn (HM, 37) «диафрагма» и т.п.

б) греческие заимствования, в большинстве случаев использованные в их арабизированной форме: bns (buns) (Ab, 38; Tf, 342) (< гр. ) «эбеновое дерево», amrsiy (HM, 258) (< гр. ) «амброзия», ansn (ДМ, 41; HM, 522) (< гр. ) «анис», aqqiy (ДМ, 41; HM, 322) (< гр.

) «акация», afsintn (HM, 326) = afsatn (ДМ, 41) (< гр. ) «полынь горькая», aftmn (ДМ, 41; HM, 522) (< гр. ) «повилика» и т.д.

Использование терминов, способы выражения врачебных положений в сочинениях начального периода свидетельствуют об относительной устойчивости терминологической системы и медицинского научного языка на этой стадии становления медицинской науки. В подавляющем большинстве рассмотренных научных трактатов излагаемая мысль выражается просто, понятно и лаконично.

Третья глава диссертации названа – «Роль заимствования и калькированного перевода в становлении и развитии персидско-таджикской научной терминологии». В восьми параграфах главы рассматриваются термины, имеющие арабское, греческое, индийское, ивритское, сирийское, коптское и ираноязычное происхождение. Однако, следует заметить, что под обобщающим термином «ираноязычные» мы имеем в виду такие местные иранские языки, как согдийский, хорезмийский, тохарский.

В первом параграфе «Заимствование и калькированный перевод» подчеркивается, что заимствование происходит вследствие культурных и языковых контактов различных народов и становится источником двусторонних или многосторонних взаимообогащений культур и языков.

Многовековые контакты ираноязычных народов с греками и вавилонянами, индийцами и арабами, тюрками и другими этносами оставили глубокий след в словарном фонде персидско-таджикского языка. Поэтому точная этимологическая дифференциация исконно иранской лексики и терминов, а также иноязычных заимствований в нашем родном языке не представляется возможной.

В зависимости от исторической обстановки в персидском языке менялись процессы взаимовлияний языков. Так, в эпоху до арабских завоеваний персидский язык больше испытывал влияние греческого, сирийского и санскритского языков. С выходом же на историческую арену арабов и установлением арабского халифата с исламской религией основным источником заимствований для таджикского (персидского) языка становится арабский язык. Со второй половины XIX в., особенно после революций 19г., функцию главного источника заимствования выполняет русский язык.

В диссертации обосновываются характерные черты такого глобального понятия, как языковое заимствование, которое подразделяется на внутриязыковое и иноязыковое. Первый способ заимствования целиком зависит от внутренних возможностей языка. Для этого наука обращается к лексике и терминологии различных диалектов и говоров общенародного языка. На первых порах такие процессы происходят в виде просторечного слова, но со временем становятся объектом всеобщего признания.

Иноязычное заимствование бывает прямым, или непосредственным переносом слова из другого языка и переводом иноязычного термина на свой язык.

Заимствование как культурологическое явление исходит из насущных нужд языка в историческом развитии. Если язык в своей эволюции не может опираться лишь на свои внутренние возможности, на собственные резервы, то он обращается к достижениям интеллектуальной деятельности этносов, с которыми свели носителя этого языка исторические судьбы.

Калькированный перевод в отличие от прямого заимствования заключается в том, что смысловое значение воспринимаемого термина оформляется при помощи лексических и грамматических средств заимствующего языка. Эта разновидность заимствования в языкознании называется термином «калька», которая, по определению В.М. Дерибаса, является не чем иным, как перенос содержания и формы с помощью средств родного языка [Дерибас 1972: 70].

Калькированный, или заимствованный перевод имеет различные разновидности, в числе которых можно выделить нижеследующие его виды:

а) точный калькированный перевод, при котором иноязычное слово переводится на персидско-таджикский язык дословно. Так, арабские номенклатуры al-Nasr al-Vqi и al-Nasr al-’ir являются переводом греческих и . Абурайхан Беруни перевел эти номенклатуры на фарси буквально – Karkas-i niasta (Tf, 102) «Сидящий орел» и Karkas-i paranda (Tf, 103) «Летающий орел». Название созвездия Sag-i buzurg (Tf, 93) является точным переводом греческого термина (лат. Canis major);

б) вольный калькированный перевод. В этом случае слова или термины из других языков переводятся на фарси-дари, но с той разницей, что содержание и состав перевода могут совпадать не полностью. Например греческая номенклатура в корне имела значение «кудрявый» [Дворецкий 1958: 1331], на фарси переведена Gs (Tf, 110) – «коса». Или же греческое слово , которое означает вообще птицу [Дворецкий 1958:

1195], на фарси переведено Mkiyan (Tf, 95) – «курица, несушка»;

в) смысловое заимствование. В этом случае рядом с иноязычным термином ставится его персидский эквивалент. Так, греческий термин на фарси переведен Alafgh (Tf, 109) и xr (Tf, 428) «ясли», термин переведен Dpaykar (Tf, 96) «близнецы», а термин – Ses (Tf, 93) – «треугольный»;

г) заимствованное терминосложение.

В этом случае иноязычный термин, состоящий из собственного имени или названия инструмента, не переводится, а лишь комментируется, иначе говоря, вместо имени или названия термина передается его действие.

Например, греческая номенклатура Barsvus (=Perseus) на фарси переведена как Baranda-i sar-i l» (Tf, 92) или «Baranda-i sar-i dv» (Tf, 95) «Несущий голову дьявола». Эта номенклатура берет свои корни в греческой мифологии, о чем сообщается в диссертации (с. 206, 232).

Во втором параграфе этой главы рассматриваются арабские заимствованные термины.

Большая часть заимствованной терминологии персидско-таджикского языка, несомненно, принадлежит арабскому языку. Это обстоятельство, как было отмечено, связано с историей политических событий, а также культурных и научных связей между иранцами и арабами. Из истории средневековья известно, что военно-политическая и религиозная экспансия арабов на Ближнем и Среднем Востоке привела к тому, что арабский язык приобрёл статус международного языка. Многие языки этого региона потеряли свою самостоятельность и влились в арабский мир. К этим этносам относятся копты или египтяне, набатейцы, сирийцы, харранцы, арамеи, вавилоняне. Напряжённая борьба с арабами дала иранцам возможность сохранить культурную автономию в составе халифата, а вскоре и завоевать определённую политическую свободу и независимость.

Но большое количество арабских научных терминов, которые вошли в персидско-таджикский язык, не ослабили, а наоборот, укрепили потенциальные возможности персидско-таджикского языка при становлении его научного языка.

Следует заметить, что в научных сочинениях IX-XI вв. встречаются все десять основных словообразующих глагольных форм арабского языка. В диссертации каждая из этих форм подробно излагается (с. 208-214).

Классификация и краткое разъяснение арабской терминологии древнейших научных сочинений на языке фарси-дари по структурным признакам представляет следующие разряды:

1. Простые термины, состоящие из одного слова: adad (n, 3; Tf, 3) «число», amd (Tf, 8) «гномон», arb (n, 14; Tf, 41) «умножение», manr (Tf, 25) «призма» и др.

2. По этому же принципу расположены термины, которые образовались из двух и более слов.

а) терминологические сочетания, которые заимствованы с соблюдением грамматических правил арабского языка. Например: zav al-zav (Tf, 35) «чётно-чётное число», zav al-zav va-l-fard (Tf, 35) «чётно-чётно-нечётное число», zav al-fard (Tf, 35) «чётно-нечётное число», fard al-fard (Tf, 35) «нечётное-нечётное число» и т.п.;

б) терминологические сочетания, которые в персидском языке образуются с помощью изафетного показателя: adad-i avval (n, 111; Tf, 35) «простое число», adad-i z’id (Tf, 37) «избыточное число», adad-i maxra (n, 48) «знаменатель» adad-i tm (Tf, 37) «совершенное число» и т.п.

3. Передача арабской астрономической номенклатуры. В диссертации излагаются и рассматриваются:

а) названия месяцев арабского лунного летоисчисления; б) названия семи планет; в) названия знаков зодиака; г) названия Северных созвездий; д) названия Южных созвездий; е) названия других небесных тел; ж) названия лунных стоянок; з) названия мусульманских праздников.

В диссертации также указываются некоторые грамматические особенности передачи арабской лексики и терминов на персидскотаджикском языке.

К важным особенностям некоторых научных сочинений исследуемого периода, прежде всего Kitb al-tafhm, umrnma, Hidyat al-mutaallimn, Dninma-i Al’, следует отнести то, что неопределённые порой арабские термины уточняются с помощью персидских эквивалентов. В этом смысле данные сочинения можно отнести к особой категории словарей персидского и арабского языков. Например:...darztarn bud-r l nm kunand, ay darz va n-k az kamtar ast -r ar nm kunand, ay pahn va se dgar-r umq nm kunand, ay arf va agar baland buvad samk gyand, ay bl» (Tf, 4) – «самое длинное называют длиной, т.е. darz, более короткое – шириной, т.е. pahn, а третье называют глубиной, т.е. arf, а если оно простирается вверх, то его называют высотой, т.е. bl». Для убедительного утверждения выдвинутой позиции в диссертации приведено достаточное количество примеров.

Третий параграф главы посвящён греческим терминам. В ходе исследования было установлено, что калькированные греческие научные термины встречаются преимущественно в сочинениях географического, астрономического и медицинского направления. Также термины проникли в персидский язык непосредственно из греческого и посредством арабского языка.

Беруни, не только непосредственно общавшийся с живой греческой речью, но и посредством иноязычной научной литературой, хорошо знакомый с «греческой наукой», не раз ссылается на труды таких учёных, как Архимед, Аристотель, Платон, Птолемей, Гиппократ, Диоскорид, Феофраст, Гален, Руф, Филагрий, Пифагор, Орибазий, порой разделяя их научные позиции, а иногда научно обоснованно отвергает их.

Муваффак Хирави в «Китаб ал-абния» вступает в спор с «румскими» учеными по поводу природы некоторых лекарств и продуктов питания, считая их мнение заблуждением (Ab, 4).

В то же время следует учесть, что немало иранских слов и терминов, проникнув в греческий язык, приобрели иные значения. Эти же термины в своем новом значении перешли в арабский язык, а из арабского – в персидский. Так, иранское слово mu «маг», которое первоначально имело значение «служитель храма огня», перешло в греческий язык в форме , приобретая при этом новые смысловые значения – «гадальщик, толкователь снов», «волшебник» [Дворецкий 1958: 1044]. Затем это слово в период возрождения переводческой деятельности в соответствии с фонетическими правилами арабского получило форму mas, обозначая понятия:

огнепоклонник, зороастриец, иранец, не перешедший в ислам и т.д.

Термин kundur (ДМ, 42) в значении ладана, фимиама (первоначально – смола мастикового дерева) из персидского языка перешел в греческий в форме (КС, 772). Таким же заимствованием из персидского, по всей вероятности, является и греческий термин , происходящий от слова ga (КС, 349). Арабское заимствование этого термина имеет форму a.

В диссертации проведена классификация греческих терминологических заимствований в научных сочинениях IX-XI вв., в соответствии с которой они группируются таким образом:

1. Термины летоисчисления и астрономии:

а) названия, по выражению Беруни mhh-yi rmyn (Tf, 230) «месяцы румов»: yanavriys (< гр. ), fibrriys (< гр. ), mriys (< гр. ) и др.;

б) отдельные астрономические термины: asurlb (< гр. ) (Tf, 285) «астролябия», afyn (< гр. ) (Tf, 116) «апогей», afryn (< гр.

) (Tf, 116) «перигей», bur (< гр. ) (Tf, 75) «знаки зодиака», fss (< гр. ) (Tf, 222) «фазы»;

в) названия Северных созвездий: Qifvus (< гр. ) (Tf, 91) «Цефей», Lur (< гр. ) (Tf, 92) «Лира», Barsvus (< гр. ) (Tf, 92) «Персей», Dulfn (< гр. ) (Tf, 92) «Дельфин», Andrmd (< гр. ) (Tf, 93) «Андромеда»;

г) названия Южных созвездий: Qus (< гр. ) (Tf, 93) «Кит», Qanavrus (< гр. ) (Tf, 94) «Центавр».

2. Географические термины:

а) отдельные географические термины: asdns (< гр. - astodinos) (Tf, 160) «стадий», iqlm (< гр. ) (Tf, 188) «климат», uqyns (< гр. ) (Tf, 166; d, 10) «океан»;

б) географическая номенклатура: Isiy (< гр. ) (Tf, 195) «Азия», rub (< гр. ) (Tf, 195) «Европа», Qlqiy (< гр. ) (Tf, 336) «Киликия», Banus (< гр. ) (Tf, 168; d, 14) «Понт= Трапезунд=Чёрное море» и др.

3. Медицинская и фармакологическая терминология: karbdn (qarbdn) (HM, 246, 259) (< гр. ), mlxuly (ДМ, 44) (< гр. лат. melancholia), afyn (ДМ, 42; Ab, 49; HM, 193) (< гр. ) «опиум», aramsiy (ДМ, 42) (< гр. , лат. Artemisia vulgaris L.) «чернобыльник, полынь», qantriyn (ДМ, 43; HM, 325) (< гр. , лат. Centaurea centaurium L.) «золототысячник, василёк» и т.п.

4. Минералогическая и химическая терминология: alms (< гр. ) (JH, 166) «алмаз», sm (< гр. ) «серебро», murvrd (Tf, 337) (< гр.

) «жемчуг», maqns (JH, 167) (< гр. ) «магнит», yqt (< гр. ) (Tf, 337, JH, 166) «яхонт» и т.д.

5. Философские термины, число которых незначительно: faylasf (< гр.

) (JH, 32; Tf, 56) «философ», hayl (< гр. ) (JH, 87) «первоматерия».

6. Отдельные греческие слова и термины, которые учёные рассматриваемого периода использовали крайне редко: biniqis (< гр.

) (Tf, 250) «пятидесятница», fraql (< гр. ) (Tf, 250) «параклета».

В этих сочинениях встречаются и такие слова, как dnr (< гр. ) (Tafhm, 48), diram (< гр. ) (Tf, 48), klbud (< гр. ) (Tf, 354) «тело», qayar (< гр. ) (Tf, 238) «цезарь» и др., которые имеют греческое происхождение.

Четвертый параграф главы отведён индийским (санскритским) терминам.

Как два близкородственных языка, персидский и санскритский языки имели давние и плодотворные взаимосвязи, которые зиждятся на двух факторах:

1. единые генетические корни;

2. контакты и взаимовлияния на различных исторических этапах.

Следует подчеркнуть, что влияние культурно-духовного опережающего развития Индии на иранскую в определённой степени проявляется во всех древнейших сочинениях науки и культуры на фарси-дари. Поэтому один из творцов новой иранской науки – Абумансур Муваффак Хирави писал: …va akmn-i Hind bar avband va man rh-i akmn-i Hind giriftaam, az n ihat, ki dr n btar ast… va himmat-i n mardumn… andar ikmat blitar ast (Ab, 4) («… и мудрецы Индии на более верном пути, и я избрал путь мудрецов Индии, так как лекарств там больше… и стремление этого народа к мудрости зрелее»).

Серьёзнейшим ценителем и знатоком индийской науки и мудрости был Беруни, поэтому большинство слов и терминов индийского происхождения нашли отображение в его «Китаб ат-тафхим».

Заимствования из индийского (санскрита), в общей сложности, можно группировать таким образом:

А. Заимствованные термины, в которых частично соблюдены фонетические нормы персидско-таджикского языка.

1. Термины летоисчисления и астрономии:

а) названия месяцев индийского года: aytr (=aytra=чайтра), bayk (=vayshakha =вайшакха), ayrat (=yaishtha=джьяйштха), r (=ashadha =атадха) и др.;

б) специфические астрономические термины: av (=auga=ауга) (Tf, 116), birhim (=brahma=брахма) (Tf, 148), buht (=bhukti=бхукти) (Tf, 138) и т.п.;

в) астрономические термины, выражающие время: kahr (=ghati=гхати), aka (=cashaka=чашака), banr (=vindi=винади) и др.

2. Географические термины и номенклатура:

а) термины, обозначающие стороны света: uttar (=uttara=уттара) – «север»; dakin (=dakshina=дакшина) – «юг»; purb (=purva=пурва) – «восток»; pasim (=pashcima =пашчима) – «запад» (Tf, 197);

б) географическая номенклатура: Sankaladp (=Simhaladvpa) (Tf, 168) – «Шри Ланка, Цейлон»; Brnas (=Varnas) (Tf, 198) «Бенарес» и др.

3. Математическая терминология. Санскрито-индийских математических терминов в научных сочинениях первого периода относительно астрономической терминологии меньше. Наиболее распространённым математическим термином является скр. v [вначале в значении «тетива» Барроу 1976: 75], в арабском языке это заимствование превратилось в ayb «синус».

4. Термины фармакологии и медицины: dind (< скр. dant) (Ab, 86) «кротон», kfr (< скр. kappra) (Ab, 132; HM, 221; Tf, 342) «камфара», andal (инд. andal < скр. andan) (Ab, 106; HM, 218; Tf, 342) «сандаловое дерево» и др.

Б. Заимствованный перевод индийских терминов. Использование этой категории терминов в сочинениях IX-XI вв. имеет место, но широкого применения оно не получило.

Пятый параграф отведён заимствованным терминам согдийского, хорезмийского и тохарского языков.

В диссертации выдвигается положение, что некоторые из упомянутых сочинений данного периода имеют исключительное значение для изучения истории и генезиса перечисленных языков. Заимствованные согдийские, хорезмийские термины обозначают следующие понятия:

а) названия месяцев согдийского и хорезмийского летоисчисления;

б) ботанические термины.

Тохарский (бактрийский) язык, по свидетельству китайского путешественника Хой Чао, еще в VIII в. был живым языком [Оранский 1988:

208].

Абурайхан Беруни приводит сведения о трех терминах тохарского происхождения. При этом учёный выделяет: xzn (xazn) sud nst, harand sudiyn ba kr drand, valekin taxr ast (Tf, 267).

В шестом, седьмом и восьмом параграфах рассматриваются соответственно сирийские, ивритские и коптские заимствованные термины.

Таким образом, исследование заимствований и калькированных переводов научной терминологии первого периода на персидско-таджикском языке привело к выводу об их весьма важной роли при образовании научной терминологии.

В Заключении подводятся итоги проведённого исследования, излагаются основные выводы и положения, содержащиеся в трёх главах диссертации.

В данный период развития персидско-таджикского языка одной из важнейших проблем языкознания является всестороннее изучение терминологии и терминоведения. В этой связи важную роль играет изучение научных сочинений начального периода развития научного языка по генетическим характеристикам наиболее близкого к истокам языка фарсидари, чтобы определить структуру и формы, методологию и методы подбора и формирования терминологической системы, упорядочить процессы формирования научного языка и терминологии современного таджикского языка.

Было установлено, что в языке науки существует неразрывная связь между терминологией и номенклатурой. Эти два блока составляют целостную систему научной терминологии персидско-таджикского языка.

С появлением литературного языка фарси-дари возник и научный язык, который в своём динамичном развитии достиг уровня выражения точных научных понятий и категорий.

В IX-XI вв. научный язык фарси-дари достиг наиболее выдающихся успехов в таких отраслях науки, как математика (арифметика, геометрия), астрономия, география, философия, медицина.

Сочинения данного периода по стилю изложения, терминопроизводству и терминографии имеют преимущество перед научными сочинениями последующих периодов.

Большинство этих сочинений представляют собой специальное пособие для выработки терминологии научных понятий и категорий.

Авторы сочинений, особенно Абурайхан Беруни и Абуали ибн Сино, не только являлись выдающимися учёными в различных отраслях науки, но и одними из первых основоположников научного фарси-дари языка. В своих трудах они придерживались основных способов терминообразования, о которых говорилось выше.

В грамматическом построении научной терминологии сочинений первого периода использовались все принципы терминопроизводства и терминографии персидско-таджикского языка.

Основными и наиболее активными элементами терминотворчества являются аффиксы. В морфологическом построении научной терминологии сочинений первого периода установлено участие 11 префиксов и суффиксов различной продуктивности.

Синтаксико-морфологический способ представлен как наиболее распространённый способ терминообразования, определена композитация сложных терминов в четырёх вышеупомянутых композитах.

Астрономические термины, использованные в научных сочинениях первого периода, и по сей день составляют основную базу астрономической терминологии таджикского языка.

Была установлена методика использования математических терминов Абурайханом Беруни, которая в определённой степени отличается от подхода Мухаммада Табари – автора «Шумарнама». Табари арабоязычные термины разъясняет обычными словами, не ставив цели создания нового персидского термина. При толковании арабских терминов Беруни использует персидские лексемы.

Географические термины и номенклатура, использованные авторами рассматриваемых сочинений, могут быть использованы в качестве надежного источника по изучению языка, истории, географии эпохи этих ученых.

Несмотря на то, что большую часть философских терминов составляли арабские кальки и заимствованные переводы с этого языка, персидский научный язык достиг такого уровня развития, что в касыде Абу-л-Хайсама он получил воплощения в поэтической форме.

Формирование терминологии медицины, фармакологии и связанных с ними отраслей (ботаника, минералогия, зоология), язык медицинских трактатов по сравнению с другими научными направлениями с самого начала научных процессов имеет единую тенденцию развития, которой следовали все деятели медицины.

Эволюция некоторых терминов в сочинениях этого периода подчеркивает тенденцию развития этих терминов от сложного к простому, от трудного в обращении к лаконичному и удобному, например: tabgirifta tabgr, sang-i hanka hanrub, hastkunanda hastdeh, ustuxvnikananda ustuxvnikan, xnangzanda xnangz и т.п.

Заимствование и калькированные переводы терминов происходят вследствие культурных и языковых контактов, что служит взаимообогащению культур.

В сочинениях этого периода, по сравнению с последующими наблюдается минимум арабских заимствований, занимающих по отношению к заимствованиям из других языков преимущественное место.

Исследование терминов научных сочинений первого периода на фарсидари позволило выявить следующие разновидности заимствованного перевода терминов:

а) буквальный перевод: Sag-i buzurg, Pra-i asb;

б) вольный перевод: Gs, Mkiyn;

в) смысловое заимствование: Alafgh, Dpaykar;

г) заимствованное терминосложение: Barsvus () Baranda-i sar-i l или Baranda-i sar-i dv.

Некоторые непонятные арабские, греческие, индийские, ивритские, сирийские и т.п. термины точно переведены и комментированы на фарсидари. В этом отношении некоторые из этих сочинений напоминают двуязычные и многоязычные словари.

Зрелость, целенаправленность языка науки первого периода отчетливо показывает, что персидско-таджикский живой, творческий, устойчивый язык, опираясь на свой внутренний и иноязычный научный потенциал, за короткий срок в целом сумел стать самостоятельным языком науки и сохранил оптимальные возможности для конкретного выражения научных понятий по математике, астрономии, астрологии, географии, философии, медицине.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ Книги:

1. Научная терминология «Китаб ат-тафхим» Абурайхана Беруни.

Монография. – Душанбе: Изд-во АН РТ «Дониш», 2003. – 10,5 п.л. (на тадж. яз.).

2. Табари Мухаммад ибн Айюб. Шуморнома (Арифметика). Пер. и исслед. – Душанбе: Изд-во АН РТ «Дониш», 2006. – 7,1 п.л. (на тадж. яз.).

3. Проблемы научного языка. – Душанбе: Пайванд, 1385. – 8,8 п.л. (на перс.

яз.).

4. Становление и развитие персидско-таджикской научной терминологии.

Монография. – Душанбе: Изд-во АН РТ «Дониш», 2008. – 21,3 п.л. (на русск. яз.).

5. Становление и развитие персидско-таджикской научной терминологии.

Монография. – Душанбе: Изд-во АН РТ «Дониш», 2008. – 20,9 п.л. (на тадж. яз.) Статьи:

6. Великий мастер научного языка фарси // Известия АН Республики Таджикистан. Отделение общественных наук. – 2004. – № 2. – С. 36-(0,5 п.л.) (на тадж. яз.).

7. Основы формирования научного языка фарси // Известия АН Республики Таджикистан. Отделение общественных наук. – 2005. – № 1. – С. 45-(0,4 п.л.) (на русск. яз.).

8. Язык и терминология трактата «О пульсе» (Сфигмология) Ибн Сины // Известия АН Республики Таджикистан. Отделение общественных наук. – 2005. – № 3. – С. 19-26 (0,5 п.л.) (на тадж. яз.).

9. Лексические особенности «Шумарнаме» (Арифметика) Мухаммада Айюба Табари // Известия АН Республики Таджикистан. Отделение общественных наук. – 2006. – № 1. – С.75-81(0,45 п.л.) (на тадж. яз.).

10.Некоторые особенности словообразования и словосоставления в творчестве Беруни на языке фарси (таджикском) // Известия АН Республики Таджикистан. Отделение общественных наук. – 2006. – № 2. – С. 60-67 (0,5 п.л.) (на тадж. яз.).

11.Некоторые лексические особенности «Шумарнаме» (Арифметика) Мухаммада Айюба Табари // Вестник Национального Университета. – 2006. – № 1(27). – С. 21-29 (0,6 п.л.) (на тадж. яз.).

12.Формирование персидско-таджикской медицинской терминологии // Вестник Национального Университета. – 2007. – № 5 (37). – С. 18-25 (0,п.л.) (на тадж. яз.).

13.Структурно-семантический анализ некоторых сложных фармакологических терминов «Китаб ал-абнийа» // Известия АН Республики Таджикистан. Отделение общественных наук. – 2007. – № 4. – С. 64-69 (0,5 п.л.) (на тадж. яз.).

14.Заимствование и калькированный перевод // Вестник Национального Университета. – 2008. – № 2 (46). – С. 21-29 (0,6 п.л.) (на русск. яз.).

15.Взгляд на лексику «Таърихи Бухоро» // Омзгор. – 1999. – №33. (0,2 п.л.) (на тадж. яз.).

16.Мастер персидского языка и литературы // Садои Шар. – 1996. – № 9-12.

– С. 117-123 (0,4 п.л.) (на тадж. яз.).

17.Астрономические слова и термины в книге «ат-Тафхим» Абурайхана Беруни // Адаб. – 1998. – № 1-3. – С 19-21 (0,2 п.л.) (на тадж. яз.).

18.Независимость и проблемы научного языка // Авранг. – 2001. – № 1. – С.

46-51(0,3 п.л.) (на тадж. яз.).

19.География языка фарси в «Сафарнаме» Ибн Батуты // Авранг. – 2002. – № 1(04). – С. 42-46 (0,3 п.л.) (на тадж. яз.).

20.Саманиды и формирование научного языка фарси // Древняя цивилизация и культура эпохи Саманидов. – Душанбе, 1999. – С. 80-87 (0,45 п.л.) (на перс. яз.).

21.Трудности родного языка // Рудаки. – 1384. – № 6. – С. 43-53 (0,6 п.л.) (на перс. яз.).

22.Некоторые лексические особенности «Шумарнаме» Мухаммада Айюба Табари // Мехрнома (Юбилейный сборник, посвящённый 80-летию устода Мухаммаджана Шакури). – Душанбе: Пайванд, 1385. – С. 69-81(0,7 п.л.) (на перс. яз.).

23.Саманиды и формирование научного фарси-таджикского языка // Саманиды: эпоха и истоки культуры. – Душанбе, 2007. – С. 305-311 (0,п.л.) (на русск. яз.).

24.Samanid’s and formation of scientific Persian language // Ancient civilization and its role in formation and developing of Central Asian culture of Samanid’s epoch. – Dushanbe, 1999. – P. 85-87 (0,2 п.л.) (на англ. яз.).

25. Le «umrnma» (Arithmtique) de Muammad b. Ayyb abar // Muammad ibn-i Ayyb-i abar. «umrnma». – Doushanbe: Dni, 2006. – S. 103-109 (0,45 п.л.) (на фр. яз.).

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ Ab - Kitb al-abniya an aq’iq al-adviya DA - Dninma-i Al’ DM - Dninma-i Maysar HM - Hidyat al-mutaallimn f-l-ibb d - udd al-lam min al-mariq ila-l-marib JH - Jmi al-ikmatayn QA - Qada-i Ab l-Hayam RN - Risla-i nab (Ragins) ar - ar-i taarruf li-mahab ahl al-taavvuf n - umrnma Tf - Kitb al-tafhm li av’il inat al-tanm КС -Китб ас-сайдана ф-т-тибб РТ -Рукопись Туманского (Худд ал-лем) Sabk -Sabkensi y t’rix-e tatavvor-e nar-e frsi. . I – II.

Подписано в печать 00.00.00г. Формат 60 х 841/16. Бумага тип. №1.

Офсетная печать. Усл. печ. л. 3,0. Тираж 100 экз. Заказ 000.

________________________________________________ Типография Академии наук Республики Таджикистан, 734029, г. Душанбе, ул. Айни 121, корп.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.