WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

Санкт-Петербургский государственный университет

На правах рукописи

ИВАНОВА

Екатерина Павловна

Семантизация имени существительного во французских толковых и энциклопедических словарях XVIIXXI вв. (эволюция определений наименований гидрометеоров)

Специальность 10.02.05 – романские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации  на  соискание  ученой  степени

доктора  филологических  наук

Санкт-Петербург

2008

Диссертация выполнена на кафедре романской филологии факультета филологии и искусств Санкт-Петербургского государственного университета

       

Научный консультант:                доктор филологических наук, профессор

                                       Марусенко Михаил Александрович

Официальные оппоненты:        доктор филологических наук, профессор

                                       Герд Александр Сергеевич

                                       доктор филологических наук, профессор

                                       Кириллова Нина Николаевна

                                       доктор филологических наук, доцент

                                       Горобец Ольга Борисовна

Ведущая организация: Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова

       Защита диссертации состоится «____» _____________ 2008 года в ___ час. на заседании совета Д 212.232.48 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская набережная, д. 11.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке имени М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская набережная, д. 7/9.

Автореферат разослан «____» ____________ 2008 года

Ученый секретарь совета

Д 212.232.48  С. Т. Нефедов

Реферируемое диссертационное исследование выполнено в русле проблематики лексической семантики, изучающей теоретические и функциональные аспекты описания содержательной стороны слова как интегральной части полного описания языка и оказывающей воздействие на методы исследования лексических единиц в теории и практике лексикографии (Н. Ф. Алефиренко, Ю. Д. Апресян, Н. Д. Арутюнова, А. Н. баранов, В. Г. Гак, Б. Ю. Городецкий, А. К. жолковский, Ю. Н. Караулов, И. М. Кобозева, М. А. Кронгауз, Дж. Лакофф, И. А. Мельчук, М. В. Никитин, Е. В. Рахилина, И. А. Стернин, В. Н. Телия, А. А. Уфимцева, Ч. Филлмор, Д. Н. Шмелев и др.).

Несмотря на внушительную дистанцию, разделяющую новейший словарь от первых толковых словарей эпохи классицизма, их объединяет практическая направленность на потребителя: «Словарь – прием, метод, способ, средство познания языкового явления. Все не пропущенное через словарь оказывается не полностью понятым, не всесторонне осмысленным. Только он обеспечивает обозримость, комплексность и системность рассмотрения» (Девкин 2000: 14). Дидактическая функция словаря предполагает прежде всего семантизацию описываемого слова (от греч. – обозначающий), т. е. выявление смысла, значения лексической единицы вербальными и невербальными средствами, которое одновременно понимается и как процесс, и как результат сообщения необходимых сведений о значении языковой единицы. В современной лингвистике термин «семантизация» одинаково активно используется в различных областях: в методике преподавания иностранного языка (Глухов, Щукин 1993), где понимается как приемы презентации иноязычной лексики и оптимизации ее усвоения на уровне одного из элементов коммуникативной компетенции; в теоретической семантике как инструмент выявления и моделирования семантических отношений на уровне текста; и, наконец, в теории лексикографии, где обозначает результат процесса экспликации семантики лексической единицы, который может фиксироваться с помощью средств вербальной семантизации – слова (отсылочные, синонимичные, антонимические, перечислительные определения), предложения (семантические дефиниции классификационного типа и описания), текста (описание энциклопедического определения), и невербальной семантизации (например, иллюстрации) (Табанакова 1981; Карабекова 1982; Zgusta, Farina 1988; Комарова 1991; Грызина 2003 и др.).

Ведущим способом при семантизации лексической единицы на уровне микроструктуры словаря выступают словарная дефиниция и зона примеров. Именно поэтому термин «семантизация» часто выступает в качестве синонима терминам «толкование» и «дефиниция» как способов фиксации результата представления семантики лексической единицы. Потенциальная информативность этих элементов объясняет их константное присутствие в структуре словарной статьи большинства словарей. Из всех компонентов словарной статьи входная вокабула и дефиниция несут на себе важнейшую коммуникативную нагрузку и могут рассматриваться как единый интродуктивный блок. В изучении словарной дефиниции можно наметить, как минимум, два подхода: как к особой текстовой категории с целью выявления специфических текстовых и жанровых характеристик дефиниции (Антонова 1984; Табанакова 1993; Зарва 2003; Смолоногина 2007) и как к объекту семантических исследований, в которых толкование выступает способом, инструментом определения понятия и фиксации лексического значения слова (Апресян 1995; Караулов 1976; Котелова 1976 и др.). Настоящее исследование вписывается в контекст последнего направления и рассматривает словарное определение в аспекте теоретической семантики с точки зрения его возможностей в плане отражения процесса формирования системы знаний на уровне интерсубъективной общности.

Для обеспечения однородности исследуемого материала отбор лексем определялся критерием принадлежности к тематической группе «Гидрометеоры» (т. е. атмосферные явления, связанные с водой), учитывая, что данное понятие «природного содержания» всегда сопровождало человека в его жизни и составляет важнейший компонент как наивной, так и научной картины мира. Сопоставление словарных дефиниций проводится в диахронической перспективе, начиная с первых одноязычных словарей французского языка XVII в. и заканчивая последними мультимедийными продуктами во французской лексикографии. Обращение лексикографов к изучению прошлого носит не частный характер, а находится в общем русле стремительного роста интереса лингвистов к истории языкознания (Mounin 1967; Arens 1974; Амирова, Ольховиков, Рождественский 1975; Koerner 1978; Auroux, Chevalier 1980; Swiggers 1997; Auroux 1989; Lepschy 1990-1994 и др.), и объясняется естественным интересом к процессу формирования базовых для языкознания идей и понятий и необходимостью обращения к прошлому, чтобы найти в нем основания для современной практики и верификации устоявшихся теоретических представлений. В пользу «историографического» интереса во французской лексикографической традиции говорит первый опыт информатизации исторических словарей французского языка, осуществленный издательством Redon (Atelier historique de la langue franaise 1997; Dictionaire de l’Acadmie franaise: Les huit ditions originales 2001; Grand Atelier historique de la langue franaise 2003).

Новейшая страница в истории лексикографии отмечена кардинальной трансформацией в системе признаков, характеризующих словарный продукт (формирование оппозиции лексикографии и дикционарики; объединение лексических баз данных; диверсификация словарей и т. д.). Однако едва ли не самое существенное качественное изменение связано с активным проникновением электронных носителей, значительно расширяющих потенциальные возможности описания лексического и грамматического состава языка как концентрированной и обобщенной формы реализации различных лингвистических теорий в лексикографии. Современная социальная парадигма ставит на повестку дня необходимость внедрения новых подходов к изучению лексикографических приемов и средств, используемых для толкования значения слова в словарной статье и для иллюстрации его употребления в речи.

Актуальность данной диссертационной работы обусловлена общей направленностью лингвистических исследований на изучение семантизации лексических единиц, теоретическое осмысление которой находится в стадии активного обновления и развития. Это обстоятельство вызывает объективную необходимость дальнейшей разработки ее основных положений и аспектов. С учетом того внимания, которое уделяется в последнее время всестороннему рассмотрению лексической единицы в словаре, особое значение приобретает определение механизма семантизации отдельных семантических признаков в рамках реализации единой модели категоризации. Важность и сложность этих проблем определяют необходимость нашего исследования, в котором устанавливается динамика представления семантики имени существительного в диахронической перспективе, проводится параметризация семантических признаков, устанавливаются системные отношения между различными значениями выделенных признаков, предлагается фреймовая модель анализа словарных дефиниций, а также изучаются мультимедийные компоненты семантизации лексики в гипертексте электронного словаря.

Актуальность темы также определяется значительным расширением области использования метеорологической лексики на рубеже XX-XXI вв. вследствие формирования общественного интереса к проблемам глобального изменения климата. Социальная детерминированность метеорологической терминологии обусловливает интенсивность процесса ее распространения за пределами специальной научной сферы применения и способствует ее популяризации в непрофессиональном дискурсе, что находит свое отражение в соответствующих дефинициях общей лексикографии.

Целью исследования является разработка схемы анализа дефиниции, которая позволяет определить этапы качественной трансформации в представлении семантики имени существительного, соответствующие основным этапам превращения эмпирического понятия обыденной картины мира в теоретическое понятие системы научных представлений, и объясняет возможность вариативности при семантизации имени природного явления на уровне словарной дефиниции в рамках одной понятийной макроструктуры.

Реализация данной цели предполагает последовательное решение следующих задач:

1) определить соотношение словарной дефиниции с моделями категоризации и установить критерии выделения объектов базового уровня в родо-видовой иерархии понятий;

2) установить универсальные признаки фрейма «Гидрометеоры», рассматриваемые в качестве единиц медиоструктурного уровня (при этом сам фрейм представляет единицу макроструктуры);

3) выявить конкретные значения соответствующих признаков, реализующихся в каждой отдельной дефиниции, в качестве микроединиц;

4) составить шкалу значений признаков фрейма и определить механизмы взаимодействия медио- и микроединиц в зависимости от хронологического периода, прагматической стратегии словаря, авторских установок;

5) выявить узловые признаки, изменение значения которых позволяет зафиксировать основные этапы процесса формирования научного знания;

6) определить место мультимедийных словарей в их отношении к традиционной печатной лексикографии, рассмотреть методы семантизации лексики в гипертекстовом пространстве электронного словаря;

7) сравнить потенциальные возможности бумажного и электронного носителя в плане представления семантики лексических единиц и, тем самым, установить своеобразие использования вербальных и невербальных компонентов дефиниции;

8) выявить специфику оригинальности словарного текста с точки зрения его жанровой обусловленности в аспекте проблематики межсловарных заимствований.

Рабочей гипотезой исследования является предположение о том, что способы выявления значения лексической единицы в словарной дефиниции, понимаемой  как категориальная формулировка, задающая признаки логического конструкта, соотнесенного с понятием, характеризуются неоднородностью и вариативностью с точки зрения соотношения вербального и невербального, формального и содержательного, субъективного и интерсубъективного в процессах означивания, а также определяются потенциальными возможностями линеарного бумажного метатекста и трехмерной модельности электронного гипертекстового пространства. При этом предполагается, что существуют некие инвариантные макроединицы и вариативные медио- и микроединицы анализа, которые в результате многоуровневой иерархии фиксируют категориальные признаки определяемого слова и тем самым структурируют модель его лексикографической семантизации.

Объектом исследования стало представление семантики лексических единиц в лексикографии в совокупности процессуального и результативного аспектов данного явления, отражающего метаязыковую деятельность субъекта и особенности категоризации денотатов слов как формы фиксации интерсубъективного опыта.

Предмет исследования составили вербальные и невербальные средства знаковой репрезентации значения слова в словарной дефиниции толкового и энциклопедического словаря.

Методологической основой исследования являются следующие общетеоретические положения: 1) представление о том, что в лексикографии в полной мере воплощается лингвокультурологическая составляющая антропоцентрической модели лингвистической теории (Ю. Д. Апресян, В. П. Берков, В. Г. Гак, В. В. Дубичинский, Ю. Н. Караулов, В. В. Морковкин и др.); 2) положение о взаимодействии процесса называния с процессом категоризации и познания окружающей действительности, одной из форм репрезентации которых выступает словарная дефиниция. Ее содержание изменяется во времени, пополняется новыми признаками, существенными и второстепенными, в зависимости от степени проникновения человека в суть наблюдаемых и изучаемых явлений (Ю. Д. Апресян, Е. К. Войшвилло, В. И. Карасик, К. Попа, И. А. Стернин и др.); 3) концепция сетевого представления данных (в виде тезаурусных графов, фреймов и т. п.), с успехом применяемого в логико-понятийном моделировании терминосистем, в системах искусственного интеллекта и информационного поиска (А. С. Герд, Б. Ю. Городецкий, В. В. Гончаренко, Е. А. Шингарева, И. С. Кудашев и др.); 4) тезис о системности термина, что выражается в его свойстве занимать определенное место в сконструированной системе терминов и обусловливает специфику его определения в словарях разного типа (А. С. Герд, Б. Н. Головин, И. Н. Волкова, С. В. Гринев, Т. Л. Канделаки, Р. Ю. Кобрин, З. И. Комарова, Н. З. Котелова,  В. М. Лейчик, Д. С. Лотте, В. Л. Налепин, В. Д. Табанакова, Е. Н. Толикина, С. Д. Шелов и др.); 5) стремление современной лексикографии к нивелированию противопоставления между энциклопедией и лингвистическим словарем в направлении «от лингвистического словаря к энциклопедии языка» (В. Г. Гак, Б. Кемада, Дж. Лакофф, А. Рей, У. Эко и др.)

Методы исследования. Использование электронных версий одноязычных словарей французского языка, характеризующих основные этапы истории французской лексикографии (с XVII до XXI вв.), сделало возможным применение метода гипертекстового поиска, основанного на представлении словарного текста в виде автономных блоков, связанных между собой семантическими и ассоциативно-тематическими отношениями. Лексемы, обозначающие гидрометеоры, отобранные в результате обработки информации, полученной при сочетании различных режимов поисков в гипертекстовом словаре (режим поиска по входным вокабулам, ключевым терминам дефиниции, по тематическим отсылкам, в ассоциированных документах, в тематических досье, в гиперсреде, т.е. во фрагментах словаря, представленных в формате изображения и записи звука, а также с учетом нескольких критериев одновременно), максимально полно и исчерпывающе представляют соответствующую тематическую группу, а также отражают изменения ее состава в диахронической перспективе.

На следующем этапе исследования отобранные словарные дефиниции изучались с помощью комплексного применения описательно-аналитического и классификационного методов, а также методов и приемов семантического, ономасиологического, дефиниционного, категориального и концептуального анализов. Последовательное применение метода фреймового анализа, основанного на категоризации действительности и актуализации в языке наиболее типичных признаков объекта или явления, позволило разработать конкретную модель фреймового представления знания на основе словарных дефиниций.

Материал исследования. Работа построена на материале анализа словарных дефиниций лексем, образующих тематическую группу «Гидрометеоры» и представленных в толковых и энциклопедических словарях французского языка XVII–XXI вв., а также в глоссариях метеорологической лексики на сайтах франкоязычных национальных метеослужб (Mto France, EuroMet, Mto Canada). Общий объем изученного материала составляет около 3000 дефиниций. Вместе с тем, не ставилась задача проанализировать максимально исчерпывающее количество французских словарей, что вряд ли возможно, учитывая, что их количество с каждым веком увеличивается в прогрессивной последовательности. Общая проблематика исследования нацелена на выявление основных линий в изменении описания семантики имен существительных в лексикографии и на определение возможной эволюции этого параметра в словаре в диахронической перспективе. Исходя из этого, были рассмотрены шесть словарей XVII в., из которых четыре заложили основы французской одноязычной лексикографии (P. Richelet. Dictionnaire franois contenant les mots et les choses, 1680; A. Furetire. Dictionnaire universel, contenant gnralement tous les mots franais tant vieux que modernes et les termes des sciences et des arts, 1690; Т. Corneille. Dictionnaire des Arts et des sciences, 1694; Le Dictionnaire de l’Acadmie franoise, 1694), а затем число рассматриваемых словарей, вышедших в более поздние эпохи, ограничивается основными этапными словарями, ставшими важными вехами в истории французской лексикографии XVIII–XIX вв. (Dictionnaire Universel franois & latin vulgairement appell de Trvoux, 1743; Е. Littr. Dictionnaire de la langue franaise, 1863-1872; Р. Larousse. Le Grand Dictionnaire Universel du XIX s., 1865-1876; шесть изданий Словаря Французской Академии – AF1718; AF1740; AF1762; AF1798; AF1835; AF1878 и другие словари). И, наконец, к анализу привлекались словари XX–XXI вв. издательств Робер, Ашет, Ларусс, существующие как на бумажных, так и на электронных носителях (общий список используемых словарей XVII–XXI вв. насчитывает 41 наименование).

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые словарные дефиниции толковых и энциклопедических словарей, относящихся к разным хронологическим периодам, становятся предметом последовательного сопоставления, в ходе которого на основе применения фреймового подхода устанавливается качественная диверсификация значений семантических признаков. Выявляются ведущие линии диахронических изменений в иерархической структуре вариативных микроединиц, отбор и сочетание которых регулируется моделью семантизации медиоединицы, представленной на уровне признака значения. Оригинальность работы также заключается в разработке теории электронного словарного текста и в предлагаемой типологии мультимедийных компонентов словарной дефиниции. Кроме того, впервые исследуется категория интерсубъективности и субъективности применительно к словарному тексту, что позволяет предложить определение словаря как объекта охраны авторских прав с точки зрения его оригинальности в аспекте жанровой типологии.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в установлении процессуального характера семантизации слова в словарях, результат которой, закрепленный в словарной дефиниции, отражает определенный баланс интерсубъективного и субъективного компонентов в представлении совокупного знания в виде фрейма как конструкта макроструктурного уровня. В связи с этим в диссертации предлагается рассмотрение словарного определения как результата познания окружающей действительности посредством индивидуального опыта, социально объективированного в интерсубъективной общности познающих субъектов, взаимодействие между которыми обосновывает объективность полученных данных в рамках конкретных научных или мировоззренческих парадигм. В диссертации делается вывод о том, что представление семантики описываемых лексических единиц приобретает новый аспект в гипертекстовом пространстве электронного словаря, существенно расширяющем возможности семантизации за счет включения фрагментов гиперсреды (мультимедийные компоненты дефиниции).

Практическая ценность обусловлена возможностью использования теоретических положений и выводов диссертационного исследования в лекционном курсе общей и частной лексикографии, лексической семантики, а также спецкурсах по прикладным аспектам лексикографии, посвященных лексикографическому конструированию и проблемам компьютерной лексикографии. Полученные результаты могут применяться на занятиях по переводу при изучении основных категорий теории перевода и трансформаций смысла, а также при разработке переводных словарей.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Система словарных дефиниций представляет собой первичную систематизацию состояния знаний человека относительно окружающей его действительности на соответствующий период времени, что обусловливает «особенность» словаря как мегатекста. Понятие «наивности» картины мира в том виде, в котором она предстает в понятийной системе словарных дефиниций, носит достаточно условный характер, поскольку сам акт формулирования определения представляет собой результат классифицирующей деятельности как отражения индуктивной формы познания и предполагает отнесение определяемого объекта в классификационную группу на основании  его соответствия некоторому классифицирующему признаку.

2. Фреймовый метод анализа семантизации имени существительного позволяет представить словарную дефиницию как отражение процесса формирования научного знания. Параметризация признаков природных явлений с помощью сравнительных и количественных понятий, категориальные трансформации представления причинно-следственных связей наблюдаемых явлений в словарной дефиниции, тенденция к нейтрализации использования образных средств для семантической репрезентации соответствующего признака в процессе диахронического развития дефиниции, отражают качественно новый этап в представлении наименований гидрометеоров в общих толковых и энциклопедических словарях ХХ–XXI вв. в качестве прототерминов.

3. Фрейм в упорядоченном виде представляет основную информацию, ассоциирующуюся с тем или иным понятием или системой понятий, которая должна разделяться интерсубъективной общностью отдельных индивидов и тем самым выступает объективным отражением общего состояния знания как коллективного когнитивного пространства. Вместе с тем, фрейм допускает возможность индивидуального варьирования значений признака в рамках множества, соответствующего набору значений признака, заданного данным слотом. В свою очередь, варьирование значения обусловлено целым рядом объективных и субъективных факторов, в том числе типом словаря и вытекающей из этого методологией представления дефиниций, исторической эпохой,  состоянием знания, индивидуально-личностными характеристиками автора.        

4. Трехмерное гипертекстовое пространство, отличающее электронный словарь от бумажного, приводит к стиранию традиционных жанровых границ внутри лексикографического поля и открывает принципиально новые возможности семантизации лексической единицы и создания виртуального лексического пространства, в частности путем использования иконических элементов и звукового сопровождения, которые, в свою очередь, характеризуются качественной неоднородностью.

5. Функционирование электронного словаря, выступающего в качестве самостоятельной среды в системе координат компьютерного виртуального пространства, оказывается обусловленным целом рядом ограничений, с которыми сопряжено само понятие виртуального пространства, что позволяет прогнозировать отношения взаимодополняемости бумажного и электронного словаря, в которых электронный словарь займет приоритетное место как основной компонент единого информационного поля. Перспективы развития электронных словарей связаны с использованием как многомерности гипертекстового пространства, так и потенциальных ресурсов компьютерной виртуальной реальности.

6. Проблема межсловарных заимствований, которые систематическим образом фиксируются, начиная с первых одноязычных словарей, предполагает многообразие возможных подходов в определении лингвистического и юридического аспектов специфики словаря как результата объективного отражения языкового состояния социума, пропущенного через индивидуальное авторское восприятие.

7. Диапазон функциональной вариативности лексикографического жанра обусловлен степенью концентрации субъективного компонента, что проявляется в определенном балансе фактуальности и личной интерпретации и в конечном итоге определяет степень жанровой регламентированности словарного текста. Соответственно этому словарь может выступать объектом охраны авторских прав как составное произведение, а также как самостоятельное произведение, в обоих случаях представляя собой результат творческого труда.

Апробация работы. Результаты исследования излагались автором на международных и всероссийских конференциях в Санкт-Петербурге, Москве, Симферополе, Гродно, Иваново, Кемерово, Челябинске, Пятигорске, Самаре, Ростове-на-Дону, Нижнем Новгороде и других городах (1999–2008 гг.). По теме диссертации опубликовано 46 научных публикаций, из них 11 в списке реферируемых изданий, рекомендованных ВАК, и 2 монографии.

Структура и объем работы. Диссертационное исследование (общий объем – 402 стр., из них – 304 стр. основного текста) состоит из введения, четырех исследовательских глав, заключения, списка использованной научной литературы, списка использованных словарей и восьми приложений. Содержит 14 схем, 6 таблиц.

Содержание работы

Во Введении определяются предмет, цель и задачи исследования, формулируется его актуальность, научная новизна и возможность практического применения результатов.

Первая глава «Описание семантики существительных в толковых и энциклопедических словарях французского языка XVII-XXI вв.» содержит последовательное рассмотрение следующих вопросов: соотношение энциклопедического и лингвистического знания как основы типологии словарей; определение словарной дефиниции как модели категоризации на основании выделения совокупности необходимых и достаточных признаков, либо совокупности типичных свойств в рамках прототипного подхода; семантические принципы моделирования в сети WordNet; установление родо-видовой иерархии в пределах тематической группы «Гидрометеоры» и выделение объектов базового уровня категоризации.

Основным требованием к логической и семантической операции дефиниции является требование выделения системы необходимых и достаточных признаков определяемого, однако само понятие необходимости трактуется по-разному. В логике необходимым признается признак, без которого объект познания теряет свою сущность, в отличие от случайных, при отсутствии которых предмет сохраняет свое качество. В свою очередь, среди случайных признаков различают, с одной стороны, такие, которые присущи всем (или подавляющему большинству) мыслимым в понятии предметам, и которые называются неотделимыми, а с другой стороны, признаки, которые присущи некоторым предметам класса, а некоторым нет. Иначе говоря, такие признаки, как «белый цвет снега» и «низкая температура дождя» в данной классификации идентифицируются в качестве случайных неотделимых и, соответственно, не должны учитываться при дефиниции понятия.

В классификации семантических признаков лексемы в дефинициях толковых словарей понятие необходимости признака релятивизируется синтагматическими и парадигматическими отношениями определяемой лексемы и допускает включение несмыслоразличительных компонентов. Исходя из такого понимания сущности «необходимости», некоторые из вышеперечисленных признаков, классифицируемых в качестве случайных неотделимых в логической классификации, идентифицируются как обязательные при семантическом подходе (включение семантического компонента цвета в дефиницию neige объясняется существованием фраземы ‘de neige’ со значением ‘d’une belle couleur blanche’ и выражения ‘blanc comme neige’, а компонента структуры ‘peu dense et lgre’ – наличием выражений ‘battre en neige, oeufs en neige’, в которых актуализируется легкая и неплотная текстура снега, при этом оба признака положены в основу образования переносного значения у лексемы neige ‘сocane’), а другие могут рассматриваться как избыточные (=экстралингвистические), иногда представляющие признаки прототипического характера, что в словарном определении отражается в использовании модализаторов gnralement, spcialement, souvent, beaucoup: bruine – Petite pluie, trs fine, habituellement froide, qui rsulte de la condensation du brouillard [TLF].

Решение вопроса об определении необходимых и достаточных признаков применительно к словарному толкованию определяется прагматической установкой, а именно типом словаря и адресата, т. е. назначением конкретного словарного продукта. Несмотря на то что при категоризации на основе прототипного подхода или в рамках классической модели необходимых и достаточных свойств речь идет о двух разных мыслительных процедурах, на уровне процедуры дефиниции можно констатировать, что с учетом различного понимания понятия необходимости выделяемых признаков, обусловленного в первую очередь телеологическим аспектом, необходимые и достаточные свойства сохраняют свой исключительный статус в операции формулирования словарного определения.

Подавляющее большинство словарных дефиниций наименований гидрометеоров во французских словарях XVII-XXI вв. – родо-видовые. Словари изначально стремятся к идеальному использованию гиперонимов в своих определениях, однако в реальном режиме это удается только специально задуманным и сконструированным с этими целями экспериментальным словарям (например, лексическая сеть WordNet, реализующая принципы как классического словаря, так и тезауруса). Определения классифицирующего типа как доминирующего в построении словарных дефиниций (Горский 1974; Шелов 2003) позволяют в результате выстроенных иерархических родо-видовых отношений, при которых одно понятие определяется через другое, построить классификации различных типов как результат полного и неполного индуктивного обобщения. Учитывая, что познавательный потенциал классификации заключается, прежде всего, в ее способности упорядоченного представления объектов по классификационным группам на основании словарных дефиниций были построены эндоцентрические ряды для каждого хронологического периода (XVII, XVIII, XIX, XX–XXI вв.). В качестве основополагающего семантического признака для дифференциации отобранных слов, обозначающих гидрометеоры, был использован семантический признак «Фазовое состояние воды» (liquide, solide, en suspension, mixte). Иначе говоря, все слова были распределены на четыре группы в зависимости от того, какой семантический признак реализовался в структуре их определения в качестве родового.

Сопоставление эндоцентрических рядов, первоначально построенных для каждого изученного словаря в отдельности, наглядно показало, что они легко могут быть наложены друг на друга в каждом хронологическом периоде. С нашей точки зрения, это свидетельствует о том, что первичная систематизация знания в словаре как отражение наивной картины мира характеризуется единообразием, проявляющимся в сфере интерсубъективного восприятия, разделяемого общностью индивидов, проживающих в конкретном месте и времени. Вместе с тем, было зафиксировано варьирование на уровне отдельных дефиниций в представлении родового фрагмента (прямое наименование агрегатного состояния, дефиниция вышестоящего гиперонима, синтаксически смещенный родовой фрагмент), а также случаи нарушения требований, предъявляемых к формулированию определений (необходимость соразмерности определения, недопустимость порочного круга и другие требования, восходящие к Аристотелю), а также лексикографические ошибки, которые могут быть выявлены на макроструктурном уровне представления лексико-понятийных связей в словаре.

Вертикальное измерение иерархического расположения родо-видовых компонентов анализируемых дефиниций обусловило возможность выделения объектов базового уровня, представление о которых было сформулировано в работах психологов 70-х годов (Berlin, Kay 1969; Rosch 1976). Критерии выделения объектов базового уровня разнообразны (перцептивные, функциональные и коммуникативные) (Kleiber 1999). Дополнительным критерием, с нашей точки зрения, может выступать возможность представления их содержания через остенсивное определение, которое подразумевает определение значений слов и словосочетаний путем непосредственного ознакомления ученика с предметами, действиями и ситуациями, обозначаемыми этими словами и словосочетаниями (Горский 1974: 84). Остенсивное определение обычно не рассматривается в качестве собственно определения, поскольку процесс его введения не включает формально-синтаксическое отношение между определяемым и определяющим, а представляет собой ситуативно обусловленное указание на один или несколько экземпляров из класса предметов. Но если в логике такие определения противопоставлены вербальным, то с лингвистической точки зрения ситуацию, которая является релевантным компонентом остенсивного определения, возможно описать и сформулировать вербально. Такой тип определений, используемый главным образом в детских словарях, в работе предлагается называть «скриптой ситуации»: averse – Il fait beau. Tout coup il pleut. Et cela s’arrte. C’est une averse; giboule – Tout coup, il se met pleuvoir trs fort, quelquefois avec de la grle, et puis cela s’arrte trs vite, c’est une giboule; orage – Tout coup, on voit les clairs dans le ciel, puis on entend le tonnerre et la pluie se met tomber trs fort. C’est un orage [LMini]. Первая часть толкования значения данных слов представляет собой описание («скрипту») ситуации, которая апеллирует к эмпирическому опыту, опирающемуся на реальную и конкретную ситуацию, участником которой неоднократно становился в повседневной жизни предполагаемый юный пользователь словаря. Второй компонент толкования, – указательная конструкция «c’est» – вербально эксплицирует остенсивный характер подобного рода определений.

В процессе категоризации индивидом элементов окружающего мира формируется система знаний, которая предполагает упорядочение понятий и объединение их в логически организованную совокупность, которой соответствует совокупность называющих их слов. В этом смысле система словарных дефиниций – первичная систематизация состояния знаний человека относительно окружающей его действительности на определенный период времени. Это положение можно отнести к словарю любого типа, но в наибольшей степени оно соответствует системе дефиниций толкового или энциклопедического словаря как отражающих наше знание в максимально целостном и интегрированном виде.

Во второй главе «Фреймовая семантика в лексикографическом анализе (на материале дефиниций наименований гидрометеоров)» разрабатываются основные положения фреймового представления процесса формирования научного знания на примере общего фрейма «Гидрометеоры».

Фреймовая семантика рассматривается не только как теория, но и как специальный лингвистический инструмент, позволяющий исследовать взаимодействие языковых значений, т. е. семантического пространства языка и структуры знания (Болдырев 2002). В контексте данного исследования за основу принимается определение фрейма как части «упорядоченной системы опыта отражения действительности», представляющей «смысловой каркас» стереотипного понятия, концептуальный объем которого «может быть заполнен носителем языка индивидуально, в зависимости от различных причин: когнитивных способностей, ситуационной соотнесенности, его национальной, социальной принадлежности, и т. п.». Упорядоченность фрейма состоит в том, что «выделенный фиксированный набор смысловых компонентов понятия <…>, отраженный, с одной стороны, в структуре фрейма, а с другой – в компонентах вербальной единицы, признается прагматически релевантным со стороны носителей языка именно тем, что является принадлежащим к сфере языка, а значит, обладает конвенциональной природой» (Никонова 2006: 32).

Фреймовый подход в моделировании тематической группы «Гидрометеоры» на основе словарных дефиниций в толковых и энциклопедических словарях французского языка XVII–XXI вв. позволил построить фрейм, включающий следующие элементы: фазовое состояние, семантический тип, пространственная локализация, параметрические характеристики, причина, следствие, форма, характер разрешения (для облаков и туманов), цвет, структура, временные характеристики, компоненты, сезонная характеристика, словарные пометы. В графическом виде общий фрейм представлен на схеме.

Проведенный анализ свидетельствует о количественном росте лексем, формирующих тематическую группу гидрометеоров, в хронологической перспективе. Количественные характеристики словарей, фиксирующих наличие слов в тот или иной период развития языка, являются свидетельством отражения в языке картины мира. Вместе с тем, для характеристики изменений в наших представлениях об окружающем мире основополагающее значение имеет содержательный аспект описания соответствующих понятий, фиксируемый, в том числе, в лексикографии. Исходя из этого, построенный фрейм был проанализирован с точки зрения динамики изменения значений выделенных признаков в диахронической перспективе, результаты зафиксированы на шкале значений признаков фрейма по отдельным хронологическим периодам (Приложения 4–7 в диссертации).

Типология содержательных структур словаря была предложена Э. Агрикола (1984). Лексическая единица в ней одновременно выступает как элемент системы микро-, медио- и макроструктурного уровня лексикографического описания (микроструктура охватывает семантическую структуру слова, медиоструктура реализуется на уровне лексических групп, а макроструктура включает более широкие связи, объединяющие лексические группировки). Проецируя его типологию на наше исследование, можно сказать, что изученный фрейм – это макроструктура, которая может быть применима для представления того фрагмента знания, который в языковой картине мира индивида, говорящего на французском языке в период между XVII и XXI в., выражен тематической областью атмосферных явлений, связанных с водой.

Схема. Общий фрейм «Гидрометеоры», составленный на основе дефиниций французских толковых и энциклопедических словарей XVII–XXI  вв.

Структура изученного фрейма включает компоненты медиоструктурного уровня двух типов: обязательные, которые отражают самые общие признаки соответствующего понятия, и факультативные, которые отражают расширенное представление значения и благодаря гибкости структуры фрейма могут встраиваться в нее для более полного описания конкретной реализации фрейма. Минимальный набор обязательных элементов, реализуемых в каждой отдельной дефиниции, в диахронии остается инвариантным и представляет собой трехчленную структуру: фазовое состояние воды, семантический тип и пространственная локализация (место происхождения – для имен с преимущественным процессуальным компонентом семантики, и место нахождения – для имен с вещественным компонентом семантики). Инвариантные, т. е. обязательные для заполнения элементы, являются универсальными и находят языковое выражение в любой дефиниции. На общей схеме фрейма «Гидрометеоры» они графически представлены штриховкой. Так, для дефиниции лексемы pluie такая минимальная семантическая структура выглядит следующим образом: L’eau qui tombe du ciel, именно такая дефиниция в неизменном виде присутствовала в словарях на протяжении XVII–XVIII вв.

Если представить знания о природном явлении некоторого класса в виде фрейма, связываемого в сознании со словом hydromtore, обозначающим определенный класс явлений, то такие элементы общего фрейма, как «Пространственная локализация: место образования», «Параметрические характеристики: размер компонентов; высота расположения (для облаков); оптические характеристики; температура», «Причина», «Следствие», «Форма», а также «Цвет» и «Структура» отражают в словарной дефиниции процесс формирования научного знания. Варьирование значения признака наглядно показывает, на каком этапе эмпирическое понятие, основное содержание которого составляют признаки, доступные наблюдению, превращается в качественно иной вид, в теоретическое понятие, признаки содержания которого устанавливаются посредством некоторого теоретического анализа.

В ракурсе рассматриваемой проблематики целесообразно исходить из типологии понятий в науке, получившей наиболее полное и законченное теоретическое обоснование в работе Р. Карнапа «Философские основания физики. Введение в философию науки» (Карнап 1971), в соответствии с которой понятия разделяются на три основные группы: классификационные (качественные), сравнительные и количественные. Классификационное понятие соотносит предмет с определенным классом и позволяет дать первичную классификацию объектов, например, качественные понятия цвета позволяют разбить все окружающие нас предметы на группы одинаково окрашенных предметов. Они значительно различаются по количеству информации, которую сообщают о предмете, соответственно, увеличение содержания понятия приводит к сужению его объема.

Сравнительные понятия занимают промежуточное положение между классификационными и количественными понятиями и, предшествуя количественным понятиям, предоставляют больше потенциальных возможностей для описания, предсказания и объяснения, чем классификационные понятия. В науках со сложившейся системой понятий сравнительные понятия обычно служат в качестве первого шага к количественному понятию, позволяющему выразить числом соответствующие свойства предметов. Классическим примером последовательной трансформации понятий является триада, включающая качественное понятие «теплый», сравнительное «теплее» и количественное «температура».

Появление новых значений признака «Параметрические характеристики» свидетельствует о коренной трансформации в его реализации в современной лексикографии, обусловленной развитием инструментальной базы метеорологии. Первые измерительные приборы, с помощью которых проводились измерения температуры окружающего воздуха, количества выпавших осадков, влажности, силы ветра и других параметров были созданы в XVII–XVIII вв. Однако настоящей физической наукой метеорология стала в XIX–ХХ вв., а основная инструментальная база для исследований атмосферных явлений, сложившаяся к XIX в., значительно расширилась в ХХ–ХХI вв. как за счет совершенствования существующих типов инструментов, так и в результате создания новых приборов измерения и наблюдения.

На начальном этапе наблюдения и формирования научных понятий для формулирования результатов наблюдений используются качественные понятия (параметрические прилагательные, характеризующие размер – gros, grand, petit, menu, fin, а также прилагательные в сочетании с интенсификатором признака – trs fin, fort menu; температуру – tide, froid; количество выпавших осадков – fort, gros, abondant, trs abondant, torrentiel, petit, lger, плотность тумана – serr, pais, dense; глагольные синтагмы, характеризующие те же признаки – limiter la visibilit, provoquer une diffusion intense de la lumire, on ne voit pas bien devant soi, troubler la transparence de l’air и т. д.) и сравнительные понятия, выражающие степень интенсивности свойства (грамматические формы сравнительной степени – plus (menu, petit, gros, abondant) … que). Установление понятийных связей между классами однородных предметов и их классификация на основе качественных признаков характерна для доинструментального уровня научного познания, а также достаточна для отражения наивной, обыденной картины мира. Количественные понятия позволяют передать степень интенсивности исследуемого свойства с помощью числа, в то время как выражение степени интенсивности в сравнительных понятиях обусловлено определенной долей произвольности.

Примером вышеизложенных наблюдений может служить эволюция определения слова grsil во французских словарях, относящихся к различных хронологическим периодам: в XVII–XIX вв. лексема определяется с помощью качественных понятий – Petite gresle fort menue & fort dure [AF1694; AF1718; AF1798; AF1835; AF1878]; в XX–XXI вв. определение включает сравнительное понятие: Prcipitation de petits grains de glace, plus menus que ceux de la grle [AF9ed.]; а также количественные понятия: Pluie congele, forme de petits globules de glace spongieuse, friable et blanche, d'un diamtre de 1 3 mm [EUL].

При измерительном уровне принимается единица измерения (метр, градус, секунда и т. д.). Произвольность выбора единицы измерения не противоречит объективному представлению результатов измерения и наблюдения, которые на доинструментальном уровне познания были обусловлены исключительно субъективными ощущениями исследователя. Вместе с тем следует подчеркнуть условный характер наделения конкретным признаком той или иной лексемы, используемой на шкале в качестве ориентира. Так, лексема brume может обозначать ‘brouillard lger’, но в то же время может наделяться противоположным признаком ‘brouillard pais’, если речь идет о морском понятии, которое в словарях XVII–XIX вв. является наиболее распространенным.

Различие между качественным и количественным понятием не онтологическое, а гносеологическое, т. е. отражает не реальное различие, объективно существующее в природе, а различие в нашей концептуальной системе. Иными словами, качественный и количественный языки есть суть двух возможных методологических подходов к описанию одной наблюдаемой сущности, при этом количественные понятия, представляя часть нашего языка, не являются имманентным природным свойством, они вводятся самим человеком исходя из практики применения чисел относительно явлений природы.

Трансформация, в результате которой наравне с качественными и сравнительными понятиями, для фиксации признака начинают использоваться количественные понятия (для обозначения диаметра компонента в мм или см в случае значения признака размера компонентов;  расстояние от основания облака до поверхности земли в м – для признака высоты расположения тумана и облаков; предельное расстояние видимости наблюдаемого объекта в м и км – для реализации признака оптической характеристики; значение температуры в единицах соответствующей шкалы измерения), отражает процесс специализации в представлении общих понятий в толковых и энциклопедических словарях.

О преобразовании понятия, соответствующего фрагменту «наивной» картины мира, в научное, свидетельствует не только инструментальная составляющая, но и интерес к причине явления. На начальном этапе описания и наблюдения за природными явлениями основное исследовательское внимание фокусируется на констатации фактов. Интерпретация и попытки осмысления причинной связи наблюдаемых явлений для естественных наук (например, таких как астрономия и биология) начинаются после ХVII в. Естественно, что наблюдая за атмосферными явлениями уже на первом этапе проникновения в суть появления дождя, града, тумана, гололеда, росы и инея, человек задавался вопросом, в чем причина данных явлений и пытался найти ответы.

Однако в конечном итоге важен не столь сам факт «включения/ отсутствия» объяснения причины, сколько семантическое заполнение данного элемента. Научное объяснение состоит в том, чтобы указать не только собственно причину, но и необходимые условия ее действия, без наличия которых причина не приведет к действию, а также при наличии таковых определить релевантно сопутствующие обстоятельства, которые могут опосредованно влиять на характер действия причины.

Определение причины наблюдаемых гидрометеоров обусловлено соответствующей научной предпосылкой, в контексте которой формулируются выводы по интерпретации наблюдаемых явлений ученым сообществом того или иного исторического периода, и относительно регулярно фиксируется в общих дефинициях начиная с XIX в. Признак «причина» может принимать следующие значения: 1) объяснение Причины без учета представления Необходимых условий для ее действия: neige – Agglomration de petits cristaux de glace, produits par condensation de la vapeur atmosphrique (причина) [EHM]; 2) варьирование количества Необходимых условий, фиксируемых в словарной дефиниции: neige – Vapeur qui ayant t leve jusqu’ la moyenne rgion de l’air (Необходимое условие 1), & condense (Vapeur condense – Причина) par le froid (Необходимое условие 2), tombe ensuite par flocons blancs sur la terre [AF1740]; 3) вариативность в рамках категориальных отношений между Непосредственной Причиной и Причинами «второго порядка», что преломляется на синтаксическом уровне словарных дефиниций, отражающем разворачивание последовательной каузальной цепочки: rose – Vapeur d’eau de l’atmosphre, qui se condense par le refroidissement (причина возникновения rose) d au rayonnement nocturne (Причина возникновения refroidissement) et qui se dpose surtout sur les corps qui sont mauvais conducteurs de la chaleur [AF1932–1935]; 4) фиксация новых Причин, отражающих новый этап проникновения человеческого разума в тайны природы: givre – Couche de glace extrmement tnue et blanche, provenant de la cristallisation (1-й компонент структуры причины), par temps froid (необходимое условие), au contact d’un corps solide expos l’air, des fines gouttelettes d'eau en surfusion (2-й компонент структуры причины) des brouillards et des nuages [GR].

В пределах одного фрейма в диахронической перспективе происходит непрерывный процесс выделения видовых понятий, расширение лексико-семантических групп, а также процесс детализации, отражающий поступательное развитие научного знания, в частности в области изучения состояния атмосферы и причинно-следственных связей наблюдаемых явлений. Так, характерна трансформация значения признака, наблюдаемая в заполнении параметра «Пространственная локализация: место образования», в которой отчетливо прослеживается процесс накопления научных знаний человеком в области метеорологии (ciel atmosphre; nue nuage types de nuages). Следует также отметить очевидную тенденцию к нейтрализации использования образных средств для представления значения соответствующего признака в процессе диахронического развития дефиниции. Особенно отчетливо это можно проследить на примере таких признаков как «Форма компонентов осадков», «Цвет», «Структура», в которых использование метафор и образных сравнений (например, сравнение формы дискретных сегментов льда в дефиниции grsil с ‘pelote assez compacte’ или ‘aiguilles plisses et entrelaces’, а структуры в случае givre с ‘poussire blanche’, frimas с ‘gele blanche’, а verglas с ‘luisant comme verre’) оказывается маркированным рамками словарей XVII–XVIII вв.  и в определенной мере XIX в. Современная лексикография в таких случаях отдает предпочтение использованию качественных прилагательных, использование же метафор носит ограниченный характер. Более того, даже в тех случаях, где использование метафор, по всей видимости, – это единственно возможный способ представления семантики (например, при описании формы различных типов облаков), конкретный набор этих метафор в хронологической перспективе оказывается достаточно постоянным (tours, montagnes, dmes, mamelons, forme de panache ou d’enclume, boucles de cheveux, clous, rides, и т. д.), что свидетельствует о формировании группы функциональных метафор, образный потенциал которых постепенно уменьшается и в рамках которых образуются единицы с переносными значениями (bande, voile, filaments, bancs, flocons). Использование оригинальных «авторских» метафор носит в лексикографии единичный характер (например, сравнение перистых облаков cirrus с ‘queue-de-chat, pinceau dli, cheveux crpus’[Littr]).

Варьирование значения признака «Следствие» также диахронически маркировано: культурно-социальные и культурно-бытовые следствия, занимающие значительный объем в дефинициях первых словарей французского языка XVII–XVIII вв., практически полностью отсутствуют в словарях XX–XXI вв., для которых характерна фиксация природно-обусловленных следствий.

Наблюдаемые трансформации свидетельствуют о качественном этапе в процессе превращения общеупотребительного слова в термин и в представлении общих понятий в толковых и энциклопедических словарях с помощью особых единиц – прототерминов (предтерминов, архетипов), характерных для переходного этапа от наивного мышления к собственно научному (о прототерминах: Гринев 1993, Сорокина 2007).

Исследование дефиниций лексических единиц, формирующих изучаемую тематическую группу в современном языке, свидетельствует о гибкости фрейма, а именно о разнообразии его конкретного заполнения. Фрейм допускает индивидуальное варьирование значения признака из потенциально возможных для данного параметра и приведенных в шкале значений признака (в том числе выбор качественных, количественных или сравнительных понятий для представления параметрических характеристик), выборочное заполнение факультативных элементов фрейма, отбор лексических единиц, образующих фрейм (нейтральные и маркированные лексемы, например, регионализмы – aiguial, serein, poudrerie, alevasse, avrille, drache, roille, broue, broue, nble, frasil, gonfle, просторечная и разговорная лексика – douche, flotte, rince, sauce, sauce, brouillas, brouillasse, устаревшие слова – lavasse, nue, nue, broue, профессионализмы – boucaille, grain, haut-pendu, chillon и т. д.). Варьирование значений признака обусловлено целым рядом объективных и субъективных факторов, в частности, типом словаря и вытекающей из этого методологией представления дефиниций. Последнее обстоятельство объясняет, например, абсолютное совпадение одной из дефиниций конца XX в. в детском словаре [LMini] (pluie – c’est l’eau qui tombe du ciel, des nuages, quand il pleut) с аналогичными дефинициями словарей XVII–XVIII вв. [AF1694; DR; DUF; AF1718; AF1740 и др.]: оперативный фрейм, хранящийся в голове современного шестилетнего ребенка, аналогичен основному фрейму представления информации человека XVII в.

Вместе с тем, изменение в отдельных признаках – отражение не столько поступательного развития метеорологического знания, сколько лексикографической практики, направленной на совершенствование представления семантического потенциала слова в целом. К таковым можно отнести, в частности, один из обязательных элементов построенного фрейма, а именно выражение семантического типа «Динамика / Статика {нахождение во взвешенном состоянии / нахождение на поверхности}». Доминирование субстанционального семантического типа в определениях вплоть до конца XIX в. свидетельствует о недостаточной разработанности методов лексикографического описания и его дальнейшей эволюции в последующие хронологические периоды.

Отдельные элементы фрейма реализуют различные значения соответствующего параметра (или не заполняются вовсе, если данный признак не является членом минимальной трехчастной структуры) в зависимости от: 1) исторической эпохи, 2) состояния знания, 3) теоретической установки словаря и соответственно его типа, 4) отражения «наивной» или научной картины мира, 5) индивидуально-личностных характеристик автора, т. е. будут сочетать в себе как интерсубъективные, так и субъективные параметры описания значения лексемы, рассматриваемые в диахронии и в синхронии.

В главе третьей «Семантизация лексических единиц и электронный словарь как компонент единого информационного пространства» анализируются новые возможности семантизации лексических единиц в электронных словарях и предлагается оценка роли электронного словаря как медийного продукта в коммуникативном пространстве.

Электронный словарь отличается от бумажного не только дополнительным набором опций, представляющих интерес и удобство для пользователя. Он качественно другой, ибо существует в другой системе координат – в то время как бумажный словарь реализует линейный двухмерный (2D) метатекстовый нарратив, названный М. Мак-Люэном «галактикой Гутенберга», электронный словарь, представляя собой органичную часть текстового информационного пространства электронного общества, реализует трехмерную (3D) модельность, характерную для электронного гипертекста глобальной сети Интернет. Электронный носитель предполагает существование гипертекста в качественно ином пространстве, а именно в компьютерной виртуальной гиперсреде, что наиболее ярко наблюдается при активизации хотя бы одной мультимедийной опции, например, звукового сопровождения. Так, в случае с мультимедийным Le Robert des enfants. Dictionnaire multimdia ludique et passionnant происходит имитация реальности, т. е. имеет место погружение субъекта в виртуальную реальность. Электронный словарь открывает новые возможности представления семантики лексической единицы на мультимедийном уровне. Речь идет об использовании иллюстраций (иконических элементов), достаточно активно задействованных как в печатных, так и в электронных словарях, и о звуковом сопровождении (bruitage), принципы применения которого в мультимедийном словаре только начинают разрабатываться.

Анализ мультимедийных компонентов гиперсреды, используемых в процессе семантизации лексической единицы в электронном словаре, позволил сделать вывод об их качественной неоднородности. На уровне иконического определения представляется возможным выделить два типа иллюстраций, отличающихся по характеру соотнесенности с обозначаемым референтом – прямые изображения референта (объекты животного и растительного мира, конкретные предметы, воображаемые персонажи мифов и сказок и т. п.) и косвенно-опосредованные изображения референтов (изображение соответствующего дорожного знака с комментарием ‘ce panneau signale un risque de verglas’ для лексемы verglas, обозначения химических элементов в соответствующих статьях и т. п.).

Звуковые воспроизведения, дополняющие в мультимедийных словарях традиционную письменную дефиницию, также неоднородны и включают два типа звуковых сопровождений: звуковой знак в чистом виде и с включением вербального компонента. Первый тип звуковых иллюстраций связан со словами, обозначающими природные явления, объекты природы, растительного и животного мира и задействован для выражения экзистенционального существенного признака: всякий раз, когда такое явление имеет место, в обязательном порядке актуализируется экзистенциональный признак «определенного вида шума» – не бывает дождя без шума падающей воды, гром должен проявлять себя грохотом и т. д.

Объекты растительного и животного мира также иллюстрируются сопутствующими им звуками (различные крики, издаваемые животными, шум листвы при движении ветра). Хотя эти признаки также субстанциональные, т. е. существенные для конкретных предметов действительности, по всей видимости, имеет смысл говорить об относительной существенности этих признаков, поскольку животное остается животным и в тот момент, когда не издает никаких звуков, дерево остается деревом и в безветренную погоду. Таким образом, информация об издаваемых этими объектами звуках существенная, но эвентуальная, сопутствующая для их идентификации как элементов, образующих соответствующий класс понятий. Кроме того, звуковое сопровождение без включения вербального компонента может выступать в роли звуковой иллюстрации, воспроизводящей атмосферу ситуации или сценария действий, предполагаемых развитием данной ситуации, или атрибут, характерный для описываемого понятия: plage (vacances, cong) – ‘l’ambiance de la plage’; casino – ‘le bruit de la roulette de casino’; casse – ‘le bruit d’un vase cass’; panach – ‘le bruit des bulles ptillantes’ и т. п.

Если звуковое сопровождение первого типа относится к регулярно повторяемым приемам в мультимедийных словарях (т. е. дождь во всех словарях будет сопровождаться звуками дождя, а названия стран всегда сопровождаются выдержками из национальных гимнов) и в этом плане достаточно стандартное, то звуковое сопровождение с включением вербального компонента (с возможностью использования транскрипции звука) в настоящий момент представляет собой совершенно новое и неизученное явление. Достаточно сказать, что вербальный компонент звукового сопровождения из всех проанализированных нами электронных словарей используется только в детском словаре [REn]1.

Проведенный анализ вербального компонента (т. е. транскрипции) позволяет констатировать особую значимость использования звукового параметра представления семантики лексической единицы, описываемой словарем. Звуковой компонент может дополнить лингвистическую и зрительную дефиницию, способствовать успешному разрешению некоторых проблем, связанных с лексикографическим описанием междометий, абстрактных или многозначных слов: boute-en-train – Personne qui met de la gaiet autour d’elle. ‘Un bon jeu de mots’ [Транскрипция: Pourquoi le chat n’aime pas l’eau? Parce que dans l’eau minet rle]; *heu! – indique que l’on hsite.  ‘Une question trs embarassante’ [Транскрипция: Dis, papa, – Oui, – Comment fait-on des bbs? C’est dire, tu vois, c’est.... disons, tout d’abord, en fait un peu trop compliqu…]; amour-propre – Sentiment trs vif que l’on a de sa dignit et de sa valeur. ‘Des paroles qui blessent l’amour-propre’ [Транскрипция: Et ben, d’abord, elle est moche, ta robe, t’es pas belle et puis t’as l’air d’un vrai clown avec a!]; anodin – Sans danger ou sans importance. ‘Une conversation anodine’ [Транскрипция: Mais qu’est ce que tu fais pendant les vacances? Moi, je ne sais pas, je vais peut-tre  aller en Bretagne, moi aussi, j’adore la Bretagne, c’est super l-bas, on pourrait peut-tre se voir, pourquoi pas, quelle bonne ide!].

В некоторых случаях звук играет не только вспомогательную и дополнительную роль по отношению к основным традиционным лингвистическим способам семантизации в лексикографии, но оказывается единственно возможным приемом представления содержательной стороны лексической единицы. Так, при описании фонетических особенностей региональных вариантов французского языка звуковое сопровождение к словарной статье langue, в котором одну фразу с заменой соответствующего франкоязычного города «Bonjour, bienvenue Montral (Genve, Bruxelles)!» последовательно произносят канадец, француз и бельгиец, выступает понятной и легко усвояемой иллюстрацией региональных вариантов французского языка. Аналогичным образом комментируется южный акцент французского языка: ‘L’accent du Midi: Une personne parlant avec l’accent du Midi’ [Транскрипция: Non, peuchre, vraiment! Tu la tires cette boule ou quoi? Par la mre, il est vraiment fadasse, celui-l, d’attendre comme a!]. Использование регионально маркированной лексики (peuchre, boule) формирует в сознании ребенка соответствующий культурный концепт, связанный с его родным языком.

Сегодня разработчики электронных словарей осваивают, в основном, возможности, обусловленные многомерностью гипертекстового пространства (активизация опций продольно-поперечного прочтения текста, гипертекстовые отсылки на синонимы, антонимы, омонимы, тематические перекрестные отсылки по аналогии, возможность одновременного параллельного прочтения данных нескольких словарей и т. п.). В то же время использование потенциальных ресурсов компьютерной виртуальной реальности, позволяющей формировать у пользователя ощущение нахождения в определенной реальности, реагирующей на каждое возможное действие пользователя (например, мир интерактивной игры), применительно к лексикографии находится еще в самой начальной стадии и, как представляется, именно в этой области можно с большой долей уверенности прогнозировать успешные перспективы развития электронного сегмента в лексикографическом поле.

В главе четвертой «Словарные дефиниции и проблема межсловарных заимствований» поднимаются вопросы, связанные с определением понятия оригинальности словарного текста и рассмотрением юридического и лингвистического аспектов специфики словаря как объекта охраны авторских прав.

Использование электронных словарей сделало возможным применение приема параллельного сопоставления словарных статей. В результате было зафиксировано явление межсловарных заимствований, т. е. частичное или полное совпадение дефиниций как в словарях, относящихся к одному периоду (начиная с XVII в.), так и между хронологически предшествующим словарем и последующими изданиями.

Применительно к традиционному литературному произведению (роман, пьеса, рассказ, поэма и т. п.) интерес к обсуждению вопросов взаимоотношений права и языка за последние двадцать лет значительно активизировался (Schneider 1985; Chaudenay 1990; Vandendorpe 1992, 2001; Jeandillou 1994; Randal 2001; Critique 2002; Martineau 2002; Maurel-Indart 2002). Словарь же, который Ш. Нодье в 1812 г. назвал особым жанром плагиата в алфавитном порядке (Nodier 2003: 36), остается в стороне от общего вектора юридическо-лингвистических дискуссий. Авторы предисловия к «Большому Академическому словарю русского языка» отмечают теоретическую неразработанность понятия новизны применительно к словарям и констатируют его специфику по сравнению с художественным текстом: «…понятие новизны в лексикографии кардинально отличается от критерия новизны применительно к произведениям литературы и искусства» (Горбачевич, Герд 2004: 4).

В результате сопоставления основных понятий в области охраны авторского права во французском и российском законодательстве, анализа французской судебной практики (дело П. Гриоле против Ж. Вотрена, Ф. Бенуа против Ф. Лалемана) в диссертации предлагается правовая интерпретация словаря как произведения, которое, подобно всем произведениям литературы, науки и искусства, существующим в объективной форме и составляющим объект авторских прав, может быть создано в результате индивидуального, соавторского или коллективного участия и образует специфический вид составного произведения.

Определение понятия оригинальности и традиции применительно к словарю находится в прямой зависимости от решения вопроса о том, как соотносятся факты, идеи, открытия и научные знания. Иначе говоря, общедоступная объективная информация, которая имеет свободное распространение в публичном пространстве, с воплощением этой информации в оригинальной форме, которая охраняется авторским правом. Объективно существующее слово не принадлежит автору словаря, но как только субъект, исходя из индивидуально сформулированных критериев (как правило, эксплицитно выраженных в предисловии), отбирает это слово из практически открытого множества лексических единиц, представленных в языковом публичном пространстве, и включает его в систему создаваемого им словарного текста, происходит то самое оригинальное (т. е. индивидуальное) сочетание материальной, интеллектуальной и культурной информации, которое позволяет формулировать то, чем один словарь отличается от другого.

В контексте вопроса о сочетании интерсубъективного (т. е. общего для познающих индивидов) и субъективного (авторского или личностного) в словарном тексте представляется важным определение его специфики с точки зрения текстовой типологии. Словарю онтологически присуща композитная форма, выражающаяся в упорядоченной мозаичности его структуры (однотипность представления материала в рамках словарной статьи). Однако в отличие от других составных произведений (энциклопедий, антологий и баз данных), композитный характер словаря, изначально предназначенного для извлечения необходимой информации посредством сегментации макрословарного текста на дискретные единицы, представленные словарными статьями, не препятствует его представлению как цельного произведения. Композиция словаря отличается многослойным характером и, обладая формально-содержательными характеристиками, в частности эксплицитной маркированностью, является конвенциональной категорией, обусловленной конкретной теоретической установкой его автора, т. е. в данном случае можно говорить о персонализированной детерминированности структуры словаря. Потенциальная прототипная структура словарного текста получает поливариантную реализацию в разнообразных моделях в пределах словарного жанра.

Относительность соотношения фактуальности и личной интерпретации в лексикографии определяет многогранный характер понятия новизны в словаре, что обусловливает множественность подходов в ее оценке. Окончательное решение этого вопроса, по всей видимости, располагается в области количественной оценки заимствуемых словарных фрагментов в соответствии со шкалой параметрируемых значений. В аспекте жанровой регламентированности словарного текста возможно предложить следующее определение. Словарь может выступать объектом охраны авторских прав как составное произведение, а также как самостоятельное произведение, в обоих случаях представляя собой результат творческого труда. Оригинальность словаря как составного произведения, композиция которого носит политипичный многоуровневый характер, проявляется в индивидуальном отборе лексических единиц (номенклатуры словаря), объективно существующих в публичном пространстве, и их расположении на уровне макроструктуры словаря в соответствии с индивидуальными установками автора или авторов словаря, а также на уровне микроструктуры, обусловленной системой параметров, лексикографируемых в данном словаре (выбор зон словарной статьи). Оригинальность словаря как самостоятельного произведения может состоять в его теме, а также способах выражения, которые реализуются на уровне микроструктуры словарной статьи (типы дефиниций, синтаксическое оформление, соотношение разных видов информации о слове, стратегия представления примеров – авторские примеры или типизированные контексты).

В Заключении подводятся итоги исследования.

Применение фреймового метода семантического моделирования, дающего возможность описания типовых объектов на основе абстрактных схем, для анализа дефиниций, показало, что фрейм выступает универсальной макроструктурой долговременной памяти познающего субъекта. Были установлены признаки фрейма «Гидрометеоры» и составлена шкала значений каждого признака, что позволило сделать вывод о качественной дифференциации значений признаков, отражающих различные этапы познания человеком природных явлений. Семантизация определяемой лексической единицы регулируется механизмом взаимодействия медио- и микроединиц в зависимости от хронологического периода, прагматической стратегии словаря, авторских установок. Фрейм позволяет уточнить, во-первых, в какой степени знание о словах и референтах в словаре общее, разделяемое коллективом индивидов, использующих этот язык как средство коммуникации и фиксации информации, т. е. оно интерсубъективное; во-вторых, в какой степени знание о словах и референтах маркировано индивидуальностью субъекта, а именно автора, т. е. оно субъективное. В этом плане применение фреймового представления плана содержания словарных дефиниций открывает пути для осмысления более общей проблематики, а именно феномена автора словарного текста и соотношения коллективного знания и индивидуального знания в словаре.

Электронный словарь, существуя в среде многомерного гипертекста, открывает возможность более гибкого структурирования информации в виде сети относительно свободных сообщений, которые могут  объединяться и распадаться в процессе производства и потребления знания: отдельные фрагменты гипертекстового словаря (входные вокабулы, ключевые термины дефиниций), имеющие соответствующие отсылки, могут быть одновременно связаны самыми разнообразными отношениями (семантические, ассоциативные, тематические и т. п.). Соответствующая система отсылок и гиперссылок как в бумажном, так и в электронном словаре есть отражение единого методологического подхода, заключающегося в реализации вспомогательных средств редукции смысловой избыточности. Вместе с тем, гипертекстовый словарь значительно расширяет объем информации, представленный блоками информации в гипертексте, за счет включения мультимедийных компонентов дефиниции.

Предполагая активное участие пользователя в поиске, отборе, систематизации полученной информации и ее дальнейшей интерпретации, в частности, при переводе, современный словарь все в большей степени учитывает потребность своего потенциального потребителя. Введение интерактивности в одну из опций электронного словаря существенно меняет расстановку компонентов в рассмотрении соотношения интерсубъективного и субъективного и выводит проблему за рамки дихотомии «автор и его произведение», впервые устанавливая равнозначную роль в создании гипертекста со стороны потребителя, который становится, таким образом, в определенной степени соавтором словаря. Фреймовая семантика открывает пути для осмысления роли автора словаря как составителя, отбирающего фрагменты знания из общего фонда и объединяющего их в определенном порядке, чаще всего алфавитном, или творческого интерпретатора, создающего оригинальное произведение. Этот аспект проведенного исследования важен не только с теоретической точки зрения, но и с сугубо практической, т. к. актуальность определения понятия «новизны» в словаре в настоящий момент особенно очевидна в связи с неопределенностью его статуса в аспекте применения законодательства в области охраны авторского права.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Монографии

1. Семантизация имени существительного во французских толковых и энциклопедических словарях XVII–XXI вв. (эволюция определений наименований гидрометеоров). СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008. 250 с.

2. Очерки по истории французского языкознания ХХ века: Лингвистическая историография и эпистемология языкознания. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2001. 156 с.

Научные статьи, опубликованные в российских периодических изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

3. В каком смысле лингвистический знак произволен? (к трактовке словоупотребления Ф. де Соссюра «l’arbitraire du signe») // Вестник СПбГУ. Серия 2. История, языкознание, литературоведение. Вып. 2 (№10), 2000. С. 30-43.

4. Французские словари лингвистических терминов // Вестник СПбГУ. Серия 2. История, языкознание, литературоведение. Вып. 3 (№ 18), 2000. С. 75–82.

5. История языкознания как метод осмысления состояния лингвистических исследований // Вестник СПбГУ. Серия 2. История, языкознание, литературоведение. Вып. 3 (№ 18), 2001. С. 57–65.

6. Histoire de la terminologie linguistique: approches historiographiques et pistmologiques // Acta Linguistica Petropolitana. Труды института лингвистических исследований. Том 1. Ч. 2 / Отв. ред. Н. Н. Казанский. СПБ: Наука, 2003. С. 264–273.

7. Эпистемология и современное французское языкознание // Древняя и Новая Романия: Романское языкознание и национальные филологии. Вып. 6 / Отв. ред. Е. М. Чекалина. СПб.: Филологический ф-т СПбГУ, 2003. С.3–12.

8. Мультимедийные и электронные словари французского языка в их отношении к традиционной печатной лексикографии // Вестник Челябинского государственного университета. Научный журнал: Филология. Искусствоведение. №1 (79), 2007. С.44–50.

9. Категоризация семантики имен существительных и словарная дефиниция (на материале французских энциклопедических и толковых словарей) // Вестник СПбГУ. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. Вып. 2. Ч. I, 2007. С. 64–69.

10. Эволюция словарной дефиниции в формате французских мультимедийных словарей // Вестник СПбГУ. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. Вып. 3. Ч. I, 2007. С. 43–47.

11. Словарная дефиниция и методы эмпирического научного познания // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. Выпуск 11 (55), 2007. С. 159-164.

12. Семантизация лексической единицы в лексикографии как отражение изменения научного знания (эволюция определений гидрометеоров во французских общих словарях) // Вестник СПбГУ. Серия 9. Вып. 1. Ч. II, 2008. C. 133–138.

13. Проблема межсловарных заимствований: определение словаря как объекта охраны авторских прав (на материале французской лексикографии) // Вестник СПбГУ, Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. Вып. 2. Ч. II, 2008. – С. 122-127.

Статьи и материалы докладов, опубликованные в сборниках научных трудов и материалах международных и всероссийских научных и научно-практических конференций и съездов

14. О первых публикациях к проекту французского «Энциклопедического словаря наук о языке» // Словарь в современном мире. Материалы третьей междунар. школы-семинара. Иваново: ИвГУ, 2000. С.166-168.

15. История лингвистических терминов в рамках культурной парадигмы // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики. Сб. науч. трудов. Вып.5. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2004. С. 63–73.

16. Формирование понятия «дикционарика» в рамках традиционной французской лексикографии // Романские языки в прошлом и настоящем: Сб. статей к 80-летию проф. Т. А. Репиной / Под ред. Т. И. Зелениной. СПб: Филологический факультет СПбГУ, 2007. С.150–156.

17. Особенности словарной дефиниции в детских словарях французского языка (лингвистический аспект) // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики: Сб. науч. трудов. Вы. IX / Под ред. д. ф. н. Т. Ю. Тамерьян. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2007. С.153–156.

18. Динамика объективного-субъективного-интерсубъективного в словаре // Ethnohermeneutik und kognitive Linguistik / Hrsg. von R.D. Kerimov. Landau: Verlag Empirische Pdagogik, 2007. P. 573–579.

19. Специфика словаря как объекта охраны авторских прав: юридический и лингвистический аспекты // Слово и словарь = Vocabulum et vocabularium: Сб. науч. трудов по лексикографии / Отв. ред. Л. В. Рычкова, В. Л. Воронович. Гродно: ГрГУ, 2007. С. 8–10.

20. Словарь как объект охраны авторских прав (анализ французского законодательства и судебной практики) // Актуальные проблемы научного знания в XXI веке: сб. статей. в 2 ч. Барнаул; Рубцовск: Изд-во Алт. ун-та, 2007. Ч. 1. С. 157–165.

21. Перспективы фреймовой семантики в лексикографическом анализе // Вопросы языковедения в синхронии и диахронии. Сб. науч. трудов. Пермь: Прикамский социальный институт, 2007. С. 52–58.

22. Национальные и универсальные тенденции в развитии лексикографии (на материале французской лексикографии) // Основные проблемы лингвистики и лингводидактики: Сб. статей I Междунар. науч. конф. Астрахань: Изд. дом «Астраханский университет», 2007. С. 92–94.

23. История лексикографии сквозь призму личностей // Studio, № 3–4, 2007. С. 35–40.

24. Представление причины природных явлений в дефинициях общих французских словарей (на материале наименований гидрометеоров) // Науки о человеке, обществе и культуре: История, современность, перспективы: Сб. науч. трудов / Отв. ред. И. И. Докучаев. Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2008. С. 108–112.

25. Параметрические характеристики как отражение эволюции научного знания (на материале дефиниций наименований гидрометеоров во французском языке) // Лингвистика. Герменевтика. Концептология: Сб. науч. трудов, посвящ. 60-летнему юбилею проф. Е. А. Пименова / Отв. ред. Р. Д. Керимов. Кемерово: Кемеровский полиграфический комбинат, 2008. С. 444–450.

26. Новое в семантизации лексической единицы в лексикографии // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах: Сб. статей участников IV междунар. науч. конф., 25-26 апр. 2008 г., Челябинск. – Т. 3 / Отв. ред. д. ф. н., проф. Л. А. Нефедова. – Челябинск: ООО «Издательство РЕКПОЛ», 2008. – С. 210-213.

27. Словарные дефиниции как отражение процесса формирования научного знания // Записки Горного института. Гуманитарные проблемы современности: язык, общество, культура. Ч. 1. СПб.: С.-Петерб. горный ин-т им. Г. В. Плеханова, 2008. С. 23-24.

28. Культурно-социальная эволюция словарного текста (на материале французской лексикографии) // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики. Вып.Х. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2008. С. 266-271.

29. Отражение культурного компонента значения лексической единицы в словаре (на материале словаря Le Dictionnaire culturel en langue franaise) // Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики: теоретические и методологический аспекты: Материалы междунар. науч.-практ. конф. В 2-х ч. Ч. 1. Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2007. С.204–207.

30. Электронные словари как компонент мультимедийного информационного поля // VI Степановские чтения. Язык и культура. На материале романо-германских и восточных языков: Материалы докладов и сообщений междунар. конф. М.: РУДН, 2007. С. 244–246.

31. Специфика словарного гипертекста в электронных словарях (на материале французских электронных словарей) // Междисциплинарные лингвистические исследования: Материалы междунар. науч.-практ. конф. Кемерово: ГОУ ВПО «Кем ГУ», 2007. С.102–107.

32. Изменение лингвистической стратегии во французской лексикографии (эволюция зоны примеров) // Лингвистические основы межкультурной коммуникации: Сб. материалов междунар. науч. конф. Нижний Новгород: Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н. А. Добролюбова, 2007. С. 117–119.

33. Основні типи електронних словників у французькій лексикографії // MegaLing’2007 Горизонты прикладной лингвистики и лингвистических технологий: Доклады междунар. конф. Симферополь: Изд-во Ди АйПи, 2007. С. 168–169.

34. Паремиологический фонд во французской лексикографии XVII-XXI вв. // Проблемы идиоэтнической фразеологии. Выпуск 4 (7): Доклады междунар. семинара. СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2007. С. 75–78.

35. Современный французский словарь как медийный продукт в коммуникативном пространстве // Языковая система и речевая деятельность: лингвокультурологической и прагматический аспекты. Выпуск II. Материалы междунар. науч. конф. Ростов н/Д: НМЦ "Логос», 2007. С. 50–52.

36. Двойная артикуляция как один из принципов функционирования культурного контекста (на материале словарного текста) // Язык и культура в России: состояние и эволюционные процессы: материалы междунар. науч. конф. / Отв. ред. Н. А. Илюхина, Н. К. Данилова. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2007. С. 293–295.

37. История французской лексикографии: традиции и инновации // Педагогика, лингвистика и информационные технологии: Материалы междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 85-летию со дня рождения проф. Н. Н. Алгазиной. Елец: ЕлГУ им. И.А. Бунина, 2007. Т. 1. С. 352–358.

38. Отражение инструментального уровня познания в дефинициях французской общей лексикографии // Филологические чтения: Материалы Междунар. науч.-практ. конф. / Науч. ред. д-р пед. наук А.В. Кирьякова. Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2007. С.445–450.

39. Жанровое своеобразие словаря как композитного текста // Текст. Дискурс. Жанр: Материалы межрегион. науч.-практ. конф. с междунар. участием. Балашов: Николаев, 2007. С. 176–180.

40. Современный словарь как отражение языковой толерантности // Знаменские чтения: Филология в пространстве культуры: Материалы Всероссийской науч.-практ. конф. Тобольск: ТГПИ им. Д. И. Менделеева, 2007. С. 107–108.

41. Соотношение энциклопедического и лингвистического знания как основа типологии словарей // Коммуникативная парадигма в гуманитарных науках: Материалы XI междунар. науч.-практ. конф. Ростов-на-Дону: Изд-во РИНЯЗ, 2007. С. 152–154.

42. Фрейм как отражение категории интерсубъективности и субъективности в лексикографии // Актуальные проблемы теоретической и прикладной лингвистики: Материалы междунар. науч. конф. / Отв. редактор О. А. Турбина. Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2007. Ч. 1. С. 208–212.

43. Эволюция параметра каузальности во французских словарях XVII-XXI вв. (на материале дефиниций наименований атмосферных явлений) // Актуальные проблемы современной филологии и методики преподавания языков: Материалы межвузовской науч.-практ. конф. Елабуга: Изд-во ЕГПУ, 2008. С. 91–94.

44. Формирование научных понятий и их определение во французских общих словарях (на материале метеорологической лексики) // Актуальные проблемы современного научного знания: Материалы I междунар. науч.-практ. конф. / Отв. ред. Стадульская Н. А. Пятигорск: Изд-во ПГЛУ, 2008. С. 139–146.

45. Принципы толкового словаря Даля и современная французская лексикография // В. И. Даль в парадигме идей современной науки: Язык – словесность – культура – личность»: Материалы IV Всерос. науч. конф. Иваново: Иван. гос. ун-т, 2008. С. 29–37.

46. Звуковой компонент семантизации лексической единицы в гипертексте электронного словаря // Концепт и культура: Материалы III междунар. науч. конф., посвящ. памяти д. ф. н., проф. Н. В. Феоктистовой. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2008. С. 795–801.

ОНУТ факультета филологии и искусств СПбГУ

199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 11.

Подписано в печать 23.06.2008.

Тираж 150 экз.


1 Учитывая, что применение вербального компонента при звуковой опции в мультимедийных словарях в настоящий момент носит экспериментальный характер, мы сочли возможным выйти за рамки тематической группы «Гидрометеоры» и рассмотреть все записи с вербальным компонентом, зарегистрированные в [REn] (общее число сделанных нами транскрипций составляет около 200 единиц).




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.