WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

  На правах рукописи

ВЕЛИКАЯ Елена Васильевна

ПРОСОДИЯ КАК ФАКТОР СТИЛЕОБРАЗОВАНИЯ

(экспериментально-фонетическое исследование

на материале английской

сценической и спонтанной речи)

Специальность 10.02.04 – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Москва - 2010

Работа выполнена в Московском педагогическом

государственном  университете на кафедре грамматики

английского языка факультета иностранных языков

Научный консультант – доктор филологических наук, профессор 

  БЛОХ Марк Яковлевич

Официальные оппоненты -  доктор филологических наук, профессор

  АНАШКИНА Ирина Александровна

  доктор филологических наук, профессор

  МАЛЮГА Елена Николаевна

  доктор филологических наук, профессор

  ФРЕЙДИНА Елена Леонидовна

Ведущая организация - Московский государственный областной

университет

Защита состоится «___» _____________ 2010 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.16 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 119571, Москва, проспект Вернадского, д. 88, ауд ___.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского педагогического государственного университета по адресу: 119992, Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1.

Автореферат разослан «___» _____________2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Мурадова Л.А.

Современный этап развития языкознания характеризуется повышением интереса к функциональным свойствам языка, что проявляется в обращении исследователей «к изучению речи, воплощенной в текстах-дискурсах как продуктах речевого действия» (М.Я. Блох). В этих условиях язык как система речеобразования изучается с использованием различных подходов, обеспечивающих разносторонний анализ средств выражения в различных типах текста в рамках новых продуктивных научных направлений (прагмалингвистика, когнитивная лингвистика, лингвистика художественной речи и др.). Значительный интерес к изучению процессов функционирования просодических единиц в звучащем тексте наблюдается также в фонетике, что является результатом переноса акцента с фразовой просодии на просодию текста. Это предполагает выявление и изучение просодических характеристик не только на уровне отдельного слова, словосочетания и фразы, но и соотнесенность этих единиц в рамках всего текста с учетом его структуры, т.е. формы  и содержания.

  Настоящая диссертация посвящена исследованию роли просодии в формировании стилевой специфики монологического текста в двух видах его реализации – в сценическом и спонтанном монологе и тем самым продолжает изучение взаимоотношений между языковой системой и речевой деятельностью. Данное исследование базируется на учении о стиле и фонетических стилях, а также на учении о тексте и его категориях. Различия в порождении текста в данной работе изучаются в контексте ситуации общения, мотивации и различных моделей порождения, т.е. с точки зрения процессов речеобразования (психолингвистический подход). Дискурс в работе рассматривается как коммуникативный процесс, приводящий к образованию текста. При исследовании построения монологического текста в различных видах речевой деятельности в данной работе учитываются также композиционные и типовые особенности (коммуникативно-функциональный подход). Сценический и спонтанный монологи как составные части коммуникативного процесса рассматриваются в качестве прагматически ориентированных текстов, имеющих целью оказание воздействия на слушающих в различных формах (прагматический подход). Текст в работе исследуется как конечный продукт речевой деятельности, состоящий из одной или нескольких диктем (по теории диктемного строя языка М.Я. Блоха) – основных семантико-структурных единиц текста (текстовой подход). В работе также применен диктемный анализ текста, суть которого сводится к исследованию просодических характеристик звучащего текста в фоностилистическом аспекте на диктематическом уровне. Такой многоуровневый системный анализ позволяет не только тщательно изучить отдельные свойства звучащего текста, но и свести все полученные данные в единую логически структурированную картину, адекватно отражающую его реальные свойства и признаки.

Вопросы, затрагиваемые в данной работе, менее подробно и более подробно рассматривались в работах Д.Х. Баранника, И.А. Зимней, Л.А. Киселевой, Л.В. Крыловой, Л.В. Минаевой, Г.Н. Гумовской, Р.М. Тихоновой, Е.Л. Фрейдиной и других исследователей. Особенность настоящей работы состоит в использовании многоаспектного подхода к изучению звучащего текста в двух видах его реализации, а также в проведении диктемного анализа текста на просодическом уровне. Кроме того, несмотря на значительный интерес лингвистов к исследованию вопросов, связанных с изучением художественного текста и драматического монолога  (исследования Ж.Б. Пинаевой, С.Я. Мейнерте, В.В. Кулешова, Л.В. Крыловой, М.М. Назарова, Е.С. Щелкуновой и других авторов), приходится констатировать отсутствие работ, посвященных проблеме сравнения просодических средств стилизации монолога в двух видах коммуникации: в сценических (театральная и кинематографическая версии) и спонтанных монологических речевых образованиях, с чем связана необходимость этой работы.

Актуальность данной работы определяется необходимостью дальнейшего изучения просодии и, особенно, просодических свойств диктемы как минимальной единицы тематизации и стилизации (стилеоформления) текста.

Объектом исследования  являются монологические  тексты

в двух видах речевой деятельности: сценический монолог в жанре бытовой драмы и  спонтанный монолог на предложенную тему.

Предметом исследования  являются просодические средства оформления сценического и спонтанного монологического текста, его композиционной структуры, тематико-смысловых центров и экспрессивно выделенных участков, а также диктемы как минимальной единицы тематизации и стилизации текста.

Цель настоящего диссертационного исследования состоит в выявлении роли просодии в формировании звучащего монологического текста в двух видах реализации – в сценическом и спонтанном монологе.

Для достижения поставленной цели выдвигаются следующие задачи:

  1. Выявить различия в порождении сценического и спонтанного монологов.
  2. Установить особенности композиционного построения двух видов монологического текста.
  3. Рассмотреть смысловую структуру сценического и спонтанного монологов и свойства основной единицы текста.
  4. Определить понятия «тематико-смыслового центра» и «экспрессивно выделенного участка» монологов применительно к двум видам коммуникации и средства их просодического оформления и воздействия на адресата.
  5. Установить лексико-грамматические и фоностилистические особенности двух видов монолога, просодические средства их делимитации и интеграции.
  6. Выявить просодические средства стилизации монолога в двух видах речевой деятельности – в сценической и спонтанной речи.
  7. Установить основную просодическую единицу строя монологического текста.
  8. Выявить и рассмотреть просодические маркеры стилизации диктемы в сценическом и спонтанном монологе.
  9. Установить роль просодических единиц в формировании индивидуального стиля коммуниканта в двух видах монолога.

Материалом  исследования  послужили  звучащие  монологические

тексты из двух спектаклей, поставленных на сценах британских театров по пьесам Дж. Осборна «Оглянись во гневе» и Г. Пинтера «День рождения» и записанных на видеопленку; монологи из двух видеофильмов: «Как важно быть серьезным» (новая версия) и «Идеальный муж» по пьесам О. Уайльда, а также спонтанные монологи в исполнении преподавателей Лондонского и Кембриджского университетов и стажеров из Оксфордского университета, носителей орфоэпической нормы английского произношения. Общее время звучания составило около 5 часов. Общее количество монологов составило около 110 реализаций. 

Теоретическую основу исследования составляют положения трудов отечественных и зарубежных лингвистов. Так, в исследовании проблем языка и стиля, фоностилей автор опирается на работы Л.С. Выготского, Л.В. Щербы, В.В. Виноградова, М.Я. Блоха, М.Н. Кожиной, Ю.А. Дубовского, М.А. Соколовой, Р.М. Тихоновой, Г.Н. Гумовской, Е.Л. Фрейдиной и других авторов. При рассмотрении вопросов порождения текста анализируются работы С.Д. Кацнельсона, Г.В. Колшанского, А.А. Леонтьева, И.А. Зимней, Е.С. Кубряковой, Дж. Лейвера, В. Фромкин и других. При анализе законов построения текста и его композиционных особенностей используются труды таких исследователей, как Л.Н. Мурзин, А.С. Штерн, О.А. Нечаева, Ю.М. Лотман, Е.А. Ножин, Л.В. Крылова, Л.В. Минаева. Изучая смысловую структуру монологического текста, автор пользуется системой понятий, введенной в лингвистическую науку М.Я. Блохом, и его теорией уровневой структуры языка. При выяснении просодических элементов этой структуры в сценическом и спонтанном монологах используются разработки Р.К. Потаповой, Л.П. Блохиной, Ю.А. Дубовского, Е.Л. Фрейдиной и других авторов. На всех этапах настоящего исследования автор прибегает к трудам К.С. Станиславского, П.М. Ершова, А.В. Немировского, А.Н. Петровой, Г.В. Морозовой как внесшим значительный вклад в развитие театральной теории и киноискусства.

Методы исследования. В соответствии с поставленной целью и задачами в работе применен комплексный метод исследования, включающий теоретический анализ работ отечественных и зарубежных авторов по изучаемым проблемам, методы структурно-семантического и функционального анализов языкового материала с использованием метода диктемного анализа текста и методик  интерпретационного лингвофилологического анализа, а также фонетический анализ, включающий аудитивный и электронно-акустический анализ текста, статистическую обработку информации с использованием компьютерных программ “Praat” и “Speech Analyzer” и последующую интерпретацию полученных данных.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Порождение монолога в сценической и спонтанной речи определяется различиями в ситуациях общения, различной мотивацией и протекает по различным моделям порождения.
  2. Композиция сценических и спонтанных монологов имеет трехчастное строение и в каждом монологе принимает один из трех видов: положение – изложение - обобщение; причина – следствие - вывод; рамочная композиция. Каждая композиционная схема определяет местоположение тематико-смыслового центра в монологе.
  3. Действенный анализ языковых средств может быть достигнут только на уровне текста, который структурно представляет собой одну или несколько диктем, объединенных между собой единством замысла и иерархией подтем. Диктема является основной текстовой единицей, обладающей всеми признаками текста, и основной единицей в иерархии единиц языка по теории М.Я. Блоха (фонема – морфема – лексема – денотема – пропозема - диктема). Дистантные связи между диктемами и их интеграция в единый текст осуществляются посредством ключевых (тематических) слов, просодическими способами выделения которых являются тональные изменения, повышение громкости и замедление темпа речи.
  4. Сценические и спонтанные монологи, независимо от тематики и вида композиции, содержат тематико-смысловые центры как участки монологического текста, являющиеся концентрированным выражением главной мысли и тематического содержания монолога и несущие основную смысловую нагрузку, и экспрессивно выделенные участки, которые конституируются из лексем и фразем, предназначенных для передачи интеллектуальной и модально-эмоциональной информации и воздействия на адресата. В просодическом оформлении тематико-смысловых центров и экспрессивно выделенных участков используются тональные, динамические и временные параметры, однако в различном соотношении, что позволяет создавать пик одного или другого.
  5. Сценический монолог как речь персонажей спектакля или фильма обладает следующими особенностями: разговорность, выразительность и действенность. Спонтанный монолог как разговорная речь в этой форме имеет следующие особенности: естественность, аффективность (эмоциональная окрашенность), бытовой характер тематики. На просодическом уровне эти особенности проявляются различной комбинаторикой просодических средств, что создает определенную стилистическую специфику монологов.
  6. Диктема является  основной просодической единицей строя звучащего монологического текста. Ее интонационная стилизация создается под воздействием экстралингвистических факторов. К фонетическим средствам ее стилизации относятся делимитация, акцентуация ключевых (тематических) слов, тематико-смысловых центров и экспрессивно выделенных участков. К текстовым факторам стилизации диктемы относятся:  тематика и композиция, местоположение диктемы в начале, в середине или в конце монолога, которые позволяют формировать различные интонационные модели.
  7. Индивидуальный стиль говорящего в сценической и спонтанной речи является важнейшим фактором стилизации диктемы и монолога в целом, что проявляется в особенностях делимитации, акцентуации, способах оформления тематико-смысловых центров и экспрессивно выделенных участков, особенностях композиции.

Научная новизна работы состоит, во-первых, в использовании диктемного подхода к анализу монологического текста в сценической и спонтанной речи и уточнении свойств основной текстовой единицы - диктемы. Во-вторых, в диссертации проведено многоаспектное исследование по описанию, систематизации и интерпретации просодических явлений в устной монологической речи. В-третьих, на основании комплексного исследования в работе рассматриваются лингвостилистические особенности монолога и дается описание его просодического оформления с учетом двух видов реализации - в сценическом и спонтанном монологе. В-четвертых, на основе диктемного анализа звучащего монологического текста в работе проведено описание просодического строя диктемы как основной просодической единицы монологического текста с упором на ее стилизацию и приводится просодическая картина ее оформления на материале звучащих монологических текстов разных интонационных стилей: художественного и информационного. В-пятых, в работе впервые выявлены просодические средства стилизации диктемы в двух указанных видах монологического текста.

Теоретическая значимость данного исследования состоит прежде всего в том, что оно продолжает разработку актуальных проблем текстовой просодии и, в частности, роли просодии в создании стилистической специфики монологического текста. Оно развивает вопросы соотношения просодии и смысловой структуры монологического текста и впервые рассматривает просодическое оформление диктемы в зависимости от тематики монолога и его композиционного построения, а также местоположения диктемы в монологе, дает функционально-семантическую интерпретацию просодических явлений и их варьирования в двух видах монологического текста с учетом индивидуального стиля коммуниканта, намечает пути дальнейших фонетических исследований текста. Данное исследование продолжает разработку статуса просодии в прагматически ориентированном звучащем монологическом тексте, что может быть полезно для дальнейшего развития теории прагмалингвистики. Подробное рассмотрение вопросов порождения и восприятия монологического текста в двух различных коммуникативных ситуациях открывает определенные перспективы для дальнейшего развития психолингвистики и теории коммуникации.

Практическое значение данной работы заключается в том, что она расширяет представление о просодических средствах стилизации монологического текста, выявляет алгоритм накопления просодических признаков от диктемы к диктеме и дает представление о многообразии моделей просодической реализации монолога  с учетом не только фонетических, но и текстовых факторов. Выводы и положения, полученные в ходе настоящего исследования, могут быть применены в курсах теоретической фонетики, в обучении нормам речевого общения, поскольку обучение специфике рассмотрения монологического текста на диктематическом уровне и выделения главной мысли и его тематико-смыслового центра, а также экспрессивно выделенных участков служит адекватному восприятию продуцируемых текстов. На основании  данного исследования могут быть разработаны практические рекомендации по отбору и составлению учебного материала для обучения различным видам монологической коммуникации: выразительному (художественному) чтению и спонтанному говорению. Материал данного исследования может быть также использован при подготовке спецкурсов и спецсеминаров по фоностилистике, т.к. расширяет наши знания о сценической и спонтанной речи и двух  интонационных стилях: художественном и информационном.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, 4 глав, заключения, библиографии и двух приложений.

Во введении определяются методы и базовые понятия исследования, его актуальность, новизна, цели и задачи, а также  обосновывается теоретическая и практическая значимость основных положений, выносимых на защиту.

В первой главе рассматриваются теоретические основы исследования, раскрываются основные понятия, используемые в диссертации, формулируются принципы и подходы к изучению роли просодии как фактора стилеобразования.

Во второй главе проводится анализ лексико-грамматических и фоностилистических особенностей монолога в двух видах его реализации – в сценическом и спонтанном монологе.

В третьей главе исследуется просодия сценического и спонтанного монологов в их диктемном развертывании и выводятся просодические средства их стилизации, приводится описание методики проведения экспериментально-фонетического исследования и фонетический анализ (в виде таблиц) сценического монолога в театральной и кинематографической версии и спонтанного монолога.

Четвертая глава диссертации посвящена исследованию просодии диктемы как основной просодической единицы строя звучащего текста и средств ее стилизации: фонетических и текстовых, а также выявлению роли индивидуального стиля говорящего в создании стилистической специфики монолога в двух видах коммуникации.

В заключении в обобщенной форме излагаются результаты проведенного исследования и намечаются перспективы дальнейшего развития  рассмотренных в работе научных проблем.

Приложения содержат образцы монологических текстов, использованных в исследовании, а также образцы интонограмм, полученных в ходе электронно-акустического и компьютерного анализов.

Структура и основные результаты исследования

В первой главе диссертации «Стилевая дифференциация языка и фоностили» на основе интеграции различных исследовательских подходов к анализу текста формулируются теоретические основы исследования: понятие стиля языка и стиля речи, функциональные стили и фонетические стили; текст,  его типы, диктема как основная текстовая единица; дискурс как процесс активации текста в ситуативном контексте; вопросы психологии восприятия текста в процессе коммуникации и прагматики; роль просодии в членении и интеграции монологического текста.

Под стилем в работе понимается разновидность языка в той или иной конкретной сфере, «характер представления, формирования мысли в процессе общения» (М.Я. Блох), в то время как язык – это система категорий, «система средств выражения», «словесное средство формирования мыслей и обмена мыслями в процессе общения» (М.Я. Блох). Категории языка носят абстрактный характер, но без него невозможна речь – конкретное говорение, которое строится по законам языка, производится языком. Иными словами, язык – это система, которая проявляется в речи. Различные совокупности языковых средств составляют стили языка, а их использование в конкретной сфере есть стили речи.

Функционирование языка в той или иной общественной сфере деятельности представляет собой функциональный стиль языка. Функциональные стили не могут быть обособлены от фонетических стилей (фоностилей), под которыми в работе понимается совокупность «сегментных и супрасегментных средств, реализованных в конкретной экстралингвистической ситуации» (М.А. Соколова, И.С. Тихонова и др.), и выполняющих определенные функции, при этом важным дифференциальным показателем стилевой принадлежности является интонационная структура.

Главными стилеобразующим  факторами являются цель высказывания и тема. К другим факторам относятся форма коммуникации, степень формализованности ситуации, отношение говорящего к ситуации общения, социальный статус говорящих, характер публичности, степень подготовленности. Фонетическими характеристиками, коррелирующими с перечисленными факторами коммуникативной ситуации являются делимитация, акцентуация смысловых центров, тональные изменения: тональный уровень, тональный диапазон и направление движения тона, громкость произнесения, темп речи, тембр и другие компоненты интонации. В потоке речи они вступают в сложное взаимодействие друг с другом, образуют множество интонационных структур и выражают разнообразные оттенки звучания.

В современном английском языке исследователи выделяют различные фонетические стили, которые включают как сегментные, так и супрасегментные средства. Подход, которого придерживаемся мы в классификации фоностилей, учитывает тот факт, что некоторые экстралингвистические факторы (например,  степень формализованности ситуации общения) проявляются на сегментном уровне, тогда как другие, например, цель высказывания – на супрасегментном уровне. Проводя исследования, главным образом, в области супрасегментной фонетики, мы в настоящем исследовании пользуемся понятием «интонационного стиля» и опираемся на классификацию интонационных стилей, принятую на кафедре фонетики английского языка МПГУ, а именно: информационный, научный, публицистический, художественный и разговорный. Каждый из перечисленных интонационных стилей характеризуется определенным набором просодических средств. Так, например, для научного стиля характерно наличие интонационного членения, повышенной громкости, среднего темпа речи, четкого ритма, длительных пауз, ступенчатой шкалы и нисходяще-восходящего и высокого нисходящего тона; для информационного стиля свойственно использование средней громкости, среднего темпа речи, четкого ритма, средних пауз, нисходящих и ровных тонов, ровных и нисходящих шкал; для художественного и разговорного – значительная вариативность всех просодических параметров. Как и функциональные стили, фонетические стили (и интонационные) редко существуют в чистом виде. В зависимости от цели коммуникации, коммуникативной ситуации они могут переплетаться, дополняя друг друга.

Следующий раздел настоящей главы посвящен изучению текста и его типов. Текст в данной работе изучается многоаспектно, с использованием психолингвистического, коммуникативного, прагматического и текстового подходов. Текстовой подход связан, прежде всего, с поиском основной единицы текста. Такой единицей, как известно, была признана диктема, которая представляет собой высший уровень в теории уровневой структуры языка (фонема – морфема – лексема – денотема – пропозема - диктема) М.Я. Блоха и обладает функциями номинации, предикации, тематизации и стилизации. Диктема имеет собственное содержательное, структурное и коммуникативное устройство, характеризуется смысловой законченностью. Основной принцип выделения диктемы – единство темы и характерное композиционное устройство. Признание диктемы в качестве основной текстовой единицы является принципиальным для данного исследования, поскольку оно позволяет изучать фоностилистические характеристики текста с точки зрения диктемного подхода и включить в сферу изучения как структуру (содержание и форму) текста, так и его стилевые особенности.

Текст является основной единицей коммуникации и обладает признаками информативности, членимости, связности, континуума, интегративности и завершенности (И.Р. Гальперин). Монологический текст – одна из форм реализации коммуникативно-речевого акта. В основу настоящего исследования положено изучение двух типов текста: сценического и спонтанного монолога. Под сценическим монологом обычно понимается развернутая реплика одного действующего лица, реализованная на сцене или в кино в соответствии с задачами мизансцены, под спонтанным монологом – высказывание, которому не предшествовала подготовка, а участники не использовали записей или заметок (Г.А. Орлов), описывая непосредственно наблюдаемые события и явления окружающей действительности.

В третьем разделе данной главы продолжается изучение текста, однако, с точки зрения его порождения и интерпретации, рассмотрения различных ситуаций общения. Текст – это «тематически организованная речь» (М.Я. Блох). Он создается в коммуникативном процессе, именуемом дискурс. Текст есть продукт процесса производства текста, а дискурс есть весь процесс социального взаимодействия, частью которого является текст как продукт, процесс его производства и интерпретации (Fairclough, Thornbury).

В данной работе при определении понятия «ситуация» мы исходим из понятия «контекст», взятого не в узком смысле, когда имеется в виду лингвистический контекст, ограниченный рамками чисто языкового воплощения содержания коммуникации, а в широком смысле. Контекст в широком смысле  включает в себя все факторы, сопутствующие вербальной коммуникации, начиная от «конкретной ситуации, в которой протекает общение, и кончая всей совокупностью культурных и социальных условий, определяющих весь смысловой и языковой комплекс коммуникативных актов» (Г.В. Колшанский). Именно рассмотрение контекста в широком смысле позволило, с одной стороны, изучить самые общие социальные условия протекания вербальной коммуникации и, с другой, описать особенности лексики, грамматики, фоностилистических средств, используемых в конкретном речевом акте. Такая трактовка контекста позволяет в настоящей работе исходить их понятия коммуникативной ситуации как контекста (лингвистического и экстралингвистического), в рамках которого происходит то или иное событие или явление. Определяемая как контекст в широком смысле, коммуникативная ситуация может быть охарактеризована «наличием двух или более собеседников, имеющих определенное отношение друг к другу, общающихся по определенному поводу в определенной окружающей обстановке» (Теоретическая фонетика английского языка). В таком случае она включает в себя следующие компоненты: цель общения, окружающую обстановку и участников ситуации общения. Рассмотренные более детально, эти компоненты распадаются на следующие составные части: цель включает понятие вида деятельности (например, чтение лекции, проведение собрания и т.д.) и темы общения (переговоры по какому-либо поводу); понятие окружающая обстановка или условия общения определяется такими составляющими, как время действия, наличие слушателей, их количество и местоположение относительно друг друга (например, на значительном расстоянии друг от друга при чтении лекции, рядом друг с другом, спиной друг к другу и т.д.); понятие участники коммуникативного акта и взаимоотношения между ними – эта составная часть коммуникативной ситуации предполагает рассмотрение таких факторов, как личность, внешность, пол, возраст, а также эмоции, настроение, социальный статус говорящих, определенный уровень фоновых знаний (P.Brown, C. Fraser). Необходимо отметить, что  исследованием ситуации общения занимаются многие авторы, однако в настоящей работе мы разделяет точку зрения кафедры фонетики английского языка МПГУ, полагая, что другие определения  в той или иной степени повторяют или уточняют эти идеи. Особенность сценической ситуации, по сравнению с повседневной, состоит в том, что она в значительной мере условна, т.к. складывается в театре или в кино, при наличии соответствующей установки как у актеров, так и у зрителей не на реальную, а на воображаемую ситуацию, где условны и пространство, и участники; условно также сценическое время, что выражается в его особой уплотненности.

С точки зрения порождения спонтанный монолог является экстериоризованной внутренней речью, т.к. поиск внутреннего или ключевого слова, построение схемы синтаксического целого, конструкции предложения, его лексическое заполнение, оформление в соответствии с грамматическими нормами, а также интонационное оформление осуществляется во внешней речи. В процессе этого речепорождения большое значение приобретают такие факторы, как языковая способность говорящего, организация его интеллекта, оперативного мышления, кратковременная и долговременная память, база знаний в ментальном лексиконе.

Порождение монолога в сценической речи имеет следующие этапы: восприятие - подготовка к действию - осуществление действия, причем по временной продолжительности эти этапы не равноценны, и необходимая их пропорция определяется смыслом, содержанием действия, целями и характером действия образа (Г.В. Морозова). Это деление можно сравнить с психофизиологической формулой реакции или ответного действия: восприятие – осознание – осуществление действия. Единицей измерения сценического времени является время, необходимое актеру для совершения действия. Особое значение в сценическом искусстве имеют ритм и темп. Темпо-ритм – волнообразный процесс, который складывается из суммы темпо-ритмов действий, сцен, эпизодов и оказывает влияние на темп речи актеров (И.Ю. Промптова). На перцептивном уровне сценическая речь воспринимается как более выразительная по сравнению со спонтанной, характеризуется более четким произнесением слов.

Четвертый раздел настоящей главы посвящен изучению психологии восприятия текста в процессе коммуникации и его прагматики. Действенное восприятие текста предполагает, во-первых, знание синтаксических правил и семантических норм вербального общения и, во-вторых, способность точно интерпретировать его за счет знания информации об отправителе и его целях и задачах, что позволяет признать информацию истинной или ложной, т.е. верифицировать ее (И.В. Архипова). Истинность или ложность текста может определяться также такими характеристиками, как характеристика языка изложения, степени информативности текста, логики изложения материала текста, степени и типа воздействия текста, степени связи текста с реальной действительностью (С.В. Сазонов). К перечисленным характеристикам истинности или ложности текста можно добавить еще одну - характеристику убедительности текста, поскольку его убеждающая сила непосредственно связана с его адресованным, обращенным к аудитории характером, что особенно актуально для художественного текста.  Коммуникативная ситуация определяет прагматику текста, его лексические, грамматические, стилистические и просодические особенности; кроме того, при определении прагматической стороны смысл текста воспринимается в полном объеме.

Как указывают авторы, занимающиеся прагматикой, здесь должен найти освещение круг вопросов, связанных с говорящим субъектом (адресантом), адресатом, их взаимодействием в процессе речевой коммуникации и ситуацией общения. В связи с адресантом обычно изучаются явные и скрытые цели высказывания, речевая тактика и типы речевого поведения, установка говорящего или прагматическое значение высказывания, прагматические пресуппозиции. Применительно к адресату значение приобретают следующие факторы: интерпретация речи, правила вывода смысла выказывания, при котором учитываются контекст, прагматические ситуации и пресуппозиция, воздействие высказывания на адресата, типы реагирования адресата на поступающую информацию (Р.К. Потапова). Р.К. Потапова вводит также понятие прагматического контекста, при этом, указывая, что  он является теоретической и когнитивной абстракцией различных речевых ситуаций: так, участник коммуникации фокусирует свое внимание только на тех характеристиках речевой ситуации, которые могут оказаться полезными для правильного понимания замысла говорящего и прагматических целей его высказывания.

Конечным итогом речевого акта является воздействие, которое предполагает расширение информированности адресата, изменение в его эмоциональном состоянии, взглядах и оценках, влияние на совершаемые действия. «Именно в воздействии, как в фокусе линзы, сходятся все основные понятия и цели коммуникативного акта – поиски смысла, передача и выявление интенции точности выражения, особенности человеческого понимания и восприятия» (И.В. Архипова). С точки зрения социальной  психологии существуют различные виды психологического воздействия, главным из которых является информационно-психологическое, т.е. воздействие словом, информацией.  Информацию, вслед за М.Я. Блохом, мы делим на следующие виды: коммуникативно-установочная, фактуальная общего типа, фактуальная специального типа, интеллективная, эмотивная, структурная, регистровая, социо-стилевая, импрессивная и эстетическая. В более обобщенном виде весь информационный комплекс можно сгруппировать следующим образом: фактуальная, интеллективная, эмотивная и импрессивная (М.Я. Блох). Конечная цель речевого общения может быть определена как регуляция деятельности собеседника. «…С точки зрения целевой обусловленности речевое общение есть речевое воздействие» (Е.Ф. Тарасов).  Цель речевого воздействия, по А.А. Леонтьеву, состоит в том, чтобы осуществить сдвиг в системе ценностей реципиента. Осуществить это можно путем введения в поле значений реципиента новых значений, а также путем изменения структуры поля значений, не вводя в него новых элементов, за счет сообщения ему новой информации об элементах и явлениях действительности. И в том, и в другом случае может произойти сдвиг в системе ценностей адресата, что может повлиять и на изменение его поведения. В обоих случаях воздействие осуществляется через информирование посредством информативных высказываний, содержащих интеллективную информацию.  Для такого рода высказываний характерна функция сообщения. Однозначность является характерным признаком таких высказываний (текстов). Они апеллируют непосредственно к интеллекту адресата и не имеют цели регуляции поведения. В отличие от информативных высказываний, прагматические высказывания, содержащие интеллектуальную и модально-эмоциональную информацию, предназначены для выполнения одновременно двух функций – сообщения и воздействия, т.е. их целевое назначение состоит не только в том, чтобы сообщить о чем-то, но и воздействовать на чувства и мысли, волю адресата и, в конечном итоге, на его поведение (Л.А. Киселева). Эти высказывания позволяют лексическим способом обеспечить экспрессивность текста и характеризуются различными прагматическими свойствами.

И в повседневной, и в сценической речи конечной целью является оказание воздействия на слушающих или зрителей, хотя от актера требуется владение техникой перевоплощения. К методам воздействия в психологии обычно относят убеждение, внушение и манипулирование (В.Г. Крысько). 

Пятый раздел первой главы рассматривает фонетический аспект сценического и спонтанного монологов. Монологический текст определяется рядом признаков: композиционная упорядоченность, коммуникативная целостность (К.А. Филиппов), при реализации которой текст продвигается от данного к новому и образует тема-рематическую цепочку, структурная целостность или наличие грамматической связи между предложениями, смысловая целостность как единство его темы, его обобщенное содержание. Объединение всех составляющих предложений вокруг темы есть проявление смысловой целостности текста.

Схема смысловой структуры текста предполагает, что каждый более крупный уровень смыслового единства включает в себя совокупность элементов менее крупного уровня смыслообразования (И.А. Зимняя). Членение спонтанного монолога на отрезки носит название интонационного членения: интонационная группа (денотематический уровень) – фраза как «интонационно-речевая реализация предложения» (М.Я. Блох) (пропозематический уровень) – фоноабзац (диктематический уровень). Членение сценического монолога носит название логического членения, суть которого сводится к членению на речевые такты (денотематический уровень – в теории М.Я. Блоха) - фразы (пропозематический уровень) – речевые эпизоды (диктематический уровень). Различия в членении двух видов монолога определяются, главным образом, различиями в их порождении. Общим для них является то, что совокупность элементов, составляющих монологическое высказывание, подчинена главной мысли, выделенной композиционно и на диктематическом уровне. Участки текста, являющиеся концентрированным выражением главной мысли монолога и несущие основную смысловую нагрузку, называются тематико-смысловыми центрами (М.Я. Блох).

Как известно, важнейшим средством построения коммуникативных единиц является интонация, которую, в свою очередь, формируют просодические средства, причем под интонацией обычно понимается «сложный комплекс просодических элементов, включающих мелодику, ритм, интенсивность, темп, тембр и логическое ударение, служащий на уровне предложения для выражения как различных синтаксических значений, так и экспрессивных и эмоциональных коннотаций» (О.С. Ахманова), а под просодией – «сверхсегментные свойства речи, а именно высота тона, длительность (количество) и громкость (сила, амплитуда)» (Р.К. Потапова). В некоторых научных фонетических школах при анализе текста принят синонимичный подход к рассмотрению этих понятий, когда под интонацией понимается «комплекс просодических средств, целое, образуемое сигнификативными изменениями тона, громкости и темпа (скорость речи и паузация)» (Теоретическая фонетика английского языка). Занимаясь просодией текста, мы разделяем эту точку зрения и придерживаемся ее.

Рассмотренные звуковые последовательности (коммуникативные единицы) вместе со слогом, словом и ритмогруппой составляют просодическую структуру устного текста. В данной работе, однако, слог (в силу того, что он не является единицей знакового уровня языка и фонологической единицей) и ритмогруппа, в связи с тем, что она значима как ритмическая единица, но сама значения не имеет (Ю.А. Дубовский), наряду с другими просодическими единицами не рассматриваются. Устный текст в этом случае с фонетической точки зрения представляет собой взаимосвязанную цепочку интонационных групп, фраз и диктем, выражающую смысловые отношения, которые и обеспечивают фонетическое единство. Последовательность интонационных групп, в совокупности функционирующих как относительно автосемантическое единство, образует фразу, которая, в свою очередь, интегрируется или является ингридиентом диктемы или «тематического микротекста» (в понимании Ю.А. Дубовского). Оперируя понятием «диктемы» как основной просодической единицы строя звучащего текста и опираясь на определение Ю.А. Дубовского, данное им для фоноабзаца, а также перефразируя и дополняя его, мы устанавливаем, что фонодиктема (диктема в звучащем тексте) – это минимальная топикальная, иерархически предельная семантико-просодическая единица устного текста, способная адекватно репрезентировать модель просодической структуры определенного текста в целом.

Во второй главе, названной «Лингвостилистические особенности сценического и спонтанного монологического текста», рассматриваются лексико-грамматические и фоностилистические особенности сценического и спонтанного монолога (с первого по четвертый разделы главы).

Сценический монолог – это монолог, звучащий на сцене театра или в кино, для которого, как и для любого монолога, характерны «длительность и обусловленная ею связность, построенность речевого ряда; односторонний характер высказывания, не рассчитанный на немедленную реплику; наличие заданности, предварительного обдумывания» (Л.П. Якубинский).

Являясь компонентом пьесы или ее экранизации, монолог персонажей не есть вполне самостоятельное целое, т.к. он входит в единую диалогическую систему всего произведения, являясь, по существу, монологом в диалоге. С другой стороны, сценический монологический текст создается одним действующим лицом и поэтому он представляет собой относительно самостоятельное речевое произведение. Кроме того, его  характер – двойной направленности, т.к. он одновременно обращен и к другим актерам, и к зрителям. Л.В. Крылова полагает, что монолог в драматическом произведении с психологической точки зрения можно охарактеризовать как «особый речевой акт в системе диалогического общения, обязательным условием осуществления которого является стабильность ситуации с соответствующим распределением ролей говорящего и слушающего. Результатом речевой деятельности говорения одного из участников коммуникативного акта является речевой продукт, т.е. монолог персонажа».

Как показал анализ, сценический монолог – это речевое произведение одного действующего лица, характеризующееся информативностью, связностью, цельностью, композиционной упорядоченностью конституирующих его компонентов, подчиненных тематико-смысловому центру, завершенное в смысловом отношении и разворачивающееся в определенном времени и пространстве. Просодия наравне с лексико-грамматическими средствами способна создавать определенную стилистическую специфику монологического текста. Так,  некоторыми  такими особенностями сценической речи, принятыми в театральном искусстве, и создающими характерный набор просодических средств при ее оформлении, являются, во-первых, разговорность сценической речи (А.Н. Петрова), несмотря на то, что это озвученная актерами, тщательно продуманная автором письменная речь. «Автор драматического произведения передает тенденции разговорной речи, пытаясь изобразить речь героев в привычной для носителей конкретного языка форме, такой, какую они слышат в повседневном общении, чтобы она воспринималась получателем информации как знакомая. Таким образом, речь героев драмы является стилизованной разговорной речью повседневного общения» (Л.В. Крылова). Цель такого общения – передача основного тематического содержания монолога, его главной мысли, выраженной в тематико-смысловом центре, как, например, в монологе Гольдберга в следующем примере («День рождения» Гарольда Пинтера):

Goldberg: That’s why I’ve reached my position, McCann, because I’ve always been as fit as a fiddle.

В создании разговорности сценической речи на просодическом уровне наибольшее значение имели параметры тонального уровня, скорости изменения тона (крутизна) и скорости произнесения (темп речи). Другой особенностью сценической речи считается ее нормативность, которая обычно проявляется в утрировании просодических характеристик, исключении «небрежности дикции» (А.Н. Петрова) и представляет собой  «полный, а не сокращенный вариант речи» (Ю.М. Лотман). Третьей ее особенностью является  выразительность, средством создания которой являются разного рода повторы, употребление параллельных конструкций, а на фонетическом уровне - просодические средства, которые выделяют одни участки текста по отношению к другим, повышая тем самым их экспрессивность. Эти участки монологического текста мы назвали экспрессивно выделенными участками. В создании их выделенности наибольшую значимость имели такие параметры, как скорость произнесения (темп речи) и громкость, а также тональные изменения (тональный уровень и тональный диапазон) и скорость изменения тона (крутизна) за счет своих модификаций:

Helena: But I can’t go on. I can’t take part in all this suffering. I can’t!

Действенность сценической речи (ее воздействие) рассматривается некоторыми авторами в качестве ее четвертой особенности, которая в условиях театральной коммуникации проявляется как воздействие словом. С фонетической точки зрения средствами передачи смысла высказывания служат акцентуация и паузация. Логический акцент, интонационный рисунок, пауза, порядок слов непосредственно связаны с актуальным членением предложения, они его реализуют в звучащей речи. Все компоненты интонации – тональные изменения, интенсивность, длительность – используются для актуального членения, причем, значительную роль в этом играют тональные изменения на ударном  слоге «нового», а тип терминального тона определяется развитием или завершением мысли и индивидуальным характером оценки событий. Из всего спектра видов воздействия в сценических монологах имели место убеждение и просьба, а также оказание психологического давления в форме принуждения и даже более явного – шантажа. На просодическом  уровне первый вид воздействия – убеждение – имел место в тематико-смысловом центре и проявлялся за счет вариативности тональных параметров и паузацией. Второй вид воздействия (принуждение) выражался экспрессивно выделенным участком с преобладанием высокого нисходящего тона и наличием длительных и сверхдлительных пауз между интонационными группами, а также медленным темпом речи. Третий вид воздействия – шантаж с угрозой разглашения компроментирующих сведений, позорящих главного героя – был отмечен использованием высокого восходящего и высокого нисходящего тона и выразительными паузами (длительная и сверхдлительная на границе интонационной группы):

Mrs. Cheveley: Now||| I’m going to sell you that letter back,||||  and the price I ask for it is your public  support |  of the Argentine scheme.

Спонтанный монолог представляет собой речевое произведение одного лица, характеризующееся информативностью, цельностью, композиционной упорядоченностью конституирующих его компонентов, подчиненных тематико-смысловому центру, завершенное в смысловом отношении и разворачивающееся в определенном времени и пространстве без предварительной подготовки. Спонтанный монолог  по типу речи является повествованием, описанием или рассуждением на предложенную тему. Важнейшей его особенностью некоторыми авторами признана  естественность, которая проявляется в том, что речь говорящего может носить сбивчивый характер, изобиловать паузами хезитации, отличаться лексической и грамматической неточностью; в создании этих характеристик на просодическом уровне решающее значение имели тональные параметры (средний тональный уровень и узкий тональный диапазон), громкости (повышенная громкость) и скорости произнесения (средний темп речи). Другой особенностью спонтанного монолога является аффективность или эмоциональная окрашенность. Эмоциональность относится к выражению чувств, настроений, субъективного отношения. Ключевые (тематические) слова,  ядерные лексемы экспрессивно выделенных участков монологов выражают чувство уверенности, сдержанность, категоричность, многозначительность, озабоченность. Наибольший вклад в создание эмоциональной окрашенности внесли параметры тонального уровня, громкости произнесения, скорости изменения тона (крутизны) и скорости произнесения (темпа речи):

Dal: I think that people’s own principles have become much looser, much more amoeba-like, without definite form or structure.

Определенный вклад в создание эмотивного пространства монологов внесли паузы. Функцией этих пауз является выбор говорящим нужного слова, грамматической формы, планирование последующего высказывания:

Dal: Um, || I  think that || inevitably ||  people’s ideas of ||  marriage and  love have  changed | because |  people themselves have  changed.||| The gene-generations that are controlling now|  are different from the  older generations:|  I think perhaps less idealistic,|  there’s being  less to be  idealistic  about.|| I think ||| that ||  people’s  own  principles have become |  much  looser, |  much  more | amoeba-like, | without  definite  form or  structure.|||

Третьей особенностью спонтанного монолога является бытовой характер тематики. Для анализа спонтанных монологов тематика выбиралась с учетом тематики сценических монологов, поэтому спектр тем был ограничен четырьмя:

  1. монологи с содержанием морально-оценочной окраски;
  2. монологи, характеризующие состояние говорящего в результате совершения нравственно мотивированного действия;
  3. монологи на тему межличностных отношений;
  4. монологи, характеризующие отношение говорящего к некоторым этическим вопросам.

Распределение просодических параметров в разных тематических группах осуществлялось по-разному. Так, в одном из монологов четвертой тематической группы в выборе информантом просодических средств преобладали параметры тонального уровня, скорости изменения тона (крутизны угла падения тона) и громкости произнесения, а в другом монологе – также и скорости произнесения, что приводило к получению достаточно яркой и выразительной просодической картины.

Функция воздействия в спонтанных монологах, в отличие от сценических, осуществлялась, главным образом, в форме убеждения за счет использования высказываний, включающих содержательно-концептуальную информацию, сосредоточенную в тематико-смысловых центрах. Наиболее релевантными в достижении этой цели были параметры тонального уровня и тонального диапазона, громкости и темпа речи:

Judy: I think that if we do work properly and know how to enjoy ourselves properly and treat people with respect, then our lives probably will be healthier. If we do our duty, everything will work out fine.

Третья глава диссертации «Просодия сценического и спонтанного монологов и их стилизация» посвящена изучению просодического оформления сценического и спонтанного монологов и их стилизации. Она состоит из двух разделов.  В первом разделе приводится описание методики проведения экспериментально-фонетического исследования: этапов проведения эксперимента, материалов для исследования, разъясняется суть аудиторского анализа и механизм проведения электронно-акустического и компьютерного анализов, а также приводятся таблицы среднедикторских показателей просодических параметров в сценических и спонтанных монологах, порядок проведения функциональной интерпретации результатов эксперимента.

Во втором разделе главы применительно к каждому виду монолога рассматриваются следующие средства их стилизации: делимитация, акцентуация ключевых (тематических) слов, тематико-смысловых центров и экспрессивно выделенных участков. Применение диктемного анализа позволило также установить, что тематика и композиция монологов являются важнейшими факторами их стилизации.

В ходе проведенного экспериментально-фонетического исследования было установлено, что делимитация сценического монолога носит характер синтаксического, и в нем преобладают синтаксические паузы длительностью от коротких до сверхдлительных; длительность эмфатических пауз была от длительных до сверхдлительных. При совпадении синтаксических и эмфатических пауз отмечалось увеличение продолжительности первых. В сценических монологах имели место паузы без перерыва в фонации на стыке двух фраз. Смысловая нагрузка паузы определяется целями и задачами коммуникации, с одной стороны, и задачей мизансцены, - с другой. Сочетание сверхдлительной синтаксической паузы и низкого нисходящего тона в конце фразы передавало значение категоричности и решительности главного героя, а сочетание длительной эмфатической паузы и высокого нисходящего тона подчеркивало искренность и глубину испытываемых чувств у главной героини, вызывало ощущение сопричастности. Короткая пауза в сочетании с восходяще-нисходящим тоном придавала оттенок требовательности, а в сочетании с высоким нисходящим тоном – сарказма и издевки. В сценических монологах этой подгруппы преобладают ровные шкалы, в частности, в сочетании с низким нисходящим тоном, что обычно характеризует информационный интонационный стиль, но также присутствуют ступенчатые, скользящие, повышающиеся (rising) шкалы и имеет место их полное отсутствие, что свойственно  в большей степени для художественного интонационного стиля:

Helena: It’s my own decision entirely.||||

Следующая фоностилистическая характеристика текста, определяющая его стилизацию - акцентуация ключевых (тематических) слов, которые в «художественном тексте обладают индивидуально-художественным значением и входят в разряд высокочастотной лексики текста, а также развивают свою семантическую структуру как за счет прочих лексических единиц, так и за счет собственных многократных употреблений в различных речевых ситуациях» (В.А. Кухаренко). В сценическом монологе  в рамках первой тематической группы  акцентуация ключевых (тематических) слов осуществлялась за счет усиления громкости, расширения тонального диапазона и замедления темпа речи в сочетании со средним ровным или со средним нисходящим тоном. Во второй тематической группе акцентирование тематических слов осуществлялось расширением диапазона и замедлением темпа речи в сочетании с высоким нисходящим и восходяще-нисходящим тоном. В третьей тематической группе наиболее релевантными были параметры тонального диапазона и скорости произнесения, в результате чего осуществлялось расширение тонального диапазона и замедление темпа речи в сочетании с высоким и средним нисходящим тоном. В четвертой тематической группе ключевые слова выделялись расширением тонального диапазона и замедлением темпа речи в сочетании с низким нисходящим тоном или расширением тонального диапазона и ускорением темпа речи в сочетании с низким или высоким нисходящим тоном.

Акцентуация тематико-смысловых центров и экспрессивно выделенных участков в сценических монологах осуществлялась с использованием различных просодических параметров в зависимости от композиции монологов и их тематики. Так, при реализации композиционной схемы первого типа тематико-смысловой центр располагается в финальной диктеме и выделяется усилением громкости и повышением тонального уровня в сочетании со средним нисходящим тоном. Акцентуация экспрессивно выделенного участка осуществлялась, главным образом, замедлением темпа речи в сочетании со средним нисходящим тоном или расширением тонального диапазона и замедлением темпа речи в сочетании с высоким, средним и низким нисходящим тоном:

Jimmy: I knew more about love, betrayal and death, when I was ten years old than you will probably ever know all your life. (тематико-смысловой центр)

But, you see, I was the only one who cared.

All he could feel was the despair and the bitterness, the sweet, sickly  smell of a dying man. 

And I can never forget it. (экспрессивно выделенные участки)

При реализации композиционной схемы второго типа тематико-смысловой центр располагался в середине сценического монолога и выделялся повышением тонального уровня и замедлением темпа речи в сочетании с восходяще-нисходящим и восходяще-нисходяще-восходящим тоном. Остальные параметры были иррелевантны. Экспрессивно выделенный участок в данном монологе выделялся также повышением тонального уровня и замедлением темпа речи в сочетании с высоким и низким нисходящим тоном:

Helena: It’s just that suddenly tonight, I see what I have really known all along, that you can’t be happy when what you’re doing is wrong, or is hurting someone. (тематико-смысловой центр)

But I can’t go on. I can’t take part in all this suffering. I can’t! (экспрессивно выделенный участок)

При реализации композиционной схемы третьего типа (рамочная композиция) тематико-смысловой центр располагается в первой диктеме и повторяется в последней. В его выделенности играли роль тональные параметры (повышение тонального уровня) и громкость произнесения (усиление громкости) в сочетании с высоким нисходящим тоном и средней ровной шкалой со «случайным» подъемом. Экспрессивно выделенные участки в данном монологе выделялись повышением тонального уровня, расширением тонального диапазона и замедлением темпа речи, а также усилением громкости в сочетании со средним ровным, высоким и средним нисходящим тоном:

Goldberg: That’s why I’ve reached my position, McCann, because I’ve always been as fit as a fiddle. (тематико-смысловой центр)

Take a good look.

My motto: work hard and play hard. Not a day’s illness. (экспрессивно выделенные участки)

Проведенный фоностилистический анализ сценических монологов позволил выявить наиболее типичные фоностилистические характеристики этих монологов и представить их в виде таблицы:

Таблица 1. Маркеры просодической стилизации сценического монолога

Тембр

выражает гамму чувств, испытываемых героями пьесы или фильма

Делимитация

фонодиктемы – фразы – интонационные группы

Стиле-

маркирую-

щие

черты

Громкость

варьирует в зависимости от размера аудитории, задачи мизансцены

Тональный уровень и тональный диапазон

варьируют

Скорость произнесения

варьирует в зависимости от важности информации, и задачи мизансцены

Паузы

синтаксические длительностью от коротких до сверхдлительных, эмфатические – от длительных до сверхдлительных

Ритм

определяется задачей образа

Акценту-

ация тематико-

смысловых центров

Терминальные тоны

широкое использование высокого, среднего и низкого нисходящего тона в тематико-смысловых центрах; использование восходящего и ровного тона в конце интонационной группы

Предъядерная часть

вариативность в использовании шкал: нисходящих, восходящих и ровных; эмфаза достигается за счет использования следующих интонационных структур:

Mid Head + High Fall

Mid Head + Rise-Fall

Mid Head + Fall-Rise

High Head + Rise-Fall-Rise

Sliding Head + High Fall

Rising Head + High Fall

Контраст между выделенными и невыделенными сегментами

достигается использованием повышенной громкости, высокого финального падения и вариативностью темпа речи

Средством делимитации в спонтанном монологе также были паузы. Синтаксические паузы отделяли одну фонодиктему от другой, разделяли фразы и интонационные группы, паузы хезитации применялись для обдумывания, и это определило правила связывания интонационных групп во фразы, а фраз – в диктемы, которые в конечном итоге формировали монологический текст. Длительность синтаксических пауз варьировала от очень коротких до длительных, а пауз хезитации – от длительных до сверхдлительных. При совпадении одних и других продолжительность синтаксических пауз увеличивалась. Имели место паузы без перерыва в фонации на стыке двух интонационных групп. Смысловая нагрузка пауз в данном виде монолога определяется необходимостью выполнения коммуникативной задачи. Полагаясь на свои собственные способности по продуцированию текста и контролируя завершение диктем, информанты производят довольно значительное количество незавершенных фрагментов меньшего порядка (фраз и интонационных групп). Для спонтанных монологов характерно преобладание ровного тона со значением незавершенности. Сочетание ровного тона и паузы хезитации показывает неуверенность говорящего. Отмечалось также наличие других видов терминального тона: нисходяще-восходящего, низкого нисходящего, высокого нисходящего. Также имели место различные типы шкал: ступенчатые, падающие, а также их отсутствие, что придает звучащему монологическому тексту определенную выразительность, хотя и не является в полной мере характерным для информационного интонационного стиля:

Dal: It’s against their, their  principles, | against what they base their  lives on.|||

Акцентуация ключевых слов в спонтанном монологе в рамках первой тематической группы осуществлялась сужением тонального диапазона и замедлением темпа речи в сочетании со средним ровным или низким нисходящим тоном. Во второй тематической группе ключевые слова выделялись замедлением темпа речи, усилением громкости и сужением тонального диапазона в сочетании со средним нисходящим тоном. В монологах третьей тематической группы ключевые слова выделялись сужением тонального диапазона, усилением громкости и ускорением темпа речи в сочетании с высоким и низким нисходящим, а также низким ровным тоном. В четвертой тематической группе акцентуация ключевых слов осуществлялась за счет расширения или сужения тонального диапазона и замедления темпа речи в сочетании с высоким и средним нисходящим и средним ровным тоном.

Акцентуация тематико-смысловых центров и экспрессивно выделенных участков в спонтанных монологах, как и в сценических, осуществлялась с использованием различных просодических средств в зависимости от их композиции. Так, при реализации композиционной схемы первого типа тематико-смысловой центр располагался в финальной диктеме монолога. Он выделялся повышением тонального уровня, усилением громкости и замедлением темпа речи в сочетании со средним нисходящим и средним ровным тоном. Акцентуация экспрессивно выделенного участка в данном монологе осуществлялась усилением громкости и замедлением темпа речи в сочетании со средним ровным и низким нисходящим тоном:

Simon: And death in existence with God, you know, why does it take worthy people you care about most.(тематико-смысловой центр)

I mean death … I mean I don’t understand … I mean I don’t understand why it has to happen to people you know, who cared about me, just made it easy, sort of.

(экспрессивно выделенный участок)

При реализации композиционной схемы второго типа тематико-смысловой центр располагался в середине монолога и выделялся повышением тонального уровня, замедлением темпа речи и усилением громкости в сочетании со средним нисходящим и восходяще-нисходящим тоном. Экспрессивно выделенный участок в данном монологе выделялся также повышением тонального уровня, усилением громкости и замедлением темпа речи, однако, в сочетании со средним ровным, нисходяще-восходящим и низким нисходящим тоном:

Dal: I feel that obviously people’s ideas about what is wrong,  what is right  can … can  differ a lot.  (тематико-смысловой центр)

Um, if you have no ethical boundaries, you can’t be wrong or right. (экспрессивно выделенный участок)

При реализации третьего типа композиции – рамочной – тематико-смысловой центр выделялся повышением тонального уровня, усилением громкости  (в некоторых случаях - замедлением темпа речи) в сочетании с высоким и средним нисходящим тоном. Экспрессивно выделенный участок в данном монологе выделялся повышением тонального уровня, усилением громкости (иногда и замедлением темпа речи) в сочетании с высоким и средним нисходящим тоном:

Katie: I think that what you’ve got to trust is your love but not the piece of paper that says you’re married. (тематико-смысловой центр)

And society, I’d say, that is the main reason for people getting married; there is so much social pressure to do so especially when the couple are going to have children. (экспрессивно выделенный участок)

Проведенный фоностилистический анализ спонтанных монологов позволил выявить наиболее типичные фоностилистические характеристики этих монологов и представить их в виде таблицы:

Таблица 2. Маркеры просодической стилизации спонтанного монолога

Тембр

выражает чувства и эмоции информанта, иногда сдержанный, беспристрастный или выражает смятение (в зависимости от тематики)

Делимитация

фонодиктемы – фразы – интонационные группы,  нарушения в синтаксической структуре фраз

Стиле-

маркирую-

щие

черты

Громкость

в основном - средняя;  варьирует в зависимости от индивидуального стиля информанта

Тональный уровень и тональный диапазон

преобладает средний диапазон; может варьировать в зависимости от индивидуального стиля информанта

Скорость произнесения

в основном – средняя, может варьировать в тематико-смысловых центрах

Паузы

синтаксические длительностью от очень коротких до длительных и паузы хезитации длительностью от длительных до сверхдлительных

Ритм

носит несистематичный, субъективный характер

Акценту-

ация тематико-

смысловых центров

Терминальные тоны

широкое использование среднего ровного тона и финального падения в тематико-смысловых центрах; нефинальное падение; преобладает ровный тон в незаконченных интонационных группах; выделенность осуществляется за счет использования высокого и низкого нисходящего тона

Предъядерная часть

преобладание ровных (высокой, средней, низкой) шкал; эмфаза достигается использованием следующих интонационных структур:

Mid Head + Mid Fall

Mid Head + Mid Level

Mid Head + Fall-Rise

Mid Head + High Fall
High Head + Low Fall

Контраст между выделенными и невыделенными сегментами

достигается использованием повышенной громкости, высокого финального падения и вариативностью темпа речи

В четвертой главе диссертации «Просодия диктемы как непосредственной единицы тематизации и стилизации текста» исследуется диктема как основная просодическая единица строя монологического текста, ее просодические признаки и способы просодического оформления, а также маркеры ее стилизации. Так, к просодическим признакам диктемы нами отнесены тональные изменения, громкость и скорость произнесения. В первом разделе данной главы рассматриваются вопросы эволюции взглядов зарубежных и отечественных лингвистов на развитие этих просодических параметров. Так, в частности, отмечается, что  первое упоминание мелодики (melody) или тональных изменений как признака устной речи встречается в работах Дж. Харта, где речь шла, в основном, о природе английского ударения. Впоследствии в работе К. Батлера две выделенные интонационные структуры Tune I  и Tune II (Fall и  Rise) были увязаны с пунктуацией и грамматическими взаимоотношениями между частями высказывания, паузацией и уровнем тона. В работах Дж. Уолкера и У. Перри увязка грамматических структур с просодическими параметрами рассматривалась уже на уровне предложения. Дж. Уолкер также ввел символы для восходящего и нисходящего тона и других тональных уровней: восходяще-нисходящего, нисходяще-восходящего и ровного. Вариативность тона изучал также Дж. Стил, который впервые систематизировал транскрипцию в английском языке, особенности ударения и тональных изменений. Он также определил грамматическое значение тона и его модальный характер (attitudinal meaning).

Попытка объединить фонетический и фонологический аспект интонации была сделана в 1922 г. Г. Пальмером, который осознал значение функционального аспекта интонации. Заслугой этого исследователя было также и то, что он выделил шкалу (the Head), ядро (the Nucleus) и заядерную часть (the Tail), четыре ядерных тона (нисходящий, восходящий, восходяще-нисходяще-восходящий и ровный) и три типа шкалы; им было предложено шесть интонационных структур, которые, по его мнению, схематически отражали движение интонации. Данный подход впоследствии был принят Р. Кингдоном, который из понятия шкалы выделил предшкалу (the pre-Head), и позже был развит Дж. О’Коннором и Дж. Арнольдом. Это была первая попытка создать систему вариативности оттенков звучания с привязкой к коммуникативным типам предложения. В последующих работах авторы сосредоточили свое внимание на установлении соотношения между интонацией и другими аспектами языка. Наиболее значимым в этой области является вклад Р. Кирка и М.А.К. Хэллидея.

В американской лингвистической школе Л. Блумфилд рассматривал интонацию как своего рода модификацию, во-первых, времени, в течение которого продолжается звучание звука, во-вторых, громкости, с которой он произносится, в-третьих, уровня голоса во время его производства, в-четвертых, положения органов речи в процессе производства звука.  Другой американский автор, К. Пайк, помимо глубокого анализа просодических характеристик слога и изучения качественных характеристик  голоса, также дал тщательное описание интонационной системы английского языка.  Параллельно с К. Пайком исследования в области интонации в английском языке проводили также Б. Блок и Дж. Трейгер. Занимаясь изучением изолированных звуков, эти авторы отмечали наличие вариативности в параметрах громкости, тонального уровня и длительности этих звуков. 

Подход к изучению интонации, разработанный Г. Пальмером, был в дальнейшем усовершенствован Р. Кингдоном, Дж. О’Коннором и Дж. Арнольдом, а также М.А.К. Хэллидеем. По мнению некоторых исследователей (Р. Roach), наиболее системное рассмотрение теоретических вопросов интонации содержится в работах А. Краттендена  и Дж. Уэлза. Кроме того, достижения британских и американских ученых в области изучения интонации английского языка были учтены и дополнены различными научными коллективами в России. Так, на основе наработок Р. Кингдона, а впоследствии Дж. О’Коннора и Дж. Арнольда с некоторыми модификациями была принята система графического обозначения английской интонации авторами ряда учебников по английской фонетике (В.А. Васильев; М.А. Соколова, И.С. Тихонова и др.). 

Как отмечалось выше, носителями рассмотренных просодических признаков являются интонационная группа, фраза, которые, в свою очередь, могут объединяться в диктемы (фонодиктемы). Диктема является оптимальной единицей для анализа всего монологического текста. К такому выводу пришла и Е.Л. Фрейдина, занимаясь изучением публичной речи.  Являясь основной просодической единицей звучащего текста, диктема выступает как единица членения, единица строя текста и отличается характерной просодией. Она также является оптимальной единицей для анализа просодического строя сценического и спонтанного монологического текста, т.к. именно в диктеме раскрываются такие просодические признаки, как тональные изменения, вариативность громкости произнесения, темпа речи, особенности членения, паузации, построения интонационных контуров. В ней также  полно, учитывая ее значимое место (высшее) в иерархии уровневой структуры языка М.Я. Блоха, раскрываются номинация, предикация, тематизация и стилизация, два последних из которых мы подробно рассмотрели в данной работе.

Основное внимание в данной главе уделено выявлению просодических маркеров стилизации диктемы в двух видах монологического текста (второй раздел главы). Как показал анализ, средствами стилизации диктемы являются

делимитация, акцентуация ключевых (тематических) слов, тематико-смысловых центров и экспрессивно выделенных участков, тематика и композиция, местоположение диктемы в начале, в середине или в конце монолога, а также индивидуальный стиль коммуниканта, которые формируют различные способы просодического оформления диктемы.

Делимитация монологического текста на составляющие его диктемы осуществляется паузами. Сценический монолог характеризуется преобладанием синтаксических пауз, отделяющих одну диктему от другой, а также разделяющих фразы и интонационные группы. Эмфатические паузы использовались как внутри фразы между интонационными группами, так и в конце фразы. Длительность синтаксических пауз варьировала от очень коротких 0,12 сек до сверхдлительных 1,68 сек, эмфатических – от длительных 0,87 сек до сверхдлительных 0,96 сек. При совпадении синтаксических и эмфатических пауз отмечалось увеличение продолжительности первых: в конце диктемы – 2, 96 сек, 3,83 сек и 5,44 сек. В монологах имели место паузы без перерыва в фонации на стыке двух фраз. В спонтанных монологах отмечается наличие синтаксических пауз длительностью от очень коротких 0,12 сек до длительных 0,77 сек и 0,87 сек, а также пауз хезитации от длительных 0,52 сек до сверхдлительных 1,01 сек. При совпадении двух видов пауз длительность синтаксических увеличивалась до 0,61 сек и 0,77 сек (длительные). Имели место паузы без перерыва в фонации на стыке двух интонационных групп.

Акцентуация ключевых слов в диктемах сценического монолога (театр. версия) в рамках первой тематической группы осуществлялась  расширением тонального диапазона, замедлением темпа речи и усилением громкости. Во второй тематической группе выделенность ключевых слов осуществлялась расширением тонального диапазона и замедлением темпа речи. В третьей тематической группе наиболее релевантными были параметры тонального диапазона (расширение) и темп речи (замедление), либо сочетание этих способов. В четвертой тематической группе ключевые слова выделялись расширением или сужением тонального диапазона, замедлением темпа речи и усилением громкости. Выделение ключевых слов в диктемах спонтанного монолога в рамках первой тематической группы осуществлялось сужением тонального диапазона и замедлением или, наоборот, ускорением темпа речи. Во второй тематической группе акцентуация тематических слов осуществлялась за счет сужения тонального диапазона и усиления громкости, а иногда – замедлением темпа речи. В третьей тематической группе выделенность ключевых слов производилась за счет сужения тонального диапазона, усиления громкости или замедлением темпа речи. В четвертой тематической группе ключевые слова выделялись расширением или сужением тонального диапазона, замедлением темпа речи и, в ряде случаев, усилением громкости.

Акцентуация тематико-смысловых центров как главной мысли монолога в диктемах сценических монологов на просодическом уровне создавалась по показателям тонального уровня и тонального диапазона в сочетании с выделенностью по параметрам громкости и скорости произнесения; в спонтанных – по показателю тонального уровня в сочетании с показателями громкости и скорости произнесения или скорости изменения тона.  Экспрессивно выделенные участки диктем на просодическом уровне в сценических монологах создавались различными сочетаниями таких просодических параметров, как тональные изменения, интенсивность и длительность в зависимости от местоположения данного участка в монологическом тексте: в начале монолога наиболее релевантными являются показатели скорости произнесения и громкости, в середине монолога – сочетание всех параметров, в конце – тональные изменения, громкость и скорость изменения тона. В спонтанных монологах выделенность ядерных лексем экспрессивно выделенных участков осуществлялась по показателю тонального уровня, параметрам скорости произнесения и громкости. Случаев совпадения тематико-смысловых центров и экспрессивно выделенных участков выявлено не было. Принцип выделения пика (информационного или прагматического) не зависел от вида монолога и его тематики, но находился в зависимости от его композиции.

Композиция монолога независимо от его вида и тематики определяет местоположение тематико-смыслового центра в начале, в середине или в конце монолога, создавая при этом стилизацию диктем различными фонетическими средствами. В сценическом монологе (театр. версия) при реализации первого типа композиционной схемы  и расположении тематико-смыслового центра в финальной диктеме или в конце монолога его выделенность осуществляется по показателям тонального уровня и тонального диапазона, повышением крутизны угла падения тона, усилением громкости в сочетании со средним нисходящим тоном и ступенчатой и ровной шкалой. В кинематографической версии сценического монолога акцентуация тематико-смыслового центра осуществляется сужением тонального диапазона и замедлением темпа речи в сочетании с высокой, средней ровной шкалой и повышающейся шкалой, а также со средним и низким нисходящим тоном и восходяще-нисходящим тоном.

Robert Chiltern: Is it fair, Arthur, that some act of youthful folly should be brought up against me now all these years later. Is it fair?

В спонтанном монологе выделенность тематико-смыслового центра осуществляется расширением тонального диапазона, повышением крутизны угла падения тона, усилением громкости и замедлением темпа речи в сочетании со средней ровной шкалой и средним нисходящим и средним ровным тоном.

При реализации второго типа композиции и расположении тематико-смыслового центра во второй диктеме или в середине сценического монолога  (театр. версия) его акцентуация осуществляется повышением тонального уровня или замедлением темпа речи в сочетании с высокой и низкой ровной шкалой и восходяще-нисходящим и ровным тоном. В кинематографической версии сценического монолога выделенность тематико-смыслового центра осуществляется сужением тонального диапазона и замедлением темпа речи в сочетании со средним нисходящим тоном.

Gwendolen: And my ideal has always been to love someone of the name of Ernest.

В спонтанном монологе тематико-смысловой центр выделяется понижением тонального уровня, повышением крутизны угла падения тона, усилением громкости и замедлением темпа речи в сочетании со средней и высокой ровной шкалой и средним нисходящим и восходяще-нисходящим тоном.

При реализации третьего типа композиции (рамочной) в сценическом монологе (театр. версия) тематико-смысловой центр выделяется повышением тонального уровня, усилением громкости и повышением крутизны угла падения тона в сочетании с высоким нисходящим тоном и ступенчатой и средней ровной шкалой со «случайным» подъемом. В кинематографической версии тематико-смысловой центр выделяется только замедлением темпа речи в сочетании со средней ровной шкалой и средним нисходящим тоном.

Lady Bracknell: Prism! Where is that baby?

В спонтанном монологе тематико-смысловой центр выделяется повышением тонального уровня, крутизны угла падения тона, усилением громкости и замедлением темпа речи в сочетании со средней ровной и ступенчатой шкалой и высоким и средним нисходящим тоном.

На стилизацию диктемы влияет не только композиция, но и тема, в рамках которой строится весь монологический текст, т.е. тематика монологов является важным фактором в выборе просодических средств.

В сценических монологах (театр. версия) в рамках первой тематической группы в просодическом оформлении диктем использовались тональные показатели, параметры скорости изменения тона и скорости произнесения (параметр громкости в ряде случаев был также релевантным); в кинематографической версии монологов  релевантными были параметры тонального диапазона и скорости произнесения:

Jack: I suspect him of being untruthful.

Для сценических монологов (театр. версия) в рамках второй тематической группы релевантными являются тональные параметры, параметры скорости изменения тона и скорости произнесения; в кинематографической версии монологов наибольшее значение в оформлении диктем имели параметры тонального диапазона, скорости произнесения и громкости произнесения:

Gertrude: You’ve lied to the whole world.

Для сценических монологов в рамках третьей тематической группы (театр. версия) более значимы в оформлении диктемы тональные параметры, показатель громкости и скорости произнесения; в кинематографической версии – параметр громкости:

Gwendolen: How secretive of him.

Для сценических монологов в четвертой тематической группе (театр. версия) релевантными в оформлении диктемы являются параметры тонального уровня, скорости изменения тона и скорости произнесения; в кинематографической версии – параметры тонального диапазона и скорости произнесения:

Mrs. Cheveley: You are standing on the edge of a precipice, Sir Robert.

В спонтанных монологах в рамках первой тематической группы просодическое оформление диктем осуществляется с использованием параметров тонального диапазона, скорости изменения тона, громкости и скорости произнесения; во второй тематической группе использовались параметры тонального уровня, громкости и скорости произнесения; в третьей тематической группе релевантными были показатели тонального уровня, скорости изменения тона, громкости и скорости произнесения; в четвертой тематической группе - параметры тонального уровня, скорости изменения тона, громкости и скорости произнесения:

Kathie: I think that anybody who’s managed to bring up a child reasonably well, deserves a lot of respect because it’s a very difficult thing to do.

Стилизация диктемы определяется также ее местоположением в монологе. В сценических монологах (театр. версия) в просодическом оформлении вступительной диктемы или вступления в первой и второй тематических группах релевантными в создании просодической картины являются параметры тонального диапазона, громкости и скорости произнесения:

Helena: Very well.  I’m going downstairs to pack my things. If I hurry, I shall just catch the 7.15 to London.

В третьей и четвертой тематических группах большее значение имеют параметры тонального диапазона и скорости произнесения:

Colonel: Your husband has obviously taught you a great deal, whether you realise it or not.

В кинематографической версии сценических монологов в первой и третьей тематических группах более релевантными являются параметры тонального диапазона и скорости произнесения, во второй – параметр скорости произнесения, а в четвертой – тонального диапазона, громкости и скорости произнесения:

Gwendolen: Oh! It is strange, he never mentioned that.

В спонтанных монологах просодическое оформление диктем вступления осуществляется следующим образом: в первой тематической группе релевантными являются параметры скорости произнесения и громкости, во второй – большее значение имеют параметры тонального диапазона и скорости произнесения, в третьей и четвертой тематических группах – параметры тонального диапазона, громкости и скорости произнесения:

Dal: Um. All of this depends on, er, the value of wrong or right, I think.

При оформлении диктем основной части сценических монологов (театр. версия) в первых трех тематических группах параметр громкости не является релевантным; наибольшую значимость имеют параметры тонального диапазона и скорости произнесения. Во второй и четвертой тематических группах более значимыми являются параметры тонального диапазона и скорости произнесения:

Helena: This is not Alison’s doing – you must understand that.

В кинематографической версии  при оформлении диктем основной части параметр громкости также не является релевантным в первых трех тематических группах, однако он является значимым в четвертой. В первых трех тематических группах просодическое оформление диктем осуществляется сочетанием параметров тонального диапазона и скорости произнесения, в четвертой – параметрами громкости, скорости произнесения и тонального диапазона. В спонтанных монологах в первых трех тематических группах наиболее значимыми являются параметры скорости произнесения и  тонального диапазона, в четвертой – параметры тонального диапазона, громкости и скорости произнесения:

Simon: I think it’s really, really important that you have people around you, yeah, who can listen to that person, who can just, sort of, just sit and sympathise although my friend seldom wanted any sympathy at all.

В просодическом оформлении заключительной диктемы или заключения в сценических монологах (театр. версия) в первой, третьей и четвертой  тематических группах в просодическом оформлении большее значение приобретают параметры тонального диапазона и скорости  произнесения, во второй – параметры громкости и тонального диапазона:

Helena: You probably won’t feel up to making that journey again tonight … . I’ll just make it.

В кинематографической версии заключение представлено тематико-смысловым центром или экспрессивно выделенным участком, в которых наиболее значимыми являются три просодических параметра: тональный диапазон, громкость и скорость произнесения.

Gwendolen: The moment Algy first mentioned to me that he had a friend called Ernest, I knew I was destined to love you . (экспрессивно выделенный участок)

В спонтанных монологах в первой тематической группе релевантными являются параметры тонального диапазона и скорости  произнесения, во второй – только параметр тонального диапазона; в третьей и четвертой тематических группах наибольшую значимость имеют три параметра: тонального диапазона, громкости и скорости произнесения:

Katie: But I still think that if you’re sure that your love is there, that’s what’s important. And although it might be simpler to get married, it’s not a necessity.

Всесторонний анализ экспериментального материала позволил выявить наиболее типичные способы интонационного оформления диктемы (интонационные контуры).

В интонационном оформлении ключевых (тематических) слов в диктемах сценических монологов просодическое оформление осуществлялось с использованием параметров тонального диапазона, громкости и скорости произнесения в сочетании с различными типами нисходящего тона; для диктем спонтанных монологов были характерны следующие способы просодического оформления (параметр тонального уровня не учитывался): средний или узкий тональный диапазон, повышенная громкость, средняя или малая скорость произнесения в сочетании со средним ровным, нисходяще-восходящим или высоким и средним нисходящим тоном.

В просодическом оформлении тематико-смысловых центров и

экспрессивно выделенных участков в диктемах сценических монологов имели место различные способы интонационного оформления с использованием следующих просодических параметров: высокого тонального уровня, крутого угла падения тона, повышенной громкости, малой скорости произнесения, высокой и средней ровной шкалы, ступенчатой, скользящей, поднимающейся шкалы, «случайного» подъема и нисходящего, восходяще-нисходящего и восходяще-нисходяще-восходящего тона. В просодическом оформлении тематико-смысловых центров и экспрессивно выделенных участков в диктемах спонтанных монологов использовались следующие просодические параметры: высокий или средний тональный уровень, крутой угол падения тона, повышенная громкость, средняя или малая скорость произнесения, высокая и средняя ровная шкала, нисходящие тоны, нисходяще-восходящий тон и средний ровный тон.

В интонационном оформлении вступления (вступительной диктемы) в сценических монологах наиболее типичными были следующие сочетания просодических параметров: широкий или средний тональный диапазон, средняя или малая скорость произнесения, повышенная громкость, средняя ровная шкала, «случайный» подъем, средний ровный тон, средний или низкий нисходящий тон и нисходяще-восходящий тон. В спонтанных монологах – широкий или узкий тональный диапазон, повышенная громкость, малая скорость произнесения, высокая и средняя ровная шкала, средний ровный и нисходящие тоны.

В интонационном оформлении диктем основной части сценических монологов наблюдалась следующая просодическая картина: средний или узкий тональный диапазон, высокая и средняя скорость произнесения, высокая, средняя и низкая ровная шкала, средний и низкий нисходящий тон; в спонтанных монологах – средний и  узкий тональный диапазон, высокая и средняя скорость произнесения, средняя ровная и ступенчатая шкала, средний и низкий нисходящий тон. 

В просодическом оформлении заключения (финальной диктемы)  в сценических монологах отмечалось следующее просодическое оформление: широкий или средний тональный диапазон, средняя громкость произнесения, низкая ровная шкала, скользящая шкала, средний и низкий нисходящий тон и нисходяще-восходящий тон; в спонтанных монологах – узкий или средний тональный диапазон, малая скорость произнесения, ступенчатая шкала, средняя ровная шкала, средний ровный, высокий и низкий нисходящий тон.

Третий раздел главы посвящен изучению индивидуального стиля актеров и информантов в создании стилистической специфики диктемы и монолога в целом в двух видах реализации. Весь экспериментальный материал был проанализирован  с целью изучения индивидуального стиля коммуникантов. Как показал анализ, индивидуальные предпочтения являются важнейшим стилеобразующим фактором. Поскольку в языке художественной литературы имеются свои ограничения в употреблении языковых средств и свои принципы их трансформации, обусловленные художественными и лингвистическими факторами, степень проявления индивидуальных особенностей в сценической речи подчинена задаче создания художественного образа, его индивидуальной эстетической интерпретации, что делает его непохожим на тот же образ, но созданный  другим актером. В звучащих художественных монологах возрастает частота эмотивных и изобразительных просодических структур. Следуя индивидуальной интерпретации образов, одни актеры в целях акцентуации используют одни просодические средства (например, тональные и динамические), другие – сочетание динамических и темпоральных характеристик. В спонтанной речи выбор информантом индивидуального стиля фонетического поведения проявляется в большей степени, чем в театральной коммуникации и обладает большей свободой, что связано с тем, что «естественной человеческой коммуникации присуща спонтанность, непреднамеренность» (А.А. Стриженко). Выбор говорящим языковых средств определяется задачей передачи смысла и обусловлен особенностями темперамента, уровнем компетентности и индивидуальными привычками по использованию средств языка.  Индивидуальные особенности фонетического поведения в двух видах коммуникации проявляются в паузации, тональных модификациях, громкости, темпе речи, тембре, а также в индивидуальных способах акцентуации ключевых слов, ядерных лексем в тематико-смысловых центрах и экспрессивно выделенных участках и способах оформления трехчастной композиционной схемы монологов. Настоящее исследование также показало, что несмотря на то, что возможности для вариативности просодических средств в спонтанной речи большие, их арсенал у каждого информанта достаточно ограниченный, и его  реализация  находится в зависимости от индивидуальных предпочтений. Именно поэтому речь одного информанта в рамках одной тематической группы хорошо структурирована, в ней преобладают синтаксические паузы, четкий ритм, а в речи другого информанта на ту же тему преобладают паузы хезитации, заполнители пауз и незавершенные интонационные группы:

Katie: Well, who knows what love is really now, | and who knows what it’s got to do with marriage.|| Um, || I think obviously most marriages are based on love, because not most take it to consideration._ Nowadays | people who really are in love, | they quite often don’t bother getting married.||

Dal: Well, |||| this is a |||| person’s relationship || to future ||| with | specific reference to love and marriage. In |||| For young people nowadays - ||| nowadays is one of these words which ||| which people | use when they || want to express \ their alienation from || what they are moving into … .||| (третья тематическая группа)

Заключение содержит общие выводы по содержанию отдельных глав диссертации, а также методологические положения, выведенные в ходе настоящего многоуровневого исследования, по установлению роли просодии в стилеобразовании на примере монологических текстов, отнесенных к двум интонационным стилям – художественному и информационному.

Исследование показало, что просодия является важнейшим фактором стилеобразования звучащего монологического текста, создавая наравне с лексико-грамматическими средствами его стилистическую специфику. Принятые в театральном искусстве особенности сценической речи на просодическом уровне реализуются с использованием определенной комбинаторики просодических средств. Так, разговорность передается параметрами тонального уровня, скорости изменения тона и скорости произнесения; нормативность в театральной версии сценических монологов проявляется в общей четкости тональных характеристик, тогда как в кинематографической версии монологов наблюдается сглаживание значений основных просодических параметров, снижение громкости произнесения; выразительность передается показателями скорости произнесения, громкости и тональными параметрами; действенность (ее воздействие) – тональными параметрами и паузацией. Особенности спонтанной речи (естественность, аффективность, бытовой характер тематики) просодически выражаются модификацией тональных показателей, громкости и скорости произнесения.

Создание стилистической специфики монологов происходит также с учетом их тематики и композиции, при этом просодические средства осуществляют делимитацию, выделенность, вызывают модификации тона, громкости и скорости произнесения. Свой вклад в передачу смысловых и модально-эмоциональных значений и, соответственно, в стилизацию в каждом виде монолога на просодическом уровне вносит также и актуальное членение.

Использование в данной работе диктемного подхода при анализе текста дало возможность изучить интонационные средства стилизации диктемы как основной текстовой единицы и основной просодической единицы строя звучащего монологического текста, а также всего монолога в целом. К фонетическим средствам стилизации диктемы мы отнесли делимитацию, акцентуацию ключевых (тематических) слов, тематико-смысловых центров и экспрессивно выделенных участков текстов, к текстовым – тематику и композицию монологов, местоположение диктемы в начале, в середине или в конце монолога, а также индивидуальный стиль коммуниканта, которые формируют различные способы просодического оформления (различные интонационные контуры) диктемы и монолога.

Изучение фонетических свойств монологического текста с опорой на принципы учения о диктеме как единице высшего уровня в теории уровневой структуры языка М.Я. Блоха дало возможность осмыслить накопление фоностилистических характеристик в монологе от одной диктемы к другой (или на всех этапах его трехчастного построения) и установить их комбинаторику в рамках всего монолога, тем самым относя монолог к художественному или информационному интонационному стилю, а также изучить многообразие просодических характеристик монолога с учетом особенностей его реализации. Диктемный анализ позволил рассмотреть сходства и различия в стилеобразовании, осуществить изучение двух видов монолога (сценического и спонтанного) как воплощения одного типа текста, который благодаря просодическим особенностям приобретает различную стилистическую окраску. В художественном монологическом тексте, выполняющем эстетическую функцию и в котором устная разговорная речь подвергается художественно-эстетической трансформации, информация  приобретает большую значимость за счет подбора языковых (просодических) единиц, которые апеллируют к чувствам и мыслям адресата и раскрывают основное содержание спонтанного монолога в образной, утрированной, типизированной, экспрессивной форме. Фоностилистический анализ монологического текста, проводимый на основе диктемного подхода, открывает большие возможности по углублению изучения текста с учетом совокупности факторов, оказывающих влияние на его стилизацию. Дальнейшее развитие данного направления исследований может быть ориентировано на анализ монологических текстов других типов и выявление других просодических средств их стилизации.

Монография и учебно-методические пособия:

  1. Великая Е.В. Просодия в стилевой дифференциации языка. – М.: «Прометей» МПГУ, 2009. - 256 с. (16 п.л.)
  2. Великая Е.В. Спонтанная и сценическая монологическая речь: особенности порождения, просодического оформления, реализации воздействия на адресата (методические указания по спецкурсу по фоностилистике). – М.: МГУПС (МИИТ), 1997. – 33 с. (2 п.л.)
  3. Великая Е.В. Фонетический практикум по английскому языку для неспециальных факультетов университетов и педвузов (со спецификой «Экономика и бизнес»). – М.: МПГУ, 2009. – 51 с. (3, 2 п.л.)

Научные статьи и тезисы докладов:

  1. Великая Е.В. О диктемном членении некоторых видов монологического текста//Вестник Российского университета дружбы народов. - № 5. - Вопросы образования: языки и специальность. М.: Изд-во РУДН, 2007. С. 5-9. (0,4 п.л.)
  2. Великая Е.В. О фоностилистических особенностях сценической речи//Вестник Московского университета. - № 1. - Лингвистика и межкультурная коммуникация. М.: Изд-во МГУ, 2008. С. 43-55. (0,8 п.л.)
  3. Великая Е.В. О некоторых категориальных признаках сценического монологического текста//Вестник Российского университета дружбы народов. - № 2. - Вопросы образования: язык и специальность.  М.: Изд-во РУДН, 2008. С. 20-27. (0,6 п.л.)
  4. Великая Е.В. О некоторых просодических средствах стилизации диктемы в сценическом монологе//Вестник МГОУ. Серия «Лингвистика». - № 3. М.: Изд-во МГОУ, 2008. С. 23-31. (0,9 п.л.)
  5. Великая Е.В. О некоторых просодических средствах стилизации диктемы в спонтанном монологе//Вестник МГОУ. Серия «Лингвистика». - № 4. М.: Изд-во МГОУ, 2008. С. 34-42. (0,9 п.л.)
  6. Великая Е.В. О некоторых категориальных признаках спонтанного монологического текста//Преподаватель. XXI век. - № 3. М.: Изд-во «Прометей» МПГУ, 2008. С. 107-113. (0,6 п.л.)
  7. Великая Е.В. О фоностилистических особенностях спонтанной речи//Вестник Московского университета. - № 6. - Филология. М.: Изд-во МГУ, 2008. С. 130-137. (0,7 п.л.)
  8. Великая Е.В. О некоторых аспектах порождения и реализации сценического и спонтанного монолога. Рукопись деп. в ИНИОН РАН № 46422 от 10.04.92//Новая литература по социальным и гуманитарным наукам. Языкознание. № 9-10, 1992. – 19 с. (1,2 п.л.)
  9. Великая Е.В. Психологические и психофизические основы порождения сценического и спонтанного монологов//Вопросы лингвистики и методики преподавания иностранных языков. Тезисы докладов межвузовской научно-практической конференции. – М., 1993. – 2 с. (0,1 п.л.)
  10. Великая Е.В. Некоторые аспекты сходства и различия сценического и спонтанного монологов. Рукопись деп. в ИНИОН РАН № 48851 от 18.01.94//Новая литература по социальным и гуманитарным наукам. Языкознание. № 3, 1994. – 8 с. (0,5 п.л.)
  11. Великая Е.В. Об особенностях смысловой структуры монолога в сценической и спонтанной речи и реализации в нем функции воздействия. Рукопись деп. в ИНИОН РАН № 53230 от 22.01.98//БУ ИНИОН РАН. Депонированные работы. № 7, 1998. Языкознание. – 13 с. (0,8 п.л.)
  12. Великая Е.В. О некоторых законах и условиях построения монологического текста в сценической и спонтанной речи. Рукопись деп. в ИНИОН РАН № 53231 от 22.01.98//БУ ИНИОН РАН. Депонированные работы. № 7, 1998. Языкознание. – 13 с. (0,8 п.л.)
  13. Великая Е.В. Монологический текст в системе коммуникации и массовой коммуникации//Актуальные проблемы английской лингвистики и лингводидактики. Сб. научн. тр. Вып. 4. – М.: “Прометей” МПГУ, 2005. – С. 23-28. (0,4 п.л.)
  14. Великая Е.В. Некоторые особенности построения художественного монологического текста//Актуальные проблемы английской лингвистики и лингводидактики. Сб. научн. тр. Вып. 4. – М.: “Прометей” МПГУ, 2005. – С. 28-32. (0,3 п.л.)
  15. Великая Е.В. О демократизации языка средств массовой коммуникации//Современные проблемы преподавания иностранных языков в школе и вузе. Материалы научно-практ. семинара. – М.: Изд-во ГНОМ и Д, 2006. – С. 46-50. (0,3  п.л.)
  16. Великая Е.В. О некоторых тенденциях в развитии современной английской устной речи//Актуальные проблемы английской лингвистики и лингводидактики. Сб. научн. тр. Вып. 5. – М.: «Прометей» МПГУ, 2006. – С. 20-24. (0,2 п.л.)
  17. Великая Е.В. О норме и ненорме в современной английской речи//Актуальные проблемы английской лингвистики и лингводидактики. Сб. научн. тр. Вып. 5. – М.: «Прометей» МПГУ, 2006. – С. 25-27. (0,3 п.л.)
  18. Великая Е.В. О месте устной речи в системе национального языка//Проблемы филологии и методики преподавания иностранных языков. Сб. научн. тр. Вып. 8. – СПб: СПГУЭФ, 2007. – С. 144-147. (0,2 п.л.)
  19. Великая Е.В. О некоторых особенностях художественного и нехудожественного текста//Современные аспекты преподавания иностранных языков в школе и вузе. Материалы научно-практ. конф. – М.: Изд-во ООО «Ритм», 2007. – С. 25-28. (0,3 п.л.)
  20. Великая Е.В. Психология восприятия текста и его интерпретация. Прагматическая составляющая коммуникативной ситуации// Современные аспекты преподавания иностранных языков в школе и вузе. Материалы научно-практ. конф. – М.: Изд-во ООО «Ритм», 2007. – С. 29-32. (0,3 п.л.)
  21. Великая Е.В. О некоторых категориях текста//Инновационные проекты в языковом образовании. – М.: Центр по изучению взаимодействия культур ФИЯР, 2007. – С. 242-246. (0,3 п.л.)
  22. Великая Е.В. О стилях языка и речи. Функциональные стили и фонетические стили//Актуальные проблемы английской лингвистики и лингводидактики. Сб. научн. тр. Вып. 6. – М.: «Прометей» МПГУ, 2007. – С. 41-45. (0,4 п.л.)
  23. Великая Е.В. Дискурс как процесс вербализации текста в контексте. Особенности контекста в художественном произведении и повседневной речи//Актуальные проблемы английской лингвистики и лингводидактики. Сб. научн. тр. Вып. 6. – М.: «Прометей» МПГУ, 2007. – С. 46-51. (0,4 п.л.)
  24. Великая Е.В. Pronunciation errors: is it possible to combat them?//Homo Loquens: актуальные вопросы лингвистики и методики преподавания иностранных языков. – СПб: Изд-во «НИВА», 2009. - С. 124-131. (0,4 п.л.)
  25. Великая Е.В. О современном взгляде на речевое воздействие//Язык, культура, речевое общение. Матер. междунар. конф., посв. 85-летию М.Я. Блоха. – М.: «Прометей» МПГУ, 2009. – С. 118-122. (0,3 п.л.)



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.