WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

СЕРДОБИНЦЕВА Елена Николаевна

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЛЕКСИКА  РУССКОГО ЯЗЫКА: СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ, ФУНКЦИОНАЛЬНО-СТИЛИСТИЧЕСКИЙ И КОГНИТИВНЫЙ АСПЕКТЫ

Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Москва

2011

Работа выполнена на кафедре современного русского языка

Московского государственного областного университета

Научный консультант: Кожин Александр Никитович,

  доктор филологических наук, профессор,

  Заслуженный деятель науки РФ

 

Официальные оппоненты:  Скворцов Лев Иванович,

  доктор филологических наук, профессор

  (Литературный институт им. А.М. Горького)

  Карпухина Нина Михайловна,

  доктор филологических наук, профессор

  (РЭА им. Г.В. Плеханова)

Шаталова Ольга Викторовна,

доктор филологических наук, профессор

(Московский государственный областной университет, кафедра славянской филологии)

Ведущая организация: Московский государственный университет

печати им. Ивана Федорова

       Защита состоится 8 декабря 2011 года в  ____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.02 по защите докторских и кандидатских диссертаций (специальности 10.02.01 – русский язык, 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания [русский язык]) при Московском государственном областном университете по адресу: 105005, г. Москва,  ул. Ф. Энгельса, д. 21-а.

       С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: г. Москва, ул. Радио, д. 10-а.

       Автореферат разослан «___» ____________ 2011 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

доктор филологических наук,

профессор  В.В. Леденёва

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Проблема социально-профессиональной дифференциации русского языка приобрела особую актуальность  во второй половине ХХ века. В русской лингвистике активизировался научный интерес к изучению профессиональных языков, или «языков  для специальных целей» (ЯСЦ/LSP), состоящих из официальной и неофициальной лексики. Наиболее продуктивной была работа по изучению и систематизации официальных терминов. «Научная терминология, обычно считавшаяся периферией литературного языка, в настоящее время начинает занимать ключевые позиции и становится активным проводником многих тенденций развития лексики и словообразования в целом» (Даниленко, Скворцов 1981).

1961 год, когда было проведено Всесоюзное совещание по вопросам терминологии и вышла книга Д.С.Лотте «Основы построения научно-технической терминологии. Вопросы теории и методики», можно считать годом возникновения новой отрасли языкознания – терминоведения. В последующие годы поступательно  растет количество исследований молодой науки (см. работы  Н.В.Васильевой, Н.Б.Гвишиани, А.С.Герда, С.В.Гринева, В.П.Даниленко, Т.Л.Канделаки, Н.М.Карпухиной, Р.Ю.Кобрина, З.И.Комаровой, Н.Г.Комлевой, Н.З.Котеловой, А.В.Крыжановской, Л.Л.Кутиной, В.М.Лейчик, А.В.Лемова, Д.С.Лотте, Л.А.Манерко, В.Ф.Новодрановой, В.Н.Прохоровой, Л.И.Скворцова, А.В.Суперанской, Н.В.Подольской, Н.В.Васильевой, В.А.Татаринова, Е.А.Федорченко, С.Д.Шелова, и др.). К концу 20 века терминоведение превращается  «из комплексной науки в комплекс взаимосвязанных научных дисциплин» (Гринев 2004), на что указывает формирование различных направлений в терминоведении: общее и частное, методологическое и филологическое, типологическое и сопоставительное, семасиологическое и ономасиологическое, историческое, функционально-стилистическое, гносеологическое и некоторые другие.

Интенсивный прогресс науки, углубляя человеческие знания об устройстве мира, о научных объектах и их отношениях, изменяя историческую форму и стиль научного мышления, закономерно привел к появлению новой науки когнитологии, которая основывается на философском изучении научного познания и когнитивной психологии. Рассматривая процессы познания и мышления, она не может не затрагивать проблемы языка и мышления. Традиционное изучение языка, не удовлетворяет научный интерес лингвистов, и антропологический аспект выходит на первый план в научных исследованиях. В конце 80-х годов ХХ в. сформировалось новое направление – когнитивная лингвистика, изучающая язык во взаимосвязи с человеком, с его сознанием, мышлением, деятельностью. «Поскольку в процессах познания и мышления наиболее активно используется специальная лексика (…), когнитивное терминоведение стало одним из ведущих направлений в языкознании» (Гринев 2004). К числу актуальных проблем, привлекающих внимание лингвистов сегодняшнего дня, по праву можно отнести человеческий фактор в использовании языка.

Однако «язык для специальных целей», обслуживающий научно-производственную сферу человеческих отношений, состоит не только из терминов. Наименования эмпирических, чувственно воспринимаемых объектов, явлений действительности имеют ослабленную связь с понятиями. Они не обязательно должны иметь логические определения и могут характеризоваться наглядно или рисунком. Для обозначения некоторых предметов используются не только слова и словосочетания, но и буквенная и числовая индексация: «Москвич – 1500», «ЗИЛ – 131», «Ту-144» и другие.

Слово как термин находится в системе понятий, которые составляют «понятийный запас», поле (Суперанская, Подольская, Васильева, 1989). Слово как номен входит не в понятийную систему, а в предметную тематическую группу лексики той или иной производственной или технической отрасли. Номенклатурные обозначения, связанные с системой терминов, являются предметно направленными.

Кроме номенклатурных наименований в «языке для специальных целей» выделяют еще профессионализмы. Неофициальная профессионально-производственная лексика представляет собой, прежде всего, номенклатуру, которая имеет связь как с официальной номенклатурой, так и с терминами различных производственно-технических отраслей. Названную лексику характеризуют, во-первых, неофициальность, во-вторых, разговорный характер единиц.

Профессиональная лексика представляет собой огромный пласт языковых единиц активного использования. «В любом из трудовых коллективов, представляющих собой достаточно устойчивую социальную общность, естественно, существует целый ряд разговорных профессионализмов, то есть дублетов к официальным наименованиям» (Ковтун, 1982). Приведем ряд известных примеров: иностранщик - библиограф по иностранной литературе у библиотекарей; термояд - термоядерная энергия, кастрюля - синхрофазотрон у физиков; мусор на входе в ЭВМ - ошибки в программировании; машина сбоит - плохо работает в электронной промышленности.

В отличие от терминов и официальной номенклатуры профессионализмы мало изучены, что связано с трудностями сбора материала: эти языковые единицы характерны для устной речи и редко встречаются в письменных источниках. Хотя некоторые черты профессиональной лексики выявлены и рассмотрены в терминоведческих работах, до сих пор нет точного статуса и места в языковой системе профессиональным номенам. Вопрос всестороннего изучения и описания профессиональной лексики русского языка стоит на сегодняшний день достаточно остро, поэтому обращение к данной теме составляет актуальную задачу лингвистики, т.к. проблема номинации продолжает оставаться одной из центральных в современном языкознании (Копыленко, Попова, 1987).

Социально-профессиональные группировки слов - показатель не только системной организации словарного состава языка, но и такого же «ее хранения в сознании людей и даже коллективов» (Банкевич, 1981). Факт возникновения и существования пласта неофициальной производственно-профессиональной лексики объяснить с точки зрения современного русского языка и с позиции классического языкознания достаточно трудно. Казалось бы, термины в своем стремлении дать всеобъемлющую характеристику объекту научно-производственной действительности покрывают все потребности номинации. Однако неофициальные профессиональные наименования активно существует параллельно терминам.

Для того чтобы исследовать указанный объект, нельзя «ограничиваться лингвистическим, в лучшем случае, логико-лингвистическим подходом» (Авербух, 2004), т.к. это не продвигает нас в осмыслении сущности профессиональной лексики как факта языка. «Сколько бы ни говорили и ни писали … о системе и системном характере языка, систему ни понять, ни описать невозможно без опоры на элементы и категории, ее составляющие и формирующие. Без взаимодействия частей и целого не может быть и целого, и системы» (Будагов, 1983). Эта задача может быть решена путем синтетического комплексного анализа на основе гносеологических принципов. Профессионализмы как факт языковой реальности должны рассматриваться в трех аспектах: логическом, где выявляются их структурно-семантические отношения; прагматическом, где исследуются функциональные связи изучаемого явления; онтологическом, где рассматриваются его генетические основы. Данная методологическая концепция предоставляет возможность наиболее объективного исследования профессиональной лексики. Она предполагает четкую формализацию связи категорий исследования предмета.

Объект нашего исследования – современные профессиональные наименования, извлеченные из устной разговорной речи представителей авиа- и автотранспортных, машиностроительных, полиграфических, стекольных, строительных, хлебопекарных и электротехнических производственных коллективов, а также диалектная строительная, торговая, хлебопекарная, ткацкая, земледельческая, сапожная, животноводческая, охотничья и рыболовецкая профессиональная лексика, выбранная из Словаря русских народных говоров

Предметом исследования являются лексико-семантические процессы в профессиональных наименованиях.

Языковой материал собирался нами на предприятиях городов Пензы и Саратова: в аэропортах, в специализированных объединениях пассажирского автотранспорта (СПОПАТ-1, СПОПАТ-2, ППАП-З), на базе механизации Пензенского транспортного управления, на заводах сельскохозяйственного машиностроения (завод "Серп и Молот" г. Саратов), метизном (завод им. В.И. Ленина, г. Саратов), приборостроительном (г. Пенза), дизельном (г. Пенза), велосипедном (завод им. М. Ф. Фрунзе, г. Пенза); на полиграфическом комбинате (г. Саратов), в редакциях газет «Пензенская правда» и «Молодой ленинец» (г. Пенза); на строительных объектах строительно-монтажных управлений (СМУ-36, СМУ треста № б, СМУ № 49 г. Саратова); на хлебозаводе №1 (г. Саратов) № 2, 4 (г. Пенза); на Саратовском заводе электротехнического оборудования, на Пензенском производственном объединении «Электромеханика», Пензенском производственном объединении «Эра», на Пензенском заводе «Электроприбор» путем интервьюирования в непосредственной беседе с работниками этих предприятий и последующего анкетирования. В исследуемый материал включено также небольшое количество номинативов, взятых из отраслевых словарей и ГОСТов с пометкой «нрк» (не рекомендуется). Они употребительны в разговорной речи представителей некоторых названных отраслей. Собранный материал составляет свыше 9750 единиц.

Кроме того, в работу  включены 2500 профессиональных наименований, употребляющихся в русской диалектной речи, которые были выбраны из Словаря русских народных говоров.

Целью работы является комплексное структурно-семантическое, функционально-стилистическое и когнитивное системное исследование профессиональной лексики, определение статуса и места ее в системе национального русского языка.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач: 1) провести наблюдение за профессиональной речью информантов для выделения требуемых номинаций с последующей систематизацией материала; 2) произвести выборку профессиональных наименований в Словаре русских народных говоров с последующим их картографированием; 3) разработать теоретические вопросы, связанные с профессиональными номинациями современного русского языка (понятие профессионализма, семантические процессы в профессиональных словах: омонимия, синонимия и варианты и т.п.); 4) описать и классифицировать источники происхождения профессионализмов; 5) выяснить особенности грамматического состава профессиональной лексики; 6) сформировать и охарактеризовать лексико-тематические группы современных и диалектных профессионализмов; 7) установить лексико-семантические связи внутри пласта профессионализмов, а также их соотнесенность с официальными терминами и общеупотребительными словами; 8) рассмотреть способы и средства образования профессиональной лексики; 9) определить специфические черты профессионализма как речевой единицы; 10) произвести анализ коннотаций профессиональной лексики; 11) выяснить особенности функционирования современных профессионализмов в разных речевых сферах; 12) определить место пласта профессионального лексики в системе национального языка; 13) выявить онтологические характеристики исследуемого объекта, предвосхитившие его появление; 14) обосновать свойства профессионализмов с когнитивной точки зрения.

Гипотеза данного исследования: профессиональная лексика, являясь непременным атрибутом неофициального профессионального общения, обладает специфическими особенностями, позволяющими выделять ее в самостоятельную структуру национальной языковой системы.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Генетический подход в изучении профессионализмов дает возможность увидеть и обосновать причины существования профессиональной лексики.
  2. Развитие  профессионализмов осуществляется двумя основными путями: образование на базе исконной лексики и заимствование из других языков. Главным источником пополнения рассматриваемого языкового пласта является общеупотребительная лексика русского языка.
  3. Речевая сфера бытования и профессиональная ситуация общения диктуют структурную специфику профессионализмов: количественно преобладают однословные.
  4. Лексико-тематические группы современной и диалектной лексики, образуя семантическое пространство каждой отрасли производства и сферы народного хозяйства, формируют семантическое поле целого пласта профессиональной лексики.
  5. Все аспекты лексико-семантических отношений широко проявляются в профессионализмах, формируя вариативные, синонимические, полисемантические, омонимические и антонимические связи с лексическими единицами  внутри одной профессиональной подсистемы, в межотраслевом дискурсе, с официальными терминами и общеупотребительными словами.
  6. Грамматический состав современной и диалектной профессиональной лексики тождественен при доминировании субстантивного компонента.
  7. Отражая живые  процессы в языке, современная профессиональная лексика и диалектные профессионализмы  имеют сходные словообразовательные образцы, или типы, но различаются продуктивностью способов словообразования.
  8. Социальные основания бытия профессиональной лексики определяются одной из главных ценностных установок человека, мотивирующих направленность его действий - принадлежать к определенному замкнутому сообществу, каковым в данном случае является сфера профессиональной деятельности.
  9. Профессиональная речь отражает все основные признаки разговорной речи, занимая собственное место среди нелитературных разновидностей функциональной структуры языка наряду с диалектами, социальными жаргонами и просторечием. Являясь принадлежностью подсистемы национального языка, профессиональные слова образуют профессиональный дискурс.
  10. У всех отраслевых дискурсов есть общие черты, проявляющиеся в наличие «универсального» и «индивидуального». Общее функциональное соотношение объективного и субъективного в профессионализмах является фактором, способствующим объединению их в  субъязык. Объективное в семантике профессионализмов рисует картину определенной профессионально-производственной сферы деятельности, субъективное наполняет картину жизнью, отображая ее конкретные реалии.
  11. Несмотря на свою замкнутость, профессиональная лексика широко функционирует  в профессиональном и в непрофессиональном общении, демонстрируя взаимодействие с официальными терминами, с лексикой общего употребления вне сферы профессионально-производственной деятельности, что определяет высокую степень ее жизнеспособности.
  12. Исследование закономерностей системы обработки вербального материала на уровне первичных процессов познавательной деятельности мозга позволяет выявить характеристики условий успешного речевого общения в ситуациях профессионально-производственной деятельности человека.

Научная новизна диссертации заключается в том, что профессионализмы впервые исследовались как самостоятельный лексический пласт системы русского языка, а не как функционально вторичные названия к терминам в отдельно взятой терминологии.

Для объективизации результатов исследования рассмотрены как профессионализмы современного языка 20 века, выбранные из устной речи представителей 8 отраслевых сфер, так и диалектные профессиональные наименования 9 видов хозяйственной деятельности, выбранные из Словаря русских народных говоров.

Произведен комплексный анализ профессиональных номенов в структурно-логическом, функционально-семантическом и когнитивном аспектах.

Выяснены источники происхождения профессионализмов. Грамматический анализ позволил увидеть доминантные части речи в рассматриваемом пласте русской лексики. Семасиологическое исследование профессионализмов проявило сферу социально-профессиональных интересов человека. Установленные лексико-семантические связи исследуемого объекта показали отношения внутри отдельного отраслевого дискурса, межотраслевые отношения внутри общепрофессионального дискурса, отношения с разными подсистемами национального языка, что свидетельствует о системном характере и самих профессионализмов. Тщательный анализ способов и средств образования раскрыл сходства и  различия словопроизводства современной и диалектной профессиональной лексики. Динамические процессы, выявленные внутри пласта профессионализмов, продемонстрировали соотношение категорий абстрактного и конкретного в языке.

Определены онтологические характеристики исследуемого объекта, которые позволили выделить профессиональную речь в отдельную подсистему национального языка – профессиональный дискурс. Разработаны теоретические положения, определяющие понятие профессионализма. Установлена специфика функционирования профессиональной лексики в разных стилевых системах литературного языка, что отражает жизнеспособность исследуемого объекта.

Представлена прагматическая направленность семантического анализа профессионализмов, раскрывающего закодированную языком картину мира. Обоснованы все выявленные характерологические признаки профессиональной лексики с онтологической точки зрения на основе данных о психофизиологических и психических процессах работы человеческого мозга.

Теоретическая значимость диссертации связывается с многоаспектным, комплексным анализом лексико-семантических процессов в профессиональной лексике русского языка, который позволил: 

- выявить важные характеристики, показавшие системность профессиональной лексики; 

-уточнить определение понятия профессионализма и его статуса;

-выяснить генетические предпосылки существования профессионализмов как факта языка;

-обосновать специфические характеристики профессионализмов с точки зрения когнитивных процессов сознания;

- найти место профессиональной лексики в общеязыковой системе, выделив профессиональный дискурс.

Анализ профессионализмов через призму ментальных процессов сознания делает исследование особенно перспективным, т.к. открывает доступ к пониманию сущности любого языкового факта.

Практическая значимость исследования заключается в том, что собран и описан значительный эмпирический материал, охватывающий широкий спектр разнообразных профессиональных сфер и отраженный как в современном языке, так и в русских диалектах, который вводится в научный оборот и представляет лексикографическую ценность; в синхронном и диахроническом аспектах исследована профессиональная лексика в структурно-семантическом, прагматическом и онтологическом направлениях; проведены грамматическая, семантическая, словообразовательная, функционально-речевая и стилистическая классификации,  рассмотрены номинативно-онтологические характеристики профессионализмов, что позволяет использовать практический материал  в дальнейших научных разработках по семасиологии, словообразованию, теории речи, теории коммуникации, теории номинации.

Рекомендации к использованию. Представленная в диссертации концепция комплексного анализа, позволившего дать разностороннюю характеристику пласту профессиональной лексики, может стать аналогом для изучения любых других единиц общеязыковой системы. Классификации профессиональной лексики, разработанные в исследовании, могут служить основой в лексикографической практике. Результаты исследования могут быть использованы при создании профессионально ориентированных учебников и учебных пособий (по соответствующим специальностям), в разработке учебных курсов  в технических учебных заведениях (авиационных училищах, строительных вузах, на автодорожных факультетах, факультетах машиностроения и т.д.), а также при составлении учебных курсов по стилистике и культуре речи, спецкурсов по социолингвистике,  специальной лексике  и т.п.  на филологических факультетах гуманитарных вузов.

Теоретико-методологическую базу работы составили научные труды:

по вопросам специальной лексики и терминологии: К.Я Авербух, Н.Д.Андреев, Н.С.Арапова, И.Г. Бакутина, Ю.А.Бельчиков, М.Г.Бергер, Н.Г.Благова, О.И.Блинова, Л.И.Божко, В.И.Болотов, А.А. Брагина, Н.В.Васильева, П.В. Веселов, М.Н. Володина, В.Г.Гак, А.С.Герд, Б.Н. Головин, Б.Ю. Городецкий, В.А. Гречко, С.В.Гринев, Я.К. Грот, В.П. Даниленко, А.М. Деборин, П.Н. Денисов, В.П. Замбржицкий, С.И. Иванищев, П.К.Ивич, Т.Д.Канделаки, Л.А.Капанадзе, Л.А. Климовицкий, Р.Ю.Кобрин, Т.С.Коготкова, А.Н. Кожин, Н.Г.Комлев, Э.В. Копылова, Н.Э.Котелова, В.П.Красней, В.С. Кулебакин, Л.Л.Кутина, В.М.Лейчик, А.В. Лемов, Д.С.Лотте, К.С. Макарова, М.М. Мартонова, А.Р. Медведев, Н.Г. Миськевич, Н.Г.Михайловская, А.И. Моисеев, Э.А.Натансон, В.П. Нерознак, В.М. Овчаренко, Л.Л.Орлов, В.М.Перерва, А.И. Полторацкий, В.Н. Прохорова, А.А.Реформатский, В.Н.Сергеев, Л.И. Скворцов, В.П.Соловьев, А.В. Суперанская, В.А. Татаринов, Е.Н. Толикина, О.Н. Трубачев, А.Д.Хаютин, В.Н.Хохлачева, С.Д. Шеллов; по проблемам номинации: Д.И. Алексеев, Д.И. Арбатский, А.К. Барташевич, С.Д.Береснев, В.В.Виноградов, Г.О.Винокур, Е.И. Голанова, Г.Н. Гумовская, Н.А. Дементьева, А.Ф.Журавлев, М.И.Исаев, В.А.Ицкович, В.А.Калмыков, Л.П.Катлинская, С.Д.Кацнельсон, М.М.Копыленко, Е.Л.Кривченко, А.Т.Липатов, Е.Н.Миллер, Л.Н.Мурзин, Р.З.Мурясов, В.Н.Немченко, А.А. Уфимцева, М.В.Федорова, Н.М. Шанский; по вопросам семантики: В.С. Алексеюк, И.В.Арнольд, Н.Д.Арутюнова, Л.Г.Бабенко, Н.А.Багдасарова, Р.А.Будагов, И.Ф.Вардуль, Л.Ю.Гусев, В.Д.Девкин, В.Дорошевский, Л.Н.Засорина, В.А.Звегинцев, J.O.Zima,Е.Б.Козеренко, И.П.Кузнецов, Ф.А.Литвин, М.И. Литвинов, Н.А.Лукьянова, В.Н.Мороз, В.В.Петров, Т.А.Тулина, В.И.Шаховский, Д.Н.Шмелев, М.И. Черемисина; по теории систем: А.А.Гагаев, А.В.Пузырев, Г.П.Щедровицкий; по вопросам  теории языка и речи: Л.И.Баранникова, М.М. Бахтин, В.В.Богданов, Дж. Брнунер, В.В.Виноградов, В.фон Гумбольдт, В.А.Звегинцев, Е.Л.Земская, В.Ф.Иванов, М.Е.Китайгородская, М.Р.Львов, А.М.Пешковский, А.А.Потебня, Е.Н.Ширяев, Л.В.Щерба; по теории нормы языка: Б.Н.Головин, К.С.Горбачевич, А.И.Гошков, Л.И.Скворцов; по проблемам социолингвистики: В.И.Беликов, В.Д. Бондалетов, Ю.Д.Дешериев, В.М.Жирмунский, Л.П.Крысин, Б.А.Ларин, Н.Б.Мечковская;  по вопросам стилистики: Т.Г.Винокур, А.Н.Гвоздев, К.С.Горбачева, В.Д.Девкин, А.Н.Кожин, М.Н.Кожина, О.А.Лаптева, А.К.Панфилов, М.П.Сенкевич, Н.Я. Сердобинцев, Ю.М.Скребнев, Г.Я. Солганик, Е.Т.Черкасова; по проблемам теории коммуникации: О.Я.Гойхман, В.С.Григорьева, Г.А. ванн Дейк, В.И.Карасик, Е.В.Клюев, Г.В.Колшанский, В.П.Конецкая, Т.М. Надеина, В.Е.Чернявская; по теории языковой личности: Ю.Н.Караулов; по вопросам психолингвистики, когнитивистики, психологии и психофизиологии: Л.С. Выготский, Ж.Годфруа, И.Н.Горелов, Т.М.Дризе, Изард, Кэрролл Э., Г.В.Колшанский, А.А.Леонтьев, А.Р.Лурия, Р.С.Немов, Е.Н.Николаева, Ж.Пиаже, К.Прибрам, П.А.Рачков, Л.Д.Столяренко, Э.Титченер, З.Фрейд, Р.М.Фрумкина, Л.В.Цурикова.

При исследовании профессиональной лексики русского языка применялись методы и приемы структурного, морфологического, словообразовательного, номинативного, дефинитивного, оппозиционного, когнитивного, дистрибутивного анализов  и других методов, использование которых требовало решение поставленных задач.

Для сбора материала и его описания применялся метод экспертной оценки (анкетирование, опрос специалистов, извлечение слов из специальных словарей и текстов) и метод сплошной выборки из Словаря русских народных говоров.

Апробация исследования. Содержание и результаты нашли отражение:

–  в 45 научных публикациях;

– в очном и заочном участии: а) в международных научных конференциях: 1) Москва, 1994 (МГОПИ), «Семантика языковых единиц»; 2) Москва, 1996 (МГОПИ), «Семантика языковых единиц»; 3) Воронеж, 1996, (ВГУ) «Язык и культура»; 4) Москва, 1998 (МГОПИ), «Семантика языковых единиц»; 5)  Великий Новгород, 2000 (НГУ),  «Язык образования и образования языка»; 6) Ростов-на-Дону, 2000, (РГУ), «Филология на рубеже тысячелетий»; 7) Пенза, 2003, (ПГПУ), «Проблемы прикладной лингвистики»; 8) Ульяновск, 2007, (УГПУ), «Язык и мышление: психологический и лингвистический аспекты»; 9) Великий Новгород, 2009 (НовГУ), «Фразеологизм в тексте и текст во фразеологизме»; 10) Пенза, 2009 (ПГПУ), «Русский язык: проблемы функционирования и методики преподавания на современном этапе); 11) Пенза, 2010 (ПГПУ), «Экология русского языка»; 12) Пенза, 2011 (ПГПУ), «Экология русского языка»; б) во всероссийских научных конференциях: 1) Пенза, 1996, (ПГПУ), «Вуз и школа в новых условиях общественного развития России»; 2) Пенза, 1996, (ПГПУ), «Общество, язык и личность»; 3) Пенза, 1997, (ПГПУ), «Семантика языковых единиц: Актуальные проблемы лингвистики в вузе и школе: Материалы школы молодых лингвистов»; 4) Саратов, 1996, (Поволжский межрегиональный учебный центр), «Непрерывное экологическое образование»; 5) Ростов-на-Дону, 1997 (РГУ), «Функционирование языка в различных речевых жанрах»; 6) Волгоград, 1998 (ВГУ), «Языковая личность: жанровая речевая деятельность»; 7)  Ростов-на-Дону, 1998, (РГУ), «Филология и журналистика в контексте культуры»; 8) Пенза, 2000, (ПГПУ), «Актуальные проблемы психологии и лингвистики»; 9) Пенза, 2002, (ПГПУ), «Язык и мышление: психологические и лингвистические аспекты»; 10) Пенза, 2003, (ПГПУ), «Язык и мышление: психологические и лингвистические аспекты»; 11) Пенза, 2004, (ПГПУ), «Язык и мышление: психологические и лингвистические аспекты»; 12) Пенза, 2005, (ПГПУ), «Язык и мышление: психологические и лингвистические аспекты»; 13) Москва, 2007 (МГОУ), «Русское слово, высказывание, текст: рациональное, эмоциональное, экспрессивное», посвящ. 75-летию проф. П.А.Леканта; 14) Пенза, 2008, (ПГПУ), «Экология русского языка»; 15) Пенза, 2009, (ПГПУ), «Экология русского языка»; 16) Пенза, 2010, (ПГПУ), «Актуальные проблемы филологического образования: наука-вуз-школа»

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из Введения, 3-х глав, Заключения, Списка условных сокращений, Списка литературы, Словника.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении определены объект и предмет исследования, обоснована актуальность темы диссертации, сформулированы цель, задачи, гипотеза и положения, выносимые на защиту, охарактеризованы научная новизна, теоретическая ценность и практическая значимость работы, рекомендации к использованию, методологическая база изучения материала.

В первой главе  «Профессиональная лексика как структурная единица языковой системы» рассматриваются основные языковые характеристики профессиональной лексики современного русского языка 20 столетия и русских диалектов.

Профессиональное слово выступает в особой функции: оно соотносится с профессионально-производственной деятельностью человека и выражает специальное понятие, которое обеспечивает процесс профессиональной коммуникации, репрезентируя специальные знания. Выражая профессиональное понятие, слово несет информацию, представляющую ценность для конкретной понятийной системы в рамках одной профессиональной сферы. За пределами этой профессиональной сферы в значении слова утрачиваются соотносимые с ней семы и оно воспринимается в контексте других ситуаций. Профессиональные слова являются принадлежностью субъязыка, подсистемы общенационального языка, которая «обладает всеми признаками языка, за исключением применимости…» (Скребнев, 1975). Анализ предварительных языковых условий существования профессионализмов представляет ценность как отражение общей картины, характерной для большинства языковых подсистем устной речи.

Описание формирования производственно-профессиональной лексики предполагает рассмотрение источников происхождения номинативных единиц.

Развитие русского словарного состава в целом происходит на базе исконной лексики и путем заимствований из других языков. Результативность пополнения этими путями в подразделениях общего русского языка различна.

Квалификация современной терминологии русского языка по источникам формирования терминов представляется достаточно сложной. В.П. Даниленко предлагает лишь “условно выделить, по крайней мере, три типа терминов по источникам их формирования”: I) русские слова-термины, 2) слова - заимствованные и 3) термины, созданные на основе интернациональных средств (Даниленко, 1986). Что касается профессиональных наименований, то их источники несколько иные. Среди них почти нет заимствований из иностранных языков, редки образования на основе интернациональных средств. Основным источником для профессионализмов является общенациональный язык в его основных разновидностях: литературной и нелитературной, представленной просторечием, жаргонами, территориальными диалектами.

Профессиональная лексика современного русского языка как совокупность наименований различных профессионально-производственных отраслей представляется разнообразной по происхождению.

Главными источниками профессионализмов современного языка выступают исконно русские специализированные слова. Они могут перейти из пласта общеупотребительной лексики, подвергаясь семантической специализации: волосок - тонкий провод (электр.), гребёнка - фиксатор на станке (полигр.), дятел – бурильный молоток (строй.); из пласта разговорно-просторечной лексики: втюриться - наехать на что-, кого-нибудь (авто.), паразитка – деталь А-0306 (машин.), убивка - рукоять молотка (машин.); из жаргонов: кимарить - быть без работы (авто.), мусор - сотрудник милиции (авто); из местных диалектов: большак - большая дорога, держак - приспособление для производства сварочных работ (авто.).

Приспособлены к специальному обозначению предметов и некогда заимствованные слова. Одни из них были общеупотребительными и затем стали использоваться в качестве профессиональных номинаций, например габариты - подфарники (авто.). Другие были научными терминами в какой-либо области знания и оттуда были взяты для профессиональных обозначений в технической отрасли, например физический термин латинского происхождения (интернационализм) вакуум стал обозначать “тормозную камеру” у автомобилистов. Третьи стали официальными номенами в производственно-технической отрасли и в ней же по каким-либо причинам приспосабливались к роли неофициальных профессионализмов, приобретая новое значение, например клише - печатная форма с рисунком в полиграфии начинает обозначать только рисунок, сделанный этой формой.

Анализ источников профессиональных слов в диалектах показал, что абсолютное большинство наименований имеет русские корни: бороздовать – проводить борозды при определении границ на поле, доронь – площадка для молотьбы (земл.); изволока – столб, на котором при сушке невода укрепляется раскинутая на шесте мотня (рыбол.); оголовок – часть обуви, (обув.).

Заимствованных слов в выборке профессиональной лексики диалектов немного. Наиболее яркими примерами являются слова: кеньёнка – изделие из стали с клеймом Kenyon Scheffild в кузнечном деле, амуницы – рукоятка у кормового весла, зюдвес и зюдвест – особая разновидность шапки с полями и клапанами – в рыболовецкой отрасли и некоторые другие.

Характеристика диалектных профессионализмов с точки зрения их происхождения вызывает объективные трудности: заимствованные слова в говорах часто подвергаются сильной трансформации в процессе освоения. Так, происхождение профессионализма лосман (рыбол.) можно легко определить от слова «лоцман» (нидерл. loodsman - проводник судна), но чаще поиск источника вызывает затруднение. По характерным признакам можно выделить слова тюркского происхождения: аранча (рыбол.); атан, гырцым, ербеза (животн.) и др. Тюркизмы занимают  большое место в диалектной лексике, что объясняется невербальными причинами: тесное соседство с народами тюркской языковой семьи.

Профессиональные названия в каждой производственной сфере представляют собой интеграцию неоднородных по происхождению номинативных единиц. Проведенный анализ показал, что в пласте профессиональной лексики как современного русского языка, так и диалектов преобладают исконно русские слова. Разница заключается в том, что в современной профессиональной лексике специализируются общеизвестные слова, взятые из общелитературного языка, просторечия, жаргонов и диалектов, а в диалектной профессиональной лексике используются русские корни, которые образуют специальные наименования при помощи морфологического способа и не распространяются за границы диалекта.

Языковая система предоставляет неограниченные возможности для обслуживания потребностей профессионального общения в производственной сфере. Удовлетворяя эти потребности в оптимизации своего профессионального общения, люди используют предоставленную языком возможность. Так и возникают совокупности неофициальной профессионально-производственной лексики.

Сферы бытования разговорной речи, производственно-профессиональная тематика, среда и ситуация общения придают специфику номинативным единицам, которая отражается на структурных видах профессиональных наименований.

По своей структуре современные профессионализмы бывают  однословными лексическими единицами и составными. Для вторых есть разные названия: «синтагматические единицы» (В.М. Мигирин), «неоднословные» (Е.А. Земская), «расчлененные номинативные единства - дескрипции» (Т.П. Ломтев), «раздельно оформленные номинации» (В.М. Никитин), «расчлененные комплексные наименования» (Л.А. Капанадзе).

В нашем материале  однословные профессионализмы составляют 80%. В роли словесных номинаций выступают а) переосмысленные слова: болтушка - смазка для хлеба (хлеб.), нитка – оборот резьбы (машин.); б) слова-конденсаты, полученные из словосочетаний и вобравшие в себя значение целого словосочетания: генератор - импульсный генератор ГП-54 (электр.), ванная - печь (стекольн.); в) слова-дериваты, аффиксальные: занулять - соединять с нулевым проводом (электр.); безаффиксные и усеченные слова: выхлоп - выход отработанных газов из цилиндра (авто.); г) сложные слова: бормотологи - связисты (авиа.), д) заимствованные слова, освоенные русским языком в различных сферах общения, и используемые в переносном значении: анаконда (исп.) - самолет МИГ - 30 (авиа) и др.

Составные (комплексные) профессиональные наименования составляют 20%. Они различны по количественному составу и представляют наименования:

а) состоящие из двух компонентов, находящихся в различных синтаксических отношениях: бельгийская мостовая - испытательная дорога на автодроме (авто), прокол базы - эффект смыкания (электр.);

б) многословные, состоящие из трех-четырех компонентов: земной хозяин самолета - техник (авиа.), математическая машина непрерывного действия - машина аналоговая вычислительная (электр.);

в) преобразованные в слова буквенно-цифровые знаки: Ап-ля - аппарат полярного запуска, АПЗ-1 (авиа.), Му-два - самолет У-2, поставленный на поплавки, морской У-2 (авиа.)

Структура диалектных профессионализмов отличается от структурного состава пласта современных профессиональных наименований соотношением однословных и составных единиц. Составные наименования единичны: заячьи ушки, кулачное тесто (хлеб.).

Основную массу диалектных профессионализмов представляют однословные единицы. Это и а) переосмысленные слова: биржа, бородка (торг.), боец, время (животн.), горло, козачка (земл.), и  б) слова- конденсаты: дорожник – пирог в дорогу (хлеб.); домолотки – окончание молотьбы (земл.), и в) сложные слова: двувеселка – лодка с двумя веслами (рыбол.), белорозовка (ткач.), зверобойня (охот.), и г) заимствованные слова: джембель, кредитка и некоторые другие.

Наши наблюдения над структурными видами номинантов показывают, что в сфере современной номинации происходит постоянное взаимодействие между стремлением закрепить новые понятия новыми однословными обозначениями и возникновением устойчивых составных наименований. В диалектной профессиональной лексике преобладает стремление к краткости номенов.

В каждой отрасли производства существуют специфические объекты, которые в своих отношениях составляют определенную систему. В ней выделяются классы предметов, вещей, которые находятся в системных отношениях внутри класса и между классами. Отраслевые объекты, классы предметов требуют названий, которые отражали бы существующую системность классов слов и объединялись бы в лексико-тематические группы.

Лексико-тематические группы (ЛТГ) профессиональной номинации отличаются от ЛТГ официальных терминов и номенклатуры своеобразием наполнения. Называя процессы и объекты производственной действительности, профессионализмы закрепляют не только знания в отрасли, но и отношение говорящих к ее реалиям.

В значении профессиональных наименований должны присутствовать указания на выделительный признак объекта, его особые приметы: местоположение, функция, внешний вид, качество и другие. Известно, что наибольшей различительной силой обладают частные признаки объекта, особые приметы его, сходные в чем-то с другими объектами и тем самым не только выделяющие его, но и характеризующие, дающие оценку ему, например долгожитель - самолет АН-2 (авиа.), дробилка - станок для измельчения клея (полигр.) и другие.

С точки зрения отношения говорящих к объекту обозначения профессиональные наименования по содержанию подразделяются на объективные и субъективные.

Объективными выступают профессиональные номенклатурные слова (номены), обозначающие предметы, вещи, признаки и действия, а также профессии. Эта группа наибольшая по количеству: бокс - гараж (авто.), альбомщики - упаковщики альбомов (полигр.). Субъективными являются: а) наименования, которые вместе с обозначением предмета, признака или действия, выражают отношение говорящего к обозначаемому. Эту группу профессиональных наименований составляет меньшее количество слов: гроб - неисправная машина (авто.), курица - самолет ДБЛК-2 (авиа.); б) наименования, которые выражают отношение к самому обозначению, то есть к номинативу: бомбёр - бомбардировщик (авиа.), глушак - глушитель (авто.) и другие.

Тематические группы лексики - не что иное, как сегментация действительности при помощи слов. «Отражая определенным образом те или иные «отрезки действительности», слова, естественно, связаны между собой, как взаимосвязанные и отображаемые ими явления самой действительности. Благодаря этим «внеязыковым» связям слова объединяются в группы, которые можно назвать тематическими» (Шмелев, 1983). Наименования в них находятся в определенных связях и позволяют проводить исследование их в различных направлениях, например мотивированность/немотивированность или частичная мотивированность номинации: ястребок - истребитель, гадкий утёнок - самолет АН-24 (авиа.); прямое или косвенное, переносное наименование: тягло - двигатель (авто.). «Исследование слов в составе тематических групп лексики позволяет определить удельный вес этих групп в словарном составе языка, их рост или сокращение в зависимости от внешних исторических обстоятельств, процессы терминологизации слов с общими значениями, изменяющиеся соотношения исконных и заимствованных слов, расширение и сужение значения слов (также в зависимости от изменений «материи» и функции обозначаемых предметов и явлений), установить в некоторой степени стилистическую дифференциацию слов в пределах тематической группы, осветить целый ряд других лексикологических вопросов» (Филин, 1963).

Все исследуемые производственно-профессиональные наименования мы объединяем в следующие тематические группы: «Названия лиц по профессии»; «Названия машин и станков (орудия труда)»; «Названия частей, узлов и деталей машин и станков»; «Названия процессов труда»; «Названия сырья, используемого в процессе труда»; «Место труда».

ЛТГ современной профессиональной лексики.

Первая тематическая группа «Наименование лица» объединяет названия, являющиеся общими для всех исследуемых номинативов производственной лексики. За основу классификации мы использовали принцип Л.А. Шкатовой (Шкатова, 1967): выделение трех классов номинативов через отношение лица к действию:

1. Наименования, в основе которых лежит отношение к действию: летун, вставщик.

Наш материал требует конкретизации и выделения подклассов в этом классе: 1) наименования, указывающие на действие, которое непосредственно выполняет лицо: извозчик (авто.); летун (авиа.); 2) наименования, указывающие на особенность участия в действии: вооруженец (авиа.), выдувальщик (стекольн.); 3) наименования, указывающие на пассивное отношение к действию: кинутый (авто.), подсобник (полигр.); 4) наименования, характеризующие лицо по качеству выполняемого действия: обманщик (авто.), золотые руки (авиа.); 5) наименования, содержащие указания на характер действия лица: гоняла, (авто.), анархисты (авиа.) и др.

2. Наименования, в основе которых лежит отношение к объекту действия: чурочник, штангист (авто) и др.

3. Наименования, в основе которых лежит отношение к средству действия: бабовоз (авиа.), картонщик (полигр.) и др.

Эмпирический материал потребовал выделения  еще одной группы.

4. Наименования, в основе которых лежат иерархические отношения: начальник - бригадир (авто.) и др.

ЛТГ «Наименования станков и машин (орудия труда)» содержит  пять классов:

1. Наименования, данные станку, машине по типу, марке или номеру в номенклатурном знаке: Аврушка – самолет типа Авро, (авиа,); рафик - автомобиль RAF (авто.).

2. Наименования, данные по внешнему отличительному признаку: блин - легкомоторный самолет с круглым крылом (авиа.).

3. Наименования, данные по действию, функции машины, станка: обдув – устройство принудительного охлаждения (машин.).

4. Наименование по отношению к материалу:

1) название машины по обрабатываемому материалу: картонка -картонообрабатывающая машина (полигр.);

2) названия, данные через отношение к материалу, используемому в работе: дизельный автомобиль – автомобиль, работающий на дизельном топливе (авто).

5. Наименования, указывающие на качество машины: топор, гроб, ворона - самолеты с плохими летными качествами и т.п.

ЛТГ «Названия частей, узлов и деталей машин, станков и инструментов» содержит два основных класса:

1. Наименования, данные по внешнему сходству с другими предметами: гитара - подвеска задних колес (авто.); стул - стойка для подшипника (машин.).
2. Наименования, основанные на функции, которую выполняет деталь или инструмент: удлинитель – патрон с резьбой (машин.); отводка - инструмент для оттягивания стекла (стекольн.).

ЛТГ «Процессуальности» объемна, вбирает в себя слова, обозначающие процесс как предмет и процесс как действие.

1. Процесс как предметность обозначается словами, называющими процессы, выполняемые машиной целенаправленно, по воле человека: отдушка - ароматизация полуфабриката, добавка ароматизирующих веществ, (хлеб.); сбой - внеплановая остановка станка (машин.).

2. Процесс как действие обозначается:

а) словами, называющими действие как отклонение от нормы, происходящее в машине: двигатель троит, залипает (авто.);

б) словами, называющими действие как отклонение от нормы, производимое человеком: вылететь из потока, выйти из рабочего экипажа (авиа.);

в) словами, называющими целенаправленное действие, выполняемое человеком: выдёргивать, врубать, круглить, делать сгибку, набить программу и т.п. (полигр.);

г) словами, называющими действия, производимые машиной по воле человека: становиться на крыло, скапотировать (авиа.).

ЛТГ «Сырье и материалы, используемые в процессе труда» включает в себя два класса:

1. Жидкие: барит, водные краски (полигр.); болтушка - смазка для хлеба (хлеб.).
2. Твердые: картон, папка (полигр.); горбушка (стекольн.).

ЛТГ «Наименования, указывающие на место работы» включает в себя два класса:

  1. Основные объединения: карлик - малогабаритный аэропорт (авиа).
  2. Части, участки, цеха: бендежка - комната отдыха рабочих; бытовка (строит.).

Русские диалекты содержат профессиональную лексику, которая, отражая общие тенденции языка, также распределяется в лексико-тематические группы: «Наименования лица», «Наименования орудий труда и сопутствующих приспособлений, предметов и объектов в производственной деятельности»; «Наименования процессов производственной деятельности»; «Наименования, указывающие на место трудовой деятельности»; «Наименования, указывающие сырье и материалы, используемые в трудовой деятельности»; «Наименования, указывающие на результат трудовой деятельности и продукты производства»; «Наименования, указывающие на признак и степень его проявления».

Особое значение в профессиональной сфере деятельности отводится человеку, выполняющему определенное действие, поэтому тематическая группа наименований субъекта имеет достаточно разветвленную структуру, элементы которой тщательно конкретизируют наименования как в современной профессиональной лексике, так и в диалектной.

Все слова, называющие лицо, представляют собой номинативные единицы, которые дают конкретную и емкую информацию о профессиональной деятельности человека. Последний класс наименований, содержащих указание на отношение к выполняемому действию, предполагает выражение  оценки.

Немаловажную роль в производственном процессе играют орудия труда. В диалектной лексике в некоторых профессиональных сферах существует множество разновидностей  орудий производства, каждое из которых имеет свое название. Наиболее многочисленны подгруппы наименований орудий труда в рыболовецкой и охотничьей профессиональной лексике.

Лексико-тематическая группа наименований сырья и материалов выделяется во всех трудовых сферах по-разному, например в диалектной лексике рыболовов, охотников и торговцев сырье для производства отсутствует. Значительна по объему эта группа наименований в современной полиграфической лексике, но особенно широко она представлена в хлебопекарной диалектной лексике: бурдук, варенец, восьмипятка, выть, доспешек, доспешник, дранина, заварник.

Лексико-семантические группы (ЛСГ) включают в себя профессиональные слова, связанные между собой не отношением их к объекту реальной действительности, а их семантическими отношениями между собой в языке: варианты, синонимы, антонимы, многозначные слова, омонимы; стилевые и стилистические средства, прямые и переносные названия (метафорические, метонимические). На основе этих отношений мы выделяем следующие ЛСГ в профессиональной лексике:

1. Неофициальные профессионально-производственные единицы, имеющие соотносительные или параллельные слова в общеупотребительном языке, например, среди современных профессионализмов мигалка - светофор (авто.); фонарик - заголовок на полях (полигр.); и среди диалектных: котки – высокие каблуки (сапожн.); наушник - грузило рыболовной снасти (рыбол.).

2. Профессиональные наименования, соотносящиеся с терминологической или профессиональной лексикой. Здесь выделяются две подгруппы:

1) слова из неофициальной профессиональной лексики, имеющие синонимические связи со специальными кодифицированными терминами в современном русском языке: поросёнок - межосевой дифференциал (авто.); паровоз - ротационная машина «Книга-90» (полигр.) и в диалектах: бор – спрос на товары (торг.); насада – судно (рыбол.).

Следует заметить, что термин «синонимы» применительно к профессионализмам и официальным терминам и номенам приобретает некоторые особенности. Лингвистические синонимы выражают одно понятие и различаются идеографическими и стилистическими оттенками. Здесь же нет общности понятия и существуют резкие стилистические различия единиц. Их объединяет только общность реалии, объекта, обозначаемого профессионализмом и термином или номеном, а нетерминологические значения их не совпадают или совпадают частично. Можно предполагать, что перед нами не синонимы, а скорее параллельные слова, так как в них отражены отношения разных признаков одного и того же предмета. В отношениях параллельных слов отражены разные физические свойства предмета, цвет, характер движения; дополнительная семантика суффикса с деминутивным значением в слове отражает величину, размер предмета и т.д. Если же имеется хоть какая-нибудь семантическая общность признаков (сходство функций, материала и др.), отраженных в профессиональном слове и термине, то в этом случае перед нами профессиональные синонимы: папка - картон для изготовления переплетных крышек; окурок - свеча и т.п.;

2) профессионализмы, имеющие синонимы в других терминологических сферах: карандаш - лом (авто., машин., строит.). В рассмотренной нами диалектной профессиональной лексике отсутствуют слова, использующиеся в одном и том же значении  в различных сферах народного хозяйства.

Эти и подобные им абсолютные синонимы демонстрируют тенденцию профессиональной лексики к преодолению границ узкой отрасли и объединению в отдельный широкий пласт профессиональных наименований. В специальной лексике «синонимы легко возникают и как поиск рационального обозначения и как результат нового называния без оглядки на уже существующие единицы и как проявление своей системности...» (Суперанская, Подольская, Васильева, 1989).

Многозначность среди профессионализмов обычно проявляется в разных профессиональных сферах: Жигули - I) деталь машины – распределительный вал № 2101 - I0060XI5 (машин.), 2) автомобиль как товарный знак (авто.) – в современном языке и дёр – 1) большой спрос на товары, 2) хороший клёв рыбы в диалектах. В диалектной профессиональной лексике мы отметили проявление многозначности в пределах одной хозяйственной отрасли, например: дожин – 1) окончание жатвы, 2) последний пучок колосьев, оставленный на корню после жатвы, 3) оставшийся несжатым небольшой участок в поле (земл.). Не все примеры многозначности в нашем материале бесспорны. Отделение многозначности от омонимии, установление завершенности процесса распада полисемии слова и как результат его - появление омонимов в лексике русского языка - представляет трудный вопрос.

Мы сделали попытку выделить в нашем материале омонимы на основе следующих объективных показателей: I) профессионализмы и сравниваемые единицы принадлежат разным языковым подразделениям - общему языку,  разговорно-профессиональному; 2) сопоставляемые номинативные единицы из разных сфер и даже из одной сферы не идентичны, так как обозначают различные предметы; 3) имеют явное стилевое и стилистическое различие. В результате были выделены следующие группы профессиональных наименований:

1. Слова из неофициальной профессионально-производственной лексики, имеющие омонимичные связи:

1) с общеупотребительными словами: сват – милиционер (авто.), сват - тот, кто сватает невесту - в современной лексике; клубок – рыболовная снасть с 200 крючками (рыбол.); клубок - нитки, смотанные в виде шарика – в диалектах;

2) со специальными словами из других терминологических сфер: боцман - автобус ЛИАЗ (авто.), боцман - лицо младшего командного состава в морском флоте – в современном языке; в диалектной лексике не встретилось омонимической соотносительности с официальными терминами;

3) имеющие омонимы внутри профессиональной сферы:

а) межотраслевые омонимы: бочка - корпус самолета (авиа.) и бочка - автомобиль, оснащенный цистерной (авто.) - в современном языке; дубас – крашенный дубом холст (ткац.), дубас – лодка, долбленная из дуба (рыбол.) – в диалектах;

б) внутри профессиональной сферы: коробочка - маршрут самолета при заходе на посадку, коробочка - приборная доска (авиа.) в современном языке; дойка – корова, дойка – доярка (животн.) в диалектах.

Антонимические отношения представлены незначительно как в современном языке, так и в выборке профессиональной диалектной лексики: голова - верхний край книги, хвост - нижний край книги (полигр.); крамарь – торговец, бральник – покупатель (торг.).

В диалектной профессиональной лексике были выделены варианты наименований, которые есть во всех рассматриваемых отраслевых сферах: опоясень/ опояско/ опоясье (ткач.), гречушник/ гречишник (хлеб.) и т.п.

Таким образом, и в современной, и в диалектной профессиональной речи лексико-семантические отношения представлены широко и проявляются во всех известных аспектах.

Установление лексико-грамматического состава профессиональных номинаций является одной из актуальных проблем терминологии, т.к. помогает глубже проникнуть в сущность, «природу термина как знака специального понятия, рассчитанного на специальную сферу употребления» (Даниленко, 1977). Профессиональная лексика не отличается разнообразием в лексико-грамматическом плане. В ее составе количественно выделяются знаменательные слова. Превалируют существительные, как и во всей терминологии.

В составе современных профессиональных наименований имена существительные составляют 85% от общего количества, в выборке диалектной профессиональной лексики 87%. Такое положение не случайно, т.к. имя существительное называет не только предметы, но и определенные их признаки - качество, свойство, состояние, действие: боковина - боковая часть грузовика, переводка - ломик для перевода стрелки трамвайного пути (авто.), болтанка - воздушная качка (авиа.); оголовок, переобувка (обувн.), что свидетельствует о широком диапазоне номинативных возможностей.

В профессиональной разговорной речи, как и в общем языке, встречаются существительные всех лексико-грамматических разрядов: нарицательные и собственные, одушевленные и неодушевленные, конкретные и отвлеченные, собирательные и вещественные. «Ядро терминологии составляют полнозначные слова, имена существительные, называемые традиционно именами нарицательными. Однако использование и имен собственных в терминологических наименованиях имеет устойчивую традицию». [Даниленко, 1977: 37]. Собственных имен немного и в современной и в диалектной профессиональной речи: Аннушка – самолет АН-2 (авиа.), Борька – кабан (животн.).

Среди нарицательных имен основная масса слов представлена конкретными существительными, что является характерной чертой разговорной речи: технарь – механик (авиа.), габаритки - габаритные огни  (авто.) в современной речи; кабась, калмычка, хахуп (животн.) в диалектах.

Конкретные профессиональные имена существительные начинают обозначать не только предметы, но и различные абстрактные понятия - качество, действие, состояние и некоторые другие: воз - рейс, дыра - большой интервал в движении маршрутного транспорта (авто.).

Разряд вещественных существительных немногочислен как в современных, так и в большинстве диалектных профессиональных наименований: повидло – солидол (авто.), бурдучок - закваска для теста (хлеб.).

Обилие существительных неодушевленных (93%) неудивительно, так как одушевленные существительные в анализируемых профессиях называют только человека, а человек имеет дело с множеством предметов. При образовании профессиональных названий часто используется процесс, характерный, как правило, только для разговорной речи: переход имен существительных из одного лексико-грамматического разряда в другой. Это один из путей создания особой эмоционально-оценочной насыщенности семантики разговорных и нейтральных слов в профессиональной речи. Наиболее часто наблюдается переход одушевленных существительных в разряд неодушевленных разговорно-профессиональных наименований путем переносного употребления их: батрак - трактор (авто), мама - гнездовой разъем (электр.); бешка – булочка с солью для лечения скота (хлеб).

Однако есть отрасли хозяйства, в лексике которых наблюдается иная картина. В диалектных наименованиях животноводческой отрасти из 292 существительных 189 одушевленных, что вполне естественно, т.к. объектом производства являются животные: зерен, зюзга, имь. К ним добавляются номены, обозначающие лица по выполняемым действиям: бычатник.

Глаголы составляют свыше 10% в современном языке: взреветь (авиа.), магнититься (полигр.) и около 8% в диалектных профессионализмах: блекотать (животн.), жгутовать (земл.).

Прилагательные представлены лишь 2% - 3% в обеих категориях профессиональной лексики. В современной профессиональной речи прилагательные, привлеченные из общелитературного языка в качестве специального слова, под влиянием систем профессиональных номинаций достигают высокой степени семантической специализации и становятся специальным словосочетанием в данной сфере. Прилагательное при этом сужает свое значение, а также утрачивает свои синонимические, ассоциативные и другие связи.

Качественные прилагательные (они составляют 67% в современной профессиональной речи) теряют степени сравнения, что усиливает функциональную обособленность прилагательного от литературного варианта и способствует закреплению «положительной» степени в роли специального слова: грубая строка - пробельная строка (полигр.). Основным показателем закрепления специального значения прилагательных является их избирательная сочетаемость в рамках данного дискурса, что подтверждает выводы, сделанные Э. Слабигудковой о том, что прилагательные, становясь специальным словом, претерпевают значительное изменение (Слабигудкова, 1981).

Состав диалектных профессиональных прилагательных отличается преобладанием относите        льных имен: ластиковый, матурный (ткач.), кысовый, ловетный (охотн.), что демонстрирует важность отличительного признака предмета в профессиональной сфере,  а не оценка его качества, как в современной профессиональной лексике.

Наречия единичны и в современной, и в диалектной профессиональной речи: корытом (бумага – полигр.), без угла (лететь – авиа.), накруг (охотн.), обуткой (сапож.).

Процесс номинации в той или иной профессионально-производственной среде является оптимальным способом присвоения специальных названий, которые могут быть простыми, то есть отдельными самостоятельными словами, и составными – комплексными и описательными словосочетаниями. Комплексные словосочетания - это лексикализованные или фразеологические словосочетания: бреющий полет, слепой полет и т.п. Описательные словосочетания - это номинации, каждый компонент которых имеет своеобразное значение и употребление: горный тягач - автомобиль "Колхида", задний мост - ведущий мост (авто) и т.п.

Простые и составные номинативы создаются специалистами в разговорной речи узкой профессиональной среды как средство производственного общения. Вследствие этого возможна локализация отдельных единиц. Это вносит своеобразие в создание профессионализмов. Для понимания живых процессов в языке важно не только знать способы образования, словообразовательные образцы, или типы, но и соотношение (пропорцию) их в речевых стилях и специальных сферах общения. «В научном стиле, где требуется известная конденсация мысли, как отмечают исследователи, реализуется большее число словообразовательных типов, чем, например, в разговорном» (Береснев, 1975). Однако и в рамках одного стиля словообразовательные типы распределяются неравномерно в разных профессионально-производственных сферах.

Производство профессиональных номинативных единиц осуществляется всеми известными способами: лексико-семантическим переосмыслением имеющихся слов, морфологическим, описательным, реже -лексико-синтаксическим и морфолого-синтаксическим способами.

Лексико-семантический способ словообразования является распространенным в русском языке (Комарова, 1986). Он позволяет развивать новые смысловые оттенки значения или совершенно новые значения на основе уже имеющихся, производя омонимы. Отличительной особенностью профессионализмов, образованных таким образом, является их производственная принадлежность, ограниченность сферы употребления, что фактически нейтрализует омонимию.

Семантическое преобразование слов для использования их в неофициальном профессиональном наименовании начинается с изменения коммуникативно-смыслового задания и денотативной (предметной) соотнесенности и завершается созданием производного значения или употребления. Процесс переосмысления достаточно сложен и неоднороден. Его можно разделить на производство двух типов именований - номинативный и экспрессивный.

Номинативное наименование выполняет выделительную функцию. Она реализуется путем создания объективной номинации и путем субъективной интеллектуальной оценки. Такие номинативы ограничены сферой той или иной отрасли и функционируют в роли профессионализмов: движок - двигатель самолета.

Экспрессивы, или коннотативные наименования, противостоят номинативным в том, что выполняют экспрессивную функцию, так как имеют целью не просто название предмета, а выражение интенсивности его признака, усиление эмоционального воздействия названия: брехун - барограф (авиа.).

Наименования того и другого типа возникают путем переосмысления слов разнообразной семантики - отвлеченной и конкретной. Слова с абстрактным значением, будучи перенесенными на конкретный предмет или явление, специализируют его и не дают образности или создают ослабленную: ворона – посадка самолета с нарушением правил (авиа.). В других случаях наблюдается расширение, генерализация прямого значения: чахотка - изношенное, старое такси (авто.). При переносном использовании слов с конкретным значением наблюдается иное - образность может не ослабляться, возникает эмоциональное и экспрессивное значения.

Создание неофициальных профессиональных наименований происходит по определенным семантическим моделям (образцам). Под семантическими моделями, образцами мы понимаем формулу смысловых отношений между исходным (производящим) словом с его прямым значением и возникшим (производным) с переносным профессиональным значением. Переносным считается такое особое значение, которое характеризуется образностью, одновременным видением двух явлений. Однако последнего у многих профессионализмов, не только с абстрактным значением, не наблюдается. Отношения могут складываться весьма разнообразные даже в пределах одной модели. Тогда мы выделяем подгруппы, объединяющие слова с одним смысловым отношением между прямым и переносным значением. Подобные переосмысления широко распространены в общенародной речи.

По характеру обозначения выделено десять моделей семантических дериватов, в четырех из которых выделяются дополнительные подгруппы.

Переносные значения в слове обусловливаются возможностью сравнения предметов, обнаружения связи, ассоциаций между ними и как результат этого возникают переносы названия по сходству их признаков, функций, по связи, ассоциации, аналогии: метафорический, метонимический, синекдохический, гиперболический, иронический и другие переносы. С их помощью образуются непрямые и косвенные номинации.

Профессионализмы, образованные на базе номинативной метафоры, семантически самостоятельны и соотносятся с денотатом большей частью не через слова, их породившие, а непосредственно, независимо от производящих (Чернейко, 1990). Об их самостоятельности можно говорить потому, что они демонстрируют свои словообразовательные возможности: палец - валик со шплинтом (авто.) и пальчики - подшипники коленвала (авто.). Здесь метафора создает не образное значение того же слова, а самостоятельное слово-синоним.

Результатом метафорического переноса, как правило, является косвенная номинация, при которой наблюдается случайность выбора признака для обозначения: колун - старый “Москвич” (авто.). Разумеется, на случайность может повлиять прагматическая направленность профессионального или индивидуального фактора, например гараж - автобаза (авто.), девичьи глазки - локатор (авиа.).

За основу классификации профессиональных наименований, образованный на базе метафоры, мы взяли мотивирующий признак переноса значения, например размер, форма и т.п.

Наряду с метафорическими переносами в образовании профессиональных наименований встречаются и метонимические, которые производят значение, выступающее большей частью не как самостоятельная номинативная единица, а как специальное употребление, являющееся фактом речи, а не языка. В метонимии основа переосмысления слова в смежности самих обозначаемых объектов. В результате возникает непрямая номинация. Если при метафорическом переносе косвенная номинация допускает случайность в выборе признака переосмысления, то непрямая исключает это. Метонимический перенос основан на реальной смежной связи того объекта, обозначающее слово которого переносится на обозначаемый объект: газ - педаль в автомобиле. Реальные связи смежных предметов позволяют переносить обозначение одного предмета на другой, представленный потенциальной семой в обозначающем. В результате переноса потенциальная сема актуализируется, заменяет дифференциальную сему в обозначающем и становится самостоятельным номинативом. Реальные связи между предметами и семантическое согласование между потенциальной и дифференциальной семами при метонимическом переносе являются различными. Это позволило выделить девять групп метонимических образований профессиональных номинаций.

Компрессированные профессиональные наименования встречаются довольно часто в профессиональном пласте современной лексики. Компрессия составных наименований касается формальной структуры, но не содержания. Устранение из составного (описательного) профессионализма, аналитически выражающего денотат, слова, которое передает свое функционально-смысловое содержание оставшемуся слову, и оно начинает обозначать тот же денотат синтетически, приводит в результате к усложнению содержания его: расплав металла - расплав (машин.). Такие и подобные семантические сдвиги в слове-наименовании, происходящие без изменения материальной стороны его, принято называть конденсацией (концентрацией) смысла. Разрушается материальный состав описательного наименования, оставшееся слово от него берет в себя значение прежнего составного наименования. Компрессия происходит, когда данный денотат одновременно осознается говорящими однозначно (Мурзин, 1979).

Образование компрессированных профессиональных номинаций при конденсации смысла происходит различными путями: разрушается двухсловное составное наименование, его замещает один целый компонент-слово: браслет - заземляющий браслет (электр.); разрушается многословное составное наименование, его замещает целый компонент-слово: кронштейн передней опоры двигателя - кронштейн (авто.); разрушается, составное наименование, оставляя не цельный компонент, которым обычно является производное слово, а только производящий корень или основу: балансирная подвеска - балансир (авто.); разрушается составное наименование, а оставшийся компонент подвергается аффиксальной деривации.

Наряду с лексико-семантическим словообразованием в нашем материале встречаются примеры морфолого-синтаксического способа производства профессионализмов, например левый - автобус, выполняющий незапланированный рейс. Они близки к компрессионным образованиям с конденсацией, но характеризуются изменением синтаксической функции, грамматической категории и статуса морфологических частей слова, а не просто усложнением его содержания. Морфолого-синтаксический способ, как известно, переводит слово из одной части речи в другую. В наших примерах наблюдается перевод числительных, прилагательных и причастий в класс имен существительных.

Справедливо замечание о том, что «субстантивацию вполне возможно охарактеризовать как метонимию, отягощенную изменением синтаксической функции (прилагательное/причастие → существительное)» (Журавлев, 1982), например метонимия: пиджак - пассажир, который платит за проезд в такси выше тарифа; субстантивация: жирные - пассажиры, которые не берут сдачи при оплате проезда в такси. Однако при субстантивации прилагательных возможны и метафорические переносы, например самолет И-16 - курносый самолёт - курносый.

Субстантивации подвергаются изредка причастия: стригущий - полет низко над лесом (авиа.), а также некоторые числительные, обозначающие порядковые номера в буквенно-числовом наименовании: пятьдесят третий - машина ГАЗ-53 (авто.). Субстантивация числительных особенно распространена в авиации, где название дается не только по номеру марки самолета, но и по номеру машины, который она получает на данном аэродроме, где базируется одновременно много самолетов одной марки.

Морфологическое словообразование по сравнению с лексико-семантическим способом в наших материалах занимает скромное место (20%). Здесь нельзя не отметить возникающие трудности квалификации способа образования.

Различным переосмыслениям подвергаются как непроизводные, так и производные слова из общего употребления. Считать ли их образованиями в данной сфере и определять морфологические средства и путь образования или это переосмысление, нарушающее морфологическую структуру, при котором морфемы теряют свое словообразовательное значение и слово перестает члениться на морфемы? Дать однозначный ответ на эти вопросы нелегко.

В разговорной профессиональной речи авиаторов употребляются, к примеру, такие однокорневые слова: бортик и бортач. В общем употреблении существительное бортик мотивировано корнем «борт» со значением «стенка судна, бильярда» и суффиксом -ик- с уменьшительным значением. Суффикс -ач- в литературном языке не может соединяться с данным корнем. Суффикс производит только одушевленные существительные и не развивает значение неодушевленных. Учитывая это, выясняем, что корень «борт» - это часть сложного слова «бортмеханик», «бортинженер» и вместе со второй частью выражает «лицо определенной специальности». Конденсируя в себе смысл сложного слова, эта часть соединяется как с суффиксом -ик-, который способен производить и одушевленные существительные, так и с суффиксом -ач-, обозначая лицо по объекту его занятий. Каждый из них вносит свои экспрессивные оттенки, наслаивающиеся на объективное значение лица. В данном случае пример представляет собой морфологическое словообразование. Здесь важно учитывать роль соотношения корневой и аффиксальных морфем.

Не исключено, что в нашей работе учтены не все возможные соотношения разных способов порождения профессиональных номинаций. Но очень важно установить, какие средства и пути используются при этом.

Основной единицей морфологического словообразования является словообразовательный образец, или структурная схема производных слов (Янко-Триницкая, 1976). Классифицировать образцы можно по различным основаниям. Поскольку система словообразования профессионализмов в нашей работе рассматривается не как самостоятельный отдельный предмет, а лишь как один из путей пополнения данного лексического пласта, постольку в основание классификации берется не один словообразовательный принцип, а несколько, чтобы словообразование не отрывалось от лексики и семантики слова. Поэтому морфологическое словообразование нами рассматривается с учетом способа образования номинаций и тесно связанных с ним: а) семантики производного слова (названия предметов, процессов, признаков, лиц, функций, места, выражение экспрессии и др.), б) деривационных аффиксов. Сходство и различие образцов, их внутреннее устройство определяется характером соединяемых в слове морфем, их отношением между собой. Это внутреннее устройство может быть своеобразным у простых слов и сложных слов.

Значительно представлены в нашем материале составные профессионально-производственные наименования в форме словосочетаний. Структурно преобладают простые двухсловные.

Наличие составных многокомпонентных наименований вызвано стремлением к точности, необходимостью отразить в названии несколько признаков, хотя некоторые считают, что «поликомпонентные термины» нежелательны, поскольку не обладают деривационной продуктивностью (Красней, 1975) и громоздки для разговорной речи.

Некоторые составные профессионализмы превратились во фразеологические названия: случайный шум - белый шум (электр.).

Как и в современном русском языке, профессиональные наименования в диалектах представлены простыми и составными номенами.

Словообразовательному анализу подверглось около 2000 простых профессиональных наименований. Наиболее распространенным способом образования диалектных профессионализмов является морфологический, которым образовано более 90% исследованных единиц.

Все диалектные профессиональные наименования классифицированы по моделям, как и современные профессионализмы. Основное положение в номинации морфологическим способом сходно у данных пластов.

Лексико-семантический способ образования новых слов в диалектных профессионализмах не распространен: еж – орудие для прополки огурцов, капусты (земл.), а в торговой лексике не обнаружен.

Морфолого-синтаксический способ обнаружен в единицах имен существительных: вольный – частный торговец (торг.). Лексико-синтаксический способ образования профессионализмов в диалектной лексике не обнаружен.

Составные наименования представлены в выборке диалектных профессионализмов незначительно двусоставными наименованиями: обуточная игла (обув.).

Производство диалектных профессиональных названий заметно отличается от образования современных профессиональных единиц способами словообразования.

Во второй главе «Функционально-стилистические особенности профессиональной лексики» подводится социолингвистическая база для обоснования объективности выделения профессиональной речи в специальный дискурс. Рассматривается понятие социальности речи (В. фон Гумбольдт, Ф. де Соссюр, Г.О.Винокур, М.М.Бахтин, М.Р. Львов, В.М. Жирмунский, Н. М. Каринский, Б. А. Ларин, Е Д. Поливанов, A. M. Селищев, Н. В. Сергиевский, В.В. Виноградов, Л.П. Крысин, А. Д. Швейцер, Ю.Д. Дешериев, Ю.М. Скребнев, Н.Б.Мечковская, В.И. Карасик, П.Бергер, Т.Лукман, Е.Н. Зарецкая и др.), как одной из основных качественных характеристик профессионализмов.

По мнению ученых (Ю.М.Скребнев, Е.С. Кубрякова, Е.Б. Козеренко, И.П. Кузнецов и др.), язык «может быть представлен в виде некоторой стереометрической фигуры, в которой горизонтальные срезы разделяют уровни, вертикальные же  срезы выделяют субъязыки». Субъязык обслуживает ограниченную коммуникативную сферу. Определение этой сферы позволяет затем гипостазировать субъязык. Профессиональные слова, являясь частью лексической парадигмы общеязыковой системы, обслуживают четко определенную сферу профессионально-производственных отношений. Таким образом, выявляется как социальная, так и лингвистическая ценность рассматриваемого явления, что определяет закономерность гипостазирования профессиональной речи как подсистемы национального языка, существующей в более мелких субъязыках конкретных профессионально-производственных отраслей.

Для выявления характерных черт профессионального дискурса необходимо определить сферу его бытования, поэтому в работе подробно рассматривается понятие «разговорная речь» и связанные с ним варианты «городская речь», «бытовая речь», «устная речь», «просторечие» (Ф.П.Филин, Е.А.Земская,  Ю.А. Бельчиков, Л.И. Баранникова, В.Д. Девкин, Л.А. Капанадзе, Т.В. Матвеева, Д.Н. Ушаков, М.Н. Кожина, Н.С. Валгина, Д.Э.Розенталь, М.Н.Фомина, О.А.Лаптева и др.), одной из главных характеристик которых является понятие «кодификация». Данный термин часто используется лингвистами как базовая характеристика основных понятий науки (Н.Б. Мечковская, А.М. Пешковский, Б.Н. Головин; Д.Н. Шмелев, В.В. Виноградов, Ю.А. Бельчиков).

Проведенный анализ показал аморфность дефиниций рассматриваемых понятий. Допускается «синонимичность в употреблении «устная форма речи», «устная речь», «разговорная речь» (Сердобинцев, 1983). Однако ученые едины в выделении основных константных или типовых особенностей разговорной речи, которые носят как лингвистический, так и экстралингвистический характер (Е.Н. Земская, 1979, М.Н. Кожина, 1983, О.А. Лаптева, 1990, Т.В. Матвеева, 2003, Д.Н. Шмелев, 1977, Н.Я.Сердобинцев, 1983 и др.).

«…Будучи первичной в генетическом плане, разговорная речь имеет свою преимущественную сферу употребления – обиходно-бытовую, где она оптимально выполняет коммуникативную функцию и развивает соответствующие средства, используемые в устной диалогической форме собеседниками… Разговорная речь – это устная речь носителей русского языка в указанной сфере общения. Однако она не замыкается только в данной сфере. С появлением в обществе других сфер деятельности, требовавших иных видов и форм реализации языка, возникают новые функциональные разновидности речи, а разговорная перестает быть единственной и становится в один ряд с возникающими функциональными образованиями» (Сердобинцев, 1983). Одним из таких образований является профессиональная речь.

Далее мы выявляем основные черты коммуникативного акта в условиях профессионального общения.

В научной сфере синонимом к номену «общение» используют термин «коммуникация» (лат. communicatio от communicare – делать общим, связывать; путь сообщения, форма связи), в толковании которого нет единства, хотя внимание ученых к проблемам коммуникации активно привлечено с 60-х годов ХХ века и  зарубежная лингвистика насчитывает более сотни определений данного понятия. Такое положение объясняется многоаспектностью данного явления (Д.Льюис и Н.Гауэр, Ч. Кули, Е.Н. Николаева, В.П. Конецкая и др.).

Языкознание обращается к проблемам речевой коммуникации, которые рассматриваются в антропоцентрической или функционально-коммуникативной лингвистике (теории речевых актов, теории текста, теории высказывания, теории дискурса). Однако в лингвистической коммуникативистике нет однозначного подхода к определению рассматриваемого понятия (Т.В. Матвеева; В.А. Звегинцев; Е.В. Клюев, О.Я. Гойхман; Т.М. Надеина; Ю.Н. Караулов, и др.). Лингвисты по-разному рассматривают и составные коммуникативного акта, неизменными остаются лишь следующие компоненты: адресант, (отправитель информации, кодирующий ее), контакт (речевая ситуация), референт, код (сообщение, текст), адресат (получатель информации, декодирующий ее).

Основополагающую роль в общении играют «коммуникативная и речевая личности» (Караулов, 1989), которым коммуникативный акт обязан своим возникновением. Главным звеном является «передающая» инстанция – адресант. Именно он берет на себя ответственность за начало, продолжение и завершение разговора. Адресант, исходя из личной потребности и желания организовать коммуникативный акт, должен учитывать готовность адресата к речевому взаимодействию, которая заключается в понимании мотива адресанта, в информированности относительно референта (объекта действительности, взятого для обсуждения) и владении единым тезаурусом. При отсутствии хотя бы одной составляющей коммуникативного акта общение будет нарушено.

Одной из главных ценностных установок человека, мотивирующих направленность его действий, является принадлежность к определенному замкнутому сообществу. Таковым выступает группа специалистов определенной профессии, создающая тезаурус, в пределах которого происходит общение и зарождаются определенные традиции этого общения. Знание этого словаря профессиональной речи является важным условием успешной коммуникации. В противном случае информация либо не будет воспринята, либо дойдет до получателя в искаженном виде. В профессиональном общении это недопустимо, т.к. происходит нарушение производственного процесса и может провоцироваться ситуация, представляющая опасность для жизни

Применение в речи профессионализмов, понятных для группы людей объединенных профессиональной деятельностью, в свою очередь способствует повышению быстроты мышления, т.к. «речь есть процесс превращения мысли в слово, материализация мысли» (Выготский, 1934) и, таким образом, развитие интеллекта. Быстрота мышления способствует повышению реакции человека, которая делает производственный процесс более успешным.

Речевые действия складываются в речевую деятельность (Миньяр-Белоручев, 1980), представляющую речевое поведение, которое рассматривается как «совокупность конвенциональных (осуществляемых в соответствиями с правилами) и неконвенциональных (осуществляемых по собственному произволу) речевых поступков, совершаемых индивидом или группой индивидов» (Клюев, 1998). Речевое поведение формирует определенный дискурс.

Толкование понятия дискурс можно проследить еще в словарях 19 века. Однако до сих пор нет единства в его толковании (Н.Д. Арутюнова, 1988, В.З. Демьянков, 1982; Н.Н. Миронова, 1998; В.Е.Чернявская, 2001, В.В. Богданов, 1993, Т.М.Николаева, 1978, И.П. Сусов, 2007). Понятие  «дискурс» многозначно и наполняется конкретным смыслом в зависимости от научной традиции школы его использующей. Мы присоединимся к пониманию дискурса как сложного коммуникативного явления, «включающего кроме текста, еще и экстралингвистические факторы (знания о мире, мнения, установки, цели адресата), необходимые для понимания текста" (Петров, 1989). Многообразие сфер деятельности человека обусловило существование большого количества дискурсов.

Изучение дискурса в современной лингвистике определяется двумя аспектами - когнитивным и коммуникативным. Профессиональный дискурс обширен и разнообразен, т.к. включает в себя целую систему отраслевых дискурсов. Однако у всех профессиональных отраслевых дискурсов есть общие черты, позволяющие выделить их в отдельную систему. Первая из них - естественность речи, подразумевающая чаще спонтанный выбор тех языковых средств, которые обеспечивают максимальный комфорт в коммуникации.

Речевая ситуация, как составляющая коммуникативного акта, играет важную роль в формировании профессионального дискурса. Являясь исходной точкой речевого действия, она конкретизирует смысл информации в зависимости от обстоятельств, в которых происходит речевое взаимодействие. Профессиональный дискурс характеризуется «полуофициальностью» коммуникативной ситуации, где главную роль играют правила речевого поведения, выработанные в процессе социального взаимодействия, а не этикетные нормы. Это определяет вторую черту, характерную для всех отраслевых дискурсов, а значит общую для профессионального дискурса. Именно неофициальный характер профессионализмов, составляющих профессиональную речь, служит главной отличительной характеристикой от терминов.

Таким образом, профессиональная лексика представляет специфическую совокупность номинаций, которая сформирована из ресурсов языка и предназначена для выполнения задач оптимального общения в каждой производственной отрасли.

Выделение функционального аспекта и рассмотрение функционирования терминов и  профессионализмов в различных производственных сферах считает необходимым и закономерным ряд исследователей (Даниленко 1977, Толикина1970 и др.).

Обозначив особенности понятия «функция» как способность (потенциал) выполнять определенные назначения и реализацию данной способности, результат функционирования во взаимодействии со средой речи, мы рассматриваем, как потенциальная функция слова преобразуется в функцию реализованную, конкретизируясь в речевом акте взаимодействием с функциями других средств, ситуацией профессионального общения, которое накладывает ограничения на отбор и на употребление соответствующих языковых средств.

Языковой компонент профессиональной коммуникации должен полностью удовлетворять запросы как отправителя, так и получателя речи, быть «индивидуальным» и «универсальным» одновременно в пределах одного языкового коллектива (Колшанский 1984). Универсальное проявляется в номинативных профессиональных наименованиях (брожение – сбраживание заварки; вальц – вальцевый станок, круг – циркуляционный стол для сортировки хлеба – в хлебопекарной промышленности), индивидуальное – в профессиональных названиях, имеющих коннотации (самотаска – транспортная лента с ковшами, вертолет – круг для готового хлеба, драньё – очищенное зерно – там же).  Коннотативная окраска профессионализмов помогает реализовать целевые установки императивной речи: эмоциональное воздействие на адресата речи и эмоциональное выражение адресанта речи. Так выражаются категории объективности и субъективности в профессиональной речи.

Номинативные профессионализмы составляют 40% от анализируемого количества материала. Одни из них передают только логико-предметную информацию и связаны с речевой функцией сообщения. Другие номинанты в своем функционировании связаны не только с назначением речи сообщать что-то, но и общаться, поэтому в их значении содержится окраска разговорности. Таких номинативных профессионализмов абсолютное большинство. Функционируют в роли профессиональных номинаций и такие, которые относятся не только к предметному денотату, но и выражают коннотативные значения. Они могут использоваться в разговорной речи предназначенной как для сообщения, общения, так и для воздействия.

Несколько больше профессиональных номинаций, в семантической структуре которых коннотации преобладают. Они функционируют с целью воздействия. Коннотации в профессиональном слове соседствуют с денотатом и могут быть языковым элементом, «а не только речевым образованием» (Шаховский, 1979). Коннотативные компоненты – оценочность, эмоциональность и экспрессия – нередко семантически являются более информативными, чем денотативные, они обычно не имеют нейтральных коррелятов.

Благодаря этому номинативы определенной профессиональной сферы могут тесно связываться с конкретной ситуацией, которая может стать интенсификатором коннотаций некоторых номинативов: бабовоз, гужбан (авиа.).

Рассмотрев функции и способы выражения коннотативной окраски в профессионализме, мы произвели тщательный семантический анализ составляющих коннотации профессиональной  лексики на примере одной из отраслей народного хозяйства (полиграфической). Он позволил выделить 9 групп слов с семами экспрессии на основе интенсификационного признака, 14 групп профессионализмов с эмоциональными семами и 5 групп наименований с семами оценки.

Номинативные профессиональные лексемы, в которых доминирует денотатное значение, рисуют картину определенной профессионально-производственной отрасли хозяйства, а профессионализмы с коннотатным составом, представленным экспрессивными, эмотивными и оценочными семами, делают ее реальной, а не абстрактной. Без коннотаций значения слов не могут в полной мере отобразить реальную действительность, окружающую человека.

Профессиональные слова представляют одну из замкнутых подсистем национального языка. Несмотря на  свою замкнутость, все языковые подсистемы взаимопроникаемы. Профессиональная лексика не является исключением. Широкое распространение ее не только в отраслевом и ситуативном употреблении, но и в межотраслевом, и даже не в профессиональном позволяет выявить соотношение профессионализмов с официальными терминами, взаимодействие с лексикой общего употребления вне сферы профессионально-производственной деятельности, что определяет степень их жизнеспособности.

Наибольший интерес вызывает наблюдение над функционированием профессионализмов, представителей неофициальных функциональных структур,  в литературном языке – официальном блоке национального языка.

Профессиональная лексика принадлежит разговорной речи, которая имеет свои особенности, влияющие на языковые единицы, используемые в ней. Вместе с тем, профессионально-производственные слова не могут быть тождественными словам разговорно-бытовой речи, т.к. обладают достаточным количеством специфических признаков, что позволяет выделить их в цельную лексико-стилистическую группу.

Профессионализмы были обнаружены во всех стилях литературного языка. Однако использование их в разных стилях носит различных характер.

Лексика официально–делового стиля отличается особенной официальностью и «сухостью», даже «квазиэмоционально–экспрессивной окраской» (Кожин А.Н. и др. 1982), то есть значительной долей антиэмоциональности. Коннотатная окраска профессионализмов, используемых в этом стиле, приглушается, отходит на задний план. Их основная функция – точнее передать контекстуальный и ситуативный смысл речи.

Использование профессионализмов  в научном стиле преследует несколько задачи: 1) дать название производственному объекту, у которого нет официального наименования-термина; 2) позволить легче усваивать информацию за счет эмоциональности и образности профессиональной лексики; 3) дать возможность лучше запомнить текст за счет краткости профессионализмов; 4) избежать тавтологии и сохранить логичность текста путем замены профессионализмами терминов в научном тексте.

В публицистическом и художественном стилях использование профессионализмов преследует одинаковые цели. Они выполняют в текстах указанных стилей следующие функции: 1) функцию сообщения, или информационную; 2) коммуникативную функцию, которая проявляется не только в диалогах героев публицистических и художественных произведений, но в понятности, доступности всего текста, содержащего профессиональное наименование; 3) функцию экономии речевых средств и речевых усилий, т.к. профессиональное наименование представляет  обычно короткий по сравнению с термином вариант названия; 4) эмотивную функцию языка, которая способствует развитию интереса к профессиональной лексике, формируя в свою очередь следующую функцию; 5) когнитивную функцию.

Анализ функционирования профессиональной лексики в речи продемонстрировал активную жизнеспособность изучаемого пласта лексики.

В основе третьей главы «Профессиональная лексика и языковое сознание» лежит когнитивный подход, который дает возможность понять причины активного существования профессионализмов в языковой системе и в речи. Рассматривается генезис изучаемого объекта. «Исследовать и воспроизвести в знании связи функционирования органического объекта отдельно от связей генезиса очень часто практически невозможно; в каждый момент времени, в каждом «синхронном» срезе объекта генетические связи продолжают действовать, продолжают оказывать влияние на связи функционирования и даже, более того, определяют характер и строение последних» (Щедровицкий, 1964). Мышление - высшая форма отражения объективной реальности, орудием которого являются кодовые системы. Основной такой системой выступает язык. В процессе исторического развития мышление и язык взаимообогащают друг друга. Если первоначально язык обладает только симпрактическими характеристиками, то, постепенно наращивая способность к абстрагированию, потенциализирует возможность создания на базе слов обобщенных понятий, стимулируя, таким образом, развитие мышления. Наблюдения за возникновением и дальнейшим функционированием профессионального слова раскрыли этапы его становления: на первом этапе за словом стоит аффект, заключающийся в возбуждении нервной системы при столкновении с чем-то новым, незнакомым, неизвестным; на втором этапе задействованы наглядные представления памяти; на третьем – слово вводится в новую для него систему вербально-логических отношений (Лурия, 1998).

В конце 20 века активно развивается когнитивная лингвистика, в научные интересы которой входят языковые аспекты мышления и познания. «Поскольку в процессах познания и мышления наиболее активно используется специальная лексика, когнитивное терминоведение стало одним из ведущих направлений и в языкознании (Гринев, 2004). Профессиональная лексика пока не изучалась когнитивной лингвистикой.

Мышление реализуется в речи, поэтому важно рассмотреть закономерности системы обработки вербального материала на уровне первичных процессов познавательной деятельности мозга и выявить характеристики условий успешного речевого общения в ситуациях профессионально-производственной деятельности человека.

Деятельность человека непосредственно связана с психофизиологическими процессами мозга: ощущением, восприятием, вниманием, памятью, мышлением, воображением и речью. Анализ механизмов психофизиологических процессов мозга раскрыл причины 1) доминирования имени существительного в пласте профессиональной лексики, 2) семантических особенностей профессиональной номинации, 3) использования характерных способов номинации, 4) наличия у большого количества профессионализмов экспрессии в семантике, 5) сосуществования номинативных и коннотативных номенов в профессиональной речи, 6) структурного преобладания одночленных наименований, 7) активного использования способа конденсации при образовании профессионализмов; - преобладания слов с конкретной семантикой.

Виды мышления реализуются в профессиональной речи по-разному. Анализ профессиональной лексики диалектов и современного языка показал, как совершенствуется мышление человека: если профессионализмы диалектного происхождения связаны с наглядно-действенным видом практического мышления, то в основе современного профессионального наименования лежит образ, формирующий затем понятие, которое соотносится с вербально-логическим видом теоретического мышления. В обработке информации участвуют разные виды мышления, и они могут достигать значительной высоты, т.к. по-разному соотносятся с практической деятельностью (Николаева, 2003).

Профессионализмы современного русского языка ярко отражают креативность мыслительной деятельности, с которой связан такой психический процесс, как воображение – переработка материала, полученного в предшествующем опыте для создания новых образов. Творческое мышление пластично, подвижно и оригинально. И все эти качества ярко проявляются в профессиональной лексике, что позволяет сделать вывод о том, что она наиболее полно отражает креативную функцию мышления и языка.

В Заключении подводятся итоги исследования и дается подтверждение гипотезы.

Наблюдение за профессиональной лексикой в различных речевых ситуациях, анализ современных и диалектных профессиональных номинаций позволил выявить характерологические особенности, выделяющие рассматриваемый объект в отдельную подсистему языка – профессиональный дискурс.

Источником образования всех профессионализмов являются разные подсистемы русского национального языка. Заимствованные слова используются в профессиональной номинации редко.

Доминирующей частью речи в пласте профессиональной лексики выступает имя существительное с преобладанием категории конкретности. Имя прилагательное количественно представлено незначительно, но различия лексико-семантических категорий в современной и диалектной профессиональной номинации позволяют выявить динамику в пласте профессионализмов.

Выделенные ЛТГ, схожие в современной и диалектной лексике, очерчивают информационное поле профессиональной деятельности человека, в котором наиболее важная роль отводится субъекту, производящему действия. Количественно и классификационно второе место занимает ЛТГ «орудия труда» во всех профессионально-отраслевых и хозяйственных группах профессионализмов. Состав и качество остальных ЛТГ зависит от профессиональной направленности лексического состава конкретной отрасли.

Профессиональная лексика активно участвует во всех общеязыковых семантических отношениях, образуя варианты, синонимы, полисемию, омонимы и антонимы и внутри одной профессиональной системы,  и в общей межпрофессиональной системе, и в области официальной терминологии и в сфере  общеупотребительной лексики.

Способы словообразования в современной и диалектной профессиональной лексике различаются: в современной представлены все известные способы образования номинаций с преобладанием лексико-семантического, в диалектной доминантную позицию занимает морфологическое словообразование, морфолого-синтаксические образования единичны, а лексико-синтаксические не обнаружены. Образование профессиональных номенов происходит по моделям, используемым в общеразговорной речи.

Профессиональная лексика, представляя совокупность номинаций, обеспечивает не только оптимальность сиюминутного общения, но и поддержание вербальных традиций профессионально замкнутой группы, что наряду с ярко выраженным социальным характером профессионального номена и наличием необходимых составляющих в его речевом окружении позволяет говорить о существовании собственного дискурса, который дробится на отраслевые субъязыки.

Удовлетворяя запросам профессиональной коммуникации, языковой компонент реализует «индивидуальное» и «универсальное» в номинативных, номинативно-коннотативных и коннотативных единицах лексики.

Номинативные названия содержат информацию о профессиональной деятельности, а коннотации передают эмоциональную оценку ее состояния. Анализ коннотативных сем позволяет увидеть истинное положение дел на производстве, в профессиональном коллективе: степень комфортности ситуации, позволяющей реализовать профессиональные качества человека.

Широкое функциональное распространение профессионализмов не только в условиях профессионального дискурса, но и в различных подсистемах литературного языка свидетельствует о высоком уровне востребованности рассматриваемого объекта.

Бытуя в устной речи, профессиональная лексика обладает всеми характеристиками разговорной речи, что определяет ее место среди нелитературных подсистем национального языка.

Генетический подход к рассмотрению объекта исследования показал этапы возникновения и становления профессионального слова. Когнитивный подход дал обоснование всем выведенным особенностям профессионализма как языкового феномена с точки зрения психофизиологических и психологических процессов человеческого сознания.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

  1. Диалектные слова в роли профессиональных номинаций различных отраслей производства // Актуальные проблемы исторической и диалектной лексикологии и лексикографии русского языка: Тезисы докладов к республиканскому координационному совещанию (Вологда, 1988). – Вологда: ВГПИ, 1988 г.  – С. 124 – 125.
  2. Виды вторичных номинаций в системе производственно-технической терминологии // Номинативные свойства языковых единиц: Межвузовский сборник научных трудов. – Саратов: СПГИ, 1990. – С.125 – 132.
  3. Неофициальная производственно-профессиональная лексика в современном русском языке: Автореф. дис… филол. Н. Орел: ОГПИ, 1990. – 25с.
  4. Аффиксальные образования профессиона-лизмов // Актуальные проблемы филологии в вузе и школе: Материалы 6-ой Тверской межвузовской конференции ученых-филологов и школьных учителей (Тверь, 1992г.) – Тверь: ТГУ, 1992. – С.86 – 88.
  5. К проблеме перевода технических профессионализмов (в соавторстве с Можаровой А.Г.) // Актуальные проблемы научно-технического перевода: Тезисы докладов межвузовской научно-практической конференции (Воронеж, 1993г.), - Воронеж: ВПИ, 1993. – С.47 – 48
  6. Термины – диалектизмы // Проблемы региональной лексикологии, фразеологии и лексикографии. – Орел: ОГПИ, 1994. – С.107 – 108
  7. Экспрессия в семантике профессионализмов // Семантика языковых единиц: Доклады 4-ой международной научной конференции (Москва, 1994), ч.1. – М., МГОПИ, 1994. – С. 117 – 120.
  8. Профессиональные названия в «Словаре русских народных говоров» // Проблемы региональной филологии: Тезисы докладов и сообщений (Вологда, 1995 г.), - Вологда: ВГПИ, 1995. – С. 99 – 101.
  9. Профессиональная речь в системе современного русского языка // Язык и культура: Тезисы докладов 1-ой международной конференции, (Воронеж, 1996 г.), Воронеж: ВГУ, 1996. – С.117 – 119.
  10. Способы переноса при семантическом образовании профессиональных слов // Семантика языковых единиц: Доклады 5-ой Международной конференции. (Москва, 1996г.), - т.1., - М.,: МГОПИ, 1996. – С.102 – 105.
  11. Структурные особенности профессиональных наименований // Актуальные проблемы лингвистики в вузе и школе: Материалы школы молодых лингвистов (Пенза, 1997г.), ч.1 – М.,: Институт языкознания РАН; ПГПУ, 1997. – С.67 – 68.
  12. Разговорная речь и терминология // Непрерывное экологическое образование: Материалы Поволжской научно-практической конференции (Саратов, 1996), - Саратов: Поволжский межрегиональный учебный центр, 1997. – С.77 – 79.
  13. Устная профессиональная речь // Функционирование языка в различных речевых жанрах: Материалы Всероссийской научной конференции (Лиманчик, 1997), вып.2, Ростов-на-Дону: Донской издательский дом,1997. – С.9 – 11.
  14. Функционирование некодифицированных профессиональных номинаций // Языковая личность: жанровая речевая деятельность: Материалы Всероссийской научной конференции (Волгоград, 1988) – Волгоград: ВГУ,1998. – с.85 – 86
  15. Соотношение официальной и неофициальной профессиональной лексики в конце 20 века // Россия – век ХХ. Итоги  и проблемы: Материалы межвузовской научной конференции (Пенза, 1998 г.), - Пенза: ПГПУ, 1998. – С.89 – 90.
  16. Лексико-тематические группы в профессиональной лексике русского языка // Слово в системе школьного и вузовского образования: материалы межвузовской научной конференции (Саратов, 1998г.), - Саратов: СГПИ, 1998. – С.60 – 65.
  17. Место некодифицированной профессиональной лексики в системе стилей современного русского языка // Филология и журналистика в контексте культуры: Материалы всероссийской научной конференции, вып.2., - Ростов-на-Дону: РГУ, 1998. – С.28 – 30.
  18. Номинативы и экспрессивы среди профессионализмов // Семантика языковых единиц: Доклады 4-ой Международной конференции (Москва, 1998 г.), т.1, - М: МГОПИ, 1998. – С.205 – 207.
  19. Лексико-грамматический состав некодифицированных профессиональных номинаций // Актуальные проблемы филологии в вузе и школе: Материалы 13-ой Тверской межвузовской конференции ученых-филологов и школьных учителей (Тверь, 1999 г.), - Тверь: ТГУ, 1999. – С.120 – 122.
  20. Коннотация в профессиональных номинациях современного русского языка // Семантика слова и семантика текста: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 3, - М.: МГУ, 2000. – С.74 – 78.
  21. Профессиональные номинации и их соотношение с официальными терминами и словами общего употребления // Актуальные проблемы психологии и лингвистики: Материалы 4-ой всероссийской школы молодых лингвистов (Пенза, 2000 г.), - Пенза: Институт психологии РАН, ПГПУ, 2000. – С.125 – 130.
  22. Типы экспрессивных наименований в профессиональной лексике современного русского языка // Филология на рубеже тысячелетий: Материалы Международной научной конференции (Ростов-на-Дону, 2000г.), вып. 2, - Ростов-на-Дону: Донской издательский дом, 2000. – С.242 – 244.
  23. Функции профессиональных номинаций в процессе коммуникации // Семантика слова и семантика текста: Межвузовский сборник научных трудов. - М.: МГУ, 2003.
  24. Типы экспрессивных сем в профессионализмах // Проблемы прикладной лингвистики: Сб. статей Международной научно-практической конференции. – Пенза, 2003. – С.219 – 221
  25. Семный состав коннотаций в профессиональной лексике русского // Язык и мышление: психологический и лингвистический аспекты. Материалы 4-ой Всероссийской научной конференции  (Пенза, 12-15 мая 2004г), М., Пенза: Институт языкознания РАН; ПГПУ им. В.Г.Белинского; Администрация г. Пензы, 2004. – С.76-80
  26. Источники формирования профессионально ориентированной лексики // Семантика слова и семантика текста. Вып. 6. Межвузовский сборник научных трудов, посвященный 110-летию со дня рождения акад. В.В.Виноградова – М., 2005. – С. 200-205
  27. Эмотивные семы в профессиональных номинациях // Русский язык: история, диалекты, современность. – Сб. научных трудов. – М., Изд-во МГОУ, 2005. – С. 284-288
  28. Профессиональная лексика в аспекте функциональной ассиметрии мозга // Язык и мышление: психологический и лингвистический аспекты. Материалы 5-ой Всероссийской научной конференции  (Пенза, 11-14 мая 2005г.), М., Пенза: Институт языкознания РАН; ПГПУ им. В.Г.Белинского; Администрация г. Пензы, 2005. – С. 127-128
  29. Способы введения профессиональной лексики в газетный текст // Функционирование региональных СМИ в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Пенза, 18-20 мая 2006 г.), Пенза, ПГПУ им. В.Г.Белинского, 2006. – С.150-154.
  30. Речевые характеристики профессиональной лексики // Филологические науки, №2, 2006. – С83-93
  31. Профессионализмы в публицистическом стиле // Русская словесность. 2006.- №6.- С.65-70
  32. Функции профессионализмов в художественном тексте // Вестник МГОУ. Серия «Русская филология». - №2 (27). – 2006. – М.: Изд-во МГОУ. – С.139-145
  33. Профессиональная лексика как естественное отражение когнитивной функции языка // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. - № 3 (24). – 2006. – Пенза: Изд-во ПГУ. – С.188-192
  34. Языковая оппозиция «чужой – свой» в авиационной лексике периода 1941-1945гг. // Язык и мышление: психологический и лингвистический аспекты. Материалы VII-ой Международной научной конференции (Ульяновск, 16-19 мая 2007г.), М., Ульяновск: Институт языкознания РАН; УГУ, 2007. – С.197-198.
  35. Вербальная сегментация действительности в профессиональной лексике русских говоров // Русское слово, высказывание, тек5ст: рациональное, эмоциональное, экспрессивное: Межвузовский сборник научных трудов, посвященный 75-летию профессора П.А.Леканта. /Отв. ред. В.В.Леденева. М. – 2007. - С. 261- 265
  36. Языковая картина мира в профессиональной авиационной лексике. // Вестник МГОУ. Серия «Русская филология». - №3. – 2007. – М.:изд-во МГОУ. – С.28-32.
  37. Законы общей экологии и язык // Экология русского языка: Материалы 1-й Всероссийской научной конференции (Пенза, 15 февраля 2008г.), Пенза: Издательство Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г.Белинского, 2008. – С.8-13.
  38. Профессиональная лексика как отражение системы ценностей русского народа (на примере профессиональной лексики русских говоров) // Вестник МГОУ. Серия «Русская филология». - №1. – 2008. – М.6изд-во МГОУ. – С. 30-35.
  39. Проблема профессионализмов в современной лексикографии // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. - №4(8). – 2008. – Пенза.:ПГУ. – С. 54-62
  40. О проекте Толкового словаря профессиональной лексики // Экология русского языка: Материалы 2-й Всероссийской научной конференции (Пенза, 24 апреля 2009г), Пенза: Издательство Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г.Белинского, 2009. – С. 62 -68
  41. Фразеологизмы в профессиональной речи // Фразеологизм в тексте и текст во фразеологизме (Четвертые Жуковские чтения): материалы Международного научного симпозиума. 4-6 мая 2009 г. /Отв. ред. В.И.Макаров; НовГУ им. Ярослава Мудрого. – Великий Новгород, 2009. – С.358-359
  42. Профессиональный дискурс в лингвоэкологическом аспекте // Экология русского языка: Материалы 1-й Международной научной конференции (Пенза, 29 апреля 2010г.) / Отв.ред. Е.Н.Сердобинцева.– Пенза: Издательство Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г.Белинского, 2010. – С. 113-116
  43. Профессионально ориентированные наименования в коммуникативном акте // Русский язык и литература: история и современность. Сборник научных статей по материалам докладов и сообщений конференции, посвященной 70-летнему юбилею профессора Л.Ф.Копосова. – М.:МГОУ, 2010. – С.298 – 301.
  44. Профессионализмы в научном стиле // Известия Пензенского государственного педагогического университета имени В.Г.Белинского. Гуманитарные науки. № 23. – 2011. – С. 241-245 .
  45. Экологичность функционирования профессионализмов в литературном языке. // Экология русского языка. Материалы 2 (4) Международной научной конференции. Пенза, 29 апреля 2011. – Пенза, 2011.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.