WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Салихов Нурали Назарович

ПРОБЛЕМЫ  ФОРМИРОВАНИЯ  ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ В ТАДЖИКСКОЙ ПУБЛИЦИСТИКЕ ПЕРИОДА ГОСУДАРСТВЕННОГО СУВЕРЕНИТЕТА 

Специальность: 10.01.10 - Журналистика

       

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора  филологических наук

Душанбе – 2010

Работа выполнена на кафедре теории и практики печатных СМИ филологического факультета Российско-Таджикского (славянского) университета Республики Таджикистан

Научный консультант:                доктор филологических наук, профессор,

                                               член-корреспондент Академии наук 

                                               Республики Таджикистан,

                                               Имомов Махмаисуф Сайдалиевич

Официальные оппоненты:                доктор филологических наук, профессор

                                               Асозода Худойназар

                                               доктор филологических наук, профессор,

                                               академик РАПиСН

                                               Кацев Александр Самуилович.

                                               доктор филологических наук, профессор

                                               Ходжаева Матлюба

Ведущая организация: Таджикский национальный университет (г.Душанбе)

Защита состоится «_____» _________ 20 года в «______» часов на заседании диссертационного совета Д 737.011.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций  при Российско-Таджикском (славянском) университете (734025, г.Душанбе, ул.Турсунзаде, 30).

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке им. Индиры Ганди Академии наук Республики Таджикистан (734025, Республика Таджикистан, г.Душанбе. пр. Рудаки, 33).

Автореферат разослан «_____» ____________ 2010 года

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук,

доцент                                                                Сайдмамадов А.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Таджикистан в мировой истории с давних пор привлекал  внимание ученых, писателей, религиозных и культурных деятелей многих стран мира. Сегодня, в XXI веке, после обретения государственного суверенитета, Таджикистан вновь находится в центре внимания мирового сообщества, не только как  важный  форпост  региона Средней Азии,  возможный  рычаг воздействия на политическое положение в данном регионе, но  и система современных международных отношений с Афганистаном, Ираном и другими персоязычными странами, которые объединяют общие исторические, культурные и  духовно- нравственные корни. 

Один из аспектов, в первую очередь сказывающегося на положении народа Таджикистана в прогрессе его культуры, экономическом и социальном развитии, является длящаяся в течение многих веков борьба таджикского народа за реализацию национальной идеи – создание независимого таджикского государства. Такое  государство было вновь создано  после распада государства Саманидов – первого централизованного государства таджиков, через тысячу лет, в 1991г.

Длительная борьба, многократно перераставшая в военные столкновения, привела к тяжелым последствиям во многих отношениях, если говорить об интересах таджиков и других народов этого региона. Но для таджикского  народа одним из тяжелейших последствий, угрожающих самому его существованию, оказалась необходимость бороться за сохранение и развитие своего национального сознания, своего единства и существования как самостоятельного этноса.

В этом историческом контексте представляется особенно необходимым осмысление и изучение всех возможных путей сохранения национального самосознания и самоидентичности таджикского народа в условиях  вновь обретенного государственного суверенитета.

Вероятно, одним из наиболее надежных инструментов в условиях сложившейся ситуации являются средства массовой информации и, в более широком смысле, таджикская публицистика как инструмент развития и утверждения национальной идеи и самосознания таджикского народа. Изучение взаимодействия публицистики и литературы приобретает особую значимость.  Еще рельефнее эта значимость проявляется, если учесть, что не только таджикскому народу, но и многим государственно оформившимся небольшим народам приходится сохранять свое национальное самосознание в условиях непрекращающейся агрессии в системе массовой информации из-за рубежа, нацеленной на разложение национального самосознания, в условиях борьбы за новый международный информационный порядок, против засилья мировых информационных центров.

Все это делает проблему изучения таджикской публицистики  крайне актуальной, научно интересной и значимой не только для таджикского народа, но и для других народов мира.

Степень изученности проблемы. Проблема изображения социально-общественных тем и  формирования нового общественного сознания в публицистике  в аспекте  определения ее роли и места в соответствии с требованиями новой эпохи, нового периода в истории независимого Таджикистана представляется одной из актуальных и первостепенных задач современной  таджикской журналистики. Публицистика, являясь одной из ветвей  творческой деятельности в истории различных народов  и  наций, зародилась одновременно с формированием  художественной литературы. Таджикская публицистика, в сегодняшнем понимании жанра, заложенная Ахмадом Донишем – просветителем второй половины ХIХ, в последствии получившая свое развитие в творчестве  С.Айни, своими корнями уходит  в глубокую древность.  Так, ее элементы можно обнаружить в проповедях средневековых суфиев, обращениях политических и государственных личностей X-XII вв., в поэзии и прозе Фирдоуси, Насыра Хусрава, Низомульмулька, Саади, Убайда Зокони и других представителей классической персидско-таджикской литературы. В данном направлении велика заслуга  выдающихся исламских  факихов-правоведов, проводивших неоценимую работу по внедрению исламских правовых норм классической эпохи в постоянный цикл изменяющихся и обновляющихся общественных отношений. Нужно сказать, что в русском литературоведении исследования и поиски ученых в публицистике берут  начало со второй половины XIX в., с произведений В.Г.Белинского, Н.Г.Чернышевского и Н.А.Добролюбова. Особенно публицистика широко стала изучаться  в советский период. В исследованиях М.С.Черепахова, Е.П.Прохорова, В.В.Ученовой, Л.С.Выготского, Ю.А.Щерковина, И.П.Лысакова, Г.Я.Солганик, В.В.Виноградова и других проанализированы понятие и сущность публицистики как описания реальных, невыдуманных происшествий, ситуаций и событий, изложены взгляды и мнения на проблемы их языка, стиля, жанровых, психологических и хроникальных особенностей.

Выводы, размышления и рассуждения русских и европейских исследователей о публицистике, ее содержании и сущности, свидетельствуют о том, что содержание публицистики возникло на основе документа, реальности и жизненных происшествий, а также деяний и стремлений реальных личностей. Выводы и результаты авторов таких произведений также имеют публицистическую основу. Один из русских исследователей публицистики Е.Осетров  называет ее видом литературного авангарда, при посредстве которого читатель получает сведения о вчерашнем, сегодняшнем и завтрашнем обществе, его строителях, анализирует и объясняет прошлое, старое, отжившее, отклоняет и поддерживает новые, прогрессивные явления. Публицистика в процессе своего развития рождает летопись эпохи, рассказывая о победах, достижениях и неудачах народа, преподает исторический, общественный и жизненный урок (16,68).

По вопросу исследования жанров публицистики, в том числе очерка, скетча, новеллы и эссе интересны труды русских ученых Е.Журбиной, Е.П.Прохорова, В.В.Ученовой  и  им подобных. В них изложены ценные мысли о проблемах теории публицистики и истории формирования ее жанров. Большинство ученых, считая публицистику и ее разнообразные жанры экстренным, боевым видом литературы,  признают их природными составляющими.

Важно отметить, что у большинства  русских ученых и исследователей бывших советских республик, таких как Н.И.Глушков, А.Н.Западов, Н.Г.Зорина, А.В.Савченков, Л.Г.Юдкевич, М.С.Черепахов, Ю.Б.Бабаев, О.Тагаев и других, нет единого мнения в вопросе соотношения публицистики с различными науками, определения жанров, видов и стиля публицистических произведений.

Из высказываний ученых, касательно жанров, видов и стиля публицистических произведений, более четкими и убедительными нам представляются мысли и рассуждения В.В.Ученовой и Е.П.Прохорова. Согласно их мнению, предмет публицистики, как вид творчества, существует в единстве с событиями в современной жизни общества.

Одна из спорных и еще полностью нерешенных проблем публицистики – это определение ее отношения к литературе и искусству. Некоторые исследователи, в том числе Л.И.Тимофеев, В.П.Неустроев, Я.Е.Эльсберг, Г.Н.Поспелов, Ю.Бабаев и др., придерживаются мнения, что литератор и художник, в основном, излагают свое видение мира и понимание событий при посредстве образов, но публицист свои мысли и раздумья выражает через документы, факты и логические выводы. Другая группа ученых является сторонниками мнения, высказанного великим русским писателем  Л.Н.Толстым в ответе на критику его произведений М.С.Громовым. Согласно мнению  Л.Н.Толстого «писатель не всегда пишет произведение чисто художественное, он, живя в человеческом обществе, не может пренебречь интересами отдельных людей и их интересы в свою очередь должны стать интересами общества» (19,269-270). Согласно такому мнению между трудами писателя и публициста нет серьезных различий и представители этих двух видов творчества одинаково служат  интересам общества и людей.

Различные мысли и взгляды о сущности, задачах и специфике публицистических произведений изложены в исследованиях других русских ученых. Так, если А.Аграновский считает основным и важным в публицистике «идейность, прочность, роль… мышления» (1,13), то М.С.Черепахов считает художественную литературу «формой эстетического изучения мира и человека», а публицистику - «способом политического осмысления и отражения событий в разных формах и видах» (25,48), и подчеркивает, что публицист в большинстве случаев свои мысли и взгляды излагает открыто, правдиво и прямо. Интересные мысли и суждения по этому поводу  высказаны В.Я.Канторовичем (9,17).

На основании  данного обзора можно заключить, что в русском литературоведении и литературоведческой науке бывших советских республик существует много исследований о различных жанрах публицистики, таких как путевые заметки, статья, репортаж, очерк, фельетон, памфлет, ее тематике и стилях, в частности, о таких ее направлениях, как  дискуссионный, пропагандистский, аналитический, сатирический  и др.  Результаты этих исследований подтверждает тот факт, что публицистика, как род творчества, как практическая сфера политики все больше укрепляется в жизни общества.

Следует отметить, что и в Таджикистане в годы Советской власти проблемы публицистики не оставались вне поля зрения исследователей, однако достаточно серьезным пробелом в данной сфере являлось то, что публицистика  рассматривалась лишь как один из периферийных жанров художественной литературы и исследованием ее вопросов занимались в основном литературоведы, такие как С.Табаров, Л.Н.Демидчик, М.Шукуров, А.Сайфуллоев, Дж.Бакозаде и другие. Публицистика рассматривалась ими в контексте проблем современной таджикской художественной прозы.

Первым монографическим трудом, посвященным исследованию таджикской публицистики в советский период,  является работа А.Маниязова «Публицистика и поэзия устода Айни», в которой рассматриваются вопросы, касающиеся особенностей публицистической прозы и поэзии основоположника таджикской советской литературы Садриддина Айни. Вместе с тем следует отметить, что в Таджикистане теоретические и практические проблемы публицистики стали серьёзно изучаться лишь начиная с 80-х годов XX века и особенно этот процесс оживился с последнего десятилетия указанного столетия. Так, в 1988 году была издана книга А.Саъдуллоева «Публицистика Турсун-заде», посвященная публицистическому творчеству известного таджикского поэта. Позднее, в 1991 году, выходит в свет книга И.К.Усмонова «Взгляд на сатиру Убайда Зокони», внесшая заметный вклад в исследование истории и теории таджикской публицистики и журналистики, а в 1999 году выходит из печати его же работа «Теория публицистики», где автор полемизирует с теми литераторами и критиками, которые относят публицистику к жанрам художественной литературы.  В процессе исследования И.Усмонов  приходит к выводу о том, что публицистика является самостоятельным родом творчества. Исследованию вопросов публицистики и журналистики посвящены также и другие работы И.Усмонова, такие как «История таджикской печати» и «Журналистика».

Среди других ученых, внесших заметный вклад в исследование проблем таджикской журналистики и публицистики, следует назвать  А.Саъдуллоева. В его книгах «Особенности литературы», «Цвета жизни» и «Горизонты публицистики»  рассматриваются  теоретические и практические аспекты таджикской публицистики, в том числе история и теория публицистических жанров, проблемы документальной прозы и ее соотношение с художественной и публицистической литературой, автор анализирует творчество многих таджикских литераторов и публицистов и т.д.

К числу известных ученых, посвятивших свои труды исследованию отдельных проблем таджикской журналистики и публицистики, относятся  П.Гулмуродзаде («Просветительство и новая мировая система»), М.Муродов («Из истории становления и развития публицистической сатиры в таджикской периодической печати»), А.Нуралиев («Информационные жанры печати»), Н.Бозоров («Значение факта в публицистике»), М.Касымова («Публицистичность таджикской литературы периода Великой Отечественной войны»), А.Азимов («Публицистика и современность») и («Таджикская советская публицистика)  и другие. Названные ученые способствовали становлению школы исследования теории и истории таджикской публицистики.

Следует отметить, что, несмотря на наличие достаточно серьезных работ, имеется много нерешенных проблем в области таджикской публицистики, ожидающих своих исследователей. Отдельного монографического исследования заслуживают история таджикской публицистики, вопросы, связанные с ее становлением и современным состоянием. Недостаточно изучены публицистические аспекты таджикской поэзии прошлого и современности. Не определены периоды  формирования и развития таджикской публицистики. Таких проблем еще много, и одна из них -  роль таджикской публицистики в период  достижения суверенитета республики. Как известно,  роль публицистических сочинений таджикских литераторов, политиков, общественных деятелей, представителей интеллигенции и журналистов в укреплении и развитии  национального языка и государственного суверенитета Таджикистана  велика и неоспорима,  однако эта тема еще не стала предметом отдельного монографического исследования. Еще не написан труд, в котором были бы проанализированы  события и явления начального периода национального и государственного суверенитета Республики Таджикистан, гражданской войны, получивших свою интерпретацию  в публицистических произведениях. За пределами внимания ученых остались проблемы отражения в публицистике этого периода  национального и духовного возрождения народа, сложных социальных и политических реалий времени, тематических, идейных и стилевых особенностей публицистических произведений указанного периода и т.д.

Такого рода исследование способствовало бы выявлению особенностей таджикской публицистики, обозначило бы широту и разнообразие ее тематики, содержания, определило бы пути эволюции жанров, произошедших изменений в языке и стиле изложения. Решение этой проблемы имеет обществоведческое и литературно-историческое значение, поскольку определяет  сущность и особенности изменений, произошедших в обществе с 90-х годов прошлого столетия, факторы и пути достижения национального, языкового и государственного суверенитета и роль публицистического слова в этом процессе.

Учитывая все это, нами впервые в этой диссертации объектом исследования была избрана публицистика времени суверенитета как нового и неизученного периода, с тем, чтобы выявить ее особенности с точки зрения тематики, содержания, характеристики жанров, способов и стиля описания событий эпохи, отражения проблемы человека и общества в публицистических произведениях таджикских авторов.

Вполне вероятно, что в будущем, в процессе укрепления и развития независимого таджикского государства в свет выйдут другие работы, в которых будет проведено углубленное сопоставительное исследование современной таджикской публицистики и публицистики постсоветского периода, когда она была сильно политизирована. Настоящее же исследование является первым пробным шагом в этом направлении.

Цель и задачи исследования. Целью настоящего исследования является изучение общественно-политических  условий и литературной ситуации, обусловивших обновление таджикской публицистики, причин, вызвавших  широкий интерес к ней в литературных кругах и СМИ.

Для  реализации намеченной цели были поставлены следующие задачи:

- исследование субъективного и объективного взглядов в публицистических произведениях, посвященных событиям и перипетиям гражданской войны;

- определение особенностей отражения национальных интересов в публицистических произведениях, опубликованных в средствах массовой информации;

- изучение круга тем публицистических произведений периода суверенитета Республики Таджикистан;

- анализ вопроса о роли публицистики на пути к государственному  суверенитету Таджикистана;

- определение роли Президента  Таджикистана Э.Рахмона и правительства республики в процессе достижения суверенитета и независимости страны;

- описание проблем этики,  человека и общества в средствах массовой информации (телевидение, печать и Интернет);

- выявление особенностей концепции гуманизма в публицистике советской эпохи;

- исследование проблемы гуманизма с публицистических позиций эпохи суверенитета;

- обрисовать общественно-политические и культурные условия, способствовавшие обновлению таджикской публицистики, усилению в ней тенденций, нацеленных на подъем национального самосознания и национального самопознания;

- проследить процесс появления новых тенденций  в публицистических произведениях ведущих таджикских писателей-публицистов;

- провести сравнительный анализ идейно-тематического содержания, структуры, языка и стиля публицистики периода государственной независимости;

- выявить причины и пути взаимодействия литературы и публицистики;

- осуществить сравнительный анализ общих и отличительных черт публицистики советского периода и публицистики периода государственного суверенитета;

- выявить роль публицистики в достижении и укреплении суверенитета  Республики Таджикистан.

Перечисленные цели и задачи определили историко-литературный и сравнительно-сопоставительный  подход к анализу литературы и источников как главный методический принцип исследования.

Источники и материалы исследования. Исследование поставленных в этой диссертации задач и проблем основано на большом материале из творчества современных таджикских публицистов-литераторов Ф.Мухаммадиева, У.Кухзода, С.Турсуна, К.Мирзо, А.Самада, А.Хамдама, Ш.Мусо, И.Усмонова, С.Кенджаева, А.Сохибназарова, публицистических произведений, вошедших в сборники «Уроки самопознания», «Нурек», «Люди и берега», «Гнездо соловьев», «С волной  жизни», «Наше время», на публицистическом материале периодической печати, журналов «Садои Шарк», «Памир» и распространенных по радио и телевидению.

Методологической основой исследования послужили принципы исторического подхода к роли публицистики в общественном сознании, сравнительно-исторического анализа произведений литературы, их идейно-тематических мотивов и направлений.

При решении поставленных задач автор диссертации опирался на принципы литературно-художественного анализа, выработанных в трудах известных русских и таджикских литературоведов, теоретиков журналистской науки. В первую очередь, к их числу относятся  М.С.Черепахов, Л.С. Выготский, Ю.А. Щерковин. И.П.Лысаков,  Г.Я Солганик, В.В.Виноградов, Е.Журбина, Е.П.Прохоров, В.В.Ученова, Н.И.Глушков, А.П.Западов, Н.Г.Зорин, А.В.Савченков, М.Шукуров (М.Шакури), С.Табаров, Л.Н.Демидчик, А.Сайфуллаев, А.Маниязов, И.К.Усмонов, А.Садуллаев, Х.Асозода, Ю.Бабаев, О.Тагаев.  Кроме этого, были широко использованы исследования Л.И.Тимофева, Я.Е.Эльсберга, Г.Н.Поспелова, В.П. Неустроева, Е.Хализева и других ученых, работы которых в области публицистики, литературы и искусства достаточно широко известны.

Научная новизна диссертации определяется постановкой и теоретическим и практическим решением указанных задач, введением в научный оборот малоизученного материала, касающегося историко-типологической и художественно-теоретической эволюции публицистики в период государственного суверенитета.

В диссертации наглядно и подробно показано, что, несмотря на большой объем литературного материала, научных и научно-популярных исследований, некоторых дискуссий, прошедших на страницах журналов «Садои Шарќ» и «Памир», газет и еженедельников о состоянии таджикской публицистики, рассматриваемый нами аспект, точнее, проблема  формирования  общественного сознания в таджикской публицистике периода государственного суверенитета,  никем до настоящего времени не ставилась и не изучалась.

Настоящая диссертация, впервые рассматривающая указанную проблему, в определенной степени раскрывает малоизвестную и почти неизученную страницу истории эволюции таджикской публицистики, процессов ее идейно-содержательного обновления.

В настоящей диссертации впервые в таджикском литературоведении не только ставится вопрос о неоценимой роли публицистики в формировании общественного мнения периода государственного суверенитета, подъеме национального самосознания и национальной гордости, но и проводится всесторонний литературно-художественный, историко-типологический анализ общих и отличительных особенностей таджикской публицистики советского времени  и периода государственного суверенитета.

Хронологические рамки исследования. Как известно, публицистика берет свое начало еще в устном народном творчестве, ее элементы можно обнаружить в острых анекдотах, сатирических стихотворениях, в театрализованных представлениях масхарабозов (скоморохов), а также в произведениях классиков персидско-таджикской литературы, в политических трактатах и сочинениях таджикских просветителей. Все это свидетельствует о древних корнях этого вида  литературы.

В диссертации временные рамки темы проводимого исследования  в основном ограничены творчеством таджикских писателей публицистов последнего двадцатилетия, то есть периода государственного суверенитета, в который произошли коренные изменения, как в структуре, так и содержании и идейной направленности публицистических произведений.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что полученные результаты позволяют проследить пути и процесс перехода таджикской публицистики в иную стадию развития, очищения ее идейно-содержательной направленности от идеологического политизированного налета, выявить  место, которое заняла публицистика в творчестве таджикских прозаиков и поэтов, обозначить социально-политические и культурные условия, при которых состоялся указанный переход, определить влияние произведений ведущих  публицистов на творчество других таджикских писателей, аргументируются теоретические основы жанрово-стилистических, тематических и идейно-художественных особенностей процесса перехода таджикской публицистики в новое состояние.

В практическом плане основные положения и выводы настоящего диссертационного исследования могут быть использованы при дальнейшем изучении истории таджикской публицистики, а также исследовании жанрово-стилистических, тематических и идейно-художественных особенностей публицистических произведений таджикских авторов.

Материалы, основные положения и выводы диссертации могут быть использованы при написании учебников и вузовских пособий по истории таджикской журналистики, при чтении специальных курсов по истории жанров журналистики и литературы.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на расширенном совместном заседании кафедры теории и практики печатных СМИ и кафедры электронных СМИ отделений журналистики  филологического факультета Российско-Таджикского (славянского) университета (Протокол № 10 от 24 июня 2010 года). Содержание диссертации излагалось в форме научных докладов и сообщений на  различных межвузовских, республиканских и международных научно-теоретических и научно-практических конференциях, публиковалось в форме отдельных статей на страницах научных сборников и журналов,  монографий и брошюр.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность  исследуемой  темы, показывается степень ее изученности, развернуто перечисляются основные источники, послужившие материалом для диссертационной работы, излагается методика исследования, определяются  цель и задачи, содержится обзор использованной литературы.

Глава первая «Публицистика и публицистичность произведений конца XX  XXI века» - делится на три раздела, в первом  из которых, озаглавленном «Современное состояние и проблемы теории таджикской публицистики», в историческом контексте  рассматриваются вопросы, касающиеся  изменений в таджикской публицистике периода государственного суверенитета,  различных точек зрения относительно сущности, предмета и содержания публицистики, ее функции, формы, специфики жанров, структуры  и т.д.

Публицистика как особый род творчества возникла одновременно с появлением классового общества и в качестве «формы политического познания и отражения действительности в различных  ее проявлениях» (25, 48) служила для освещения  актуальных вопросов и явлений текущей жизни общества и содержащих фактические данные о различных ее сторонах, оценки с точки зрения социального идеала автора, а также представления о путях и способах достижения выдвинутых целей. Содействуя формированию общественного мнения, взглядов, интересов и стремлений людей, влияя на деятельность социальных институтов, публицистика играет важную политическую и идеологическую роль в жизни общества, служит острым оружием идейной борьбы, средством общественного воспитания, агитации и пропаганды, способом организации и передачи социальной информации.

Публицистика возникла намного раньше, чем журналистика. Ее истоки в мировом масштабе восходят к ораторскому искусству античности, в том числе к речам древних греков Исократа, Демосфена, диалогам Цицерона, сатирам Аристофана, Лукиана, хронологиям Геродота, Плутарха, к средневековым религиозным и церковным красноречиям.

История русской публицистики фиксируется с XI века, со «Слова о законе и благодати» Иллариона и «Проповеди Кирилла Туровского» (XII в.). Дальнейшее развитие русской публицистики произошло в произведениях Ивана Пересветова (XVI в.), Максима Грека (XVI в.), в публицистических произведениях М.В.Ломоносова, А.Н.Радищева, В.Г.Белинского, А.И.Герцена, М.Е.Салтыкова-Щедрина и др.

В конце XIX и начала XX веков  публицистика играла огромную роль в революционно-освободительном движении в России, пропаганде марксизма, революционных  идей В.И.Ленина и его соратников. Благодаря публицистическим работам В.И.Ленина, В.В.Воровского, А.В.Луначарского, С.Г.Шаумяна и других образовалась школа партийной публицистики, которая получила широкое развитие в период существования Советской власти в России и бывших союзных республиках.

История  таджикской публицистики также уходит своими корнями в глубокое средневековье и берет свое начало с «Сафарнаме» Насира Хусрава, «Ахлок-ал-ашраф» Убайда Зокони, «Бадое-ал-вакоеъ» Зайниддина Восифи, «Анвар-е Сухайли» Хусайна Воизи Кошифи и многих других. Классический период истории развития таджикской публицистики завершается произведениями «Наводир-ал-вакоеъ» Ахмада Дониша, «Тухфаи дустон» Шамсиддина Шохина, «Тухафи ахли Бухоро» Мирзо Сироджа и т.д.

Следует отметить, что, несмотря на давнюю историю возникновения и существования публицистики как рода творчества, наука о ней, ее теоретическое исследование появилась намного позже.

Наука о публицистике формировалась  «в недрах устоявшейся системы знаний» и являлась компонентами философских, социологических учений, включалась в курсы правоведения и истории.

Гениальный русский ученый М.В.Ломоносов в 1755 году в статье «Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенных для поддержания свободы философии» впервые говорит об ответственности любого автора публичного текста – ученого, философа, публициста – перед читателями за достоверность своих сообщений  (23, 68).

Наука о печати и публицистике приобрела дальнейшее совершенство в работах основоположников марксизма. Особенно важны взгляды К.Маркса на место публицистики в системе общественных взаимодействий. По его мнению, публицистика такая деятельность, которая синтезирует политическое и общегражданское начало.

В дальнейшем, В.И.Ленин использовал теоретические взгляды К.Маркса и Ф.Энгельса, развил и продолжил их в новых исторических условиях для осуществления пролетарской революции и создания пролетарского государства.

Теоретические мысли Ленина о публицистике в основном можно сформулировать следующим образом. Первое: доказательство соотношения политики и публицистики, и второе: учение о классовости и партийности содержания любого публичного высказывания, любого социального действия.

Марксистско-ленинское  учение о партийности и классовости в дальнейшем применялись и в науке, литературе и искусстве советского периода. На этой методологической основе и формировалась самостоятельная наука о теории публицистики. Следует отметить, что в первые десятилетия существования в России и бывших советских республиках вопросами теории публицистики занимались в основном литераторы и исследователи художественной литературы. Последовательно с 50-х годов XX века с появлением плеяды исследователей и теоретиков публицистики таких как В.М.Горохов, Е.И.Журбина, Я.Н.Засурский, В.И.Здоровега, П.С.Карасев, Е.П.Прохоров, Е.И.Пронин, Г.Я.Солганик, Ю.В.Суровцев, В.В.Ученова, М.С.Черепахов завершился процесс формирования советской науки о публицистике. В работах указанных исследователей затронуты вопросы, относящиеся к публицистике, такие как сущность, предмет и содержание публицистики, ее функции, форма, специфика жанров, структура  и т.д.

Одним из важных вопросов, относящихся к публицистике и являющихся в течение многих лет объектом споров и разногласий исследователей – это выявление предмета и сущности публицистики как особого рода творчества. Ряд исследователей, особенно литературоведы, считают публицистику как жанр художественной литературы, что на наш взгляд, не соответствует действительности. Например, теоретик литературы В.Е.Хализев, говоря об очерке и эссе, считает их «неродовыми жанрами», выводя очерк и  эссе  в нетрадиционную «триаду» (эпос, лирика, эссе), но в то же время относит их к реалистическому описанию действительности (24, 256). Другая часть исследователей, в том числе и Черепахов М.С. отвечая на вопрос «Что такое публицистика?» считает ее особым родом литературы. Но здесь исследователь использует слово «литература» не в значении «изящной словесности», что стало общепринятым, а в значении произведений, относящихся к различным сферам познания.

Существуют разногласия и в определении предмета публицистики. Например, согласно определению Д.Заславской  предмет публицистики понимается как совокупность объектов: «Публицистика - общественно-политическая литература на современные актуальные темы» (8,278). Е.Прохоров определяет предмет публицистики как «факты социальной жизни». «Предметная область публицистики, по мнению исследователя, и есть современная действительность как совокупность множества характерных социальных ситуаций» (17,6). Следовательно, есть основания для вывода, что до сих пор теория публицистики не выработала определения ее предмета, несмотря на то, что многочисленные методологические указания классиков марксизма-ленинизма дают надежный ключ к решению этой задачи.

Среди современных теоретиков печати продолжается давняя дискуссия о взаимосвязях публицистики с наукой, политикой, художественной литературой, журналистикой и т.д.

Заслуживают особого внимания и суждения русских теоретиков публицистики о взаимоотношении публицистики и художественной литературы. Они заключаются в том, что, во-первых, искусство, в частности художественная литература, как и наука, составляет объект публицистического познания: литературная критика (профессиональная и читательская) – важная часть публицистики.

Во-вторых, в публицистике и художественной литературе, отдельное, особенное, единичное явление, конкретная жизненная ситуация в ее характерном, существенном, служат не только основой познания действительности, но и формой ее отражения.

В-третьих, большое распространение имеют произведения комбинированного – художественно-публицистического характера. Решение определенной политической задачи требует, и очень часто, объединения этих средств  в пределах одного произведения. Так появляются в газете очерк, памфлет, фельетон.

Наконец, общим для художественной литературы и публицистики является арсенал поэтической стилистики – эпитеты, метафоры, сравнения, гиперболы, литоты – вся палитра фигур и тропов, средства пафоса, сатира и юмор. И нет ни одного жанра публицистики, который не испытывал бы органической потребности в этих эмоциональных ресурсах (25,48-50).

В диссертации довольно подробно рассматриваются различные взгляды на сущность современной публицистики, сопоставление которых позволяет прийти к выводу, что публицистика выполняет функцию организатора общественного мнения, сообщая целенаправленно отобранные факты, анализируя отдельные жизненные ситуации, проблемы, выявляя их принципиальное общественное значение. Также публицистика отражает общественное мнение, направляет его еще одним путем – выносит на обсуждение читателей вопросы насущного значения.

Современная теория публицистики также определила и квалифицировала жанры публицистики.

В работах Е.П.Прохорова, Е.И.Журбиной, В.В.Ученовой, М.С.Черепахова, Б.Е.Горелика и других исследователей рассмотрен процесс генезиса отдельных жанров публицистики, определены специфические особенности жанрового разнообразия публицистики. Анализ и обобщения взглядов и выводов современных теоретиков публицистики свидетельствует о том, что  жанры публицистики порождены теоретической практикой, потребностями раскрывать жизненные явления в их многообразии, с максимальной эффективностью вторгаться в жизнь, воздействовать на нее.

Таким образом, краткий экскурс в историю исследования русской публицистики и формирования теоретической науки о ней показывает, что начиная с XVIII века по настоящее время, в России сделано многое по исследованию проблем теории  публицистики, определению ее предмета, цели, задач, методов, классификации жанров и т.д. К сожалению, такого не можем сказать о теории таджикской публицистики.

В Таджикистане в течение всего советского  периода вопросами публицистики занимались те же исследователи истории и теории таджикской литературы, такие как М.Шукуров, С.Табаров, А.Маниязов, Х.Мирзозаде, А.Сайфуллаев, Ю.Бабаев, Р.Мусулмонкулов и другие. В работах таджикских литературоведов публицистика рассматривалась как жанр художественной литературы, не были определены границы ее жанров. Свидетельством этого является и тот факт, что многие годы в журнале «Садои шарк» существовала рубрика под названием «Очерк и публицистика». Произведения публицистики исследовались наравне с художественными и оценивались критериями литературоведения.

Начиная с 60-70-х годов прошлого столетия, появились имена исследователей А.Саъдуллоева, И.Усмонова, А.Нуралиева, П.Гулмуродзода, которые занимались исследованием проблем истории и теории таджикской журналистики и публицистики с позиций профессионализма. Позже к ним присоединились и новые исследователи журналистики, такие как Муродов М., Азимов А., Гулов С., Касымова М., Ходжазод С., Бозоров Н. и другие, внесшие свой вклад в профессиональное изучение различных проблем журналистики и вопросы истории и теории публицистики.

Среди работ, посвященных теоретическим проблемам таджикской публицистики, особое место занимает книга профессора И.Усмонова  «Теория публицистики», которая на сегодняшний день является единственным исследованием  вопросов теории таджикской публицистики, классификации жанров и т.п.

Следует отметить, что И.Усмонов является одним из первых таджикских ученых, считавших публицистику  «особым родом, отраслью творчества,  а не составным жанром художественной литературы» (21,55).

Заслуживает внимания и классификация жанров публицистики, осуществленная профессором И.Усмоновым. Исследователь классифицирует жанры публицистики на группы: 1. Информационные, 2. Аналитические и 3.Публицистические. Здесь точка зрения И.Усмонова в определении информационных и публицистических жанров совпадает с точкой зрения большинства русских и европейских исследователей. Однако существует и другая точка зрения согласно которой: «Деление жанров на информационные и аналитические, безусловно, находится в противоречии с творческой практикой и поэтому ошибочно. Нет оснований отождествлять информационность с описательностью, с констатацией фактов. Если в заметке задача ограничивается фиксацией целенаправленно отобранного, общественно значимого факта, то в таких жанрах информации, как репортаж, отчет, дело обстоит иначе» (25,231-232).

Другой таджикский исследователь А.Саъдуллоев, основываясь на творчестве ведущих советских русских и таджикских писателей, говоря о разночтимости публицистики, пишет, что «движущим фактором развития жанров таджикской  публицистики являются перемены в самой жизни» (18,168). Анализируя публицистический образ, он подчеркивает, что «публицистичность  проявляется не только в сфере средств массовой информации, она свойственна и многим произведениям искусства и художественной литературы» (Там же,32).

В диссертации подчеркивается, что исследуемый нами период таджикской публицистики, начинающийся с 90-х годов прошлого века и продолжающийся по сей день, является периодом наибольшего подъема публицистики. Это не случайно, так как бурное развитие публицистики приходится на переломные моменты социального развития, революционные эпохи, периоды освободительных войн, движений за национальную независимость. Данный период также является периодом борьбы за суверенитет Таджикистана, периодом политического противостояния и межтаджикского конфликта.

Период политического противостояния в Таджикистане в начале 90-х годов прошлого столетия был характерен проявлением так называемой митинговой демонстрации. Лидеры тех или иных группировок выступали перед собравшимися на площадях, излагая свои программы, призывая либо к свержению социалистического строя, либо, напротив, к его сохранению. Но эта форма публичной полемики была недолгой, поскольку она не охватывала значительную аудиторию. И когда произошло окончательное размежевание противоборствующих сил, тогда в борьбу идей включились средства массовой информации. Политическая борьба во все времена публицистику считала как самое действенное оружие. Такие публикации понятны широким массам, оперируют ясными для них понятиями  и обращаются больше к эмоциям, нежели к здравому рассудку.

Нечто подобное происходило в 90-е годы и в Таджикистане. Противоборствующие силы стремились захватить в свои руки СМИ, чтобы превратить их в рупор, доносящий до людей те или иные идеологические ценности. Так в руках оппозиции оказалось телевидение, самое мощное средство воздействия на общественное сознание. Публицистика того времени разделилась на правительственную и оппозиционную и от того какая возьмет верх, зависела расстановка сил и во властных структурах. Происходило то же самое, что и в России. Государство оплачивало деятельность телевидения и оппозиционных газет, а они призывали к свержению существующего правительства и передаче власти, так называемым «народным представителям», которые преследовали личные интересы и меньше всего думали о том самом народе.

Шла борьба публицистики двух идеологий, и от того, какая из них найдет путь к умам и сердцам народа, зависела и дальнейшая судьба республики.

Государственная публицистика проиграла и в Таджикистане, поскольку не учитывала специфику сложного момента и разыгрывались  те же идеологические карты, которые уже не находили отклики в душе народа. Материалы оппозиционной публицистики были доходчивее и оперировали они фактами, известными всем, но придавалась им красивая окраска.

И этот проигрыш прокоммунистической публицистики повлек за собой гражданскую войну в Таджикистане, поскольку всем очевидна была слабость и нерешительность государственных структур и власть походила на спелое яблоко, достаточно было протянуть руку и оно само оказалось бы в ладони. Лидеры оппозиции учли многое, но не учли менталитет таджикского народа, сформировавшийся за годы Советской власти, и это определило их поражение. Эйфория развенчивающих всех и вся публикаций прошла довольно быстро, всем было ясно, что они многое теряют и не ясно, что приобретут взамен.

В диссертации достаточно подробно раскрываются социально-политические условия, способствовавшие формированию нового видения писателей публицистов, развитию публицистики, нацеленной на защиту интересов нации и народа, укрепления миростроительства.

Второй раздел, озаглавленный «Роль публицистики в достижении и укреплении суверенитета», посвящен исследованию публицистических произведений таджикских писателей периода государственной независимости, сыгравших важную роль в его укреплении.

В диссертации приводится множество примеров произведений, отличающихся глубиной содержания, высоким идейным накалом, поднимающих важные социально-политические проблемы. Высказывается обоснованное мнение о том, что  герой публицистики – это человек сегодняшнего и завтрашнего дня. Более понятно будет, если скажем, что он сегодняшний человек, шагающий с надеждой на завтра. Этот человек фигурирует во всех трёх видах литературы – чисто художественной, беллетристике и в публицистике, он борется за созидание, будущее, но хранит в памяти мудрых предков.

В диссертации обращено внимание на тот факт, что, начиная с 60-х годов, в тематике и содержании произведений таджикской документальной литературы наблюдаются новые тенденции и, как вытекает из анализа нескольких произведений документальной прозы, в этом весьма велика заслуга Ф.Мухаммадиева.

Публицистические  произведения  Рахима Джалила «Приют сердца», Дж. Икрами «Цветок миндаля», Ф.Ниязи «Невооружённые солдаты», Ш.Ханифа «Жизнь на пари», А.Шукухи и Х.Аскара «Зигзаги дорог» привлекли пристальное внимание поклонников их творчества. Эти произведения, с одной стороны, связаны с влиянием литературы других народов, прежде всего русской, с другой - на формирование и развитие образцов публицистических произведений большого объёма оказал своё влияние жанр очерка. Приход плеяды молодых одарённых писателей в художественную литературу, подобных Саттору Турсуну, У.Кухзоду, Сорбону, Б.Фирузу, А.Самадову, Джонибеку, М.Бахти, К.Мирзоеву, Б.Муртазоеву и их вклад в развитие и качественное совершенствование таджикской документальной прозы весьма заметен.

Таджикская публицистика развивалась в тесной связи с событиями 60-х - 80-х годов большей частью в жанре очерка, эссе, заметок и репортажа (на Западе очерк называют художественным репортажем). Надо заметить, созданная на этой основе целая серия прозаических произведений в жанрах повести и романа, по охвату тематики и стилю изложения событий, описания личностей близка к жанрам документальной прозы.

Изучаемые годы, с точки зрения количества издаваемых произведений, были чрезвычайно продуктивными. Жанры очерка и эссе именно в это время считались основными и определяющими лицо печати эпохи. То есть  были написаны многие книги публицистических очерков и статей в форме сборников, среди которых можно назвать: «Нурек» (1971), Шоди Саид  и Шоди Ханиф «Храбрецы Вахша» (1972), Ато Хамдам и Иноят Насриддин «Симпатия» (1973), Ато Хамдам «Смех счастья» (1974), «Продолжение пути» (1978), «Золотая поэма» (1982), сборник очерков, публицистических зарисовок «Горящие сердца» (1987), «На перекрёстке жизни» (1981), «Самоотверженные» (1982), «На волнах жизни» (1989), «Повесть о труде» (1985), книги Гаффора Мирзо «Труд - награда» (1977), Б. Насриддинова «Отражение звука» (1978), «Я твой сын» (1983), Р.Мардонова «Устойчивый человек подобен горе» (1984), «Созидатели» (1985), «Река света» (1986), «Огонь тучи» (1989), «Огонь сердца» (1993), Б.Муртазоева «Чинар в Солони» (1981), «Река Навдиз» (1984), «Возрождение Бешкента» (1986), Р.Амонова «Искры любви» (1988), «Весна родников» (1976), Р.Сафарова «Герой Вахша и Днепра» (1985), Ш.Ханифа «Жизнь и пари» (1982), Ш.Мусо «Сад отца» (1986),  К.Файза, «Кровавая рана» (1990), К.Мамадова «Розыск преступника» (1994) и др. В целом более 50 сборников. Авторы всех этих произведений прошли хорошую школу публицистики.

Пробуждение сознания, борьба за национальное самопознание, призывы к изучению древней истории и извлечение уроков из исторических процессов – это отличительные черты публицистики 90-х годов. В таджикской печати наблюдалось также какое-то просветительское возрождение. Таджикская печать крепко взялась за эту тему. Было опубликовано более ста статей и писем, в них основными были требования придания таджикскому языку статуса государственного, ведения всего делопроизводства, начиная от обычного собрания и до принятия государственных законов и постановлений на государственном языке, обязательное знание таджикского языка всеми жителями Таджикистана, особенно руководителями как средних, так и высших звеньев власти, издание уставов и руководств на родном языке и многое другое. Составление, обсуждение и принятие Закона Таджикистана о языке, организация Фонда таджикского языка и принятие его Устава были в ряду общенациональных дел. К сожалению, эти положительные дела были использованы некоторыми группировками с целью очернения партии и её руководителей, искажения истории, целенаправленной  гласности.

Жанр очерка в упомянутые годы освещал всё новые и новые грани человеческой жизни. Уровень образованности авторов оказал влияние на качество очерков. Авторами очерков  становились  люди, знакомые в какой-то степени с теорией публицистики, хорошо знающие народный быт. Они старались глубже заглянуть во внутренний мир героя, объективно описать его душевное состояние. Например, Иноят Насриддинов в очерке «Книга земли» (о бригадире колхоза имени Томина Восейского района), А.Саъдуллоев в очерке «Не болейте, учитель» (о регарском учителе Худайберды Аминове), А.Афсахзод  в очерке, посвященном Ибодулло Абдуллаеву «Гармония музыки», ведут речь не о трудовой деятельности своих героев, а о тех факторах, которые приводят человека к общественной активности. 

В подтверждение этих слов нами было просмотрено двадцать четыре номера двух литературно-художественных журналов за 1983 год и почти тридцать сборников и книжек за эти годы, изданные таджикскими  издательствами. В разделе «Очерки и публицистика», кроме  Ф.Мухаммадиева и М.Миршакара, А.Бахори и У.Кухзода имён других известных литераторов мы не нашли. Действительно, в периодической печати встречается много имён, на наш взгляд, но это, по справедливости, заслуга самих редакций газет.

Тематика, проблемы и задачи, поставленные жизнью, обязывали литераторов отражать в художественных произведениях состояние действительности в единстве с особенностями времени и таким образом выразить своё участие и единодушие со своей эпохой.

Таджикская публицистика по отношению к чисто художественной прозе является молодой, хотя её источники относятся к началу новейшей таджикской литературы (Фитрат, Айни, Мирзо Сиродж Хаким), В образцах этой прозы очень хорошо чувствуются и понимаются состояние времени, отдельные детали свойств и характера героя. Но в силу того, что основная задача литератора в таких произведениях – это создание выдающихся литературных образов и отображение знакомой реальности (типичной, незнакомого знакомца), она мало использует факты и доводы текущей действительности,

Таким образом, как стало ясно из филологического анализа жанров публицистики, эта своего рода промежуточная литература, которая проявляется большей частью в воспоминаниях, переписке, очерке, бытописании, в научной и художественной литературе, философских эссе, фельетонах и памфлетах.

Также, хотя этот вид творчества  известен  как «рабочая проза», его можно поставить в ряд с чисто художественной литературой, потому как он  подчиняется законам произведений искусства, и функционирует на основе указаний его закономерностей. В такого вида сочинениях между писателем и написанным им произведением всегда действует личность, отличающаяся от них обоих.

В эти годы на устах были названия новых произведений.  Изданный при содействии Центра ОБСЕ многотомник «В поисках истины» в корне изменил представление о возможностях публицистики. Интересный и профессиональный дуэт Ато Хамдама и Леонида Чигрина со своими новыми произведениями в документальной прозе «Покорение Согдианы»,  «Хатлонский бастион», «Призраки пустыни» с интересными документальными повестями и романами вступил на литературную арену. Хотя эти два типа произведений в таджикской литературе и публицистике имеют давнее прошлое, но их творчество является светлым и охватывает совершенно новые темы. Султан Хамад расширил рамки документальной прозы, Шерали Мусо своими книгами очерков и художественной прозой в таджикской литературе открыл новую страницу.

Журналиста Мазхабшо Мухаббатшо больше интересуют проблемы мастерства. По его мнению, в наше время лучше писать по критериям новой журналистики. (5,12). Другими словами в центре внимания журналиста должны быть факт, язык и стиль.

«Свобода без справедливости - это настоящий ад. Тысяча сожалений: наше правительство, когда речь заходит о справедливости, любую критику, прозвучавшую в печати, понимает как стремление к перевороту конституционного строя» (Там же, 16).

Конец XX века ознаменован тем, что Таджикистан впервые в своей истории обрёл суверенитет, а таджикский народ заявил о том, что впредь хочет идти по демократическому пути, строить светское правовое общество. Народ принял Конституцию – наш основной закон, и выбрал  Президента -гаранта его соблюдения. Свобода как основной компонент демократии всегда должна существовать незапятнанной.  Соблюдение этих принципов лежит на средствах информации, это их обязанность. Статьи Саидали Сиддикова, Рустама Хайдарова, Фахриддина Холбека, Бободжона Икрамова, Турко Дикаева, Хуринисо Ализаде посвящены этой теме.

В статьях Турко Дикаева «Абсолютный бред» (о генерале Исмаилове), Зафара Абдуллаева «Канибадамский путч, или Хронология одного беспредела», Наргис Закировой «Таджикистан принимает меры против коррупции», Хикматуллоха Сайфуллозаде «Между президентом и народом  кто стоит?» и ряде других материалов эта тема подана под другим углом зрения.

Суверенитет  дал  народу многое, но суверенитет не имеет пособия. Управлять им может общество, которое с точки зрения этики и моральной эстетики чисто и не запятнано. Как известно, суверенитет Таджикистана есть результат долгой, целенаправленной борьбы, а не случайности, связанной с распадом советской сверхдержавы. Известно, наше общество пережило серьёзные политические катаклизмы, гражданскую войну. Моральные основы общества были разрушены, потому что объединяющие и побуждающие силы сами нуждались в помощи, набирали силу центробежные и разрушительные идеи и толкали общество в пучину раздробленности и отсталости. Так начались разброд и шатания, неразбериха. Война, противостояние фронтов, сил, различные движения - всё это привело к очевидному результату. Невольно общество двигалось в сторону морального разложения и превратилось в скопище разрушительных сил

Современная таджикская публицистика всегда шагала в ногу со временем и во всех своих аспектах отражала идеи национальной независимости. Из сказанного выше мы пришли к нижеследующим выводам:

  1. Современная публицистика, будучи единодушной с современниками и работая в унисон с ними, на всех этапах своего развития строго придерживалась публицистического стиля письма. Герои произведений таджикской публицистики представлены как продолжатели лучших традиций нового мира, реальные хозяева своей страны, языка, богатой культуры и, важнее всего, волевые, смелые личности, беззаветно любящие свой край и народ (Б.Гафуров, А.Масъуд, Ю.Никольский и др.).
  2. Публицистика является отражением любых новых инициатив строителей нового общества. Большей частью героями её являются люди, искренне преданные  труду и работе во имя будущего страны. В публицистических творениях Ф.Мухаммадиева, М.Наджмиддинова, А.Одинцова, Б.Пшеничного, Ато Хамдама, Л.Чигрина мы встречаемся с личностями, показавшими на пути к достижению цели твёрдость, уверенность и честность, готовые пожертвовать собой ради неё. События XX века стали источником вдохновения литераторов. Некоторые из них на основе увиденного или услышанного создали образы, запечатлевшиеся в памяти народа (Биби Зайнаб). Но другая часть над созданием своих произведений (даже документальных) раздумывала, не спешила и брала ручку в руки только после того, как события были пропущены через сито истории. К счастью, в документальной прозе периода суверенитета (и даже со второй половины 80-х годов)  было не так. Многие произведения созданы по горячим следам событий и ради поднятия духа настоящих тружеников (большие заводы, туннели, напоившие много тысяч гектаров иссушенных земель, строительство гидроэлектростанций, особенно Рогуна).

3. Благодаря суверенитету раскрылись дверцы сердец журналистов. Преследование, давление, цензура в средствах массовой информации были ликвидированы. В республике стали работать многие международные организации, которые оказали действенную помощь публицистам и журналистам в отражении и комментировании событий и происшествий, требующих решения жизненных проблем республики. В том числе при поддержке и помощи ОБСЕ, Института Открытого Общества - Организации помощи, Филиала ООН по содействию установления мира в Таджикистане (ШТОР) и Таджикского представительства Института по проблемам войны и мира Британии (IWPP) был проведён авторитетный конкурс журналистов и по его итогам был издан сборник, состоящий из трёх книг под общим названием «В поисках истины». В нём собраны материалы, отражающие события сегодняшнего независимого Таджикистана. Положительным моментом этих материалов является то, что недостатки  изложены открыто, не завуалировано, с большой публицистической  откровенностью показаны пути обсуждений и решений проблем.

4. В публицистике большое значение имеют информационность, непоколебимость события, отказ от обильного использования сравнений, метафор и, по возможности, уменьшение бесед, переговоров. Несмотря на это, исследования литературоведов (Л.Тимофеева, В.Хализева, Л.Бениволенской, Л.Демидчик, В. Горбачёва, П.Карасёва, Д.Лихачёва, А.Саъдуллоева, А.Рахмонова, М.Имомова, Х.Асозода, М.Храпченко и др.) не противопоставляют художественную прозу художественной публицистике, но считают их особенности конкретными и различающимися, и никто не отрицает художественность в документальной литературе. К тому же, в таджикской литературе XX века и особенно в первое десятилетие XXI расцветает беллетристика на основе исторических фактов и документов, становится обычным явлением сочинение исторических и документальных повестей и даже романов. Ярким примером сказанного могут служить документальные повести и романы Ато Хамдама и Леонида Чигрина, повести Шерали Мусо и Бахтиера Муртазоева.

Наша документальная проза по сравнению с чисто художественной прозой молода. В образцах этой прозы ярко отражены состояние времени, отдельные свойства и черты характеров героев. Но по причине того, что основной задачей литератора  в такого рода произведениях является создание выдающихся литературных образов и отражение реальной действительности, то они меньше используют факты и доводы окружающей жизни. Основной задачей этой литературы является - направлять и нацеливать читателей на путь культурной, этической, экономической, социальной и, наконец, политической независимости.

Раздел третий «Публицистика и публицистичность в произведениях таджикских авторов нового времени» - посвящен анализу творений таджикских писателей публицистов последних десятилетий, в центре внимания которых находятся достижения таджикского народа в годы обретения суверенитета.

При изучении произведений исследуемого периода автор диссертации  выявляет довольно интересные явления:

- хотя в первое десятилетие  XXI в. современный таджикский очерк сдал свои позиции, однако, несмотря на это использовал, хотя и не полностью, своё жанровое богатство;

-два аспекта больше и лучше проглядываются - литераторы и журналисты - или глубоко уходят в биографию персонажей или же описывают персонаж на широком фоне;

После подписания мирного договора, журналистские силы нашли новые явления, связанные с несколькими факторами: во-первых, жизнь получила новый оттенок, зазвучала по-новому, на арену жизни вышли новые, созидающие силы; во-вторых, руководство республики, учтя ошибки советского периода, стремилось объединить все уголки и окраины республики. Железная дорога Курган-Тюбе - Куляб, трасса Душанбе - Хорог - Каракорум, тракты Вахдат - Джиргаталь, Душанбе - Чанак и др. явились основными строительными объектами идеи соединения городов и районов Севера и Юга, Юга-Востока республики. Эти большие объекты без строительства туннелей не имели смысла.

Творческие силы республики незамедлительно отреагировали на происходящие события в республике. На страницах газет, в телевизионных и радиопрограммах появились очерки и статьи, представления, отдельные программы, которые рассказывали о новых аспектах больших строек. Литераторы, публицисты Абдулхамил Самад, Саттор Турсун, Урун Кухзод, Кароматулло Мирзо, Равшан Ярмухаммад, Маджид Салим, Шерали Мусо, Гулназар, Камол Насрулло и большое число журналистов ездили на стройки, трудились в составе рабочих бригад, находились рядом с коллективами строек как очевидцы, как свидетели великих свершений, описали во всех жанрах поэзии и прозы труд сотен и тысяч людей, настоящих патриотов своей родины и через печать и средства электронной информации доводили до масс. Среди них были публицисты, которые избрали описание работы строителей основной темой своего творчества.

В диссертации подробно анализируются в этом аспекте произведения Бахтияра Муртазоева «Дом реки» и «Ветерок Дашта и Кокула», «Вагон хлопка и урюк Орифи», «Туннель независимости», отличающиеся глубоким влечением к аналитической журналистике.

Большей частью в публицистических произведениях характер, нрав персонажей проявляются в их деятельности. В «Туннеле независимости» эта традиция немного нарушена.

При изучении и подробном анализе произведений Бахтияра Муртазоева автор диссертации приходит к выводу, что в повести «Туннель независимости» использованы различные стили изложения темы. Мы встречаем конфиденциальные беседы, риторические отступления, спокойный, медленный рассказ, прямую речь, лирические отступления и др. Но больше наблюдаются частности, детали, введённые самим автором. Эти детали иногда осведомляют читателя о теме, иногда приводятся с целью рассказать о более поздней деятельности героев или же являются аргументом в спорах. Например, необходимость строительства Дангаринского туннеля автор объясняет так, что читатель получает не только информацию, но, поняв состояние объекта, представляет и результат труда рабочих: «Холодная, сладкая вода реки Вахш не очень далека от полей. Можно сказать, что Нурекское море своими волнами билось о цветущие предгорья Дангары. Только посередине стояла широкая и высокая гора, которая преграждала путь воде к полям. Поэтому было решено, пробурив сердце горы, построить четырнадцатикилометровый туннель; туннель, через который в секунду могло пройти сто кубических метров воды. Этого количества живительной воды было достаточно, чтобы напоить сто пятьдесят четыре тысячи гектаров пахотной земли, которая в данное время являются иссушенной степью» (14, 33).

В этом отрывке ясно отражена цель строителей поливного туннеля, писатель творил, примерив к себе слова А.В.Луначарского: «Мы строим мир, строим самих себя и от художника требуем сотрудничества в этом строительстве» (13,139).

Писатель исследует новое и старое в стиле нашей жизни, с её трудностями и непрестанными думами о завтрашнем дне. Думы и чаяния героев, особенно после встречи с Бобозаде, направлены на одно – обустройство нового, демократичного, независимого Таджикистана. «Мудрые дети народа беспокоятся о благоустройстве Родины, они хотят мира и спокойствия своему народу...» (14,131). Целью автора является пропаганда идеи, что таджикские предприниматели, состоятельные люди республики, независимо от того, где они находятся и чем занимаются, если думают о благосостоянии своего края, должны поддерживать правительство, государство. Хотя автор и не дискутирует о влиянии и делах возвратившихся на Родину таджикских предпринимателей, его речи выражают эту мысль.

В Таджикистане стало традицией (возможно, это и правильно) все дела, имеющие общереспубликанское значение, начинать с широкой государственной пропаганды и агитации. Начало строительства Анзобского туннеля было таким же. Сначала проекты, программы решались и визировались в кругах специалистов, строительных и проектных организациях, затем очень торжественно, проводилось само начало работ, на котором с речью выступал Президент страны. Публицист – сторонник этой традиции.

«Туннель независимости» написан стилем повествовательной прозы. Писатель, воспроизводя проблемы строительства туннеля через Анзобский перевал, одновременно освещает реальное общественное положение. Естественно, в большинстве случаев речь ведётся от первого лица.

Профессор Худои Шарифов пишет, что «в повествовательном стиле трудно создать художественное произведение большого объёма и со сложным сюжетом, если только писатель использует цепочный стиль изложения» (26,81).  Трудно согласиться полностью с этим мнением. Но сказанное уважаемым профессором больше относится к произведениям, написанным стилем повесть (рассказ) в повести (рассказе).

«Туннель независимости» совсем другое произведение. Во-первых, оно полностью основано на реальных событиях, хотя писатель в процессе изложения событий, связанных с судьбой того или иного человека, изменил настоящие имена реальных героев, чем расширил простор для изложения своих мыслей и описания событий.

Во-вторых, основная цель автора «Туннеля независимости» -конкретная тема – строительство Анзобского туннеля. Автор, наряду с основной темой, мысленно совершает экскурс в строительство Нурекского и Дангаринского туннелей, приводя жизненные примеры в решении трудных проблем, считает тему особенностью времени суверенитета и приводит множество высказываний и суждений представителей различных политических и профессиональных кругов.

В-третьих, прокладка туннеля под Анзобом  имеет международное значение. В нём участвуют проходчики Исламской республики Иран, применяется техника передовых, развитых стран.

В-четвёртых, строительство многих объектов конца XX века и первых десяти лет XXI столетия были начаты по инициативе Президента Республики Таджикистан. Эмомали Рахмон на встречах с творческой интеллигенцией республики многократно призывал литераторов к воспеванию и описанию тяжёлого труда строителей, чем вдохновил Союз писателей Таджикистана, творческие силы республики на это доброе и благородное дело.

В «Туннеле независимости» использованы все виды реального произведения. В некоторых случаях анализ  деталей, частностей переходит в общее, а в другом случае, наоборот, из общего вытекает частность. Это происходит в тех случаях, когда публицист анализирует публицистичность факта, или наоборот, предполагает, что изложенное им не понято читателем. В этом случае он мысль, приведённую в обобщённом виде, объясняет по частям. В произведении ясно выражено отношение содержания к идее, мыслям и системе понятий.

Необходимо отметить ещё одну особенность этого произведения. Хотя при передаче бесед, общения героев и описания красот природы язык повествования художественный и очень плавный, большая часть книги написана обычным языком нашего времени, языком печати. Но с того места, когда специалисты международной производственной компании присоединились в работе к таджикским специалистам, язык произведения становится почти персидским, преимущественно тегеранского диалекта. Слова, выражения, предложения отличаются по структуре от современного таджикского языка. Очень много использовано технической терминологии, перенятой иранцами из английского и других языков. Интересно, достойно замечания и то, что в беседах иранских рабочих много встречается знакомых нам слов - генератор, тормоз, трансформатор, техника, бетон, туннель и др.

Публицист не отказался и от приведения цитат из выступления главы республики и других официальных лиц, информационного отображения встреч и официальных сборов, Этот стиль повествования вытекает из поставленных публицистом перед собой задач - воспевания и описания дел и деятельности людей, посвятивших себя благоустройству и возрождению Таджикистана во времена суверенитета и отражению процесса строительства больших объектов.

Глава вторая «Политическое противостояние и его освещение в таджикской публицистике» - включает два раздела, первый из которых называется «Проблемы воспитания национального самосознания в таджикской публицистике». В данном разделе анализируются  специфические особенности публицистики ряда таджикских писателей (ХХ – начала ХХIвв.), оказавших заметное влияние на воспитание национального самосознания народа.

Прежде всего, необходимо отметить, что таджикские писатели-публицисты (XX и начало XXI в.), такие как С.Айни, А.Лахути, М.Турсунзаде, и молодая поросль литературного сада стремились отразить  эмоционально и действенно через жанр публицистики свои намерения и цели. И это, прежде всего, те, которые трудились непосредственно в учреждениях распространения печати.

Публицистика как эффективный и боевой вид творчества верно служила в продвижении любых передовых идей. При ее посредстве читатель получал подробную информацию о вчерашнем, сегодняшнем и завтрашнем дне общества и жизни его строителей, анализировал прошлое, отделял устаревшее от всего нового, отдавал предпочтение передовому. В своем развитии публицистика создавала хронику времени, повествуя о победах и достижениях народа, давая исторический и общественный урок. Публицистика выполняла достойную службу в объяснении политических событий,  оценке чрезвычайно важных  проблем в жизни народа,  пропаганде общественных и социальных идей и идеалов и многого другого.

На основе анализа целого ряда публицистических произведений таких известных писателей и поэтов, как С.Айни, А.Лахути, М.Тусунзаде, С.Улугзаде, Дж Икрами и др., автор диссертации приходит к выводу, что публицистика как особое средство человеческих отношений, отношений классов, связи между отдельными людьми и массой  играет роль общественного вестника, помогает обществу «понять сущность работы» на благо общества.  Иначе говоря, объект описания публицистических произведений и их тематика весьма обширны и по выражению В.М.Литвинова «мир публицистики – это весь материальный мир, его события и ситуации» (12,103). В этой связи,  автор настоящего исследования, внимательным образом сопоставляя точку зрения многих исследователей (И.Тимофеев, В.П.Неустроев, Я.Эльсберг, Г.Н.Поспелов, Ю.Бабаев  и др.) относительно отношений публицистики, приходит к выводу, что публицистика, образно выражаясь, является пульсом времени, и печатным средствам  массовой информации  надлежит всесторонне использовать жанры публицистики.

Современная таджикская публицистика, в ее сегодняшнем смысле, берет свое начало с произведений Садриддина Айни. Жанры публицистики, очерки первым ввел в нашу литературу С.Айни.

Автор диссертации подчеркивает, что публицистика c первых дней зарождения таджикской советской печати служила важным фактором идейного и политического воздействия на массы в пропаганде поставленных Коммунистической партией и Советским правительством задач, в соответствии с требованием времени обогащала свои жанры и виды. Предметом ее описания были реальные события. Публицистика на разных ступенях развития не изменила свою суть, наоборот, она обогащала ее. Круг ее тем расширялся от периода к периоду. Если  в годы после победы Октябрьской революции таджикские публицисты более всего освещали темы грамотности и просвещения населения, упрочения и подъема индустрии и вопросы аграрной революции, то в годы Великой Отечественной войны они обратились к темам защиты Родины и плодотворного труда в тылу. В 50-60-е  и первой половине 70-х годов основной темой таджикской публицистики являлось отражение постепенного увеличения авторитета и влияния Советского Союза и Таджикистана на международной арене, борьба советских людей за мир и безопасность, труд народа ради мощи Отечества и восхваление достижений современников. Особенно после объявления планов перестройки (1985) в нашей печати (под прямым влиянием центральных печатных органов, таких как «Литературная газета», «Правда», «Известия», «Советская Россия», «Комсомольская правда», «Аргументы и факты» и др.) произошли большие тематические и стилевые изменения.

После образования республики (1924г.) на первое место вышли проблемы чести и славы таджикской нации, развития таджикского языка и защиты его от ненужных включений, другими словами, литература (в том числе и документальная) стала национальной и встала на защиту своих национальных интересов.

Все события и происшествия 30-40-х, 50-70-х и 80-х годов вместились в ее признанных видах – очерках, социального содержания статьях, репортажах, фельетонах, памфлетах и путевых очерках. То есть во все времена и эпохи основой всех жанровых изменений  публицистики являлись жизненные изменения.

В деле пропаганды национальной культуры таджикского народа, защиты его интересов особое место занимают публицистические творения таджикских писателей С.Айни, А.Лахути, М.Турсунзаде, А.Дехоти, А.Шукухи, Ф.Мухаммадиева, Б. Рахимзаде, С. Гани, П.Толиса и др.

Другое явление, наблюдаемое в эволюции публицистики, заключается в том, что со второй половины 50-х годов резко возросла просвещенность авторов, и в их стиле изложения произошло, обновление взглядов, возникшее под плодотворным влиянием центральной печати бывшего  Союза.

Автор диссертации придерживается мнения, что 70-80-е годы  характеризуются появлением интеллектуальной прозы, в  которой  академик  М.Шукуров выделяет два аспекта. Один из них проявился посредством обращений и повествования героев (двусторонние, трехсторонние диалоги), другой аспект относится к самому автору, который в целях подтверждения той или иной мысли героя обращается к жизненным фактам (прошлого, настоящего и будущего). То есть участие автора, в эпическом повествовании дает возможность полно и всесторонне охватить бытовую, повседневную жизнь и оценить ее на уровне личного, конкретного опыта одного человека, отражающего судьбу народа, нации или какой-то группы. В этой связи в диссертации проводится подробный анализ материалов дискуссии, организованной в 80-егоды журналом «Садои Шарк».

Ведя речь о произведениях, посвященных реальным событиям, автор высказывает свои суждения о романах «Позор и честь» М.Ходжаева (1981), «Хатлон» Дж.Икрами (1984) и «Солдаты без оружия» Ф.Ниязи. По мнению автора, достижения этих писателей (особенно двух последних романов) заключаются в том, что не только основные герои, но и некоторые персонажи этих произведений, будучи известными личностями, являются активистами социалистического строительства, или людьми, построившими наше общество своим потом.

В 80-е годы прошлого столетия на страницах газет и журналов было напечатано большое количество материалов, отражающих важнейшие спорные проблемы эпохи, в том числе вопросы национальной индивидуальности, языка, просвещения, мировоззрения, национального самосознания и самопознания. Авторами этих статей преимущественно были историки, литературоведы, литераторы, публицисты и языковеды.        

Прославленный таджикский поэт, председатель организации Фонда таджикского языка Лоик Шерали,  в своей статье «Паспорт нации», оценивая язык как национальное богатство, считает гражданским долгом каждого жителя страны защищать его чистоту. Для подтверждения этой мысли он обращается к беседам и разговорам граждан республики и приходит к выводу, что не только молодежь, которая в яслях и садиках разговаривала по-русски, удалилась от родного языка, но и многие люди среднего возраста и среди «журналистов и интеллигенции также найдется мало людей, которые смогли бы вести беседу на чисто таджикском языке» (6,21), даже ученые многих областей, особенно естественных и точных наук, во время беседы «теряются, заикаются, в конце концов с вами разговаривают на таком ломаном языке, что возникает отвращение» (Там же,21).

С целью прояснить важность проблемы, Лоик обращается к историческим доводам, вспоминает страницы истории жизни своего народа, борьбу предков за сохранение и чистоту языка, приводит цитаты из текста бесед Абдуллы Рахимбаева с В.И.Лениным и с другими советскими государственными деятелями и настойчиво отмечает, что ни в одну эпоху и период руководители центрального правительства не стремились разрушить или уничтожить тот или иной национальный язык. Автора беспокоит то, что большинство государственных и общественных мероприятий проходят на русском языке, таджикский язык как бы превратился в неродного сына (пасынка), на нем изредка говорят, да и то представители интеллигенции, даже юбилеи деятелей науки и литературы проходят на чужом языке. «Восстание Восе» - народное восстание, Восе – герой таджикского народа, но на торжественном праздновании его (столетия восстания – Н.С.) даже ведущий не говорил на таджикском, «партийные, государственные деятели, министры и другие не знают таджикского языка» (Там же,27). Беспокоясь по поводу создавшегося положения, автор призывает общественность к заботе о родном языке, к отеческому отношению к бесценному кладу – языку: «Выступления с высоких трибун на чистом, плавном таджикском языке могут стать уроком и для носителей таджикского языка, и для других людей, желающих изучать таджикский язык, урок великого уважения к языку и к его носителям. Если оратор без запинки, ломанности, достойно и как должно изложит свое мнение, свободно, с твердой логикой, используя все широкие возможности таджикского языка, выразит свои раздумья и мысли, это будет для всех и уроком проницательности, и уроком познания другого мира, и уроком самопознания» (Там же,28).

Проблемы культуры, литературы и искусства, знаний, грамотности вместе с проблемами языка и национального самосознания отражены в статьях Мухсина Умарзаде «Смысл таджика», Отахона Латифи «Сарбанд», Сафара Абдуллы «Дискуссия молодежи со старыми», Леонида Махкамова «Право на мандат руководства», Бобо Насриддинова «Лицемерие есть очернение», Намоза Хотамова «Ленинская национальная политика требует своего правильного внедрения», Гуломиддина Сайфиддина «То, что исходит от нас, возвращается к нам», Мухиба Курбона «Черная краска белого «золота», Хабибуллы Абдуразокова «Кто ухудшает нашу жизнь?», Бобоназара Бобохона «Сари Хосор – это Хорасан», Иноята Насриддина «Несколько аспектов одной мысли». Авторы этих сочинений стремились выяснить сущность истины, скрытой долгим историческим путем и показать факторы и причины исторических несправедливостей и «творцов истории».

Из статей, повествующих о различных аспектах формирования и роста нации, самосознания и самопознания таджиков, драматических и трагических сценах жизни народа, призывающих народ с поучительными примерами из жизни к постоянной бдительности и совершенствованию политического и общественного сознания, необходимо специально отметить труды Рахима Масова «Зов жертв: крик со страниц истории», Александра Вишневского «Правда и справедливость», Салимшо Халимшо «Вечноразумное дерево» и Шарифа Шукурова «Письмо таджиков».

Почти все авторы – известные личности науки и искусства, глубоко знающие и знакомые с проблемами самопознания. Будучи известными личностями культуры, они полны уважения и преданности  Отечеству, нации и традициям предков. По утверждению авторов, «взять свою судьбу в свои руки» имеет широкий смысл. Как пишет академик М.Шукуров, человеку необходимо «не быть невежественным в познании Бога, познать себя и своего Бога. Не ступать на стезю забвения, идти путем самосознания… Самосознание есть одно из основных условий осведомленной исторической жизни и борьбы на пути творения собственной судьбы» (27,5).

В статьях М.Шукурова, Лоика Шерали, Акбара Турсунова, Отахона Латифи исторический обзор расширен. Согласно их взглядам, человек и, вообще, народ должны знать свои исторические и культурные связи. Помнить прошлое, брать примеры с уроков истории, ошибки по мере возможности устранять в интересах нации – это удивительно благородное дело. Но гордясь прошлым, ничего не делать для духовного обогащения – не простительный грех. Еще великий Бедиль сказал, что

  Суть спокойствия мужчины уничтожает пустословие,

Чем будет больше яканья, тем меньше будет стыда.

Но известно и то, что мы, таджики, почти не знаем своей истории. Только при праздновании исторических дат, подобных 100-летию Бободжона Гафурова, 90-летию Мирзо Турсунзаде, 2700-летию Куляба, 1150-летию со дня рождения устода Рудаки и т.д., перелистываем те страницы истории и знакомим народ со славным прошлым таджикского народа. Но и такие мероприятия не охватывают все население. Осведомленный народ – это, в основном, интеллигенция и та ее  часть, которая проживает в центре и крупных городах. Написанное Рахимом Масовым, Шарифов Шукуровым, Александром Вишневским, Шарифом Хамдампуром, Бобоназаром Бобоханом, Мухсином Умарзаде посвящено этому аспекту самопознания.

Во втором разделе – «Освещение политического противостояния в публицистике Таджикистана» подвергаются анализу  публицистические произведения таджикских писателей и журналистов, политологов, в которых освещаются проблемы политического противостояния оппозиции и правительства.

9 сентября 1991 года Таджикистан объявил себя суверенной, независимой, демократической и  правовой республикой. Однако это заявление было принято не всеми членами общества. На арену  борьбы вступили различные силы, претендующие на власть.  Появились и книги, отображающие действительность Таджикистана с точки зрения одной или  нескольких групп людей

Книг, статей, телефильмов,  радиопрограмм, освещающих события 90-х годов ХХ столетия в Таджикистане,  несчетное количество. Однако  в диссертации  главный акцент падает на те книги и исследования, в которых документальная литература, публицистика более чем какой-либо  иной вид  художественного творчества  объективно отображает многообразные факты текущих процессов реальной действительности.

Из тех публицистов, которые в смутные для республики времена имели возможность изложить в своих книгах и публикациях события тех лет  и донести до своего народа правду о происходящих событиях, чьи  произведения быстро, можно сказать с непросохшей типографической краской, расходились, следует назвать, прежде всего, Ибрагима Усмонова.

В годы борьбы таджикского общества за мир и взаимопонимание Ибрагим Усмонов  был членом Комиссии национального примирения и председателем одной из ее подкомиссий. Он многое сделал для воссоединения соотечественников, в последующие годы он внес большой вклад в укрепление мира в нашей республике как государственный советник Президента Республики Таджикистан и председатель Комитета маджлиси намояндагон (нижней палаты) по связям с обществом и международным отношениям.

У Ибрагима Усмонова  много трудов по управлению государством и мира между таджиками. Однако здесь мы остановимся на двух из них «Год Набиева» и «Страна без политики не будет стабильной»,  которые непосредственно отражают тревожные дни республики.

Ибрагиму Усмонову присущ интересный стиль изложения. Он, подобно многим летописцам, не безучастный рассказчик. Там, где необходимо, он использует обращение, удивляется, пораженный чем-то задает вопросы, ищет ответы на них, основываясь на эмоциях  и чувствах, и находит. Ибрагим Усмонов – публицист, знакомый со многими журналистскими школами, и это  стилевое и смысловое богатство использует к месту и целенаправленно.

В целях оценки событий и деятельности основной личности своей повести «Год Набиева» публицист использует различные жанры журналистики. Если местами при определенных обстоятельствах, при выявлении мыслей претендентов (кандидатов) на пост президента автор цитирует речи отдельных личностей (А.Сохибназарова, Д.Худоназарова и др.) и конкретизирует логику своих мыслей по отношению к Набиеву, то в  других обстоятельствах использует материалы интервью и пресс-конференций, приводя вопросы и ответы на них, пытается определить отношение журналистов к происходящему. Он не скрывает свои предположения и гипотетические высказывания, открыто выражает свои мысли, что является одним из основных требований современной публицистики.

Например, когда в штабе Набиева (как и в пресс-центре всех кандидатов в президенты) усиливаются столкновения мнений за представление кандидатов,  И.Усмонов высказывает  свои суждения в разговоре с самим собой: «Я подумал о тех, кого назвали как кандидатов на пост президента, я сравнил с теми данными, которые имелись у меня. Я пришел к выводу, что именно Набиев имеет возможность взять у  центрального правительства, в условиях, когда страна стоит на пороге развала, долю Таджикистана» (22,17). В рассуждениях автора сильны «аналитические, сравнительные и резюмирующие аспекты. Он плодотворно и своевременно использует различные публицистические приемы, особенно обращение к мыслям, размышления, непрерывность суждений, рассуждения о речах, поведении и деятельности противников и соперников. В его работах как часть достоверной публицистической речи используется предусмотрительность, предосторожность. С одной стороны, он относится к объекту своего изображения (Набиев) как «к единственному человеку, которому доверял народ», всесторонне анализирует деятельность его предвыборного штаба (С.Кенджаев, Дж.Мурадов, К.Абдулов, Н.Дустов, Махмадмуродов), с точки зрения доверенного человека кандидата подвергает его сомнению; с другой стороны, мысленно пересмотрев достижения и поражения республики за упомянутый период, объективно разобрав возможность руководства Набиевым и его плоды, в них ищет квинтэссенцию истины.

Другой интересный аспект книги И.Усмонова – это реалистическое описание событий первой половины 90-х годов, появления идеи организации суточных митингов, появления течений и «городов палаточных» и принципов их размещения.        По утверждению автора, цель собравшихся становилась ясна из лозунгов. На этих лозунгах были изложены требования, цели и намерения митингующих. Но наиболее художественными и выразительными были лозунги против коммунистов. Они выражали тот смысл, что весь народ недоволен «бывшей тоталитарной политикой», народ желает, подобно другим бывшим советским республикам, построить демократическое общество.

Ибрагим Усмонов, как вытекает из рассказов, сам, не будучи активным участником митингов и государственных мероприятий, был свидетелем тех событий, в его личном архиве хранятся достоверные факты и подтверждения  (о Максуде Икромове – мэре города Душанбе, заявление демократических сил Таджикистана, заявление Генерального прокурора Таджикистана и о жестоком его убийстве, обращении трудящихся Аштского района и Ленинабадской области к Председателю Республики Таджикистан Рахмону Набиеву, Председателю Верховного Совета республики Таджикистан Акбаршоху Искандарову, Премьер-министру Таджикистана Акбару Мирзоеву и много других документов) и он использует их для характеристики пути, пройденного современным правительством.

Книга «Год Набиева», действительно, охватывает события, полные противоречий и запутанные и заканчивается  экспромтной отставкой Рахмона Набиева под давлением молодежи в столичном аэропорту (при подстрекательстве С.Искандарова). Хотя автор удивляется калейдоскопу событий, но остается верен реальности. Его рассуждения подтверждают это мнение: «Таким образом, подошло к концу годичное руководство Набиева Верховным Советом и Правительством Таджикистана. Год, когда он не смог взять в руки власть, не смог обеспечить народу спокойствие и мир, не смог выдержать горя, не смог остановить войну» (22,103). По мнению автора, руководитель государства не может опираться только на одну партию, отвергая другие партии и организации.

В 1996 году Ибрагимом Усмоновым была издана другая книга под названием "Страна не может быть стабильна без политики" и как ясно из заглавия, она также посвящена анализу и комментариям событий, так или иначе отражающих политику того времени. Более того, эта книга созрела в глубине тех беспокойных лет, из  многих статей и, особенно, из книг  "Четыре дня и другие дни" (1995) и "Страна не может быть стабильна без политики" (1996). Статьи и эссе, собранные в книге, были опубликованы  в печати в различные годы, но в совокупности они свидетельствуют о взглядах и мыслях патриотической личности, которая любым путем желает принести своему народу, родине, нации и религии пользу.

Судьба этих книг и арены, на которые они вышли, не одинаковые, хотя целью их всех является участие в улучшении создавшегося положения в республике. С другой стороны, авторы таких произведений упорно идут к цели методами и дорогами, выбранными им самими. Книга  Аслиддина Сохибназарова "Утро, убившее звезду" также не исключение из них.

Анализ духовного и общественно-политического состояния общества и раздумья по этому поводу Аслиддина Сохибназарова кажутся реальными и жизненными. Он хорошо чувствует тяжелую жизнь народа, знает причины, по которым народ дошел до такого состояния. Он убежден, что в последние годы и тоталитарная политика коммунистической партии и исчезновение честного труда, торжество взяточничества, подкупов, приход во властные структуры чиновников  нечистых на руку,  намного снизило доверие народа к существующему строю. Но никто не знал путей освобождения от этих бед, ни народ, ни сами "власть имущие", и этот водоворот привел народ к активному протесту, к почти бесцельным сборищам на площадях.

Размышления автора, как о февральских событиях, так и о последующих, одинаковы. По любому случаю он имеет свое мнение, свою точку зрения, основанное на анализе происходящих событий.

Суждения Аслиддина Сохибназарова не поверхностны, они имеют крепкую социально-политическую основу.

Из анализа доступных диссертанту материалов  становится ясно, известные и менее известные представители таджикской публицистики последнего десятилетия ХХ в.,  даже не являющиеся журналистами или писателями, все же имели опыт политической или религиозной руководящей работе. Среди них выделяется особенно личность Хикматулло Насриддинова, «который  долгое время занимал различные ступени руководящей работы». В книге «Взрыв»  вырисовывается его образ как мягкого, приятного в обращении лидера и деятельного человека. В предисловии он просит прощения у читателя и своих героев, большая часть которых жива, и с этой точки зрения, можно предположить, что в своей книге он немного лукавит. Но о руководящих слоях, которые преимущественно были выходцами из Ленинабадской области, он говорит открыто и без приукрашивания. Он призывает руководителей к  отстаиванию национальной гордости, а не местничества.        

Книга Хикматулло Насриддинова написана пером талантливого публициста, в ней тонко и мастерски использованы иносказания, метафора, другие художественные формы и тропы, преимущественно присущие художественной литературе.

Положительной стороной произведения Х.Насриддинова является то, что автор никого не обвиняет. Излагая начало, апогей и последствия событий, во многих случаях заставляет читателя самого сделать выводы.

В диссертации подробному анализу подвергается также публицистическое произведение  С.Кенджаева – «Таджикский переворот» основной целью которой, по мнению автора, как и других публицистических сочинений того, полного волнений времени в жизни народа,  является показ  правильности собственных притязаний и требований на высокие посты, своих взглядов на управление государством, оправдать борьбу за свой личный интерес. Хотя автор пользуется достоверными государственными и правительственными источниками, его выводы не объективны и не в пользу народа, хотя повсюду фигурируют понятия «народ», «демократия», «вера», «совесть», «человеческий долг» и т.д.

В аспекте освещения событий противостояния в таджикском обществе проведен глубокий анализ  книги  воспоминаний и статей обществоведа, экономиста, профессора Карима Абдулова «Путь выздоровления». 

Автор постарался познакомить читателя с действующими лицами своей книги под настоящими именами и фамилиями, охарактеризовав их кто они, чем занимаются и т.д., но из его отношения к фактам чувствуется, что несмотря на неблаговидные ошибки руководителей того времени, он является доброжелателем парализованного правительства.

Публицистов и журналистов, описавших события 90-х годов, очень много, и невозможно дать оценку всему написанному ими. Но на основе анализа публицистических сочинений И.Усмонова, А.Сохибназарова, Х.Насриддинова, С.Кенджаева и К.Абдулова,  можно придти к следующим выводам:

1. Все названные авторы оценивают события с точки зрения близкой им личности или группы. Даже И.Усмонов, являющийся профессиональным журналистом, в ходе изложения событий, причисляет себя к какой-либо группе, по его мнению, если бы его мысли или мысли его сторонников были услышаны или восприняты в то время, события приняли бы другой характер.

2. «Публицистика – область преимущественно политической деятельности» (9,6). Абсолютное большинство авторов, описывающих таджикские события конца ХХ в. (за исключением И.Усмонова, который вошел в политику позднее) прежде всего были работниками аппарата правительства того времени и потому большей частью их мысли отражают политику того времени.

3. Написанное упомянутыми авторами отнести к тому или иному жанру журналистики было бы неправильным. В границах жанрах становится возможным вести наблюдения над конкретными текстами, объединенными общими содержательными и структурными признаками. В книгах и произведениях наблюдаются такие описания. Авторы использовали научный анализ, подтверждения публицистической мысли, образность мышления и т.д.

4. Большая часть написанного И.Усмоновым и С.Кенджаевым по структуре похожа на статьи  и состоит из трех частей – тезиса (начало), факта (или довода, основная часть) и вывода (завершение). При этом выясняются различные причинно-следственные связи между фактами, выявляются движущие силы проблемы, вырабатываются прогнозы.

5. В сочинениях И.Усмонова, А.Сохибназарова и С.Кенджаева совмещены традиционный стиль журналистики и таджикской литературы. Там, где авторские рассуждения полностью не раскрывают мысль, авторы обильно используют стихотворные отрывки, наставления и дидактические высказывания классиков таджикской литературы. Такой стиль усиливает действенность текста.

6. По мнению С.Кенджаева, все лидеры оппозиции убийцы и не должны остаться в живых. (11,220-230). Эта мысль в работах А.Сохибназарова, И.Усмонова и Х.Насриддинова выражена осторожно, не столь категорично, в описаниях ярких, с подтверждениями из жизненных ситуаций.

7. Объединяющим фактором всех этих произведений является их «современность», стремление авторов повлиять на дальнейших ход событий, возбудить интерес современников к своей «правде», убедить  в своей правоте.

8. В их творчестве наблюдается мемуарно-исследовательский метод, опирающийся на действительные факты и события, которые основываются на  жизненном опыте и положительной практике. Именно в этом заключается и их публицистическая направленность.

Глава третья « Человеческий фактор в публицистике периода суверенитета Таджикистана» - делится на  два взаимосвязанных раздела. Первый раздел  называется «Человеческий фактор в публицистике советского периода»  и содержит анализ концепции человека в публицистике советского периода, и ее влияния на  таджикскую публицистику периода государственного суверенитета.

С победой Октябрьской революции и создания Советского государства в политической, общественной и культурной жизни Таджикистана произошли большие изменения. Новообразованное советского государство требовало от литературы, искусства и, в том числе, публицистики, основной задачей которых были описание человека и его жизни, создавать облик «нового человека».

Поэтому, ещё начиная с 20-х - 30-х годов XX века представители таджикской советской литературы С.Айни, А.Мунзим, А.Хамди, С.Ализаде, П.Сулаймони, Б.Азизи, А.Дехоти, Р.Джалил, С.Улуг-заде, М.Миршакар, М.Турсун-заде и другие в своих стихах и публицистических произведениях взялись за описание нового человека, строителя социалистического общества.

С.Айни в своей статье «Что дала нам советская власть?», перечислив преимущества, которые дала советская власть для свободы, развития, улучшения жизни человека, пишет:

«С того момента, как основной Закон советской власти заявил о заботе угнетённых и бедных, в своей основе советская власть продолжала обеспечение благополучия и прав народов, бывших бесправными при эпохе Николая, она (советская власть) обратила внимание и на нас. Так как основная наша болезнь – это невежество и неграмотность, прежде всего она открыла нам двери больниц, науки и просвещения… Какое правительство в мире так будет стараться, чтобы просветить своих подданных, где султанат, который только на науку и образование тратит столько средств» (2,21).

Другой представитель первого периода таджикской советской литературы Абдурауф Фитрат в своём публицистическом произведении «Сообщения индийского путешественника» ведёт речь о бесправном и угнетённом состоянии трудящихся Мавераннахра в эпоху мангитских ханов, о тирании и беспределе местных правителей в городах и областях.

Если Абдурауф Фитрат о бесправии угнетённого населения Мавераннахра и Туркестана, о фанатизме, невежестве, распущенности, чревоугодии и деспотизме правителей этих земель рассказывает устами индийского путешественника, то поэт-просветитель Аджзи в своей публицистической поэме «Зеркало примера» повествует о научных и технических достижениях царской России и подчёркивает необходимость изучения русского языка как средства знакомства с этими достижениями и улучшения жизни народа своей страны:

Мусульмане, почему в русской школе

Не учатся и стыдятся этого?

Этот стыд приведёт к ошибкам,

Придёт день, будут искать и не найдут…

                                               (4,435)* 

  *(здесь и далее подстрочный перевод диссертанта)

Из приведённого отрывка ясно, что С.Аджзи, как С.Айни, А.Фитрат и другие просветители, наряду с  призывом изучения русского языка и  к  просвещению, подчеркивают необходимым знание своего родного языка, как одного из показателей существования национального государства. Но постепенно таджикская литература и публицистика стали удаляться от своих основ философии и поисков духовности, составлявших суть классической литературы и это привело к тому, что таджикская поэзия и проза, в том числе и публицистика,  начиная с 30-х годов XX века и в последующем, превратились в литературу, целью которой стала пропаганда революционных лозунгов и установок  компартии, призыв к борьбе за  укрепление социалистического государства и уничтожение врагов советской власти. Согласно общественному, политическому и классовому сознанию, которое большевистская партия и в литературе сделала господствующим, культурные и духовные ценности прошлого должны были всецело отрицаться. Господствующая советская идеология считала основой существования человека материальность и социальный классовый аспект, а религию  опиумом для народа. Поэтому описание внутреннего мира человека, его духовности и нравственности отошли на задний план и стали отдалятся от внимания писателей.  Даже тема любви и чувства милосердия, являющиеся  сутью и основой классической таджикской литературы и  основным признаком духовности и одухотворённости человека, отрицались как негативные элементы «новой жизни».

Глубокие мысли, чувства и рассуждения, художественность речи, красота языка и изящество изложения были принесены в жертву социальному заказу и политическому требованию верхов.

Постепенно вместо традиционной возлюбленной, олицетворяющей красоту, чувства и духовные устремления человека, в литературные и публицистические произведения входит возлюбленная – рабочая, сборщица хлопка, лётчица, строитель и т.д.  образ которой  не нуждается в поэтическом описании красоты женщины. Влияние этого процесса  мы видим в нижеприведённой газели  Х.Юсуфи:

Ты не та возлюбленная, которая гордится красотой лица,

Опирается на красоту лица, как на цветник.

Ты не из тех луноликих, которые перед возлюбленными

Кокетничают из сладких рубиновых уст своих.

Ты выше всех красавиц, потому что

Кокетство, гордость и опора твои - это знания и труд...

                                                                       (28,44)

В 40-е и 50-е годы XX века советский человек в таджикской поэзии и прозе был представлен свободным, счастливым, у него спокойная, благоустроенная жизнь, революция освободила его от тирании и деспотизма тяжёлых времён прошлого, от невежества и безграмотности, перед ним открыла двери школ и образования. Он дышит свободно, говорит свободно и открыто, в его сердце нет печали и грусти, он обладает всеми благами мира. Изображение такой свободы  и благоустроенности советского человека, которые якобы являются плодами политики  советского государства и ленинской партии, в диссертации показано посредством анализа стихотворений таких известных поэтов, как М.Рахими, М.Амин-заде, М.Турсун-заде и др.

Наблюдения показывают, что круг тем, охваченных публицистическими произведениями 30-х - 50-х годов прошлого столетия, был весьма ограничен. В основном это были темы борьбы против басмачей, богатеев, кулаков, религии и представителей духовенства, действий по укреплению новой жизни и т.д. Начиная с 60-х годов и в последующее время, в таджикской публицистике и в охваченной ею тематике произошли серьёзные изменения. В эти годы были написаны очерки Икрами  «Чудеса путешествия», «Утро того дня», Ф.Ниязи «Долина света», «От весны до весны», Х.Садыка и Х.Аскара «Из Матчи до Матчи», Г.Мирзо «Поездка в страну друзей», Ю.Акобирова «Судьба степи», А.Бахори «Целительный яд», которые по охвату типичных событий и ситуаций человеческой жизни, по ясному и открытому показу целей и задач человека-созидателя и описанию его духовного мира были новым словом в публицистике.

В 60-е - 80-е годы прошлого века наряду с указанными жанрами сформировался и развивался ещё один жанр таджикской публицистики - эссе. Одним из его первых зачинателей был талантливый таджикский писатель Ф.Мухаммадиев. Сочинения Ф.Мухаммадиева «Вдохновение», «Добрая память», «Мирзо-учитель», «Удачи вам в работе» считаются лучшими таджикскими эссе, в которых важное место занимает описание психологии  человека.

Свой талант и силу пера в создании эссе в эти годы испытывали также такие таджикские литераторы, как С.Турсун, М.Наджмиддинов, У.Кухзод, Дж.Акобиров, Б.Муртазоев, Ш.Ханиф и другие, но всё же первой скрипкой  в этом жанре был Ф. Мухаммадиев.

После  XX съезда Коммунистической партии в 1956 году, на котором были рассмотрены последствия культа личности, во всех литературах бывших советских республик произошли серьёзные изменения. В произведениях писателей и публицистов стали появляться проблески мужества и дерзости, отваги в описании недостатков и недочётов жизни человека и общества. Подтверждением тому является  психологический роман Дж. Икрами  «Признаю себя виновным»,  в котором в образе директора школы Анвара  яркими красками описан психологический настрой  члена советского общества. Такое описание человека в таджикской советской литературе наблюдается впервые, потому что до этого времени показ недостатков и ошибок руководителя любого ранга или члена компартии был неслыханным явлением.

Под влиянием новых веяний в таджикской публицистике 60-х - 80-х годов бурно развивается проблемный очерк, первые образцы которого были созданы  П.Толисом, А.Сидки и Ф. Мухаммадиевым.  Кстати, очерки Ф. Мухаммадиева «Новый председатель», «Фаттох и Музаффар» и А.Сидки «Мой давний друг» являются произведениями, в которых силой характера их главного героя были показаны новые тенденции, проявляющиеся в сельском хозяйстве.

Важной особенностью таджикского проблемного очерка, в том числе и «Фаттоха и Музаффара» Ф. Мухаммадиева, было то, что «в центре внимания писателя стоит' положительный герой – инициативный, созидающий и активный человек». (15,143).

В последующем эту линию продолжили А.Сидки, Дж.Икрами и другие, создавая полноценные характеры советских людей того времени.

Именно в этот период очерк и эссе превратились в популярные и признанные жанры таджикской публицистики. В этих жанрах  увидели свет публицистические книги и сборники, подобные «Нурек»  Ш.Саида  и Ш.Ханифа, «Храбрецу Вахша» А Хамдама и  И. Насриддина,  сборник очерков Г.Мирзо «Труд – это награда», Б.Насриддинова «Эхо», Р.Мардон  «Созидатели», «Твёрдый, как гора, человек», Б.Муртазоева «Чинар в Солони», «Возрождение Бешкента», Р.Амонова «Искры любви», Р.Сафарова «Герой Вахша и Днепра», Ш.Ханифа «Жизнь в заклад», Ш.Миксаева «Сад отца» и другие.

Другая часть очерков 60-х - 80-х годов посвящена работе и жизни покорителей целинных земель Вахша. Одним из них является сборник М.Наджмиддинова «Люди и берега». В очерках этого сборника раскрыты не только характеры  покорителей целинных земель Вахшской долины, но и частности их жизни. В описании писателя лидер покорителей - Нурназар - это человек, который вложил свой труд, и усердие, внёс посильную лепту в закладку садов и пашен, строительство сёл, дорог, школ, домов культуры и всего того, что составляет инфраструктуру жизни села, поэтому он ведёт беспощадную борьбу со злопыхателями, завистниками, тунеядцами и лентяями.

В очерках других таджикских литераторов  «Воспитатель и варенье» Ш.Ханифа, «Колхозная девушка» А.Хамдама и других также описан основной идеал литературы и публицистики 60-х - 80-х годов. Образы героев этих очерков олицетворяют людей, которых можно назвать символом совести своего века, они всю свою силу, свои физические и духовные возможности отдают обществу.

Таким образом, если вникнем в тематику публицистических произведений того периода, то поймём, что она охватывает все сферы деятельности советского человека.

После начала горбачёвской перестройки в таджикской публицистике произошли изменения, охватившие все стороны деятельности публицистов. Они начались с плюрализма в суждениях и мышлении и привели к пробуждению национального сознания и борьбе за самопознание народов и людей.

В литературе и публицистике кануна суверенитета Таджикистана широкое развитие получили размышления, рассуждения об истории таджикского народа и  его великих представителях таких, как Абуали Сино (Авиценна), Фирдоуси, Рудаки и многих других. Увидели свет очерки, статьи и публицистические сочинения большего объёма, в которых осуждались бездуховность, аморальность, несправедливость, показуха и другие негативные проявления натуры некоторых членов общества, берущие своё начало от большевистского материализма. Публицистическое изучение личности человека, обладая  аналитичностью, помогала в поисках правды, корней добра и зла, социальных несправедливостей.

Открытое, явное изложение истины, болей и страданий общества, давних мечтаний и чаяний человека, внутренний мир, духовность и мораль, противостояние добра и зла в натуре человека и другие проблемы, связанные с человеком и его реальной жизнью стали возможны только с приобретением Таджикистаном своего суверенитета.

В последнем разделе данной главы «Человек и общество в публицистике нового времени» - вначале кратко рассматриваются  этапы развития таджикской прессы и осуществляется периодизация истории таджикской публицистики, последним периодом которой является публицистика периода суверенитета, начинающая свой отсчет с 9 сентября 1991 года. Делается вывод, что с этого времени наступает новый этап в развитии общественной мысли. Высказывания исследователей публицистики периода суверенитета, к которым порой обращается автор диссертации,  также свидетельствуют о принципиальных преобразованиях, произошедших в публицистике изучаемого периода.

В этом разделе особое внимание уделяется  взаимоотношению публицистики с переменами в жизни общества. Отмечается, что перемены в жизни общества не могли не повлиять на литературный процесс и публицистику нового времени, происходят серьёзные изменения - способ, содержание, стили и методики описания событий, происшествий и людей в документальной прозе обновились, но, к сожалению, не всегда в положительную сторону. Проблемы описания человека и человеколюбия, свободы и независимости личности, её морали и духовности, мыслей и чаяний и многие другие вопросы, связанные с человеком и человечностью нашли своё отражение в публицистике нового времени под новым углом зрения, в соответствии с требованиями  времени.

Действительность такова, что в период суверенитета республики, с наступлением демократии и гласности у таджикских писателей появилась возможность свободного выбора темы, проблем, свободного описания жизни и деятельности своих соотечественников, без опасения и боязни описать события прошлого и современности, судьбы исторических личностей.

Для талантливых литераторов новое время дало свободу творчества, выбора героя и темы, языка, стиля и т.д.,  «Концепции человека в публицистике периода суверенитета», поставленные вопросы и задачи  в диссертации анализируются на примере публицистических произведений четырёх профессиональных, талантливых таджикских писателей Саттора Турсуна, Абдулхамида Самада, Уруна Кухзода и Кароматулло Мирзо.

Приводятся примеры  из их творчества, свидетельствующие о том, что они разрушают традиционное представление о человеке и его взаимоотношениях с обществом, навязанное политикой советского периода.

В настоящем разделе диссертации дается характеристика творчества вышеназванных писателей публицистов. В частности, относительно Саттора Турсуна отмечается, что этот писатель в своих творениях, к какой бы теме ни обратился, подходит к её реализации с позиций духовности, содержательности, с целью описания духовного мира человека, мира красоты и разнообразных чувств и мыслей, болей, страданий и чаяний, трудностей и препятствий жизни и с целью призвать людей к правдивости и правильности, мужеству и человечности. Этот вывод автор диссертации подкрепляет примерами из таких произведений писателя, как  «Тысячелетнее дерево» (1991), «Камень за пазухой, навстречу буре» (2002) и «Зима жизни» (2006), имеющие общее название «Мысли».

Как считает публицист, для целеустремлённой, честной и счастливой жизни не достаточно только свободы и вольности. Люди того или иного общества, представители той или иной нации могут быть счастливы и горды лишь в том случае, если смогут стать наследниками языка, культуры, обычаев и традиций, своей прошлой истории, защитить их и оценить, смогут их усовершенствовать и расширить. «Если народ забудет свою историю, или же будет по отношению к ней равнодушен, не будет знать, что такое любовь к Родине, такой народ - это бесстыдное племя, они больны, не культурны, не имеют сил продолжить жить осмысленно и гордо» (20,154-155). Потому так важны, актуальны проблемы воспитания свободного, волевого, сведущего в языке, национальной культуре, истории и литературе, в этике и высокой духовности человека.

На наш взгляд, основная цель писателя С.Турсуна состоит в показе противостояния добра и зла, духовности и бездуховности, справедливости и тирании, любви и вражды в жизни людей, пропаганды и призыва к высокой этике, чистой духовности и ее правдивости, справедливости, мужества и им подобных, составляющих основу человеколюбия и гуманизма.

В диссертации как новый творческий подход к изображению человека нового общества рассматривается творчество Кароматулло Мирзоева,  Абдулхамида Самадова, Уруна Кухзода. На основании изученного материала публицистики периода суверенитета, творений вышеуказанных писателей автор диссертации приходит к выводу, что результат анализа и изучения описания человека и человеколюбия в публицистических произведениях четверых талантливых таджикских литераторов А.Самада, К.Мирзо, С.Турсуна и У.Кухзода служит доказательством того, что в литературе нового периода проблемы изображения человека, его внутреннего мира, свободы, независимости и национального сознания, этики и духовности, мечтаний и желаний и страданий также остаются главными как в таджикской литературе, так и в публицистике.

Таким образом, исследованию и анализу подверглись два аспекта современной таджикской публицистики, относящиеся к человеку и обществу. Первый – описание радостных и славных явлений, в том числе таких, как выход Таджикистана на мировую арену и приобретение уважения и внимания других государств, расширение его связей с различными государствами мира, укрепление национального языка и национального государства таджиков, расцвет созидания в виде строительства шоссе, туннелей, электростанций и других больших строек современности, улучшение материального и духовного состояния народа и им подобные, свидетельствующие о достижениях и успехах таджикского государства и таджикского народа. Все эти достижения были получены благодаря трудолюбию, дальновидности, единству, взаимопониманию, преданности и патриотизму таджикского народа, и мудрости и деловитости Президента страны и Правительства республики. Все это с гордостью отражено в произведениях таджикских публицистов.

Другой аспект отношений человека и общества, ставший  темой и объектом анализа таджикских публицистов – это осуждение и высмеивание негативных явлений в обществе, упадок нравственности и духовности, стремление некоторой части общества к накопительству, бездуховности, необязательности, равнодушию, карьеризму, которые препятствуют прогрессу и улучшению жизни человека и общества. Необходимо сказать, что для описания успехов и достижений и имеющихся трудностей в жизни человека и общества наши литераторы-публицисты использовали разные жанры, стили, изложения и методы.

В публицистических произведениях Саттора Турсуна и Абдулхамида Самада на первом месте мысли и раздумья о проблемах нашего общества, о духовном мире человека,  уважение к культурным ценностям прошлого и состоянию современного общества, В их сочинениях крепкая логическая связь и выводы, основанные на достоверных фактах и материалах, в то же время написаны они ясным, понятным языком, впечатляющим, высокохудожественным стилем.

Публицистика Кароматулло Мирзо большей частью посвящена актуальным вопросам морали, нравственности, духовности человека и общества, связи духовности прошлого и современности. Художественная сторона описаний писателя очень крепка, привлекательна и достоверна. В них изображены типы различных людей, в поведении и действиях которых отражены, как образцы, высокие нравственные или низкие, подлые качества человека. Писатель, выступая в роли рассказчика или свидетеля события, делать выводы предоставляет читателю. И сам читатель приходит к заключению: поведение и действия того или иного героя достойны  похвалы и одобрения или осуждения. Такой способ изложения является одной из особенностей стиля К.Мирзо.

Творческий стиль Уруна Кухзода в публицистике в какой-то степени похож на публицистический стиль Кароматулло Мирзо. В его произведениях также проблемы этики и духовности человека стоят на первом плане: писатель большей частью выступает как критик или рассказчик. Хотя писатель не безразличен к личности и поведению героев, но выводы он предоставляет делать читателю. Стиль У.Кухзода в сегодняшней публицистике присущ только ему и его корни уходят в классическую литературу, например, в творчество Убайда Зокони. У.Кухзод, как и Убайд Зокони, прежде всего обращает внимание на падение нравов и духовную бедность человека и общества, используя иносказание, аллегорию, намек, метафору, насмешку и иронию, также в его арсенале элементы повествовательной прозы прошлого и устного народного творчества, хотя темы и цели его – описание действительности и современной жизни человека и общества.

В любом случае, нужно это отметить, невзирая на разнообразие способов изложения мыслей и стилей таджикских публицистов – цель у них одна. Это  пропаганда высоких  моральных качеств человека, таких как любовь и человечность, верность и дружба, патриотизм и трудолюбие, совесть и справедливость, мужество и великодушие и т.д., стремление привести человека и общество к совершенству. Все таджикские публицисты раскрывают, осуждают и высмеивают пороки людей и общества, такие как местничество, эгоизм, безответственность, равнодушие, алчность и жажду власти, невежество, бездуховность и призывают к их исправлению.

В Заключении подводятся итоги исследования, подтверждающие коренные изменения в таджикской  публицистике после обретения государственного суверенитета, на примере творчества целого ряда известных таджикских писателей публицистов, литературоведов, культурологов, историков. Говорится о развитии возможностей таджикской публицистики  в новой стадии творчества писателей и поэтов.

Представляются следующие основополагающие выводы:

  • Таджикская публицистика всегда, на протяжении всех этапов своего развития шагала в ногу со своим временем, выражала идеи исторической памяти народа, идеи независимости и свободолюбия, национального самосознания и защиты интересов человека и общества своего времени, наконец, она внесла ощутимый вклад в укрепление национальной независимости и суверенитета таджикского государства.
  • Тема национального самосознания и национальной гордости с самого начала формирования таджикской публицистики советской эпохи являлась ее центральным объектом в публицистических произведениях основоположников таджикской советской литературы С.Айни, Аджзи, Фитрата, Мирзо Сироджа и других литераторов.
  • Начиная с 60-х годов ХХ века, особенно после ХХ съезда Коммунистической партии в 1956 году, на котором был поднят вопрос о культе личности, в литературе и публицистике всех бывших советских республик произошли серьезные изменения. В произведениях литераторов и публицистов, в какой-то степени проявились смелость и мужество в описании недостатков и недочетов  в жизни человека и общества. Все же, вместе с тем, лишь с достижением  суверенитета Таджикистана в таджикской литературе и публицистике появилась возможность действительно открытого и гласного выражения мыслей.
  • В публицистике  в практику вошли информативность, категоричность суждений, воздержание от излишних сравнений и метафор, по возможности уменьшение многословия. К тому же в таджикской литературе последних десяти лет ХХ века и, особенно, в начале XXI в. бурно стала развиваться беллетристика; в  традицию вошло написание на основе исторических фактов и документов рассказов и даже исторических и документальных романов. Показателем роста этого вида литературы стали документальные повести  и романы А.Хамдама, Л.Чигрина, Ш.Мусо и Б.Муртазоева.
  • Суверенитет республики стал фактором изменений состояния литературы и прихода свободы в творчестве литераторов. Больше не было надобности таджикскому литератору-публицисту для создания своего произведения искать героев и темы, подходящие под идеологию и определенные партией и советским государством штампы.
  • Результаты анализа, исследования изображения человека и гуманизма в публицистических произведениях таджикских писателей А.Самада, К.Мирзо, С.Турсуна и У.Кухзода свидетельствуют о том, что в  литературе периода суверенитета  в центре внимания литераторов стоят проблемы изображения человека, его внутреннего мира, свободы, национальной сущности, нравственности, духовности, чаяний, желаний, боли  и страданий человека и общества, которые также являются основными и для таджикской публицистики.
  • В описании достижений и трудностей, имеющихся в жизни отдельного индивида и общества, публицисты использовали различные жанры, стили и пути изложения мыслей и раздумий.
  • В публицистических произведениях А.Самада и С.Турсуна наряду с проблемами взаимоотношений индивидуума и общества, на первый план выступает мысль, мудрые размышления; философствование и размышления о поставленных задачах подытоживаются логически выверенными и достоверными выводами. В творчестве названных писателей весьма ярко выступают мужество и смелость.
  • Публицистика К.Мирзо характеризуется постановкой актуальных этических и духовных проблем человека и общества, попыткой определить связи между духовностью прошлого и сегодняшнего дня. Художественная сторона описаний писателя очень крепка, красочна и достоверна. В ней фигурируют образы различных людей, поведение и действия которых являются образцами высокой нравственности, этичности или низких, подлых человеческих качеств. Писатель в своих творениях выступает в качестве рассказчика события или происшествия, итоги и выводы предоставляет читателю, чтобы он сам решил осудить поведение  и действия героя или же брать с него пример. Такой способ изложения является основной особенностью стиля К.Мирзо.
  • Творческий стиль и принципы писательского почерка У.Кухзода в публицистике в какой-то степени похожи на стиль и почерк К.Мирзо. В его произведениях на первом плане описание этики, нравственности и духовности человека, и в то же время автор выступает как критик или рассказчик событий. Хотя писатель не безучастен к личности и поведению, деяниям героев, но и он возможность делать выводы предоставляет читателю. Нужно отметить, что стиль У.Кухзода в современной таджикской публицистике присущ только ему и корнями уходит в классическую прозу, в том числе в творчество Убайда Зокони, поскольку  он проблемы падения нравов, морали и духовности человека и общества излагает аллегорично, иносказательно, с намеками, юмором и насмешкой.  Автор  широко пользуется элементами повествовательной прозы прошлого и устного народного творчества, несмотря на то, что тема и цель его произведений – это  действительность и жизнь современного человека.
  • Несмотря на все сегодняшние достижения таджикской публицистики она, по сравнению с художественной литературой, молода. В образцах современной таджикской публицистики отражены состояние времени, различные качества характера героя. Но так как основная задача автора при создании публицистических произведений – изображение выдающихся личностей и конкретной жизненной реальности, то, несомненно, основой этого вида литературы являются реальные факты, жизненные, действительно имевшие место, события и происшествия. Основная задача сегодняшней таджикской публицистики – объединение общества на пути культурной, этической, экономической, социальной и политической независимости.

Список использованной литературы

  1. Аграновский А. Суть дела. – М.,1968. – С.5-49.
  2. Айни С. Куллиёт. - Љ.9. Публицистика, маќола, хитоба ва фельетонњо. – Душанбе, 1969. – 415 с.
  3. Аминзода М. Мунтахабот. –Љ.1. – Душанбе, 1976. – 368 с.
  4. Гулшани адаб. –Љ.5. – Душанбе, 1980. – 464 с.
  5. Дар љустўљўи њаќиќат. – Душанбе: OSCE, 2003. – 231 с.
  6. Дарси хештаншиносї. Дафтари аввал. – Душанбе, 1989. – 272 с.
  7. Журбина Е.И. Теория и практика художественно-публицистических жанров (Очерк-фельетон). – М., 1969. – 399 с.
  8. Заславская Д. Публицистика. БСЭ. Т.35. – С.278.
  9. Канторович В. Заметки писателя о современном очерке. – М., 1973. – 544 с.
  10. Карасев П.С. Проблемы теории публицистики. –Л.: ЛГУ, 1973. – 40 с.
  11. Кенљаев С. Табаддулоти Тољикистон. – Душанбе, 1993.- 328 с.
  12. Литвинов В.М. Мир глазами публициста. – М., 1967. – 103 с.
  13. Луначарский А.В. Основы позитивной эстетики. Собр.соч. –Т.8. – М., 1967. –С.103-184.
  14. Муртазоев Б. «Наќби Истиќлол» («Туннель независимости»). – Душанбе, 2007. – 294 с.
  15. Набиев А. Олами ботинии инсон, нависанда ва замон. – Душанбе, 1987. – 159 с.
  16. Осетров Е. Вторжение в действительность // Вопросы литературы, 1973. – №2. – С.68-79.
  17. Прохоров Е.П. Искусство публицистики. Размышления и разборы. – М., 1984. – 360 с.
  18. Саъдуллоев А. Хосияти адабиёт. – Душанбе, 2000. – 254 с.
  19. Толстой Л.Н. Полн.собр.соч. –Т.62. – М., 1961. – С.261-270.
  20. Турсун С. Дарахти њазорсола. – Душанбе, 1991. – 256 с.
  21. Усмонов И. Назарияи публицистика. – Душанбе, 1999. – 100 с.
  22. Усмонов И. Соли Набиев. – Душанбе, 1995. – 116 с.
  23. Ученова В.В. Публицистика и политика. 2-е изд.доп. – М., 1979. – 271 с.
  24. Хализев В.Е. Теория литературы. – М., 2002. – 398 с.
  25. Черепахов М.С. Проблемы теории публицистики. – М., 1973. – 267 с.
  26. Шарифов Х. Каломи бадеъ. – Душанбе, 1991. – 160 с.
  27. Шукуров М. Истиќлол ва худшиносии иљтимоиву маънавї. – Душанбе, 1999. - 156 с.
  28. Юсуфї Њ. Маљмуаи шеърњо. – Душанбе, 1962. – 316 с.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

  1. Исторические предпосылки становления и развития глобального информационного общества // Европейский Союз глазами ученых Таджикистана. –Душанбе, 2004. – 120-126.
  2. Публицистика и миростроительство в Таджикистане. –Душанбе: РТСУ, 2006. –51 с.
  3. Летописец созидательного труда. –Душанбе: РТСУ, 2007. –42 с.
  4. Интернет-журналистика в Таджикистане// Мультимедийная журналистика Евразии-2007: интегрированные маркетинговые коммуникации Востока и Запада: Материалы научно-практической конференции (г.Казань, 5-6 декабря 2007 г.). –Казань, 2007. – С.146-147.
  5. Журналистика в терминах и понятиях. Энциклопедический словарь системы СМИ: учебное пособие. – Душанбе, 2007. – 324 с.
  6. Тернистая дорога суверенитета. – Душанбе: РТСУ, 2008. –82 с.
  7. Проблемы воспитания национального самосознания в таджикской публицистике. – Душанбе, РТСУ, 2008. – 168 с.
  8. «Накби истиќлол» ва проблемањои замони муосир. // Вестник Таджикского национального университета (научный журнал). Серия «Филология». –Душанбе, 2009. –№8(56). –С.287-290.
  9. Концепция гуманизма и ее отображение в таджикской публицистике советского периода. –Душанбе: РТСУ, 2009. – 52 с.
  10. Техника и технология средств массовой информации. Печать, телевидение, радиовещание, Интернет: учебное пособие. – Душанбе, 2009. – 246 с.
  11. Публицистичность поэзии периода независимости Таджикистана. // Известия Академии наук Республики Таджикистан. Отделение общественных наук. –Душанбе, 2010. –№ 2. –С.141-146.
  12. Унсурхои объективї ва субъективї дар публитсистикаи замони истиќлол (дар асоси китоби  И.Усмонов «Соли Набиев». // Вестник Таджикского национального университета. Серия гуманитарных наук. –Душанбе, 2010. –№1(57). –С.280-283.
  13. Инсон, озодї ва истиќлол // Вестник Таджикского национального университета. Серия гуманитарных наук. –Ч.I. – Душанбе, 2010. –№4(60). –С.233-236.
  14. Тожик публисистикаси ва ўзликни англаш. «Сирдош» // Литературно-художественное и общественное издание. –Душанбе, 2010. –№1-2. –С.30-31.
  15. Публисистика ва воќеият. // Вестник Таджикского национального университета. Серия гуманитарных наук. –Ч.I. - Душанбе, 2010. –№4(60). –С.249-251.
  16. Публицистика нового времени. Ее специфика и проблематичность. – Душанбе: РТСУ, 2010. –64 с.
  17. Вопросы национального самосознания и таджикского языка в таджикской публицистике. (Исторический обзор) // Вестник университета. –Душанбе, 2010. –№ 2(28). –С.120-124.
  18. Политическое противостояние в зеркале таджикской публицистики. –Душанбе: РТСУ, 2010. –132 с.
  19. Публицистика Фазлиддина Мухаммадиева // Вестник университета. –Душанбе: РТСУ, 2010. –№3 (29). -127-131.
  20. Человек и идея гуманизма в творчестве Саттора Турсуна // Вестник МГЛУ, Серия философия и культурология. –Вып.11(590). «Философские проблемы культуры XXI века». – М., 2010. – 85-91.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.