WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ТРЕТЬЯКОВА Ирина Юрьевна

ОККАЗИОНАЛЬНАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ

(структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты)

Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора филологических наук

Ярославль 2011

Работа выполнена на кафедре русского языка ФГБОУ ВПО «Костромской государственный университет имени Н.А. Некрасова».

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор

  Мелерович Алина Михайловна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

  Хуснутдинов Арсен Александрович

  доктор филологических наук, профессор

  Зимин Валентин Ильич

  доктор филологических наук, профессор

  Токарев Григорий Валериевич

Ведущая организация: ФГАОУ ВПО «Южный федеральный

  университет» 

Защита состоится 20 декабря 2011 года в 10 часов на заседании совета Д 212.307.05 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет имени К.Д. Ушинского» по адресу: 150000, г. Ярославль, Которосльная набережная, д. 46-в, ауд.506.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет имени К.Д. Ушинского» (150000, г. Ярославль, ул. Республиканская, д. 108).

Автореферат разослан «_____» ноября 2011 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета В.А. Тихомирова 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Динамическое состояние языка обусловлено функционированием и взаимодействием в нём нормированных, узуальных языковых знаков – и нетрадиционных, окказиональных единиц. Речевые единицы воплощают в себе реализованные способности языковых единиц преодолевать рамки узуса, изменять форму и содержание, увеличивать диапазон системных возможностей и стилевых функций. Окказиональные единицы, создаваемые с различными коммуникативными целями, демонстрируют потенциал языковой системы.

Явление окказиональности получило научное освещение во фразеологии. Вопросы, касающиеся функционирования фразеологических единиц (далее ФЕ) в нестандартной форме в различных дискурсах,  нормативности и окказиональности фразеологизмов, видов ФЕ в рамках проблемы тождества и вариативности фразеологического знака  затрагивались в трудах В.Л. Архангельского 1964, Н.М. Шанского 1963, Н.Л. Шадрина 1969, А.В. Кунина 1970, В.М. Мокиенко 1970, Ю.А. Гвоздарёва 1977, А.И. Молоткова 1977, Е.И. Дибровой 1979, В.Т. Бондаренко 1995, В.Н. Телия 1996 и др. В работах А.В. Кунина (1971, 1974, 1978) выявлена общность трансформационных процессов, происходящих в различных языках, сделан вывод об универсальности и системности изменений ФЕ в речи; описан характер окказиональных преобразований языковых фразеологизмов, отношения окказиональных единиц с контекстным окружением. Изучение окказиональных особенностей фразеологических единиц осуществлялось в рамках функционально-стилистического направления, при этом делался акцент на выявление стилистической роли ФЕ в идиостилях отдельных авторов: Ф.М. Достоевского (И.В. Труфанова 1985), В. Маяковского (Н.Н. Ничик 1983), Д.Н. Мамина-Сибиряка (А.А. Алтыбаев 1977), И.Ильфа и Е.Петрова (Э.В. Наумов 1973, В. Подгурска 1990), в современной поэзии (Ю.А. Маркитантов 1987, И.Ю. Третьякова 1993), в сатирических произведениях (В.Н. Вакуров 1983, О.В. Бойко 1980) и др.; в произведениях английских писателей и поэтов: Дж. Байрона (Н.Н. Данченко 1977), Дж. Чосера (А.С. Начисчионе 1986), Ч. Диккенса (М.В. Хардина 1978); немецкой прозаической (М.Б. Абдуллаева 1990) и поэтической речи (С.И. Петрова 1984). Вместе с тем внимание учёных привлекли и отдельные приёмы окказионального преобразования фразеологизмов; были описаны условия и механизмы использования, стилистические особенности таких приёмов, как фразеологическая контаминация (Л.И. Ройзензон, И.В. Абрамец 1969, Е.А. Колобова 2011), фразеологический эллипсис (А.В. Кунин 1978), двойная актуализация (А.В. Кунин 1974, Е.М. Дубинский 1984), инверсия (М.А. Пименова 1990), замена компонентного состава (С.П. Волосевич 1989), расширение компонентного состава (Н.А. Крюкова 2007) и др. В последние годы успешно разрабатываются проблемы фразеологической окказиональности в работах А.М. Мелерович и В.М. Мокиенко. Учёные исследуют психолингвистические механизмы индивидуально-авторских преобразований ФЕ в речи, способы и приёмы трансформаций фразеологизмов,  особенности смыслового содержания ФЕ в художественном тексте (см.  А.М. Мелерович 1986, 2001, 2005; А.М. Мелерович, В.М. Мокиенко 2008).

Результаты изучения синхронного окказионального фразообразования в русском языке отнюдь не свидетельствуют об исчерпанности теории синхронного окказионального фразообразования и возможности выявления во фразеологической системе новых фактов, закономерностей, перспектив. В настоящий момент назрела необходимость в комплексном описании явления, называемого «окказиональная фразеология». Вместе с тем открывается перспектива определения трансформационных потенций того или иного фразеологического знака и прогнозирования реализаций этих потенций в речи.

Реферируемая научная работа посвящена изучению окказиональной фразеологии и представляет собой разностороннее, комплексное  исследование процессов и результатов окказиональных трансформаций языковых ФЕ, а также потенциальных возможностей ФЕ, что определяет актуальность исследования. Автор работы предпринял попытку описать явление фразеологической окказиональности в максимально полном объёме, выбрав за «точку отсчёта» трансформационного процесса авторский замысел, учитывая при этом особенности внутренней и внешней организации языковых фразеологизмов, которые подвергаются  трансформационному воздействию, описывая механизмы  этого воздействия и результаты трансформаций, выявляя стилистический эффект преобразований и – в конечном счёте – прогнозируя окказиональную моделируемость фразеологизмов различных групп, определяя степень активности преобразовательного потенциала ФЕ.

Целью данной работы является исследование окказионального фразообразования как одного из действующих механизмов языка, выявление фразеологических моделей, имеющих различный окказиональный преобразовательный потенциал, для полного представления о широких возможностях фразеологизмов при выражении авторских интенций в условиях речевой коммуникации, для описания фразеологической системы современного русского языка в её динамическом состоянии и развитии.

Основная цель диссертации определяет необходимые для её достижения следующие конкретные задачи:

1) описать изменения категориальных признаков языковых ФЕ в процессе их окказионального преобразования, выявить дифференциальные признаки окказиональных фразеологизмов; сформулировать дефиниции понятий «окказиональный фразеологизм», «окказиональный вариант языковой фразеологической единицы»;

2) выявить признаки языковых ФЕ, актуализирующие процессы окказиональной фразеологической деривации, обусловливающие идентификацию окказиональных фразеологизмов в речи;

3) проанализировать и описать авторские интенции как экстралингвистический фактор, обусловливающий  образование окказиональных фразеологизмов;

4) дать комплексную характеристику системы приёмов окказионального преобразования ФЕ: рассмотреть цели, условия их использования, исследовать механизмы окказиональной фразеологической деривации;

5) разработать метод окказионального моделирования ФЕ, представить  методику его применения в определённой последовательности процедур;

6) выявить и охарактеризовать преобразовательный потенциал ФЕ различных структурных типов, репрезентировать окказиональные парадигмы рассматриваемых фразеологических моделей.

Объектом исследования явились языковые ФЕ-идиомы, окказиональные варианты языковых ФЕ, окказиональные фразеологизмы. Предметом исследования стали свойства и признаки языковых фразеологизмов, обусловливающие трансформационные процессы ФЕ; механизмы окказионального фразообразования; свойства и признаки окказиональных вариантов языковых ФЕ и окказиональных фразеологизмов.

Исследование процессов окказионального преобразования ФЕ осуществлялось на материале русского языка от начала ХIХ до начала ХХI века: литературных,  публицистических произведений, мемуаров, личной переписки писателей, литературных критиков, политиков, юристов, артистов; также материалом для исследования послужила речь героев художественных и документальных фильмов, телепередач, «живая речь», звучащая в неформальном общении; кроме того, был использован словарь «Фразеологизмы в русской речи» (авторы А.М. Мелерович, В.М. Мокиенко), содержащий большой иллюстративный материал трансформированных ФЕ из различных художественных и публицистических текстов. Также автор исследования, применяя метод окказионального моделирования ФЕ, через поисковые системы Интернет подобрал обширный  иллюстративный материал – контексты с окказиональными вариантами языковых ФЕ и окказиональными фразеологизмами. Всего анализу было подвергнуто около 600 фразеологических единиц в более чем 7000 употреблений в контекстах.  Обобщающий  анализ обширного  языкового и речевого материала позволил сделать выводы о специфике процессов окказионального преобразования фразеологизмов.

Методологической основой исследования явились фундаментальные идеи, выработанные основоположниками научных лингвистических направлений, в первую очередь В. Гумбольдтом и Ф. де Соссюром: динамический характер языка, его системно-структурная организация, функциональность, прагматическая направленность, деятельностный характер. Язык рассматривается как явление динамическое, меняющееся не только на протяжении длительного времени (диахронический аспект), но и в единовременной момент его существования (синхронический аспект). Динамический характер языка в синхронии в сфере фразеологии проявляется в изменчивости фразеологического знака: в появлении в речи, наряду с узуальными единицами, единиц окказиональных. Речевые явления и процессы, как часть реальной языковой действительности, оказываются закономерным образом связанными с системой языка. Опора на системно-структурный характер фразеологии позволила устанавливать парадигматические и синтагматические связи исследуемых ФЕ и выявлять особенности проявления этих связей в процессах окказионального фразообразования; при описании трансформационных процессов учитывались также явления переходности, взаимодействия единиц различных уровней языковой системы, в первую очередь связи фразеологизмов и лексем, фразеологизмов и сочетаний слов. Так как окказиональные фразеологизмы появляются только в речи, то естественным явился функциональный подход к изучению этого явления. Именно в процессе речевой реализации ФЕ происходят разного рода сдвиги (семантические, формальные), приводящие к преобразованию ФЕ, появлению окказиональных трансформов. Процессы создания ОФ имеют ярко выраженную прагматическую направленность, то есть целесообразность изменения языковой ФЕ, определяемую говорящими. Главным условием, главным фактором, вызывающим и обеспечивающим трансформации языковых единиц в синхронии, является «человеческий фактор». В качестве «человеческого фактора» выступает сам носитель языка, имеющий постоянную необходимость в вербальном общении, обладающий умениями использовать язык в различных коммуникативных сферах в соответствии с конкретными задачами общения, проявляющий способности к лингвокреативному мышлению, к творческому использованию языковых единиц, и фразеологических единиц в частности. Деятельность носителя языка обусловливает деятельностный подход к изучению процессов окказионального преобразования ФЕ.

Теоретической базой исследования послужили фундаментальные работы учёных в области теории лексической окказиональности (А.Г. Лыкова, Е.А. Земской, И.С. Улуханова, Э. Ханпиры); теории фразеологического знака (В.В. Виноградова, В.П. Жукова, А.И. Молоткова, Н.М. Шанского, Р.Н. Попова, Л.И. Ройзензона, В.И. Зимина, А.А. Хуснутдинова); структурно-семантического анализа фразеологических единиц (М.М. Копыленко, З.Д. Поповой, А.М. Мелерович, Н.Ф. Алефиренко, В.Н. Телия); коммуникативно-прагматической (Н.Д. Арутюновой, Е.А. Кубряковой, Г.В. Колшанского, Н.Ф. Алефиренко, В.Н. Телия); фразеологического варьирования и моделирования (Е.И. Дибровой, Ю.А. Гвоздарёва, В.Т. Бондаренко, В.М. Мокиенко, С.Г. Гаврина, Н.Л. Шадрина, А.В. Кунина),.

Изучение окказионального фразообразования осуществляется в структурно-семантическом и коммуникативно-прагматическом аспектах, при этом большое значение придаётся анализу процессов окказиональных трансформаций языковых фразеологизмов с позиций лингвопрагматики. Преобразования ФЕ в синхронии обусловлены тремя основными факторами: авторскими интенциями, становящимися отправной точкой фразообразования; языковой компетенцией говорящих, наличием у них креативных способностей, проявляющихся в знании приёмов окказионального преобразования ФЕ и умении  использовать эти приёмы для моделирования внутреннего и внешнего планов языковых фразеологизмов; особенностями смысловой и грамматической организации ФЕ как знака.

При анализе языкового материала использованы следующие методы: описательный, синхронно-сравнительный, аппликации, семантического анализа, компонентного анализа, контекстологического анализа, валентностного анализа, дистрибутивный, фразеологической идентификации. Кроме того, применялся разработанный нами  метод окказионального моделирования фразеологизмов.

В работе используются следующие базовые понятия и термины: Фразеологическая единица – это устойчивое сочетание слов, характеризующееся воспроизводимостью, непроницаемостью компонентного состава, раздельнооформленностью, а  также семантической целостностью, образностью, оценочностью и экспрессивностью.

Узуальная ФЕ – это реализуемая в речи языковая ФЕ, имеющая общепринятые, закреплённые в лексиконе значение и форму.

Окказиональный вариант языковой ФЕ (далее ОВ ЯФЕ) – это речевой вариант языковой ФЕ, в целом сохраняющий семантическое тождество языковой фразеологической единице.

Окказиональный фразеологизм (далее ОФ) – это речевая единица, образованная на базе языковой ФЕ, но отличающаяся от языкового прототипа (языковой ФЕ) семантикой и / или структурно-грамматическим выражением.

Окказиональное фразообразование – образование окказиональных вариантов ФЕ и окказиональных фразеологизмов.

Окказиональное моделирование фразеологизмов – создание окказиональных вариантов и окказиональных фразеологизмов на основе фразеологической модели (языковой ФЕ) при сохранении и актуализации деривационных связей речевых образований с языковой фразеологической моделью.

Окказиональная фразеологическая деривация – образование от языковых фразеологизмов их окказиональных дериватов – окказиональных фразеологизмов; окказиональная фразеологическая деривация  является разновидностью фразеологической деривации – образования новых ФЕ от существующих в языке фразеологизмов.

Разносторонний анализ процесса и результатов окказионального фразообразования определил научную новизну исследования. В настоящей работе впервые:

– осуществлено комплексное исследование окказионального фразообразования: экстралингвистических факторов (авторских интенций), обусловливающих окказиональные преобразования языковых фразеологизмов, особенности семантики и структуры языковых фразеологизмов – объектов окказиональных трансформаций, механизмов окказиональной деривации ФЕ;

– выявлены категориальные различия языковых и окказиональных фразеологизмов;

– представлена типология окказиональных компонентов ФЕ,  обусловленных авторскими интенциями;

– обобщены, уточнены и систематизированы приёмы окказионального преобразования ФЕ; определены механизмы различных окказиональных трансформаций фразеологизмов;

– разработан метод окказионального моделирования языковых ФЕ; репрезентирована методика его применения к фразеологизмам различных структурных типов;

– выявлены структурно-семантические модели фразеологизмов в соответствии со степенью активности их преобразовательного потенциала.

Теоретическая значимость исследования состоит в разработке метода окказионального моделирования фразеологизмов, позволяющего установить закономерности окказиональной деривации ФЕ, определить преобразовательный потенциал ФЕ различных типов, прогнозировать появление окказиональных фразеологических вариантов и фразеологизмов. Кроме того,  исследование вносит вклад в разработку таких актуальных теоретических проблем в области фразеологии, как  специфика фразеологического значения, фразеологическая образность, взаимосвязь и переходность единиц различных уровней языковой системы, тождество и вариативность, фразеологическое моделирование, фразеологическая деривация. Выявление преобразовательного потенциала различных групп фразеологизмов способствует установлению степени и пределов изменчивости фразеологических знаков в условиях их речевой реализации, описанию возможностей динамического существования и развития фразеологической системы русского языка. Наблюдения и выводы, сделанные в диссертации, могут служить основой для дальнейшего развития теории окказиональности: осмысления природы речевых образований, их взаимодействия с единицами языка, выявления особенностей образования и функционирования окказиональных единиц на фразеологическом уровне языковой системы.

Результаты настоящего исследования могут найти практическое применение. Составленные с помощью метода окказионального моделирования фразеологизмов окказиональные парадигмы ФЕ могут лечь в основу создания фразообразовательного словаря русских фразеологизмов;  метод окказионального моделирования фразеологизмов может быть применён – через поисковые системы Интернет – для создания обширного фонда окказиональных употреблений фразеологических единиц с дальнейшим использованием материалов при создании и пополнении словарей индивидуально-авторских фразеологизмов, словарей идиостилей писателей, словарей употребления фразеологизмов в различных стилях и жанрах, при  составлении фразеологических словарей и справочников для иностранцев, углублённо изучающих русский язык, в практике перевода. Также материалы диссертации могут быть использованы в спецкурсах по фразеологии, стилистике, в вузовском и школьном преподавании разделов современного русского языка.

Гипотеза исследования: каждая фразеологическая единица имеет преобразовательный потенциал, и, прогнозируя авторские интенции, учитывая особенности семантики и структуры фразеологизма, используя приёмы преобразования ФЕ, можно создать различные окказиональные варианты языковой ФЕ и окказиональные фразеологизмы, составить открытую окказиональную парадигму ФЕ, выявив тем самым преобразовательные возможности ФЕ. 

На защиту выносятся следующие положения:

1. Окказиональная фразеология – это совокупность речевых отфразеологических образований,  характеризующихся признаками, свойственными окказиональным единицам:  принадлежностью речи, невоспроизводимостью, авторской принадлежностью, производностью, ненормативностью, функциональной одноразовостью, контекстуальной обусловленностью, повышенной экспрессивностью, синхронно-диахронной диффузностью.

2. При образовании ОФ происходят изменения свойств языковых ФЕ: в зависимости от способов образования ОФ нарушается целостность фразеологического значения, изменяется компонентный состав, активизируются словные качества компонентов.

3. Языковые ФЕ обладают признаками, способными актуализировать трансформационные процессы: раздельнооформленностью, изоморфизмом содержания и формы, образностью, экспрессивностью, сохранением в компонентах ФЕ (частично) лексемных свойств.

4. ОФ образуются на базе языковых ФЕ; ОФ – это трансформированные языковые фразеологизмы. Языковые ФЕ имеют разный диапазон изменчивости, окказиональные варианты и окказиональные фразеологизмы проявляют различную степень сходства и различия с языковыми ФЕ, а значит, и степень узнаваемости окказиональной единицы, идентификации фразеологизма как такового. При изменчивости содержания и формы языковой ФЕ сохраняется абсолютная устойчивость деривационных связей языковой и окказиональной единиц.

5. Главным экстралингвистическим фактором, обусловливающим окказиональные трансформации языковых фразеологизмов, являются авторские интенции. Окказиональные преобразования языковых фразеологизмов осуществляются с целью придания языковым ФЕ новых, добавочных, смысловых оттенков или нового смысла, изменения оценочности, стилистической маркированности, усиления экспрессивности, лаконизации речи, буквализации фразеологического образа. Изменение семантики фразеологизма вызвано стремлением авторов к конкретизации, экспликации, экспрессивизации, интенсификации, буквализации значения языковых ФЕ.

6. Языковые ФЕ обладают преобразовательным потенциалом. Ряд  признаков каждой ФЕ определяет степень активности преобразовательных процессов. К единицам с активным преобразовательным потенциалом относятся фразеологизмы, состоящие из 3-х и более компонентов, образованные по типовым моделям словосочетаний и предложений, обладающие изоморфизмом формы и значения, с мотивирующей образностью. Отсутствие нескольких или какого-либо одного из названных признаков снижает активность трансформационных процессов.

7. Языковая ФЕ является фразеологической моделью – основой для процессов окказионального моделирования. Для осуществления окказионального моделирования выявляются признаки базовых ФЕ, активизирующие трансформационные процессы, определяется круг авторских интенций, используются приёмы окказионального преобразования ФЕ.

8. Метод окказионального моделирования фразеологизмов позволяет создать на основе языковых ФЕ различные виды фразеологических трансформов и составить окказиональные парадигмы языковых ФЕ, выявив тем самым преобразовательные возможности языковых фразеологизмов.

Апробация работы.

Основные теоретические положения диссертации изложены автором в докладах и сообщениях, обсуждённых на научных собраниях в Москве (1996, 1998, 2005), Санкт-Петербурге (2005), Белгороде (2008), Загребе (2006), Иванове (2002, 2004, 2005, 2007), Великом Новгороде (2001), Ростове-на-Дону (2010), Туле (2000, 2007), Костроме (2004, 2005, 2006, 2008, 2010).

Содержание исследования отражено в  42 публикациях, в числе которых монография, словарь (в соавторстве), 40 научных статей по теме исследования.

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографического списка, приложения.

Содержание работы.

Во введении содержится обоснование выбора темы исследования, указывается объект и предмет анализа, формулируются цель и задачи работы, определяются принципы и методы исследования.

В главе 1 – «Окказиональный фразеологизм: понятие, виды, свойства» – рассматриваются окказиональные преобразования языковых ФЕ, в результате которых происходит образование речевых трансформов, утрачивающих ряд признаков языковой фразеологической единицы  (воспроизводимость, целостность значения и формы)  и приобретающих признаки единиц окказиональных (принадлежность речи, производность, творимость, авторскую принадлежность, контекстуальную обусловленность, функциональную одноразовость). В зависимости от степени преобразовательного  воздействия адресанта на языковой фразеологизм, в речи появляются два вида трансформов – окказиональные варианты языковых ФЕ и окказиональные фразеологизмы.

Окказиональные варианты ФЕ это варианты языковых фразеологизмов, функционирующие в речи, не зафиксированные в нормативных словарях, образуемые отдельными носителями языка с определёнными коммуникативными целями путём трансформации языковых фразеологических единиц, в целом не выходящие за рамки семантического подобия с фразеологическим инвариантом, но при этом характеризующиеся контекстуальными смысловыми приращениями и / или частичным изменением компонентного состава.

Окказиональные фразеологизмы это единицы, функционирующие в речи, не являющиеся единицами национального лексикона, не зафиксированные в нормативных словарях, образуемые отдельными носителями языка с определёнными коммуникативными целями путём трансформации языковых фразеологических единиц, существенно различающиеся с фразеологическим инвариантом в семантике и/или структуре (компонентном составе).

Важнейшими признаками окказиональных фразеологизмов являются творимость и производность. Исходя из творческих способностей, раскрывая креативные возможности при использовании языка, говорящие производят от имеющихся в языке фразеологизмов новые, речевые, единицы. Окказиональные фразеологизмы принципиально производны; окказиональные единицы – это результат окказионального фразообразования ФЕ. В основе этого процесса в качестве фразообразовательной базы, фразеологической модели используется языковой фразеологизм – инвариант. В процессах окказиональных трансформаций изменения могут затронуть любой из элементов семантики языковой ФЕ: денотативно-сигнификативный, коннотативный, категориальный, образный; созданный трансформ может существенно отличаться от языковой ФЕ в структурно-семантическом, грамматическом плане, по внутренней форме, однако всегда будет ощущаться производность ОФ за счёт устойчивых и воспроизводимых деривационных связей с базовым фразеологизмом-инвариантом.

Одним из основных признаков окказиональности является авторская принадлежность. В исследовании в качестве отправной точки окказионального фразообразования названы авторские интенции. Именно автор текста (речи) осуществляет преобразования содержания и формы ФЕ, именно говорящий организует контекст, в котором реализуется окказиональный фразеологизм. В намерения автора при трансформации языковых фразеологизмов могут входить:

– изменение семантики языковой ФЕ или привнесение дополнительных элементов значения. См.: ФЕ делать из мухи слона ('придавать чему-либо незначительному, ничтожному большое значение') и ОФ делать из слона муху ('существенно уменьшать значимость чего-либо главного, важного'): «Об оберполицеймейстере Кокошкине в Петербурге говорили тогда много ужасающего и нелепого …что он …легко умеет сделать из слона муху» (Н.Лесков. Человек на часах);

– изменение оценочности языкового фразеологизма, обусловленное стремлением автора к переоценке характеризуемых фразеологизмом событий, лиц, явлений. См.: ФЕ поставить с ног на голову ('представлять что-либо в неправильном, искаженном виде, противоположном тому, что имеется в действительности') и ОФ здравая постановка с головы на ноги ('установление ошибочных суждений, нахождение правильного, объективного подхода к делу') в контексте: «В течение дня к секретарю правления Союза писателей СССР …приходят зачастую десятки людей … и каждый такой вопрос требует …хотя бы – для начала – здравой постановки с головы на ноги» (В. Савельев. Ответственность строки);

– интенсификация экспрессивно-оценочного плана, связанная с усилением степени проявления эмоций, гиперболизацией чувств, состояний, действий, характеризуемых посредством ФЕ. См.: «Поверь мне, в подобных делах я не только собаку крокодила съел. Художник выстаивается в борьбе мнений» (П.Проскурин. Камень сердолик);

– изменение стилистической маркированности ФЕ при стремлении «вписать» фразеологизм в стилистическую тональность текста, переориентировать читателя на особенности коммуникативной ситуации. См.: ФЕ резать правду-матку в глаза (разг.) и ОВ ЯФЕ говорить правду в глаза (общелитерат.) в контексте: «Этот превосходный рассказ характеризует самого В.Г. Короленко. Писатель всю жизнь говорил правду в глаза и делал правду на глазах» (А.Платонов. Короленко); 

– трансформация образной основы, направленная на буквальное восприятие действий, участников событий, запечатлённых во фразеологическом образе. Буквализация образа и – как следствие – актуализация двойного (фразеологического и буквального) значения приводят к «оживлению» образных картин, что даёт яркий стилистический эффект. См.: «Китайцы не скупятся в Новый год на фейерверки. Хотя понимают, что это удовольствие дорогое и деньги в буквальном смысле выброшены на ветер. Просто китайцы надеются, что этот ветер принесёт в их жизнь хорошие перемены» (ЦТ, «Их нравы», 2112.08);

– лаконизация речи, нацеленная на сокращение компонентного состава ФЕ, на опущение малоинформативных для данного высказывания отдельных элементов текста. См.: ФЕ строить на песке и окказиональный вариант в контексте: «И живёте вы непонятно, и семья – не семья, и дом – не дом. Основания крепкого нет, всё – на песке» (разг.);

– языковая игра – намеренное обыгрывание свойств фразеологизма, его связей с контекстным окружением с целью получить яркий стилистический эффект, в том числе эффект обманутого ожидания, каламбурный эффект. См. афоризм: «Свалившийся с души камень может долго лежать за пазухой».

Окказиональные трансформации осуществляются посредством приёмов окказионального преобразования ФЕ. Автор исследования не отходит от традиционной типологии приёмов окказионального преобразования ФЕ, считая основание такой типологии – изменчивость внешнего плана фразеологизма – вполне обоснованным. Приёмы структурно-семантического преобразования включают расширение компонентного состава, замену компонентов, образование ОФ по модели, фразеологический эллипсис, контаминацию, модификацию синтаксической модели, сегментацию ФЕ, ролевую инверсию; приёмы семантического преобразования – двойную актуализацию, буквализацию, переосмысление ФЕ. В реферируемой диссертации впервые представлено подробное описание механизмов преобразования языковых ФЕ посредством основных приёмов в соответствии с их коммуникативной направленностью и производимым стилистическим эффектом. При описании приёма расширения компонентного состава уделяется внимание факторам, актуализирующим трансформационные процессы, а именно – раздельнооформленности ФЕ, проявлению словного характера компонентов ФЕ, выражающейся в активизации семантической и синтаксической валентности компонентов как лексем. При описании фразеологического эллипсиса устанавливаются закономерности этого процесса в синхронии, обращается внимание на роль компонента ФЕ, репрезентирующего в тексте значение всего языкового фразеологизма, определяются типы фразеологизмов, наиболее частотно поддающиеся эллиптированию, а также выявляется основная цель эллипсиса – лаконизация речи. Подробно описывается один из самых частотных приёмов окказионального преобразования ФЕ – приём замены компонентного состава. Исследуются основные группы коррелятов (языковой – окказиональный компонент), связанные как парадигматическими отношениями (корреляты – синонимы, антонимы, конверсивы, гипонимы, паронимы, перифразы, слова одной тематической группы, одного ЛСП),  так и ассоциативными. Анализируется специфический приём образования ОФ по модели, осуществляемый на основе полной замены компонентов языковой ФЕ. Окказиональная деривация в этом случае строится на образовании ОФ по структурной аналогии с языковым прототипом (по аналогии синтаксической модели) или по аналогии образных основ. Описывается механизм приёма контаминации, виды контаминации: контаминация-перекрещивание, контаминация-наложение, контаминация-объединение, различающиеся способами и результатами объединения языковых ФЕ. На основе раздельнооформленности фразеологизмы получают широкие возможности для модификации синтаксической модели. Наиболее активно преобразованиям синтаксической модели подвергаются глагольные и глагольно-пропозициональные фразеологизмы, при этом языковые единицы меняют свою категориальность, грамматически опорные компоненты, виды связи между компонентами. Приём сегментации ФЕ основан на  разделении языкового фразеологизма на сегменты (части), которые в речи получают статус самостоятельных единиц и функционируют, репрезентируя часть фразеологического значения. В приёмах семантического типа рассматриваются двойная актуализация значения ФЕ, буквализация и переосмысление языковой единицы. В отличие от приёмов структурно-семантического типа преобразований ФЕ, в приёмах семантического типа не происходит воздействия на компонентный состав языковых ФЕ, преобразования семантики фразеологизмов осуществляются посредством взаимодействия ФЕ с контекстными (внешними) актуализаторами, которые обусловливают активизацию, наряду с фразеологическим, буквального значения словосочетания или, при нарушении семантических валентностей компонентов ФЕ, образование нового смысла фразеологической единицы.

Во  2 главе – «Окказиональное моделирование фразеологизмов» – описывается метод окказионального моделирования фразеологизмов.

Целью использования этого метода является прогнозирование и осуществление возможных окказиональных преобразований фразеологических единиц. Так как процесс моделирования производится с учётом трёх факторов, то и основное внимание в главе уделяется анализу именно этих составляющих.

1. Важную роль при моделировании фразеологизмов играют особенности семантики и структуры языковых ФЕ: раздельнооформленность, изоморфизм формы и значения, образность.

Фразеологические единицы, образовавшиеся по типовым моделям сочетаний слов в современном русском языке, способны, во-первых, подобно свободным словосочетаниям, члениться на части, а во-вторых, распространяться окказиональными компонентами; при этом каждый компонент языковой ФЕ может присоединять другие слова на основе актуализировавшихся синтаксических валентностей: фразеологический глагольный компонент – окказиональные адвербиальные компоненты (по типу примыкания), окказиональные субстантивные компоненты (по типу управления); фразеологические субстантивные компоненты – окказиональные адъективные компоненты (по типу согласования), окказиональные субстантивные компоненты (по типу управления) и т.д.

Активность преобразовательных процессов во многом определяется изоморфизмом содержания и формы, под которым понимается способность фразеологизмов члениться не только синтаксически, но и в смысловом плане. При интуитивном членении фразеологизмов носители языка пытаются соотнести отдельные компоненты ФЕ с элементами фразеологического значения, определяя при этом, какие компоненты фразеологизма репрезентируют в его значении те или иные семы. Такая способность фразеологизмов члениться на части (в семантическом и грамматическом плане) является фактором, обусловливающим различные структурно-семантические трансформации ФЕ: контаминацию, сегментацию, ролевую инверсию компонентов, модификации синтаксической модели ФЕ.

Свойством, способным активизировать трансформационные процессы, является образность ФЕ. В диссертации представлена типология образных оснований идиом; в зависимости от особенностей фразеологической образности, процессы трансформации языковых ФЕ, связанные с преобразованием образа, происходят по-разному. Наиболее активно осуществляются  разнообразные трансформации, направленные на изменение образного плана фразеологизмов с прозрачной образностью и мотивированным значением. Менее активно происходят процессы трансформации у фразеологизмов с ирреальной образностью, а также с  немотивированным значением. Низкий преобразовательный потенциал имеют ФЕ безбразные.

2. Экстралингвистическим фактором,  обусловливающим процессы моделирования языковых ФЕ, являются авторские интенции. Трансформируя фразеологизмы, носитель языка стремится путём манипуляций с компонентами актуализировать элементы внутреннего плана ФЕ. Наиболее частотными манипуляциями является введение в компонентный состав языковой ФЕ окказиональных слов-компонентов, выполняющих различные коммуникативные задания. В диссертационной работе исследованы преобразования ФЕ с различными целями на примерах окказиональных трансформаций ФЕ посредством двух наиболее частотных приёмов окказионального преобразования ФЕ – приёмов расширения и замены компонентного состава языковых фразеологизмов.

1. Окказиональная конкретизация значений.

ФЕ употребляется в речи для характеристики типических ситуаций, явлений, лиц, предметов. Цель такой трансформации компонентного состава языковой ФЕ – уточнить элементы значения в соответствии с конкретной ситуацией. При этом функцию конкретизаторов могут выполнять окказиональные адъективные, адвербиальные компоненты, присоединяемые к глагольному или именному компоненту ЯФЕ, конкретизируя при этом время, место происходящих событий, ситуацию, область жизни и деятельности лиц. Окказиональные компоненты получили название «окказиональные конкретизаторы». «С детства  познал А.Прокофьев нелёгкий труд. С девяти лет потянул, что называется, крестьянскую и рыбацкую лямку» (Лит. газета, 1975, 3 дек.).

2. Окказиональная экспликация значений.

Под окказиональной экспликацией в диссертации понимается трансформация фразеологизмов, в результате которых произошла частичная деметафоризация фразеологического значения. Появившиеся в компонентном составе окказиональные компоненты («окказиональные экспликаторы») эксплицируют элементы значения фразеологизма, то есть прямо, а не опосредованно выражают фразеологическое значение или его часть. Стремление авторов речи к экспликации элементов значения посредством окказионального изменения компонентного состава объясняется, прежде всего, желанием облегчить прочтение ФЕ, прояснить значение фразеологизма, подчеркнуть отдельные элементы его смысла. «Предприятиям была дана полная свобода расхлёбывать неурядицы» («Правда», 1976, 11 июня). Ср. с ФЕ расхлёбывать кашу – 'с трудом улаживать какое-либо сложное, неприятное дело, неурядицы'.

3. Окказиональная экспрессивизация ФЕ.

Окказиональные преобразования фразеологизмов осуществляются с целью усиления эмоционально-оценочного плана. Экспрессивизация посредством введения в компонентный состав окказиональных экспрессивов  делает ФЕ ещё более ярким средством выражения оценки, характеристики ситуаций, процессов, предметов, лиц. См. появление иронии в контексте: «Хотелось размаха! Хотелось места, достойного его дарования …И вот он пробился на огромную стройку. Занял пост … скромно пожинал успехи и лавры» (Лит. газета, 1976, 12 мая).

4. Окказиональная интенсификация ФЕ

Авторские интенции нацелены на усиление, интенсификацию экспрессии. При трансформации ФЕ окказиональные компоненты-интенсификаторы усиливают представление о степени проявления признака, состояния, о продолжительности действия, гиперболизируют представление о  количестве, массе кого- или чего-либо и др. «Крайне впечатлительная. Малейшие нелады в классе, неуспехи учеников принимала чересчур близко к сердцу» (Лит.  газета, 1974, 13 ноябр.).

5. Окказиональная буквализация ФЕ

При актуализации образного плана в компонентный состав ФЕ  вводятся  окказиональные компоненты-буквализаторы, вызывающие представление о буквально происходящих действиях, разворачивающихся образных картинах. При этом могут проявляться детали в действиях, добавочные действия, могут «дорисовываться» новые детали фразеологических образов. «Забыв про свои юнкерские погоны, я расстегнул шинель …Я стал объяснять патрулю, что иду в клуб, но меня не слушали …На душе у меня скребли большие когтистые кошки» (Л.Ленч. Вова приспособился).

Окказиональные ФЕ, использующиеся при порождении речи, становятся элементами речи, участвуя в обозначении конкретной денотативной ситуации, выражая модально-оценочный план высказывания. Окказиональные компоненты-конкретизаторы, экспликаторы, экспрессивы, интенсификаторы, буквализаторы являются теми необходимыми компонентами фразеологизмов, которые обеспечивают оптимальную для данной денотативной ситуации выраженность через трансформированный фразеологизм действий, состояний, характеристик, отношений субъектов и объектов речи.

Диссертационное исследование посвящено проблеме окказионального моделирования фразеологизмов, и основной вопрос касается моделирования ФЕ. В диссертации представлены различные точки зрения на процессы моделирования в сфере фразеологии (мнение Н.Н. Амосовой, И.И. Чернышёвой, С.Г. Гаврина, Ю.Я. Бурмистровича, В.М. Мокиенко, Н.Ф. Алефиренко); однако за основу взята концепция модели, предложенная А.М. Мелерович (1986). Моделью в этом случае признаётся фразеологический инвариант – единица языковой системы, а реализация его (инварианта) в речи есть ряд вариантов, наполняющих фразеологическую модель. Наряду с узуальными вариантами в речи строятся различные окказиональные варианты и окказиональные фразеологизмы, имеющие в качестве деривационной базы ФЕ-инвариант, наполняющие фразеологическую модель, создающие окказиональную фразообразовательную парадигму. Фразеологическая модель – инвариант, становясь «образцом», выполняет роль деривационного основания, той идеальной единицы, обладающей закреплённой в языке семантикой, коннотацией, образностью, которые в условиях речевой реализации говорящие трансформируют при помощи приёмов окказионального преобразования, создавая окказиональные варианты языковых фразеологических единиц и окказиональные фразеологизмы. Окказиональные варианты и окказиональные фразеологизмы образуют фразообразовательные ряды, составляющие открытую окказиональную парадигму каждой фразеологической модели – фразеологического инварианта. При составлении фразообразовательной парадигмы важным становится прогнозирование появления того или иного варианта и окказионального фразеологизма в соответствии с коммуникативными установками, авторскими интенциями. При составлении конкретной фразообразовательной парадигмы большую роль играют семантические и грамматические особенности каждой конкретной ФЕ. Они обусловливают степень активности / неактивности трансформационных процессов, степень преобразовательного потенциала фразеологизмов, количество фразеологических дериватов, открытость /  закрытость фразеологических рядов.

Изучение процессов окказионального моделирования фразеологизмов позволило выявить определённые закономерности в образовании окказиональных трансформов; определить механизмы окказиональных трансформаций, процедуры и приёмы метода окказионального моделирования фразеологизмов.

Метод окказионального моделирования ФЕ предполагает следующие процедуры:

1. Характеристика языкового инварианта:  грамматическая модель, категориальность, значение, наличие изоморфизма значения и формы, мотивированность, образность, коннотация; определение «частных» особенностей ФЕ (наличие архаичных элементов в семантике и структуре, антонимия, синонимия компонентов, наличие в составе фразеологизма компонентов-символов, прецедентных имён и др.).

2. Использование приёмов окказионального преобразования ФЕ: расширения компонентного состава, фразеологического эллипсиса, замены компонентов, контаминации, сегментации, модификации синтаксической модели, образования ОФ по модели, ролевой инверсии, двойной актуализации, буквализации. При использовании приёмов расширения и замены компонентного состава включение в компонентный состав компонентов-конкретизаторов, экспликаторов, экспрессивов, интенсификаторов, буквализаторов.

3. Составление индивидуальной окказиональной фразообразовательной парадигмы фразеологизма.

Анализ трансформированных фразеологизмов выявил прямую зависимость характера и частотности преобразований ФЕ от специфики фразеологической семантики и структуры.

1. Особенности категориально-грамматического плана, синтаксическая характеристика, компонентный состав ФЕ.

ФЕ, построенные по типовым для современного русского языка моделям словосочетаний и предложений, имеют активный преобразовательный потенциал. Благодаря актуализации синтаксической валентности, компоненты фразеологизмов могут сочетаться со свободными лексемами, которые, в свою очередь, становятся окказиональными компонентами фразеологизмов (приём расширения компонентного состава); или сочетаться с другими ФЕ (приём контаминации). Сходство синтаксических моделей фразеологизма с синтаксическими моделями свободных словосочетаний и предложений позволяет трансформировать модели, создавая при этом различные синтаксические варианты; возможны также сокращение компонентного состава ФЕ, распад словосочетаний на отдельные слова-компоненты (приём фразеологического эллипсиса, сегментирование).

Менее активный преобразовательный потенциал имеют фразеологизмы с архаичными формами компонентов (очертя голову, притча во языцех): синтаксические модели таких фразеологизмов не проявляют гибкости, изменчивости, компоненты фразеологизма характеризуются прочной синтаксической спаянностью.

На активизацию осуществления трансформаций оказывает влияние количественный состав компонентов: моделированию может быть подвергнут каждый компонент ФЕ, и чем больше компонентов во ФЕ, тем больше окказиональных преобразований может быть осуществлено. Минимальная изменчивость свойственна микроидиомам (под мухой, в ажуре, не горит).

2. Особенности семантической структуры ФЕ

Преобразовательный потенциал ФЕ зависит от степени семантической спаянности компонентов, наличия изоморфизма значения и формы, образности, мотивированности. Наибольшим преобразовательным потенциалом обладают фразеологизмы, характеризующиеся  изоморфизмом.  Способность ФЕ члениться на части, свойство компонентов фразеологизма репрезентировать элементы семантики обусловливают их трансформацию посредством фразеологического эллипсиса, контаминации, сегментации, ролевой инверсии.

Фразеологические единицы неизоморфные, а также ФЕ с затемнённой мотивировкой значения (фразеологические сращения) характеризуются семантической слитностью, более стабильны в компонентном составе, в значении и, следовательно, относятся к группе ФЕ с неактивным преобразовательным потенциалом.

На активность трансформационных процессов влияет мотивировка значения и образность фразеологизмов. Образный план ФЕ часто становится объектом окказиональных трансформаций, причём преобразования затрагивают  как  реальные, так и ирреальные образы; более того, благодаря образности, повышается трансформационный ресурс у фразеологизмов, не обладающих изоморфизмом значения и формы. Окказиональным трансформациям более подвергаются глагольные фразеологизмы (сесть на мель, держать в ежовых рукавицах), где велика возможность  расширить рамки сценарных действий, изменить действия, переместить субъекты и объекты. ФЕ, не обладающие образным ресурсом (без году неделя, стоит трудов), трансформируются значительно реже и не так разнообразно. Снижено количество окказиональных трансформаций фразеологизмов, в основу которых положены картины, не поддающиеся полному или фрагментарному воображению (жить душа в душу, дело в шляпе, семь пятниц на неделе).

3. «Частные» особенности ФЕ.

На разнообразие и частотность трансформационных процессов оказывают влияние специфические особенности семантики и грамматической структуры отдельных ФЕ (см. III главу).

В диссертации представлен метод окказионального моделирования языковых ФЕ, который предполагает целенаправленное и последовательное применение к каждой ФЕ приёмов окказионального преобразования. В работе описаны конкретные процедуры, направленные на денотативно-сигнификативный, коннотативный, категориальный план, образность языковых ФЕ, при осуществлении которых создаются окказиональные варианты или окказиональные фразеологизмы в соответствии с коммуникативными целями авторов текстов.

Каждый приём окказионального преобразования ФЕ представлен в следующей последовательности действий:

1) определяются особенности содержания и формы фразеологизмов-инвариантов, подвергающихся конкретному приёму окказионального преобразования ФЕ;

2) описываются конкретные процедуры, механизм конкретного приёма;

3) определяются особые условия трансформаций.

Окказиональные изменения в языковых ФЕ и образование фразеологических трансформов производится посредством десяти приёмов окказионального преобразования ФЕ.

I. Приём расширения компонентного состава применяется для трансформации фразеологизмов образных и безбразных, изоморфных и неизоморфных, микроидиом, 2-х и более компонентных, мотивированных и немотивированных фразеологизмов.

К каждому компоненту фразеологизма присоединяется окказиональный расширитель. В зависимости от авторских интенций для окказиональных расширителей выбираются слова различных семантических и тематических групп. В зависимости от того, какой компонент подлежит расширению, выбирается та или иная часть речи в соответствии с синтаксическими и семантическими валентностями компонентов ФЕ, проявляющими свои лексемные свойства.

В состав языковой ФЕ вводятся окказиональные компоненты:

1) Окказиональные расширители-конкретизаторы

Подбираются слова, способные конкретизировать типичную ситуацию, характеризуемую языковой ФЕ, в различных конкретных деталях. Конкретизация может затронуть субъекты, объекты действия, сами действия, свойства и качества объектов и субъектов относительно времени, места, возраста, социального положения, гендерных различий, профессий и др. См. конкретизаторы, способные уточнить место, профессию, национальность носителя признака или производителя действия: по-французски, по-солдатски, по-крестьянски, по-женски, по-матерински; московский, школьный, мужской, стариковский и др.

Бить в колокола тревоги (успеха, любви). Найти режиссёрский (педагогический, лексический, интонационный) ключ. Сжечь мосты дружбы (товарищества, любви, прошлого).

2) Окказиональные расширители-экспликаторы

Устанавливается значение фразеологизма в виде наиболее полной дефиниции, выделяются основные семы, составляющие значение языковой ФЕ. В качестве расширителей-экспликаторов подбираются слова,  эквивалентные семам денотативного значения ФЕ, эксплицирующие элементы её значения: вбивать клин – 'резко, насильственно разъединять кого-либо, что-либо; разобщать, создавать отчуждение, враждебность' – вбивать клин отчуждения (враждебности); азбучная истина – 'общеизвестное, неоспоримое, всем понятное, не требующее доказательств положение, суждение' – общеизвестная (неоспоримая) азбучная истина.

3) Окказиональные расширители-экспрессивы

Подбираются слова, содержащие экспрессивную оценочность, способные передать чувства, эмоции автора текста (речи), оценку по отношению к ситуации, предметам, лицам, характеризуемым ЯФЕ. Такие слова составляют различные лексико-семантические поля и группы. Лексико-семантическое поле «Оценка»:  хороший – замечательный – прекрасный  – плохой – отвратительный – мерзкий и др.; лексико-семантическое поле «Эмоциональное состояние и переживания, внешнее проявление эмоций», лексико-семантическая группа «Неприязнь»: неприязненный – враждебный – недоброжелательный – недружелюбный и др., лексико-семантическая группа «Поведение»: наглый – бесцеремонный – бесстыдный – циничный – развязный – разнузданный и другие группы.

Бесцеремонно (бесстыдно, нагло, цинично) лезть в душу. Сорвать благочестивую (лицемерную, отвратительную) маску.

4) Окказиональные расширители-интенсификаторы

Подбираются слова, содержащие элементы, называющие степень выраженности какого-либо признака, увеличение (или уменьшение) интенсивности протекания какого-либо процесса; как правило, это имена числительные, имена прилагательные, наречия, реже имена существительные; например, слова ЛСГ «Количество»: много, в избытке, полно, масса, сколько угодно, столько, сколько; слова ЛСГ «Повторяемость»: часто, неоднократно, постоянно, всегда, многократно; слова, выражающие крайнюю степень признака; числительные и другие группы слов.

Съесть  пуд (три пуда, сто пудов) соли. Ловить (много) крупную (большую) рыбу в мутной воде. Нести чудовищную (невообразимую) околесицу.

5) Окказиональные расширители-буквализаторы

Подбираются слова, называющие внутренние и внешние признаки лиц, предметов, описанных в картине – первоначальном образе, лёгшем в основу ФЕ; называются признаки и детали действий, описываемых в сценарии образной основы ФЕ. При этом введённые в состав фразеологизма окказиональные буквализаторы приводят к частичной деметафоризации ФЕ, фразеологический образ начинает восприниматься буквально. Ряд буквализаторов составлют слова, описывающие внешние признаки: цвет (светлый, серенький, белый, тёмный, чёрный); размер (маленький, низкий, большой, высокий); поведение (шустрый, храбрый, медлительный) и др. Зелёная пальма первенства. Узорчатый Тришкин кафтан. Острый Дамоклов меч. Расхлёбывать кашу ложками.

Особые условия трансформаций

Трансформации ФЕ происходят на основе реализации синтаксической и семантической валентностей компонентов, в отдельных случаях – и при нарушении валентностей. При буквализации значения в контексте должны присутствовать актуализаторы как прямого, так и фразеологически связанного значения компонентов ФЕ.

2. Фразеологический эллипсис применяется для преобразований фразеологизмов изоморфных, образных и безбразных, созданных по типовым моделям сочетаний слов современного русского языка.

Процедура – опущение компонента фразеологизма. Оставшиеся в тексте (речи) компоненты репрезентируют весь фразеологизм, способны актуализировать деривационные связи с языковым фразеологизмом полного компонентного состава. В глагольных фразеологизмах, как правило, опускаются компоненты, выраженные существительными в косвенном падеже. Особенностью эллипсиса является явно возникающий эффект недосказанности фразеологической единицы.

Кошки скребут на душе – скребёт на душе. Подлить масла в огонь – подлить масла, масла в огонь.

Особые условия трансформаций 

Приёму сокращения компонентного состава подвергаются в основном 3-х и более компонентные ФЕ. В двухкомпонентных фразеологизмах сокращение компонентного состава приводит к функционированию сегмента ФЕ – отфразеологического слова. Не подлежат сокращению компонентного состава микроидиомы. Кроме того, в контексте находятся элементы, выполняющие функции внешних актуализаторов ФЕ, способных, наряду с компонентом фразеологизма, восстановить деривационные связи с языковым фразеологическим прототипом.

3. Замена компонентов ФЕ. Трансформируются фразеологизмы образные и безбразные, изоморфные и неизоморфные, 2-х и более компонентные ФЕ, с мотивированным и немотивированным значением.

Осуществляется процедура замены языкового компонента окказиональным. В зависимости от авторских интенций для окказиональных заместителей выбираются слова различных семантических групп; при этом частеречная принадлежность языковых фразеологических компонентов и окказиональных заместителей совпадает; учитывается синтаксическая и семантическая валентность компонентов ФЕ.

1. Окказиональные заместители-конкретизаторы

Подбираются слова, способные конкретизировать типовую ситуацию, характеризуемую языковой ФЕ, в различных деталях. Конкретизация может затронуть субъекты, объекты действия, сами действия, свойства и качества объектов и субъектов относительно времени, места, возраста, социального положения, гендерных различий, профессий и др. Окказиональные заместители-конкретизаторы могут быть выражены глаголами, синонимичными глагольным компонентам ФЕ – раскладывать (положить, уложить, разложить, поставить, расставить) по полочкам; глаголами, входящими в одну лексико-семантическую группу с языковыми компонентами фразеологизма – ЛСГ «Глаголы однонаправленного действия, удаления откуда-либо»: Выходить (выпадать, вываливаться, вырастать) из рамок, нарушать (перерасти, перешагнуть) рамки.

При замене компонентов-существительных окказиональные компоненты входят с языковыми в один синонимический ряд, в одну тематическую или лексико-семантическую группу, причём парадигматические связи компонентов проявляются на двух уровнях: на уровне прямого значения и на уровне  переносного.

Тайна (секрет, загадка) за семью печатями. Тёртый калач (мужик, руководитель, буровик, музыкант, парижанин). Тёртый калач (пряник, сухарь (='человек')).

2. Окказиональные заместители-экспликаторы

Устанавливается значение фразеологизма в виде наиболее полной дефиниции, выделяются основные семы, составляющие значение языковой ФЕ. В качестве заместителей-экспликаторов выбираются слова, эксплицирующие семы денотативного значения ФЕ.

Раскладывать по полочкам ('тщательно, чётко анализировать, классифицировать, устанавливать последовательность') – анализировать (классифицировать) по полочкам; пускать утку ('распускать ложные, сенсационные слухи, сообщать заведомо ложные сведения') – пускать слухи (сенсации); вавилонское столпотворение – 'полная неразбериха; крайний беспорядок, хаос': вавилонская неразбериха (беспорядок, хаос).

Также в ряд окказиональных заместителей могут входить слова – синонимы окказиональных экспликаторов: вавилонская неразбериха (смятение, сумятица, путаница).

3. Окказиональные заместители-экспрессивы

Подбираются слова, содержащие в своём значении элементы оценки и соответствующей экспрессии, направляемой на выражение чувств говорящего относительно ситуации, которая характеризуется с помощью ФЕ. Глагольные и именные (в том числе адъективные) фразеологические компоненты находятся с окказиональными компонентами как в отношении семантической близости, так и вне зоны семантического сходства: умыть (омыть) руки [ирон.]; заткнуть рот (поддувало, едало, пасть) [презрит., груб.-прост]; мелкая (несчастная, бедная, безнадёжная) сошка [ирон.].

Особую группу окказиональных заместителей составляют глаголы, называющие чувства, состояние лица, метафорически характеризуемого фразеологизмом: сесть на своего конька, лелеять (любить, беречь) своего конька,, гордиться  своим коньком [одобрение, гордость и др.]

4. Окказиональные заместители-интенсификаторы

Подбираются слова, содержащие семы интенсивного протекания действия, увеличения (или уменьшения) степени выраженности признака, количества предметов и лиц. Окказиональные интенсификаторы и языковые компоненты фразеологизма, как правило, являются синонимами или входят в одну лексико-семантическую, тематическую группу: бросить (швырнуть, метнуть, запустить) перчатку; выйти (выскочить, выломиться) из рамок; съесть пуд (тонну, вагон, горы) соли.

5. Окказиональные заместители-буквализаторы

Подбираются слова, способные обыграть элементы образной основы ФЕ: называющие свойства, качества, действия лиц, предметов – участников сценического действия, картины, фрагментов образной ситуации; как правило, окказиональные заместители составляют один синонимический ряд с компонентами ФЕ: садиться (усесться, взобраться) на своего любимого конька. При замене глагольного компонента используются глаголы, называющие разные фазы протекания одного и того же процесса; называющие другие действия, которые могут предшествовать сценарному действию или следовать за ним: садиться на своего любимого конька, поехать (ездить) на своём любимом коньке, соскочить со своего любимого конька. При замене именного компонента используются слова одного лексико-семантического поля или одной тематической группы: тёртый (сдобный, мягкий, чёрствый) калач.

Особые условия трансформаций: при буквализации в контексте должны присутствовать внешние актуализаторы, которые обусловливают восстановление деривационной связи трансформа с языковой ФЕ, – в противном случае фразеологизм не будет идентифицирован как таковой. 

4. Контаминация ФЕ

Преобразованиям подвергаются фразеологизмы образные и безбразные, изоморфные и неизоморфные, с мотивированным и немотивированным значением, 2-х и более компонентные ФЕ, построенные по моделям словосочетаний и предложений современного русского языка, микроидиомы – в зависимости от типа контаминации.

1. Контаминация-перекрещивание.

Объединению подвергаются две ФЕ, образованные по одинаковым или сходным синтаксическим моделям и имеющие сходство в семантике, то есть относящиеся к одной фразеосемантической группе. ФСГ «Плакать»: распускать нюни и плакать горючими слезами. В результате перекрёстной контаминации образуется ОФ распускать горючие слёзы. ФСГ «Опыт»: стреляный воробей и травленый волк – образуются ОФ стреляный волк, травленый воробей. При перекрёстной контаминации в объединительный процесс могут вступать и фразеологизмы, не имеющие сходной семантики: травленый волк и белая ворона – ОФ травленая ворона, белый волк.

2. Контаминация-наложение

Объединению подвергаются фразеологизмы, имеющие в своём составе одинаковый компонент. При этом семантическое сходство контаминирующихся ФЕ не является обязательным условием: строить воздушные замки и строить на песке– ОФ строить на песке воздушные замки; кусок в горло не идёт и лакомый кусок – ОФ лакомый кусок в горло не идёт.

3. Контаминация-объединение

Объединяются линейно в полном компонентном составе  фразеологизмы как сходные, так и различающиеся в семантике и структуре: копаться в чужом белье и вылить ведро помоев – ОФ покопавшись в чужом белье, вылить ведро помоев; белая ворона и хранить как зеницу ока – ОФ хранить как зеницу ока белую ворону.

5. Модификации синтаксической модели ФЕ

Трансформируются фразеологизмы образные и безбразные, изоморфные и неизоморфные, с мотивированным и немотивированным значением, 2-х и более компонентные, построенные по типовым моделям сочетаний слов современного русского языка. Модифицируются глагольные фразеологизмы, созданные по модели «глагол + имя существительное», в первую очередь, за счёт замены глагола на отглагольное существительное: Танцевать от печки: танцевание от печки, танец от печки. Во фразеологизме может измениться синтаксическая доминанта; при этом во ФЕ меняется категориальный план: танцевать от печки – печка, от которой танцуют;  или подливать масла в огонь –  подливание масла в огонь; масло, подлитое в огонь; масло, которое подлили в огонь; огонь с подлитым маслом; огонь, в который подлили масло.

Трансформациям не подвергаются микроидиомы, так как изменение грамматической формы приводит к дефразеологизации устойчивой словоформы.

6. Сегментация ФЕ

Трансформируются ФЕ образные и безбразные, изоморфные и неизоморфные, 2-х и более компонентные, построенные по типовым моделям сочетаний слов современного русского языка.

Процедуры: расщепление фразеологизма на компоненты, выбор в качестве функционирующего в тексте  одного (в двух- и более компонентном составе), двух (в трёх- и более) компонентном составе, в первую очередь субстантивных: ФЕ принимать за чистую монету – чистая монета; перейти Рубикон – Рубикон.

К особым условиям трансформаций следует отнести специфически организованный контекст с внешними актуализаторами, способными поддержать деривационную связь компонента с языковой ФЕ. Функционирующий в тексте компонент ФЕ детерминирован фразеологическим компонентом, отсутствующим в тексте, а потому способен актуализировать деривационную связь с языковым прототипом (языковой ФЕ) и репрезентировать в тексте всю ФЕ. Сегментированный компонент становится синтаксически доминирующим, фразеологизмы часто меняют свою категориальность. Не подвергаются трансформации микроидиомы.

7. Образование окказиональных фразеологизмов  по модели ФЕ

1. Создание ОФ по структурной аналогии возможно при трансформации ЯФЕ с архаичными формами компонентов или ЯФЕ с лексическим повтором компонентов (модель  «существительное + предлог + существительное»).

Производится полная замена компонентов ФЕ: каждый фразеологический компонент заменяется  словом одной и той же лексико-семантической группы. ЛСГ «Перемещение»: ходить ходуном – и ОФ летать летуном, бежать бегуном; ЛСГ «Часть тела человека»: [отдать] око за око – и ОФ нос за нос, ухо за ухо, руку за руку.

Особые условия трансформаций: неизменяемость синтаксической модели языковых ФЕ в условиях контекста.

2. Образование ОФ по аналогии образной основы возможно только на базе образных ФЕ.

Производится полная замена компонентов: каждый компонент фразеологизма заменяется словами одной и той же тематической или лексико-семантической группы; в результате создаётся ОФ с образным планом и семантикой, сходными с образной основой и значением языковой ФЕ: Изобрести велосипед – придумать самокат, сочинить азбуку; пустить козла в огород – назначить лису заведующей в курятнике, пригласить волка на свиноферму.

Существуют особые условия трансформаций: при полной замене компонентов необходимы специфические средства, актуализирующие способность ОФ воспроизводить деривационные связи с языковой ФЕ – прототипом. Такими внешними актуализаторами являются ЯФЕ – прототипы, которые функционируют в контексте одновременно с ОФ.

8. Ролевая инверсия

Трансформации подвергаются только изоморфные ФЕ с компонентами – антонимами. При этом происходит инверсия компонентов и образование ОФ: делать из мухи слона – делать из слона муху; выдавать чёрное за белое – выдавать белое за чёрное; попасть с корабля на бал – попасть с бала на корабль.

9. Двойная актуализация значения ФЕ

Трансформации подвергаются образные фразеологизмы

Основной процедурой является организация фразеологической конфигурации: введение в контекстное окружение фразеологизма актуализаторов двух видов: 1) слов, актуализирующих деривационные связи компонентов фразеологической единицы с прототипами-лексемами; при этом подбираются слова, способные обыграть элементы образной основы ФЕ: называющие конкретные свойства, качества, действия лиц, предметов – участников сценического действия, картин, фрагментов образной ситуации; 2) слов, актуализирующих фразеологически связанное значение компонентов ФЕ, то есть собственно фразеологическое значение сочетания слов (или предложения); при этом подбираются слова, эксплицирующие в контексте элементы значения фразеологизма или компонентов фразеологизма, символизирующих что-либо в метафорическом ключе.  ФЕ огонь, вода и медные трубы – 1) огонь сильный, яркий, бушующий; пламя, костёр; гореть, пылать, разгораться, загореться, потухнуть, залить, потушить и др.; вода журчащая, холодная, прозрачная и др.; трубы медные, громкие, звучащие и др.; 2) символическое значение огня, воды:  испытания, закалка, жизненный опыт, сложности, опасности, трудности, препятствия, муки; символическое значение труб: слава, популярность, известность, признание; выдержать, перенести, вынести, устоять и др.

Много всего в жизни у меня было. И трудности, и потери, и богатство. Можно сказать, прошла огонь, воду и медные трубы. Вот только сейчас, к старости, всё потушено, залито и не гремит (А. Стасов. Горсть калины). 

Необходимым условием трансформации является введение в контекст элементов, актуализирующих оба плана значения ФЕ при доминировании фразеологического значения.

10. Буквализация ФЕ

Трансформации подвергаются образные фразеологизмы.

Основной процедурой, так же как и при осуществлении двойной актуализации, является организация фразеологической конфигурации: отличие в том, что при введении в контекст элементов, актуализирующих оба плана значения ФЕ, должно осуществляться доминирование буквального значения. ФЕ первая ласточка – 1) прилететь, появиться, летать, кружиться, кричать, петь, звенеть, замолчать, улететь, исчезнуть; долгожданная, желанная и др.; 2) предвещать, сулить, предсказывать; новое, будущее, начало и др. 

Наконец-то во двор прилетела первая ласточка. Она кружилась над домом, пронзительно кричала, и мне казалось, что эта птица предвещает мне начало чего-то радостного, светлого в жизни.

Анализ окказиональных преобразований ФЕ в коммуникативном аспекте и определение авторских интенций, изучение особенностей механизмов и условий трансформаций языковых ФЕ позволили описать процессы образования различных видов окказиональных фразеологизмов. Предложенный в данном исследовании метод окказионального моделирования фразеологических единиц направлен на выявление преобразовательного потенциала фразеологических единиц различных структурных типов.

В главе III – «Преобразовательный потенциал фразеологизмов» – представлено описание нескольких фразеологических моделей, преобразованных различными способами. Окказиональным трансформациям подверглись ФЕ с различными структурно-семантическими характеристиками, что позволило выявить степень преобразовательной активности каждого из фразеологизмов и сделать выводы о влиянии структурно-семантических, грамматических особенностей ФЕ на преобразовательный потенциал фразеологизмов различных типов.

1. ФЕ держать камень за пазухой  ('тайно испытывать злобу' на кого-либо) относится к группе фразеологизмов с активным преобразовательным потенциалом. Представленные в различных контекстах многочисленные окказиональные варианты языковых ФЕ и окказиональные фразеологизмы  (свыше 80 случаев функционирования модификаций) выявили широкие трансформационные возможности фразеологизма. Преобразовательная активность данной ФЕ обусловлена её трёхкомпонентным составом, отнесённостью к классу глагольных единиц, изоморфизмом значения и формы, мотивированностью значения, образностью, отсутствием архаичных форм компонентов и компонентов-архаизмов. Подобный активный преобразовательный потенциал свойствен и другим фразеологизмам со сходными особенностями семантики и структуры: вешать лапшу на уши, строить воздушные замки, вставлять палки в колёса и др. При учёте особенностей внутреннего и внешнего плана фразеологизма, синтаксической и семантической валентности компонентов-лексем может быть составлена окказиональная парадигма вариантов и речевых фразеологизмов, содержащая большое количество членов.

По-басурмански; злобно (тайно, скрытно); терпеливо (с удовольствием); осторожно (наготове) держал философский (ядерный); тяготящий (гнетущий); большой (огромный, маленький) камень раздора (обиды, озлобленности) за пазухой. Держать  (придерживать, ходить, таскать, беречь, жить;  таить, утаивать, прятать, скрывать, укрывать; лелеять, любить; иметь, владеть; уложить, разместить, поместить, засунуть; бросить, выбросить, выкинуть, вышвырнуть, освободиться) камень (нож, топор, пистолет, дубину, яд; зло, злость, обиду, ненависть) за пазухой. Подложить камень из-за пазухи, держать в мыслях камень за пазухой, держа камень за пазухой, кривить душой; носить бомбу в кармане, сокрыть нож в рукаве. Держание камней за пазухой; камень, держащийся за пазухой, камень, который держат за пазухой, пазуха, в которой держат камень и др.

2. ФЕ наломать дров ('наделать глупостей, грубых ошибок') относится к группе фразеологизмов с преобразовательным потенциалом средней степени активности (всего было выявлено и зафиксировано более 40 случаев употребления модификаций данной ФЕ). Трансформационная активность фразеологизма зависит от его семантических и грамматических особенностей: двухкомпонентного состава, отнесённости к классу глагольных единиц, изоморфизма формы и содержания, образности. Однако такие признаки, как отсутствие мотивировки значения, ирреальная образность, уменьшают количество трансформаций: маловероятны замена и расширение компонентного состава, направленные на экспликацию и буквализацию значения, незначительны трансформации, актуализирующие фразеологический образ. В диссертации представлена окказиональная парадигма фразеологизма:

По-русски; по глупости (по дурости, сгоряча, в ярости) наломать политических (педагогических, дизайнерских) таких (столько) дров. Наломать (наделать, нарубить) дров. Наломать дров по полной программе. Ломка дров; дрова, которые наломали и др.

3. ФЕ стреляный воробей ('человек многое претерпевший, с большим жизненным опытом, которого трудно обмануть') проявляет среднюю степень  преобразовательной активности (зафиксировано 35 трансформов). Активность окказиональных преобразований ФЕ стреляный воробей обусловлена отнесением фразеологизма к классу субстантивных единиц и возможностью трансформировать синтаксическую модель в соответствии с преобразованиями словосочетаний подобного типа в современном русском языке; изоморфизмом, способствующим вычленению и разделению компонентов фразеологизма с последующей трансформацией (приёмы контаминации, сегментации, замены компонентного состава, модификации семантической модели и др.);  образностью, мотивированностью значения, позволяющим буквализировать значение фразеологизма, производить на основании буквального восприятии частей образа расширение и замены компонентов ФЕ. Уменьшает преобразовательные возможности, в сравнении с ФЕ держать камень за пазухой, двухкомпонентный состав фразеологизма и отсутствие глагольного компонента, способного развить образный сценарий, увеличив тем самым диапазон окказиональных трансформаций, базирующихся на буквализации ФЕ. Фразеологические единицы, подобные данной ФЕ,  обладают преобразовательным потенциалом средней степени активности, что подтверждается при составлении окказиональной парадигмы ФЕ:

Опытный (старый); идеологический (командированный, московский); битый (матёрый); храбрый; стреляный из пушек, маленький (серый) стреляный  воробей.. Стреляный (бывалый, видавший виды); (московский, амстердамский) воробей (мужик, женщина; актёр, президент; птица, птаха, воробьиха, ворон; человек, народ; солдат, офицер и др.). Стреляная ворона, пуганый воробей; старый стреляный воробей; держать стреляного воробья в ежовых рукавицах. Воробей, который подстрелен; воробей, в которого стреляли. Ловленный карась, подбитый орёл.

4. Микроидиомы в ажуре, на авось, от фонаря, под мухой  и др. 

Основной и единственной семантической и грамматической доминантой микроидиом является компонент, выраженный знаменательной частью речи. Именно на этот компонент нацелены авторские манипуляции. В микроидиомах преобразуется значение и структура при использовании приёмов расширения компонентного состава, сегментации, буквализаиции. Однако трансформационные процессы этой группы фразеологизмов явно снижены, причина тому – особенности компонентного состава. ФЕ не подвергаются замене компонента, сокращению компонентного состава, образованию ОФ по модели при полной замене компонентов, так как вследствие таких преобразований  произойдёт дефразеологизмация, то есть исчезновение фразеологизма как такового. Микроидиомы относятся к устойчивым единицам с  неактивным преобразовательным потенциалом.

На русское, случайное авось. Под дамским, мужским каблуком. Пресловутое «авось». Стопроцентный ажур. Продать с потрохами ни за грош.

5. Фразеологизмы с прецедентными именами: ахиллесова пята, гордиев узел, дамоклов меч, тришкин кафтан, филькина грамота и др.

Прецедентные имена становятся важными компонентами фразеологизма при образовании общего значения фразеологического знака, потому проявляют высокую степень устойчивости и обусловливают стабильность всего компонентного состава ФЕ. Достаточно полное представление о возможностях окказиональных преобразований даётся в диссертации на примере анализа трансформаций ЯФЕ ахиллесова пята. Осуществляется ряд преобразований фразеологизма посредством расширения, замены компонентного состава, фразеологического эллипсиса, двойной актуализации и буквализации значения ФЕ. Однако фактическая незаменяемость прецедентного имени приводит к уменьшению трансформационных возможностей ФЕ, к снижению преобразовательного потенциала фразеологизма.

Уязвимая; Саудовская; долгожданная (пресловутая, позорная); вторая (тысячи); пыльная (голая) ахиллесова (знаменитого греческого воина) пята (точка, место) и др.

6. ФЕ с сочинительными союзами: взад и вперёд, в хвост и в гриву, тут и там, туда и сюда, ни рыба ни мясо, ни пава ни ворона и др.

Грамматическая специфика фразеологизмов влияет на их  преобразовательные возможности: при сочинительной связи компонентов вызывают затруднения процессы модификации синтаксических моделей. Будучи грамматически равноправными, компоненты не могут изменять своего статуса (доминанта – зависимый член) по отношению друг к другу. Также во фразеологизмах этой группы крайне редко встречаются глагольные компоненты, и, следовательно, затрудняются модификации синтаксических моделей, образной основы ФЕ при развитии сценарного действия. Компоненты ФЕ являются взаимодетерминированными, что увеличивает степень их устойчивости и, соответственно, снижает преобразовательные возможности ФЕ. Также маловероятны трансформации, направленные на изменение образного плана ФЕ, на буквализацию значения. Фразеологические модели, образованные по типу сочинительной связи компонентов, относятся к моделям с неактивным преобразовательным потенциалом.

7. ФЕ с компонентами-архаизмами.

ФЕ с компонентами-архаизмами  составляют особую группу фразеологизмов, характеризующуюся спецификой семантического и грамматического планов, и, как следствие, имеют особенность в процессах и результатах окказиональных преобразований ФЕ – относительную устойчивость архаичного компонента, архаичной синтаксической модели. В зависимости от вида архаизма изменяется степень трансформационной активности фразеологизма.

1. Относительно активно трансформируются ФЕ с компонентами архаичной грамматической формы: это обусловлено, в первую очередь, тем, что в компоненте с архаичной формой трансформационным ограничителем является именно форма, но не семантика фразеологизма. Такие фразеологизмы, как сломя голову, спустя рукава, очертя голову, не покладая рук, могут подвергаться различным видам трансформаций: расширению и замене компонентного состава, сегментации, контаминации-наложению, причём преобразования могут быть направлены на любой компонент  фразеологизма, в том числе и архаичный. Следует, однако, учитывать, что компоненты в «застывшей» архаичной форме являются сдерживающим фактором трансформаций.

Часто (всегда) работал спустя (спустив) рукава. (По-китайски) не покладая натруженных (мозолистых) рук (лап, мозгов). Работать спустя рукава да лясы точить.

2. Меньшая преобразовательная активность свойственна фразеологизмам с компонентами-архаизмами, как семантическими, так и лексическими. Устаревшие компоненты редко претерпевают изменения. Как правило, окказиональные изменения затрагивают неархаичные компоненты фразеологизмов и могут проходить достаточно активно (расширение, замена компонентного состава, эллипсис и др.). В трансформационные процессы могут быть включены и архаичные компоненты-существительные. Затемнённость внутренней формы, неясность фразеологических образов препятствует обыгрыванию образного плана фразеологизмов. Преобразования затрагивают семантику ФЕ, причём большую роль здесь играет развившийся во ФЕ изоморфизм содержания и формы.

Попасть в печальный (смешной, обычный, безнадёжный) просак; Разводить (насказать, накрутить) такие (большие) турусы на колёсах. Турусы и колёса. Турусы на мякине разводить. Битьё баклуш.

3. ФЕ с компонентами-старославянизмами яко тать в нощи, не мудрствуя лукаво, ничтоже сумняся (сумняшеся) и др. обладают большой степенью устойчивости и воспроизводимости. Выраженные словами чужого языка, компоненты обрели крепкую семантическую спаянность; многие фразеологизмы имеют устаревшие синтаксические модели и, следовательно, проявляют устойчивую грамматическую связь компонентов. Маловероятны трансформации таких ФЕ, так как даже незначительное преобразование может привести к дефразеологизации; маловероятны также модификации синтаксической модели – это обусловлено спецификой грамматических форм и синтаксических моделей фразеологизмов, их грамматической и семантической устойчивостью.

Анализ процессов окказионального преобразования языковых ФЕ с позиций их частотности и регулярности позволил выявить фразеологические модели с активным преобразовательным потенциалом. К таким моделям относятся языковые ФЕ, состоящие из 3-х и более компонентов, образованные по синтаксическим моделям словосочетаний (предложений), характерных для современного русского языка, изоморфные, образные, мотивированные. Как модели неактивного преобразовательного потенциала можно охарактеризовать языковые фразеологизмы, имеющие в своём составе архаичные компоненты или компоненты с архаичными формами, а также ФЕ, образованные по моделям словосочетаний с сочинительной связью компонентов, микроидиомы, ФЕ с прецедентными именами, неизоморфные, безбразные.

В Заключении отмечается, что комплексный анализ процессов и результатов окказионального преобразования языковых ФЕ, проведённый в данном диссертационном исследовании, позволил утверждать, что каждая ФЕ современного русского языка имеет преобразовательный потенциал различной степени активности, который реализуется в речи в соответствии с прагматическими целями, актуальными для носителей языка в каждой конкретной коммуникативной ситуации. Метод окказионального моделирования фразеологизмов позволяет прогнозировать появление различных окказиональных вариантов языковой ФЕ и окказиональных фразеологизмов, образованных на базе языковой ФЕ. Выявление преобразовательного потенциала фразеологизмов позволяет определить возможности динамического существования и развития фразеологической системы русского языка.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

I. Монографические издания:

  1. Третьякова И.Ю. Окказиональная фразеология: монография [Текст] / И.Ю. Третьякова. – Кострома: КГУ им. Некрасова, 2011. – 290 с.
  2. Третьякова И.Ю. Жизнь русской фразеологии в художественной речи: Школьный словарь / А.С. Власов, А.М. Мелерович, В.М. Мокиенко, И.Ю. Третьякова и др. – Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2010. – 730 с. – Буквы П, Р, С, Т  – С.471-609.

II. Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Третьякова И.Ю. Окказиональная вариативность глагольных фразеологизмов [Текст] / И.Ю. Третьякова // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – Кострома,  2006. – №8. – С. 92-96
  2. Третьякова И.Ю. Изоморфизм и эксплицитность как факторы окказиональных преобразований фразеологических единиц [Текст] / И.Ю. Третьякова // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – Кострома,  2006. – № 10. – С. 44-48.
  3. Третьякова И.Ю. Окказиональная фразеология в публицистическом стиле [Текст] / И.Ю. Третьякова // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – Кострома,  2009. – № 1. – С. 116-119.
  4. Третьякова И.Ю. К проблеме границ окказиональности фразеологизмов [Текст] / И.Ю. Третьякова // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – Кострома,  2009. – № 2. – С. 134-138.
  5. Третьякова И.Ю. Ролевая инверсия как сложный приём окказионального преобразования фразеологических единиц [Текст] / И.Ю. Третьякова // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – Кострома,  2009. – № 3. – С. 171-173.
  6. Третьякова И.Ю. Аспекты моделирования современной фразеологии [Текст] / И.Ю. Третьякова // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – Кострома,  2009. – № 4. – С. 200-203.
  7. Третьякова И.Ю. Окказиональные преобразования микроидиом и фразеологизмов с сочинительной связью компонентов [Текст] / И.Ю. Третьякова // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – Кострома,  2010. – № 1. – С. 101-105.
  8. Третьякова И.Ю. Системность окказиональных преобразований фразеологических единиц [Текст] / И.Ю. Третьякова // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – Кострома,  2010. – № 2. – С. 19-21.
  9. Третьякова И.Ю. Фразеологическая образность и особенности её окказионального преобразования [Текст] / И.Ю. Третьякова // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – Кострома,  2010. – № 3. – С. 202-206.
  10. Третьякова И.Ю. Семантические виды окказионального преобразования фразеологизмов [Текст] / И.Ю. Третьякова // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – Кострома,  2010. –  № 4. – С. 143-146.
  11. Третьякова И.Ю. Эллипсис как приём окказионального преобразования фразеологических единиц [Текст] / И.Ю. Третьякова // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – Кострома,  20011. – № 1. – С. 97-100.
  12. Третьякова И.Ю. Окказиональные фразеологизмы и контекст [Текст] / И.Ю. Третьякова // Ярославский педагогический вестник. – Ярославль, 2011. – № 2. – Том I (Гуманитарные науки). – С. 161-163.
  13. Третьякова // Сегментация как один из приёмов окказионального преобразования фразеологических единиц [Текст] / И.Ю. Третьякова // Ярославский педагогический вестник. – Ярославль, 2011. – № 3. – Том I (Гуманитарные науки). – С. 165-167.

III. Статьи в научных журналах и сборниках научных трудов:

  1. Третьякова И.Ю. Окказиональные преобразования фразеологических единиц в поэтическом тексте [Текст] / И.Ю. Третьякова // Семантика языковых единиц: Доклады IV международной научной конференции. – М.: МГОПИ, 1994. – Т.1. Лексика и фразеология. – С.149-151. 
  2. Третьякова И.Ю.  Преобразовательный потенциал фразеологизмов [Текст] / И.Ю. Третьякова // Семантика языковых единиц: Доклады VI международной научной конференции. – М: МГОПУ, 1998. – Том 1. – С.293-295.
  3. Третьякова И.Ю. Активные модели окказионального фразообразования [Текст] / И.Ю. Третьякова // Фразеология на рубеже веков: достижения, проблемы, перспективы: Материалы всероссийской научной конференции. Тула, 25-26 апреля 2000 г. – Тула: ТПГУ, 2000. – С. 248-251.
  4. Третьякова И.Ю. Окказиональное моделирование фразеологизмов [Текст] / И.Ю. Третьякова // Проблемы семантики и функционирования  языковых единиц разных уровней: Межвузовский сборник научных трудов. – Иваново: ИвГУ, 2000. – С.41-45.
  5. Третьякова И.Ю. Преобразовательный потенциал фразеологических сочетаний [Текст] / И.Ю. Третьякова // Переходные явления в области лексики и фразеологии русского и других славянских языков. Вторые Жуковские чтения. Материалы международного научного симпозиума 21-23 мая 2001 г. – Новгород: НовГПУ, 2001. – С. 59-61.
  6. Третьякова И.Ю. Окказиональные  фразеологизмы в стилистическом дискурсе [Текст] / И.Ю. Третьякова // Текст. Семантика и структура: Доклады IХ международной конференции. – М.: МОГПУ, 2003. – С.193-194.
  7. Третьякова И.Ю. Окказиональные фразеологизмы: моделирование и контекст [Текст] / И.Ю. Третьякова // Лингвистика – какая она есть. Лингвистика – какая она будет: Межвузовский сборник научных трудов. – Иваново: ИвГУ,  2003. – С.184-187.
  8. Третьякова И.Ю. Творимость окказиональных фразеологизмов как деятельность [Текст] / И.Ю. Третьякова // Семантика и функционирование языковых единиц разных уровней. Межвузовская научная конференция. Иваново, 23 ноября 2002 г. – Иваново: ИвГУ, 2003. – С. 145-150.
  9. Третьякова И.Ю. Окказиональные преобразования идиом [Текст] / И.Ю. Третьякова // Фразеологические чтения памяти проф. В.А. Лебединской. – Курган: КГУ, 2004. – С.115-119.
  10. Третьякова И.Ю. Оценочность и экспрессивность фразеологизмов во фразеографическом аспекте [Текст] / И.Ю. Третьякова // Материалы  международного симпозиума (3-е Жуковские чтения), 21-23 мая, 2004. – Новгород: НовГУ, 2004. – С.34-38.
  11. Третьякова И.Ю. Фразеологические приколы [Текст] / И.Ю. Третьякова // Труды Современного гуманитарного университета. Вып.66. Костромской филиал СГУ. Гуманитарные науки. – М.: СГУ, 2004. – С. 88-91. 
  12. Третьякова И.Ю. Образность окказиональных фразеологизмов [Текст] / И.Ю. Третьякова // Проблемы фразеологической и лексической семантики: Материалы международной научной конференции, Кострома, 18-20 апреля 2004 г. – М.: ООО «ИТИ ТЕХНОЛОГИИ», 2004. – С. 84-89.
  13. Третьякова И.Ю.  Внутренняя форма окказиональных фразеологизмов [Текст] / И.Ю. Третьякова // Проблемы семантики и функционирования языковых единиц разных уровней: Материалы II региональной научной конференции, Иваново, 25 сентября 2004 г. – Иваново: ИвГУ,  2004.
  14. Третьякова И.Ю. Фразеологическая контаминация [Текст] / И.Ю. Третьякова //  Методологические и практические проблемы инновационного образования, воспитания и формирования инновационного мышления студентов в высшей школе : Материалы всероссийской научно-практической конференции, ИСЭПиМ, 22-23 апреля 2005 г. – Балашиха: ИСЭПиМ, 2005. – С. 204-208.
  15. Третьякова И.Ю. Особенности окказиональных преобразований  именных фразеологизмов [Текст] / И.Ю. Третьякова // Фразеологические чтения памяти профессора Валентины Андреевны Лебединской. Вып. 2: Материалы всероссийской научной конференции, 2-3 марта 2005. – Курган: КГУ, 2005.– С. 189-192.
  16. Третьякова И.Ю. Фразеологизмы как средство выразительности текста [Текст] / И.Ю. Третьякова // Текст. Структура и семантика: Доклады Х Юбилейной международной конференции. В 2-х томах.– М.: МГОПУ, 2005. – Т.1. – С. 161-166.
  17. Третьякова И.Ю. Окказиональные преобразования фразеологизмов с архаичным компонентом [Текст] / И.Ю. Третьякова // Информационный потенциал слова и фразеологизма: Международная научно-практическая конференция, г. Орёл. 19-21 октября 2005 года. Сборник научных статей. – Орёл, ОГУ, 2005. – С.383-387.
  18. Третьякова И.Ю. Особенности фразеологического эллипсиса [Текст] / И.Ю. Третьякова // Проблемы семантики и функционирования языковых единиц разных уровней: Сборник научных статей. Вып. 4-й. – Иваново: ИвГУ, 2006. – С.  125-130.
  19. Третьякова И.Ю. Окказиональные преобразования фразеологизмов (коммуникативные интенции) [Текст] / И.Ю. Третьякова // Проблемы семантики языковых единиц в контексте культуры (лингвистический и лингвометодический аспекты): Международная научно-практическая конференция, г. Кострома, 17-19 марта 2006 г. – М.: ООО «Издательство "Элпис"», 2006. – С. 134-138.
  20. Третьякова И.Ю. Лингвистические факторы окказионального преобразования фразеологизмов [Текст] / И.Ю. Третьякова // Слово в словаре и дискурсе: Сборник научных статей к 50-летию Харри Вальтера. – М.: ООО «Издательство "Элпис"», 2006. – С. 472-476.
  21. Третьякова И.Ю. Фразеологизмы с семантической оппозицией в языке и речи [Текст] / И.Ю. Третьякова // Материалы международной конференции «Славянские языки и культура», г. Тула, 17-19 мая 2007 г. – Тула: ТГПУ, 2007. – Т.2. – С. 212-216.
  22. Третьякова И.Ю. Преобразовательный потенциал фразеологизмов (синхронический аспект) [Текст] / И.Ю. Третьякова // Славянская фразеология и прагматика: Международная научно-практическая конференция. – Загреб, 2007. – с. 503-509. 
  23. Третьякова И.Ю. Окказиональные преобразования фразеологических образов [Текст] / И.Ю. Третьякова // Фразеология и когнитивистика: Материалы первой международной научной конференции, Белгород, 4-6 мая 2008 г. В 2-х т.– Белгород: БГУ, 2008. – Том 1: Идиоматика и познание. – С. 321-325.
  24. Третьякова И.Ю. Окказиональные преобразования фразеологизмов с  компонентом «душа» [Текст] / И.Ю. Третьякова // Фразеологизм и слово в национально-культурном дискурсе (лингвистический и лингвометодический аспекты): Международная научно-практическая конференция, Кострома, 20-22 марта 2008 г. – М.: ООО «Издательство “Элпис”», 2008. – С.270-275.
  25. Третьякова И.Ю. Окказиональные преобразования фразеологизмов в аспекте межкультурной коммуникации [Текст] / И.Ю. Третьякова // Диалог культур – культура диалога: Материалы международной научно-практической конференции, Кострома, 6-10 сентября 2010 года. – Кострома: КГУ им. Некрасова, 2010. – С. 490-493.
  26. Третьякова И.Ю. Стреляные воробьи, мужики, президенты…[Текст] / И.Ю. Третьякова [Текст] / И.Ю. Третьякова // Фразеология, познание и культура: Сборник докладов второй международной научной конференции, Белгород, 7-9 сентября 2010 г. В 2-х т. – Белгород: БГУ, 2010. – Т.1. Фразеология и познание. – С. 387-391.
  27. Третьякова И.Ю. Окказиональное фразообразование: к вопросу о прогнозировании [Текст] / И.Ю. Третьякова // Язык как система и деятельность – 2: Материалы  международной научной конференции,  Ростов-на-Дону, 1-3 октября 2010 г. – Ростов-на-Дону: Изд-во ЮФУ, 2010. – С.56-59.

Третьякова Ирина Юрьевна

ОККАЗИОНАЛЬНАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ

(структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты)

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора филологических наук

Подписано в печать: 12.09.2011.

Формат 60х90 1/16

Бумага офсетная. Объём 2 п.л. Тираж 100 экз.

Отпечатано: КГУ им. Н.А. Некрасова,

156961, г. Кострома, ул. 1 Мая, 14.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.