WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

       

Рисинзон Светлана Альфредовна

ОБЩЕЕ И ЭТНОКУЛЬТУРНОЕ В РУССКОМ

И АНГЛИЙСКОМ РЕЧЕВОМ ЭТИКЕТЕ

10.02.19. – Теория языка

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Саратов 2010

Работа выполнена на кафедре культурологии Саратовского государственного технического университета

Научный консультант  доктор филологических наук

  профессор О.Б. Сиротинина

Официальные оппоненты  доктор филологических наук

  профессор В.В. Дементьев

 

  доктор филологических наук

  профессор Е.А. Елина

  доктор филологических наук

  профессор Н.И. Формановская

Ведущая организация Алтайский государственный

университет

Защита состоится 27 октября 2010 г. в 14-00 на заседании диссертационного совета Д 212.243.02 в Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского по адресу: г. Саратов, ул. Астраханская, 83, XI корпус. Отзывы о диссертации можно направлять по адресу:  410012 г. Саратов, ул. Астраханская, 83,  XI корпус, Институт филологии и журналистики СГУ, ученому секретарю диссертационного совета Ю.Н. Борисову.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета.

Автореферат разослан  _______________  2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Ю.Н. Борисов

В современном мире огромную роль в общении играет прагматизм человека: «следование узкопрактическим интересам, соображениям пользы, выгоды во всяком деле, в повседневном поведении» [Толковый словарь иноязычных слов]. Получить выгоду трудно, а часто и невозможно без внимания к интересам других людей: членов семьи, деловых партнеров, коллег и т.д. Развитие современного российского общества, особенно таких сфер деятельности, как бизнес и СМИ, а также широкое международное сотрудничество делают актуальной проблему эффективности коммуникации. Для достижения намеченных целей, коммуниканты стремятся найти эффективные средства взаимодействия с собеседниками, центральная роль среди которых принадлежит средствам речевого этикета (РЭ). Объектом многих лингвистических исследований становятся проявления РЭ, прежде всего, ритуализованные этикетные формулы и другие специализированные этикетные единицы. В большинстве исследований, посвященных РЭ, он рассматривается как реализация в специализированных единицах выработанных обществом правил речевого поведения.



Однако антропоцентрическое и прагмалингвистическое направления коммуникативной лингвистики,  теория дискурса и изучение речи on-line, а также  их синкретизм с другими гуманитарными науками: социологией, культурологией, психологией и др., – создало предпосылки нового взгляда на явление РЭ, поскольку взаимодействие коммуникантов не ограничивается только выполнением кодифицированных норм и правил,  используются разные способы гармонизации отношений, соответствующие различным прагматическим конвенциям общения. Поэтому РЭ может рассматриваться как лингвистический ресурс, используемый для реализации как общих конвенций общения, так и специфичных для разных сфер, типов и форм речи, связанных с осуществлением кооперативных намерений, соблюдением интересов адресата,  проявлением заботы о его потребностях и желаниях. Изучение РЭ в таком новом, широком понимании только начинается.  В этом новом направлении и осуществлено данное исследование.

Объектом данного исследования является речевое поведение русских и английских коммуникантов в сферах институционального и межличностного общения.

Предметом исследования являются речевые средства, выполняющие этикетные функции при широком понимании РЭ, их роль в гармонизации общения и языковое выражение в русском и английском языке.

Актуальность исследования обусловлена необходимостью изучения  на материале естественной речи разных языков широкого спектра речевых средств, гармонизирующих общение, с выявлением общего и этнокультурного в их функционировании.

Цель исследования состоит в выявлении общего и этнокультурного в гармонизации разных сфер институциональной и межличностной коммуникации.

Для достижения указанной цели в ходе исследования решались следующие задачи: 1) сформулировать гипотезу широкого понимания речевого этикета, составляющую основу исследования;

2) в результате дискурсивного анализа конкретных деловых бесед, ток-шоу и семейных разговоров установить то общее, что используется коммуникантами для гармонизации общения в этих речевых жанрах и сферах коммуникации и что варьируется, а также определить влияющие на это прагматические факторы;

3) выявить функциональные разновидности этикетных средств;

4) определить этикетные составляющие деловой беседы, ток-шоу, интервью, семейного и дружеского общения в русской и английской речевых культурах;

5) сопоставить речевое поведение русских и английских коммуникантов в указанных жанрах и сферах общения, установив в использовании этикетных средств общее и этнокультурное;

6) изучить спектр речевых средств, направленных коммуникантами на реализацию тех или иных конвенций общения с учетом разных коммуникативных ролей и различного социального статуса коммуникантов;

7) проверить выявленные особенности употребления этикетных средств в реальных деловых беседах и семейных разговорах их отражением в художественной литературе.

Материалом исследования служит устная речь в трех сферах общения: деловой, СМИ и обыденной, – с которыми активно или пассивно связан каждый человек  (424.939 словоупотреблений). Использована речь, записанная автором; хранящаяся в фондах кафедры русского языка и речевой коммуникации СГУ; включенная в корпусы текстов London-Lund Corpus of Spoken English, Scottish Corpus of Texts and Speech и в книгу М.В.Китайгородской, Н.Н. Розановой «Речь москвичей: Коммуникативно-культурологический аспект» (М., 1999), а также представленная на официальных сайтах российского президента и британского премьер-министра www.kremlin.ru. и www.number10.gov.uk., на сайтах телеканала «Культура» http://www.tvkultura.ru; радиостанции «Эхо Москвы» http://www.echo.msk.ru и BBC http://www.bbc.co.uk.

В соответствии с поставленной целью и задачами выполняемой работы основным методом исследования является дискурсивный анализ текстов с использованием количественных и сопоставительных методик.

Научная новизна исследования заключается в новом, более широком подходе к изучению речевого этикета как речевой реализации регулярно повторяющихся закономерностей в гармонизации  общения. В результате исследования доказана возможность широкого понимания речевого этикета. Установлено, что в иерархической организации функций речевых средств этикетная функция может быть главной, доминирующей или  вторичной по отношению к их основной информативной роли. Посредством количественного анализа изучаемого материала выявлены закономерности в использовании таких средств в разных сферах общения. Установлено также распространение различных этикетных средств в русской и английской речевых культурах, принадлежащих к разным типам культур, и вследствие этого определены общие гармонизирующие действия и этнокультурные различия в способах гармонизации общения, принятых в указанных жанрах и сферах русской и английской коммуникации. Введено понятие этнокультурных конвенций, типичных для речи русских или английских коммуникантов и тесно связанных с духовными ценностями русской и английской культур, а также жанровыми конвенциями в них.

Положения, выносимые на защиту:

1. Правомерность широкого понимания речевого этикета подтверждена дискурсивным анализом в разных сферах общения. Речевой этикет не может сводиться к употреблению этикетных формул приветствия, прощания, благодарности, извинения и других специализированных этикетных единиц, поскольку он шире этих единиц. Речевой этикет является речевой реализацией регулярных закономерностей в гармонизации речевого поведения говорящих, и к нему относятся все речевые средства, направленные коммуникантами на поддержание отношений с адресатом речи и проявление внимания к нему.

2. В основе речевого этикета лежат общечеловеческие представления о социально одобряемом речевом поведении, следствием которых является общность способов гармонизации общения в разных речевых культурах. Выявленные в ходе дискурсивного анализа функциональные разновидности этикетных средств (смягчение воздействия на адресата, установление, поддержание и завершение  коммуникативного контакта, сохранение атмосферы согласия, облегчение восприятия дискурса, повышение коммуникативной роли собеседника, проявление внимания к адресату и заботы о нем) являются общими для русской и английской речевых культур.

3. Речевой этикет тесно связан с этнокультурными ценностями и поэтому имеет этнокультурные различия. В английской культуре приоритетным, соблюдаемым во всех жанрах (где позволяет ситуация общения) подавляющим большинством коммуникантов, является снижение категоричности речи, проявление согласия и поддержание обратной связи с говорящим. Речевое поведение русских коммуникантов менее стандартизировано, поэтому в русском общении отмечен только один этикетный приоритет, используемый всеми говорящими в информативных фрагментах дискурса – облегчение восприятия информации. Такие данные, подтвержденные количественным анализом, позволяют говорить о том, что этикетная составляющая английского общения в основном  нормативна, а русского – более вариативна и иногда факультативна.

4. В основе речевого этикета той или иной лингвокультуры лежат принятые в данном обществе социокультурные конвенции, но эти конвенции имеют разную степень обязательности в институциональной (более высокая степень) и межличностной коммуникации.

5. Речевой этикет имеет жанровую обусловленность, поэтому в жанрах деловой беседы, ток-шоу, интервью, а также в семейном и дружеском общении приоритетны разные функции этикетных средств. В деловой беседе наиболее востребовано смягчение воздействия на адресата и поддержание коммуникативного контакта; в ток-шоу – облегчение восприятия информации и установление, регулирование контакта; в интервью – уточнение структуры дискурса, поддержание контакта и снижение категоричности речи; в семейном общении – поддержание эмоционально-психологического контакта, сохранение атмосферы согласия и проявление внимания к членам семьи, заботы о них; в дружеских беседах – поддержание обратной связи с говорящим, проявление внимания к собеседнику, волнующим его событиям и сохранение тональности согласия.

6. Из большого арсенала разнообразных средств гармонизации общения коммуниканты выбирают те, которые соответствуют прагматическим доминантам общения. На этом основана потенциальная внутрижанровая вариативность средсв и в русской, и в английской речевой культуре.

7. В иерархической организации функций речевого средства этикетная роль может быть главной, доминирующей и вторичной. И в русском, и в английском общении большинство этикетных средств не специализировано для выражения этикетного значения. При этом чаще используются средства с доминирующей этикетной функцией, но средства, у которых этикетная роль вторична, также важны и в некоторых жанрах, например в ток-шоу, широко распространены, хотя связаны с использованием информативной речи.

8. В речевом поведении персонажей художественных произведений, для которых характерна стилизация общения, отражаются выявленные в процессе анализа реальных дискурсов закономерности использования этикетных средств, что подтверждает существование в сознании русских и англичан соответствующих этикетных конвенций.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что доказанная целесообразность широкого понимания речевого этикета и его связь с этнокультурными и жанровыми конвенциями общения теоретически значимы для дальнейшего развития коммуникативной лингвистики. Установленная приоритетность в использовании этикетных средств в русской и английской речевых культурах могут быть использованы в теории межкультурной коммуникации. Предлагаемый в данной работе способ систематизации функциональных разновидностей этикетных средств в нескольких речевых жанрах представляется перспективным для изучения средств гармонизации в других жанрах и формах речи, а также для исследования этикетного почерка известных публичных людей, может иметь значение для жанроведения, риторики, социолингвистики и культурологии.

Практическая значимость данного исследования заключается в том, что полученные результаты могут быть использованы в вузовских курсах культуры речи, общего языкознания и культурологии, а также в преподавании теории межкультурной коммуникации и при обучении русскому и английскому  языкам как иностранным, при  самостоятельном изучении этих языков и при разработке учебников и учебных пособий.

Апробация работы. По теме диссертации опубликованы 31 статья, в том числе 8 – в журналах из списка ВАК, и монография «Общее и этнокультурное в русском и английском речевом этикете».  Основные результаты исследования обсуждались на конгрессах (I Конгресс РОПРЯЛ «Русский язык и культура в формировании единого социокультурного пространства России» – Санкт-Петербург, 2008; IV Международный конгресс исследователей русского языка – Москва, 2010), международных конференциях («Риторика в системе коммуникативных дисциплин» – Санкт-Петербург, 2005; «Риторика и культура речи в современном информационном обществе» – Ярославль, 2007; «Современное состояние русской речи: эволюция, тенденции, прогнозы» – Саратов, 2008; «Язык. Культура. Коммуникация» – Волгоград, 2008; «Риторика и культура общения в общественном образовательном пространстве» – Москва, 2009; «Риторика и культура речи: наука, образование, практика» – Астрахань, 2010), всероссийских конференциях («Риторика в модернизации образования» – Москва, 2004; «Личность. Язык. Культура» – Саратов, 2007, 2008, 2009, 2010 и др.) и межвузовских конференциях в 2004 – 2010 годах.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и приложения, включающего списки использованной литературы и  материалов исследования.

Основное содержание диссертации.

В главе I «Теоретические основы исследования» проанализировано развитие теории РЭ, связанное с реализацией разных конвенций общения, выявлением и описанием разнообразных средств РЭ, функционирующих в тех или иных сферах коммуникации и речевых культурах (работы Н.И.Формановской, В.Е.Гольдина, Р.Ратмайр, В.И.Карасика, Т.В.Лариной, И.А.Стернина, А.Г.Балакая, В.М.Алпатова, Г.Е.Крейдлина, М.А.Кормилицыной, А.К.Байбурина, Л.Кастлер, E.Goffman, P.Grice, G.Leech, R.Lacoff, P.Brown & S.Levinson, F.Coulmas, R.Watts, J.Holmes, R.Scollon & S.Scollon, M.Sifianou, M.Locher, D.Fraser, R. Janney & H.Arndt, H.Spencer-Oatey, C.Kerbrat-Orecchioni и др.). Сделан  краткий обзор наиболее важных направлений исследования РЭ, их новизны и перспектив для дальнейшего изучения этикета, представлено различное понимание способов гармонизации общения.

В отечественной и зарубежной научной литературе используются разные термины: речевой этикет  и вербальная/ лингвистическая вежливость (verbal/ linguistic politeness). В работах зарубежных ученых часто анализируются формы межличностного общения на разных языковых уровнях, и внимание ученых сосредоточено на определенных языковых структурах, речевых актах,  выражающих отношение говорящего к собеседнику и являющихся языковыми индикаторами вежливости. Это дало нам основание рассматривать все, что относится в зарубежной лингвистике к вербальной вежливости, зоной  речевого этикета. Тесная связь РЭ и лингвистически  изучаемой вежливости привела к необходимости таксономически соединить основные подходы к этим двум понятиям.

Речевой этикет как соответствие социокультурным конвенциям общения. Спектр функций РЭ чрезвычайно разнообразен, как и этикетные средства (ЭС), отражающие различные конвенции общения. Во многих работах отечественных и зарубежных ученых изучаются этикетные выражения, соответствующие социокультурным конвенциям и связанные с  соблюдением социальных норм общения в вертикали статусно-ролевых отношений  «вышестоящий / нижестоящий» и горизонтали  «свой / чужой». Они имеют модальность долженствования, регулярно используются в определенных коммуникативных ситуациях и воспринимаются носителями этнической культуры как индексы этих ситуаций.  При традиционном понимании РЭ, реализующего социокультурные конвенции, он  рассматривается как система  принятых в обществе, устойчивых, часто шаблонных и ритуализованных этикетных единиц и формул, закрепленных за стереотипными ситуациями: «Приветствие», «Знакомство», «Прощание», «Извинение», «Благодарность» и др. (подробно описаны в работах Н.И.Формановской, В.Е.Гольдина, А.А. Акишиной, Р. Ратмайр, Л.П.Ступина и К.С.Игнатьева, И.А. Стернина, В.И.Карасика, G. E.Goffman, F.Coulmas, C.Ferguson,  G.Kasper, Sh.Blum-Kulka & E.Olshtain и др.). Поскольку такие специализированные этикетные единицы (В.Е.Гольдин) настолько привычны и  рутинны (C.Ferguson, F.Coulmas),  что только их игнорирование замечается собеседником (Н.И.Формановская, R.Watts и др.), некоторые лингвисты относятся к ним как к немаркированной норме вежливого речевого поведения (B.Fraser & W.Nolen, R.Watts) или вовсе  не считают его вежливым, называя нейтральным (R.Sell). Как показал анализ нашего материала, маркированность/ нейтральность устойчивых этикетных единиц имеет относительный характер и во многом зависит от  сферы общения и коммуникативной ситуации. Современные исследования  этикетных единиц этого класса имеют синкретичный характер, в них  сочетаются прагмалингвистический, антропоцентрический, лингвокультурологический, психолингвистический, диахронический и другие подходы к РЭ (работы О.А.Агарковой, Х.Р.Аитовой, Н.С.Аристовой, Е.А.Завалко, Д.Ф.Коморовой, И.И.Лежневой, С.Ли, Э.Б.Манджиевой, И.Н.Пахомовой, Т.В.Тарасенко, Н.Ф.Тетеревятниковой, Н.Г.Тырниковой,  Н.М.Фирсовой, Т.Юань,  D.Domnita, M.Farghal & A.Borini, B.Mazid, M.Owen, V.Traverso и др.).

По данным нашего анализа, специализированные единицы РЭ составляют только незначительную часть усилий коммуникантов, направленных на гармонизацию общения, и степень обязательности их употребления и нормативности во многом зависит от типа дискурса.

Речевой этикет как соответствие конвенциям информативной речи. Считая, что участие собеседников в диалоге подразумевает их взаимодействие, П.Грайс сформулировал Принцип кооперации: «целью речевого общения является максимально эффективная передача информации». В соответствии с Принципом кооперации коммуниканты должны следовать четырем категориям, реализуемым в конкретных постулатах общения (Выражайся ясно и др.), которые использованы нами при анализе этикетных средств как конвенции информативной речи, поскольку именно в информативных фрагментах общения нарушение Принципа кооперации означало бы игнорирование интересов адресата. На степень соблюдения этих конвенций в разных сферах общения и этнокультурах обращено специальное внимание. В работе учтены также положения П.Грайса о направленности участников диалога на сотрудничество, чему способствуют общие цель, ситуация общения и апперцепционная база коммуникантов. Все это дало основание расширить понимание  РЭ и при анализе ЭС учитывать усилия коммуникантов, направленные на взаимодействие не только в фатической, но и в информативной речи.

Речевой этикет как соответствие конвенциям предотвращения конфликта. Постулаты Принципа кооперации находятся в отношениях взаимодополняемости с максимами Принципа вежливости, сформулированного  Дж.Личем, поскольку речевое поведение коммуникантов может корректироваться при необходимости поддержать социальное равновесие и дружеские отношения собеседников (J.Leech). Дж.Лич рассматривает вежливость как стратегию предотвращения конфликта, оцениваемую по степени приложения для этого говорящим дополнительных усилий, из которых наиболее высоко ценится направленность речевого поведения участников диалога на сотрудничество, сохранение внимательного отношения друг к другу.

Правила вежливости регулируют отношения между говорящим и адресатом, предписывая удовлетворять потребности последнего. Р.Лакофф предлагает шкалу норм  вежливости,  которым необходимо следовать в общении формальном (Не навязывайся), неофициальном (Предоставляй адресату право выбора) и интимном  (Будь дружелюбен). Дж.Лич для шкалирования вежливости использует другие параметры: затраты / выгоды, факультативность / обязательность, косвенно / прямо, – в соответствии с которыми оценивается степень такта, необходимая в данной ситуации общения, речевые усилия, которые должен приложить говорящий в интересах адресата, предоставление говорящим выбора  адресату. Подробно описанные параметры этой шкалы  – максимы общения (проявление такта, великодушия, одобрения, скромности, согласия и симпатии) показывают, что  в соответствии с Принципом вежливости ответственность за успешность и эффективность коммуникации возложена на говорящего, ему следует максимально учитывать интересы адресата. Понимание вежливого речевого поведения как предполагающего максимальные преимущества для слушателя, а также параметры шкалирования вежливости и ее максимы  в нашем исследовании  РЭ стали основой рабочей гипотезы.

Речевой этикет  как соответствие конвенциям сохранения лица говорящего и адресата. Продуктивная для эмпирического изучения РЭ и широко используемая лингвистами модель вежливого речевого поведения, разработанная П.Браун  и С.Левинсоном, основана на нескольких ключевых понятиях: общественное лицо индивида (public face), культурно обусловленное понимание способов его сохранения и  стратегии (strategies) смягчения угрозы несохранения лица. И говорящий, и адресат заинтересованы в сохранении достоинства, но  в общении им приходится выполнять речевые акты,  представляющие этому угрозу (face-threatening acts). Желание поддержать собственный имидж (self-image), по мнению этих лингвистов, может быть идентично взаимному желанию коммуникантов не ограничивать свободу действий или, напротив, показывать единение и одобрение. Для смягчения конфликтогенных речевых актов у говорящего есть набор речевых тактик (в терминологии П.Браун  и С.Левинсона – стратегий), который зависит от  этнокультурных ценностей: если в общении ценится солидарность, говорящий выбирает тактики  позитивной вежливости (positive politeness), если подчеркивается уважение независимости собеседника – тактики негативной вежливости (negative politeness). По нашему мнению, большое значение этого исследования состоит в том, что в нем показана тесная связь речевого поведения коммуникантов и типа культуры, этнокультурных ценностей и традиций.

Этот принцип анализа использован нами при сопоставлении этикетных средств, выявленных в русских и английских дискурсах, так же, как и некоторые тактики, соответствующие конвенциям сохранения достоинства собеседника.

Вместе с тем, в обсуждаемом исследовании преувеличенное внимание уделяется «тирании конфликта» директивных речевых актов, ограничивающих автономию адресата (B.Lavandera). Говорящий может выражать дружелюбие и симпатию, делать комплименты, благодарить, поздравлять и т.п. вне зависимости от потенциально конфликтных речевых действий. Кроме того, косвенные высказывания используются не только для усиления в речи вежливости, они могут быть и невежливыми или восприниматься собеседником как неприемлемые. Принципиально важным для нас является тот факт, что ни одна языковая форма не является вежливой априори, вежливость и РЭ – это прагматические, дискурсивные явления.

Речевой этикет как соответствие разнообразным прагматическим конвенциям. Стремясь преодолеть свойственную разным концепциям РЭ ограниченность предмета исследования, некоторые ученые соединяют в понимании РЭ соблюдение разнообразных прагматических конвенций (В.Е.Гольдин, М.А.Кормилицына, Я.Т.Рытникова, Н.Г.Тырникова, Н.И.Формановская, Г.Р.Шамьенова, V.Escandel-Vidal, G.Kasper, M.Locher, H.Spencer-Oatey, R.Watts и др.). Речевое взаимодействие собеседников предполагает взаимный обмен дополнительными усилиями для достижения компромисса, проявления уважения, внимания, такта и т.п., то есть для установления и поддержания хороших отношений между ними. Это характерно для широкого понимания РЭ как выработанных обществом правил и норм речевого поведения, помогающих избежать конфликтов в общении, способствующих гармонизации речевого взаимодействия коммуникантов для достижения эффективности в решении коммуникативных задач (М.А.Кормилицына) и как выполняющего функцию обеспечения внимательного отношения к адресату, социальной гармонии и предотвращения потенциального конфликта (G.Kasper). Эти  определения включают  следующие важные компоненты: РЭ  соответствует социальной норме, но он шире этой нормы, норма+ (R.Watts), он удовлетворяет потребности адресата в соответствии с его социальной ролью и его ожиданиями.

Эти положения и составили наше понимание РЭ – значительно более широкое, чем традиционное, но опирающееся на достижения как отечественной, так и зарубежной лингвистики. РЭ рассматривается в работе как речевая реализация регулярно повторяющихся закономерностей в гармонизации  общения, то есть как конвенциональные речевые действия, выполняемые говорящим в пользу адресата в соответствии со  статусно-ролевыми и межличностными отношениями коммуникантов, коммуникативной целью и другими прагматическими факторами, не только в фатической речи, но и в информативной.

Подходы к изучению средств речевого этикета. Большое разнообразие этикетных средств обусловило их изучение с системно-структурной и функциональной позиций, как устойчивых формул, речевых актов, тактик или  жанров (Е.В.Артамонова; М.И. Барсукова; Л.С. Бейлинсон; Е.В. Вдовина; В.Е.Гольдин; В.В.Девяткина; Т.В.Дубровская; А.А.Зубарева; А.В. Имас; В.В.Леонтьев; Т.С.Зотеева; М.В.Колтунова; М.А.Кормилицына; Г.А.Орлов; Р.Ратмайр; Я.Т.Рытникова; Н.Г.Тырникова; В.В.Фенина; Н.И.Формановская; О.Н.Хорешко; Г.Р.Шамьенова; Г.М.Ярмаркина; P.Brown & S.Levinson; A.Brumark; C.Dalton-Puffer; M.Economidou-Kogetsidis; M.Georgalidoua; K.Grainger & S.Harris; D.Kadar; Z.Kampf & Sh.Blum-Kulka; G.Kasper; A.Knapp-Potthoff; D.Koutsanton;, E.Ruzickova; F.Sharifian и многие др.). В последнее время внимание многих лингвистов привлекают не отдельные этикетные средства, а их совокупность в том или ином речевом событии/ дискурсе/ сфере общения. Для исследования РЭ как на микро-, так и на макроуровне  важны две таксономии этикетных средств, отражающие степень  прагматикализации средств и их влияния на иллокутивную силу РА: 1)  специализированные и неспециализированные этикетные средства (В.Е.Гольдин, R.Watts); 2) речевые средства, ограничивающие или усиливающие иллокутивную силу РА (Т.В.Ларина, P.Brown & S.Levinson; J.House & G.Kasper). В нашей работе изучалась степень распространения таких средств в разных сферах русского и английского общения.

Понимание универсального и этнокультурного в речевом этикете разных лингвокультур. Основная дискуссия в межкультурном изучении РЭ связана с тем, могут ли средства гармонизации речи рассматриваться как универсальные. П.Браун и С.Левинсон считают универсальными не только отмеченные выше Принцип кооперации и понимание вежливости как желания сохранить лицо, но и тактики проявления  вежливости, в которых  ослабляется негативный эффект речевых актов, содержащих угрозу лицу, и косвенный способ выражения побуждения.  Такая позиция в той или иной мере разделяется многими лингвистами (C.Arnaiz, Sh.Blum-Kulka, E.Olshtain, K.Kitao, A.Knapp-Potthoff, P.Maier, S.Mills, R.Beeching, R.Pair, J.-S.Suh и др.). Оппонируя этой точке зрения, А.Вежбицкая считает, что универсальность приписывается некоторым специфическим чертам англо-саксонского общения, но англоязычные правила речевого взаимодействия не должны абсолютизироваться как «человеческие и рациональные». Исследование категории вежливости в английской и русской коммуникативных культурах Т.В.Лариной показывает релятивность противоположных точек зрения на  универсальность тактик (в терминах Т.В.Лариной – стратегий) проявления вежливости: тактики сближения и отдаления используются коммуникантами обеих культур. Национальной же спецификой характеризуются социокультурные отношения, мотивирующие выбор тех или иных стратегий.

В нашей работе было выдвинуто предположение, что основные функции этикетных средств являются общими для изучаемых русской и английской речевых культур, но степень востребованности тех или иных средств различна, и это обусловлено этнокультурными прагматическими конвенциями общения. Проведенное исследование РЭ, основанное  на  разнообразном эмпирическом материале, показало, какие гармонизирующие действия и используемые при этом речевые средства приоритетны для русского и какие для английского общения в разных сферах и жанрах.

В главе II «Этикетная составляющая  деловой беседы» выявлены функциональные разновидности этикетных средств, используемые русскими и английскими коммуникантами для гармонизации деловой беседы, а также установлены степень распространения этих средств, жанровые закономерности и дискурсивные особенности употребления. При изучении использования ЭС в различных дискурсах было сделано предположение, что при выборе средств большое значение имеет ряд факторов: ценности и традиции речевой культуры, конвенции общения в какой-либо  сфере общения и в том или ином жанре, а также прагматические факторы конкретного дискурса, названные в работе этнокультурными, жанровыми и дискурсивными доминантами.

В диссертации отмечается, что при гармонизации общения вербальные средства тесно переплетены с  невербальными (прежде всего интонацией, а также жестами и мимикой). Невербальные средства могут не только ослабить гармонизирующий эффект речи, но и изменить значение ЭС на противоположное, например, конструкция Я думаю <…> вряд ли снижает категоричность речи. Интонация учитывалась при анализе звучащих записей не только деловых бесед, но и ток-шоу, семейного общения. Если материалом анализа служили тексты в письменной форме, гармонизирующая направленность речевого средства определялась по контексту.

Дискурсивный анализ двух конкретных русских деловых бесед  (предпринимателя со страховым агентом и начальника управления университета с  сотрудниками) и двух английских бесед (архитектора с клиентами и дирижера с хористами) в разделах  2.1.1., 2.1.2. и 2.2.1., 2.2.2. показал внутрижанровую вариативность использования ЭС разными коммуникантами в разных ситуациях общения.

В результате анализа ЭС в русских деловых беседах обнаружено, что при принятой собеседниками дистанции общения и сложившихся отношениях  на использование средств влияет не только коммуникативная цель общения, доминирующие при ее реализации речевые жанры (например, рассуждение) и социальные роли участников разговора, но и типы речевой культуры собеседников, их пол и психологические особенности личности, поэтому у каждого из коммуникантов свой этикетный почерк. Например, речевые усилия предпринимателя направлены на то, чтобы снизить категоричность речи, ориентировать ее на адресата и  сохранить в разговоре согласие. Страховой агент часто смягчает выражение просьбы и несогласия, подчеркивает интерес к мнению собеседника и внимателен к его  потребностям в страховании. Использование большинства последних гармонизирующих действий (далее ГД) связано с  институциональной ролью страхового агента. Начальник управления университета снижает категоричность речи, часто координируя свое суждение с собеседниками, смягчает неизбежное для его роли выражение требования, и для его речи характерны социальные «поглаживания» (он стремится отметить достоинства работы молодого ученого и т.п.).

Анализ речевого поведения участников русских бесед показал, что они заботятся о поддержании позитивной тональности общения и соблюдении интересов адресата, часто выполняя ГД, хотя частота последних несколько различается: в беседе начальника управления университета и  сотрудников она выше, чем в  разговоре предпринимателя и страхового агента (41 и 33 на 1.000 словоупотреблений соответственно), что, по нашему мнению, объясняется  «внутренним» характером общения в университете и языковой личностью начальника управления. Жесткой зависимости количества используемых ЭС от заинтересованности говорящего в достижении намеченного результата не обнаружено: при относительно одинаковой речевой активности предпринимателя и страхового агента (5.713 и 5.518 словоупотреблений соответственно) они используют почти равное количество ЭС (184 и 189), но функции их гармонизирующих действий (далее ГД) значительно различаются.

Хотя в  английских беседах архитектора с клиентами и дирижера с хористами  коммуникативные цели, а, следовательно, и речевые действия собеседников также значительно различаются, что не может не повлиять на использование ЭС, все же ГД более однотипны и стандартизированны, чем в русских беседах. Все английские коммуниканты постоянно демонстрируют заботу о сохранении репутации собеседника, показывают кооперативность намерений и поддерживают тональность согласия. Количественный анализ использования в данном разговоре ЭС показал нормативность для собеседников постоянного  снижения категоричности речи, поддержания слушающим обратной связи с говорящим и проявления согласия с адресатом, поэтому эти ГД можно назвать этикетными приоритетами. В этих английских беседах коммуниканты реализуют не только социально одобряемые в большинстве этносов социокультурные (приветствовать, прощаться, благодарить, извиняться и т.д.) и жанровые конвенции  общения, но и национально-специфичные конвенции.  Поскольку участники английских бесед неизменно следуют традиции ослаблять категоричность речи,  подавать знаки обратной связи и поддерживать атмосферу согласия, а нарушение таких норм, как мы полагаем, приводит к сбою  в общении и осложнению отношений собеседников, мы рассматриваем такие ГД как соответствующие этнокультурным конвенциям. Следование этнокультурным конвенциям, ставшим нормой английского общения,  приводит к меньшей, по сравнению с русскими беседами, зависимости от  речевой культуры коммуникантов,  которая проявляется при выборе варианта ЭС.

При этом ГД английских коммуникантов тесно связаны с их социальными ролями, и используемые ЭС спаяны с теми или иными речевыми действиями говорящих, поэтому в речи архитектора и клиентов, за исключением приоритетных, востребованы разные ГД. На употребление ЭС влияют также знания коммуникантов, их компетентность в обсуждаемых вопросах. В этом разговоре отчетливо проявляются гендерные особенности речевого поведения. Так, клиенты: муж и жена –выбирают ЭС с различной функцией и употребляют их с разной частотой. Разные социальные и коммуникативные роли дирижера и хористов также предполагают различное речевое поведение. Некоторые из речевых действий дирижера (руководителя и организатора подготовки концертов) конфликтогенны, поэтому он чаще хористов использует  ЭС  снижения категоричности  речи  и смягчения несогласия, критики. Хористы чаще дирижера выражают согласие с мнением собеседников, используют маркеры солидарности, привлекают внимание адресатов к важным вопросам, поясняют и обосновывают свою позицию. В английских беседах этикетная информация выражается чаще, чем в русских: в разговоре архитектора и клиентов средняя частота употребления ЭС  составляет 53 на 1.000 словоупотреблений, в беседе дирижера и хористов – 57 на 1.000 словоупотреблений.

Анализ использования ЭС в проанализированных русских и  английских деловых беседах дал основание предположить, что в обеих речевых культурах институциональное общение характеризуется насыщенностью различными этикетными средствами, причем в основном разнообразными не специализированными, но конвенциональными.

В разделе 2.1.3. представлены результаты изучения этикетной составляющей жанра деловой беседы на русском материале: разновидности этикетных средств, частота их использования, степень конвенциональности, стереотипности, вариативности и прикрепленности к ситуации. В русской деловой беседе, по данным нашего материала, ЭС имеют разные функции и разные формы (см. табл. 1). В этом гипержанре основные функции ЭС чаще всего состоят в смягчении воздействия на адресата и поддержании контакта собеседников, а также им свойственна роль облегчения восприятия дискурса, повышения коммуникативной роли собеседника и сохранения тональности согласия (см. рис. 1).  В этом разделе подробно рассмотрено использование различных вариантов ЭС, выполняющих эти функции.

Рис. 1. Этикетная составляющая русской деловой беседы

Для смягчения воздействия говорящие часто согласуют с собеседником свое мнение или действие, чаще всего употребляя вопросительный коммуникатив да? (Обязательно для монографии нужна корректура/ да?). В императивных речевых жанрах коммуниканты смягчают побуждение, часто предпочитая жанр предложения, подчеркивающий паритетность собеседников, а в речи говорящих с коммуникативно сильной позицией показывающий, что адресату придается равный коммуникативный статус (<…> у вас заканчивается (срок окончания аспирантуры – С.Р.) в октябре 2009/ да? Давайте пока не отчисляться//). ГД коммуникантов в субжанре просьбы характеризуются многообразием используемых ЭС, частым сочетанием нескольких средств, а также большим влиянием статусно-ролевых отношений собеседников.  В просьбе начальника некоторые тактики (обращение, обоснование и др.) скорее используются для соблюдения социальной нормы как способ сохранения «лица» собеседника (Юлечка/ пожалуйста/ просьба// Мне не надо списочным составом (данные об аспирантах – С.Р.)// Мне нужно по кафедрам// Потому что мы будем кадровый список делать//). Если просьба требует от подчиненного незначительных усилий, то и этикетные усилия обычно минимальны, они могут ограничиться употреблением актуализатора вежливости пожалуйста  (Ты мне/ пожалуйста/ скажи  во  вторник/  я 

Таблица 1

Способы гармонизации русской деловой беседы

Коммуникативная роль этикетных средств

Количество ЭС

%

Смягчение воздействия на адресата

580

35

Согласование с собеседником своего мнения и действия

195

12

Смягчение побуждения к действию (в просьбе, предложении, требовании,  распоряжении)





180

11

Снижение категоричности речи

138

8

Смягчение  несогласия, возражения, критики

67

4

Установление, поддержание, усиление, размыкание коммуникативного контакта

522

32

Установление контакта, подготовка к завершению разговора и  завершение контакта

217

13

Ориентация речи на адресата

152

9

Поддержание слушающим контакта

83

5

Указание на внутригрупповую идентичность и ссылка на общую почву

61

4

Эмоциональная интеграция (шутки, анекдоты и др.)

9

Облегчение восприятия дискурса

204

12

Уточнение структуры дискурса

118

7

Обоснование, пояснение  говорящим своего мнения

86

5

Повышение коммуникативной роли собеседника

177

11

Проявление внимания к потребностям собеседника

71

4

Извинение

36

2

Пожелание

28

2

Демонстрация  интереса к мнению собеседника

21

1

Выражение благодарности

14

1

Выражение симпатии

7

Сохранение тональности согласия

175

10

Проявление согласия

154

9

Обещание, разрешение, уступка

21

1

Всего

1653

100

передам это…//). Если  ЭС  ослабления  побуждения  в  просьбе  разнообразны, но многие из них стереотипны, то смягчение распоряжения требует от говорящего более значительных речевых усилий. По данным нашего материала, наиболее распространенный способ смягчения требования – это его обоснование, мотивирующее адресата выполнить требование (Нефть и газ не является профильным для машиностроительного направления публикации// Поэтому обращайте внимание/ <…>/  эти статьи могут быть не приняты//). По нашему мнению, большинство таких средств выполняет помимо основной информативной и вторичную этикетную функцию, но они не специализированы для её выражения.

Наиболее распространенными способами снижения категоричности речи, как показывают данные нашего материала, являются стереотипные авторизующие конструкции: прежде всего я думаю  (Я думаю/ что первых 10-12 предложений вполне достаточно будет для комиссии/ чтобы она показала свою квалификацию//) и  по-моему (В конце старость/ по-моему/ да? По логике//), а также средства, выражающие модальность возможности (Я почему все это говорю/ чтобы вы поняли/ где цепляться и что вам там говорить может/ в своей пламенной речи//),  разнообразные дискурсивы: все-таки,  в общем и др. (Это (гипотеза обвинения – С.Р.) в общем не бесспорно//), рефлексив так скажем/ так сказать ((говорящий рассказывает о себе) Например/ балансирование психики/ аутотренинг/ который я себе позволяю/ так скажем//), ссылки на источник информации (Насколько я знаю/ я беседовала с N/ он в принципе доволен//). Из средств смягчения негативной информации наиболее распространены две этикетные тактики: 1) возражение под видом согласия (Т.В.Булыгина, А.Д.Шмелев) (Ты права абсолютно/ я сразу хочу сказать// Но это политическое решение//) и 2) подготовительная контактоподдерживающая тактика: Понимаете, Знаете, Все дело в том и т.п. (Все дело в том / у нас сейчас этой бумаги нет//). Довольно редко коммуниканты используют эвфемизмы, подбирая для критики тактичные, «щадящие» формулировки (Четко нужно нам с тобой обозначить/ / какие тонкие моменты/ где у тебя есть/ ну если не провалы/ то/ по крайней мере такие вот позиции/ не очень сильные/ и где нужно отработать//).

Контакт устанавливается и завершается в деловой беседе  посредством ритуализованных этикетных формул, как правило, нейтральных, принятых в институциональном общении (Здравствуйте; Добрый день; До свидания; Всего доброго). Примечательно, что, по данным нашего материала, для завершения контакта чаще всего используются пожелания-прощания. Этому, как правило, предшествуют подготовительные этикетные тактики (Договорились, Спасибо и др.).

Для поддержания контакта используются средства направленности  речи на адресата и привлечения его внимания. С этой целью коммуниканты, по данным изучаемых дискурсов, чаще всего  употребляют

обращения (N/ я вам хочу сказать/ что значительная неясность у нас есть только по двум последним работам//) и глагольные «обращения»  Знаете, Понимаете (Понимаете/ я столкнулся с чем// Что вот нужна лицензия на взрывоопасные грузы//), а иногда используют риторический прием «вопрос – ответ» – средство «внутренней диалогичности», уменьшающее монотонность монологических отрезков речи (Вот мы вдохом что делаем? Мышцу растягиваем//). Однако контакт поддерживается обоюдными усилиями: слушающие часто используют средства обратной связи, демонстрируя внимание к словам собеседника: Понятно; Угу и  др. (Первый приказ мы делаем в октябре/ сессия в ноябре/ второй приказ я буду делать в конце апреля// –  А/ понятно//). 

Конфликтогенность общения снижается, когда коммуниканты воспринимают себя вместе с другими участниками беседы как единомышленников, как одну команду. Обычно маркерами солидарности собеседников служит инклюзивное мы и его формы (С документами все в порядке/ значит тогда мы меняем только тему//). Сближает собеседников, и, следовательно,  гармонизирует общение ссылка на общую апперцепционную базу коммуникантов и сходные точки зрения (Это как в 90-е// Помните? Строить  не строили/ но ремонтировали хотя бы (дороги – С.Р.)//).

Поскольку деловая беседа относится к зоне информативной речи и сообщение информации или обмен ею составляют основное содержание таких дискурсов, важную роль играют речевые средства, облегчающие адресату  точное понимание речи. В оформлении передаваемой адресату информации в понятное для него сообщение участвуют дискурсивные слова (далее ДС). Средства, ориентирующие адресата в дискурсивном пространстве, делающие содержание речи говорящего,  логику его рассуждения более понятными, улучшают  коммуникативные условия передачи и приема информации (Н.И.Формановская),  поэтому мы считаем, что они кроме основной функции выполняют и этикетную роль. В деловых беседах нашего материала наиболее востребованы ДС, выполняющие функцию когезии: с другой стороны, кстати и др. (Значит/ вы нам предлагаете не заключать с вами договор/ а просто у вас есть деньги... – Совершенно верно/ но с другой стороны есть распоряжение главы администрации/ и он велел нам сделать вот таким способом//).  Некоторые из дискурсивных маркеров поясняют ход рассуждения говорящего: например, соответственно и др. (Там есть П-образный конец (раны – С.Р.) и острый// Соответственно/ нож был расположен вот так в момент погружения//), снижают достоверность сообщаемой информации: видимо, скорее всего и т.п., ограничивая при этом и категоричность речи (<…> я думаю/ что ваши функции будут все-таки скорее такие/ консультационного порядка//). Иногда коммуниканты информируют собеседника о том, какое речевое действие они намерены выполнить: Я сейчас объясню и т.п. Такими метакомментариями чаще всего предваряют вопрос (N/ в первую очередь у меня будет к вам вопрос//). Этикетная функция ДС – облегчение восприятия речи вторична, они не предназначены для передачи этикетной информации, но соответствуют прагматическим конвенциям информативной речи и Принципу кооперации, и это позволяет нам говорить о том, что говорящий употребляет их в интересах адресата, тем самым гармонизируя общение. По нашему мнению, в деловой беседе улучшает коммуникативные условия приема информации и обоснование говорящим своей позиции, одновременно ослабляющее  категоричность высказывания (Их (стороны обвинения – С.Р.) заключение не обосновано/ так как за основу положения клинка взята вытянутая рука//), а также пояснение мнения, информации (<…> у нас получается около десяти миллионов за тонну/ а там на заводах семь с половиной/ то есть разница очень большая//).

В русской деловой беседе отмечено употребление ЭС проявления внимания к потребностям и интересам адресата. Эти речевые действия, по данным нашего материала, имеют разную направленность: они могут быть связаны с  сообщением полной, подробной информации, когда она  выходит за рамки обязанностей говорящего – тактики создания собеседнику «информационного комфорта», и с проявлением дружелюбия и участия – тактики создания «эмоционального комфорта» ((соискателю) У вас хорошая базовая подготовка). Коммуникативную роль адресата повышает также этикетный субжанр извинения, которое в  изучаемом материале приносят по ограниченному числу малозначительных поводов: за неточность речи, употребление жаргонизма, излишнюю агрессивность в рекламе компании и т.д. (Для меня очень важно не/ извините/ не срубить деньги сейчас//).  Коммуникативную роль адресата повышает и риторический прием, с помощью которого говорящий, с одной стороны, подчеркивает интерес к мнению собеседника, а с другой стороны, «мягко» подводит его к нужной реакции (Как вы считаете/ вашему качеству жизни что может помешать?). Формулы благодарности и средства выражения симпатии в нашем материале немногочисленны (А. Я  желаю вам удачи// – Ж. Спасибо вам большое//).

Проявление согласия зависит от информационной картины мира говорящего, его отношения к собеседнику, его психологического настроя и многого другого. Однако, как показывает анализ нашего материала, часто выражение согласия не несет большой информационной нагрузки, а служит поддержкой говорящему. Но даже в таких употреблениях этикетная функция этих средств вторична. (Не выполняют гармонизирующую функцию утвердительные ответы на вопросы, поскольку они предназначены только для сообщения информации.) Средства тематического подхвата (Т.В. Матвеева) в нашем материале немногочисленны. В изучаемых дискурсах линия согласия – константа бесед (если у коммуникантов нет противоречия интересов). Обычно собеседники выражают  готовность к согласию, воспроизводя в речи шаблонные языковые единицы: да; хорошо, конечно и используя повторы (Б. <…> но это/ в принципе  не существенно// – А. Несущественно/ да//). Тональность согласия поддерживается также немногочисленными в наших дискурсах речевыми действиями обещания, разрешения  и уступки, в которых коммуниканты выражают стремление к сотрудничеству, взаимодействию с собеседником (Заявления я распечатаю/  вот/ а ксерокопию вы возьмете в отделе кадров//). 

Таким образом, анализ русских деловых бесед показал, что, во-первых, их участники используют этикетные средства очень часто, во-вторых, в этом гипержанре используется богатый арсенал разнообразных этикетных средств, употребляя которые коммуниканты следуют социокультурным и жанровым конвенциям общения, в-третьих, на употребление ЭС влияют собственные представления говорящих о коммуникативной норме, их речевая культура, индивидуальный языковой вкус, профессиональные интересы и привычки. Подавляющее большинство ЭС (1386 употреблений – 84% от их общего количества) соответствует жанровым конвенциям общения. Жанровые  средства  значительно  различаются по степени конвенциональности, тесно связанной с частотой  их употребления. Данные, полученные в результате количественного анализа нашего материала, дают основание считать высокой степень конвенциональности у ЭС, выполняющих следующие функции: согласование говорящим своего мнения, смягчение побуждения и возражения, снижение категоричности речи, ориентацию речи на адресата, облегчение восприятия дискурса, обоснование и пояснение мнения, проявление внимания к потребностям собеседника, согласия с ним и поддержание слушающим контакта. Все эти средства не специализированы, но составляют значительную часть этикетных усилий собеседников (1244 – 75%), у большинства из них этикетная роль доминирует (704 – 42%), но речевые средства с вторичной этикетной функцией тоже распространены широко  (545 – 33%). Этикетные единицы, соответствующие социокультурным конвенциям общения – социокультурному РЭ,  коммуниканты используют намного реже (267  – 16%). Высоко конвенциональные жанровые ЭС и социокультурные единицы, видимо, можно считать основой РЭ русской деловой беседы.

В английских деловых беседах нашего материала (раздел 2.2.3.) ЭС выполняют также различные функции и имеют разные формы (см. табл. 2). Чаще всего коммуниканты смягчают воздействие на адресата, поддерживают коммуникативный контакт и сохраняют атмосферу согласия, иногда облегчают восприятие речи и редко повышают роль адресата (см. рис. 2). Способы выражения этикетной информации в английской деловой беседе, как показывает анализ материала,  отличаются от русских ЭС большей стереотипностью и синкретизмом функций, поэтому при определении актуализированной говорящим функции речевого средства возрастает значение контекста и интонации.

В английской деловой беседе очень широко распространены средства, смягчающие воздействие на адресата. Речевые средства, с помощью которых коммуниканты снижают категоричность речи (СКР), показывая субъективность и факультативность  своего мнения, в английской  беседе  распространены  значительно шире,  чем в  русской

Рис.2. Этикетная составляющая английской деловой беседы

(в английских дискурсах 503 употребления, а в русских – только 138). По  данным нашего материала, в английской деловой беседе широко распространены  три  этикетных  средства  СКР  (334 употребления  –  66%

Таблица 2

Способы гармонизации английской деловой беседы

Коммуникативная роль этикетных средств

Количество ЭС

%

Смягчение воздействия на адресата

702

33

Снижение категоричности речи

503

23

Смягчение  возражения, критики

79

4

Согласование с собеседником своего мнения и действия

67

3

Смягчение побуждения к действию в просьбе и предложении

53

2

Установление, поддержание и размыкание коммуникативного контакта

670

31

Поддержание контакта слушающим

328

15

Указание на внутригрупповую идентичность и ссылка на общую почву

178

8

Ориентация речи на адресата

100

5

Установление и  завершение контакта

41

2

Эмоциональная интеграция

23

1

Создание тональности согласия

428

20

Проявление согласия

391

18

Выражение одобрения

32

1

Обещание

5

Облегчение восприятия дискурса

231

11

Обоснование, пояснение  говорящим своего мнения

128

6

Уточнение структуры дискурса

103

5

Повышение коммуникативной роли собеседника

124

6

Проявление внимания к потребностям собеседника

67

3

Извинение

28

1

Выражение благодарности

21

1

Демонстрация  интереса к мнению собеседника

5

Выражение симпатии

3

Всего

2.155

100

всех средств СКР): авторизующая конструкция I  think (133 ЭС – 26%), дискурсив Well (119 – 24%) и модальные глаголы would, could, might (82  – 16%). Функция СКР этих средств кодифицирована в словарях, и каждое из них имеет свою функциональную нишу. Конструкцию I think можно назвать специализированной этикетной тактикой, одним из наиболее распространенных способов проявления уважения в информативной  речи.

Эта тактика авторизации используется во всех анализируемых дискурсах большинством активных участников бесед (I think that might be something/ in addition to the observers` faces/ that might be realized at discussions after the therapy for example//). Степень облигаторности ее употребления в деловой сфере общения очень высока. Другие авторизующие конструкции встречаются реже, их использование имеет свои особенности, например, I suppose в нашем материале чаще всего употребляется в дискурсах, характеризующихся высокой степенью официальности (I suppose some of his (мальчика – С.Р.)/ being untouched/ may not be primarily cultural/ but may be based on his own need/ to deny  anxiety about/  whether he will in fact die//).

Следствием полифункциональности дискурсива Well является синкретизм выражаемой им этикетной информации.  Отмечено использование Well в тех случаях, когда говорящий хочет показать сомнение в  своих  словах,  готовность изменить  свою точку  зрения, а также при косвенном характере реплики, обычно ответной (Well I don`t think/ there`s enough thought in/ in Dylan Thomas`s poetry for me//).

Модальные глаголы подчеркивают предположительность суждения (<…> at this stage in a job I would expect to be at about seventy/ seventy five per cent of the way through my job//). Иногда для ослабления категоричности утверждения участники беседы используют слова со значением проблематичной достоверности:  perhaps, probably,  presumably (32 употребления – 6%) (You would need guidance  perhaps in other respects//), а также средства, отражающие стремление к компромиссу – sort of (27 употреблений – 5%) (That/ that/  that was/ one sort of  major item which I was/ you know wanting to  go on//), снижающие степень отмечаемого признака – quite (18 употреблений – 4%) (<…> and now is quite a good time to be/ to be building up a good savings record//) и ограничивающие значимость своего мнения для адресата – just (26 употреблений – 5%) (F. Isn`t it actually with that concert/ coming up/ though is one not in fact going to be getting through the whole lot every week anyway// –  B.  I was just wondering this/ I can get through a lot of it anyway/ well most of it  surely//). Если говорящие высказывают мнение о событиях, связанных с адресатами, они считают необходимым использовать как минимум два этикетных сигнала.

Таким образом, анализ показал наличие у английских коммуникантов речевых навыков постоянного ограничения категоричности речи и использования для этого разнообразных, но, в основном, стереотипных речевых средств (см. рис. 3). Снижение категоричности речи соответствует этнокультурной конвенции английского делового общения и является нормой речевого взаимодействия в деловой беседе.

Говорящие стараются не быть категоричными при выражении возражения, критики, сомнения в высказанной собеседником точке зрения, подчеркивая  субъективность своей позиции, поясняя и обосновывая  причину несогласия. По данным нашего материала, для смягчения возражения наиболее востребованы I think/ I don`t think (I don`t think it should be assumed/ that the allocated member is going to be in the family sessions//) и Well (Well/ you/ you’ve actually mixed two things up again//). Намного реже употребляются дискурсивы I mean, You know и actually (B. Now I know/ you for instance you`re rather keen on the Tuesday pattern// – G.  No/ not particularly/ I mean/ you know/ with Bellini we do exactly the sort of thing/ that you’re trying to//; It wasn’t Kilmarnock who/ who came to see you actually/ that was Hawkins/ his partner//). Чтобы ослабить угрозу репутации собеседника при возражении ему, говорящие употребляют разнообразные ЭС, хотя, по данным  словарей, для выполнения этой функции предназначены Well и actually. Стараясь сохранить атмосферу согласия несмотря на сообщение негативной информации, коммуниканты используют этикетную тактику, называемую лингвистами «возражение под видом согласия» (Т.В.Булыгина, А.Д.Шмелев) или «избегание несогласия» (P.Brown, S.Levinson)\ (It (вкус – С.Р.) is a criterion/ certainly/  yes/ but you can’t stop very long with that//).

Рис. 3. Английские средства СКР (указано количество употреблений)

Избежать авторитарности в речевом поведении помогают также ЭС согласования своего мнения – конструкции с разделительным вопросом (And yet the picture/ that we were being presented with/ was of a very/ benevolent/ wasn`t it?). ЭС смягчения побуждения в субжанре просьбы в нашем материале английских бесед немногочисленны, что, видимо, связано с одной из основных конвенций английского общения – необходимостью ограничивать степень вмешательства. Побуждение часто выражается в форме  не просьбы, а утверждения, высказываемого мнения. Говорящий даже не указывает на адресата, представляя побуждение уклончиво, выражая его как пожелание и предоставляя собеседнику выбор ((клиент обращается к архитектору) That’s got to be phased/ accordingly/ but I would hope that that comes after/ the roof’s  done//). При обращении с просьбой косвенный способ побуждения, на наш взгляд, часто обусловлен его нормативностью и даже обязательностью, высокой степенью автоматизма использования. В нашем материале высокая степень вежливости в просьбе часто передается этикетной тактикой с модальным глаголом в сослагательном наклонении ((из разговора клиента с архитектором) I’d quite/ you know/ as/ as I say/ what Id really like to see is the section through here//).

Фатическая функция выполняется различными этикетными средствами при установлении, завершении и поддержании контакта. При установлении и завершении коммуникативного контакта наиболее распространены специализированные, ритуализованные ЭС: Hello, Good morning, Goodbye, иногда используются «социальные поглаживания» (How are you? –  Fine/ thank you//). Функцию завершения контакта иногда выполняет благодарность (F. Okay/ thank you very much indeed for your help// – B. Okay/ thank you N//).

Из контактоподдерживающих средств в изучаемых дискурсах наиболее востребованы этикетные знаки поддержания слушающим контакта с говорящим. Адресат стремится улучшить говорящему коммуникативные условия передачи информации, показывая, что он слушает и понимает его, в некоторых случаях, что он поддерживает его и солидарен с ним, проявляя интерес и стимулируя продолжать говорить. В нашем материале такие функции выполняют несколько ЭС: yes/ yeah, I see, right,  okay, [m]/ [mhm] и др. (C. Well I have four  unit trusts// – B. Yes//). Функция поддержания контакта этими средствами кодифицирована в английских словарях. Частота использования этикетных знаков обратной связи и выбор знака, как показывает анализ материала, во многом зависят  от коммуникативной дистанции между собеседниками и степени официальности отношений, речевой культуры коммуниканта и рода его занятий. Поддержание обратной связи с говорящим соответствует этнокультурной конвенции речевого взаимодействия в сфере английского делового общения, где эти ЭС распространены значительно шире, чем в русском (в английских дискурсах отмечено 328 употреблений, а в русских – только 83).

Некоторые контактоподдерживающие ЭС указывают на внутригрупповую идентичность и общую почву коммуникантов, при этом этикетная функция у них вторична (I think we’re/ we’re doing things in/ in good order//). Однако наш количественный анализ подтверждает, что для индивидуалистских культур, к которым относится английская, не характерна идентификация говорящим себя с другими собеседниками (G.Hofstede). В английских беседах коммуниканты интегрированы в большей степени общей информированностью по обсуждаемой теме и общей  точкой зрения на рассматриваемую проблему (You see/ I guess/ in a sense/ you know how some people say/ you have to look and see who the switchboard in the family is//). Контактоподдерживающую функцию выполняют и ЭС ориентации речи на адресата, используемые для привлечения внимание адресата к «смысловому центру» высказывания. Такая роль выполняется разнообразными ЭС, но наиболее часто, по данным нашего анализа, употребляются you know,  actually и you see (Terms was in relation to the sectional rehearsals/ which actually/ did seem to be very useful /I think//; You see/ unit trusts generally are not the sort of things/ that you should try and get//). Их дискурсивные функции отражены в английских словарях. У каждого из этих средств своя специализация. Риторический прием «вопрос – ответ», часто используемый в русских дискурсах, в английских деловых беседах употребляется довольно редко.

В деловых дискурсах тональность согласия поддерживается английскими коммуникантами постоянно, и даже, если один из собеседников критически относится к чему-то в речи говорящего, при каждом возможном случае согласие подчеркивается (I’m hoping that all financial and domestic considerations have been gone// – Yes//). Гармонизирующая роль используемых при этом средств очень важна, при том, что  основное  их назначение остается  информативным. Как и при анализе русских бесед, мы не рассматривали как этикетные утвердительные ответы на вопросы, потому что они предназначены только для выражения информации. Анализ английских дискурсов показывает, что коммуниканты выражают согласие открыто и однозначно, в отличие от несогласия, которое чаще бывает завуалированным, неопределенным, косвенным. Чем выше степень официальности и больше дистанция между собеседниками, тем чаще при выражении согласия используются клишированные средства (B.You could lock yourself in to a yield of about ten per cent before tax/ from now until the year two thousand// – C. Yes//). Иногда согласие дублируется: Yes/  that’s true//; Yes/ it certainly yes//. В беседах хорошо знакомых коммуникантов согласие выражается и нестереотипно, возможен тематический подхват (C.  It seems to me/ that if parents are going to have close contact with the staff of the unit/ that/ that’s going to inevitably mean that in some way they must talk to the nurses// -  B. Oh I/ I absolutely/ of course they must talk to the nurses//). Иногда комфортную эмоциональную атмосферу деловой беседы коммуниканты поддерживают, высказывая  собеседнику одобрение (B. Are you prepared for intellectual grind? – A. Yes I am// – B. Good/ yes I see//).  В анализируемых дискурсах тон одобрения обычно спокойно-доброжелательный, коммуниканты часто  используют клише Good и Fine  и намного реже – нестереотипные средства. А если говорящий действительно удовлетворен чем-то в речи или действиях собеседника, степень эмоциональности одобрения резко возрастает, причем это отмечается в дискурсах с разной степенью официальности (Those are contract documents// – Super/ I mean  I/ I don’t think in our previous job we had anything like that//).

Основное назначение деловой беседы связано с сообщением и обсуждением разнообразной информации, и коммуникантам важно помочь адресатам правильно понять получаемую информацию: показать связь сегментов дискурса и отношение к ним говорящего. В английской деловой беседе коммуниканты используют ДС для сообщения разной дискурсивной информации: чаще всего уточняется структура дискурса посредством for  example и др. (And the/ the other thing/ as you know is actually getting everyone committed/ at sort of one concert ahead completely//), а также поясняется логика рассуждения с помощью on the other hand и др. (It`s not the best performing unit/ but on the other hand/ over  last/  how many years/  seven years/ it`s quadrupled in value//)  и оценивается степень достоверности сообщаемой информации посредством perhaps и др. (<…> perhaps it`s because I like them (стихи – С.Р.) more//). Многим английским полифункциональным речевым средствам свойственна дискурсивная функция привлечения внимания адресата при маркировании, во-первых, начала или продолжения речи (I mean there was a feeling before the break/ that it was a long way off//), во-вторых,  тех составляющих реплики, которые содержат наиболее важную информацию. Эта роль видна у конструкции I mean, что кодифицировано в словарях, но ее выполняют и некоторые другие английские дискурсивные средства: right, okay, anyhow и рассмотренные выше well, you know, you see, actually. ДС соответствуют прагматическим конвенциям информативной речи, их гармонизирующая роль вторична. Облегчает восприятие дискурса также обоснование суждения (It’s not going to make a lot of difference/ because the brickwork/ thats left there/ making you know the opening a little bit narrower//) и пояснение коммуникантом своей точки зрения (They`re not trained but they`re/ I mean  they`re/ they`re just non-starters//). Гармонизирующая роль этих речевых средств состоит в том, что говорящий старается убедить собеседника,  приводя аргументы, а не навязывая  свою точку зрения, что делает его речь менее категоричной, а также сделать свое суждение понятным и доступным. Однако такая роль этих средств только дополняет их основную информативную функцию.

В деловой беседе коммуниканты повышают коммуникативную роль адресата, довольно часто проявляя внимание к потребностям адресата (And if you can/ if you can write to us and ask us for some help/ wed be very glad to give it to you//), иногда извиняясь (Could you say all that again? Im sorry/ Im completely lost//) и выражая благодарность (A. And now I have to see the Tutor to Women Students and the secretary// – L. I will tell you how to find her/ all right? – A. Thank you very much indeed//), редко демонстрируя интерес к его мнению и проявляя симпатию.

Таким образом, по данным нашего материала, большинство речевых средств, гармонизирующих взаимодействие участников английских деловых бесед, не специализировано для выполнения этикетной функции (1980 – 92%), но многие из них высоко конвенциональны и этикетная функция у них доминирует (1521 – 71%). Речевые средства с вторичной этикетной функцией распространены тоже довольно широко (632 – 29%), и только  8%  ЭС (175) являются специализированными. ЭС, функционирующие в изучаемых дискурсах, соответствуют конвенциям общения, имеющим разную сферу действия. Коммуниканты следуют социокультурным конвенциям общения редко (90 – 4%), наиболее востребованы приоритетные для английского общения и отражающие этнокультурные конвенции ЭС смягчения воздействия на адресата, проявления согласия и поддержания адресатом обратной связи (1421 – 70%).

Сопоставление результатов анализа ЭС, использованных в русских и английских деловых беседах, представленное в разделе 2.3., показало, что в речевых действиях коммуникантов, выполняемых в пользу адресата и помогающих собеседникам достигать компромисса, избегать конфликтов в общении,  есть как общее, так и специфичное для каждой из этих речевых культур.

I. Общими для гармонизации отношений и укрепления коммуникативного взаимодействия собеседников являются речевые средства с функциями: смягчать воздействие на собеседника, поддерживать тональность согласия и коммуникативный контакт, облегчать понимание дискурса и повышать коммуникативную роль адресата. И в русских, и в английских разговорах большинство речевых средств, выполняющих этикетные функции, не специализировано для выражения этикетного значения (1244 –75% и 1980 – 92% соответственно), но при этом этикетная функция в конкретных употреблениях у многих из них доминирует (704 – 42% и 1521 – 71%).

II. Однако речевые усилия, направленные участниками русских и английских бесед на гармонизацию делового общения, имеют свои особенности, тесно связанные с основными ценностями русской культуры, – соборность, искренность, эмоциональность, общительность, скромность, открытость, прямота (Т.В.Ларина; Ю.Е.Прохоров, И.А.Стернин; A.Wierzbicka и др.) и английской культуры – автономия личности, уважение к потребностям и чувствам отдельного человека, дистантность,  равенство (Т.В.Ларина; С.Г.Тер-Минасова; L.Samovar & R.Porter и др.). Для этих речевых культур характерна разная степень востребованности этикетных средств.

Количественные данные показали разную частоту использования русских и английских речевых средств с этикетными функциями. В английской деловой беседе средний интервал частоты использования этикетных знаков, который необходим коммуникантам для поддержания позитивного, гармоничного фона общения составляет 50 – 60 ЭС на 1000 словоупотреблений, в русской же беседе на 1.000 словоупотреблений в среднем приходится 30 – 40 знаков. При этом в русских дискурсах использование ЭС часто определяется индивидуальной манерой речи и речевой культурой говорящих, в английских же употребление большинства этикетных единиц соответствует требованиям нормы и стандарту, что  приводит к меньшей зависимости от  речевых предпочтений коммуникантов.

По данным количественного анализа нашего материала, РЭ английской деловой беседы основан на трех приоритетных функциях ЭС:  снижении категоричности высказываний, проявлении согласия с собеседником и поддержании адресатом обратной связи с говорящим. ЭС, имеющие такое назначение, составляют 1421 употребление – 70% от их общего количества. Это дало основание предполагать, что речевое поведение  английских коммуникантов соответствует не только социокультурным и жанровым конвенциям, но и сложившимся этнокультурным конвенциям, которым следует практически каждый носитель речевой культуры, и практически каждый ожидает, что все остальные тоже следуют  им (D.Lewis). В русских беседах таких очевидных приоритетов в гармонизации общения не выявлено, и небольшое различие в частоте использования функциональных разновидностей ЭС не позволило говорить о сформированных этнокультурных конвенциях.

Таким образом, в результате анализа русских и английских дискурсов, можно, видимо,  говорить о том, что этикетная составляющая английской деловой беседы в основном нормативна, а русской – более вариативна и иногда факультативна.

Изучение речевого поведения персонажей художественных произведений (раздел 2.4.) показало, что в этих дискурсах отражаются и типичные способы гармонизации общения, используемые в естественном институциональном общении (изучались детективные романы А.Бушкова, Д.Корецкого, Ф.Незнанского и  J.Archer, M.Bradbury, D.Brown), хотя при этом на речь персонажей влияет идиостиль писателя, направленность речи на создание образа персонажа и  другие факторы. В речи персонажей употребляются все функциональные разновидности ЭС, выявленные в деловой беседе, но частота их использования в художественных произведениях ниже, чем в реальной беседе (в русских детективах 17 средств на 1.000 словоупотреблений, в реальной беседе 30 – 40; в британских –  23 и 50 – 60). Это, видимо, связано с большей информативностью диалогов в детективах, в то время как фатической речи мало, а также с неполным воспроизведением разговора и с социальной ролью адресата: говорящие обычно реализуют кооперативные намерения в общении с пострадавшими, клиентами и коллегами. По данным нашего материала,  в русских художественных дискурсах востребованность и приоритетность ГД  в большей степени соответствует естественной речи, чем в английских. В английском  материале  этикетная константа – смягчение воздействия на адресата в речи персонажей употребляется даже несколько чаще, чем в естественном общении, ЭС поддержания слушающими обратной связи с говорящими и  сохранения тональности согласия встречаются значительно реже, чем в реальных дискурсах.

Этикетная составляющая институциональных художественных дискурсов имеет свои особенности: персонажи произведений намного чаще повышают коммуникативную роль адресата, в частности, проявляя внимание к потребности адресата, интерес к его мнению и выражая одобрение, похвалу. Кроме  того,  у  некоторых ЭС появляются новые, дополнительные функции, облегчающие понимание дискурса читателями. Так, коммуниканты часто используют обращения, которые помогают читателям понять, кто какие реплики произносит. В разговоре с коллегами часто используется такое средство внутригрупповой идентичности, как ссылка на общие профессиональные знания и навыки.

Для подтверждения выявленных закономерностей необходимо привлечение более разнообразного материала, но это задача будущего. Нам было важно показать, что результаты анализа реальных дискурсов не случайны, что в них проявляются интуитивно ощущаемые писателями закономерности и конвенции естественного общения.

В главе III «Этикетная составляющая аналитического ток-шоу»  сначала (в разделах 3.1.1., 3.1.2. и 3.2.1., 3.2.2.) речевая реализация конвенций взаимодействия в теле- и радиопередачах рассмотрена в ток-шоу «Тем временем», «В круге СВЕТА» и "The Doha Debates", “Any Questions”, затем (в разделах 3.1.3. и 3.2.3) представлены результаты  анализа способов гармонизации этого гипержанра на русском и английском материале и (в разделе 3.3.) выявлено общее и этнокультурное.

Сравнение результатов анализа гармонизирующих речевых действий ведущих и участников ток-шоу «Тем временем», «В круге СВЕТА», "The Doha Debates" и “Any Questions” показывает тождественность основных закономерностей использования ЭС в этом гипержанре. Различия имеют частный характер и в основном  связаны с конвенциями программ, манерой речевого поведения  ведущих, степенью близости им темы передачи, речевыми навыками участников, наличием/ отсутствием зрителей в студии.

Анализ этикетной составляющей жанра ток-шоу на русском и английском материале показал, что коммуниканты постоянно следуют тем или иным прагматическим конвенциям гармонизации общения, типичным для данного типа дискурса (СМИ), гипержанра ток-шоу, коммуникативной роли ведущего или участника. Использование средств с этикетными функциями отражает особенности теле- и радиокоммуникации. Говорящие учитывают двойного адресата речи:  собеседников и зрителей/ слушателей, которые воспринимают речь дистантно, и с которыми отсутствует обратная связь. Поэтому в теле- и радиопередачах сложились конвенции: принято  облегчать понимание  информации,  регулировать ход дискуссии, направлять речь на  удаленного адресата, вовлекать его в обсуждение. Эти конвенции, не актуальные для других сфер общения, формируют специфику гармонизации теле- и радиообщения и составляют вместе с конвенциями смягчения воздействия на адресата, поддержания  тональности согласия и следования социокультурным нормам основу коммуникативной компетенции ведущего и участников беседы в эфире. Эти конвенции пронизывают как информативную речь (в основном участников передач), так и фатическую (прежде всего ведущих), и при их реализации коммуниканты используют богатый арсенал неспециализированных речевых средств разной степени стереотипности и специализированных этикетных формул (см. табл. 3 и 4).

Таблица 3.

Способы гармонизации русских ток-шоу

Функция действий

Количество действий

%

Облегчение восприятия дискурса

914

41

Обоснование  своего мнения

313

14

Уточнение структуры дискурса и связи между сегментами реплики

266

12

Ориентация адресата в дискурсивном пространстве

115

5

Пояснение мнения

110

5

Акцентирование важных суждений

83

4

Пояснение отношения говорящего к сказанному

27

1

Установление, поддержание и завершение коммуникативного контакта

694

31

Указание на внутригрупповую идентичность и общую почву

257

12

Направленность речи на адресата и усиление диалогичности

233

11

Установление и завершение коммуникативного и информативного контакта

168

8

Поддержание контакта

36

2

Смягчение воздействия на адресата

348

16

Снижение категоричности речи

257

12

Смягчение  возражения и критики 

53

2

Смягчение побуждения

27

1

Согласование мнения

7

Эвфемизмы

4

Поддержание атмосферы согласия

172

8

Проявление согласия

159

7

Одобрение

13

1

Повышение коммуникативной роли собеседника

83

4

Извинение

26

1

Положительная оценка, комплимент

25

1

Выражение благодарности

15

1

Демонстрация интереса к мнению собеседника

9

Проявление внимания к зрителям/ слушателям

8

Всего

2.211

100

В русских и британских ток-шоу средняя частота употребления гармонизирующих средств, в отличие от деловой беседы, различается незначительно (38 и 33 раза на 1.000 словоупотреблений соответственно). Другое отличие от беседы заключается в широком распространении средств с  вторичной этикетной функцией.

Таблица 4.

Способы гармонизации британских ток-шоу

Функция ЭС

Количество

%

Регулирование коммуникативного контакта

605

31

Указание на внутригрупповую идентичность и общую почву

217

11

Установление и завершение коммуникативного контакта

197

10

Регулирование хода беседы

89

5

Направленность речи на адресата и усиление диалогичности

88

5

Поддержание контакта

14

1

Облегчение восприятия дискурса

588

30

Обоснование  своего мнения

227

12

Уточнение структуры дискурса и связи между сегментами реплики

158

8

Акцентирование важных суждений

69

4

Ориентация адресата в дискурсивном пространстве

60

3

Пояснение мнения

60

3

Пояснение отношения говорящего к сказанному

10

0,5

Смягчение воздействия на адресата

549

28

Снижение категоричности речи

279

14

Смягчение  возражения и критики 

172

9

Смягчение побуждения

52

6

Согласование мнения

46

6

Поддержание атмосферы согласия

123

6

Проявление согласия

116

6

Одобрение

7

Повышения коммуникативной роли собеседника

81

4

Проявление внимания к зрителям/ слушателям

23

1

Демонстрация интереса к мнению собеседника

20

1

Выражение благодарности

18

1

Извинение

10

0,5

Комплимент

10

0,5

Всего

1946

100

Удаленность основного адресата от участников теле- и радиобеседы, отсутствие непосредственного двустороннего контакта, затрудняющие понимание речи, приводит выступающих к необходимости использовать для облегчения восприятия информации разнообразные риторические, дискурсивные и метадискурсивные средства, которые  предназначены для обоснования суждения, пояснения мнения и отношения к предмету речи, уточнения структуры дискурса и связи между его сегментами, информирования о речевых намерениях говорящего.

В большинстве аналитических ток-шоу превалирует рассуждение, и, отвечая  потребности адресата правильно и точно понимать логику рассуждения  говорящего,  участники передач часто обосновывают свою интерпретацию событий. Обоснование – фрагмент информативной речи, и поскольку как способ убеждения оно действует на адресата сильнее, чем категоричное, необоснованное утверждение, оно регулярно используется в ток-шоу. Мы предположили, что в публицистической речи сформировалась конвенция обоснования высказываемого мнения, и это дало нам основание рассматривать эту конвенциональную тактику в исследовании, посвященном РЭ. Коммуниканты  стараются обосновывать и пояснять излагаемое мнение, предупреждая негативную реакцию слушающих и избегая авторитарности, категоричности речи. Участники передач приводят рекомендуемые риторикой различные аргументы: чаще всего факты, иногда другие суждения и довольно редко чье-либо авторитетное мнение.

Понять содержание речи и связь фрагментов реплики адресату помогают разнообразные дискурсивные средства. В ток-шоу, по данным нашего материала, коммуниканты обычно используют ДС для того, чтобы уточнить структуру дискурса, пояснить отношения между его сегментами, их логическую последовательность, акцентировать  внимание адресатов на смысловых центрах реплики, оценить достоверность информации, показать личное отношение к событию, а в британских передачах – еще и маркировать пояснение высказанной точки зрения и начало или продолжение речи. Ведущие и участники ориентируют удаленного адресата в дискурсивном пространстве, посредством метадискурсивных средств сообщая «маршрут» движения дискуссии, уточняя очередного говорящего, свои речевые намерения и предмет речи. Риторические и дискурсивные средства, с помощью которых облегчается восприятие информации, используются большинством участников передач, а метадискурсивные средства – и «хозяином ток-шоу». Использование средств облегчения восприятия дискурса и в русском, и в британском ток-шоу распространено широко.

Хотя аналитическое ток-шоу – это зона информативной речи, в нем есть сегменты фатического общения, прежде всего в начале и в конце передачи  при  установлении  и  завершении  контакта.  В диссертации подробно исследовано использование ведущими приветствия и представления (сообщаемая информация, порядок слов, в русских передачах – выбор имени или имени и отчества). Британские ведущие, представляя участников дебатов, часто не только сообщают их социальный статус, но и подчеркивают их успехи и достижения, общественную значимость их работы. Во введении – в информативной части этикетной рамки ведущие стараются подготовить зрителей/ слушателей к восприятию дискуссии, поэтому используют различные тактики введения темы:  дают обоснование выбора темы конкретными событиями, сравнивают факты и мнения, подчеркивают  многоаспектность и противоречивость проблемы, сообщают о предмете дебатов, уточняют цель передачи, поясняют взгляд ведущего на тему. В подготовительных тактиках этикетная функция вторична, а во многих представлениях, несмотря на сообщение информации, по нашему мнению, она доминирует.

В течение всей передачи говорящие используют контактоподдерживающие средства, подчеркивая общность интересов со зрителями и слушателями и используя маркеры солидарности (наиболее частое из них – инклюзивное мы / we), а также ориентируя свою речь на адресата и акцентируя внимание к важным смыслам посредством обращений  (в русских передачах – конвенциональные имя и отчество и новый вариант –  имя без отчества) и глагольных «обращений» (знаете, понимаете, you know, you see, listen и др.), вовлекая зрителей/ слушателей в обсуждение посредством вопросно-ответных форм и риторических вопросов и создавая при этом эффект диалогического взаимодействия с удаленным адресатом, указывая на общую для непосредственных и дистантных собеседников почву (знания, традиции, прецедентные тексты). Несмотря на традиции индивидуалистской английской культуры, ценности для нее личности, индивидуальности, не только в русских, но и в британских ток-шоу коммуниканты часто следуют стратегии сближения со зрителями и слушателями, показывая, что воспринимают адресатов речи как своих партнеров и единомышленников. Участники ток-шоу поддерживают также информационный контакт, указывая, с каким утверждением или аргументом связана реплика говорящего.

В функции ведущего входит управление ходом дебатов, справедливое распределение очередности и времени выступления участников передачи. Некоторые из ведущих предпочитают косвенное регулирование при обращении к гостю с вопросом (прежде всего характерно для русских передач), а иногда используется вежливая просьба или ее неполная реализация – только обращение (в нашем материале встречалось только в британских ток-шоу). У отмеченных выше контактоподдерживающих тактик этикетная функция чаще доминирует, но у некоторых из них, связанных с сообщением информации, она вторична. Контактоустанавливающие и контактоподдерживающие тактики в ток-шоу востребованы часто.

Коммуниканты ток-шоу, комментируя обсуждаемую ситуацию и дискутируя при этом с оппонентами, побуждая адресата к действию, стремятся при этом поддержать атмосферу сотрудничества, сохранить достоинство собеседника, проявить к нему уважение и поэтому ограничить давление на адресата, подчеркивая факультативность своего мнения и уважение права адресата на выбор. Для этого говорящие используют широкий спектр речевых средств снижения категоричности речи и смягчения побуждения, помогающих адресату правильно понять отношение говорящего к содержанию высказывания. Как показывает анализ нашего материала, в аналитическом ток-шоу так же, как в деловой беседе, преобладает использование авторизующих конструкций Я думаю и I think, с помощью которых коммуниканты ссылаются на субъективность высказываемого мнения. С помощью других авторизующих конструкций (мне кажется, на мой взгляд, по-моему, in my view,  it seems to me, I guess и др.) коммуниканты тоже поясняют адресату, что высказывание отражает только их точку зрения, а не  объективно существующий, не подлежащий сомнению факт. Иногда коммуниканты показывают, что относятся к высказываемой интерпретации или оценке события как предполагаемой и используют для этого средства вероятной достоверности (наверное, может быть, возможно, видимо, очевидно, perhaps, probably) и маркеры приблизительного значения сказанного и степени его истинности (довольно, как правило, отчасти, в основном,  скорее, quite и др.).

Реализуя направленность на сотрудничество, говорящие иногда выражают согласие  с точкой зрения собеседника. При этом они часто исходят из своей информационной картины мира, но вместе с тем стараются поддержать позитивный эмоциональный фон общения, проявить солидарность с партнером по общению и показать свое расположение к нему. Средства  согласия могут быть  вербализованные (с  разной степенью стереотипности и эмоциональности) и имплицитные (тематический подхват). Чаще всего говорящие, демонстрируя свои кооперативные намерения, выражают согласие с помощью стереотипных средств, большинство из которых не имеет заметной эмоциональной коннотации (конечно, действительно, yes, yeah и др.). Английские коммуниканты, как правило, используют нейтральное yes, а неформальный вариант yeah в аналитических ток-шоу, по данным нашего материала, распространен мало. Причем одиночные да, yes и т.д. в изучаемых ток-шоу единичны, и, поскольку коммуникативная цель гостей передачи состоит в комментировании ситуации, даже утвердительный ответ часто сопровождается пояснением или обоснованием (<…> мы все время говорим о госкорпорациях – это правильно – там самые огромные суммы утекают в карманы, но есть еще муниципальный уровень.   Конечно, это на всех уровнях; You've got a really split Israel as well, haven't you? Yes,  the coalition system, it's a reality, it is a reality).  Довольно редко коммуниканты оценивают мнение собеседника как правильное, истинное или соответствующее действительности, основанное на фактах, используя конструкции  со словами  Действительно, Right,  True и т.п. В случае полного согласия с собеседником, коммуниканты, не упускают возможность подчеркнуть это: абсолютно/ полностью  согласен/ согласна, absolutely, definitely, certainly, exactly и др. В отличие от деловой беседы, в ток-шоу проявление согласия не распространено широко, поскольку обсуждение регулируется ведущим, и спонтанная реакция, в том числе согласия, в передаче обычно не предполагается.  Как показывает анализ материала, проявление согласия не связано с гендерными особенностями речи, но в русских передачах оно отличает индивидуальную манеру речи некоторых участников передач. Одобрение в анализируемых дискурсах выражается совсем редко. 

Иногда коммуниканты повышают коммуникативную роль адресата, проявляя внимание к зрителям/ слушателям, демонстрируя интерес к мнению собеседника, выражая благодарность, извиняясь и говоря комплименты. Ведущие проявляют внимание к желанию зрителей и слушателей принять участие в дискуссии на сайте программы или по телефону, напоминая электронный адрес сайта, адрес электронной почты и номер телефона. Английские ведущие в каждой передаче уделяют этому особое внимание. Гармонизирующее воздействие оказывает и демонстрация интереса к мнению собеседника: Как Вы думаете, Как вам представляется, Do you think that <…>? и т.п.. Посредством такой тактики ведущие подчеркивают не только интерес к комментарию гостя передачи, но и уважение к его личности. В британских передачах такой вопрос, как правило, адресован участнику, имеющему значимый социальный статус, достижения, заслуги, высокий авторитет и/ или титул.

В ток-шоу говорящие проявляют уважение к праву адресата на соблюдение норм речевого поведения и приносят извинения, как правило, по незначительным поводам (при возражении собеседнику и повторе). При этом используются различные формулы извинения, но чаще востребовано Извините, I'm sorry/ Sorry.

Коммуниканты проявляют внимание к достоинствам собеседника, говоря ему комплименты. В британских передачах говорящие при этом обычно проявляют чувство такта: в анализируемых ток-шоу комплимент редко говорится в лицо непосредственному адресату. По данным нашего материала, в комплиментах обычно отмечается хорошо сделанная работа и высокая профессиональная репутация адресата. Средства повышения коммуникативной роли адресата в нашем материале немногочисленны.

Таким образом, этикетная составляющая и в русских, и в британских ток-шоу значительна, и русские, и английские коммуниканты следуют жанровым конвенциям общения и проявляют внимание к потребностям зрителей/ слушателей и собеседников. По данным нашего исследования, подавляющее большинство речевых средств, используемых для гармонизации взаимодействия коммуникантов, не специализировано для выполнения этикетной функции. В этом гипержанре высоко конвенциональны средства контактоустанавливающие, контактоподдерживающие и  облегчающие восприятие дискурса. При этом специфичны для ток-шоу гармонизирующие тактики подготовки зрителей и слушателей к восприятию информации, указания на общность интересов говорящих и адресата, ориентации адресата в дискурсивном пространстве и др.

Однако сопоставление результатов анализа гармонизирующих средств, используемых в русских и британских аналитических ток-шоу, показывает, что есть не только общее, но и специфичное для каждой из этих речевых культур. Речевые усилия, направленные русскими и британскими коммуникантами  на гармонизацию общения, имеют свои особенности, тесно связанные с этнокультурными ценностями и речевыми традициями.

В русской и английской речевых культурах приоритетными считаются разные потребности адресата, поэтому различается степень востребованности тех или иных речевых средств, выполняющих этикетные функции (см. рис. 4 и 5). В британских ток-шоу говорящие чаще всего устанавливают и поддерживают коммуникативный контакт, регулируют беседу и несколько реже – облегчают восприятие информации, а в русских – наоборот. Если в британских ток-шоу преобладают, хотя и незначительно, этикетные тактики, направленные на поддержание отношений коммуникантов, проявление уважения и сохранение достоинства адресата при использовании средств с доминирующей этикетной функцией, и специализированные этикетные единицы (1031 употреблений – 53%), то в русских – больше востребованы речевые действия, облегчающие прием информации, этикетная функция которых вторична (78% – 1724 употребления). В соответствии с нормами культуры речи и традициями речевого поведения русские коммуниканты очень часто используют средства облегчения восприятия речи (914 – 41%). Такие средства высоко конвенциональны, и этой конвенции русские коммуниканты следуют неукоснительно, видимо рассматривая их как один из важных элементов коммуникативной компетенции. Основываясь не только на анализе русских и английских ток-шоу, но и на сопоставительном изучении речевого поведения русских президентов и британских премьер-министров в гипержанре интервью, которое подтвердило, что употребление таких средств свойственно именно русским коммуникантам, мы предполагаем, что конвенцию облегчения восприятия речи можно считать результатом широко распространенной и в русской информативной речи этнокультурной конвенции. Английские коммуниканты тоже облегчают восприятие информации, но значительно реже (588 – 30%).

Рис. 4. Соотношение гармонизирующих речевых действий в русском аналитическом ток-шоу

Вследствие традиций речевого поведения английские коммуниканты необходимым условием успешного взаимодействия собеседников считают проявление уважения к адресату, его мнению, то есть сохранение лица собеседника,  поэтому в своих комментариях используют средства смягчения  воздействия чаще, чем русские участники передач (549 – 28% и

Рис.5. Соотношение гармонизирующих речевых действий

в британских ток-шоу

348 – 16%). Избегая категоричности при выражении мнения, английские участники передач больше придерживаются стандарта и нормы, в 8 из 10 случаев употребляя стандартизированную конструкцию I think как культурно-речевую норму, а русские не только следуют норме – в 5 из 10 случаев употребляется стереотипное Я думаю, но стремятся еще и избежать повторов, варьировать средства СКР. Если I think при выражении мнения используется  всеми английскими участниками дебатов, то предпочтение, отдаваемое некоторыми русскими коммуникантами Я думаю, по данным проведенного анализа, характеризует их индивидуальную манеру речи.

Различное речевое поведение участников русских и британских ток-шоу во многом определяется тем, что в них приняты разные способы обсуждения разногласий: дискуссия и дебаты. Если в британских передачах это чаще обсуждение предложенной темы с формулированием своей точки зрения на проблему, распространенное в дебатах, то  в русских – это обычно публичный спор с целью найти правильное решение проблемы, характерный для дискуссии (И.А.Стернин). При этом в британских дебатах  широко распространена тактика смягчения возражения и критики (172 употребления, в русских ток-шоу – 53). Подчеркивая, иногда неоднократно, предположительность своего мнения, оппоненты стараются снизить конфликтогенность дебатов, следовать конвенции сохранения достоинства адресата и гиперстратегии вежливости и, как показывает анализ материала, использование таких средств – это норма, один из важных индикаторов коммуникативной компетенции говорящего, принимающего участие в публичных дебатах. По данным изучаемых передач, английские коммуниканты следуют конвенции смягчения негативной информации с высокой степенью обязательности. Это позволило нам для британских ток-шоу рассматривать конвенцию смягчения несогласия и критики как этнокультурную. В русских ток-шоу, несмотря на то, что в них участвуют люди как минимум неполнофункционального типа речевой культуры (О.Б.Сиротинина), отмечено много случаев возражения без проявления внимания к сохранению лица собеседника.

При анализе материала  замечены и особенности в использовании ЭС  при установлении, поддержании, регулировании и завершении коммуникативного контакта (в представлении, обращениях, способах побуждения). Как показал анализ материала, по способу установления контакта британские ток-шоу различаются, что, как мы полагаем, связано с ориентацией на вкусы целевой аудитории.  В изучаемых передачах приветствие используется ведущими не всегда, многие ток-шоу начинаются с введения, и контакт с адресатом устанавливается посредством  информативных тактик,  подготавливающих его к восприятию дебатов: Imagine. A hot sunny day. A shimmering breeze. The scent of bougainvillea wafting across the olive groves. But this is not  the French  Riviera,  but  the  Swiss  Alps. Изучение  дискурсов нашего материала показало,  что  в  английской  публицистической речи приветствие не является обязательной социальной нормой, и, видимо, даже  можно говорить о  тенденции  «минимизации» специализированных этикетных единиц. Но в других передачах, ориентированных на иную аудиторию, ведущие устанавливают доброжелательную тональность общения с помощью «теплого», благожелательного приветствия и приветствия-представления: Hello and welcome to Any Questions from Springfield School in Portsmouth. Таким образом, в британских ток-шоу при установлении контакта действуют разные прагматические конвенции, но информативное начало передачи, когда акцент делается на свойственном аналитическому ток-шоу информативном взаимодействии,  по данным анализируемых дискурсов, распространено шире. В информативных тактиках, используемых для установления контакта, этикетная функция вторична по отношению к сообщению основной информации, а в формулах приветствия она доминирует. В русских ток-шоу фатическая этикетная рамка ток-шоу высоко конвенциональна.

Для представления английских участников передачи характерна тональность не только уважения, но и восхищения их успехами, возможно, даже их преувеличение. Ведущие подчеркивают достижения участников, показывают их социальную значимость. Такую ярко выраженную позитивную тональность представления гостей в британских ток-шоу, на наш взгляд, можно рассматривать как этнокультурную конвенцию, принятую в английской речевой культуре и отличающуюся от более скромных русских представлений. В русских ток-шоу, в соответствии с культурными нормами и обычаями, в представлении чаще приводится объективная, фактуальная информация о социальном статусе участников, их роде деятельности и т.п.

Средства направленности речи на адресата в британских ток-шоу востребованы значительно меньше, чем в русских (88 и 233 соответственно). Русские коммуниканты намного чаще используют тактику вопросно-ответной формы и риторический вопрос, возможно считая их эффективным риторическим приемом публицистической речи (28 и 85). Видимо, в публичном общении на тесный контакт с адресатом русские ориентированы больше.

Русские коммуниканты,  гармонизируя общение, чаще отмечают и совпадение взглядов собеседников,  выражая согласие (116 и 159). Можно отметить и такую этнокультурную особенность в использовании средств проявления согласия: по данным нашего материала, коммуникативная роль английского ведущего не предполагает поддержание позитивной тональности разговора, для него не свойственно выражать согласие для этого намеренно, в отличие от русских ведущих, особенно в некоторых передачах высокой культуры, например, в «Тем временем». Такая редко употребляемая в ток-шоу тактика, как одобрение, тоже чаще востребована в речи русских коммуникантов (7 и 13).  Ее употребление различается не только по количеству: в изучаемых английских передачах, где, как показывает анализ гармонизирующих тактик, принято четкое разделение функций ведущего и участников, нет примеров одобрения, выраженного ведущим. В русских ток-шоу это встречается у ведущих разных передач.

Повышая коммуникативную роль адресата, английские коммуниканты чаще проявляют внимание к его потребностям (23 и 8) и демонстрируют интерес к его мнению (20 и 9), а русские – извиняются (10 и 26) и говорят комплименты (10 и 25).  В британских ток-шоу больше распространена благодарность, используемая ведущими в двух миниситуациях: после выступления участника и в конце передачи. В первом случае, по данным нашего материала, применение тактики благодарности характеризует манеру речевого поведения некоторых ведущих, а при окончании передачи все ведущие высказывают признательность гостям передачи за интересные выступления, а слушателям – за внимание к передаче.

Таким образом, речевое поведение коммуникантов в гипержанре ток-шоу имеет значительные этнокультурные и жанровые различия.

ГД российских президентов и британских премьеров в гипержанре политического интервью (раздел 3.4.) также зависят от прагматических доминант. Внутрижанровая вариативность способов гармонизации дискурсов этого гипержанра проявляется при сравнении зарубежных интервью с «внутренними». В последних намного реже выражается положительная оценка деятельности адресатов, реже снижается категоричность речи и используются маркеры солидарности с удаленным адресатом, но чаще облегчается понимание информации.

И в жанре интервью различается значимость для русской и английской речевых культур гармонизирующих действий в информативных фрагментах речи: в русских дискурсах говорящие чаще всего облегчают понимание информации, уточняя структуру речи и ориентируя ее на адресата, а английские коммуниканты очень часто ослабляют категоричность речи, в том числе  негативного мнения и критики.  Речевые средства, используемые при этом русскими коммуникантами выполняют, в основном, вторичную этикетную функцию, а английскими говорящими – доминирующую. И те, и другие средства употребляются во всех интервью, но различна степень их распространения.

В интервью и аналитическом ток-шоу жанровая организация речевого поведения коммуникантов во многом различается, в них используются специфические гармонизирующие средства, например, в интервью зарубежным журналистам – элементы дипломатического этикета. Но оба жанра относятся к сфере СМИ, поэтому в них распространены средства, общие для публицистической речи, эффективность речи  в  дискурсах обоих жанров связана с умением в информативных фрагментах поддерживать контакт с удаленным адресатом, вовлекать его в размышление. При серьезных жанровых различиях в гармонизации интервью и ток-шоу в них проявляется много общих для русской и английской речевых культур конвенций, что подчеркивает неслучайность сделанных на основе анализа ток-шоу выводов.

Глава 4 «Этикетная составляющая семейного общения» содержит результаты анализа способов гармонизации семейного общения (СО), помогающих членам семьи сохранять хорошие отношения. Безусловно, общение в семье – это далеко не только удовлетворение желаний и потребностей собеседника, есть и недовольство,  раздражение,  диктат, и другое проявление конфликтного речевого поведения. Но, как утверждают психологи, кроме общей хозяйственной деятельности членов семьи объединяет забота друг о друге (В.Н.Куницына с соавт.), во многом определяющая конвенции семейного общения в целом и отдельных семей.  Мы исходили из понимания семейного общения как неофициального, обыденного, межличностного и группового (А.Н.Байкулова; А.В.Занадворова; Л.П.Крысин;  Sh.Blum-Kulka; A.Brumark; S.Ervin-Tripp и др.).

Анализ материала показал, что в семье принята эмотивная эксплицированность, а также привычка к обмену мнениями, в которой отсутствует информативная необходимость (Т.Г.Винокур). Во многих сообщениях об известном и  очевидном для окружающих задача обмена информацией оказывается в подчиненном положении по отношению к социальному взаимодействию, привычке поддерживать контакт. Члены семьи, находятся, условно говоря, в общем коммуникативном пространстве, поэтому поддерживают совместный коммуникативный обиход, уведомляя окружающих о своих намерениях, впечатлениях, эмоциях, возникающих в повседневной жизни. Отсутствие таких речевых действий часто вызывает вопросы, недоумение или служит поводом для конфликта.

Фатическое общение провоцируется этикетно-коммуникативными интенциями  и имеет конечной целью речевое взаимодействие с себе подобными (Т.Г.Винокур), а если ими являются  живущие вместе члены семьи, то коммуникативное взаимодействие осуществляется не от случая к случаю или даже регулярно, как в деловом общении, а постоянно. В отличие от делового общения, в семейном разговоре в большинстве случаев выражать свое  отношение к собеседнику нет необходимости. Это отношение подтверждается каждый раз при проявлении заботы, внимания, участия, что является составной частью семейной жизни, а не речи. Поэтому существенная особенность РЭ в семейном общении состоит в том, что многие информационно насыщенные речевые действия не только несут информацию, но и удовлетворяют эмоциональные потребности близких. По нашему мнению, функции таких действий синкретичны: информативная, и не менее значимая гармонизирующая – в нашем понимании этикетная. При проявлении заботы, внимания, интереса к событиям в жизни членов семьи происходит взаимопроникновение информативного и гармонизирующего.

Материал семейного общения составляют разговоры членов семьи, живущих вместе. По данным анализа этого материала, в русском СО распространены различные ГД (рис. 6):

– члены семьи постоянно поддерживают коммуникативный контакт (372 – 34%), осуществляя обратную связь с говорящим и показывая интерес к сообщаемому; приветствуя,  прощаясь, желая спокойной ночи и т.п.; выражая доброжелательность посредством социальных «поглаживаний»; усиливая эмоционально-психологическую интеграцию собеседников в шутках; ориентируя  речь на адресата;

– коммуниканты проявляют внимание к потребностям и желаниям адресата,  заботу о нем, интерес к  «внесемейным» событиям в его жизни (288 – 27%);

– партнеры по общению сохраняют атмосферу согласия (257 – 24%), проявляя готовность согласиться с мнением собеседника, пойти ему навстречу (161 – 15%); согласуя  свои действия, планы, свое мнение (96 – 9%);

– участники разговора смягчают воздействие на адресата, в основном, при обращении с просьбой (97 – 9%);

– говорящие повышают коммуникативную роль адресата (64 – 6%), высказывая одобрение и похвалу; благодаря собеседника; извиняясь;

– коммуниканты облегчают восприятие речи (8 – 1%).

Степень конвенциональности и стереотипности таких способов различается существенно.

Рис. 6. Этикетная составляющая русского семейного общения

Некоторые контактоподдерживающие этикетные действия имеют циклический характер (М.В.Китайгородская, Н.Н.Розанова), они часто повторяются и стали ритуалами. Но даже в таких ритуализованных действиях, как приветствие  и прощание используемые ЭС различаются в разных семьях и при адресации их взрослым или детям: Доброе утро//; Привет//; Доброе утречко//. Несмотря на высокую степень стереотипности таких средств, в каждой семье принят свой набор этикетных формул, в котором проявляется этикетная гомогенность семьи.

Члены семьи, находятся в общем коммуникативном пространстве, поэтому поддерживают совместный коммуникативный обиход, уведомляя окружающих о своих намерениях, впечатлениях, эмоциях, возникающих в повседневной жизни: Пойду-ка я бабушке Ире позвоню//; Пойду почитаю//; Так/ щас нужно побриться// и т.п.

Неравнодушное отношение к своим близким реализуется при проявлении внимания к их потребностям и желаниям, заботы о них, интереса к происходящему в их жизни:  (жена) Ну как дела (на работе)? – (муж) Ну чё-то сёдня напряжённо очень// Бесконечные переговоры/ засе­дания// Устал! –Давай поешь/ да отдыхай//. В общении членов  семьи такие ГД высоко конвенциональны. Проявление заботы обычно направлено на удовлетворение жизненно важных потребностей близких, например, поддержание здоровья: Тань/ ну чё ж ты перед балконом сидишь дорогая/ ты что же совсем что ль с ума сошла? Простудишься//. Проявление заботы в семье обычно связано с социальными ролями коммуникантов, прежде всего матери. Такие речевые действия часто имеют и гендерную закрепленность.

Члены семьи часто проявляют солидарность с мнением собеседника, выражая согласие и одобрение: А. (муж к жене) Ну так чё? Када питаться будем? – Б. Да хоть щас// (пауза) Ну так что? Накрывать? – А. Ну давай пообедаем что ли//. В СО выражение согласия, в основном, информативно и гармонизирующая функция у него вторична, оно, видимо, менее конвенционально, чем в деловой беседе, где малознакомым коммуникантам важно показывать кооперативность своих намерений. В разговоре членов семьи часто встречается тематический подхват: А. (муж жене) Хорошо/ что мы тада эту стенку купили// – Б. Да// Она очень удобная/ и вместительная// Скоко книг было/ и все уста­вились//.

Для поддержания согласия в совместном обиходе коммуниканты часто согласуют свои действия: А. (жена берет миску с салатом) Так/ я убираю это? – Б.  Да//; А. Так/ петрушки хватит или добавить? – Б. Да мало/ давай побольше//. В семейном общении посредством речевых действий согласования говорящий передает и запрашивает информацию, но одна из функций этих действий – выработать единое мнение – укрепляет взаимодействие собеседников и соответствует гиперстратегии коммуникативного компромисса. В отличие от этикетных тактик координации мнения и действия, распространенных в деловой беседе для смягчения воздействия, в которых стереотипный вопросительный коммуникатив да? часто используется для имитации согласования, сохранения лица собеседника, в СО, как правило, согласуются те или иные повседневные практические дела, действительно требующие согласования. Это речевое действие ситуативно, нацелено на получение информации о мнении собеседника и поэтому часто не стереотипно.

В деловом и семейном общении различается  и использование средств смягчения воздействия на адресата. Если в деловой беседе, по данным нашего материала, на снижение категоричности речи, смягчение просьбы и требования, отказа и критики направлена каждая третья тактика (580 употреблений – 35%), то в семейных дискурсах – только каждая девятая (97 – 11%). По данным нашего материала, наиболее распространены четыре этикетных тактики смягчения просьбы:  чаще всего говорящие обосновывают просьбу: Па-а-п! Я уроки делаю// Сделай потише!, а также компенсируют побуждение адресата к действию употреблением ласкового обращения: Мамуль/ ты его (внука) не возьмёшь? Я только в душ быстренько//; используют косвенную форму просьбы, ограничивающую давление на адресата: Ты мне массаж не сделаешь? Рука отваливается// и маркер вежливости пожалуйста: Пойдёшь (на улицу)/ мусор захвати пожалста//.

Члены семьи стараются отметить успехи, пусть даже маленькие, но заметные в повседневном обиходе, и выразить адресату доброжелательность и симпатию. Теплые отношения коммуникантов проявляются в одобрении и похвале, обычно эмоциональных, когда говорящий удовлетворяет желание собеседника быть замеченным: Борщ сегодня изумительный!.

Многие исследователи СО обращают внимание на редукцию этикетных норм в семье (А.Н.Байкулова; А.В.Занадворова и др.), это подтверждается и в нашем материале при анализе ЭС благодарности и извинения. Если в деловом общении благодарность «сохраняет лицо» адресата и создает или поддерживает репутацию вежливого человека, то в разговоре членов семьи это не так актуально, потому что взаимопомощь и поддержка приняты. Члены семьи не ожидают благодарности за каждую оказанную услугу: помощь привычна и соответствует социальным ролям членов семьи. В нашем материале говорящие выражают признательность за выполнение только одной рутинной обязанности: они благодарны жене/ матери за приготовленный обед (завтрак/ ужин): (отец дочери после обеда) Спасибо тебе// – На здоровье//. Но даже это встречается не во всех семьях. Благодарность обычно относится к конкретной помощи, и часто это действия, выполняемые довольно редко.

Этикетное действие извинения, по данным нашего материала, в СО редуцировано еще сильнее, и в изучаемых дискурсах отмечены только единичные формулы, в основном, употребляемые детьми.

Таким образом, результаты проведенного анализа показывают, что речевые действия, гармонизирующие взаимодействие членов семьи и их отношения, востребованы широко, хотя в разных семьях по-разному. Говорящие используют ЭС с доминирующей этикетной функцией  (601 – 55%) несколько чаще речевых средств, у которых эта функция вторична (483 – 44%), но которые очень важны для сохранения отношений близких людей. Специализированные ЭС в семейном разговоре востребованы довольно редко (128 – 12%). Отмеченное в исследовании гармонизирующее  семейные отношения поведение характерно далеко не для всех даже благополучных и дружных семей, многие из указанных выше ГД в них могут быть не приняты. В некоторых же семьях отсутствие ГД приводит к постоянной напряженности, конфликтам и даже скандалам. Но в нашей работе исследуется не степень конфликтогенности речи, а способы ее гармонизации, поэтому дискурсы конфликтогенного СО, в котором замечание вызывает обиду, а невинная просьба – возмущение, автору данной работы известны, но они не входят ни в предмет, ни в объект исследования.

В разделе 4.2. рассмотрена этикетная составляющая английского семейного общения. Из-за трудностей, связанных с записью разговоров в английских семьях, для анализа был использован материал Scottish Corpus of Texts and Speech, представляющий общение родителей и пятилетних детей, которое, с одной стороны, имеет  основные характеристики семейного дискурса, с другой, это  особое межличностное взаимодействие, особый подъязык (А.В.Занадворова; S.Ervin-Tripp и др.). Отношения родителей и маленьких детей отличаются от  отношений с другими членами семьи: они асимметричные  не только по статусу, но и по уровню компетенции, в том числе важной для нашего исследования коммуникативной компетенции. Естественное для родителей и маленьких детей чувство любви и нежности делает их общение более эмоционально насыщенным.

Анализ общения родителей и детей показал, что коммуниканты выполняют широкий спектр гармонизирующих действий, используя разнообразные речевые средства с этикетной функцией (см. рисунок 7):

– собеседники сохраняют атмосферу согласия (498 – 30%), согласуя свое действие, вырабатывая единое мнение; проявляя согласие с высказанным собеседником мнением или принятым им решением;

– члены семьи постоянно поддерживают коммуникативный контакт (445 – 26%), усиливая эмоционально-психологическую интеграцию собеседников интимно-личностной ориентацией общения, выражением доброжелательности и любви, использованием шуток и игр; поддерживая обратную связь и совместный коммуникативный обиход; приветствуя и прощаясь:

– родители и иногда дети проявляют внимание к потребностям и желаниям адресата,  заботу о нем, интерес к  событиям в его жизни (322 – 19%);

– говорящие повышают коммуникативную роль адресата (181 – 11%), высказывая одобрение и похвалу; благодаря; извиняясь;

– коммуниканты смягчают воздействие на адресата (234 – 14%), смягчая побуждение; снижая категоричность речи; ослабляя  несогласие и  неудовольствие. 

Степень распространения гармонизирующих усилий в разговорах родителей и детей в разных семьях различается существенно.  Если в английской деловой беседе участники следуют нормам и правилам речевого поведения, принятым в институциональной сфере общения, и в соответствии с гиперстратегией вежливости регулярно проявляют уважение к собеседнику и демонстрируют кооперативные намерения, то в непринужденном СО эти правила не такие строгие, и члены семьи стремятся к проявлению прежде всего не вежливости, а согласия и одобрения, а также – к согласованности действий в разговоре и выработке единого мнения, поддержанию эмоционального контакта и проявлению заботы. И вместе с тем, они тоже стараются, чтобы их поведение не было авторитарным.

Рис.7. Этикетная составляющая английского семейного общения

В английском СО, как показывает наш материал, большое внимание уделяется поддержанию атмосферы согласия: Sunday! All the days of the week, isn't it?Yes;  I’ll get jacket on when we get to the park. –  Okay. Right.  Причем эта атмосфера сохраняется благодаря не только выражению единодушия с точкой зрения собеседника, но и стремлению обсудить свое мнение и принять общее согласованное решение. Свои действия и оценки согласуют как родители, которые стараются не ставить ребенка перед фактом, не навязывать ему свое мнение или образ действий, так и дети, уже владеющие этим речевым навыком. Согласование имеет синкретичные прагматические функции: вырабатывая общее для собеседников мнение, говорящий тем самым снижает давление на адресата, показывает намерение сотрудничать с ним, а также вовлекает его в разговор. Возможно, широкое распространение согласования, как показывают количественные данные нашего материала, связано со спецификой общения с пятилетними детьми, а также с записью разговора (запись с открытым микрофоном), но все же, по нашему мнению, это отражает и гармоничную направленность коммуникации в этой сфере. Это подтверждается и тем, что на частоту согласования традиции речевого поведения, принятые в разных семьях, как показывает анализ нашего материала, влияют несущественно. Наиболее распространенным и стереотипным средством согласования являются разделительные вопросы –  tag questions. В записанных семейных разговорах так же, как в деловых беседах, тональность согласия поддерживается коммуникантами постоянно, согласие подчеркивается при каждом возможном случае: Look lower in that tree there, there's a little bird. See it? – Aye. – A baby birdie. – Aye, he can't fly, can he? – I think he can. – Aye.

Родители и дети находятся в постоянном коммуникативном контакте, выражая доброжелательность и любовь, поддерживая обратную связь с говорящим и совместное обиходное поведение, приветствуя и прощаясь.

Положительный эмоциональный фон общения поддерживает выражение любви, симпатии, доброжелательности, оказание эмоциональной поддержки. Это реализуется в нежных обращениях, ласковых прозвищах и других социальных «поглаживаниях» как родителей, так и детей: Cakes going in. – Thank you! – You're welcome, sweetheart. Используемые при этом речевые средства  создают условия  эмоциональной интеграции и близости членов семьи: Fitt else do you love? – You and Dad. – Aw thank you! Aren't you a sweetie pop. Настроенности на одну эмоционально-психологическую волну способствуют шутки и игры, часто развивающие ребенка.

В семейном разговоре, так же, как и в деловой беседе, адресат слушает, как правило, активно, поддерживая обратную связь с говорящим и показывая, что его рассказ ему интересен. Причем этот навык отмечается не только у родителей, пятилетние дети им уже владеют: Mam's car's all sorted noo. – Oh oh right. Обычно в качестве сигналов внимания используются чаще всего aye, а также yeah,  right,  mhm Uh-huh. В английском СО этикетные знаки поддержания контакта с говорящим используются очень широко, это одни из наиболее востребованных ЭС. В результате частого использования этикетная роль закрепилась за ними как одна из доминирующих, и они являются высоко конвенциональными. Широкое распространение средств поддержания обратной связи в семейных дискурсах подтверждает предположение,  что они относятся к этнокультурному РЭ.

Члены семьи поддерживают и общий коммуникативный обиход – постоянные, привычные проявления контакта, в частности они уведомляют друг друга о своих намерениях: F1126. I got all the crumbs in the table. F1125. You're clever. Такие, на первый взгляд, информационные речевые действия не только несут информацию, но и создают для членов семьи психологический комфорт. Информационное и гармонизирующее назначение таких извещений настолько тесно переплетаются, что трудно однозначно определить доминирование одной из функций.

Члены семьи часто проявляют внимание к потребностям и желаниям  друг друга, заботу и участие, интерес к событиям в жизни собеседника, которая проходит вне семьи.  В исследуемых дискурсах подавляющее большинство таких этикетных действий выполняется родителями (281 –  87%), в их речи часто встречаются такие вопросы: Does that feel alright?;  Does that feel fine?;  Is that fine?. Выражение заботы, внимания связано с сообщением или запросом информации, но при этом  происходит и гармонизация как разговора, так и отношений матери/ отца и ребенка.

В изучаемых дискурсах родители проявляют внимание  к желанию, расположенности ребенка к каким-либо  занятиям, действиям:  Ah, you wanted to do that?, его интересам, например, к фильмам, книгам, играм, его оценке, удовлетворенности занятием, психологическому комфорту: Is it fun?.  В разговорах отмечен также интерес к еще небогатой личной жизни детей, например,  к событиям  прошедшего  дня: And what else have you done today. Часто в таких высказываниях сочетается намерение родителей показать, что увлечения, занятия ребенка небезразличны старшим, что они разделяют его интерес, а также стимулировать ребенка мыслить, рассуждать. Дети,  по данным нашего материала, редко заботятся о родителях. Только в четырех семьях из четырнадцати  отмечено проявление заботы и внимания детьми.

Анализ материала показывает, что для ребенка эффективным стимулом выполнения различных заданий служит не только проявление заботы родителей, но и одобрение, похвала, которые часто реализуются в их речи: (сын наливает средство для мытья посуды) Okay can you manage to tip it? What a good boy. Одобрение, как правило, выражается при наличии даже незначительного повода, а если ребенок сделал что-то существенное, например, вымыл посуду, нарисовал картинку и т.п., используется «водопад» похвал, причем разнообразных: (сын помогает матери готовить печенье) Well done! That's a boy. Good lad. Good lad.

Повышает коммуникативную роль адресата и два других гармонизирующих субжанра, которые отличаются тем, что их средства специализированы для выражения этикетной информации: благодарность и извинение.

В семейном общении коммуниканты не только удовлетворяют потребность собеседника, прежде всего ребенка, быть замеченным, но и стремятся смягчать давление на адресата при побуждении его к действию, выражении несогласия, упрека или своего мнения, оценки, хотя и делают это, как показывает материал, далеко не всегда: Let me see you doing your star. Наиболее востребовано косвенное выражение просьбы, подчеркивающее, что говорящий не настаивает на своей просьбе, понимая, что побуждение ограничивает его свободу, и поэтому предоставляет ему выбор. Для косвенной просьбы коммуниканты используют, в основном, формы, декларирующие зависимость от возможности выполнения действия и желания адресата: (сын моет посуду) Can you dry it? Will you put it away now?. Коммуниканты стремятся смягчить воздействие не только при побуждении, но и при выражении своего мнения: Right, it's time I think we stopped, okay?; I think you should take Mummy's hand. Даже в непринужденном разговоре членов семьи с пятилетними детьми речевые навыки и ожидания ограничения категоричности речи остаются у английских коммуникантов актуальными. Говорящие не постоянно, как в деловой беседе, но все же регулярно показывают адресатам, что не считают свое мнение истиной в последней инстанции, что возможны другие точки зрения. Но частота употребления таких средств намного ниже, чем в деловой беседе: 2 и 10 средств на 1.000 словоупотреблений соответственно. Кроме того, в отличие от деловой беседы, ЭС ослабления категоричности речи в семье не так разнообразны и более шаблонны. При этом востребованность этих средств в разных семьях значительно различается.

Родители стараются смягчить и свое недовольство, когда дети шалят, проявляют нетерпение, упрямство и другие не лучшие качества, чаще всего используя при этом ласковые обращения: (сын пытается ускорить выпечку печенья: открыть духовку, добавить огонь и др.) F1107. I'll gie you a tastie a now. Oh silly pup

Таким образом, анализ одной разновидности английского СО – общения родителей и детей, как и русского общения в семье, показал, что гармонизация в СО так же важна, как и в других сферах, и она осуществляется посредством разнообразных речевых действий, распространенных в разной степени. В английском СО, по данным нашего анализа, речевые средства с доминирующей этикетной функцией используются несколько чаще (941 употребление – 56% от их общего количества), чем средства, этикетная роль которых вторична (739 – 44%), но, несмотря на это, во многом способствующих гармонизации семейных разговоров. При этом специализированные ЭС востребованы редко (168 – 10%). Вследствие конвенциональности и частой повторяемости гармонизирующих средств, многие из них характеризуются высокой степенью стереотипности  (1147 – 68%).

В разделе 4.3. сопоставлены результаты анализа этикетных составляющих русского и семейного общения, выявлено общее и этнокультурное. 

I. Гармонизация и в русском, и в английском СО так же важна, как и в других сферах, но здесь конвенции общения связаны с такими его характеристиками, как психологическая близость коммуникантов, стремление оказать эмоциональную поддержку, эмпатия, доверительность, поддержание взаимосвязи в виде постоянной взаимоориентированности.  Гармонизация СО, обусловленная одинаковыми прагматическими факторами, и в русских, и в английских семьях реализуется одинаковым арсеналом речевых действий: поддержание коммуникативного контакта, в том числе эмоционального, проявление внимания к близким и забота о них, сохранение атмосферы согласия, смягчение воздействия и признание их успехов и достижений даже в повседневном обиходе. Однако степень востребованности этих ГД разная, можно думать, что она во многом зависит от существующих в семье традиций, от индивидуальной манеры речи и, думается, от пола говорящего. Кроме того, соотношение используемых коммуникантами речевых средств, этикетная функция которых доминирует или вторична по отношению к информативной роли, а также специализированных этикетных единиц в русском СО почти идентично такому соотношению в английском (доминирующая функция: 473 – 44% и 773 – 46% соответственно, вторичная: 483 – 44% и  739 – 44%,  специализированные ЭС: 128 –  12% и 168 – 10%).

II. Вместе с тем, частота и приоритеты гармонизации русского и английского СО различаются существенно. По данным изучаемых дискурсов, в русских семейных разговорах востребованность ГД в 1,5 раза меньше, чем в английских (1068 раз и 1680 раз соответственно). В русском и английском СО средняя частота употребления гармонизирующих средств на 1.000 словоупотреблений составляет 37 и 54 раза соответственно. Хотя английский материал имеет свои особенности (использовался только открытый микрофон, это общение родителей и пятилетних детей), можно думать, что распространение тех или иных ГД отражает ценности и традиции этнической культуры. Так, коллективизм и эмоциональность, свойственные русской культуре, проявляются в частом по сравнению с другими ГД поддержании эмоционального контакта и проявлении заботы и внимания к близким, что встречается и в английских дискурсах, но реже (контакт поддерживается  в русском СО 372 раза – 34%, в  английском 445 – 28%; внимание проявляется 288 – 27% и 322 – 20% соответственно). Толерантность и такт – одни из основных ценностей английской культуры – приводят к частому проявлению согласия, которое стремятся сохранить и русские коммуниканты, но делают это реже (498 – 31% и 257 – 24%).

Основные закономерности гармонизации СО, отмеченные при анализе реальных дискурсов, проявляются и в художественных текстах, хотя в художественной литературе разговорная речь только стилизуется. Отражение этикетной составляющей СО  в художественных произведениях изучалось нами на материале русской и  английской литературы (романы Л.Улицкой, Д.Рубиной, О.Анисимовой и D.Steel, J.Picoult, K.Edwards).  Анализ СО в художественных дискурсах показал, что персонажи используют способы гармонизации (о которых говорилось в разделах 4.1. и 4.2), востребованные в реальном общении. Однако по сравнению с реальным СО, распространение гармонизирующих средств в художественных дискурсах имеет свои особенности: писатели, стремясь охарактеризовать атмосферу дружной семьи, часто усиленно используют наиболее показательные для  этого средства поддержания коммуникативного контакта и эмоционально-психологической интеграции, в том числе проявления любви и нежности: Как у тебя дела, солнышко? Ты  какаято усталая сегодня. –  Всё хорошо, папочка, не волнуйся;  (разговаривают супруги, прожившие вместе много лет)  I love you Harry, she said happily. I love you too, а также  средства  смягчения  отказа,  упрека  и побуждения,  проявления внимания и заботы. Кроме того, распространены средства, необходимые для понимания дискурса читателем, и средства ориентации речи на собеседника (последние в реальном СО, по данным нашего материала, употребляются намного реже). Однако в целом и в русских, и в английских художественных дискурсах гармонизирующие усилия предпринимаются говорящими реже, чем в реальном СО: по данным количественного анализа, в русских произведениях  средняя частота использования средств гармонизации составляет 26 на 1.000 словоупотреблений (в естественной  речи  37),  в  английских  –  42  (в реальном общении 54).

Вместе с тем, анализ средств гармонизации СО, показанного в русских и английских романах, подтвердил этнокультурные различия, отмеченные в естественной речи членов семьи. Как видно из приведенных выше цифр, в речи персонажей отражается обычный для русской и английской речевой культур уровень проявления внимания к адресату, который выше в английских семьях. В русском общении чаще, чем в английском, поддерживается эмоциональный контакт, а в  английских разговорах чаще снижается категоричность речи, выражается одобрение, похвала и сохраняется атмосфера согласия.

Таким образом, в художественных произведениях, где показан обиход семьи и внутрисемейные отношения, писатели используют речевые средства, гармонизирующие СО, для создания художественных образов, стилизуя, но при этом и отражая основные способы гармонизации семейных разговоров, востребованные в реальных дискурсах. Реализация конвенций СО имеет этнокультурные особенности, поэтому степень распространения ГД в русских и английских дискурсах различна. Но общая указанная выше цель русских и английских писателей приводит в художественных дискурсах, по сравнению с реальными, к сокращению этнокультурных различий.

Этикетная составляющая дружеского общения (раздел 4.4.) определяется следующими характеристиками дискурса: это неофициальная, обыденная межличностная коммуникация хорошо знающих друг друга людей с равным коммуникативным статусом.  Обычно в общении друзей есть общая апперцепционная база, определенные коммуникативные ожидания, доверительность, общие ценности и восприятие окружающего мира, неравнодушное отношение к собеседнику, готовность внимательно отнестись к его мнению и совету, допускают обсуждение личных тем. Все это влияет на использование ЭС.

Материал исследования составляют записи русских и английских дружеских бесед (28.803 и 28.835 словоупотреблений соответственно) подруг среднего (далее СВ) и  молодого (МВ) возраста,  сделанные в конце двадцатого и начале двадцать первого века (хранятся на кафедре русского языка и речевой коммуникации СГУ или включены в Scottish Corpus of Texts and Speech).

В гармонизации семейного и дружеского общения (ДО) много общего: ГД в разговоре подруг, как и в СО, характеризуются диффузией информативного и фатического; некоторые конвенции СО реализуются и в ДО, поэтому тождественны и соответствующие ГД. Подруги часто поддерживают коммуникативный контакт, осуществляя обратную связь с говорящими и показывая интерес к сообщаемому, иногда проявляют внимание к собеседницам и  интерес к  волнующим их событиям,  сохраняют атмосферу согласия, довольно редко смягчают воздействие на адресата и  повышают его коммуникативную роль.  В семейном общении спектр гармонизирующих действий  шире и выше их частота. Из всех типов речи, проанализированных в нашей работе, средняя частота ГД в общении подруг самая низкая (см. данные ниже). По сравнению с СО, где речевое поведение коммуникантов прежде всего соответствует социальным ролям жены/ мужа, матери/ отца, в ДО сильнее проявляются психологические типы языковой личности (С.А.Сухих): коммуникативные лидеры и поддерживающие разговор, реагирующие на реплики, иногда монологи лидеров.

Внутрижанровая вариативность ДО, по данным и русских, и английских дискурсов, проявляется в различной частоте (приоритетности)  тех или иных ГД в беседах подруг среднего и молодого возраста. Собеседницы СВ  прикладывают для гармонизации общения больше усилий (русские 388 – 61% от общего количества употреблений, английские 687 – 61%), чем молодые (русские 243 – 39%, английские 435 – 39%), при этом чаще всего проявляя согласие, отражающее позитивную, «солидарную» тональность разговора,  в то время как подруги МВ чаще всего употребляют средства направленности речи на адресата и привлечения его внимания.

Английские этнокультурные конвенции, выявленные в других жанрах, проявляются и в беседах подруг: в них, прежде всего, принято поддерживать обратную связь с говорящими (702 – 62%) и стремиться к согласию, показывая кооперативные намерения (246 – 22%). Несколько выше, чем в русских дискурсах, и частота использования ЭС (39 и 30 на 1.000 словоупотреблений соответственно). В русском ДО коммуникативный контакт поддерживается разными способами (226 – 36%), распространено также проявление внимания к адресату, интереса к  событиям в его жизни (179 – 28%). Примечательно, что и в русских, и в английских беседах речевые действия подруг часто направлены на усиление эмоциональной интеграции с собеседницами, но если в английских дискурсах, по данным нашего материала, это достигается шутками, то в русских – шутки распространены у молодежи, а у коммуникантов СВ чаще отмечено солидарное возмущение чем-либо.

Таким образом, потребность в гармонизирующих усилиях, распространение ЭС и их приоритетность в беседах подруг отличается от других исследованных жанров и даже от общения в семье. Вместе с тем ГД, выявленные при анализе ДО, подтвердили, что и в русской, и в английской речевой культуре способы гармонизации межличностной обыденной коммуникации существенно отличаются от институционального общения. При этом степень конвенциональности речевых средств, способствующих взаимодействию подруг, имеет этнокультурные особенности.

В заключении подведены итоги исследования. В результате анализа гармонизирующих речевых действий, выполняемых говорящим в пользу адресата, в трех сферах общения (деловой, СМИ и обыденной, с привлечением отдельных наблюдений и в других сферах) и выявления закономерностей гармонизации речи доказана целесообразность широкого понимания РЭ. Для гармонизации общения коммуниканты выполняют  широкий спектр речевых  действий, соответствующих различным конвенциям. Такие действия могут реализовывать социокультурные конвенции –  общие для многих этносов (приветствие, прощание, благодарность и т.д.), ставшие правилами речевого поведения, когда практически каждый следует им и практически каждый ожидает, что все остальные тоже следуют им (D.Lewis). Но кроме того, в разных сферах коммуникации, гипержанрах и типах речи сформировались свои конвенции речевого поведения. Поскольку речевой реализацией конвенций общения является речевой этикет, то к этикетным относятся не только часто ритуализованные речевые средства, имеющие модальность долженствования, то есть нормативные выражения в типичных ситуациях речевого этикета (извинение, знакомство, приглашение и др.), но и многие другие средства, социально одобряемые и принятые для гармонизации взаимодействия и отношений с собеседником. Некоторые из них рекомендованы риторикой и включены в толкования английских словарей.  Поэтому в проведенном исследовании РЭ рассматривается как конвенциональные речевые действия, выполняемые говорящим в пользу адресата в соответствии со  статусно-ролевыми и межличностными отношениями коммуникантов, коммуникативной целью и другими прагматическими факторами, не только в фатической речи, но и в информативной.

При таком понимании РЭ стало необходимым разграничение этикетных средств не только на специализированные и неспециализированные (В.Е.Гольдин), но среди вторых выделение ЭС с доминирующей функцией и ЭС с недоминирующей – вторичной функцией, в которых информативная и фатическая их роль синкретично переплетены. Использование всех типов ЭС подчинено этнокультурным и жанровым конвенциям в разной степени.

Анализ эмпирического материала показал, что общение гармонизируют речевые действия (тесно переплетенные с невербальными средствами), во многом соответствующие общим для русской и английской речевых культур представлениям о социально одобряемом речевом поведении:

– смягчение воздействия на адресата,

– установление, поддержание и завершение  коммуникативного контакта,

– сохранение атмосферы согласия,

– облегчение восприятия дискурса,

– повышение коммуникативной роли собеседника,

– проявление внимания к адресату и заботы о нем.

Вместе с тем, результаты проведенного исследования показали, что  степень распространения этих действий и используемые при этом речевые средства в разных жанрах институционального и межличностного общения, а также в русской и английской речевых культурах различаются существенно, поскольку различны коммуникативные потребности, желания и ожидания адресатов речи в разных сферах общения и культурах.

В жанрах деловой беседы, ток-шоу, интервью, в семейных разговорах и дружеских беседах приоритетны разные способы гармонизации и востребованы различные этикетные средства. В деловой беседе наиболее распространено смягчение воздействия на адресата и поддержание коммуникативного контакта; в ток-шоу – облегчение восприятия информации и регулирование контакта; в интервью – уточнение структуры дискурса, установление и поддержание контакта и снижение категоричности речи; в семейном общении – поддержание эмоционально-психологического контакта, сохранение атмосферы согласия и проявление внимания к членам семьи, заботы о них; в дружеских беседах – поддержание обратной связи с говорящим, проявление внимания к собеседнику, волнующим его событиям и сохранение тональности согласия.

Кроме того, РЭ во многом обусловлен прагматическими факторами конкретного дискурса. Из большого арсенала разнообразных средств гармонизации общения коммуниканты выбирают те, которые соответствуют ситуации общения: не только условиям коммуникации, но и сложившимся отношениям коммуникантов, дистанции общения, их социальному статусу и роли, а также таким  характеристикам собеседников, как тип речевой культуры, образование, психологический тип личности, пол и др.  На этом основана потенциальная внутрижанровая вариативность использования ЭС и в русской, и в английской речевой культуре.

Проанализированное в работе общение персонажей художественных произведений (институциональное и семейное общение), для которых характерна стилизация общения, подтвердило выявленные в процессе изучения реальных дискурсов закономерности использования этикетных средств, что делает возможным говорить о существовании в сознании русских и англичан соответствующих этикетных конвенций.

РЭ тесно связан с этнокультурными ценностями и поэтому имеет этнокультурные различия. В английском общении выявлены этнокультурные конвенции, в соответствии с которыми приоритетным, соблюдаемым во всех жанрах подавляющим большинством коммуникантов, является снижение категоричности речи, проявление согласия и поддержание обратной связи с говорящим. Речевое поведение русских коммуникантов менее стандартизировано, поэтому в русском общении отмечена только одна этнокультурная конвенция, которой следуют все говорящие – облегчение восприятия информации. Такие данные, подтвержденные количественным анализом, позволили говорить о том, что этикетная составляющая английского общения в основном  нормативна, а русского – более вариативна и иногда факультативна.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Рисинзон С.А. Общее и этнокультурное в русском и английском речевом этикете. Монография. – Саратов: Издательский центр «Наука». 2010. – 420 с.

Статьи в журналах из списка ВАК:

2. Рисинзон С.А. Этикетная рамка русских и английских ток-шоу // Вестник РУДН. Серия «Вопросы образования. Языки и специальность» –2008. – № 4. – С. 92 – 95.

3. Рисинзон С.А. Этикетные тактики приветствия и представления в речи радиоведущих русских и британских ток-шоу // Вопросы филологии – 2009. – №1 (31). – С. 45 – 51.

4. Рисинзон С.А. Система этикетных действий семейного общения // Филология и человек – 2009. – № 3. – С. 29 – 36.

5. Рисинзон С.А. Речевые тактики с вторичными этикетными функциями в русских и английских ток-шоу // Известия Саратовского университета. Серия Социология. Политология. – 2009. –  Вып. 3, Т. 9. –  С. 48 – 53.

6. Рисинзон С.А. Ситуационная и индивидуально-личностная зависимость использования этикетных средств в английском семейном // Филология и человек –  2009. – № 4. – С. 75 – 81.

7. Рисинзон С.А. Риторические приемы с использованием этикетных средств в русском и английском интервью // Известия ВУЗов. Поволжский регион. Серия Гуманитарные науки, филология – 2009. – № 4. –  С. 67 – 75.

8. Рисинзон С.А. Развитие теории речевого этикета // Гуманитарные исследования – 2010. – № 1 (33). – С. 107 – 112.

9. Рисинзон С.А. Этикетные средства в английском семейном дискурсе // Вестник Воронежского университета. Серия Филология. Журналистика – 2010 – № 1. – С. 79 – 83.

Статьи в других изданиях:

10. Рисинзон С.А. Шаблонные и факультативные единицы речевого этикета // Профессионально-ориентированное обучение иностранным языкам в вузе : сб. науч. тр. – Саратов : Изд-во Сарат. гос. технич. ун-та, 2001. – С. 78 – 82.

11. Рисинзон С.А. Развитие этикетной речевой культуры. Формулы речевого этикета и свободного предложения // Современные стратегии и перспективы социально-экономического развития : Межвуз. науч. сб. – Саратов : Изд-во «Аквариус», 2003. – С. 156 – 159.

12. Рисинзон С.А. Вариативность этического компонента речи // Риторика в системе коммуникативных дисциплин. Записки Горного института. – Т. 160, ч. 4. – Спб., 2005. – С. 257 – 259.

13. Рисинзон С.А. Влияние модальности на значение и структуру единиц речевого этикета // Риторика и культура речи в современном обществе и образовании : Материалы Х Междунар. научно-методич. конф. – М. : Флинта ; Наука, 2006. – С. 325 – 328.

14. Рисинзон С.А. Использование неспециализированных средств речевого этикета в служебных электронных письмах // Прагмалингвистическое моделирование: обучение иноязычному общению : Материалы Межрегион. науч. конф. – Саратов : Сарат. гос. консерватория им. Л.В.Собинова,  2006. – С. 33 – 37.

15. Рисинзон С.А. Использование этикетных тактик в деловой беседе // Актуальные проблемы коммуникации и культуры : Междунар. сб. науч. тр. – М. ; Пятигорск : Пятигорск. гос. лингв. университет, 2006. – Вып. 4. – С. 201 – 207.

16. Рисинзон С.А. Новые категории в изучении русского речевого этикета // Перспективы общественного развития в эпоху столкновения цивилизаций. – Ч. 3 : Инновационные технологии обучения в системе лингво-риторической подготовки в неязыковом вузе. – Саратов : Науч. книга, 2007. – С. 78 – 81.

17. Рисинзон С.А. Этикетная организация деловых электронных писем в русском и английском языках // Риторика и культура речи в современном информационном обществе : Материалы докладов участников ХI Междунар. научно-методич. конф. – Ярославль, 2007. – С. 58 – 60.

18. Рисинзон С.А. Зависимость употребления этикетных средств от коммуникативной ситуации и ее участников в полуофициальном и официальном общении // Риторика диалога: русский язык – инструмент влиятельной речи : Материалы XV научно-практич. конф. – Пермь : ЗУУНЦ, 2007.  – С. 88 – 96.

19. Рисинзон С.А. Влияние коммуникативной ситуации и отношений коммуникантов на выбор этикетных средств // Актуальные проблемы коммуникации и культуры : междунар. сб. науч. тр. – М. ; Пятигорск : Пятигорск. гос. лингв. ун-т, 2007. – Вып. 6. – С. 337 – 347.

20. Рисинзон С.А. Специализированные и неспециализированные этикетные тактики в русском и американском институциональном общении // Личность – Язык – Культура : Материалы Всерос. научно-практич. конф. –  Саратов : ИЦ «Наука», 2008. – С. 320 – 324.

21. Рисинзон С.А. Этикетная составляющая общения в городском пространстве // Проблемы речевой коммуникации : межвуз. сб. науч. тр. – Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2008. – Вып. 8. – С. 191 – 201.

22. Рисинзон С.А. Функционирование этикетных средств разной степени конвенционализации в институциональном общении // Проблемы речевой коммуникации : межвуз. сб. науч. тр. – Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2008. – Вып. 8. – С. 270 – 292.

23. Рисинзон С.А. Этикетные функции рефлексивов в русских и британских аналитических ток-шоу // Актуальные проблемы коммуникации и культуры : Междунар. сб. науч. тр. – М. ; Пятигорск : ПГЛУ, 2008. – Вып. 7. – С. 178 – 184.

24. Рисинзон С.А. Этикетные тактики, использованные радиоведущими ток-шоу, как один из показателей современного состояния русской речи в СМИ // Русский язык и культура в формировании единого социокультурного пространства России : Материалы I Конгресса Рос. общ-ва преподавателей русского языка и литературы. – Т. I. – СПб. : Изд. дом «МИРС», 2008. – С. 313 – 317.

25. Рисинзон С.А. Этикетные средства снижения категоричности в русской и английской телевизионной речи // Язык. Культура. Коммуникация : Материалы 2-ой Междунар. науч. конф. – Ч. 2. – Волгоград : Волгоград. науч. изд-во, 2008. – С. 171 – 175.

26. Рисинзон С.А. Ситуативные и этнокультурные особенности интервью президентов России и премьер-министров Великобритании // Личность – Язык – Культура : Материалы II Всерос. научно-практич. конф. –  Саратов : ИЦ «Наука», 2009. – С. 320 – 324.

27. Рисинзон С.А. Этикетный вектор русского дружеского общения женщин // Проблемы речевой коммуникации :  межвуз. сб. науч. тр. – Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2009. – Вып. 9. – С. 199 – 204.

28. Рисинзон С.А. Этикетно-риторические средства, улучшающие коммуникативные условия восприятия интервью русских и английских политиков // Материалы XШ Междунар. научно-практич. конф. «Риторика и культура общения в общественном и образовательном пространстве». – М. : Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина, 2009. – C. 376 – 379.

29. Рисинзон С.А. Использование этикетных средств в английской деловой беседе // Лингвистические и социокультурные аспекты преподавания иностранных языков : сб. ст. по материалам Междунар. конф. – Саратов : ИЦ «Наука», 2010. – С. 93 – 97.

30. Рисинзон С.А. Использование этикетно-риторических средств в аналитическом ток-шоу // Риторика и культура речи: наука, образование, практика : Материалы XIV Междунар. науч. конф. – Астрахань : Изд. дом «Астраханский университет», 2010. – С. 154 – 158.

31. Рисинзон С.А. Использование этикетных средств в деловой беседе // Русский язык: исторические судьбы и современность : IV Междунар. конгресс исследователей русского языка : Труды и материалы. – М. : Изд-во Моск. ун-та, 2010. – С. 205 – 206.

32. Рисинзон С.А. Этикетная составляющая в речи ведущих и участников русского и английского аналитического ток-шоу // Личность – Язык – Культура : Материалы III Всерос. научно-практич. конф. – Саратов : ИЦ «Наука», 2010. – С. 197 – 203.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.