WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

Санкт-Петербургский государственный университет

На правах рукописи

ВЕРТЕШИН

Алексей  Иванович

МЕДИАЛЕГИТИМАЦИЯ  ПОЛИТИЧЕСКОЙ  ВЛАСТИ

В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Специальность 10.01.10 – Журналистика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Санкт-Петербург

2009

Работа выполнена на кафедре теории журналистики факультета журналистики Санкт-Петербургского государственного университета

Научный консультант:

доктор философских наук профессор

Виктор Александрович Сидоров

Официальные оппоненты:

доктор философских наук профессор

Геннадий Михайлович Елфимов

доктор философских наук профессор

Александр Сергеевич Казеннов

доктор политических наук профессор

Николай Сергеевич Лабуш

Ведущая организация

Уральский государственный университет

Защита состоится  часов на заседании диссертационного совета Д.212.232.17 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете (199034, Санкт-Петербург, В.О., 1-я линия, д. 26, ауд. 303).

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке имени М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета.

Автореферат разослан «____» ________________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук Л. Г. Фещенко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. Легитимация и делегитимация политической власти c использованием медийных ресурсов является теоретическим и практическим развитием концепции влияния информационной среды на общественное мнение. C конца XX века российская политическая власть с помощью журналистики и СМИ решает задачи не только изменения социальных ценностей российского народа, она устанавливает новый политический режим, создает новые условия функционирования экономики, необходимые для формирования рыночных отношений. В этот период, который в контексте диссертации будет обозначен как период социально-политического реформирования (реформ), легитимация власти приобретает особое значение, носит весьма специфический характер, осуществляется обширным набором методов организационной, идеологической, агитационно-пропагандистской работы, в том числе с привлечением СМИ. Совокупность каналов и способов легитимации власти на основе информационных технологий объединяется понятием «медиалегитимация». Итак, под феноменом медиалегитимации – в широком значении термина – следует понимать целостный комплекс организационных и агитационно-пропагандистских мер субъектов политики в целях укрепления ими политической системы, собственной власти, ее признания в обществе на основе включения в процесс имеющегося медийного ресурса, в более узком – журналистскую рефлексию по поводу поддержки, или оппонирования, политических решений власти.

В медиалегитимации политической власти периода реформирования общественных отношений в России журналистика и средства массовой информации выступают равноправными элементами, которые в конкретных политических ситуациях, в том числе связанных с переменами в органах власти, совершенствуются, обеспечивая друг друга новыми приемами и методами, формируя социальные стандарты, призванные обеспечить легитимацию власти. При этом осуществляется принцип: журналистика успешно развивается в эффективных СМИ, при этом СМИ становятся эффективными на рынке информационных услуг благодаря творчески обогащающейся журналистике.

Необходимость данного исследования вызвана также тем, что в отечественной литературе практически отсутствует фундаментальная научная литература, связанная с теоретическим осмыслением влияния журналистики и средств массовой информации на легитимацию российской политической власти периода реформ. Этот аспект в особой мере актуализируется тем, что динамика российских реформ во многом зависит от степени легитимности власти, авторитетности ее политических решений.

Российские реформы на стыке ΧΧ и ΧΧΙ веков привели в действие механизм, который можно назвать «занятием новых ниш» в политической системе. Если системная ниша для политической власти была обозначена логикой государственного обустройства, то для журналистики и СМИ ниши надо было формировать. На прежних идеологических основах они уже не могли существовать, в новых условиях не были сформулированы параметры, согласно которым осуществлялась бы их деятельность. Средства массовой информации – основа существования журналистики – стали равноправными участниками рыночного процесса. Отсутствие взаимодействия с другими участниками рынка информационных услуг привело к тому, что некоторые СМИ уходили с рынка, другие оказались перед выбором: кто должен стать их финансовым донором – политическая власть, политические партии, промышленно-финансовые группы или криминальные структуры? Изменилась и журналистика, стараясь приспособиться к новым ценностям и потребностям населения. Как реакция на происходящие процесс – системные перемены коснулись содержания информационных потоков в целом. Впервые за многие десятилетия появилась оппозиционные власти СМИ и журналисты, активно критикующие чиновников и властные структуры разных уровней.

Для журналистики и СМИ медиалегитимация политической власти означает восприятие или невосприятие ценностей и норм, которые формулирует политический режим и которыми он руководствуется, с последующей их ретрансляцией в той шкале оценок, которая соответствует политической позиции конкретных акторов медийного пространства.

В диссертационном исследовании изучается общее и особенное в легитимации власти. Российский опыт – это особенное, частное, и потому тяготение журналистики к общему, то есть к опыту западной либеральной цивилизации, становится предметом исследования.

Особая тема – поддержка со стороны граждан формирующихся структур исполнительной, законодательной и судебной властей, норм политического режима, распределения властных ролей. Данная легитимация может длиться в России не одно десятилетие, если учесть, что в ряде западных стран этот процесс занимает столетия. Отсюда интерес политической власти к журналистике как системе обратной связи со стороны общества: в журналистских текстах, распространяемых СМИ, власть находит сигналы о степени эффективности принимаемых решений, возникающих конфликтах.

Журналистике и СМИ принадлежит особая роль в создании персонального, или личностного, типа легитимности. В основе его – убеждение граждан в законности возложения на конкретное лицо властных полномочий. Личностная легитимность предполагает регулярную оценку журналистским сообществом деятельности того или иного должностного лица, руководителей государства, политических деятелей. Отсюда – потребность властвующих лиц получать оценки о своей деятельности со стороны журналистики. Наиболее ярко личностный тип легитимности подтверждается в период выборных кампаний, в которых участвуют СМИ – выбор избирателей – высший аргумент в легитимности политической власти.

В ходе реформ должны активизироваться социальные амортизаторы, то есть институты, воспринимающие сигналы о политических, экономических, социальных, социокультурных противоречиях, возникших в результате реформирования общества, неправомерных действий властей. Под важнейшими социальными амортизаторами следует понимать свободу слова, доступ граждан, партий, общественных организаций к различным публичным трибунам, в том числе к средствам массовой информации. Таким образом, системы журналистики и СМИ включаются в медиалегитимацию власти вместе с партиями, общественными организациями, озвучивающими требования к властным структурам. То есть в ходе российских реформ создается информационно-политический комплекс по легитимации и делегитимации политической власти.

Научной проблемой диссертационного исследования является построение и описание медиалегитимации власти в период реформирования российского общества. Противоречивость и поливекторность политических решений данного времени позволяют опираться, с соответствующей корректировкой, на известные теории эволюции политической системы общества. Именно в изучении этого механизма, взаимодействия социальных институтов, влияющих на изменение социума, следует искать ответы на решение проблем легитимации власти средствами журналистики. Чтобы обосновать проявляемые при этом закономерности, в диссертационной работе было изучено политическое явление – взаимодействие власти, журналистики и СМИ в период реформ, описаны и подвергнуты анализу проявляемые при этом связи. При этом определяющими в логике диссертационного исследования становятся диалектика развития, изучение связей легитимации и делегитимации власти средствами журналистики с реформами российского общества в целом. Подобный подход потребовал теоретического осмысления, выдвижения и решения в ходе диссертационного исследования ряда научных задач.

СТЕПЕНЬ РАЗРАБОТАННОСТИ ТЕМЫ

При исследовании феномена медиалегитимации следует отметить научную активность в области смежных с теорией журналистики отраслях знаний – социологии и политологии По мнению диссертанта, определенный вклад в теорию легитимности и легитимации власти внесли ученые Санкт-Петербургского университета В. А. Ачкасов, С. М. Елисеев и С. А. Ланцов. В своей работе «Легитимация власти в постсоциалистическом российском обществе»1 они исследовали механизмы легитимации власти в современной России, подробно проанализировали ее теоретико-методологические проблемы. В монографии подчеркнута идея, что «период перехода от тоталитарной политической системы и административной экономики к новым экономическим и политическим отношениям, как и всякий период социальных изменений, связан с кризисом легитимности власти, необходимостью обладать достаточно прочной поддержкой населения, то есть высокой степенью легитимности. И задачи постсоциалистического перехода, в частности в России, могут быть решены легитимными средствами».

Для обоснования основной идеи, а именно включению журналистики и СМИ в поддержку и оппонирование власти, диссертант использовал работу Д. В. Березнякова «Медиалегитимация и российский политический контекст»2

. В ней автор анализирует политические отношения, возникающие в процессе взаимодействия прессы и власти.

В научной литературе в области журналистики и средств массовой информации отсутствуют универсальные, энциклопедические издания, закрепляющие нормативные термины, объясняющие процессы в информационной сфере и медиаиндустрии. Отсюда в диссертацию вводится принцип отбора теоретического и эмпирического материала – использование его для обоснования заявленной диссертационной темы.

В целом в период реформ по стране были защищены десятки диссертаций, посвященных политической власти и ее взаимодействию с социальными институтами, в том числе с журналистикой и средствами массовой информацией. Заметим, что используемые в данном исследовании диссертации отражают разноаспектный процесс изменения политической культуры российской власти, журналистского сообщества, населения в процессе реформ и не могут претендовать на универсальность.

В основу стратификации диссертационных исследований, других научных трудов положен принцип взаимодействия политической власти с журналистикой и социальными институтами, ориентирующихся в своей деятельности на журналистику и средства массовой информации, в связи с чем выделены следующие направления:

1. Взаимодействие власти, журналистики, средств массовой информации и общества, их роль в медиалегитимационном пространстве. Почти во всех работах этого направления отражаются элементы формирования массового сознания – основы медиалегитимации нового политического режима. Одно из основных направлений в научных изысканиях – создание социальных связей, позволяющих развиваться поддержке или оппонированию политической власти (А. А. Чичановский).

В диссертационных работах можно проследить тенденцию к исследованию региональных политических процессов (И. Г. Кузьмин, Е. А. Марков, О. О. Михайлов, О. Н. Савинкова, А. Г. Стариков, С. Сулейманова, В. В. Храмушин). Это вектор взаимодействия ученых с властными структурами, заинтересованными в научном обосновании своей деятельности.

2. Роль журналистики и средств массовой информации в формировании политических отношений в обществе (В. М. Березин, Б. А. Головко, А. П. Короченский, Н. С. Ларионова, Г. С. Мельник, В. Ф. Олешко, Т. Н. Прохорова, Е. П. Степанов).

3. Выборные процессы в современной России (С. В. Филонов, И. Ю. Богомолова, Ю. А. Васильева, Е. Н. Кутыгина, А. В. Коршунов).

4. Решение коммуникационных проблем в политической власти, в том числе формирование информационного пространства, обеспечивающего эффективность принятия управленческих решений (Д. А. Абанкин, Н. С. Андреев, И. А. Гарасюк, Н. А. Иванова, А. В. Макарин, М. А. Хрусталев).

5. Политические процессы, связанные с деятельностью политической власти. Политическая власть всегда стремилась реформировать общество на основе привлечения в социальные сети политических институтов, политических акторов, через СМИ поддерживающих или критикующих власти. (А. А. Вартунян, В. С. Василенко, Н. М. Великая, Е. В. Друзяка, И. Б. Кабыткина, Б. Ю. Калинин, С. К. Канюков, С. В. Коновченко, Е. А. Наумова, М. Ю. Светличный, А. Е. Чирикова).

В этот же период в стране защищались диссертации, посвященные политической журналистике, ее взаимодействию с властью и другими социальными институтами. Исходя из предмета данного исследования, среди них можно выделить следующие блоки: взаимодействие власти, журналистики, СМИ и общества, их роль в медиалегитимационном пространстве; роль журналистики и СМИ в формировании политических отношений (В. М. Березин, Б. А. Головко, А. П. Короченский, Г. С. Мельник); выборные процессы в современной России (Е. Б. Шабарова, А. В. Швидунова).

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ БАЗА ИССЛЕДОВАНИЯ

По сути, в российской научной литературе отсутствуют комплексные исследования по легитимации и делегитимации политической власти средствами журналистики и СМИ в формирующемся российском обществе. Д. В. Березняков, один из авторов термина «медиалегитимация», рассматривал его в качестве составного элемента политических отношений, поддержки власти со стороны журналистики.

Дефиниция «медиалегитимация», по мнению диссертанта, имеет более широкое значение и позволяет объединить научные работы в области журналистики, политических наук в рамках исследовательской программы, посвященной не только поддержке, но и оппонированию политической власти с помощью средств журналистики и средств массовой информации.

Особое значение для выполнения диссертационной работы имеют работы философов, изучающих коммуникационные процессы (С. К. Абачиев, В. Г. Афанасьев, Б. А. Грушин, Т. Кун, Ж.-Ф. Лиотар, У. Липпман, Э. Ноэль-Нойман, А. С. Панарин, Э. Тоффлер).

Для обоснования политических отношений между журналистикой, средствами массовой информации, населением и политической властью использовались работы политологов (Г. С. Гаджиев, Н. Луман, Дж. Б. Мангейм, Р. К. Рич, Ю. Хабермас, В. Халипов).

Способствуют пониманию глубинных процессов развития систем журналистики и средств массовой информации работы по социологии и социологии политики (Ю. М. Воронов, Е. Вятр, М. Доган, Д. Пеласси и Р. Ленуар, Е. М. Ковшов, В. В. Радаев и О. И. Шкаратан, Дж. Ритцер ).

Социологические подходы в исследовании дополняют работы по психологии и политической психологии (Э. Берн, М. Р. Душкина, В. И. Кузин, В. Ф. Сержантов, М. И. Семечкин, Э. Фромм).

Теория коммуникаций позволяет в диссертационной работе изучать каналы коммуникаций в процессе медиалегитимации (Ф. Бретон и С. Пру, С. Г. Галаганова, А. В. Соколов, Ф. И. Шарков).

Научные работы по массовой коммуникации, журналистике, взаимодействию власти и журналистики позволяют сформировать методологическую основу для изучения медиалегитимационного процесса. Для этого имеющийся теоретический и эмпирический материал можно структурировать, по мнению автора, выявляя следующие эпистемологически формализованные параметры: формирование современной теории журналистики (Я. Н. Засурский, С. Г. Корконосенко, В. Ф. Олешко, Е. П. Прохоров); развитие систем журналистики и СМИ в период реформ (В. В. Ворошилов, Б. И. Есин, И. И. Засурский, С. Я. Махонина); социокультурные изменения в журналистском сообществе (И. М. Дзялошинский, А. П. Короченский, В. А. Сидоров); интересы, ценности и потребности акторов и социальных институтов, проявляемых при взаимодействии власти, журналистики и СМИ в реформируемом российском государстве (К. В. Киуру, И. Г. Кузьмин, О. О. Михайлова, И. М. Суркова); создание социальных институтов, способствующих развитию журналистики и СМИ (А. Грабельников, А. Г. Стариков, А. Б. Агапов).

С начала 1990-х годов в отечественной научной литературе появляются работы, посвященные изучению современного социального явления – взаимодействия властных структур и журналистики, средств массовой информации (А. А. Чичановский, Л. Э. Варустин). За годы реформ появились работы по психологии массовых коммуникаций, позволяющие изучать проблемы взаимодействия журналистики с аудиторией, властными структурами (Н. Н. Богомолова, Л. В. Матвеева, Т. Я. Аникеева, Ю. В. Мочалова).

С начала 1990-х в ведущих университетах страны – Московском, Санкт-Петербургском, Уральском, Ростова-на-Дону – ведется целенаправленная работа по изучению отечественного журналистского опыта. Проводятся социологические исследования, фиксирующие процессы, происходящие в журналистике (См. работы Л. Г. Свитич, А. А. Ширяевой, Л. Л. Реснянской). В университетах страны накоплен значительный теоретический багаж, позволяющий анализировать процессы в журналистике и средствах массовой информации, развитии медиалегитимации.

В качестве эмпирической базы в диссертационном исследовании использовались законы и законодательные акты, мемуары политиков, публицистические работы, журналистские тексты, были изучены печатные издания.

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ

В соответствии с целью и задачами диссертационной работы выделены объект и предмет исследования. Так, под объектом исследования понимается  политическая журналистика реформируемого российского общества. В то время как под предметом медиалегитимация власти в качестве политической функции журналистики и СМИ.

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

Цель исследования – изучение участия журналистики, прежде всего, политической, и средств массовой информации в поддержке и оппонировании политической власти в ходе реформ российского общества.

Задачи диссертационного исследования:

  1. обосновать теоретическую основу системы медиалегитимации политической власти в период реформ;
  2. разработать методологию исследования участия журналистики и СМИ в медиалегитимации политической власти;
  3. исследовать механизм взаимодействия журналистики, СМИ и российской власти в период реформ;
  4. изучить механизм легитимации/делегитимации российской власти с использованием ресурсов журналистики и СМИ;
  5. изучить качественные изменения журналистики в процессе медиалегитимации политической власти.
  6. выявить политическую роль новых информационных процессов в медиалегитимации власти;
  7. сформулировать и описать системную модель медиалегитимации.

МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Методологической основой исследования стала междисциплинарная программа, соединяющая методы сравнительной и ретроспективной политологии, принципами общей теории систем с методами семиотического и логического анализа понятий.

Для изучения феномена медиалегитимации были использованы теоретические методы, способствующие верифицированному исследованию: сравнительно-исторический (исходя из этого, программа диссертационного исследования формировалась на основе научной литературы, ограниченной временными рамками с конца 1980-х по настоящее время); подходы – бихевиористический; институциональный; системный; структурно-функциональный; политологический.

В развитии теоретических подходов при изучении медиалегитимационной функции политической журналистики и средств массовой информации в период реформ диссертантом использованы различные информационно-аналитические методы и виды анализов политических исследований. Так, ивент-анализ позволяет изучать различные информационно-политические ситуации, возникшие в ходе медиалегитимационного процесса, обрабатывать полученные данные. Логико-интуитивное и формализованное моделирование помогает выстраивать логические схемы и таблицы при исследовании медиалегитимации, конструировать диссертационный текст.

Среди использованных в диссертации методов следует также назвать сравнительно-описательный, ситуативный анализ и другие, применяемые в политологическом и социологическом исследованиях. В целом системное использование различных теоретических подходов и методов позволяет конструировать методологическую основу диссертационного исследования, выявлять обоснование теоретических постулатов и выводов.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА диссертационного исследования:

1. в аспекте постановки проблемы – исследование носит пионерный характер. Медиалегитимация рассматривается как целостная система по поддержке или оппонированию политической власти средствами журналистики и массовой информации;

2. в диссертации создано теоретическое обоснование медиалегитимации. В работе сформулированы ее системные параметры: границы медиалегитимационного поля, его динамика, субординация участников процесса, интенсивность вовлечения в него журналистов и средств массовой информации;

3. предложен новый подход к рассмотрению рефлексии общества, для которого медиалегитимация – суть реакция политической системы на потребности общества в полноценной политической информации;

4. в диссертации обосновывается еще в должной мере не изученное положение, согласно которому медиалегитимация в России – развивающаяся система. Ее формирование происходит в несколько этапов. Точками отсчета в развитии могут служить президентские выборы, а также выборы в Государственную Думу, региональные и местные органы власти, которые используют образцы профессиональной деятельности журналистики и средств массовой информации по поддержке или оппонированию политической власти.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. медиалегитимация есть динамичная информационно-политическая система, предназначенная для поддержки или оппонирования политической власти средствами журналистики и СМИ. Она обладает всеми системными признаками: границей действия, наличием взаимосвязанных элементов, положительными и отрицательными связями, реагированием на изменения реформируемой внешней среды;

2. вместе с тем медиалегитимация представляет собой процесс, который развивается в рамках политической системы общества, создавая информационные потоки, которые, в свою очередь, воспринимают и оценивают члены общества, акторы и социальные институты, участвующие в формировании политических отношений;

3. механизм медиалегитимации заложен в перераспределение ресурсов – творческих (журналистики и средств массовой информации), правовых, силовых, финансовых (политической власти) и других. Перераспределение происходит между участниками этого процесса на основе правовых (подчас и внеправовых) актов, рыночного алгоритма;

4. поддерживающие власть журналистика и СМИ создают вместе с властью информационно-политическое поле, способствующее оперативно решать проблемы государственной политики. Идентифицирующими показателями для такого поля являются разделяемые участниками процесса общие идеологические положения, ценности и потребности, наличие ресурсов – информационных, финансовых и других. Оппозиционные журналистика и СМИ располагаются на другом сегменте информационно-политического поля, в котором ослаблено прямое воздействие структурных элементов власти. Игроками на нем выступают владельцы и топ-менеджеры СМИ, журналисты, промышленно-финансовые группы, заинтересованные в критике власти;

5. в российской системе медиалегитимации особенно активно проявляется подсистема обучения: журналистика и СМИ за период реформ прошли путь от подражания советской системе поддержки и оппонирования власти до использования современных информационных технологий, применяемых в политическом маркетинге;

6. институализация медиалегитимации происходит при формировании правовой основы взаимодействия СМИ и власти, использовании специальных методов журналистики, формировании системных структур – рекламных агентств, PR-команд, журналистов, специализирующих на подготовке PR-материалов. Данный подход позволяет систематизировать информационные потоки в целях поддержки или оппонирования власти.

Практическая значимость. Разработанные в ходе диссертационного исследования научные подходы и методики могут послужить для анализа и прогнозирования развития журналистики, средств массовой информации. Теоретический и эмпирический материал может стать основой для разработки курса «Медиалегитимация политической власти».

Научная апробация. Научная апробация темы диссертации состоялась на двадцати трех областных, всероссийских, международных научно-практических конференциях и семинарах в Архангельске, Санкт-Петербурге, Швеции. Автор диссертации – разработчик и организатор научно-практического семинара «Информация в социальном управлении», проводимого в Институте управления, права и повышения квалификации Поморского государственного университета им. М. В. Ломоносова. На данном семинаре обсуждаются в том числе и проблемы медиалегитимации власти с участием журналистики и средств массовой информации.

Структура диссертации. В диссертации материалы исследования структурированы во введении, четырех главах (одиннадцати параграфах), заключении, библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, формулируются цель и задачи исследования, раскрывается ее научная новизна, обосновываются теоретико-методологическая основа и источники, на которые опирается исследование.

Первая глава «Теоретико-методологические основы исследования медиалегитимации российской политической власти» посвящена обоснованию концепции медиалегитимации российской политической власти, а также ее влияния на развитие журналистики и средств массовой информации. В ней определяются сущность постановки проблемы и понятийный аппарат, выделяются основные дефиниции, позволяющие обеспечить корректное рассмотрение теоретического и эмпирического материала. Среди них медиалегитимация политической власти и функционирование журналистики в политической системе общества. Особое значение приобретает дефиниция «политическая журналистика». Этот термин влечет за собой использование связанных с ним понятий – «политическая культура журналистского сообщества»; «изменение ценностей в политической культуре журналистского сообщества в период реформ»; «социальное расслоение в журналистском сообществе в период реформ»; «творческие ресурсы журналистики». Еще одно базовое понятие для данной диссертации – «средства массовой информации, используемые властью для легитимации политических решений».

Другая базовая категория медиалегитимации – «политическая власть». Поэтому автор в исследование вводит и обосновывает другие, связанные с ней понятия, в частности «ресурсы власти, направляемые на легитимацию политических решений».

Первый параграф – «Анализ научной литературы и эмпирических источников диссертационного исследования», в котором при обосновании медиалегитимации политической власти в период реформ имеющийся теоретический и эмпирический материал структурирован особым образом с выявлением в нем следующих параметров: формирование современной теории журналистики; развитие систем журналистики и СМИ в период реформ; социокультурные изменения в журналистском сообществе; взаимодействие власти, журналистики и СМИ в реформируемом российском государстве; формирование политической системы общества; создание социальных институтов, способствующих развитию журналистики и СМИ.

Эмпирический материал по диссертационной теме анализировался при использовании следующих принципов: а) определение параметров участия журналистики в медиалегитимации политической власти; б) уровень научного обоснования медиалегитимации; в) верифицированность эмпирических данных, авторитетность источника информации.

Во втором параграфе «Феномен медиалегитимации политической власти периода новейших реформ: теоретическое обоснование» изучается явление медиалегитимации власти в политических отношениях периода российских реформ конца XX – начала XXI столетий. В процессе анализа медиалегитимации политической власти диссертант ввел дефиницию «проявление журналистских приоритетов в процессе медиалегитимации». Эти приоритеты определяются прежде всего редакционной политикой, они могут быть зафиксированы в уставе и других внутриорганизационных документах.

В основании деятельности отдельно взятого журналистского коллектива могут быть преимущественно информационные приоритеты (организация информации, формы и методы подачи ее на страницах газет и журналов, в теле- и радиоэфире). Такие коллективы демонстрируют свою независимость от политических конъюнктур, подчеркивают объективность в освещении событий. Однако процесс медиалегитимации политической власти в этом случае зависит от интересов владельцев, руководителей СМИ. Другие виды приоритетов – политические – способствуют активному участию журналистов в политических отношениях, поддержанию связей с властными структурами, партиями, общественными организациями. Если журналистские коллективы ставят перед собой цель финансового благополучия, то в основе информационной политики – получение доходов. В данной ситуации поддержка власти со стороны журналистов зависит от финансовых компенсаций за проделанную работу. Спонсоры, заинтересованные в критике власти, также обеспечивают материально-финансовое положение редакций, теле-радиокомпаний.

Приоритеты в журналистском сообществе и СМИ влияют на качество информационных продуктов: в легитимации власти многое зависит от того, какие творческие силы используются, какие методы журналистики применяются, какова эффективность каналов распространения легитимационной или делегитимационной информации.

Журналистские средства поддержки и оппонирования власти в период реформ зависят от политических доминант в обществе, отчего на разных этапах его развития для медиалегитимации власти использовались различные методы. Так, в новейшее время возникла медиалегитимация перфектного типа. Определение этого термина связано с тем, что в начале 1990-х годов журналистика, акторы и социальные институты многие элементы медиалегитимации заимствовали из практики советского периода. При этом в практику журналистики вводились методы, заимствованные из зарубежного  опыта; в журналистике началось обширное применение PR-технологий.

Можно сказать, что в России медиалегитимация была активно востребована с 1991 года. Новый политический режим нуждался в признании обществом и западным миром своих действий. В этом были заинтересованы социальные слои, в первую очередь, новые собственники, стремящиеся к самоутверждению, влиянию в политической сфере.

Для обоснования явления медиалегитимации российской политической власти в диссертации сформулированы параметры информационно-политического поля. Данный подход позволяет исследовать взаимодействие власти с массмедиа и связанные с этим проблемы самостоятельности прессы и журналистики, их роль в медиалегитимационном процессе.

В последние десятилетия, когда развивается процесс медиалегитимации власти с использованием журналистики и СМИ, особую роль в поддержке и оппонировании властных структур играют информация и знание. Данный феномен следует объяснить возрастанием объема информации во внешней среде системы, появлением новых технологий ее консервирования и обработки (Ю. Хабермас и Ж.-Ф. Лиотар).

По сути, влияние информации, систем журналистики и средств массовой информации на легитимацию российской политической власти можно назвать кризисом легитимации в классическом ее понимании, так как знания, которыми вооружена аудитория СМИ, способствуют более критическому восприятию информации о действиях государственных деятелей и политиков. Российская власть, а также взаимодействующие с ней социальные институты вынуждены применять современные PR-технологии, изменяющие общественное мнение. В этом случае у общественности возникает негативное представление о качестве артикуляции информации и интенсивности ее движения в медиалегитимационном процессе, поскольку поддержка власти, а также оппонирование ей обретает силу, главным образом, при развитии масштабных политических процессов. То есть тогда, когда власть наиболее нуждается в поддержке общественности.

Артикуляция интересов и потребностей участников медиалегитимационного процесса позволяет выделить в нем векторы политического взаимодействия власти, СМИ и журналистики. Изучение этого феномена помогает, и это логично, решать практические задачи, связанные с медиалегитимацией. Во-первых, противостоять политической деструкции, информационно-политическому экстремизму, поскольку медиалегитимация происходит в рамках правовых и этических норм. Любое отклонение от норм привлекает внимание общественности, конкурентов из СМИ. Последние предпринимают все усилия для получения преимуществ. Во-вторых, со стороны участников медиалегитимации увеличивается социальное влияние на общество. Идентификация журналистов и СМИ по принципу «поддержка / оппонирование» привлекает внимание сторонников и противников политической власти, желающих принять участие в этом процессе. В-третьих, теорию взаимодействия можно использовать для изучения медиалегитимации политической власти, поскольку определяются принципиальные подходы, общие параметры для объектов исследования, исследовательские единицы, участвующие в анализе.

Взаимодействие власти, журналистики и СМИ асимметрично и потому имеет несовершенную форму. В подобных союзах выявляется сильнейший актор, как правило, обладающий большими ресурсами. Таковым является политическая власть.

Во второй главе «Использование ресурсов журналистики в системе медиалегитимации российской политической власти» проведен анализ поддержки и оппонирования власти средствами журналистики и СМИ на примерах политической практики: с 1991 по 1993 годы; выборы Президента России в 1996 году; феномен публичной передачи президентом страны своей власти преемнику в 1999-м; выборы в Госдуму в 2007 году. В главе выявлены методы медиалегитимации.

Диссертантом выдвинута и подтверждена гипотеза, что методы медиалегитимации периода реформ развиваются одновременно с формированием в стране политической власти, журналистики и СМИ.

В первом параграфе «Создание медиалегитимации с элементами PR "советского" типа» обосновывается тезис, согласно которому в период до 1993 г. в основном функционировал метод медиалегитимации власти, заимствующий формы, средства ее поддержки и оппонирования из советского прошлого.

Для своей легитимации политическая власть в начале реформ использовала авторитет и интеллектуальный потенциал ведущих журналистов страны. То есть в конце 1980-х – начале 1990-х годов в России создавался союз политиков и журналистов на основе общих ценностей, культурных норм, стратегий политического развития. Цель такого союза – разработка и создание журналистского инструментария, информационных средств, способных с большой интенсивностью влиять на общество.

В 1992–1993 годы журналисты участвовали в разработке важнейших политических решений власти, а во влиятельном и закрытом клубе главных редакторов фактически разрабатывалась общая линия демократической прессы по отношению к власти. Российская журналистика в 1991-1993 годах выполняла функции, характерные для участницы политического процесса и способствующие медиалегитимации власти, – ретранслятора социальной информации, содержащей идеи демократических реформ. Она участвовала в демонтаже идеологии социалистической системы; создании политического имиджа новых российских лидеров, прежде всего Б. Н. Ельцина. Журналистика выполняла функции, способствующие развитию структуры политической системы, созданию социальных институтов, например рыночной экономики, нового класса собственников. Немалое место в творчестве журналистов того времени занимали задачи по формированию общественного мнения в борьбе политических группировок. Можно утверждать: российская журналистика не была свободной с 1991 года. Свобода журналистики в рамках реформирования общества – суть синергетический процесс, зависящий от стабильной внешней среды, постоянных связей, которые создаются правовыми или экономическими методами. В то же время со стороны журналистики критически осмысливался предыдущий опыт советского периода, происходило заимствование зарубежного профессионального опыта. Однако в журналистике сохранялись рудименты советской эпохи, прежде всего творческие методы, стандарты отношений с властью.

Во втором параграфе «Формирование системы медиалегитимации с применением PR «патерналистского» типа (предвыборная президентская кампания 1996 года)» исследуются проблемы дальнейшего развития систем журналистики и СМИ как основы медиалегитимации политической власти.

После выборов в Государственную Думу в декабре 1993 года власть не решила проблемы рыночного становления СМИ, во время экономического кризиса в России в 1994 году из политического пространства исчезли около двух тысяч газет и журналов. В результате приватизации в середине 1990-х годов произошло перераспределение финансового, производственного и кадрового капитала СМИ. Многие крупные издания, получив статус акционерного общества, почти сразу же перешли в руки одного или нескольких лиц. К средствам массовой информации проявили интерес промышленно-финансовые группы, отдельные олигархи. Новые владельцы устанавливали собственные правила руководства в коллективах и вводили свои правила информационной деятельности.

Интерес ельцинского режима к медиалегитимации объяснялся также и тем, что выборы президента Ельцина состоялись в политических условиях СССР, то есть в рамках другого правового поля. Режим Ельцина был вынужден использовать некоторые политические институты, прежде всего выборы, для оформления легитимности собственной власти. Поэтому к президентским выборам в 1996 года в России сформировался единый информационный и финансовый механизм поддержки, объединяющий ведущие СМИ, их хозяев и верхушку пропрезидентского политического истеблишмента.

С самого начала предвыборная кампания Б. Н. Ельцина строилась на использовании журналистики и СМИ, так как рейтинг президента был одним из самых низких среди претендентов. Для победы политтехнологам предстояло решить сложную задачу: изменить общественное мнение и повысить его популярность c помощью журналистики и СМИ. Во-первых, за счет формирования информационных потоков во время поездок Ельцина по всей стране, которые широко освещались в федеральных и региональных СМИ. Во-вторых, с помощью журналистского сообщества был создан образ президента – человека из народа, ставшего руководителем государства благодаря своим способностям. В-третьих, и это был главной предвыборной технологией, кандидат, под влиянием СМИ, предстал перед электоратом заботливым руководителем государства. Он публично подписывал указы о выделении регионам средств. Последнее обстоятельство во многом повлияло на результаты выборов, поэтому диссертант этот метод медиалегитимации отнес к патерналистскому типу. В споре о нелегитимности или легитимности действий реформаторов точку поставили избиратели.

В третьем параграфе «Образование системы медиалегитимации власти "под прицелом телекамер"» проводится исследование следующего метода медиалегитимации, когда для смены власти в стране привлекается журналистика и в качестве ведущего СМИ – телевидение.

У телевидения уже существовал опыт демонстрации смены власти, например, на похоронах Л. И. Брежнева. Следующий публичный на весь мир показ ухода из политики связан с отставкой Президента СССР М. С. Горбачева: 25 декабря 1991 года оно продемонстрировало его прощальные слова к россиянам. За годы существования новой власти телевидение в сфере медиалегитимации профессионально выросло, о чем свидетельствует показ публичного ухода из политики Б. Н. Ельцина 31 декабря 1999 года, когда он выступил с заявлением о своей отставке. Спичрайтеры из администрации президента потрудились над его выступлением. Президент искренне просил прощения за то, что не смог добиться обещанных им результатов реформ.

Выступление Б. Н. Ельцина накануне Нового года, по оценке специалистов, – одна из блестящих PR-технологий. PR-специалисты использовали праздник и ритуал назначения преемника в качестве средства политической коммуникации. Учитывалось, что представление В. В. Путина в новой должности должно было состояться при максимально возможной зрительской аудитории. Такой уровень PR-технологий для журналистики – свидетельство успехов пиарменов и журналистов при воздействии на аудиторию в медиалегитимационном процессе.

Российская журналистика в декабре 1999 года и последующие месяцы предвыборной президентской борьбы показала, что она ориентируется на сильных игроков в политической борьбе. Вместе с государством, входившим в новую стадию реформ, связанную с именем второго президента В. В. Путина, журналистика получила новый импульс в своем развитии – сказался приобретенный опыт. В СМИ появились новые элементы, прежде всего в области творческих методов.

Появление новых творческих методов – результат решения противоречий между демократическими лозунгами власти и недемократическими формами политической борьбы за лидерство, между новыми ценностями в журналистике и их реализацией. Это также означает, что в системе журналистики активизировались элементы обучения и адаптации к окружающей среде.

В четвертом параграфе «Синкретический тип медиалегитимации (выборная кампания 2007 года)» автор обосновывает метод медиалегитимации, позволивший партии власти – «Единой России» победить на выборах в Государственную Думу.

Автор ввел дефиницию «синкретика» для обозначения характеристик метода медиалегитимации в выборной кампании 2007 года. К этому времени была изучена модель политического поведения населения. В его основе фактор, когда население стремится объединиться вокруг сильной, на его взгляд власти, сильного, по его мнению, государственного лидера. Так было в 1991 году, когда в стране созрела угроза экономической разрухи, голода. Тогда россияне избрали президентом Ельцина. Выборы 1993 года прошли под знаком информационной борьбы с Верховным Советом РСФСР, расстрелом Белого дома; выборы 1996-го и 2000-го проходили на фоне борьбы с чеченскими сепаратистами. В 2004 году россияне избирали президента после трагических событий в «Норд-осте». И в каждой политической коллизии – доминирование тяги электората к сильному национальному лидеру.

На результатах парламентских выборов 2007 года сказались международные события, связанные с внешними угрозами: развертыванием ПРО в Европе, планами западных стран подчинить энергетические запасы России собственным интересам. Одновременно в СМИ широко обсуждались патерналистские национальные проекты, социальные программы помощи пенсионерам (и здесь следует вспомнить похожее поведение власти в период президентских выборов 1996 года). СМИ и журналистика сформировали образ сильного лидера государства, отличающегося от Б. Н. Ельцина – В. В. Путина, активно отстаивающего интересы страны.

В основе сформировавшегося с приходом В. В. Путина поведения власти, по мнению диссертанта, – новая, отличающаяся от существовавшей десятилетиями назад матрица. Чтобы объяснить этот феномен, на наш взгляд, необходимо рассматривать его в рамках западной критической теории, возникшей во второй половине XX века (Г.  Маркузе, Т.  Шройер, Д.  Фридман и другие). В их исследованиях – попытка обосновать новые, более рациональные подходы в развитии общества. Есть в них положения, применимые к оценке нынешней ситуации в российском обществе, журналистике и средствах массовой информации. Так, по мнению западных социологов, в современном мире на смену подавлению, производимому экономической эксплуатацией, приходит другая парадигма – рациональность, цель которой служение силам господства, а не освобождение людей от них, поиск при этом рациональных действий властных структур. Здесь следует уточнить: рациональными выглядят действия с точки зрения субъектов политических отношений.

С приходом к власти В. В. Путина были обозначены определенные изменения в понимании реформирования общества. С одной стороны, новый президент проводил жесткую либеральную модернизацию экономики, реализуя не популярные у населения социальные проекты – монетизацию льгот, пенсионную, жилищно-коммунальную и другие реформы. С другой, в обществе возникло понимание политической стратегии руководителя страны. Это происходило благодаря внедрению социальных программ, призванных снижать социальную нагрузку реформ. О том, что подобная политика находит поддержку населения, свидетельствуют социологические опросы.

Реформы страны, особенно в социальной сфере, проходят с ошибками высшего руководства страны, и на них активно реагируют оппозиция и оппозиционная журналистика. Следует предположить, что в критике властных структур, делавших промахи, было заинтересовано, прежде всего, нарождающееся сословие собственников. Оно страдало и страдает от слабых, половинчатых экономических реформ. Оно столкнулось с проблемой, которая трудно решалась и в предыдущие столетия, а именно: со сменой одного строя должно измениться массовое сознание населения, в частности отношение к труду.

Несовпадение имеющихся в обществе ценностей с желаемыми для реформаторов и нового сословия потребностями создает противоречие, возникает критическое восприятие населением перемен. В начале реформ социологи фиксировали медленное изменение ценностей постсоветского человека. Исследования показали, что для него не стали родными понятия  «рынок», «реформа», «обновление»; он не увидел большого смысла в словах «успех», «карьера»; «активность» и «профессионализм» также не стали приоритетами.

Журналистская критика создавала иллюзию мощи и оппозиционности «четвертой власти». Однако, в исследовании общественного мнения, проведенном в начале 1990-х Институтом экономических проблем переходного периода, отмечалась дихотомия в поведении журналистов: они, согласно опросам, поддерживали курс правительства и в то же время скептически относились почти к каждому предпринятому им шагу.

Следует предположить, что средства массовой информации косвенно защищали и защищают политическую власть в интересах нового сословия. На то есть следующие обоснования: изменение вектора журналистской критики на результаты реформ вместо того, чтобы критиковать власть, – своеобразная защита властных структур со стороны журналистского сообщества от разрушительной критики граждан. В качестве защитников власти выступали и выступают новые собственники. При этом следует заметить: перевод стрелки критики в сторону реформ осуществляют другие хозяева – средств массовой информации. Критика политической власти в СМИ – один из эффективных и рациональных, с точки зрения бизнеса, методов контроля за неугодными новому сословию и власти политиками. Это подтверждается событиями на ОРТ конца 1990-х, когда владелец телеканала Б. А. Березовский руководил политической кампанией против неугодных Б. Н. Ельцину политиков.

Объяснение феномена поддержки в 2007 г. «Единой России» со стороны журналистики и СМИ объяснить существованием в российском обществе особого социального поведения, в основе которого фактор социально-экономической зависимости. В результате, общество и функционирующая в нем журналистика, как и другие социальные институты, участвующие в формировании политической системы, стремятся поддерживать ту власть, которая обеспечивает им минимально приемлемые условия существования.

Выборы в Госдуму 2007 года прошли в период важнейших процессов в журналистике и СМИ, связанные с появлением новых собственников влиятельных газет и телеканалов. С началом нового века происходит перераспределение в медиаиндустрии, когда владельцы газет и журналов, телеканалов оказались заинтересованными в сохранении существующих положительных отношений с властью.

В начале XXI столетия расширилось информационное пространство политической власти, прежде всего за счет создания самого крупного в стране телерадиовещательного ведомства – ФГУП ВГТРК. Оно круглосуточно передает проправительственную информацию и охватывает своей сетью большую часть территории страны. В этих учловиях победа «Единой России» на выборах в Государственную Думу (2007) выглядит закономерной.

Таким образом, изложенное можно связать с синкретизмом – слитностью, нерасчлененностью, характеризующим неразвитое состояние какого-либо явления3. В психологии под «синкретизмом» понимается особенность мышления и восприятия, оно проявляется в тенденции без достаточных обстоятельств связывать между собой разнородные явления4. По мнению диссертанта, это соответствует стратегии выборной кампании «Единой России», когда в ее агитации слились трудно разделимые явления – популяризация партии, личностный PR ее лидеров и реальные дела, связанные с реализацией государственных национальных проектов, для которых существует самостоятельный PR. Все это создавало картину могущества партии, способной решать масштабные проблемы. Это можно назвать также «принципом тотальности», когда кандидаты в Госдуму занимают все информационные ниши. Российский электорат в большинстве своем не готов к анализу подобного рода выборных технологий. Это объясняется неразвитостью («детским периодом») политического сознания населения, рудиментами социального поведения, доставшегося от прошлого.

Третья глава «Институциональная фрагментация журналистики как характеристика медиалегитимации в современной России» посвящена исследованию элементов журналистики, которые активизируются или возникают в ходе поддержки или оппонировании власти периода реформ.

В первом параграфе «Стратегические подходы политической журналистики в медиалегитимации политической власти» рассматривается механизм разделения журналистики на поддерживающую власть и оппонирующую ей. В диссертации отмечается, что медиалегитимация власти стимулирует разработку и внедрение методов, средств и приемов журналистики.

По мнению автора, для обоснования подходов журналистики в медиалегитимации политической власти следует рассматривать связанные с ними основные явления, характеризующие поддержку и оппонирование власти: использование аргументов в журналистских текстах, определение артикуляции ценностей журналистики и власти, применение журналистских методов в медиалегитимационном процессе. В качестве средств медиалегитимации можно назвать известные и широко используемые журналистские жанры.

Российская политическая власть ориентируется на поддерживающую ее журналистику, при этом помогает ей применять различные информационные технологии. Например, размещать информацию сразу во многих СМИ. Политическая журналистика, поддерживающая власть, может искажать факты или фабриковать прямую ложь, искажать реальность за счет выделения и гиперболизации мелких и второстепенных фактов. Для поддержки власти журналисты используют манипулятивную семантику – изменение слов и понятий, когда политические эвфемизмы создаются с помощью специальных терминов. Журналистское сообщество рекрутируется для формулирования властной аргументации, а также транспортировки ее до адресата, поскольку у него богатейший опыт создания и использования лингвистических компонентов, логических форм изложения, обращения к мировоззренческим, этическим, психологическим параметрам общества.

В диссертации обосновывается тезис о том, что в медиалегитимационном процессе происходит системное нарушение законов аргументации, которое приводит к разрушению логико-семантических связей между властью, журналистикой, СМИ и аудиторией. Подобное явление отражает проблемы актуализации рациональности и иррациональности в журналистском творчестве.

В политической жизни конструкт медиалегитимации структурно взаимосвязан, он взаимодействует с другими элементами поддержки или противостояния политической власти: PR, глобальной сетью, партийной журналистикой.

Оппозиционная политическая журналистика, участвуя в данном процессе, добиваясь делегитимации власти, критически воспринимает ее политические решения и таким образом становится полноценным элементом механизма взаимодействия власти, журналистики и СМИ.

Методологический аргумент взаимодействия позволяет определить степень независимости того или иного СМИ. В первом случае это их добровольная организация легитимации власти. Во втором – власть заставляет журналистов заниматься легитимацией на основе законодательства и правовых актов. Этот процесс принудительный. В третьем – добровольно-принудительная форма связи: журналистские коллективы ради решения финансовых и других проблем предлагают свои услуги, особенно во время выборных кампаний. При этом журналисты вынуждены выполнять жесткие требования, иногда не связанные с творчеством.

Совершенствованию профессиональных качеств журналистского сообщества способствует одна из его ценностей – стремление к лидерству. Идет постоянная борьба за влияние в обществе и во властных структурах. Чему способствует участие журналистского сообщества в медиалегитимационном процессе. С позиционированием лидерства в журналистике связаны различные конкурсы и рейтинги. Для реализации этой задачи в журналистике возникли элементы (телеакадемия, структуры в Союзе журналистов РФ), награждающие лучших журналистов и журналистские коллективы. Государство поощряет, по мнению властей предержащих, лучших журналистов правительственными наградами.

Ценности в журналистике определяют журналистские методы медиалегитимации власти. Методы политической журналистики позволяют позиционировать профессиональный уровень журналистской среды, участвующей в медиалегитимационном процессе. В качестве стандартов, помогающих определить тот или иной уровень, могут быть «черные» и «серые» PR-технологии в журналистских текстах, качество журналистских материалов.

Во втором параграфе «Взаимодействие власти, журналистики и аудитории как элемент медиалегитимации» изучаются связи, создаваемые этими социальными институтами.

Средства массовой информации – участники формирования общественного мнения в ходе медиалегитимационного процесса. При этом необходимо подчеркнуть, что власть и политические деятели, если они используют журналистику, если имеют цель внедрить в сознание людей то или иное мнение, создают модель насильственного воздействия на общественное мнение. В российском варианте медиалегитимационная ситуация усугубляется тем, что граждане не имеют широких возможностей высказывать свое мнение через СМИ.

Следует предположить, что СМИ и журналистика имеют ограниченное, не прямое, а косвенное, влияние на формирование общественного мнения. Основной процесс поддержки или оппонирования власти детерминирован социально-демографическими условиями, политической принадлежностью и социальным статусом индивида, зависит от уровня его культуры, жизненного опыта, местности, в которой живет индивид, его семьи и окружения, образования. В этом случае СМИ и журналистика считаются недостаточно важными при формировании общественного мнения.

Налаживание взаимодействия между властью и журналистикой, в том числе в активные фазы медиалегитимации, происходит при наличии ресурсов, в частности, политических, технических, экономических. Для формирования связей создается законодательная база. В ходе медиалегитимационного процесса население становится обладателем политических знаний как информационного ресурса, позволяющего ему судить о действиях власти. Таким образом, власть, СМИ и население участвуют в медиалегитимационном процессе под влиянием обмена ресурсами.

Медиалегитимация представляет собой взаимодействие, непрерывный обмен информацией, где в качестве коммуникатора обычно выступает власть, субъект управления.

В третьем параграфе «Современные информационные процессы в легитимации власти» обосновывается тезис, по которому в российских СМИ формируется новая, отличающаяся от существовавшей десятилетия назад модель демонстрации позитивного и негативного в обществе.

Показательно, что СМИ, которые публикуют журналистские тексты, содержащие некачественную критику политической власти, используют агрессивные методы при расширении своего влияния. Это, в первую очередь, касается маргинальной части отечественной журналистики, «желтой прессы». Подспорьем для расширения пространства информации, содержащего некачественную критику политической власти, являются негативные последствия трансформации общества, которые привели к изменениям в отечественной культуре. Элитарная ее составляющая стала активно вытесняться массовой.

Формирование конструктивной, качественной критики власти в российской журналистике – сложный многовекторный процесс. Он проходит в рамках длительного процесса государственных реформ, вместе с развитием властных структур, отечественной журналистики в целом; вместе с развитием гражданского общества, когда большинство россиян будут воспринимать критику не как сенсацию, а в качестве сигнала к изменению политических отношений, пути к самосовершенствованию.

У журналистов в ходе критики власти появляется другой вариант проявления своих творческих возможностей – прогнозирование ошибок властных структур. К сожалению, большинство критических материалов журналистов лишь постфактум фиксируют негативные явления, создавая прецедент для кризисной ситуации.

Свой вклад в развитие социальной информации вносят партийные издания. Российские партии заимствуют арсенал PR-методов от властных структур для формирования собственной информационной политики. Они стремятся доминировать на информационном поле за счет влияния в СМИ. Это стремление заставляет партии создавать собственные печатные органы. Они формируют PR-коммуникации, используя штатных и внештатных политтехнологов. Это позволяет им манипулировать общественным мнением, а в качестве коммуникаторов выступают руководители партий.

Типология партийной журналистики идентифицируется со стратовыми элементами политической системы, функционированием в ней партий и общественных организаций. Таким образом, можно выделить ориентации левой, центристской и правой прессы, обслуживающей политические интересы партий соответствующих направлений и участвующей в легитимации или делегитимации власти, позиционировании собственных партий.

Для выявления журналистики, связанной с той или иной партией и политической организацией, участвующей в легитимации/делегитимации власти, на наш взгляд, можно ввести систематизирующие параметры, для их использования при построении типологии прессы, участвующей в легитимации власти. Так, параметры «партийная ориентация СМИ», «артикуляция интересов партии» соотносятся с целями, задачами, стратегиями партий, которые изложены в соответствующих уставах, программах. Партийные газеты фиксируют их реализацию, и это основополагающий показатель их деятельности.

Газеты всех политических направлений контролируют, а в некоторых случаях и проводят мониторинг деятельности политической власти, то есть они выполняют стратегическую информационную функцию в политической системе – осуществляют контроль за властными структурами.

Другой источник политической информации – Интернет. В России насчитывается более 20 млн. пользователей Сетью. Интернет-издания с самого начала их появления интересует большой бизнес. На данном этапе своего развития, они способны выражать самые разные точки зрения. Во всемирной паутине за короткое время был создана политическая страта Интернета – это совокупность политической информации, которая сосредоточена на вэб-сайтах, вэб-страницах политических институтов, органов власти и их подразделений, политических партий. Особое место занимают аналитические сайты и сайты СМИ, информационных агентств, предоставляющих услуги политического PR и другие.

В последнее десятилетие в России развивается концепция «Электронного государственного управления» (Electronic Government), она находит отражение в российском медиалегитимационном процессе. Внедрение в Electronic Government журналистской практики позволит оперативно реагировать на запросы населения, формировать элементы гражданского общества.

В четвертой главе «Изменение парадигмы журналистики как реакция на процессы медиалегитимации политической власти» исследуются внутренние изменения журналистики и средств массовой информации, произошедшие в ходе медиалегитимации политической власти.

В первом параграфе «Разрешение противоречий в системе современной российской журналистике как основа развития медиалегитимации» обозначены методологические направления исследования. Политические реформы в стране вызвали синергетический процесс. Порождаемые в этот период противоречия в журналистике послужили основой для изменений в системе и развитии современной журналистики, учитывающей социальные интересы аудитории.

Источником изменений политической культуры в журналистике и соответственно политических ценностей служат реформы новейшего времени, революционные преобразования в 1990-е – 2000-е годы. Современный, эволюционный, период предполагает постепенный реформаторский переход и займет определенный отрезок времени в истории Отечества. В этот период новейшей российской истории журналистика как равноправная участница политического процесса, как социальный институт в политической системе, выполняет определенные социальные роли. Сначала она стала, по определению автора, «оружием политического уничтожения» в дискредитации противников нарождающегося политического режима; «бульдозером», расчищающим развалы в ходе политических реформ и формирующим при этом положительный имидж власти; «визажистом», наводящим глянец на политические события.

Принципы эволюционной диалектики позволяют воспринимать систему российской журналистики как развивающуюся по мере изменения окружающей среды. Таким образом, при эволюционных преобразованиях в обществе будут происходить изменения и в прессе, и в СМИ, любые радикальные сдвиги достаточно болезненны, они проходят за счет количественных и качественных потерь в системах журналистики и средств массовой информации.

С усложнением политической системы, и это взаимосвязано, изменяется и мировоззрение, социальный опыт журналистов. Это проявляется, прежде всего, в формировании нового пласта политической журналистской лексики, творческих подходов при подготовке легитимационных или делегитимационных материалов о деятельности власти.

Современный этап развития теории журналистики, в аспекте социальной и творческой практики, выдвигает на одно из первых мест необходимость дальнейшего теоретического осмысления и всесторонней разработки проблем противоречий и путей их разрешения. В этом случае подход позволяет выявлять механизмы изменения и развития журналистики.

Диалектика выделяет внутренние и внешние противоречия объекта как основополагающие в исследовании, поскольку это является источником его развития. К внешним противоречиям системы российской журналистики следует отнести несовместимость экономической политики государства, поддерживающего низкий жизненный уровень населения и затратной экономики средств массовой информации.

В числе противоречий явление, когда власть субсидирует государственные и социально значимые СМИ, а также те, которые участвуют в так называемом «информационном обслуживании» власти. Они, как правило, безоговорочно поддерживают политические решения и обрушиваются с критикой на оппонентов. Не финансируемая государством журналистика вынуждена прибегать к нецивилизованным формам и методам работы в период медиалегитимации власти, чтобы увеличить доходы издателей и владельцев средств массовой информации.

Следующее противоречие связано с профессиональной деятельностью журналистского сообщества – в России отсутствует его независимость (по стандартам западной демократической прессы). Причина такого положения, на наш взгляд, кроется в создании многочисленных и зачастую противоречивых связей журналистики: творческие коллективы изданий, телерадиокомпаний вынуждены подчиняться зачастую субъективному диктату издателей, владельцев СМИ. Поведение последних, в свою очередь, зависит от отношения к ним властных структур, экономической власти, партнеров по бизнесу, конкурентов. Во время медиалегитимационного периода эти связи активируются, и их интенсивность зависит от использования вспомогательных факторов: перераспределяемых между СМИ ресурсов, активизации корпоративных и личных связей, откровенного подкупа журналистов, владельцев печатных и аудиовизуальных СМИ. Отсюда следует, что медиалегитимация власти в период реформ не всегда носит независимый характер.

Вследствие противоречивости правовой основы властных структур те становятся закрытыми для контроля широкой общественностью. По сути, это рычаг, с помощью которого властные структуры воздействуют на журналистское сообщество, и это отрицательно сказывается на объективности медиалегитимации.

К числу основных противоречий в журналистике следует отнести падение уровня управления изданиями, телерадиокомпаниями. Это проявляется в том, что во многих журналистских коллективах отсутствует «шкала качества» к творческим материалам, отсюда их низкий профессиональный уровень. Между СМИ и журналистскими группировками возникает крайняя форма борьбы за влияние среди общественности, за обладание экономическими и политическими ресурсами – информационные войны. В регионах они имели место во время распределения властными структурами финансовых ресурсов для СМИ.

Журналистика в период реформ конструирует свои проблемные материалы на негативных агрессивных фактах, без должного анализа, комментариев специалистов. Воспитание населения на «негативе» не всегда его «закаляет». Подобные материалы нередко вызывают у людей психологический стресс, неуверенность в завтрашнем дне, апатию к активным политическим действиям.

Наличие противоречий в системе журналистики, их обострение и разрешение – свидетельство диалектического процесса развития этой системы. В этом формирующемся социальном институте появляются новые составляющие, обеспечивающие объективной информацией множество интегрированных элементов политической системы, влияющих на принятие политических решений властью.

Во втором параграфе «Конструктивное и деструктивное в журналистском творчестве» автор сделал попытку изучить проявление ценностных ориентиров в журналистском сообщества в процессе медиалегитимации.

Для обоснования конструктивного и деструктивного автор вводит дефиницию для обозначения малоизученного явления – «культура психической деятельности журналистских коллективов». Это явление можно рассматривать в качестве связующего элемента между журналистским сообществом и социокультурными процессами в аудитории. На основе психокультурных ценностей журналистские коллективы формируют политические отношения с властью, партиями и общественными организациями. Психо-культурные константы (рациональная, иррациональная, эмоциональная, прагматичная, сенситивная, интуитивная, интернальная) определяют условия для творческой деятельности, создания доминант в информационной политике. В журналистских коллективах с конструктивными доминантами преобладают рациональность, прагматичность, интуитивность, интернальность. С деструктивными доминантами – иррациональность, эмоциональность, сенситивность. На практике в коллективах существует некий набор психокультурных констант: преобладание тех или иных позволяет судить окружающим о конструктивности или деструктивности редакций, телерадиокомпаний, об их конструктивных или деструктивных подходах к легитимации власти.

Российские реформы вызвали явление маргинальности в журналистике. Ее влияние на развитие медиалегитимации, на связанные с ней творческие подходы относится к малоизученным, поэтому в диссертации сделана попытка проанализировать данный процесс, используя теорию маргинальности.

В социологическом подходе журналисты-маргиналы – это, прежде всего, особые социальные группы, характеризующиеся положением в структурированном социальном пространстве. Они занимают либо самое низкое положение в социальной иерархии, либо промежуточное положение между социальными, структурными единицами.

Об актуальности постановки проблемы маргинальности в журналистике говорит и тот факт, что новые журналистика и СМИ формируются в рамках современной политической системы России. Политизация общества, создание новых политических партий, общественных движений заметно обгоняет процессы развития социальных институтов, способствующих развитию гражданского общества, учитывающих интересы населения, и различных социальных групп и потому стимулирует рост маргинальной среды, в том числе и в журналистике. Маргинальный журналист, участвуя в медиалегитимации политической власти, влияя на общественное мнение, вносит свою интерпретацию в профессиональные методы, применяет радикальные подходы в отражении политической действительности, искажающие исходную информацию. Маргинального журналиста связан со средой, из которой он вышел. В целом он ориентируется на нее, следовательно, на те страты, которые не готовы к конструктивному политическому диалогу с властью.

На развитие маргинальности в журналистике повлияло развитие рынка СМИ. За годы реформ в стране появилось несколько десятков тысяч газет и журналов, сотни телерадиокомпаний. Заполнить штаты всех этих организаций не в состоянии факультеты и появившиеся в регионах отделения журналистики. Сформировались мощные социальные процессы, когда в редакции хлынули малоквалифицированные кадры, создающие «свою журналистику» и пытающиеся навязать свои маргинальные ценности аудитории.

Маргинальность в журналистике возникла из-за отсутствия государственной политической идеологии, культурных приоритетов в обществе.

Формирующееся журналистское общество, по сути, заново осмысливает такие понятия как патриотизм и отсутствие его, добро и зло. Оно создает требования к факторам группообразования – отношение к собственности, уровень квалификации, профессиональной принадлежности, материальное благосостояние и так далее.

Изучение конструктивного, деструктивного явлений в журналистике основано на онтологическом подходе, понимании того, что в российском обществе периода реформ существуют страты, направленные на конструктивное и деструктивное воспроизводство. Их взаимосвязь с журналистикой очевидна, поскольку для воспроизводства необходимо наличие коммуникаций и информации, обмен ресурсами. Кроме того, гетероаллелизм в социуме закономерен в силу множественности развития общества, становления в нем адаптационных процессов и процессов самоорганизации, что в конечном счете оказывает свое воздействие на медиалегитимацию политической власти.

В качестве иллюстрации к проблеме конструктивного и деструктивного в журналистике приводятся результаты контент-анализа архангельской областной газеты «Правда Севера» за 1992-1995 годы. Так, исследование показало, что журналисты активно поддерживали региональную власть на фоне негативных явлений в экономике в области, росте преступности. Вместо конструктивной критики работники газеты готовили информационные материалы о конфликтах, тогда как политическая система нуждалась в скрупулезном анализе событий, путях решения проблем. Контент-анализ показал, что граждане вынуждены были вместо властных структур сами решать эти проблемы. В то же время под пером журналистов органы власти становились фактами общественного бытия, вне зависимости от особенностей их взаимодействия с обществом; при этом далеко не все журналистские выступления можно воспринимать как элементы успешной медиалегитимации.

В целом надо отметить отсутствие глубоко разработанных проблемных материалов о деятельности региональной власти, наличие на газетных площадях непрофессионально подготовленных журналистских публикаций. Деконструктивные и непрофессионально подготовленные материалы снижают легитимационный эффект, в целом негативно влияют на медиалегитимацию политической власти.

Американский социолог Т. Парсонс заметил, что ценности, с согласием разделяемые членами социума и легитимирующие его институты, определяют степень самодостаточности общества5. В связи с чем можно отметить, что в системе медиалегитимации политической власти центральное место отводится выработке, сообщению членам социума определенных политических ценностей, принятие которых обществом становится первым актом медиалегитимации этой власти: с него начинается согласие электората с идеями, целями, представлениями о прошлом, настоящем и будущем, которые продуцируются средствами информации из источников политических акторов для передачи в массовые аудитории. Это согласие, которое необходимо власти для ее признания в основных стратах социума, для самоутверждения в структурах управления.

В Заключении обобщены результаты диссертационного исследования, сделаны выводы.

Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях автора:

Монографии, учебно-методические работы

  1. Журналистика и политическая власть – союзники и оппоненты. Период новейшей российской трансформации: Монография. Архангельск: Поморский гос. ун-т им. М. В. Ломоносова, 2006. 7,44 п. л.
  2. Журналистика: три легитимации российской власти. Период новейшей российской трансформации: Монография. Архангельск: Поморский гос. ун-т им. М. В. Ломоносова, 2006. 8, 13 п. л.
  3. Медиалегитимация политической власти в современной России. Монография. Поморский гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. 2008. 15, 98 п.л.
  4. Управление общественными отношениями. Учебно-методическая разработка. Архангельск: Поморский гос. ун-т им. М. В. Ломоносова. 2003. 2,5 п. л.
  5. Исследование социально-экономических и политических процессов. Учебно-методическая  разработка. Архангельск: Изд-во Поморского гос. ун-та им. М. В. Ломоносова, 2004. 3,2 п. л.

Статьи в периодических изданиях перечня ВАК

1. Российская журналистика периода новейшей трансформации – властная система или служение политической власти? // Вестник Санкт-Петербургского университета. 2005. Серия 9. Филология, востоковедение, журналистика. № 4. С. 114-124.

2. Деструктивность медиаагрессии в журналистском творчестве: к проблеме развития экологии зрительского восприятия // Экология Севера. 2006. № 5. С. 48-51.

3. Конструктивные и деструктивные элементы в журналистской критике власти // Известия Уральского государственного университета. 2006. Серия 1. № 40. Проблемы образования науки и культуры. С.115-121.

4. Использование журналистики при легитимации власти в период трансформации российского общества // Вестник Поморского университета. 2006. № 1. С. 98-107.

5. В соавт. Г.Г. Филипповым. Легитимация и делегитимация политической власти средствами журналистики - конструкт исторического развития политической культуры общества. //Личность. Культура. Общество. 2008. № 2. - С. 310-316 

               6. Региональные журналистика и СМИ в поддержке и оппонировании власти //Известия Уральского государственного университета. 2008. Декабрь. Серия 6. «Общественные науки». №61. С.170-173.

               7. Журналистика и СМИ в современной России: феномен поддержки и оппонирования власти// Вестник Санкт-Петербургского университета. 2009. Серия 9. Филология, востоковедение, журналистика. № 1. С. ????.

Научно-исследовательские разработки, подготовленные автором в Институте экологических проблем Севера Уральского отделения Российской Академии наук в период с 1996 по 2000 годы

  1. Средства массовой информации и их роль в отображении реформирования общества (на примере газет Архангельской области). УДК № гос. регистрации 01.980.010509. 1, 65 п. л.
  2. Региональные аспекты взаимодействия власти и средств массовой информации в Концепции перехода к устойчивому развитию Архангельской области. – УДК № гос. регистрации 01. 960. 010509.0101096  01.12.2000. 1,8 п. л.

Научные статьи, тезисы выступлений

  1. Региональная пресса и проблемы безопасности региона // Тезисы докладов Международной конференции, посвященной 300-летию Российского флота и 160-летию со дня рождения С. Ф. Огородникова. Ч. 1. Архангельск: Арх. Центр Русского географического общества РАН, АО «Нордекс», 1996. С. 91-93.
  2. К развитию цензуры в Северном крае // Тезисы докладов Международной научной конференции, посвященной 295-летию со дня рождения великого российского ученого М. В. Ломоносова. Ч. 4. Архангельск: Арх. Центр Русского географического общества РАН. 1996, С. 132-135.
  3. Региональные властные структуры и пресса: системы взаимодействия // III Международная конференция «Поморье в Баренц-регионе: экология, экономика, социальные проблемы, культура». Тезисы докладов. Россия, Архангельск, 24-29 июня 1997. Архангельск: ИЭПС УрО РАН, 1997. С. 217.
  4. Роль печатных средств массовой информации в реформировании Архангельского региона // Архангельская область: социально-экономическое развитие, история, культура, образование / Под ред. Ю. Ф. Лукина. Архангельск: Изд-во Поморского гос. ун-та им.  М.  В. Ломоносова,  1999.  С. 99-102.
  5. Проблемы взаимодействия региональных властных структур и прессы в период реформ // Public relations: Диалог власти с населением: Мат-лы региональной науч.-практ. конференции / Сост. Л. Э. Варустин и др.: СПб:  Изд-  во АО РИЦ «ДДТ», 1998. С. 9-10.
  6. Процесс самоорганизации в системе печатных СМИ // Европейский Север: настоящее, прошлое, будущее. Медико-экологические проблемы Севера; природные ресурсы Европейского Севера; История и культура Русского Севера: Мат-лы докладов научной конференции. Архангельск: Арх. Центр Русского географического общества РАН; Арх. краеведческий музей, 1998. С. 377-380.
  7. О неуставных отношениях в армии и на флоте // Защитники Отечества. Мат-лы V и VII областных общественно-научных чтений по военно-исторической тематике. Архангельск: Арх. краеведческий музей, 2000. С. 25-27.
  8. Влияние информационного пространства на развитие военно-промышленного комплекса // Защитники Отечества. Мат-лы XI областных общественно-научных чтений по военно-исторической тематике. Архангельск: Арх. краеведческий музей, 2002. С. 171-177.
  9. Идентификационные возможности пиаровских кампаний в ходе развития образовательных услуг // Гуманитарные исследования и гуманитарное образование на Европейском Севере: Сборник материалов международной конференции / Отв. Ред. В. И. Голдин. Архангельск: Поморский гос. ун-т им. М. В. Ломоносова, 2002. С. 261-262.
  10. Православие и легитимация власти // Русский Север и архиепископ Афанасий: Сб. научных статей / Сост. и отв. ред. В. Н. Булатов, Л. Д. Попова. Архангельск: Поморский государственный университет им. М. В. Ломоносова, 2003. С. 161-164.
  11. Социальный механизм взаимодействия средств массовой информации и местной власти в период модернизации Российского общества // XI Международный Соловецкий форум: Сборник материалов / Отв. ред. Ю. Ф. Лукин. Архангельск: Соловецкие острова, 2003. С. 23-30.
  12. Формирование модели «Власть – СМИ» в период легитимации политической власти // Средства массовой информации в современном мире. Петербургские чтения: Мат-лы межвузовской науч.-практ. конференции / Под ред. В. И. Конькова. СПб.: Роза мира, 2004. С. 155-156.
  13. Медиаагрессия в журналистском творчестве // Журналистика и социология’2004. Культура общества и достоинство журналистики: Мат-лы науч.-практ. семинара. Санкт-Петербург, 2 декабря 2004 г. / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб., СПбГУ, 2005. С. 25-29.
  14. Политическая журналистика: методы легитимации власти // Средства массовой информации в современном мире. Петербургские чтения: Материалы межвузовской научно-практической конференции / Под ред. В. И. Конькова. СПб.: Роза мира, 2005. С.228-229.
  15. Влияние политической журналистики на легитимацию власти // Социально-политическое функционирование журналистики: Мат-лы секции «Журналистика в мире политики» Дней петербургской философии, 19-20 ноября, 2004 г. / Ред.-сост. В. А. Сидоров. СПб., СПбГУ, 2005. С. 44-58.
  16. Роль социальной информации в легитимации власти в условиях трансформации общества // Эффективность управления – главный резерв России. Факультет управления ПГУ: 10 лет на службе региону: Сборник научных трудов / Сост. и отв. ред. С. И. Шубин; Поморский гос. ун-т им. М. В. Ломоносова. Архангельск: Поморский гос. ун-т им. М. В. Ломоносова, 2005. С. 19-25.
  17. Региональная журналистика: испытание провинциальной эволюцией // Журналистика и социология-2005. Социальная эволюция журналистской профессии: Мат-лы науч.-практ. семинара 8 декабря 2005 г. / Ред.-сост. И. Н. Блохин. СПБ., 2006. С.18-26.
  18. Партийная журналистика как атрибут трансформации российского общества // Трансформация модели СМИ в постсоветском информационном пространстве. Мат-лы науч.-практ. конференции. Москва. 31 января – 4 февраля 2006 г. / Отв. редакторы Я. Н. Засурский, Е. Л. Вартанова, М. В. Шкондин. М.: Изд-во МГУ, 2006. С. 89-90.
  19. Реформы местного самоуправления и проблемы формирования информационного общества в России // ИУППК ПГУ им. М. В. Ломоносова. Итоги года 2005. Ежегодный научно-информационный журнал. С. 18-19.
  20. Легитимация власти в артикуляции методов журналистики: к вопросу исследовательского тезауруса // Журналистика в мире политики: поиски назначения: Мат-лы секционного заседания конференции «Дни Петербургской философии’2005» / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко, В. А. Сидоров. СПб.: СПбГУ, 2006. С. 28-38.
  21. Региональная журналистика: особенности взаимодействия с местной властью // Управленческое консультирование. 2006. № 2. С. 197-203.
  22. Реформы местного самоуправления и проблемы формирования информационного общества // Россия в XXI веке: инновации и традиции / Материалы международной научно-практической конференции. 27-28 апреля 2006 г., Архангельск / Науч. ред. А. Н. Ежов. М.–Архангельск: Юпитер, 2006. С. 202-206.
  23. Медиалегитимация современной политической власти: особенности
    определения // Журналистика в мире политики: Гуманистическое
    измерение. Мат-лы секционного заседания конференции «Дни Петербургской
    философии-2006» / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб., 2007. С. 40-49.
  24. Снобизм в журналистике // Журналистика в мире политики:
    Спрос на интеллект: Матер. секционного заседания Дней Петербургской
    философии-2007 / Ред.-сост. В. А. Сидоров. СПб., 2008. (0,4 печ. л.)
  25. Региональные PR: в поисках эффективного развития Архангельской области // Северный вектор развития России: сб. научных статей / сост. С. И. Шубин, В. К. Мокшин, А. И. Вертешин. Архангельск: Поморский университет, 2008. С. 33-37.


1 Легитимация власти в постсоциалистическом российском обществе. М.: Аспект Пресс, 1996.

2 Березняков Д. В. Медиалегитимация и российский политический контекст // Международный конгресс «300 лет Российской газете. От печатного станка к электронным медиа». Сборник материалов. М., Изд-во МГУ, 2002.

3 Современный словарь иностранных слов. М., 1992. С. 559.

4 Словарь пхолога-практика. Мн., 2001. С. 729.

5 Парсонс Т. Система современных обществ: Пер. с англ. М., 1998. С. 22.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.