WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ДЕНИСОВА Галина Леонидовна

КОГНИТИВНЫЙ МЕХАНИЗМ СРАВНЕНИЯ

В НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ

Специальность 10.02.04 – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора филологических наук

Самара 2009

Работа выполнена на кафедре романо-германской филологии

Образовательной автономной некоммерческой организации

«Волжский университет имени В.Н. Татищева» (институт)

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Людмила Ивановна Гришаева

доктор филологических наук, профессор

Валентина Николаевна Федорцова

доктор филологических наук, доцент

Раиса Ивановна Бабаева

Ведущая организация: Институт языкознания Российской академии наук

Защита состоится  22 апреля 2010 года в 11 часов на заседании диссертационного совета  Д 212.216.03  в ПГСГА  по адресу: 443099, г. Самара, ул. М. Горького  65/67 , корпус 1, зал заседаний ПГСГА (ауд. 9).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Поволжской государственной социально-гуманитарной академии по адресу: 443099, г. Самара, ул. М. Горького  65/67.

Текст автореферата размещён на сайте ВАК: referat_vak@ministry.ru

и на сайте ПГСГА: www.pgsga.info.

Автореферат разослан «__» декабря 2009 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук,

доцент Е.Б. Борисова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Роль сравнения в когниции, проникновение компаративных единиц во все языковые подсистемы, а также их сложная внутренняя организация служат объяснением неослабевающего интереса к исследованию сравнения.

Следует отметить, что сравнение достаточно интенсивно исследовалось на материале разных языков. Решался вопрос о его компонентном составе на глубинном уровне и в плане выражения, рассматривались проблемы модификаций в плане содержания и выражения, разрабатывались вопросы синонимии компаративных единиц, принцип их организации в системе языка. Однако в предисловии к своему «Словарю сравнений и сравнительных оборотов в русском языке» К.С. Горбачевич констатирует отсутствие на настоящий момент разработанной теории сравнения. На материале немецкого языка даже не была доведена до конца работа по описанию компаративного поля, первый толчок к которой задаёт исследование Е.И. Шендельс и Е.В. Гулыга. В рамках теории функционально-семантических полей активно исследовались средства выражения интенсивности признака (И.И. Сущинский, К.Т. Рсалдинов), которые концентрируются лишь в одном из сегментов компаративного поля.

Вместе с тем методологический сдвиг, наметившийся в современной лингвистике, переход от лингвистики имманентной  к лингвистике антропоцентрической,  выдвигает необходимость выхода за пределы простого описания круга языковых средств, имеющихся в распоряжении говорящих на данном языке для выражения того или иного варианта определённой семантической категории. Взамен требования изучать систему или структуру языка выдвигается требование изучать язык как когнитивный механизм кодирования и трансформирования информации. Необходимость выработки комплексного подхода к описанию сравнения, играющего существенную роль в когниции, определяет актуальность данной работы. Комплексный характер описания состоит в том, чтобы, начиная от анализа механизма сравнения, через моделирование компаративных высказываний, включающих в свой состав репрезентации элементов данного механизма,  подойти к роли сравнения в тексте как наиболее крупной коммуникативной единице и основной составляющей дискурса. Изучение сравнения с позиций познавательной деятельности человека и в дискурсивном аспекте соответствует когнитивно-дискурсивному характеру современной научной парадигмы.

Объектом исследования являются компаративные высказывания в речи носителя немецкого языка.

Компаративные высказывания, проецируясь на лингво-когнитивный уровень, приводят в действие механизм сравнения. Проекция механизма сравнения на высказывание определяется в данной работе как категориальная ситуация сравнения. Вслед за А.В. Бондарко категориальная ситуация определяется как содержательная структура, рассматриваемая в единстве с её формальным выражением, которая как структура, выступающая в том или ином варианте в высказывании, относится к речи. В рамках компаративного высказывания и, следовательно, в категориальной ситуации сравнения выделяется область языковых единиц, обращение к которым достаточно для приведения в действие механизма сравнения. Указанная область в составе компаративного высказывания определяется в данной работе как компаративная единица. Компаративные единицы объединяются в системе языка в функционально-семантическое поле сравнения, которое базируется на семантической категории сравнения. Из сказанного вытекает, что категориальная ситуация сравнения базируется на семантической категории и образуемом ею в данном языке функционально-семантическом поле и в этом отношении связывает языковую систему (как систему единиц и закономерностей их функционирования) с системой речи. Поэтому дальнейшие выводы о структуре механизма сравнения, о месте языкового образа сравнения – функционально-семантического поля сравнения – в системе немецкого языка, о текстовом потенциале сравнения и его дискурсивном аспекте строятся на наблюдении категориальной ситуации сравнения, выступающей в том или ином варианте в высказывании.

Актуальность темы «роль человека в языке и роль языка для человека», требование современного языкознания – изучать языковую способность идеального говорящего/слушающего, его языковые знания, его компетенцию, сформулированное  Е.С. Кубряковой, отмеченная В.А. Масловой необходимость посмотреть на язык с точки зрения его участия в познавательной деятельности человека и теория языковой личности, разработанная Ю.Н. Карауловым, как методологический ориентир определили предмет исследования. Предметом исследования являются механизм осуществления сравнения, его функционирование в высказывании и участие в тексте как основной составляющей дискурса.

Фактическим материалом исследования стали 10354 высказывания с компаративными единицами в их составе  в художественных, научных, научно-методических, научно-популярных, публицистических, рекламных текстах, текстах справочного характера и личных письмах, а также 1543 толкования компаративных единиц и их элементов, закреплённых в словарном фонде.

Выдвигается следующая гипотеза: являясь отражением когнитивного механизма, играющего важную роль в познании человеком окружающего мира, сравнение как языковой феномен позволяет выявить своеобразие его мировидения. Отражение в сравнении своеобразия мировидения человека и заложенная в него возможность воздействия на чувственную, оценочную, эмоциональную составляющую читателя/слушателя объясняет активное включение сравнения в реализацию текстовых категорий.

Элементы логического конструкта сравнения, выделение которых стало результатом исследования глубинного уровня компаративных единиц, считаются  в работе составляющими когнитивного механизма. Однако данные элементы соотносятся не с понятием, а с представлением, которое, по результатам исследований Н.К. Рябцевой, является главным «когнитивным» понятием. В работе принимаются следующие определения составляющих механизма сравнения: «темой» называется представление о сравниваемом, «модулем» – представление о признаке, являющемся основанием сравнения, «эталоном» – представление о том, с чем сравнивают. Данное уточнение является принципиальным. Оно позволяет акцентировать внимание на разной степени детализации языковых репрезентаций темы и эталона.  Предложенное уточнение позволяет не только пересмотреть представление о границах компаративных единиц – языковых проекций темы и эталона, которые, по осуществлённым наблюдениям, могут быть представлены морфемой (Kartoffelnase), словом (Die Melodie klingt an ein Volkslied an), словосочетанием (Ein einzelner Mann gleicht der einen Hlfte einer Schere), неполной конструкцией (In ihrem Schatten fristete Herr Chikel sein jmmerliches Dasein wie ein Pilz im Schatten einer Eiche) и предложением (Aber wie die leere Muschel drhnt vom Tosen des Meeres, so rauschte innen unhrbar Musik), – но и определиться по вопросу об обозначении модуля на уровне поверхностной реализации.

Мнение, согласно которому в высказывании называется модуль (К.М. Гулумянц, В.Я. Михайлов, С.В. Постникова,  В.Е. Куленко, И.З. Искандерова), вызывает сомнение. Если в высказывании присутствует эксплицитно выраженный модуль, обозначением которого некоторые лингвисты считают языковую единицу, уточняемую, к примеру, сравнительным оборотом, то неясен смысл обращения адресанта к сравнению.

Смысл обращения к сравнению объясняется в данной работе свойствами слова. С одной стороны, слово обозначает не конкретный объект, а целую категорию объектов. Что касается качественных прилагательных, которые относятся рядом лингвистов к обозначениям модуля, исследования подтверждают факт обозначения качественными прилагательными непомерно обобщённых признаков. А.А. Уфимцева отмечает в этой связи, что называемый ими «качественный признак настолько обобщён, вернее «обеднён», что представляет собой семантически далеко не самодостаточный, весьма расплывчатый элемент содержания». С другой стороны, слова активируют фрагменты предшествующего опыта. Указанное свойство слова проявляется в «принципе наглядности», заложенном в механизме сравнения, действие которого позволяет адресату самостоятельно получить требуемое знание о признаке-модуле.

Компаративная единица запускает механизм движения в сторону детализации, конкретизации признака, является вербальным стимулом к сравнению как к механизму получения выводного знания – знания о модуле. С данной позиции, к примеру, прилагательное, которое определяется группой с wie, интерпретируется как уточнение области поиска признака-модуля. Регулярность использования компаративных единиц в речи объясняется в работе стремлением к детализации, конкретизации «непомерно обобщённых» представлений о признаках, объективируемых словом, и возможностью реализации «принципа наглядности».

Цель работы – осуществление комплексного, многоуровневого анализа сравнения в немецком языке – исследование его структуры, текстового потенциала и дискурсивного аспекта – предполагает решение следующих задач:

  1. определение возможностей репрезентации составляющих механизма сравнения на уровне поверхностной реализации;
  2. выделение и описание основных типов категориальных ситуаций сравнения и компаративных единиц по формальным и семантическим признакам;
  3. выявление смысловых элементов, образующих семантическую структуру компаративных единиц, и на этой основе систематизация, т.е. представление в упорядоченном виде участка системы языка, репрезентирующего ментальную категорию сравнения;
  4. определение и систематизация типов информации, получаемой адресатом в результате когнитивной обработки сравнения в его языковом отражении;
  5. выявление функций сравнения в завершённом речевом произведении.

Методологической базой работы явились основные положения ведущих отечественных и зарубежных учёных в области теории языковой личности (Ю.Н. Караулов), когнитивной лингвистики (Е.С. Кубрякова, З.Д. Попова, И.А. Стернин, Н.К. Рябцева, В.И. Карасик), функционально-семантических полей (Е.И. Шендельс, Е.В. Гулыга, А.В. Бондарко), общей и когнитивной семантики (Н.Д. Арутюнова, С.Д. Кацнельсон, В.Н. Телия, Е.М. Вольф, К.-Е. Зоммерфельдт, У.Л. Чейф, Дж. Лакофф, М. Джонсон), лингвистики текста (И.Р. Гальперин, Л.А. Ноздрина), теории дискурса (Т. ван Дейк, М.Л. Макаров). В работе осуществляется комплексное (интегративное) описание сравнения с использованием преимуществ современной полипарадигмальной ситуации в языкознании, в которой сосуществуют, не отрицая друг друга, несколько парадигм, у каждой из которых есть свои сильные стороны.

В качестве основных методов в ходе исследования были использованы функциональный, компонентный и дискурсивно-интерпретационный. Дополнительно применялись концептуальный, дефиниционный, дистрибутивный и валентный анализ, анализ по непосредственно составляющим и строчных схем зависимостей, приёмы трансформации и усечения, статистические процедуры.

Научная новизна исследования состоит в описании языковых репрезентаций механизма сравнения в форме компаративных единиц как результата органичного взаимодействия лингво-когнитивного, вербально-семантического, мотивационного уровней языковой личности. Комплексный подход позволяет наиболее адекватно описать роль сравнения как распространённого языкового явления, характерного для всех функциональных стилей.

В данной работе впервые:

- сравнение рассматривается с позиций когнитивистики как средство познания окружающего мира, как когнитивный механизм;

- сравнение рассматривается комплексно: от его структуры с определением элементов и механизма действия через употребление в высказывании с определённой прагматической целью до участия в текстовых категориях и выхода на дискурсивные характеристики;

- подробно исследуется участие сравнения в реализации текстовых категорий: информативности, персональности, интроспекции, в локальной, темпоральной и референтной структурах текста;

- уточняется языковой состав функционально-семантического поля сравнения в современном немецком языке;

- прослеживается употребление составляющих функционально-семантического поля сравнения в текстах, относящихся к разным функциональным стилям, что повышает достоверность выводов.

Теоретическая значимость диссертации состоит в создании основ когнитивного подхода к анализу сравнения, отвечающего требованиям современной когнитивно-дискурсивной парадигмы в языкознании, в пополнении списка когнитивно значимых механизмов кодирования и трансформирования информации и детальной разработке одного из них.

Возможность использования результатов исследования при обсуждении вопроса о функционально-семантических полях в рамках курса по теоретической грамматике немецкого языка, при обсуждении вопроса о средствах репрезентации текстовых категорий в теоретическом курсе по лингвистике текста, на практических занятиях по интерпретации текста  и переводу определяет практическую значимость работы.

Апробация работы. По теме диссертации опубликовано 48 работ, среди них две монографии: «Сравнение в лингвосемантическом аспекте» (17,6 п.л.) и  «Компаративное высказывание в познании мира» (27,1 п.л.), восемь статей в изданиях, рекомендованных ВАК. Результаты исследования излагались на восемнадцати конференциях, а также на заседаниях кафедры романо-германской филологии Волжского университета имени В.Н. Татищева в 2005-2009 годах. Разработан, апробирован и опубликован спецкурс по интерпретации текста «Функции сравнения в тексте» (15,2 п.л.).

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Использование компаративных единиц как вербального стимула к активации механизма сравнения в сознании другого человека предполагает присутствие в памяти коммуникантов некоторой модели данного механизма, в элементный состав которой наряду с вершинными узлами «тема», «модуль» и «эталон» входит вершинный узел «субъект сравнения». Присутствие последнего маркируется в компаративном высказывании  или имплицируется на фоне контекстной определённости субъекта сравнения и при совпадении субъекта сравнения с субъектом речи.
  2. Границы компаративной единицы определяются границами языковых проекций темы и эталона, которые репрезентируются морфемой, словом, словосочетанием, неполной конструкцией и предложением. 
  3. «Модуль» является выводным знанием, неопределённость которого может быть снята указанием на область поиска признака-модуля.
  4. Компаративные единицы используются для конкретизации качественной характеристики, определяемой релятивно, путём активации ассоциативной связи на представление о другом объекте через область его признаков, что соотносится с присутствием в семантике компаративных единиц совокупности смысловых компонентов «квалитативность + релятивность». Смысловой элемент «квалитативность» определяет положение компаративных единиц в функционально-семантическом поле качественности. Сема «релятивность» позволяет выявить в функционально-семантическом поле качественности область релятивной качественности – функционально-семантическое поле сравнения. Сема «квалитативность» в совокупности смысловых элементов «квалитативность + релятивность» является ведущей.
  5. Структурные характеристики компаративных единиц, их образная основа и конкретизирующая направленность предопределяют функции сравнения в завершённом речевом произведении: активное содействие формированию смысла и эффекту сообщения, участие в создании темпорально-локальной оси текста, выражение субъективно-оценочной модальности, осуществление интроспекции во внутренний мир персонажа, повышение эмоционально-эстетической ценности текста и создание опор, способствующих декодированию концептуальной информации.

Объём диссертации составляет 393 страницы. Поставленная цель и конкретные задачи, решаемые в работе, предопределили её структуру.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении даётся история вопроса, определяется степень исследованности объекта, указывается направление исследования.

В первой главе «Репрезентация элементов механизма сравнения» уточняется элементный состав когнитивного механизма сравнения и структура его фрейма.

Использование компаративных единиц как вербального стимула к запуску механизма сравнения в сознании другого человека предполагает присутствие в памяти коммуникантов некоторой модели данного ментального действия, к которому апеллирует адресант и который задаёт схему ментальных действий для адресата. Модель «В восприятии / представлении субъекта сравнения [тема характеризуется / не характеризуется признаком-модулем, которым обладает эталон]», реализация которой иллюстрируется, к примеру, высказыванием  «In meiner Vorstellung (указание на субъект сравнения) hnelt es (указание на тему) dem Tor vor dem Schacht (указание на эталон)» (E. Neutsch), рассматривается как базовая, дающая представление о механизме сравнения,  об элементах, активируемых в памяти субъекта в процессе сравнения, к которым в данной работе относятся «субъект сравнения», «тема», «эталон» и «модуль». 

На основании анализа компонентов компаративных высказываний, содержащих группу с wie, анализа непосредственно составляющих компаративных сложных прилагательных и прилагательных на -artig, -farben (farbig), frmig (-formen), которые в предшествующих исследованиях определялись как обозначение модуля, делается вывод, что в компаративных высказываниях обозначение модуля отсутствует. Вершинный узел «модуль» заполняется адресатом самостоятельно выводным знанием, получаемым в результате активации определённой области эталона.  Если для определения модуля необходима активация дополнительных представлений в области темы или эталона, то в их языковые проекции вводятся языковые опоры в качестве уточнений области поиска признака-модуля, задающие  для адресата необходимое направление поиска модуля. Уточнения области поиска признака-модуля обнаруживаются в эндоконтексте (в форме согласованных и несогласованных определений, придаточных определительных, уточнений при обозначениях темы и эталона,  в форме отдельных лексем и словосочетаний в окружении лексем-показателей сравнительных отношений) и в экзоконтексте компаративного высказывания.  Они могут присутствовать в семантической структуре лексемы, организующей компаративное высказывание, что наблюдается, к примеру, в компаративных высказываниях, организованных перцептивными глаголами: Verwechslungsmglichkeit auch mit dem Weien Gifterling, dessen knollige Verdickung am Stielende nach Tinte bzw. Karbol riecht (K. Bickerich-Stoll).

Вариативность проекции механизма сравнения на высказывание, вариативность категориальной ситуации сравнения, предопределяется: 1) присутствием в рамках компаративного высказывания указания на субъект сравнения; 2) форматом единиц, объективирующих тему и эталон; 3) присутствием в компаративном высказывании показателя сравнительных отношений.

По признаку наличия в составе компаративного высказывания указания на субъект сравнения различаются категориальная ситуация сравнения с объективированным субъектом сравнения (в работе описано 16 моделей) и категориальная ситуация сравнения, в составе которой указание на субъект сравнения отсутствует. Информация о субъекте сравнения имплицируется в текст на фоне контекстной определённости субъекта сравнения и в прямую речь при его совпадении с субъектом речи. В этом случае содержательная структура категориальной ситуации сравнения включает информацию о теме и эталоне и устанавливаемом между ними отношении: Die ganze rechte Seite [der Lunge] (указание на тему) glich (указание на устанавливаемое отношение) einer Kraterlandschaft vom Mond (указание на эталон) (E. Neutsch).

Рассмотрение сравнения  как когнитивного механизма позволяет подойти к определению тех единиц, которыми «манипулирует» индивид в процессе сравнения. С логико-рационалистических позиций связь темы и эталона интерпретируется как отношение между понятиями, что затрудняет интерпретацию тех случаев, когда основанием сравнения служат признаки, не являющиеся наиболее общими и существенными. Подход к анализу компаративных высказываний с логико-рационалистических позиций обнаруживает возможность сравнения несравнимых понятий: предметов с животными, внутреннего состояния человека с предметом, животного с элементом одежды человека, состояния человека с природным ландшафтом. В том случае, если сравнение интерпретируется как фигура речи, состоящая в уподоблении одного предмета другому, у которого предполагается наличие признака, общего с первым, вне сферы внимания остаются признаки, обусловленные эмоциональным восприятием объекта и оценочным отношением к нему. Необходимое расширение сферы внимания, в которую попадают не только признаки, объективно присущие объекту, но и признаки, обусловленные «переживаемостью» ментальных единиц, которые не только мыслятся, но и эмоционально переживаются, будучи предметом симпатий и антипатий, обеспечивают разработки в области когнитивной лингвистики.  В современной когнитивной лингвистике статус оперативной содержательной единицы памяти признаётся за концептами (ментальными репрезентациями разного типа), рассматриваемыми как смыслы, которыми оперирует человек в процессах мышления и которые отражают содержание результатов всей человеческой деятельности и процессов познания мира в виде «квантов» знания. Соответственно, сравнение интерпретируется в данной работе как оперирование концептами, которые выступают в разных ипостасях и предполагают разную степень абстракции. В процессе сравнения возможна активация темы и эталона в форматах целостных ментальных репрезентаций: конкретно-чувственных образов, представлений, прототипов, понятий. Целостная ментальная репрезентация темы и эталона объективируется на уровне поверхностной реализации морфемой, словом или словосочетанием. Анализ сравнения с позиций когнитивной лингвистики позволяет объяснить факт оперирования пропозициями как сравниваемыми объектами. В терминах когнитивной лингвистики в этом случае можно говорить о заполнении слотов вершинных узлов «тема» и «эталон» пропозициональными структурами, или пропозициями, которые представляют собой модели определённой области опыта. Представление о пропозитивной ситуации объективируется на уровне поверхностной реализации предложением или неполной конструкцией. 

Структурное разнообразие языковых проекций темы и эталона и отмеченная в работе соотносимость их форматов относятся к факторам, предопределяющим вариативность категориальной ситуации сравнения, и объясняют многообразие типов компаративных единиц, обнаруживаемых на вербально-семантическом уровне. 

По критерию наличия показателей сравнительных отношений в ряду компаративных высказываний были выявлены немаркированные компаративные конструкции, в составе которых не обнаруживаются показатели сравнительных отношений (степени сравнения прилагательных; союзы и частицы wie, als, gleich; глаголы hneln, gleichen; прилагательные hnlich, gleich). Немаркированные компаративные конструкции являются продуктами процессов синтаксических, они раздельнооформлены и являются конструкциями (в работе описано 52 модели), в которых объединены языковые единицы, соотносимые с  этапами механизма сравнения, в схеме которого выявляется два шага: 1) активирование области, отражающей характеристику темы через признак-модуль; 2) определение признака-модуля  через его связь с эталоном: Ole hatte den harthlzernen Schdel seines Grovaters (E. Strittmatter).

Результаты анализа семантической структуры показателей сравнительных отношений – многозначных глаголов (grenzen, sich berhren, sich decken, streifen, gegenberstehen, sich absetzen, auseinander gegen, abweichen), которые, по сути, представляют собой метафорическую концептуализацию отношения сравнения, свидетельствуют об осмыслении последнего как отношения пространственного, как «наложения» или «отсутствия наложения» представлений об объектах по области их признаков. Оппозиция смысловых элементов «наложение / отсутствие наложения признаков» рассматривается во второй главе как противопоставление первого порядка, которое в ряду прочих противопоставлений обусловливает вариативность категориальной ситуации сравнения, соотносимую с семантической субкатегоризацией и представлением о структуре одноимённого функционально-семантического поля.

Во второй главе «Сравнение на вербально-семантическом уровне» выявляются сочетания смысловых элементов в семантической структуре конкретных компаративных единиц, позволяющие определить место категории сравнения в системе языка и составить мнение о структуре функционально-семантического поля сравнения как системно-языковом представлении рассматриваемой семантической категории.  В семантической структуре компаративных единиц обнаруживаются следующие смысловые элементы: «квалитативность», «релятивность», «наложение признаков / отсутствие наложения признаков», «равенство признаков / неравенство признаков», «расхождение по степени проявления признака», «максимальная степень проявления признака», «эмоционально выделенная степень проявления признака».

К свидетельствам наличия смыслового элемента «квалитативность» в семантической структуре компаративных единиц относятся: 1) употребление при толковании значений лексем-показателей сравнительных отношений слов тематической группы «качество, свойство, признак»; 2) употребление в окружении лексем-показателей сравнительных отношений интенсификаторов; 3) позиция, занимаемая указанием на эталон; 4) семантика уточнений области поиска признака-модуля; 5) употребление глаголов-показателей сравнительных отношений во временных формах, набор сем которых не противоречит лексическому значению глаголов, представляющих отношение между объектами как качество, свойство.

Анализ заполнения позиции, предназначенной для указания на признак-модуль, выявил в семантической структуре всех компаративных единиц наличие смыслового элемента «релятивность»: позицию в составе компаративной единицы, предназначенную для указания на модуль, занимает обозначение эталона.

Наличие смыслового элемента «наложение признаков» в семантике компаративных единиц находит выражение: 1) в способе объединения обозначений темы и эталона в компаративную конструкцию: обозначение эталона находится в рамках обозначения темы; 2)  в неполноте состава групп с wie и с als; 3) в способе объединения указаний на тему и эталон в рамках немаркированной компаративной конструкции – через актуализацию центростремительных и центробежных потенций общего для них номинативного элемента; 4) в отсутствии дискретности, или в слиянии в целостной номинативной единице качественной характеристики, на которую указывает первая непосредственно составляющая, активирующая представление об эталоне, и общего представления о теме, активируемого «ядром» компаративного существительного.

Смысловые элементы «равенство признаков / неравенство признаков» предполагают соотнесение признака темы с «точкой отсчёта на шкале признака»,  которая даёт представление о признаке, типичном для эталона. Отнесение к данной точке свидетельствует о «равенстве признаков». Указание на отклонение от данной точки, передаваемое прилагательным (наречием) в сравнительной или превосходной степени, констатирует «неравенство признаков». Смысловой элемент «максимальная степень проявления признака» предполагает выделение темы по интенсивности проявления признака в ряду указанных эталонов. 

В семантической структуре ряда компаративных единиц обнаруживается смысловой элемент «эмоционально выделенная степень проявления признака». Констатация указанного смыслового элемента у компаративных единиц с разной конфигурацией смысловой структуры (в том числе на фоне равенства признаков) свидетельствует о том, что он не играет определяющей роли в структурировании области функционально-семантического поля сравнения.

Обязательность присутствия в семантической структуре всех компаративных единиц совокупности элементов «квалитативность + релятивность» свидетельствует о том, что совокупность данных элементов конституирует область функционально-семантического поля сравнения: функционально-семантическое поле сравнения представляет собой сегмент поля качественности.

Оппозиция смысловых элементов «наложение признаков / отсутствие наложения признаков» закладывает противопоставление первого порядка. Совокупность смысловых элементов «квалитативность + релятивность + отсутствие наложения признаков (+ эмоционально выделенная степень проявления признака)» в семантической структуре компаративных единиц конституирует область поля несходства. Данная совокупность смысловых элементов характеризует предложения, организуемые глаголами и прилагательными-предикативами с семантикой несходства; предложения с отрицанием, организуемые глаголами и прилагательными-предикативами с семантикой сходства; сложноподчинённые предложения с семантикой сходства, выражающие реальное сравнение, с отрицанием в главном предложении.

Конфигурация «квалитативность + релятивность + наложение признаков» не предполагает обязательного равенства степени проявления признаков, что соотносится в данной работе с оппозицией смысловых элементов «равенство признаков – неравенство признаков». Указанная оппозиция рассматривается в предлагаемой схеме как противопоставление второго порядка. Компаративные единицы, в семантической структуре которых представлена совокупность смысловых элементов «квалитативность + релятивность + наложение признаков + равенство признаков (+ эмоционально выделенная степень проявления признака)», объединяются в поле сходства, сечение которого даёт список его конституентов:  компаративные единицы, включающие лексемы-показатели сравнительных отношений с семантикой сходства; компаративные единицы, включающие группу с wie; сложноподчинённые предложения с семантикой сходства, выражающие реальное сравнение; компаративные единицы, в состав которых входит сложноподчинённое предложение ирреального сравнения; компаративные единицы с компаративными сложными прилагательными; компаративные единицы с прилагательными на -artig, -farben (farbig), -frmig (formen), -mig; немаркированные компаративные конструкции с «узловым» компонентом – существительным; компаративные единицы с дериватами на -ig, -isch, -haft, lich; компаративные сложные существительные; предложения с отрицанием, организуемые глаголами и прилагательными-предикативами с семантикой несходства.

Компаративные единицы с семантической структурой «квалитативность + релятивность + наложение признаков + неравенство признаков» группируются в области поля релятивной степени признака. Дальнейшее противопоставление языковых единиц возможно по семантическому признаку «расхождение по степени проявления признака – максимальная степень проявления признака». Семантическая структура «квалитативность + релятивность + наложение признаков + неравенство признаков + расхождение по степени проявления признака (+ эмоционально выделенная степень проявления признака)» характеризует конституенты микрополя релятивного компаратива, к которым в данной работе относятся: компаративные единицы, включающие группу с als при прилагательном или наречии в компаративе; компаративные единицы, в состав которых входит сложноподчинённое предложение реального сравнения с союзом als при прилагательном или наречии в компаративе; компаративные единицы с конструкцией «nicht + so + Adj.(Adv.) в положительной степени + wie группа».

Семантическая структура «квалитативность + релятивность + наложение признаков + неравенство признаков  + максимальная степень проявления признака (+ эмоционально выделенная степень проявления признака)» характеризует конституенты микрополя суперлатива, в список которых входят суперлативная конструкция; сложноподчинённое предложение с определительным придаточным предложением к существительному, уточнённому прилагательным в форме суперлатива; сложносочинённое предложение, во второй части которого употребляется прилагательное в форме суперлатива; сверхфразовое единство, в составе которого употребляется прилагательное в суперлативе.

Вышесказанное свидетельствует о нахождении функционально-семантического поля сравнения в границах макрополя качественности (рисунок 1), что обнаруживает основание для объяснения использования компаративных единиц в речи, намечает общие очертания текстового потенциала сравнения и ответа на вопрос о характере информации, получаемой адресатом в результате когнитивной обработки сравнения в его языковом отражении. Детализацию ответа на данный вопрос даёт исследование сравнения в прагматиконе.

Рисунок 1. Структура ФСП сравнения и его положение в макрополе качественности

 

В третьей главе «Сравнение в прагматиконе» выясняется характер информации, получаемой адресатом в результате когнитивной обработки сравнения в его языковом отражении, в форме компаративных единиц. Анализ языкового материала позволяет определить сравнение как механизм конкретизации признака, а именно: как механизм конкретизации ощущений и оценок – и констатировать тенденции в использовании компаративных единиц для спецификации определённых признаков.

Именно стремлением к конкретизации представлений, к точности при передаче информации, и возможностью реализации «принципа наглядности», которая заложена в механизме сравнения,  объясняется регулярность использования компаративных единиц в речи. Приведение в действие с помощью компаративных единиц механизма конкретизации признака находит подтверждение: 1) в распределении информативной нагрузки между непосредственно составляющими лексем, представляющих собой компаративные единицы или их элементы: анализ толкований показал, что  языковые единицы активируют ментальную репрезентацию более низкой ступени обобщения, чем их вторые непосредственно составляющие; 2) в систематизации материала по алфавиту языковых проекций конкретизируемых представлений, реализуемой в словарях сравнений и сравнительных оборотов; 3) в вариативности замещения позиции дополнения в окружении перцептивных глаголов в узком значении, организующих компаративные высказывания; 4) в  соотношении представления, объективируемого уточняемым словом (существительным, прилагательным, наречием, глаголом), и представлением, объективируемым с помощью эталона.

Определились некоторые тенденции при использовании компаративных единиц в механизме конкретизации ощущений и оценок.

Среди компаративных единиц, используемых для конкретизации ощущений, были выявлены компаративные единицы, которые конкретизируют признаки, связанные с восприятием объекта сравнения одним из органов чувств человека, и компаративные единицы, которые используются для конкретизации комплексных характеристик.

В рамках первой группы наблюдаются языковые средства, специализированные на конкретизации определённого ощущения, и языковые средства, такой специализации не имеющие. Первая группа представлена прилагательными на farben, используемыми для конкретизации представлений о цвете, прилагательными на -frmig (-formen), позволяющими конкретизировать представление о форме; компаративными высказываниями, организуемыми перцептивными глаголами klingen, riechen (duften, stinken), schmecken в узком значении, в которых, соответственно, уточняются представления о звуке, запахе, вкусе.

Языковые средства, не имеющие специализации на конкретизации определённого ощущения (к примеру, широкозначные лексемы-показатели сравнительных отношений), могут приобретать её в компаративном высказывании за счёт введения в него языковых опор, очерчивающих область поиска признака-модуля. В условиях отсутствия языковых опор ассоциативные связи между темой и эталоном формируются на основании доминирующих признаков. Доминирование признака объясняется отсутствием других решений при определении области поиска признака-модуля на уровне анализа ассоциативных связей между представлениями о сравниваемых объектах.

К комплексным характеристикам, конкретизируемым с помощью компаративных единиц, в первую очередь относится общее впечатление об объекте сравнения, которое как  целостное представление об объекте представляет собой первоначальное впечатление или результат синтеза признаков объекта в целостный образ. И первоначальное, и синтезированное впечатление соотносятся с целостным образом объекта, что находит отражение в выборе компаративных единиц, в составе которых отсутствуют указания на область поиска признака-модуля: Er kaute, blies den Schnauzbart und versah die Angel andchtig mit dem Kder. Es sah aus, als nhe er (B. Kellermann). 

В условиях отсутствия в компаративном высказывании или в среде его функционирования указаний на область поиска признака-модуля к языковым средствам, объективирующим общее впечатление об объекте, относятся компаративные высказывания, организуемые глаголом aussehen с предлогом nach; компаративные высказывания, организуемые глаголом gleichsehen и словосочетанием hnlich sehen; компаративные высказывания, организуемые глаголом aussehen, который уточняется группой с wie и с als, либо придаточным реального или ирреального сравнения; немаркированные компаративные конструкции с «узловым» существительным Aussehen; компаративные высказывания, в которых общее указание на чувственную природу уточняемого ощущения – существительное Gefhl – определяется придаточным предложением ирреального сравнения; компаративные высказывания, содержащие группу с wie, придаточное предложение реального и ирреального сравнения при глаголах, указывающих на чувственную природу уточняемого признака (dnken, erscheinen, scheinen, wirken, vorkommen); компаративные высказывания, организуемые широкозначными лексемами с семантикой сходства / отличия, глаголом erinnern и перцептивными и пространственными глаголами в переносном значении; словосочетания прилагательных на -haft, -isch, -lich, -ig, -artig с существительным, указывающим на тему; компаративные существительные, построенные по модели «указание на эталон  (первая непосредственно составляющая) + указание на тему (вторая непосредственно составляющая)».

Общему впечатлению противопоставляется «детализирующее» восприятие, репрезентация которого предполагает указание на представление о признаке, в области которого осуществляется конкретизация. Подобная «детализация» осуществляется прилагательными и наречиями, определяемыми группой с wie и с als или придаточными реального и ирреального сравнения; «узловыми» существительными в рамках немаркированных компаративных конструкций.  К средствам, которые достаточно определённо соотносятся с этапом «детализирующего» восприятия, относятся прилагательные на -farben, используемые для конкретизации представлений о цвете; прилагательные на frmig (-formen), позволяющие конкретизировать представление о форме; компаративные высказывания, организуемые перцептивными глаголами klingen, riechen (duften, stinken), schmecken в узком значении; компаративные сложные прилагательные и существительные, вторая непосредственно составляющая которых уточняет область поиска признака-модуля. Отмечая возможность конкретизации средствами компаративных единиц результатов общего и «детализирующего» восприятия, следует обратить внимание на диффузность перехода между данными этапами, которая в большой степени обусловлена тем, что основанием для формирования общего впечатления может служить доминирующий признак.

Сравнение позволяет конкретизировать как ощущения, воспринимаемые органами чувств человека, так и ассоциативно-интуитивные ощущения, которые являются результатом подведения под абстрактные понятия наглядно-сенсорной опоры. Процесс «опредмечивания» непредметных сущностей средствами компаративных единиц представляет собой активацию ассоциативной связи понятия о непредметной сущности с представлением о сущности, которая соотносится для субъекта с переживаниями, имеющими чувственную природу: Ich sprte, wie der Gedanke in mein Hirn kroch. Ich hatte das Gefhl, als kme er von hinten, ber die Wirbelsule, einer winzigen Schlange hnlich, die sich langsam, aber beharrlich in den Kopf hineinbohrte (E. Richter).  Именно таким образом признаки отвлечённых представлений конкретизируются, получая чувственное осмысление и интерпретацию.

Компаративные единицы позволяют выразить «эмотивность», или «оценочность», как собственно отношение по признаку «хорошо / плохо» и эмоционально подчеркнуть, выделить степень проявления признака.

По признаку «хорошо / плохо» компаративные единицы выражают как общеоценочные, так и частнооценочные значения.  Выражение общеоценочных значений средствами компаративных единиц осуществляется в первую очередь компаративными высказываниями, в составе которых обнаруживается единственное указание на область поиска признака-модуля – лексема с общеоценочным значением: Viel besser als unser Leben sei das der wahren Shne der Natur, der so genannten Wilden (L. Feuchtwanger). Указанным условиям могут отвечать компаративные высказывания, содержащие группу с wie и с als, придаточные предложения реального сравнения с союзом als, компаративные высказывания с суперлативом. Вместе с тем лексема с общеоценочным значением может принимать участие и в выражении частнооценочного значения. В этом случае лексема с общеоценочным значением занимает в высказывании позицию, открываемую лексемой с частнооценочным значением: Hier bist du besser aufgehoben als woanders (D. Noll).

С помощью компаративных единиц могут быть выражены прагматические, психологические, эстетические и этические оценки. Пестрота и неоднородность оценочных признаков, лежащих в основании оценочных значений, свидетельствует о сложности ассоциативных связей между разными оценочными аспектами. Как следствие: 1) при конкретизации средствами сравнения возможно варьирование знака оценки одной и той же компаративной единицы в зависимости от актуализируемого признака эталона (лексема Habicht(s)auge в значении scharf blickendes Auge соотносится с положительной прагматической оценкой, но может соотноситься с отрицательной оценкой, когда взгляду приписывается признак «хищный» как признак эталона, вовлечённого в сравнение: Literaten und Schriftsteller pickten mit Habichtsaugen nach jedem Gegenstand (V. Braun); 2) наблюдается формирование одного типа оценки на основании другого: Sieh doch die Brust, die schmchtige Hhnerbrust… nicht geschaffen fr den Kampf  (K. Nowak). Знак оценки формируется как только за счёт активации ассоциации на эталон, так и за счёт взаимодействия оценочного знака эталона с оценочными знаками других языковых средств, использованных адресантом.

Анализ толкований компаративных единиц позволяет определить границы группы компаративных единиц, в семантической структуре которых присутствует смысловой элемент «эмоционально выделенная степень  проявления признака». Наличие последнего в семантической структуре компаративных единиц эксплицируется путём введения в объяснение их значения интенсификатора sehr и конкурирующих с ним лексем (wie aus dem Ei gepellt (geschlt) – ‘ist sehr gepflegt und sorgfltig gekleidet’). Интенсификация признака, находящая эксплицитное выражение в толкованиях компаративных единиц, является выражением субъективного впечатления о степени признака, иллюстрирует прагматический характер интенсификации, используемой в целях повышения убедительности высказывания, в целях эмоционального выделения, подчёркивания признака, что подтверждается в том числе сравнением с одним и тем же эталоном объектов, заведомо отличных по признаку-модулю: Die riesige Sdflanke im Mittelabschnitt ist durch die Pripjet-Smpfe gedeckt, wo im Sommer kein Mensch Krieg fhren kann (D. Noll). Der Doktor streicht verliebt ber die Rosenholzblende seines riesigen Bcherschrankes (H. Grabner). Durch die Krawatte hatte er eine Nadel mit einem riesigen Brillanten gesteckt (B. Kellermann).

Выделительная функция компаративных единиц очевидна: 1) при обращении к эталону, не предполагающему совпадения с темой по объективной степени проявления признака; 2) при обращении к необычным, неожиданным соположениям сравниваемых представлений; 3) при указании на область поиска признака-модуля, которая не обнаруживается у эталона; 4) при указании на неправдоподобные условия проявления признака; 5) при привлечении эталона, знание о котором для субъекта сравнения явно выходит за границы возможного.

Анализ областей-доноров эталонных представлений, к которым обращаются для конкретизации признаков и оценок, демонстрирует неистребимый антропоцентризм субъекта сравнения, который предпочитает черпать эталонные представления из миров хорошо ему знакомых (рисунок 2): porzellanwei, grn wie Flaschenglas, tellerflach, Hufeisenform, rund wie ein Taler, zahnradhnlich, durchsichtig wie Marmor, krperwarm, hart wie Glas, wie ein dumpfer Hammer klopfen.

Рисунок 2. Области-доноры эталонных представлений1

Структурные характеристики компаративных единиц, их образная основа и конкретизирующая направленность предопределяют функции сравнения в завершённом речевом произведении.

В четвёртой главе «Функции сравнения в тексте» наблюдается участие сравнения в реализации текстовых категорий, средством репрезентации которых вслед за Л.А. Ноздриной считается сетка текста, формируемая текстовыми структурами – темпоральной, локальной, персональной, референтной и модальной, отмечаются особенности компаративных единиц, обусловленные видом или типом дискурса.  В данной работе анализируются тексты, неодинаковые по своим параметрам (художественные тексты, публицистика, тексты справочного характера, личные письма и рекламные тексты), что позволило использовать преимущества выделения и однозначной интерпретации функций сравнения, которые даёт текст той или иной группировки.

Следует отметить возможность привлечения компаративных единиц для композиционной организации текстов, отличных по своим параметрам: для маркирования начала или конца сверхфразового единства, выделения его тематического ядра и осуществления связи между сверхфразовыми единствами, а также для определения границ единицы, большей, чем сверхфразовое единство.

Анализ роли сравнения в определителе грибов «Pilze sicher bestimmt» как образце текста справочного характера показал, что сравнение используется для конкретизации ощущений, воспринимаемых органами чувств человека, и для отражения градуальности признака. С помощью сравнения конкретизируются признаки гриба (за 100 % принято 358 единиц): цвет (45 %), форма (31 %), осязательные ощущения (6 %), характеристика поверхности (4 %), реакция на сжатие (2 %), запах (6 %), вкус (6 %). Использованные в определителе компаративные единицы активно участвуют в процедуре снятия энтропии, в передаче содержательно-фактуальной информации. Особенности наполнения компаративных единиц: преобладание в тексте компаративных единиц или их элементов, закреплённых в словарном фонде, ориентация на эталоны, заведомо известные адресату, стремление к нейтральности и объективности при выборе эталона – определяются установкой справочного дискурса – описание признаков объекта с целью его успешной идентификации.

Наблюдение функционирования сравнения в рекламных текстах, художественной литературе и в личных письмах иллюстрирует наложение на содержательно-фактуальную информацию, передаваемую средствами сравнения, дополнительных смыслов.

Наполнение компаративных единиц в текстах рекламного характера, объединяемых одной прагматической установкой – вызвать интерес к объекту рекламы, иллюстрирует связь сравнения, субъектность которого акцентируется в первой главе, с персональной структурой текста. При объективно-нейтральной форме изложения наблюдается интенсивное использование объективно обеспеченного суперлатива (der hchste Burg Vorarlbergs, der grte Wasserfall Europas), который позволяет подчеркнуть исключительность рекламируемого объекта. При индивидуально-личной, эмоционально окрашенной форме изложения привлекательность рекламируемого объекта обеспечивается в большей степени эмоциональностью изложения материала. Положительная оценка формируется посредством воздействия на эмоциональную сферу адресата через образную составляющую сравнения: Er gilt als so kaprizis wie die Callas, wird umraunt wie eine Halbwelt-Schne. Und wie es einem Star zusteht, macht Spargel sich rar: Der Feinschmecker wird ihn stets nur frisch essen mgen, also whrend der Erntezeit, und die ist streng begrenzt (H.-D. Ebert).

Обращение к сравнению для указания на исключительность рекламируемого объекта, для воздействия на эмоциональную сферу потребителя услуг,  для передачи личностно окрашенного тона обращения к адресату предопределяется прагматической установкой рекламного дискурса – вызвать интерес к объекту рекламы и приобретению услуг – и находит выражение в частотности объективно обеспеченного суперлатива, оценочных компаративных единиц и компаративных единиц, передающих «эмоционально выделенную степень проявления признака»,  в предпочтении индивидуально-авторских сравнений.

Интенсивность привлечения компаративных единиц для формирования образов действующих лиц художественного произведения свидетельствует о вхождении сравнения как средства, создающего впечатление о референте, в референтную сетку текста. Акцентируя деталь, сравнение наделяет референт индивидуальностью: Einer der Majore, ein hagerer Mann mit Nickelbrille und Geiergesicht, stand neben dem Fahrer (D. Noll), обеспечивает его узнаваемость: Kutschera zog sein Pferdegesicht in die Breite (D. Noll), приближает круг действующих лиц к читателю: Und ich, dachte er, ich werde alle Grausamkeit, deren ich im Kriege fhig war, und alle Brutalitt bewahren, heimlich, werde sie aufheben fr den Tag, an dem sie wiederkommen, die eiskalten Schachspieler, die Fhnchen steckenden Mrder wie Wolzow, die Unbelehrbaren wie Henning, die heulenden Derwische wie Wehnert, und dann her mit dem Mordinstinkt, den sie mir beigebracht haben (D. Noll).

В диалогических партиях при обращении к личности собеседника как к эталону сравнение предоставляет возможность «игры» на повышение или понижение статуса собеседника: „Ein Riese wie Sie muss besonders behutsam sein“ (D. Noll).  „Und warum das?“, fuhr jener Esel fort. „Bist du deswegen, weil du mit einem Lwen gehst, besser als ich? Mehr als ein Esel?“ (G.E. Lessing) Примеры «игры»  на повышение и понижение социального статуса собеседника демонстрируют соотносимость наполнения компаративной единицы с коммуникативной установкой говорящего, с «истинным» смыслом рассматриваемых компаративных высказываний  в дискурсе, которыми могут быть, к примеру, скрытая лесть или желание указать собеседнику «на его место».

Анализ языкового материала позволяет выявить и иные функции, выполняемые сравнением в процессе формирования референтной сетки художественного текста: обращение к сравнению при первичном введении референта в текст, прежде всего поэтический, для маркирования объединения или противопоставления текстовых референтов.

Возможность «переключения» в другой план, в другую реальность, в том числе и во внутреннюю реальность персонажа, объясняет обращение к сравнению в ходе интроспекции во внутренний мир персонажа в форме самоанализа: Mir war, als wr mir eine Scheibe des Schdels weggeschnitten, und ich msste herumlaufen mit dem halben Wissen (V. Braun), персонажной интроспекции: Ein bissiger Literat habe die Vermutung geuert, die Spartiaten htten deshalb den Tod verachtet, weil er ihnen ertrglicher schien als die tgliche Suppe (K. Nowak) и авторской интроспекции во внутренний мир персонажа.

Сигналами «переключения» в другой план в компаративном высказывании являются конъюнктив; модальные глаголы во вторичной функции; причастие I и II в группе с wie; оборот с wie um … zu; организация высказывания глаголами тематических групп «воздействие на чувства», «чувственное восприятие», «ментальный анализ»; указание на субъект сравнения в группе слова, представляющего тематическую группу «мнение», «суждение», «ощущение», «способ мысленного представления»; местоимение man или einer  в обозначении эталона; неопределённый или определённый артикль в генерализующей функции в обозначении эталона.

Авторская интроспекция реализуется в раскрытии тезауруса персонажа  через выбор эталона: Hier msste man leben wie Karl Moor mit seiner Bande (D. Noll), в детали, подмеченной средствами сравнения, которая позволяет заглянуть во внутренний мир персонажа: Er hatte sich seinen Sessel mit Kissen polstern lassen, um ber seinen Diplomatenschreibtisch sehen zu knnen (E. Strittmatter), как прямая характеристика персонажа: Die Frau hatte den starren Blick neugieriger Leute, die unersttlich sind (I. Aichigner). 

Темпоральные показатели в составе сравнения служат для маркирования ретроспективных и проспективных вставок, расширяют рамки художественного произведения, отсылая к событиям, находящимся за его рамками, подтверждают достоверность описываемых событий, помещая их в реальный временной континуум. Сравнения, в состав которых входят ссылки на исторические личности и факты, создают эффект исторической определённости: Es qulte ihn [Voltaire] die Vorstellung, seine Leiche als die eines Ketzers knnte wie seinerzeit die der Schauspielerin Adrinne Lecouvreur auf den Schindanger geworfen werden (L. Feuchtwanger).

Средства сравнения участвуют в создании перспективы художественного пространства. Сравнение приближает или удаляет объект, акцентируя обстоятельства его восприятия: Das machten die berstarken Brillenglser, durch die man die wasserblauen Augen wie durch eine Lupe vergrert sah (D. Noll). Сомнение в идентичности объекта, оформленное сравнением: Und weit hinten etwas Blinkendes, wie den Arm einer Statuette (B. Kellermann), обращение к концепту-эталону, характеризующемуся заведомо меньшими размерами, чем концепт-тема, констатация средствами сравнения результатов «первовидения» удаляют объект: Hinter den Bumen blinkten die Villen wie eine Reihe weier, lchelnder Zhne (B. Kellermann). Выделение и конкретизация отдельных признаков сокращает расстояние между объектом и субъектом восприятия: Sein Ohr hnelt einem rostigen Schopflffel  (W. Steinberg). 

Как показал анализ новеллы Гергарта Гауптмана «Bahnwrter Thiel», художественный текст характеризуется: 1) частотностью оценочных компаративных единиц (в новелле они представлены 94 % употреблений); 2) предпочтением индивидуально-авторских сравнений; 3) частотностью в пейзажных зарисовках компаративных единиц, в смысловую структуру которых входит эстетическая оценка; 4) использованием возможностей сравнения для подведения под силы, действующие во внутреннем мире человека, сенсорно-чувственной базы; 5) обусловленностью знака оценочных компаративных единиц эмоциональным состоянием персонажа при изображении второго плана; 6) использованием возможностей сравнения для воздействия на читателя через символику цветовой палитры; 7) выходом через образную составляющую сравнения на эмоциональные концепты, в том числе вызывающие у читателя состояние катарсиса.

Вышесказанное свидетельствует об интенсивном использовании в литературном дискурсе заложенных в сравнение потенций к выражению оценок. Сравнение является способом выражения субъективно-оценочной модальности и личностно окрашенного тона обращения к адресату, инструментом раскрытия психологизма действующих лиц и средством повышения эстетической ценности текста, средством воздействия на эмоциональную составляющую адресата. Вместе с главным героем читатель переживает сменяющие друг друга торжественное спокойствие, эстетическое восхищение и разочарование, пугающее предчувствие беды и холод невосполнимой утраты. Не последнюю роль в управлении эмоциональным настроем адресата играет выбор представлений-эталонов в компаративных единицах: Oft blieb er, Tobiaschen an der Hand, stehen, um den wunderbaren Lauten zu lauschen, die aus dem Holze wie sonore Chorle aus dem Innern einer Kirche hervorstrmten (G. Hauptmann). Zwei rote, runde Lichter durchdrangen wie die Glotzaugen eines riesigen Ungetms die Dunkelheit (G. Hauptmann). Die Stmme der Kiefern streckten sich wie bleiches, verwestes Gebein zwischen die Wipfel hinein, die wie grauschwarze Moderschichten auf ihnen lasteten (G. Hauptmann). Ассоциации, рождаемые образной составляющей сравнения в дискурсе новеллы, пробуждают чувство сострадания главному герою новеллы, заставляют читателя пережить потрясение, оказывают то просветляющее, «разрешающее» действие, которое соотносится с представлением о катарсисе.

В литературном дискурсе сравнение может быть ориентировано на интерпретативный шаг со стороны читателя, на вывод подразумеваемого смысла. Образная основа сравнения, позволяющая выстраивать ассоциативные связи относительно любой из его составляющих – локального, темпорального показателя, элемента персональной или референтной сетки текста, образует опору для определения микротемы отдельной части или основной мысли всего текста. Таким образом,  в литературном дискурсе констатируется активное привлечение сравнения для расшифровки «картины мира», заложенной в художественное произведение автором, «работу» сравнения на одну из важнейших задач искусства – быть средством познания и в том числе познания человека.

В заключении подводится общий итог исследования и намечаются перспективы дальнейшей разработки проблемы, к которым относятся прежде всего определение роли сравнения в дискурсах разных видов и типов, в формировании художественного пространства отдельных литературных произведений. Широкий фронт для исследовательской работы представляет собой вопрос о выходе через сравнение в область лингвокультурных концептов.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Монографии и пособия:

1. Сравнение в лингвосемантическом аспекте [Текст]: монография / Г.Л. Денисова. – Тольятти: Волжский ун-т им. В.Н. Татищева, 2005. – 283 с.

2. Компаративное высказывание в познании мира [Текст]: монография / Г.Л. Денисова. – Тольятти: Волжский ун-т им. В.Н. Татищева, 2007. – 433 с.

3. Функции сравнения в тексте [Текст]: спецкурс по интерпретации текста / Г.Л. Денисова.  – Тольятти: Волжский ун-т им. В.Н. Татищева, 2008. –  243 с.

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК:

4. Указание на основание сравнения в предложениях, содержащих группу с wie [Текст] / Г.Л. Денисова // Наука производству. – М., 2004. - № 8 (76). – С.57 – 59.

5. Обозначение субъекта сравнения в компаративных предложениях [Текст] / Г.Л. Денисова // Наука производству. – М., 2004. - № 8 (76). – С.59 – 61.

6. Компаративное моделирование признака с опорой на словообразовательные модели (на материале немецкого языка) [Текст] / Г.Л. Денисова // Известия Самарского научного центра РАН. – 2006. – Вып. 3, Т.3. – С. 114 – 122.

7. Выделительная функция сравнения (на материале немецкого языка) [Текст] / Г.Л. Денисова // Известия Самарского научного центра РАН. – 2009. - Т. 11, № 4 (2) Сер. Педагогика и психология. Филология и искусствоведение 2 (4). – С. 475 – 480.

8. Объективация результатов сравнения как воспринимаемой данности [Текст] / Г.Л. Денисова // Известия Волгоградского гос. пед. ун-та. Сер. Филологические науки. – 2009. – №7 (41) – С.153 – 157. 

9. Интроспекция во внутренний мир персонажа средствами сравнения [Текст] / Г.Л. Денисова // Вестник Пятигорского гос. лингв. ун-та. – 2009. - № 2  – С. 73 - 76.

10. Связь сравнения с референтной структурой текста (на материале немецкого языка) [Текст] / Г.Л. Денисова // Известия Самарского научного центра РАН. - Т. 11, № 4 (4) Сер. Педагогика и психология. Филология и искусствоведение. 4 (6) – 2009. – С.995 – 1000.

11. Компаративное моделирование оценок [Текст] / Г.Л. Денисова // Вестник Московского гос. лингв. ун-та. Сер. Языкознание. – 2009. – Вып. 557: Языковое существование человека  и этноса. – С. 170 – 182.

Статьи в прочих изданиях:

12. Функционально-семантическое поле сходства-несходства [Текст] / Г.Л. Денисова // Языковые средства в функциональном аспекте. – М.: МГПИ им. В.И. Ленина, 1988. – С. 3 – 10.

13. Реализация основания сравнения в предложениях сходства-несходства [Текст] / Г.Л. Денисова. – М., 1989. – 20 с. - Деп. в ИНИОН АН СССР 20.09.89, № 39609. -  Бюл. Новая советская литература по общественным наукам. Языкознание. - 1990. - № 3.

14. Семантическая избирательность глаголов и прилагательных со значением сходства-несходства [Текст] / Г.Л. Денисова.  – М, 1989. – 24 с. – Деп. в ИНИОН АН СССР  20.09.89, № 39608. - Бюл. Новая советская литература по общественным наукам. Языкознание. – 1990. -  № 2.

15. Валентные классы глаголов сходства [Текст] / Г.Л. Денисова. – М., 1992. – 12 с. – Деп. в ИНИОН РАН 30. 02. 92, № 46025.  – Бюл. Новая литература по социальным и гуманитарным наукам. Языкознание. – 1992. -  № 7 – 8.

16. Семантические группы финитных глаголов и прилагательных-предикативов, употребляемых в предложениях сходства-несходства [Текст] / Г.Л. Денисова. – М., 1992. – 18 с. – Деп. в ИНИОН РАН  13. 03. 92., № 4623. – Бюл. Новая литература по социальным и гуманитарным наукам. Языкознание. -  1992. -  № 7 – 8.

17. Компаративные конструкции без показателей сравнительных отношений [Текст] / Г.Л. Денисова // Актуальные вопросы романо-германской филологии и методики преподавания иностранных языков: сб. науч. ст. – Тольятти: Тольяттинский филиал Самар. гос. пед. ун-та, 2000. – С. 13 – 22.

18. Языковые средства, выражающие меру сходства / несходства [Текст] / Г.Л. Денисова // Вестник Волжского ун-та им. В.Н. Татищева. Сер. Филология. – Тольятти, 2004. – Вып. 4. – С. 37 – 47.

19. Спецификация цвета в компаративных сложных прилагательных [Текст] / Г.Л. Денисова // Вестник института иностранных языков Самарского гос. пед. ун-та. – 2004. -  № 5. – С.64 – 77.

20. Опыт моделирования компаративных конструкций с прилагательными на ig, -lich, -isch, -haft [Текст] / Г.Л. Денисова // Вестник Волжского ун-та им. В.Н. Татищева. Сер. Филология. – Тольятти, 2005. – Вып. 5. – С. 43 – 59.

21. Придаточная часть сравнительного предложения и группа с wie (сравнительно-сопоставительный анализ) [Текст] / Г.Л. Денисова // Вестник Волжского ун-та им. В.Н. Татищева. Сер. Филология. – Тольятти, 2005. – Вып. 5. – С. 59 – 69.

22. Сравнительная характеристика компаративных предложений (на материале немецкого языка) [Текст] / Г.Л. Денисова // Актуальные вопросы романо-германской филологии и методики преподавания иностранных языков: сб. науч. ст.– Тольятти: Тольяттинский гос. ун-т, 2005. – Вып. 5, Ч. 1. – С. 92 – 106.

23. Bestandteilanalyse der Komparativuerungen ohne Vergleichsindexe [Текст] / Г.Л. Денисова // Вестник Волжского ун-та им. В.Н. Татищева. Сер. Филология. – Тольятти, 2006. – Вып. 6. – С. 14 – 23.

24. Причина отсутствия однозначного решения вопроса о компонентном составе сравнительной конструкции [Текст] / Г.Л. Денисова // Вестник Волжского ун-та им. В.Н. Татищева. Сер. Филология. – Тольятти, 2007. – Вып. 7. – С. 36 – 54.

25. «Опредмечивание» неявных сущностей средствами сравнения [Текст] / Г.Л. Денисова // Вестник Волжского ун-та им. В.Н. Татищева. Сер. Филология. – Тольятти, 2007. – Вып. 7. – С. 30 – 35.

26. Объекты сравнения с позиций когнитивной лингвистики [Текст] / Г.Л. Денисова // Вестник Самарского гос. пед. ун-та. Институт иностранных языков. -  2008.– Вып. 8.– С.13 – 22.

27. Компаративные высказывания с суперлативом [Текст] / Г.Л. Денисова // Вестник Волжского ун-та им. В.Н. Татищева. Сер. Филология. – Тольятти, 2008. – Вып. 8. – С. 13 – 19.

28. Сравнение в локально-темпоральной структуре текста (на материале немецкого языка) [Текст] / Г.Л. Денисова // Вестник Волжского ун-та им. В.Н. Татищева. Сер. Гуманитарные науки и образование.– Тольятти, 2008. – Вып. 1. – С. 13 – 32.

29. Связь сравнения с персональной сетью рекламных текстов [Текст] / Г.Л. Денисова // Вестник гуманитарного ин-та Тольяттинского гос. ун-та / под. ред. Е.Ю. Прокофьевой. – Тольятти, 2008. – № 2 (4). – С.125 - 132.

30. Концептуализация отношения сравнения в семантике показателей сравнительных отношений (на материале немецкого языка) [Текст] / Г.Л. Денисова // Вестник Волжского ун-та им. В.Н. Татищева. Сер. Гуманитарные науки и образование. – Тольятти, 2009. – Вып. 2. – С. 9 – 20.

Материалы международных конференций:

31. Исследование компаративного поля в отечественной германистике [Текст] / Г.Л. Денисова // Русско-немецкие культурные связи: История и современность: материалы докл. и выступл. участников междун. науч.-практ. конф. и Дней нем. культуры на Волге (Самара, 14 – 15 июля 1994 г.). – Самара: Самар. гос. пед. ун-т, 1998. – С. 81 – 84.

32. Влияние функционально-прагматического аспекта на обозначение сходства (на материале немецкого языка) [Текст] / Г.Л. Денисова // Язык в мультикультурном мире: тез. и материалы междун. конф. – Самара: Самар. гос. пед. ун-т, 1999. – С. 232 – 235.

33. Категориальная ситуация сравнения [Текст] / Г.Л. Денисова // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: материалы междун. науч. конф. (Тольятти, 21 – 24 апреля 2004 г.) // Гуманитарные науки и образование: опыт проблемы, перспективы. – Тольятти: Волжский ун-т им. В.Н. Татищева, 2004. – Ч. 3. – С. 30 – 36.

34. Частные значения сравнения [Текст] / Г.Л. Денисова // Германистика: состояние и перспективы развития: междун. конф., посвящённая памяти проф. О.И. Москальской (Москва, 24 – 25 мая, 2004 г.). – М.: МГЛУ, 2004. – С. 53 – 55.

35. Синтагматические отношения между обозначениями сравниваемых предметов в рамках немаркированных компаративных конструкций [Текст] / Г.Л. Денисова // Русско-немецкие культурно-исторические контакты: материалы междун. науч. конф. (Тольятти, 22 – 23 сент. 2004 г.). – Тольятти: Тольяттинский гос. ун-т, 2004. – С. 72 – 75.

36. Выражение сравнения высказываниями без показателей сравнительных отношений (на материале немецкого языка) [Текст] / Г.Л. Денисова // Компаративистика: современная теория и практика: междун. конф. и XIV Съезд англистов (Самара, 13 – 15 сентября 2004 г.). – Самара: Самар. гос. пед. ун-т, 2004. – Т. 1. – С. 383 – 385.

37. Наполнение группы с wie (на материале немецкого языка) [Текст] / Г.Л. Денисова // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: материалы междун. науч. конф. (Тольятти, 20 – 23 апреля 2005 г.) // Гуманитарные науки и образование: опыт, проблемы, перспективы. – Тольятти: Волжский ун-т им. В.Н. Татищева, 2005. – С. 182 – 189.

38. Концепт сравнения (на материале немецкого языка) [Текст] / Г.Л. Денисова // Актуальные проблемы теоретической и прикладной лингвистики и оптимизация преподавания иностранных языков: материалы всерос. науч. конф. с междун. участием (Тольятти, 11 – 13 октября 2005 г.). – Тольятти: Тольяттинский гос. ун-т, 2005. – С. 55 – 60.

39. Осмысление отношения сравнения (на материале немецкого языка) [Текст] / Г.Л. Денисова // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: материалы междун. науч. конф. // Гуманитарные науки и образование: опыт, проблемы, перспективы. – Тольятти: Волжский ун-т им. В.Н. Татищева, 2006. – С.102 – 109.

40. Компаративное моделирование общего впечатления (на материале немецкого языка) [Текст] / Г.Л. Денисова // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: материалы междун. науч. конф. (Тольятти, 18 – 21 апреля 2007 г.) // Гуманитарные науки и образование: опыт, проблемы, перспективы. – Тольятти: Волжский ун-т им. В.Н. Татищева, 2007. – Ч.2. – С. 49 – 60.

41. Процесс демотивации компаративных единиц при закреплении в узусе [Текст] / Г.Л. Денисова // Актуальные проблемы теоретической и прикладной лингвистики и оптимизация преподавания иностранных языков: материалы всерос. науч. конф. с междун. участием (Тольятти, 9 – 11 октября 2007 г.). – Тольятти: Тольяттинский гос. ун-т, 2007. – С.84 – 91.

42. Компаративное моделирование ассоциативно-интуитивных ощущений [Текст] / Г.Л. Денисова // Интеграция образования, науки, культуры: Россия – Германия: материалы междун. науч.-практ. конф. (Самара, 17 – 18 сентября 2007). – Самара: Самар. гос. пед. ун-т, 2008.  –  С. 150 – 154.

43. Сравнение в новелле Г. Гауптмана «Bahnwrter Thiel» [Текст] / Г.Л. Денисова // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: материалы V междун. науч. конф. (Тольятти, 16 – 19 апреля 2008 г.)// Гуманитарные науки и образование. – Тольятти: Волжский ун-т им. В.Н. Татищева, 2008. – Ч. 2. – С.31 – 38.

44. Декодирование концептуальной информации средствами сравнения [Текст] / Г.Л. Денисова // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: материалы VI  междун. науч. конф. (Тольятти, 16 – 19 апреля 2009 г.) // Гуманитарные науки и образование. – Тольятти: Волжский ун-т им. В.Н. Татищева, 2009. – Ч. 2. – С. 250 – 257.

Материалы прочих конференций:

45. Семантико-синтаксическая характеристика основания сравнения в предложениях сходства/несходства [Текст] / Г.Л. Денисова // Семантические и функциональные аспекты германских и романских языков: тез. докл. межвуз. науч. конф. (Курск, 25 – 27 сентября 1990 г.). – Курск: Курский ГПИ, 1990. – С. 60 – 61.

46. Обозначение результатов логической операции в предложениях сходства / несходства на материале немецкого языка [Текст] / Г.Л. Денисова // Роль ВУЗа в становлении личности инженера: материалы докл. участников юбилейной науч.-метод. конф. (Тольятти, 30 – 31 января 1997 г.). – Тольятти: Тольяттинский политехнический институт, 1997. – С. 125 – 132.

47. Условия передачи сравнительных отношений конструкциями с прилагательными на –ig, isch, -haft, -lich  [Текст] / Г.Л. Денисова // Актуальные проблемы прагмалингвистики в контексте межкультурной коммуникации: материалы всерос. науч. конф. (Тольятти, 7 – 8 декабря 2006 г). – Тольятти: Тольяттинский гос. ун-т, 2006. – С. 52 – 65.

48. Семантика существительных – «узловых» компонентов в компаративных конструкциях без показателей сравнительных отношений [Текст] / Г.Л. Денисова // Немецкий язык и его роль в образовательном пространстве: материалы областной науч.-практич. конф. (Самара, 8 – 9 января 2004 г.). – Самара: Самар. гос. пед. ун-т, 2004. – С. 72 – 84.


1 1 – компаративные сложные прилагательные, 2 – сложные существительные типа «указание на эталон + уточнение области поиска признака-модуля», 3 – сложные существительные типа «указание на эталон + указание на тему», 4 – дериваты на –ig, 5 – дериваты на – artig, 6 – дериваты на –haft, 7 – дериваты на –isch, 8 – дериваты на –lich, 9 – дериваты на –frmig, 10 – дериваты на –farben, 11 – компаративные фразеологические единицы.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.