WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Чупашева Ольга Михайловна

ГРАММАТИКА РУССКОГО ДЕЕПРИЧАСТИЯ

специальность 10.02.01 – русский язык

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Москва – 2010

Работа выполнена на кафедре русского языка

Мурманского государственного педагогического университета

Официальные оппоненты:  Шаповалова Татьяна  Егоровна,  доктор филологических наук, профессор

  (Московский государственный  областной университет)

  Сигал Кирилл Яковлевич,

  доктор филологических наук, (Институт языкознания РАН)

  Ярыгина Елена Сергеевна,

  доктор филологических наук, профессор

  (Московский городской

  педагогический университет)

Ведущая организация: Московский педагогический государственный университет

Защита состоится 13 мая 2010 года в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.02 по защите докторских и кандидатских диссертаций (специальность 10.02.01 – русский язык, 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания [русский язык]) при Московском государственном областном университете по адресу: 105005, г. Москва, ул. Ф. Энгельса, д. 21а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета (105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10а).

Автореферат разослан «_____» _______________ 2010 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

доктор филологических наук

профессор                                                В.В. Леденёва

Объектом данного диссертационного исследования является деепричастие (далее – Дпр)  современного русского литературного языка.

Предмет исследования – морфологические и синтаксические свойства Дпр как грамматического феномена, определяющие его место в системе грамматических единиц русского языка.

Актуальность исследования заключается в том, что в нем впервые представлен комплексный анализ грамматических свойств Дпр. В условиях острой дискуссионности в решении вопроса о морфологической принадлежности Дпр, о его синтаксических свойствах, при сохраняющихся разногласиях относительно использования Дпр в различных структурно-семантических типах русского предложения важно и актуально осуществить всестороннее изучение данного грамматического явления, специфические морфологические и синтаксические ресурсы которого проявляются как в плане грамматического значения, так и в отношении его связей в предложении, что способствует решению ряда актуальных проблем не только в сфере морфологии, синтаксиса, но и в области лексикологии и лексикографии. Необходимость комплексного анализа грамматических свойств русского Дпр объективно обусловлена логикой развития лингвистической науки, а также практическими потребностями русистики – исследовать закономерности грамматического устройства одного из сложных участков русского предложения. Востребованность Дпр, расширение сферы его употребления в двусоставных  и в различных типах односоставных предложений, с одной стороны, при предикативном центре и при компонентах за его пределами – с другой, требует выяснения грамматических механизмов, обеспечивающих включение Дпр в структуру русского предложения, особенностей его связи с компонентами этой структуры, возможностей выражения синтаксических отношений во всем их многообразии.

Усиливающаяся роль Дпр в процессе коммуникации, активное проникновение его, исконно принадлежащего книжным стилям, в устную публицистику и в разговорную речь с ее спецификой во многом обусловлено структурно-семантическим своеобразием Дпр: оно обладает высокой морфологической емкостью, отличается многомерным, объемным устройством синтаксических связей, определяющим многослойность его синтаксических отношений, позволяющих ему выразить разнообразные добавочные и сопутствующие действия, которые не могут быть обозначены спрягаемым глаголом, создавая тем самым смысловую перспективу высказывания. Как глагольное слово, Дпр способно дать динамичную и сложную характеристику действия того компонента, с которым оно связано в предложении, в отличие от наречия, характеризующего его в статике: в то же время, определяя действие, Дпр акцентирует внимание на слове, называющем это действие, участвуя таким образом в создании языковой картины мира. Все это предполагает внесение корректив в собственно лингвистические исследования.

Исследованию Дпр посвящено множество научных трудов, однако с целью системной грамматической характеристики русское Дпр не рассматривалось. В связи с этим необходимо обобщить многочисленные частные исследования, что позволит уточнить его статус  в грамматической системе современного русского литературного языка, соотнести его с другими морфологическими и синтаксическими единицами. Системный анализ языковых явлений не утрачивает своей актуальности: он отражает важнейшую особенность устройства языка – его системность.

Данная работа выполнена в русле традиционного языкознания, его структурно-семантического направления: именно такой подход позволяет установить структурно-семантические свойства Дпр как особого грамматического явления, более глубоко проникнуть в его грамматическую природу. Реализация такого подхода состоит в установлении синтагматических характеристик (определение специфики включения Дпр в предложение, своеобразие связей его с другими членами предложения, способов выражения его синтаксических отношений), парадигматических связей предложений, включающих Дпр, с другими синтаксическими единицами с позиций их формально-синтаксических сходств и различий.

Цель данной работы – охарактеризовать языковой статус Дпр как грамматического феномена современного русского литературного языка, осуществив комплексный анализ его морфологических и синтаксических свойств, исследуя его структурные и семантические параметры.

Общая цель работы предполагает решение следующих конкретных задач:

1) раскрыть специфику Дпр как синкретичного грамматического явления современного русского языка, для чего исследовать его в рамках взаимодействия и соотносительности языковых структур различных ярусов;

2) на основе изучения работ предшественников, собственного анализа грамматических категорий Дпр подтвердить принадлежность его к глагольной парадигме и установить возможность актуализации тех или иных морфологических свойств Дпр в конкретных условиях употребления;

3) выявить степень обусловленности синтаксических свойств Дпр его морфологической спецификой;

4) установить и описать синтагматические и парадигматические  характеристики Дпр современного русского языка;

5) определить и охарактеризовать специфику включения Дпр в различные структурно-семантические типы простых предложений, способы связи его с членами предложения;

6) представить синтаксическую связь Дпр в предложении как комплекс более простых видов связи, установить отличительные характеристики этих связей и их роль в формировании общей связи Дпр;

7) установить и охарактеризовать своеобразие синтаксических связей Дпр с предикативным центром и с компонентами за его пределами;

8) выявить своеобразие синтаксических отношений Дпр в предложении, установить степень их обусловленности синтаксическими связями, охарактеризовать многослойность синтаксической семантики Дпр;

9) представить систему синтаксических отношений Дпр при предикативном центре и в позиции при компонентах предложения за его пределами, осуществить их всесторонний анализ;

10) выявить и охарактеризовать систему средств выражения синтаксических связей и синтаксических отношений Дпр.

В качестве основной гипотезы исследования выдвинуто предположение о том, что русское Дпр как особый член глагольной парадигмы является принципиально синкретичной грамматической единицей; его синкретизм проявляется на морфологическом и синтаксическом уровнях – в совмещении морфологических показателей различных частей речи (глагола и наречия), в многомерности синтаксических связей, обеспечивающих возможность включения Дпр в синтаксическую структуру предложения, и в объемном характере синтаксических отношений; данные свойства равно присущи русскому Дпр, связанному с предикативным центром и с компонентами за его пределами.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Дпр, обладая свойствами глагола и наречия, остается в пределах глагольной парадигмы в силу сохранения им ярких дифференциальных характеристик глагола, при этом оно не утрачивает признаков наречия. В конкретных условиях употребления эти признаки либо находятся в состоянии равновесия, либо актуализируются одни из них, приглушая другие. Их сочетание определяет своеобразие синтаксических свойств Дпр.

2. Синтаксическая связь Дпр в предложении многомерна, она представляет собой сумму, пучок отдельных более простых связей, образующих оппозицию по признаку обязательности / факультативности: облигаторными являются полупредикативная связь и примыкание, факультативными – параллельная и сочинительная связи. Различные по грамматической природе и по способам проявления, каждая из них  связывает Дпр с компонентами предложения  особым образом.

3. Полупредикативная связь выступает обязательной и ведущей: именно возможность одновременной двойной связи Дпр с глаголом-сказуемым (или с компонентом предложения за пределами предикативного центра) и с членом предложения с субъектным значением обладает «разрешительной силой» для включения его в предложение. Система субъектов одинакова для Дпр, подчиненных предикативному центру и компонентам за его пределами, за исключением отраженного субъекта, возможного только в двусоставном предложении. Полупредикативная связь Дпр обнаруживается парадигматически и реализуется в нескольких разновидностях: прямая и косвенная, с одной стороны, и первичная и вторичная – с другой. Полупредикативность имеет градационный характер, изменение ее степени определяется синтаксическими и морфологическими факторами. Полупредикативность снижается по мере удаления Дпр от предикативного центра, под воздействием же морфологических факторов она может свестись к нулю.

4. Полупредикативность и обособление – пересекающиеся, но не тождественные явления: они обладают различными дифференциальными признаками. Полупредикативность основана на двунаправленности синтаксических связей члена предложения, тогда как в основу обособления заложены прежде всего интонационные характеристики и порядок слов, определяющие его смысловое выделение в предложении. Вместе с тем полупредикативность и обособление не исключают друг друга и могут совмещаться, как это наблюдается у деепричастия в определенных синтаксических условиях.

5. Примыкание сосуществует с полупредикативной связью. Это однонаправленная связь Дпр – с глаголом-сказуемым или  с неспрягаемыми глагольными формами, другими частями речи; она определяется неизменяемостью Дпр и не имеет ограничений. Дифференцируется сильное и слабое примыкание в зависимости от обязательности / необязательности для подчиняющего члена Дпр как компонента предложения с обстоятельственным значением. Совпадение или расхождение глагольной линии  полупредикативной связи и примыкания Дпр обусловлено типом сказуемого – простого, составного или осложненного.

6. Факультативные параллельная и сочинительная связи Дпр возможны только при наличии обязательных связей. Дпр объединяется параллельной связью в составе синтаксической группы с другим Дпр, с наречием, предложно-падежной формой существительного. Сочинительная связь проявляется в составе синтаксического ряда с другим Дпр, с причастием, прилагательным, инфинитивом и существительным и обеспечивается способностью обладающего двойственными грамматическими свойствами Дпр «подстраиваться» под грамматические возможности сочетающейся с ним части речи.

7. Типичным для Дпр является бессоюзное включение в предложение, что не исключает выражения связи посредством союзов. В связи деепричастия с грамматической основой и в составе синтаксической группы участвуют семантические союзы, в составе синтаксического ряда –  синтаксические и семантические союзы. Синтаксическая связь Дпр со всеми компонентами предложения за пределами предикативного центра осуществляется без союзов, кроме Дпр при другом Дпр, для которого возможна союзная связь. Отсутствие формализации связи имеет следствием ее недифференцированность, что, в свою очередь, определяет синкретизм синтаксических отношений Дпр.

8. Удаленность Дпр от предикативного центра и сочетание с субъектом, не совпадающим с субъектом предложения, расширяет возможности его употребления: снимаются ограничения, связанные с необходимостью активного субъекта, с использованием Дпр в пассивных конструкциях.

9. Своеобразие синтаксических связей Дпр порождает своеобразие его синтаксических отношений. Синтаксическое значение Дпр есть результат синтаксических отношений его и компонента, с которым  оно  сочетается, оно присуще Дпр при возможности выражения в языковых формах. Степень формализации синтаксических отношений различна: в эксплицитных союзах или на основе системных, парадигматических, связей. Синтаксические отношения Дпр могут сопровождаться маркерами, принадлежащими к различным языковым уровням. Ведущей характеристикой синтаксических отношений Дпр является их многослойность, своего рода стереоскопичность, включающая в себя несколько составляющих: полупредикативные и проявляющиеся в парадигмах обязательные отношения, а также пояснительные и сочинительные факультативные отношения. Сложное переплетение различных типов синтаксических связей и отсутствие  в большинстве случае вербализации отношений обусловливает их недифференцированность как специфическую грамматическую характеристику Дпр. Недифференцированность  синтаксических отношений Дпр в составе синтаксической группы и синтаксического ряда проявляется также в совмещении его факультативных и обязательных синтаксических значений.

10. Система синтаксических отношений Дпр при предикативном центре в предложениях с единственной соотносительностью представлена 9 типами  и не предполагает наличия других членов, она закрытая. Система синтаксических отношений Дпр в той же позиции в предложениях с множественной соотносительностью более разветвленная, включает в себя, по имеющимся данным, 49 членов, однако она остается открытой. Системы синтаксических отношений Дпр в позиции при компонентах предложения за пределами предикативного центра формируются меньшим количеством членов: в предложениях с единственной соотносительностью – 4 типа, с множественной соотносительностью – 17. Это обусловлено, очевидно, спецификой  синтаксической позиции Дпр. Обе системы являются открытыми.

11. Синтаксические отношения Дпр многоаспектны, их важнейшие характеристики – наличие-отсутствие  вербализации (формализованные / неформализованные), наличие-отсутствие маркеров (маркированные /  немаркированные), степень определенности (дифференцированные / недифференцированные), степень обусловленности структурой (свободные  / связанные), обусловленность какими-либо дополнительными факторами (главные / частные), степень обязательности (облигаторные / факультативные),  позиция  (за пределами ДО / в составе ДО), 8) в предложениях с множественной соотносительностью – характер реализации синтаксических значений (одновременные / разновременные). Важным фактором, определяющим синтаксические отношения Дпр, является тип соотносительности предложения – единственная / множественная.

12. Синкретизм морфологических и синтаксических свойств свидетельствует о принципиальном грамматическом синкретизме Дпр.

Научная новизна исследования заключается в следующем.

1. Впервые предпринято комплексное всестороннее исследование фундаментальных синтаксических свойств русского Дпр – синтаксических связей и синтаксических отношений. Разработан новый подход к выявлению синтаксических связей Дпр, предложена  их типология. Выявлен неоднолинейный, многомерный характер синтаксических связей Дпр с предикативным центром и  с компонентами за его пределами.

2. Выявлены параметры полупредикативной связи как одной из важнейших синтаксических характеристик Дпр в отличие от обособления; установлены разновидности данной связи. Аргументированы и представлены степени полупредикативности Дпр.

3. Приведены новые данные, позволяющие скорректировать существующие представления о включении Дпр в структуру двусоставных и односоставных предложений, аргументирована нормативность односоставных предложений с Дпр, пересмотрен ряд существующих запретов на использование Дпр в односоставных предложениях и в пассивных конструкциях,

4. Выявлена специфика синтаксических отношений Дпр в предложении, заключающаяся в их объемном и многоаспектном характере, определены доминирующие особенности взаимообусловленности грамматического значения и синтаксических связей. Осуществлена развернутая характеристика не изученных ранее сфер синтаксических отношений Дпр. Определены степени грамматикализации синтаксических отношений Дпр, дифференцированы средства, вербализующие эти отношения, и средства, их маркирующие. Установлена роль ряда лексем как маркеров синтаксических отношений Дпр, уточнен их морфологический статус, даны рекомендации для их лексикографического описания. Упорядочена система маркеров, установлены особенности их функционирования в предложении. Представлена типология синтаксических отношений Дпр при предикативном центре и при компонентах за его пределами. Осуществлен многоаспектный анализ синтаксических отношений Дпр.

5. Впервые последовательно применена процедура парадигматического и синтагматического анализа при выявлении типичных и нетипичных связей Дпр в предложении, системы их синтаксических отношений.

6. Уточнена система связей и отношений Дпр с другими языковыми единицами.

7. Продемонстрирована стилевая прикрепленность ряда конструкций с Дпр, их структурно-семантический потенциал.

8. Выявлен и обоснован синкретизм грамматической природы Дпр, описано взаимовлияние морфологических и синтаксических свойств Дпр, определяющих его синкретизм.

Теоретическая значимость диссертации состоит в том, что в ней впервые предпринято развернутое системное  грамматическое исследование русского Дпр; она расширяет и уточняет научное представление о специфике парадигмы глагольного слова, ее членов, о законах грамматической организации осложненных предложений с Дпр.  Исследование вносит определенный вклад в теорию грамматического синкретизма, в изучение единиц различных языковых ярусов, участвующих в организации предложения, в уточнение и развитие основных положений и принципов структурно-семантического анализа языковых единиц.

Практическая значимость исследования заключается в применении его теоретических выводов в практике преподавания в вузе, школе, а также на курсах повышения квалификации работников образования и культуры лингвистических дисциплин (основных и специальных) – современного русского литературного языка, его морфологии и синтаксиса, русской пунктуации, русского языка и культуры речи, стилистики; в корректировке некоторых аспектов методики развития речи в школе. Материалы диссертации способствуют развитию лингвистического мышления студента и школьника, окажут помощь преподавателю и учителю в руководстве научной деятельностью обучающегося, а студенту и школьнику – в выполнении творческой работы по грамматике. Результаты исследования, связанные с корректировкой нормативного использования Дпр в предложении, имеют важное значение для предупреждения ошибок обучающихся в устной и письменной речи, для корректировки типологии этих ошибок. Иллюстративный материал, извлеченный из текстов разных стилей и жанров, может быть использован в вузовском и школьном обучении морфологии, синтаксису,  пунктуации и культуре речи. Сведения, представленные в диссертации, могут быть использованы также при обучении русскому языку как неродному и иностранному, что весьма актуально в условиях современной языковой ситуации.

Материалом для исследования послужила картотека автора, содержащая текстовые фрагменты, извлеченные методом сплошной выборки из произведений различных стилей и жанров XIX – XXI вв.: из художественной русской классической и современной литературы, из газетно-публицистических и научных документов. Предложения с Дпр извлекались из прозаических и поэтических текстов: разнообразие языкового материала позволило полнее представить ресурсы и возможности русского языка. В отдельных разделах использовались документы из электронной информационно-справочной системы Национального корпуса русского языка Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН (сайт http//www.ruscorpora.ru). В общей сложности материал исследования составил свыше 20000 предложений с Дпр.

Основным методологическим принципом  диссертационного исследования является признание языка функционирующей системой, состоящей из взаимосвязанных и взаимообусловленных единиц, а грамматических единиц как имеющих грамматическую форму и грамматическое значение, при этом грамматическое значение выражается формально в грамматических средствах. Работа построена в синхронном плане.

При исследовании  Дпр использовался комплекс лингвистических методов и приемов: метод системного грамматического анализа, структурно-семантический, основанный на индукции, описательный метод, учитывающий взаимосвязь между означающим и означаемым, метод лингвистических преобразований и прием количественных подсчетов.

Апробация работы. По теме диссертации опубликовано 45 научных работ общим объемом 32,03 п.л., в том числе монография «Грамматика русского деепричастия» (12,3 п.л.), главы в учебном пособии «Русский язык. Трудности синтаксического анализа»,  допущенном Учебно-методическим объединением по направлениям педагогического образования Министерства образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов филологических факультетов  высших учебных заведений (2,95 п.л.).

Основные теоретические положения и практические результаты диссертации обсуждались на ежегодных научных конференциях профессорско-преподавательского состава и на заседаниях кафедры русского языка Мурманского государственного педагогического института и университета, автор выступал с докладами на международных, всероссийских, зональных, региональных конференциях и конгрессах, в том числе на научной конференции Вятского зонального объединения кафедр русского языка «Актуальные проблемы изучения и преподавания  русского языка» (Ижевск, УдмГУ, 1985 г.), на IV Международной конференции МАПРЯЛ «Проблемы формирования языковой личности учителя-русиста зарубежной и национальной школы» (Волгоград, ВГПУ, 1993 г.), на IV Международной конференции «Семантика языковых единиц» (Москва, МГОПИ, 1994 г.), на конференции «Московская лингвистическая школа: прошлое, настоящее, будущее» (Москва, ИРЯ РАН, 1995 г.), на Международной конференции «Грамматические категории и единицы: синтагматический аспект» (Владимир, ВГПУ, 1995 г.), на Всероссийской конференции «Слово в системных отношениях на разных уровнях языка» (Екатеринбург, УрГПУ, 1995 г.), на региональных конференциях «Пятые короленковские чтения» (Глазов, ГГПИ, 1999 г.) и «Классика и современность: актуальность, традиции, новаторство» (Мурманск, МГПУ, 2003 г.), на Международной конференции «Текст. Структура и семантика» (Москва, МГОПУ, 2003 г.), на I, II и III Международных конгрессах исследователей русского языка «Русский язык: исторические  судьбы и современность» (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, 2001 г., 2004 г. и 2007 г.), на Международной конференции «Русский язык и славистика в наши дни» (Москва, МГОУ, 2004 г.), на Международной конференции «Культурное разнообразие в эпоху глобализма» (Мурманск, МГПУ, 2006 г.), на Всероссийской конференции «Русский язык в действии» (Глазов, ГГПИ, 2008 г.), на Международной конференции «Современное состояние русской речи: эволюция, тенденции, прогнозы» (Саратов, СГУ им. Н.Г. Чернышевского, 2008 г.), на Международной конференции «Структурно-семантические параметры единиц языка и речи» (Мурманск, МГПУ, 2009 г.), на научно-теоретическом семинаре с международным участием «Структура. Семантика. Коммуникация» (Мурманск, МГПУ, 2009 г.), на Международной лингвистической конференции «Язык – текст – дискурс: традиции и новации»  (Самара, Самарский государственный университет, 2009 г.).

Структура диссертации. Диссертация состоит из Предисловия, теоретического Введения, трех глав, Заключения, библиографического списка, включающего исследования отечественных и зарубежных лингвистов,  и списка источников. Текст работы содержит 4 таблицы, иллюстрирующие зафиксированные отдельные лингвистические факты. В Предисловии названы объект и предмет исследования, обоснована актуальность темы диссертации, сформулированы цели и задачи работы, определена ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость, указан основной методологический принцип, перечислены методы и приемы исследования, охарактеризован использованный материал, представлена структура диссертации. Во Введении анализируется лингвистическая литература по теме исследования, представлена проблематика в сфере Дпр, формулируются теоретические основы исследования русского Дпр. В первой главе «Морфологическая характеристика русского деепричастия» аргументируется и подтверждается принадлежность Дпр к глагольной парадигме. Во второй главе «Синтаксические связи русского деепричастия» всесторонне исследуются его обязательные и факультативные связи в позиции при предикативном центре и при компонентах предложения вне предикативного центра. В третьей главе «Синтаксические отношения русского деепричастия в предложении» выстраивается система синтаксических отношений Дпр, представлен их многоаспектный анализ при связи  Дпр с предикативным центром и с компонентами за его пределами. В Заключении формулируются основные выводы в соответствии с целью, задачами исследования и положениями, выносимыми на защиту, намечаются перспективы исследования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении представлен анализ лингвистической литературы по проблеме исследования, формулируются теоретические основы исследования русского Дпр.

В отечественной грамматической традиции Дпр относят к системе глагола при наличии у него признаков наречия. «Обращенность» к двум частям речи обусловила специфику его грамматических свойств и особенности функционирования в языке.

К вопросам Дпр обращались лингвисты прошлого от М.В. Ломоносова до  А.А. Потебни. Огромный вклад в изучение Дпр внесли  труды А.М. Пешковского, А.А. Шахматова, В.В. Виноградова, в различных аспектах оно изучается в настоящее время.  Важную роль в привлечении внимания к исследованию Дпр сыграли работы Г.В. Валимовой, В.С. Беловой, Л.А. Дерибас, А.А. Камыниной, М.И. Черемисиной, П.А. Леканта, И.И. Ковтуновой, В.В. Шигурова, В.П. Недялкова. Внимание исследователей сосредоточивается на его морфологической принадлежности – на категориальном значении, на составе морфологических категорий (И.И. Мещанинов, А.В. Исаченко, М.В. Панов, Е.В. Красильникова), обсуждаются синтаксические проблемы Дпр (Л.А. Булаховский, И.М. Богуславский, А.С. Попов, М. Кубик, Н.Н. Прокопович, О.Б. Сиротинина, Э.И. Коротаева, М.К. Милых, А.В. Фетисова, Ив. Васева-Кадынкова, В.М. Савина, А.И. Рябова, Т.Е Шаповалова, О.М. Корчажкина и др.).

Важные суждения о Дпр в связи с проблемами осложнения предложения высказали А.Ф. Прияткина, П.Д. Богданов, Е.В. Урысон, Л.К. Дмитриева.

Семантический подход к Дпр в русле современных синтаксических направлений представлен в трудах А.В. Бондарко, Г.А. Золотовой, А.И. Рябовой, Т.В. Шмелевой, Н.В. Семеновой. 

Актуальные проблемы нормативного употребления Дпр решают В.А. Ицкович, О. Йокояма, М.Я. Гловинская, Т.С Монина.

Глубокое исследование Дпр в связи с проблемой предикации и полупредикативных членов представлено в трудах зарубежных лингвистов: В. Матезиуса, V. Hrabм, J. Kaиala.

Проблемы исторического развития русского Дпр анализируются в трудах Д.Н. Овсянико-Куликовского, В.И. Борковского и П.С. Кузнецова, В.Л. Георгиевой, Л.Р. Абдулхаковой.

К скрупулезному анализу Дпр в русле своих исследований обращаются Р.О. Якобсон, Т.В. Булыгина, А.Д. Шмелев, Е.В. Клобуков, К.Я. Сигал, Г.Я. Тестелец, Ю.П. Князев.

Тем не менее, несмотря на большое количество научных трудов, нельзя утверждать, что русское Дпр получило полное и всестороннее освещение и все проблемы в данной сфере грамматики окончательно решены. Необходимо осуществить комплексную, системную грамматическую характеристику Дпр, обобщить посвященные ему частные лингвистические исследования.

Не ставя целью изложить многочисленные грамматические характеристики Дпр, мы представили наиболее актуальные в свете задач проводимого исследования узловые понятия, на которых базируется  данная работа, а именно: полупредикативность, ее типы, степени полупредикативности, полупредикативность и обособление в аспекте их соотношения, морфологические свойства Дпр, его синтаксические связи и синтаксические отношения, а также связанные с ними вопросы о синтаксических функциях Дпр и о нормативности конструкций с Дпр.

Проблема полупредикативности не имеет однозначного решения в науке. Ее определяют через отношение и как связь. Полупредикативные конструкции рассматривают по аналогии с предикативными, признавая в предложении наличие дополнительного ядра или второстепенной предикации (А.А. Потебня, А.А. Шахматов, В. Матезиус, Г.А. Золотова и др.). Мы же  понимаем ее вслед за А.А. Потебней, Л.А. Булаховским, А.М. Пешковским, А.А. Шахматовым, В.В. Виноградовым, А.С. Поповым как особый способ связи члена в предложении, заключающийся в ее двунаправленности  на сказуемое и подлежащее или на сказуемое и дополнение. Полупредикативность свойственна Дпр, связанному с предикативным центром, и сохраняется при сочетании его с компонентами предложения за пределами предикативного центра – с причастием, другим Дпр, инфинитивом и девербативом. На основе полупредикативной связи формируются полупредикативные отношения Дпр.

В синтаксических исследованиях полупредикативность нередко отождествляется с обособлением (Грамматика-1970), обособление включается в свойства полупредикативности (А.А. Камынина, А.Ф. Прияткина). Однако полупредикативность и обособление имеют различные дифференциальные признаки. Дифференциальные признаки обособления – интонация, способствующая смысловому выделению обособленных членов, их большая в сравнении с необособленными членами информативная нагрузка и самостоятельность (А.М. Пешковский, В.В. Виноградов, Е.А. Брызгунова, О.Б. Сиротинина и др.); дифференциальными признаками обособления признается также порядок слов (И.М. Богуславский, Е.Н. Ширяев), пунктуация (И.М. Богуславский, Е.В. Урысон). Учитывая сложность и противоречивость отношения интонации и грамматики, считаем интонацию и структуру предложения явлениями разных уровней, включаем интонацию в характеристики обособления, основным же дифференциальным признаком полупредикативности считаем двунаправленность синтаксической связи. Вместе с тем признаем отсутствие строгих границ между обособлением и полупредикативностью, последнюю расцениваем как возможную составляющую обособления. Полупредикативные члены не всегда обособляются: известна факультативность обособления одиночных Дпр, не утративших глагольных свойств, или отсутствие обособления полупредикативных членов, выраженных творительным падежом имен или причастия в присвязочной позиции. Дпр в типичном случае совмещает в себе признаки полупредикативности и обособления, поэтому может быть квалифицировано как обособленный полупредикативный член предложения. 

Актуальной остается проблема нормативного употребления Дпр. Обозначим два ее аспекта: 1) критерии нормативности и 2) шкала оценок нормативности. Основным критерием нормативности Дпр со времен М.В. Ломоносова служит односубъектность глагола и Дпр, или кореферентность субъекта деепричастия и глагола-сказуемого. Другое требование заключается в недопустимости употребления неоднозначных конструкций (В.А. Ицкович, И.В. Белявцева и др.), чему есть убедительный контраргумент: неоднозначность имеет глубинную языковую природу и для других конструкций не служит запретом (М.Я. Гловинская). Считаем также, что при оценке нормативности синтаксических построений критерию неоднозначности следует предпочесть критерий утраты ими смысла.

Отличительной чертой последних десятилетий является наличие не двух оценок нормативности конструкций с Дпр (нормативное / ненормативное), а трех. Третья оценка обозначается по-разному: периферия нормы, серая зона на границе нормы и ненормы (В.А. Ицкович), условно нормативные (А.И. Рябова), переходная зона (М.Я. Гловинская), приемлемые Дпр (О. Йокояма).

По нашим данным, для оценки нормативности предложений с Дпр значимым является такой фактор, как его близость / удаленность по отношению к предикативному центру предложения. В процессе анализа установлено, что в случае удаленности Дпр от предикативной основы снимается запрет на его использование в пассивных конструкциях при условии, что оно, будучи связанным с компонентом предложения за пределами предикативной основы, сочетается и с субъектом этого компонента независимо от совпадения / несовпадения последнего с субъектом предложения: «Поэма о Луне» была сразу же напечатана во втором номере «Дома искусств» по желанию самого Горького, прослезившегося, слушая ее (И. Одоевская). Не считаем ненормативным и даже стилистически дефектным Дпр в названной позиции в случае недифференцированности его синтаксических связей и, как следствие, синтаксических отношений.

Во Введении рассматривается дискуссионный вопрос о синтаксической функции Дпр. Его квалифицируют  как второстепенное сказуемое, как второстепенный член, у Дпр усматривают две функции: обстоятельства и второстепенного сказуемого; существует взгляд на Дпр как на определение при глаголе.

Наделение полупредикативных членов функцией второстепенного сказуемого основано на рассмотрении их по образцу предикативных, на наделении полупредикативных членов потенциальными значениями времени, модальности; синтаксическая функция Дпр также соотносится с функцией спрягаемого глагола (А.А. Потебня, А.А. Шахматов, В. Грабе, Н.Д. Арутюнова, Е.В. Красильникова, И.П. Распопов, А.Ф. Прияткина, Е.А. Алексеева и др.). Между тем сходство этих функций относительное: полупредикативные члены, в отличие от членов предикативной основы, не способны самостоятельно создать предложение, следовательно, они не могут быть сказуемыми, в том числе второстепенными, вторыми, дополнительными. Возражения против присвоения Дпр статуса второстепенного сказуемого неоднократно раздавались в лингвистике (В.В. Виноградов, В.Г. Адмони, А.С. Попов и др.). По образному выражению В.В.Виноградова, обособленный член предложения (таковыми ученый признавал и полупредикативные в нашем понимании члены, в частности, Дпр) «<…> не перестает быть в структуре целого предложения вторичным и второстепенным членом, как бы прислоненным к его основному предикативному ядру»1. Немаловажным считаем и тот факт, что при наделении потенциальными предложенческими категориями рассматривают, как правило, Дпр при предикативной основе, исключая,  к сожалению, из сферы наблюдений его сочетания с компонентами предложения за ее пределами, что сужает область исследования его функционирования.

Распространена трактовка Дпр как второстепенного члена.  Его включают в систему обстоятельств, ориентируясь на грамматическое значение (К.В. Габучан, Грамматика русского языка 1954 г., пражская «Русская грамматика»), сопоставляя с соответствующими придаточными (А.В. Исаченко). Его включают в состав предикативов, усматривая некоторое отличие от других второстепенных членов в его синтаксических связях и зависимостях (А.С. Попов).

У Дпр признают две функции: обстоятельства и второстепенного сказуемого, дифференцируя их в зависимости от условий употребления (В.П. Недялков) или усматривая их совмещение (Л.А. Дерибас, В.В. Шигуров, Т.Е. Шаповалова и др.).

Дпр относят к определению при широком понимании термина: определение – признак не только предмета, но и действия или другого признака, согласно чему обстоятельство, как и собственно определение, приписывает признак, определяя сказуемое (Г.В. Валимова, А.И. Смирницкий, И.М. Богуславский, Т.С. Монина).

Считаем, что, устанавливая синтаксическую роль Дпр в предложении, следует ориентироваться на такие важнейшие показатели, как синтаксические связи и отношения, в соответствии с чем признаем его обстоятельством, существующим в нескольких разновидностях: причины, условия, цели, времени и т.п. Существенно, что Дпр в позиции при компонентах предложения за пределами предикативной основы не изменяет обстоятельственной функции, сохраняется и общая система его обстоятельственных разновидностей.

Важнейшей грамматической характеристикой Дпр является его синтаксическая связь. Связь понимаем как общее обозначение объединения двух величин. Функционально-смысловая характеристика связи представляет собой отношение, направленная связь есть зависимость. Направление связи проявляется в том, что показатель связи двух величин присутствует лишь в одном из них.

В лингвистической науке высказаны различные суждения относительно синтаксической связи Дпр в предложении. Ее квалифицируют как полупредикативную, как примыкание, в ней усматривают управление.

Основанием для квалификации Дпр в последнем случае послужило представление о том, что глагол, будучи словом определенного класса, требует деепричастной формы зависимого слова (М.И. Черемисина, О.Б. Сиротинина, Е.С. Скобликова). Данное утверждение, на наш взгляд, небесспорно. Если для Дпр связь с глаголом обязательна, то связь глагола именно с Дпр не является таковой: при возможной реализации Дпр не исключается реализация связи наречием, предложно-падежной формой имени существительного с соответствующими обстоятельственными значениями или обстоятельственной придаточной предикативной частью сложноподчиненного предложения.

Исследование показало, что синтаксическая связь Дпр не сводится только к полупредикативной или к примыканию, она многомерна и представляет собой  разветвление  неоднотипных более простых  по грамматической природе связей, это сложная суммарная связь, слагаемые которой – полупредикативная связь, примыкание, параллельная и сочинительная связи.

Важнейшая синтаксическая связь Дпр есть его двунаправленная связь  – полупредикативная. Синтаксисты в большинстве своем признают грамматический характер связи Дпр с глаголом-сказуемым. Связь же с субъектом-подлежащим считается  семантической (В.А. Ицкович, А.А. Камынина, А.И. Рябова, «Русская грамматика» 1980 г.), или отстаивается ее грамматический характер при признании грамматическими показателями регулярные соотношения Дпр с глаголом-сказуемым или с сочетанием союза придаточного и глагола-сказуемого этого придаточного (А.С. Попов). О грамматическом характере связи Дпр и со сказуемым, и с подлежащим (с дополнением в односоставных предложениях), на наш взгляд, свидетельствует также ее актуальность для грамматической структуры предложения. Связь с подлежащим / дополнением необходима Дпр для сохранения его полупредикативности: при ее утрате оно адвербиализуется. Связь со сказуемым обязательна для появления и сохранения позиции Дпр в предложении: даже при полной адвербиализации и утрате полупредикативности позиция компонента в предложении сохраняется. Двунаправленность связи сохраняется и в случае сцепления Дпр с компонентами за пределами грамматической основы.

Другая составляющая связи Дпр – подчинение его глаголу, примыкание. Ее признают многие исследователи (Д.Н. Овсянико-Куликовский, А.М. Пешковский, Г.В. Валимова, Э.И. Коротаева, Р.Мразек, Т.С. Монина, И.М. Богуславский, М.И. Черемисина и др.). Особое решение предложил П.А. Лекант: акцентируя внимание на утрате Дпр глагольных свойств и на его позиции в предложении, ученый допускает примыкание к глаголу лишь одиночного адвербиализованного Дпр в контактной постпозиции по отношению к глаголу-сказуемому.

Анализ материала убеждает в том, что Дпр, неизменяемая глагольная форма, примыкает к глаголу или к другим частям речи независимо от занимаемой им позиции и от характера предикативного центра, сочетаясь только с одним компонентом предложения, подчиняясь только ему: примыкание – однонаправленная обязательная связь.

Полупредикативная связь и примыкание – это обязательные связи каждого Дпр в предложении, наряду с ними установлены частные, факультативные связи – параллельная и сочинительная, приобретаемые им в особых синтаксических условиях. Факультативные связи сосуществуют с обязательными, более того, они возможны только при наличии обязательных связей.

Параллельная связь основана на тождестве (В. Матезиус, Н.Д. Арутюнова, А.Ф. Прияткина). Именно поэтому исключена параллельная связь Дпр с глаголом-сказуемым: основное действие, обозначенное глаголом, и неосновное, обозначенное Дпр, объективно не могут находиться в отношениях тождества, между ними всегда устанавливается определенная синтаксическая иерархия (комитативность, по Е.В. Клобукову). В то же время параллельная связь Дпр с другим Дпр, с различными второстепенными членами при наличии между ними тождества ограничений не имеет. Компоненты предложения, объединенные параллельной связью, выраженной пояснительными союзами, равноправны в формальном отношении, однако не всегда равноправны в других аспектах, в частности, в семантическом.

Сочинительная связь объединяет независимые друг от друга компоненты, образуя  синтаксический ряд (А.М. Пешковский, А.С. Попов, Л.К. Дмитриева, А.Ф. Прияткина, И.М. Богуславский и др.). Конструктивные параметры сочинения – состав компонентов, специализированный формальный аппарат, потенциально семантически и / или прагматически значимый порядок компонентов (К.Я. Сигал) – релевантны для сочинительной связи и Дпр.

Проведенные наблюдения свидетельствуют о том, что характер синтаксических рядов с Дпр определяется грамматическими свойствами составляющих их компонентов: наличием / отсутствием у составляющих ряда общих с Дпр грамматических свойств, возможностью / невозможностью этих составляющих, помимо Дпр, вступать в двустороннюю синтаксическую связь – приобретать полупредикативность, в зависимости от чего у Дпр в составе ряда  актуализируются либо глагольные, либо наречные, либо те и другие свойства. Члены сочиненных рядов с Дпр объединяются эксплицитными или имплицитными сочинительными союзами.

Как обязательные, так и факультативные синтаксические связи характеризуются в диссертации по параметру бессоюзные / союзные. Связь Дпр в предложении обычно не имеет структурных показателей, хотя не исключается использование грамматических слов – союзов. При прогнозируемости подчинительных союзов средствами связи Дпр с предикативным центром выступают также сочинительные союзы, те и другие представлены в их разновидностях; выясняется их состав и функции. Дпр включается в предложение на правах зависимого члена, при наличии союза в предложении образуется узел, сочетание глагол + подчинительный союз + деепричастие. Наличие сочинительных союзов в данной позиции свидетельствует о неодинаковой роли сочинительных и подчинительных союзов. Подчинительные союзы при Дпр выступают в двух функциях: как средства формализации подчинительной  связи деепричастия и как выразители его синтаксических отношений. Специфика связи сочинительными союзами заключается здесь в объединении ими словоформ с полупредикативной и подчинительной связями и – соответственно – находящихся в полупредикативных и подчинительных отношениях. Явление соединения сочинительными союзами словоформ, находящихся в подчинительных или в предикативных отношениях, отмечено в науке, оно  получило название вторичных союзных связей (А.Ф. Прияткина, И.М. Богуславский). Именно вторичностью союзной связи объясняется тот факт, что исключение сочинительного союза не лишает Дпр синтаксических связей и не влечет за собой утрату им синтаксической позиции в предложении.

Обязательные полупредикативная связь и примыкание в совокупности с факультативными параллельной и сочинительной связями образуют единую, общую суммарную связь Дпр в предложении.

При отсутствии исследований специфики синтаксической связи Дпр с компонентами предложения за пределами грамматической основы  значительное место в диссертации отводится ее анализу. Своеобразие связи Дпр в названной позиции заключается в том, что она представлена только двумя составляющими – полупредикативной связью и примыканием; существенно, что эта связь неформализована, за исключением Дпр при другом Дпр, когда возможно использование сравнительных союзов.

Во Введении рассматривается важный вопрос об общих свойствах синтаксических отношений Дпр. Синтаксические отношения понимаем как отношения между компонентами в конструкции Г-сказуемое + Дпр, где Г – глагол (при связи Дпр с компонентом за пределами предикативного центра – другая глагольная форма или часть речи).

Принципиально для настоящего исследования разграничение лексических, логических и чисто грамматических значений. Исследуя предложение в структурно-семантическом аспекте, признаем вслед за Н.Н. Дурново, А.М. Пешковским, М.И. Стеблин-Каменским, что каждая синтаксическая единица существует в единстве грамматической формы и грамматического значения, то или иное грамматическое значение присуще синтаксической единице при условии его выражения или возможности выражения определенными грамматическими средствами – союзами. Учитываем отсутствие изоморфизма плана выражения и плана содержания, асимметрию отношений между формой и содержанием в предложении.

Проведенное исследование свидетельствует о том, что синтаксические отношения Дпр многомерны и многоаспектны, обнаруживают себя в разных ипостасях, их своеобразие заключается также в многослойности, в совмещении значений, создающем своеобразный стереоскопический эффект. Составляющие синтаксических отношений Дпр следующие: 1) отношения полупредикативности, формирующиеся в данной речевой цепи и формализующиеся в его одновременной двойной синтаксической связи в предложении, 2) обстоятельственные отношения в их разновидностях, основанные на его примыкании, сочинительные отношения, они детерминированы в синтагматическом ряде преимущественно имплицитно и эксплицируются в союзах при включении предложений в соответствующие парадигмы, 3) пояснительные отношения, формирующиеся  на основе параллельной связи в составе синтаксической группы, 4) сочинительные отношения в их разновидностях, формирующиеся на основе сочинительной связи в составе сочинительного ряда. Синтаксическими признаем отношения Дпр, закрепленные в специализированных союзах. В предложениях с синтаксическими союзами синтаксические отношения, если они такие же, как при специализации, не закрепляются формально, грамматикализация носит косвенный характер.

Синтаксические отношения Дпр, как и его синтаксические связи, дифференцированы по степени формализации. Они максимально вербализованы в эксплицитных союзах, в большинстве же случаев лишены специализированных средств выражения, носят имплицитный характер, синтагматически не проявляются и устанавливаются на основе системных связей предложений, где выражаются внешне. Системные связи – это связи парадигматические. Синтаксические отношения Дпр выражаются в союзах трансформов прямо (при специализированных союзах) или косвенно (при неспециализированных союзах).

Проведенное исследование позволило представить парадигматические связи предложений с Дпр в виде следующей системы. I. Предложения, включающиеся в парадигму с одним типом конструкций (предложения с единственной соотносительностью). II. Предложения, включающиеся в парадигму с несколькими типами конструкций (предложения с множественной соотносительностью). Предложения с единственной соотносительностью образуют две разновидности: 1) включающиеся в парадигму на основе сочинения, 2) включающиеся  в парадигму на основе подчинения. Предложения с множественной соотносительностью представлены тремя группами: 1) образующие парадигмы с простыми предложениями с однородными сказуемыми, связанными различными типами сочинительных союзов, 2) образующие парадигмы со сложноподчиненными предложениями с  различными типами обстоятельственных придаточных, 3) образующие парадигмы с простыми предложениями с однородными сказуемыми и со сложноподчиненными с обстоятельственными придаточными.

В процессе исследования специфики формализации синтаксических отношений Дпр установлены следующие особенности: 1) сравнительные отношения всегда выражены синтагматически, в союзах, 2) сопоставительно-противительные, уступительные, временные, присоединительные и пояснительные отношения проявляются двумя способами: синтагматически и парадигматически, 3) обстоятельственные отношения только образа, способа действия не имеют синтагматического и парадигматическогопроявления, что объясняется  их особым характером; они устанавливаются путем подстановки соответствующих вопросов, 4) остальные отношения обнаруживаются только парадигматически. 

Именно отсутствие синтагматического проявления синтаксических отношений Дпр имеет следствием их недифференцированность, регулярность же парадигматических сопоставлений свидетельствует о грамматическом характере его отношений. Установлены две разновидности неформализованных  синтаксических отношений Дпр: 1) содержащие в структуре косвенные показатели, маркеры отношений, 2) определяемые всецело их лексическим наполнением, Существенно, что и структура и лексическое наполнение предложений не всегда предписывают одно значение Дпр. Маркеры выступают и как своего рода скрепы частей предложения, что позволяет отнести их к метаязыковым явлениям (А. Вежбицка). Они выполняют функцию идентификаторов синтаксических  отношений в процессе коммуникации, маркируя именно те из них, которые актуальны для говорящего, способствуя тем самым взаимопониманию адресата и адресанта. В предложениях с единственной соотносительностью они «проясняют» грамматическое значение Дпр, в предложениях с множественной соотносительностью выделяют значение или значения из нескольких как наиболее актуальные, поэтому Дпр с маркерами различной семантики характеризуются более определенным объемом  синтаксических значений, ограниченным в синтагматике, в то время как в предложениях с множественной соотносительностью без маркеров спектр значений широк, не является определенным и ограничивается в парадигматике. Однако маркеры не могут быть приравнены к союзам, так как, в отличие от них, не способны формализовать синтаксические отношения конструкции.

В диссертации уточнена роль ряда лексем как маркеров синтаксических отношений Дпр, а также представлена система маркеров: 1) синтаксические – синтаксические ряды разнооформленных однородных членов с Дпр, вводные конструкции, 2) морфологические – служебные слова (аналоги союзов, частицы), не имеющие единой квалификации (все же, только, впрочем и под.), 3) лексические – слова либо определенной лексико-семантической группы (далее – ЛСГ), либо одного семантического поля. Лексические маркеры по их позиции за пределами деепричастного оборота (далее – ДО) или в его составе представлены в двух разновидностях – одноместные и двухместные.

В лингвистической науке осуществлено исследование ряда синтаксических отношений Дпр при предикативном центре, но остались вне поля зрения его отношения с компонентами за пределами грамматической основы. В диссертации предпринят анализ синтаксических отношений Дпр в названной позиции.

Проведенное исследование свидетельствует также о том, что синтаксические отношения Дпр представляют собой сложное явление, нами установлены их разноаспектные характеристики, предложен и осуществлен анализ синтаксических отношений  Дпр по нескольким параметрам.

По характеру формализации рассмотрены формализованные (при союзной связи) и неформализованные (при бессоюзной связи) отношения, по наличию -отсутствию маркеров, метаслов – маркированные и немаркированные отношения. В зависимости от количества парадигм, в которые включаются предложения с Дпр (одна или несколько), разграничиваются дифференцированные (определенные) и недифференцированные (неопределенные) отношения. Дифференцированные отношения Дпр формируются на основе сочинительной связи (перечислительные и сопоставительно-противительные) или на основе подчинительной связи (обстоятельственные в их разновидностях). Общая система комбинаций синтаксических отношений Дпр в предложениях с множественной соотносительностью соответствует типам парадигм – это сочетания на основе сочинения или / и подчинения. Важно, что при недифференцированных отношениях различные синтаксические значения не исключают друг друга, а совмещаются в разных сочетаниях в пределах одной конструкции. Это соответствует общему состоянию языка: синтаксическая  неоднозначность не относится к исключительным явлениям – неоднозначность пронизывает всю языковую структуру.

Симптоматично, что спектр синтаксических отношений Дпр в двусоставных и односоставных предложениях в целом не имеет различий, хотя возможны расхождения, обусловленные характером реализации каких-либо из них, избирательной закрепленностью некоторых отношений за тем или иным типом конструкций; не исключены различия в сочетаемости отношений и в их объеме.

По степени обусловленности структурой установлено разграничение свободных / связанных  синтаксических отношений Дпр. Связанные отношения реализуются при следующих условиях: 1) наличие специфических формально-лингвистических показателей (закрепленность за определенной синтаксической моделью), 2) формализация при включении предложения с Дпр только в одну парадигму. Заданным условиям удовлетворяет, например, соединительно-перечислительное значение Дпр, прикрепленное к модели: глагол + наречие с частицей сейчас же + Дпр  (позиции глагола и Дпр в модели не закреплены): Возвращаясь к жизни, он сейчас же перестал верить в пережитое озарение (Вл. Соловьев). – Он возвращался  к жизни и  сейчас же перестал верить…. Свободные синтаксические отношения Дпр не прикреплены к синтаксической модели, они обусловлены конкретным лексическим содержанием предложения. Тем не менее обязательная связь между типом структуры  (отмеченной / не отмеченной какими-либо показателями) и типом значения (связанным / свободным) не прослеживается.

Синтаксические отношения Дпр в диссертации дифференцируются по признаку обязательные / факультативные. Обязательные отношения основаны на полупредикативной и подчинительной связях: они свойственны каждому Дпр. Факультативные обнаруживаются у Дпр в особых условиях употребления, таковы пояснительные и сочинительные отношения как формирующиеся только в составе синтаксической группы (первые) и синтаксического ряда (вторые). Факультативной считаем синтаксическую семантику Дпр «отношение к обобщенному лицу» и его модальные значения в безличных конструкциях, одно из обстоятельственных значений которых – условное или временное, служащее своеобразным маркером названных факультативных  значений: Но уйти было нельзя, не отметив пропуска (И. Грекова) (…если  не отметишь пропуска; …пока  не отметишь пропуска; …если  не отметить пропуска). 

Условные отношения в названных безличных предложениях не зависят от каких-либо факторов, поэтому квалифицируются в диссертации как главные, в отличие от них обобщенное и модальные значения, «прикрепленные» к условному, – частные в общей синтаксической семантике анализируемых предложений.

Установленные синтаксические отношения Дпр позиционно обусловлены – это отношения между Дпр и глаголом-сказуемым (внешние), с одной стороны, и сосредоточенные в границах ДО, то есть определяемые во внутреннем для Дпр контексте (внутренние), – с другой.

В диссертации представлена развернутая характеристика недифференцированных синтаксических отношений Дпр. Неопределенность синтаксических отношений Дпр обусловлена  синтагматической организацией предложения – отсутствием в нем эксплицитных союзов, обеспечивающих четкое семантическое противопоставление Дпр. Показательно, что у большинства рассматриваемых Дпр отсутствуют маркеры синтаксических отношений или обнаруживается несколько маркеров разных отношений.

Совмещение нескольких типов синтаксических отношений Дпр напоминает явление полисемии в лексике, тем не менее установлен ряд ее особенностей. Были обнаружены два типа многозначности Дпр. Первый тип – одновременная многозначность (сложнозначность или синтетосемия – термины Ю.С. Маслова), иначе – синхронная многозначность (Е.И. Шендельс), совмещение означаемых (Ш. Балли), синкретизм значений (Л. Ельмслев), несостоявшаяся полисемия (Е.В. Урысон), синтагматическая многозначность (Анна А. Зализняк).  Второй тип –  разновременная, иначе – потенциальная многозначность (термин Ю.С. Маслова, Е.И. Шендельс). Они непосредственно обусловлены структурой предложения. Разновременная многозначность Дпр реализуется при наличии маркеров в структуре предложений: при совмещении нескольких значений в каждом конкретном случае употребления Дпр в зависимости от внутреннего контекста реализуется одно из них. Одновременная многозначность Дпр проявляется при отсутствии маркеров: несколько его значений совмещается в пределах одной конструкции, создавая одно сложное суммарное значение – синкретизм значений, не устраняемый  ни внутренним, ни внешним контекстом. Синтаксическая семантика Дпр при одновременной многозначности обнаруживает сходство с лексической диффузностью (термин Д.Н. Шмелева).

Данные факты можно интерпретировать с позиций проявления языковой и речевой грамматической неоднозначности (понятия введены Анной А. Зализняк) Дпр: языковая неоднозначность – это способность Дпр иметь различные смыслы, а речевая неоднозначность – реализация данного свойства в конкретном высказывании.

Важным фактором, во многом определяющим характер синтаксических отношений Дпр, служит тип соотносительности предложений, в состав которых  оно входит, – единственная  / множественная.

В главе 1 «Морфологическая характеристика русского деепричастия» на основе изучения работ предшественников и анализа грамматических категорий Дпр подтверждена принадлежность его к глагольной парадигме.

Признанное большинством лингвистов совмещение в Дпр свойств глагола и наречия послужило основанием для его различной квалификации. 1) Дпр – самостоятельная часть речи наряду с глаголом и наречием (ряд учебников для вузов); оно включается в состав частей речи второй ступени – синкретичных явлений, совмещающих дифференциальные признаки частей речи первой ступени, здесь – глагола и наречия (В.В. Бабайцева). 2) Дпр – гибридная, синкретичная часть речи (А.М. Пешковский). 3) Дпр является особой формой одной части  речи – наречия (Д.Н. Овсянико-Куликовский, Л.А. Булаховский) или глагола (А.А. Потебня, Л.В. Щерба, В.В. Виноградов, Н.Ю. Шведова, Р. Ружичка, В. Матезиус, А.В. Исаченко, М. Кубик, К. Болла, Э. Палл, Ф. Папп, Е.В. Красильникова, А.В. Бондарко, А.А. Зализняк, В.П. Недялков, М.В. Черемисина, Т.Е. Шаповалова, Ю.П. Князев и др.). Оригинальную трактовку Дпр предложил П.А. Лекант. Рассматривая вид Дпр как его форму, исследователь исключает неизменяемость из его характеристик, тем самым категорически отграничивая его от наречия и придавая Дпр статус грамматической категории в системе глагола с особым грамматическим значением – синпроцессности (со-действия) и с собственной грамматической формой: это категория, «<…> связанная с другими категориями соотношением вида, а также залога, обладающая предикативным потенциалом и употребляющаяся в простом осложненном предложении как аналог сказуемого»2.

В результате анализа названных трактовок установлено, что  сторонники первой и второй квалификации Дпр, а также при включении Дпр в разряд наречий ориентируются на отдельные его признаки, не принимая в достаточной степени во внимание свойственного Дпр такого сильного и точного показателя глагола, как вид, и его специфичной, глагольной, сочетаемости в предложении. В диссертации Дпр квалифицируется как член глагольной парадигмы, что подтверждается анализом его грамматических параметров – тех грамматических категорий, значения которых закреплены в формальных средствах.

Принадлежность Дпр к глагольной парадигме подтверждается его категориальным значением – производимое протекающее действие (П.А. Лекант), морфологическими свойствами – наличием у него категории вида, охватывающей глагол во всех его проявлениях и имеющей формальное выражение в аффиксах, способностью выражать временные параметры предложения (при поддержке видом). Синтаксические показатели, значимые для определения морфологической сущности каждого класса слов, также сближают Дпр именно с глаголом: 1) сохранение управления глагола, и прежде всего сильного, что неоднократно отмечалось грамматистами, 2) сохранение глагольной сочетаемости с качественно-определительными наречиями: терпеливо выслушивая, заметно волнуясь, 3) сохранение Дпр, образованном от вспомогательных, связочных глаголов, в том числе от десемантизированной связки быть, способности сочетаться – соответственно – с инфинитивом или именами, причастиями в твор. п., что несвойственно наречию: Брат Кеттлер угасал, начиная помаленьку валиться на бок (А. Волос, НК3); Соловьев вспоминает, как, будучи сокурсником своей будущей супруги, случайно подслушал разговор двух преподавателей (газ.); Таким образом он (Ю. Осипов – О.Ч.) является президентом РАН уже почти 19 лет, являясь одним из рекордсменов на этом высоком посту (газ.). Традиционно называемое свойство Дпр, сближающее его с наречием, – отсутствие у него форм словоизменения, в последние годы подвергается сомнению (П.А. Лекант), но и признавая его, следует учитывать, что Дпр не единственный  неизменяемый разряд слов в рамках определенной части речи: известно значительное количество неизменяемых существительных и прилагательных, однако неизменяемость не стала поводом ни для исключения их из соответствующей части речи, ни для выделения в особую часть речи.

Принадлежность Дпр к глагольной парадигме при наличии у него грамматического свойства наречия подтверждает, по нашему мнению, и то обстоятельство, что его глагольные и наречные свойства могут проявляться в разной степени, выступать на первый план или «затушевываться», при этом актуализация наречных свойств способна привести Дпр к адвербиализации, тогда как актуализация глагольных свойств не имеет следствием переход его в разряд спрягаемых глаголов, так как оно уже представляет собой глагольную форму.

Бесспорно, для Дпр, в отличие от спрягаемых глагольных форм, характерна меньшая категориальная нагруженность, но в его морфологическом облике явно доминируют глагольные свойства. Таким образом, не отрицая синкретичного характера Дпр, приходим к выводу, что оно сохраняет место в глагольной парадигме. Его синкретичная морфологическая природа не могла не отразиться на важнейших синтаксических свойствах – на синтаксических связях и на синтаксических отношениях.

В главе 2 «Синтаксические связи русского деепричастия» характеризуются составляющие суммарной связи Дпр, выясняется их соотношение в общей связи, направление каждой связи, а также их обусловленность синтаксическими и морфологическими свойствами компонентов предложения, с которыми Дпр сочетается.

Синтаксическая связь Дпр существует в виде комплекса неоднородных по грамматической природе названных выше более простых видов связи, дифференцированных по признаку облигаторности (обязательности) / факультативности. Неодинаков «удельный вес» в общей связи и обязательных связей Дпр. Полупредикативная оказывается ведущей: именно она открывает в предложении позицию для Дпр, но утрачивается, однако, в случае его адвербиализации. Примыкание Дпр, будучи обязательным, постоянно сосуществует с полупредикативной связью и сохраняется при его адвербиализации.

Полупредикативная связь определяет особое место Дпр среди второстепенных членов. Ее двунаправленность свидетельствует о более тесном сцеплении Дпр с предикативным центром в сравнении с непредикативными членами. Полупредикативная связь сохраняется при сочетании Дпр с компонентами за пределами предикативной основы, так как сохраняется ее двунаправленность. Данная связь Дпр не имеет синтагматической формализации, она проявляется в парадигме.

Связь со сказуемым – ведущая линия полупредикативной связи Дпр, что подтверждается его способностью включаться в односоставные предложения с глаголом-сказуемым, но не в номинативные.

Полупредикативная связь Дпр в двусоставном предложении не имеет ограничений со стороны типов сказуемых, свобода сочетаемости определяется наличием в каждом сказуемом глагола, носителя важнейших предикативных  категорий предложения, на который направлена глагольная линия полупредикативной связи. В предложениях с составными сказуемыми и с их осложненными формами полупредикативная связь не ограничивается семантическими разновидностями вспомогательных и связочных компонентов.

В односоставных личных предложениях Дпр сочетается с любым глаголом, способным занять позицию сказуемого и содержащим репрезентант субъекта-подлежащего, направление его связи не отличается от направления соответствующей связи с глаголом-сказуемым в двусоставном предложении. Полупредикативную синтаксическую связь Дпр в безличных предложениях определяют следующие факторы: 1) наличие субъекта, общего для Дпр и глагола-сказуемого, 2) способность безличного глагола в форме наклонения присоединять к себе субъектный инфинитив, 3) наличие субъектного небезличного инфинитива в составе сказуемого, 4) способность безличного глагола быть вспомогательным в составном сказуемом, 5) наличие / отсутствие  семы модальности в семантике безличного глагола. Полупредикативная связь с составными и осложненными формами сказуемого в безличных предложениях также направлена к компоненту, выражающему предикативные категории, – к безличному глаголу в позиции связки, поэтому при включении таких предложений в парадигму деепричастие заменяется глаголом в форме наклонения (форма безличного вспомогательного глагола в основном предложении): Слушая Скрябина, хочется броситься куда-то в бездну (А. Лосев). – Когда слушаешь Скрябина, хочется броситься… . Аналогично ведут себя личные глаголы в безличном употреблении: не годиться, доводиться, не мешать, оставаться и под. в силу наличия у них модального значения долженствования, необходимости или возможности.

Наличие субъектного инфинитива необходимо и достаточно для появления синтаксической позиции Дпр в безличных предложениях с предикативом в грамматическом центре, Дпр сочетается с грамматической частью этого сказуемого. В безличных предложениях с  предикативным наречием без инфинитива в предикативной основе для полупредикативной связи Дпр необходима связка, сохраняющая хотя бы частично лексическое значение: десемантизированная связка объективно не может сопровождаться добавочным действием / состоянием, обозначенным Дпр.

Условием реализации полупредикативной связи Дпр в инфинитивных предложениях является наличие субъекта, общего для Дпр и инфинитива-сказуемого, не входящего в состав безличных глаголов.

В сочетаниях с компонентами вне предикативного центра Дпр характеризует не глагол-сказуемое, а иные члены предложения, поэтому определяющим фактором для осуществления полупредикативной связи в данном случае является наличие глагольной семы в семной структуре главенствующей словоформы, а это причастие, другое Дпр, инфинитив и девербатив. По способу реализации полупредикативности  здесь противопоставлены связи Дпр с причастием, с одной стороны, и связи его с другим Дпр и с девербативом – с другой; сочетания с инфинитивом обнаруживают сходство с первой или второй группой в зависимости от синтаксической позиции инфинитива.

Полупредикативная связь Дпр с причастием ограничивается сочетаниями с действительными причастиями настоящего и прошедшего времени, выражающими активный процессуальный признак. Сочетаясь с причастием, Дпр одновременно связывается с определяемым причастием субстантивным словом, субъектом – но не действия, а признака, тем не менее двунаправленность синтаксической связи Дпр сохраняется: Он хорошо знал верховья Москвы-реки, бегущей в долине звенигородского края, извилисто скользя по хрящеватому донышку (Г. Семенов); Опаснее всех был солдат, сидевший в пыли, прижав к животу прокушенный локоть (Г. Владимов). Установлены основные ЛСГ действительных причастий, с которыми преимущественно связываются Дпр: положение в пространстве, движение, интеллектуальное состояние.

Дпр при другом Дпр, непосредственно относящемся к предикативному центру, опосредованно, через первое, связывается с его субъектом, обычно с подлежащим, что подтверждает его полупредикативность: Иногда Фризогер удивлялся, по-детски взмахивая небольшими ручками, встретив у меня знание каких-либо популярных евангельских историй (В. Шаламов). Возможное неразличение подчинительных и сочинительных связей между двумя Дпр  снимается актуализаторами подчинения: оборотами с будучи (В.А. Ицкович), вводными словами, лексемой при этом, сочетанием тем самым и др., в этой функции используются сравнительные союзы.

Дпр образует полупредикативные сочетания с девербативами, наличие в семной структуре которых глагольной семы определяет их процессуальное значение; субъектом для Дпр выступает субъект девербатива: Вопрос о выплатах денежных компенсаций, не делая различий между госучреждениями и частными, находится в стадии законопроекта (газ.). Девербативы чаще имеют форму косвенных падежей, но не исключена форма именительного падежа. Связь Дпр с девербативом характеризуется разной степенью отчетливости: обнаружены конструкции с недифференцированной связью, которая может быть истолкована как связь и с девербативом, и с глаголом-сказуемым: Эссенциале форте Н способствует восстановлению клеток печени, поддерживая ее в здоровом состоянии (газ.) (восстановлению – поддерживая, способствует – поддерживая).

Дпр сочетается с инфинитивами в различных синтаксических позициях. Распространены объектные и субъектные инфинитивы в позиции дополнения. Объектные инфинитивы употребляются при ЛСГ глаголов волеизъявления различной степени категоричности, разрешения, интеллектуального состояния. Одна линия полупредикативной связи Дпр направлена на инфинитив, другая – на названный или неназванный косвенный субъект: Например, Сбербанк предлагает приобрести автомобиль, заплатив всего 15% его стоимости (газ.). В сочетаниях Дпр с субъектным инфинитивом-дополнением субъектная линия связи направлена на подлежащее – прямой субъект: Так мы  уславливались4 ходить на того или иного профессора по два-три человека, по очереди страдая над конспектом (А. Лосев).  Дпр сочетается с инфинитивом-определением: Самый простой способ встряхнуться, не вставая с постели, – это прикусить кончик языка до появления легкой боли (газ); установлена опосредованная, смысловая связь с одним общим для них субъектом действия, Аналогичны сочетания Дпр с инфинитивом-подлежащим и с синкретичным инфинитивом, сочетающим функции дополнения и определения.

В диссертации детально анализируется связь Дпр в различных позициях с субъектом, который  понимается как носитель предикативного признака.

Дпр при предикативном центре сочетается с различными по форме и семантике субъектами. Установлены следующие формальные разновидности субъектов. По морфологическому выражению – именные, выраженные субстантивами, и местоименные, выраженные местоимениями; по падежной форме они делятся на прямые (в форме именительного падежа) и косвенные (в форме косвенных падежей). В зависимости от способа обозначения – названные и неназванные субъекты. Первые обнаруживаются в двусоставных и односоставных безличных и инфинитивных предложениях; будучи словесно выраженными, они не допускают лексических вариантов. Вторые словесно не выражены, они свойственны безличным и инфинитивным предложениям, при вербализации  допускают лексическое варьирование в рамках лексического наполнения предложения, выражаются дательным падежом, определяемым правилами управления. По характеру презентации – собственно субъекты и репрезентанты субъектов. Собственно субъекты имеют в предложении собственную синтаксическую позицию, они функционируют в двусоставных и односоставных безличных и инфинитивных предложениях. Субъекты Дпр в односоставных личных предложениях представлены репрезентантами – флексиями спрягаемых глаголов-сказуемых; данная их функция расценивается нами как одно из проявлений закона компенсации А.М. Пешковского. По позиции в предложении (за пределами ДО или в его составе) разграничены собственно субъекты (субъекты в составе основного предложения, за рамками ДО) и отраженные, актуализирующие субъекты (ряд местоимений в именительном падеже в составе ДО). По связи Дпр с членами предикативной основы или с компонентами за ее пределами – непосредственные и опосредованные субъекты. Первые – это всегда субъекты предложения, прямые или косвенные; вторые – субъекты, приобретаемые Дпр от подчиняющего его компонента предложения за пределами предикативного центра.

Выявлены семантические разновидности субъектов Дпр. В зависимости от категориального значения части речи в функции субъекта и способа формирования его семантики разграничены субъекты предметные (именные субъекты, характеризующиеся конкретностью семантики) и личные (местоименные субъекты, имеющие более отвлеченную семантику и указывающие только на лицо; в этот класс включаем репрезентант субъекта). По степени определенности семантики дифференцированы определенные, неопределенные и обобщенные субъекты; в рамках каждого разряда выделен центр, ядро, включающее в свой состав субъекты, максимально выражающие соответствующее значение, и периферия, представленная субъектами, характеризующимися меньшей концентрацией признаков, их значения не столь отчетливы, они размыты. Степень удаленности той или иной разновидности субъекта от центра неодинакова. Так, определенные субъекты Дпр обозначены вполне определенно, конкретно, как известные и представлены именными и местоименными, прямыми и косвенными разновидностями, собственно субъектами и их презентантами. Ядро составляют прямые и косвенные именные субъекты, а также местоименные, выраженные личными местоимениями 1 л., ед.ч. я, мне; периферию – субъекты, выраженные указательными местоимениями в анафорической или предваряющей функции. Между ними располагаются по мере снижения определенности прямые и косвенные местоименные субъекты, выраженные личными местоимениями 1 л., мн.ч. мы, нам, 2 л., ед. и мн. ч. ты, тебе, вы, вам (соответственно в двусоставных или односоставных предложениях), репрезентанты субъектов в односоставных определенно-личных предложениях, прямые и косвенные субъекты, выраженные лично-указательными местоимениями 3 л., ед. ч.

По способу реализации различаются дифференцированные и недифференцированные субъекты Дпр. Выше были представлены дифференцированные определенные субъекты. Между тем в местоименном субъекте вы нередко совмещаются значения определенности и обобщенности, это и адресат, и любое, каждое лицо, включая говорящего: Выйти из садоводческого товарищества вы имеете право в любой момент, написав соответствующее заявление на имя председателя (газ.). Подобная недифференцированность субъекта обычна в прескриптивных текстах, в текстах реклам, консультаций. Подчеркнем, что при наличии некоторой связи формальных и семантических разновидностей субъекта абсолютная зависимость  между формой субъекта Дпр и его значением не прослеживается.

В диссертации исследуется проблема субъекта Дпр в предложениях с именительным падежом ряда определительных местоимений в составе ДО: сам, весь, каждый, иной. Например: Так юный человек, достигнув сам возраста личной жизни и с головой уйдя в нее, вдруг задает себе важный вопрос (А. Битов). Установлено, что рассматриваемый им. п. соотносится с подлежащим двусоставного предложения и используется  для повторного обозначения лица, названного подлежащим (значит, анафорический). Такой им. п. по-своему отражает подлежащее – субъект предложения (т.е. отраженный). Он выполняет функцию актуализатора Дпр, акцентируя внимание на обозначаемом им действии-состоянии, выступает интенсификатором субъекта-подлежащего, повторяя его путем указания на него. Существует точка зрения на такой им. п. как на подлежащее, однако подлежащее возможно только при финитном глаголе, к которому Дпр не относится. Дпр, в свою очередь, не способно занимать позицию сказуемого в отличие от других неспрягаемых глагольных форм – ни самостоятельно, ни при связочных словах. Существенно, что им. п. свободно исключается из ДО, не разрушая его или предложения в целом. Следовательно, сохраняя значение субъекта, своего рода дублера-интенсификатора в составе ДО, местоимение  в им. п. не является в нем подлежащим; функционируя в приглагольном употреблении как обстоятельство, местоимение, очевидно, сохраняет эту функцию в сочетании с глагольной формой –  Дпр.

Установлено, что субъектом Дпр при компонентах предложения вне предикативного центра становится субъект этого компонента, он опосредованный, совпадает или не совпадает с субъектом предложения, тем не менее служит сохранению полупредикативности Дпр.

В диссертации установлены типы полупредикативности Дпр в различных синтаксических условиях на основе характеристик, свойственных различным полупредикативным членам, предложенных А.С. Поповым5. По характеру распространения компонентов предложения полупредикативность Дпр прямая (субъектная) в двусоставных предложениях (вторая линия связи направлена только на субъект-подлежащее) и в односоставных безличных и инфинитивных предложениях (Дпр непосредственно связано с субъектом-дополнением при объективно отсутствующем подлежащем). Сочетание с Дпр в обоих случаях имеет трехчленную структуру: подлежащее / дополнение, сказуемое, Дпр. В односоставных личных предложениях субъектная линия связи направлена на репрезентант субъекта-подлежащего, следовательно, имеем вариант прямой полупредикативности: репрезентант подлежащего-субъекта, сказуемое, Дпр. По позиции распространяемых сочетаний Дпр свойственна первичная (актуальная) и отраженная (потенциальная) полупредикативность. Первичная проявляется при связи Дпр с предикативным центром двусоставных предложений или со сказуемым и дополнением односоставных предложений. Отраженная (потенциальная) полупредикативность характеризует Дпр при компонентах предложения вне предикативного центра – с неспрягаемыми глагольными формами и девербативом. У Дпр в названной позиции сохраняется его односубъектность с подчиняющим компонентом, поэтому такие сочетания остаются трехчленными: неспрягаемая глагольная форма / девербатив, субъект, Дпр.

В реферируемой работе рассматривается вопрос о степени полупредикативности Дпр. Изменение степени полупредикативности Дпр происходит по двум векторам: изменение направления его синтаксических связей в предложении и изменение его категориального значения. При сохранении двунаправленной связи в двусоставном предложении полупредикативность Дпр максимальная, при изменении направления одной из них, субъектной, в односоставных предложениях она незначительно снижается (возможно, это и послужило глубинной причиной известного запрета на использование Дпр в односоставных предложениях). Однако и здесь прослеживается градация – снижение в направлении от односоставных личных предложений к безличным и инфинитивным. Утрата Дпр связи с предикативным центром влечет за собой существенное изменение степени полупредикативности – от Дпр при другом Дпр через Дпр при причастии, Дпр при инфинитиве к Дпр при девербативе, в последнем случае она минимальна. Показательно, что при изменении направления синтаксических связей Дпр не лишается полупредикативности.

Изменение же категориального значения Дпр может привести к полной утрате полупредикативности: она находится в прямой зависимости от его адвербиализации. На основе имеющихся в науке данных и анализа собственного материала выявлены следующие факторы, способствующие адвербиализации Дпр. 1) Ослабление его видо-временного и залогового значения, утрата глагольного управления (В.В. Виноградов). 2) Позиция Дпр, его логическое выделение, соседство с другими формами, значение включенности действия Дпр (Г.В. Валимова, Л.К. Дмитриева). 3) Степень выражения дополнительного действия (И.И. Мещанинов). 4) Непереходность глагола, позиция, в которой оно становится частью семантического предиката предложения (А.А. Камынина). 5) Наличие / отсутствие отрицания при Дпр (В.В. Шигуров).  6) Наличие / отсутствие при Дпр зависимых слов, объединенных с ним различными типами синтаксических связей. 7) Позиции Дпр по отношению к глаголу (постпозиция, контактная по отношению к глаголу и финальная в предложении). 8) Характер семантики – наличие и соотношение сем активности / пассивности в семной структуре Дпр и глагола-сказуемого. 9) Степень связи Дпр и глагола-сказуемого (сильная / слабая). Часто названные факторы влияют на изменение степени полупредикативности  комплексно – два и более.

В главе детально исследуется вторая обязательная линия связи Дпр – примыкание. Оно сосуществует с полупредикативной связью, однако осуществляется в синтагматической цепочке, сочетания Дпр двучленны: главный компонент, Дпр. Примыкание Дпр рассматриваем в двух аспектах: по направлению и по силе притяжения. Связь Дпр как зависимого слова всегда сильная: оно не употребляется в независимой позиции. Связь же, направленная от главного слова к Дпр, дифференцируется по признаку сильная / слабая. Сильное примыкание отмечено при синсемантичных подчиняющих словах и в случаях, когда отсутствие примыкающего члена сопровождается сдвигом в семантике главного слова либо изменением его семантики, при переносе смыслового акцента с глагола на Дпр с целью корректировки смысла предложения. Неслучайно различное пунктуационное оформление Дпр, ср.: Ведь с Лешей мы познакомились, именно играя в КВН. И поженились играя. И так же, играя, родили дочку (газ.). Слабое примыкание Дпр наблюдается при подчинении его информативно достаточным, автосемантичным словам либо в случае реализации сильной связи глагола другими членами, до Дпр, когда оно оказывается  для глагола факультативным.

Примыкание Дпр к глаголу – простому глагольному сказуемому – не имеет ограничений. При связи с составным сказуемым и его осложненными формами Дпр примыкает к их полнозначной, лексической, части независимо от  их морфологического выражения. Дпр не может примыкать непосредственно к вспомогательной или связочной части, оно неспособно занимать место присвязочной части в составе сказуемого. Дпр примыкает к причастию, другому Дпр, инфинитиву, девербативу в позиции вне предикативного центра. По признаку сильного / слабого примыкания Дпр в рассматриваемой позиции разграничено сильное или слабое примыкание Дпр к неспрягаемым глагольным формам и  только слабое примыкание Дпр к девербативу.

Примыкание  Дпр не всегда совпадает с направлением глагольной линии полупредикативной связи. Совпадение происходит при сочетании его с простым глагольным сказуемым двусоставного предложения и со сказуемым-инфинитивом односоставного инфинитивного предложения. Обе направленные на сказуемое, эти линии в сочетаниях с составным и осложненным сказуемым расходятся: глагольная линия полупредикативной связи направлена к вспомогательным, связочным в широком понимании компонентам сказуемого, а примыкание – к присвязочной, лексической части. Однословность компонентов предложения вне предикативного центра определяет совпадение названных линий связи.

Синтаксическая связь Дпр проанализирована по характеру ее формализации.  Для Дпр типична бессоюзная связь с предикативным центром, союзная связь менее типична и весьма своеобразна. Связь Дпр с компонентами за пределами предикативного центра не имеет синтагматической формализации в союзах, за исключением его сочетаний с другим Дпр, в которых возможны сравнительные союзы

Обнаружены следующие закономерности в организации союзной связи. 1) Подчинительные союзы преобладают, но не исключают сочинительных союзов. 2) Используются семантические союзы, следовательно, союзная связь служит также для актуализации синтаксических отношений Дпр. 3) Набор семантических разрядов союзов для Дпр ограничен: из подчинительных это сравнительные, уступительные, временные; используются также присоединительные союзы; из сочинительных – противительные. Приведем некоторые примеры: Нина иногда поглядывала на Волкова, как бы спрашивая глазами его шансы на успех (В. Токарева); Он ни разу не встретил брошенный в него предмет качанием хвоста, но с яростным лаем прогонял обидчика до угла, хоть и не смея приблизиться и напасть (Г. Владимов). Показательно, что если подчинительные союзы занимают позицию при Дпр, то сочинительные возможны и при глаголе-сказуемом, в основной части предложения. Специфична связь Дпр с глаголом сочинительными противительными союзами но, однако (вторичная союзная связь): Какова должна быть природа обстоятельств, приводящих к массовой потере совести? – вот вопрос, которым задается автор и мы вслед за ним, но раздумывая уже над фактами нашей отечественной истории (Д. Гранин); Нарушение сна, головокружение, головная боль, слабость могут сопутствовать приему препарата, однако чаще являясь симптомами основного заболевания (газ.). Во-первых, здесь сочинительная связь накладывается на подчинительную и полупредикативную. Во-вторых, на предложение накладывается сочинительное отношение, предложение имеет две пропозиции.  Существенно, что вторичная союзная связь не изменяет синтаксического характера деепричастной конструкции: ее полупредикативная связь и примыкание сохраняются.

Реализация грамматической и семантической функций семантических союзов при Дпр различна: при включении Дпр в предложение подчинительными союзами эти функции находятся в состоянии равновесия, при включении же сочинительными союзами актуализируется прежде всего их свойство вербализовать синтаксические отношения Дпр,  сформировавшиеся на основе новой, вторичной связи.

В работе определена принадлежность к союзам лексем лишь, едва, установлены принципы отграничения их от одноименных частиц и случаи совмещения ими обеих функций.

В главе анализируется факультативная параллельная связь Дпр, появляющаяся в составе синтаксической группы, также факультативной в структуре предложения. Она формализуется в пояснительных союзах. Синтаксическая группа с Дпр имеет разнообразное строение, в составе которой Дпр занимает постоянную позицию поясняющего члена: Дпр + Дпр, наречие + Дпр, предложно-падежная форма существительного + Дпр. Для объединения Дпр с поясняемым членом важен семантический фактор – обстоятельственное грамматическое значение первого компонента. Из наречий в параллельной связи с Дпр участвуют их местоименные и неместоименные разновидности. Существенно, что связь Дпр с местоименными наречиями только параллельная, тогда как с неместоименными наречиями оно может объединяться как параллельной, так и сочинительной связью, границы между которыми не всегда отчетливы. Подчеркнем, что при наличии параллельной связи Дпр сохраняет свои основные связи в силу того, что рассматриваемая синтаксическая группа в целом связана с глаголом-сказуемым, а Дпр в ее составе, помимо того, и с подлежащим.

В главе большое внимание уделяется исследованию сочинительной связи Дпр, также факультативной, формируемой в составе синтаксического ряда, но при ее наличии существенной составляющей общей синтаксической связи Дпр. Все выявленные однооформленные и разнооформленные синтаксические ряды с Дпр однофункциональные:  Дпр + Дпр,  Дпр + причастие, Дпр + прилагательное, Дпр + наречие, Дпр + предложно-падежная форма существительного.  Сочинительная связь отчетливо формализуется в сочинительных союзах, обобщающие слова актуализируют синтаксические ряды и вместе с ними сочинительную связь Дпр.

При синтаксическом равноправии члены ряда не совсем равноправны в смысловом отношении, это отражается на порядке следования сочиненных компонентов (Р.О. Якобсон, Е.В. Клобуков), в том числе и с Дпр. Порядок их следования определяется экстралингвистическими факторами, например, реальной последовательностью действий – основных и добавочных: Находясь на юге и решив устроить ужин из мидий, стоит поинтересоваться, где вылавливались эти моллюски (газ.), или субъективно, в зависимости от «<…> устанавливаемой говорящим иерархии ценностей» (Е.В. Клобуков). Смысловое неравноправие в ряде случаев подкрепляется синтаксически подчинительными союзами – уступительными, сравнительными, присоединительными: Соседка, не повышая голоса, хотя и не понижая его, несмотря на поздний час, пожаловалась…(В. Токарева).

В процессе анализа определен ряд способов актуализации сочинительной связи Дпр. Из системообразующих признаков сочинения, установленных в науке (К.Я. Сигал), для деепричастия типичны  синтаксические, морфологические, лексико-грамматические и лексико-семантические, эпизодичны затрагивающие морфемную структуру, нехарактерны фонетико-графические. Среди синтаксических способов – открытость синтаксического ряда, вводные слова соответствующей семантики, устойчивое сочетание с местоименным словом так и, имеющее значение результата, итога. Морфологические средства – отрицательные частицы при одном из членов ряда, лексема даже. Лексико-грамматические – повтор Дпр или зависимых от них компонентов, наличие парных сочетаний наречий, местоимений со значением последовательности, противопоставления и под. (сначала – потом, одни – другие) в составе ДО. Лексико-семантические сигналы сочинения Дпр – принадлежность членов ряда к одной ЛСГ, к одному семантическому, логическому или ассоциативному полю, взаимонаправленные семантические сигналы сочинения, исходящие одновременно от сочиненного ряда и от глагола-сказуемого (сочетания Дпр, характеризующих позу, мимику, жест, манеру речи и т.п., со строго определенными лексико-семантическими группами глаголов – положения в пространстве, движения, речи и т.д.): Никитин сидел, вытянув ноги, прикрыв глаза (В. Токарева).

Принципы организации разнооформленных синтаксических рядов Дпр с другими глагольными формами и частями речи аналогичны принципам организации однооформленных рядов. Показательно, что Дпр, сохраняя грамматические характеристики двух частей речи и два типа обязательных синтаксических связей, «подстраивается» под грамматические возможности сочетающейся с ним части  речи в зависимости от возможностей ее синтаксической связи – двунаправленной или однонаправленной. При отсутствии формальных показателей сочинительной связи Дпр с наречием нередко снимается дифференциация сочинительной и параллельной связи между  ними.

Вступая в сочинительную связь, Дпр сочетается вместе с другими членами анализируемого ряда с глаголом-сказуемым, а кроме того, с подлежащим, что обеспечивает сохранение Дпр его обязательных связей – в любых синтаксических условиях..

В главе 3 «Синтаксические отношения русского деепричастия в предложении» представлена система синтаксических отношений Дпр, установлен объем сочетающихся значений, дана их многоаспектная характеристика, детально охарактеризована множественная соотносительность Дпр.

В 50-60 гг. прошлого века наблюдалась тенденция устанавливать синтаксические значения, исходя из постулата о его однозначности, однако исключение Дпр, имеющих несколько значений, не позволяло объективно представить существующие языковые факты. Стремясь к большей полноте отражения языковой действительности, наряду с понятием «синтаксическое значение» синтаксисты использовали понятия «оттенок значения» или «дополнительное значение», «частное значение» Дпр (Л.А. Дерибас, В.С. Белова, А.Н. Гвоздев и др.). Между тем при невербализованной семантике трудно, а зачастую невозможно их разграничить, к тому же понятия «оттенок значения» и «дополнительное значение», «частное значение» не являются равнозначными.

В дальнейшем возможность Дпр иметь несколько значений получила признание (И.М. Богуславский, А.И Рябова и др.). В грамматических трудах называют, как правило, два его основных синтаксических значения: второстепенного или сопутствующего, побочного действия по отношению к действию глагола-сказуемого и признака действия, обозначенного глаголом-сказуемым, т.е. обстоятельственные, среди которых прежде всего значения образа, способа действия, времени, причины, условия, уступки, цели (Грамматика 1954, Ив. Васева, В.М. Никитин, М.К. Милых). Признаются обстоятельственные значения при наличии функции дополнительной предикативности (А.Ф. Прияткина), рассматривается совмещение акциональных и обстоятельственно-определительных значений (Т.С.Монина), значение действия-состояния, сопутствующего действию-состоянию, названному в сказуемом, и обстоятельственно-характеризующее с последующей дифференциацией, а также определительное в присловной позиции и определительно-обстоятельственно-характеризующее в составе обособленного оборота (Русская грамматика 1980).

Как свидетельствует анализ имеющегося фактического материала, Дпр в предложении свойственны прежде всего два типа отношений – полупредикативные, проявляющиеся в его одновременной двойной синтаксической связи в предложении, и отношения, проявляющиеся  в парадигмах с другими синтаксическими структурами, где эти отношения вербализованы. 

Синтаксические отношения Дпр исследованы по следующим параметрам: 1) по характеру вербализации – формализованные / неформализованные, 2) по наличию-отсутствию маркеров – маркированные /  немаркированные, 3) по степени определенности – дифференцированные / недифференцированные, 4) по степени обусловленности структурой – свободные  / связанные, 5) по обусловленности какими-либо дополнительными факторами – главные / частные, 6) по степени обязательности – облигаторные / факультативные,  7) по позиции – за пределами ДО / в составе ДО, 8) в предложениях с множественной соотносительностью в зависимости от характера реализации синтаксических значений – одновременная / разновременная многозначность. Во многом определяет синтаксические отношения Дпр тип соотносительности предложения – единственная / множественная.

Специфика синтаксических отношений Дпр при предикативном центре в предложениях с единственной соотносительностью заключается в различном характере и  различной степени их грамматикализации: прямая, максимальная, синтагматическая и косвенная, парадигматическая. Для Дпр более типична косвенная, парадигматическая грамматикализация. Возможность включения в парадигму с одним типом предложений определяет дифференцированность его синтаксических отношений. Дифференцированы синтаксические отношения Дпр, вводимых в предложение семантическими союзами, за исключением сравнительных: в последнем случае у Дпр не исключаются, а предполагаются наряду со сравнительными иные синтаксические отношения. При косвенной грамматикализции степень выражения синтаксических отношений неодинакова: отсутствие структурных показателей отношений свидетельствует о ее минимуме, наличие метаслов – о средней степени. Тем не менее наличие маркера не всегда свидетельствует об определенности синтаксического значения Дпр.

Синтаксические отношения Дпр, сопровождаемые маркерами, т.е. маркированные, в предложениях с единственной соотносительностью квалифицированы в работе как связанные. Назовем их, прикрепив к схемам6. Соединительно-перечислительные отношения: а) Г + тоже + Дпр, б) (Г + сейчас же / тут же) + Дпр. Сопоставительно-противительные отношения: а) Г + однако/впрочем + Дпр, б) Г + все же / тем не менее / только + Дпр, в) Г + не + Дпр, г) (Г + было) + Дпр. Условные отношения: транспонированный императив + Дпр. Уступительные отношения: а) Г + (не Дпр + Дпр), б) Г + (правда + Дпр), в) (Г + все-таки) + Дпр, г) Г + несмотря ни на что + Дпр. Целевые отношения: а) Г + (не Дпр + Дпр), б) Г + (придаточное цели + Дпр). Временные отношения: а) Г + (не Дпр + Дпр), б) Г + лексема с пространственным значением + Дпр. Синтаксические отношения образа, способа действия: а) Г + (не Дпр + Дпр), б) Г + (как + Дпр). Немаркированные отношения Дпр полностью обусловлены лексическим содержанием предложения и квалифицируются как свободные.

Синтаксические значения, сформированные на основе отношений Дпр и глагола-сказуемого, относятся к обязательным и главным. Пояснительные и сочинительные отношения, формирующиеся в особых условиях – в составе синтаксической группы и синтаксического ряда соответственно, а также модальные и обобщенное, проявляющиеся в составе ДО в безличных предложениях с условным или временным значением, принадлежат к факультативным, частным.

Система синтаксических отношений Дпр в предложениях с единственной соотносительностью представлена двумя рядами из 9 членов, дифференцированных в зависимости от типа парадигмы: 1) с простыми предложениями с однородными сказуемым – соединительно-перечислительные, сопоставительно-противительные, 2) со сложноподчиненными предложениями с обстоятельственными придаточными – обстоятельственные причинные, условные, уступительные, целевые, временные, образа или способа действия, присоединительные. В качестве примера приведем анализ условных отношений как наиболее показательных в аспекте настоящего исследования.

Дифференцированные условные синтаксические отношения Дпр бывают как формализованными, выраженными синтагматически в эксплицитном двухместном союзе если… то, так и неформализованными, эксплицирующимися в условных союзах в парадигме, ср.:  Если и пишут нам о социальных проблемах отдельно взятой семьи, то только надеясь найти таким способом управу на нерадивые местные власти (газ.); и Живя в Москве, я бы не успел ни на один концерт (газ.). – Если бы я жил в Москве, я бы не успел… . Рассматриваемые отношения в большинстве случаев немаркированные и свободные. Уникальным маркером  условных отношений в нашем материале служит транспонированный императив с условным значением, возглавляющий синтаксический ряд с Дпр: Будь мы МЧС Финляндии или Монголии и работая в Якутии, разговоры о «дяде и тете» имели бы основание, а так… МЧС России – федеральное министерство (газ.). Условные отношения в данном случае связанные.

Семантическое своеобразие рассматриваемых Дпр в безличных предложениях заключается в том, что наряду с обязательными условными им свойственны факультативные синтаксические значения, что подтверждается парадигматическим анализом, когда Дпр заменяется инфинитивом или формой 2 л., ед.ч. с обобщенным значением, формирующими придаточные также односоставные, однако не дублирующие типы основного предложения – соответственно инфинитивные или обобщенно-личные: Проработав в эфире, невозможно остаться прежним – доэфирным человеком (газ.). – Если проработать в эфире, невозможно остаться …; Если проработаешь в эфире, невозможно остаться…. Частям-трансформам, а следовательно, и Дпр свойственны  модальные значения (возможности / невозможности названного действия-состояния, экспрессивно-модальные и др.) и значение «отношение к обобщенному кругу лиц»; эти отношения проявляются  лишь в данных синтаксических условиях, поэтому условные отношения в безличных предложениях можно признать своеобразным маркером обобщенной и модальной семантики ДО, что свидетельствует об их разном статусе. Условное, не зависящее от каких-либо дополнительных факторов,– главное, тогда как обобщенное и модальные значения, прикрепленные к условному, –  частные. Подтверждает прямую зависимость обобщенного и модальных значений Дпр от условного и то, что они отмечены в предложениях с множественной соотносительностью, одно из значений которых условное. Установленные факультативные значения в безличных предложениях являются несвободными. По месту формирования – модальные значения и значение обобщенности сосредоточены в ДО в отличие от условного – отношения между Дпр и глаголом-сказуемым.

Система синтаксических отношений Дпр в предложениях с множественной соотносительностью основана на сочетании отношений, характерных для Дпр в предложениях с единственной соотносительностью: 1) соединительно-перечислительных и сопоставительно-противительных, 2) обстоятельственных в их разновидностях, названных выше, а также следственных и  сравнительных, 3) отношений групп (1) и (2). Анализ фактического материала показал, что система недифференцированных отношений Дпр содержит 49 типов сочетаний, включающих в себя от двух до четырех разновидностей отношений, что свидетельствует о стремлении и возможности языка отражать окружающую действительность во всей ее сложности и многообразии – во взаимодействии и взаимосвязи явлений, событий окружающего мира.

Существенным представляется тот факт, что наиболее частотны в сочетаниях причинные отношения, отмеченные в 21 типе, соединительно-перечислительные, установленные в 20 типах, и временные, зафиксированные в 18 типах. Частотность соединительно-перечислительных отношений обусловлена, на наш взгляд, тем, что они по своей грамматической сути отражают более взаимосвязь, нежели взаимообусловленность событий объективного мира, поэтому не только не исключают, но в ряде случаев требуют конкретизации разнообразными характеристиками. Причинные и временные синтаксические отношения отражают причину и время – фундаментальные характеристики бытия, что проявляется в языке в их «открытости» к сочетаемости с другими типами отношений.

Выстроенная  в диссертации система отражает обнаруженные в имеющемся материале сочетания и, безусловно, не является окончательной, теоретически возможны и иные комбинации отношений.

В результате исследования разграничена одновременная и разновременная многозначность Дпр. Независимо от наличия / отсутствия маркеров в структуре предложения выявленные синтаксические отношения рассматриваемых Дпр свободные, они обязательные, главные, факультативные же, частные, представлены в пределах ДО в тех безличных предложениях, одно из значений которых – условное или временное, маркирующее обобщенное и модальное значения Дпр.

Продемонстрируем анализ синтаксических отношений Дпр в предложениях с множественной соотносительностью на примере конструкций, соотносительных с простыми предложениями с однородными сказуемыми. Данные синтаксические отношения недифференцированные, имеют два слагаемых: соединительно-перечислительные и сопоставительно-противительные. Они в большинстве случаев неформализованы и немаркированы, сосуществуют одновременно, создавая сложное суммарное значение, – многозначность Дпр одновременная. Вместе с тем возможно маркирование отношений – одного или каждого, например, наречием одновременно – соединительно-перечислительных и противопоставленной лексикой – сопоставительно-противительных: Получается, что, возвышая наше кино, мы одновременно занижаем уровень потенциальных конкурентов (газ.). Каждый маркер актуализирует «свои» отношения, поэтому предложение с Дпр включается в две парадигмы, но порознь: или в ту, или в другую, следовательно, многозначность в рассматриваемом случае разновременная. Установленные синтаксические отношения свободные, обязательные, главные.

Исследование синтаксических отношений Дпр с компонентами предложения вне предикативного центра свидетельствует о том, что они характеризуются теми же свойствами, что и отношения Дпр при предикативной основе.  Различия же носят количественный характер, сводятся к избирательности тех или иных из них в каждом отдельном случае либо к  их сочетаемости. 

В позиции при компонентах предложения  за пределами предикативного центра отмечены синтаксические отношения Дпр дифференцированные и недифференцированные, те и другие неформализованы, синтагматически  не выражены, за исключением сравнительных, и проявляются в парадигмах. В большинстве случаев они немаркированы, хотя не исключается их маркированность, что в определенных синтаксических условиях позволяет разграничить отношения свободные и связанные. Установленные отношения Дпр с названными компонентами  обязательные и главные. Факультативные представлены лишь  модальными и обобщенными частными значениями в случае сочетания Дпр, имеющего условное и / или временное главные значения, с инфинитивом в позиции подлежащего при отсутствии связи Дпр со сказуемым: Принимая солнечные ванны, главное – знать меру (газ.). – Если принимаешь солнечные ванны, главное – знать меру; Если принимать солнечные ванны, главное – знать меру; Когда принимаешь солнечные ванны, главное – знать меру. Выявлена  одновременная и разновременная  многозначность Дпр в рассматриваемой позиции.

В результате анализа установлено, что типичными дифференцированными отношениями для всех Дпр при компонентах предложения вне предикативного центра являются отношения образа, способа  действия: Присев в постели, прислонившись к высоким подушкам, тихо спросила Машу: – Что, выспалась? (К. Симонов); Переход слова (или группы слов) в другую категорию является результатом изменения его категориальных свойств, минуя процедуру словообразования (П. Лекант); Дипломатия – это умение добиться мира, не объявляя войны (газ.), Синтаксические отношения могут маркироваться синтаксическим рядом  соответствующих обстоятельств, выраженных наречиями, как у Дпр при причастии в предложении: –  А эти? – спрашивал Николай Николаевич Павла, чернорабочего и сторожа из книгоиздательства, сидевшего на козлах боком, сутуло и перекинув нога за ногу (Б. Пастернак); могут маркироваться самим Дпр со значением чувства, эмоционального состояния, связанным с другим Дпр (причинные отношения).

По полученным данным, система дифференцированных синтаксических отношений Дпр при компонентах за пределами предикативного центра представлена 4 членами: соединительно-перечислительными, причинными, временными и образа, способа действия,  типичными из которых являются, помимо отношений образа и способа действия, и временные. Это закономерно и обусловлено наличием глагольной семы, семы действия, в семной структуре всех подчиняющих деепричастие компонентов. Дпр определяют образ, способ выражаемого причастием, другим Дпр, девербативом и инфинитивом действия. Временные отношения отмечены у Дпр в позиции при причастии, при другом Дпр и инфинитиве; они востребованы в силу того, что действие, обозначенное главным для Дпр компонентом, ограничено определенным временным пределом, нередко предполагающим отражение в предложении.

Недифференцированные синтаксические отношения Дпр в рассматриваемой позиции есть результат сочетания двух и более их разновидностей: Коллеги смотрели на нее (Бехтереву – О.Ч.) с горящими глазами и работали, засиживаясь допоздна, проверяя эти гипотезы (газ.) (целевые и причинные отношения); Прямо перед Лугановым было зеркало и хрустальные бра под красными колпачками, отражавшие в своих глубоких зеркальных переходах, бесчисленно умножая их, другое такое зеркало и такие же красные колпачки (И. Одоевцева) (соединительно-перечислительное, образа действия и присоединительные отношения). Эти отношения сосуществуют одновременно – многозначность Дпр в данном случае одновременная.  Выявлена разновременная многозначность Дпр (например, сочетание значений образа действия и соединительно-перечислительного при девербативе), которая обусловлена неотчетливостью синтаксической связи, возможной трактовкой ее как связи Дпр с девербативом или с глаголом-сказуемым: Все это время фордовцы работают над усовершенствованием производимых автомобилей, повышая надежность, улучшая качество и комфорт (газ.).

Система недифференцированных синтаксических отношений Дпр за пределами предикативного центра, установленных на базе имеющегося фактического материала, представлена 17 типами сочетаний – от двух до трех значений. Полученные данные подтверждают общие закономерности в формировании недифференцированных синтаксических отношений Дпр: наиболее частотны в сочетаниях отношения образа, способа действия (7 употреблений), причины и времени (по 6 употреблений). Показательно, что дифференцированные отношения образа, способа действия присущи всем Дпр, связанным с компонентами предложения за пределами грамматической основы, они преобладают и в сочетаниях с другими типами в случае недифференцированных  отношений. Отмеченная здесь способность к сочетаемости синтаксических отношений причины и времени обусловлена теми же факторами, что и у Дпр при предикативном центре.

В главе проанализированы факультативные отношения Дпр – в составе синтаксической группы и синтаксического ряда.

Дпр в составе синтаксической группы свойственны пояснительные отношения, формализованные в пояснительных союзах или неформализованные, но эксплицирующиеся в названных союзах при включении предложений в парадигму. Пояснительные отношения не всегда маркированы, наличие же маркеров не всегда обеспечивает их связанности. Показательны в этом отношении маркеры – местоименные наречия так, как: 1) Так, терпя бедствия, я пересекала транссибирскую железную дорогу возле станции Чик (Е. Керсновская); 2) Не понравилось ей, как он стоял на переполненной передней площадке: зло расставив локти, выпятив острые кулаки, брезгливо подергивая углами белых губ в ответ на брань стиснутых друг другом пассажиров (А. Дмитриев). При синтаксическом ряде  Дпр данные маркеры выступают в роли обобщающих слов, акцентируя прежде всего пояснительные отношения между ними и Дпр (предложение 2), при единичном ДО они маркируют два значения: пояснительные и образа действия (предложение 1). В последнем случае два значения сосуществуют, определяя недифференцированность семантики Дпр, однако проявляются порознь, свидетельствуя о разновременной синтаксической многозначности Дпр.

В работе установлено, что отношения Дпр, определяемые связями синтаксической группы в целом с глаголом-сказуемым, – это отношения обстоятельственные образа, способа действия.

Пояснительные отношения не распространяются на синтаксические отношения с предикативным центром в силу того, что группа в целом представляет собой звено в синтаксической цепочке предложения, компоненты группы распространяют лишь это звено, уточняя, конкретизируя первый ее член. В границах предложения пояснительные отношения Дпр частные и факультативные, главными и обязательными для Дпр остаются отношения с глаголом-сказуемым.

Дпр в составе синтаксического ряда, как и в составе синтаксической группы, характеризуются двумя составляющими: внутрирядными (между сочиненными членами) и отношениями всего синтаксического ряда с глаголом-сказуемым. Разные условия формирования синтаксических отношений обусловливают их различное проявление. Внутрирядные отношения имеют равно как эксплицитное, так и имплицитное выражение, отношения же синтаксического ряда, а с ним и Дпр, с глаголом-сказуемым обнаруживаются только в парадигме. Прослеживается аналогия грамматических отношений Дпр по признаку обязательности / факультативности в составе синтаксического ряда и синтаксической группы. Внутрирядные синтаксические отношения Дпр аналогичны отношениям между составляющими любого ряда однородных членов и исчисляются четырьмя разновидностями с последующей их дифференциацией, которые формализуются в соответствующих сочинительных союзах, связывающих Дпр с другим членом ряда: отношения соединительно-перечислительные, сопоставительно-противительные, разделительные и градационные. Некоторые из них, например, сопоставительно-противительные, имеют маркеры – вводные слова, частицу не при одном из членов ряда, противопоставленную лексику. Отмечена возможность грамматикализации сопоставительно-противительных отношений в союзе и одновременное сопровождение их метасловами, например, вводными словами, или отрицательной частицей при одном из членов ряда.

Синтаксические отношения Дпр в составе ряда в большинстве случаев свободные, связанные сопоставительно-противительные маркированы вводными словами. Внутрирядные отношения Дпр чаще всего дифференцированные, недифференцированные порождаются синтаксической неопределенностью сочинительной и параллельной связи. Они факультативные, частные; как и отношения в пределах синтаксической группы, обязательными и главными остаются отношения Дпр с глаголом-сказуемым.

Отношения Дпр, обусловленные связями всего синтаксического ряда  с глаголом-сказуемым, разнообразны: образа действия, целевые, временные. Обнаружены недифференцированные отношения синтаксического ряда (и Дпр в его составе) с глаголом-сказуемым, например, причины и образа действия: Ведь люди порой расстаются, ненавидя бывшую вторую половину и желая причинить боль (газ.).

В связи с характеристикой синтаксических отношений Дпр как дифференцированных или недифференцированных необходимо подчеркнуть следующее. Эта характеристика в данной главе осуществляется применительно только к одному виду его обязательных, облигаторных отношений, проявляющихся в парадигме. Сосуществование двух обязательных слагаемых в общих синтаксических отношениях Дпр свидетельствует о недифференцированности как о специфическом свойстве этих отношений, недифференцированность синтаксических отношений есть неотъемлемое свойство каждого Дпр.

В Заключении подведены итоги исследования, обобщены теоретические положения, проиллюстрированные конкретным фактическим материалом в соответствии с предложенной концепцией, сформулированы основные грамматические свойства Дпр и намечены перспективы дальнейших исследований в данной сфере.

Результаты проведенного исследования позволяют сделать общий вывод о грамматическом синкретизме русского Дпр. Синкретична его морфологическая природа. Синтаксические позиции Дпр в предложении закрепляются одновременно несколькими синтаксическими связями, обусловливающими многослойность, многоаспектность грамматических отношений Дпр в целом. Таким образом, русское Дпр грамматически принципиально синкретично.

Выводы, вытекающие из проведенного исследования, имеют значение, по нашему мнению, не только для отмеченных структур, но и для потенциально возможных деепричастных конструкций. Приведенная в диссертации систематика Дпр может быть уточнена, дополнена. В диссертационном исследовании отражены наиболее существенные параметры грамматической организации Дпр, оно не исключает иных подходов в изучении данного уникального языкового явления.

Перспективы дальнейшего исследования русского Дпр видим в дифференцированном изучении его функционирования в текстах различных стилей и жанров с целью установить закономерности в реализации его структурно-семантического потенциала. Важно изучить текстопорождающие возможности Дпр, выявить факторы, определяющие выбор способа языкового выражения того или иного смысла в синтаксической структуре – Дпр или коррелирующими с ним конструкциями. Актуально соотнести  данные о Дпр, полученные традиционным языкознанием, с достижениями функциональной грамматики, когнитивной лингвистики, дискурсивных исследований, коммуникативистики, социолингвистики, с тем чтобы установить конкретные возможности Дпр в создании языковой картины мира.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

Монографическое издание

  1. Грамматика русского деепричастия: Монография. – Мурманск: МГПУ, 2008. – 197 с. – 12,3 п.л.

Статьи в периодических изданиях, рекомендованных ВАК РФ

  1. Деепричастие в односоставном предложении / / Русский язык в школе. –  2000. – № 3. – С. 83 – 86. – 0,55 п.л.
  2. Деепричастный оборот – какой это член предложения? / / Русский язык в школе. – 2001. – № 6. – С. 83 – 86. – 0,55 п.л.
  3. О характере семантики безличных предложений с обособленными деепричастными оборотами / / Филологические науки. – 2002. –  № 1. – С. 76 – 82. – 0,75 п.л.
  4. О грамматическом значении предложений с синтаксическим рядом обособленных деепричастных оборотов / / Филологические науки. – 2003. – № 4. – С. 84 – 93. –  0,85 п.л.
  5. Всегда ли однородны члены синтаксического ряда деепричастных оборотов? / /  Русский язык в школе. – 2003. – № 6. – С. 87 – 89. – 0,5 п.л.
  6. От чего зависит деепричастие / /  Русский язык в школе. – 2005. – № 2. – С. 76 – 80. – 0,6 п.л.
  7. Лексические показатели и грамматическое значение предложения / /  Русский язык в школе. – 2006. –  № 2. – С. 70 – 72. – 0,41 п.л.
  8. О полупредикативности деепричастия / / Филологические науки. – 2006. – № 4. – С. 78 – 86. – 0,8 п.л.
  9. О субъекте деепричастия в предложении / / Вестник Моск. гос. обл. ун-та. Серия «Русская филология». – № 2. – М.: МГОУ, 2006. – С. 163 – 165. – 0,4 п.л.
  10. О способах выражения синтаксической связи деепричастия в предложении / /  Русский язык в школе. – 2007. – № 3. – С. 85 – 88.  – 0,5 п.л.
  11. Именительный падеж в составе деепричастного оборота / / Русский язык в школе. – 2007. –  № 8. – С. 64 – 69. – 0,6 п.л.
  12. «Интонационная грамматика» А.М. Пешковского / / Филологические науки. – 2008. – № 5. – С. 97 – 104. – 0,75 п.л.
  13. «Глядя на лес, не вырастешь…» (О деепричастных оборотах в  пословицах)  / / Русская речь. – 2008. –  № 5. – С. 112 – 113. – 0,12 п.л.
  14. Сочинительная связь деепричастия и наречия / / Русский язык в школе. –2008. –  № 10. – С. 52 – 55. – 0,4 п.л.
  15. Пословица как путеводитель по жизни / / Русский язык в школе. – 2009. – № 5. – С. 86 – 88. – 0,35 п.л.

Статьи в сборниках научных трудов

  1. Своеобразие грамматической семантики обособленных деепричастных оборотов (деепричастные обороты со значением образа и способа действия) / /Уч. зап. МГПИ. Языкознание. Вып. 2. Язык – культура – человек: Сб. научных статей. – Мурманск: МГПИ, 2002. – Ч. 2. – С. 26 – 32. – 0,5 п.л.
  2. Деепричастные обороты  с временным значением в структуре  предложения / / Актуальные проблемы современной педагогической лингвистики. Межвузовский сб. науч. тр., посв. 10-летию кафедры педагогической лингвистики Мичуринского госпединститута. Вып. VIII. –  Мичуринск, 2004. – С. 60 – 62. – 0,25 п.л.
  3. Грамматическое значение деепричастных оборотов в безличном предложении / / Традиции и тенденции в современной грамматической науке. Вопросы русского языкознания. Вып. XII / Под ред. Г.А. Золотовой. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2005. – С. 85 – 90. – 0,55 п.л.
  4. Обособленное деепричастие при инфинитиве / / Рациональное и эмоциональное в языке и речи: грамматика и текст: межвуз. сб. науч. тр. –  М.: МГОУ, 2005. – С. 59 – 61. – 0,24 п.л.
  5. Обособленные деепричастные обороты с сравнительными союзами: синтаксические связи и семантика / / Русский язык и его функционирование: межвуз. сб. науч. тр. – Глазов: ГГПИ, 2005. – С. 27 – 33. – 0,52 п.л.
  6. Деепричастие при причастии / / IV Масловские чтения: сб. науч. ст. –  Мурманск: МГПУ, 2006. – С. 131 – 132. – 0,15 п.л.
  7. Способы выражения перечислительной семантики деепричастий / / V Масловские чтения: сб. научных статей. – Мурманск, МГПУ, 2007. – С. 263 – 265. – 0,15 п.л.
  8. О симметричности некоторых участков языковой системы (на материале бессоюзных сложных предложений и предложений с обособленными деепричастными оборотами) / / Вопросы культуры речи / отв. ред. А.Д. Шмелев; Ин-т рус. яз. им. В.В. Виноградова РАН. – М.: Наука, 1995 – . Вып. 9. – 2007. – С. 334 – 343. – 0,8 п.л.
  9. Морфологические типы деепричастий в русских пословицах / / Уч. зап.  МГПУ: Филология. – Мурманск: МГПУ, 2009. – Вып. 1. – (в соавторстве с Е.В. Николаевой). – С. 62 – 65. – 0,35/ 0,25  п.л.
  10. Лексические маркеры грамматического значения деепричастия в структуре предложения / / Структурно-семантические параметры единиц языка и речи: Сб. научных статей / Под ред. О.М. Чупашевой,  –  Мурманск: МГПУ, 2009. – С. 127 – 133. – 0,6 п.л. 
  11. Деепричастие на страницах региональной печати / / Структура. Семантика. Коммуникация: Сб. научных статей / Под ред. О.М. Чупашевой, А.В. Бурцевой. – Мурманск,  2009. – С. 85 – 96. – 0,8 п.л.

Материалы научных конференций

  1. Предложения с деепричастными оборотами в структуре языкового сознания / / Проблемы формирования языковой личности учителя-русиста: тезисы докладов и сообщений IV межд.  конференции 12 – 14 мая 1993 г. –  ВГПУ – Волгоград: Перемена, 1993. – С. 106. – 0,05 п.л.
  2. К вопросу о семантике предложений с деепричастными оборотами / / Семантика языковых единиц: Ч. III. Морфологическая семантика. Синтаксическая семантика. Доклады 4-й международной конференции.– М., 1994. – С. 173 – 176. – 0,4 п.л.
  3. О некоторых синтагматических особенностях  предложений с деепричастными оборотами / / Грамматические категории и единицы: синтагматический аспект. Тезисы международной конференции. – Владимир: ВГПУ, 1995. – С. 201 – 202. –  0,04 п.л.
  4. Семантика предложений с деепричастиями в «Повестях покойного Ивана Петровича Белкина» А.С. Пушкина / / Пятые короленковские чтения. Материалы региональной научной конференции 25 – 26 октября 1999. –  Глазов: ГГПИ, 2000. – С. 107 – 109. – 0,38 п.л.
  5. О типах значений безличных предложений с деепричастными оборотами / / Русский язык: исторические судьбы и современность: Международный конгресс исследователей русского языка (Москва, филологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, 13 – 18 марта 2001 г.): Труды и материалы. – М.: Изд-во МГУ, 2001. –  С. 227 – 228. – 0,2 п.л.
  6. Синтаксические связи обособленных деепричастий в предложении / /  Русский язык: исторические судьбы и современность: II Международный конгресс исследователей русского языка (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, филологический факультет, 18 – 21 марта 2004 г.): Труды и материалы. –  М.: Изд-во Моск. ун-та, 2004. – С. 334 – 335. – 0,2 п.л.
  7. О синтаксических связях контактирующих обособленных деепричастных оборотов / / Классика и современность: актуальность, традиции, новаторство: Материалы региональной научно-практической конференции 20 – 22 ноября 2003 г. – Т. 2. – Мурманск: МГПУ, 2004. – С. 111 – 113. – 0,42 п.л.
  8. Полупредикативная связь деепричастий в двусоставном предложении  / / Культурное разнообразие в эпоху глобализма: Материалы Международной конференции. Март 2006 года. –  Мурманск: МГПИ, 2006. – Ч. I.  – С. 71 – 75. – 0,6 п.л.
  9. Синтаксические связи деепричастий в составе синтаксической группы / /  Русский язык: исторические судьбы и современность: III Международный конгресс исследователей русского языка (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, филологический факультет, 20 –  23 марта 2007 г.): Труды и материалы – М.: МАКСПресс, 2007. – С. 202. – 0,2 п.л.
  10. Об особых случаях связи деепричастия с субъектом в предложении / / Проблемы речевой коммуникации. Межвузовский сборник научных трудов / Под ред. М.А. Кормилициной, О.Б. Сиротининой. – Саратов: Изд-во Саратовского университета, 2008. – Вып. 8. Материалы Межвузовской научно-практической конференции «Современное состояние русской речи: эволюция, тенденции, прогнозы». – С. 439 – 442. – 0,43 п.л.
  11. Вставные конструкции с деепричастиями в текстах печатных СМИ / /  Русский язык в действии. Материалы Всероссийской науч.-практ.конф.– Глазов: ГГПИ, 2008. – С. 28 – 32. – 0,4 п.л.
  12. К вопросу о категории вида деепричастия / / Язык – текст – дискурс: традиции и новаторство: материалы международной научной конференции: в 2 ч. / под ред. проф. Н.А. Илюхиной. – Самара: изд-во «Самарский университет», 2009. – Ч. 1. – С. 258 – 259. – 0,17 п.л.

Главы в учебном пособии: Чупашева О.М. Русский язык. Трудности

синтаксического анализа. Допущено Учебно-методическим объединением

по направлениям педагогического образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов филологических факультетов высших учебных заведений. – М.: Рус. яз. – Медиа, 2004. – 168 с.

40.Деепричастный оборот  – только ли обстоятельство? – С.65 – 73. – 0.75 п.л.

41.Только ли с глаголом связано деепричастие? – С.73 – 84. – 0,85 п.л.

  1. Может ли быть деепричастие в односоставном предложении? – С. 85 – 93. – 0,75 п.л.
  2. Когда обособленные обороты бывают однородными членами. – С. 94 – 100. – 0,6 п.л.

Публикации в газете «Русский язык»

  1. Изучаем деепричастные обороты / / Русский язык. Еженедельное приложение к газете «Первое сентября». – М., 2001. – № 40. – С. 14 – 15. – 0,2 п.л.
  2. Что помогает определить синтаксическую функцию деепричастий / / Русский язык. Издательский дом «Первое сентября».  – М., 2006. – №  4. – С. 30 – 31. – 0,15 п.л. 

       


1 Виноградов В.В. Введение / / Грамматика русского языка.– М.: АН СССР, 1954. – Т. II .–  Ч.1. – С. 94.

2 Лекант П.А. Категориальный статус деепричастия / / Лекант П.А. Грамматические категории слова и предложения. – М., 2007. – С. 40.

3 Сокращение НК за фамилией автора после запятой обозначает, что предложение извлечено из документов электронной информационно-справочной системы Национального корпуса русского языка Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН (сайт http//www.ruscorpora.ru).

4 Сохраняется написание источника.

5 Попов А.С. Три сектора в структуре простого предложения (предикативный, полупредикативный и непредикативный) / / Синтаксические связи в русском языке. – Владивосток, 1974.

6 Схемы в соответствии с целями данного исследования включают в себя следующие компоненты: глагол (Г), маркер и Дпр. Выделенные курсивом лексемы – маркеры. Скобки указывают позицию маркера – при Г или при Дпр. При отсутствии скобок маркер равно может находиться при Г или при Дпр. Обозначение (не Дпр + Дпр) – синтаксический ряд разнооформленных членов с соответствующим значением. Г + Дпр – условно принятый порядок следования компонентов.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.