WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ИЛЬЧЕНКО Сергей Николаевич

ЭВОЛЮЦИЯ СИСТЕМЫ ЖАНРОВ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ И ЕЕ ТРАНСФОРМАЦИЯ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА

Специальность 10.01.10 - журналистика

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук

Санкт-Петербург

2011

Работа выполнена на кафедре радио и телевидения факультета журналистики Санкт-Петербургского государственного университета

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор

Геннадий Васильевич Жирков

Официальные оппоненты:  доктор филологических наук, профессор

Короченский Александр Петрович

(Белгородский государственный университет);

  доктор филологических наук, профессор

  Мисонжников Борис Яковлевич (СПбГУ);

  доктор филологических наук, профессор

  Цвик Валерий Леонидович

  (МГУ имени М.В.Ломоносова)

Ведущая организация: Воронежский государственный университет

Защита состоится «____»____________________2011 г. в «____»часов

на заседании совета Д.212.232.17 по защите докторских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199004, Санкт-Петербург, В.О., 1-я линия, д. 26, факультет журналистики СПбГУ ауд. 303.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке имени

им. Горького Санкт-Петербургского государственного университета.

Автореферат разослан «_____»__________________2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук                              Л.Г.Фещенко

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Рубеж ХХ и ХХI веков наглядно продемонстрировал те структурные изменения, которые произошли в мировой медиасистеме с точки зрения ее включенности в процесс глобализации и формирования «информационного общества». Телевидение в подобном контексте  оказалось зоной конфликтного противостояния разных взглядов на роль СМИ в жизни общества. Проблема заключается в том, что реальная практика журналистской деятельности поставила перед теорией новые задачи, требующие смены концептуального отношения непосредственно к самим СМИ и анализа тех проблем, которые влечет за собою изменение роли медиа в обществе. Их изучение – насущная потребность теории журналистики. Практики отечественной медиасферы отчетливо понимают  тупиковость эксплуатации той модели функционирования медиа, которая спонтанно возникла в середине 1990-х годов на постсоветском информационном пространстве, и ныне обрела черты системы. Последняя эксплуатируется как сложившийся организм, чутко реагирующий на микро- и макроизменения окружающей среды (реальности) во всех ее проявлениях.

В подобной ситуации научный интерес автора исследования направлен, прежде всего, на российское телевидение. Сама история его институализации и эволюции  определена хронологическими рамками новейшей истории Российской Федерации, существующей как самостоятельное государство с 1991 года. Некоторые тенденции, которые привели к формированию нынешней системы отечественных медиа, оформлялись несколько ранее. Поэтому мы определяем хронологические рамки исследования изучения медийного пространства с конца 1980-х годов по настоящий момент.

Объективные и субъективные факторы, влияющие на практику функционирования российских медиа, формируют систему жанров отечественного телевидения, которая избрана нами в качестве главного «персонажа» исследования. Ее интенсивно развивающийся характер определяет теоретическую проблематику журналистской деятельности, симптоматичную для последнего времени. Не могут не оказывать на нее влияние и насущные практические потребности телевещательной индустрии, испытывающей воздействие с разных сторон – от социальных настроений и общественного мнения потенциальной зрительской аудитории до политической ситуации и доминирующей цивилизационной проблематики  в условиях глобализации информационного пространства.

Образовался разрыв между теми событиями и процессами, которые происходят в стране и мире, с одной стороны, и тем, как и с помощью каких творческих средств эти процессы и события освещаются в  телеэфире, с другой. Прежние условия существования телевидения предполагали адекватность теоретических построений (в том числе, и системы жанров) возможностям данного электронного медиа и необходимости решения определенных идеологических задач воздействия на общество. В современных условиях процесс виртуализации реальности, который мы наблюдаем в журналистской практике и деятельности СМИ как субъектов информационной сферы, предопределяет их противоречивые отношения с самой эмпирической действительностью, что очерчивает проблематику, связанную с типологической идентичностью теории жанров в научно-методическом плане, характерном для исследовательской и обучающей деятельности, и реальной практикой функционирования отечественного телевидения.

В то же время в новом веке все отчетливее раскрывается игровая природа телевидения не только как самого массового и суггестивного медиа, но и как оригинального способа интерпретации реальности, отвечающего определенным социально-психологическим потребностям зрителей. Тем самым, телевидение занимает в иерархии современных медиа доминирующую позицию и  органично вписывается в сложившуюся систему массовых коммуникаций. При этом  происходит трансформация прежней системы жанров, образование новых жанровых моделей интерпретации эмпирической и  организации экранной реальностей, расширение совокупного функционала телевидения и телевизионной журналистики.

Следствием этих процессов становится деформация морально-этического контекста телевизионного вещания, когда креативные субъекты телевизионной деятельности апеллируют к снижающей, маргинальной тематике, основанной на провоцировании  низких  инстинктов и удовлетворении соответствующих потребностей. Тематические предпочтения в подобной эфирной ситуации очевидны: криминал, эротизация контента и сексуализация гендерной проблематики, девиантные ситуации и поступки отдельных индивидуумов и групп индивидуумов, эксцессы политического, экономического и социального порядка, катастрофы, похоронные ритуалы, военные, межнациональные и межрелигиозные конфликты, мистификация истории и биографий отдельных исторических личностей. Вся эта совокупность отклонений от нормы обозначает тягу к сенсационности и предопределяет присутствие в эфире соответствующих персон, которых принято обозначать как «медийные лица».

Вышеизложенные соображения позволяют обратиться к заявленной теме исследования как актуальной и востребованной в современном научном теоретическом тренде.

Заявленная проблематика исследования имеет  традиции в современной науке о медиа, труды которой составляют теоретическую базу данной работы, фиксируя степень изученности темы.

Функционирование телевидения в контексте политических и социальных реалий современного российского государства рассматривается  в трудах таких  исследователей как И.М. Дзялошинский, В.В. Егоров,  И.И Засурский, А.Г. Качкаева, С.В. Коновченко, А.Г. Киселев, А.А. Мухин, В.Д.Попов, В.А. Сидоров, С.С. Смирнов, В.Л. Цвик и ряда других. Они анализировали: концентрация СМИ, создание крупных медиаструктур, призванных комплексно решать как проблему экономической состоятельности телебизнеса, так и реализовывать единую информационную политику в существующих условиях правового регулирования профессиональной деятельности1.

Предпосылки возникновения и доминирования экономической функции в электронных СМИ были замечены исследователями еще в 1980-90-х годах. При этом  Я.Н. Засурский, Е.Л. Вартанова, С.М. Гуревич,  А.Н. Назайкин, В.Л. Полукаров, Е.А. Разумов, О.Л. Тульсанова, Е.Е. Корнилова, В.В. Падейский  и др.2 сходились во мнении, что медиасфера становится сферой бизнес-деятельности, где действуют законы экономики, а целеполагающим является понятие прибыли. Этот подход  предопределил взгляд на сферу медиа как специфическую область бизнес-деятельности, по-своему влияющей на творческую составляющую телевизионной журналистики.

В ряде работ зарубежных исследователей, посвященных телевидению России, анализируются различные аспекты его функционирования. В этом ряду - коллективная монография Ф. Сиберта, У. Шрамма, Т. Питерсона «Четыре теории прессы»3,  труды Монро Э. Прайс и Т. Рантанен 4 . Наиболее полной попыткой исследовать состояние дел в электронной медиасфере является монография Э. Мицкевич «Телевидение, власть и зрители в России»5. Для этих ученых характерен подход, ориентированный на анализ социально-политической обстановки в конкретный период истории  страны. Такой подход к анализу деятельности медиа показывает, что  сегодня эфирный контент электронных СМИ зависит не только от экономических, но и от политических, организационных, территориальных, аудиторных и иных социальных факторов. Соответственно данные обстоятельства предопределяют бытование и  жанровую структуру телевидения, его форматы и особенности современного телевизионного текста.

При их исследовании, рассмотрении проблем типологической идентификации жанров, видов и форматов действующей системы электронного вещания с учетом перспектив свершающейся ее трансформации  автор опирался на традиции отечественной филологической науки. В трудах наиболее видных ее представителей - М.М. Бахтин, А.Н. Веселовский, Г.Д. Гачев, Л.Я. Гинзбург, В.П. Днепров, В.В. Кожинов, Д.С. Лихачев, Ю.М. Лотман, Ю.Н. Тынянов, О.М. Фрейденберг, В.Б. Шкловский, Л.В. Чернец и ряда  других6 - теория жанров занимает одно из системообразующих мест.

Особый раздел филологических дисциплин, к которым обращался автор исследования, был связан с особенностями функционирования медиатекстов в системе современных электронных СМИ. Для понимания особенностей жанрообразования в журналистской практике важны лингвистические и речевые аспекты того, как создаются и реализуются в эфирной практике отдельные программы, проекты и передачи. Этому посвящены  книги и работы В.И. Конькова, А.Д. Васильева,  М.А. Кронгауза, О.А. Лаптевой, Н.Ю. Ломыкиной,  Б.Я. Мисонжникова, С.Б. Рассадина, С.В. Светаны-Толстой, С.И. Сметаниной, О.А. Сусской и других ученых. 7

С теоретической точки зрения в анализе специфики функционирования, развития и особенностей телевидения как СМК автор опирался на корпус работ отечественных и зарубежных исследователей, определивших принципиальные подходы к рассмотрению и изучению данного медиа. Среди них – труды  Т.Э. Адамьянц, Э.Г. Багирова, М.А. Бережной, Ю.А. Богомолова, Р.А. Борецкого, П. Бурдье, В.М. Вильчека, А.М. Зайцевой, А.А. Кащук, Р.Д. Копыловой,  Г.В. Кузнецова, М.В. Лукова, М. Маклюэна, В.О. Михалковича, Е.Н. Молчановой, С.A. Муратова, О.Ф. Нечай, В.С. Саппака, , А.Л. Сокольской, В.С. Хелемендика, В.Л. Цвика, В.А. Шкуратова, А.Я. Юровского  и ряда других исследователей. 8

Особое место в структуре исследования занимают вопросы, связанные со спецификой функционирования телевидения в общем цивилизационном контексте, в системе современной медиакультуры. В этом аспекте значительные теоретические предпосылки, помогающие расширить поле анализа и сравнения, автор обнаружил (и воспользовался ими) в работах и исследованиях философов, социологов, теоретиков культуры, практиков различных видов культурной деятельности, в том числе и смежных с телевидением СМК. В этом ряду – труды Б.В. Алперса, А. Базена, Р. Барта, Ж. Бодрийяра, Д. Брайнта и С. Томпсон, Г. Дебора, М.С. Кагана, Н.Б. Кирилловой, Р. Клера, Г. Лебона, Н. Лумана, М.К. Мамардашвили, Р. Меншела, А. Моля, Д. Нейсбита, Л. Рашкоффа, М.И. Ромма, Э. Тоффлера, Л.З. Трауберга, Б.М. Фирсова, Ю. Хабермаса, С.М. Эйзенштейна, Т.Х. Эриксена и других теоретиков и практиков. 9

Существенной частью в структуре исследования является анали современной и функционирующей системы жанров журналистского творчества, особенностей и разнообразия используемых в практике медиа (и, прежде всего, электронных) видов и форматов вещания, способов организации изначального эмпирического материала, который преобразуется в конкретный информационный продукт, обладающий вполне очевидным и артикулируемым набором имманентных свойств. Причем принципиально существенным для цели исследования было обозначить круг данных научных трендов, как в исторической ретроспективе, так и в современном состоянии. Подобная проблематика освещается в трудах таких  отечественных исследователей, как Е.В. Ахмадулин, Г.П. Бакулев, А.С. Вартанов, Н.Л. Волковский, Н.А. Голядкин, А.А.Грабельников, И.Е. Имамова-Стефанчук, И.Г. Кацев, М.Н. Ким, С.Г. Корконосенко, Г.В. Лазутина, И.Ю. Лапина, Л.В. Матвеева, Т.Я. Аникеева, Ю.В. Мочалова, Г.С. Мельник, А.А. Новикова, Р.В. Овсепян, Е.В. Поберезникова, Е.П.Прохоров, А.В. Черных.10 Именно в работах этих теоретиков и практиков отечественной журналистики оказался развернут комплекс идей и тем обозначенного выше научного дискурса, связанного с жанровой проблематикой.

Исследование трансформации системы жанров современного телевидения определила научную концепцию  работы, направленную на анализ его игровой природы  как специфического вида творческой деятельности, имеющей информационный базис и апеллирующей к визуальной составляющей окружающей действительности. Что, в свою очередь, и разворачивает деятельность как самих журналистов, так и СМИ, в направлении виртуализации реальности, фактическому превращению «общества спектакля» в «шоу-цивилизацию». В связи с этим возникла необходимость дать анализ и очертить круг проблем в связи с рассмотрением игры как специфического вида человеческой деятельности, явно транспонируемой в условиях глобализированного общества в способ интерпретации реальности. Именно игра преобразует  эмпирическую действительность в виртуальную реальность. Поэтому существенное место в настоящем исследовании заняло рассмотрение самого феномена игры, ролевых функций журналистики,  а также их взаимодействия  с реальностью российского телевизионного вещания. Теоретической основой в этом разделе работы служили исследования и разработки отечественных и зарубежных ученых. Среди них: Т.И. Апинян, Н.А. Барабаш, М.М. Бахтин, Э. Бентли, Э. Берн, И.Н. Блохин, Р. Кайуа,  В.В. Макаров, Г.А. Макарова, О. Маховская, Д. Моррис,  А.А. Новикова, Л.Т. Ретюнских, Л.М. Рошаль, Й. Хейзинга, Н.А. Хренов, Э.И Шарипов,  С.И. Кронин,  Ф. Шиллер,  В.Д. Шинкаренко, К.Г. Юнг, Я. Харгривз, А. Китти, К. Хаусман и ряд других. 11

Обзор научно-исследовательских проблем, затрагиваемых в диссертации, с одной стороны, дал автору необходимую теоретическую базу. А, с другой стороны, показал то, что они еще не изучены в полной мере.

Исходя из степени изученности заявленной в работе проблематики, автор поставил перед собою  цельисследовать эволюцию системы жанров отечественного телевидения в контексте общей трансформации данного электронного медиа в направлении виртуализации реальности и выявления его игровой природы.

В соответствии с поставленной целью исследования в диссертации поставлены следующие научные задачи:

-        проанализировать предпосылки, эволюцию и результат развития  существующей системы жанров отечественного телевидения;

-        определить адекватность существующей системы жанров реальной практике функционирования российских электронных СМИ и условиям журналистской деятельности в РФ;

  • раскрыть игровую природу современного телевидения и продемонстрировать ее проявления в медийной практике;
  • описать совокупность новых видов, форматов и жанров отечественного телевизионного вещания;
  • предложить и теоретически обосновать новые принципы типологической идентификации, основанные на учете всего комплекса функций современных медиа;
  • изучить контент отечественного телевидения  в аспекте возникающих морально-этических последствий использования возможностей современных жанров и форматов вещания как в практике отдельных субъектов телевизионного эфира (каналов, компаний), так и отдельных тележурналистов;
  • проанализировать оригинальность создаваемого отечественного телеконтента и его эстетические, этические и организационные связи с общемировой практикой телевещания.

Для выполнения поставленных задач в исследовании применена методология, которая предполагает использование комплексного междисциплинарного подхода, объединяющего как филологические методы, так и методы других гуманитарных наук: теории журналистики, социальной информациологии, теории массовой коммуникации, эстетики,  философии, психологии, связей с общественностью. В ходе анализа автор применял и общенаучные методы: проблемно-хронологический,  историко-сравнительный, синхронический, системно-аналитический. Использовались также элементы диахронического метода и системного анализа, контент-анализа.

Эмпирической базой исследования является  контент отечественного телевидения практически на всем протяжении существования – с конца 1950-х годов (выборочно) по настоящее время (преимущественно). По мере необходимости привлекались примеры из мировой практики телевещания. Основное внимание автор обращает на постсоветский период развития электронного медиа (с начала 1990-х гг. до 2000-х гг. включительно). Те процессы, которые обозначались тогда, получили развитие и продолжают формировать отечественное информационное пространство сегодня, в условиях глобализации. Они находили отражение в самых разных единицах эфирного контента (здесь и далее – ЕЭК) независимо от их жанровой модификации.

Анализу подвергались не только видовые и форматные признаки (хронометраж, периодичность появления в эфире, режиссерские приемы, структура и т.д.), но и содержательные элементы: фактор интерактивности, наличие/отсутствие ведущих и публики в студии, стилистика речевого поведения участников, драматургические приемы, тематическое и фактологическое наполнение, степень информационной насыщенности и т.п.

Важными источниками диссертации являются действующие законодательные акты РФ (федеральные законы, указы президента РФ, постановления правительства РФ, хартии, кодексы и т.д.). Активно использовались результаты проведенного автором контент-анализа ряда каналов (Первый, «Россия», НТВ, ТНТ, СТС, «Пятый», ТВ-3, «2х2» и др.). В исследовании существенную часть источников составили  видеозаписи из текущего архива автора, касающиеся конкретных программ и атрибутируемые по различным периодам истории отечественного телевещания. Кроме того, активно использовались мнения экспертов, полученные в ходе проведения исследования, интервью автора с отечественными теоретиками и практиками медиасферы. Автор опирался в исследовании и на собственный практический опыт профессиональной журналистской деятельности в электронных СМИ.

Конкретный перечень программ, проектов, передач, циклов и иных форм организации эфирного контента, ставших объектами научного изучения, в целях сохранения компактности объема диссертационного текста выделен  в специальные приложения, сформировавшие второй том  работы (см. приложения 1,2,4,5).

Таким образом, объектом исследования является не только контент отечественного телевещания в соответствии с избранным ракурсом его научного рассмотрения, но и совокупность условий его создания, формирования, структуризации и восприятия аудиторией.

Предметом настоящего исследования является анализируемая номенклатура возникающих и существующих  видов, форматов и жанров вещания, их тематическая и креативная специфика в контексте взаимоотношений с реальностью с учетом игровой природы телевидения и виртуализации информационного пространства в условиях глобализации.

Положения, выдвигаемые на защиту:

  1. Cуществующая в практике отечественного телевидения современная система жанров генетически восходит к прежним условиям функционирования всей медиасистемы и потому частично сохраняет ее родовые черты. Данная система жанров складывалась и формировалась под значительным доминирующим влиянием типологии жанров, характерных для печатных СМИ и шире – для всей литературной деятельности.
  2. Сложившаяся в ХIХ веке литературоцентричная система  организации и обработки информации в  следующем веке вошла в противоречие с доминантным развитием средств массовой коммуникации. Однако существовавшие традиции и объективные обстоятельства позволили сохранить  приоритет вербальной составляющей до середины нового столетия. Но в общем цивилизационном  процессе развития культуры лидером восприятия стал визуальный канал коммуникации, что определило его приоритетное положение во второй половине ХХ века в системе массовых коммуникаций.
  3. Особенности развития телевидения в данный период вскрыли игровую природу его происхождения и воздействия на аудиторию, что выявило  наличие ролевой концепции журналистики как специфического вида креативной деятельности, которая существенно повлияла на виртуализацию всего информационного пространства и расширение способов и видов доставки и организации эфирного контента.
  4. Новая ролевая концепция журналистики  воздействовала на сущность и смысл функций медиа, предопределив их включение в своеобразную модель взаимоотношений с эмпирической реальностью,  определяемую как «шоу-цивилизация». В свою очередь, качество и особенности которой повлияли на содержание деятельности телевидения как наиболее могущественного  современного СМИ, постоянно увеличивающего возможности воздействия на аудиторию, в том числе и за счет современных видов, форматов и жанров вещания.
  5. Объективные факторы, влияющие на систему электронных СМИ, определили наличие в номенклатуре их функционала, таких функций как экономическая и рекреативная, что способствоввало трансформации контента как с содержательной, так и формообразующей стороны,  привело к конвергенции традиционных жанров, появлению новых и расширению прежней типологической триады (информационные, аналитические, художественно-публицистические) с присоединением к ней сегмента развлекательного (игрового) телевидения.
  6. С учетом противоречивых и динамично меняющихся обстоятельств функционирования электронных  СМИ автор  использует новую методическую основу для выявления типологии структурообразующих элементов эфирного телеконтента. В ее основе, с одной стороны, лежат отношения с информационной составляющей эмпирической реальности, а, с другой, амбивалентность тематического наполнения конкретной  ЕЭК и формально-структурирующих элементов, определяемых экономическими, организационными, идеологическими и иными факторами.
  7. Подобная методология позволяет более адекватно фиксировать, описывать и анализировать существующий  телеконтент, учитывая воздействие на него как самих субъектов вещательного процесса, так и творческих индивидуальностей, которые занимаются наполнением эфира соответствующей аудиовизуальной продукцией.

Научная новизна исследования заключается в принципиально новом подходе к анализу современного отечественного телевизионного контента -  с точки зрения его структурообразующих элементов (виды, форматы и жанры) и в соответствии с общим контекстом функционирования данного электронного СМИ. Автор основывает свой метод на концепции игровой природы телевидения, которая позволяет рассматривать тележурналистику как совокупность ролей и функций, участвующих в творческом процессе индивидуумов. Полемически интерпретируя  сложившуюся систему жанровой типологии в телевизионной журналистике, автор  расширяет содержание данной творческой деятельности за счет включения фактора влияния на нее экономической и рекреативной функций.

Подобный подход  адекватен тем процессам виртуализации информационных потоков, которые характерны для современного состояния медиакультуры, развивающейся в контексте «шоу-цивилизации»,  пришедшей в современном социуме на смену «обществу спектакля». Именно интерпретация информации  является  прагматическим трендом развития телевидения как СМК, позволяющим навязывать аудитории искаженное отражение эмпирической реальности, маскируемое усилением развлекательных элементов эфирного контента.

Такая оценка состояния российского телевидения является для нашего исследования смыслообразующей, раскрывающей теоретические предпосылки для анализа современной медийной ситуации, связанной с повышением суггестивных и манипулятивных возможностей электронных медиа, которые влияют на формирование определенных аксиологических тенденций в сознании  массовой аудитории. Игровая природа телевидения определяется как структурообразующий элемент системы жанров, теоретически оправдывающий и объясняющий новую совокупность ценностей и смыслов, которая прямо или опосредованно транслируется в общество посредством телевещания.





Научно-практическое значение исследования заключается в теоретическом обосновании новой типологической идентификации жанровой системы отечественного телевидения, которая основана на реальности функционирования и использования в практике эфирного вещания тех или иных видов, форматов и жанров. Взгляд на телевизионную журналистику как специфический ролевой вид человеческой деятельности в контексте более широкой игровой ситуации и интерпретации эмпирической действительности позволяет обозначить более прагматичный подход к смыслу и структуре деятельности журналиста (либо иной творческой единицы) в системе электронного вещания. Именно в данном случае формируется возможность более лабильного варианта совокупности действий в отношении информации.

Новая методология исследования позволяет не только теоретически описывать и анализировать прагматическую составляющую в функционировании субъектов электронного вещания в том виде, в каком они существуют в настоящий момент, но и определять направления развития российской медиасистемы.

Апробация работы. Основные результаты, выводы и положения исследования нашли  отражение в теоретических разработках автора, опубликованных в различных трудах: монографии, учебных пособиях, статьях. Они излагались в докладах, с которыми автор выступал на всероссийских и международных конференциях во ВНИИТР ( 2002, 2003 гг.), в СПбГУ (2002-2005, 2007-2008, 2010 гг.), в МГУ им. М.В.Ломоносова (2004-2005, 2008-2010 гг.), в НовГУ им. Я.Мудрого (2005, 2008 гг.), в ЮУрГУ (2007, 2008 гг.) и других вузах Санкт-Петербурга и России.

Cистематизированные материалы диссертации использовались непосредственно в преподавательской практике автора, в том числе в процессе разработки, внедрения и преподавания курсов лекций «Авторские программы в теле- и радиожурналистике», «Новые жанры и формы вещания в электронных СМИ», «Электронные СМИ и политическая жизнь общества». Материалы исследования использовались автором, как методически, так и практически, во время проведения обучающих научно-практических семинаров с преподавателями различных вузов Российской Федерации, иностранных магистрантов, на курсах повышения квалификации практиков радио и телевидения, организованных при факультетах журналистики СПбГУ (2002-2010 гг.), МГУ имени М.В.Ломоносова (2004, 2010 гг.), НовГУ им. Я.Мудрого (2005 г.), Псковского государственного педагогического университета им.С.М.Кирова (2007 г.), Южно-Уральского Государственного университета (2007, 2008 гг.), Курганского государственного университета (2008 г.).

Принципиальные теоретические разработки, сделанные в ходе проведения исследования, легли в основу подготовки магистерской программы «Спортивная журналистика», в структуре которой значительный сегмент учебного плана посвящен знакомству со всей совокупностью новых видов, форм и жанров электронного вещания. Они использовались непосредственно в процессе обучения магистрантов.

Автор исследования в течение ряда лет имел возможность практически  реализовывать свои теоретические идеи в качестве действующего журналиста в электронных СМИ. Так в 1980-1990-х гг. он участвовал в создании  ряда телепрограмм ТРК «Петербург- 5 канал». С 1997 года он является автором и ведущим  радиоцикла «Легенды и мифы ХХ века» (ТРК «Петербург-5 канал»). С 2003 года – автором и ведущим обозрения «Восемь с половиной» (Радио «Россия», ТРК «Петербург-5 канал»).

В 1999-2002 гг. являлся автором и ведущим телевизионного ток-шоу «Мужские истории Сергея Невского» (ТРК «Петербург – 5 канал»). В 2007-2009 гг. автор участвовал в эфирном эксперименте по конвергенции СМИ (радио+телевидение) на телеканале СТО ТВ в качестве ведущего программы «Кинозвук».

Научные результаты исследования были опубликованы в монографии «Отечественное телевидение на рубеже столетий», в учебных пособиях: «Интервью в журналистском творчестве», «Современные аудиовизуальные СМИ: новые жанры и формы вещания», «Отечественное телевещание постсоветского периода: история, проблемы, перспективы», «ТВ в эпоху Интернета», в ряде статей и иных материалов (всего более 50), включая 13 публикаций в научных журналах, рекомендованных ВАК.

Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, Библиографии и пяти приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, определяется объект, предмет, цели и задачи исследования, его научная новизна и научно-практическая значимость, а также дается общая характеристика работы.

В первой главе «Игровая природа телевидения: онтология экранной реальности» телевидение теоретически осмысливается как общественный медиум, существующий по своим законам как социокультурный феномен, имеющий в основе виртуальную игровую природу.

В параграфе 1.1 «Телевидение и современная медиакультура» телевидение рассматривается  в контексте функционирования медиакультуры. С самого начала внедрения в общую систему СМИ оно являлось дуалистическим феноменом. С одной стороны, ввиду новизны внедряемой технологии распространения информации, и шире – разных видов и типов  аудиовизуального продукта (АВП), оно воспринималось как канал распространения информации. При таком подходе телевидение играет роль средства массовой коммуникации. Оно понимается как вторичная система связи, производная от технических задач обеспечения массовой аудитории информацией.

С другой стороны, культурологический соблазн гуманитарного восприятия окружающей реальности продуцирует изучение телевидения в социально-историческом аспекте. Тогда оно мыслится  как абсолютно законная и существенная часть современной культуры.

Функционирование телевидения как части современной медиакультуры позволяет предметно проанализировать его онтологические связи и коммуникационное сходство с другими видами творческой деятельности (кинематограф, радио, театр). При этом автор приходит к выводу, что именно телевидение сохраняет лидирующие позиции в социуме как вид организации свободного времени в обществе.

Зрелищность как важнейшее онтологическое свойство телевидения предопределяет его диалектические отношения как СМК с уже устоявшимся перечнем искусств в иерархии ценностей мировой цивилизации и, прежде всего, с кинематографом. Анализируя обстоятельства возникновения, развития и существования кинематографа и телевидения, автор рассматривает вектор их возможного сближения и принципы эстетического родства. Существенным обстоятельством явился литературоцентричный тип массовой культуры в ХIХ в., каковой был характерен для всей европейской цивилизации. Слово было основным носителем социальнозначимой информации.

ХХ век стал периодом в развитии мировой цивилизации, где доминирующим трендом в восприятии явлений  стало изображение. В прошлом веке эволюционном путем сложился визуальноцентричный тип массовой культуры. Во второй половине ХХ века возникла концепция «общества спектакля» Г. Дебора, которая, смыкаясь с концепцией «общества потребления» Ж. Бодрийяра, выводит к новому понятию – «шоу-цивилизация». Внедрение телевидения в быт, повседневность, фактически  в структуру массовой культуры, продолжило тенденцию, которую заложил в первой половине прошлого века кинематограф, - тенденцию визуализации реальности. Вслед за нею наступил следующий этап – переход к созданию виртуальной реальности.

В параграфе 1.2 «От «общества спектакля» к «шоу-цивилизации» анализируются различные аспекты формирования  экранной телереальности, которые свидетельствуют о правомерности применения к исследованию эфирного контента концепции «шоу-цивилизации».

Признав за информацией потребительские качества как субъекта рыночных отношений, общество в немалой степени способствовало тому, чтобы  принципы ее сбора, обработки, аранжировки, хранения и распространения были воплощены в жизнь в соответствии с интересами тех, кто является профессионалами информационного рынка. Отсюда происходит генезис образования экономической функции медиакультуры и необходимость ее реализации в конкретных условиях журналистского творчества, что предопределяет ситуацию дисфункции телевидения как канала распространения объективной информации, усугубляемой еще и тем, что само это медиа стало объектом и субъектом бизнес-деятельности.

Коммерческий успех является наиболее весомым аргументом по проведению принятой информационной политики и предпочтениям по наполнению эфирного контента соответствующим АВП в различных форматных, видовых и жанровых интерпретациях. Потребителю предлагается «игра по правилам» и актуализация выбора посредством комбинаторной включенности в эту игру, что приводит к господству принципов «шоу-цивилизации», которые позволяют СМИ навязывать аудитории направления предлагаемого выбора воспринимаемой информации.

Подобная тенденция в медиадеятельности не может не влиять на ее содержание. Увеличение в отечественном телеэфире доли разнообразных зрелищных форматов, тенденция к поиску разнообразия развлекательных АВП, усиление присутствия медийных персон на экране, «облегченность» информационного вещания, повышенная интерактивность развлекательного сегмента вещания,  проникновение игровых форм в прежде недостижимых для подобных постановочных приемов жанрах и форматах, - все это анализируется в данном параграфе как очевидные признаки трансформации не только функций телевидения как СМИ, но и более глубинного процесса, связанного с выявлением игровых онтологических свойств данного медиа.

Происходящее является прямым следствием виртуализации реальности, каковая происходит в телеэфире. Причем ситуация, как показывает анализ, характерна не только для российского телевидения. «На рубеже ХХI в. мир еще более экранизирован»,12 - указывает В.А.Шкуратов. Доставка, восприятие информации носит все более и более визуализированный характер, приобретая в практике телевещания вид зрелища с конкретными жанровыми и форматными признаками. В медийном пространстве образуется «фатическая коммуникация», лишь внешне имитирующая для аудитории присутствие источника информации в виде того или иного медиа. Они  вместе с профессиональной средой неуклонно дрейфуют от объективного отражения действительности в сторону  усиления зрелищности, игровой интерпретации эмпирической реальности. Возникновения в теории и практики СМИ на рубеже двух столетий понятия «инфотейнмент» зафиксировало  реальное положение дел в профессиональном сообществе.

Развлекательный сектор российского электронного вещания стал в нынешних условиях основным и по зрительским предпочтениям, и по разработке новых жанров и форматов, и по тому месту, которое он занимает в телеэфире. Рекреативная функция гипертрофированно разрослась за счет активного и повсеместного внедрения в программную политику каналов и компаний магистрального тренда, ориентированного на игровую интерпретацию реальности. В подобном контексте, по Н.Луману, «возникают крайние запутанные смешения реальной и фиктивной реальности, которые, однако, рефлексируются как развлечение, предстают в виде эпизодического опыта и остаются без последствий»13.

Шоу-бизнес в структуре экранной реальности является опорным трендом, генерирующим формы, виды и жанры вещания. Шоу, игра становятся медиаканалом доставки информации потребителю. Тем самым диверсифицируется акт  коммуникации из процесса взаимного обмена с обратной связью в имитационное подобие доставки новостей, знаний, сведений, мнений, суждений, вербализированных и визуализированных по совсем особым законам - законам зрелища. Медиатекст трансформируется в постмодернистское соединение разнородных элементов, комбинируемых не в соответствии с реальностью жизненной, а в соответствии с задачами воздействия на потенциальную аудиторию, определяемых топ-менеджерами (или собственниками) субъектов электронного вещания.

В параграфе 1.3 «Телевидение и игра: дискурс взаимодействия и взаимовлияния» исследуются множественные и разносторонние аспекты отношений электронного медиа и игры как социокультурного вида человеческой деятельности.

Современная цивилизация породила разнообразные способы удовлетворения потребностей человека в игре, в том числе и с помощью СМИ. Телевидение, как показывает исследование российского эфирного контента, занимает среди них лидирующую позицию. В исследовании обосновывается его определение как «телевидение досуга», с помощью которого зритель и включается в восприятие «шоу-цивилизации».

В этом перманентном процессе существенной является возможность самоидентификации конкретного индивидуума-телезрителя с персонажами, которые «доставляются на дом» в качестве участников и героев не менее конкретной программы или проекта, будь то выпуск новостей или реалити-шоу. Зритель волен выбирать формат своих отношений с экранной, виртуальной реальностью (канал, вид вещания, жанр программы, или ее формат , время и место просмотра АВП, способ его воспроизведения). Он производит  выбор на основе собственных интересов, желаний и возможностей, которые могут быть определяемы как психологические константы его сознания и, следовательно, его социального бытия.

Подавляющее большинство проявлений игры в конкретике эмпирической реальности предполагает наличие ситуации диалога. В этом игра и телевидение как феномены коммуникативной деятельности онтологически сближаются. Диалог является специфическим видом осуществляемой коммуникации, в ходе которой формируются игровые отношения, отличные от иных типов социальных связей и контактов. Сами игровые отношения формируют те совокупные признаки новой «реальности», которая есть реальность игровая. В случае с телевидением она определена как «виртуальная реальность». При этом складывающиеся игровые отношения реализуются «в двух аспектах, один из которых – игра как таковая, а второй – игроизация»14. Первый аспект позволяет рассматривать телевизионные игры как определенный вид телевидения досуга. Под игроизацией понимается  процесс проникновения различных элементов мира игры в различные виды человеческой деятельности, в том числе и журналистской.

Исследование игрового коммуникационного акта раскрывает существенную роль журналиста в таком типе общения с аудиторией; выявляет модели поведения и отношения к информации, которые он принимает на профессиональное вооружение в такой коммуникации.

Акт создания журналистского произведения  есть выбор определенной, фиксированной и фиксирующей системы отношений как с реальностью, так и ее виртуализированным образом (если речь идет о телевидении). В теории журналистики подобная система именуется «жанром», если речь идет об отношении к информации. Если же объектом творческих устремлений становится человеческая личность, которая интерпретируется другой личностью (журналистом), а вслед за этим и третьей (читателем, слушателем, зрителем), то в подобной ситуации становится теоретически и методически приемлемым термин «образ».

В диссертации рассматриваются  варианты ролевых функций, которые принимают обе стороны коммуникационного процесса в СМИ (журналист-зритель), специфика их реализации в современной телевизионной практике. Таким образом, могут  проявиться: роль-функция, роль-персона, роль-образ, роль-автор15. Социальный контекст оказывается при этом весьма существенным. Здесь вполне закономерно анализировать проблематику с точки зрения различных игровых-ролевых концепций, характерных для культуры и психологии ХХ века, в том числе теорий «социального характера» (Э.Фромм) и «социальной маски» (Б.В.Алперс).

Типология социальных характеров действует не только со стороны аудитории телевидения и отдельных ее представителей. Сами журналисты принимают для себя условия коммуникативной игры со зрителями.  «Распределение ролей»  определяется несколькими факторами:

- темой, выбранной для создания определенного ЕЭК;

- характером исходного аудиовизуального материала;

- информационной политикой СМИ и его руководства в отношении выбранной журналистом темы;

- уровнем компетентности и креативными возможностями самого журналиста, его пониманием исследуемой тематики;

- соответствием журналиста определенному статусу по признаку образования, национальности, религиозной принадлежности, возраста, пола.

Как в театре, журналист выбирает амплуа для решения конкретных творческих задач в связи с интерпретацией информации. В диссертации приводятся и анализируются примеры освоения различных «социальных масок» и амплуа авторами и ведущими различных российских телепрограмм.

Игровая природа телевидения как особого вида человеческой деятельности именно здесь проявляет свои имманентные свойства, когда определение жанра ЕЭК напрямую связано с личностью ведущего, той ролью, которую он принял на себя в конкретном эфирном проекте.

В параграфе 1. 4 «Телеигры в отечественном эфире: шоу реальности» раскрываются множественные проявления и формы отечественного игрового телевидения. Их совокупность составляет «телевидение досуга», которое реализует рекреативную и экономическую функции современных электронных медиа.

В анализе автор опирается на классификацию типов игры как вида социокультурной деятельности, разработанную Р. Кайуа, предлагавшего разделить все виды игр на четыре основных типа: Agon, Alea, Mimicry, Ilinx16. Agon - это группа игр, которая представляет собою состязание с изначальным равенством сторон. В подобных игровых ситуациях имеет место соперничество, нацеленное на какое-то одно человеческое качество (быстроту, выносливость, память, силу, ловкость, хитрость, знания и т.п.). Это качество применяется в строго определенных рамках (правилах) безо всякой помощи со стороны. К данной категории игр могут быть отнесены практически все спортивные соревнования в индивидуальных и командных видах спорта.

ТелеAgon является весьма значительным сектором «телевидения досуга». Сюда относятся все спортивные трансляции (в записи и прямые), блок спортивных шоу-состязаний («Большие гонки», «Король ринга»), музыкальные игры («Угадай мелодию», «Можешь? Cпой!»), музыкальные шоу-состязание («Народный артист», «Ты – суперстар»), а также формат «шоу на выживание» («Последний герой»).

Вторая группа игр – Alea (лат. – игра в кости), основанных на решении, не зависящем от игрока и никоим образом не подконтрольном ему. То есть это игры, в которых требуется переиграть не столько противника, сколько судьбу. Чаще всего - это азартные игры: рулетка, «орел–решка», игра в кости; в практике телевещания - лотереи.

Третья группа игр – Mimicry (лaт. – дословно: подражание) – самая обширная с точки зрения возможных вариаций отношений между миром игры и миром реальности. Эта  игра заключается в том, «чтобы самому стать иллюзорным персонажем и вести себя соответственным образом»17.

Принципы этой игры в практике телевидения лежат в основе выбора ролей-функций участниками процесса аудиовизуальной коммуникации, их «распределения»: и журналистом (ведущим, автором, режиссером ЕЭК), и реципиентом, то есть конкретным зрителем, сохраняющим собственную персональную идентичность.

Телевизионные аналогии с данным типом игры разнообразны: от реалити-шоу всех видов и форматов до ток-шоу, игр-викторин, шоу-розыгрышей и т.п.  В ряде случаев в эфирной практике телевидения происходит конвергенция двух типов игр. У телеMimicry есть все основания для сочетания с телеAgonом. Вероятность этого чрезвычайно увеличивается в ситуации спортивных соревнований, когда зрители наблюдают за ними, либо непосредственно на стадионе, либо у экранов телевизоров.

Четвертый  тип игры в соответствии с рассматриваемой нами классификацией – Ilinx (лат. – водоворот). Он включает в себя игры, которые основаны на стремлении к риску, и заключаются в том, что играющий на некоторое мгновение нарушает стабильность своего восприятия и приводит свое сознание в состояние, близкое к панике. Речь идет о физиологическом воздействии на человеческий организм, и как следствие этого, индуцировании психологических реакций.

Телевизионные аналоги подобного рода игр не так многочисленны, но хорошо известны как жанр - экстремальное шоу (экстрим-шоу), в которых присутствуют элементы испытания участников, в том числе мерами физиологического и психического воздействия: программы «Фактор страха», «Форт Байярд», «Это вы сможете», «Розыгрыш», «Естественный отбор», «Голод».

В диссертации практика игрового российского телевидения («КВН», «Что? Где? Когда?», «Дом-2», деловые телеигры, «Сomedy Сlub»)  рассматривается в контексте общей трансформации системы отечественного телевещания с учетом социально-психологического контекста, который существенно влиял не только на содержательное наполнение подобных ЕЭК, но и на трансформацию их формообразующих элементов.

Ретроспективный анализ подобных проектов показал, что они не могли быть типологически идентифицированы в существующей системе жанров отечественного телевидения. Именно подобные образцы игрового телевидения разрушали ее изнутри, вскрывая игровую природу электронного СМИ.

Во второй главе «Отечественное телевещание на рубеже XX-XXI веков: трансформация системы жанров» анализируются функционирующая в отечественном телеэфире система жанров в динамике ее развития, в контексте существующих предпосылок для ее трансформации, что приводит к формированию новых видов, форматов и жанров.

В параграфе 2.1 «Функционирование телевидения в системе массовых коммуникаций» исследуются функциональные характеристики телевидения с точки зрения социально-ролевой парадигмы как системы СМИ в целом, так и журналистики как специфического вида деятельности.

Изучая место телевидения в нынешней системе массовых коммуникаций (СМК), автор обращается к анализу опыта его функционирования в ХХ веке. Общая тенденция развития СМК в его первой половине выражалась в стремлении к наиболее полному отражению действительности с точки зрения максимальной информационной насыщенности. В данный период телевидение  не воспринималось как полноправное СМИ. Таковым оно стало во второй половине ХХ века.

Сравнивая коммуникационные особенности бытования различных СМИ в современном  медиапространстве, автор отмечает тенденцию к их сближению в условиях глобализации. Телевидение как самый распространенный и востребованный вид СМИ сохраняет схожие с печатной прессой и интернетом черты, основанные на персонификации не только самой информации, но и ее восприятия. В нынешней ситуации массовидного характера коммуникационных процессов, характерных для глобализации, как раз и возрастает потребность и необходимость подобной индивидуализированной реализации желания человека в  получении информации. Телевидение такую потребность как раз и способно удовлетворять в силу социальных, технологических и творческих причин. В советский период телевизионного вещания принцип массовой коммуникации формулировался как «для всех и для каждого». На нем базировалась как информационная политика,  так и общая концепция эфира.

В современных условиях парадигма формирования телеконтента формулируется иначе: «Для каждого и для всех». Прежний тренд отношений между аудиторией и вещателями, основанный на массовом сознании и коллективной традиции восприятия, трансформировался в ориентированный на конкретную индивидуальность потребителя информации алгоритм творческой деятельности субъектов телевизионного вещания.

Анализируя общий объем и структуру телесмотрения в разных странах, автор приходит к выводу о том, что в России телевидение занимает лидирующую позицию в номенклатуре источников информации, успешно взаимодействуя с иными каналами массовой коммуникации (от кино до интернета). Тем самым усиливается синергетический эффект воздействия на потенциальную аудиторию, что в настоящее время отчетливо проявилось в тенденции переноса на телеэкран литературной классики в формате сериалов.

В параграфе 2.2. «Телевидение новейшего времени: последствия виртуализации реальности» автор рассматривает место телевидения в системе доставки информации о реальности, ее формах и видах, характерных для нынешней эпохи; анализу подвергаются те последствия  процесса виртуализации информационных потоков, который обеспечивает данному электронному медиа лидирующее положение.

При иллюзии вариативности приобщения каждого отдельного человека к потреблению визуального потока в индивидуальном порядке в современной технологической ситуации  зритель не до конца свободен в своем выборе. Телевидение поставило на поток процесс визуализации подсознания общества, придав этой деятельности экономический и социально-психологический смысл. В определенном смысле нынешнее отношение топ-менеджеров, а также большинства сотрудников электронных СМИ к производству АВП и размещению его в эфире, процессу формирования контента в целом, мало чем отличается от принципов менеджмента и маркетинга автомобилей или холодильников.

В условиях нынешнего роста влияния телевидения на массовое сознание встает вопрос о том, что именно данное СМИ фактически отменяет все возможные коммуникационные преграды (если, конечно, потенциальные потребители получают к нему непосредственный доступ). Виртуальная реальность, возникающая на экране телевизионного монитора или приемника, как кажется индивидуальному зрителю, преодолевает все возможные препятствия. Зрителю комфортно воспринимать виртуальную реальность, несмотря на отрицательные социально-психологические издержки подобного процесса.

Стремительное развитие новейших технологий позволило существенно усилить иллюзию присутствия аудитории при свершении любого события. В то же время техногеничность вещательной практики телевидения новейшего времени формирует в общественном сознании абсолютно противоположную по смыслу иллюзию – видимость существенного влияния на дискурс общественной мысли. В этой ситуации возникает важное обстоятельство: телевидение из СМИ сегодня становится средством массовой коммуникации.

Современная практика телевидения выстраивается таким образом, что не только новейшие технологии, но и новообразующиеся виды и формы вещания (интерактив, игровые программы, «reality show» и т.д.), активно формируют у публики восприятие телевидения как ситуации игры в реалии жизни. Когда ведущими таких программ становятся опытные журналисты, осознающие возможности манипуляций по созданию у аудитории чувства доверия к тому, что ей показывают и о чем ей рассказывают с экрана, то иллюзия достоверности сконструированной реальности оказывается подавляющей.

Там, где общественно-политическая реальность приобретает черты эксцесса, чрезвычайности, приемы виртуализации уже не срабатывают, а профессиональная объективность  преобразуется в субъективизм, растерянность, надрывность стиля вещания, что потверждается примерами из новейшей истории  телевидения: встреча «Политического Нового года» (декабрь 1993 г.), президентские выборы 1996 года, трагедия АПЛ «Курск» (август 2000 г.), события 11 сентября 2001 года, захват заложников на Дубровке (октябрь 2002 г.), события в Беслане (сентябрь 2004 г.).

В параграфе 2.3. «Предпосылки трансформации системы жанров отечественного телевещания» исследуется проблема типологической идентичности жанровой системы отечественного электронного вещания в соотношении с практикой отечественной журналистики.

В основе принятого деления жанров – базисный элемент профессиональной деятельности – информация. Отношение к ней определяет деление существующих жанровых форм на триаду – информационные, аналитические, художественно-публицистические жанры. Однако современная практика телевидения фиксирует трансформацию информационной функции в направлении развлекательности (явление «инфотейнмента»).

На модернизации типологии жанров  сказывается и организация процесса производства эфирного контента, в который встраиваются  образцы журналистского творчества, «соответствующие» прежней теории. Единицей измерения наполнения эфира в таком случае является не функциональная оценка свойств журналистского произведения в его отношении к информации, а определенный «формат».

Происхождение теории жанров в журналистике имеет литературоведческие корни, что проявлялось  в период становления отечественной радио- и тележурналистики в ХХ веке. Лавинообразное увеличение объемов информации, способов ее производства, обработки и доставки  в любом виде до потребителя – существенное обстоятельство, предопределяющее изменения типологии жанров. В этом отношении техника и законы бизнеса из факторов субъективно влияющих на труд журналиста становятся факторами объективными.

Не менее важным фактором, влияющим на трансформацию жанровой системы в тележурналистике, является условность принятой жанровой классификации всего словесного творчества и журналистского, в частности. Подвижность жанра как операционного понятия была артикулирована теоретиками еще в первой половине ХХ века. Свое воздействие на эстетику словесного творчества оказывали и новые виды искусства (кинематограф), и новые виды массовой коммуникации (радио). Давление усилилось во второй половине столетия, когда визуализация информации стала одним из доминирующих трендов развития мировой цивилизации.

Важной предпосылкой для трансформации системы жанров отечественного телевещания является типологический генезис его структуры с точки зрения корреляции с существовавшими на момент широкого внедрения в жизнь социума иными СМИ (периодическая печать, радио). Литературоцентричность развития  культуры в ХIХ веке создала объективные условия, которые привели к доминированию вербальной составляющей в системе массовой коммуникации.

В подобную тенденцию органично «вписывалось» появление радио, как нового технического канала распространения информации. Иной системы жанров, чем та, что была принята в практике печатных СМИ, у радио не было и быть не могло, так как оба медиа объединял главный носитель информации – слово. Что и определило их первоначальную типологическую идентичность.

Зарождение телевидения как средства передачи информации происходило позже становления радио. Телевидение имело мощную эстетическую опору в виде экранного искусства – кинематографа. Но именно радио с его принципами работы с информацией, ставкой на вербальную составляющую, было функционально ближе телевидению на первом этапе  существования. Поэтому генетически телевидению достались «в наследство» «старые» жанры радио, первоосновой которых являлась утвердившаяся и апробированная система жанров печатных СМИ.

С развитием и совершенствованием оригинальных технологий фиксации и передачи изображения телевидение все более отрывалось от «старой» жанровой системы. Визуализация информационной составляющей в деятельности телевидения определяла коррекцию жанровой идентичности журналистской практики. Общий контекст развития мировой культуры формировал в ХХ веке  вектор развития интересов массовой аудитории с учетом наиболее востребованных каналов коммуникации, по которым воспринималась и воспринимается информация. Доминирующим в этом перечне оказался визуальный канал с его выявленной игровой природой, что дает нам основание определять существующую систему связей в социуме как «шоу-цивилизацию»,  cмысл которой формулирует широко известная фраза: «Событие не состоялось, если его не показали в телеэфире».

Диалектика отношений с реальностью для журналиста в настоящее время является тем моментом его профессиональной самоидентификации, в котором субъективные факторы пересекаются с факторами объективными. Жанр выступает в подобной ситуации как «примиряющая» категория, динамично коррелирующая и с текстом создаваемого журналистского произведения и с формой (форматом) его реализации в условиях конкретного СМИ. Прежние приемы, описанные и зафиксированные в существовавшей  системе жанров, используются сегодня «в их новом конструктивном значении» (выражение Ю.Н.Тынянова).

Выводы параграфа базируются на анализе контента Первого и Пятого каналов, на его сопоставлении с прежними жанровыми формами.

В параграфе 2.4. «Функции телевидения и типология жанров» анализируется влияние совокупного функционала отечественной телевизионной журналистики на расширение современной номенклатуры используемых жанров.

Происходящая трансформация системы электронного вещания замещает традиционный набор функций вновь приобретенными (рекламы, PR, манипуляции). Изначальные функции телевидения преобразуются в прикладные и прагматические. Реализация же экономической функции оказывает существенное давление на журналистов, минимизируя некоторые традиционные функции профессиональной информационной деятельности (например, познавательную).

Данному процессу способствует ряд обстоятельств в деятельности телевидения, как-то: навязывание повестки дня, жесткое структурирование информационного потока, отвлекающие маневры развлекательного вещания, создание искаженной картины реальности с уклоном в чрезвычайную событийность. Все это предопределяет смену приоритетов в журналистике, которая интерпретируется автором как информационная деятельность, четко ориентированная на конкретный материал и конкретного потребителя. Она невозможна сегодня вне системы традиционного жанрового деления. Его основу составляет такой признак как отношение к информации. Проблема ее интерпретации и есть дискурс жанровых трансформаций отечественного телевидения.

Исследование практики телевидения показывает, что расширение принятой триады жанровых групп происходит за счет игрового (развлекательного) телевидения, в эфире которого не отражается, а имитируется реальность. Факты и события, демонстрируемые в программах подобного рода, являются фактами и событиями значимыми непосредственно для самих  участников, но они лишены подобного статуса для телеаудитории. Объективно игровой контент не несет в себе сколь-нибудь значимой социальной информации. Единственная новость, которую узнает при просмотре такого типа передач зритель: кто оказался победителем или кто выбыл из игры (см. «Поле чудес», «Кто хочет стать миллионером?»,  «Десять миллионов», «Минута славы», «Сomedy Баттл. Турнир», «Своя игра», «Танцы со звездами», «Ледниковый период» и т.п.). Главнейшая функция СМИ – информационная,  оказывается невостребованной в подобной эфирной телепродукции. Ее игнорирование может считаться жанрообразующим фактором для игрового телевидения, в природе которого доминируют экономическая и развлекательная (рекреативная) функции.

Новая жанровая группа телепрограмм, определяемых автором как «игровые», имеет следующие устойчивые жанровые признаки:

  • присутствие в завершенном эфирном продукте (или единице вещания) ситуации игры,
  • наличие соревновательного момента как драматургически структурирующего элемента содержания программы или передачи,
  • практически нулевое наполнение завершенного эфирного продукта социально значимой информацией, тем более новостями,
  • высокая степень вмешательства авторов и создателей эфирного продукта в развитие хода игры,
  • использование выразительных средств телевидения для манипуляции как непосредственными участниками игры, так и воспринимающей ее аудиторией.

Жанровые признаки игрового телевидения формировались  параллельно с тем, как происходила трансформация и перераспределение в практике электронных СМИ их имманентных функций. При этом новые в практике отечественного телевидения игровые виды и жанры оказывают мощное стилистическое воздействие на более традиционнные жанры. Налицо ситуация диффузии жанров, которая носит односторонний характер, так как жанровой трансформации подвергаются устоявшиеся формы и виды телевещания.

В параграфе 2.5 «Новые виды, форматы и жанры телевещания: теория и эфирная практика» описывается и анализируется типология жанров отечественного телеэфира.

В теории журналистики жанровая структура профессиональной деятельности определялась не только формальными, но и содержательными признаками. Технологически-организационные аспекты при этом учитывались во вторую очередь. Предлагаемая автором методика типологизации жанров с учетом реалий медиасферы базируется на доминантном значении информации в журналистской практике.

В диссертации на основе анализа практики СМИ предлагается трактовка важнейших терминов.

Контент - структурированный объем совокупного эфирного продукта конкретного вещателя или программопроизводителя за определенную фиксированную единицу времени.

Тип (вид) вещания определяется технологической основой распространения контента – либо в режиме прямого эфира, либо в записи.

Единица эфирного контента (программная, жанровая) завершенный, имеющий конкретные временные и пространственные характеристики продукт журналистского творчества, в основе которого – наличие информации, или ее отсутствие. Данное понятие синонимично прежним профессиональным журналистским терминам «программа» и «передача», которыми определялись различные структурные элементы эфира, несущие определенную информацию и смысловую нагрузку.

Единицей эфирного контента  может быть не только конкретная завершенная или записанная программа. Под данное определение попадают и прямые трансляции различных событий (визиты, съезды, собрания, спортивные состязания и др.), и рекламные блоки, которые размещаются в межпрограммном пространстве, и анонсы будущих программ.

Формат единицы эфирного контента – это совокупность организационных приемов и структурных элементов телевизионного продукта, включающих  драматургию конкретных ситуаций, характерный состав ведущих и приглашенных участников, систему отношений между ними, продолжительность данной эфирной единицы, степень и качество участия публики  и т. п. Формат определяет для программы (передачи) те внешние признаки и качества, которые отличают  ее от других. В международном телебизнесе под «форматом» понимают описание, характеризующую конкретную программу. Оно применяется при продаже лицензии на  воспроизводство формата в других странах и регионах.

Жанр единицы эфирного контента совокупность формальных профессиональных приемов в журналистском творчестве, которые используются при обработке информации с целью придания ей необходимого завершенного вида как единице эфирного контента, охватывающей собственное конкретное содержание.

Предлагаемые в диссертации подходы к типологизации  телеконтента имеют сходство с методикой типологизации новобразующихся ЕЭК в игровом сегменте телевещания, разработанной в документе Медиакомитета под названием «Единые требования (классификатор) к системам фиксации и расшифровки факта выхода в эфир телепродукции».

Развлекательный сегмент отечественного телевидения состоит из трех больших типологических групп: игровые программы, музыкальные и юмористические программы. В диссертации дана подробная классификация жанров каждой из обозначенных групп.

В третьей главе «Морально-этические аспекты функционирования новых жанров» анализируются социально-психологические последствия трансформации  системы жанров, образования новых жанровых моделей интерпретации эмпирической и организации экранной реальностей.

В параграфе 3.1 «Фобии в зеркале отечественного телевидения и их воздействие на аудиторию» описываются наиболее распространенные тематические тренды российского телеэфира, которые базируются на соответствующем маргинальном сюжетотворчестве журналистов.

Автор пришел к выводу о предпочтении отечественным телевидением событий и новостей негативного характера, связанного с эксцессами коллективного и индивидуального сознания. Показательно, что при этом используется весь возможный современный жанровый спектр – от интервью и очерка до реконструкции событий на месте происшествия или преступления. Происходит нарастание поверхностной сенсационности эфирного контента, когда количественные характеристики могут привести к качественным изменениям в сознании массовой аудитории. Подобную тенденцию автор характеризует как «отрицательное телевидение» и демонстрирует прямую взаимосвязь между количеством скандально-криминального контента в эфире и ожиданиями аудитории, у которой формируются определенные фобии.

В параграфе 3.2 «Проблемы отрицательного психологического и физиологического воздействия телевещания» анализируется негативный эффект, связанный с воздействием «отрицательного телевидения» на аудиторию и рассматривается возможность ограничения и нейтрализации подобного воздействия.

В диссертации исследуется вещательная политика каналов ТВ-3 и «2х2», деятельность владельцев и участников проекта Comedy Club. Особое внимание автор уделяет деструктивному воздействию нецензурной лексики, наличие которой в эфире многих телеканалов продуцирует снижение общей языковой культуры современных СМИ, маргинализирует вербальное общение как на экране, так и в эмпирической действительности. Среди каналов, практикующих выпуск программ с ненормативной лексикой, доминируют ТВ-3 и ТНТ.

Особую проблему в подобной  практике российского телевидения составляет воздействие на детскую аудиторию. Современные законодательные возможности его ограничения не столь эффективны, что позволяет субъектам телевизионного рынка практически беспрепятственно размещать в эфире те ЕЭК, которые они считают наиболее привлекательными для взрослых независимо от тематической направленности вещателя и времени выхода программы в эфир. По оценкам экспертов, в среднем на один час телетрансляции в российском эфире приходится более 4-х сцен насилия и эротики.

Сексуальные сцены и эпизоды насильственного характера в эфирном контексте имеют конкурентные преимущества перед эпизодами иного содержания. Эксцесс, направленный на человеческую личность, и основанный на межличностных коммуникациях, всегда носит персонифицированный характер и потому событийно исключителен с точки зрения обыкновенного зрителя. В этом случае телевидение как СМИ не столько демонстрирует явление внешней действительности, сколько позволяет смотрящему «заглянуть» в себя. Несмотря на игровой характер зрелища, оно предоставляет зрителю  возможность сопоставить «свою» реальность с реальностью виртуальной. Молодежная аудитория оказывается в подобной ситуации более внушаемой и восприимчивой к изыскам поведенческого моделирования «телевидения досуга». У более взрослой по возрасту и жизненному опыту аудитории порог восприимчивости к примерам из телевизионной эфирной практики «шоу-цивилизации» достигает более высоких значений.

В параграфе 3.3 «Вопросы духовной жизни в зеркале телеэфира» экстенсивное жанровое развитие отечественного телевидения рассматривается с точки зрения отражения идеологических функций в эфирной практике.

Описывая ход реализации проекта «Имя Россия» («Россия», май-декабрь 2008 г.), автор диссертации анализирует использование различных жанровых форм: от элементов ток-шоу до инсценизации документа. Реальность современных политических процессов, отраженная в идеологеме истории, предстала в эфире государственного телеканала в образе выбранного экспертами и аудиторией князя Александра Невского. Апелляция к массовому сознанию с помощью культурного и исторического мифа была реализована в адаптированной зрелищной форме, характерной для медийной практики последнего времени. Однако доминирующее значение идеологической составляющей превзошло представления об экономической целесообразности, так как рейтинги выпусков проекта «Имя Россия» свидетельствовали о том, что он не является лидером среди зрительских предпочтений аудитории.

Подробному анализу в параграфе подвергается ситуация присутствия конфессиональной тематики в отечественном телеконтенте. Автор приходит к выводу о нарастающем доминировании религиозного тренда в виде разнообразных жанровых форм ЕЭК. Генеральный интерес отечественного телевещания к религии (главным образом, православной) определяется несколькими факторами:

  • претензиями православной церкви на духовное лидерство в сознании россиян;
  • пониманием церковью и ее представителями конкретной социально-психологической проблематики в окружающей действительности;
  • событийными поводами, как спонтанными, так и заранее аранжированными;
  • отношением церкви как социально-религиозного института к другим сферам жизни общества (наука, культура, политика и т.д.);
  • церковным календарем и важнейшими праздниками.

В параграфе 3.4 «Регламентация контента и вопросы эротизации телевещания» анализируется практика отечественного телевидения в связи с присутствием в эфире эротической тематики.

Исследование содержательных факторов в его деятельности приобрело особую актуальность в контексте общей гендерной проблематики в российском медиапространстве. Оно выявило следующие уровни ее присутствия:

1) cоциально-политический;

2) профессионально-организационный;

3) тематически-драматургический;

4) потребительско-релаксационный.

Степень понимания глубины трактовки гендерных проблем связана с тем, как присутствуют мужчины и женщины в различных сферах человеческой деятельности (политика, бизнес и т.д.). Телевидение так или иначе отражает подобные ситуации в различных форматах и видах, а порою и моделирует их в условном экранном пространстве в виде различных проявлений собственной игровой природы. Место дихотомии М/Ж в социуме – главный смысл подобного подхода к гендерной проблематике.

Тема противостояния, взаимного притяжения и отталкивания полов – едва ли не самый популярный в нынешнем телевещании тренд, помогающий структурировать не только конкретные ЕЭК, но и целые форматы и виды вещания – от реалити-шоу до просветительских программ.

Наиболее проблемный уровень осмысления явления гендера в информационном обществе, в конкретном-детерминированном социуме – это ситуация, связанная с глубоким и повсеместным проникновением эротики как социокультурного явления не только в практику реальной жизни, но и в виртуальную действительность.

Однако проблемы эротизации телевещания, то есть того, как активно ищутся и находятся новые жанры и форматы, ориентированные на сексуальность медиасодержания, необходимо рассматривать в более общем контексте, связанным с функционированием стереотипов и мифов массовой культуры.

Признавая «ролевую концепцию» современной журналистики, можно утверждать, что на глазах у телезрителей разыгрываются целые «спектакли», в основе драматургии которых – столкновение интересов определенных медиаперсонажей, замешанных на эксплуатации их сексуальной идентичности (К.Собчак, Т.Канделаки, С. Зверев, А.Чехова и др.). Последняя опосредованно впитывает в себя как общую эротизацию контента, так и ту мифологию сексуальности, которая укореняется в обществе. Пансексуальность медийного пространства как в России, так и за ее пределами, есть очевидное следствие свершающейся трансформации доглобализационного «общества спектакля» в «шоу-цивилизацию» в условиях глобализации информационного пространства.

В диссертации эротика в телеэфире анализируется как тематический тренд на примере как конкретных ЕЭК, так и отдельных медиаперсон, демонстрирующих имидж, акцентированный на сексуальной идентификации личности журналиста. Подробно рассматриваются варианты гендерных персональных предпочтений в различных ЕЭК, исходя из их тематики и реализованных жанровых конструкций, сопоставляется опыт советского телевидения и современная эфирная практика.

Автор приходит к выводу о проблематичности ограничения эротизации контента в современных организационно-правовых и экономических условиях функционирования телевидения.

В Заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы, отмечаются проблемы, требующие дальнейшего научного изучения.

В Приложениях представлены: cписок основных собственников СМИ Российской Федерации; Классификатор телевизионных  программ Медиакомитета; перечень неэфирных телевизионных каналов, функционирующих на территории Российской Федерации; хронологическая таблица появления на отечественном телевидении развлекательных форматов и видов вещания; описание современных коммуникационных технологий в телевизионном вещании.

Положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Монографии

  1. Ильченко С.Н. Отечественное телевидение на рубеже столетий. CПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 2009. – 27,2 п.л.

Статьи в периодических изданиях перечня ВАК:

  1. Ильченко С.Н. Игра в политику, или как электронные СМИ могут влиять на общество // Вестник С. –Петерб. ун-та. Серия Филология. 2005. Вып. 1. - 0,5 п.л.
  2. Ильченко С.Н. Телевидение по мотивам реальности: от «Общества спектакля» к «шоу-цивилизации» // Вестник С.-Петерб. Ун-та, серия Филология. 2007. Вып. 4. Ч.1. - 0,7 п.л.
  3. Ильченко С.Н. Религия на телеэкране: от войны до проповеди (о некоторых парадоксах бытования религии в нашей медиакультуре) // Религиоведение, 2008, №1. - 0,75 п.л.
  4. Ильченко С.Н. Проблемы регламентации контента и эротизация медиасодержания отечественного телеэфира // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. Филология. 2008. Вып. 3. Ч.2. - 0,5 п.л.
  5. Ильченко С.Н. Проблема концентрации электронных СМИ: петербургский опыт // Вестник С.-Петерб. ун-та. Серия Филология. 2008. Вып. 4. Ч.1. – 0,5 п.л.
  6. Ильченко С.Н. Концентрация электронных СМИ в Санкт-Петербурге: политическая необходимость и экономическая целесообразность. // Известия Алтайского государственного университета . Серия История, политология. 2009.  Барнаул, Изд-во Алтайского государственного университета. Вып.  4/1 (64/1). - 0,5 п.л.
  7. Ильченко С.Н. Проект «Имя Россия»: телеидеологема истории. Опыт анализа популярного тренда государственного телеканала // Вестник С.-Петерб. ун-та.  Сер. Филология. 2009.  Вып. № 2. Ч. 2. - 0,5 п.л.
  8. Ильченко С.Н. Фобии в зеркале телеэкрана: новая реальность // Ученые записки Казанского государственного университета. Том 151. 2009. серия «Гуманитарные науки». Книга 5. Часть 2. – 0,5 п.л.
  9. Ильченко С.Н. Об игровой природе телевидения: трансформация реальности // Вестник С.-Петерб. Ун-та. Сер. Филология. 2009. Вып.3. – 0,4 п.л.
  10. Ильченко С.Н. Спорт и электронные медиа: аспекты коммуникационного взаимодействия  // Вестник С.-Петерб. ун-та. Серия Филология. 2009. Вып. 4. – 0,5 п.л.
  11. Ильченко С.Н. «Война и мир» и ХХ век. Экранная судьба романа русского классика // Вестник ВГИК. 2010. № 3-4. – 0,5 п.л.
  12. Ильченко С.Н. «Свобода слова» спортивного журналиста (к постановке проблемы) // Вестник Новосибирского государственного университета. Сер. История, филология. 2010. Том 9, вып. 6 – 0, 5 п.л.
  13. Ильченко С.Н. Телеверсия «Братьев Карамазовых» как игры разума? // Вестник ВГИК. 2010. № 6. – 0,6 п.л.

Учебные пособия:

  1. Ильченко С.Н. Интервью в журналистском творчестве.  СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 2003. - 6 п.л.
  2. Ильченко С.Н. Технология СМИ. Творческие профессии на радио и телевидении . СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 2003. В соавторстве  с В.Ф, Позниным и Е.П. Почкай - 5,75/1,0 п.л.
  3. Ильченко С.Н. Реклама и связи с общественностью. СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т, 2004. В соавторстве с С.А.Глазковой, М.Н.Кимом, А.Д.Кривоносовым, М.А.Шишкиной и др. – 13/1п.л.
  4. Ильченко С.Н. ТВ в эпоху Интернета. СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 2005. Совместно с О.А. Окнер.- 6,75/2 п.л.
  5. Ильченко С.Н. Современная пресс-служба. СПб.: Факультет журналистики, 2005. Совместно с А.Д. Кривоносовым.- 6,75/4 п.л.
  6. Ильченко С.Н. Журналистика в электронных СМИ  // Теория и практика массовой информации. Ч.1 СПб.: ИВЭСЭП, 2006. В соавторстве с Г.С. Мельник, С.А. Самолетовым, А.Ю. Скакодубом. - 9,25/1,5 п.л.
  7. Ильченко С.Н. Современные аудиовизуальные СМИ: новые виды и формы вещания. СПб.: Роза мира, 2006. - 8,75 п.л.
  8. Ильченко С.Н. Отечественное телевещание постсоветского периода: история, проблемы, перспективы. СПб., ИВЭСЭП, 2008. - 10 п.л.
  9. Ильченко С.Н. Спортивная журналистика. Часть 1. СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 2010. В соавторстве с К.А.Алексеевым. – 10/2 п.л.

Другие научные материалы:

  1. Ильченко С.Н. Между истиной и вымыслом: версия «по телевизору» // PR-диалог.  2001. №№3-4. – 0,4 п.л.
  2. Ильченко С.Н.  Телевидение женского рода // Женщина в массовой коммуникации: штрихи к социокультурному портрету: Сборник статей. СПб, 2002. - 0, 3 п.л.
  3. Ильченко С.Н. Опасный поворот, или Заметки о том, как телевидение стало оружием  // Невский наблюдатель. 2002. № 1. -  0,3 п.л.
  4. Ильченко С.Н. Реальное телевидение со знаком минус // Журналистика в 2001 году. СМИ и вызовы нового века: Материалы научно-практической конференции. Часть VIII. М., 2002. - 0,2 п.л.
  5. Ильченко С.Н. Игровое телевидение – новый жанр? // Средства массовой информации в современном мире: Сборник материалов научно-практической конференции/ Отв.ред.В.И.Коньков. СПб, 2002. -  0,3 п.л.
  6. Ильченко С.Н.  Отрицательное телевидение: не нравится, но смотрим // Организационно-правовые, финансовые и научно-технические аспекты современного телерадиовещания: Сборник материалов 10-й международной конференции. М., 2002. -  0,2 п.л.
  7. Ильченко С.Н. Телевидение – манипуляция сознанием? // Электронные СМИ: современное состояние и развитие: Сборник материалов научно-практической конференции. СПб., 2002. - 0,5 п.л.
  8. Ильченко С.Н. Этические проблемы игрового телевидения // Средства массовой информации в современном мире: Материалы научно-практической конференции/Отв. ред. В.И.Коньков. СПб.: CПбГУ, 2003. - 0,2 п.л.
  9. Ильченко С.Н. Как телевидение играет в познание реальности // Журналистика и социология – 2002. Журналистика как средство общественного познания: Материалы научно-практического семинара. СПб., 2003. - 0,5 п.л.
  10. Ильченко С.Н. Электронные СМИ: новая политическая реальность // Журналистика в 2002 году. СМИ и реалии нового века: Сборник материалов научно-практической конференции. Часть 2-я. М., 2003. - 0,2 п.л.
  11. Ильченко С.Н. Жестокие игры современного телевидения// Организационно-правовые, финансовые и научно-технические аспекты современного телерадиовещания: Сборник материалов 11-й международной конференции. М., 2003. - 0,2 п.л.
  12. Ильченко С.Н. Телевидение новейшего времени: последствия виртуализации реальности // Техника кино и телевидения. 2003. № 9. - 1 п.л.
  13. Ильченко С.Н. Аудиовизуальные СМИ: формирование новой реальности // Журналистика: исследования, методология, практика: сб. статей. СПб., 2004. - 1 п.л.
  14. Ильченко С.Н. Игровое телевидение. К проблеме определения жанра // Журналистика 2003: Обретения и потери, стратегии развития: Материалы научно-практической конференции. Часть 2-я. М., 2004. - 0,2 п.л.
  15. Ильченко С.Н. Мужские игры на отечественном телеполе // Мужчина и женщина: параллельные миры?: Сборник статей. СПб., 2004. - 0, 7 п.л.
  16. Ильченко С.Н. Серийная информационная зависимость телеаудитории: благо или зло? // Организационно-правовые, социальные, финансовые и научно-технические аспекты современного телерадиовещания: Материалы 12-я международной конференции. М., 2004. - 0,2 п.л.
  17. Ильченко С.Н. ТВ-игра в диалог: провокация или информация? // Жанры в журналистском творчестве: Материалы научно-практик. семинара «Современная периодическая печать в контексте коммуникативных процессов»/ Отв. ред. Б.Я.Мисонжников. СПб.: С.-Петерб. гос. ун-та,  2004.- 0,4 п.л.
  18. Ильченко С.Н. Игры на чужом поле (проблема адаптации форматов развлекательного телевидения в региональном вещании) // Средства массовой информации в современном мире: Сборник тезисов научно-практической конференции/ Отв. ред. В.И.Коньков. СПб.: СПбГУ, 2005. - 0,2 п.л.
  19. Ильченко С.Н. Телеигры как способ имитации реальности // Журналистика в 2005 году: трансформация моделей СМИ в постсоветском информационном пространстве: Сборник материалов научно-практической конференции . М., 2006. - 0,2 п.л.
  20. Ильченко С.Н. Новые телеформаты: зрелище безобразного// Средства массовой информации в современном мире. Петербургские чтения: Сборник материалов межвузовской научно-практической конференции/ Отв. ред. В.И.Коньков. СПб.: Роза мира, 2006. - 0,5 п.л.
  21. Ильченко С.Н. Как оценить контент? // Телецентр. 2006.  № 3.- 0,4 п.л.
  22. Ильченко С.Н. Реинкарнация пола. О гендерных перверсиях развлекательного телевидения // Телецентр. 2006. № 3.- 1,0 п.л.
  23. Ильченко С.Н. Вербальный экстремизм как дискурс развлекательного телевидения // Экстремизм и средства массовой информации: материалы Всероссийской научно-практической конференции / Под. ред. В.Е. Семенова. – СПб.: Астерион, 2006. - 0,5 п.л.
  24. Ильченко С.Н. От «Общества спектакля» к «шоу-цивилизации» // Средства массовой информации в современном мире. Петербургские чтения: Тезисы межвузовской научно-практической конференции/Отв. ред. В.И.Коньков.  СПб.: Роза мира, 2007. - 0,3 п.л.
  25. Ильченко С.Н.  Интеллект против страха, или Фобии меняют экранную реальность ТВ // Журналистика в мире политики: спрос на интеллект. Материалы секционного заседания конференции «Дни петербургской философии - 2007». СПб.: 2008. - 0,75 п.л.
  26. Ильченко С.Н. Фобии современного телеэфира: устрашающие коммуникации // Журналистика в 2007 году: СМИ в условиях глобальной трансформации социальной среды. Сборник материалов Всероссийской научн.-практич. конф. – М.: Факультет журналистики МГУ им. Ломоносова, 2008. - 0,3 п.л.
  27. Ильченко С.Н. Теракт в прямом эфире – мегатренд шоу-цивилизации // Международное сообщество и глобализация угроз безопасности: сборник научных докладов. В 2 ч. Ч. 2. Международное сообщество и национальные государства в поиске ответов на новые угрозы безопасности / НовГУ имени Ярослава Мудрого. Серия «Научные доклады», вып. 7. – Великий Новгород, 2008. – 0, 5 п.л.
  28. Ильченко С.Н. Спорт в электронных СМИ: потребность зрелища //Говорит и показывает кафедра радио и телевидения. Вып.3/ Под ред. С.Н. Ильченко и В.Г. Осинского. СПб., 2009. – 0,5 п.л.
  29. Ильченко С.Н. Проблема типологической идентичности жанровой системы вещания //Журналистика в 2009 году: Трансформация систем СМИ в современном мире. Сборник материалов Международной научно-практической конференции. – М.: Факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, 2010. – 0,1 п.л.
  30. Ильченко С.Н. Интернет и электронные СМИ: иллюзия конвергенции //Электронные СМИ в эпоху Интернета. Материалы Всероссийской научно-практической конференции / под ред. А.А. Пронина. СПб., - 2010. – 0,1 п.л.
  31. Ильченко С.Н. Новые форматы на Первом канале: кризис жанра или хорошо забытое старое // Средства массовой информации в современном мире: Петербургские чтения: тезисы межвуз. научн.-практич. конф. – СПб.: Роза мира, 2010. – 0,1 п.л.
  32. Ильченко С.Н. Судьба жанров в условиях трансформации функций отечественного телевещания // Эволюция жанров в российской журналистике: материалы II и III Всероссийских научно-практических конференций г.Самара 19-20 марта 2010 г. – Самара: Изд-во «Порто-принт», 2010. – 0,3 п.л.

1 См.: Дзялошинский И.М. Методы деятельности СМИ в условиях  становления гражданского общества. М., 2000; Егоров В.В. Основы государственной политики в области электронных СМИ. М., 2001; Егоров В.В. Телевидение между прошлым и будущим. М., 1999; Егоров В.В. На пути к информационному обществу. М., 2006; Журналистика в мире политики. СПб, 2004;  Засурский И.И. Реконструкция России. Масс-медиа и политика в 90-е. М., 2001; Качкаева А. Российские средства массовой информации, власть и капитал (к вопросу о концентрации СМИ в России) // Правовое регулирование концентрации и прозрачности СМИ. М., 2000; Качкаева А.Г. Новейшая история Российского телевидения. 1985-2002// Cправочник по средствам массовой информации Российской Федерации. М., 2002. C. ХХIХ-ХХХVIII; Коновченко С.В., Киселев А.Г. Информационная политика в России. М., 2004; Мухин А.А. Медиаимперии России М., 2005; Попов В.Д. Информациология и информационная политика М., 2001; Рихтер А. Г. Свобода массовой информации в постсоветских государствах: регулирование и саморегулирование журналистики в условиях переходного периода : автореф. дисс…. доктора филологических наук : М., 2007; Смирнов С. С. Концентрация средств массовой информации России в условиях трансформации национальной медиасистемы : 1991-2006 гг.: Автореф. дисс.  ... канд. филологических наук.  М., 2006;Цвик В.Л Телевидение переходного периода (тенденции и проблемы реформирования в условиях информационного рынка): Автореф. дисс.доктора филологических наук. М., 1997; Цвик В.Л. Телевизионная журналистика: История, теория, практика: Учебное пособие. М., 2004; Цвик В.Л. Телевизионная служба новостей. М., 2008.

2 См.: Засурский Я.Н. Искушение свободой. Российская журналистика: 1990 – 2004.  М., 2004; Вартанова Е.Л. Медиаэкономика зарубежных стран, М., 2003; Вартанова Е.Л. Медиаэкономика в информационном обществе // Информационное общество, 2005,  № 1, сс. 23-27; Гуревич С.М. Экономика отечественных СМИ. М., 2004; Назайкин А.Н. Медиапланирование на 100%. М.2005; Полукаров В.Л., Разумов Е.А. Экономика телевидения и радиовещания. М., 2004; Тульсанова О.Л. Телевизионная реклама в системе современной массовой коммуникации: Автореф. дисс….канд. филол. наук. СПб, 1995 Корнилова Е.Е. Телевизионная реклама: теоретико-методологический, классификационно-типологический, лингвистический аспекты: Дисc…..доктора филолог. наук. СПб., 2002; Назайкин А.Н. Медиапланирование на 100%. М., 2005; Мареев И.Н. Бизнес-планирование на телевидении. СПб., 2003; Падейский В.В. Проектирование телепрограмм. М. 2004; Тарабанов А.Э. Современная медиаэкономика. СПб., 2005.

3 Сиберт Ф., Шрамм У., Питерсон Т., Четыре теории прессы.М., 1998.

4 Монро Э.Прайс. Телевидение, телекоммуникации и переходный период: право, общество и национальная идентичность. М., 2000; Монро Э.Прайс. Масс-медиа и государственный суверенитет. Глобальная информационная революция и ее вызов власти государства. М., 2004; Рантанен Т. Глобальное и национальное. Масс-медиа и коммуникации в посткоммунистической России. М., 2004.

5 Mickiewicz Ellen. Television, Power and the Public in Russia. Cambridge:University Press, 2008.

6 Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. Изд. 4-е. М.,  1979; Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса.  М., 1960;Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1979;. Веселовский А.Н. Избранные труды и письма. CПб., 1999;Веселовский А.Н. Историческая. Изд. 2-е, доп. СПб., 1999; Лотман Ю.М. Об искусстве: Структура художественного текста. Семиотика кино и проблемы киноэстетики: поэтика. М.,1989; Гачев Г.Д. Содержательность художественных форм. Эпос. Лирика. Театр.  М., 1968; Гинзбург Л.Я. О психологической прозе. Изд. 2-е. М., 1977; Днепров В.П. Черты романа ХХ века. М.-Л., 1965; Кожинов В.В. Происхождение романа. Теоретически- исторический очерк. М., 1963; Лихачев Д.С. Очерк по философии художественного творчества. Статьи. Заметки. Выступления (1962-1993).  СПб., 1998; Пономарева Е.В. Стратегия художественного синтеза в русской новеллистике 1920-х годов.  Челябинск, 2006; Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино.  М., 1977; Фрейденберг О.М. Поэтика сюжета и жанра. М., 1997. Шкловский В.Б. О теории прозы. М., 1983; Чернец Л.В. Литературные жанры (проблемы типологии и поэтики). М., 1982.

7 Васильев А.Д. Слово в российском телеэфире: Очерки новейшего словоупотребления.  М., 2003;  Кронгауз М.А. Русский язык на грани нервного срыва. М.:, 2008; Лаптева О.А. Живая русская речь с телеэкрана. Разговорный пласт телевизионной речи в нормативном аспекте. Изд. 5-е, стереотипное.  М., 2003;  Ломыкина Н.Ю. Просодические характеристики речи телеведущих (на материале программ социально-культурной тематики): Автореф. дисс… канд. филологических наук. М., 2006; Мисонжников Б.Я. Феноменология текста (cоотношение содержательных и формальных структур печатного издания). СПб., 2001; Рассадин С.Б. Испытание зрелищем: Поэзия и телевидение.  М., 1984; Русская речь в средствах массовой информации: Cтилистический аспект / Под ред. В.И.Конькова. СПб., 2007; Светана-Толстая С.В. Русская речь в массмедийном пространстве / Под ред. Я.Н.Засурского. М., 2007; Сметанина С.И. Медиа-текст в системе культуры: динамические процессы в языке и стиле журналистики конца ХХ века. CПб., 2002; Сусская О.А. Телевизионный коммуникатор: специфика и проблемы речевого общения: Автореф. .дисс. … канд. филологических наук. М., 1990.

8 Адамьянц Т. Э. К диалогической телекоммуникации: от воздействия – к взаимодействию.  М., 1999; Багиров Э. Г. Очерки теории телевидения.  М., 1978; Бережная М.А. Проблемы социальной сферы в алгоритмах телевизионной журналистики. СПб., 2009; Богомолов Ю.А. Курьер муз: Диалектика продуктивного и репродуктивного в творчестве на радио и ТВ.  М., 1986; Богомолов Ю. А. Хроника пикирующего телевидения: 2000-2002.  М., 2004; Богомолов Ю.А. Затянувшееся прощание: Российское кино и телевидение в меняющемся мире.  М., 2006; Борецкий Р.А. Осторожно, телевидение!  М., 2002; Бурдье П. О телевидении и журналистике. М., 2002; Вильчек В.М. Контуры. Наблюдения о природе телеискусства. Ташкент, 1967; Вильчек В.М. Под знаком ТВ. М., 1987; Зайцева А.М. Поэтика пространственно-временных отношений на телевизионном экране. Автореф. дисс. на соиск. уч. степени канд. искусствоведения. М., 1976; Кащук А.А. Суггестивные свойства телевидения (социально-культурный аспект): Автореф. дисс. … канд. искусствоведения. М,, 2007; Копылова Р.Д. Контакт. Заметки о феномене телевизионности. М., 1974; Кузнецов Г.В. Так работают журналисты ТВ.  М., 2000; Луков М.В. Телевидение: конструирование культуры повседневности. Дисс. на соиск. уч,степеги канд. философских наук. М., 2006; Маклюэн Г.М. Понимание Медиа: Внешние расширения человека.  М., 2003; Михалкович В.И. О сущности телевидения. М., 1998; Молчанова Е.Н.  Телевидение в культуре современного информационного общества: Дисс.… канд.философских наук. М., 2005; Муратов С.А. Диалог: Телевизионное общение в кадре и за кадром. М., 2003; Муратов С.А. Телевидение в поисках телевидения. Хроника авторских наблюдений.  М.,2001; Муратов С. А. ТВ – эволюция нетерпимости (история и конфликты этических представлений). М., 2000; Нечай О.Ф.  Ракурсы: о телевизионной коммуникации и эстетике.  М., 1990; Саппак В.С. Телевидение и мы. Четыре беседы. М., 1963; Саруханов В. А. Азбука телевидения, или И это все о нем?.. СПб., 2005; Cаруханов В.А. Драматургия телевидения, или Сначала было слово?… CПб., 2005; Сокольская А.Л. Поэтика ТВ: пути и поиски. М., 1980; Хелемендик В.С. Союз пера, микрофона и телекамеры (Опыт системного  исследования).  М., 1977; Цвик В.Л. Телевидение переходного периода (тенденции и проблемы реформирования в условиях информационного рынка): Автореф. дисс. … доктора филологических наук. М., 1997; Шкуратов В.А. Искусство экономной смерти. Сотворение видеомира.Ростов н/Д, 2006; Юровский А.Я.  А. Я. Телевидение – поиски и решения: Очерки истории и теории советской тележурналистики. М., 1975; Юровский А. Я. Телевидение – поиски и решения: Очерки истории и теории советской тележурналистики. 2-е изд., доп. М., 1983; Телевидение: режиссура реальности. М., 2007; Сорок мнений о телевидении. М., 1978; Телерадиоэфир: История и современность/ Под ред. Я.Н.Засурского. М., 2005; Телерадиоэфир: История и современность/ Под ред. А.Г.Качкаевой.  М., 2008; Васильева Т. В., Осинский В. Г., Петров Г. Н. Курс радиотелевизионной журналистики. СПб., 2004.

1 Алперс Б.В. Театральные очерки. В 2-х т.  М., 1977; Базен А. Что такое кино? М., 1972; Барт Р. Избранные работы: Cемиотика. Поэтика.  М., 1994; Бодрийяр Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры. М., 2006; Бодрийяр Ж. Прозрачность зла. 2-е изд.  М., 2006; Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть.  М., 2000; Брайант Д., Томпсон С. Основы воздействия СМИ.  М., 2004; Дебор Г. Общество спектакля.  М., 2000; Каган М.С. Морфология искусства. Историко-теоретическое исследование внутреннего строения мира искусств. Части 1, 11, 111.  Л., 1972: Каган М.С. Человеческая деятельность. М., 1974; Кириллова Н.Б. Медиакультура: от модерна к постмодерну.  М.,  2005; Кириллова Н.Б. Медиасреда российской модернизации. М., 2005; Клер Р. Размышления о киноискусстве. Заметки к истории киноискусства с 1920 по 1950 г.г. М., 1958; Кракауэр З. Природа фильма. Реабилитация физической реальности. . М., 1974; Лебон Г. Психология масс. Минск; М., 2000; Луман Н. Медиа коммуникации. М., 2005;  Луман Н. Общество как социальная система.  М., 2004; Луман Н. Реальность массмедиа. М., 2005; Мамардашвили М.К. Эстетика мышления.  М., 2001; Меншел Р. Рынки и безумство толпы. Современный взгляд на природу массового умопомрачения. М., 2005; Моль А.  Социодинамика культуры. Изд. 2-е стереотипное.  М., 2005; Нейсбит Д. Мегатренды. М., 2003; Нейсбит Д. Старт! Или Настраиваем ум!: Перестрой мышление и загляни в будущее.  М., 2009; Рашкофф Л. Медиавирус. Как поп-культура тайно воздействует на ваше сознание. М., 2003; Ромм М.И. Беседы о кино. М.,1964; Товстоногов Г.А. О профессии режиссера. Изд. 2-е, доп. М., 1967; Тоффлер Э. Метаморфозы власти: Пер. с англ. М., 2004; Тоффлер Э. Третья волна: Пер. с англ.  М., 2002; Трауберг Л.З. Избранные произведения: В 2-х т. М., 1988 ; Фирсов Б.М. Телевидение глазами социолога. М. , 1971; Фирсов Б.М. Пути развития средств массовой коммуникации: Социологические наблюдения.  Ленинград, 1977; Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. СПб., 2006; Хабермас Ю. Техника и наука как «идеология». М., 2007; Эйзенштейн С.М. Психологические вопросы искусства.  М., 2002; Эриксен Т.Х. Тирания момента. Время в эпоху информации. М., 2003.

10Ахмадулин Е.В. Основы теории журналистики. . М.; Ростов н/Д,2008; Бакулев Г. П. Конвергенция медиа и журналистика. М., 2002; Вартанов А.С. Актуальные проблемы телевизионного творчества: На телевизионных подмостках. М., 2003; Вартанов А.С. Российское телевидение на рубеже веков: проблемы, программы, лица: учебное пособие.  М., 2009; Волковский Н.Л.  Отечественная журналистика. 1950-2000. В 2 ч. Ч.1. СПб., 2006; Голядкин Н. А. История отечественного и зарубежного телевидения.  М., 2004; Грабельников А.А. Русская журналистика на рубеже тысячелетий. Итоги и перспективы. М., 2001; Имамова-Стефанчук Е.И. Эволюция отечественного информационно-аналитического телевидения (конец 80-х – 90-е годы).  М., 2001; Кацев И. Г. История российского телевидения (1907-2000).  М., 2004; Ким М.Н. Технология создания журналистского произведения.  СПб., 2001; Ким М.Н. Жанры современной журналистики.  СПб., 2004; Корконосенко С.Г. Основы журналистики. М., 2001; Лазутина Г.В. Профессиональная этика журналиста.  2-е изд., перераб. и доп. М., 2006;  Лапина И.Ю. Научно-популярное телевидение: Драматургия мысли. М., 2007; Матвеева Л.В., Аникеева Т.Я., Мочалова Ю.В. Психология телевизионной коммуникации. М.,  2002; Мельник Г.С. Профессиональное общение в журналистике. СПб., 2004; Мельник Г.С., Тепляшина А.Н. Актуальные проблемы современности и журналистика: Учеб. пособие. СПб., 2005; Новикова А.А. Современные телевизионные зрелища: истоки, формы и методы воздействия. СПб., 2008; Овсепян Р.П. История новейшей отечественной журналистики: февраль 1917 – начало ХХ1 в. М., 2005; Поберезникова Е.В. Телевидение взаимодействия: Интерактивное поле общения. М., 2004; Прохоров Е.П. Журналист и массовое сознание.  М., 2007; Черных А. Мир современных медиа.  М., 2007.

11 Апинян Т.И. Игра в пространстве серьезного. Игра, миф, ритуал, сон, искусство и другие. СПб., 2003; Кривко-Апинян Т.А. Мир игры. СПБ., 1992; Барабаш Н.А. Телевидение и театр: игры постмодернизма. М., 2003; Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса.  М., 1960; Бентли Э. Жизнь драмы.  М., 2004; Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы.  М., 1988; Блохин И.Н. Журналистика в мире национальных отношений: политическое функционирование и профессиональное участие. СПб., 2008; Блохин И.Н. Журналистика в этнокультурном взаимодействии. СПб., 2003; Кайуа Р. Игры и люди; Статьи и эссе по социологии культуры.  М., 2007; Левенталь Е. Характеры и роли. 2-е, доп. М., 2007; Макаров В.В., Макарова Г.А. Игры, в которые играют….в России. Психологические игры новой России.  М., 2004; Маховская О. Телемания. Болезнь или страсть? М., 2008; Моррис Д. Игры политиков. М., 2004; Новикова А.А. Современные телевизионные зрелища: истоки, формы и методы воздействия. СПб., 2008; Ретюнских Л.Т. Философия игры. 2-е изд. М., 2005; Рошаль Л.М. Мир и игра. М., 1973; Хейзинга Й. Homo Ludens. В тени завтрашнего дня.  М., 2004; Хренов Н.А. Человек играющий в русской культуре.  СПб., 2005;  Шарипов Э.И., Кронин С.И. Режиссура Социальных Игр. М., 2001; Шиллер Ф. Статьи по эстетике. М.-Л., 1935; Шинкаренко В.Д. Смысловая структура социокультурного пространства: Игра, ритуал, магия. М., 2005; Экман П. Психология лжи.  СПб.,2009; Юнг К.Г. Психология бессознательного. М., 1998; Everything You Know Is Wrong. The Disinformation Guide to secrets & lies.  Edited by Piss Kick. New York, 2002; Hargreaves Ian. Journalism. Truth or dare? N.Y., 2003; Kitty Alexandra. Don^t believed. How lies become news disinformation.  New York, 2005; Reality TV. Remaking Television Culture. N.Y. and London., 2004; Hausman Carl. Lies We Live By. Defeating Double-Talk and Deception in Advertising, Politics, and the Media. N.Y.,London., 2000.

12 Шкуратов В.А. Искусство экономной смерти. Сотворение видеомира. Ростов н/Д, 2006. С.48.

13 Луман Н. Реальность массмедиа. М., 2005. С. 129.

14  Ретюнских Л.Т. Философия игры. М., 2005.  С.121.

15  Классификация предложена: Блохин И.Н. Журналистика в этнокультурном взаимодействии. СПб., 2003.

16 Cм.: Кайуа Р. Игры и люди; Статьи и эссе по социологии культуры.  М., 2007. 

17 Кайуа Р. Указ. соч. С. 57.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.