WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

                                                                                                       

На правах рукописи

КУДРЯВЦЕВА Надежда Борисовна

ДИСКУРС И СИСТЕМА СОЧИНИТЕЛЬНЫХ СОЮЗОВ

СОВРЕМЕННОГО ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА

Специальность: 10.02.05 – Романские языки

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Москва 2009

       Работа выполнена на кафедре грамматики и истории французского языка факультета французского языка государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический университет».

Официальные оппоненты:        доктор филологических наук, профессор

                                                       Загрязкина Татьяна Юрьевна

                                                       доктор филологических наук, доцент

               Рыжова Людмила Павловна

                                                       доктор филологических наук, профессор

                                                       Сапожникова Ольга Семеновна

 

Ведущая организация:                         ГОУ  ВПО  «Казанский  государственный

                               университет им. В.И. Ульянова-Ленина»

       Защита состоится «  08  » февраля 2010 г.  в 11.30  час.

на заседании диссертационного совета Д 212. 135. 01 по присуждению ученой степени доктора филологических наук при ГОУ ВПО «Московский государственный лингвистический университет» по адресу: 119034, Москва, ул. Остоженка, 38.



С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке  ГОУ ВПО МГЛУ.

 

  Автореферат разослан «____»________________ 20 г. 

  Ученый секретарь

  диссертационногосовета                Е.И.Карпенко

       Начавшиеся в 70-80-х г.г. прошлого века и происходящие до сих пор изменения в парадигме современного языкознания выражаются в увеличении в его общем континууме антропоцентрического направления, что, с одной стороны, влечёт за собой освоение новых научных сфер, а с другой – переосмысление старых теоретических аксиом и устоявшихся постулатов. Это не может не приводить к интенсивному взаимодействию гуманитарных дисциплин, одной из точек соприкосновения которых является изучение дискурса.

         Объектом настоящего диссертационного исследования служит диалоги-ческий дискурс, его предметом – дискурсивный потенциал системы сочини-тельных союзов современного французского языка. Рабочая гипотеза форму-лируется следующим образом: употребляясь в дискурсе, реляционные элементы, обычно квалифицируемые как сочинительные союзы и обозначаемые в лингвистической прагматике термином «коннектор», приобретают целый комплекс функций, которые не могут быть изучены в рамках традиционной грамматики. Цель диссертации заключается во всестороннем исследовании особенностей функционирования союзов сочинения во французском диалоги-ческом дискурсе. Реализация указанной цели предполагает решение таких задач, как:

       1) определение понятия «дискурс» путем выявления его отличительных признаков, размежевания с родственными ему понятиями и описания его структуры;

       2) исследование содержания категории модальности, установление разновидностей прагматической модальности и определение на этой основе единиц, образующих дискурс;

         3) нахождение критериев, дающих возможность дифференцировать сочини-тельные союзы и другие синтаксические реляторы (подчинительные союзы, присоединительные союзы, союзные наречия) с целью уточнения состава и установления границ системы союзов сочинения в современном французском языке;

       4) определение понятия «коннектор», позволяющее противопоставить его понятию «сочинительный союз»;

       5) изучение функций коннекторов сочинительного происхождения, их типов и инвентаря семантических сущностей, которые данные коннекторы способны соединять;

       6) исследование роли вышеназванных коннекторов в процессе развертыва-ния аргументации и разграничение в этой связи понятий «коннектор» и «оператор»;

       7) изучение специфики функционирования сочинительных союзов, высту-пающих в роли коннекторов речевых актов в составе реплик одного говорящего;

         8) анализ особенностей употребления сочинительных союзов в функции коннекторов реплик разных говорящих в рамках диалогических обменов.

       Решение этих задач, которые в романистике либо не ставились совсем, либо исследовались ограниченно и в другом ракурсе, определяет актуальность настоящей диссертационной работы. Актуальность диссертации также обуслов-лена сформировавшейся в обществе потребностью в изучении не абстрактных, очищенных от конкретных условий общения формул и структур, а информации, учитывающей в максимальной степени феномен жизни человека со всеми его характеристиками. В частности, изучение правил сочетаемости «звеньев» диалога (речевых актов, реплик, обменов репликами) и выявление механизмов их соединения между собой посредством сочинительных союзов – т.е. прагмати-ческой связности дискурса – позволяют более детально исследовать взаимо-действие интересов, намерений и стратегий собеседников в процессе речевого общения.

         Материалом исследования послужили тексты современных французских авторов (художественная литература, научная литература, пресса), а также записи устной речи, из которых методом сплошной выборки извлекались текстовые блоки, содержащие сочинительные союзы, выступающие в роли коннекторов. Картотека отобранных таким образом примеров включает свыше десяти тысяч единиц.

         На разных этапах работы для решения указанных выше задач использовались как общенаучные методы (наблюдение, описание, индукция, дедукция, анализ, синтез, обобщение), так и частные лингвистические:

       1) метод комплексного анализа – для  изучения взаимодействия лексико-грамматической организации высказываний, их иллокутивной семантики и перлокутивного эффекта;

       2) метод контекстуально-ситуативного анализа – для определения влияния характеристик ситуации на адекватную интерпретацию высказываний;

         3) сопоставительно-таксономический метод – для построения типологий речевых актов и реплик, соединяемых при помощи коннекторов сочинительного происхождения;

         4) метод моделирования – для конструирования вариантов структурных и логико-семантических схем высказываний, содержащих данные коннекторы;

       5) метод трансформационного анализа – для выявления отдельных значений реплик в диалогах.

       Все моделируемые ситуации и трансформации проверены путём опроса информантов – преподавателей и научных сотрудников университетов Париж-7, Гренобль-3, Высшей школы социальных наук (Париж), а также носителей фран-цузского языка, преподававших в Московском государственном лингвистическом университете. Материалы диссертации обсуждались на консультациях с француз-скими лингвистами, профессорами О.Дюкро, Ж.-Кл.Анскомбром, Ж.Буте, Н.Ривьер, И.Депре.

         Научная новизна диссертации заключается в том, что данная работа пред-ставляет собой первое комплексное исследование французских сочинительных союзов и сочинительных конструкций в свете теории дискурса. В частности, в диссертации излагается новый взгляд на состав союзов сочинения в современном французском языке; разграничиваются понятия «союз» и «коннектор» как реля-ционные элементы разных модулей дискурса, которые в традиционной грамма-тике не дифференцируются; формулируется концепция прагматической модаль-ности, на основе которой разрабатывается принципиально новая типология речевых актов; детально изучаются особенности функционирования сочинитель-ных союзов как коннекторов речевых актов и реплик в рамках диалогической коммуникации.

       Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что его результаты позволяют уточнить ряд известных теоретических положений по проблемам сочинения, однородности и аргументации. В диссертации разра-батываются чёткие критерии разграничения сочинительных союзов и прочих связующих средств, а также обосновывается необходимость выделения аргумен-тативной разновидности однородности  и включения её в общую парадигму однородности наряду с грамматической и логической. Диссертационное иссле-дование расширяет и дополняет теории модальности и речевых актов: предла-гаемая в нём классификация речевых актов основывается на иллокутивно-интерактивной интерпретации категории модальности. Наконец, в диссертации разработан понятийный аппарат, необходимый для изучения и описания организации дискурса.

       Практическая ценность диссертационного исследования состоит в том, что оно открывает новые возможности  для построения таких разделов курса теоретической грамматики французского языка, читаемого на филологических факультетах и на факультетах иностранных языков университетов, как анализ дискурса, лингвистическая прагматика, теория речевых актов, грамматика высказывания и текста, теория модальности, аргументация и полифония, теория диалога и т.п. Фактический материал, представленный в диссертации, и методы его анализа могут быть использованы при обучении нормативной грамматике и практике французского языка. Данные, полученные в ходе исследования, могут послужить основой для научных работ по указанной проблематике как на материале французского, так и на материале других языков.

         На защиту выносятся следующие положения:

       1. Дискурс имеет модульную организацию, включающую как собственно языковые модули (фонетико-просодический, лексический, синтаксический), так и несобственно языковые (прагматический, референциальный), и характеризуется такими свойствами, как деятельностная природа, интерактивность, контекстуаль-ность, прецедентность, подчинение определённым нормам.

         2. Дифференциальным признаком сочинительных союзов как особой разно-видности реляционных единиц является их способность участвовать в построении однородного сочинённого ряда и сложносочинённого предложения, во второй части которого формально не выражен субъект действия. На этом основании к системе сочинительных союзов современного французского языка могут быть отнесены лишь реляторы et, mais, ou, ni, тогда как or, car и  donc являются соответственно присоединительным союзом, подчинительным союзом и союзным наречием.

         3. Сочинительные союзы и коннекторы противопоставляются как реляцион-ные элементы разных модулей дискурса: союз принадлежит к синтаксическому модулю, соединяя между собой синтаксические единицы (словоформы в рамках простого предложения, предикативные части сложного предложения, само-стоятельные предложения или их аналоги в тексте), а коннектор – к прагма-тическому, связывая речевые акты, реплики и обмены репликами. При этом кон-нектор устанавливает отношения между различными семантическими сущностя-ми: между пропозициями, между речевыми импликатурами, между пропозицией и речевой импликатурой/ иллокуцией/ экстралингвистическим контекстом.

         4. Модальность, понимаемая как прагматическая категория, отражающая взаимодействие разных составляющих коммуникативной ситуации (говорящего, слушающего, содержания высказывания, действительности), включает в себя две разновидности: а) иллокутивную модальность, охватывающую все компоненты высказывания, так или иначе связанные с передачей интенции говорящего; б) интерактивную модальность, характеризующую степень вовлечённости говоря-щего и слушающего в коммуникативный акт и представленность в нём. В свою очередь иллокутивная модальность может получать ассертивную, директивную или интеррогативную реализацию, а интерактивная модальность способна выступать в аллокутивной, элокутивной или делокутивной форме.

         5. На основе иллокутивно-интерактивного критерия речевые акты делятся на аллокутивные ассертивы, аллокутивные директивы, аллокутивные интеррогативы, элокутивные ассертивы и делокутивные ассертивы.  Элокутивные и делокутивные директивы и интеррогативы не обладают ярко выраженной модально-прагматической спецификой, сближаясь либо с элокутивными и делокутивными ассертивами, либо с аллокутивными речевыми актами.

         6. Функционируя в качестве коннекторов, et, mais, ou, ni имеют тенденцию к соединению однотипных речевых актов и реплик, независимо от их прагматичес-кой характеристики, что объясняется сочинительной природой данных реляторов.

       7. В  плане аргументации коннекторы et, mais, ou, ni способны соединять как однонаправленные аргументы, имплицирующие общий вывод, так и  разнонаправ-ленные, имплицирующие противоположные выводы, один из которых является доминирующим в высказывании.  Коннекторы et, ou и ni могут также связывать аргументы, имплицирующие противоположные выводы, ни один из которых коммуникативно не доминирует. В этой связи есть смысл ввести в лингвистику понятие аргументативной индифферентности.

       8. Общая парадигма однородности, традиционно включающая в свой состав грамматическую и логическую однородность, должна быть дополнена её аргумен-тативной разновидностью на том основании, что все они предполагают в качестве дифференциального признака соподчинение двух и более компонентов выска-зывания третьему, независимо от природы последнего.

         Апробация работы. Основные положения диссертации излагались и полу-чили одобрение на международных научных конференциях «Форма, значение и функции единиц языка и речи» (Минск, 2002г.), «Романские языки и культуры: от античности до современности» (Москва, 2007г.), «Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах» (Челябинск, 2008г.), «Французский язык и межкультурная коммуникация» (Пятигорск, 2008г.), «Актуальные проблемы истории и теории романских языков» (Москва, 2008г.), межвузовской научно-практической конференции «Актуальные проблемы препо-давания иностранного языка профессионального общения в области международного сотрудничества» (Москва, 2006г.), международной конферен-ции «Профессионально ориентированное обучение иностранному языку и переводу в ВУЗе» (Москва, 2007г.), XII, XIV, XV сессиях Российской ассоциации преподавателей французского языка (Москва, 1999г., 2002г., 2003г.), меж-вузовском семинаре «Французский язык в пространстве и времени» (Вологда, 1997г.).

       Результаты диссертационного исследования внедрены в учебный процесс в ГОУ ВПО МГЛУ на кафедре грамматики и истории французского языка фа-культета французского языка (в курсе теоретической грамматики французского языка и в спецкурсе по лингвистической прагматике, читаемых диссертантом), а также на кафедрах романских языков других ВУЗов, использующих учебные пособия «Французская грамматика для всех. Морфология» (М.: Просвещение, 2000г.), «Практикум по теоретической грамматике французского языка» (М.: Высшая школа, 2003г.) и «Грамматика современного французского языка. Мор-фология» (М.: Нестор Академик, 2007г.), написанных диссертантом в соавторстве с коллегами по кафедре.

       Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения и библиографии. Во введении формулируются цели и задачи исследования, определяются приёмы и методы анализа, излагается общая структура работы. В главе I содержатся теоретические предпосылки исследования, разрабатывается необходимый поня-тийный аппарат и даётся краткий обзор литературы по проблемам анализа дискурса, модальности, речевых актов. Глава II посвящена установлению инвен-таря союзов сочинения в современном французском языке и изучению логико-семантических особенностей высказываний с данными союзами. В главе III разграничиваются понятия «союз» и «коннектор», а также исследуются свя-зующие и аргументирующие функции коннекторов сочинительного происхожде-ния. В главе IV анализируются особенности употребления сочинительных союзов в роли коннекторов речевых актов в рамках реплик одного говорящего. В главе V рассматривается функционирование сочинительных союзов в качестве кон-некторов реплик в составе диалогических обменов. В заключении подводятся основные итоги работы, излагаются результаты, к которым приводит исследо-вание. В библиографии содержатся списки теоретических (286 названий) и литературных (92 названия) источников, использованных в диссертации.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Глава 1. Дискурсивная лингвистика как теоретическая основа исследования

       В настоящем исследовании  под дискурсом понимается речевое произведе-ние, рассматриваемое во всей полноте своего выражения (вербального, невер-бального, паралингвистического) и определяемое экстралингвистическими факто-рами (социальными, культурными, психологическими и т.д.), существенными для успешного речевого взаимодействия. Причём, дискурс – это и само речевое произведение, и деятельность, взятая в совокупности процесса и результата, в ходе которой порождается речемыслительный продукт.

       Поскольку дискурс мыслится как синтез процесса и результата, вполне естественна постановка вопроса о его структуре: дискурс имеет модульное  строение, включая в себя как собственно языковые модули (фонетико-просодический, лексический, синтаксический), так и несобственно языковые (прагматический, референциальный).

       Согласно Э.Руле, чьё определение принято в работе, модуль – это система, функционирование которой должно изучаться с внутренней (в аспекте её имманентной структуры) и с внешней (в плане её взаимодействия с другими модулями) точек зрения [Roulet 1999:188].

       Так, фонетико-просодический модуль образован иерархией таких единиц, как звук, слог, фонетическое слово, синтагма, фраза.

       Лексический модуль дискурса состоит как из лексем, имеющих референ-циальное (дескриптивное, концептуальное) значение, так и из лексем, обла-дающих лишь инструктивным (процедурным) значением. Лексемы первого типа (например: table, manger, vert) отражают некоторый фрагмент действительности, представляющий собой некое множество объектов, характеризующихся опре-делёнными свойствами и связанных определёнными отношениями. Лексемы второго типа, к числу которых относятся и сочинительные союзы, выступающие в функции коннектора, содержат «инструкции» относительно того, как следует обращаться с дескриптивной информацией, как её использовать в процессе интерпретации высказывания. Например, коннекторы, находясь, как правило, в начале второго компонента высказывания, указывают на его семантическую ориентацию по отношению к первому компоненту и позволяют предвидеть, в каком направлении будет развиваться мысль говорящего.

         Синтаксический модуль дискурса определяет совокупность правил, регули-рующих организацию, сочетаемость и порядок следования фразовых компо-нентов, образующих его.

       Прагматический модуль включает в себя такие конституенты, как речевые акты, реплики, обмены репликами. Между названными элементами могут уста-навливаться три типа отношений: зависимость, независимость, взаимозави-симость. Примеры (а), (б) и (в) соответственно иллюстрируют названные отношения между речевыми актами: (а) Je me sens mal parce que j’ai pris froid.  (б) Tu iras au thtre avec nous ou tu resteras la maison? (в) Non seulement vous tes connaisseur  vous-mme,  mais  vous  voulez  que  les  autres le  deviennent аussi.

       Референциальный модуль дискурса описывает концептуальные представле-ния, фоновые знания коммуникантов, вовлечённых в ситуацию общения (напри-мер, присутствующее в дискурсивной памяти говорящих представление о типич-ной  схеме  действий  при покупке книги в книжном магазине).

       Информация, исходящая из прагматического модуля, образованного речевы-ми актами, репликами и диалогическими обменами, сочетаясь с информацией, предоставляемой фонетико-просодическим, лексическим, синтаксическим и рефе-ренциальным модулями (соответственно: о звуковой форме прагматических еди-ниц; о лексемах, образующих эти единицы; о синтаксической структуре фразовых компонентов, лежащих в основе данных единиц; о концептуальных и праксеоло-гических представлениях коммуникантов, использующих указанные единицы) позволяет создать целостную картину дискурса, которую в дискурсивной лингвистике принято называть его реляционной или интегрирующей моделью.

         Дифференциальными характеристиками дискурса также являются сле-дующие:

         1. Дискурс имеет сверхфразовую структуру. Данное утверждение не означает, что любой дискурс непременно представляет собой последовательность слов, объём которой превышает фразовый. Это значит лишь, что дискурсивный анализ оперирует единицами иного порядка.

         2. Дискурс – это форма действий. Теория дискурса, восходящая к идеям Дж.Л.Остина и Дж.Р.Серля, активно развивает мысль о том, что всякое высказывание представляет собой акт, имеющий целью изменить ситуацию. На более высоком уровне такие акты объединяются между собой в рамках речевых действий, которые, в свою очередь, связаны с действиями неречевого характера.

       3. Дискурс интерактивен. Наиболее очевидным проявлением интерактив-ности дискурса является разговор, в котором коммуниканты координируют свои высказывания, непосредственно наблюдая за эффектом, производимым  их словами на слушающего. Вместе с тем,  существуют формы речи, которые не являются очевидными составляющими диалога. В основу диссертации положено утверждение, что «любая речь понимается в терминах внутреннего диалога. Говорящий всегда включает при производстве своей речи «образ другой речи», той, которую он приписывает собеседнику» [Отье-Ревю 1999:76].

         4. Дискурс контекстуален. Дискурс – это совокупность речевых действий, которые, с одной стороны, обусловлены контекстом, а с другой – преобразуют сам контекст. Заданный в начале речевого взаимодействия, контекст развивается параллельно с развёртыванием этого взаимодействия.

         5. Говорящий в той или иной степени вовлечён в дискурс, то есть берёт на себя ответственность за свой речевой продукт. Дискурс является таковым лишь постольку, поскольку он исходит из конкретного источника, определённого с личностной, временной и пространственной точек зрения, и выражает позицию говорящего по отношению к высказываемому и к своему собеседнику. Так, говорящий субъект может изменять степень своей вовлечённости в высказывание (Je crois qu’il pleuvra / Il est probable qu’il pleuvra), приписывать ответственность за содержание высказывания другим лицам (On dit / Selon Pierre, il pleuvra), расставлять акценты (Moi, je ne crois pas qu’il pleuve) и т.д.

       6. Дискурс регулируется определёнными нормами. С одной стороны, как форма всякого социального поведения, дискурс подчиняется общим нормам, присущим человеческому обществу. С другой стороны, речевая деятельность регулируется специальными законами (например, конверсационными максимами Г.П.Грайса [Grice 1986] или  дискурсивными законами О.Дюкро [Ducrot 1972]).





       7. Дискурс интердискурсивен. Под интердискурсивностью понимается ис-пользование элементов существующего дискурса для создания нового. Оно может затрагивать такие неоднородные с точки зрения объёма дискурсивные единицы, как словарная дефиниция, поэтическая строфа, роман и т.п.

         Модальность также является феноменом, имеющим определяющее значение для теоретической основы исследования. В данной работе модальность рас-сматривается как прагматическая категория, отражающая сложное взаимо-действие между четырьмя факторами коммуникации: говорящим, слушающим, содержанием высказывания и действительностью. Причём, в диссертации разли-чаются две разновидности прагматической модальности: иллокутивная и  интер-активная.

         Иллокутивная модальность охватывает все компоненты высказывания, кото-рые так или иначе связаны с передачей коммуникативного намерения (интенции) говорящего субъекта. При этом коммуникативная интенция понимается широко:  это присущая высказыванию направленность на разрешение определённой задачи речевого общения. В частности, к сфере иллокутивной модальности относятся такие значения, как: утверждение, побуждение, вопрос; возможность, необходи-мость, вероятность и т.п.; различные виды оценочной (bon, mauvais, utile и т.д.) и эмоциональной (heureux, malheureux и т.д.) квалификации высказываемого.

       Интерактивная модальность характеризует взаимоотношения говорящего и слушающего с точки зрения их вовлечённости в коммуникативный акт. В соответствии с охватом коммуникантов, в диссертации выделяются: аллокутив-ная модальность (вовлекающая в акт общения обоих коммуникантов, но ориентированная главным образом на адресата: Dis-moi o tu vas), элокутивная модальность (вовлекающая в коммуникативный акт говорящего, который полно-стью берёт на себя ответственность за свой речевой продукт: Je crois que ce roman est gnial) и делокутивная модальность (позволяющая представить говорящего и слушающего как формально отсутствующих в высказывании: Il est probable/ Оn dit qu’il pleuvra ce soir).

       Как известно, критерий модальности широко используется при классифика-ции речевых актов. Так, на основе иллокутивно-модального критерия принято различать такие речевые акты, как ассертивы, интеррогативы, директивы. На основе интерактивно-модального критерия, то есть в  соответствии с охватом коммуникантов, все речевые акты также могут быть поделены на три группы: аллокутивные, элокутивные и делокутивные. Аллокутивы (приказы, вопросы, предупреждения и т.п.) характеризуются тем, что в них говорящий играет активную роль, вовлекая в коммуникативный акт слушающего и навязывая ему содержание этого акта. Содержание элокутивных актов (суждений, оценок, деклараций и т.д.) слушающему не навязывается. В делокутивах же отсутствуют  формальные показатели вовлечённости в коммуникативный акт как говорящего, так и слушающего (Il est probable/ Paul dit que Pierre viendra demain).

       Следует особо подчеркнуть, что, хотя любой речевой акт адресован собе-седнику, не всякий из них является аллокутивным. Так, речевой акт Je dois partir предназначен конкретному собеседнику, но последний никак не вовлечён в этот акт и не представлен в нём. Причём, даже если бы высказывание включало в свой состав местоимения 2-го лица (Je dois te/vous dire que je dois partir), речевой акт не изменил бы свой интерактивный (элокутивный) статус: адресат присутствует в высказывании в связи с действием dire, а не с действием devoir, и не обязан реагировать на этот речевой акт. Иначе говоря, если в отношении аллокутивных речевых актов можно сказать, что в них вовлечены оба коммуниканта (слу-шающий является объектом действия, обозначаемого модально-прагматическим – обычно перформативным – глаголом, употреблённым говорящим), в элокутивные речевые акты адресат не вовлечён (он не является объектом действия, выра-жаемого модально-прагматическим глаголом, который произносится адресан-том). Неслучайно, что, в отличие от элокутивов, коммуникативный статус слушающего в аллокутивных речевых актах обычно может быть описан при помощи пассивной конструкции: Tu es/ vous tes inform, prvenu, autoris, pri, interrog и т.п.

         Важно также отметить, что, хотя по отношению к аллокутивным и эло-кутивным речевым актам было бы точнее говорить о перформативных глаголах, в работе употребляется более общий термин «модально-прагматический глагол». Подобный терминологический выбор объясняется тем, что, в отличие от аллокутивов и элокутивов, к делокутивным речевым актам термин «перфор-матив» едва ли применим. Ср.: Je t’ordonne de te taire. Je promets de vous aider. On dit qu’il est parti. Впрочем, в отдельных случаях модально-прагматические глаголы, функционирующие в элокутивных речевых актах, могут носить не перформативный, а дескриптивный характер. Так, в высказываниях с семантикой долженствования типа  Je  dois  terminer  ce  travail  cote que cote, содержащих глагол devoir, говорящий всего лишь объясняет (описывает), какие действия он должен предпринять и от чего зависит их реализация.

         Кроме того, обратим внимание на используемую в работе применительно к делокутивам формулировку «говорящий и слушающий формально не вовлечены в делокутивный речевой акт и не представлены в нём». В действительности подобные речевые акты являются полифоническими: говорящий, не желая брать на себя ответственность за высказываемое, скрывается за мнениями, оценками, суждениями и т.д. других людей. В этой связи делокутивные высказывания типа Il est impardonnable de se conduire ainsi могут быть описаны формулой Les autres trouvent cette conduite impardonnable + Je trouve cette conduite impardonnable, из которой следует, что говорящий присоединяется к оценке других, не настаивая на своём авторстве.

       Поскольку в ситуации реального общения иллокутивные и интерактивные характеристики высказывания теснейшим образом переплетаются, есть смысл осуществить классификацию речевых актов, являющихся минимальными едини-цами прагматического модуля дискурса, на основе иллокутивно-интерактивного критерия. Наложение иллокутивно-модальной и интерактивно-модальной типологий  друг на друга позволяет выделить следующие классы речевых актов:

       1) аллокутивные ассертивы: Je te prviens que tu en verras de belles si tu continues faire des btises ;

       2) аллокутивные директивы: Je te demande de te taire un instant;

         3) аллокутивные интеррогативы: Crois-tu avoir raison?;

       4) элокутивные ассертивы: Je veux russir tout prix;

         5) делокутивные ассертивы: Il est probable que nous gagnerons ce match. On dit que cette quipe se>

       В работе специально не выделяются элокутивные интеррогативы (Je me demande si j’ai raison) и элокутивные директивы (Je m’ordonne de me taire), поскольку на глубинном уровне подобные высказывания являются ассертивами. Действительно, они обозначают не непосредственный вопрос или приказ самому себе, а сообщение о факте постановки вопроса или отдачи приказа. Если же говорящий адресует самому себе высказывания типа Rflchis bien avant d’agir! или O pourrai-je trouver un appui?, то он обращается к себе, как к собеседнику. Такие высказывания логичнее отнести  к  аллокутивным, хотя говорящий и слушающий представляют собой две  ипостаси одного лица, а не разные лица.

         Статус делокутивных интеррогативов и директивов также спорен. Например,  высказывания, содержащие переданную речь, типа Il leur demande si.../ Il leur ordonne de...  не являются реализацией самих актов вопроса или приказа, а лишь сообщают о факте их осуществления неким третьим лицом.

       Что же касается вопросов и волеизъявлений, содержащих безличные конструкции, то в зависимости от конкретной ситуации общения они могут относиться как к категории аллокутивов, так и к категории делокутивов. Например, обращаясь к непосредственному собеседнику, говорящий может адресовать ему вопрос Est-il possible que le temps s’amliore demain?, на который он вправе ожидать от слушающего ответ в виде недостающей информации Oui, la mto promet des claircies, если партнёр по диалогу сочтёт, что вопрос адресован именно ему. С другой стороны, произнося Est-il possible d’tre si grossier? в ответ на грубость или нетактичность адресата, говорящий всего лишь осуществляет акт риторического вопроса, не требующего ответа, поскольку последний имплицитно  содержится в самом вопросе: Il est impossible d’tre si grossier. Это означает, что риторические вопросы подобного рода в действительности являются косвенными ассертивами, за которые говорящий не берёт на себя ответственность. Статус делокутивных директивов также неоднозначен. Например, если мы имеем дело с такими высказываниями, как Il faut que tu rentres plus tt aujourd’hui, то они, скорее, относятся к категории аллокутивных директивов. С другой стороны, примеры типа Il me faut faire trs attention могут быть отнесены к элокутивным ассертивам, передающим модально-прагматическое значение долженствования.

Глава 2. Сочинительные союзы в современном французском языке: состав и особенности функционирования

         В соответствии с точкой зрения, принятой в работе, понятия «союз» и «кон-нектор» связаны отношением двойного противопоставления. С одной стороны, они противопоставляются как часть и целое. В самом деле, в функции коннектора могут выступать самые различные морфологические единицы (сочинительные союзы, подчинительные союзы, союзные наречия, наречные выражения, междометия):

         Pierre est ennuyeux comme la pluie mais je l’aime bien.

         Je suis venu parce que je ne pouvais pas faire autrement.

         La rivire est en crue, pourtant le pont a rsist.

         Pierre n’est pas petit; au contraire, il est immense.

         X: Tu n’as rien fait cette anne. Y: Voyons! Qui a crit cet article ?

         С другой стороны, союз и коннектор имеют принципиально разные сферы функционирования. Союз является релятором синтаксического модуля дискурса: он связывает между собой синтаксические единицы (предикативные части сложного предложения, самостоятельные предложения или их аналоги, а также отдельные словоформы в составе простого предложения). При помощи боль-шинства союзов дифференцируется вид синтаксической связи, её сочинительный или подчинительный характер. Оформляя связь, союз в то же время выполняет квалифицирующую функцию: он передаёт с разной степенью конкретизации смысловые отношения между соединяемыми компонентами. Коннектор же функционирует как релятор прагматического модуля дискурса, соединяя между собой такие единицы, как речевые акты в составе реплики одного говорящего или реплики, принадлежащие разным говорящим, в рамках диалогического обмена. Так, в примере, рекламирующем новый жилой комплекс Les Hesprides в Париже, с синтаксической точки зрения, противительный союз mais соединяет простые предложения в рамках сложносочинённого, а с прагматической – коннектор противопоставления mais связывает элокутивно-ассертивные речевые акты жела-ния в рамках реплики одного говорящего:

         Je veux rduire la surface de mon trop grand appartement mais je veux toujours avoir de l’espace. Je veux vivre sans souci dans un logement moderne mais je veux une belle adresse dans un quartier ancien. Je veux tre bien servi sept jours sur sept mais je veux avoir le minimum de frais et de soucis de personnel. Je veux vivre indpendant et bien chez moi mais je veux tre entour d’amis et de relations. Je veux habiter en tage mais je veux jouir d’un beau jardin priv. (Le Monde, 02.10.1990, р.14)

       Говоря о составе союзов сочинения, авторы французских грамматик рекомендуют обучающимся запомнить фразу Mais o est donc Ornicar? (mais, ou, et, donc, or, ni, car). Между тем, вопрос о количественном и качественном составе союзов сочинения во французском языке не является настолько простым, чтобы при его изучении можно было ограничиться одной фразой. Дело в том, что семь реляционных элементов, традиционно относимых к сочинительным союзам, обладают столь значительными синтаксическими и семантическими отличиями, что исследователи не могут прийти к единому мнению о том, какие из данных связующих средств следует относить к сфере сочинения, а какие нет.

         Так, в отличие от союзов et, mais, ou, ni, союз car:

       а) не только не соединяет однородные члены простого предложения, но и не связывает соподчинённые придаточные предложения. Ср.: C’est plus difficile que vous ne le pensez et que ne le pensent les autres. Il a demand qu’on le rveille mais qu’on ne fasse pas trop de bruit. Il ignorait s’il allait vers l’Est ou bien s’il tournait en rond. Il ne travaille pas autant que tu le crois ni qu’il le faut.// Il dit que c’est difficile faire car il n’a pas de connaissances suffisantes. Le sang nous unit doublement car nous sommes de mme rang et nous avons vers du sang (Giraudoux);

       б) требует обязательного формального выражения субъекта действия во вто-рой части высказывания: Elle souponna son tort car elle posa des questions (Boileau, Narcejac)а ?Elle souponna son tort car posa des questions. Ср. также: Il boit et fume. Il ne boit pas mais fume. Il boit ou fume. Il ne boit ni ne fume. ?Il boit car fumе;

       в) не может употребляться в сложном предложении, второй компонент кото-рого не содержит глагола в личной форме. Ср.: La conversation semblait difficile et notre arrive inopportune.  ?La conversation semblait difficile car notre arrive inopportunе;

         г) может  вводить  компонент,  находящийся  в  интерпозиции  по отношению к другому: Elle hsita, car il gelait pierre fendre, sortir dehors;

       д) коррелирует  с  подчинительными  союзами  parce que, puisque  и  может употребляться вместо них: Je ne sortirai pas car/ parce qu’il pleut; 

       е) заменяется союзом que, как любой из подчинительных союзов: Le matre de crmonie parlait fortement du nez car il tait enrhum et que cette glise tait glaciale (Grevisse).

         Данные особенности дают серьёзные основания отнести релятор car к союзам подчинения с причинной семантикой.

         В свою очередь, союз оr:

         а) специализирован на соединении самостоятельных предложений, как пра-вило, отделённых друг от друга сильным знаком препинания на письме и значи-тельной паузой при произношении: Je ne peux pas m’installer dans cette maison aprs avoir annonc la mort de Bernard. Or, j’aspire rester de tout mon coeur (Boileau, Narcejac);

       б) не встречается на уровне простого предложения;

       в) всегда требует формального выражения субъекта действия во вводимом им компоненте: Il se versa un verre de bire qu’il prit au frigo. Il n’aimait pas la bire. Or, il relisait « Un roman tu » de Rex Stout, avec ce pachiderme de dtective Nero Wolfe  qui  consommait des litres de bire par jour (Duchteau).

       В силу указанных причин or рассматривается в работе как союз присоеди-нительный, то есть служащий для объединения самостоятельных предложений или их аналогов, довольно слабо связанных и взаимно не обусловленных в контексте. При этом опровергается точка зрения ряда авторов (например, А.Мартине [1979:44]), которые относят or к союзным наречиям. Основным аргументом в данном споре является жёстко фиксированная позиция релятора or в начале вводимого им сегмента высказывания (ср. позиционную мобильность в предложении donc, pourtant, alors и т.п.).

         Наконец, что касается donc, то, в отличие от car и or, он вообще союзом не является. Аргументы в пользу отнесения donc к союзным наречиям (точка зрения, принятая в данной работе) сводятся к следующим:

         а) если сочинительный союз имеет фиксированную позицию перед вторым из соединяемых им компонентов,то donc может перемещаться внутри предложения: J’ai fini mon travail, vous ne me drangez donc point/ J’ai fini mon travail, donc vous ne me drangez point;

         б) в то время как сочинительные союзы не могут сочетаться друг с другом, donc способен появляться в подобных сочетаниях: L’existence nous apparat sans suite, et donc le prsent parat sans consquence (San-Antonio);

         в) donc может коммутировать с предложной синтагмой или с придаточным предложением: Il a donc russiа Il a russi grce cela/ Il a russi parce que... ;

         г) после donc, как и после car и or, формальное выражение подлежащего обязательно: Il n’est ni narque, ni polytechnicien, donc il apporte un peu d’air frais dans l’entreprise (Hybertie)а ?Il n’est ni narque, ni polytechnicien, donc apporte un peu d’air frais dans l’entreprise.

       Как следует из приведённого выше анализа реляционных элементов car, or и donc, cинтаксическую специфику сочинительных союзов может составлять лишь их способность участвовать в построении однородного ряда, а также  сложно-сочинённого предложения (ССП), во второй части которого формально не выра-жен субъект действия. При этом грамматически однородными признаются одно-функциональные синтаксические единицы, одинаково относящиеся к некоторому третьему элементу, которому они соподчинены или который соподчинён им: Mon beau-pre chasse la caille et la perdrix. Sur son visage, on peut lire de la curiosit, mais aussi de l’tonnement. De prs ou de loin, on admire ce chteau. Il ne se souciait plus ni de sa sant, ni de sa fortune.

       Если способность к построению однородного ряда позволяет однозначно противопоставить сочинительные и подчинительные союзы, то по поводу упомя-нутой выше разновидности сложносочинённых предложений необходимо сделать несколько уточнений. Как известно, в отличие от сложносочинённого, в сложно-подчинённом предложении формальное выражение субъекта действия обяза-тельно как в главной, так и в придаточной части: Il gesticulait quand il marchait а ?Il gesticulait quand marchait. Je n’ai pas faim, bien que je n’aie rien mang depuis le matin а ?Je n’ai pas faim, bien que n’aie rien mang depuis le matin. Данная особенность служит чётким критерием разграничения сложносочинённых и сложноподчинённых предложений, а, следовательно, сочинительных и подчини-тельных союзов [Васильева 1978]. Однако некоторые исследователи могут возра-зить, что в примерах типа Il avait 67 ans et tenait avec sa mre un caf d’alimentation dans un quartier tranquille non loin de la gare (Ernaux) речь идёт о простом предложении с однородными сказуемыми. В этой связи следует подчеркнуть, что общность подлежащего рассматривается в диссертации лишь как предварительное условие однородности глагольных сказуемых. Основным же признаком однород-ности признаётся общность дополнения или обстоятельства, с которым сочинён-ные сказуемые вступают в идентичную по характеру подчинительную связь. Причём, наиболее существенное значение имеет общность прямого дополнения, как наиболее тесно связанного со сказуемым второстепенного члена предложения. Необходимо особо отметить, что общность прямого дополнения понимается в узком смысле – как его однократное, нерасчленённое употребление при ска-зуемых: Je ne parle ni ne lis l’espagnol. Таким образом, предложения, в которых глагольные сказуемые являются однородными, относятся к простым, а неодно-родными – к сложным. Подобный подход к трактовке однородности сказуемых является довольно распространённым как в русистике, так и в романистике [Ляпон  1980:461, 615; Васильева  1970:5; Михайлова 1993:5-7; Алтунина 1997:17-19; и др.].

       В функции связи однородных членов предложения и в функции соединения частей сложносочинённого предложения, вторая из которых не содержит фор-мально выраженного субъекта действия, в современном французском языке могут употребляться лишь четыре из семи союзов, традиционно квалифицируемых как сочинительные, а именно – et, mais, ou, ni:

Таблица 1

Синтаксический потенциал французских сочинительных союзов

Синтаксическая функция

ET

MAIS

OU

NI

Соединение

однородных

сказуемых

Il ouvre et referme la bouche plu- sieurs reprises (San-Antonio).

La nuit, il ne dormit pas mais rflchit (Boileau, Narcejac).

Il avait accou-tum de loger dans cet htel quand il prpa- rait ou excu-tait son coup (Exbrayat).

Voil dj trois ans que vous n’avez ni chass ni pch ici (Frain).

Соединение однородных подлежащих

Sa hargne et sa rogne fondent comme glace de pistache au soleil (San-Antonio).

La haine me soutenait, mais aussi l’amour pour le petit Luc (Mallet-Joris).

Ton frre ou ta soeur viendra te chercher  (Lexis).

Ni la mort de son pre, ni la ruine de ses affaires n’ont pu l’abattre (Lexis).

Соединение однородных дополнений

Je n’ai point de paille, et point d’avoine (Grevisse).

Ces lgres plaques de verdure ne composaient plus un paysage mais une scne (Saint-Exupry).

L’oeuvre du bourreau, qu’il manie la hache ou la corde, reprsente un acte laid (San-Antonio).

Montsignac n’prouvait ni regret ni pouvante (Druon).

Соединение однородных обстоятельств

cris-le avec un bloc et avec un bic (Sarraute).

Sa maladie se prsentait lui non comme une preuve supporter, mais comme un pro-blme rsoudre (Mallet-Joris).

Ils iront dner chinois ou ita-lien (Sarraute).

Elle ne fera plus la soupe du pre Fouassa ni demain ni aprs-demain (San-Antonio).

Соединение однородных определений

La jeune femme, douce et tendre, se dresse dans l’embrasure de la porte (San-Antonio).

Ses mains rouges mais adroites tremblaient sur la table (Mallet-Joris).

J’en ai assez, de ces histoires de tlcartes primes ou oublies (Sar-

raute).

Un bb ? Il n’en veut ni cru ni cuit (Sarraute).

Употребление

в ССП, во 2-ой  части которого формально не выражен субъект действия

Elle ne l’avait pas dsarm et cherchait toujours le dfaut de sa cuirasse (Boileau, Narcejac).

Ces gaufres ne sont pas un luxe, mais font vnement (Stil).

Parfois, il employait des mots allemands ou avait de curieuses dfaillances de syntaxe (Frain).

Elle ne bou-geait ni ne d-tournait son regard (Sime-

non).

 

         В данной работе мы исходим из положения о том, что в союзах заключено единство лексических и грамматических значений. В частности, мы полагаем, что грамматическое значение у всех союзов одно – это значение указания на наличие синтаксических связей между словоформами, частями сложного предложения или самостоятельными предложениями. Лексическое значение союза релятивно и на-правлено на выражение смысловых отношений между единицами языка. В дис-сертации различаются: а) общие лексические значения, сохраняемые тем или иным союзом независимо от контекста. По сути дела, это тот основной семантический признак (инвариант), который отличает  данный  союз,  как  член определённого парадигматического ряда, от союзов других парадигматических рядов (например, общее лексическое значение противопоставления отличает союз mais от союзов других парадигматических рядов: соединительных или разделительных);  б) частные лексические значения, то есть дополнительные семантические признаки, приобретаемые тем или иным союзом в контексте и модифицирующие общее лексическое значение (например, общее значение противопоставления, присущее союзу mais, в том или ином контексте может дополняться оттенками сопоставления, ограничения, безрезультатности, несоответствия и т.д.).

         На основе анализа системных противопоставлений среди французских сочи-нительных союзов и передаваемых ими логико-семантических отношений в работе выявлены следующие корреляции: содержанием соединительных отноше-ний, выражаемых союзом et, является значение соположения однопорядковых с точки зрения говорящего сущностей, антонимичное значению соположения разнопорядковых (противоположно-разнопорядковых и альтернативно-разнопо-рядковых) сущностей, которое выявляется в противительных и разделительных отношениях, передаваемых соответственно союзами mais и ou; союз ni, в зави-симости от ситуации, может являться отрицательным эквивалентом как соедини-тельного союза et, так и альтернативного союза ou.

         В том или ином контексте общее лексическое значение соположения однопорядковых сущностей, или однопорядковости, постоянно присущее сочини-тельному союзу et, может трансформироваться в такие частные разновидности, как собственно соединительное значение, значение соединительного соот-ветствия, значение соединительного несоответствия, значение сопоставления, соединительно-распространительное значение. Соответственно:

         La table est bancale et la chaise est branlante.

       La lune s’tait cache derrire un nuage, et il faisait plus sombre (Sabatier).

         J’ai plusieurs fois essay et je n’y suis jamais parvenu (San-Antonio).

         Tu es dsordre et je suis ordonn (Sarraute).

       La ligne Maginot n’allait pas jusqu’ la mer du Nord, et c’est regrettable (San-Antonio).

       Так, в собственно соединительных высказываниях на основе содержания сочинённых частей «вырастают» некие общие идеи, по отношению к которым данные компоненты мыслятся как сущности одного порядка (например, в приведённом примере части высказывания объединены общей идеей ветхости мебели). В высказываниях с семантикой соединительного соответствия значение однопорядковости проявляется в сходстве содержания второго компонента с тем, что было «запрограммировано» содержанием первого и союзом et. Высказывания с семантикой соединительного несоответствия являются антиподом предыдущей разновидности и акцентируют несогласованность между действием и его исходом, намерением и исполнением. Причём, данное значение здесь идёт не от союза, а от лексико-грамматического наполнения частей высказывания. В рас-сматриваемых примерах et не стирает и не ослабляет противоположности содержания сочинённых компонентов, а, находясь в непривычном для себя окружении, подаёт разнопорядковые сущности как однопорядковые и тем самым экспрессивно окрашивается. С данными высказываниями сближаются примеры с соединительно-сопоставительной семантикой, в которых говорящий делает акцент не столько на несходстве описываемых положений вещей, сколько на их сравнении с целью выявления несходства. Наконец, в соединительно-распростра-нительных высказываниях содержание второго компонента представлено как некоторое дополнительное сообщение о содержании первого компонента в целом или его части.

         Значение соположения противоположно-разнопорядковых сущностей, или противопоставления, являющееся семантическим инвариантом союза mais, реали-зуется в таких частных формах, как собственно противительное значение, ограничительное значение, усилительное значение, значение несоответствия, значение сопоставления. Соответственно:

         L’amour de Brnice n’tait pas une aventure mais un tat (Aragon).

       L’expression de son visage tait demeure la mme. Mais les paupires taient plus lourdes (Aragon).

         Mange, mange vite, mais mange donc ! (Arland)

       Je grogne, mais Nicolas ne s’meut pas (Bazin).

         Autrement dit, le code narratif du drame est rgulier, mais son code de l’exposition ne l’est pas (Barthes).

         Так, в собственно противительных высказываниях существование одного из противополагаемых компонентов утверждается через отрицание другого. В пер-вой части ограничительных высказываний сообщается о чём-то общем, отвлечён-ном, а во второй говорится о том, что не подходит под общее, исключается из него. В высказываниях с семантикой несоответствия содержание первой части подаётся как конечный результат некоторых действий, представляющих собой си-туацию, в соответствии с которой могли бы реализоваться другие действия, подсказываемые этим содержанием. Во второй же части говорится о том, что эти действия не реализовались, несмотря на наличие благоприятных условий. В сопоставительных высказываниях содержание частей соотносится, сравнивается с целью выявления различий между ними или сходств на фоне различий. Наконец, в высказываниях со значением усиления mais в строгом смысле теряет статус союза, сближаясь с усилительными частицами, акцентирующими следующую за ними часть высказывания.

         Общее лексическое значение альтернативы, то есть соположения альтерна-тивно-разнопорядковых сущностей, выражаемое союзом ou, имеет такие частные реализации, как собственно альтернативное значение, альтернативно-уточняющее значение, альтернативно-временное значение, альтернативно-мотивирующее зна-чение, альтернативно-предположительное значение. Соответственно:

         tre ou ne pas tre, c’est l toute la question.

         Il l’a ignore. Ou, plutt, il a ignor son geste (Frain).

         Elles alternent, Coco et Lolotte. Ou la cantine, ou le croque (Sarraute).

         Tais-toi, ou je te jette au bas de l’escalier.

         Tu peux presser le pas ? Ou tu n’en as pas la force ?

         В собственно альтернативных высказываниях представленные в сочинённых частях факты исключают друг друга сами по себе, по характеру своего субстан-ционального содержания. В альтернативно-уточняющих высказываниях содержа-нием второго компонента корректируется содержание первого. В примерах с альтернативно-временной семантикой каждое из явлений, о которых сообщается в сочинённых компонентах, подаётся как исключающееся из того временного плана, в котором существует другое. В альтернативно-мотивирующих высказы-ваниях сочинённые компоненты исключают друг друга из одного и того же модального плана с одновременной «подсказкой» условий и мотивов необходи-мости такого исключения. В альтернативно-предположительных высказываниях, характеризующихся вопросительностью, разделительность оказывается несколько нейтрализованной: над ней берёт верх условно-предположительный элемент значения, способствующий превращению компонента, вводимого ou, в своего рода полуутверждение.

       Наконец, общее лексическое значение отрицания, свойственное союзу ni, находит своё конкретное воплощение в отрицании собственно соединительных, собственно альтернативных и альтернативно-временных отношений между соединяемыми им компонентами.

Соответственно:

       Cela nous surprend  et  nous gne  а Cela ni  ne  nous surprend ni  ne nous gne.

       Le chef acceptera ou rejettera votre proposition а Le chef ni n’acceptera ni ne rejettera votre prposition (mais il va la suspendre).

         La grand-mre vaque toujours au mnage : elle cuisine ou tricote а La grand-mre ni ne cuisine ni ne tricote.

       Способность союза ni сочетаться с другими сочинительными союзами, образуя комбинации et ni, mais ni, ou ni, объясняется тем, что в подобных случаях указанные реляторы обычно функционируют на разных синтаксических уровнях (et, mais, ou связывают компоненты сложного предложения или сверхфразового единства, а ni употребляется внутри простого предложения: Il avait besoin d’tre soutenu, mais ni ses amis ni ses proches n’taient l pour le faire).

Глава 3. Сочинительные союзы и коннекторы: дифференциальные признаки

         Если в главе 2 даётся комплексная характеристика сочинительных союзов как реляторов синтаксического модуля дискурса, то в главе 3 говорится о тех же реляционных элементах, функционирующих в рамках прагматического модуля и квалифицируемых как коннекторы.

       В работе принято следующее определение коннектора: это реляционный эле-мент союзной, адвербиальной, междометной или аналогичной им природы, соеди-няющий единицы прагматического модуля дискурса (речевые акты, реплики, обмены репликами).

         В этой связи необходимо, во-первых, напомнить, что речевой акт в лингвистической прагматике понимается как совокупность трёх составляющих – пропозиционального содержания (tat de choses), коммуникативной позиции гово-рящего (prise en charge nonciative) и ситуации общения [Charaudeau 1992:648]. При этом коммуникативная позиция говорящего трактуется очень широко, вклю-чая в себя такие компоненты, определяющие смысл высказывания, как интенции, пресуппозиции, речевые импликатуры, оценки, верования и т.п. Иными словами, под коммуникативной позицией говорящего имеются в виду иллокутивный и интерактивный аспекты речевого акта. Все перечисленные выше составляющие речевого акта могут выступать в качестве семантических сущностей, соеди-няемых при помощи коннектора.

         Во-вторых, в таких примерах, как: Х: Comment vont tes parents? Y: Mais tu me l’as dj demand! коннектор mais связывает уже не речевые акты, а реплики (interventions) двух разных говорящих в рамках диалогического обмена (change). Правда, подобные реплики имеют элементарную структуру, то есть состоят из одного речевого акта, но от этого статус соединяемых коннектором противо-поставления дискурсивных единиц не меняется. Во французской лингвистике диалогические обмены подобного рода обозначаются терминами «простой обмен» (change simple) или «соотносительная пара» (paire adjacente) [Charaudeau, al. 2002:18], а в отечественной – «минимальная диалогическая единица», «смежная пара» или «минимальный диалог» [Иссерс 2003:78; Хитина 2004:21; Прохоров 2004:13 и др.]. Основной характеристикой минимальных диалогов, которые в данной работе для краткости обозначаются термином «микродиалог», является бинарная структура, включающая в себя речевой акт, образующий реплику-стимул, и речевой акт, образующий реплику-реакцию.

         В-третьих, в рамках микродиалога, как и в рамках реплики одного говоря-щего, коннектор также может устанавливать отношения не только между илло-кутивными актами, но и между пропозициональными содержаниями речевых актов Х и У (пример а), между невербальным компонентом (пресуппозицией речевого акта) Х и положением вещей, отражённым в высказывании У (пример б) и т.д. Подобные связующие функции коннектора объясняются именно тем, что любой речевой акт представляет собой комплексное образование, которое может быть охарактеризовано и с иллокутивно-интерактивной, и с пропозициональной, и с контекстуально-ситуативной точек зрения:

       (а) X: Excuse-moi, je suis trs press. Y: Mais ce n’est pas vrai.

         (б) X: Max est enfin guri! Y: Mais il n’tait pas malade!

         В самом общем виде коннекторы et, mais, ou, ni способны появляться в следующих конфигурациях:

       – в рамках реплики одного говорящего Х, где Р и  Q являются её компо-нентами: X: P conn Q; X: Conn Q; X: P conn; X: Conn;

       – в рамках диалогического обмена, когда высказывания Р и  Q принадлежат разным говорящим Х и У: X: P Y: Conn Q; X: P Y: Conn.

         При этом коннектор mais обладает наибольшим соединительным потен-циалом. Так, в монолокутивных (то есть принадлежащих одному говорящему) высказываниях он способен связывать:

       а) два положения вещей (пропозициональных содержания) непосредственно: Х: Ces couleurs de la mer, je ne les admire pas mais les mdite (Saint-Exupry);

       б) два пропозициональных содержания через инференцию, то есть операцию построения имплицитного заключения (речевой импликатуры), вытекающего из положения вещей Р, или через имплицитные выводы, вытекающие из Р и Q : Х: Elle n’a aucun sens pratique (аson affaire ne devrait pas prosprer) , mais son affaire est en pleine expansion. Х: Il fait beau (аJe peux aller me promener), mais j’ai mal aux pieds (а Je ne peux pas aller me promener);

       в) эксплицитное положение вещей Р и имплицитное положение вещей Q через инференцию : Х: Il fait beau (аOn peut aller se promener), mais... (аJe suis fatigu/ J’ai beaucoup de travail/J’ai le cafard, etc.аOn n’ira pas se promener);

       г) невербальный (экстралингвистический) и вербальный компоненты выска-зывания: Х: Mais arrtez de gigoter! (реакция на невербальное поведение адресата);

       д) экстралингвистический компонент и имплицитный компонент, выстраи-ваемый путём инференции: Х: Mais... (реплика говорящего, пришедшего на сеанс в кинотеатр и видящего, что зал пуст) аEst-ce que la sance est annule?/ Est-ce que je me suis tromp d’heure?/ Est-ce que le film est si mauvais?, etc.

       Что касается употребления mais в функции связи реплик, принадлежащих двум различным говорящим в рамках диалогического обмена, то мы согласны с мнением О.Дюкро о том, что в таких случаях данный коннектор всегда соединяет, устанавливая отношение противопоставления, компонент Q с актом высказывания (le dire) Р [Ducrot 1980:126]. При этом оппозиция говорящего может относиться к:

         а) самому факту осуществления высказывания Р, независимо от его содержа-ния: X: J’ai appris une nouvelle surprenante! Je vais te la raconter! Y: Mais veux-tu te taire, hein? Ne vois-tu pas que j’coute la radio?;

       б) необоснованности высказывания Р: X: Je dois partir tout de suite. Y: Mais tu n’as rien d’urgent!;

       в) ложной пресуппозиции высказывания Р:  X: Comment va ta soeur? Y: Mais je n’ai pas de soeur!;

       г) выводам  (речевым  импликатурам),  которые  Х  имеет в виду, произнося Р: X: Madame est partie. Y: Mais j’ai mon temps, j’attendrai;

       д) иллокутивному статусу Р: X: Va chercher les dossiers! Y: Mais tu n’es pas mon patron!;

       е) пропозициональному содержанию Р, его истинности: X: Hlne n’est pas l. Y: Mais non, je viens de lui tlphoner.

       В микродиалогах, характеризующихся отсутствием правого контекста Q, реакция говорящего У, в зависимости от ситуации, может быть установлена лишь путём инференции: X: Pour quelles raisons avez-vous demand l’employ si vous pouviez emporter pas mal de bijoux sans craindre la douane argentine ? Y: Mais... (Exbrayat) аMais de quel droit m’interrogez-vous? (оппозиция У к самому факту поста-новки вопроса, для которого, по его мнению, у Х нет должного институциональ-ного статуса); аMais je n’ai rien demand personne!  (отрицание говорящим У пресуп-позиции вопроса Х); аMais vous m’avez pris pour quelqu’un d’autre! (оспаривание гово-рящим У состоятельности вопроса Х, так как он задаётся не тому адресату) и т.д.

         Способность устанaвливать связь между разнообразными по своей природе элементами речевых актов и реплик присуща также другим коннекторам сочини-тельного происхождения. Например, семантическими сущностями, соединяемыми коннектором et, могут быть:

– пропозициональные содержания:

Х: Je ne comprends pas ce qui se passe et je m’enfuis. 

X: Je ne veux voir personne! Y: Et c’est pour a que tu ne sors plus?;

       – положения вещей и имплицитные компоненты –  пресуппозиции и речевые импликатуры:

         X : Il fait chaud ( аTu devrais avoir envie de te baigner) et tu ne veux pas aller te baigner.

         X: Hlne est une fille merveilleuse ( аElle devrait avoir un fianc). Y: Et (pourtant) elle n’a pas de fianc. 

       X: Vas-tu enfin travailler ? (пресуппозиция: Tu ne travailles pas). Y: Et qu’est-ce que je fais d’autre ?;

         – имплицитные компоненты:

         X: Elle est trop lgre (аElle n’est pas comptente ) et...(аbte comme une oie  аnous n’allons pas lui confier cette mission/ pourtant comptente аnous allons lui confier cette mission);

       X : Il fait beau ( аOn peut aller la plage), et je suis plong dans mon travail ( аOn ne peut pas aller la plage).

       Однако, по сравнению с mais, коннектор et значительно реже вводит выска-зывания-реакции на экстралингвистические события. В частности, et почти не встречается в конфигурации X: Et... С некоторыми оговорками сюда можно от-нести высказывания типа Et alors?, звучащие, например, из уст учителя матема-тики, наблюдающего за учеником, вызванным к доске и не могущим написать ни строчки. Но в подобных случаях et обычно сопровождается конкретизатором alors, вместе с которым он образует комплексный коннектор следствия, вводящий реакцию говорящего Х на экстралингвистическую ситуацию.

       Высказывания, описываемые формулой  X:  Et  Q,  представлены лишь моделью типа Et si on allait se promener? (где et вводит компонент, являющийся реакцией на экстралингвистическую ситуацию, а именно – необходимость изме-нения рода занятий, которые до сих пор осуществлялись адресатом или обоими коммуникантами совместно).

         Коннектор ou не встречается  в конфигурациях  X: Ou  и  X: Ou Q, то есть не способен употребляться в начале самостоятельной или инициирующей реплики, являющейся реакцией на какое-то экстралингвистическое событие. Чаще всего оu устанавливает отношения между двумя положениями вещей, как в моноло-кутивных высказываниях, так и в микродиалогах: 

         X: Tu es malade ou tu es fatigu? 

       X: Il n’a aucun sens moral. Y: Ou (alors) il le cache bien.

         Несколько реже он соединяет речевые импликатуры, вытекающие из Р, с эксплицитным или имплицитным компонентом Q. В таких случаях высказывания обычно имеют условно-следственную семантику:

         X: Fais un effort ou  ( аcar si tu ne fais pas d’effort)  tu vas te gcher la vie! 

         X: Fais un effort! Y: Ou?

         Для ou почти не типично установление отношений между экстралингвисти-ческими событиями и эксплицитным компонентом Q: X: Pierre, tu m’as dit de te rveiller sept heures. (Пьер не просыпается) Ou tu veux encore dormir? Едва ли в приведённом примере высказывание, вводимое коннектором ou, непосредственно соединяется с предыдущим. Скорее, оно является реакцией на невербальное пове-дение адресата, который, несмотря на свою просьбу к Х разбудить его пораньше, никак не хочет просыпаться. Таким образом, между двумя фразами, образующими высказывание Х, в данном случае присутствует ещё и невербальный (экстралингвистический) компонент.

         Наконец, ni, независимо от типа конфигурации (монолокутивной или диало-гической), проявляет тенденцию к преимущественному соединению пропози-циональных содержаний:

         X: Je ne veux parler personne ni ne peux raconter ce que je viens de voir. 

         X: Elle ne veut voir personne. Y: Ni  parler qui que ce soit.

       Имплицитные семантические сущности, с которыми ni связывает компонент Q, всегда принадлежат диалогическому обмену: X: Quelle robe as-tu finalement achete: la robe rouge ou la robe blanche? Y: Ni l’une, ni l’autre (где ni «нанизывает» высказывание Q на пресуппозицию Y a achet une robe).

         Между эстралингвистическим контекстом и компонентом Q коннектор ni отношений не устанавливает и в конфигурациях X: Ni Q и X: Ni... не встречается.

       Под аргументативным коннектором понимается прагматический коннектор, соединяющий два или более высказывания, которые в рамках единой аргумента-тивной стратегии могут быть квалифицированы как акты аргументации. Послед-ние в свою очередь определяются как «акты, осуществляемые посредством реали-зации высказывания, призванного служить основанием для некоторого вывода» [Ducrot 1983:9]. В этой связи аргументативным является любой прагматический коннектор, соединяющий компоненты высказывания, которые могут быть представлены как:

         а) аргументы в пользу некоторого – эксплицитного или имплицитного – вывода r. Так, в примере Il a le 3e cycle /P/, et mme le doctorat d’tat /Q/ аргументы P и Q имплицируют один и тот же вывод r: Il est comptent;

         б) аргументы в пользу противоположных выводов r и non-r. Например, в высказывании Il est travailleur /P/ mais brouillon /Q/ компонент Р имплицирует вывод r (Embauchez-le), а Q влечёт за собой противоположный вывод non-r (Ne l’embauchez pas), являющийся заключением из данного высказывания в целом;

         в) аргумент и вывод одновременно: Il pleut /P/, prends donc ton parapluie /Q/, где Q=r.

         В аргументативном плане коннектор mais обычно вводит более весомый контраргумент, придающий аргументативную ориентацию всему высказыванию ( Max est comptent /Pаr: Il faut l’embaucher/, mais brouillon /Qаnon-r: Il ne faut pas l’embaucher/, где  non-r сильнее r и является выводом из всего высказывания в целом), хотя в отдельных случаях соединяемые им компоненты могут быть и аргументативно однонаправленными (Flix est beau /Pаr: Il doit tourner dans ce film/, mais beau /Qаr: Il doit tourner dans ce film/). Коннекторы et, ou, ni способны соединять как аргументативно однонаправленные компоненты, имплицирующие один и тот же вывод, являющийся также выводом из всего высказывания в целом (Elle est belle /Pаr:pouse-la/ et bonne /Qаr: pouse-la/. Elle n’est ni belle  /Pаr: Ne l’pouse pas/ ni bonne /Qаr: Ne l’pouse pas/. Je suis mchante aujourd’hui /Pаr:Ne me drangez pas/, ou, plutt, irrite /Pаr:Ne me drangez pas/.), так и аргументативно разно-направленные компоненты, имплицирующие противоположные выводы, один из которых доминирует (Il pleut verse /Pаr: Je ne devrais pas sortir/ et je dois aller au travail /Qаnon-r: Je serai oblig de sortir/. Elle n’est ni riche /Pаr:Ne l’pouse pas/, ni surtout laide /Qаnon-r: pouse-la/. Halte /Pаr:Si vous ne vous arrtez pas, je tirerai/, ou je tire /Qаnon-r: Si vous vous arrtez, je ne tirerai pas/). В первых двух примерах аргу-ментативно доминирующим компонентом является Q, а в последнем – Р. Кроме этого, коннекторы et, ou и ni могут вводить компоненты, имплицирующие проти-воположные выводы, ни один из которых не является доминирующим. Подобные высказывания допускают двойную интерпретацию и квалифицируются как аргу-ментативно индифферентные: Elle est belle (Pа r1 : pouse-la) et ruse (Qа r2 : Ne l’pouse pas). Elle n’est ni laide (Pа r1 : pouse-la)  ni riche (Qа r2 : Ne l’pouse pas). Ou tu vas la montagne avec nous ( Pа r1 : Et, dans ce cas-l, fais ton sac ), ou tu restes seul la maison (Qа r2 : Et, dans ce cas-l, tu peux ne pas faire ton sac). 

         В случае соединения коннектором аргументативно однонаправленных ком-понентов высказывания, имплицирующих общий вывод, речь идёт о явлении аргументативной однородности. В работе обосновывается целесообразность до-полнения общей парадигмы однородности, традиционно включающей в себя грамматическую и логическую однородность, её аргументативной разновид-ностью на том основании, что все они предполагают в качестве дифферен-циального признака соподчинение двух и более компонентов высказывания третьему, независимо от природы последнего. Ср.: а) грамматическая одно-родность: J’ai mang des fruits et des lgumes (где прямые дополнения des fruits и des lgumes одинаково относятся к общему сказуемому); б) логическая одно-родность: в приведённом примере видовые понятия fruits и lgumes охватываются общим родовым понятием aliments, формально отсутствующим в высказывании; в) аргументативная однородность: Elle est belle et elle sait cuisiner merveille  (где  каждый  из  соединяемых  коннектором et компонентов позволяет сделать общий вывод Je te conseille de l’pouser, являющийся также выводом из всего выска-зывания в целом).

Глава 4. Сочинительные союзы в функции коннектора

речевых актов в составе реплик

       Глава 4 посвящена изучению специфики функционирования сочинительных союзов в качестве коннекторов речевых актов в монолокутивных (то есть принадлежащих одному говорящему) двухкомпонентных репликах.

         Изучение корпуса примеров позволило установить, что, если коннекторы et и mais способны связывать между собой абсолютно все речевые акты, независимо от их иллокутивной и интерактивной природы, а также от порядка их расположения в составе реплики, то этого нельзя сказать о коннекторах ou и ni. Так, коннектор альтернативы ou имеет целый ряд ограничений при соединении ассертивов, разли-чающихся по охвату коммуникантов (отсутствие в современном французском языке высказываний, строящихся по моделям l ass + dl ass, all ass + dl ass, dl ass + all ass)1. Ou также не способен связывать препозитивные интеррогативы с постпозитивными ассертивами (элокутивными и делокутивными) и аллокутивные ассертивы с аллокутивными директивами. Что касается коннектора ni, то он может соединять лишь иллокутивно и интерактивно однотипные речевые акты.

         Независимо от употребления в них коннектора (et, mais, ou, ni), в современ-ном французском языке наиболее частотными и релевантными являются реплики,  состоящие  из  речевых  актов, однородных как  по  иллокутивным  функциям (общим и частным), так и по охвату коммуникантов. Подобная специфика анализируемых коннекторов объясняется их сочинительной природой,  предпола-гающей, что в идеале соединяемые данными реляторами компоненты должны быть идентичными и по форме, и по значению.

         В ходе исследования опровергнут распространённый в романистике тезис о невозможности соединения в рамках одной реплики директивного и интеррога-тивного речевых актов, поскольку в таком случае говорящий совершает коммуни-кативную ошибку. Анализ корпуса примеров показал, что в современном фран-цузском языке подобные сочетания с коннекторами et, mais, ou возможны, но они обладают специфической особенностью: второй речевой акт, независимо от своей иллокутивной природы, обычно поворачивает разговор в новое русло. Такие примеры особенно распространены среди реплик с коннектором mais. Если в других случаях говорящий испытывает затруднения в определении домини-рующего компонента реплики, которым может оказаться как интеррогатив, так и директив, то в противительных высказываниях, независимо от его иллокутивной природы, обычно доминирует второй компонент, что обусловлено аргумента-тивной спецификой mais.

       Между типом речевого акта и типом синтаксической структуры не суще-ствует однозначного соответствия. Анализ корпуса примеров позволил выявить следующие корреляции: а) 1 акт / 1 структура (On y va aujourd’hui ou on y va demain?); б) 1 акт / 2 структуры (Dpose-moi la maison. Et toi, tu te rendras au bureau pour terminer le travail urgent.); в) 2 акта / 1 структура (Je te jure de ne plus lui serrer la main. Mais je te prie de ne pаs lui expliquer ma conduite.). Данный тезис распространяется на реплики, содержащие коннекторы  et,  mais,  ou. Что  же касается коннектора ni, то он связывает главным образом синтаксически одно-типные компоненты. Однако список соединяемых им речевых актов не исчер-пывается одними ассертивами (как это принято считать в романистике), но также включает в себя интеррогативы и директивы: Tu ne veux plus me voir, ni n’oses plus me tlphoner ? Ne cherchez plus me voir, ni me tlphoner!

         Результаты, полученные в ходе исследования особенностей функциониро-вания сочинительных союзов в качестве коннекторов речевых актов в составе монолокутивных двухкомпонентных реплик, представлены в следующей таблице:

Таблица 2

Употребление коннекторов et, mais, ou, ni  в функции связи речевых актов в составе реплик

Модель

ET 

MAIS

OU

NI

1) all ass + all ass

+

+

+

+

2) all dir + all dir

+

+

+

+

3) all int + all int

+

+

+

+

4) l ass + l ass

+

+

+

+

5) dl ass + dl ass

+

+

+

+

6) all ass + all dir

+

+

– 

7) all dir + all ass

+

+

+

8) all ass + all int

+

+

+

9) all int + all ass

+

+

+

10) all dir + all int

+

+

+

11) all int + all dir

+

+

+

12) all ass + l ass

+

+

+

13) l ass + all ass

+

+

+

14) all dir + l ass

+

+

+

15) l ass + all dir

+

+

+

16) all int + l ass

+

+

17) l ass + all int

+

+

+

18) all ass + dl ass

+

+

19) dl ass + all ass

+

+

20) all dir + dl ass

+

+

+

21) dl ass + all dir

+

+

+

22) all int + dl ass

+

+

  –

23) dl ass + all int

+

+

+

24) l ass + dl ass

+

+

25) dl ass + l ass

+

+

+

  –

Глава 5. Сочинительные союзы в функции коннектора реплик в составе диалогических обменов

         Основной дискурсивной единицей, являющейся объектом исследования в данной главе, выбран обмен репликами или микродиалог, образованный репли-кой-стимулом и репликой-реакцией, состоящими из одного речевого акта. Иначе говоря, обмен репликами рассматривается как последовательность двух коммуни-кативных событий (инициирующего и ответного), связанных отношением кауза-ции, при котором первая реплика интенционально каузирует вторую. Следует особо подчеркнуть, что, в отличие от монолокутивных высказываний, в микро-диалогах вводимая коннектором реплика, принадлежащая говорящему У, всегда является конкретной реализацией перлокутивного эффекта, то есть постиллоку-тивного проявления инициирующей реплики, произнесённой говорящим Х.

       Изучение особенностей употребления сочинительных союзов et, mais, ou, ni в функции коннекторов реплик в составе микродиалогов показало, что самым богатым потенциалом в этом плане обладает коннектор противопоставления mais, способный соединять абсолютно все виды реплик, имеющиеся в разработанной нами типологии. Коннектор et занимает по данному показателю второе место, осуществляя связь аллокутивных директивов и делокутивных ассертивов, независимо от порядка их следования, лишь в условиях трилогического общения. Коннектор ou более приспособлен для функционирования в трилогах (из 25 комбинаций 13 возможны лишь в трилоге, 7 – в диалоге,  5  невозможны вообще). Наконец,  коннектор  ni  способен появляться в диалогах лишь в 5  комбинациях из  25 возможных, тогда как 3 сочетания типичны для трилога и 17 отсутствуют совсем.

         Что касается перлокутивного эффекта, то, независимо от типа коннектора, все постпозитивные аллокутивы (ассертивы, директивы и интеррогативы), высту-пающие в роли реактивных реплик, никогда не соответствуют перлокутивным ожиданиям автора стимульной реплики.  Реактивные  реплики,  которые  вводятся  коннектором mais, независимо от их иллокутивной и интерактивной природы, либо совсем не соответствуют перлокутивным ожиданиям автора стимульной реплики (чаще), либо соответствуют им не полностью (реже). Перлокутивный эффект реплик, образованных по моделям l ass ou dl ass, dl ass ou l ass, l ass ou l ass и dl ass ou dl ass, варьируется, особенно в зависимости от сопро-вождающего коннектор ou конкретизатора. Наконец, реактивные реплики, вводи-мые ni, обычно соответствуют перлокутивным ожиданиям автора стимульной реплики, являясь, как правило, подхватом и развитием последней.

         Комбинациями, возможными для всех коннекторов, являются микродиалоги, строящиеся по моделям  l ass + l ass, dl ass + dl ass и  all dir + l ass. Напротив, сочетания  аll dir + dl ass и  dl ass + all dir могут появляться в диалоге лишь в том случае, если в них фигурирует коннектор противопоставления  mais.

         Аллокутивные интеррогативы, занимающие вторую позицию в сочетаниях с другими речевыми актами, способны выполнять ряд специфических организа-ционно-конструктивных функций в процессе развертывания диалогического дис-курса. Среди таких функций можно назвать функцию подталкивания собеседника к продолжению диалога, функцию переспроса, функцию маркирования перехода к новой теме, функцию обозначения смены собеседника и т.п.

         Результаты исследования особенностей функционирования коннекторов со-чинительного происхождения в микродиалогах представлены в следующей таблице:

Таблица 3

Употребление  et, mais, ou, ni в функции коннектора реплик

Модель

ET 

MAIS

OU

NI

1) all ass + all ass

+

+

в трилоге

в трилоге

2) all dir + all dir

+

+

в трилоге

в трилоге

3) all int + all int

+

+

в трилоге

в трилоге

4) l ass + l ass

+

+

+

+

5) dl ass + dl ass

+

+

+

+

6) all ass + all dir

+

+

в трилоге

7) all dir + all ass

+

+

в трилоге

8) all ass + all int

+

+

+

9) all int + all ass

+

+

в трилоге

10) all dir + all int

+

+

+

11) all int + all dir

+

+

в трилоге

12) all ass + l ass

+

+

+

13) l ass + all ass

+

+

?

14) all dir + l ass

+

+

+

+

15) l ass + all dir

+

+

?

16) all int + l ass

+

+

+

17) l ass + all int

+

+

в трилоге

+

18) all ass + dl ass

+

+

в трилоге

19) dl ass + all ass

+

+

в трилоге

20) all dir + dl ass

в трилоге

+

? (в трилоге)

21) dl ass + all dir

в трилоге

+

в трилоге

22) all int + dl ass

+

+

23) dl ass + all int

+

+

в трилоге

24) l ass + dl ass

+

+

25) dl ass + l ass

+

+

+

 

       Таким образом, сформулированное в рабочей гипотезе положение о том, что, употребляясь в дискурсе, реляционные элементы, обычно квалифицируемые как сочинительные союзы и обозначаемые в лингвистической прагматике термином «коннектор», приобретают целый комплекс функций, которые не могут быть изучены в рамках традиционной грамматики, нашло своё полное подтверждение.

         Настоящая диссертация, посвящённая анализу дискурсивного потенциала французских сочинительных союзов, не более чем начало изучения реляционных средств (коннекторов) в указанном русле. Можно попытаться наметить несколько путей, по которым будут развиваться дальнейшие исследования. Во-первых, следует расширить область описания, включив в неё ещё не изученные в данном аспекте подчинительные и присоединительные союзы, а также другие реляци-онные элементы (союзные наречия, адвербиальные сочетания, междометия, особые синтаксические конструкции), способные выполнять функцию кон-нектора. Во-вторых, возможно не ограничиваться рассмотрением одних лишь прямых речевых актов (как это сделано в диссертации в силу ограниченности её объёма), а распространить разработанные принципы и методы анализа на косвенные речевые акты. В-третьих, намеченные в диссертационном исследовании подходы к изучению реляционных средств современного французского языка интересно применить к материалу других языков с целью сравнения дискурсивного потенциала разноязычных реляторов.

Основные положения работы отражены в следующих публикациях автора:

         1. Дискурс и система сочинительных союзов современного французского языка. Монография. – М.: МГЛУ, 2006. – 168с.

         2. Функционирование союза mais в различных типах высказываний современ-ного французского языка // Семантико-синтаксическая организация предложения (романские языки) / Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М.Тореза, 1985. – Вып. 254. – С. 3-22.

         3. Союз mais в отрицательно-противительных высказываниях современного фран-цузского языка. – М., 1985. – 29 с.– Деп. в ИНИОН АН СССР 27.09.1985, № 22639.

         4. К вопросу о структурно-семантических функциях противительного союза mais в тексте // Грамматические явления в ракурсе семантики и прагматики (на материале французского языка) / Сб. науч. тр. МГПИИЯим. М.Тореза, 1988. – Вып. 314. – С. 76-85.

         5. Грамматическое выражение противительных отношений в тексте (на материале французского языка) // Коммуникативно-функциональная грамматика: состояние и перспективы / Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М.Тореза, 1988. – Вып. 318. – С. 92-99.

         6. Противительные конструкции с союзом et в современном французском языке // Функции текста как фактора семантических процессов / Сб. науч. тр. МГЛУ, 1991. – Вып. 384. – С. 79-87.

         7. Проблемы сочинения в современном французском языке: конструкции с союза-ми  et, mais  и союзным наречием seulement. – М., 1993. – 32 с. – Деп. в ИНИОН РАН 11.05.19993, №48000.

         8. О статусе противительных конструкций в современном французском языке // Французский язык: теоретические и прикладные аспекты / Межвузовский сб. статей. – М.: МГУ им. М.В.Ломоносова, 1994. – С.72-82.

         9. Грамматические средства выражения языковой игры (на материале француз-ского языка). – М., 1994. – 17 с. – Деп. в ИНИОН РАН 10.11.1994, №49751.

         10. Противительные конструкции в свете теории аргументации (на материале французского языка) // Вопросы французского и сопоставительного языкознания / Межвузовский сб. статей. – М.:МГУ им. М.В. Ломоносова, 1996. – С. 90-100.

       11. К проблеме синонимии реляционных средств // Коммуникативная лингвис-тика. – М.: МГЛУ, 1997. – С. 43-50.

         12. О порядке следования компонентов сочинённого ряда //Французский язык в пространстве и во времени / Материалы семинара № 8 кафедр романских языков педагогических вузов Северо-Запада (октябрь 1997г.). – Вологда – Санкт-Петербург: ВГПУ-РГПУ им. А.И.Герцена, 1997. – С. 28-30.

         13. О порядке расположения сочинённых компонентов в речевой цепи (на мате-риале французского языка) // Новое в коммуникативной лингвистике / Сб. науч. тр. МГЛУ, 1999. – Вып. 447. – С. 100-107.

         14. Сочинение и прагматический принцип кооперации // Французский язык: синтаксис, семантика, прагматика / Сб. науч. тр. МГЛУ, 2000. – Вып. 450. – С. 44-48.

       15. Сочинительные союзы и языковая игра //Материалы 12 сессии Российской ассоциации преподавателей французского языка (14-15 сентября 1999г.). – М.: МГЛУ, 2000. – С. 81-82.

         16. Типы высказываний с союзным наречием seulement // Функциональная семан-тика (на материале французского языка) / Вестник МГЛУ, 2002. – Вып. 464. – С. 37-42.

         17. Людическая функция сочинительных союзов (на материале французского языка) // Материалы международной научной конференции «Форма, значение и функции единиц языка и речи» (Минск, 16-17 мая 2002г.). – Минск: Минский гос. лингв. ун-т, 2002. – Ч.1. – С. 36-37.

       18. Coordination et expressivit dans les langues russe et franaise // Essais sur le discours de l’Europe clate, 2002. – №18. – Р. 151-166.

       19. Экспрессивные функции сочинительных союзов в современном французском языке // Материалы 14 сессии Российской ассоциации преподавателей французского языка (28-29 марта 2002г.). – М.: МГЛУ, 2003. – С. 40-41.

       20. Практикум по теоретической грамматике французского языка. – М.: Высшая школа, 2003. – 204 с. (в соавторстве с А.Н.Тарасовой и Е.А.Рощупкиной).

       21. Об одной особенности реплик с коннекторами противопоставления (на материале французского и русского языков) // Материалы 15 сессии Российской ассоциации преподавателей французского языка (27-28 ноября 2003 г.). – М.: МГЛУ, 2004. – С. 47-50.

         22. Реляционные элементы как компонент языковой игры // Разноуровневые единицы французского языка в высказывании и тексте: функционально-семантический и стилистический аспекты / Вестник МГЛУ, 2004. – Вып. 486. – С. 56-65.

         23. « Mais o est donc Ornicar ? » или ещё раз о союзах сочинения в современном французском языке // Иностранные языки в высшей школе, 2005. – №1. – С. 6-11.

       24. Противительные конструкции во французских экономических текстах // Мате-риалы межвузовской научно-практической конференции «Актуальные проблемы пре-подавания иностранного языка профессионального общения в области международ-ного сотрудничества» (18 мая 2006г.). – М.: ВАВТ, 2006. – С. 139-142.

         25. О типологии сочинительных конструкций в современном французском языке // Иностранные языки: теория и практика, 2006.  – №1. – С. 14-17.

       26. О роли коннекторов в профессиональной коммуникации (на материале фран-цузских экономических текстов) // Материалы международной конференции «Профес-сионально ориентированное обучение иностранному языку и переводу в ВУЗе» (10-11 апреля 2007г.). – М.: РУДН, 2007. – С. 116-119.

         27. Дискурс как объект междисциплинарных исследований // Альманах современ-ной науки и образования. Сер. Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии и методика преподавания языка и литературы, 2007. – № 3. – С. 124-125.

       28. Категория адверсативности в современном французском языке // Вопросы фи-лологических наук, 2007. – № 6. – С. 86-89.

       29. Уточняющие конструкции с сочинительными союзами et и mais в современ-ном французском языке // Иностранные языки: теория и практика, 2007. – № 1 – С. 14-16.

         30. Сочинительные союзы как средство создания экспрессивного эффекта // Слово – текст – культура / Вестник Моск. гос. лингв. ун-та. Сер. Лингвистика, 2007. –  Вып. 515. – С. 61-72.

       31. Аргументирующие  функции  коннекторов  противопоставления  в  экономи-ческих текстах (на материале французского и русского языков) // Сопоставительная лингвистика и вопросы перевода / Вестник Моск. гос. лингв. ун-та. Сер. Лингвистика, 2008. – Вып. 536. – С. 101-110.

         32. Логико-семантические модели высказываний с сочинительным союзом et в современном французском языке // Альманах современной науки и образования. Сер. Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии и методика преподавания языка и литературы, 2008. – № 2. – С. 97-101.

       33. Предложения с однородными членами в стилистическом аспекте (на материале французского языка) // Материалы международной научной конференции романистов «Романские языки и культуры: от античности до современности» (29-30 ноября 2007г.). – М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2008. – С. 126-131.

         34. Союз mais во французских грамматиках: обзор лингвистических теорий // Ма-териалы международной научной конференции «Французский язык и межкультурная коммуникация» (25-26 марта 2008г.). – Пятигорск: ПГЛУ, 2008. – С. 70-76.

         35. Стилистический потенциал предложений с однородными членами во фран-цузском языке // Сборник статей участников IV международной научной конференции «Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах» (25-26 апреля  2008г.). – Челябинск: Челябинский гос. университет, 2008. – С. 263-266.

       36. Дискурс как фигура коммуникации// Этноспецифические и социокультурные аспекты языка и дискурса/ Вестник Моск. гос. лингв. ун-та. Сер. Лингвистика, 2008. – Вып. 540. – С. 41-49.

       37. Дискурс как социально-гуманитарная научная парадигма // Тенденции разви-тия английского лексикона: вариативность и многозначность единиц языка/ Вестник Моск. гос. лингв. ун-та. Сер. Лингвистика, 2008. – Вып. 544. – С. 270-279.

       38. Стилистический потенциал французского сложносочинённого предложения // Иностранные языки в школе, 2008. – № 3. – С. 74-79.

  39. О коммуникативной неравноценности компонентов сочинённого ряда (на ма-териале французского языка) // Материалы международной научной конференции к 100-летию Н.А.Катагощиной «Актуальные проблемы истории и теории романских языков» (24-25 июня 2008г.). – М.: Московский гос. областной университет, 2008. – С. 102-105.

         40. Метафора сквозь призму прагматики и анализа дискурса (на материале фран-цузского языка) // Иностранные  языки: теория и практика, 2008. – № 1. – С. 16-20.

       41. Диалогизм и полифония в современных прагмалингвистических исследова-ниях (на материале французского языка) // Иностранные языки: теория и практика, 2008. –  № 2. – С. 12-16.

         42. Коннекторы как элемент аргументации в современном французском языке (лингвистический и дидактический аспекты) // Иностранные языки: теория и практика, 2008. – №3. – С. 75-78.

         43. Теория речевых актов как результат интеграции гуманитарных исследований // Грамматические исследования: лингвистическая парадигма и современная дидакти-ческая идеология/ Вестник Моск. гос. лингв. ун-та. Сер. Языкознание, 2009. – Вып.553. – С.18-26.

       44. Альтернативные  высказывания  с  союзом  ou  в современном французском языке // Язык в мире дискурсов. Человек и концептосферы. Вербализация в дискурсе/ Вестник Моск. гос. лингв. ун-та. Сер. Языкознание, 2009. – Вып. 560. – С. 125-134.

Для заметок

Напечатано с готового оригинал-макета

ИД № 03952 от 07.02.2001. Подписано в печать 30.09.2009. Формат 60х88 1/16.

Печать офсет. Бум. офсет. № 1. Гарнитура Таймс. Усл. печ. л. 2,3. Тираж 100 экз. Заказ 069

Гигиенический сертификат № 016850 от 26.06.2002 Министерства здравоохранения РФ

Научно-исследовательское, информационно-издательское предприятие «ТЕЗАУРУС»

121248, Москва, Украинский бульвар, 3/5, корп. 2.

Отпечатано в типографии издательства «ТЕЗАУРУС»

Тел./факс: 8 (499) 252 14 31    E-mail: tez_post@mail.ru


1 В работе приняты следующие сокращения: all – аллокутивный речевой акт,  l – элокутивный речевой акт,  dl – делокутивный речевой акт,  ass – ассертивный речевой акт,  dir – директивный речевой акт,  int – интеррогативный речевой акт.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.