WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

Учреждение Российской академии наук

Институт языка, литературы и искусства им.Г. Цадасы ДНЦ РАН

Диссертационный совет Д 002.128.01

На правах рукописи

МАГОМЕДОВА

Зулейхат Кадиевна

ДАГЕСТАНСКАЯ  ПУБЛИЦИСТИКА  ХХ ВЕКА:  ФОРМИРОВАНИЕ,  РАЗВИТИЕ,  ТЕНДЕНЦИИ

Специальность 10.01.02

Литература народов Российской Федерации:

дагестанская литература

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Махачкала

2010

Работа выполнена в отделе литературы Института языка, литературы и искусства им. Г. Цадасы Дагестанского научного центра Российской академии наук.

Научный консультант

академик РАН, доктор филологических наук, профессор

Гамзатов Гаджи Гамзатович

Официальные оппоненты

доктор филологических наук, профессор Вагидов Абдулла Магомедович

доктор филологических наук, профессор Юсуфов Магомед Гасамутдинович

доктор филологических наук, профессор Акимов Курбан Халикович

Ведущая организация

Дагестанский государственный педагогический университет

Защита состоится 14 мая 2010 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 002.128.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Институте языка, литературы и искусства Дагестанского научного центра Российской академии наук (367000, Республика Дагестан, г.Махачкала, ул. М. Гаджиева, 45; т/ф 8(8722) 675903).

Диссертация принята к защите 21 сентября 2007 г. Объявление о защите опубликовано в Бюллетене ВАК №5 за 2008 год. Объявление о защите и автореферат диссертации для размещения на сайте ВАК направлены в ФС в сфере образования и науки Министерства образования и науки РФ 22 января 2010 г.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Дагестанского научного центра РАН (ул. М.Гаджиева, 45).

Автореферат диссертации разослан 2 февраля 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

к.ф.н.                                       А.М. Абдурахманов

ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В настоящее время актуальность изучения истории публицистики диктуется социальной и политической значимостью этого наиболее затребованного в обществе рода литературы.

Говоря об актуальности изучения вопросов публицистики литературы применительно к сферам культуры, мы подразумеваем, в том числе, и необходимость углубленного литературоведческого исследования национальной публицистики. Несмотря на широкую распространенность, многоаспектность, общественную и научную значимость, публицистическая литература является одной из наименее изученных областей литературного творчества.

Практика показывает, что без комплексного исследования вопросов генезиса, развития и бытования на современном этапе публицистики невозможно составить цельную картину системы национальной литературы, которая, как и другие северокавказские литературы, с самого начала формировались на базе публицистики. «Дагестанская действительность лучшим образом подтверждает всеобщую логику функциональной неразлучности печати и литературного дела, логику органического их единства, одинаково присущих художественному развитию как литературам опытным и традиционным, так и литературам молодым и начинающим»1.

В существующих характеристиках современной публицистики одной из наиболее значимых является социально-политическая функция этого рода литературы. «Предмет публицистики – вся жизнь, в ее прошлом и настоящем, частная и общественная, реальная и отраженная в прессе, искусстве, документе»2. Исходя из этого, изучение зарождения и развития публицистики мы рассматривали в историко-эволюционном аспекте, проводя прямые и опосредованные параллели между характером времени и тем, что это время вносит в манеру и способ авторского самовыражения.

Долгое время публицистика воспринималась по отношению к художественному образу чем-то вспомогательным, второстепенным, несмотря на упорные попытки использовать ее в художественных целях. Тем не менее, постепенно публицистическая мысль стала существенной составной частью всех художественных жанров, будь то роман, пьеса или поэтическое произведение. Столь мощное проникновение публицистики в собственно литературу имеет в своей основе социально-культурные предпосылки, специфические в каждом отдельном случае, но имеющие и нечто общее, универсальное.

Публицистика вбирает в себя систему жанров, обладающих внутренними закономерностями, которые определяют ее видовые структуры и требуют внимательного изучения.

Дагестанская публицистика к началу XXI столетия, пройдя сложный путь от зарождения до развития в русле современных тенденций, представляет собой полноценную художественную систему, в которой представлены разнообразные жанровые виды и формы. Обращение к теме диссертационного исследования продиктовано необходимостью комплексно-системного изучения этого явления, что и обуславливает актуальность избранной темы.

Степень разработанности проблемы. В разное время к вопросам национальной публицистики начального этапа обращались дагестанские исследователи Ф. О. Абакарова, М. А. Абдуллаев,
А-К. Ю. Абдуллатипов, С.-М. Х. Акбиев, К. И. Абуков, A.M. Аджиев, З. Н. Акавов, С. М-С. Алиев, А. А. Алиханова, Д. Н. Ахмедов,
С. Х. Ахмедов, М. Д. Бутаев, А.-Г. С. Гаджиев, Г. Г. Гамзатов,
М. А. Гусейнов, Э. Ю. Кассиев, Б. О. Кашкаев, Ш. М. Магомедов,
Ш. А. Мазанаев, А. М. Муртазалиев, Г. Б. Мусаханова,
Р. Ф. Юсуфов3.

Были также изданы отдельные сборники, где собраны материалы, посвященные У. Буйнакскому, С. Габиеву, Т. Бейбулатову, М. Дахадаеву, А. Тахо-Годи.

Таким образом, можно констатировать достаточно полное осмысление начального этапа формирования национальной публицистической литературы, что, однако, не дает развернутой картины дагестанской публицистики как художественной системы. Не изучена еще динамика развития жанров на каждом отдельном этапе развития общества, не указаны жанровые дефиниции художественной публицистики, не очерчен круг вопросов, касающихся стилевых особенностей этого рода литературы.

Цель и задачи исследования. Основная цель диссертационного исследования – создание первого обобщающего труда, в котором прослеживается процесс зарождения и развития дагестанской национальной публицистики, построения градационной системы различных типов публицистических структур – от наименее в информационном плане  емких к наиболее насыщенным.

В соответствии с поставленной целью автором поставлены следующие задачи:

– проследить процесс формирования жанров художественной публицистики в историко-социальном аспекте;

– выявить национальную специфику публицистической литературы;

– показать особенности дагестанской публицистической литературы на каждом этапе ее развития;

– подвергнуть литературоведческому анализу художественный план публицистических произведений;

– выявить внутрижанровые трансформации, образование новых жанровых модификаций публицистики в динамике;

– определить место публицистических форм в литературной системе Дагестана и общероссийском литературном контексте;

– показать роль публицистики как общенационального консолидирующего фактора в условиях полиэтнического общества.

Объектом исследования в диссертации является публицистическая литература Дагестана, начиная с первого десятилетия XX века и по настоящее время, произведения публицистов, писателей, творческие истоки которых восходят как к сугубо национальному художественному опыту, так и к синтезу русско-европейских эстетических традиций.

Методологическая и теоретическая базы исследования. Теоретической основной послужили работы российских ученых, а также исследователей национальных литератур Северного Кавказа и, в том числе, Дагестана.

По теории прозы автор опирался на труды В. Г. Белинского, М. М. Бахтина, А. М. Веселовского, В. В. Виноградова,
В. М. Жирмунского, Д. С. Лихачева, Ю. М. Лотмана, Г. Н. Поспелова, Б. Томашевского, Ю. Н. Тынянова, В. Б. Шкловского и других.

В процессе написания работы использовались труды, посвященные проблемам жанров публицистики в теоретическом, историческом и типологическом аспектах, таких исследователей, как А. Аграновский, В. А. Алексеев, Е. Богат, В. Богданов, А. С. Бушмин, Н. И. Глушкова, Е. И. Журбина, Я. Засурский, В. Канторович,
Б. Костелянец, Г. Морев, Е. Прохоров, П. П. Палиевский,
М. Стюфляева, А. Тимофеевский, В. Ученова, М. Щеглов и другие.

В диссертации автор также ориентировался на исследования дагестанских ученых: акад. Г. Г. Гамзатова, Ф. О. Абакаровой,
А.-К. Ю. Абдуллатипова, К. И. Абукова, А. М. Аджиева,
З. Н. Акавова, С.-М. Х. Акбиева, А. А. Алихановой, Д. Н. Ахмедова, С. Х. Ахмедова, М. Д. Бутаева, А. М. Вагидова, А.-Г. С. Гаджиева,
М. А. Гусейнова, З. Г. Казбековой, Ш. А. Мазанаева,
А. М. Муртазалиева, Г. Б. Мусахановой, К. К. Султанова,
Р. Ф. Юсуфова и других.

Диссертационное исследование базируется на следующих методологических принципах: 1) системном подходе к изучению динамики жанров публицистики; 2) многоуровневом анализе публицистической и художественной структуры рассматриваемых текстов с точки зрения жанра и стиля.

В работе применялись историко-эволюционный, описательно-аналитический и сравнительно-типологический методы исследования.

Научные результаты, выносимые на защиту:

– Показано, что дагестанская публицистика является наглядным примером синтеза восточно-западных культурных традиций. В результате длительного процесса взаимодействия всех исходящих слагаемых в полиэтнической, полилингвистической национальной среде складывается уникальная общность культуры, литературы, которая в начале XX века принимает структурированный характер.

– Формирующей базой дагестанской публицистики стала демократическая печать, основанная представителями революционного крыла дагестанской интеллигенции.

– Зарождение и развитие дагестанской публицистики стало инициирующим фактором развития национальной культуры и литературы.

– Основная функция публицистики – воздействие на социальную практику, поэтому в 20-е годы ХХ в., в период ломки старых социальных канонов, публицистика заявляет о себе и в прозе, и в поэзии вначале стихийно, бессистемно, а затем становится орудием революционно настроенных масс.

– В 30-е годы ХХ в. наблюдается упорядочивание структур предшествующих этапов, формируется корпус новой советской публицистики. Проблемно-тематический диапазон публицистической прозы значительно расширяется. Теперь в публицистике находит отражение как культ социального оптимизма, так и начало репрессий, возвеличивание фигуры вождя.

– Выделено, что публицистика военного периода развивается в общесоюзном информационном пространстве и достигает значительных высот.

– Установлено, что период 1960–1980-х годов ознаменован в дагестанской литературе, публицистике целым рядом новаций как в идейно-тематическом плане, так и в стилистике, манере, структурно-композиционных вариациях. Новое поколение профессиональных писателей, обратившись к публицистике, выходит на всесоюзную и международную арены.

– Определено, что публицисты «новой волны» (1990-е годы) инициировали создание принципиально нового культурно-коммуникативного пространства, способного вобрать в себя все прогрессивные тенденции современности.

Научная новизна результатов исследования заключается в том, что в диссертации впервые предпринята попытка системного изучения дагестанской публицистики, создания целостной картины ее зарождения и развития. Намечена тенденция динамики, развития публицистики на современном, постперестроечном этапе.

В диссертации на значительном по объему материале, большая часть которого вводится в научный оборот впервые, анализируется эволюция публицистических жанров на всех этапах их развития. Отмечаются основные тенденции публицистической мысли на каждом историческом отрезке времени. На примерах анализа наиболее характерных образцов публицистических текстов выделены те содержательно-повествовательные и композиционные структуры, посредством которых публицистика формируется как национальный художественный феномен.

Особо выделяются содержательные и структурные новации в публицистике постперестроечного периода, на конкретных примерах иллюстрируется радикальный отход от традиционной регламентированной публицистической риторики, ломка стереотипов мышления и восприятия печатных текстов в обществе. При этом наглядно демонстрируется связь между современной публицистикой и публицистикой представителей дореволюционной демократической интеллигенции (С. Габиев, Г. Саидов, М. Дахадаев и др.).

Теоретическое значение настоящего труда заключается в том, что он дает определенную модель анализа публицистики и представляет возможность использования материалов, положений и выводов диссертации при исследовании публицистики каждого из народов Дагестана и Северного Кавказа, а также при создании обобщающих работ по истории региональной и всероссийской литературы.

Практическая значимость работы состоит в том, что материалы диссертации могут быть использованы в преподавании курса дагестанской публицистики и прочтении спецкурсов в вузах республики, при изучении вопросов дагестанской литературы в лицеях, колледжах. Исследование может быть использовано в методических разработках и программах факультета журналистики Дагестанского государственного университета, при чтении курсов лекций в Дагестанском институте повышения квалификации педагогических кадров, а также в повседневной деятельности работников СМИ, культуры и просвещения.

Апробация работы. Проблемы формирования и развития дагестанской публицистики разрабатывались автором более пятнадцати лет в отделе литературы Института языка, литературы и искусства Дагестанского научного центра Российской академии наук. В этом же отделе, а также на заседании ученого совета института диссертационная работа была обсуждена и одобрена. Основные положения диссертации апробированы в научных статьях, опубликованных в научных изданиях: в тематических сборниках, альманахах, журналах, в частности, в Вестниках ДНЦ РАН, «Вопросах филологии» (Москва). Наиболее полное и развернутое изложение они получили в монографии «Дагестанская публицистика XX века: формирование, развитие, тенденции» (2005), которая отмечена в числе важнейших достижений РАН за 2005 год среди филологических исследований.

О результатах диссертационного исследования также сообщалось на международных, всесоюзных, всероссийских и региональных научных конференциях и сессиях.

Структура диссертации определяется ее содержанием и состоит из введения, четырех глав, заключения и библиографического списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ  РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования и его научная новизна, определены его цели и задачи, степень разработанности проблемы, теоретическая и практическая значимость работы, рассматриваются вопросы специфики национальной публицистики, дана периодизация развития дагестанской публицистики.

Первая глава - «Становление системы советской публицистики» охватывает следующий круг вопросов: истоки революционно-демократической публицистики; публицистика первых лет революции; первые дагестанские очерки; основные направления развития публицистической мысли в 30-е годы ХХ в.; жанровое и тематическое расширение границ публицистики 1930-х годов.

Автор отмечает, что зарождению такого синкретического по своей природе вида творчества, как публицистика, предшествовали многовековые культурно-эстетические предпосылки. Фольклор, историческая литература (эпиграфическая, хроникальная, эпистолярная), проза, возникшая в конце XIX века в образцах этнографических очерков, предисловий к учебникам и хрестоматиям несли в себе элементы художественности. Значительная роль в генезисе публицистической литературы принадлежит хроникам, в которых запечатлена история общественных движений в Дагестане. В начале XX века исходные образцы синкретического письма постепенно трансформировались в более четко оформленные структуры. Естественно, процесс эволюции инициировался возрастанием информационной насыщенности социальной среды и требовал, соответственно, адекватного отображения.

Целая плеяда русских ориенталистов занималась изучением уклада, психологии, языков, искусства дагестанских народов. В качестве  помощников, переводчиков были привлечены местные жители, что стимулировало формирование нового типа деятелей культуры – таких, как Д.-М. Шихалиев, М.-Э. Османов, А. Чиркеевский, А. Омаров, Г. Алкадари, Г.-М. Амиров, Г. Гузунов, С. Габиев, А. Акаев, М. Хандиев, Б. Далгат и др. Дагестанская интеллигенция играла все более существенную роль в активизации и поступательном движении за возрождение и преодоление отсталости края на новой политической платформе с позиций разума, справедливости, гуманных реформ. Широкое распространение получили просветительские идеи.

На этой волне появилось много материалов очерково-познавательного характера. Одним из первых был очерк
Д.-М. Шихалиева «Рассказ кумыка о кумыках». А. Чиркеевскому принадлежит исследование «Несколько слов об аварцах», «О происхождении аварцев», Г.-М. Амирову – этнографический очерк «Среди горцев Северного Дагестана». Очерки А. Омарова «Воспоминание муталима» и «Как живут лаки» дают зримые картины реальной жизни горцев.

Творческая деятельность просветителей следующего этапа связана с революционным подъемом в России. С. Габиев, А. Тахо-Годи, Г. Саидов, Дж. Коркмасов, М. Дахадаев, У. Буйнакский,
М. и Г. Далгаты, Н. и З. Батырмурзаевы, Т. Бейбулатов, А. Акаев и другие, несмотря на различия в политических взглядах, стали основоположниками качественно нового периода в политической и культурной жизни края. Повести и поэмы Н. Батырмурзаева, сатира
Г. Цадасы, призывная поэзия С. Стальского, революционно-романтическая поэзия и публицистика С. Габиева, политические воззвания и статьи Дж. Коркмасова, М. Дахадаева, социальная поэзия Р. Нурова, драматургия Т. Бейбулатова – все это сыграло значительную роль в общественно-политической жизни того времени и стало значительным фактором для последующего развития литературы и публицистики как ее части.

Решающую роль в становлении дагестанской публицистики сыграли газета «Заря Дагестана», а также «Мусульманская газета», основателем и редактором которой был один из первых революционных деятелей Дагестана Саид Габиев. Обе газеты издавались в Петербурге (1912). Будучи образованным историком, знатоком литератур стран Востока, впитавшим в себя передовую русскую мысль, Саид Габиев был также и первым публицистом, отдавшим все свои силы, знания, опыт борьбе за просвещение своего народа. Его перу принадлежат научные статьи, лекции, пользовавшиеся широкой известностью в мусульманской среде России. Он также активно сотрудничал с другими периодическими изданиями – такими, как «Санкт-Петербургские ведомости», «В мире мусульманства», «Дагестанские областные ведомости». Идеалы общественного служения, которыми буквально пронизана русская классика, получили отражение в практической деятельности Габиева, чье мировоззрение формировались под влиянием трудов А. И. Герцена, В. Г. Белинского, Н. Г. Чернышевского, А. М. Горького.

Основным фактором, стимулирующим процесс зарождения новых форм публицистической прозы, было систематическое издание книг, учебников, хрестоматий. Организация книжно-журнального дела становилась политикой Советского государства.

Очерк, статья, памфлет с течением времени все более завоевывали страницы различных изданий, их богатый, многообразный, эмоционально насыщенный материал вмещал самые актуальные проблемы дня. Осваивая новую действительность в ее самых первозданных формах, пресса говорила со своими читателями ярким публицистическим языком. В начале 1920-х годов в Дагестане был дан мощный импульс к освоению широкими массами публицистических средств. В то же время внутреннее разграничение ранних видов публицистических образований было весьма условным, границы между их модификациями не отличались четкостью. Это связано с тем, что революция и гражданская война побуждали к творчеству людей, прежде весьма от него далеких.

Автор отмечает, что дагестанская публицистика первых лет  советской власти качественно отличалась от публицистики дореволюционного и раннего послереволюционного периода. На первый план выходят агитационность, призывность, бьющий через край пафос, трибунность, декларативность. Все эти особенности публицистики не всегда удачно складывались в старую, классическую, хотя и лишь недавно освоенную национальной культурой форму. Нужны были новые рамки, способные вместить все разнообразие новой, рожденной революционной и гражданской войной действительности.

Наиболее характерные публикации содержались на страницах газеты «Дагестанский труженик», которая стала издаваться в 1919 году на русском языке, затем в 1920 году была переименована в «Советский Дагестан», а в 1922 году – в «Красный Дагестан». Издание существует по сей день под названием «Дагестанская правда» и является официальным правительственным органом республики.

В начале 1920-х годов в республике функционировали следующие газеты: на русском языке - «Порт-Петровский пролетариат», «Молодой дагестанец»; на кумыкском языке – «Ал байракъ», «Дагестан фукарасы», «Ленин ёлу»; на даргинском языке – «Дагистанна мухтарият», «Дарган»; на аварском языке – «Баараб байрах», «Баарул мугрул», «Маарулав»; на тюркском языке – «Шура Дагистан»; на лакском языке – «Захметчи», «Тархан Дагустан»; на татском – «Захметкеш». В национальных изданиях активно сотрудничали С. Стальский, Г. Цадаса, Б. Астемиров, Ю. Гереев,
З. Гаджиев, Р. Нуров.

В конце 1920-х годов шел интенсивный процесс освоения жанров публицистики, оформлялись ее жанровые разновидности, среди которых очерк, в силу своей специфики, был наиболее «ценным» как в художественном, так и в содержательном смысле. Большую роль в формировании жанра очерка, как и других эпических жанров, сыграл опыт русской литературы. Кроме того речь уже шла о советской литературе. Основополагающие принципы теории советского очерка, заложенные М. Горьким были активно восприняты А. Тахо-Годи, Э. Капиевым, Р. Нуровым, Ш. Микаиловым и др. При анализе их текстов можно заметить, что уже тогда дагестанский очерк определялся в своих видовых границах, подразделяясь на документальный, героико-документальный, этнографический, бытописательский, очерк-портрет, получивший в то время наибольшее распространение. Г. Гаджибеков, Б. Магомедов,
К. Магомедов, А. Шамхалов, Б. Городецкий создали ряд очерков, посвященных дагестанским поэтам, историческим лицам, энтузиастам нового общества.

Лучшим образцом жанра стал очерк «Уллубий Буйнакский», написанный в 1926 году на русском языке известным дагестанским революционером, историком, публицистом, общественным деятелем Алибеком Тахо-Годи. В этом очерке А. Тахо-Годи как бы возвращается к традициям социал-демократической публицистики, где преобладали элементы интеллектуального письма, глубокий социальный анализ, четкая прорисовка образов.

В 1930-е годы наблюдается упорядочивание публицистических структур предыдущего этапа (20-х годов), расширение проблемно-тематического диапазона, что повлекло за собой появление новых жанровых образований, типов, видов очерка: очерка-рассказа, эссе, проблемного очерка, лирического очерка. Дальнейшее развитие получили портретный, путевой, бытописательский очерки.

В начале 1930-х годов на языках народов Дагестана стали появляться издания ДАПП (Дагестанская ассоциация пролетарских писателей), где сотрудничали многие, ставшие уже известными литераторы: К. Султанов, Т. Бейбулатов, В. Дыдымов, А. Аджаматов, Ю. Гереев, А.-В. Сулейманов, Э. Капиев, З. Эфендиев, Г. Гаджибеков, М. Чаринов, Р. Динмагомаев, З. Гаджиев, С. Абдуллаев,
И.-Х. Курбаналиев и другие.

Следует отметить, что 30-е годы ХХ в. – это период формирования новой социальной общности – советского народа. В газетных публикациях 30-х годов запечатлены все значительные события в жизни республики, прослежен процесс складывания различных организационных структур общества, прославлены политические фигуры новой общественной системы. Намечается получившее позже дальнейшее развитие воспевание, возвеличивание достижений социализма, а также культ социального оптимизма.

На новом историческом этапе русско-дагестанский культурный диалог  принимает новые содержательные и структурные формы, обусловленные, прежде всего, характером социально-политического пространства в целом. Молодые литературы тщательно осваивали опыт русских и, опосредованно, европейских писателей и впоследствии вырабатывали на его основе собственную манеру письма. Особое место в литературной жизни Дагестана, как и других национальных республик, занял А. М. Горький. После Первого съезда советских писателей влияние Горького на национальных деятелей культуры и литературы стало практически восприниматься как прямое руководство к действию. Циклы очерков Горького сыграли неоценимую роль в дальнейшем развитии национальной публицистики. Наиболее зримо влияние Горького отразилось на творчестве Эффенди Капиева, создавшего в 1930-е годы серию портретов народных писателей Дагестана: Сулеймана Стальского, Гамзата Цадасы, Абдуллы Магомедова, Рабадана Нурова.

Эффенди Капиев, в те годы уже широко известный не только в Дагестане, но и среди широкой писательской общественности, прозаик и переводчик, чутко улавливающий дыхание времени, стоявший на переднем крае строительства дагестанской советской культуры, писал: «Горький открыл мне то, что давно стояло перед моими неопытными глазами»4.

Он строил свои произведения путем сочетания ряда главных жанровых признаков: документальности, публицистичности и художественного воплощения материала. Художественные детали, эпитеты, сравнения Капиев перемежал с авторским комментарием. Отвечая духу времени, очерки Капиева стали заметным явлением в культурной жизни республики.

В эти же годы разворачивается кампания по созданию образа врага, которая с каждым годом все более набирала силу и, наконец, достигнув небывалых размеров, стала причиной гибели большинства своих инициаторов.

Одновременно с созданием образа врага набирает силу процесс созидания образа вождя. Непосредственная, живая, порой наивная атмосфера 20-х – начала 30-х годов ХХ в. искренний энтузиазм, оптимизм сменяются хорошо просчитанным, управляемым жесткой рукой периодом «закручивания гаек».

В целом же в 30-е годы наблюдается расширение проблемно-тематического диапазона публицистики, что повлекло за собой появление новых жанровых образований, типов, видов очерка. Дальнейшее развитие получили портретный, путевой, бытописательский очерки.

Наметившийся жанровый состав публицистики, значительный по форме и разнообразию содержательных структур, представляет собой совокупность основных принципов новой поэтики, которые к концу 1930-х годов определили в основном типологию жанров публицистики.

Во второй главе - «Дагестанская публицистика военных лет (19411945 гг.). Особенности развития» раскрыты особенности функционирования публицистической литературы в экстремальных условиях военного времени.

В военный период на более сложных уровнях публицистического письма появились ранее не фиксированные образы и явления. В значительной степени это относится к национальной публицистике, которая получила сильные импульсы к ускоренному развитию, исходившие из центральных печатных органов.

Сюжеты и поэтика публицистических жанров рождались под влиянием резкого противостояния мировых сил, разлома мира на два лагеря. Основная тематика всей литературы этого периода определялась стремлением отразить единство народа, борющегося за свою независимость.

Защита Отечества, создание собирательного образа воина-патриота, мужество и стойкость людей в тылу, страна как единый кулак – вот главный пафос произведений ведущих публицистов, среди которых особое место занимают И. Эренбург, М. Шолохов, А. Толстой, К.Симонов, Л. Леонов, В. Гроссман.

Дагестанской публицистике было свойственно все, что характеризовало литературный процесс в целом. Анализируя публицистику военного периода, газетную и книжную, автор пришел к выводу о правомерности точки зрения исследователей этого периода (Л. К. Оляндер, И. О. Смольникова, П. Топер), которые подразделяют общий массив военных публикаций на три тематические группы. К первой группе относятся свидетельства очевидцев. Основной упор в произведениях этого рода делается на документальность. Сюда можно отнести большинство очерков Дм. Трунова. Особое место в этой группе занимает военное творчество Э. Капиева, который отмечал: «Во время войны никто не должен иметь право говорить «слышал», «говорят», а только «видел»5. Очерки, корреспонденции этого рода являются ценнейшей летописью героических и трагических дней войны.

Следующая группа – корреспонденции, статьи, очерки, построенные на основе приказов, инструкций, выступлений по радио, в печати, писем, дневников и т. д. Многие из них являются своего рода расшифровкой скупых строчек Совинформбюро (А. Назаревича «Письма с фронта»; очерк «Манувах», очерки Д. Трунова, А. Путерброт, сборник очерков «Отважные сыны гор» и др.). В этих произведениях непременным формообразующим элементом также является документ.

Третья разновидность очерков и статей – своеобразный синтез первой и второй групп произведений, объединяет свидетельства очевидцев и документальные источники. Этот вид публицистики был наиболее распространен в годы войны.

Все очерки и корреспонденции военных лет несут в себе огромный разноплановый фактический материал, в котором событийный, бытовой, психологический планы в той или иной мере связаны с проблемой патриотизма, идейности, народного характера. Анализ публицистики военного периода, авторами которой являлись дагестанские авторы, со всей очевидностью доказывает, что многие тексты базировались на разработке новых категорий, как в содержательном, так и в лексическом плане. Однако основным элементом практически всех публицистических текстов был документальный факт. И это вполне естественно – любая публикация содержит хотя бы небольшую долю субъективности. В ситуации же, когда основной целью отражения реальности было донести до народа всю глубину разразившейся мировой катастрофы, документальный характер всего массива публицистической литературы был приоритетным.

Успехи Советской армии и ее неудачи выражаются в тональности публикаций. Если в первый год войны в материалах прессы зримо воспроизведена атмосфера некоторой растерянности, потери ориентиров, попытки не допустить паники, не дать сломиться народному духу, то после Сталинградской битвы уже заметна уверенность в грядущей победе, в крушении фашизма.

Коренной перелом в войне нашел отражение в тематике, интонации публикаций прессы. Если раньше в них преобладала эмоционально-образная система аргументации и убеждения, то теперь ведется более предметный разговор. Меняются как сам способ общения с читательской аудиторией, так стилистика публицистической речи.

Дагестанские писатели не остались в стороне от процессов, проходивших в стране, приняв активное участие в освещении героики войны, передачи патетики эпохи. Вслед за А. Толстым, К Симоновым, И. Эренбургом, Н. Тихоновым, П. Павленко, публицистика которых периода войны явилась ее хроникой, дагестанские писатели создали довольно значимый пласт художественно-документальных произведений. Э. Капиев, М. Хуршилов Д. Трунов, А. Шмонин, Р. Динмагомаев, А. Назаревич, З. Эфендиев, С. Абдуллаев, М. Бахшиев, А. Аджаматов, М. Мусаев, В. Дыдымов создали разные произведения, которые сильно отличаясь по уровню, стали, тем не менее, своеобразной летописью огненных лет. Говоря о публицистике военных лет, нельзя не отметить творческую деятельность Дмитрия Трунова, который с 1935 года жил и работал в Дагестане, был сотрудником газеты «Комсомолец Дагестана» и «Дагестанская правда».

В 1941 году вышла в свет его небольшая книжица «Даха-Дада», затем сборники «Дагестанцы в боях за Родину», «Герои-дагестанцы», «Мы гордимся ими», «Дорога на Берлин», «Комсомол Дагестана в Отечественной войне».

В последующие годы в дагестанских и других издательствах вышло более двадцати книг публицистики Д. Трунова. Все они посвящены дагестанской тематике. Образная система Трунова была основана на реальных событиях, главными героями очерков являются конкретные лица. Следует отметить, что все многочисленные очерки Трунова различаются по манере изложения, архитектонике, интенсивности использования художественных средств и приемов. Объединяет их одно: при предельной объективности повествования личность самого публициста находится в центре, «стягивая» сюжетные линии. Собственное, личностное восприятие и отражение жизненных явлений организуют средства и формы в ту динамичную структуру, которая материализуется в публицистическом произведении.

Трунов сумел развить художественную силу документа из сферы документально-информационной в документально-художественную.

В ряду публицистических произведений периода Великой Отечественной войны особое место занимает творчество Эффенди Капиева. Помимо очерков «Кара Караев», «Дорога вперед», «Талисман», «Наш Магомед», «Легенда и жизнь», писатель создал бесценную художественную мозаику, которая вошла в золотой фонд советской литературы. О роли творчества Э. Капиева в контексте мировой литературы свидетельствует тот факт, что «Фронтовые записки» издавались трижды в Чехословакии, в Польше. Капиев упоминается в энциклопедических словарях многих европейских стран6.

Форма дневника, которая была распространена в годы войны (В. Инбер, Вс. Вишневский, К. Симонов и др.), дала возможность Капиеву отразить личностное видение взаимосвязи событий и внутренней жизни человека на войне. При всей разрозненности записей, внешней независимости друг от друга, личность Капиева становится ярким идейно-организующим началом его публицистики, пронизывает и цементирует произведение, придает ему законченность. Это – записи свидетеля, писателя, философа и, как оказалось, летописца, в которых художественный вымысел конкурирует с исторической фактографией. Однако факт, событие для Капиева не самоцель, а лишь средство познания человека, движений его души, повод для философских раздумий о войне, о человеке на войне, о человеке и войне.

В его «Записках» половодье чувств, буйство красок, широкая амплитуда эмоционального восприятия, когда лирические раздумья сменяются бессильным отчаянием, болью, позже – гордостью за советского солдата, за советский народ, который сломить невозможно. Все это многокрасочное полотно резко отличается от произведений того времени, посвященных военной тематике. Капиев писал на войне, но не о войне, а о мире и человеке, лишенном этого мира.

Публицистика исследуемого периода в целом произрастает из газетной. Авторами ее были, в основном, непосредственные участники и свидетели боевых действий. Очерк, обладающий огромным внутренним потенциалом, стал ведущим художественно-публицистическим жанром своего времени.

Большинство очеркистов не ограничиваются монтажом фактов, сравнением, сопоставлением. Они переходят от фиксации факта к его анализу, стремятся внести большую долю художественности, разнообразить краски своего письма, жанровые сцены дополняются цифрой, историческими сравнениями. Заметно обогащается эмоционально-образная система очерков, способы выражения авторского «я», совершенствуется стилистика публицистической речи (Э. Капиев, Д. Трунов, А. Назаревич).

Дагестанская публицистика периода Великой Отечественной войны стала новым этапом в развитии публицистики, приблизившись к уровню общесоюзной литературы.

В третьей главе - «Дагестанская публицистика 5080-х годов: основные тенденции жанрового и тематического обогащения» рассмотрен процесс расширения жанрово-художественного диапазона публицистики в послевоенный период, анализируется литературно-критическая и гражданская публицистика Расула Гамзатова, а также публицистика Ахмедхана Абу-Бакара и Фазу Алиевой.

В советской прозе первого послевоенного десятилетия явственно определились две ведущие тенденции, первая – продолжение военной темы, попытки ее осмысления, вторая – стремление к отображению процессов мирной жизни, восстановления народного хозяйства.

Одним из главных направлений в советской литературе, посвященной мирному строительству, стала, наряду с производственной, тема колхозного села. В начале 1950-х годов широкую известность в литературе получило творчество В. Овечкина, Г. Троепольского, Е. Дороша, В. Солоухина, В. Тендрякова и т.д.

В их книгах отражены значительные сдвиги в развитии общественной и художественной мысли, выявлены острые проблемы современности, обнажены противоречия между просыпающимися общественным самосознанием трудового человека и догматизмом казенно-бюрократического стиля руководства.

Однако эти произведения, при всем их новаторстве, критической направленности, реформаторском пафосе, были созданы внутри идеологических рамок, казавшихся незыблемыми. Но где-то подспудно, очень нечетко, почти на уровне интуиции читатель чувствовал начавшееся расхождение идеологии с жизнью. Десятилетие спустя активно заявила о себе литература «андеграунда», зревшая в недрах проблемной литературы.

Дагестанская литература в целом сразу же после окончания войны стала развиваться в русле второй тенденции. Писатели, старые и молодые, создавали произведения, посвященные мирному строительству. Значительными явлениями дагестанской прозы стали произведения А. Аджаматова «В кумыкской степи», А. Мудунова «В родном селе», И. Керимова «Блеск воды», его сборники «Алый горизонт», «Большой Урал», сборник Д. Трунова «Следопыты земных глубин». Чисто производственной, колхозной теме посвящены очерки М. Мусаева «Садоводы», «В колхозном ауле», «Богатая долина», «Судьба горянки», «Пастух», «Весна в горах» и другие. Возврат к мирной жизни, восстановление народного хозяйства колхозное строительство – вот основная тематика многочисленных повестей, рассказов и очерков того периода.

Одновременно наблюдается углубление морально-этических проблем в произведениях дагестанских писателей. Наиболее характерными произведениями в этом плане являются рассказы из сборника М. Бахшиева «Родные люди», рассказы И. Керимова,
А. Мудунова, М.-С. Яхъяева. Часто в прессе выступали с очерками
Д. Трунов и А. Назаревич.

В тот же период выходят в свет сборники очерков Миши Бахшиева «Зашумят сады», «Простые люди», отдельной брошюрой был опубликован большой очерк «В новом Куруше». Произведение это было прямым откликом на кампанию переселения горцев на равнину. Как и большинство писателей и публицистов, Бахшиев увидел в этом процессе лишь положительную сторону, далеко идущие перспективы.

Новым для национальной публицистической традиции стало и издание сборника документальных материалов «Искусство и литература Дагестана», посвященного важному событию в культурной жизни республики – декаде литературы и искусства народов Дагестана, которая состоялась в Москве 8–19 апреля 1960 г. В сборнике приведены наиболее характерные высказывания видных деятелей литературы и искусства. Примечателен материал, перепечатанный из журнала «Театральная жизнь» № 9 1960 г., посвященный народной артистке Дагестана Рагимат Гаджиевой. По существу это очерк-портрет, довольно подробный и полный. Автор очерка – основоположник лезгинской советской публицистики Зияудин Эфендиев.

Примечательным публицистическим опытом в 50–60-е гг. ХХ в. стал очерк А.Ф. Назаревича «Хунзахское лето». Чутко реагирующий на веяния времени, автор создал многоплановое, обширное произведение, своего рода панораму жизни дагестанского села. Выполненный в жанре вояжной литературы, очерк привлекает внимание к актуальным проблемам развития сельского хозяйства середины пятидесятых годов. Несмотря на ярко выраженную национальную атрибутику очерка, перекличка его с «Районными буднями» В. Овечкина очевидна. Это – не случайное сходство, интерес к проблеме села буквально витал в воздухе.

В жанре вояжной литературы работал и Д. Трунов. Произведение Дмитрия Трунова «Воды Сулака» представляет собой классический образец очерка-путешествия. Его почерк трудно спутать с чьим-либо – так сочно и объемно подает он материал, умело строит фабулу, органически соединяет элементы повествования.

Публицистика с ее пафосом (теперь уже гораздо более искренним) обладает эффектом прямого убеждающего воздействия. И не случайно интерес к ней стал нарастать в предперестроечное десятилетие, когда тревожные предчувствия и напряженные ожидания уже были ощутимы. Первыми уловили эту потребность художники слова.

Сформировавшаяся к тому времени в Дагестане новая плеяда нацио­нальных литераторов, получивших образование в центральных учебных заведениях, не осталась в стороне от формирующихся тенденций собратьев по перу. Возросший уровень образованности, возможность отталкиваться от сложившихся культурных традиций, умелое использование национальной специфики, повсеместный интерес к национальной экзотике сделали возможным выход нового поколения дагестанских художников слова на всесоюзную и даже на международную арену.

Широкую известность получила дагестанская поэзия во главе с ее мэтром, прославленным Расулом Гамзатовым.

Большими тиражами издавались в Москве и Махачкале проза и поэзия Фазу Алиевой. Не меньшим успехом пользовалась проза Ахмедхана Абу-Бакара, по сценариям которого снимались художественные фильмы. Кроме вышеназванных, было еще немало имен, которые узнал всесоюзный читатель.

Однако большинство дагестанских писателей не ограничивалось собственно художественным творчеством, а, следуя веяниям времени, обратилось к публицистике – художественной и литературно-критической.

Появление на страницах газет и журналов статей Р. Гамзатова, А. Абу-Бакара, Ф. Алиевой стало следующей вехой в процессе развития дагестанской публицистики и, прежде всего, в плане жанровом. Эта разновидность документально-художественной прозы подходит под определение «авторская», или «писательская» публицистика».

Помимо статей, в свет выходят публицистические книги, объединившие в себе выступления в прессе разных лет: «Верность таланту» Р. Гамзатова, «Пламя родного очага», «Ты земле, человек, поклонись» А. Абу-Бакара, сборник очерков Ф. Алиевой «Клятва», а также такая своеобразная книга художественно-публицистических эссе, как «Мой Дагестан» Р. Гамзатова, получившая большой резонанс в читательской аудитории.

Новой данная разновидность публицистики является потому, что здесь сочетаются черты аналитической публицистики, т.е. такой, в которой выражена понятийная (авторская) мысль, с художественной. Причем образно-композиционная структура такого произведения часто была новаторской для своего времени. Писатель и в этом жанре пишет образно, ярко, эмоционально. Он не стремится к полному перевоплощению в публициста и сохраняет преимущества своего образного мышления. Было бы верным сказать, что писательская публицистика занимает промежуточное положение между художественной литературой и профессиональной публицистикой. В одних своих формах она приближается к публицистике, в других – к литературе.

Наглядной иллюстрацией к сказанному является книга Р. Гамзатова «Верность таланту», где собраны статьи, выступления, литературно-критические статьи разных лет.

Факт, события литературной жизни стали для Р. Гамзатова поводом к размышлениям об окружающей жизни, ее закономерностях, дали возможность рассказать о том, что волнует писателя. Неповторимость и сила личности художника, его творческий опыт находят отражение и в его публицистических выступлениях. Именно поэтому писательская публицистика отличается особой субъективностью, здесь литературный опыт и человеческая сущность писателя выступают на передний план.

Книга Р. Гамзатова «Мой Дагестан» – одно из самых значительных произведений дагестанской прозы. Выход в свет книги вызвал огромное количество откликов и литературно-критических рецензий в прессе. Большое место в отзывах на эту книгу занимает вопрос о ее жанровой принадлежности.

Совершенно очевиден гражданственный пафос Р. Гамзатова, публицистическая окрашенность его книги, что же касается формы выражения, то это аспект сугубо личный, индивидуальный. Это – публицистика поэта, творчество которого слишком многогранно, чтобы его можно было вместить в какие-либо общепринятые рамки. Одновременно это и продолжение его поэзии. Такое сочетание трудно поддается анализу или определенному стереотипу восприятия. Что касается необычайной конструкции книги, где сами главы обозначены теоретико-литературными терминами, имеющими мало общего с их содержанием, то это, вероятно, следует отнести к особенностям субъективно-образного мышления художника, для которого они вполне логичны и органичны.

В 1970-е годы активно обратился к публицистике известный дагестанский прозаик, автор ряда самобытных произведений, получивших широкую известность в стране и за рубежом, Ахмедхан Абу-Бакар. Собственно к публицистике он обращался и ранее, часто выступая в прессе со статьями, посвященными тем или иным вопросам современного ему бытия.

Публицистическая книга «Пламя родного очага» вышла в Москве в 1976 году в издательстве «Советская Россия». Сразу же после выхода в свет книга получила ряд положительных отзывов, объединяющим пафосом которых была оценка книги как явления значительного в литературно-общественной жизни республики.

Выход в свет публицистической книги свидетельствовал о расширении диапазона творчества писателя, который органично пришел от пронизанных народным колоритом озорных, увлекательных повестей к произведениям, выдержанным в публицистическом ключе.

Отход от газетного стиля, обильное включение средств образности, национального колорита присущи не только дагестанским художникам слова. 70-е годы ознаменовались возрождением фольклорной поэтики, новым подходом к национальным, культурным традициям, возвратом к народному гуманизму, что отразилось и на творчестве таких писателей, как
В. Астафьев, В. Распутин, Ч. Айтматов, Ю. Рытхэу, И. Драч,
К. Кулиев, Ю. Шесталов, И. Санги, Н. Думбадзе, И. Друце,
Н. Эбаноидзе.

Все очерки и статьи сохраняют атрибуты стиля писателя, особенности его творческой манеры. Здесь присутствует тот же, почерпнутый из устного народного творчества сплав фольклорного материала, афористичности и национального колорита. Одновременно А. Абу-Бакар широко использует возможности публицистики, выявляя суть явлений действительности, размышляя вслух, сопоставляя факты между собой. Это закономерно, ведь писатель и в публицистическом жанре пишет образно, ярко, эмоционально. Он не стремится к полному перевоплощению в публициста, сохраняя и используя преимущества своего образного мышления.

В эти же годы на страницах периодической печати появляются публицистические выступления Фазу Алиевой. Часть ее публицистических очерков была объединена в книгу, изданную в Москве в 1976 году в издательстве «Советская Россия», под широко издаваемой тогда рубрикой «Писатель и время».

В очерках Ф. Алиевой мы находим повторенные в разных контекстах ее излюбленные идеи-тезисы, выраженную привязанность к определенным именам. Все события жизни республики общественные потрясения переданы через призму биографических перипетий автора, ее мироощущения и мировосприятия.

Публицистика Ф. Алиевой впитала все особенности ее творческой манеры, именно поэтому она, при всей своей ярко выраженной национальной окрашенности, сугубо индивидуальна.

Таким образом, 50–80-е ХХ в. годы стали периодом значительного обогащения дагестанской публицистики как в жанровом, так и в тематическом плане. Национальная публицистика по существу развивалась в русле общесоюзной, осваивая ее тематику, художественные методы воплощения материала.

Фонд дагестанской публицистики периода 1960–1980 гг. расширяется также за счет разнообразия жанровых модификаций очерка, эссе, литературно-критических статей.

В целом автор делает вывод о свободном ориентировании национальных публицистов в общероссийском информационном пространстве.

Четвертая глава - «Новые времена, новые имена, новые тенденции» (Публицистика перестроечного и постперестроечного периода)» посвящена исследованию исторических и социально-культурных предпосылок публицистики нового типа, выявлению основных тем и художественных особенностей творчества публицистов «новой волны».

С началом перестроечного периода вся пресса претерпела глубочайшие структурные и содержательные трансформации.

Переход общества к новым отношениям болезненно воспринимался всеми литераторами бывшего советского пространства, особенно писателями из числа приверженцев старой литературной и мировоззренческой нормы.

Сложный многоступенчатый передел литературного пространства привел к повсеместному ослаблению читательского интереса к художественной литературе и выявил четко обозначенную тенденцию преобладания литературы небеллетристической, прозы «non-fiction».

Главное в произведении «non-fiction» – обилие реальных лиц, узнаваемых деталей, приближенность повествования к фиксации происходящих вокруг событий, документальность, присутствие лично пережитого, эмоций и впечатлений. Немаловажно и то, что все эти признаки публицистической литературы опираются на добротную филологическую основу.

Целью большинства публикаций постперестроечного периода (имеются в виду серьезные аналитические тексты) является исследование социального и культурного среза эпохи. Новый материал, новые рамки не были освоены литературой и осваивать их, естественно, должна была в первую очередь публицистика, мобильнейший из жанров.

Дагестанская публицистика начала 1990-х отмечена во многом центробежными устремлениями. Это означает, что многие литераторы и публицисты в той или иной мере были идеологически привязаны к различным национальным движениям и партиям, весьма популярным в период, когда столь решительно сместились моральные и нравственные ориентиры.

В такой ситуации особенно ценным стало направление публицистики, которое противостояло искусственному ажиотажу в национальной жизни республики. Следует отметить, что дагестанская публицистика в ряде случаев оказалась в русле новых тенденций и представила немало достойных образцов публицистических жанров. Журнал «Наш Дагестан», еженедельники «Новое дело», «Молодежь Дагестана» и даже «Дагестанская правда» ввели постоянные аналитические рубрики. Часто публиковались обзорные статьи, которые возникали как бы на границах нескольких жанров: аналитических обзоров, исторических описаний, хроникального материала, путевых впечатлений, тематических очерков.

Появилась новая дагестанская публицистическая проза, сочетающая диалектический трезвый подход к прошлому опыту народов Дагестана со взвешенной оценкой настоящего. Эта публицистика, как художественное и социально-политическое явление, безусловно, отличалась как от официальной, ангажированной публицистики предыдущего периода, так и от скоропалительных деклараций, возникших в период перестройки и гласности.

В большинстве своем современные носители художественно-публицистической традиции Дагестана, так же, как и их предшественники, продемонстрировали способность к масштабному мышлению, высокий образовательный статус, владение художественным и публицистическим слогом, знание не только родной, но и мировой истории. Цель публицистов «новой волны» – дать дагестанскому народу возможность по-новому взглянуть на свое место в истории, культуре.

Автор отмечает несколько направлений публицистики, которые сложились в исследуемый период.

Новую дагестанскую публицистику в первую очередь формировали профессионалы, одинаково хорошо владеющие и образными, и понятийными составляющими печатного слова.
Д. Ахмедханов, Г. Абашилов, М. Дугричилов, А. Мехтиханов были первыми, кто взвешенно оценил обстановку царящего хаоса, и их творчество сразу же нашло отклик у читателей.

Большую роль в новом воплощении художественного публицистического слова сыграли профессиональные писатели. В работах некоторых из них еще накануне перестройки были заметны новые тенденции, непривычные интонации. Это, в первую очередь, Расул Гамзатов, Ахмедхан Абу-Бакар, Фазу Алиева, Магомед-Расул, Камал Абуков, М.-С. Яхъяев и многие другие. Публикации этой группы авторов характеризуются живостью эмоций, интонационной свободой, значительным количеством художественных экстраполяций, аналогий, образностью изложения.

Значителен вклад в расширение жанрового и тематического многообразия публицистики ученых: философов, филологов, историков и даже медиков. Статьи многих из них вызвали живой интерес в обществе и сыграли значительную роль в корректировке общественно-политических устремлений определенных слоев общества.

Интересны в этом ракурсе работы видного российского политического деятеля, известного ученого, публициста, доктора философских наук Рамазана Абдулатипова. Волею судеб он оказался в эпицентре событий, происходивших в стране в течение последнего десятилетия. Активное участие в политической жизни России он сочетает с научной и публицистической деятельностью. Его статьи давно стали неотъемлемой частью не только дагестанской, но и общероссийской политико-философской мысли. Наибольший интерес вызывают его книги публицистики «Власть и совесть: политики, люди и народы в лабиринтах смутного времени» и «Знамение судьбы».

Первая книга была написана Р. Абдулатиповым в тот самый период, когда провозглашенные демократические ценности стремительно девальвировались, и ясно обозначился кризис власти и нравственных критериев, на которые должна была бы эта власть опираться. Ее своеобразие заключается в умелом переплетении фактического, информативного и художественного материала с многочисленными историческими реминисценциями, с явным превалированием в книге документальных элементов. Другой особенностью книги стало то, что она во многом построена на личных впечатлениях, поскольку сама эпоха провоцирует документально протоколирующие статьи историко-философского характера.

В книге Абдулатипова выражена его мировоззренческая концепция, что отражено в самом ее названии. Власть и Совесть находятся в противостоянии, будучи извечно антагонистическими категориями. Именно этот антагонизм определяет интонацию книги. Здесь – истоки драматических отношений автора с властью. Абдулатипов наглядно, на конкретных примерах иллюстрирует, что взаимодействие этих двух сущностных категорий варьировалось в пределах одной и той же эпохи, в зависимости от расстановки сил, политической конъюнктуры, различной социальной практики.

Будучи убежденным интернационалистом, Абдулатипов в своих выступлениях не упускает возможности для обличения националистических и шовинистических проявлений, в какую бы форму они ни облекались.

Ключевым, концептуальным тезисом следующей книги
Р. Абдулатипова «Знамение судьбы» также стал тезис о необходимости консолидации народов Дагестана, объединенных единой исторической судьбой, генетическим родством и территориальной общностью. Сохранение национального лица – одно из важнейших условий сохранения этнокультурного единства. В повествовании виден диалектический, трезвый подход автора к историческому опыту народов Дагестана, которые на протяжении многих десятков лет, даже столетий, регулярно испытывали лишения, бедствия, связанные с бесконечными войнами и агрессиями. Автор поднимает одну из тех проблем, которые принципиально важны для понимания дагестанской национальной ментальности. Мысль об особенности, предопределенности исторической судьбы малочисленных народов неоднократно возникает в связи с различными аспектами авторской темы. По тематике, пафосу, тональности высказываний публицистика Р. Абдулатипова обнаруживает типологическое сходство с творчеством
Г. Г. Гамзатова.

На протяжении многих лет академик Гаджи Гамзатович Гамзатов ведет научный поиск в сфере понятий «нация», «культура», «литература». Автор, перечень трудов которого внушителен и весьма репрезентативен, привлекает внимание к ценностным качествам литературы, национальным истокам творчества, к формированию системной общности дагестанских литератур, многообразию форм национального художественного мышления. В его фундаментальных трудах неизменной доминирующей чертой является концептуальность, выраженная многоплановым рядом.

Корпус публицистических произведений Г. Гамзатова неоднороден, здесь можно выделить несколько направлений: проблемные статьи и выступления, посвященные самым различным аспектам современности, статьи, содержащие философские размышления об исторических судьбах своей родины, народа, фиксирующие моменты личного раздумья ученого о духовном наследии предков, уводящие читателя в область сравнений и сущностных оценок.

Знаковым, этапным явлением дагестанской научной и общественной мысли конца XX века явилась статья Г. Гамзатова «Ha пороге столетий». В одной статье – целый спектр вопросов от философских до специфически научных. Обстоятельный анализ литературной ситуации сочетается с аргументированной критикой издержек пореформенного времени.

Отлична от предыдущей по форме и содержанию другая крупная и значительная научно-публицистическая работа, само название которой определяет круг вопросов, затронутых в ней, – «Многонациональный регион: проблемы языка, сознания, согласия». Здесь информативность выходит на первый план и умело подкрепляется документальными научными фактами.

Солидный и аргументированный анализ общественно-политических реалий Кавказского региона дан в статье Г. Гамзатова «От стереотипов войны и насилия – к идеалам согласия и мира», опубликованной в марте 1999 года, еще до известных августовских событий. Политическая прозорливость, дальновидность ученого, логика его мышления определили стиль и тональность статьи, где прямо говорится об опасности, грозящей единству и безопасности Дагестана как извне, так и изнутри. Ученый избегает эпатажности, психологических экспериментов, ложной пафосности. Он никогда не играет на сиюминутных настроениях общества, нетороплив в оценках и словах. Он хорошо знает, что «... слово – всесильный фактор. Оно и лечит и ранит. От него блага и беды... Бережливые люди скупы на слова, они разборчивы: отбирают самые значимые, необходимые»7.

В начале 1990-х в основном вся масс-медийная активность концентрировалась в центральных СМИ. Там проявила себя целая плеяда журналистов, публицистов, чье творчество притягивало к себе внимание огромной читательской аудитории.

Новой публицистике требовалась другая динамика, иной ряд активности в подаче материала и далеко не каждый профессионал от прессы мог или хотел отойти от наработанных схем. Если же это происходило и чем скорее происходило, тем быстрее журналист ориентировался в новой ситуации.

Одним из первых журналистов, чутко уловивших новые тенденции в публицистике, стал Г. Абашилов. Его сборники «Караван», «Экспансия», «Выбор», «Рубежи» составлены в основном из статей, опубликованных в разные годы в редактируемой им газете «Молодежь Дагестана».

Наибольший интерес в художественном плане представляет сборник «Караван», изданный в Махачкале в 1998 году.

Статьи, включенные в книгу, написаны до последнего экономического кризиса (1998), чем и объясняется определенный социальный оптимизм автора, которому видятся начальные признаки цивилизованной жизни, желаемого положения дел.

Г. Абашилов свободно преображает материал, широко использует прямое авторское высказывание, сверяя действительность со своими впечатлениями, вводит повествование в новый текстовой ряд. Временами его повествование в рамках одного и того же текста приобретает новый, непривычный стиль, что при более тщательном рассмотрении также имеет свои причины. Во многих случаях на фоне стилистических деталей, автор применяет новеллический принцип представления «готовых характеров» или ситуаций в одном «ударном эпизоде». Еще одна особенность большинства произведений Г. Абашилова состоит в том, что всякого рода эстетизм и наставительность для него заведомо неприемлемы.

Опыт Абашилова-публициста наиболее полно сказался на его обращении к жанру путевых заметок, записок, очерков. Особенностью его путевых очерков стало максимальное использование природных свойств этого жанра, которые позволяют обнаружить точки соприкосновения литературы и публицистики. Интерес с точки зрения обогащения жанра очерка в содержательном и художественном плане вызывает раздел «Пилигрим». Он состоит из путевых очерков, каждый из которых представляет собой самостоятельное оригинальное повествование.

На фактологическом уровне публицист освещает вопросы культуры, религии и политической организации, этносоциальные реалии мест своего пребывания. При этом он придерживается необходимой в подобных случаях жизненной конкретики. В ранних путевых очерках Абашилова апробировались, формулировались идеи, на которых постепенно, по нарастающей выстраивались его новые мировоззренческие принципы.

За сравнительно небольшой отрезок времени Г. Абашилов создал целый ряд ярких, экспрессивных, а главное – содержательных эссе, обзорных статей. Отдельно стоит отметить творческое освоение им, оперативным журналистом, такого многогранного явления публицистики, как очерк, который как жанр, фокусирующий важные жизненные явления, стал наиболее адекватной формой выражения мировоззренческих принципов публицистов «новой волны», к числу которых относится и Абашилов.

В системе дагестанской публицистики Далгат Ахмедханов – автор, довольно известный, личность с отчетливым имиджем, один из первых журналистов в республике, кто радикально изменил угол зрения и видение действительности. Д. Ахмедханов – основатель и главный редактор независимого республиканского еженедельника «Новое дело» (1990), определил стратегию и тактику издания, изначально провозгласив принцип объективности, свободной от идеологической конъюнктуры.

Сборник очерков «Смута в моем зеркале» – третья книга на его счету, знаковая для его творчества. В ней собраны все редакторские колонки из «Нового дела», газет «Новый день» и «Мы» за десять лет (1991–2001 гг.).

Газета «Новое дело», как и «Молодежь Дагестана», заняла активную позицию в освещении и комментировании перестроечных процессов в республике. Д. Ахмедханов, Г. Абашилов создали свои редакторские колонки с расчетом на подготовленного, социально активного читателя. При сопоставлении их текстов периода гласности становится очевидной типологическая схожесть в плане концептуальном и композиционном, они объединены идеей поиска новых путей развития общества. Главным же объединяющим фактором их публицистического творчества была и есть апология идеи либерализма, хотя само их творчество в его конкретных, объективных проявлениях отражает нежизнеспособность этой идеи, высвечивает нравственные и политические тупики либерализма.

В ранних статьях сборника Д. Ахмедханова явственно проступает оптимизм первых лет перестройки. Автор владеет всем арсеналом средств публицистического и художественного выражения, но порой в поисках контакта с широкими слоями населения говорит с ним на языке, приближенном к бытовому. Характеризуя специфику образного письма Ахмедханова в целом, следует отметить установку на устную речь, частое использование риторических вопросов, эмоциональную наполненность высказываний, широкое использование реминисцентного слоя, частое обращение к историческим аналогиям, автобиографические экскурсы. Часто видны авторские вторжения и трактовки в тексте. В одном случае это – комментарий событий, в другом – выражение непосредственного отношения к происходящему, от иронии и сарказма до подчеркнутого проявления симпатий.

Уже в середине 1990-х стало ясно, что доктрина либерализации общества, на которую эти реформы опирались, оказалась нежизнеспособной. Наиболее стойкие сторонники новых политических концепций, среди которых был и Д. Ахмедханов, обратились к извечным для России, вопросам: «Что делать? и «Кто виноват?» Попытки ответить на эти вопросы становились все более затруднительными, а аргументы в пользу реформ все менее убедительными. В творчестве Ахмедханова эта тенденция стала намечаться с началом первой чеченской войны. В его публикациях явственно проступает неприятие реалий и причин этой войны. Здесь публицист поднимает всегда актуальный вопрос о межнациональных отношениях, вернее, отношении к «лицам кавказской национальности». Автор приводит несколько больно задевших национальные чувства эпизодов, свидетелем которых он был в разное время.

Публицистика второй половины 1990-х обрела новые качества, вместе с тем новые качества приобрели и тексты дагестанских авторов, в своих характерных образцах порожденные духом времени и соответствующие психологии большей части читателей.

В начале 1990-х заметным явлением культурной жизни стал журнал «Наш Дагестан» (ранее – «Советский Дагестан»). Большую роль в формировании нового имиджа журнала сыграл писатель, журналист М.-А. Дугричилов, сумевший сплотить команду единомышленников, людей, не равнодушных к истории, культуре родного края. Среди тех, кто принимал активное участие в работе издания, можно отметить З. Казбекову, З. Арухова, С. Муртузалиеву и др. К работе в журнале были привлечены многие известные ученые, политологи, экономисты, писатели.

Публикации Дугричилова отличались эпатирующей откровенностью, необычностью культурного охвата событий, своеобразной точкой зрения, не вписывающимися в провинциально-периферийное пространство, живущее по своим законам. Расширение рамок его публицистической деятельности произошло под знаком просветительства, каким бы устаревшим ни покажется это слово.

Публикации пяти лет (1990-1995) в журнале «Наш Дагестан» показали, что его авторы сполна использовали перемены, чтобы осуществить идеи, давно витавшие в воздухе. Это стало возможным только благодаря неформальному подходу главного редактора к материалам, которые публиковались в обновленном им органе печати.

В заключении подведены итоги исследования генезиса и развития дагестанской публицистики. В результате изучения исторических и социально-культурных условий становления и функционирования публицистической литературы XX века автор выделил эволюционные линии, характеризующие динамику развития публицистических жанров на разных временных этапах.

В генезисе национальной публицистики наблюдается активное влияние опыта русской демократической литературы, а также опыта и традиций национальной культуры.

Формирование корпуса дагестанской публицистики стало важным этапом в становлении и развитии национальной культуры и литературы.

Годы революции и гражданской войны в Дагестане стали периодом, когда публицистика выделилась в особый вид творчества со свойственными ему закономерностями. Основным стимулом рождения революционной публицистики была организация органов национальной печати.

В начале 1920-х годов в Дагестане наблюдается мощный импульс к  освоению широкими массами публицистических средств. В то же время внутренние разграничения ранних видов публицистических образований были довольно условны, границы между их модификациями не отличались четкостью. На страницах газет рассказывалось об участниках революции и гражданской войны, ударниках труда. Панорама дня, времени обрисовывалась в структурных вариациях все более реалистично, детально, в тематическом диапазоне определяли генерализирующие направления. Элементы структуры очерка 20-х годов, в частности, такие, как публицистичность, возникают как следствие агитационной миссии печатных органов. Эпичность позволяла вместить масштабные события эпохи – гражданскую войну, социалистическое строительство.

Первые документальные очерки, посвященные теме гражданской войны, выполнены выразительными мазками, с детальной обрисовкой первоплановых фигур. Впервые в дагестанской литературе публицистике появляются приметы индустриального пейзажа. Этнографические подробности обрисовывались все более конкретно и не в плане экзотического фона, а как предметная характерная реальность национальной жизни.

В 1930-е годы наблюдается упорядочивание структур предыдущего этапа (20-х гг.), расширение проблемно-тематического диапазона, что повлекло за собой появление новых жанровых образований, типов, видов очерка, очерка-рассказа, эссе. Дальнейшее развитие получил портретный, путевой, бытописательский очерки. Наиболее значительное место в публицистических произведениях отведено формированию нового человека, освещению социалистических преобразований во всех сферах жизни. Одновременно именно в 30-х годах начался процесс формирования официозной партийной лексики, который достиг своего пика в конце 70-х годов. Целенаправленная политика формирования социально-культурных ценностей определяла способы воздействия на массы через прессу, литературу, культуру.

Дагестанская публицистика военного периода также развивалась в общем русле всесоюзной литературы. Эпос Великой Отечественной войны вобрал в себя эпос революции, гражданской войны, социалистического строительства. Вместе с тем, литература этого периода имеет ряд специфических особенностей.

Авторская публицистика исследуемого периода в целом произрастала из газетной. Очерк, обладающий огромным внутренним потенциалом, явился ведущим художественно-публицистическим жанром своего времени. Заметное усиление доли художественности в очерках не снижает их публицистической направленности. Принцип отбора фактов диктовался самой жизнью, однако при единстве тематики, явных типологических схождениях отмечается многообразие форм выражения. Дагестанская публицистика периода Великой Отечественной войны стала новым этапом в развитии этого жанра, приблизившись к уровню общесоюзной литературы.

Публицистика послевоенного периода развивается в русле всей советской литературы, выявляются основные тенденции, характерные для данного периода, главным из которых было отражение процессов мирного строительства. Многочисленные статьи и очерки в прессе посвящены трудовым будням колхозников, строителей, рабочих. Большое влияние на идейно-содержательный аспект публицистики этого периода оказывают партийно-правительственные установки. Продолжает свое развитие публицистика официозно-партийная, уже имевшая к тому времени достаточно развитую традицию. Обогащение поэтики публицистики происходит в основном в жанре путевого и этнографического очерка.

Значительным явлением национальной публицистики 60–80-х гг. ХХ в. стала писательская публицистика. Этот тип творчества породил многообразие структурно-композиционных и художественно-выразительных вариантов. Сочетание разнородных по своей природе элементов, предельно обширное использование компонентов устной народной культуры, афористичность, усиленная метафоричность – характерные черты публицистических произведений Р. Гамзатова, А. Абу-Бакара, Ф. Алиевой. Писательская публицистика 70-80-х годов стала ярким этапом в развитии национальной системы публицистики в жанровом и художественном планах.

Период перестройки вызвал глубинное изменение менталитета советского человека. Разрушение системы ценностных координат отразилось на всех сферах жизни, а на публицистике – в первую очередь. Положительную роль в данной ситуации сыграли публицисты «новой волны», которые маркировали своим появлением в 1990–1991 гг. границы нового подхода к социально-политическим, и как следствие – публицистическим проблемам. Их творчество составило основу формирующейся публицистики Дагестана нового периода. Публицисты «новой волны» инициировали создание культурно-коммуникативного пространства, способного вместить в себя все прогрессивные тенденции современности. Именно они раньше других освоили стилевые и композиционные новации публицистического письма.

Дагестанская публицистика последнего десятилетия XX века стала качественно новым явлением национальной культуры. Об этом свидетельствует и неизмеримо возросший лексико-стилистический и сюжетно-композиционный уровень текстов, и новые для национальной публицистики методы конструирования текстов. Являясь порождением нового исторического этапа, новая публицистика объединена единой эстетической платформой, процессом выработки моральных, нравственных эстетических норм дагестанского общества. Рассмотренные публицистические тексты, обращенные к дагестанскому читателю, насыщены раздумьями их авторов на актуальные для всего дагестанского общества темы, о соотношении Дагестана и России в их историческом взаимодействии.

Дагестанская художественная публицистика, представленная именами известных писателей, политиков, журналистов, ученых, развивается в русле дагестанской литературы как новый эстетический феномен, имеющий все основания для вхождения в мировой культурный контекст.

Список опубликованных работ по теме диссертации

Монографии

  1. Магомедова З.К. Дагестанская публицистика XX века: формирование, развитие, тенденции. - Махачкала: Эпоха, 2005. - 20 п.л.
  2. Магомедова З.К. Историческая проза Мариам Ибрагимовой. - Москва: Империум XXI век, 2009. - 10 п.л.

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, утвержденных ВАК Минобрнауки РФ

  1. Магомедова З.К. Новые тенденции в публицистической литературе Дагестана // Вопросы филологии. - Москва, 2006. - № 6. - 0,5 п.л.
  2. Магомедова З.К. Восток и Запад в исторических судьбах дагестанской, литературы. Словесная культура Дагестана: школа и проекты ак. Г.Г. Гамзатова (в соавторстве) // Вестник ДНЦ РАН. - Махачкала, 2006. - № 22 (лично автором - 0,2 п.л.).
  3. Магомедова З.К. К вопросу о родовых признаках публицистической литературы // Вестник ДНЦ РАН. - Махачкала, 2006. - № 24. - 0,5 п.л.
  4. Магомедова З.К. Публицистика Р. Гамзатова 70-х годов. (На материале книги «Верность таланту») // Вестник ДНЦ РАН. - Махачкала, 2006. - № 27. - 0,5 п.л.
  5. Магомедова З.К. Общественно-политические и культурные тенденции в публицистике Дагестана начала XX в. (На материале творчества С. Габиева) // Вестник ПГЛУ. - Пятигорск, 2009. - № 1. - 0,5 п.л.
  6. Магомедова З.К. Публицистика Дагестана периода перестройки // Вестник ПГЛУ. - Пятигорск, 2009. - № 2. - 0,5 п.л.
  7. Магомедова З.К. Литературная критика Дагестана 30-х годов XX века // Вестник ДНЦ РАН. - Махачкала, 2008. - № 31. (Сдана в печать 25.04.06).
  8. Магомедова З.К. Жанровые новации в публицистике Р. Гамзатова. (На материале книги «Мой Дагестан») // Вестник ДНЦ РАН. - Махачкала, 2009. - № 34. - 0,5 п.л. (Сдана в печать 26.11.06).

Статьи в российских научных изданиях

  1. Магомедова З.К. Документальная проза Р. Нурова // Дружба: Альманах. - Махачкала. - 1984. - № 2 (на дарг. яз.). - 0,4 п.л.
  2. Магомедова З.К. Капиев и Стальский // Дружба: Альманах. - Махачкала, 1985. - № 4 (на лезг. яз.). - 0,3 п.л.
  3. Магомедова З.К. Жанр батального очерка в 20-е годы // Дружба: Альманах. - Махачкала, 1985. - № 2 (на авар. яз.). - 0,4 п.л.
  4. Магомедова З.К. Очерки-портреты Э. Капиева в свете творчества A.M. Горького // Дагестанская литература во взаимодействии с литературами народов СССР: Сборник статей. - Махачкала: ДНЦ РАН, 1985. - 0,5 п.л.
  5. Магомедова З.К. Первые опыты дагестанской публицистики // IV научно-практическая конференция: Тезисы докладов. - Махачкала: ДНЦ РАН, 1985.-0,07 п.л.
  6. Магомедова З.К. Утверждение концепции новой личности в малой прозе 20-30-х годов // V научно-практическая конференция молодых ученых Дагестана: Тезисы докладов. - Махачкала: ДНЦ РАН, 1985. - 0,07 п.л.
  7. Магомедова З.К. Принципы организации материала в сатирических новеллах Ю. Гереева // Поэтика дагестанской советской литературы: Сборник статей. - Махачкала: ДНЦ РАН, 1986. - 0,5 п.л.
  8. Магомедова З.К. Жанровые особенности очерка А. Тахо-Годи «Уллубий Буйнакский» // Жанры советской художественной прозы народов Дагестана: Сборник статей. - Махачкала: ДНЦ РАН, 1987. - 0,6 п.л.
  9. Магомедова З.К. Формирование жанра историко-революционного очерка в дагестанской литературе // VI научно-практическая конференция молодых ученых Дагестана: Тезисы докладов. - Махачкала: ДНЦ РАН, 1989. - 0,05 п.л.
  10. Магомедова З.К. Изучение публицистики на современном этапе развития общества // Проблемы изучения национальных литератур на современном этапе: Сборник статей Всесоюзной научной конференции. - Махачкала: ДНЦ РАН, 1990. - 0,6 п.л.
  11. Магомедова З.К. А.А. Тахо-Годи // Наследие, возвращенное народу: Сборник статей. - Махачкала: ДНЦ РАН, 1990. - 0,4 п.л.
  12. Магомедова З.К. Публицистика в творчестве А. Абу-Бакара // III Научно-практическая конференция «Наука и молодежь»: Сборник статей. - Махачкала: ДНЦ РАН, 1997. - 0,5 п.л.
  13. Магомедова З.К. Эволюционные процессы в дагестанской публицистике с момента ее зарождения // Достижения и современные проблемы развития науки в Дагестане: Сборник докладов международной научной конференции, посвященной 275-летию РАН и 50-летию ДНЦ РАН. - Махачкала: ДНЦ РАН, 1999. - 0,5 п.л.
  14. Магомедова З.К. Декабристы в Дагестане // А.С. Пушкин: Восток, Кавказ, Дагестан: Сборник материалов научной юбилейной сессии, посвященной 200-летию А.С. Пушкина. - Махачкала: ДНЦ РАН, 1999. - 1 п.л.
  15. Магомедова З.К. Современная дагестанская публицистика и ее роль в формировании новой общенациональной идеи единства народов Дагестана // Патриотическое воспитание населения Дагестана в современных условиях: Сборник материалов региональной научно-практической конференции. - Махачкала: Центр этнополитических исследований при ДНЦ РАН, 2000. – 0,4 п.л.
  16. Магомедова З.К. Глаголом жечь сердца людей // Вступительная статья к сборнику очерков Т.Абашилова «Выбор». – Махачкала: Даггиз, 2000. – 0,3 п.л.
  17. Магомедова З.К. Мир, удержанный в памяти // Вступительная статья к сборнику очерков Ж. Абуевой «И дней мелькает череда». – Махачкала: «Юпитер», 2001. – 0,3 п.л.
  18. Магомедова З.К. Рамазан Абдулатипов о времени и о себе // Дагестан: Издание Министерства по национальной политике, информации и внешним связям РД. – 2001. - №4. – 0,4 п.л.
  19. Магомедова З.К. Новаторские тенденции в публицистическом творчестве А. Абу-Бакара позднего периода // Ахмедхан Абу-Бакар: творческая судьба: Сборник материалов юбилейной научной сессии, посвященной 70-летию писателя. - Махачкала: ДГУ, 2001. - 0,5 п.л.
  20. Магомедова З.К. Публицистический дискурс в романе-дилогии А. Абу-Бакара «Манана» // Ахмедхан Абу-Бакар: Сборник материалов юбилейной научной сессии. - Махачкала: ДНЦ РАН, ДГПУ, 2001. - 0, 5 п.л.
  21. Магомедова З.К. Литературно-критическая и научная публицистика Г.Г. Гамзатова // В мире поисков академика Г.Г. Гамзатова: Сборник материалов международной юбилейной сессии. - Махачкала: ДНЦ РАН, 2002. - 0,5 п.л.
  22. Магомедова З.К. Образ Махача Дахадаева в художественной прозе и публицистике // Махач Дахадаев: видный общественный и политический деятель: Сборник материалов юбилейной научной конференции. - Махачкала: ДНЦ РАН, 2002. - 0,6 п.л.
  23. Магомедова З.К. Хроника смутного времени // Дагестан: Издание Министерства по национальной политике, информации и внешним связям РД. – 2003. - №1. – 0,4 п.л.
  24. Магомедова З.К. Феномен публицистики Г.Абашилова // Дагестан: Издание Министерства по национальной политике, информации и внешним связям РД. – 2003. - №2. – 0,7 п.л.
  25. Магомедова З.К. Времена не выбирают… // Дагестан: Издание Министерства по национальной политике, информации и внешним связям РД. – 2003. - №3. – 0,5 п.л.
  26. Магомедова З.К. Жанровое своеобразие современной дагестанской публицистики // XX столетие и исторические судьбы национальных художественных культур: традиции, обретение, освоение: Сборник материалов Всероссийской научной конференции. - Махачкала: ДНЦ РАН, 2003. - 0,4 п.л.
  27. Магомедова З.К. Алибек Тахо-Годи в воспоминаниях современников // Алибек Тахо-Годи: Сборник материалов республиканской научной сессии. – Махачкала: ДНЦ РАН, 2003. - 0,5 п.л.
  28. Магомедова З.К. Общие тенденции дагестанской русскоязычной публицистики постперестроечного периода // СМИ Республики Дагестан в информационном пространстве РФ: проблемы и перспективы интеграции: Сборник материалов республиканской научно-практической конференции. - Махачкала: Министерство национальностей и ДГУ, 2003. - 0,5 п.л.
  29. Магомедова З.К. Война и дагестанская публицистика // Дагестан: Издание Министерства по национальной политике, информации и внешним связям РД. 2005. - №2. – 0,7 п.л.
  30. Магомедова З.К. Дагестанская публицистика XX века как общенациональный социокультурный феномен // Наследие как система национальных ценностей: язык, культура, история: Сборник материалов международной научной конференции, посвященной юбилею Г.Г. Гамзатова. - Махачкала: ДНЦ РАН, 2007. - 0,5 п.л.
  31. Магомедова З.М. Творчество молодых русскоязычных писателей Дагестана (на материале сборника Э. Махтиева «Мыслесловие») // Русский язык и русская культура как фактор общественного согласия, стабильности и прогресса: Сборник материалов региональной научной конференции. - Махачкала: ДНЦ РАН, 2007. - 0,4 п.л.
  32. Магомедов З.К. Интеграционные процессы в русскоязычной литературе Дагестана новейшего периода // Дагестан и Северный Кавказ в свете этнокультурного взаимодействия в Евразии: Сборник материалов международной научной конференции к 80-летию ИЯЛИ ДНЦ РАН. - Махачкала: ДНЦ РАН, 2008. - 0,6 п.л.
  33. Магомедова З.К. Роль и значение П.К. Услара в становлении дагестанской интеллигенции пореформенного периода // Русскоязычие и би(поли)лингвизм в межкультурной коммуникации XXI века: когнитивно-концептуальные аспекты: Сборник материалов международной научной конференции. - Пятигорск: ПГЛУ, 2008. - 0,5 п.л.
  34. Магомедова З.К. Роль М. Казем-Бека в распространении просветительских идей на Кавказе // Межкультурный диалог на филологическом пространстве:  Сборник материалов  V международной тюркологической научно-практической конференции. - Махачкала: ДГПУ, 2008. - 0,5 п.л.
  35. Магомедова З.К. Литературный билингвизм в Дагестане (к истории вопроса) // Теоретические и практические проблемы национально-русского двуязычия: Сборник материалов международной научно-практической конференции. - Махачкала: ДНЦ РАН, 2009. - 0,5 п.л.
  36. Магомедова З.К. Художественное своеобразие публицистики Ф. Алиевой: Сборник материалов научно-практической конференции. - Махачкала, ДГПУ, 2009. - 0,5 п.л.
  37. Магомедова З.К. Историзм в романах А. Абу-Бакара // Концептуальные проблемы литературы: художественная когнитивность: Материалы IV международной заочной конференции. – Ростов-на-Дону: Пединститут ЮФУ, 2009. – 0,5 п.л.
  38. Магомедова З.К. Дмитрий Трунов: летопись Дагестана // Возрождение. – Махачкала: Центр геополитических исследований ДНЦ РАН, 2009. - №11. – 0,3 п.л.

1 Гамзатов Г.Г. Преодоление. Становление. Обновление. - Махачкала, 1986. -
С. 96.

2 Литературный энциклопедический словарь. - М.: Сов. энциклопедия, 1987. -
С. 313.

3 См.: Абакарова Ф.О. Русскоязычные этнографические очерки дагестанцев // Дагестанская литература во взаимодействии с литературами народов СССР. - Махачкала, 1985. - С.31-41; Абдуллаев М.А. Из истории философии и общественно-политической мысли народов Дагестана в XIX в. - М.: Наука, 1968; Абдуллатипов А.-К.Ю. История кумыкской литературы (до 1917 г.). - Махачкала, 1995; Акбиев С.-М.Х. Истоки. - Махачкала, 1994; Абуков К.И. Выход на магистраль. - Махачкала, 1976; Акавов З.Н. Диалог времени. - Махачкала, 1966; Алиев С.М.-С. Зарождение и развитие кумыкской литературы. - Махачкала, 1979; Алиханова А.А. Печать Дагестана: Справочник. - Махачкала, 1983; Ахмедов Д.Н. Периодическая печать Дагестана. 1900-1940 гг. - Махачкала, 1963; Ахмедов С.Х. Социально-нравственные ориентиры дагестанской прозы. - Махачкала, 1990; Бутаев М.Д. Большевистская печать Дагестана. - Махачкала, 1988; Гамзатов Г.Г. Дагестанский феномен Возрождения. - Махачкала, 2000; Гусейнов М.А. Кумыкская проза начала XX века. - Махачкала, 2003; Кассиев Э.Ю. Очерки лакской дореволюционной прозы. - Махачкала, 1959; Кашкаев Б.О. Вечен в сердце народа. - Махачкала, 1987; Мазанаев Ш.А. Двуязычное художественное творчество в системе национальных литератур. - Махачкала, 1997; Мусаханова Г.Б. Очерки кумыкской дореволюционной литературы. - Махачкала, 1959; Юсуфов Р.Ф. Общность литературного развития народов СССР в дооктябрьский период. - М.: Наука, 1985.

4 Цит. по: Капиева Н. Жизнь, прожитая набело. - М.: Сов. писатель, 1975. - С. 85.

5 Капиев Э. Фронтовые записи (1941–1944) // Капиев Э. Избранное. - М., 1979. - С. 351.

6 См.: Казбекова З. Г. Дагестан в европейской литературе. - Махачкала, 1994.

7 Три интервью Г. Гамзатова // Академик Гаджи Гамзатович Гамзатов. Личность в науке и жизни. - Махачкала, 2001. - С. 243.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.