WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

СТЕРЛИКОВ Павел Федорович

взаимосвязь  экономических ТЕОРИЙ

стоимости  и  ценности

Специальность 08.00.01 – Экономическая теория

(3.9. Направления взаимовлияния и интеграции различных направлений и школ экономической мысли)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации  на соискание ученой степени доктора

экономических наук

Москва – 2009

Диссертация выполнена на кафедре основ экономической теории ГОУ ВПО «Московский  государственный институт электроники и математики (технический университет)»

Официальные оппоненты: доктор экономических наук, профессор

  Кастосов Михаил Александрович

  доктор экономических наук, профессор

  Сычев Николай Васильевич

  доктор экономических наук, профессор

  Прокофьева Татьяна Юрьевна 

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Российская экономическая 

Академия им. Г.В. Плеханова»

  Защита состоится 25 сентября 2009г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 212.198.01 при ГОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет» по адресу: 125993, г. Москва, Миусская пл. д. 6.

  С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки ГОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет».

Автореферат разослан « »  2009 года

Ученый секретарь

диссертационного совета  Меркулов В.Н.

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. В 90-е годы ХХ века произошли кардинальные изменения в институциональной структуре постсоциалистических стран, в структурных взаимосвязях в сфере мировой экономики и глобальных финансов. Не является исключением и Россия, в которой политические реформы последнего десятилетия ХХ века трансформировали не только конституционное устройство, но также принципы и методы управления макроэкономикой. Это обусловило дестабилизацию темпов роста валового внутреннего продукта (ВВП) и национального дохода; нарушение механизма финансирования расширенного воспроизводства в стране; обособление реального и финансового секторов экономики; увеличение количества некредитоспособных организаций в промышленности; расширение «теневого» бизнеса и т.п. Даже в начале XXI в., в условиях высоких цен на экспортные товары в России, наблюдались такие взаимоисключающие, с точки зрения западного опыта явления, как: профицит федерального бюджета и дефицит региональных бюджетов, реальные темпы роста ВВП и увеличение золотовалютных резервов, с одной стороны, и высокая инфляция, с другой.

О осенью 2008 г. все без исключения страны столкнулись с экономической рецессией в результате глобального финансового кризиса, который постепенно трансформировался в системный, поставив под вопрос как эффективность сложившейся после Бреттон-Вудса архитектоники глобальной экономики, так и соотношение государства и бизнеса в национальных хозяйственных системах. Возникла необходимость переосмысления основных концептуальных подходов, лежащих в основе нормативных конструкций макроэкономической политики, как ведущих экономических систем мира, так и стран  с развивающимися рынками.

Все экономические потрясения обусловили насущную необходимость теоретического прорыва как в сфере позитивной, так и нормативной экономических теорий на базе интеграции различных теоретических концепций, как теории стоимости и ценности, а также междисциплинарных направлений экономической мысли.

Интеграция методологических принципов теорий стоимости и ценности, институциональной теории и поведенческих концепций позволяет преодолеть чрезмерно абстрактный, статичный подход неоклас­сического направления и способствует выявлению реальных механизмов устранения последствий глобального системного кризиса и профилактики кризисных явлений на глобальном экономическом пространстве.

Следовательно, разработка теоретических и практических вопросов стабильного развития экономических систем является приоритетной проблемой, которая имеет как научную, так и практическую значимость. От ее решения непосредственно зависят перспективы выхода из кризиса и стабилизации экономического роста, как отдельных национальных экономик, так и глобальной экономической системы в целом.

Вопросы стабилизации и ускорения социально-экономического развития постсоциалистических стран, формирования в них эффективных механизмов преодоления кризисных явлений в сфере экономики и финансов постоянно находятся в центре внимания  отечественной экономической  теории.

Однако большинство научных исследований в области экономики стран с развивающимися рынками, включая Россию, было связано с обоснованием выбора эффективных финансовых инструментов регулирования социально-экономических процессов в текущем периоде. При этом значительно меньше внимания уделялось теоретическим разработкам в области устойчивой несбалансированности финансово-экономических систем как условия воспроизводства кризисных явлений в долгосрочной перспективе. В связи с этим назревшей проблемой, как в научном, так и в практическом отношении является разработка взаимодействия теорий стоимости и ценности, которые лежат в основе механизма рыночного равновесия, а, следовательно, и макроэкономической стабильности и результативности нормативных подходов к государственному регулированию национальной экономики в долгосрочной перспективе.

Все эти проблемы предопределили актуальность темы диссертационного исследования, его цель и задачи.

Степень разработанности темы исследования. Анализ имеющейся научной литературы по проблеме показал, что разработкой теорий стоимости и ценности активно занимаются многие западные и российские ученые.

Методологические принципы теорий стоимости и ценности разрабатывали предшественники (Р. Кантильон, Ф. Кенэ и А.Р.Ж. Тюрго) и родоначальники классической политической экономии (У. Петти, Д. Норд, П.  Буагильбер, Б. Франклин, А. Смит, Ж.Б. Сэй, Ф. Бастиа, П. Прудон, Т. Мальтус, Д. Рикардо, С. Сисмонди, Р. Оуэн, К. Маркс, Д.С. Милль и другие). Их позиции формировались вокруг проблемы двойственности затратной теории стоимости: либо труд, либо издержки факторов («капитал», «труд» и «земля»)».

Маржиналисты противопоставляли затратным версиям теории стоимости иные версии. Предшественники маржинализма (Г. Госсен, А. Курно, Ж. Дюпюи, И.-Г. Тюнен) «открыли» принципы предельного анализа, получивших статус первого и второго «законов Госсена». Формирование стоимости потребляемого блага маржиналисты увязывали с изменениями в потребности оцениваемого продукта при добавлении последующей единицы этого же продукта (К. Менгер, У. Джевонс, Л. Вальрас). В их теориях стоимость определяется полезностью, то есть меновая стоимость и потребительная стоимости выступают синонимами.

Постмаржиналисты (К. Менгер, О. Бём-Баверк, Ф. Визер) выдвинули теорию субъективной природы стоимости экономических благ.

Неоклассицисты (А. Маршалл, Дж.Б. Кларк, В. Парето) обосновали двухкритериальную теорию стоимости. Несмотря на существенные различия в теориях основоположников маржинализма и неоклассиков, их творчеству были присущи и общие характерные черты – преувеличение значения полезности в объяснении рыночного поведения покупателей.

Такое же отношение к полезности имело место в теориях плеяды талантливых экономистов ХХ в.: Дж. Хикса, П. Самуэльсона, К. Эрроу, М. Фридмена.

Неоднозначные позиции по проблеме соподчиненности теорий стоимости и полезности занимали видные историки экономики (Й. Шумпетер, Т. Негиши, Е.М. Майбурд, М. Блауг, Б.Б. Селигмен, Х.Д. Курц, М. Фридмен, Дж.Ю. Стиглиц, П. Самуэльсон, Н.Г. Мэнкью, Б. Кроче), Нобелевские лауреаты (М. Алле, Ф. Хайек, Дж. Хикс). По сути, они только иногда признавали двухкритериальную теорию стоимости, руководствуясь на практике теорией предельной полезности.

Российские экономисты (Х.А. Шлёцер, В.К. Дмитриев, П. Б. Струве, А. И. Бутовский, А. Я. Антонович, Ю. Г. Жуковский, М. И. Туган-Барановский и др.) постепенно подходили и вполне определенно обосновывали синтез, функциональную взаимосвязь теории стоимости и теории предельной полезности. Объективная необходимость соподчиненного анализа этих теорий объясняется тем, что внимание в историческом плане к закономерностям функционирования полезности было обращено в связи с попытками проникнуть в тайны закона стоимости, с одной стороны, а с другой - оценить общественную ценность созданного продукта, которая неразрывно связана как с оценкой полезности, так и с оценкой издержек ресурсов на производство этого продукта.

Можно выделить русских экономистов дооктябрьского периода: С.Н. Булгакова, В.А. Базарова, Н.Х. Бунге, П.В. Воронцова, Н.Ф. Даниельсона, В.Я. Железнова, А.А. Исаева, И.М. Кулишера, И.Н. Миклашевского, В.Ф. Левитского, В.И. Ильина, В.В. Святловского, И.И.  Янжулы, благодаря которым отечественная экономическая наука накопила огромный интеллектуальный потенциал, ярко проявившийся в 20-е годы ХХ в.в работах их гениальных учеников: Н.Д. Кондратьева, А.В. Чаянова, Г.А. Фельдмана, Е.Е. Слуцкого и др.

Современные российские экономисты - Л.И. Абалкин, В.С. Автономов, Л.С. Гребнев, О.В. Иншаков, Г.П. Журавлева, В.Л. Макаров, А.Д. Некипелов, А.А. Пороховский, В.Т. Рязанов, Д.Е. Сорокин, Н.В. Сычев, Ф.Ф. Стерликов, Л.С. Тарасевич, В.М. Юрьев внесли вклад в согласование абстрактных теорий стоимости и полезности, методологически обосновав необходимость их соподчиненности в трактовке форм их реализации на разных уровнях хозяйствования, начиная от экономики человека и кончая мировой экономикой.

На рубеже веков стало очевидным, что переходные экономики и их экономические системы не повторяют в своем развитии опыт западных стран и поэтому нецелесообразно брать за основу концептуальные разработки зарубежных теоретиков и практиков в области краткосрочных теорий стоимости и ценности без критического анализа и учета национальной специфики. Безусловно, теоретический и практический опыт западных стран  в области  макроэкономического регулирования равновесной экономики содержит немало полезного,  что можно творчески использовать и в России. Но существенные различия в правовом поле, в традициях функционирования государства в разных странах весьма широки и обусловлены, прежде всего, историческими условиями формирования государственной власти, ее структурой, конституционными традициями, формами государственного устройства и управления, спецификой организации государственной службы, степенью развитости экономики, уровнем завершенности административных и экономических реформ и т.д.

В отношении отдельных вопросов рыночного устройства между национальными хозяйствами существуют принципиально несогласуемые концептуальные и практические различия во взглядах, требующих специальных исследований.

Предмет исследования. Предметом исследования является совокупность теоретических и методологических проблем состояния и развития концепций стоимости и ценности в их взаимосвязи и взаимозависимости с учетом современных разработок в области позитивной и нормативной экономических теорий и с учетом поведенческих и институциональных аспектов рыночных отношений.

Объект исследования. Объектом исследования являются взаимосвязи хозяйствующих субъектов в системе рыночных отношений, возникающих между различными организационными структурами по поводу формирования стоимостных и ценностных пропорций в результате обмена материальных и нематериальных благ и услуг на различных этапах циклического развития системы воспроизводства как на национальном, так и глобальном уровнях.

Цель исследования. Целью диссертации является развитие основных положений взаимодействия экономических теории стоимости и ценности: уточнение методологии анализа взаимовлияния стоимости и ценности благ; обоснование исходного пункта формирования стоимостных воспроизводственных взаимозависимостей по поводу создания ценности благ; выявление процесса формирования и фуркации стоимости благ на всех уровнях хозяйствования; обоснование методологических подходов к разработке современной концептуальной платформы как основы принятия оптимальных экономических решений, нацеленных на достижение рыночного равновесия, нарушенного глобальным финансовым кризисом, при условии эффективной реализации функций производителей и потребителей с учетом соответствующего институционального обеспечения их отношений на уровне национальных и глобальных экономических систем.

Для достижения поставленной в диссертации цели были сформулированы следующие  задачи:

- исследовать концептуальные подходы, лежащие в основе затратной теории стоимости классиков политической экономии, а также определить инструментарий анализа стоимостных отношений, возникающих в результате обменных операций на рынке материальных благ;

- определить объективные и субъективные условия формирования маржиналистского подхода к оценке ценности благ на основе категорий предельной полезности, выявить причины теоретического отрицания ими стоимостных подходов к оценке механизмов формирования обменных пропорций на рынке;

- доказать объективность теоретических подходов исследователей проблем ценности блага, которые в конечном итоге показали непротиворечивость затратной и маржиналистской научных школ и сформировали синтетическую теорию, непротиворечиво связывающую концепции их представителей, на базе теории субъективной природы стоимости экономических благ, концепции стоимости теоретиков неоклассицизма, включая поведенческие направления теории ценности благ и научного вклада представителей русской экономической мысли;

- выделить элементы механизма формирования ценности блага в современных рыночных отношениях с учетом категории качества блага на стадии его производства;

- сформулировать теоретические и методологические аспекты индивидуально-глобальной концепции стоимости и ценности блага, интегрирующей факторы качества единичной и общественной полезности блага;

- проанализировать действие механизма формирования ценности блага в условиях глобализации рыночных отношений с учетом мотивационных аспектов поведения производителя и потребителя на начальной и конечной стадиях воспроизводственного процесса в различных временных периодах, а также дать их количественную и качественную оценку;

- выделить методологические основы нормативной экономической теории стоимости и ценности и обосновать необходимость ее использования в условиях кризисных явлений на глобальном экономическом пространстве, крупномасштабных институциональных изменений, охватывающих всю архитектонику мировой экономики и национальных хозяйственных систем с целью профилактики кризисных явлений в долгосрочной перспективе.

Теоретическую и методологическую базу исследования составляет широкое использование спектра научных положений, содержащихся в произведениях классиков экономической науки, в трудах отечественных и зарубежных ученых. Использовались фундаментальные концепции и гипотезы, представленные в классических и современных трудах отечественных и зарубежных ученых в области методологии и теории стоимости, полезности и ценности.

В работе применены методы сравнения, диалектический, историко-логический, обобщения, классифицирования, статистики, использованы элементы системного подхода.

Информационная основа исследования представлена:

- данными из статистических ежегодников России, ЮНЕСКО;

- публикациями из отечественных и иностранных периодических изданий по вопросам полезности, ценности и стоимости;

- материалами докладов и слушаний Комитета Государственной Думы Российской Федерации по образованию и науке.

Научная новизна диссертации состоит в том, что в ходе исследования выработан и обоснован научный подход к анализу взаимодействия категорий стоимости и ценности благ, в котором ценность блага признается как целое, а стоимость – как его часть; дополнена методология анализа взаимовлияния стоимости и ценности благ за счет проведения исследований не только с позиций двух уровней хозяйствования – экономики фирмы и национальной экономики (микро- и макроэкономики), но и исследований с позиций других уровней хозяйствования – экономики человека, экономики семьи и мировой экономики; выявлен исходный пункт формирования стоимостных воспроизводственных взаимозависимостей по поводу создания ценности благ, в качестве которого выступает экономика человека (наноэкономика), а также феномен глобализации в процессе формирования и фуркации стоимости благ на всех уровнях хозяйствования; уточнено соотношение категориального аппарата сущностных, промежуточных форм и их проявления на уровне хозяйственной жизни.

В диссертации:

1) установлено, что большинство направлений исследования в области классической теории спроса и предложения развивалось в условиях институциональной среды и сложившихся преференций потребителей и производителей, соответствующих воспроизводственным процессам, ориентированным на удовлетворение массовых потребностей однотипных потребителей в однородных благах, производимых однотипными производителями. Именно эти условия предопределили приоритетность стоимости в сложной системе товарных отношений, обусловливающей приоритетность предложения товаров на рынке благ и абстрагирующейся  от спроса, выступающих по сути диалектической парой явлений;

2) доказано, что появление и развитие маржиналистского направления экономической теории, основанного на категориях предельной полезности, было вызвано к жизни изменением парадигмы воспроизводства: замещением производства массовой однотипной продукции предложением дифференцированной, разнотипной продукции даже одной полезности в условиях, когда массовые потребности общества в основном были удовлетворены. В новых условиях системообразующим фактором развития воспроизводственной системы стало потребление и все, что его сопровождает: различные типы потребительского поведения с их особенными преференциями;

3) выявлено, что процесс органической интеграции классической затратной теории и маржиналистских подходов в некую синтетическую теорию ценности благ, которая диалектически соединила сформулированные теоретические категории в единую непротиворечивую систему, позволяющую интерпретировать сущность и формы проявления функциональных взаимосвязей участников обменных отношений, носит объективный характер. Появление новой теоретической концепции было предопределено закономерностями развития системных целостностей в экономике  от простейших (конкурентной и монополистической) к сложным современным рыночным структурам (олигополистическую, олигопсоническую и монополистическую конкуренцию) как в национальных рамках, так и на глобальном экономическом пространстве;

4) впервые выяснены недостаточность объяснительно-предсказательных и описательных возможностей маршаллианской теории спроса и предложения в условиях неоднородности и нестационарности экономических явлений, долгосрочной динамики, что предопределяет необходимость разработки нового методологического подхода, соединяющего позитивные стороны затратной теории стоимости и теории полезности, позволяющего моделировать взаимозависимости между спросом и предложением для достижения макроэкономического равновесия и имеющего в этом случае адекватные прогностические возможности в отношении взаимодействия формальных и неформальных институтов и эффекта от учета мотивационных аспектов поведения производителей и потребителей на рынке;

5) структурированы имеющиеся концептуальные подходы, которые позволили уточнить отдельные понятия в категориальном аппарате теории ценности благ применительно к равновесным экономическим системам. Доказано интегрирующее содержание категории ценности блага, которое диалектически объединяет его полезность и стоимость, и сформирована система понятий, раскрывающих взаимозависимость форм и содержания явления ценности блага. Выявлены результирующие формы проявления полезности и стоимости блага на поверхности экономической системы в виде качества и издержек на его производство соответственно;

6) впервые построена непротиворечивая система взаимосвязей категорий, определяющих формы и содержание феномена ценности блага, которая позволила смоделировать процесс формирования глобальной стоимости, а также всех ее промежуточных форм на основе единичной индивидуальной формы стоимости;

7) обоснован новый методологический подход к оценке ценности благ с учетом ее комплексного содержания, позволивший доказать существование обратной зависимости между полезностью (качеством) блага (в числителе дроби) и издержками его производства (в знаменателе дроби), что может служить диагностической основой структурирования институциональной системы обеспечения обменных пропорций и инструментов регулирования мотивационных аспектов поведения производителей и потребителей с целью максимизации общественной функции, которая реализуется в условиях оптимизации удовлетворения потребностей на основе эффективного использования ограниченных ресурсов в распоряжении общества;

8) разработана нормативная экономическая теория стоимости и ценности благ применительно к экономическим системам, макроэкономическое равновесие которых нарушено в результате глобального финансового кризиса, знаменующего собой исчерпание возможностей сложившейся институциональной структуры мировой экономики и национальных хозяйственных систем, а также диалектический переход количества в качество в состоянии воспроизводственной системы, при котором обменные отношения, строящиеся на субъективных началах коллективной ответственности за риск невыполнения обязательств в операциях на финансовых рынках становятся превалирующими на рынке и доминирующими в системе воспроизводства;

9) предложен новый подход к анализу основных воспроизводственных взаимосвязей по поводу производства и потребления блага, имеющий в своей основе индивидуально-глобальную концепцию стоимости и ценности блага, который позволяет разрабатывать эффективную систему инструментов государственного регулирования экономических систем в единстве их многомерных качеств и в условиях многовариантности их развития. Это является особенно востребованным в условиях глобальной экономической рецессии и коренного пересмотра теоретических основ принятия эффективных политических решений в отношении регулирования циклического развития воспроизводственной системы на национальном и глобальном уровнях в новых условиях XXI в.

В результате проведенного исследования на защиту выносятся следующие положения:

  1. Понятие «ценности блага», интегрирующей  две самостоятельные и равноправные экономические категории – полезность и стоимость.
  2. Трактовка теории стоимости как одной из составляющих экономической теории ценности.
  3. Основные этапы развития теории стоимости.
  4. Пятиуровневая структура глобального хозяйствования: экономика человека (наноэкономика), экономика семьи (супермикроэкономика), экономика предприятия (микроэкономика), национальная экономика (макроэкономика) и мировая экономика (супермакроэкономика).
  5. Пять методологических принципов экономического анализа: наноэкономический анализ, супермикроэкономический анализ, микроэкономический анализ, макроэкономический анализ и супермикроэкономический анализ.
  6. Экономическая основа и модификации стоимости.
  7. Исходный пункт формирования стоимости.
  8. Феномен глобализации в процессе формирования и фуркации стоимости благ на всех уровнях хозяйствования.

Практическая значимость, апробация и внедрение результатов исследования.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в создании принципиально новой методологии формирования стоимости блага, начиная от наноэкономического уровня хозяйствования и заканчивая глобальным. Основные положения, выводы и рекомендации диссертации ориентированы на применение этой методологии обеспечения условий повышения ценности создаваемых благ для индивида и общества в целом, для повышения эффективности производства любых экономических благ.

Работа носит в основном теоретический характер.

Практическое значение имеют предложения по использованию теорий ценности и стоимости в условиях институциональных ограничений экономики России.

Результаты исследования могут быть использованы в качестве методологической базы:

– в научной работе, в том числе при выполнении диссертационных исследований, написании статей и монографических изданий по теории и практике  стоимостных отношений в глобальной экономике;

– в подготовке кадров, в преподавании дисциплин «Экономическая теория», «Макроэкономика» в вузах РФ.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные результаты и положения диссертационного исследования докладывались на международных, межвузовских и институтских конференциях, вошли в научные отчеты Межвузовского центра экономического образования Минобразования России, нашли отражение в опубликованных работах.

Результаты выполненного исследования апробированы в процессе преподавания дисциплин «Экономическая теория», «Макроэкономика» в Московском государственном институте электроники и математики (технический университет), Гуманитарно-социальном институте, что подтверждено справками о внедрении.

Структура диссертации определена научной логикой, а также целью и задачами исследования. Она состоит из следующих разделов

Глава 1. Классическая теория стоимости

1.1. Методологические позиции автора

1.2. Затратные версии теории стоимости 

1.3. Трехфакторная теория стоимости 

1.4. Марксистская теория стоимости

Глава 2. Маржиналистские и постмаржиналистские «теории стоимости»

2.1. Теория стоимости на базе субъективной полезности 

2.2. Неоклассическая теория стоимости 

2.3. Институциональная и поведенческая теория

Глава 3. Теория ценности

3.1. Русская экономическая мысль о взаимодействии  стоимости и полезности  блага 

3.2.  Теория ценности как обобщение теории стоимости и теории полезности

Глава 4. Методология индивидуально-глобального анализа взаимосвязи теории ценности и стоимости 

4.1. Соотношение индивидуальной полезности и единичной стоимости блага

4.2. Индивидуально-глобальная концепция формирования стоимости блага 

Глава 5. Стоимость и ценность блага в наноэкономике

5.1.Индивидуализация выполнения функций в семейной экономике 

5.2. Индивидуализация доступности ресурсов в семье

5.3.  Редукция индивидуального труда, как субстанции стоимости

Глава 6. Стоимость и ценность блага в глобальной экономике

6.1. Редукция глобального труда

6.2. Глобализация формирования стоимости благ

6.3. Взаимодействие ценности и стоимости блага на глобальном экономическом  пространстве 

2.  ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Первая глава«Классическая теория стоимости» - посвящена рассмотрению затратных версий теории стоимости, трактовке трехфакторной и марксисткой теорий стоимости как основы для разработки концептуальных подходов автора к формированию теоретической системы стоимостных категорий.

Формирование экономической науки в виде систематизированных знаний о сущности экономики относится к концу XVI - началу XVII вв. и связано с меркантилистами, которые трактовали богатство исключительно во взаимосвязи с  деньгами и золотом в сфере торговли, и с физиократами, обосновавшими приоритет производства товаров в создании богатства, ограничивая его лишь сферой земледельческого труда. На этой основе  классическая политическая экономия, которая получила развитие в XVIII - XIX вв. в трудах У.  Петти (1623-1687), П. Буагильбера (1646-1714), Б. Франклина (1706-1790), развила идею о том, что богатство нации создается производительным трудом во всех сферах материального производства.

Подлинным создателем  классической экономической школы по праву считается А. Смит (1723-1790 гг.), который в своем знаменитом труде «Исследования о природе и причине богатства народов» впервые изложил  «общую основу науки - теорию производства и распределения, затем анализ действия этих абстрактных принципов на историческом материале». Идея А. Смита о том, что все рыночные цены в процессе спроса и предложения в длительной перспективе стремятся к некоему центру колебаний, а рыночные цены совпадают с естественными,  оставалась центральной в теории стоимости и ценообразования в течение целого столетия. Смитианцы  единственным источником стоимости товара (услуги) считали труд.  Их противники приняли в качестве исходной аргументацию Сэя-Мальтуса, в соответствии с которой стоимость товара складывается из издержек производства собственника-предпринимателя, включающих затраты на средства производства (фактор «капитал»), на заработную плату (фактор «труд») и на ренту (фактор «земля»).

Первой по значимости проблемой, которая являлась камнем преткновения теоретиков на всем протяжении XIX столетия, оставался двойственный характер стоимости в затратной теории А. Смита.

  Не менее серьезной проблемой, которая  генерировала огромное количество ошибок и разно­гласий на всем протяжении становления экономической науки, являлась неопределенность понятия «стоимость». 

Д. Рикардо (1772-1823 гг.), яркий представитель классической экономической школы, в своих  «Началах политической экономии и налогового обложения» (1817 г.) приводит несколько категорий, связанных со стоимостью: «Полезность (курив наш – П.С.) вещей представляет, бесспорно, основу стоимости (курив наш – П.С.), но степень полезности (курив наш – П.С.) не может быть мерой стоимости (курив наш – П.С.)». Другими словами, он вслед за другими смитианцами «отвергал теорию ценности, основанную на понятии полезности, поскольку казалось невозможным установить количественную связь между полезностью и ценой». Д. Рикардо был уверен, что в полезной трудовой деятельности заключается подлинная основа меновой стоимости всех предметов, кроме тех, количество коих не может быть увеличено человеческим трудом.  Проблема выявления взаимосвязи между полезностью в современном смысле слова и ценой в тот период  времени просто не ставилась.

При этом Д. Рикардо вслед за Т. Мальтусом,  признавал дифференциацию цен на внутреннем и внешнем рынках, иллюстрируя это на примере ликвидации запретительных пошлин на ввоз заграничного хлеба.

Современное звучание этого положения трудно переоценить, поскольку в сформировавшейся целостности глобальной экономики действуют мировые цены, которые отличаются от общественных или сформированных внутри страны стоимостей. Именно эту мысль проводит  автор, формулируя свою концепцию взаимосвязи теорий стоимости и ценности на всех уровнях хозяйствования.

Эти же проблемы были в  центре теоретического учения Джона Стюарта Милля (1806-1873 гг.), который, развивая логику рикардианского учения, с одной стороны, солидаризировался с его трудовой теорией стоимости, а с другой,  предпринял попытку рассмотреть феномен ценообразования с позиций уравновешивающего механизма спроса и предложения, влияющего на относительные цены.

Находясь на самой начальной стадии познания системной категории стоимости и не представляя ее в единстве всех фаз воспроизводства и форм проявлений на каждой из них, классическая политическая экономия пыталась, но не смогла ответить на основной вопрос, свя­занный с определением стоимости, понимая, что на ее величину действует множество факторов.

Появление альтернативной теории стоимости было связано с именем Ж.Б. Сэя (1767-1832 гг.), который, в отличие от А. Смита и Д. Рикардо,  по существу отделил теорию распределения от теории производства, стремясь установить взаимосвязи между затратами ресурсов и полезными результатами хозяйственной деятельности.  В результате была сформулирована широко известная теория трех факторов производства, в качестве которых выступали на равных земля, капитал и труд. В результате производства, по Ж.Б. Сэю, создаются полезности или потребительные стоимости.

Рассматривая взаимосвязь свойств потребительной стоимости и меновой стоимости, он обращает внимание на полезность, которую предлагает определять с помощью рыночных цен. По его мнению,  цена товара - мерило его ценности, а ценность - мерило полезности товара, следовательно, стоимость и количество полезности выступают равнозначными терминами. Таким образом, в отличие от Д. Рикардо, цена интерпретируется Ж.Б Сэем не как денежное выражение затрат рабочего времени на производство продуктов, а как денежная мера их полезности:  «ценность каждого предмета, пока она не установлена, совершенно произвольна и неопределенна. ....люди признают за предметом определенную ценность… в отношении его употребления: что ни на что не годится, тому и не дают никакой цены»1.

Здесь уже можно явно заметить признание Сэем зависимости способности блага удовлетворять потребности от затрат ресурсов на производство блага. Так постепенно объективная взаимосвязь стоимости и полезности пробивала себе дорогу.

Не случайно, Й. Шумпетер справедливо относит к числу заслуг Ж.Б. Сэя в истории экономической науки2  выработку основного направления разработки теории стоимости на базе  категории полезности.

Эту мысль  великолепно озвучил П. Прудон, который писал: «...политическая экономия, будучи наукой о ценностях (стоимости – П.С.), об их производстве, распределении, обмене и потреблении, невозможна, раз меновая ценность не поддается измерению …»3. В итоге стоимость, по Прудону, должна выражаться в издержках производства, но так, чтобы общество при этом имело возможность, регулируя обмен и распределение, исключить в процессе ценообразования мнение продавца или покупателя, то есть вопреки конъюнктуре рынка стоимость товара всегда могла формироваться «суммою времени и расходов, затраченных на него»4.

Другими словами, развитие экономической теории началось с категории стоимости товаров, которую сначала связывали только с деньгами и сферой обмена товаров друг на друга, затем только с формированием ее в процессе производства, а далее предпринимались более или менее успешные попытки выявить сущность стоимости и формы ее проявления как на стадиях производства, так и в обмене его результатами. Так развивалось человеческое знание: от изучения категории стоимости на различных вне связи друг с другом стадиях процесса воспроизводства, к формированию системного представления об этом многогранном феномене в единстве всех форм его проявления в едином интегрированном воспроизводственном целом.

Карл Маркс (1818-1883) - один из завершителей классической политической экономии  наиболее ревностно отстаивал трудовую теорию стоимости. Развивая рикардианский тезис о том, что единственным общим свойством у товаров является их трудовое происхождение, он пришел к заключению о необходимости определения стоимости товара количеством абстрактного труда, затрачиваемого на его производство. При этом он имеет в виду общественно необходимый уровень трудовых затрат, соответствующих «нормальным условиям их (товаров – П.С.) производства при среднем в данное время уровне умелости и интенсивности «труда работника».  К. Маркс настойчиво разъясняет, что только предположительно издержки производства могут быть приравнены к стоимости товаров, которые были использованы в процессе производства товара, а цена производства товара лишь в качестве издержек производства может быть включена в цену другого товара.  Поскольку цена производства товара может отклоняться от его стоимости, то и издержки производства, в которые включена эта цена производства другого товара, могут быть выше или ниже той части всей его стоимости, которая равна стоимости затраченных средств производства.

Характер двухуровневого и двухступенчатого подхода, обусловленного различными уровнями абстракции в учении К. Маркса, проявляющий себя в дихотомии между первым и третьим томами «Капитала», оказался непонятым для приверженцев теории предельной полезности и многими современными экономистами, не имеющим представления о том, что сущность восходит от абстрактного к конкретному, последовательно поднимаясь от уровня к уровню, и обвиняющими К. Маркса в том, что ему не удалось увязать трудовую теорию стоимости с другими теоретическими аспектами своего экономического учения5.

Так многотрудно в экономической науке формулировалась проблема взаимосвязи ценности, стоимости и полезности, и фактически именно эти структурные связи постоянно являлись предметом споров теоретиков различных направлений экономической мысли. Этот факт свидетельствует о важном влиянии и стоимости, и полезности на реальные экономические отношения.

Автором была установлена причина столь больших разногласий по поводу этих категорий. Это связано с тем, что большинство направлений исследования в области классической теории спроса и предложения развивалось в условиях институциональной среды и сложившихся преференций потребителей и производителей, соответствующих воспроизводственным процессам, ориентированным на удовлетворение массовых потребностей однотипных потребителей в однородных благах, производимых однотипными производителями. Именно эти условия предопределили приоритетность стоимости и разнообразных форм ее проявления в сложной системе товарных отношений. В результате теоретики настаивали на приоритетности предложения товаров на рынке благ и абстрагировались от спроса на них,  хотя и спрос и предложение по сути с самого начала выступали диалектической парой явлений.

Во второй главе «Маржиналистские и постмаржиналистские «теории стоимости» - рассматриваются теория стоимости на базе субъективной полезности, неоклассическая теория стоимости, институциональная и поведенческая теория.

Первые маржиналистские теории стоимости возникли на первом этапе «маржиналистской революции» – в 70-80-е гг. XIX в., благодаря таким родоначальникам маржинализма (и соответственно субъективизма), как К. Менгер, У. Джевонс и Л. Вальрас. Второй этап дальнейшего обновления теории стоимости связывают обычно с 90-ми гг. XIX в. и с именами первых авторов неоклассицизма, прежде всего, А. Маршалла, Дж.Б. Кларка и В. Парето.

Несмотря на существенные различия в теориях основоположников маржинализма (субъективистов и неоклассиков), их творчеству были присущи и общие характерные черты. Одной из них является склонность маржиналистов рассматривать «анализируемую ими экономическую ситуацию как устойчивое (равновесное) состояние»6. Другая важная черта связана с гедонистическим подходом маржиналистов, который проявлялся в видении ими цели экономической деятельности, связанной с  максимальным удовлетворением потребностей при наименьших издержках7.

Отмеченные выше общие черты маржиналистского анализа связаны с тем, что в основу теории предельной полезности была положена концепция экономического субъекта. Согласно ей,  «свойства человека-оптимизатора имеют важнейшее значение в маржиналистской теории ценности, принявшей вид теории потребительского выбора», а «концепция экономического субъекта становится рабочей, операциональной, выполняя роль общей методологической предпосылки»8.

Законы предельного экономического анализа, известные как 1-ый и 2-ой «законы Госсена»9,  способствовали переосмыслению многих ключевых понятий экономической науки. В их числе - природа обмена, который «классические экономисты рассматривали … по принципу «равное меняется на равное», а Г. Госсен «как источник прироста полезности для каждого»10.

Маржиналисты перенесли акцент с издержек (или затрат труда) на полезность и в этих целях ввели понятия предельных изменений полезности, издержек, производительности и т. п. с применением математических методов, позволяющих изучать бесконечно малые изменения в условиях конъюнктуры рыночной экономики. Приняв в качестве основы теоретических подходов принципы маржинального анализа, экономисты последней трети XIX столетия способствовали обновлению экономической науки, дав толчок новому  осмыслению сущности ее предмета и одной из ее ключевых теорий – теории стоимости.

Развитие маржиналистского направления экономической теории, основанного на категориях предельной полезности, было вызвано к жизни изменением парадигмы воспроизводства: замещением производства массовой однотипной продукции предложением дифференцированной, разнотипной продукции даже одной полезности в условиях, когда массовые потребности общества в основном были удовлетворены. В новых условиях системообразующим фактором развития воспроизводственной системы стало потребление и все, что его сопровождает: различные типы потребительского поведения с их особенными преференциями. При этом  главным недостатком теоретиков полезности оставалось то, что они исключали из своих рассуждений стоимость, как составную часть теории ценности в современном ее понимании, тем самым отрицая их диалектическую взаимосвязь.

Наиболее последовательно попытку восстановить ее и синтезировать основные достижения классической школы и маржиналистов предпринял А. Маршалл (1842-1924) – родоначальник кембриджской школы неоклассицизма. Он немало внимания уделил теории стоимости, базирующейся не на одно-, а на двухкритериальном подходе. В основе закона спроса у Маршалла лежит идея убывающей полезности, согласно которой увеличение количества данного блага понижает полезность его предельной, или конечной, единицы. Это позволяет экономисту составить график спроса, который затем сопоставляется с графиком предложения. Таким образом, получается подобие ножниц, которые режут, потому что у них два лезвия. Полезность является важнейшим фактором в кратковременном аспекте, а реальные издержки производства играют преобладающую роль в долгосрочном аспекте»11.

По Маршаллу, и предельные издержки, и предельная полезность являют собой равноценные и равноправные факторы, обусловливающие возникновение ценности товара, и, соответственно предложение в его рассмотрении зависит от издержек, а не от цен товаров на рынке, поскольку выполняет функцию независимой переменной. В маршаллианской теории стоимости четко проводилось различие между понятиями «желание», которое побуждает индивида покупать что-либо по рыночным ценам, и «удовлетворение или внутренняя полезность», которые индивид получает, купив товар. В этом смысле цена, по Маршаллу, измеряя некую объективную величину, измеряет, по сути «желание», но не «удовлетворение», поскольку она в той мере является мерой удовлетворения, в какой желание отражает удовлетворение.

А. Маршалл приводит решение сложнейшего вопроса об относительной роли спроса и издержек в определении стоимости. Стоимость объявляется продуктом обоих факторов и вводится понятие предельной взаимозаменяемости, а распределение становится лишь одним из аспектов теории стоимости и потому объявляется подверженным идентичным влияниям предложения и спроса.  В «рыночной» ситуации, по Маршаллу, предложение - просто данный запас товаров, а спрос - активный фактор; изменяя цену, можно создать спрос, достаточный для того, чтобы поглотить все имеющиеся на рынке товары. Но при введении элемента времени предложение как запас превращается в предложение как поток. Это создает некоторые новые трудности, которые А. Маршалл пытался разрешить с помощью введения понятия периодов времени. В результате он пришел к выводам:

  • в длительном аспекте цена имеет тенденцию колебаться вокруг издержек, по мере того как до конца развертывается игра спроса и предложения;
  • в краткосрочном аспекте цены не должны упасть ниже первичных издержек;
  • в длительном аспекте цены должны возмещать как первичные, так и дополнительные (накладные) издержки.

  Теория распределения А. Маршалла – это своего рода приложение теории стоимости. В ней в целом рассмотрены условия предложения и спроса, которыми определяется нормальная цена каждого из факторов производства. Земля, труд и капитал получают то, что они могут получить на рынке. Таким образом, мы вновь приходим к условиям нормальности, где действительные цены факторов несколько беспорядочно колеблются вокруг центра долгосрочного равновесия.

С помощью функционального метода А. Маршалл стремился создать новую, синтетическую (объединенную) теорию ценности, в которой была бы отражена вся совокупность ценообразующих факторов в их взаимосвязи и взаимозависимости. Ею стала  теория равновесной цены, которая была призвана объединить существовавшие теории ценности: предельной полезности, издержек производства, спроса и предложения. При этом теория А. Маршалла стала теорией цены без стоимости, а  теория ценности (стоимости), по существу, оказалась подчиненной теории цены или даже заменена ею. В этом наиболее отчетливо проявился отход от причинно-следственного (каузального) метода исследования и переход к функциональности и убывающей производительности.

К числу родоначальников неоклассицизма и теории предельной производительности относился и американский экономист Дж. Б. Кларк (1847-1938). По его мнению, формирование стоимости обусловлено взаимодействием всех факторов, участвующих в процессе производства товаров: капитала в денежной форме; капитальных благ, то есть средств производства, и земли; деятельности предпринимателя; труда рабочих. Особенности теории стоимости Дж.Б. Кларка можно свести к следующим12:

  • основная роль в создании стоимости товарной продукции принадлежит полезности (спросу), а не производственным издержкам (предложению);
  • возникновение общественной стоимости, как и рыночной стоимости, обусловлено конечной полезностью благ, определяемой обществом;
  • стоимость является основным принципом, который регулирует распределение между отдельными группами, точно так же, как производительность определяет характер функционального распределения;
  • в соответствии с теорией предельной производительности доля каждого фактора при распределении продукта стремится к стоимости продукта предельной единицы.

  В. Парето (1848-1923) – продолжатель традиций основанной Л. Вальрасом «лозаннской школы» субъективного направления экономической мысли и один из родоначальников неоклассицизма. Если Л. Вальрас оперировал категорией стоимости, определяемой на основе предельной полезности, и считал возможным количественно измерить соответствующий уровень стоимости, то В. Парето утверждал, что это практически невозможно. Поэтому вместо количественно определяемой полезности благ (кардиналистский метод) он ввел понятие «предпочтение», имеющее не количественный, а порядковый (ординалистский) смысл. Отсюда «утверждение, что данные блага полезнее других, на самом деле, по Парето, означает, что человек эти блага предпочитает другим; при этом сопоставимы предпочтения не отдельных благ, а только их наборов (это же относится и к «отрицательным предпочтениям» тягот)»13.

Итак в целом А. Маршалл, Дж.Б. Кларк и В. Парето завершили маржинальную революцию, развив следующие положения экономической теории14:

заменили каузальный подход функциональным и исключили из «поля зрения» экономической науки существовавшую почти 200 лет дилемму о первичности и вторичности по отношению друг к другу сфер производства и потребления и, соответственно, и споры о том, что лежит в основе стоимости (цены);

«объединили» сферу производства и сферу потребления в объект целостного системного анализа, распространив характеристику предельных экономических величин еще и на сферы распределения и обмена;

попытались «объединить» теорию стоимости (в трактовке теории издержек) и теорию полезности (в трактовке «субъективистов») в одну двухкритериальную теорию, базирующуюся на одновременном соизмерении и предельных издержек, и предельной полезности.

Торстейн Веблен (1857 – 1929) – один из основателей  институционализма  сформировал новый по тем временам теоретико-методологический инструментарий экономической науки. В своих многочисленных сочинениях он красной нитью провел мысль о плюрализме движущих сил экономики, включив в их число наряду с материальными факторами еще и элементы поведенческого, морального, правового и иного свойства, рассматриваемых во взаимосвязи и в историческом контексте.

Сущность и источник стоимости, по Веблену, следует видеть, прежде всего, в той степени пользы для общества и личности, которую могут приносить потребляемые блага. Стоимости, на его взгляд, присуще то, что способствует увеличению (посредством эффективного хозяйствования) производства необходимых людям товаров и услуг. Отвергает Т. Веблен и устаревшие, как он считает, представления о человеческой психологии и гедонистические мотивы, которыми оперировали в своем творчестве, в том числе и в области теории стоимости, лидеры субъективно-психологического направления экономической мысли и неоклассицизма15.

Вот почему во избежание «оценки благ без оценщика», а также с целью исключения в рамках теории стоимости «метафизической мистики» Т. Веблен во главу угла в рамках данной проблематики ставит поведенческий аспект. При этом он имеет в виду место и роль в теоретических размышлениях о стоимости и механизме ценообразования, обусловленными поведением потребителя, такой нематериальной характеристики товара, как его «престижность» во всем многообразии ее элементов.

  Не умаляя достоинства маржиналистской интерпретации данной теории, надо признать, что она послужила началом разработки еще одного – поведенческого аспекта и одновременно направления в осмыслении природы происхождения стоимости товаров и услуг.

Преодолению ортодоксии неоклассицизма в числе первых исследователей были причастны родоначальники теорий рынка с несовершенной конкуренцией, а именно американец Э. Чемберлин (1899 – 1967)  и англичанка Дж. Робинсон. Э. Чемберлин подготовил доказательную базу для опровержения господствовавшей со времен классической политической экономии теории чистой (совершенной) конкуренции, а также исчерпывающую аргументацию того, что маршаллианская двухкритериальная теория стоимости является отнюдь не самодостаточной при разъяснении причин изменений уровня стоимости и рыночных цен товаров.

По его мнению, наличие и уровень «дифференциации продукта» решающим образом находят свое проявление через личностное восприятие и поведение самих продавцов и покупателей. Совокупность многообразных факторов и оснований (реальных и воображаемых, осязаемых и неосязаемых) «дифференциации продукта», дает возможность полагать, что монополия и конкуренция являются не взаимоисключающими началами, а двумя «силами» ценообразования. И поскольку ни одна из этих «двух сил не исключает другую», то «учет обеих является в большинстве случаев непременным условием рационального объяснения цен (и стоимости. – П.С.)»16.

  Революция в теории цены, вызванная Э. Чемберлин и Дж. Робинсон, заключалась в том, что возросло число рыночных структур, которые экономическая теория должна проанализировать, чтобы показать, что удовлетворительное функционирование рынка – не простое автоматическое следствие из типа конкуренции. «Теория цены с тех пор стала более сложной и менее удовлетворительной… Мы никогда не сможем вернуться к смелым обобщениям теории цены (стоимости – П.С.) Маршалла. Именно по этой причине мы вправе говорить о чемберлианской революции в современной микроэкономической теории подобно тому, как мы говорим о кейнсианской революции в макроэкономике»17.

На основании всего сказанного выше следует утверждать, что  процесс органической интеграции классической затратной теории и маржиналистских подходов в некую синтетическую теорию ценности благ носит объективный характер. Это связано с тем, что она диалектически соединила сформулированные теоретические категории в единую непротиворечивую систему, позволяющую интерпретировать сущность и формы проявления функциональных взаимосвязей участников обменных отношений, Появление новой теоретической концепции было предопределено закономерностями развития системных целостностей в экономике  от простейших (конкурентной и монополистической) к сложным современным рыночным структурам (олигополистической, олигопсонической и монополистической конкуренции) как в национальных рамках, так и значительно позже - на глобальном экономическом пространстве.

В третьей главе – «Теория ценности» -  анализируется русская экономическая мысль, трактующая взаимодействие  стоимости и полезности  блага и описывающая теорию ценности как обобщение теории стоимости и теории полезности.

Можно назвать целую плеяду русских экономистов дооктябрьского периода: С.Н. Булгаков, В.А. Базаров, Н.Х. Бунге, П.В. Воронцов, Н.Ф. Даниельсон, В.К. Дми­триев, В.Я. Железное, А.А. Исаев, И.М. Кулишер, И.Н. Миклашев­ский, В.Ф. Левитский, В.И. Ильин, В.В. Святловский, П.Б. Струве, М.И. Туган-Барановский, И.И. Янжул. Благодаря этим ученым рос­сийская экономическая наука накопила огромный интеллектуальный потенциал, который проявился в 20-е годы в работах их учеников Н.Д. Кондратьева, А.В. Чаянова, Г.А. Фельдмана, Е.Е. Слуцкого и др.

Если говорить о наиболее влиятельных в русской экономической науке направлениях, то здесь первенство принадлежит, безусловно, марксизму, утверждавшему классовый подход, и немецкой исторической школе, также стоящей на принципах методологического холизма, но предлагающей рассматривать явления хозяйствен­ной жизни с национально-государственных позиций. Следует упомянуть и о либеральном народничестве, которое вместе с марксизмом и исторической школой сыграло важную роль в разви­тии конкретно-экономических и статистических исследований18. Что касается теоретических исследований, то по большей части они были связаны с обсуждением и популяризацией идей марксизма.

Неудивительно, что русские экономисты не слишком большое внимание уделяли новым направлениям в экономической науке, связанным с теорией предельной полезности и маржинализмом. Субъективизм и методологический индивидуализм плохо вписывался в социальный контекст привычного для русских экономистов дискурса. Рациональный, максимизирующий свою полезность инди­вид не очень подходил на роль главной организующей конструкции экономической теории. Новый подход к анализу экономических явлений, который был связан с маржинализмом, либо игнорировался, либо вызывал неприязненное отношение.

А, между тем,  следует упомянуть, что в конце XIX века русскими учеными слово «Wert» переводилось как ценность. В первые 10-12 лет после Октябрьской революции в нашей литературе также преобладало понятие «ценность». Однако в переводах трудов Маркса и Энгельса этот термин уступил место термину «стоимость», и больше к термину «ценность» не возвращались. В итоге сложился некоторый разрыв между вектором развития западной и российской науки, что нашло свое отражение в потоке переводов зарубежных экономистов, большую часть которого составляли работы историко-экономического характера, посвященные социально-эконо­мическим проблемам.

С помощью термина «стоимость»  данная категория была привязана к догматическому положению о том, что стоимость означает только овеществленный в товаре общественный труд, и ничего больше. Полезность полностью исключается из анализа, и теории стоимости придается ярко выраженный затратный характер.

Однако в самом конце XIX в. и особенно в начале ХХ века можно найти множество свидетельств того, что русские эконо­мисты осваивали новые идеи западной науки и отчасти их принимали19. Этот процесс происходил в связи с усилением у многих русских экономистов критического отношения к марксизму. Вместе с тем можно привести немного примеров, когда принцип маржинализма принимается полностью, вытесняя марксизм. Здесь можно назвать П. Струве, который пытался вообще отказаться от рассмотрения проблемы ценности как самостоятельной по отношению к про­блеме цены20. Он, в частности, писал: «То, что принято в современной литературе трактовать под заголовком «субъективная ценность», есть психологический процесс оценки. Когда этот процесс приводит к меновому акту, мы имеем перед собой явление цены. Это явление по существу и интересует экономистов. Рядом с ценой над нею, или под нею не существует никакого другого реального экономического яв­ления». Стремление уйти от проблематики ценности можно обнаружить и у В. Войтинского21. Еще дальше от привычного ракурса рас­смотрения проблемы ценности - цены ушел В.К. Дмитриев, который, наряду с другими разработками (в частности, метода «затраты - выпуск», анализа монополистической конкуренции), пытался осуще­ствить синтез теории предельной полезности и теории издержек про­изводства22.

Иллюстративный характер доказательства тезиса о пропорциональности трудовых затрат и предельных полезностей воспроизводимых благ, имел место у Туган-Барановского. В 1902 г. в работе экономиста киевской экономической школы (представителей которой отличал большой интерес к использованию математики) Н.А. Столярова был дополнен строгим алгебраическим доказатель­ством23

. Он решал стандартную задачу нахождения условного экстремума, причем целевой функцией была функция общественной полезности или, как он писал, пользы, а ограничением - совокуп­ный объем трудовых ресурсов. При условии, что общественная полезность любого блага зависит от количества только этого блага, частные производные целевой функции совпадают с предельной полезностью соответствующих благ, что и позволяет легко получить искомое соотношение. Эта небольшая работа оказалась по существу одной из первых математических работ в области общественной функции полезности и предвосхитила идею народнохозяйственного оптимума, которая в виде системы оптимального функционирования экономики (СОФЭ) активно разрабатывалась в СССР в 60-е годы.

К сожалению, в целом следует отметить, что развитие экономической науки в послеоктябрьский период было прервано, и далеко не все, что российские ученые успели сделать, оказалось интегрированным в мировую экономическую науку.

А, между тем, обобщая все выше сказанное, можно определенно утверждать, что основная задача экономики состоит в максимизации  удовлетворения безграничных потребностей людей (индивидуальных, коллективных, производственных, общественных и глобальных) имеющимися ограниченными ресурсами. Максимизировать решение этой задачи можно двумя путями:

Первый путь - повысить способность единицы блага удовлетворять потребность. А это возможно повышением качества блага, а, в конечном счете, увеличением полезности блага.  При этом полезность блага проявляется двояко: с одной стороны увеличением количества удовлетворяемых потребностей единицей блага, с другой стороны - более интенсивным удовлетворением единичной потребности. Обе стороны обеспечивают увеличение массы (объема) удовлетворяемой потребности.

Второй путь - снизить затраты ресурсов на производство единицы блага. Этот путь позволит из имеющихся ресурсов произвести больше благ и, таким образом, больше удовлетворить потребностей.

На этом основе можно вывести определенную математическую зависимость интересующих нас категорий:

Ценность блага =  Полезности  блага / Стоимость блага

В результате можно сделать вывод о том, что теория ценности  благ является самостоятельной теорией, которая должна органически интегрировать в себя две широко известные теории - полезности и стоимости благ. Это связано с тем, что ценность как экономическая категория выражает отношения между потребителями и производителями благ по поводу удовлетворения потребностей ограниченными ресурсами общества.

Выше сказанное свидетельствует о недостаточности объяснительно-предсказательных и описательных возможностей маршаллианской теории спроса и предложения в условиях неоднородности и нестационарности экономических явлений  и долгосрочной динамики. Это предопределяет необходимость разработки нового методологического подхода, соединяющего позитивные стороны затратной теории стоимости и теории полезности. В его рамках станет возможным моделирование взаимозависимости между спросом и предложением для достижения целей макроэкономического равновесия и на этой основе возникнут адекватные прогностические возможности в отношении взаимодействия экономических агентов по поводу сущности феномена стоимости и форм ее проявления.

Глава четвертая «Методология индивидуально-глобального анализа взаимосвязи теории ценности и стоимости» - посвящена формированию методологических основ соотношения индивидуальной полезности и единичной стоимости блага, рассмотрению теоретических подходов к трактовке индивидуально-глобальной концепции формирования стоимости блага.

На основании рассмотренных выше теоретических конструкций были структурированы основные элементы авторской концепции, которые позволили уточнить отдельные понятия в категориальном аппарате теории ценности благ применительно к равновесным экономическим системам. Для этих целей было выделено интегрирующее содержание категории ценности блага, которое диалектически объединяет его полезность и стоимость, и сформирована система понятий, раскрывающих взаимозависимость форм и содержания явления ценности блага. В результате были выделены результирующие формы проявления полезности и стоимости блага на поверхности экономической системы в виде соответственно качества и издержек на его производство.

Итак, в качестве методологической основы диссертации выступают положения основных теоретических концепций стоимости, которые априори рассматривались в качестве истинных, поскольку отражали реальные экономические явления (отношения) своего времени. В результате научная методологическая задача диссертации заключалась в том, чтобы:

1) найти данным теориям позитивное место, которое они объективно занимают на современном этапе;

2) определить понятийный аппарат каждой из них, который сохранил свою значимость до настоящего времени;

3) синтезировать ряд концептуальных подходов в обобщенную теорию, отвечающую цели диссертационного исследования.

При разработке авторской концепции были использованы следующие принципы исследования экономических явлений.

Первый принцип связан со структурированием системы хозяйствования (использования ресурсов для удовлетворения потребностей) на пять уровней с выделением на каждом из них следующих подсистем: 

- экономика человека (наноэкономика),

- экономика семьи (супермикроэкономика),

- экономика предприятия (микроэкономика),

- национальная экономика (макроэкономика)

- и мировая экономика (супермакроэкономика).

Основанием для их выделения являются различия в правовых полях. Экономика отдельного человека (ребенка, взрослого человека, пенсионера) регулируется традициями каждой семьи, экономика семьи – брачным контрактом, предприятия – уставом. Национальная экономика функционирует в рамках конституции страны, мировая экономика регулируется двусторонними и многосторонними договорами.

В результате при анализе сущности явления стоимости и форм ее проявления выделялись только те конкретные уровни хозяйствования, на котором  проявлялось исследуемое экономическое отношение.

Второй принцип заключался в исследовании предмета диссертации, исходя из наличия пяти уровней в системе хозяйствования в отличие от общепринятых двух позиций микро- и макроанализа. В результате в диссертации осуществляется восхождение от простого к сложному при переходе от первого к пятому уровню системы хозяйствования в результате:

- наноэкономического анализа,

- супермикроэкономического анализа,

- микроэкономического анализа,

- макроэкономического анализа,

- супермакроэкономического анализа.

Третий принцип реализуется в том, что диссертационное исследование реализуется на  разных уровнях абстракции. Следуя традициям гегелевской философии, сущностные параметры явления стоимости выявляются на 13-ом уровне абстракции, а формы проявления сущностного экономического отношения, возникающего по поводу движения стоимости, на поверхности хозяйственной деятельности анализируются в 12 модификациях.

В случае, когда между сущностью экономического явления и формами его проявления лежат сотни модификаций, как в случае спроса, в диссертации признается зависимость от сотен факторов явлений типа спроса и предложения и отсутствие в этом случае качественной и количественной определенности. В результате в подобных случаях  в диссертации четко определяется уровень абстракции, на котором анализируется экономическое отношение и конкретные факторы, воздействующие на него.

На основе реализации этих принципов была сформулирована теория ценности  благ, которая является синтетической теорией, включающей две широко известные теории – теорию полезности и теорию стоимости благ.

Начнем с того, что результат процесса труда исчисляется в единицах потребительной стоимости (полезности), произведенная масса потребительных стоимостей сопоставляется с общественной потребностью. При их совпадении совокупная стоимость массы потребительной стоимости равна фактическим отраслевым затратам труда. Соответственная часть этого совокупного труда - среднее, полученное от деления совокупной стоимости на число единиц потребительной стоимости, определит стоимость единицы потребительной стоимости. Стоимость же продукта труда определяется умножением стоимости единицы потребительной стоимости на количество единиц потребительной стоимости, содержащихся в продукте труда. Таким образом, можно считать, что разнокачественные блага имеют единичную стоимость. А однородные продукты труда имеют единичную общественную стоимость, которая является превращенной формой стоимости, посредствующим звеном между стоимостью и ценой продукта. Тогда единичная общественная стоимость является такой экономической категорией, в которую целиком и полностью включается и стоимость, и качество, превращающееся в этом значении в предмет политической экономии.

Тогда стоимость единицы потребительной стоимости есть не что иное, как единичная общественная стоимость продукта среднего качества или продукта, обладающего ровно одной единицей полезного эффекта. В результате можно различать единичные общественные стоимости товара высокого, среднего и низкого качества. Сумма единичных общественных стоимостей всей товарной массы, т. е. товаров высокого, среднего и низкого уровней качества, должна равняться сумме стоимостей всех отдельных товаров вместе взятых, как тех, которые имеют среднюю индивидуальную стоимость, так и тех, которые имеют высокую и низкую индивидуальные стоимости. Группировка товаров с высоким, средним и низким уровнями качества является просто иной группировкой совокупности однородных товаров, произведенных с высокой, средней и низкой индивидуальными стоимостями (табл. 1).

Таблица 1

Группировки совокупной массы однородных товаров по величине индивидуальной стоимости и уровню качества

Индивидуальные стоимости товаров

Уровень качества товаров

1. Высокий

2. Средний

3. Низкий

I. Высокая

I.  1.

I. 2.

I. 3.

II. Средняя

II. 1.

II.  2.

II.  3.

III. Низкая

III.1.

III. 2.

III. 3.

В таблице 1 по вертикали группируются товары с высо­кой (I), средней (II) и низкой (III) индивидуальными стоимостями, по горизонтали - товары с высоким (1), средним (2) и низким (3) уровнями качества. Видовая стоимость единиц товаров высокого качества больше, а единиц товаров низкого качества меньше родовой стоимости. Приведенный анализ показывает место качества труда в системе экономических категорий. Качество является мерой полезности продукта труда и определяется эффективностью удовлетворения определенной общественной потребности его единицей. При этом ценность блага увеличивается и при возрастании полезности блага и при снижении стоимости блага. А эффективность произведенного блага будет тем выше, чем выше будет способность единицы блага удовлетворять потребность, т.е. выше полезность и её форма проявления – качество блага. Эту зависимость можно выразить следующей формулой:

Эффективность блага =  Качество блага / Издержки ресурсов на производство блага

Рассмотренная концепция ценности блага позволяет ставить вопрос о наличии самостоятельных экономических связей, выражаемых законом ценности. Закон ценности благ объединяет искусственно разъединенные, по разным причинам, в том числе и идеологическим, законы – закон полезности и закон ценности.

Действительно, материальное содержание полезности составляют свойства продукции. Однако свойства лежат в основе и других категорий, тесно связанных с полезностью, таких, как качество, коэффициент качества. Для обобщенной характеристики понятий «полезность», «ка­чество», «коэффициент качества» общественная и естественная стороны этих понятий объединены. В обобщенном виде полезность оп­ределяется как свойство продукции, качество продукции - как мера ее полезности, а коэффициент качества - как показатель по­лезности продукции. Эти понятия имеют содержание и форму проявления, включающие общественные и естественные стороны ха­рактеристик.

Как и любая мера свойств, качество продукции одновременно является и свойством, и показателем свойства. Содержанием качества, как уже отмечалось выше, выступает спо­собность единицы продукции удовлетворять общественные потребности. Она выступает в форме эффективности удовлетворения потребности. Количественная и качественная определенность этой эффективности и является исходным пунктом для экономической оценки качества блага. Такая оценка открывает возможность количественного измерения материально-вещественной стороны блага, созданного трудом, материального носителя производственных отно­шений.

Величина полезности, полу­чившей в хозяйственной практике наименование качества продукции, может измеряться количеством и величиной потребностей, удовлетворяемых (потенциально или реально) данным благом. В теории и хозяйственной практике требуется измерять как массу потребительной стоимости всего валового блага, так и величину полезности единичного блага.

Масса созданной полезности равна произведению количества единиц блага данного вида (Ф) — физического объема — на величину полезности единицы блага - качество блага (К)

П=ФхК.

Каждая единица блага, являющаяся конкретной полезностью, удовлетворяет данную потребность с известной эффективностью. Общественная эффективность единицы данного вида блага в потреблении — эта количественная опреде­ленность конкретной полезности, которая сводится к измере­нию количества единиц блага и определению величины полезности единицы продукта, выражаемой количеством и величиной потребности, удовлетворяемой данным благом.

С позиции общественного воспроизводства соотношение единичных общественных стоимостей всегда остается неизменным и в статике и динамике: единичная общественная стоимость товара высокого качества выше, чем аналогичная стоимость товаров среднего и низкого качества. Это соотношение является экономической закономерностью и  между ними существует строгая математическая зависимость. При этом величина единичной стоимости блага равна стоимости единицы полезности, умноженной на величину полезности блага.

Что касается стоимости единицы полезности, то к ней полностью применимо учение о рыночной стоимости. Она рассматривается, с одной стороны, как средняя стоимость товаров, произведенных в данной сфере производства, а с другой - как индивидуальная стоимость товаров, производимых при средних условиях и составляющих значительную массу продуктов данной сферы. Отклонения единичной стоимости отдельных товаров различного качества (а при дальнейшем развитии - цен производства) происходят от рыночной стоимости единицы полезности. Она является тем центром, вокруг которого колеблются единичные  стоимости разнокачественных товаров. Непременным условием при этом остается равенство стоимостей всей товарной массы сумме единичных  стоимостей всех отдельных товаров, вместе взятых.

Общественная эффективность единицы продукта может характеризоваться количеством удовлетворяемых потребностей и интенсивностью (степенью) удовлетворения единичной потребности. Количественная определенность этой категории выражается следующей формулой:

К=Ккол х Ккач,

где Ккол — количественная определенность эффективности,

Ккач — качественная определенность эффективности.

Противоречие между общественно необходимым и фактическим уровнем удовлетворения потребностей (полезности) созданными продуктами труда разрешается (воспроизводится) законом полезности и ценности. Основная категория закона (категория полезности) анализируется совместно с парной категорией - категорией издержек производства.

Что же касается величины коэффициентов количественной и качественной определенности эффективности, то здесь не может быть единого подхода. При определении коэффициента количественной определенности эффективности фактический объем удовлетворяемых потребностей сравнивается с объемом, принятым за норму, и его значение колеблется около единицы. А коэффициент качественной определенности эффективности определяется путем сравнения фактической интенсивности удовлетворе­ния продуктом единичной потребности и интенсивности, принятой за базу. За базу удобнее принимать интенсивность максимальную, значение коэффициента которого равно единице,  и с нею сравнивать фактическую интенсивность. Другими словами, единица потребительной стоимо­сти удовлетворяет общественнонеобходимый объем потребностей и с общественнонеобходимой интенсивностью. Таким образом, на поверхности экономической деятельности отношения по поводу качества благ и издержек на их производство выступают формой проявления теории ценности.

В приведенных выше рассуждениях была продемонстрирована реализация закона восхождения от абстрактного к конкретному в исследовании стоимости блага, которая имела в своей основе ряд методологических принципов.

Первым по значимости является принцип выделения единого генетического основания или клеточки системы производственных отношений.

Второй принцип проявления закона восхождения от абстрактного к конкретному связан с рассмотрением модификации сущности исследуемых явлений на отдельных ступенях восхождения в совокупности с ранее отброшенными несущественными связями и характеристиками блага. В случае категории стоимости на первом этапе исследования рассматривается сущность явления с использованием абстракции самого высокого порядка. На других же ступенях восхождения к конкретному сущность стоимости проявляется в виде своих модификаций как формы проявления. В нашем случае связь качества и полезности можно адекватно определить не столько с сущностью явления стоимости, сколько с ее модификациями.  Именно в этой связи качество должно быть включено  в число стоимостемодифицирующих, а не стоимостеобразующих факторов.

Кроме того, на первой стадии восхождения от абстрактного к конкретному границы действия закона стоимости раздвигаются за пределы однокачественных продуктов. За единицу потребительной стоимости принимается продукт, способный удовлетворить усредненную общественную потребность. Если не поставить такого ограничения, то единица потребительной стоимости будет величиной переменной и с ней уже невозможно будет сравнивать общественно необходимые затраты труда.

Третий методологический принцип восхождения от абстрактного к конкретному реализуется при раскрытии системного целого, выявлении субординации частей, анализе взаимосвязи сущности и форм ее проявления. На этом этапе формируется механизм использования выявленных экономических связей и закономерностей. В нашем случае это проявляется в определении связи единичной общественной стоимости продукта с функциями цены. Так, реализация отмеченных выше принципов в диссертационном исследовании позволило открыть новую категорию - единичную общественную стоимость продукта и обосновать вывод о наличии связи качества продукции с учетной функцией цены.

Пользуясь методом восхождения от абстрактного к конкретному, удалось также определить место полезности (качества) продукции в товарно-денежных отношениях, ее связь с основой этих отношений - со стоимостью и формой ее проявления - с ценой. Полезность (качество) выступает здесь фактором, модифицирующим стоимость на определенной ступени восхождения к цене. Связь качественной неоднородности продукта со стоимостью установлена путем определения роли носителя стоимости, натурально-вещественной стороны продукта (таблица 2).

Таблица 2

Структурные уровни системы экономических отношений

Конкретно-экономические исследования

Уровни анализа

Формы проявления

На поверхности хозяйственной жизни

Цены

Промежуточные формы 1-го уровня абстракции

Модификация 3

Промежуточные формы 2-го уровня абстракции

Модификация 2

Промежуточные формы 3-го уровня абстракции и т. д.

Модификация 1

Сущностных основ

Стоимость

Теоретико-экономические исследования

На основании выявленных связей полезности (качества) продукта и экономических категорий - стоимости, цены и других - обоснован вывод о том, что качество продукции имеет экономический аспект, а, следовательно,  должно быть включено в систему категорий, изучаемых экономической теорией. В таблице 2 проиллюстрировано соотношение сущностных основ и поверхностных форм экономических отношений в предмете конкретно-экономических и теоретико-экономических исследований. Конкретно-экономические науки включают в свой предмет, в большей мере, формы  проявления производственных отношений на поверхности хозяйственной жизни, а также промежуточные формы, и, в меньшей мере, сущностные основы производственных отношений. Теоретическая экономика, напротив, изучает в большей мере их сущностные основы и в меньшей мере формы проявления.

Таблица 3

Конкретно-экономи-ческие исследования

Первое восхождение от конкретного к абстрактному

Формы проявления

Цены

Конкретность, исходное, основание.

Начало как неразвитый результат анализа, первое истинное

Цены

Конкретность, завершенное основание.

Конец как развитый результат синтеза,  конечное истинное

Модификация

Опосредование 1

Модификация 3

Модификация

Опосредование 2

Модификация 2

Модификация

Опосредование 3

Модификация 1

Сущностные основы

Стоимость

как абстракция

Результат как развитое начало анализа, развитое истинное

Стоимость

как абстракция

Результат как развитое истинное, развитое начало синтеза

Теоретико-экономи-ческие исследования

Второе восхождение от абстрактного к конкрет-ному

  Таблицы 3 и 4 приводит расширенную схему,  иллюстрирующую соотношение сущностных основ и поверхностных форм производственных отношений.  Такой подход позволяет учесть потребности каждого из миллиардов людей, живущих на планете, и сравнить единичную стоимость блага не с потребностью усредненной личности, а с каждой миллиардной частью человеческих потребностей.

В данном подходе реализована наноэкономическая концепция стоимости блага, поскольку единичная стоимость блага трансформируется в индивидуальную единичную стоимость блага. В этой концепции соотносятся две до предела дифференцированные стороны экономического отношения (объекта и субъекта) - качественная дифференциация полезности каждой единицы блага и качественная дифференциация потребности каждого отдельного человека планеты.

Таким образом, теоретически доказана обоснованность использования следующих понятий: наноэкономическая ценность, наноэкономическая полезность и наноэкономическая стоимость благ. Наличие соответствующих экономических связей или отношений, выражаемых законом наноэкономической ценности, законом наноэкономической полезности и законом наноэкономической стоимости благ не вызывает сомнения.

Выше отмеченные трудности качественного и количественного описания экономических отношений при использовании усредненных величин полезности благ и потребности людей предопределяют сложность трактовки наноэкономического подхода. Однако с приближением к информационному состоянию общества эти «наноэкономические» трудности будут преодолеваться.

  Таблица 4

Конкретно-экономические исследования

Первое восхождение от конкретного к абстрактному

Формы проявления

Цены

Конкретность, исходное основание.

Начало как неразвитый результат анализа, первое истинное

Цены

Конкретность, завершенное основание.

Конец как развитый результат синтеза,  конечное истинное

Модификация

Опосредование 1

Модификация 3

Модификация

Опосредование 2

Модификация 2

Модификация

Опосредование 3

Модификация 1

Сущностные основы

Стоимость

как абстракция

Результат как развитое начало анализа, развитое истинное

Стоимость

как абстракция

Результат как развитое истинное, развитое начало синтеза

Теоретико-экономи-ческие исследования

Второе восхождение от абстрактного к конкретному

Конкретно-экономи-ческие исследования

Восхождение от конкретного к абстрактному

Уровни

хозяйствования

и формы проявления

Глобальная стоимость блага как абстракция

Начало как неразвитый результат уровневого анализа, первое истинное

Глобальная стоимость блага как конкретное

Конец как развитый результат уровневого синтеза,  конечное истинное

Мировая экономика

Опосредование глобальное

Супермакроэкономическая стоимость

Национальная экономика

Опосредование общественное

Макроэкономическая стоимость

Экономика предприятия

Опосредование

корпоративное

Микроэкономическая стоимость

Экономика семьи

Опосредование

коллективное

Супермикроэкономическая стоимость

Экономика человека

Опосредование

индивидуальное

Наноэкономическая стоимость

Сущностные основы

Индивидуальная стои-мость блага - абстракция

Результат как развитое начало уровневого анализа, развитое истинное

Индивидуальная стоимость блага - абстракция

Результат как развитое истинное, развитое начало уровневого синтеза

Конкретно-экономические исследования

Восхождение от абстрактного к конкретному

Итак, авторская концепция позволила синтезировать сформулированные теоретические подходы, на основе чего были уточнены отдельные понятия в категориальном аппарате теории ценности благ применительно к равновесным экономическим системам. В результате было доказано интегрирующее содержание категории ценности блага, которое диалектически объединяет его полезность и стоимость, и сформирована система понятий, раскрывающих взаимозависимость форм и содержания явления ценности блага. На этой основе были определены результирующие формы проявления полезности и стоимости блага на поверхности экономической системы в виде качества и издержек на его производство соответственно.

В итоге были сделаны следующие обобщения:

  1. Экономика, как единый экономический процесс, включает пять уровней хозяйствования - экономика человека (наноэкономика), экономика семьи (супермикроэкономика), экономика предприятия (микроэкономика),  национальная экономика (макроэкономика) и мировая экономика (супермакроэкономика), в котором «все зависит от всего», и который можно исследовать с помощью нано -, супермикро -, микро - , макро - и супермакроанализа.
  2. Актуальность знания и использования теории стоимости возрастает при переходе от стадии исследования экономики человека к анализу мировой экономики.
  3. Объем использования теории стоимости максимален в супермакроанализе и минимален в наноэкономическом анализе.
  4. В современных условиях научный и практический потенциал теории стоимости полностью раскрывается только на глобальном уровне хозяйствования. В этом случае вторая сторона ценности – полезность выступает в сжатом виде, как усредненная полезность.
  5. Попытки придать использованию теории стоимости всеобщность (на всех уровнях хозяйствования) обеспечили более чем четырехвековые споры о первенстве стоимости или полезности.
  6. Актуальность знания и использования теории полезности  возрастает от мировой экономики к экономике человека.
  7. Объем использования теории полезности максимален в наноэкономическом анализе и минимален в супермакроанализе.
  8. Научный и практический потенциал теории полезности полностью раскрывается в экономике человека, на наноэкономическом уровне хозяйствования. В этом случае вторая сторона ценности – стоимость выступает в сжатом виде, как усредненная стоимость. Во временном контексте полезность является важным фактором в краткосрочном периоде, а реальные издержки производства играют преобладающую роль в долгосрочной перспективе.

  Пятая глава«Стоимость и ценность блага в наноэкономике» - посвящена исследованию механизмов индивидуализации выполнения функций в семейной экономике, доступности ресурсов в семье, а также редуцирования индивидуального труда в качестве субстанции стоимости.

Существуют принципиальные различия самостоятельных уровней хозяйственной деятельности от отдельного человека до всего мирового сообщества, которые обусловлены различиями в правовых полях и правовых условиях хозяйствования.

На всех этих уровнях хозяйствования удовлетворяются потребности, отличающиеся по количеству и качеству. Человек озабочен преимущественно удовлетворением личных потребностей – потребностей, необходимых для поддержания жизнедеятельности и развития организма, человеческой личности. Личные потребности можно разделить на материальные и духовные, первичные и вторичные, и по другим признакам. Задача экономики семьи – удовлетворить личные потребности членов семьи и коллективные семейные потребности. Экономика предприятия целенаправлена на удовлетворение личных потребностей работающих, коллективных потребностей их семей и корпоративных потребностей самого предприятия. Национальная экономика обеспечивает удовлетворение личных потребностей жителей страны, коллективных потребностей семей, корпоративных потребностей предприятий и общественных потребностей. Мировая экономика призвана способствовать удовлетворению личных потребностей всех людей, живущих на планете (6,5 миллиардов); коллективных потребностей всех семей; корпоративных потребностей всех предприятий; общественных потребностей всех 220 стран и, кроме того, потребности в решении глобальных проблем.

Ресурсы на всех уровнях хозяйствования одни и те же (по номенклатуре) – земля, капитал, труд и предпринимательские способности, однако они отличаются количественной и качественной определенностью. В результате главное экономическое противоречие на любом из этих уровней  возникает между безграничными потребностями и ограниченными ресурсами. А главной экономической задачей всех уровней – максимизация удовлетворения потребностей имеющимися ресурсами.

В семье происходит формирование и социализация исходных потребностей индивида, его интересов, способов их реализации. В общем, цель семейной экономики состоит в обеспечении своим членам гарантированного уровня благосостояния вне зависимости от появления непредвиденных обстоятельств. С одной стороны, семья – довольно замкнутое объединение людей, защищающее свой внутренний мир, свои тайны и секреты, противостоящее внешним воздействиям. Предсказуемость и подконтрольность взаимоотношений в рамках защитной функции семьи в условиях радикальных изменений, происходящих на макросоциальном уровне, приобретают особое значение. Характерный для современного российского общества чрезвычайно высокий уровень доверия к институту семьи можно объяснить именно этими факторами.

С другой стороны, семья – объединение людей, открытое для всего, что происходит в обществе. Проблемы общества проникают в семью, и это не разрушает ее, а наоборот, способствует ее развитию, позволяет удовлетворять ее личные потребности в общении с другими людьми. В процессе взаимодействия семьи и общества утверждается социальный статус семьи, и развиваются ее функции. Социально-экономический статус семьи – это интегральный показатель, который отражает в семейных отношениях особенности социально-политического устройства государства, его правовые основы, уровень развития экономики, культуры и общественного самосознания. В соответствии с выполняемыми функциями семья включается в трудовой процесс в рамках  общественного воспроизводства, изменяя свой социально-экономический статус и значение в обществе.

Редукция труда (reduction of labor) означает приведение видов труда разной сложности к единому измерителю посредством введения коэффициентов сложности, тяжести труда. Соизмерение различных видов труда - предпосылка исчисления полных затрат труда и экономического обоснования дифференциации заработной платы (тарифных ставок).

В теоретическом плане редукция труда имеет непосредственное значение для определения соотношения стоимости благ как результата затрат труда различного качества. Вследствие того, что различные виды конкретного труда качественно различаются, а абстрактный труд - это труд, сведенный к единому качеству, данная постановка вопроса означает постановку проблемы редукции - сведения качественно различных видов труда к определенному количеству однородного труда.

Согласно теории трудовой стоимости величина стоимости определяется затратами абстрактного труда в их общественно необходимом количестве. Соизмерение различных видов конкретного труда возможно именно благодаря тому, что они наряду с многообразными отличительными качественными особенностями обладают общим свойством - качеством абстрактного труда. Различные виды труда приводятся к определенному эталону - простому труду в интересах дифференциации заработной платы в основном эмпирически. Намечаемые уровни и соотношения ставок основываются на учете реальных процессов, происходящих в области распределения. Более необходимым в целях улучшения экономического  обоснования дифференциации тарифных ставок становится переход к соизмерению различных видов труда по сложности, интенсивности на единой методологической основе, путем обобщения проводимых исследований и накопленного практического опыта.

Редукция труда в ее распределительной функции позволяет классифицировать работы по степени сложности (тарифным разрядам) и определить относительное влияние этого фактора на межразрядные отношения. В дальнейшем этот показатель при разработке коэффициентов тарифной сетки опосредствуется стоимостными формами - всей совокупностью условий воспроизводства рабочей силы. Таким образом, редукция труда осуществляет как бы две функции: она позволяет завершить расчеты общественной трудоемкости продукции в приведенных единицах и служит основой многообразных экономических расчетов в соответствии с задачами народнохозяйственного планирования.

Исходя из того, что сложный труд в единицу времени создает большую стоимость, чем простой труд, основным вопросом теории редукции является вопрос об источниках более высокой стоимости, создаваемой квалифицированным трудом, по сравнению со стоимостью, создаваемой простым трудом.

Индивидуально-глобальный анализ позволяет более тщательно и обоснованно подойти к оценке затрат на получение квалификации работником (затрат на качество труда). В первую очередь, человек использует свои собственные ресурсы. Однако это происходит не на этапе общего образования, а на этапе получения профессионально образования, повышения квалификации, т.е. на тех этапах, когда человек имеет собственные ресурсы.

На этапе общего (школьного) образования расходуются в основном ресурсы семьи и государства. Но даже на этом этапе частично расходуются и ресурсы предприятия, на котором работают родители ученика. Предприятия расходуют ресурсы на ремонт школы, организацию экскурсий, лагерей отдыха, выделение транспорта и в других случаях. В большей мере предприятие участвует своими ресурсами в получении профессионального образования, повышения квалификации работника.

На всех этапах образования расходуются  ресурсы государства.

Кроме того, не следует забывать о расходах ресурсов глобальной экономики на обеспечение качества труда работников, поскольку двусторонние и многосторонние связи государств обеспечивают и использование совместных ресурсов на образование, на получение профессии гражданами этих государств.

В итоге, анализ стоимости и ценности блага в наноэкономике позволил вделать следующие обобщения:

  1. В количественной определенности ценности блага на наноэкономическом уровне хозяйствования  большую роль играет полезность блага. Эта сторона ценности напрямую соприкасается с каждым потребителем. Вторая сторона ценности – стоимость – на этом уровне величина, не зависимая от индивидуального потребителя.  Стоимость играет роль ограничителя спроса покупателя.

  2. На наноэкономическом уровне хозяйствования  большую роль играет доход покупателя, который напрямую коррелируется с качеством индивидуального труда, обеспечивая размер дохода.

3. В обеспечении качества труда расходуются ресурсы всех уровней хозяйствования: экономики человека, экономики семьи, экономики предприятия, национальной и мировой экономики.

4. Для получения количественной оценки коэффициента редукции труда необходимо учесть компоненты, относящиеся ко всем пяти уровням хозяйствования.

5. На каждом уровне хозяйствования учитывается  доминирующий компонент стоимости труда.

6. Качественный индивидуальный конкретный труд выступает начальным, исходным для обобщения в коллективный труд, для обобществления и абстрагирования на национальном и глобальном уровнях хозяйствования, в конечном счете, и определяющим величину национальной и глобальной стоимости блага.

  В шестой главе«Стоимость и ценность блага в глобальной экономике» - рассматриваются проблемы редукции глобального труда, глобализации формирования стоимости благ, а также  взаимодействия ценности и стоимости блага на глобальном экономическом пространстве. 

Являясь фактором стоимости товара, ценность труда, согласно разработанной и используемой в диссертации методологии,  зависит от двух составляющих: от полезности труда и от затрат труда. Другими словами можно выразить эту проблему как проблему оценки качественного результата труда  и проблему оценки количества труда применительно ко всем пяти уровням хозяйствования (экономика человека, семьи, предприятия, национальной и мировой экономики).

Ценность блага вообще понимается нами как результирующая характеристика двух сторон блага – полезности и стоимости. Причем с первой стороной связь прямопропорциональная, а со второй – обратнопропорциональная.

Ценность блага =  Полезность блага / Стоимость блага.

Данное соотношение составляющих характеристик ценности блага можно распространить (применить) к соотношению составляющих характеристик ценности труда.

Ценность труда =  Полезность труда / Стоимость труда.

Таким образом, о ценности труда можно получить развернутую характеристику, выявив его связь с двумя сторонами блага – полезностью и стоимостью. Связь ценности труда с полезностью блага дает качественную характеристику результата труда,  а связь ценности труда со стоимостью блага – количественную  характеристику применяемого труда. Данный вывод хорошо коррелируется с положениями классической экономической школы.  Качественная характеристика труда связана с потребительной стороной товара, количественная с меновой.

Как известно, о сущностных характеристиках, как абстрактных величинах, можно судить только по характеристикам форм их проявления на поверхности экономической жизни. Ценность блага в рыночной экономике проявляется в форме спроса на товар, полезность – в форме качества товара, а стоимость – в форме цены товара.  Ценность блага как экономическая категория выражает отношения между продавцом и покупателем блага по поводу удовлетворения потребностей имеющимися ресурсами.

Соответственно, ценность труда проявляется в форме спроса на труд, полезность – в форме качества труда, а стоимость – в форме цены труда. Ценность труда как экономическая категория выражает отношения между продавцом и покупателем блага по поводу удовлетворения потребностей за счет одного ресурса - труда.

Учитывая связь между ценностью блага и ценностью труда, можно выявить прямые и обратные связи составляющих  их характеристик. Результатом качества труда выступает качество продукции, а количество затраченного труда предопределяет соответствующим образом цену. О качественной характеристике труда, таким образом, можно судить по уровню качества произведенной продукции, а о количественной характеристике – по цене продукции.

Таким образом, потребительная стоимость труда является важнейшим фактором сохранения, поддержания знаний и опыта предыдущих поколений работников, а так же она позволяет развивать, распространять эти знания, опыт и накапливать новый опыт, что позволяет обществу обеспечивать базу для дальнейшего своего развития.

Потребительная стоимость труда может проявляться только в условиях конкурентного рынка, поэтому в условиях монополизированного рынка она отсутствует. Следовательно, в условиях  монополизированного рынка в развитии общества наблюдается стагнация, поскольку перестает действовать механизм определения полезности труда и как следствие этого общество перестает развиваться.

Для приведения в систему компонентов оценок труда необходимо их исследование на всех пяти уровнях хозяйствования (экономики человека, семьи, предприятия, национальной и мировой экономики). Так, эффективность произведенного блага будет тем выше, чем выше будет способность единицы блага удовлетворять потребность, т.е. выше полезность и её форма проявления – качество блага. Наиболее эффективным будет и вариант, когда на единицу блага будет израсходовано меньше ресурсов. При этом варианте из имеющихся ресурсов можно произвести больше благ и значит больше удовлетворить потребностей. В результате получаем математическую зависимость:

Эффективность блага =  Качество блага / Издержки ресурсов на производство блага

Рассмотренная концепция ценности блага позволяет ставить вопрос о наличии самостоятельных экономических связей, выражаемых законом ценности, который объединяет искусственно разъединенные, по разным причинам, в том числе и идеологическим, законы – закон полезности и закон ценности. Такое объединение соответствует современному периоду развития экономической мысли. Теперь можно исследовать эти законы и категории и в рамках теории стоимости, и в рамках теории полезности.

Для продвижения к реальной экономической действительности  необходимо преодолеть абстракцию наличия уровня единичной потребности, выражаемого неким  показателем, принятым за базу. А это означает, что придется учитывать все многообразие человеческих потребностей, и сравнивать единичную стоимость блага придется не с потребностью усредненной личности, а с каждой миллиардной частью человеческих потребностей, т.е. с потребностью каждого человека планеты. Именно таким образом будет реализована наноэкономическая концепция стоимости блага, суть которой заключается в том, что единичная стоимость блага объективно трансформируется в индивидуальную единичную стоимость блага.

В этой концепции соотносятся две до предела дифференцированных стороны экономического отношения (объекта и субъекта) - качественная дифференциация полезности каждой единицы блага и качественная дифференциация потребности каждого отдельного человека планеты.

В индивидуально-глобальном аспекте анализа генетическим основанием системы стоимостных отношений выступают отношения наноэкономики - экономики человека. Это обосновано тем, что если проанализировать потребности на всех уровнях хозяйствования (мировом, национальном, на уровне предприятия, семьи и человека), то совокупные потребности всех уровней исчисляются путем суммирования потребностей, начиная от потребностей отдельного человека.

Такая же закономерность проявляется как на качественной, так и на количественной стороне, связанной с потребностью полезности блага. Расход ресурсов на производство конкретного блага на всех уровнях хозяйствования определяется в результате суммирования их затрат, начиная от возможностей отдельного человека.

Качественная и количественная определенность расхода ресурсов, лежащего в основе стоимости, конкретизируется по мере продвижения от экономики человека к глобальной экономике. Если начинать анализ формирования стоимости блага с восхождения от конкретного к абстрактному (с первого восхождения), то исходным пунктом начала анализа выступает глобальная экономика (супермакроэкономика).

Анализ отслеживает фуркацию глобальной стоимости до индивидуальной стоимости, а синтез - суммирование индивидуальных стоимостей в глобальную стоимость через конкретные промежуточные формы стоимостей на разных уровнях хозяйствования: общественной – на национальном уровне хозяйствования, корпоративной – предприятия, коллективной - семьи.

Таким образом, исходным пунктом формирования глобальной стоимости и всех промежуточных форм стоимости выступает индивидуальная стоимость, наноэкономическая форма стоимости. Субстанция стоимости товаров – интернациональный абстрактный  (всеобщечеловеческий) труд. В этих условиях все положения теоретического подхода, реализуются на глобальном экономическом пространстве, имея свои специфические характеристики:

1) в диалектическом сочетании функций производителя и потребителя на глобальном экономическом пространстве остается доминирующим глобальный потребитель, а, следовательно, и полезность как качество блага, произведенного в рамках транснационального производства;

2) ценность блага для общества определяется не в рамках национальной хозяйственной системы, а на глобальном экономическом пространстве;

3) в систему глобального воспроизводства интегрируются лишь те национальные хозяйственные системы, уровень развития которых соответствует требованиям различных типов международного разделения и кооперации труда;

4) доминирование мотивов поведения потребителя на глобальном рынке материальных и нематериальных благ и услуг приводит к субъективизации экономических отношений, которые по накоплению количественных изменений обусловливают серьезные качественные изменения, связанные, во-первых, с превращением в разнозначные внешние и внутренние факторы экономического развития национальных хозяйств по мере их превращения в открытые экономические системы; и, во-вторых, замещением реального сектора экономики в качестве доминирующего в системе воспроизводства порожденным им финансовым рынком.

Эти обстоятельства превратили механизмы формирования ценности благ в охватывающие глобальное экономическое пространство, отведя национальным механизмам подчиненное значение, а также распространили закономерности создания ценности благ на сферу предложения нематериальных услуг, включая операции с производными финансовыми инструментами.

  Действительно, в результате развития специализации и интеграции хозяйственной деятельности на глобальном экономическом пространстве возникли такие формы ее организации, как внешняя торговля, международная экспортно-импортная специализация национальных хозяйств, мировые товарные рынки, транснациональные воспроизводственные комплексы,  международная валютная и кредитная системы, дифференцированный многофункциональный мировой финансовый рынок, глобальная экономика (геоэкономика), глобальная финансовая система (геофинансы) и т.п.

Закономерности формирования и развития глобальной экономики связаны с развитием транснационального воспроизводства, структура которого ориентирована исключительно на удовлетворение потребительских предпочтений в масштабах всего мира. Ступени организации геоэкономики как системы устойчивых функциональных связей транснациональных экономических агентов связаны с выходом за национальные границы каждой из стадий процесса воспроизводства.

Внешняя торговля как форма реализации международного общего  разделения труда предполагала развитие взаимосвязей стран по поводу экспорта и импорта части их валового внутреннего продукта. По сути же, устойчивые темпы роста внешнеторгового оборота в мире означали  постепенную транснационализацию третьей стадии (обращения) национального воспроизводства как основы для специализации стран на экспорте и импорте вполне определенных материальных и нематериальных благ и услуг.

Международное частное (межотраслевое и внутриотраслевое) разделение труда послужило основой международной кооперации хозяйственной деятельности в связи с транснационализацией первой стадии национального воспроизводства: предложением и спросом на факторы производства и кредитные ресурсы на глобальном экономическом пространстве. Возникновение на этой стадии мировых товарных рынков, международных финансовых рынков в части их валютного и кредитного сегментов привело к возникновению феномена взаимозависимости участников глобальных экономических связей, которые было достаточно трудно разорвать, поскольку трудно было заместить одни другими.

Развитие же международного единичного (внутрикорпоративного) разделения труда обусловило такую форму объединения хозяйственной деятельности на глобальном экономическом пространстве, как транснациональные корпорации и транснациональные банки в форме международных бизнес-групп, консорциумов, альянсов и т.п.

Именно на этой стадии развития глобализации в таких ее организационных формах, как  международное разделение и кооперация труда,  возникло явление глобальной экономики. Ее целостность была обусловлена транснационализацией всех трех стадий воспроизводства глобального продукта, в котором участвуют на тех  или иных условиях международной кооперации экономические субъекты, представляющие определенные сегменты своей национальной воспроизводственной структуры.

Схематично становление глобальной экономики как системы представлено на рис. 1. В блоке I три известных вида общественного разделения труда (ставших классическими — единичное, частное и общее) выступают основой современной специализации на глобальном экономическом пространстве. Они хотя и различны  по своему экономическому содержанию, но, тем не менее, служат основой современной структуры внешнеэкономических связей. В рамках этого блока в конце прошлого столетия произошло качественное изменение мирового рынка, на котором появился расширяющийся спектр однородных товаров и функциональных сфер их применения.

Рис. 1. Организация глобальной экономики на базе транснационализации всех

  стадий национального воспроизводства и изменение в ней роли национальных

  хозяйственных систем

В блоке II приводится комбинация видов международного разделения труда, которая вызывает их дифференциацию и различные формы сочетаний во внешних взаимосвязях национальных хозяйственных систем, с одной стороны,  и в межфирменных или межкорпоративных видах транснациональной специализации, с другой. В результате исчезают чистые виды международного единичного, частного или общего разделения труда в глобальной экономике, на их основе появляются современные транснациональные их разновидности,  которые проявляются не только в вещественной структуре товара, но и в организационно-экономических формах их реализации.

В блоке III рис. 1 рассматривается модификация процессов взаимодействия национальных хозяйств с глобальной экономикой, связанная с организацией транснациональных воспроизводственных структур и развитием на их основе  мирохозяйственных связей. Это вызывает интеграцию определенных сегментов национальных воспроизводственных структур в структуру глобальной экономической системы.

Феноменом современной стадии развития глобальной экономики явилось обособление (организация) в ее рамках подсистемы глобальных финансов, которая стала определять дальнейшее развитие геоэкономики. Это происходило постепенно по мере становления транснационального воспроизводства и трансформации денег в их функциях, формах и механизмах обращения в международных экономических отношениях.

Если глобальную экономику можно понять лишь в связи с организацией транснационального воспроизводства, то глобальные финансы – в связи со становлением глобального механизма перераспределения его результата – валового глобального (мирового, всемирного) продукта. Поскольку финансы реализуются в денежной форме, то их становление в качестве глобальной системы связано с изменением значимости отдельных функций денег, востребованных преимущественно на каждой из стадий транснационального воспроизводства. 

Международное общее разделение труда послужило организационной основой регулярных трансграничных потоков материальных благ и услуг, которые опосредовали деньги в функции средства обращения на эквивалентной основе. Неэквивалентность денежных отношений как необходимое (но не достаточное) условие формирования финансов возникло уже на стадии развития внешней торговли в связи с расширением экспортного кредитования за счет источников международных кредитов.

Транснационализация первой стадии воспроизводственного процесса на основе международного частного разделения труда сформировала устойчивый внешнеторговый оборот, который стал обслуживаться деньгами не столько в функции средства обращения, но во все большей мере в качестве средства платежа.

Формирование неэквивалентного денежного обмена материальных и нематериальных активов связано, во-первых, со стремлением хозяйствующих субъектов отложить текущее удовлетворение своего платежеспособного спроса путем конвертирования его в производные финансовые и товарные инструменты, обращающиеся на мировых финансовых рынках. А, во-вторых, невостребованность все более значительных по размерам финансовых активов реальным сектором геоэкономики обусловила обособление в ее рамках  подсистемы финансов, развивающихся по своим собственным законам. Это произошло на стадии развития международного единичного разделения труда в рамках транснациональных воспроизводственных комплексов (см. рис. 2).

  А, В — национальные экономики

Рис. 2. Особенности формирования интернационального воспроизводственного комплекса

  за счет интеграции отдельных звеньев национальной воспроизводственной

  системы

Итак, материальная и технологическая база глобального финансового рынка привела к его обособлению в рамках глобальной экономики, превратив в специфический механизм перераспределения части валового глобального продукта (созданного в транснациональном производстве) между держателями материальных и финансовых активов. Результатом такого перераспределения явилась мировая финансовая рента (по типу налога, получаемого национальным государством), присваиваемая хозяйствующими субъектами, которые оперируют на глобальном экономическом пространстве как в сфере реального транснационального производства, так и на виртуальных финансовых рынках.

К этому следует добавить, что в рамках глобальных финансов происходит глобализация национальных тезаврационных активов, представляющих накопление частными лицами сокровищ. 

Таким образом, характерной особенностью системы глобальных финансов являются отношения: 1) по поводу обслуживания реального транснационального воспроизводства (реальные глобальные финансовые потоки); 2) по поводу движения различных форм спекулятивного капитала (виртуальные глобальные финансовые потоки); 3) по поводу функционирования тезаврационной системы (тезаврационные глобальные финансовые потоки). Причем в основе их подвижности и взаимопревращения друг в друга лежит постоянно трансформирующийся транснациональный воспроизводственный комплекс.

В целом можно утверждать, что современные финансовые потоки в глобальной экономике мало напоминают финансы в традиционном смысле слова. Возник феномен расслоения глобальных финансов на финансы реальные, обслуживающие воспроизводственный цикл,  и виртуальные, опосредующие движение фондовых ценностей, производных финансовых инструментов.

Как показано на рис. 2, организация глобальной экономики и обособление в ее рамках системы глобальных финансов изменили соотношение факторов экономического развития национальных хозяйственных систем. Интеграция определенных сегментов национальных воспроизводственных комплексов в структуру глобальной экономики и участие национальных финансов в движении финансовых активов на глобальном финансовом рынке сделали внешние и внутренние факторы развития идентичными по влиянию на финансово-экономическую сбалансированность стран. Разница заключается только в том, что внутренние факторы находятся под контролем национальных правительств и могут регулироваться, а вот факторы глобальной экономики и финансов имеют транснациональную основу и к ним можно только адаптироваться с целью получения наибольшего стратегического эффекта от участия в глобальной экономике и финансах.

Изменение теоретических представлений о роли финансовых институтов в развитии реального сектора национальной экономики в условиях рынка связано с именем Й. Шумпетера и его «Теорией экономического развития»24

. В разработанной им  теоретической модели, описывающей переход национальной экономики «из состояния отсутствия развития к развитию», банкам предписана важная, если не определяющая роль, что имеет принципиальное значение для понимания концептуальных положений данной диссертации.

Управляя процессами накопления и потребления финансовых ресурсов, финансовые посредники выступают в качестве основного механизма финансирования экономического роста. Такой подход приводит к необходимости трактовки поведения индивидуальных инвесторов на рынке финансовых ресурсов, т.е. их финансового поведения, динамики инвестиций в реальном секторе экономики  в качестве функции от взаимного согласования субъектами финансового и реального секторов оценок по поводу перспективной эффективности инвестиционных ресурсов. Этот аспект имеет фундаментальное значение в последующем выделении сущности современного финансового кризиса в России, который проявляется как кризис доверия непосредственных участников процессов кредитования.

Предлагаемая  Й. Шумпетером модель, построенная вне контекста институциональных изменений, не может ответить на вопрос о характере перехода от депрессии к подъему и наоборот, на стыке двух различных фаз макроэкономической динамики. Для этого необходима иная, более «пессимистическая», чем у Й. Шумпетера, оценка условий взаимодействия финансового и реального секторов экономики, которая представлена в книге Дж.М. Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег». Именно в ней были сформированы современные представления о характере взаимодействия финансового и реального секторов на разных стадиях макроэкономической динамики.

С помощью разделения рынка производственных инвестиций и финансового рынка Дж. М. Кейнс смог обосновать существование особого «психологического» механизма зависимости динамики инвестиций и соответственно совокупного дохода от деятельности финансового сектора. В процессе инвестирования восприятие ликвидности как компонента массовой психологии предопределяет склонность хозяйствующих субъектов хранить часть богатства в ликвидной форме, т.е. в форме денег. При этом предпочтение ликвидности является главным образом функцией неопределенности, а процентная ставка оказывается «премией», которая «должна быть предложена, чтобы побудить людей держать их богатства в какой-нибудь иной форме, нежели денежной».

Развивая теорию Дж.М. Кейнса, X. Мински подчеркивал, что «для понимания краткосрочной динамики бизнес-цикла и долгосрочной эволюции экономики необходимо понимать правила, которые определяют доминирующие финансовые взаимоотношения, и фактор, обусловливающий организацию финансовой системы». По его мнению, ориентированная на прибыль предпринимательская деятельность финансовых учреждений постоянно революционизирует структуру и институциональные условия финансовых взаимоотношений в экономике. При таком качестве финансовая система становится ключевым фактором хозяйственного развития, что обусловлено следующими обстоятельствами.

На этом основании можно определить финансовую систему  в качестве ключевого фактора, определяющего переход национальной экономики из одной фазы макроэкономической динамики в другую. Именно это положение является главным постулатом в теории финансового развития, названной X. Мински «гипотезой финансовой нестабильности». Несмотря на интенсивные разработки этой проблематики за последние несколько лет, до сего момента нет однозначного ответа на вопрос о  причинно-следственных связях между финансовыми стрессами и экономическими спадами как на глобальном, так и на уровне национальных экономических систем.

Все это свидетельствует о том, что  в основе механизма трансмиссии кризисных явлений из финансовой сферы в экономическую лежит деятельность коммерческих банков, они же определяют и специфику воздействия финансовых стрессов на экономические циклы. Этот вывод является эмпирическим доказательством научной состоятельности концепций Й. Шумпетера, Дж.М. Кейнса и X. Мински об изменившейся роли коммерческих банков в развитии циклов макроэкономической динамики.

В этих условиях теория ценности адекватно применима не только для материальных благ и услуг, но и для нематериальных услуг, связанных с операциями на финансовом рынке, обеспеченными и необеспеченными материальными активами.

В этих условиях возрастает значение позитивного подхода к исследованию процессов индивидуального принятия решений в ситуациях риска и неопределенности, которое наблюдается в области экономической теории на протяжении последних десятилетий. Другими словами, выделение данного направления означает смещение акцентов в исследовательской работе с разработки формализованных моделей поведения индивида в различных ситуациях выбора на процесс их экспериментальной и эмпирической проверки, выяснения степени согласованности традиционной теории и полученных из нее следствий с фактами реальной действительности. Именно это обусловило формирование нового направления в исследовании экономических явлений, сторонники которого именуют его «поведенческой экономической теорией» (behavioral economics). В силу определенных причин на протяжении значительного времени, начиная с эпохи маржиналистской революции, подобные взгляды (касающиеся мотивов, типичных наклонностей в поведении индивидов и т. д.), которые больше опирались бы на данные психологии, нежели на стандартные допущения экономического анализа, не находили должного понимания и поддержки у сторонников традиционной теории25.

Действительно, важнейшие теоретические результаты XX в., как то: ординалистский вариант теории полезности и стандартная теория выбора потребителя, построенная на его основе (В. Парето, Е. Слуцкий, Дж. Хикс, Р. Аллен), доказательство существования общего экономического равновесия и его Парето-оптимальности (К. Эрроу, Ж. Дебре), теория выявленных предпочтений (П. Самуэльсон, Х. Хаутэккер, М. Рихтер, А. Сен) - не предполагали привлечения дополнительных знаний, кроме допущений о следовании индивида своему личному интересу и максимизации функции полезности, а для фирмы - прибыли.

Тем не менее, с течением времени «головокружение от успехов» прошло, а проблем, требующих своего изучения, прибавилось. Отчасти это было вызвано недостаточным соответствием предложенных теоретических моделей и сделанных из них выводов явлениям реальной действительности. Поэтому все больше экономистов вновь стали обращаться к различным неэкономическим факторам и параметрам, объясняющим то или иное явление.

На основе выполненного исследования были сделаны следующие выводы и предложения:

1. Родоначальники классической политической экономии (У. Петти, Д. Норс, физиократы) и лидер этого направления экономической мысли А. Смит трактовали теорию стоимости на основе одной из затратных версий, а именно либо посредством трудовой теории, либо - теории издержек. В постсмитианском периоде эволюции классической политической экономии одни его последователи (Д. Рикардо и Дж.С. Милль) всемерно отстаивали трудовую версию теории стоимости, другие (Ж.Б. Сэй, Ф. Бастиа Н. Сениор, и российские авторы А. Бутовский, А. Антонович, Ю. Жуковский и другие) определение стоимости на базе теории издержек производства.

2. Стоимость товара по Марксу обусловлена количеством абстрактного труда, затрачиваемого на его производство. Он отвергал обусловленность стоимости полезностью. В рамках теории стоимости К. Маркса «стоимость» рассматривается как первичная категория, а «цена производства» её внешняя форма, то есть как вторичная категория. Он исходил из того, что при развитом капитализме стоимость товаров может проявлять себя только в виде цены производства, а та складывается из суммы издержек производства и средней прибыли. Характер двухуровневого и двухступенчатого подхода, обусловленного различными уровнями абстракции в учении К. Маркса, проявляющий себя в дихотомии между первым и третьим томами «Капитала», оказался непонятым для приверженцев теории предельной полезности и многим современным экономистам, не учитывающим что сущность восходит от абстрактного к конкретному, последовательно поднимаясь от уровня к уровню, и обвиняющим К. Маркса в том, что ему не удалось увязать трудовую теорию стоимости с другими теоретическими аспектами своего экономического учения.

3. Теоретики предельной полезности использовали психологические учения в качестве главных посылок, от которых берут начало их теории цены. Некоторые теоретики полезности заявляют, что цена является мерилом предельных полезностей одного и того же товара для различных людей и предельных полезностей различных товаров для общества в целом. Теория предельной полезности критикуется за то, что стоимость определяется желанием, подкрепленным покупательной способностью, то есть стоимостью. Главный недостаток теоретиков полезности в данной трактовке заключается в том, что они исключали из своих рассуждений одну из двух составных частей теории ценности в современном понимании, а именно стоимость, преувеличивая значения другой составной части теории ценности - полезность.

4. По Маршаллу, и предельные издержки, и предельная полезность являют собой равноценные и равноправные факторы, обусловливающие возникновение ценности товара. Маршаллианской подход к теории «стоимости» (ценности. П.С.) предполагает одновременное соизмерение предельных издержек и предельной полезности, признавая в общем виде одновременное действие двух составных частей теории ценности в современном понимании

5. Для русских экономистов дооктябрьского периода характерен подход к анализу экономических явлений, которые стре­мились согласовать маржинализм с трудовой теорией стоимости марксизма. Результатом стала возможность объединения теории предельной полезности и трудовой теории стоимости. 6. Наши исследования показали, что качество (как форма полезности) влияет на единич­ную  стоимость блага. Величина единичной стоимости блага равна стоимости единицы полезности, умноженной на величину полезности блага.

7. Исследования позволили  сделать вывод о том, что теория ценности  благ является синтетической теорией, включающей две широко известные теории – теорию полезности благ и теорию стоимости благ, отражающей экономические отношения по поводу удовлетворения потребностей ограниченными ресурсами общества.

8. Учет качественных различий блага явилось первой ступенькой восхождения от абстрактного (от стоимости) к конкретному (к цене). На первой ступеньке восхождения границы действия закона стоимости раздвигаются за пределы однокачественных продуктов. Расширение границ исследования привело к многозначности стоимости однородных продуктов различного качества. А если снять ограничение на усреднение потребности то единица потребительной стоимости будет величиной переменной в зависимости от конкретных условий потребления, и общественно необходимые затраты труда будут противостоять каждой индивидуальной потребности. Закон стоимости будет выступать в своем более развитом выражении. Теперь уже нужно иметь дело с многозначностью стоимости каждого экземпляра продукта. Такая задача исследуется на наноэкономическом уровне, на уровне экономики человека.

9. Расход ресурсов на производство конкретного блага на всех уровнях хозяйствования определяется в результате суммирования их затрат, начиная от возможностей отдельного человека. Качественная и количественная определенность расхода ресурсов, лежащего в основе стоимости, конкретизируется по мере продвижения от экономики человека к глобальной экономике. Если начинать анализ формирования стоимости блага с восхождения от конкретного к абстрактному (с первого восхождения), то исходным пунктом начала анализа выступает глобальная экономика (супермакроэкономика). Исходным же пунктом начала синтеза выступает наноэкономика (экономика человека).

10. Структурировать экономическую деятельность целесообразно по следующим уровням хозяйствования: мировая экономика, национальная экономика, экономика предприятия, экономика семьи и экономика человека. Основанием выделения того или иного уровня служат различия в правовых полях хозяйствования. Эти различия и определяют специфику организации использования имеющихся ресурсов для удовлетворения соответствующих потребностей.

11. Использование только двух методов анализа - макро - и микроанализа также недостаточно. С позиции каждого уровня хозяйствования необходимо провести анализ и синтез, охватывающий не только данный уровень хозяйствования, но его взаимосвязи с другими уровнями. Таким образом, для всестороннего анализа всей экономической системы необходимо применение пяти методов анализа: нано -, супермикро -, микро -, макро – и супермакроанализ или другими словами - индивидуально-глобальный анализ. Каждый уровень хозяйствования исследуется с позиции пяти методов анализа: нано-, супермикро-, микро-, макро  и супермакроанализа. 

12. Наноэкономика (экономика человека), как уровень хозяйствования, связана со всеми другими уровнями хозяйствования. Каждый человек обеспечен собственными ресурсами.  Но он, в той или иной степени, имеет отношение к ресурсам семьи, предприятия, страны и мира. В конечном счете его ресурсы подвергаются исследованию  с помощью и наноанализа, и супермикроанализа, и микроанализа, и макроанализа, и супермакроанализа.  То же можно сказать и о личных потребностях, которые формируются как самим человеком, так и под влиянием субъектов всех остальных уровней хозяйствования. Потребности человека подвергаются рассмотрению  с помощью всех пяти методов: супермикроанализа,  микроанализа,  макроанализа и супермакроанализа. Человек, в первую очередь, конечно же, озабочен удовлетворением личных потребностей. Но он озабочен удовлетворением коллективных (семейных) потребностей. И, хотя  и в меньшей степени, он озабочен удовлетворением производственных, общественных и глобальных потребностей. Не только озабочен, но расходует часть своих ресурсов на их удовлетворение.

13. Анализ стоимостных отношений начинается восхождением от конкретного к абстрактному (первым восхождением), от глобальной стоимости до индивидуальной стоимости. Синтез же стоимостных отношений начинается обратным восхождением от абстрактного к конкретному (вторым восхождением). Исходным пунктом формирования глобальной стоимости и всех промежуточных форм стоимости выступает индивидуальная стоимость, наноэкономическая форма стоимости. На каждом уровне хозяйствования учитывается  доминирующий компонент стоимости труда.

14. Интернациональные части глобального воспроизводства одновременно включены в воспроизводственный комплекс национальных экономик. Как в глобальной, так и в национальных, экономиках остаются сегменты, не подверженные влиянию глобализации, именно они и являются потенциалом для расширения влияния на глобальную стоимость.

Учитывая значительно более высокую результативность транснациональной экономической деятельности, сравнительно более низкие издержки, целесообразно отметить её положительное влияния  на снижение глобальной стоимости, на доходы участников международной кооперации и специализации. Глобальное хозяйствование как система международных экономических взаимоотношений, проникающих через границы национальных экономик эффективна лишь в той мере, в которой воздействует на снижение стоимости и повышение ценности благ как в глобальной экономике, так и на остальных уровнях хозяйствования.

15. Подробный анализ взаимосвязи теории ценности только с одной частью, а именно стоимостью, не дает полного представления о теории ценности. Для завершения исследования теории ценности необходим анализ её связи со второй равноправной частью этой теории, а именно с теорией полезности.

3. Основные положения диссертационной работы изложены автором  в следующих публикациях:

I. Монографии, книги

  1. Стерликов П.Ф. Наноэкономика – исходный пункт формирования стоимости блага. М., Экономические науки, 2008. 15 п.л.
  2. Стерликов П.Ф. Методология индивидуально-глобального анализа и синтеза теории стоимости. М.: Теоретическая экономика, 2007. 5,1 п.л.
  3. Pavel Sterlikov. About the of economic theories and utility. Warszawa, 2007. Auth. 2,1 p.l.
  4. Стерликов П.Ф. Эволюция теории стоимости. М.: Современная экономика и право, 2007. Авт. - 3,1 п.л.
  5. Стерликов П.Ф. Развитие методологии анализа и синтеза экономических теорий стоимости и полезности. М., Экономические науки, 2006. Авт. – 2,4 п.л.
  6. Стерликов П.Ф. Государственное регулирование рынка. М., «Экономические науки», 2004. 5,5 п.л.
  7. Стерликов П.Ф. Ценность, полезность и стоимость образовательных услуг. М., «Экономические науки», 2003. Авт. – 4,4 п.л.
  8. Стерликов П.Ф. Регулирование рыночной экономики: необходимость, предпосылки и цели. М.: «Учебная литература», 2000. Авт. – 1,1 п.л.
  9. Стерликов П.Ф. Проблема взаимосвязи государства и рынка: исторические традиции экономического исследования и современное состояние. М.: «Учебная литература», 1999. Авт. – 1,2 п.л.

II. Публикации в журналах ВАКа

  1. Стерликов П.Ф. Стоимость, ценность, цена в советской экономической науке). «Экономические науки», 2006, №8. 0,5 п.л.
  2. Стерликов П.Ф. Экономическая теория ценности. «Экономические науки», 2006, №6. Авт. 0,5 п.л.
  3. Стерликов П.Ф. Диалектика экономического прогресса.  Экономические науки», 2006, №7. Авт. 0,5 п.л.
  4. Стерликов П.Ф. Формирование современных представлений о функциях государства и рынка в экономике. «Экономические науки», 2007, №1. 0,5 п.л.
  5. Стерликов П.Ф. Теория ценности Рикардо (по работе  Дмитриева В.К. Экономические очерки. М., 1904). «Вестник экономической интеграции»,  2007, №1. 0,5 п.л.
  6. Стерликов П.Ф. Ошибки Смита или адептов? «Экономические науки», 2008, №2. 0,5 п.л.
  7. Стерликов П.Ф. Методология восхождения от конкретного к абстрактному при анализе стоимости блага. «Экономические науки», 2008, №3. 0,5 п.л.
  8. Стерликов П.Ф. Исходный пункт анализа стоимости блага. «Экономические науки», 2008, №7. 0,5 п.л.
  9. Стерликов П.Ф Наноэкономика как исходный пункт формирования стоимости блага. «Экономические науки», 2008, №9. 0,5 п.л.

III. Статьи в журналах, сборниках

  1. Стерликов П.Ф. Субъективные и объективные истоки теории ценности, синтезирующей теории полезности и стоимости. Материалы 4-ой международной научно-практической конференции «Бъдещето проблемите на световната науки» 17-25 декабря 2008. София, «БялГРАД-БГ» ООД, 2008. 1 п.л.
  2. Стерликов П.Ф. Индивидуализация доступа к ресурсам в семье. М.: Теоретическая экономика, 2008, №2. 0,5 п.л.
  3. Стерликов П.Ф. Индивидуализация выполнения функций в семейной экономике. М.: Теоретическая экономика, 2008, №2. Авт. 0,33 п.л.
  4. Стерликов П.Ф.. М.: Субъективные и объективные истоки ценности, полезности и стоимости блага под идеологическим давлением. Теоретическая экономика, 2007, №1. 0,5 п.л.
  5. Стерликов П.Ф. Какой терминологический ряд научнее: «стоимость, потребительная стоимость, меновая стоимость» или «ценность, потребительная ценность, меновая ценность». В кн. «В поисках принципа теории ценности». М., Экономические науки, 2006. 2 п.л.
  6. Стерликов П.Ф. Современные тенденции в методологии синтеза экономических теорий. В кн. «Россия в период реформ: задачи, пути решения». М., ИМПЭ, 2006. Авт. – 0,6 п.л.
  7. Стерликов П.Ф. Теория ценности Рикардо. В кн. Современная экономика. Москва-Гомель, 2005. 0,5 п.л.
  8. Стерликов П.Ф. Теория ценности как синтез теории полезности и теории стоимости.  В сб. «Россия в современном мире: проблемы, поиски, решения». М., ИМПЭ, 2005. 0,5 п.л.
  9. Стерликов П.Ф. Государственное регулирование ипотеки. В кн.: «Популярная экономическая энциклопедия». М.: Большая Российская энциклопедия, 2001. 0,4 п. л.
  10. Стерликов П.Ф. Кадастр. В кн.: «Популярная экономическая энциклопедия». М.: Большая Российская энциклопедия, 2001. 0,3 п. л.
  11. Стерликов П.Ф. Государственное регулирование рынка: вопросы истории и теории. В кн. Современная экономика. М., Экономические науки, 2002. 1,2 п.л.
  12. Стерликов П.Ф. Качество и издержки в теории ценности благ. В сб. Качество дистанционного образования. Материалы международной научно-практической конференции. М., 2004. Авт. 1 п.л.
  13. Стерликов П.Ф. Стоимость, меновая стоимость,  альтернативная стоимость. В кн. Современная экономика. Москва-Казань, 2005. 0,5 п. л.
  14. Стерликов П.Ф. Категория качества продукции в трудовой теории стоимости. В кн. Современная экономика. Москва-Казань, 2005. Авт. 0,5 п.л.
  15. Стерликов П.Ф. Единичная общественная стоимость - экономическая характеристика качества продукции. В кн. Современная экономика. Москва-Гомель, 2005. Авт. – 0,5 п.л.

IV. Авторские свидетельства на интеллектуальную собственность

  1. Стерликов П.Ф. и др. Свидетельство №8154 на разработку: Учебно-методический комплекс «Экономическая теория» для обучения по кейсовым-сетевым WEB-CD информационно-образовательным технологиям, зарегистрированную в Отраслевом фонде алгоритмов и программ Государственного координационного центра информационных технологий Федерального агентства по образованию 16 апреля 2007 года.
  2. Стерликов П.Ф. и др. Свидетельство №8298 на разработку: Электронное учебно-методическое пособие (ЭУМП) «Наноэкономика», зарегистрированную в Отраслевом фонде алгоритмов и программ Государственного координационного центра информационных технологий Федерального агентства по образованию 10 мая 2007 года.

1 Сэй Ж.Б., Бастиа Ф. Трактат по политической экономии / Ж.Б. Сэй; Экономические софизмы. Экономические гармонии / Ф. Бастиа / Сост., вступ. статья, коммент. М.К. Бункина, А.М. Семенов. М.: Дело, 2000. – С. 29-30.

  2 Шумпетер Й.А. История экономического анализа: В 3-х т. / Пер. с английского под ред. В.С. Автономова. Т. 2. СПб.: Экономическая школа, 2001. – С.644-645

  3 Прудон П.Ж. Что такое собственность? или исследование о принципе права и власти. М.: Книгоиздательство анархистов-коммунистов «Светлая Звезда», 1919. –  С.97

4 Там же,  С.98

  5 Негиши Т. История экономической теории. М.: АО «Аспект-пресс», 1995. – С.254, 257

  6 Автономов В.С. Модель человека в экономической науке. СПб.: Экономическая школа, 1998. –  С. 89.

  7 Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М.: Прогресс, 1968. – С.71.

  8 Автономов В.С. Модель человека в экономической науке. СПб.: Экономическая школа, 1998. – С.98

  9  Там же, С. 88-89.

10  Златин П.А. Социум и бизнес // Научные труды Международного Союза экономистов и Вольного экономического общества России. Том 11. М.; СПб., 2002. – С.96

11 Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М.: Прогресс, 1968. – С.304

12  Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М.: Прогресс, 1968. – С.196, 306.

13  Левита Р.Я. История экономических учений. М.: Catallaxy, при участии ЗАО «Кно Рус», 1998 . – С.68

14 Ядгаров Я.С. Методологические основания экономической науки в ретроспективе // Экономическая история России: проблемы, поиски, решения / Под ред. доктора экономических наук, проф. М.М. Загорулько. Вып. 6. Волгоград: Издательство ВолГУ, 2004. – С.40

15 Veblen T. The Place of Science in Modern Civilization. New York, 1919. - С.73

16 Чемберлин Э. Теория монополистической конкуренции: (Реориентация теории стоимости). Пер. с англ. / Под ред. Ю.Я. Ольсевича. М.: Экономика, 1996. – С.95

17  Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: Дело Лтд, 1994. – С.368

18 . На пересечении указанных направлений можно «обнаружить» многих известных русских статистиков, в том числе А.И. Чупрова, Ю.Э. Янсона, А.А. Чупрова.

19 При этом явное предпочтение отдавалось австрийской школе. Так, к концу первого десятилетия века были переведены на русский язык основ­ные работы Бём-Баверка и Менгера, а также Джевонса. «Принципы поли­тической экономии» Маршалла в русском переводе появились лишь в сере­дине 80-х годов, а основные работы Вальраса до сих пор ожидают своего часа.

20 Струве П. Хозяйство и иена. Ч. 1. М., 1913. С. 96.

21 Войтинский В. Рынок и цены. Теория потребления рынка и рыночных цен. СПб., 1906.

22 Дмитриев В.К. Экономические очерки. М., 1904.

23 Столяров Н.А. Указ. соч.

  24 См.: Шумпетер Й.А. История экономического анализа: В 3-х т. / Пер. с английского под ред. В.С. Автономова. Т. 3. СПб.: Экономическая школа, 2001. – 678 с.

25 Показательным на этот счет является мнение Дж. Хикса, утверждавшего в одной из своих работ, что «эконометрическая (econometric) теория спроса изучает людей, но только в  качестве лиц, имеющих определенные модели, типы рыночного поведения; она не содержит требований или предлогов, с помощью которых можно было бы увидеть, что происходит в их головах, сознании»  (Hicks J. A Revision of Demand Theory. Oxford: Clarendon Press, 1956. P. 6).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.