WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Аскаров Альмир Ахтямович

устойчивое развитие экономики сельского хозяйства

(на материалах Республики Башкортостан)

Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством:

экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами (АПК и сельское хозяйство)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

 

 

Оренбург – 2008

Диссертационная работа выполнена на кафедре «Экономическая теория»  ФГОУ ВПО «Башкирский государственный аграрный университет»

Научный консультант: доктор экономических наук, профессор

  Нусратуллин Вил Касимович

Официальные оппоненты: доктор экономических наук, профессор

  Галиев Тимергазы Арсланович

  доктор экономических наук, профессор

  Заводчиков Николай Дмитриевич

  доктор экономических наук, профессор

  Шишкин Михаил Иванович

Ведущая организация: ФГОУ ВПО «РГАУ – МСХА им. К.А. Тимирязева»

Защита состоится  30 октября 2008 г. в 09.00 часов на заседании

диссертационного совета ДМ 220.051.05 при ФГОУ ВПО «Оренбургский

государственный аграрный университет» по адресу: 460014, г. Оренбург,

ул. Челюскинцев, 18, конференц-зал административного корпуса.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО

«Оренбургский государственный аграрный университет».

Электронная версия автореферата размещена на сайте ВАК http://vak.ed.gov.ru/

Отзыв на автореферат, заверенный гербовой печатью, просим выслать

по указанному адресу в двух экземплярах.

Автореферат разослан « ____ » ______________ 2008 г.

Ученый секретарь 

диссертационного совета

доктор экономических наук,

профессор  П.П. Гончаров 

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. С началом перехода к рыночным отношениям сель­ское хозяйство характеризуется систематическим сокращением посевных площадей и поголовья скота в сельскохозяйственных организациях, катастрофическим истощением плодородия почв, деградацией материально-технической базы, резким сокращением численности сельского населения, в результате чего абсолютное большинство сельскохозяйственных организаций функционируют малорентабельно и (или) убыточно, многие из них обанкротились и самоликвидировались.

Некоторое усиление внимания федерального правительства в последние годы к этой про­блеме не исключает возможности превра­щения сельского хозяйства на большей части территории России из товарного в натуральное с поистине непредсказуемыми последствиями для ее продовольственной безопасности. В связи с этим серьезного научного исследования требуют основы устойчивого развития экономики сельского хозяйства, что предполагает критическую переоценку сложившейся структуры сельскохозяйственного производства и его территориального размещения, критериев эффективности бизнеса с точки зрения всех участвующих в этом процессе сторон, а также учет природной обусловленности эффективности сельскохозяйственного производства, в том числе местоположением земельных угодий (их географией).

Таким образом, исследование этих вопросов выходит на первый план и становится весьма актуальной задачей.

Степень разработанности проблемы. Исследованию проблемы устойчивого развития экономики посвящены труды многих отечественных и зарубежных авторов, особое место среди которых занимают публикации Барлыбаева Х.А., Баутина В.М., Большакова Б.Е., Брундтланд Г.Х., Голдсмит Э., Данилов-Данильяна B.П., Дятлова С.А., Коптюга В.А., Лосева К.С., Моисеева Н.Н., Кузнецова С.Л. и П.Г., Медоуз Д.Л. и Д.Х., Николис Ж., Новоселова А.Л., Петрикова А.В., Постон Т., Пригожина И., Рандерс Й., Соколова О.А., Стюарт И., Чекерес А.И., Чепурных Н.В., Черникова В.А.

В своих научных изысканиях автор опирался также на труды А.И. Амосова, Н.Г. Арасланова, А.В. Бузгалина, Д.Ф. Вермель, Р.С. Гайсина, Т.А. Галиева, У.Г. Гусманова, В.А. Жукова, А.П. Зинченко, В.А. Клюкача, В.В. Козлова, К.Б. Магафурова, А.В. Мерзлова, В.К. Нусратуллина, А.Л. Пустуева, Р.Н. Сайранова, А.Ф. Серкова, И.Г. Ушачева, Р.А. Ханнанова, посвященные современным проблемам устойчивого развития экономики страны, в т.ч. сельского хозяйства.

В разработку вопросов теории и практики рациональной специализации сельскохозяйственного производства и его территориального размещения, представляющих основу устойчивого развития экономики отрасли значительный вклад внесли Н.П. Александров, Р.М. Зуфаров, С.Г. Колеснев, К.П. Оболенский, Ю.Д. Ступалов, М.И. Такумбетов и другие ученые-аграрники.

Основные результаты в разработке этого научного направления с применением методов экономико-математического моделирования принадлежат В.С. Немчинову, М.Е. Браславцу, В.В. Милосердову, И.Д. Блажу, Р.Г. Кравченко, A.M. Онищенко, В.П.Можину, А.М. Гатаулину, Э.Н. Крылатых.

Как видно из приведенного краткого списка фамилий ведущих ученых, практически все работы, посвященные проблемам специализации и размещения сельскохозяйственного производства, в том числе с применением методов моделирования, относятся к периоду директивного планирования. С обретением реальной самостоятельности субъектами хозяйствования, планирование стало индикативным, что, в свою очередь, потребовало переосмысления теории вопроса и выработки новых подходов, адаптированных к рыночным условиям.

Эффективное реформирование аграрного сектора должна основываться на прогностических моделях, представляющих собой математическое отображение процессов воспроизводства всего ресурсного потенциала сельского хозяйства региона. При этом в полной мере должна быть учтена специфика сельского хозяйства, заключающаяся в том, что процесс воспроизводства касается здесь, в отличие от других сфер экономики, прежде всего, воспроизводства органического вещества почв (гумуса), важнейшей составляющей почвенного плодородия земель. Между тем, в общеизвестных моделях, основанных на методах линейного программирования отсутствовали зависимости, характеризующие вынос и компенсацию гумуса и структуру сельскохозяй­ственного производства, что предопределяет необходимость их совершенствования с тем, чтобы они стали более адекватны реальным условиям.

Возросшая актуальность научно-методических и прикладных аспектов, недостаточная разработанность, а также возникшие с переходом в рыночные условия хозяйствования новые проблемы обусловили выбор темы диссертации, послужили основой для определения цели и задач исследования.

Тема диссертации соответствует пунктам 15.33, 15.34, 15.36, 15.52 Паспорта специальностей ВАК (экономические науки).

Цель исследования: разработка и обоснование системы теоретических, методоло­гических и методических подходов по формированию сельского хозяйства, позволяющего обеспечить устойчивое финансово-экономическое и со­циальное развитие сельских товаропроизводителей с учетом требований рыночного механизма при неистощительном использовании земли во всех природно-климатических зонах Республики Башкортостан.

Цель исследования обусловила постановку и решение задач:

– уточнить и разграничить понятия «развитие» и «устойчивое развитие» применительно к сельскому хозяйству; выявить основные элементы, определяющие устойчивость системы «сельское хозяйство» и тенденции их изменения за годы «реформ»;

– обосновать необходимость реального участия государства в формировании цен на продукцию сельского хозяйства и продовольствие;

– внести дополнения в теорию вопроса о системе показателей и критериев на основе совершенствования понятийного аппарата; произвести исследование соответствия системы показателей и критериев оценки эффективности сельского хозяйства рыночным условиям, дополнить ее новыми критериями;

– проанализировать состояние экономики сельского хозяйства  Республики Башкортостан в зональном разрезе, выявить тенденции и закономерности развития, особенности и структурные изменения в системе, дать оценку соответствия требованиям конкурентного рынка;

– разработать методические приемы отражения в экономико-математиче­ских моделях зависимостей между выносом и компенсацией гумуса и структурой сельскохозяй­ственного производства, а также способы формализации предлагаемых рыночно ориентированных критериев оптималь­ности;

– произвести экспериментальную проверку усовершенствованной модели; разработать предложения по оптимизации производственной структуры сельских товаропроизводителей, расположенных в различных природно-эконо­мических зонах Республики Башкортостан, обеспечивающей им устойчивое развитие при обязательном соблюдении условия неистощительного использования сельскохозяйственных угодий;

– выявить резервы повышения эффективности использования земли, как с позиции бизнеса, так и с позиции общества, реализация которых может значительно улучшить экономическое состояние сельских товаропроизводителей и повысить конкурентоспособность аграрного сектора республики в условиях вступления России в Всемирную торговую организацию;

– разработать алгоритм оценки рыночной стоимости сельхозугодий, учитывающего основные риски отрасли, в том числе обусловленные местоположением (географией) товаропроизводителей, который может использоваться при разработке мер государственного регулирования с целью создания равных возможностей для их устойчивого экономического развития. 

Предметом исследования явились закономерности и особенности динамики воспроизводственных процессов в сельском хозяйстве, вопросы устойчивости и эффективности функционирования сельскохозяйственных товаропроизводителей, находящихся в различных почвенно-климатических условиях.

Объект исследования – производственные отношения, возникающие в процессе воспроизводства многоукладного сельского хозяйства страны. Более детальные разра­ботки проведены на базе сельскохозяйственных организаций Республики Баш­кортостан, отличающихся размерами, структурой производства, социально-экономическим состоянием, обусловленного их территориальным месторасположением (географией). 

Методы исследования. Теоретической и методологической основой ис­следования является диалектический метод познания сущности явлений и про­цессов в сельскохозяйственном производстве, решения правительства Россий­ской Федерации и Республики Башкортостан по рыночному реформированию национальной экономики и сель­скохозяйственного производства, по вопросам совершенствования методов прогнозирования и планирования производства; результаты исследований по экономико-математическому и статистическому моделированию в сфере АПК; математического программирования и информационных технологий; специальная литература по вопросам экономики и организации сельскохозяйственного производства.

В основу диссертации положены результаты исследования автора, проведенного в соответствии с планами научно-исследовательской работы экономического факультета Башкирского государственного аграрного университета по направлению «Разработка научных основ и практических рекомендаций по обеспечению устойчивого финансово-экономического  и социального развития регионального АПК с учетом требований рыночного механизма».

При подготовке информации, ее обработке, обосновании выдвигаемых основных положений диссертации нашли применение различные методы исследования экономических явлений: исторический и логический, методы научной абстракции, расчетно-конструктивный, экономико-статистического и математического моделирования и другие.

Информационная база исследования. В качестве информационной базы использованы данные Госкомстата РФ и РБ, МСХ РФ и РБ, ГУП «Башземоценка», данные периодических изданий, научно-исследовательских институтов, научно-практических конференций и семинаров.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

уточнено понятие «устойчивое развитие сельского хозяйства»; установлено, что «устойчивое развитие» исключает необходимость фазы скачкообразного (через катастрофы) перехода системы «сельское хозяйство» из одного уровня на другой, тогда как «развитие» предполагает обязательное наличие такой фазы; выявлены основные элементы, определяющие устойчивость функционирования сельскохозяйственных товаропроизводителей;

обоснованы несостоятельность теории свободного ценообразования в отношении продукции сельского хозяйства и продуктов питания, на основе чего, обязательность реального участия государства в формировании их цен;

разработаны теоретически обоснованные предложения по рационализации структуры производства, направленные на создание экономических условий, способствующих устойчивому функционированию сельскохозяйственных товаропроизводителей;

исследовано соответствие показателей и критериев оценки эффективности производства современным условиям, в результате чего предложено дополнить систему оценки сельского хозяйства новыми критериями (глобальным и локальным) – эколого-экономической и коммерческой эффективности; 

разработана методика стоимостной оценки ущерба плодородию земли, наносимого сельскохозяйственным производством;

разработана методика и система регрессионных моделей, позволяющие оценить природообусловленную доходность традиционных для республики культур и отраслей, которые станут основой определения мер государственной поддержки хозяйствующим субъектам, в частности «проблемных» территорий;

разработаны методические приемы учета в экономико-математических моделях баланса поступления и выноса гумуса и способы формализации предлагаемых новых рыночно ориентированных критериев, которые нашли отражение в реализованных автором оптимальных решениях; установлено, что усовершенствование моделей, по которому в единую систему объединяются растениеводство, животноводство и земля, повышает уровень управляемости сельскохозяйственного производства, соответственно его устойчивость;

определены оптимальные планы развития сельскохозяйственного производства по всем почвенно-климатическим зонам Республики Башкортостан, которые показывают возможность и необходимость восстановления, в разных зонах республики в разной степени, всех отраслей животноводства в соответствии с принципом достижения наибольшей эффективности использования земли. В суммарном исчислении в оптимальных планах территорий предусматривается увеличение поголовья коров (структурных) на 40 %, лошадей – на 65 %, овец – примерно до 70 % от уровня начала 90-х годов прошлого столетия. Полученные планы гарантируют соблюдение принципа «неистощительного» использования пашни во всех сельскохозяйственных зонах республики;

разработана и апробирована методика стоимостной оценки сельхозугодий, предусматривающая капитализацию двойственных оценок, получаемых в результате решения оптимизационной задачи, преимущество которой состоит в том, что ценность земель определяется в комплексе с другими наличными ресурсами предприятия, тогда как кадастровая оценка основана только на показателях почвенного плодородия;

предложен алгоритм обоснования коэффициентов капитализации, предусматривающий учет влияния наиболее вероятных для сельского хозяйства рисков, отражающих, в том числе различия природно-экономических условий месторасположения (географии) отдельных товаропроизводителей, что поможет решить проблему выравнивания экономических условий их хозяйствования.  Для этого необходимо «восстановить в правах» регулирующую функцию земельного налога налоговой базой должна стать рыночная стоимость сельскохозяйственных угодий (вместо кадастровой стоимости).

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в научном обосновании устойчивого развития экономики сельского хозяйства и расширении возможности  научного познания сельскохозяйственного производства за счет развития его  методического аппарата. Предлагаемые в нем подходы и методика решения задач для разных производ­ственных ситуаций предоставляют пользователям эффективный инструментарий для расчетов оптимальных планов, адаптированных к рыночным условиям хозяйствования.

Практическая значимость работы состоит в том, что результаты решения оптимизационных задач доказывают реальность прекращения процесса деградации пашни во всех сельскохозяйственных зонах республики, а реализация разработанных рекомендаций будет способствовать повышению экономической, социальной, экологической и коммерческой эффективности сельскохозяйственного производства на всей территории Республики Башкортостан.

Теоретические и практические рекомендации, содержащиеся  в диссертации использованы Институтом социально-экономических исследований Уфимского научного центра РАН при выполнении научно-исследовательской работы «Проект программы социально-экономического развития Республики Башкортостан до 2010 года», а также МСХ РБ при разработке целевой «Программы развития АПК Республики Башкортостан на 2006-2010 годы».

Разработки автора легли в основу прочитанных им курсов лекций перед слушателями Центра повышения квалификации БГАУ и Башкирского ИП и ПКК АПК. Методические положения, изложенные в работе, используются в учебном процессе в БГАУ при изучении курсов «Прогнозирование и планирование АПК», «Пла­нирование на предприятии», «Организация сельскохозяйственного производ­ства», «Экономика недвижимости», «Моделирование производственных сис­тем», а также аспирантами экономических специальностей в виде учебно-мето­дических и научных материалов.

Апробация результатов исследования. Основные результаты исследо­вания обсуждались на научно-практических конференциях (5 международ­ных, 5 всесоюзных и всероссийских, 10 региональных) в Москве, Екатерин­бурге, Барнауле, Ростове-на-Дону, Уфе. По результатам исследования опуб­ликовано 65 научных работ – 56 п.л. (41 п.л. принадлежит автору), в том числе 6 монографий (4 в соавторстве) общим объемом 42 п.л. (27 п.л. принадлежит автору), 10 научно-методиче­ских пособий и рекомендаций (в соавторстве) общим объемом 83 п.л. (15 п.л. принадлежит автору).

Структура и объем работы. Цели и задачи диссертационного исследования предопределили логическую схему построения структуры диссертационной работы. Диссертационная работа состоит из введения, 5 глав, выводов и предложений, включает 48 таблиц, 5 рисунков и 8 приложений. Библиографический список использованной литературы включает 323 наименования.

Содержание работы

Введение включает обоснование актуальности темы, формулировку цели и задач работы, основные положения научной новизны, выносимые на защиту, определяет объект, предмет, методологические основы исследования и практическую значимость работы.

В первой главе «Теоретические основы устойчивого развития экономики сельского хозяйства» раскрываются сущность, элементы и факторы устойчивого развития сельского хозяйства; анализируются признаки неустойчивости и условия их преодоления; выявлены особенности и недостатки действия рыночных механизмов самоорганизации в сельском хозяйстве, на основе чего – необходимость усиления организующего начала со стороны системы более высокого уровня – государства в формировании устойчивого сельского хозяйства.

Во второй главе «Методологические аспекты повышения устойчивости экономики сельского хозяйства» исследована система критериев и показателей оценки эффективности результатов деятельности аграрных формирований, предложено дополнить систему новыми критериями и показателями; разработаны и апробированы методики: оценки эколого-экономической эффективности сельскохозяйственного производства; расчета дифференцированных по зонам затрат на производство продукции сельского хозяйства; оценки коммерческой эффективности культур и отраслей на основе маржинального анализа.

В третьей главе «Тенденции и закономерности развития сельского хозяйства в транзитивной экономике» проведен анализ эффективности использования природно-экономического потенциала республики; выявлены тенденции и закономерности функционирования агроформирований в зональном разрезе; установлено, что межзональные различия экономического состояния не могут быть элиминированы рыночными механизмами саморегулирования; наоборот, под действием рыночных сил конкуренции они еще более увеличиваются, препятствуя устойчивому развитию экономики сельского хозяйства республики.

В четвертой главе «Математические модели в планировании устойчивого развития экономики сельского хозяйства» предложено общеизвестную модель оптимизации структуры сельскохозяйственного производства дополнить ограничением, посредством которого становится реальным регулирование баланса гумуса в почве, что позволит поднять устойчивость экономики сельских товаропроизводителей. Обоснованы рыночно ориентированные критерии оптимизации производства и дана методика их информационного обеспечения.

В пятой главе «Стратегия устойчивого развития экономики сельского хозяйства на основе оптимизационного планирования» определены оптимальные параметры развития производства во всех сельскохозяйственных зонах республики, гарантирующие соблюдение принципа «неистощительного» использования пашни. Доказана возможность и необходимость использования результатов оптимизационных расчетов при решении проблемы выравнивания экономических условий хозяйствования отдельных товаропроизводителей, находящихся в разных сельскохозяйственных зонах Республики Башкортостан.

В выводах и предложениях обобщены и сформулированы основные результаты диссертационного исследования.

Основные положения диссертационной

работы, выносимые на защиту

1. Устойчивое сельское хозяйство и тенденции

изменения основных элементов системы за годы «реформ»

Термин "устойчивое сельское хозяйство" (sustainable agriculture) возник и закрепился за сельскохозяйственной практикой вслед за понятием "устойчивое развитие" (sustainable development), которое было принято Генеральной Ас­самблеей ООН (Рио-де-Жанейро, Бразилия, 1992 г.) и легло в основу разработки Концепции устойчивого развития мирового сообщества.

Несмотря на глубокую содержательность и актуальность программных положений Конференции и на то, что основополагающие концептуальные ее документы подписаны нашей страной, а также на Указ Президента РФ Б.Н. Ельцина «О Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию», № 440 от 01.04. 1996 года, по прошествии стольких лет после этих событий можно утверждать, что цели, задачи и реше­ния о последовательном переходе России к устойчивому развитию весьма далеки от претворения в жизнь.

В первую очередь это относится к сельскому хозяйству, «развитие» которого имеет совершенно другую направленность (траекторию) и в корне противоречит сути (смыслу) понятия «устойчивое развитие», конечной целью которого является преодоление многогранной и многоуровневой системы неустойчивого состояния системы, важнейшими элементами которой определены: экологическая, социальная, демогра­фическая, экономическая неустойчивость и т.д.

Из вышесказанного следует, что «развитие» и «устойчивое развитие» не есть понятия-синонимы, как предполагается многими авторами, в том числе в отношении сельского хозяйства, поэтому попытаемся их разграничить, предварительно уточнив сущность самого понятия «развитие». 

Принятое в научной литературе определение понятия «развитие» предполагает как обязательное условие последовательность циклов скачкообразного (через стадию катастрофы)  перехода системы (например, сельского хозяйства) на другой уровень. Иными словами, «развитие» представляется как повторяющиеся с регулярной цикличностью: постепенное изменение пространственного состояния системы, катастрофа (флуктуация), переход на другой уровень и начало нового цикла развития качественно иной системы.

В противоположность регулярно наступающим катастрофам (кризисам) при «развитии», «устойчивое развитие», подразумевает поддержание равновесия между взаимно связанными элементами системы – экономикой, социальной сферой и окружающей средой. Таким образом, для «устойчивого развития экономики сельского хозяйства» необходимо, чтобы оно было способно к воспроизводству природной среды, средств производства, че­ловека, не допуская при этом катастроф на протяжении неограниченно продолжительного времени.

Под «устойчивым сельским хозяйством» или  «устойчивым развитием сельского хозяйства» как сложной системы, включающей население, производственную и социальную сферы, а также природ­ные ресурсы, мы понимаем такое сельское хозяйство, когда оно в состоянии устойчиво воспроизводить (устойчиво развивать) весь свой потенциал – плодородие почвы, средства производства, а также че­ловека, на всей им занимаемой территории и неограниченно продолжительное время. А для этого недостаточно только процессов самоорганизации со стороны субъектов хозяйствования, например, путем выбора структуры сельскохозяйственного производства, минимизирующей ущерб окружающей среде, повышения продуктивности полей и ферм, регулирования за­пасов, страховых фондов и т.д.

Из теории развития следует, что сельское хозяйство как подсистема национальной экономики является неравновесной, неустойчивой системой, следовательно, в любом своем состоянии требует воздействия извне, со стороны государства. Результатом такого воздействия должно стать сельское хозяйство, способное обеспечить рост эффективности сельской экономики, повышение уровня жизни населения, проживающего на этих территориях, сохранение окружающей среды, в частности плодородия почвы для будущих поколений.

Для достижения устойчивости в социальной сфере нам необходимо безотлагательно разворачивать работы по преодолению нищеты. Данная проблема является наиболее болезненной, взрывоопасной и конфликтогенной социальной проблемой, особенно в сельской местности, однако пропасть не только не уменьшается, но не­уклонно расширяется и углубляется. Свидетельством тому являются, например, такие данные – по нашим расчетам следует, что покупательная способность зарплаты работников сельского хозяйства республики за последние три года снизилась примерно на 30 %.

Общепризнано (закон Энгеля), что по доле расходов семьи на питание можно судить об уровне благосостояния разных групп населения одной страны и сравнивать благосостояние граждан разных стран. Так, в США и Японии доля расходов на питание варьирует в пределах 15-20 %, в России же  52 % всех расходов домашние хозяйства тратят на питание, наименее обеспе­ченные же российские граждане на продоволь­ственные товары тратят 60 % и  более своих доходов. Следовательно, с точки зрения закона Энгеля Россия превратилась в одну из бедных стран мира, в результате чего значительно ухудшились уровень и структура питания россиян. Так, дефицит белка в рационе по разным оценкам составляет от 20 до 30 %, об­щая энергетическая ценность су­точного рациона снизилась до уров­ня 1913 года, а продолжительность жизни чело­века, демографическая ситуация страны находятся, как известно, в прямой зависи­мости от количества потребляемых белков и, в первую очередь, белков животного происхождения. Ухудшение качества питания значи­тельной части населения самым серьезным образом сказалось на здоровье и генофонде нации.

Так проявляется в России демогра­фическая неустойчивость, а именно катастрофическим уменьшением численности населения. Хотя авторы «Концепции …» в понятие «демогра­фическая неустойчивость» вкладывали совершенно другой смысл, а именно – перенаселенность планеты так, что она не в состоянии их дальше кормить, обеспечивать чистой водой и воздухом.

Таким образом, главная проблема Правительства России на сегодня – повышение зарплаты, которая обеспечит платежеспособный спрос по сбалансированным ценам. Повышение доходов именно широких масс трудящихся, а их доход, это в основном оплата труда – необходимое условие роста производства, развития инноваций, обес­печения важнейших сфер жизни народа и сохранения России как суверенного государства.

Многие известные российские ученые считают низкую зарплату главным тормозом науч­но-технического прогресса, способным, по общему признанию, разорить самую богатую страну. Более того, они уверены в том, что покупательский спрос должен умеренно опережать производственные возможнос­ти.

Как известно, с началом реформ миллионы сельских жителей остались без работы. Для многих из них личные подсобные хозяйства (ЛПХ) превратились в основную и, нередко, единственную среду приложения труда. В результате этого они оказались абсолютно незащищенными в социальном плане – им не начисляется трудовой стаж, они не получают трудовой пенсии, не охвачены социальным страхованием и даже не имеют полиса обязательного медицинского страхования. Получается, что в части обязанностей они являются гражданами Российской Федерации, в части же прав – нет?!

Обеспечение занятости сельских жителей, таким образом, является важной задачей государства. А пока, в качестве первого шага, государство могло бы создать специальные фонды медицинского и социального страхования для тех людей трудоспособного возраста, которые заняты производством продукции или ремеслами в ЛПХ, восстановить этих граждан в их правах, приравняв их к наиболее распространенной на данной территории категории работников.

Самим же работникам сельскохозяйственных предприятий следовало бы предоставить налоговые льготы. В первую очередь это касается подоходного и единого социального налога, отмена которых дала бы ощутимый прирост доходов крестьян и приблизила их зарплату к 55-60 % от среднего уровня (в настоящее время она составляет менее 40 %, на Западе – до 80-90 %). 

Необходимые средства для усиления социальной защищенности и повышения жизненного уровня вышеназванных категорий граждан государство могло бы получить сполна – для этого достаточно отменить плоскую шкалу подоходного налога, как не оправдавшей надежд на уменьшение теневой активности и увеличение поступлений в бюджет. Более того, плоский налог способствовал росту пропасти между богатыми и бедными и в случае его сохранения в будущем, он будет оказывать отрицательное влияние на развитие экономики страны, усиливая неустойчивость в социальной сфере. 

Такая плоская шкала подоходного налога не применяется ни в одной стране мира. Объясняется это очень просто – введение плоской шкалы подоходного налога «отключает» три из четырех основных функций налоговой системы: регулирующую, распределительную (в некоторых литературных источниках объединяемых в одну общую – экономическую функцию) и социальную. «Работает» только фискальная функция. Таким образом, государство «выпустило» из своих рук одно из самых действенных средств решения важнейших социально-экономических задач. Ученые подсказывают еще один источник пополнения бюджета, не менее чем на 80 млрд. долл. – введение налога на имущество в размере 1,5-2 % его рыночной стоимости, которые считают необходимым направлять на повышение оплаты труда и модернизацию производства.

Следующая наи­более значимая проблема на пути к устойчивому сельскому хозяйству – необратимые процессы истощения плодородия почв, что представляет прямую угрозу благосостоянию будущих поколений. Так, по материалам научных исследований различных авторов известно, что за последние сто лет запасы гумуса в черноземах России уменьшились почти в два раза, а продолжение нынешнего уровня хозяйствования, по их мнению, может привести к полному истощению наиболее ценных черноземных почв уже через 50 лет.

В Республике Башкортостан, по нашим подсчетам, ежегодные потери гумуса достигают 2,0 млн. т, что эквивалентно уничтожению более 3-х млн. т зерна. Примерно такой объем зерна производится и потребляется  в настоящее время в республике. Получается, что нынешнее поколение, удовлетворяя свои потребности в хлебе, одновременно уменьшает возможности будущих поколений в соотношении один к одному. В конечном итоге им придется затрачивать неизме­римо большие ресурсы для получения, например, той же тонны зерна.

Одним из значимых факторов, ведущим к деградации сельскохозяйственных угодий, является невключе­ние в цену товара неуплаченной суммы, предназначаемой на возмещение ущерба окружающей природе, в данном случае – затрат на восстановление плодородия почвы, которые не выражаются в денежной форме и рынок на них должным образом не реагирует. Пока не реагирует, а чтобы это стало реальностью необходимы методики определения размера ущерба в каждом конкретном случае. В нашей работе обоснованы некоторые подходы, направленные на решение такой задачи.

2. Обоснование необходимости участия государства в

формировании цен на продукцию сельского хозяйства

Важная проблема, без решения которой невозможно добиться устойчивого развития сельских территорий – обеспечение равных экономических условий хозяйствующим субъектам на всей территории проживания населения, независимо от их географического положения. Такая проблема является реальностью из-за того, что место каждого территориального подразделения страны, начиная с регионов России и, заканчивая хозяйствующими субъектами, в их ранжированном ряду по признаку образования экономической прибыли обладает устойчивостью и имеет тесную связь с его географическим положением.

Как видно из рисунка 1, в результате действия природно-климатических и географических условий производства только две сельскохозяйственные зоны республики из шести, занимающие 56 % сельхозугодий, функционируют в целом рентабельно, остальные четыре – устойчиво убыточны (1991-2005 гг.).

Таким образом, в условиях рынка совершенной конкуренции, искусст­венно насаждаемых в России, у «замыкающих» товаропроизводителей образу­ется бухгалтерский убыток, который, в силу того, что имеет устойчивый харак­тер, не позволяет им развиваться. В конечном итоге это является первопричи­ной разорения "неэффективных" (по В.К. Нусратуллину) товаропроизводите­лей. Так, по данным МСХ на начало 2006 года каждое 5-е сельскохозяйственное предприятие РБ находилось в различной стадии процедуры банкротства, в т. ч. каждое 8-е – в стадии конкурсного производства, то есть практиче­ской ликвидации. В то же время более 1/4 предприятий «подошли» к концу 2005 года с огромными убытками. Их просроченная кредиторская задолженность при этом составила почти 90 % годовой выручки от реализации продук­ции.

Рисунок 1 – Ранжированный ряд сельскохозяйственных зон Республики

Башкортостан по уровню окупаемости производственных затрат (1991-2005 гг.)

Но, как известно, после разрушительного мирового кризиса 1929-1933 годов большинство стран мира стали практиковать в той или иной степени регулирование рынка сельскохозяйственной продукции, стали встраивать в свою экономику «плановые начала». И сегодня государства стран с развитой рыночной экономикой более чем когда-либо вмешиваются во все сферы аграрной политики. Это означает, что к настоящему времени в мире не осталось совершенных или конкурентных рынков сельскохозяйственной продукции. Но раз нет конкурентного рынка, то нет и свободного рыночного ценообразования, в том числе на межстрановом уровне, нет и полного единства методов формирова­ния цен на различных рынках.

Когда анализируется взаимодействие спроса и предложения, западные экономисты принимают цену в качестве отправной точки анализа, что в корне неверно. Мы считаем, что на рынке сельскохозяйственной продукции "причиной" выступает предложение, а цена является "следствием", величиной, зависящей от предложения. Поэтому будет правомерно рассматривать закономерности ценообразования именно под влиянием предложения, а не наоборот.

Установлено, что спрос на продукты питания является неэластичным как по цене, так и по отношению к предложению. На графике (рис. 2) такое поведение спроса отражается почти вертикальной линией (D).

Цена же имеет высокий уровень эластичности от предложения, в результате чего, по данным «Экономикс» (т. 1, с. 245), достаточно 10-процентного увеличения объема предложения сверх уровня спроса, чтобы цены упали более чем в 2 раза. Это создает большие проблемы отечественным сельхозтоваропроизводителям. Даже не очень высокий урожай, выращенный в благоприятные по погодным условиям годы, может сопровождаться резким падением цены, когда не будет выгодно даже убирать его, в первую очередь в тех регионах, которые относятся к «замыкающим». К этому добавляется давление на внутренние цены со стороны импорта, субсидируемого странами-экспортерами.

  Цена (Р) Спрос (D)

 

 

  -------------------------------------------------• Р1 => 2 Р0 

     

  Q => Q0 – 10 % Q0 => Q1

  -----------------------------------------------------•  Р0

  Q => Q0 + 10 % Q0 => Q2

  Р2 => 1/2 Р0

  ----------------------------------------------------------•

  0 Q1  Q0  Q2  Объем (Q)

Рисунок 2 – Влияние объема предложения на цены продуктов питания

Логично предположить, что цены так же резко изменятся (поднимутся) в случае уменьшения объема предложения и что, низкий урожай, вызванный, скажем, засухой, может повысить совокупный доход всех агроформирований. Но на деле агроформирования не имеют никакого выигрыша: во-первых, львиная доля дохода от повышения цен, если таковое случится, окажется в карманах кредиторов, перерабатывающих и обслуживающих предприятий, монопольных поставщиков в сельское хозяйство техники, топлива и энергии, сырья и материалов, которые заинтересованы в возвращении долгов; во-вторых, накопленные годами в западных странах излишки продукции беспрепятственно пойдут на Российский рынок; в-третьих, правительство, даже только из желания «самосохранения» предпримет меры к стабилизации цен на продовольственном рынке, например, осуществит небольшую товарную интервенцию.

Как следует из вышеизложенного, чтобы «сбить» цены, достаточно «выбросить» на рынок незначительный объем продукции, а значит, это не потребует от правительства особо крупных ни финансовых затрат, ни запасов продовольствия. Сложнее стабилизировать цены на достаточно высоком уровне. 

В этой ситуации одной из первоочередных мер должно стать обязательство государства, в случае кратковременного перенасыщения рынка, закупить весь объем товарной продукции по объявленным заранее гарантированным ценам. Это станет серьезной защитой сельхозпроизводителей от «шантажа» как недобросовестных отечественных покупателей, так и зарубежных поставщиков продукции, если они захотят «сбить» цены.

Цены, объявленные в самом начале сельскохозяйственного года, а не после завершения уборочных работ, должны гарантировать товаропроизводителям стабильный доход на уровне, достаточном для устойчивого развития, то есть обеспечивающем расширенное воспроизводство всех без исключения видов ресурсов – людских, почвенного плодородия, капитала. В силу этого она и называется ценой производства или предложения, объективной основой которой служит ограничение – товаропроизводитель должен компенсировать свои бухгалтерские издержки, связанные с производством и иметь достаточную для развития прибыль – «нормальную» или «экономическую». При этом цена предложения определяется не фактическими издержками производства, а уровнем издержек на момент реализации товара (по А.И. Амосову). Из этого следует, что цены на сельскохозяйственную продукцию объективно могут из года в год только повышаться. Причем темпы их повышения должны быть такими, чтобы поддерживать «нормальный» паритет с ценами на промышленную продукцию, используемую сельхозтоваропроизводителями, как это написано в законе «О развитии сельского хозяйства» (2006 г.) – «… поддержание паритета индексов цен (тарифов) является одной из целей государственной аграрной политики». Правда, такая цель была поставлена еще в законе «О государственном регулировании агропромышленного производства» (1997 г.), который после 8-летнего «бездействия», «стараниями» Правительства России утратил силу.

Пора, наконец, чтобы механизмы ценового регулирования, закрепленные в нормативно-правовых документах государства «заработали». При этом необходимо критически переосмыслить накопленный мировым сообществом опыт, в первую очередь в Советском Союзе и, принять его таким, чтобы решить триединую задачу сельских территорий – покончить с нищетой населения; нормализовать демографическую ситуацию; остановить процессы деградации земли.

3. Рационализация структуры производства,

направленная на создание устойчивого сельского хозяйства

Мы не отрицаем существования закономерности – чем выше уровень специализации, тем выше уровень эффективности, но только в условиях устойчиво развивающейся экономики. В современных же условиях концентрация сил и средств на производстве 2-3 традиционных видов продукции сельского хозяйства пагубно сказывается на эффективности конечных результатов деятельности субъектов хозяйствования. Напротив, расширение ассортимента производимой продукции и увеличение видов предоставляемых услуг (диверсификация производства), могли бы стать источником дополнительных либо альтернативных доходов для многих селян. В этих условиях одной из главных задач науки является, на наш взгляд, разработка вариантов диверсификации сельского хозяйства, которые бы обеспечивали как можно больше сельских жителей постоянными рабочими местами и доходами, достаточными для достойной жизни.

Регрессионные модели, полученные нами, как первая, так и вторая, показали умеренное отрицательное влияние уровня специализации на окупаемость затрат и подтвердили наши выводы.

1. Первая модель (получена по данным сводных годовых отчетов сельхозпредприятий 54 районов РБ):

Y = 132,6 – 44,5 • Кстп,

где Y – окупаемость производственных затрат, в %; Кстп – коэффициент сосредоточения товарного производства, в долях единицы (коэф. парной корреляции г = – 0,618; F-критерий Фишера = 32,05; t-критерий Стьюдента = – 5,66).

Коэффициенты сосредоточения товарного производства (Кстп) рассчитывались по формуле (по А.М. Онищенко):

  Кстп = 1 / di • i,

где di – удельный вес i-й отрасли (в долях единицы) в составе товарной продукции в хозяйствах одного района; i – порядковый (ранговый) номер товарной отрасли (i = 1, 2, …, n) – ранжируется в порядке уменьшения  удельного веса отрасли; – знак суммирования. При этом di = 1.

2. Вторая корреляционно-регрессионная модель (включает основные товарные отрасли 30 районов лесостепной зоны РБ) также свидетельствует об обратной зависимости эффективности сельского хозяйства от уровня его специализации (знак «минус» при всех коэффициентах регрессии), то есть, чем выше уровень специализации, тем ниже окупаемость производственных затрат:

  Y = 891,6 – 7,7•X1 – 7,8•X2 – 3,0•X3 – 10,0•X4 – 8,9•X5 – 11,0•X6 – 7,9•X7,

где  Y – окупаемость производственных затрат, в %; Х1…Х7 – доля зерна, сахарной свеклы, подсолнечника, картофеля, скотоводства, свиноводства, птицеводства, в % (коэф. множест. коррел. R = 0,784; F-расч. = 5,01; все t-расч. >> t-табл.; -коэфф. имеют также знаки  «минус», как и коэфф. регрессии – а1…а7).

Таким образом, среди целого ряда нерешенных проблем, возникших перед сельскими товаропроизводителями, наиболее важной по своей актуальности является проблема совершенствования размещения и специализации сельскохозяйственного производства на всех уровнях, начиная с уровня отдельных субъектов хозяйствования до уровня регионов и создание условий для его устойчивого функционирования и развития.

В связи с этим, весь вопрос сводится к оценке рациональности фактического размещения сельскохозяйственного производства с точки зрения полноты учета, в первую очередь, биоклиматического потенциала каждой зоны, района, отдельного субъекта хозяйствования. Это предполагает определение климатически обусловленной продуктивности  угодий относительно всех, традиционно возделываемых видов сельскохозяйственных культур. Такой подход к решению проблемы рационального размещения культур и отраслей животноводства соответствует принципу наилучшего и наиболее эффективного использования земли, который мы схематически изобразили на рис. 3.

Таким образом, правильное решение вопроса о рациональном размеще­нии сельскохозяйственного производства не может быть дано, если предварительно не провести работу по комплексной оценке сельского хозяйства на всей территории республики – по сельскохозяйственным зонам, административным районам, а в дальнейшем и по сельским территориальным единицам.

Такой анализ должен предусмотреть стоимостную оценку наносимого плодородию почвы ущерба, как по отдельным производствам, так и для отдельных севооборотов и угодий. Последнее приобретает особую актуальность в связи с тем, что, потери плодородия почвы, связанные с сельскохозяйственным производством имеют тенденцию роста и становятся сопоставимыми в денежном выражении с получаемой с этих земель продукцией растениеводства.

Рисунок 3 – Факторы, обеспечивающие формирование

устойчивого сельского хозяйства в регионе

В этих условиях, поэтому, не менее важно, основываясь на, так называемых, структурообразующих силах (по В.С. Немчинову), определение рационального сочетания отраслей сельского хозяйства и правильных севооборотов для отдельных почвенно-климатических зон и административных районов республики, с тем, чтобы минимизировать отрицательную разность между выносом питательных веществ урожаем сельскохозяйственных культур и их компенсацией за счет пожнивных остатков. Недостающая часть (отрицательная разность) питательных веществ почвы подлежит компенсации за счет внесения органических и минеральных удобрений. И требование, как минимум, о простом воспроизводстве почвенного плодородия должно выполняться, без какого-либо исключения, на всей площади угодий, используемой в сельскохозяйственном производстве. Решение данной проблемы тесно связано с главной экономической задачей, стоящей перед сельским хозяйством – довести производство основных видов продуктов до уровня продовольственной безопасности страны. Но при этом нельзя удовлетворять текущие потребности общества за счет истощительного использования продуктивности земли в короткие промежутки времени. Судьба будущих поколений также не должна быть забыта.

Обобщая вышеизложенное можно сделать вывод о том, что схема размещения сельскохозяйственного производства в будущем должна быть такой, чтобы ущерб, наносимый почвенному плодородию, максимально компенсировался за счет внедрения рациональных севооборотов. При этом сельскохозяйственный бизнес должен быть эффективным с позиции субъектов хозяйствования, независимо от того, в каких природно-климатических условиях они функционируют. Все это, естественно, требует обязательного участия государства с целью создания всем субъектам рынка примерно равных условий конкуренции.

В перспективе меры государственного регулирования  должны быть направлены, по нашему глубокому убеждению,  на сохранение имеющихся и создание новых рабочих мест в сельских поселениях за счет развития многоотраслевого (диверсифицированного) сельского хозяйства, самообеспечения населения продовольствием и т.д. В первую очередь это касается территорий (почвенно-климатических зон и районов) с уязвимой или неблагоприятной природной средой. В противном случае государственные расходы окажутся во много раз больше – на импортирование продовольствия во все больших масштабах, на трудоустройство оставивших сельский труд переселенцев, на создание рабочих мест для высвободившихся из смежных с сельским хозяйством отраслей.

Практикой сельскохозяйственных предприятий выявлены преимущества крупных хозяйств перед мелкими. В них создаются большие возможности для применения достижений научно-технического прогресса, новых технологий, техники и оборудования; повышения урожайности культур и продуктивности животных, снижения себестоимости продукции, роста производительности труда; развития большего числа отраслей с замкнутым циклом производства, переработки и реализации продукции без посредников (диверсификация производства); формирования социальной структуры села, содержания необходимого штата высококвалифициро­ванных руководителей и специалистов, обеспечения дополнительных рабочих мест; лучших условий труда, быта, культуры и более высокой заработной платы. В них наиболее эффективно используются средства государственной поддержки, а также частные инвестиции.

В связи с этим мы считаем необходимым проведение более взвешенной политики в вопросах относительно реорганизации существующих сельскохозяйственных организаций (средних и, так называемых, крупных, имеющих, например, 200-400 коров в одном населенном пункте), и прекратить практику искусственного создания мелких, в том числе и крестьянских (фермерских) хозяйств. На Западе давно признали неизбежность проведения последовательных изменений в структуре сельскохозяйственного производства и занятости, и поэтому принимают меры, способствующие, наоборот, процессу исчезновения мелких ферм (их укрупнению) и развитию более жизнеспособных. Они пришли к выводу, что крупные (в сравнении с мелкими «индивидуальными») сельскохозяйственные предприятия более конкурентоспособны и значительно меньше нуждаются в государственной помощи.

В то же время, мы не можем признать научно обоснованным строительство чрезмерно крупных, даже по российским «меркам», комплексов, особенно молочных, например, на 1200 коров и более, которые предусмотрены по приоритетному национальному проекту «Развитие АПК». С одной стороны это может иметь негативные экологические последствия, которые мы не умеем считать, соответственно и не можем управлять этими процессами. С другой, это будет означать внедрение высокоиндустриальных технологий, что под силу только сильным хозяйствам, в большинстве своем – в форме вертикально интегрированных холдинговых компаний. Это может привести, по некоторым оценкам к уходу с сельских территорий 12-15 млн. чело­век – половины сельского и более 10 % всего населения России (по И.Б. Полюбиной).

Такой вариант развития событий неприемлем для страны, его нельзя допустить ни при каких обстоятельствах, так как это означает еще большее приближение экологической и социальной составляющих системы – сельского хозяйства к стадии катастрофы или скачкообразного перехода в качественно новое (еще худшее) состояние. Сумма экологического и социального ущерба в этом случае может оказаться «неподъемной» для экономики страны в целом, что будет означать катастрофу для всего общества.

Кстати, такое уже было однажды, в начале «перестройки», когда вдруг стали выделять бюджетные средства, на льготных условиях, на строительство «мелких» ферм (на 10-15-20 коров), рассчитанных на ту же систему ведения животноводства, что была на колхозных и совхозных фермах. Тогда это привело к разрушению средних или относительно крупных коллективных хозяйств, то есть государство субсидировало исключительно их разрушение и развал, а на их месте не удалось создать даже десятой части разрушенного производственного потенциала в форме семейных хозяйств. Замена или смена укладов оказалась, мягко говоря, неравноценной. Государственные финансовые средства оказались израсходованными без всякой пользы, если ни во вред аграрной экономике, вместе с тем было «потеряно» и время, так необходимое для стабилизации ситуации в отрасли.

Поэтому считаем, что только реализация продуманного механизма выборочной поддержки существующего сельского хозяйства по территориальному признаку (независимо от формы собственности и организационно-правовой формы хозяйствования) может обеспечить сохранение сельской местности как среды обитания и деревенского уклада, гарантируя жителям общественно-приемлемый уровень доходов и, будет способствовать выводу сельского хозяйства России на траекторию устойчивого развития.

За последние десятилетия, по мере увеличения числа стран, присоединившихся к ВТО и все большей либерализации внешнеторговых отношений внутри организации, в ВТО выработалась целая система мер активной государственной поддержки собственной аграрной сферы, подтвердивших свою эффективность в экономическом, социальном и экологическом отношении, которую, с определенной корректировкой, Россия вправе внедрить у себя.

К важнейшим из них относятся меры государственной поддержки, направленные на создание рабочих мест в сельской местности, улучшение окружающей среды, а также диверсификацию производства и переработку и торговлю готовыми продуктами питания, то есть завершение рыночного цикла на собственной территории.

Наиболее перспективным направлением диверсификации, как показывает практика, можно считать стратегию использования сельскохозяйственных земель в целях получения возобновляемой энергии (биотоплива).

Это, во-первых, хотя бы частично освободит сельских товаропроизводителей из-под “гнета” монополистов в лице топливно-энергетического комплекса; во-вторых, полностью решит проблему утилизации отходов производства наиболее приемлемым образом. Вместо экологического ущерба – налицо удешевление получаемой продукции и повышение социально-экономической эффективности отрасли. Сельское хозяйство может стать важнейшим источником получения возобновляемой энергии, и не только для собственных нужд.

Эти меры направлены на максимально эффективное (с позиции общества) использование природного потенциала всей террито­рии страны, а также местной рабочей силы и, не всегда смогут гарантировать коммерческую выгоду. Их реализация возможна только в том случае, если по примеру стран Запада, большую долю ответственности за развитие сельского хозяйства (ос­новы экономики страны) и сель­ских территорий возьмет на себя государство.

Таким образом, государственное регулирование во внутриэкономической деятельности, будучи проведенным с целью создания устойчивого сельского хозяйства, в свою очередь будет способствовать повышению устойчивости в целом России как государственного образования.

«Замыкающее» же положение России в рентной шкале доходов всех стран мира, обусловленное объективными причинами, делает государственный протекционизм в отношении отечественного сельского хозяйства необходимым и в международном плане, так как оно просто не сможет выжить в равнозначных конкурентных условиях мирового рынка, что означает потерю Россией устойчивости развития в долгосрочной перспективе.

4. Система оценки эффективности сельского

хозяйства и ее дополнение новыми критериями

С переходом к нерегулируемым рыночным отношениям большинство сельскохозяйственных предприятий страны оказались вовлеченными в процессы деспециализации, деиндустриализации, бессистемного сокращения или ликвидации производства традиционных культур и отраслей животноводства. В связи с этим возникла настоятельная необходимость пересмотра как сочетания сельскохозяйственных культур и отраслей животноводства в хозяйствующих субъектах, а также их территориального размещения в республике, так и системы критериев его рациональности.

Разработка вопросов эффективного функционирования сельского хозяйства, соответствующего условиям каждой агроклиматической зоны, соответственно, в целом республики имеет целью корректировку сложившейся специализации сельскохозяйственного производства и обоснование схемы территориального размещения культур и животных с точки зрения экономической, экологической и социальной целесообразности. В такой постановке в условиях расширения рыночной самостоятельности предприятий и сужения прав государственного управления эти вопросы, насколько известно, не ставились и не решались. Следовательно, решение проблемы размещения и специализации сельскохозяйственного производства на разных уровнях предполагает проведение научных исследований, во-первых, по проблемам методологии оценки эффективности как с позиции общеэкономической, так и экологической; во-вторых, по выявлению критериев и определению системы показателей экономической оценки эффективности функционирования для всей совокупности сельхозтоваропроизводителей в ре­гионе, что имеет важное значение для прак­тики.

С учетом сказанного методика комплексной оценки эффективности размещения сельскохозяйственного производства должна удовлетворять следующим основным принципам:

– во главу угла должны быть поставлены долгосроч­ные интересы народного хозяйства в целом, а не его отдельных звеньев, как бы ни казались они значимыми в настоящее время;

– обеспечение оценки функционирования отрасли на разных уровнях иерархии, с тем чтобы направлять коммерческие интересы хозяйствующих субъектов в русло интересов национальной экономики;

– в оценке эффективности должны участвовать только измеримые показатели, при этом желательно ограничиться минимумом исходных параметров, чтобы по возможности избежать сложных вычислений, но достаточным для того, чтобы модель адекватно отражала изучаемое явление;

– параметры, включаемые в модель, должны быть доступными для широкого круга специалистов и иметь обоснованный нормативный характер (желательно наличие обоснованных технологических норм);

– учет всех основных послед­ствий принятия различных вариантов решения как непосредственно в аграрной сфере, так и во всех других отраслях национальной экономики, где проявляется его влияние, включая социальные, экономические, экологические и иные последствия;

– принятие во внимание дополнительных затрат общества, связанных с обеспечением нормальных условий для проживания и трудовой деятельности людей в «проблемных» районах, возможных льгот в оплате труда отдельных категорий работников и их социальном обеспечении и т.д.

Многочисленные исследования, посвященные проблемам повышения эффективности производства, в том числе в сельском хозяйстве, существующее разнообразие трактовок категории эффективности от­ражают ее сложность, многогранность и, в свою очередь, необходимость разграничения на ряд видов.

В экономической литературе принято выделять три основных вида эффективности – техническую, экономическую и социальную. Каждый из видов эффективности характеризуется системой соответствующих показателей и может отразить локальную и глобальную, народнохозяйственную и коммерческую эффективность, в зависимости от уровня иерархии объекта оценки.

Оценивать эффективность функционирования производственной системы также можно с различных позиций: общегосударственных; собственников про­изводства; органов местного самоуправления, на территории которых на­ходится производство; населения района, где расположено производство и т.д.

Критерии и показатели эколого-экономической эффективности. Существующая система показателей оценки эффективности сельскохозяйственного произ­водства не вполне отвечает, на наш взгляд,  современным условиям развития экономики и требует дополнения критериями и показателями эколого-экономической эффективности, с помощью которых деятельность агроформирований должна направляться на всемерное уменьшение ущерба, в первую очередь, земельным ресурсам (рис. 4).

Общепринятые методики определения экономической эффективности сельскохозяйственного производства не учитывают экологический ущерб, что снижает объективность оценки уровня использования земли, так как не отражаются конечные результаты производства с позиции общества. Это тем более важно, если учесть, что экологический ущерб в форме снижения плодородия почвы в течение многих последних лет, значительно (например, в Горно-лесной зоне РБ до 3 раз) превышает сумму чистого дохода, получаемую с отраслей растениеводства, то есть собственно от использования земли. В связи с этим возникает необходимость определения во всех хозяйствующих субъектах размера эквивалентного снижения почвенного плодородия в расчете на всю площадь пашни или стоимости такого объема органических и минеральных удобрений, которые необходимо внести, чтобы обеспечить простое воспроизводство почвенного плодородия (с учетом затрат по их внесению в почву).

Рисунок 4 – Виды эффективности и основные показатели их оценки

Эколого-экономическая эффективность сельскохозяйственного производства – это результат производственной и коммерческой деятельности хозяйств с учетом эколого-экономического ущерба. Она определяется сопоставлением результата с затратами и использованными ресурсами земли, труда работников, производственных фондов и др.

Учитывая, что в сельском хозяйстве главным и незаменимым средством производства является земля, оценка эколого-экономической эффективности сельскохозяйственного производства сводится, по-существу, к определению удельных затрат, связанных с компенсацией потерь гумуса за счет внесения органики, а также питательных веществ почвы – за счет минеральных удобрений, чтобы затем найти сумму экологического ущерба на всю площадь региона, зоны, района, агроформирования и т.д.

Величина удельного ущерба от утраченного плодородия почвы определяется суммой затрат, необходимой для его восстановления в расчете на гектар пашни, которая выра­жается в рублях через стоимость удобрений с учетом расходов на их приобретение и внесение.

Чтобы определить реальную эколого-экономическую эффективность производства и объективно оценить результативность использования природных и других ресурсов, достаточно от полученных экономических результатов вычесть сумму экологического ущерба, как это сделано в табл. 1.

Таблица 1 – Эколого-экономическая эффективность использования земли

по сельскохозяйственным зонам Республики Башкортостан (фактическая)*

Показатели

растениеводства

(на 1 га пашни, руб.)

Северн.

лесо-степь

Северо-восточная лесостепь

Южная лесо- степь

Преду-ральская степь

Заураль-ская степь

Горно-лесная

зона

Стоимость валовой продукции (ВП)

1410

1530

2740

2210

1860

1330

Производственные затраты (ПЗ)

1100

1160

2000

1850

1580

1100

Чистый доход (ЧД = ВП – ПЗ)

310

370

740

360

280

230

Экологический ущерб (ЭУ)

720

710

850

810

740

680

ЧД  – ЭУ

– 410

– 340

– 110

– 450

– 460

– 450

Экологический ущерб на всю

площадь пашни, млн. руб.

460

170

610

1100

280

30

* При расчете выноса питательных веществ почвы урожаем при его уборке использована урожайность сельскохозяйственных культур: по зерновым – за 1956-2005 гг., по остальным – за 1991-2005 гг., структура землепользования – средняя за 2000-2005 годы.

В качестве обобщающих показателей оценки эколого-экономической эффективности использования земли можно принять:

– стоимость валовой продукции сельского хозяйства или только растениеводства, за вычетом экологического ущерба;

– сумму чистого дохода и (или) то же, но за вычетом экологического ущерба и т.д. 

Расчет названного выше критерия позволяет выявить, как используются экономические и природные ресурсы сельского хозяйства в качестве единого природно-хозяйственного комплекса, объективно оценить народнохозяйственную эффективность производственной деятельности агроформирований, находящихся в разных природных условиях, принять оптимальные решения как на предпринимательском, так и государственном уровнях. Такой подход особое значение приобретает в условиях перехода к рыночным отношениям.

По нашим расчетам ежегодный эколого-экономический ущерб от сельскохозяйственного производства (за вычетом компенсации) по Республике Башкортостан составил примерно 2,6-2,7 млрд. руб., тогда как стоимость валовой продукции растениеводства – 7,0-7,5 млрд. руб. (без учета К(Ф)Х и ЛПХ).

Критерий оценки коммерческой эффективности сельскохозяйственного производства. Прибыль, являясь основным критерием описания и оценки текущего состояния коммерческой организации, а также отдельного продукта за отчетный период, не может служить критерием оценки рыночной эффективности отрасли и ориентиром устойчивости предприятия в перспективе.

Из этого следует, что прогноз эффективности отдельных видов продуктов (отраслей) должен осуществляться по другим показателям, которые в большей степени и точнее определяют их конкурентоспособность. Это, в первую очередь, маржинальный доход (МД), определяемый как разность между ценой продукции и удельными переменными затратами (по системе учета «директ-костинг»), а также суммой выручки от реализации продукции и суммой переменных затрат на производство и реализацию того же вида и объема продукции.

Несмотря на то, что «частое и точное определение» полной себестоимости единицы продукции, соответственно и прибыльности, на Западе давно признали «бессмысленным» занятием, в России до сих пор выводы об эффективности продукции (отрасли) делают на основе расчета полной себестоимости.

В нашу задачу не входит подробное описание этой или другой системы учета затрат. Поэтому далее будут обоснованы и показаны только преимущества оценки различных проектных решений, а также эффективности отдельных видов продукции или отраслей на основе маржинального дохода и то, как может быть принято неверное решение, если ориентироваться на показателе их прибыльности или рентабельности.

Как видно из данных табл. 2, отрасли животноводства имеют «отрицательную рентабельность» (себестоимость больше цены). И если следовать логике принятия решений на основе показателя прибыльности, то сельскохозяйственные товаропроизводители республики правы, продолжая ежегодное сокращение поголовья отдельных видов животных на 5-15 %.

Положительные же значения МД по всем видам продукции (отраслей), в отличие от показателя рентабельности, подсказывают товаропроизводителям об их выгодности и необходимости наращивания объемов производства (сбыта) всех, без исключения. То есть вывод – совершенно противоположный. К тому же рентабельность продукции определяется только «постфактум» и практически никакой роли не играет при определении производственной программы предприятия, в то время как показатель МД лишен этого недостатка.

Таблица 2 – Экономическая характеристика отдельных отраслей

Вид продукции

и животных

Себестоимость, руб./ц

Цена,

руб./ц

Прибыль,

руб./ц

Рентабельность, %

MД, руб. на:

1 ц

1 га

Зерно озимой ржи

120

146

26

21,7

64

2090

Зерно яровой пшеницы

157

235

78

49,7

114

2580

. . .

. . .

. . .

. . .

. . .

. . .

. . .

Зерно гороха

190

285

95

50,0

116

2750

Сахарная свекла

90

84

– 6

– 6,7

12

1410

Подсолнечник

282

416

134

47,5

184

1435

. . .

. . .

. . .

. . .

. . .

. . .

. . .

Овцы: прирост жив. массы

шерсть (кг)

3082

16,8

2834

9,4

– 248

– 7,4

– 8,0

– 44,0

108*

1080*

Коровы: молоко

  прирост жив. массы

385

2865

395

2188

10

– 677

2,6

– 23,6

3600*

2000*

Лошади, прир. жив. массы

2395

2132

– 263

– 11,0

237*

470*

Свиньи, прир. жив. массы

3462

2988

– 474

– 13,7

618*

820*

* Использованы данные министерства сельского хозяйства РБ за 2000-2005 годы. По животным MД пересчитан на одну среднегодовую голову; МД на 1 га – на пашню для получения кормов на среднегодовую голову.

В данном случае видно, что каждый центнер произведенной (точнее реализованной) продукции в среднем по республике «вносит»: зерно озимой ржи – 64 руб., семена подсолнечника – 184 руб., «убыточные» – сахарная свекла – 12 руб., овцы (на 1 среднегодовую голову) – 108 руб. и т.д.

В условиях наличия ограничивающих факторов (например, земельных и трудовых ресурсов) недостаточно знать величину МД на единицу продукции для включения его в план производства, а необходимо исчислять доходность единицы ограничивающего ресурса (фактора), например, выход МД в расчете на 1 га пашни, при его (ресурса) использовании для получения того или иного вида продукта. Последние в дальнейшем могут использоваться для оптимизации производственной программы субъекта хозяйствования.

Приведенные данные опровергают распространенное среди специалистов сельского хозяйства мнение, что выгоднее продавать продукцию растениеводства в чистом виде, в частности, зернофураж, чем проводить процедуру превращения его в мясо с убытком для себя. Так, «убыточное» в целом скотоводство по вкладу в покрытие постоянных издержек в расчете на один гектар пахотных угодий опережает не только зерновые культуры с уровнем рентабельности около 40 %, но и подсолнечник, с его еще большим уровнем рентабельности. К тому же не следует забывать и о том, что только наличие животноводства в хозяйствах в какой-то мере помогает сдерживать процессы истощения плодородия пахотных угодий, а также является единственной отраслью, которая трансформирует продукцию естественных сенокосов и пастбищ в продукты питания.

При отсутствии достаточной статистики, в том числе на уровне отдельных субъектов хозяйствования, для проведения маржинального анализа целесообразно воспользоваться технологическими картами или данными непосредственно из годовых отчетов. При этом, в отличие от жестко регламентированного со стороны государства финансового учета, дифференциация затрат по системе «директ-костинг» не требует большой точности, поэтому и деление их на постоянные и переменные будет зависеть от уровня управления в первую очередь, а также от единицы фактора, относительно которого ведется расчет. Например, по отрасли растениеводства традиционно переменные затраты, связанные с выполнением комплекса работ по выращиванию сельскохозяйственных культур, можно полностью отнести к данной группе культур. Но можно и делить их на собственно переменные и постоянные, не связанные напрямую с объемом производимой продукции. Так же и в животноводстве.

В любом случае ошибки в принятии решений управляющим лицом, возникающие из-за некоторой условности такого деления затрат, будут намного меньше тех, которые возникают при оценке эффективности отраслей и планировании производственной программы на основе полной себестоимости.

5. Модели природообусловленной доходности

продукции и отраслей сельского хозяйства

Следующая проблема, уровень разработанности которой не соответствует ее теоретической и практической значимости применительно к условиям рыночной экономики, это проблема эффективности затрат на производство продукции по сельскохозяйственным зонам, районам и сельским территориям.

В условиях, когда формирование цены на сельскохозяйственную продукцию происходит по законам рынка, уровень экономической эффективности ее производства определяется, прежде всего, удельными производственными затратами. Последние обусловлены не только почвенно-климатическим потенциалом субъектов хозяйствования, но и в значительной степени их географическим местоположением и условиями хозяйствования, сложившимися под влиянием тех же природных условий.

Вопрос значительной обусловленности себестоимости или доходности сельскохозяйственной продукции от «местоположения» субъектов хозяйствования в отечественной экономической литературе освещен недостаточно. И только в последние годы, в связи с распространением рыночных принципов на земельные отношения, стали разрабатываться модели оценки земельных участков, в которых обязательно присутствует фактор «местоположения», оказывающий заметное влияние на ценность земли при ее коммерческом использовании. Из этого следует, что выгодное расположение земельных участков повышает доходность бизнеса, например, за счет экономии на транспортных расходах, при развитой производственной инфраструктуре и т.д. Сельскохозяйственное производство не является исключением из этого правила, так как и в этом случае доходность земли определяется доходностью производства. Значительная роль местоположения агроформирований в доходности сельскохозяйственного бизнеса определяется тем, что именно параметры местоположения, главным образом, формируют среду и условия эффективного управ­ления, тем самым оказывают существенное влияние на показатели экономической эффективности использования сельскохозяйственных угодий.

В связи с растущей сегодня недоступностью из-за дороговизны всего спектра материально-вещественных ресурсов (ГСМ, запчасти, удобрения, ядохимикаты, гербициды и т.д.) значение природно-обусловленных факторов существенно возрастает. Это, в свою очередь, делает необходимым проведение детального анализа соответствия сложившегося размещения сельскохозяйственного производства и специализации отдельных субъектов хозяйствования, административных районов и зон с точки зрения их социальной эффективности. При этом проектируемое сель­скохозяйственное производство повсеместно должно стать экономически рациональ­ным, обеспечивающим необходимый уровень рентабельности хозяйствующим субъектам.

Наиболее важными количественными характеристиками условий хозяйствования, которые совместно с природными условиями практически предопределяют экономическую эффективность производства в границах отдельных территорий, в то же время практически неуправляемы со стороны сельскохозяйственных товаропроизводителей, являются: 

– распаханность сельхозугодий, так как чем больше доля пастбищ и сенокосов в составе сельскохозяйственных угодий зоны, района, хозяйства, тем меньший выбор у инвестора (землепользователя), заинтересованного вкладывать свой капитал в сельскохозяйственное использование земельной собственности; возможности же перевода естественных угодий в пашню практически отсутствуют или экономически не оправданы;

– плотность населения, наличие трудовых ресурсов и возможности их использования в сельском хо­зяйстве. Чем больше сельского населения на ограниченной территории, тем больше людей, желающих заниматься сельскохозяйственным производством на единицу земельной площади, соответственно, земля используется более интенсивно и с большей отдачей;

– пространственная доступность средств внешнего инфраструктурного обеспечения, которая характеризуется близостью или прямым доступом к различным транспортным магистралям, товарным станциям и перевалочным базам, удаленностью поселений относительно «центра» и т.д.

Разумеется, приведенный выше «список» не исчерпывает весь перечень показателей, которые потенциально могут рассматриваться в качестве характеристик «местоположения» субъектов сельскохозяйственного производства и которые, в конечном итоге,  формируют их экономическую эффективность. Но он, как показал проведенный нами корреляционно-регрессионный анализ, является достаточно полным, в какой-то мере даже избыточным (табл. 3).

Как видно из табл. 3, два из трех показателей «местоположения» (распаханность и плотность населения) оказывают довольно сильное влияние на результативный показатель (во все анализируемые годы «направление» и относительная «сила» влияния факторов остаются практически неизменными). «Действуют» они в обратном направлении, то есть чем выше плотность сельского населения и уровень интенсивности использования сельскохозяйственных угодий, тем ниже удельные издержки производства. Какое-либо устойчивое влияние фактора транспортной доступности нами выявлено не было. Что же касается экзогенных факторов, то X1 – X2 показали тесную взаимозависимость между собой, остальные две пары – умеренную положительную связь.

Таблица 3 – Корреляционная зависимость себестоимости

продукции от «местоположения» районов и урожайности культур*

Показатели

Y : X1

Y : X2

Y : X3

Y : X4

r

t Ст.

r

t Ст.

r

t Ст.

r

t Ст.

Озимая рожь

– 0,714

7,344

– 0,394

3,093

Коэф. корр. не

отличны от нуля

– 0,672

6,551

  Яровая пшеница

– 0,653

6,214

– 0,443

3,564

– 0,714

7,349

Овес

– 0,561

4,886

– 0,372

2,888

– 0,620

5,702

Ячмень

– 0,676

6,610

– 0,417

3,313

– 0,599

5,389

Горох

– 0,488

3,875

– 0,282

2,032

– 0,469

3,676

Просо

– 0,410

2,203

Коэф. корр. не отличны от нуля

Сахарная свекла

– 0,514

2,747

Коэф. корр. не отличны от нуля

– 0,676

4,200

Овощи

– 0,775

4,588

– 0,606

2,846

– 0,842

5,83

Не отличен от 0

Молоко

– 0,610

4,28

Не отличен от 0

Коэффициенты корреляции не

рассчитывались

Прирост живой массы крупн. рогатого скота

– 0,662

5,16

– 0,41

2,60

Прирост живой

массы свиней

– 0,613

5,09

– 0,45

3,31

* Использованы данные министерства сельского хозяйства РБ за 2000-2005 годы. Обозначения: Y – себестоимость продукции, руб./ц; X1 – распаханность сельхозугодий, %; X2 – плотность сельского населения, чел./км2; X3 – коэффициент транспортной доступности; X4 – урожайность культур, ц/га.

Изложенное выше дает нам основание считать обоснованным вывод о том, что в качестве единого интегрированного фактора «месторасположения» субъектов хозяйствования можно использовать показатель или процент распаханности сельхозугодий, остальные могут или должны быть исключены.

При этом значительные межзональные различия себестоимости продукции обусловлены не только почвенно-климатическим потенциалом субъектов хозяйствования, но и в значительной степени их географическим «местоположением» и условиями хозяйствования. Другими словами, себестоимость, следовательно, и доходность продукции, изменяются не только в соответствии с почвенно-климатическими условиями, но и в зависимости от факторов «местоположения» товаропроизводителей. Роль последних определяется тем, что именно они формируют среду и условия эффективного управ­ления, тем самым оказывают существенное влияние на показатели коммерческой эффективности, как в отраслях растениеводства, так и животноводства.

Учет установленных объективных связей экономической эффективности  производства с факторами «местоположения» необходим при разработке мер государственного регулирования, направленных на создание нормальных социально-экономических условий для населения «замыкающих» территорий. Для этих целей могут быть использованы разработанные нами в ходе диссертационного исследования статистические модели природообусловленной доходности культур и отраслей.

Примером для «подражания», при корректировке политики государственной поддержки сельского хозяйства может послужить практика регионального планирования во Франции, которая начала действовать в 70-х годах прошлого столетия, когда страна была поделена на пять «зон роста», различающихся по принципу «удаленности от Парижа», то есть своим «местоположением».

6. Усовершенствование моделей

расширяет диапазон управленческих решений

В ранее использованных классических моделях, как в отраслевых, так и территориально-отраслевых, сельское хозяйство рассматривается как система, которая состоит из двух блоков – растениеводство и животноводство, отсутствует основа (базис) их существования – земля, обладающая различным плодородием. И это несмотря на то, что критерий оптимальности «максимальная продуктивность земли при условии не только сохранения, но и повышения плодородия почвы» делает обязательным наличие такого блока. Впервые об этом заявили ученые-почвоведы еще в 80-е годы прошлого столетия, но такие модели, по разным причинам тогда не нашли практического применения.

В предлагаемой нами модели оптимизации производства и его размещения отраслевые подсистемы «растениеводство» и «животноводство» логично объединены в одну (единую) систему, в которой круговорот элементов плодородия почвы рассматривается как функция комплекса управляемых и неуправляемых переменных, включая ресурсы навоза и органических остатков при данной структуре и достигнутом уровне ведения сельского хозяйства.

Очевидно, что долговременные прогнозы динамики плодородия почв не могут быть сделаны без адекватного учета поступления и выноса органического вещества (гумуса) почв региона. Таким образом, автор пришел к необходимости включения в разрабатываемые модели уравнения баланса гумуса (ограничение 15) в почвенном покрове пахотных угодий региона, что является одним из новых элементов предлагаемой  модели:

15) – 3,2•X1 – 5,0•X2 – … + 0,2•X7 – … + 30•X15 – … –1•X29 0,

где X1 – площадь озимой ржи, га; X2 – площадь яровой пшеницы, га; X7 – площадь гороха, га;  X15 – площадь сидерального пара, га;  X29 – положительный остаток гумуса, ц. Коэффициенты при переменных показывают разность «прихода-расхода» гумуса (в центнерах) на принятую единицу измерения переменной (на примере Северной лесостепной зоны Республики Башкортостан).

С введением в модели развития сельского хозяйства дополнительного блока «почва» возрастает число регулируемых параметров. Это, в свою очередь, расширяет «границы» (диапазон) возможных решений, в том числе за счет изменения подсистем «растениеводство» и «животноводство», что, в конечном итоге, положительно скажется на устойчивости сельского хозяйства.

Модели в предлагаемой постановке могут разрабатываться в нескольких модификациях, отличающихся между собой, главным образом, основными ограниче­ниями, и в меньшей степени – перечнем управляемых переменных.

Как показали результаты модельных исследований автора на подготовительном этапе, наиболее «схожими» со своим «прототипом» получаются модели, разработанные на основе фактически сложившихся условий производ­ства. Такая постановка задачи оправдана и обоснована именно теперь, когда все внимание хозяйствующих субъектов направлено на решение текущих «неотложных» задач; набор культур, возделываемых с целью получения прибыли не оставляет большого выбора; совершенствование технологии производства, требующее, как правило, значительных средств, также нереально и т.п.

Что касается блока «земля», который объединяет подсистемы «растениеводство» и «животноводство», то тут также возможны варианты:

– можно «подогнать» набор культур и отраслей для поддержания бездефицитного баланса гумуса, сделав ограничение «жестким»;

– ограничиться определением дисбаланса гумуса и питательных элементов почвы для коммерчески эффективной структуры производства, чтобы затем найти прием­лемый компромисс между критериями разного уровня иерархии.

В стратегическом плане нам представляется более перспективным первый вариант, реализация которого только и может остановить процесс ежегодного снижения плодородия почв. Но он невозможен без обеспечения государством, во-первых, нормальных экономических условий для всех без исключения сельскохозяйственных товаропроизводителей; во-вторых, строгого контроля над их деятельностью на предмет изменения плодородия почвы в связи с использованием земли с целью извлечения ими прибыли.

Рыночно ориентированные критерии оптимизации производства и их информационное обеспечение. Выбор критерия оптимизации объекта планирования, в первую очередь, зависит от уровня рассматриваемой экономической системы. При этом глобальные критерии должны отвечать, так же как и в «эпоху социализма», достижению главной цели общества. В отношении сельского хозяйства это означает, в первую очередь, полное удовлетворение потребности общества в продуктах питания, который удобнее всего выражать «в душевых годовых рационах» (по В.С. Немчинову), используя нормы потребления пищевых элементов – калорий, белков, жиров и т.д. Именно проблема «душевого производства и душевого потребления» является главной при решении задачи обеспечения населения страны продовольствием. Так было при «социализме», будет и при «капитализме». Поэтому для определения уровня показателей оценки эффективности использования земельных и трудовых ресурсов, обусловленных природными условиями отдельных почвенно-климатических зон республики, продукцию сельского хозяйства мы выразили в годовых пищевых рационах. При этом сначала было определено содержание пищевых веществ и энергетическая ценность одной тонны продукции сельского хозяйства, затем, на основании их и данных о многолетней урожайности культур в отдельных зонах республики определена продуктивность земли (животных) в годовых белковых, жировых, углеводных и калорийных рационах, обусловленная природными условиями.

Математическая запись ограничения в развернутом виде, например по белку (под № 16), выглядит так (по Северной лесостепной зоне):

16) 40 • X1 + 66 • X2 + … + 7,5 • X28 = 33 • X31,

где X1, X2, …, X28 – отрасли растениеводства и животноводства в принятых единицах измерения: га, ц, гол. Коэффициенты при них показывают выход белка в кг на 1 га (ц, гол.); X31 – число среднедушевых годовых рационов по белку; 33 – средняя годовая потребность одного человека по белку, кг.

Имея такую систему, можно отобрать наиболее выгодные районы производства тех или других предметов потребления, которая является плановой задачей, решаемой на основе учета самых разнообразных экономических соображений, в частности, на основе соображений, связанных с той или другой системой цен, планируемых государством. Но в связи с тем, что государство перестало заниматься задачами планирования, в частности, по проблемам ценообразования на продукцию сельского хозяйства, направление действия данного критерия оптимальности часто не совпадает с коммерческим  критерием – на максимизацию прибыли товаропроизводителей. Поэтому в данной работе эти показатели будут использоваться исключительно в целях оценки и сравнения межзональной эффективности использования земельных ресурсов.

Другим, наиболее подходящим на роль глобального критерия оптимальности показателем мог бы стать, на наш взгляд, максимум стоимости валовой продукции (по рыночным ценам), произведенной всеми категориями товаропроизводителей, за вычетом совокупных затрат на получение этой продукции, в том числе затрат, связанных с предотвращением или возмещением экологического ущерба («экстерналий»). Такие затраты можно принять, по нашему мнению, в качестве «общественно необходимых», так как они отражают ту «цену», которую общество, в конечном итоге, «заплатит» за свое продовольственное обеспечение. Вопрос только в том, кто будет платить – «сегодняшнее общество» или «общество будущих поколений».

В качестве локального критерия оценки коммерческой эффективности конечных результатов деятельности агроформирований нами обоснован и апробирован показатель «максимум маржинального дохода», который  более соответствует принципам рыночной экономики, одновременно элиминирует влияние постоянных издержек на прибыльность единицы продукта, тем самым повышает качество принимаемых решений, что, в конечном итоге будет способствовать формированию устойчивого сельского хозяйства региона.

Использование критерия «максимум маржинального дохода» на локальном уровне наиболее точно отражает коммерческую эффективность бизнеса (сельскохозяйственного) и соответственно выражает функцию максимизации благосостояния сельских товаропроизводителей. Он позволяет также анализировать проблему оптимального сочетания культур и отраслей с позиций сбалансированного соотношения спроса и предложения с учетом влияния рыночной конъюнктуры на цены, как на производимую продукцию, так и на используемые производственные ресурсы.

При использовании критерия «максимум маржинального дохода», получают оптимальную производственную программу, после чего уменьшают полученный маржинальный доход (его максимум) на сумму планируемых постоянных издержек за данный период. Результатом будет максимум прибыли. Можно и не прибегать к вычислениям вне моделей, если суммы постоянных затрат, определенных в расчете на один гектар пашни (при существующей структуре ее использования), ввести в качестве коэффициента целевой функции при переменной «площадь используемой пашни».

Как показывают результаты расчетов, использование маржинального дохода в качестве локального критерия оптимальности обеспечит реальное повышение эффективности использования земли не только в интересах хозяйствующего субъекта, но и в интересах общества – эколого-экономической и социальной эффективности. Другими словами, предлагаемый локальный критерий «ориентирует» производство в том же направлении, что и глобальные критерии и не входит в противоречие с ними. Об этом свидетельствуют данные о возможности создания новых рабочих мест (в Северной лесостепной и Горно-лесной зонах), а также положительный баланс гумуса при реализации оптимальных, с точки зрения субъектов хозяйствования планов.

Положительный баланс гумуса означает, что в результате оптимизации схем размещения сельского хозяйства по всем почвенно-климатическим зонам республики получена такая отраслевая структура производства, которая обеспечивает расширенное воспроизводство важнейшего показателя плодородия почвы, гумуса. Соответственно повышается ценность земель, используемых в сельском хозяйстве, так как повышение плодородия почвы будет способствовать увеличению выхода валовой продукции, то есть росту экономической (с позиции всего общества) эффективности производства.

7. Структурные изменения, способствующие

устойчивому развитию сельского хозяйства

Вариант оптимизации на максимум прибыли (табл. 4), которому присущи серьезные недостатки (об этом говорилось выше), приведен с единственной целью – показать преимущества маржинального дохода в качестве критерия.

Вариант решения задачи по критерию максимум валовой продукции за вычетом производственных затрат и экологического ущерба интересовал нас в смысле наличия преимуществ с позиции общества, то есть по своей общественной или эколого-экономической эффективности. При сравнении двух вариантов оптимальных решений  по выходу валовой продукции в расчете на один рубль затрат обнаруживаются очень незначительные преимущества 3-го варианта над 2-м. Эти преимущества, возможно, будут сведены на нет, при его «доведении» до субъектов хозяйствования с целью практической реализации, так как общество, в лице государственных органов управления, будет нести значительные дополнительные расходы по согласованию их с товаропроизводителями. При этом 3-й вариант значительно уступает 2-му варианту решения задачи по своей коммерческой эффективности, реализация которого не потребует от общества (государства) дополнительных расходов.

Таблица 4 – Характеристика оптимальных вариантов производства

Показатели

Сельскохозяйственные зоны Республики Башкортостан

РБ в целом

Север-ная лесо-степь

Северо-восточная лесостепь

Южная лесо-степь

Преду-ральская степь

Заураль-ская

степь

Горно-лесная

зона

Критерий – максимум прибыли

Прибыль, млн. руб.

161,1

46,9

514,0

549,4

68,1

14,7

1354,2

Рентабельность, %

10,0

6,8

15,1

13,1

6,3

12,7

12,2

Критерий – максимум «МД – Спост.»

Прибыль, млн. руб.

213,5

68,9

577,6

949,9

71,7

23,4

1905,0

Рентабельность, %

9,7

10,5

18,6

22,5

6,4

13,4

16,6

ВП, всего, млн. руб.

3540

1180

5100

6740

1640

310

18510

ВП на 1 руб. затрат, руб.

1,01

0,99

1,12

1,04

0,96

0,84

1,04

Критерий – максимум «ВП – ПЗ – ЭУ»

Прибыль, млн. руб.

156,9

57,4

548,0

712,8

40,2

17,3

1532,6

Рентабельность, %

10,2

8,7

18,1

15,2

4,0

16,3

13,8

ВП, всего, млн. руб.

2620

1190

4940

7310

1430

200

17690

ВП на 1 руб. затрат, руб.

1,07

0,99

1,12

1,04

1,00

0,95

1,06

Таким образом, максимально пригодным для внедрения в практику хозяйствующих субъектов, находящихся на территориях соответствующих сельскохозяйственных зон, является постановка задачи по второму варианту, предусматривающая максимизацию маржинального дохода. Именно этот вариант решения показывает максимальную коммерческую эффективность сельскохозяйственного бизнеса и поэтому является наиболее выгодным с позиции товаропроизводителей, одновременно позволяет увеличить производство зерна в республике в 1,5 раза,  то есть соответствует интересам общества.

Оптимальные варианты выгодно отличаются тем, что число сельскохозяйственных зон, где стоимостный эквивалент экологического ущерба превышает сумму чистого дохода, сокращается до двух против шести в настоящее время. К тому же сумма ущерба по этим почвенно-климатическим зонам становится значительно меньше, которая многократно перекрывается стоимостным эквивалентом образующегося в почве положительного баланса (остатка) гумуса, при реализации плановых, коммерчески эффективных решений (табл. 5).

Анализ результатов оптимизационных расчетов подтверждает необходимость восстановления, в разных почвенно-климатических зонах республики в разной степени, всех отраслей животноводства в соответствии с принципом достижения наибольшей эффективности использования земли. В суммарном исчислении в оптимальных планах предусматривается увеличение поголовья коров (структурных) на 40 %, лошадей – на 65 %, а также восстановление поголовья овец примерно до 70 % от уровня начала 90-х годов прошлого столетия.

Таблица 5 – Эколого-экономическая эффективность

земли  в оптимальных решениях (критерий – «МД – Спост.»)

Показатели

растениеводства

(на 1 га пашни, руб.)

Север-ная лесо-степь

Северо-восточная лесостепь

Южная лесо-степь

Преду-ральская степь

Заураль-ская

степь

Горно-лесная

зона

По РБ в среднем

Валовая продукция (ВП)

2470

2390

4160

2970

2370

2020

3200

Производственные

затраты (ПЗ)

1940

1830

2790

2090

2150

1820

2190

Чистый доход (ВП - ПЗ)

530

560

1370

880

220

200

1010

Экологич. ущерб (ЭУ)

350

260

530

390

280

350

390

ВП – ЭУ

2120

2130

3630

2580

2090

1670

2810

ВП – ПЗ – ЭУ

180

300

840

490

– 60

– 150

620

Данные, характеризующие общие результаты оптимизации структуры сельскохозяйственного производства, свидетельствуют о том, что Башкортостан уверенно можно включить в группу самообеспечиваемых и вывозящих (продовольствие) регионов Российской Федерации. Так, при оптимальном использовании имеющихся природно-климатических ресурсов, сельское хозяйство республики в состоянии обеспечить пищевыми веществами в виде белка и углеводов 6,4-6,5 млн. человек, энергией – 5,8 млн. человек. Это на 40-60 % больше численности населения республики. При этом один работник сельского хозяйства республики в состоянии прокормить 37 человек.

Сравнение плановых показателей, полученных в результате оптимизационных расчетов с фактическими значениями, свидетельствует о наличии больших резервов повышения эколого-экономической эффективности использования земли во всех, без исключения, территориях (зонах) республики. «Приведение в действие» этих резервов не потребует каких-либо значительных капитальных затрат, достаточно  принятие управленческих решений и их планомерное осуществление со стороны самих хозяйствующих субъектов.

8. Оценка стоимости сельскохозяйственных угодий

с использованием результатов оптимизационных решений

Двойственные оценки оптимальных решений в новых экономических условиях приобретают особое значение как инструмент определения рыночной стоимости (цены)  ресурсов, занятых в про­изводстве (для продажи, аренды, залога и т.п.), в частности сельскохозяйственных угодий.

Основное отличие и преимущество предлагаемой методики  состоит в том, что двойственные оценки сельхозугодий, полученные в результате решения оптимизационных задач, отражают ценность земель в комплексе с другими наличными ресурсами предприятия, то есть бизнес как одно целое, тогда как кадастровая оценка основана только на показателях растениеводства. Такой подход к оценке земли мы считаем необоснованным, более того, ошибочным.

О правомочности учета удельной доходности земли, определяемой как результат всей производственной деятельности субъекта хозяйствования, а не только по отдельным ее видам (отраслям, культурам), свидетельствуют и двойственные оценки отдельных сельскохозяйственных культур. Так, если следовать методике оценки кадастровой стоимости земли, то следовало бы найти удельную стоимость пашни под каждой культурой, тогда она была бы значительно выше, так как доходность любой, отдельно взятой культуры (товарной), намного выше доходности одного гектара пашни в среднем. Но специфика сельского хозяйства такова, что хозяйствующий субъект не может строить свой бизнес на одной единственной культуре. А это значит, что он может рассчитывать только на средний доход с гектара земли, как результат рационального сочетания ряда культур и отраслей. Так, в данный момент отрасли животноводства являются малодоходными, зачастую даже убыточными, что оказывает отрицательное влияние и снижает ценность земли. Но, с другой стороны, без животноводства более половины сельхозугодий были бы  совсем «бесплодными» (не давали бы продуктов питания). Таким образом, животноводство, будучи коммерчески малопривлекательной отраслью, повышает ценность земель с позиции всего общества, то есть социально-экономическую и эколого-экономическую.

Другим немаловажным отличием предлагаемой методики от методики кадастровой оценки является учет влияния наиболее вероятных видов рисков, связанных с «местоположением» субъектов землепользования, а не только относительным плодородием земель.

Как видно по данным табл. 6, «оптимально обусловленная» стоимость пашни варьирует в очень широких пределах в межзональном разрезе и резко отличается от кадастровой стоимости. Считаем, что стоимость, не учитывающая влияние природных условий на эффективность производства, не может служить в качестве налоговой базы при определении налога на сельхозугодия.

Таблица  6 – Экспертная оценка ставок капитализации и стоимость

пашни по сельскохозяйственным зонам Республики Башкортостан

Составляющие

ставки капитализации, %

Вероятный интервал

Север-ная лесо-степь

Северо-вост. лесостепь

Южная лесо-степь

Преду-ральская степь

Заураль-ская

степь

Горно-лесная

зона

Безрисковая ставка

14-18

14-18

14-18

14-18

14-18

14-18

14-18

Премия за отраслевой риск

2-5

2-5

2-5

2-5

2-5

2-5

2-5

Ставка по республике

16-23

16-23

16-23

16-23

16-23

16-23

16-23

Общая премия

за риски по зоне

0-10

4

5

3

2

5

10

Зональная ставка

капитализа­ции

16-33

20-27

21-28

19-26

18-25

21-28

26-33

«Оптимально обусловленная» стоимость пашни, руб./га

220-

5340

1250-

1690

1420-

1895

3885-

5315

3840-

5340

930-

1240

220-280

Кадастровая стоимость

пашни, руб./га*

6400

10800

15000

8000

10400

7200

* По Республике Башкортостан в среднем 10100 руб./га.

Стоимость, определенная с учетом рисков, «привязанных» к конкретным условиям, и поэтому близкая к потенциальной цене, может стать нормативной базой рыночно ориентированного налогообложения сельскохозяйственных угодий, помочь решить проблемы выравнивания экономических условий хозяйствования, а также использована во всех тех случаях и целях, в каких она используется в настоящее время по отношению к основным производственным фондам, в том числе и для «начисления амортизации», точнее, определения размера отчислений, предназначенных для создания фонда по восстановлению сельскохозяйственных угодий. Без принятия такого кардинального решения со стороны государства нельзя рассчитывать на прекращение «хищнической» эксплуатации и «разбазаривание» главного богатства страны и народа – земли.

Методологические положения автора по оптимизации структуры сельскохозяйственного производства республики, обеспечивающие безусловное воспроизводство всей совокупности ресурсов могут быть полезны хозяйствующим субъектам других регионов России для повышения общеэкономической, социальной, экологической и коммерческой эффективности производства, то есть при формировании устойчивого сельского хозяйства.

Заключение

Проведенное исследование позво­лило сформулировать следующие основные выводы и результаты.

1. Современное состояние сельского хозяйства Российской Федерации можно оценить как крайне неустойчивое в экономической, социальной и экологической сферах – большинство агроформирований функционируют малорентабельно и (или) убыточно, продолжается сокращение посевных площадей и поголовья скота; оплата труда работников сельскохозяйственных организаций остается крайне низкой, безработица на селе давно превысила всякие допустимые пределы; материально-техническая база отрасли крайне изношена, плодородие пашни продолжает уменьшаться катастрофическими темпами и т.д.

2. Для того чтобы не доводить сельское хозяйство до окончательного краха и, чтобы устойчивое сельское хозяйство стало для России реальностью, как это определено в документах ФАО, управляемое или, лучше сказать, направляемое государством развитие сельского хозяйства становится необходимостью. Основная роль государства при этом сводится к обеспечению условий устойчивого развития села, которое в качестве социально-территориаль­ной подсистемы общества выполняет целый ряд народнохозяйственных функций: производственную, социально-экономическую, демографическую, природоохранную и т.д. 

3. Одна из основных задач государства в ближайшем будущем состоит в разработке моделей рационального размещения сельскохозяйственного производства, где обязательно наличие соотношений, предусматривающих как минимум, постоянное воспроизводство потребляемых ресурсов искусственного и естественного происхождения. Объясняется это тем, что, несмотря на резкое расширение разнообразных воз­можностей обеспечения жизнедеятельности людей, они всегда будут достаточно ограни­чены и, при выборе стратегии развития человечества это необходимо учитывать как непреложный факт.

4. Существующие методики определения эффективности не учитывают потери уровня плодородия земли в результате ведения сельскохозяйственного производства. В связи с этим возникает необходимость дополнения системы оценки результатов бизнеса показателями, с помощью которых деятельность агроформирований должна направляться на всемерное уменьшение ущерба, в первую очередь, почвенному плодородию. В качестве такого критерия нами апробирован показатель «максимум стоимости валовой продукции, за вычетом суммы затрат, связанных с производством продукции и сохранением плодородия почвы». Считаем, что применение такого глобального критерия оправдано в рамках индикативного планирования.

5. Как показало наше исследование, конечные результаты деятельности хозяйствующих субъектов имеют высокую степень обусловленности природно-экономическими условиями, в том числе местоположением земельных угодий.

Предложенный в работе алгоритм определения природообусловленной доходности сельскохозяйственных культур и отраслей станет объективной основой для выработки мер избирательной государственной поддержки для создания товаропроизводителям «проблемных» территорий условий работы в режиме устойчивого воспроизводства всех видов ресурсов.

6. Методологические положения автора по формированию оптимальной структуры сельскохозяйственного производства республики, обеспечивающей расширенное воспроизводство всей совокупности ресурсов, в том числе почвенного плодородия пахотных угодий, рассматриваются здесь как определенный вклад в развитие теории экономики переходного периода. Они могут быть полезны субъектам земельных отношений для повышения эффективности использования принадлежащих им сельскохозяйственных угодий.

7. Несмотря на то, что в странах с развитой рыночной экономикой давно признали ошибочность использования полной себестоимости (прибыльности) единицы продукции для принятия перспективных решений, в России до сих пор выводы об эффективности продукции делают на их основе. Автором доказано, что прогноз коммерческой эффективности производства сельскохозяйственной продукции (с позиции товаропроизводителей) должен осуществляться с использованием критерия (показателя) «маржинальный доход», который обеспечит обоснованность принимаемых управленческих решений на всех уровнях иерархии, а не только  на уровне хозяйствующего субъекта.

8. Анализ модельных решений на основе двойственных оценок дает возможность выявить резервы повышения эффективности использования земли в сельскохозяйственном производстве, как с позиции товаропроизводителей, так и с позиции общества. Их реализация может привести к значительному улучшению финансово-экономического состояния товаропроизводителей республики в целом, что, в свою очередь, дает основание прогнозировать с большой вероятностью, устойчивое развитие сельского хозяйства республики в целом.

9. Рыночная стоимость, определенная с учетом важнейших рисков, «привязанных» к конкретным условиям, может стать основой определения размеров земельного налога в отношении сельхозугодий и решения проблемы выравнивания экономических условий хозяйствования сельских товаропроизводителей. Для этого, кроме изменения налоговой базы необходимо также «восстановить в правах» регулирующую функцию земельного налога.

Основное содержание диссертации

отражено в следующих работах автора

I. Монографии, книги, брошюры

  1. Аскаров А.А. Природно-климатический потенциал развития аграрной экономики (на материалах Респ. Башкортостан). – Уфа : Гилем, 2006. – 110 с.
  2. Аскаров А.А. Оценка и прогноз развития аграрной экономики региона (на материалах Республики Башкортостан). – Уфа : Гилем, 2006. – 157 с.
  3. Аскаров А.А., Аскарова А.А. Стоимость сельскохозяйственных угодий: виды, подходы, методы оценки (на материалах Республики Башкортостан). – Уфа : БГАУ, 2005. – 108 с.
  4. Аскаров А.А., Аскарова А.А. Рыночные методы оценки стоимости сельскохозяйственных угодий (Препринт науч. доклада). – Уфа: БГАУ, 2005. – 43 с.
  5. Аскаров А.А., Нусратуллин В.К. Методические рекомендации по оптимальному планированию сельскохозяйственного производства РАПО. – Уфа : БСХИ, 1985. – 35 с.
  6. Гусманов У.Г., Аскаров А.А., Стовба Е.В. Оптимизация структуры сельскохозяйственного производства района (Практические рекомендации). – Уфа :  Гилем, 2004. – 81 с.
  7. Недорезков В.Д., Сайранов Р.Н., Аскаров А.А. и др. Вопросы реформирования сельскохозяйственных предприятий. – Уфа, 2001. – 77 с.
  8. Недорезков В.Д., Сайранов Р.Н., Аскаров А.А. и др. Реформирование сельскохозяйственных предприятий в условиях рыночной экономики. – Уфа : Изд. Адм. Президента РБ, 2001. – 128 с.
  9. Нусратуллин В.К., Аскаров А.А. Методические рекомендации по оптимальному планированию и использованию кормов в сельскохозяйственных предприятиях. – Уфа : БСХИ, 1985. – 24 с.
  10. Рекомендации по организации и материальному стимулированию труда работников сельскохозяйственных предприятий Уфимского  района всех форм собственности / разработчики Р.Н. Сайранов, А.А. Аскаров, Ф.Н. Гарипов и др.  – Уфа : Мир печати, 2003. – 398 с.
  11. Сайранов Р.Н., Аскаров А.А. и др. Совершенствование хозрасчетных отношений в животноводстве. – Уфа : Баш. кн. изд., 1992. – 80 с.
  12. Сайранов Р.Н., Аскаров А.А. и др. Организация крестьянских хозяйств (Методическое пособие). – Уфа : МСХ РСФСР, 1992. – 32 с.
  13. Сайранов Р.Н., Аскаров А.А. и др. Модели крестьянских хозяйств (Методическое пособие) – Уфа : МСХ и П РБ ; БИП и ПКК АПК, 1995. – 20 с.
  14. Сайранов А.А. Лукьянов В.Н., Аскаров А.А. Внутрихозяйственные экономические отношения в сельскохозяйственных предприятиях. – Уфа : МСХ РБ; БГАУ, 2003. – 172 с.
  15. Хабиров Г.А., Аскаров А.А., Валиахметова Н.З. Организация агрохолдинга (методическая разработка). – Уфа, 2005. –  69 с.
  16. Аскаров А.А., Гарипов Ф.Н. и др. Развитие инфраструктуры земельного рынка и рынка недвижимости (разд. 4.2.6) // Башкортостан – 2010. Программа социально-экономического развития Республики Башкортостан до 2010 года / Правительство РБ, Институт социально-экономических исследований УНЦ РАН. – М.: ЗАО «Изд. «Экономика», 2006. – 604 с. (– С. 178-182).

II.Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ

  1. Аскаров А.А. Природно-обусловленный потенциал сельского хозяйства республики Башкортостан // Аграрная наука. – М., 2006. – № 5. – С. 4-5.
  2. Аскаров А.А. Оценка эффективности продукции сельского хозяйства по системе «директ-костинг» //Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – М., 2006. – № 11. – С. 40-42.
  3. Аскаров А.А. Эколого-экономическая эффективность сельскохозяйственного производства и ее оценка //Аграрная наука. – М.: –  2007. – № 1. – С. 14-16.
  4. Аскаров А.А. Зональные различия в эффективности ведения сельского хозяйства и вопросы господдержки // Вестник Оренбургского государственного университета. – Оренбург, 2007. – № 2. – С. 140-143.
  5. Аскаров А.А. Маржинальный анализ в основе оценки эффективности продукции // Российское предпринимательство. – М., 2008. – № 6. – С. 34-38.
  6. Неганова В.П., Аскаров А.А. Развитие сельского хозяйства региона на основе оптимизационного моделирования //Экономика региона. – Екатеринбург, 2008. Приложение к № 2 (14). – С. 200-208.
  7. Аскаров А.А. Факторы неустойчивости сельского хозяйства и условия их преодоления //Аграрный вестник Урала. – Екатеринбург, 2008. – № 6. – С.13-17.

III. Статьи в центральных  журналах, материалах

международных и всероссийских (всесоюзных) конференций

  1. Аскаров А.А. Некоторые вопросы выравнивания напряженности планов закупок // Нормативные методы планирования закупок сельскохозяйственной продукции в системе хозяйственного механизма АПК : сб. докл. Всесоюз. науч.-метод. конф. – Ростов-на-Дону : ВНИИПиН, 1986. – С. 153-156.
  2. Аскаров А.А., Лукьянов В.Н. Оптимальная численность арендных коллективов в скотоводстве // Проблемы совершенствования хозяйственного механизма в системе АПК : сб. докл. Всеросс. науч.-практ. конф. – М., 1990. Ч. II-III. – С. 177-179.
  3. Аскаров А.А. Методы математического моделирования в дополнительном профессиональном образовании руководителей и специалистов предприятий АПК // Вестник дополнительного профессионального образования. – М.:  – 1998. – № 1 (15). – С. 12.
  4. Аскаров А.А. Налоговое планирование в сельском хозяйстве // Стабилизация аграрного сектора России : тр. междунар. науч.-практ. конференции НАЭОР. – М.: МСХА, 2000. Вып. 3, т. 1. – С. 252-255.
  5. Аскаров А.А. Личные подсобные хозяйства – основа оздоровления экономики села // Финансовое оздоровление предприятий АПК: тр. междунар. науч.-практ. конференции НАЭОР. – М.: – 2001. – С. 223-229.
  6. Аскаров А.А. Специализация сельскохозяйственного производства и ее эффективность // Конкурентоспособность предприятий и территорий в меняющемся мире : тезисы междунар. науч.-практ. конф. – Екатеринбург, 2002. – С. 146-148.
  7. Аскаров А. А., Аскарова А.А. Оценка доли факторов в стоимости произведенной продукции // Региональные проблемы социально-экономического развития АПК : тр. 7-ой междунар. науч.-практ. конф. НАЭОР. – Барнаул, 2003. Вып.7, т. 2. Ч. 1. – С. 23-27.
  8. Аскаров А.А. CVP-анализ и прогнозирование повышения конкурентоспособности продукции // Пути повышения эффективности АПК в условиях вступления России в ВТО : матер. междунар. науч.-практ. конф. – Уфа : 2003. – С. 68-71.
  9. Аскаров А.А. О подготовке сельского хозяйства России к вступлению в ВТО // Формирование механизма экономического роста в Российской Федерации и РБ в координации мирового развития : матер. Всеросс. конф. – Уфа : МГУ; УфГИС.  – 2004. Ч. II.  – С. 246-249.
  10. Аскаров А.А., Аскарова А.А. Оценка рыночной стоимости сельхозугодий // Вопросы оценки. – М.: – 2005. – № 1. – С. 55-60.
  11. Аскаров А.А. О критериях эффективности сельскохозяйственного производства // Перспективы агропромышленного производства регионов России в условиях реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК»: матер. Всеросс. науч.-практ. конф. – Уфа : МСХ РФ, 2006. Ч. 1.  – С. 25-27.
  12. Аскаров А.А. Критерий эффективности  – маржинальный доход // Неравновесный подход в анализе экономики: теория и практика.: матер. Всеросс. науч.-практ. конф. – Уфа, 2006 : БГАУ. – С. 189-192.
  13. Аскаров А.А. Рыночно ориентированные критерии оптимизации  и их информационное обеспечение // Неравновесный подход в анализе экономики: теория и практика : матер. Всеросс. науч.-практ. конф. – Уфа, 2006: БГАУ.  – С. 193-198.
  14. Аскаров А.А., Аскарова А.А. Экономико-математическое моделирование в оценке рыночной стоимости сельскохозяйственных угодий // Неравновесный подход в анализе экономики: теория и практика : матер. Всеросс. науч.-практ. конф. – Уфа, 2006 : – С. 199-205.
  15. Аскаров А.А., Вострецова Т.В. Устойчивое развитие сельского хозяйства в рамках индикативного планирования // Многофункциональность с.-х. и устойчивое развитие сельских территорий. – М.: ВИАПИ, 2007. – С. 361-364.
  16. Аскаров А.А.Некоторые особенности ценообразования на продукцию сельского хозяйства // Проблемы и перспективы развития инновационной деятельности в агропромышленном производстве : матер. Всеросс. науч.-практ. конф. – Уфа : МСХ РФ, МСХ РБ, 2007. Ч.1.  – С. 164-166.

IV. Электронные ресурсы

  1. Аскаров А.А. Маржинальный доход как критерий эффективности отрасли и оптимальности решения // Российский экономический Интернет-журнал // http //: www.e-rej.ru / Articles / 2006 / Askarov. pdf.
  2. Аскаров А.А. Тенденции развития сельского хозяйства Республики Башкортостан // Российский экономический Интернет-журнал // http //: www.e-rej.ru / Articles / 2006 / Askarov. pdf.

V. Статьи в региональных журналах, сборниках научных

трудов, а также  материалах региональных конференций

  1. Аскаров А.А. Среднесрочное прогнозирование урожайности с учетом климатических условий // Вопросы экономико-математического моделирования и технологии машинной обработки информации на сельскохозяйственных предприятиях : сб. науч. тр. Харьк. СХИ. – Харьков, 1977. Т. 231. – С. 16-22.
  2. Аскаров А.А. Вопросы совершенствования планирования производственных затрат в сельском хозяйстве // Пути повышения экономической эффективности организации и управления в сельском хозяйстве : сб. науч. тр. БСХИ : – Ульяновск, 1979. – С. 72-76.
  3. Аскаров А.А. Оптимизация планов сельскохозяйственного производства РАПО // Экономическая эффективность промышленных технологий в сельском хозяйстве : сб. науч. тр. БСХИ. – Ульяновск, 1984. – С. 99-102.
  4. Аскаров А.А. Количественные методы при выборе новых видов деятельности // Сельские узоры. – Уфа, 2001. – № 1. – С. 7-8.
  5. Аскаров А.А. О мерах поддержки сельского хозяйства в рамках подготовки к вступлению в ВТО // Экономика и управление. – Уфа, 2004. – № 5 (61). – С. 50-54.
  6. Аскаров А.А. К вопросам государственного регулирования сельскохозяйственного производства // Резервы повышения эффективности агропромышленного производства : матер. регион. науч.-практ. конф. – Уфа : МСХ РФ, АН РБ, 2004. – С. 62-64.
  7. Аскаров А.А. Прогнозирование сельскохозяйственного производства на основе «маржинального дохода» // Преемственность, состояние и перспективы развития экономической теории : сб. науч. тр. БГАУ. – Уфа, 2005. – С. 371-384.
  8. Аскаров А.А., Аскарова А.А. Новый подход к определению стоимости сельскохозяйственных угодий // Экономика и управление: научно-производственный журнал. – Уфа, 2005. – № 5 (67). – С. 84-89.
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.