WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

СВЕТУНЬКОВ МАКСИМ ГЕННАДЬЕВИЧ

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПАТРИМОНИАЛЬНЫМИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИМИ СЕТЯМИ

Специальность 08.00.05 – Экономика и управление

народным хозяйством (менеджмент, экономика предпринимательства)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Санкт-Петербург - 2011

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов»

Научный консультант -

доктор экономических наук, профессор

Соколов Дмитрий Викторович




Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор

Аренков Игорь Анатольевич

доктор экономических наук, профессор

Погостинская Нина Николаевна

доктор экономических наук, профессор

Табурчак Пётр Павлович

Ведущая организация -

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет»

Защита состоится «___» _____________ 2011 года в ______ часов на заседании диссертационного совета Д 212.237.03 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов» по адресу 191023, г. Санкт-Петербург, ул. Садовая, д.21, аудитория 214. Факс 8 (812) 310 46 28.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов».

Автореферат разослан «___» ________ 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

А. В. Завгородняя

  1. I. общая характеристика работы



Актуальность темы диссертационного исследования

Предприниматель и предпринимательская деятельность всегда представляли интерес для экономической теории и практики государственного управления. В настоящее время именно с предпринимательством и его переориентацией на инновационный курс Правительство Российской Федерации связывает дальнейшее развитие страны. Традиционно экономическая теория рассматривает предпринимателей как атомарных и не связанных друг с другом субъектов. Соответственно, предлагаемые методы государственного регулирования предпринимательской деятельностью основываются на данной методологической предпосылке. В реальной действительности любой антрепренер включен в сложное переплетение множества связей и отношений как экономического, так и неэкономического характера, которые в равной мере оказывают влияние на его хозяйственную деятельность. Влияние этих отношений проявляется, прежде всего, во взаимодействии с другими бизнес-субъектами.

В экономической науке в результате длительной дискуссии, инициированной еще в начале 60-х годов ХХ века О. Уильямсоном, наряду с рыночным обменом был выделен такой тип хозяйственных связей, как административная интеграция, результатом которой становятся интегрированные структуры. Было отмечено, что интегрированные структуры в определенных ситуациях дают на порядок больший экономический эффект в хозяйственной деятельности, чем независимые фирмы, чье поведение регулируется рыночными механизмами.

В середине 80-х ХХ века М. Грановеттер зафиксировал новый тип бизнес-структур, основанный на нерыночных отношениях, который несколько позже получили название сети. В 1990 г. У.У. Пауэлл высказал предположение о том, что сетевые бизнес-структуры возникают в результате нового типа хозяйственной связи — сетевого взаимодействия. Публикации этих исследователей вызвали волну интереса к изучению данного феномена и в настоящее время можно говорить уже о сложившихся традициях изучения предпринимательских сетей. В отечественной науке первые попытки исследования антрепренерских коалиционных образований были предприняты еще в середине 90-х годов, но широкий интерес к данной проблематике еще не возник. Тем не менее, можно отметить, что имеется целый ряд интересных исследований в данном направлении научного поиска.

Предпринимательские сети, как отмечают зарубежные исследователи, возникают в первую очередь в маргинальных слоях, где хозяйственное взаимодействие, основано на неэкономических механизмах и носит вынужденный характер. Предпринимательские сети фиксировались и в давно сложившихся, стабильно существующих слоях общества, но доля их там невелика. Поэтому антрепренерские сети  — это доминирующая форма хозяйственной связи между бизнес-субъектами маргинальных слоев. В российской экономике функционирование предпринимательских сетей фиксируется во всех отраслях экономики и на всех уровнях организации рыночного пространства, и среди предпринимателей всех уровней социального неравенства. Они являются доминирующим типом хозяйственной связи для российской экономики в целом. Коалиционные образования антрепренеров оказывают существенное влияние на характер конкурентной борьбы на рынках, создание и распространение инноваций среди бизнес-субъектов, и в целом на хозяйственную деятельность. Кроме того, российские предпринимательские сети обладают устойчивыми переплетениями связей с представителями органов государственной власти, придающими сетям характер патримониальной укоренённости, что оказывает существенное влияние на характер хозяйственной деятельности отечественных антрепренеров, в частности, формирование устойчивых коррупционных механизмов.

Таким образом, для поступательного развития экономики России актуальной является задача формирования теории и методологии регулирования патримониальными предпринимательскими сетями.

Степень разработанности научной проблемы, которой посвящено диссертационное исследование, может быть охарактеризована как неоднородная.

Теория предпринимательства имеет довольно долгую историю становления и развития. Кроме того, она носит междисциплинарный характер, который в большей степени начинает проявляться именно в конце ХХ века. Тем не менее, можно отметить, что в экономической науке теория предпринимательства формировалась в исследованиях Р. Кантильона, А. Р. Ж. Тюрго, А. Смита, Ж. Б. Сэя, И. Г. Тюнена, К. Г. Маркса, К. Жюгляра, М. И. Туган-Барановского, А. Маршалла, Т. Б. Веблена, Й. А. Шумпетера, Ф. Х. Найта, Дж. М. Кейнса, Л. Э. фон Мизеса, Дж. Л. Ш. Шэкла, Т. У. Шульца, И. Кирцнера и Ф. А. фон Хайека. Высокий интерес к фигуре предпринимателя в экономической науке спровоцировал фокусировку внимания к его деятельности и в смежных науках. В результате стала формироваться социологическая теория предпринимательства, основой которой послужили исследования К. Г. Маркса, Г. Зиммеля, М. Вебера, В. Зомбарта, К. П. Поланьи, Ф. Броделя, И. М. Валлерстайна, Дж. Арриги и других не менее известных социологов. Вслед за социологами интерес к теории предпринимательства стали проявлять исследователи-психологи. Основу психологического направления теории предпринимательства составили труды: З. Фрейда, Э. Фромма, Г. А. Саймона, Дж. К. Хоманса, Д. К. Макклелланда, Дж. Б. Роттера, Дж. С. Одиорне, Р. Т. Брокхауза, К.-Э. Вернерида, М. Кетс де Вриза и других исследователей. На современном этапе теория предпринимательства становится междисциплинарной, что дает целый ряд интересных работ, которые открывают новые направления для исследовательского поиска. Здесь можно указать ряд фундаментальных работ М. Грановеттера, М. Алле, К. Харта, М. Кастельса, А. Портеса, Дж. Гершуни, Э. Фейджа, Э. де Сото, У. Д. Баумоля, Д. С. Норта, Дж. С. Коулмана, М. Каллона, П. Ф. Друкера и других.

Отечественные исследователи Г. В. Баткилина, В. Бондаренко, О. М. Вихарева, Т. Г. Долгопятова, М. Еваленко, Ю. Пивоваров, В. Э. Шляпентох, С. Г. Кордонский и др. изучали феномен предпринимательства в контексте социально-экономического, политического и социокультурного развития страны. Что не только способствовало более глубокому изучению данного феномена, но и стимулировало исследования факторов институционального и инфраструктурного характера, которые оказывают влияние на специфику осуществляемой антрепренерами хозяйственной деятельности. Исследования Г. Л. Багиева, А. Н. Асаула, В. В. Радаева, С. Ю. Барсуковой посвящены изучению различных форм долгосрочного предпринимательского взаимодействия в целях получения конкурентных преимуществ на рынке.

Зарубежная теория предпринимательских сетей формировалась на результатах исследований С. Джонса, В. Хестерли, С. Боргатти, У. Пауэлла, Л. Смит-Дор, М. У. Юсима, Дж. Дэвиса, Р. С. Бёрта, П. Дэвидсона, А. Андерсона, Б. Минтца, К. Менара, Ш. Зукина, П. ДиМаджио, Р. Лестера, М. Пиоре, Б. Ведреша, Д. Старка и других ученых. Значительный вклад внесли в развитие данного направления изучения антрепренеров отечественные исследователи, к числу которых можно отнести следующих: Г. В. Широкову, О. Ю. Серову, В. С. Катькало, Д. С. Львова, Д. А. Новикову, А. Ю. Нечепуренко, А. Олейника, С. Н. Авдашеву и других.

Многие исследователи отмечают, что именно предпринимательские сети в настоящее время становятся приоритетной формой развития современного бизнеса. Тем не менее, в современной экономической науке нет самостоятельного направления исследований данного феномена и тем более, не разработаны теоретические и методические положения патримониальных предпринимательских сетей.

Целью диссертационного исследования является формирование методологических основ теории и практики эффективного государственного регулирования российскими предпринимательскими сетями, как особым видом бизнес-структур.

Для достижения поставленной цели были сформулированы и решены следующие задачи:

  1. определены функции и задачи предпринимательской деятельности в современной экономике, роль и место предпринимателей в инновационном развитии страны.
  2. переосмыслены механизмы регулирования предпринимательской деятельности в современной России в системе мер государственного регулирования с учётом специфики патримониальной укорененности предпринимательских сетей.
  3. изучены теоретические аспекты предпринимательской деятельности, в частности выявлены формы хозяйственной связи между предпринимателями на индивидуальном уровне (реципрокность, перераспределение и обмен) и на организационном уровнях (сетевая, интегрированная и обменная контракции);
  4. развита теоретическая модель трех форм капитала предпринимательской деятельности, позволяющая учитывать не только имеющиеся экономические возможности антрепренера, но и его знания, трудовые навыки, умения, а так же сложившиеся связи и отношения, которые используются им в хозяйственной деятельности. Именно имеющиеся у предпринимателя связи и отношения являются основой для формирования предпринимательских сетей.
  5. построена модель взаимодействия предпринимательской фирмы в деловой среде, которая позволяет учитывать все три типа хозяйственных связей используемые в предпринимательской деятельности;
  6. изучена структура предпринимательских сетей и определены ее базовые элементы, что позволяет изучить ее функционирование в экономике;
  7. зафиксирован патримониальный тип укорененности хозяйственной деятельности российских предпринимателей, в том числе и в российских предпринимательских сетях;
  8. разработана система показателей состояния предпринимательских сетей и методов их оценки, которые дают возможность количественно оценить параметры коалиционных образований и учесть их при анализе уровня и характера конкурентной борьбы на рынке или его отдельных сегментах;
  9. разработана методика изучения пространства потенциальных предпринимательских сетей, позволяющая оценить возможности предпринимателя по привлечению тех или иных экономических субъектов для построения бизнес-структур и участия в конкурентной борьбе за рынок или его отдельные сегменты;
  10. установлена специфика влияния патримониальных предпринимательских сетей на характер конкурентной борьбы на рынках и отдельных сегментах;
  11. определены условия и факторы, влияющие на возникновение конкурентной среды, с учетом существования на рынках и отдельных сегментах сетевых образований антрепренеров;
  12. выявлен механизм создания инновационных продуктов в предпринимательских сетях, учет которого необходим при разработке программ стимулирования инновационной активности антрепренеров;
  13. определены условия и факторы, влияющие на функционирование механизма создания инновационных продуктов в предпринимательских сетях, позволяющие разработать комплекс государственных мер по стимулированию инновационной активности антрепренеров;
  14. разработан комплекс мер государственного регулирования деятельности предпринимательских сетей патримониальной укорененности.

Объектом диссертационного исследования являются российские предпринимательские сети патримониальной укорененности.

Предметом исследования в диссертации выступают институциональные и инфраструктурные аспекты развития патримониальных предпринимательских сетей, специфика их функционирования, методы и способы регулирования их деятельности в российской экономике.

Теоретической и методологической основой исследования послужили фундаментальные и прикладные работы российских и зарубежных ученых в области экономической теории, теории менеджмента, теории предпринимательства и теории конкуренции. Исследование базируется на системном подходе к исследованию функционирования объектов, изучении исторического опыта и сравнительного анализа.

Информационную базу исследования составили официальные статистические данные о тенденциях развития малого бизнеса, материалы тематических исследований по предпринимательству, опубликованные в российской и зарубежной периодической печати, а также результаты собственных эмпирических исследований автора за период 2004-2011 гг.

Соответствие диссертации Паспорту научной специальности. По специализации «Менеджмент» постановка проблем и их реализация в диссертации соответствует пунктам 10.4. - «Государственная политика, механизмы, методы и технологии ее разработки и реализации. Стратегии и тактики в осуществлении государственной политики», 10.5. - «Особенности разработки и реализации государственной политики в экономической и социальной сферах». Прямые и обратные связи государственной политики, механизмов, методов и технологий ее разработки и реализации» и 10.8. - «Управление экономическими системами, принципы, формы и методы его осуществления. Зависимость управления от характера и состояния экономической системы. Управление изменениями в экономических системах. Теория и практика управления интеграционными образованиями и процессами интеграции бизнеса» Паспорта специальности 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством» ВАК.

По специализации «Экономика предпринимательства» постановка проблем и их реализация в диссертации соответствует пунктам 8.8. - «Государственное регулирование и поддержка предпринимательской деятельности (сущность, принципы, формы, методы); основные направления формирования и развития системы государственного регулирования и поддержки предпринимательства» и 8.21. - «Закономерности и особенности развития хозяйственных связей предпринимательских структур» Паспорта специальности 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством» ВАК.

Научная новизна результатов исследования (формула научной новизны). Научной новизной диссертационного исследования является развитие методологии государственного управления российским предпринимательством с учётом выявленных структуры и механизма возникновения, развития и функционирования патримониальных предпринимательских сетей, как особого вида бизнес-структур, а так же инфраструктурные и институциональные факторы, создающие условия предпринимательской деятельности в современной России.

Наиболее существенные результаты исследования, обладающие научной новизной и полученные лично соискателем:

По специализации «Менеджмент»:

  1. Разработаны методологические основы государственного регулирования предпринимательской деятельностью в России, базирующиеся на представлении российского предпринимательства как сложной системы патримониальных предпринимательских структур, состоящих из независимых хозяйствующих субъектов, сетей антрепренеров и интегрированных организационных структур.
  2. Выявлено влияние предпринимательских сетей на уровень конкурентной среды. Доказано, что патримониальные предпринимательские сети способны монополизировать ситуацию как на отдельных сегментах, так и на рынке в целом.
  3. Обоснованы условия и факторы государственного регулирования предпринимательства, определяющие создание эффективной конкурентной среды, которые позволят избежать монополизации рынков предпринимательскими сетями за счёт противодействия патримониальной укорененности хозяйственных процессов.
  4. Определены мотивирующие условия процесса регулирования инновационного развития предпринимательства в России, из которых базовыми являются: 1) искоренение патримониальной укорененности хозяйственных процессов; 2) подготовка и принятие нормативно-правовых документов, стимулирующих поддержку хозяйствующими субъектами решений высших органов государственного управления по переходу к инновационному пути развития страны; 3) создание и развитие сети координирующих, инвестирующих, информационных и посреднических органов и соответствующей инфраструктуры, обеспечивающей реализацию стратегии инновационного прорыва; 4) прямое и косвенное финансовое стимулирование инновационной деятельности; 5) предоставление комплекса услуг, обеспечивающего доступность информации предприятиям и частным лицам, участвующим в инновационном процессе; 6) ликвидация правовой, финансовой, информационной и административной неосведомлённости управленческого персонала и начинающих участников инновационного бизнеса; 7) контроль за соблюдением прав собственности участников инновационной деятельности.
  5. Построена модель поведения предпринимательской фирмы в деловой среде, которая учитывает тип хозяйственной связи с бизнес-партнерами, и позволяет прогнозировать ее поведение на рынке в зависимости от уровня нестабильности хозяйственного порядка.
  6. В системе институциональных факторов выявлено влияние социального неравенства на экономическую эффективность различных групп населения, что позволяет определить те социальные группы общества, для которых предпринимательская деятельность максимально эффективна.
  7. Обоснован механизм влияния социального неравенства, как важнейшего институционального фактора, на специфику предпринимательской деятельности, что позволяет учитывать имеющиеся у бизнес-субъектов ресурсы и капиталы различных объемов для ведения предпринимательской деятельности в той или иной сфере хозяйства.
  8. Определена взаимосвязь и взаимообусловленность специфики хозяйственной деятельности отечественных предпринимателей и типа социального неравенства в современной России, позволяющие конкретизировать систему мер государственного регулирования предпринимательством.
  9. В целях адаптации мер государственного регулирования в теории и практике российского предпринимательства определены отличия российских предпринимательских сетей от зарубежных и факторы, определяющие эти отличия.

По специализации «Экономика предпринимательства»:

  1. Уточнено определение понятия «предприниматель», в котором предприниматель определяется через доминирующий в его деятельности тип хозяйственной связи. Предприниматель – это индивид, для которого институционально обусловленное воспроизводство капитала посредством обмена является основным видом профессиональной деятельности. В основу данного определения положен тип хозяйственной связи, с помощью которого антрепренер осуществляет взаимодействие с другими бизнес-субъектами.
  2. Развита модель трех форм капитала предпринимательской деятельности. В экономической науке понятие «капитал» рассматривается в узкой трактовке, в которой сводят его к материальным или денежным ценностям. Диссертантом была развита модель трех форм капитала П. Бурдьё применительно к предпринимательской деятельности. В диссертации под капиталом понимается накопленный труд, который может существовать в трех состояниях: объективированном, инкорпорированном и институционализированном.
  3. Предложено понятие «формы контракции», под которым понимается формы устойчивых хозяйственных связей между предпринимательскими фирмами.
  4. Выработаны методы оценки свойств и характеристик предпринимательских сетей.

14. Сформулированы новые концептуальные направления развития теории предпринимательства в части:  определения значения хозяйственных связей в деятельности предпринимателя; изучения пространства потенциальных предпринимательских сетей; выявления механизмов создания инновационных продуктов в предпринимательских сетях.

Теоретическая и практическая значимость исследования

Теоретическая ценность полученных в исследовании результатов заключается в развитии методологических основ теории менеджмента и теории предпринимательства, разработке концептуального подхода к изучению функционирования предпринимательских сетей патримониальной укорененности, как особого вида бизнес-структур российской экономики; разработке системы оценки свойств сетевых образований антрепренеров и методики изучения пространства потенциальных предпринимательских сетей; изучении механизма создания инновационного продукта; изучении влияния патримониальных сетей антрепренеров на конкурентную ситуацию на рынке; определении мер государственного воздействия на предпринимательство с учетом функционирования предпринимательских сетей.

Практическая значимость определяется возможностью их использования в государственном регулировании деятельности субъектов предпринимательства с учетом функционирования вида предпринимательских структур — предпринимательских сетей. Результаты исследования также могут быть использованы при подготовке учебных курсов по дисциплинам «Теория предпринимательства», «Теория предпринимательских сетей», «Менеджмент», «Теория управления», «Методика и методы изучения предпринимательских сетей» и «Конкурентный анализ».

Апробация результатов исследования. По результатам диссертационного исследования за период 2006-2011 годы автором подготовлено и опубликовано 77 научных работ, в том числе 5 монографий, 20 статей, 8 из которых опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК. Общий объем опубликованных работ – 48,4 п.л.

Основные теоретические положения и практические результаты диссертации докладывались на российских и международных конференциях.

Теоретические и практические результаты диссертационного исследования используются автором в процессе преподавания учебных курсов в Санкт-Петербургском университете экономики и финансов (г. Санкт-Петербург), Ульяновском государственном университете (г. Ульяновск), в Ульяновском государственном техническом университете (г. Ульяновск): «Теория предпринимательства», «Управление социальным развитием организации» и «Теория предпринимательских сетей».

Научные исследования, изложенные в диссертации, использовались при выполнении гранта РГНФ №08-02-00212а, «Инновации, предпринимательство и конкуренция: системное исследование взаимосвязи» (2008–2010 гг.). Эмпирические исследования, результаты которых позволили зафиксировать некоторые параметры и свойства изучаемого объекта, были получены в результате исследований, поддержанных: грантом РГНФ №07-03-18005е, «Подготовка социокультурного портрета Ульяновской области по типовой программе и методике для формирования социокультурного атласа России» (2007 г.) и грантом РГНФ  №08-03-18006е, «Социокультурный портрет Ульяновской области, подготовленный по типовой программе и методике» (2008 г.).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения, списка литературы, включающего 224 наименований.

Структура диссертации, логика и последовательность изложения материала в диссертации определены целями и задачами исследования.

Во введении обоснована актуальность выбранной темы исследования, раскрыта степень ее проработки, объект и предмет исследования, определены основная цель и задачи, теоретическая и методологическая основа исследования, научная новизна, практическая значимость выполненной работы, а также приведены сведения об апробации результатов исследования.

В первой главе «Теория предпринимательства: ретроспективный анализ базовых теорий» дан обзор основных концепций предпринимательства в экономической, социологической и психологической науках. Завершает главу анализ современных концепций теории предпринимательства, которые приобретают междисциплинарный характер. Зафиксированы основные наработки исследований деятельности антрепренера.

Во второй главе «Концептуальные основы теории предпринимательской деятельности» представлена логико-гносеологическая интерпретация понятий «предпринимательство» и «предпринимательская деятельность», предложено авторское определение понятия «предприниматель». Описаны основные факторы индивидуального влияния, которые оказывают воздействие на предпринимательскую деятельность, ее направленность и специфику. Предложена трехфакторная модель предпринимательской деятельности. Выделены три формы хозяйственной связи предпринимателя с бизнес-субъектами на индивидуальном уровне: реципрокность, перераспределение и обмен. Выделены три формы хозяйственной связи предпринимателя с хозяйствующими субъектами на организационном уровне: сетевая, интегрированная и обменная. Предложена модель взаимодействия предпринимателя в деловой среде. Выявлены и описаны факторы, определяющие выбор той или иной формы хозяйственной связи в зависимости от специфики деловой среды. Установлено, что ситуации нестабильного хозяйственного порядка доминирующей формой хозяйственной связи становится сетевое взаимодействие. В случае длительного сетевого взаимодействия разовые контакты трансформируются в сложившуюся стабильную бизнес-структуру, которая обозначается, как предпринимательская сеть.

В третьей главе «Методология и теория бизнес-структур — предпринимательских сетей» дан обзор современной теории предпринимательских сетей, зафиксированы основные направления исследований и полученные результаты. Представлены наиболее распространенные типы классификаций предпринимательских сетей. Описаны наиболее часто исследуемые виды коалиционных образований антрепренеров. Дано описание типовой структуры предпринимательской сети. Установлена и описана специфика функционирования российских предпринимательских сетей.





В четвертой главе «Методология и методика изучения предпринимательских бизнес-структур в форме предпринимательских сетей» зафиксирована специфика социального неравенства современной России, описано ее влияние на хозяйственный порядок экономической системы. Установлено, что именно специфика социального неравенства современного российского общества обуславливает нестабильность хозяйственного порядка. Защитной реакцией предпринимателей на нестабильность становится переход к сетевому типу хозяйственных связей. Результаты многочисленных исследований свидетельствуют, что в российской экономике доминируют среди экономических субъектов предпринимательские сети. Рассмотрена роль предпринимательских структур в механизме коррупции. Дан критико-конструктивный анализ методов выявления свойств и характеристик предпринимательских сетей. Предложена система показателей состояния предпринимательских сетей и методы их оценки. Предложена методика выявления и изучения пространства потенциальных предпринимательских сетей.

В пятой главе «Государственное регулирование конкуренции с учетом влияния патримониальных предпринимательских сетей» описано влияние предпринимательских сетей на конкуренцию, как на отдельных сегментах, так и на рынке в целом. Зафиксировано стремление данных бизнес-структур к монополизации, как отдельных сегментов, так и рынков в целом. Представлен обзор основных подходов к измерению уровня конкуренции и продемонстрирован их высокий уровень погрешности в ситуации присутствия предпринимательских сетей на рынке. Представлен альтернативный метод оценки данного явления, разработанный диссертантом совместно с доцентом А.В. Волковым, который позволяет наиболее точно измерять уровень конкуренции на рынке и его отдельных сегментах. Выявлены условия и факторы формирования конкурентной среды с учетом функционирования предпринимательских сетей. Разработаны меры государственного регулирования патримониальными предпринимательскими сетями для создания конкурентной рыночной среды.

В шестой главе «Государственное регулирование инновациями с учетом влияния патримониальных предпринимательских сетей» выявлен существующий в предпринимательских сетях механизм создания инноваций. Данный механизм основывается на изменении конфигурации связей между элементами коалиционного образования антрепренеров. Дан анализ инновационного развития региона России на примере Ульяновской области. Установлено, что механизм создания инновационных продуктов в предпринимательских сетях эффективно функционирует лишь при условии существования конкурентной среды. Стимулирование развития конкуренции на рынке и его отдельных сегментах будет способствовать созданию инноваций коалиционными образованиями антрепренеров. Выработаны меры государственного регулирования предпринимательскими патримониальными сетями, которые позволят стимулировать инновационное развитие страны и ее регионов с учет существующего инновационного потенциала.

В заключении подведены основные выводы по результатам исследования.

  1. II. основные положения и результаты исследования, выносимые на защиту

На протяжении более чем двадцати лет в России предпринимаются попытки создать условия для эффективного развития и существования отечественного предпринимательства. За это время было принято множество программ стимулирования предпринимательской активности, выделены существенные средства из бюджета страны на их реализацию, осуществляется подготовка необходимых бизнесу специалистов. К сожалению, деятельность российских антрепренеров не только не позволяет осуществить инновационный прорыв в мировой экономике, но и даже несколько снизить ее сырьевую ориентацию. Неудачи этих мер стимулирования связаны, прежде всего, с неверными методологическими предпосылками современной экономической науки относительно природы феномена предпринимательства. Традиционно все многообразия возможных форм взаимодействия между бизнес-субъектами сводится к равноценному обмену. В результате взаимодействие на рынке рассматривается, как множество разовых контактов абсолютно независимых экономических субъектов. Прикладные исследования демонстрируют обратное: предприниматели не только не стремятся к автономности и независимости, а, наоборот, к созданию долгосрочных отношений. Одним из результатов такой ориентацией на перспективное сотрудничество становится появление на рынке новых бизнес-структур — предпринимательских сетей. Государственное регулирование этими образованиями строится совершенно на иных принципах, нежели регулирование самостоятельными антрепренерами.

Существенно усложняет процесс государственного воздействия на коалиционные антрепренерские образования уникальная специфика российской экономики — ее патримониальная укорененность. Патримониальная укорененность российской хозяйственной сферы проявляется, прежде всего, в активном и непосредственном участии представителей органов государственной власти в экономических процессах. Данное участие проявляется не только и не столько в создании и поддержании институциональных рамок хозяйственной деятельности, сколько в участии в тактическом и оперативном управлении теми  или иными субъектами бизнеса.

Необходимо рассмотреть предпринимателя не как атомарного субъекта, стремящегося рационализовать все свои отношения и взаимодействия на предмет максимизации полезности, а как субъекта включенного в широкое взаимодействие с множеством индивидов, которые не всегда способны принести прибыль. С этих позиций диссертантом было уточнено понятие «предприниматель». В качестве его сущностной характеристики было предложено рассматривать доминирующий тип хозяйственной связи — обмен.

Этот подход позволил в некотором смысле объективировать сущностную характеристику антрепренера, так как выделяемые ранее его базовые черты не были столь однозначны и верифицируемы на эмпирическом уровне. Как было показано в первой главе диссертации, такие сущностные характеристики предпринимателя, как стремление к риску, мотивация достижения, интернальный локус контроля и другие, не подтверждаются практическими исследованиями. Также эмпирически не проверяемы стремление предпринимателя к созданию инноваций, порождению нестабильности и стремление к прибыли. Все эти черты и многие другие присущи предпринимателю, но не являются базовыми. И, кроме того, фиксация их на эмпирическом уровне крайне затруднительна. Тип хозяйственной связи в большей степени доступен для эмпирического изучения и характеризует не желания и устремления предпринимателя, а его профессиональную деятельность.

Исходя из описанного выше, диссертантом было предложено следующее определение понятия «предприниматель»: это индивид, для которого институционально обусловленное воспроизводство капитала посредством обмена является основным видом профессиональной деятельности.

Предложенное определение предполагает расширенную трактовку понятия «капитал». В экономической науке, несмотря на широкое признание работ Г. Беккера, Т. У. Шульца и П. Бурдье, капитал рассматривается исключительно как материальная ценность. Диссертантом было предложено рассматривать капитал в качестве накопленного труда, который существует в трех базовых видах (экономическом, социальном и культурном) и трех состояниях (объективированном, инкорпорированном и институционализированном).  Предложенная модель трех форм капитала предпринимателя позволяет рассматривать социальный капитал в качестве основы формирования предпринимательской сети.

При описании хозяйственной деятельности предпринимателя необходимо учитывать не только имеющийся у него капитал, но и формы его хозяйственных связей с другими бизнес-субъектами. Диссертантом было предложено рассматривать три формы хозяйственной интеграции на индивидуальном уровне и три формы на организационном. На индивидуальном уровне выделены следующие типы связей: реципрокность (взаимность), перераспределение и обмен. На организационном: сетевая, иерархическая и обменная формы контракции. В результате сетевой формы хозяйственной интеграции на рынке появляется новый тип бизнес-структур — предпринимательские сети. Необходимо отметить, что предпринимательские сети являются таким же активным бизнес-субъектом, как и самостоятельные антрепренеры, и иерархически интегрированные структуры. В результате рыночное взаимодействие представляет собой сложное многообразие контактов между отдельными предпринимателями, интегрированными структурами и сетями антрепренеров. Предложенное диссертантом представление рыночного пространства отличается от сложившегося к настоящему времени в экономической науке и позволяет иначе рассмотреть такие экономические феномены, как конкурентная борьба и создание инноваций.

На эмпирическом уровне интегрированные структуры и предпринимательские сети фиксировались многими отечественными и зарубежными исследователями. Многие  из них отмечали, что на разных рынках и в разных социально-территориальных точках мира их пропорции различаются. Некоторые из исследователей причину этого видят в специфике организации самого рыночного пространства, которое обусловлено уникальными свойствами того или иного товара. Диссертантом была выявлена зависимость этих пропорций не столько от специфики товара, сколько от степени стабильности хозяйственного порядка.

В ситуации стабильного хозяйственного порядка сетевые и иерархически интегрированные структуры менее эффективны, чем отдельные предприниматели (предпринимательские фирмы). Исключение составляют коалиционные образования антрепренеров маргинальных слоев общества и иерархии, в которых осуществляется производство технологически сложных продуктов. В диссертации отмечается, что сложившийся хозяйственный порядок задает разную экономическую эффективность разным социальным слоям. Поэтому предпринимателям низших и маргинальных слоев более выгодно осуществлять свою деятельность в сетях.

Среди предпринимателей других слоев из видов хозяйственной связи доминирует обмен. При возрастании нестабильности хозяйственного порядка уровень риска и неопределенности взаимодействия предпринимателей друг с другом и другими бизнес-субъектами увеличивается, наряду с ростом проявлений оппортунизма. Возникает необходимость подкрепления экономических отношений межличностными связями или дополнительным административным контролем. В связи с этим доминирующим типом хозяйственной связи становится сетевая контракция, а так же возрастает доле интегрированных структур. По мере дальнейшего роста нестабильности хозяйственного порядка сетевые структуры оказываются неспособными противостоять оппортунизму и неопределенности, поэтому доминируют на рынках иерархически интегрированные структуры.

Представленное выше описание смены доминирующих типов хозяйственной связи основывается на результатах панельного исследования с 2004 г. по 2010 г., проведенного под руководством диссертанта. На протяжении 7 лет проводилось наблюдение за 28 предпринимательскими фирмами (владелец фирмы является ее директором) в четырех отраслях экономики. Каждая из фирм осуществляла дифференцированную хозяйственную деятельность, но акцентировала свои усилия лишь в одном направлении. Поэтому в каждой отрасли были отобраны 7 фирм с акцентированием деятельности именно в этой сфере экономики.

Основная деятельность фирм ведется в следующих отраслях: оптовая торговля горюче-смазочными материалами, полиграфические услуги, мясозаготовительная деятельность и туристические услуги. В каждой из отраслей присутствует уникальная специфика хозяйственной деятельности, фиксация которой выходит за рамки исследовательского поиска настоящей диссертационной работы, поэтому она не описывается. Отобранная для исследования совокупность фирм не отражает свойств всей генеральной совокупности, в качестве которой выступает все множество предпринимательских фирм и предпринимателей Ульяновской области. Поэтому исследуемая выборочная совокупность является целевой и нерепрезентативной.

Ежеквартально предприниматели предоставляли исследователям список фирм и других бизнес-субъектов, с которыми в течение данного времени осуществляли хозяйственное взаимодействие. В данном перечне антрепренеры отмечали тех субъектов, с которыми их взаимодействие основывалось (или подкреплялось) внерыночными связями. Кроме того, отдельно отмечались те субъекты, взаимодействие с которыми основывалось на различных пересечениях прав собственности. В целях экономии места, полученные данные представлены по годам и по сферам хозяйственной деятельности в табл. 1. В Приложении 2 диссертации динамика типов форм хозяйственной связи предпринимательских фирм представлена поквартально и по каждой элементу наблюдения в отдельности.

Табл. 1. Динамика типов форм хозяйственной связи предпринимательских фирм в указанных отраслях с 2004 по 2010 гг.

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Оптовая торговля ГСМ

сетевая

122

86

63

33

92

133

156

интегрированная

3

3

3

3

4

4

4

обменная

797

923

1068

1217

1164

1116

918

Всего

922

1012

1134

1253

1260

1253

1078

Полиграфические услуги

сетевая

90

82

59

43

124

159

194

интегрированная

0

0

0

0

0

0

0

обменная

1868

1977

2236

2509

1802

1413

1307

Всего

1958

2059

2295

2552

1926

1572

1501

Туристические услуги

сетевая

343

304

226

235

383

526

490

интегрированная

0

0

0

0

0

0

0

обменная

1609

2100

2373

2698

1867

1700

1615

Всего

1952

2404

2639

2933

2250

2226

2105

Мясозаготовительная деятельность

сетевая

42

27

18

24

71

119

156

интегрированная

3

3

3

3

3

3

3

обменная

571

774

1020

1293

962

736

596

Всего

616

804

1041

1320

1036

858

755

На основании полученных результатов панельного наблюдения диссертантом была построена модель поведения предпринимательской фирмы в деловой среде, которая учитывает тип хозяйственной связи с бизнес-партнерами, и позволяет прогнозировать ее поведение на рынке в зависимости от уровня нестабильности хозяйственного порядка.

В зависимости от степени нестабильности хозяйственного порядка предприниматель будет менять тип контракции в своей хозяйственной деятельности, тем самым сокращая трансакционные издержки от нестабильности и оппортунистического поведения бизнес-партнеров. Антрепренер будет стремиться к некоему среднему уровню издержек от взаимодействия, варьируя тип хозяйственной связи.

Таким образом, модель поведения предпринимательской фирмы в деловой среде может быть представлена в виде графика (рис.1), где мелкой пунктирной линией обозначен средний уровень трансакционных издержек, к которому будет стремиться предприниматель.

Панельное наблюдение позволило не только разработать модель поведения предпринимательской фирмы в деловой среде, но и зафиксировать значительную и возрастающую долю бизнес-партнеров исследуемых предпринимателей, с которыми осуществляется взаимодействие на основании сетевой формы контракции, что свидетельствует о том, что в протекающих экономических процессах осуществляют свою деятельность наряду с отдельными предпринимателями, интегрированные структуры и коалиционные образования антрепренеров.

Предпринимательские сети, как специфический тип бизнес-структур, попали в фокус исследовательского интереса относительно недавно, тем не менее, можно выделить уже сложившиеся направления их изучения в экономической науке. В обобщенном виде вектора исследовательского поиска данной тематики представлены в табл. 2. Описанные в данной таблице направления изучения предпринимательских сетей не исчерпывают всего многообразия научных исследований данной тематики, а лишь очерчивают контуры сложившейся к настоящему времени проблемной сферы.

Рис. 1. Средний уровень трансакционных издержек к которому стремится предприниматель в своей хозяйственной деятельности,

варьируя формы хозяйственной связи

Традиционно в науке выделяют следующие виды антрепренерских сетей: этнические предпринимательские сети, предпринимательские сети мигрантов, гендерные и семейные  сети антрепренеров. Кроме того, существует несколько классификаций, построенных на специфике структур коалиционных образований. Например, выделяют открытые и закрытые сети, а так же полицентричные и моноцентричные.

Табл. 2. Основные направления исследований предпринимательских сетей в современной науке

Исследователи

Направления

Granovetter M., Powell W., Асаул А. Н., Скуматов Е. Г., Локтеева Г. Е.

Исследование кластеров, как особого вида бизнес-структур, основанных на формальном объединении предпринимателей в целях консолидации своих действий на перспективных рынках.

Elfring T., Hulsink W., Perren L., Portes A.

Изучение специфики предпринимательских сетей в различных отраслях промышленности, а также в легальной, нелегальной, формальной и неформальной сферах экономик.

Morales-Gualdron S. T., Roig S., De Clercq D., Arenius P., Hmieleski K. M., Corbett A. C., Davidsson P., Honig B., Sanders J., Nee V.

Исследование взаимовлияния предпринимательских сетей и социальных сетей в процессе осуществления хозяйственной деятельности предпринимателем.

Dodd S. D., Jack S. L., Anderson A. R., Greve A., Salaff J. W.,

Выявление и изучение причин и факторов образования предпринимательских сетей.

Mills Ch. R., Useem M., Davis G. F.

Изучение взаимного переплетения сетей антрепренеров и политических элит.

Mintz B. A., Schwartz M., Roy W. G., Bonacich Ph., Burt R. S., Useem M., Vedres B., Stark D.

Исследование специфики структуры предпринимательских сетей, и влияния внешних факторов на их конфигурацию и функционирование.

Davidsson P., Honig B., Klyver K., Hindle K., Meyer D., Neergaard H., Shaw E., Carter S., Havnes P. A., Senneseth K., Hite J. M., Hesterly W. S.,  Широкова Г. В.,  Серова О. Ю.

Изучение коэволюции жизненного цикла фирмы и конфигурации предпринимательской сети.

Диссертантом было предложено разделять предпринимательские сети по типу укорененности. Ш. Зукин и П. Димаджио выделили четыре типа укорененности хозяйственной деятельности: 1) структурная укорененность, под которой понимаются устоявшиеся связи и отношения между индивидами, сложившиеся в результате существующего социального неравенства в обществе, технологического процесса, коммуникативных цепочек и т.д.; 2) когнитивная укорененность — ментальные процессы, направляющие предпринимательскую логику; 3) культурная укорененность — общие убеждения и ценности культуры, формирующие цели хозяйственной деятельности; 4) политическая укорененность — институциональные ограничения, накладываемые на хозяйственную власть и стимулы.

Соответственно, можно выделить следующие типы предпринимательских сетей: 1) предпринимательские сети структурной укорененности, 2) предпринимательские сети когнитивной укорененности, 3) предпринимательские сети культурной укорененности и 4) предпринимательские сети политической укорененности. Результаты исследований, как сторонних исследовательских организаций, так и проводимые диссертантом, позволили зафиксировать превалирующее наличие связей между представителями органов государственной власти и бизнес-структурами. Это позволяет утверждать о доминировании в российской экономике политической укорененности хозяйственных процессов. Следовательно, доминирующий тип предпринимательских сетей так же политически укоренен. Тип политической укорененности экономики определяется, прежде всего, доминирующим типом господства в данном обществе. В политической науке понятие «господство» было введено М. Вебером, который предложил три его базовых вида: традиционное, легальное и харизматическое. По мнению целого ряда отечественных и зарубежных исследований, сложившийся в современной России тип господства является разновидностью традиционного и обозначается, как патримониальный. Диссертантом на основе компиляции исследований Г. Рота, Р. Теобальда, С. Калберга, В. Мервара, Р. Э. Пайпса  и собственных исследований были выделены следующие специфические черты патримониальной государственной организации и управления:

1) государственная власть рассматривается правителем, его подчиненными и народом в целом, в качестве верховной власти, стоящей над законом и обществом;

2) разделение власти на ветви носит исключительно внешний характер, в реальности она концентрируется в руках верховного правителя, в качестве которого могут выступать монархи, президенты, председатели правительств и т.д.;

3) верховный правитель относится к своим подчиненным и своему народу с позиций их полезности: нужны и важны лишь те, которые способны приносить или приносят пользу власти и правителю. Тем не менее, в случае необходимости ими можно пожертвовать, так как их основное назначение — служить и быть полезными. Некоторые полезны лишь для того, чтобы быть принесенными в жертву;

4) делегирование власти верховным правителем рассматривается как «милость» своим подчиненным, оказанная в награду за верность или полезность;

5) подчиненные, получившие какие-либо полномочия от верховного правителя, рассматривают их как личные привилегии (бенефиции), полученные за усердную службу и личную преданность;

6) деятельность патримониального чиновника направлена на поддержание существующей власти и подтверждения своей личной преданности правителю;

7) в своей деятельности чиновник не видит различий между собственными и государственными интересами. Для него они неразделимы;

8) существующее право рассматривается чиновником исключительно как рамки, устанавливающие границы поведения его подчиненных. Эти границы могут им расширяться или сужаться, а в случае необходимости радикально изменяться или действовать избирательно. Любые подобные изменения трактуются, как необходимые меры по поддержанию существующей власти и забота о безопасности или благополучии правителя;

9) любая критики правителя и действующей власти рассматривается патримониальными чиновниками, как личное оскорбление, а лицо или субъект, позволивший себе подобные действия, рассматривается в качестве врага или изменника;

10) любое проявление независимости индивидов от власти рассматривается, как неповиновение;

11) вся внеполитическая деятельность может проистекать исключительно с позволения или согласования с представителями власти. Успехи в ней рассматриваются, как результат помощи или вмешательства власти, неудачи — неграмотность, нерасторопность или вредительство подчиненных;

12) любой независимый политический институт поглощается государственной структурой.

Именно эти черты патримониальной организации и управления,  существующие в современном российском государстве, определяют специфику экономических процессов, в том числе и функционирование предпринимательских сетей. Уникальной спецификой российских предпринимательских сетей является включение в их состав в качестве сетеобразующего элемента представителя органов государственной власти. Этот элемент не только способен использовать ресурсы органа государственной власти в рыночном взаимодействии, но и использует свои возможности для решения практически любой проблемы, в том числе и в конкурентной борьбе.

Патримониальные предпринимательские сети становятся основным механизмом коррупции. Здесь необходимо отметить уникальную специфику данного явления, сложившегося в странах постсоветского пространства, в том числе и в России. Чиновник, использующий ресурсы государственной власти для реализации интересов предпринимательской сети, не считает свою деятельность преступной (коррупционной). Совершаемые им действия, по его мнению, направлены на оказание помощи тем субъектам экономических отношений, которые полезны ему и оказывают поддержку в решении важных с его точки зрения политических задач. Следовательно, они полезные ему, а значит и государству. Поэтому оказание помощи им не только не рассматривается чиновником в качестве преступного действия, даже наоборот, оно становится государственно важным. Поэтому коррупционная деятельность морально-нравственно окрашена ее основными субъектами в положительные оттенки. И поэтому самими участниками не рассматривается в качестве девиантного поведения. Кроме того, окружающие, узнав о подобном преступлении, не считают его таковым, считая, что чиновник реализует свое естественное право «на кормление». В этом заключается уникальность явлений коррупции на территории постсоветского пространства.

Для изучения влияния предпринимательских сетей на экономику необходимо описать их структуру и предложить методы оценки их параметров и характеристик. Диссертантом было дано следующее определение предпринимательских сетей — это бизнес-структуры, состоящие из коалиционных образований формально независимых предпринимателей, чья хозяйственная деятельность основывается на социальных отношениях сложившихся между ними. В любой сети антрепренеров присутствует сетеобразующий элемент, в качестве которого может выступать субъект, способный оказать воздействие на рыночную ситуацию. В качестве сетеобразующего элемента может выступать как отдельный предприниматель или предпринимательская фирма, так и представитель органов государственной власти. Предприниматель включен, как правило, в несколько предпринимательских сетей. Число сетей зависит от количества типовых проблемных ситуаций, с которыми ему приходится сталкиваться в процессе осуществления своей хозяйственной деятельности. Схематично включенность предпринимателя в некое множество сетевых сообществ представлено на рис. 2.

Рис. 2. Включенность предпринимателя в сети

в зависимости от идентификации проблемной ситуации

Параллелограммами обозначены типовые проблемные ситуации, с которыми сталкивается предприниматель и в которых у него сложились сетевые формы взаимодействия с бизнес-субъектами. Число типовых проблемных ситуаций, которые антрепренер может идентифицировать, невелико. В силу ограниченности своих когнитивных способностей он не стремится дать расширенную типологию возникающих ситуаций, а скорее наоборот, стремится свести их к узкому набору. Этим объясняется широко распространенная практика неадекватного использования сетевого ресурса, когда, например, сложная рыночная  проблема может решаться путем неуместного использования административных или криминальных ресурсов. Таким образом, при изучении предпринимательских сетей необходимо вести речь не об одной структуре коалиционного образования, а неком множестве структур, в которые включен предприниматель.

Рис. 3. Посредническая структурная складка

Немалую роль играет способ включенности предпринимателя в несколько антрепренерских сетей. Если предприниматель является посреднической структурной складкой (как это показано на рис. 3), то он может контролировать все взаимодействия между элементами разных сетей, так как все каналы коммуникации опосредуются им. В подобной ситуации вся его деятельность будет направлена на сохранение своего монопольного положения, так как именно оно обеспечивает его устойчивый доход. Создание инноваций в подобной структуре невозможно, так как любые нововведения будут рассматриваться в качестве источника нестабильности существующего положения и предприниматель, занимающий позицию посреднической структурной складки, будет активно препятствовать их созданию и распространению. Подобные межсетевые бизнес-структуры инертны, слабо адаптируются и экономически менее эффективны других конфигураций предпринимательских структур.

Если предприниматель обладает связями с несколькими элементами из каждой сети, то его положение обозначается как интегрирующая структурная складка (рис. 4). Предприниматель, сохраняя свое монопольное положение в межсетевых коммуникациях, способен оптимизировать структуру сети под свои интересы, тем самым, повысив полезность от взаимодействия.

Этот тип бизнес-структур в большей степени способен адаптироваться к рыночной динамике, менее инертен и способен конструировать более экономически выгодные конфигурации взаимодействия.

Рис. 4. Интегрирующая структурная складка

Тем не менее, в силу сохранения монопольного положения предпринимателя в межсетевом взаимодействии, подобная структура не способна на создание и распространение среди своих элементов инноваций. Антрепренер, занимающий позицию интегрирующей структурной складки, не заинтересован во взаимном проникновении нововведений из разных сетей, без своего активного участия. Здесь, как и в предыдущей бизнес-структуре, предприниматель получает выгоду от своего монопольного положения в межсетевой конфигурации и не заинтересован в его утрате. Наиболее экономически эффективной, мобильной и обладающей высоким уровнем адаптивности является бизнес-структура нескольких интегрирующих складок (рис. 5).

Рис. 5. Несколько интегрирующих структурных складок

В данном типе структур присутствует конкурентная борьба между элементами, занимающими позиции интегрирующих структурных складок. В результате конкурентной борьбы конфигурация сетевых элементов в каждой коалиции оптимизируется и деятельность сетевых образований становится более экономически выгодной.

Кроме того, если хозяйственный порядок сохраняет стабильность, то подобные конфигурации предпринимательских сетей становятся нестабильными и склонны к распаду на самостоятельные элементы, что в целом повышает экономическую эффективность их хозяйственной деятельности. При нестабильном хозяйственном порядке эта структура не только сохраняет конфигурацию своих элементов, но и сохраняет благоприятные условия для конкурентной борьбы между интегрирующими структурными складками.

Результаты панельного исследования, проведенного диссертантом и описанного выше, позволили зафиксировать доминирующий тип складок в российских предпринимательских сетях. В наблюдаемых коалиционных образованиях антрепренеров доминирует посреднические структурные складки, иногда присутствуют интегрирующие, а множественные интегрирующие не были зафиксированы ни разу. На базе эмпирических панельных наблюдений диссертантом были предложены методы оценки параметров предпринимательской сети, представленные в табл. 3. Они позволяют получить количественные показатели, характеризующие конфигурацию элементов коалиционных образований, на основании которых можно делать предположения о возможном поведении данной бизнес-структуры на рынке.

Помимо реально существующих предпринимательских сетей на рынке существуют потенциальные связи и взаимодействия, которые при определенных условиях могут сложиться в новые коалиционные образования антрепренеров. Учет данных обстоятельств позволяет принимать более взвешенные предпринимательские решения в процессе хозяйственной деятельности и реализации маркетинговых программ, а так же прогнозировать возможные действия элементов антрепренерских образований в конкурентной борьбе.

Диссертантом были предложены метод и методика выявления пространства бизнес-структуры потенциальных предпринимательских сетей. В основе данной методики лежит метод социометрии, предложенный Дж. Морено. Разработанная методика включает в себя следующие этапы:

1. Построение информационной базы экономических агентов, с которыми предприниматель осуществляет легальное хозяйственное взаимодействие. База формируется на основании данных из счет-фактур за определенный промежуток времени (как правило, за один год).

2. Предпринимателя, а так же лиц, которым он делегировал право принятия решений о взаимодействии, опрашивают на предмет выявления из информационной базы тех агентов хозяйственного взаимодействия, с которыми их связывают внеэкономические отношения. Устанавливаются субъекты сетевого взаимодействия. Предприниматель и их доверенные лица дополняют базу данных теми субъектами, которых там нет, но с которыми существуют хозяйственные связи, основанные на социальных отношениях. Это позволяет установить субъектов, с которыми предприниматель осуществляет сетевое взаимодействие, не отраженное в бухгалтерском учете.

Табл. 3. Методы оценки параметров предпринимательской сети

Название

параметра

Метод расчета

Диапазон

Описание

1.

Размер сети (n)

-

-

Характеристика отражающая число элементов сети.

2.

Плотность связей сети (W)

Определяется, как отношение фактических связей (Kфакт.) к максимально возможному (Kмакс.). Фактические связи определяются, как сумма имеющихся контактов у каждого элемента сети.

3.

Степень централизации (V)

Степень централизации позволяет определить существует ли агент (или агенты) сети, контролирующий поведение других элементов коалиционного образования. Базовой предпосылкой в данном случае является утверждение, что центрообразующие элементы (хmах) обладают наибольшим числом связей с другими агентами коалиции (xi).

4.

Степень однородности (гомогенности) (G)

Данный показатель отражает степень гомогенности сети в отношении коммерческих и некоммерческих элементов ее составляющих.

5.

Степень структурной близости (В)

Коэффициент отражает структурную близость элементов сети к сетеобразующему элементу.  Под рангом (ri) элемента сети i понимается количество звеньев сети от агента до сетеобразующего элемента.

6.

Степень мобильности структуры сети (М)

Степень мобильности структуры сети (М) отражает изменения сложившихся связей между элементами коалиционного образования антрепренеров.  Для выявления данного параметра необходимы, как минимум, два замера структуры сети, результаты которых представляются в виде матрицы nxn, где n — число элементов в сети, а хtij — элемент матрицы t в i столбце и j строке, отражающий наличие или отсутствие связи между элементами сети.

Антрепренер и его доверенные лица обозначают тех некоммерческих субъектов, с которыми они осуществляют взаимодействие по вопросам ведения своего бизнеса или для помощи своим друзьям и близким по аналогичным вопросам. Это позволяет установить некоммерческих агентов предпринимательской сети. Результатом второго этапа должна стать полная база данных на агентов, которые взаимодействуют с предпринимателем на основе сетевой контракции. Эти агенты могут быть как коммерческими, так и некоммерческими субъектами и осуществлять, как формальное, так и неформальное взаимодействие с предпринимателем.

3. Создается социоматрица хозяйственных связей. Каждому хозяйствующему субъекту, с которым осуществляет взаимодействие предприниматель на основе сетевой контракции, присваивается условный порядковый номер с целью кодировки и облегчения обработки. Создается матрица размером (m+1)x(m+1), где m — число агентов, с которыми предприниматель осуществляет взаимодействие на основе сетевой контракции. Предпринимателю, взаимодействия которого изучаются, так же присваивается условный порядковый номер и он вносится в общий список информационной базы. Ячейки пересечения заполняются следующим образом: в случае существования связи — 1, в противном случае ячейка остается незаполненной.

4. По рекомендации предпринимателя, чьи связи изучаются, создаются базы данных агентов хозяйственного взаимодействия на каждого элемента его сетевой контракции. Необходимо отметить, что некоторые агенты отказываются от участия в исследовании, но их связи в некоторой степени вскрываются через других участников, которые раскрывают имеющиеся между ними взаимодействия. Полученные данные от других агентов так же вносятся в матрицу, размер которой расширяется по мере увеличения числа участников исследования.

5. Создание социограммы, которая представляет собой схематичное изображение связей между элементами на концентрических кругах. Каждый круг означает уровень взаимодействия. Центральный круг — это первичное взаимодействие предпринимателя и его бизнес-партнеров. Второй круг — вторичные связи предпринимателя, которые опосредованы его бизнес-партнерами. Каждый последующий круг включает следующий уровень связей между предпринимателей и хозяйствующими субъектами (рис. 6).

При подобном визуальном отображении связей возникает вопрос о количестве концентрических кругов. В процессе исследований было установлено, что с ростом звеньев числа предпринимательской сети связи ослабевают в силу возрастания трансакционных издержек, поэтому цепь предпринимательской сети не может быть бесконечно длинной. Как правило, длина цепи предпринимательской сети ограничивается пятью звеньями. Можно предложить, что на длину цепи оказывают воздействие множество факторов, в том числе и сфера хозяйственной деятельности (отрасль), и тип укорененности, и средняя норма прибыли в данной сфере и т.д, однако исследования в данном направлении в диссертации не проводились. Для удобства выделения связей с некоммерческими субъектами социограмма разделяется двумя пересекающимися линиями. В результате получены четыре плоскости.

Рис. 6. Социограмма  пространства

потенциальных предпринимательских сетей

Левая верхняя и правая нижняя части размещаются коммерческие субъекты, а в левой нижней и правой верхней части — некоммерческие. Связи между агентами обозначены стрелочками: однонаправленные означают, что только один из субъектов рассматривает отношения, как сетевые, а двунаправленные — означают, что оба участника считают их таковыми. Если к тому или иному агенту направлены связи, а от него нет, то этот элемент отказался от участия в исследовании, но его место в пространстве потенциальных предпринимательских сетей зафиксировано.

Социограмма позволяет зафиксировать, что с каждым уровнем число отказов от участия в исследовании увеличивается. Это связано с тем, что с каждым уровнем ослабевает сила доверия. Этим же объясняется уменьшение с каждым уровнем числа связей некоммерческими агентами. Чем ниже уровень доверия, тем в меньшей степени готов субъект демонстрировать свои связи с представителями органов государственной власти.

6. Построение социоиндексов пространства потенциальных предпринимательских сетей. Исходя из методики построения потенциального пространства сети, центрообразующим элементом является первоначальная фирма, но это не означает, что она является коммуникативным центром. Кроме того, в пространстве может присутствовать сразу несколько сетеобразующих элементов, но они все вместе взятые не образуют единой сети. Поэтому параметры оценки пространства отличаются по сути и содержанию от параметров оценки предпринимательских сетей. При изучении пространства, основным исследовательским вопросом является вопрос о возможности создания новых конфигураций предпринимательских коалиций на базе имеющихся сетевых контракций. Диссертантом было предложено три метода оценки характеристик пространства потенциальных предпринимательских сетей, базирующихся на вычислении: 1) размера пространства (N), который определяется числом агентов, вошедших в переплетения отношений; 2) плотности пространства (Wпростр.), которая определяется соотношением числа фактических связей с числом максимально возможных связей; 3) референтности элементов пространства, рассчитываемая как отношение числа взаимных связей (Квзаим.) к числу фактических (Кфакт.). Референтность пространства характеризует степень единения элементов пространства в целое. Если агенты пространства рассматривают друг друга в качестве единого образования, то между ними возможны не только любые конфигурации взаимодействия, но и сам характер отношений характеризуется как более близкий. Референтность косвенно отражает степень готовности к соучастию элементов в совместной деятельности друг друга.

Основным механизмом максимизации прибыли  предпринимательских сетей, как и отдельных предпринимателей в современной экономике, является стремление к монополизации рынка или отдельных его сегментов. Капиталистическая экономика, в отличие от рыночной, стремится к созданию условий благоприятных для ассиметричного и неэквивалентного обмена, что способствует возникновению монополий. Предпринимательские сети патримониальной укорененности обладают всеми необходимыми ресурсами для монополизации. Эти коалиционные образования антрепренеров способны: во-первых, оптимизировать налоговые платежи посредством группировки таким образом, чтобы минимизировать налоговые выплаты, а пассивы при возможности переложить на государство; во-вторых, организовать оперативное взаимное кредитование через механизмы рассрочки платежа и предварительной оплаты; в-третьих, отводить угрозу банкротства, нависшую над одним из предприятий и исходящую от «чужаков», с помощью временного перераспределения партнерами ресурсов в пользу данного предприятия; в-четвертых, активно использовать ресурсы органов государственной власти для получения конкурентных преимуществ на рынке.

Подобная деятельность предпринимательских сетей патримониальной укорененности порождает ряд серьезных проблем для экономики в целом: во-первых, происходит монополизация рынков или отдельных сегментов; во-вторых, сокращается предпринимательская активность населения; в-третьих, сети мало подвержены воздействию извне, поэтому могут противодействовать отдельным элементам антимонопольной, денежно-кредитной, налоговой политики; в-четвертых, сетевые структуры приводят к фрагментации рыночного пространства, и как следствие – к фрагментации правового пространства, итогом становится — отсутствие единого рынка на территории России; в-пятых, предпринимательские сети, ликвидировав конкуренцию, как основной механизм рыночного равновесия, создают и усиливают условия стабильного роста цен.

Существующие методы оценки уровня конкуренции основываются на предположении, что в рыночном взаимодействии участвуют лишь отдельные самостоятельные экономические субъекты, не обремененные какими-либо нерыночными связями. Именно поэтому деятельность предпринимательских сетей ими не фиксируется и не учитывается. В результате реально сложившаяся конкурентная ситуация принципиально отличается от полученных с помощью существующих общепризнанных методик. Диссертантом совместно с доцентом А. В. Волковым была разработана методика оценки уровня конкуренции, которая основывается на фиксации изменений потребительских предпочтений каждого покупателя к каждому продавцу, которые и отражают интенсивность конкурентной борьбы.

Для реализации данной методики исследователю необходимо подготовить перечь всех продавцов, осуществляющих хозяйственную деятельность на данном рынке или в данном сегменте, между которыми разворачивается конкурентная борьба. Как правило, число их невелико и счетно. Создание списка субъектов-продавцов можно осуществить с помощью опроса потребителей. Необходимо провести как минимум два временных среза в опросе потребителей, т.е. использовать лонгитюдный исследовательский план – панель. Потребители опрашиваются на предмет общей стоимости товаров и услуг, приобретенных у того или иного продавца из сформированного списка. Каждому продавцу и каждому потребителю присваивается порядковый номер. Все участники рыночного взаимодействия, в зависимости от роли, в которой они выступают в рассматриваемый момент времени (продавцы или покупатели) отражаются в матрице Q размерностью n*m, где n – число продавцов, m – число покупателей. Матрица, являющаяся моделью рынка, заполняется значениями qij(t) – стоимостью товаров или услуг, приобретенных i-ым покупателем у j-го продавца в периоде t.

Заполненная на основе собранных данных матрица будет представлять собой модель трансакций на рынке за определенный отчетный период. Взяв для сравнения аналогичную модель за предшествующий период, можно рассчитать коэффициент, отражающий устойчивость покупательского поведения, характеризующий уровень конкуренции на рынке:

(1)

Из приведенной формулы видно, что значения данного коэффициента находятся в пределах от нуля до единицы, что позволяет однозначно трактовать его числовые значения. При Kупп=1 потребительское поведение является абсолютно устойчивым, потребители стабильны в своем выборе, конкуренция на рынке отсутствует из-за нежелания потребителей реагировать на конкурентные предложения. При Kупп=0 покупательское поведение, напротив, абсолютно неустойчиво, все потребители меняют свои потребительские предпочтения под воздействием конкурентных предложений, уровень конкуренции является максимально высоким. Несомненным преимуществом данного подхода является перенос фокуса исследовательского внимания с фигуры продавца, чья деятельность и связи не всегда открыты для сторонних лиц, на потребителей, чье поведение в большей степени открыто для исследований. Данный коэффициент позволяет зафиксировать сложившуюся конкурентную ситуацию на рынке, а для ее детального описания необходимы исследования основных участников данного хозяйственного взаимодействия. Пожалуй, одним из наиболее существенных недостатков данного коэффициента является использование в качестве показателя покупательского поведения совокупная стоимость приобретенных товаров и услуг. В случае колебания конъюнктуры рынка, цены на товары могут существенно меняться, что отразиться при расчетах коэффициента. Полученные результаты будут содержать серьезные погрешности и могут быть неправильно интерпретированы. Во избежание подобных искривлений в ситуации динамичной экономической конъюнктуры возможна замена данного показателя на другие, более устойчивые, такие как, например, количество приобретенных единиц товара за определенный промежуток времени, или наличие хозяйственного взаимодействия в данный период.

Использование данного коэффициента антимонопольными структурами государственной власти позволит более точно диагностировать сложившийся уровень конкуренции на рынке и его отдельных сегментах. В ситуации, когда коэффициент стремится к 1, можно констатировать, что конкурентная борьба не ведется и осуществлен паритетный раздел сегментов или сфер деятельности. При этом число участников рыночного взаимодействия может быть достаточно велико. Исходя из этого, можно сделать предположение, что на рынке осуществляют деятельность такие бизнес-структуры, как предпринимательские сети.

Диссертантом был предложен комплекс мер государственного регулирования патримониальными предпринимательскими сетями для создания условий эффективной конкурентной среды. Базовыми условиями существования конкуренции являются: 1) высокий уровень предпринимательской активности населения; 2) существование права собственности эффективного для широких слоев общества; 3) невмешательство органов государственной власти в хозяйственную деятельность предпринимателей; 4) установление правовых рамок для защиты конкурентной среды и осуществление контроля со стороны государства за их соблюдением. Государственное воздействие на предпринимательские сети патримониальной укорененности возможно лишь при условии существования приведенных выше базовых условий функционирования конкуренции. Лишь при их создании возможно осуществление воздействия на коалиционные образования антрепренеров и переориентация их укорененности с патримониального типа на другой. Создание стабильного хозяйственного порядка позволит сократить долю данных бизнес-структур в российской экономике, тем самым повысить ее экономическую эффективность.

По мнению диссертанта, первоочередной задачей, стоящей перед органами государственной власти в отношении стимулирования развития предпринимательства, является избавление существующих сетевых образований от патримониальной укорененности. Причем, этот тип укорененности присутствует и в других формах контракции хозяйственной деятельности, поэтому решение данной проблемы принципиально важно для экономики в целом, а не только для предпринимательских сетей. Второй задачей является укрепление и развитие сложившихся коалиционных объединений антрепренеров. Это позволит отечественным предпринимателям конкурировать на российских рынках с зарубежными бизнес-субъектами и использовать в этой борьбе сетевой ресурс. Третья задача — создать благоприятные условия для развития отечественного предпринимательства.

Для реализации первой задачи необходимо реализовать следующие мероприятия:

1) ограничить полномочия контрольных органов по вмешательству в хозяйственную деятельность предпринимателей. Для этого необходимо: объединить органы контроля деятельности хозяйствующих субъектов в единое целое; провести ревизию всех ведомственных инструкций силовых структур, противоречащих положениям Гражданского кодекса в части проверок хозяйственной деятельности предпринимателей и функционирования общественных организаций;  максимально упростить, унифицировать, согласовать и привести к общему виду налогово-финансовый учет и отчетность о результатах предпринимательской деятельности и функционировании общественных организаций;  унифицировать, согласовать и привести к общему виду требования контроля за деятельностью предпринимателей и функционированием общественных организаций;  строго регламентировать порядок и периодичность контроля за деятельностью предпринимателей и функционированием общественных организаций;  установить персональную имущественную ответственность представителям контролирующего органа за нарушение правил контроля;  устранить материальную заинтересованность представителей органов контроля в увеличении количества наложенных штрафов; всем должностным лицам, наделенным полномочиями по контролю за деятельностью предпринимателей и функционированием общественных организаций, придать статус государственных служащих с соответствующим уровнем оплаты, ответственности и защиты со стороны государства;

2) упростить процедуру регистрации создания и ликвидации бизнеса и общественных организаций. Для этого необходимо: снизить уровень государственной пошлины за регистрацию предпринимательской деятельности и общественных организаций; разработать упрощенную процедуру ликвидации предприятий и организаций;

3) упростить процедуру сертификации и лицензирования. Для этого необходимо: наделить единый контрольный орган правом выдачи лицензий и сертификатов;  установить персональную ответственность для представителей единого контрольного органа за незаконный отказ в выдаче (продлении) лицензии; установить единый срок действия лицензий всех видов не менее пяти лет.

Для реализации второй задачи органам государственной власти необходимо осуществить ряд мер, направленных на укрепление идентичности всех видов. Необходимо содействовать развитию различных общественных организаций культурной, профессиональной, религиозной, досуговой, волонтерской, спортивной и прочей направленности. Для этого надо: создать государственные фонды сохранения и развития идентичности, чья основная деятельность должна заключаться в грантовой поддержке общественных организаций; внести поправки в Налоговый кодекс с целью создания механизмов частного финансирования государственных фондов сохранения и развития идентичности. Например, суммы перечисляемые в данные фонды могут относиться на статью затрат на себестоимость производимой продукции.

Реализация третьей задачи требует проведения таких мероприятий:

1) необходимо стимулировать рост спроса на предпринимательскую деятельность на рынках. Для этого необходимо: национализировать естественные монополии; при проведении тендеров государственными предприятиями и органами государственной власти на закупку товаров или оказание услуг необходимо по возможности дробление крупных лотов на несколько мелких; все тендеры должны осуществляться на электронных площадках. Это позволит минимизировать возможность сговора представителей органов государственной власти и предпринимателей; организовывать и проводить тендер должна только одна комиссия от одного органа государственной власти или местного самоуправления (как и от государственного предприятия). Представление тендера сразу от нескольких органов государственной власти должно быть запрещено. Состав тендерной комиссии должен находиться в ротации с периодичностью. Повторное участие государственного служащего в работе тендерной комиссии возможно не ранее чем через 5 лет после окончания предыдущего срока работы. В целях разработки механизма финансово-кредитной поддержки целесообразно использовать небанковские институты микрофинансирования малого и среднего бизнеса: общества взаимного кредитования, лизинг, франчайзинг, различные виды венчурного финансирования;

2) закрепить механизм, предоставляющий гарантии неприкосновенности частной собственности. Для этого необходимо: объявить экономическую амнистию; национализировать объекты оспариваемого владения с последующей приватизацией (если она целесообразна); создать фонды неликвидного имущества;

3) осуществлять взвешенную политику  протекционизма на внешних и внутренних рынках с учетом национальных интересов России.

Представленные выше меры государственного регулирования предпринимательства, позволят преодолеть основной недостаток российской экономики — ее патримониальную укорененность. Предпринимательские сети, утратившие свою укорененность, трансформируются в экономически эффективные субъекты, обладающие встроенным механизмом производства инноваций. Это станет не только их конкурентным преимуществом на отечественных и зарубежных рынках, но и позволит переориентировать российскую экономику с сырьевого направления на инновационно-промышленное. Сохранение существующей политики поддержки предпринимательства не даст необходимых экономических и социальных эффектов, а усиливающиеся глобальные процессы мировой капиталистической системы полностью трансформирую Россию в сырьевой придаток мира.

Предпринимательские сети обладают встроенным механизмом создания и распространения инноваций, который не работает по причине патримониальной укорененности данных бизнес-структур. Инновации являются мощным инструментом конкурентной борьбы, но более эффективным является использование ресурсов органов государственной власти. Именно поэтому российские предпринимательские сети не заинтересованы в создании новых продуктов и технологий, т.к. это требует высоких затрат, усилий и переводит предпринимателя из ситуации риска в ситуацию неопределенности. Использование ресурсов органов государственной власти, чью представители включены в состав коалиционных образований антрепренеров, не требует таких затрат, усилий и не порождает ситуацию неопределенности. Тем не менее, не смотря на свою укорененность, российские предпринимательские сети не утратили этот механизм, так как он скрыт в их структуре, но не запущен.

В сетевом предпринимательстве у антрепренеров подчас больше возможностей для рекомбинации старых средств производства в новые конструкции. Антрепренеру, включенному в несколько подобных бизнес-структур, для создания инноваций с целью получения прибыли, ничего не остается, как создавать новые конфигурации сетей на базе имеющихся образований. На рис. 7 схематично изображен процесс формирования новой предпринимательской сети на базе имеющихся. Создав новую конфигурацию связей, предприниматель получает возможности разработки и внедрения новых товаров, распределительных сетей, маркетинговых технологий и т.д. Включенность предпринимателя в коалиционные образования антрепренеров выступает мощнейшим ресурсом для создания и внедрения на рынок инноваций. Он обладает намного большими возможностями, чем антрепренер, взаимодействующий с другими субъектами хозяйственной деятельности на основе обмена.

Предприниматель вне сети вынужден брать на себя все риски от разработки и внедрения нового. Сетевая коалиция позволяет распределять эти риски между всеми участниками.

Рис. 7. Образование новой конфигурации предпринимательской сети

на базе имеющихся структур

Таким образом, предпринимательские сети обладают достаточно эффективным механизмом создания инноваций. Кроме того, коалиционные образования хозяйствующих субъектов имеют больший инновационный потенциал, чем необремененные связями антрепренеры. В ситуации конкурентной борьбы на рынке или сегментах предпринимательские сети окажутся способными создавать и порождать инновации. Основным препятствием для этого является активное вмешательство органов государственной власти в хозяйственную деятельность антрепренеров. В диссертации была произведена оценка инновационного потенциала российского региона на примере Ульяновской области, которая дала представление о возможности его участия в инновационном прорыве. Инновационный потенциал Ульяновской области, который был зафиксирован на сопоставлении результатов эмпирических исследований и данных государственной статистики, несколько превышает среднероссийские показатели. Основным показателем, характеризующим инновационные процессы в регионе, является индекс инновативности. По нему Ульяновская область в 2006 г. несколько превышала среднероссийский уровень (табл. 4) и по оценке Независимого института социальной политики (НИСП) в 2003 г. занимала 55 место, а в 2006 г. - 65 по индексу инновативности в России. Ульяновская область занимает по данному показателю устойчивое среднее положение.

Табл. 4. Индекс инновативности в Ульяновской области и соседних регионах. 2006 г.

Субиндекс доли персонала, занятого в науке и научном обеспечении; % занятых

Субиндекс

числа студентов государственных вузов на 10 тыс. населения

Субиндекс интернетизации

Субиндекс количества зарегистрированных патентов на 1000 занятых в экономике

Субиндекс доли затрат на технические инновации в экономике

Индекс инновативности

Россия

0,242

0,380

0,141

0,320

0,133

0,243

Ульяновская область

0,247

0,310

0,024

0,610

0,182

0,275

Чувашская республика

0,035

0,410

0,112

0,156

0,297

0,202

Республика Татарстан

0,167

0,449

0,217

0,416

0,337

0,317

Самарская область

0,311

0,413

0,095

0,482

0,318

0,324

Саратовская область

0,106

0,359

0,143

0,275

0,314

0,239

Пензенская область

0,223

0,310

0,175

0,161

0,135

0,201

Республика Мордовия

0,055

0,380

0,123

0,097

0,341

0,199

В ходе опроса, проведенного при участии диссертанта в 2007 году, была выявлена доля жителей региона, тем или иным способом участвовавших в нововведениях (табл. 5). Большинство респондентов (78,6%) за последние пять лет не принимали участия в инновационной деятельности ни в каком виде. В качестве организаторов инноваций выступали 4,1% опрошенных, причем мужчины – вдвое чаще, чем женщины (5,8% и 2,8% соответственно). Наравне с другими в создании и внедрении новшеств участвовали 7,2% респондентов. Таким образом, 11,3% населения региона в той или иной форме принимали участие в инновационной деятельности, то есть могут быть признаны инновационно активными. Преобладание в среде инноваторов мужчин (14,2%) по сравнению с женщинами (9,0%) может объясняться как общественными стереотипами, так и большей психологической инновационной ориентацией мужчин по сравнению с женщинами. Уровень инновационной активности в Ульяновской области нелинейный относительно возраста респондента – пик инновационной активности в качестве организаторов приходится на возрастную группу от 26 до 35 лет. При этом с возрастом, с одной стороны, наблюдается определенный спад участия респондентов в роли организаторов нововведений, с другой стороны - увеличивается доля участников инновационных проектов в качестве исполнителей.

Табл 5. Вопрос респонденту: «Участвовали ли Вы в последние 5 лет в создании и/или внедрении чего-либо нового: новой фирмы, общественной организации, нового оборудования, продукта?» (% от числа опрошенных)

Ульяновская

область, 2007

Чувашская

Республика, 2006

Пермский

край, 2007

Участвовали как организаторы

4,1

2,8

7,5

Участвовали наравне с другими

7,2

7,2

11,2

Не участвовали

78,6

85,1

75,7

Затруднились ответить

4,1

1,8

2,8

Отказались от ответа

6,0

3,1

2,8

Кроме того, инновационная активность различается в зависимости от типа поселения, в котором проживают респонденты. Зависимость инновационного потенциала от типа поселения можно объяснить развитостью инфраструктуры, которая способствует росту инновационной активности населения. Интересен факт, что инновационная активность в малых городах проявляется наиболее значимо (15,0% опрошенных участвовали в инновационных мероприятиях, причем 11,7% - в качестве организаторов). Это объясняется тем, что жители малых городов отметили, что не встречают противодействия со стороны окружающих по внедрению каких-либо инновационных проектов. Данная ситуация может объяснена характером социального взаимодействия. Так в деревнях и селах острой необходимости в реализации инновационных проектов не существует, в крупных городах такая потребность сталкивается с противодействием со стороны социальной среды в силу традиционного характера общественных связей. Что касается малых городов, там есть как потребность в нововведениях, так и развитость социальных сетей у организаторов и участников инноваций, которая позволяет последним предельно беспрепятственно осуществлять свою инновационную деятельность. Таким образом, в ПФО инновация является городским феноменом, особенно ярко проявляясь в малых городах.

Инновационная активность определяется также профессиональной деятельностью. Наибольшую инновационную активность проявляют респонденты, занимающиеся предпринимательской деятельностью. На втором месте - руководители госпредприятий, акционерных обществ, далее представлены госслужащие, средний управленческий персонал. Остальные категории больше принимают участие в реализации инновационных проектов наравне с другими. Опрос позволил выяснить, насколько внешнее окружение способствует или препятствует осуществлению инноваций (табл. 6). Реакция внешней среды на проявление инновационных инициатив выглядит следующим образом: 61,3% инноваторов встретили поддержку своим начинаниям, 20,2% столкнулись с безразличием со стороны окружающих, а 14,5% отметили явное противодействие. Таким образом, инновационная деятельность преимущественно поддерживается окружающими. При этом в областном центре инновационные инициативы чаще встречали поддержку, чем в других городах региона или на селе. В то же время, на основании данных экспертного опроса предпринимателей, организованного и проведенного диссертантом совместно с доцентом Волковым А. В. в 2008 году, можно сделать вывод, что существует противоречие между декларируемой инновационной политикой государства  и реальной хозяйственной практикой. Большая часть предпринимателей отмечает, что в современных условиях хозяйствования инновации неприемлемы для бизнеса. Они требуют значительных затрат, которые трудно перенести на стоимость изготавливаемой продукции, к тому же гораздо эффективнее копировать чужие разработки, не осуществляя собственных.

Табл. 6. Вопрос респонденту: «Если Вы участвовали в создании и/или внедрении нового, то встретили ли Вы поддержку или противодействие со стороны окружающих?» (в % от числа ответивших; территориальный разрез)

Ульяновск

Другие города

Сельские районы

Всего по региону

Встретил поддержку

66,2

55,6

55,2

61,3

Обнаружилось безразличие

19,1

25,9

17,2

20,2

Столкнулся с противодействием

13,2

11,1

20,7

14,5

Затрудняюсь ответить

1,5

7,4

6,9

4,0

Отказ от ответа

0,0

0,0

0,0

0,0

Сегодня функция инновационного развития региона в значительной степени переносится с предпринимателей (которые теоретически должны выступать инноваторами) на государство, которое пропагандирует инновационный путь развития как единственную альтернативу сырьевому пути развития. Предприниматели не готовы к инновационной деятельности, поэтому инновационное развитие региона возможно только при активном участии региональных органов управления. Декларируя готовность к инновационным проектам, предприниматели фактически не инвестируют средства в развитие предприятий, считая, что гарантом успешной инновационной деятельности бизнеса должно выступать государство. Дефицит свободных денежных ресурсов у ульяновского бизнес-сообщества, боязнь инновационного риска вследствие сравнительно небольшого запаса финансовой прочности, отсутствие реальных мер поддержки инновационного предпринимательства со стороны государства, активное вмешательство органов власти в хозяйственную деятельность предпринимателей – основные причины, по которым в настоящее время затруднено инновационное развитие региона. Тем не менее, результаты эмпирических исследований в сопоставлении с данными государственной статистики позволяют утверждать, что инновационный потенциал региона находится на среднероссийском уровне и может быть актуализирован в предпринимательской деятельности. По мнению диссертанта, основным препятствием для инновационной активности является патримониальная укорененность российской экономики. Об этом свидетельствуют результаты экспертного опроса, в котором респонденты высказывают свои ожидания инициативы инновационных преобразований в хозяйственной сфере только от государства. В тоже время органы государственной власти, как на региональном, так и на федеральном уровнях, разрабатывают многочисленные программы поддержки инновационного предпринимательства, но результаты государственной статистики свидетельствуют, что, несмотря на реализацию данных программ, рост экономики невелик, а инновационная деятельность практически сведена к нолю.

Таким образом, российское общество обладает некоторым объемом инновационного капитала и встроенным механизмом создания и распространения инноваций в предпринимательских сетях, которые могли бы способствовать инновационному прорыву отечественной экономики. К числу базовых мотивирующих условий инновационного развития предпринимательства в России диссертантом были отнесены следующие: 1) искоренение патримониальной укорененности хозяйственных процессов; 2) подготовку и принятие нормативно-правовых документов, стимулирующих поддержку бизнес-субъектами решений высших органов государственного управления по переходу к инновационному пути развития страны; 3) создание и развитие  сети координирующих, инвестирующих, информационных и посреднических органов и соответствующей инфраструктуры, обеспечивающих реализацию стратегии инновационного прорыва; 4) прямое и косвенное финансовое стимулирование инновационной деятельности (прямые инвестиции, кредиты, налоговые, амортизационные и другие льготы); 5) предоставление комплекса услуг, обеспечивающего доступность информации предприятиям и частным лицам, участвующим в инновационном процессе; 6) ликвидация правовой, финансовой, информационной и административной неосведомленности управленческого персонала и начинающих участников инновационного бизнеса; 7) контроль за соблюдением прав собственности участников инновационной деятельности. Создание этих условий актуализирует уже существующие механизмы создания инноваций и уже принятые к настоящему времени программы стимулирования инновационной деятельности дадут положительный эффект в масштабах всей российской экономики.

III. Основные научные публикации по теме диссертационного исследования

По теме диссертации опубликовано 77 научных работ общим объёмом участия автора 48,4 п.л., в том числе:

Монографии и учебные пособия:

  1. Светуньков М.Г. Теория государственного регулирования предпринимательскими сетями: Монография. - Ульяновск: ИП Василькина М.Н., 2011. – 12,5 п.л.
  2. Светуньков М.Г., Светуньков С.Г. Предпринимательство и инновации: Монография. - Ульяновск: УлГТУ, 2010. - 8 п.л. (авт. - 7 п.л.).
  3. Светуньков М.Г. Влияние социального неравенства на характер предпринимательской деятельности // Концептуальные основы теории предпринимательских инноваций: Монография / Под науч. ред. Проф. С.Г. Светунькова. - СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2009. – 6,5 п.л. (авт. – 1,2 п.л.).
  4. Светуньков М. Г. О взаимосвязи инновации, предпринимательства и конкуренции // Инновации, предпринимательство и конкуренция: Монография / Под науч. ред. проф. Светунькова С.Г. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2008. – 6,2 п.л. (авт. – 1,1 п.л.).
  5. Светуньков М.Г. Некоторые вопросы теории предпринимательства // Инновации, предпринимательство и конкуренция: Монография / Под науч. ред. проф. Светунькова С.Г. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2008. – 6,2 п.л. (авт. – 0,9 п.л.).
  6. Светуньков М.Г. Социологическая сущность предпринимательства и предпринимательской деятельности // Предпринимательство: Учебное пособие / Под ред. проф. С.Г. Светунькова и проф. Л.С. Тарасевича – СПб.: Издательство СПбГУЭФ, 2006. – 36,2 п.л. (авт. – 1,3 п.л.).

Статьи в ведущих научных рецензируемых журналах списка ВАК РФ:

  1. Светуньков М.Г. Маргинальные группы как социальная база инновационного предпринимательства // Вестник Екатерининского института. - 2010. - №2 [10]. – 0,5 п.л.
  2. Светуньков М.Г. Влияние специфики российских предпринимательских сетей на инновационную предпринимательскую деятельность // Вестник Екатерининского института. - 2011.- №1 [13].– 0,5 п.л.
  3. Светуньков М.Г. К вопросу об определении понятия «предприниматель» // Вестник Екатерининского института. - 2010. - №4 [12]. – 0,6 п.л.
  4. Светуньков М.Г. Предпринимательские сети как экономическая категория: направления современных исследований // Теория и практика общественного развития [Электронный журнал]. - 2011. - №1. – 0,7 п.л.
  5. Светуньков М.Г., Волков А.В. Проблема измерения уровня конкуренции в целях разработки предпринимательских решений (с учетом многоуровневой модели рынка) // Вестник Оренбургского государственного университета. - 2010. - №8 (114). - 0,8 п.л. (авт. 0,6 п.л.).
  6. Светуньков М.Г. Волков А.В. Формы контракции хозяйствующих субъектов в теории сегментной конкуренции // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. - 2010. - №1(61). – 0,8 п.л. (авт. 0,6 п.л.).
  7. Светуньков М.Г. Волков А.В. Методы оценки предпринимательских сетей // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. – 2011. - № 2. – 0,7 п.л. (авт. 0,4 п.л.).
  8. Светуньков М.Г., Ямбарцева Е.В. Человеческий капитал как источник развития и успешности современного предпринимателя // Теория и практика общественного развития [Электронный журнал]. - 2010. - №2. – 0,9 п.л. (авт. 0,7 п.л.).

Статьи в научных журналах и сборниках научных трудов

  1. Светуньков М.Г., Волков А.В. Влияние кризиса на экономическую эффективность форм контракции хозяйственной деятельности // Кризис: гуманитарные стратегии преодоления: Материалы международной научно-практической конференции молодых ученых / Ред. Кол. - Тюмень: Изд-во ТюмГНГУ, 2009. - 0,3 п.л. (авт. 0,15 п.л.).
  2. Светуньков М.Г., Волков А.В. Изменение форм контракции хозяйственной деятельности в регионе в условиях кризиса // Развитие российского и регионального бизнеса в условиях мирового финансового кризиса: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (с международным участием). 23-24 апреля 2009 г. Часть I / Под общ. ред. И.А. Максимцева. - СПб.: Изд-во СПбГУЭФ,  2009. - 0,5 п.л. (авт. 0,25 п.л.).
  3. Светуньков М.Г., Волков А.В. Инновации и предприниматели (результаты экспертного опроса представителей деловых кругов Ульяновской области) // Ульяновская область: социокультурный портрет / под ред. Н. В. Дергуновой. – Ульяновск: УлГТУ, 2009. – 0,5 п.л. (авт. 0,25 п.л.).
  4. Светуньков М.Г., Волков А.В. К вопросу о взаимосвязи инновации, предпринимательства и конкуренции // Теория и практика опережающего инновационного развития: Всероссийская заочная научно-практическая конференция. – Ульяновск: УлГУ, 2008. – 0,25 п.л. (авт. 0,15 п.л.).
  5. Светуньков М.Г., Волков А.В. Конфликт бизнеса и власти в Ульяновской области (результаты экспертного опроса представителей деловых кругов Ульяновской области) // Ульяновская область: социокультурный портрет / под ред. Н.В. Дергуновой, А.В. Волкова. – Ульяновск: УлГТУ, 2009. – 0,5 п.л. (авт. 0,25 п.л.).
  6. Светуньков М.Г., Волков А.В. Особенности конфликтов на конкурентных рынках в зависимости от форм контракции // Конфликты в социальной сфере и их регулирование: Сб. материалов всероссийской конференции. – Казань: Издательство Печатный двор, 2009. – 0,44 п.л. (авт. 0,2 п.л.).
  7. Светуньков М.Г. Локальность права как сдерживающий фактор экономического роста // Социокультурная динамика регионов в условиях финансово-экономического кризиса: Сборник материалов VI Всероссийской научно-практической конференции. 7-9 октября 2010 года, Ульяновск. - Ульяновск, Издательство УлГУ,  2010. - 0,8 п.л.
  8. Светуньков М.Г. Малое предпринимательство как форма социально-экономической адаптации пожилых людей: успешная интеграция людей «третьего возраста» в предпринимательскую деятельность и рыночные отношения (ресоциализация и преодоление социальной депривации) // Методика профессиональной работы с людьми старшего поколения с использованием современных образовательных технологий / Под общ. ред. Н. Б. Шмелевой. – Ульяновск: УлГУ, 2007. – 1,0 п.л.
  9. Светуньков М.Г. Роль малого предпринимательства в экономической системе: российская специфика // Теория хозяйственных систем: Материалы всероссийской научно-практической конференции, посвященной 75-летию И.М. Сыроежина. - 21 ноября 2008 г. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2009. – 0,5 п.л.
  10. Светуньков М.Г. Социальное неравенство и экономическая эффективность хозяйственной деятельности // Симбирский научный вестник. - 2011. - №2. – 1,0 п.л.
  11. Светуньков М.Г., Волков А.В. Социально-экономические последствия укрепления вертикали государственной власти // Центр и властная вертикаль: российская политическая традиция: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (с международным участием). Ульяновск, 19 сентября 2009 г. / под общ. ред. д-ра филос. наук, проф. В. И. Коваленко. - Ульяновск, УлГТУ, 2009. - 1,0 п.л. (авт. 0,5 п.л.).





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.