WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ИСАЕВ Александр Аркадьевич

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ
К РЕГУЛИРОВАНИЮ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ СОБСТВЕННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ ПРЕДПРИЯТИЙ В СОВРЕМЕННОЙ

РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ

Специальность  08.00.05 –  Экономика и управление народным
хозяйством:  управление инновациями и инвестиционной

деятельностью

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора экономических  наук

Владивосток – 2008

Работа выполнена во Владивостокском государственном университете экономики и сервиса

Научный консультант –  доктор экономических наук, профессор

ЛАТКИН Александр Павлович

Официальные оппоненты:  доктор экономических наук, профессор

ГНЕЗДИЛОВ Евгений Алексеевич

доктор экономических наук, профессор

МАМЕДОВ Октай Юсупович

доктор экономических наук, профессор

ОСИПОВ Виктор Алексеевич

Ведущая организация - Российская  экономическая академия

имени Г.В. Плеханова

  Защита состоится 17 июня 2008 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 212.023.01 во Владивостокском государственном университете экономики и сервиса по адресу: 690990, Владивосток, ул. Гоголя, 41, зал ученого совета, ауд. 1359.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Владивостокского государственного университета экономики и сервиса.

Автореферат разослан «_____» _______________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета ВОРОЖБИТ О.Ю.

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Предупреждение неестественного перераспределения собственных инвестиций предприятий (на отраслевом, территориальном и других уровнях) является одной из основных задач, стоящих перед государством в области управления экономикой.

Следует учитывать, что перераспределение инвестиций может быть как естественным (т.е. являющимся продуктом полноценных рыночных отношений), так и неестественным (т.е. являющимся продуктом неполноценных рыночных отношений, т.е. отношений, свойственных так называемому «квазирынку»).

Неестественное (квазирыночное) перераспределение собственных инвестиций предприятий деформирует оптимальную, свойственную полноценному рынку отраслевую структуру совокупности этих инвестиций в национальной экономике. Следствием этого становится не оправданный, с точки зрения, оптимального развития экономики, приток собственных инвестиций предприятий в одни отрасли народного хозяйства и отток из других.

В первом приближении, механизм влияния неполноценных рыночных отношений на распределение собственных инвестиций предприятий в свое производство носит следующий характер. Возникновение на отдельном секторе рынка неполноценных рыночных отношений (например, в результате монополизации этого сектора) ведет к изменению ценовых пропорций на различные товары по сравнению с ценовыми пропорциями в условиях полноценного рынка. Следствием этого становится перераспределение доходов (инвестиционных фондов) предприятий и, как результат, инвестиций предприятий в свое производство, в первую очередь, в основной капитал.

Одной из основных причин возникновения неполноценного рынка (и как следствие, неестественного перераспределения собственных инвестиций предприятий в свое производство) в переходный период, по мнению автора, стала ошибочная макроэкономическая политика государства, допускающая свободу торговли фиктивными товарами и использования при расчетах денежных суррогатов (т.е. фиктивных денег, квазиденег), а также бартерного обмена.

При этом под «фиктивными товарами» понимаются предметы торговли, не обладающие признаками реальных (настоящих) товаров (например, ценные бумаги, производные финансовые инструменты, приобретаемая с целью использования в качестве инструмента сбережения накоплений инвалюта и т.д.). (Термин «фиктивный товар» был предложен К. Поланьи, который трактовал его как ненастоящий товар, т.е. товар, для обмена не произведенный, в частности, земля, деньги.) То есть речь идет о предметах торговли, которые не являются продуктом затраченного ранее труда и не способны удовлетворять потребности людей в момент их купли-продажи (обмена). В отличие от реальных, фиктивные товары, не являясь продуктом затраченного труда, могут появляться на рынке в неограниченном количестве.

А под денежными суррогатами – не эмитированные государством средства обмена (например, негосударственные облигации, векселя коммерческих банков, используемая в качестве платежного средства на внутреннем рынке инвалюта и т.д.).

Введение в обращение отдельными субъектами фиктивных товаров или денежных суррогатов, а также бартерный обмен, нарушают ценовые пропорции, существовавшие до этого на рынке реальных товаров (в частности, товаров производственного назначения), субъекты которого использовали при расчетах реальные деньги, несмотря на то, что количество реальных товаров на рынке остается прежним. В свою очередь это становится причиной перераспределения реальных доходов (инвестиционных фондов) предприятий на отраслевом уровне, что соответственно отражается на физическом объеме собственных инвестиций предприятий (количество станков, технологические линии и т.д.), которые до настоящего времени составляют большую часть инвестиций в негосударственном секторе экономики.

Например, не ограничиваемая государством свобода приобретения инвалюты резидентами с целью использования ее в качестве инструмента сбережения накоплений (речь идет о приобретении инвалюты с целью использования ее не по прямому назначению, т.е. не с целью использования ее в качестве средства обмена при покупке товаров у импортеров), т.е. фиктивного товара, привела к пятикратному (!) уменьшению курса рубля в течение всего лишь нескольких месяцев после дефолта 98-го. Следствием этого, стало относительное увеличение рентабельности предприятий с высокой долей экспорта (а это предприятия преимущественно сырьевой направленности). Так, рентабельность продукции в топливной промышленности увеличилась с 13,1% в 1997 г. до 51,1% в 2000 г., т.е. почти в 4 раза (при увеличении рентабельности по промышленности в целом – в 2,7 раза), что существенно улучшило возможности самофинансирования развития производства в этой отрасли по сравнению с другими отраслями.

Кроме этого, в случае превышения доходности спекуляций с фиктивными товарами над доходностью реального производства уже сама возможность купли-продажи фиктивных товаров нередко становится фактором снижения инвестиционной привлекательности собственного производства со стороны внутренних инвесторов (в частности, самих предприятий), следствием чего становится недоинвестирование предприятиями своего производства.

Например, в 1997 г. (по отношению к 1995 г., т.е. к году наибольшей инвестиционной привлекательности ГКО и ОФЗ) индекс физического объема инвестиций в основной капитал предприятий нефтеперерабатывающей промышленности составил 72,0%, в то время как в целом по промышленности – 120,0%. При этом краткосрочные финансовые вложения предприятий нефтеперерабатывающей промышленности за указанный период увеличились в 6,8 раза, в то время как в целом по промышленности – в 3,1 раза.

Из этого вытекает, что в целях недопущения квазирыночного перераспределения собственных инвестиций предприятий свобода введения в обращение фиктивных товаров и денежных суррогатов, а также форма обмена товарами на рынке должны быть объектом государственного воздействия.

Однако до настоящего времени вопросы теории и методологии государственного регулирования перераспределения собственных инвестиций предприятий не нашли должного отражения в трудах как отечественных, так и зарубежных ученых. До сих пор среди экономистов нет единой точки зрения на состав принципов и методов такого регулирования; характер влияния введения в обращение тех или иных фиктивных товаров и денежных суррогатов, а также формы обмена товарами на рынке, на распределение собственных инвестиций предприятий на отраслевом уровне; концепцию совершенствования регулирования перераспределения собственных инвестиций в современных экономических условиях. До сих пор государство допускает свободную куплю-продажу практически любых видов фиктивных товаров и использование в качестве платежных средств многих видов денежных суррогатов, а также бартерный обмен.

Цель и задачи исследования.

Цель диссертационного исследования состоит в разработке теоретических и методологических подходов к государственному регулированию перераспределения собственных инвестиций предприятий в современной российской экономике.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

– изучить механизм влияния свободы торговли фиктивными товарами и использования при расчетах денежных суррогатов на распределение собственных инвестиций предприятий; теорию и методологию регулирования перераспределения собственных инвестиций предприятий на основе совершенствования политики государства по отношению к свободе торговли фиктивными товарами и использования при расчетах денежных суррогатов, а также бартерного обмена;

– исследовать влияние введения в обращение денежных суррогатов и бартерного обмена на распределение собственных инвестиций российских предприятий на отраслевом уровне;

– исследовать влияние торговли фиктивными товарами в виде инвалюты на распределение собственных инвестиций российских предприятий на отраслевом уровне;

– исследовать влияние торговли фиктивными товарами в виде ценных бумаг на распределение собственных инвестиций российских предприятий на отраслевом уровне;

– на основании полученных автором результатов исследований проанализировать существующую политику государства по отношению к свободе торговли фиктивными товарами и использования при расчетах денежных суррогатов, а также форме обмена товарами на рынке, и наметить пути ее совершенствования.

Объектом исследования является перераспределение собственных инвестиций российских предприятий на отраслевом уровне в современных экономических условиях, допускающих свободу торговли фиктивными товарами и использования при расчетах денежных суррогатов, а также бартерный обмен.

Предметом исследования являются теоретические, методологические и практические подходы к государственному регулированию перераспределения собственных инвестиций предприятий в современной российской экономике.

Методологическую и теоретическую основу исследования составляют работы основоположников классической политэкономии (А. Смит, Д. Рикардо, К. Маркс), а также отечественных и зарубежных ученых (И. Фишер, Дж. М. Кейнс, П. Самуэльсон, М. Фридман, П. Хейне, Л.И. Абалкин, А.Г. Аганбегян, О.Т. Богомолов, В.В. Быстров, Е.А. Гнездилов, А.Г. Гранберг, С.Ю. Глазьев, С. Дзасохов, Р. Евстигнеев, В.К. Заусаев, В. Ивантер, М.И. Краева, В. Крылов, А. Кудрин, А.М. Коган, А.П. Латкин, А.Я. Лившиц, О.Ю. Мамедов, В. Маневич, В. Мау, П.А. Минакир, А. Некипелов, Д.С. Львов, В.А. Осипов, Н.Я. Петраков, Ю.А. Петров, А.Г. Поршнев, Г.И. Рузавин, В.К. Сенчагов, А. Улюкаев, Г. Фетисов, С.С. Шаталин, Д.К. Шевченко, Н.П. Шмелев, А. Шохин, Г. Явлинский, Е.Г. Ясин и др.).

Методы исследования: метод системного анализа, метод сравнений и аналогий, метод обобщения, метод теоретического моделирования, метод экспертных оценок и др.

Информационной базой исследования являются монографии, статьи в научных журналах, материалы научных конференций и семинаров, отчеты о научно-исследовательской работе, сведения Государственного комитета РФ по статистике, а также государственные нормативные акты – Конституция Российской Федерации, федеральные законы, указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации и т.д.

Научная новизна исследования заключается в следующих положениях, полученных лично автором и выносимых на защиту:

- раскрыто содержание категорий «перераспределение собственных инвестиций предприятий», «естественное перераспределение собственных инвестиций предприятий», «квазирыночное (неестественное) перераспределение собственных инвестиций предприятий»;

–  раскрыт механизм влияния свободы торговли фиктивными товарами и использования при расчетах денежных суррогатов, а также бартерного обмена, на перераспределение собственных инвестиций предприятий;

– определены методы и принципы государственного регулирования перераспределения собственных инвестиций предприятий на основе совершенствования политики государства по отношению к свободе торговли фиктивными товарами и использования при расчетах денежных суррогатов, а также бартерного обмена;

– выявлен характер влияния использования при расчетах денежных суррогатов и бартерного обмена на распределение собственных инвестиций российских предприятий на отраслевом уровне;

– выявлен характер влияния свободной торговли фиктивными товарами в виде инвалюты на распределение собственных инвестиций российских предприятий на отраслевом уровне;

– выявлен характер влияния свободной торговли фиктивными товарами в виде ценных бумаг на распределение собственных инвестиций российских предприятий на отраслевом уровне;

– разработана концепция совершенствования политики государства по отношению к свободе торговли фиктивными товарами и использования при расчетах денежных суррогатов, а также бартерного обмена, с целью предупреждения квазирыночного перераспределения собственных инвестиций российских предприятий.

Практическая значимость исследования. Результаты диссертации являются теоретической и методической основой предупреждения квазирыночного перераспределения собственных инвестиций российских предприятий.

Диссертация выполнена в рамках госбюджетной темы «Государственной регулирование экономики» во Владивостокском государственном университете экономики и сервиса.

Законодательное Собрание Приморского края считает, что приведенные в диссертации рекомендации по совершенствованию нормативного механизма государственного регулирования обращения фиктивных товаров и денежных суррогатов могут быть использованы при внесении изменений в соответствующие государственные правовые акты, что будет способствовать восстановлению естественного развития экономики, причем, как на федеральном, так и на региональном уровне (справка № 03-27/СА от 28.04.06 г.).

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на региональных и международных научно-практических конференциях: «Движение за повышение производительности – ключ к возрождению экономики» (Владивосток, Администрация Приморского края, Дальневосточный центр производительности, 1999 г.); «Новые информационные технологии и совершенствование учебных планов профессионального образования» (Владивосток, Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, 2000 г.); «Научный потенциал вузов – на развитие производительных сил Приморского края» (Владивосток, Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, 2002 г.); «Интеллектуальный потенциал вузов – на развитие дальневосточного региона» (Владивосток, Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, 2004 г.), на международном научно-практическом семинаре «Дальний Восток России: условия и проблемы экономической интеграции в азиатско-тихоокеанский регион» (Владивосток, Японский фонд грантовых программ для проектов интеллектуального обмена, Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, 2005 г.) и др.

Кроме этого, отдельные положения диссертации обсуждались и получили положительную оценку на совещании в Российском союзе промышленников и предпринимателей (Москва, 1996 г.), заседании комитета по экономической политике и собственности Думы Приморского края (Владивосток, 1999 г.), заседании Совета по экономическому взаимодействию Союзной общественной палаты Белоруссии и России (Москва, 2000 г.).

Публикации. По теме диссертационного исследования опубликовано 39 научных работ, включая 5 монографий, общим авторским объемом 53,0 п.л. В том числе 9 работ опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК для публикации научных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора наук.

Структура и объем работы. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения и списка использованных источников. Общий объем работы составляет 302 страниц и включает в себя 53 таблицы, 15 рисунков. Список использованных источников содержит 205 наименований.

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цели и задачи диссертационного исследования, раскрывается научная новизна работы и ее практическая значимость.

В первой главе «Теоретические и методологические основы регулирования перераспределения собственных инвестиций предприятий как субъектов рыночной экономики» раскрывается содержание категорий «перераспределение собственных инвестиций предприятий», «квазирынок», «квазирыночное (неестественное) перераспределение собственных инвестиций предприятий»; раскрывается экономическая природа основных видов фиктивных товаров и денежных суррогатов; выявляется механизм влияния введения в обращение фиктивных товаров и денежных суррогатов на перераспределение собственных инвестиций предприятий; обосновывается необходимость ограничения государством торговли фиктивными товарами и использования при расчетах денежных суррогатов, а также бартерного обмена, в целях предупреждения неестественного перераспределения собственных инвестиций предприятий; определяется состав принципов и методов регулирования перераспределения собственных инвестиций предприятий.

Во второй главе «Особенности перераспределения собственных инвестиций предприятий в условиях использования денежных суррогатов и бартерного обмена» исследуется влияние введения в обращение денежных суррогатов и бартерного обмена на перераспределение собственных инвестиций предприятий на основе модели идеального рынка; изучается политика государства по отношению к использованию денежных суррогатов и бартерному обмену в переходный период; определяется характер влияния введения в обращение денежных суррогатов и бартерного обмена на динамику собственных реальных инвестиций российских промышленных предприятий.

  В третьей главе «Влияние свободной торговли иностранной валютой на распределение собственных инвестиций предприятий» исследуется влияние введения в обращение инвалюты в виде фиктивного товара на рыночные цены на реальные товары и, соответственно, распределение собственных инвестиций предприятий на основе модели идеального рынка; изучается политика государства по отношению к торговле инвалютой как фиктивным товаром в переходный период; определяется характер влияния торговли инвалютой как фиктивным товаром на распределение собственных реальных инвестиций российских промышленных предприятий в национальной экономике.

  В четвертой главе «Влияние рынка ценных бумаг на распределение собственных инвестиций предприятий» исследуется влияние введения в обращение фиктивных товаров в виде ценных бумаг на уровень рыночных цен на реальные товары и, соответственно, распределение собственных инвестиций предприятий на основе модели идеального рынка; изучается политика государства по отношению к торговле фиктивными товарами в переходный период; определяется характер влияния торговли ценными бумагами на распределение собственных инвестиций российских промышленных предприятий в национальной экономике.

  В пятой главе «Основы концепции совершенствования государственного регулирования перераспределения собственных инвестиций предприятий в современной российской экономике» анализируется существующая государственная политика по отношению к свободе торговли фиктивными товарами и использованию денежных суррогатов; разрабатывается концептуальный подход к совершенствованию политики государства по отношению к свободе торговли фиктивными товарами и использованию денежных суррогатов с целью предупреждения квазирыночного перераспределения собственных инвестиций предприятий.

В заключении приведены основные выводы результатов исследований.

  Оглавление работы

Введение

1.Теоретические и методологические основы регулирования
перераспределения собственных инвестиций предприятий как
субъектов рыночной экономики

1.1. Особенности перераспределения собственных инвестиций предприятий в условиях неполноценного рынка

1.2. Основные факторы формирования неполноценного рынка
в современной российской экономике

1.3. Государственное регулирование распределения собственных инвестиций предприятий в современных рыночных условиях:
теоретико-методологический аспект

1.4. Выводы

2. Особенности перераспределения собственных инвестиций предприятий в условиях использования денежных суррогатов и бартерного обмена

2.1. Использование денежных суррогатов и бартерный обмен как факторы перераспределения собственных инвестиций предприятий

2.2. Политика государства по отношению к использованию
денежных суррогатов и бартерному обмену в переходный период

2.3. Использование при расчетах денежных суррогатов и бартерный обмен как факторы перераспределения собственных инвестиций
российских промышленных предприятий

2.4. Выводы

3. Влияние свободной торговли иностранной валютой на распределение собственных инвестиций предприятий

3.1. Свободная торговля иностранной валютой как фактор
перераспределения собственных инвестиций предприятий

3.2. Политика государства по отношению к свободе торговли
иностранной валютой в трансформационный период

3.3. Свободная торговля иностранной валютой как фактор
перераспределение собственных инвестиций российских
промышленных предприятий

3.4. Выводы

4. Влияние рынка ценных бумаг на распределение собственных инвестиций предприятий





4.1. Свободная торговля ценными бумагами как фактор
перераспределения собственных инвестиций предприятий

4.2. Политика государства по отношению к свободе торговли
ценными бумагами в трансформационный период

4.3. Свободная торговля ценными бумагами как фактор
перераспределения собственных инвестиций российских
промышленных предприятий

4.4. Выводы

5. Основы концепции совершенствования государственного регулирования перераспределения собственных инвестиций предприятий в современной российской экономике

5.1. Анализ существующей политики государства по отношению
к свободе торговли фиктивными товарами и использования денежных суррогатов

5.2. Концептуальный подход к регулированию перераспределения собственных инвестиций предприятий на основе совершенствования политики государства по отношению к свободе торговли фиктивными товарами и использования денежных суррогатов

5.3. Выводы

Заключение

Список использованных источников

2. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Раскрыто содержание категорий «перераспределение собственных инвестиций предприятий», «естественное перераспределение собственных инвестиций предприятий», «квазирыночное (неестественное) перераспределение собственных инвестиций предприятий».

Перераспределение собственных инвестиций предприятий – это процесс изменения структуры (отраслевой, территориальной) совокупности таких инвестиций в национальной экономике. При этом под собственными инвестициями предприятий понимаются инвестиции, вкладываемые самими предприятиями в свое производство. 

Перераспределение инвестиций может быть как естественным (т.е. являющимся продуктом полноценных рыночных отношений), так и неестественным (т.е. являющимся продуктом неполноценных рыночных отношений, т.е. отношений, свойственных так называемому «квазирынку»).

По мнению автора, основным признаком квазирынка является нарушение экономических прав и свобод субъектов рыночных отношений. Неспособность государства обеспечить полноценные рыночные отношения в экономике ведет к неестественному (квазирыночному) перераспределению собственных инвестиций предприятий, следствием которого становится нарушение равномерности развития экономики отраслей; замедление темпов развития национальной экономики в целом.

2. Раскрыт механизм влияния свободы торговли фиктивными товарами и использования при расчетах денежных суррогатов, а также бартерного обмена, на перераспределение собственных инвестиций предприятий.

Одной из основных причин формирования неполноценного рынка и, как следствие, квазирыночного перераспределения собственных инвестиций предприятий является свобода введения в обращение фиктивных товаров и денежных суррогатов.

Реальными (настоящими) товарами могут быть признаны только те объекты обмена, которые представляют собой продукты затраченного труда в виде вещей, услуг, информации и способны удовлетворять соответствующие потребности людей в момент совершения обмена (купли-продажи). Предметы торговли, не имеющие признаков реальных товаров, должны призваться фиктивными товарами по определению. Фиктивные товары обладают фиктивной (кажущейся) стоимостью. С позиции обеспечения эквивалентного товарно-денежного обмена, фиктивные товары участвовать в обращении на рынке не могут и цены иметь не должны.

По определению автора, реальные (настоящие, законные) современные деньги представляют собой право на получение в собственность обращающихся на рынке товаров определенной стоимости, предоставляемое отдельным лицам всем сообществом собственников товаров в лице уполномоченного этим сообществом органа (например, эмиссионного банка). Средства обмена, не отвечающие требованиям к реальным деньгам, являются фиктивными деньгами по определению.

На рынке фиктивные товары наиболее широко представлены пятью группами предметов торговли:

– «товары из будущего», т.е. речь идет об обязательствах поставки таких реальных товаров, которые в момент совершения сделки купли-продажи в природе не существуют (например, урожай пшеницы будущего года);

– ценные бумаги (акции, облигации, векселя, долговые обязательства и т.д.);

– производные финансовые инструменты (опционы, фьючерсы, депозитарные расписки и т.д.);

– права требования долга, вытекающие, в первую очередь, из хозяйственных договоров;

– иностранная валюта, приобретаемая с целью использования ее в качестве инструмента сбережения накоплений.

На рынке денежные суррогаты (фиктивные деньги, квазиденьги) наиболее широко представлены четырьмя видами средств обмена:

– фальшивые деньги;

– ценные бумаги (векселя, облигации, депозитные и сберегательные сертификаты и т.д.);

– права требования долга, вытекающие, в первую очередь, из договоров гражданско-правового характера;

– инвалюта, используемая на внутреннем рынке в качестве платежного средства.

Механизм влияния свободы торговли фиктивными товарами и использования денежных суррогатов на распределение собственных инвестиций предприятий в идеальных рыночных условиях носит следующий характер.

Во-первых, следует учитывать, что величина собственных инвестиций (СИ) данного предприятия является функцией от величины инвестиционного фонда (ИФ) предприятия:

СИ = f (ИФ).        (1)

Во-вторых, величина инвестиционного фонда зависит от суммарной величины собственных средств данного предприятия (амортизационные отчисления, идущая на развитие производства часть прибыли данного предприятия, уставной капитал, различные пожертвования) и привлеченных средств данного предприятия (кредиты).

При этом следует учитывать, что суммарная доля амортизационных отчислений и части прибыли, идущей на развитие производства, в структуре собственных средствах предприятий в современной российской экономике составляет около 90%.

В-третьих, амортизационные отчисления и прибыль (включая, часть прибыли, идущей на развитие производства) зависят от доходов данного предприятия, которые, в свою очередь, определяются уровнем цен, по которым продукция предприятия реализуется на рынке.

В-четвертых, введение в обращение отдельными лицами фиктивных товаров и денежных суррогатов на рынке, где до этого обращались лишь реальные товары и реальные (законные) деньги, нарушает как уровень цен, так и ценовые пропорции на рынке реальных товаров, что соответственно влияет на величину номинальных доходов предприятий.

Дело в том, что в условиях стационарного товарно-денежного обмена для рынка реальных товаров характерно «равновесие» между суммарной массой реальных товаров в обращении, с одной стороны, и массой реальных денег в обращении, с другой. То есть речь идет о возникновении на рынке реального товарно-денежного баланса, который характеризуется тем, что определяемая из известного уравнения обмена цена одной единицы реального товара на рынке (Ц) остается постоянной:

       (2)

где        Дреал – количество реальных денег в обращении; Треал – количество реальных товаров в обращении; С – скорость обращения денег (в нашем случае С = const).

Несмотря на идеальный характер, предложенная модель рынка позволяет установить, как в принципе влияет введение в обращение фиктивных товаров и денежных суррогатов на уровень рыночных цен на реальные товары. Так, в первом приближении, из уравнения 2 видно, что введение в обращение дополнительной денежной массы в виде фиктивных денег ведет к увеличению цены одной единицы реального товара.

В-пятых, вызванная введением в обращение фиктивных товаров и денежных суррогатов дестабилизация цен на рынке реальных товаров ведет, в частности, к изменению цен и на рынке товаров производственного назначения. Следствием этого становится изменение реальной покупательной способности национальной валюты по отношению к товарам производственного назначения. Результатом этого становится и соответствующее изменение величины инвестиционных фондов предприятий в натуральном выражении по отношению к товарам производственного назначения.

В случае нарушения ценовых пропорций на рынке реальных товаров в пользу предприятий, производящих товары производственного назначения (т.е. в случае относительного роста цен на эти товары), при прочих равных условиях, инвестиционные фонды в натуральном выражении (скажем, при пересчете на станки, технологические линии и т.п.) других предприятий уменьшатся. Последнее обстоятельство ставит их в менее выгодные экономические условия, что, в свою очередь, приведет к уменьшению величины собственных инвестиций в натуральном выражении и, тем самым, становится фактором замедления развития этих предприятий по сравнению с предприятиями, производящими товары производственного назначения.

Схематично влияние введения в обращение фиктивных товаров и денежных суррогатов на перераспределение собственных инвестиций предприятий изображено на рис. 1.

Рис. 1. Логическая схема влияния торговли фиктивными товарами
и использования при расчетах денежных суррогатов на распределения
собственных инвестиций предприятий

Следует иметь в виду, что вызванное введением в обращение фиктивных товаров и денежных суррогатом уменьшение величины собственных средств (инвестиционных фондов) предприятий в натуральном выражении по отношению к товарам производственного назначения косвенно оказывает негативное влияние и на величину привлеченных средств. Так как при кредитовании коммерческие банки отдают предпочтение конкурентоспособным, динамично развивающимся заемщикам.

Кроме этого необходимо учитывать, что в случае превышения доходности спекуляций с фиктивными товарами над доходностью реального производства, уже сама возможность купли-продажи фиктивных товаров нередко становится фактором снижения инвестиционной привлекательности собственного производства со стороны внутренних инвесторов (в частности, самих предприятий), следствием чего становится недоинвестирование предприятиями своего производства.

Из вышесказанного вытекает, что в целях предупреждения квазирыночного перераспределения собственных инвестиций предприятий, нарушения равномерности развития предприятий (комплексов, отраслей) и замедления развития национальной экономики перераспределение собственных инвестиций предприятий должно быть объектом государственного регулирования.

3. Определены методы и принципы государственного регулирования перераспределения собственных инвестиций предприятий на основе совершенствования политики государства по отношению к свободе торговли фиктивными товарами и использования при расчетах денежных суррогатов, а также бартерного обмена.

По мнению автора, политика государства по отношению к свободе торговли фиктивными товарами и использованию при расчетах денежных суррогатов, а также бартерного обмена, является частью макроэкономической политики государства, наряду с такими политиками как эмиссионная, денежно-кредитная, налоговая, бюджетная и курсовая.

Говоря о государственном регулировании перераспределения собственных инвестиций российских предприятий в современных условиях (в частности, допускающих свободное введение в обращение фиктивных товаров и денежных суррогатов), можно выделить четыре основных метода такого регулирования:

– антимонопольный метод;

– антикриминальный метод;

– метод защиты рынка от фиктивных товаров;

– метод защиты рынка от денежных суррогатов.

Антимонопольный метод предусматривает защиту от перераспределения собственных инвестиций предприятий путем недопущения роста цен в отдельных сегментах рынка, устанавливаемых предпрятиями-монополистами.

Антикриминальный метод – защиту от перераспределения собственных инвестиций предприятий путем недопущения возникающего в результате коммерческого сговора или принуждения продавцов установления цен на отдельные товары и иных форм принудительного воздействия на субъектов рынка.

Метод защиты рынка от фиктивных товаров – ограничение свободы введения в обращение отдельными лицами фиктивных товаров.

Метод защиты рынка от денежных суррогатов – ограничение свободы введения в обращение отдельными лицами денежных суррогатов, а также бартерного обмена товарами на внутреннем рынке.

Причем особый научный интерес, в силу недостаточной изученности, по мнению автора, вызывают два последних метода.

Государственное регулирование перераспределения собственных инвестиций предприятий с целью предупреждения квазирыночного перераспределения этих инвестиций на основе использования указанных двух методов является косвенной формой регулирования, т.к. воздействие государства на потоки собственных инвестиций предприятий осуществляется посредством воздействия на потоки товаров (включая фиктивные) и денег (включая денежные суррогаты). В качестве примера такой формы государственного регулирования можно привести регулирование рыночных цен путем воздействия на величину экспортных (импортных) пошлин.

По мнению автора, основные принципы государственного регулирования перераспределения собственных инвестиций предприятий на основе совершенствования политики государства по отношению к свободе торговли фиктивными товарами и использования при расчетах денежных суррогатов следующие.

Во-первых, регулирование перераспределения собственных инвестиций предприятий с целью предупреждения квазирыночного перераспределения этих инвестиций осуществляется посредством минимизации доли фиктивных товаров и денежных суррогатов в обращении.

Во-вторых, в целях уменьшения доли фиктивных товаров в обращении государство должно ограничивать номенклатуру фиктивных товаров, которые могут вводиться в обращение отдельными субъектами рынка. По мнению автора, совершенно недопустимой является ситуация, когда субъекты рынка вправе свободно торговать любыми, в том числе ими же выпущенными фиктивными товарами, т.к. следствием этого становится дестабилизация цен на рынке реальных товаров.

В-третьих, в целях уменьшения доли фиктивных товаров в обращении государство должно ограничивать частоту сделок купли-продажи с данным фиктивным товаром. Уменьшение частоты сделок с данными фиктивными товарами уменьшает влияние торговли фиктивными товарами на уровень цен на рынке реальных товаров и, следовательно, сводит до минимума квазирыночное перераспределение собственных инвестиций предприятий.

В-четвертых, в целях уменьшения доли фиктивных товаров в обращении государство должно использовать методы уменьшения привлекательности фиктивных товаров как объектов инвестирования. В частности, речь идет о введении налога на разницу между рыночным курсом акции данного акционерного общества и реальной стоимостью соответствующей этой акции доли собственного имущества данного акционерного общества.

В-пятых, для уменьшения негативных последствий для экономики из-за торговли фиктивными товарами в законодательство должны быть внесены изменения, направленные на устранение условий, позволяющих «производить» фиктивные товары как таковые. В частности, речь идет об исключении из практики хозяйствования беззалогового кредитования, коррекции правил бухгалтерского учета фиктивных ценностей и т.д.

Таким образом, можно выделить четыре основных метода регулирования перераспределения собственных инвестиций предприятий на основе совершенствования политики государства по отношению к торговле фиктивными товарами и использованию денежных суррогатов: метод ограничения номенклатуры фиктивных товаров и денежных суррогатов; метод ограничения частоты сделок купли-продажи с фиктивными товарами; метод уменьшения привлекательности фиктивных товаров как объектов инвестирования; метод устранения условий, ведущих к образованию фиктивных товаров и денежных суррогатов.

Реализация указанных принципов и методов регулирования перераспределения собственных инвестиций предприятий на практике требует от государства совершенствования как политики государства по отношению к свободе торговли фиктивными товарами и использования при расчетах денежных суррогатов, так и соответствующего нормативного механизма, ограничивающего эту свободу.

В системе отношений «государство» – «инвестиционная деятельность предприятий» такой нормативный механизм, регламентирующий введение в обращение фиктивных товаров и денежных суррогатов, выступает в качестве регулятора перераспределения собственных инвестиций предприятий. Причем следует учитывать, что указанный нормативный механизм является регулятором двойного действия, т.к. указанный механизм воздействует на распределение собственных инвестиций предприятий не напрямую, а посредством ограничения введения в обращение фиктивных товаров и денежных суррогатов.

Схема регулирования государством перераспределения собственных реальных инвестиций предприятий на основе ограничения свободы торговли фиктивными товарами и использования денежных суррогатов изображена на рис. 2.

Рис. 2. Логическая схема государственного регулирования
перераспределения собственных инвестиций российских предприятий

4. Выявлен характер влияния использования при расчетах денежных суррогатов и бартерного обмена на распределение собственных инвестиций российских предприятий на отраслевом уровне.

Говоря о влиянии денежных суррогатов на уровень рыночных цен на реальные товары и соответствующее перераспределение собственных инвестиций предприятий следует учитывать, что характер этого влияния, в первую очередь, зависит от «национального происхождения» таких суррогатов.

Использование при расчетах на рынке реальных товаров национальных денежных суррогатов (в первую очередь, ценные бумаги резидентов) ведет к введению в обращение дополнительной массы платежных средств в виде национальных фиктивных денег (Днац.фикт.). При этом уравнение 2 принимает вид11:

,        (3)

где        Цср. – средняя цена одной товарной единицы в обращении; Днац.реал. – количество национальных реальных денег в обращении на рынке реальных товаров; Треал. – количество реальных товаров в обращении на внутреннем рынке.

Из уравнения 3 видно, что введение в обращение национальных фиктивных денег увеличивает среднюю цену одной товарной единицы на внутреннем рынке реальных товаров, следствием чего становится уменьшение покупательной способности рубля по отношению к реальным товарам, что уменьшает реальные доходы владельцев денежных накоплений по отношению к реальным товарам.

Таким образом, налицо перераспределение реальных доходов (инвестиционных фондов) предприятий, как минимум, в двух направлениях.

Во-первых, наблюдается перераспределение доходов по отношению к реальным товарам между эмитентом национальных фиктивных денег (т.е. речь идет о лице, которое использует денежные суррогаты в качестве платежного средства при приобретении реальных товаров), с одной стороны, и владельцами денежных накоплений, с другой, в пользу первых.

Во-вторых, при фиксированных процентных ставках коммерческих банков, введение в обращение национальных фиктивных ведет к перераспределению доходов по отношению к реальным товарам между вкладчиками коммерческих банков, с одной стороны, и заемщиками этих банков, с другой, в пользу последних. В данном случае количество тех реальных товаров, которые может приобрести заемщик на заемные средства, будет больше количества тех реальных товаров, которые может приобрести вкладчик на сумму своего денежного вклада в банке после роста цен на реальные товары.

Введение в обращение фиктивных денег иностранного происхождения (в первую очередь, это инвалюта, используемая в качестве платежного средства на внутреннем рынке) несет с собой иные последствия для участников рынка. Дело в том, что сначала резидент, использующий при расчетах на рынке реальных товаров фиктивные деньги в виде инвалюты, должен приобрести инвалюту на внутреннем валютном рынке в качестве фиктивного товара, и лишь после этого он сможет использовать этот фиктивный товар в качестве платежного средства.

Введение в обращение фиктивных денег в виде инвалюты (Дин.фикт.) на внутреннем рынке реальных товаров увеличивает общее количество платежных средств в обращении. При этом уравнение 2 принимает вид:

,        (4)

где        Тин.реал. – количество иностранных реальных товаров, недопоставленных на внутренний рынок.

Из уравнения 4 видно, что использование в качестве платежных средств на рынке реальных товаров инвалюты ведет к усиленному росту цен на реальные товары, поскольку, с одной стороны, из-за недопоставки импортных реальных товаров уменьшается количество реальных товаров в обращении на внутреннем рынке, а с другой, увеличивается количество платежных средств на рынке реальных товаров.

Обычно в экономической литературе отношение к бартерным (безденежным) сделкам обмена достаточное терпимое. Вместе с тем, в условиях денежного обращения бартер не так безобиден, как может показаться на первый взгляд.

По своим экономическим последствиям для некоторых групп собственников, не участвующих в сделках подобного рода, бартер ничем не отличается от введения в обращение фальшивых денег. Дело в том, что выведение инициаторами бартера части реальных товаров (Тбарт) из сферы товарно-денежного обмена ведет к тому, что количество реальных товаров в этой сфере уменьшается. На основании этого уравнение 2 принимает вид:

.        (5)

Из уравнения 5 видно, что выведение части реальных товаров (т.е. товаров, участвующих в бартерных сделках) из сферы товарно-денежного обмена ведет к тому, что средняя цена реальных товаров, остающихся в этой сфере, увеличивается.

Таким образом, по своим экономическим последствиям для владельцев денежных сбережений, не участвующих в сделках подобного рода, бартер ничем не отличается от введения в обращение денежных суррогатов.

По мнению ряда авторитетных экспертов, в первой половине 90-х доля денежных суррогатов в обращении, и в первую очередь, инвалюты, превосходила долю законных платежных средств. Например, доктор экономических наук В.К. Сенчагов считает, что суммарный объем наличной иностранной валюты вдвое (а по некоторым оценкам, вчетверо) превышал наличную рублевую массу, то есть 2/3 (а возможно 3/4) наличного денежного оборота страны обеспечивалось иностранной валютой. По мнению доктора экономических наук Н.П. Шмелева, только около 30% экономического оборота сегодня обслуживался нормальными деньгами, 70% – это бартер и разного рода денежные суррогаты.

В первой половине 90-х годов резко увеличилась доля бартерных сделок, и в первую очередь, в сделках промышленных предприятий. По данным Российского экономического барометра доля «чистого» бартера в начале 1997 г. составляла 26,2%.

Следует учитывать, что влияние инфляции на развитие тех или иных предприятий (отраслей) народного хозяйства, в частности, промышленных, имеет свою специфику.

Во-первых, сама по себе инфляция ведет к тому, что цены на товары первой необходимости (топливо, продовольственные товары) растут более высокими темпами, чем цены на товары (услуги), которые не являются предметом первой необходимости (непродовольственные товары, туристические услуги и т.д.).

В первую очередь это вызвано положительной динамикой формирования запасов из товаров первой необходимости, что соответственно отражается на спросе на такие товары, доходах и собственных инвестиционных возможностях производителей промышленных товаров первой необходимости. По мнению автора, опережающий рост цен на промышленные товары первой необходимости объясняется сопутствующими гиперинфляции паническими настроениями в обществе, следствием которых и становится положительная динамика формирования товарных запасов первой необходимости.

Рис. 3. Индекс цен производителей в отраслях промышленности
в 1991–1996 гг.

В 1992–1993 гг. наибольшими темпами цены производителей росли в топливной промышленности, а наименьшими в легкой промышленности (рис. 3). Так, индекс цен в 1993 г. (1991 г. = 100%) составил: в топливной промышленности – 677 раз, а в легкой промышленности – 99,8 раза. Таким образом, индекс цен в топливной промышленности был больше индекса цен в легкой промышленности в 6,8 раза (!).

Рис. 4. Индекс доли инвестиций в основной капитал в отрасли
народного хозяйства  в 1995 г. (1990 г. = 100%)

Указанный ценовой диспаритет соответственно отразился и на инвестициях в основной капитал в легкой промышленности. Так, доля инвестиций в основной капитал в легкой промышленности в объеме всех инвестиций в основной капитал, составлявшая в 1990 г. 1,2%, уменьшилась в 1995 г. до 0,3%, т.е. в 4 раза (рис. 4).

Во-вторых, для многих предприятий (в частности, производящих суда, самолеты, энергетическое оборудование и т.д.) производство одной единицы продукции требует длительного времени, т.е. речь идет о длинном производственном цикле. 

В условиях инфляции, с одной стороны, и отсутствия узаконенной практики индексации инфляции, с другой стороны, предприятия с длинным производственным циклом в целом ощущают на себе негативные последствия инфляции более сильно, чем другие предприятия.

В первую очередь это относится к взаимоотношениям указанных предприятий с бюджетом.

Отсутствие в российском законодательстве нормы, предусматривающей индексацию расходов с учетом роста рыночных цен на товары, в т.ч. введение правительством в практику переоценки основных фондов коэффициентов, занижающих балансовую стоимость основных фондов по сравнению с рыночной стоимостью (что уменьшало величину амортизационных отчислений, не подлежащих налогообложению при исчислении налога на прибыль), привело к тому, что в начале 90-х при исчислении налога на прибыль налогооблагаемая база предприятий с длинным производственным циклом неправомерно завышалась.

При этом предприятия с коротким производственным циклом (в первую очередь, торговли, общественного питания, пищевой промышленности) оказались в более выгодных условиях, т.к. короткий производственный цикл (зачастую меньше одного месяца) позволял им в бухгалтерской отчетности отразить реальные рыночные цены на закупаемые товары и тем самым приблизить налогооблагаемую базу к реальной величине.

Попутно следует отметить, что, по мнению автора, занижение в бухгалтерской отчетности расходов из-за отсутствия нормы, предусматривающей индексацию инфляции, и стало основной причиной «всплеска» рентабельности промышленных предприятий в 1991–1995 гг. Так как при расчете рентабельности уменьшение расходов в бухгалтерской отчетности ведет, с одной стороны, к увеличению числителя (балансовой прибыли), а с другой, – к уменьшению знаменателя (т.е. самих расходов).

Это утверждение подтверждается динамикой уровня рентабельности продукции по промышленности в целом (рис. 5). То есть налицо корреляция между высокой инфляцией и «всплеском» рентабельности продукции промышленных предприятий.

Рис. 5. Рентабельность продукции в отраслях промышленности
в 1991–1997 гг.

Неправомерное завышение налогооблагаемой базы при исчислении налога на прибыль стало одной из основных причин потери предприятиями с длинным производственным циклом большей части оборотных средств, что соответственно отразилось как на инвестиционных возможностях за счет самофинансирования этих предприятий, так и на динамике их объемов производства в течение 1992–1996 гг. (рис. 6).

Рис. 6. Индексы объемов производства в отраслях промышленности
в 1995 г. (1990 г. = 100%)

Например, в 1990–1996 гг. доля инвестиций в основной капитал в машиностроении и металлообработке от инвестиций в основной капитал в целом по промышленности уменьшилась с 8,3% в 1990 г. до 3,4% в 1996 г., т.е. в 2,4 раза, то время как в пищевой промышленности она уменьшилась, соответственно, – с 2,9% до 2,7%, т.е. почти не изменилась.

Рис. 7. Индекс финансовых вложений в 1994 г. (1993 г. = 100%)

Неправомерное изъятие у предприятий с длинным производственным циклом значительной части доходов соответственно отразилось и на динамике финансовых инвестиций предприятий (рис. 7).

При этом финансовые вложения предприятий составляли в машиностроении и металлообработке: 1993 г. – 439 млн руб. (деноминированных), 1994 г. – 7078 млн руб. А в торговле и общественном питании: 1993 г. – 124 млн руб., 1994 г. – 6051 млн руб. Таким образом, в течение 1994 гг. финансовые вложения предприятий машиностроения и металлообработки возросли в 16,1 раза, в то время как предприятий торговли и общественного питания – в 48,8 раза.

В-третьих, использование при расчетах на внутреннем товарном рынке денежных суррогатов в виде инвалюты оказывает косвенное влияние на физический объем собственных реальных инвестиций предприятий (отраслей).

Недопоставка импортных товаров на российский рынок промышленных товаров провоцирует рост цен на импортные товары, в первую очередь, промышленные. Следствием этого становится уменьшение реальных доходов (инвестиционного фонда) по отношению к импортным промышленным товарам российских предприятий, что уменьшает их возможности по модернизации производства путем внедрения импортного высокопроизводительного оборудования и, в конечном итоге, делает российские промышленные предприятия менее конкурентоспособными по сравнению с иностранными предприятиями. При этом в наиболее невыгодных условиях оказываются предприятия, развитие которых связано с необходимостью приобретения импортных средств производства (например, предприятия электроники и приборостроения).

  5. Выявлен характер влияния свободной торговли фиктивными товарами в виде инвалюты на распределение собственных инвестиций российских предприятий на отраслевом уровне.

Приобретение резидентами инвалюты на внутреннем валютном рынке с целью использования ее в качестве инструмента сбережения накоплений ведет к недопоставке импортных реальных товаров на национальный рынок. При этом уравнение 2 принимает вид:

.        (6)

Из уравнения 6 видно, что приобретение инвалюты на внутреннем валютном рынке в виде фиктивного товара ведет к росту цен на реальные (в первую очередь, импортные) товары.

Наиболее ярким примером негативного воздействия дестабилизации внутреннего валютного рынка на развитие отраслей промышленности является тот кризис, который охватил экономику страны после августа 98-го года.

  Одной из основных причин перераспределения собственных реальных инвестиций среди российских предприятий стала не ограничиваемая государством возможность приобретения резидентами инвалюты на внутреннем валютном рынке в качестве фиктивного товара.

Указанная возможность стала причиной свободного перетекания денежных средств с рынка ГКО и ОФЗ на рынок фиктивных товаров в виде используемой в качестве инструмента сбережения накоплений инвалюты, что привело к пятикратному уменьшению рыночного курса рубля в течение всего лишь нескольких месяцев после «дефолта». (Причем при неизменном объеме экспорта реальных товаров.) В свою очередь столь стремительное падение курса рубля и стало основной причиной тех негативных изменений, которые произошли в экономике после «дефолта».

Одним из последствий кризиса 98-го года стало нарушение равномерности роста цен на различные товары (услуги). Если в 1997 г. максимальное отклонение индекса цен от среднего индекса цен в отраслях промышленности (по отношению к 1996 г.) составило 8,3%, то в 1999 гг. максимальное отклонение индекса цен от среднего индекса цен в отраслях промышленности (по отношению к 1998 г.) составило 105%. Причем в 2002 г. максимальное отклонение индекса цен от среднего индекса цен в отраслях промышленности (по отношению к 2001 г.) составило 7,7%, т.е. по равномерности роста цен в отраслях промышленности ситуация вернулась к 1997 г. (рис. 8).

Рис. 8. Индексы цен производителей в промышленности в1997–2002 гг.

Из табл. 1 видно, что средний индекс цен производителей в промышленности в 2002 гг. (по отношению к 1997 г.) составил 352%. При этом наиболее высокими темпами росли цены в отраслях с высокой долей экспортной продукции – нефтеперерабатывающей промышленности – 575%, цветной металлургии – 480%, нефтедобывающей промышленности – 432 %.

Таблица 1

Индексы цен производителей и приведенных номинальных
инвестиций в основной капитал по отраслям промышленности
в 2002 гг., в процентах. (1997 г. = 100%)

Наименование отрасли

Индекс цен

Индекс приведенных инвестиций

Вся промышленность

352

341

Электроэнергетика

272

259

Топливная промышленность
Нефтедобывающая
Нефтеперерабатывающая
Газовая
Угольная

467
432
575
405
270

401
432
708
342
202

Черная металлургия

348

332

Цветная металлургия

480

468

Химическая промышленность

298

283

Нефтехимическая промышленность

291

Машиностроение и металлообработка

319

316

Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность

347

476

Промышленность строительных материалов

296

338

Легкая промышленность

322

268

Пищевая промышленность

359

380

Возникший на рынке после дефолта 98-го ценовой диспаритет соответственно отразился на уровне рентабельности продукции как в различных отраслях промышленности, так и в промышленности в целом (табл. 2).

Таблица 2

Уровень рентабельности продукции в отраслях промышленности
в 1997–2002 г., в %

Наименование отрасли

1997

1998

1999

2000

2001

2002

Вся промышленность

9,0

12,7

25,5

24,7

18,5

14,4

Электроэнергетика

14,1

12,0

13,7

13,5

15,7

11,3

Топливная промышленность
Нефтедобывающая
Нефтеперерабатывающая
Газовая
Угольная

13,1
14,7
9,4
23,3
2,3

15,7
17,6
12,5
31,1
0,4

44,5
57,9
32,1
22,6
0,7

51,1
66,7
34,5
30,0
3,2

35,9
46,5
24,0
17,4
8,7

21,2
20,6
15,5
47,0
4,7

Черная металлургия

3,6

10,3

28,2

25,6

12,5

16,5

Цветная металлургия

11,4

33,0

57,4

51,6

34,4

29,8

Химическая и нефтехимическая промышленность

4,3

9,7

22,3

17,0

11,5

8,8

Машиностроение и металлообработка

8,0

10,0

17,4

14,1

13,6

11,3

Промышленность строительных материалов

5,6

5,2

8,6

9,0

9,8

9,0

Легкая промышленность

- 1,5

0,9

9,5

7,2

5,4

2,1

Пищевая промышленность

8,4

12,8

13,0

10,1

11,5

10,5

Из табл. 2 видно, что в 1999–2000 гг. уровень рентабельности продукции наиболее сильно увеличился в нефтедобывающей промышленности. В 2000 г. уровень рентабельности продукции в нефтедобывающей промышленности вырос, по сравнению с 1997 г. в 4,5 раза. (Причем если в 1997 г. рентабельность продукции в нефтедобывающей промышленности была выше средней рентабельности продукции по промышленности в 1,6 раза, то в 2000 г. этот показатель составлял, соответственно, 2,7 раза.) При этом индекс производства в нефтедобывающей промышленности в реальном выражении в 2000 г. (1997 г. = 100%) составил 105 %.

Из рис. 9 видно, что увеличение отношения рыночного (официального) курса доллара к паритетному курсу (речь идет о курсе, рассчитанном на основании паритета покупательной способности) ведет, в среднем, росту рентабельности продукции в промышленности. При этом рентабельность продукции в отраслях с высокой долей экспорта (нефтедобывающая промышленность, цветная металлургия) растет значительно сильнее, чем в среднем по промышленности. Причем следует учитывать, что в 1996–2002 гг. величины отношения рыночного курса доллара к паритетному – 2,3 раза, 3,4 раза и 4,6 раза наблюдались, соответственно, в 1996 г., 2002 г. и 1999 г.

Рис. 9. Влияние отношения рыночного курса доллара к паритетному
на рентабельность  продукции в промышленности в 1996–2002 гг.

Получение ориентированными на экспорт отраслями промышленности сверхприбыли от занижения курса рубля соответственно отразилось и на динамике приведенных номинальных инвестиций в основной капитал (табл. 1). (Эти инвестиции рассчитывались как частное от деления номинальных инвестиций на индекс производства за соответствующий период.) Из табл. 1 видно, что в 1998–2002 гг. приведенных номинальные инвестиции в основной капитал сильнее росли, как правило, в ориентированных на экспорт отраслях – нефтеперерабатывающей промышленности, нефтедобывающей промышленности, цветной металлургии, газовой промышленности.

Таблица 3

Инвестиции в основной капитал по отраслям промышленности
в 1997–2002 гг. (в процентах к итогу)

1997

1998

1999

2000

2001

2002

Вся промышленность

100

100

100

100

100

100

Электроэнергетика

19,0

18,3

12,1

9,6

9,3

11,5

Топливная промышленность
В т.ч. нефтедобывающая
нефтеперерабатывающая
газовая
угольная

42,3
23,4
2,5
12,1
4,4

36,3
22,0
3,3
7,5
3,6

37,5
23,6
2,1
9,1
2,7

48,1
30,1
4,7
11,2
2,1

49,6
32,8
4,4
10,1
2,1

48,2
30,0
4,7
11,2
2,3

Черная металлургия

4,7

5,7

5,4

5,2

5,4

4,7

Цветная металлургия

5,2

5,1

6,4

7,3

7,8

7,3

Химическая и нефтехимическая промышленность

4,7

4,8

4,3

4,2

4,7

4,4

Машиностроение и металлообработка

8,5

9,6

9,7

7,5

7,5

7,5

Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная

2,5

3,0

4,3

3,9

2,8

3,0

Промышленность строительных материалов

1,9

1,5

1,6

1,8

1,8

1,9

Легкая промышленность

0,5

0,9

0,8

0,5

0,5

0,5

Пищевая промышленность

8,5

12,3

15,8

9,4

8,3

8,9

В свою очередь изменение динамики инвестиций в основной капитал в отраслях промышленности соответственно отразилось и на доле таких инвестиций (табл. 3).

В 1998–2002 г. доля инвестиций в основной капитал в промышленности наиболее сильно выросла в нефтеперерабатывающей и нефтедобывающей промышленности. За указанный период в нефтеперерабатывающей промышленности эта доля выросла с 2,5% до 4,7%, т.е. на 2,2 пункта или 88,0%; в цветной металлургии – с 5,2% до 7,3%, т.е. на 2,1 пункта или 40,1%; в нефтедобывающей промышленности – с 23,4% до 30,0%, т.е. на 6,4 пункта или 27,4%. 

В свою очередь перераспределение инвестиций в основной капитал соответственно отразилось и на обновлении основных фондов в отраслях промышленности.

В течение 1998–2003 г. коэффициент обновления основных фондов по всей промышленности увеличился с 1,1% в 1997 г. до 1,8% в 2003 г., т.е. в 1,6 раза. При этом в наибольшей степени коэффициент обновления основных фондов увеличился в отраслях с высокой долей экспортной продукции (рис. 10).

Рис. 10. Индекс коэффициента обновления основных фондов
в промышленности в 2003 г. (1997 г. = 100%)

Так, за указанный период коэффициент обновления основных фондов увеличился: в цветной металлургии – в 2,5 раза; в нефтедобывающей промышленности – в 2,5 раза, в нефтеперерабатывающей промышленности – в 2,6 раза. В то время как в электроэнергетике – в 1,1 раза; в угольной промышленности – 0,85 раза (т.е. даже уменьшился).

Перераспределение собственных реальных инвестиций среди российских предприятий в результате кризиса 98-го соответственно отразилось и на структуре производства в отраслях народного хозяйства, в частности, промышленности.

Из рис. 11 видно, что в 2004 г., по сравнению с 1995 г., наблюдалось увеличение доли производства в структуре промышленного производства, в первую очередь, нефтедобывающей промышленности, цветной металлургии, машиностроения и металлообработки. При этом увеличение доли производства в структуре промышленного производства для указанных отраслей протекало за счет соответствующего уменьшения такой доли, в первую очередь, за счет электроэнергетики и легкой промышленности.

Рис. 11. Индекс доли производства отраслей промышленности
в 2004 г., %  (1995 г. = 100%)

6. Выявлен характер влияния свободной торговли фиктивными товарами в виде ценных бумаг на распределение собственных инвестиций российских предприятий на отраслевом уровне;

Говоря о влиянии торговли фиктивными товарами на уровень рыночных цен на реальные товары, следует учитывать, что характер этого влияния, в первую очередь, зависит от «национального происхождения» таких товаров.

Введение в обращение на рынке реальных товаров дополнительной товарной массы в виде национальных фиктивных товаров (например, ценных бумаг) ведет к тому, что часть денег (Днац.реал.ф.т.), обращавшихся ранее на рынке реальных товаров, начинается обращаться на рынке фиктивных товаров. При этом уравнение 2 принимает вид:

.        (7)

Из уравнения 7 видно, что введение в обращение отечественных фиктивных товаров уменьшает среднюю цену одной товарной единицы на рынке реальных товаров и, соответственно, увеличивает реальную покупательную способность рубля по отношению к реальным товарам. В свою очередь это ведет к перераспределению реальных доходов (инвестиционных фондов) предприятий, как минимум, в двух направлениях.

Во-первых, наблюдается перераспределение реальной собственности между продавцами «мыльных пузырей», с одной стороны, и покупателями фиктивных товаров, с другой, в пользу первых.

Во-вторых, при фиксированных процентных ставках коммерческих банков, вызванная введением в обращение национальных фиктивных товаров дефляция ведет к перераспределению реальных доходов между вкладчиками коммерческих банков, с одной стороны, и заемщиками этих банков, с другой, в пользу первых.

Введение в обращение иностранных фиктивных товаров (в первую очередь речь идет об иностранных ценных бумаг) несет с собой качественно иные последствия для рынка реальных товаров.

Дело в том, что импорт фиктивных товаров, при экспорте реальных товаров, ведет к недопоставке импортных реальных товаров на внутренний рынок. При этом уравнение 2 принимает вид уравнения 6, из которого следует, что импорт фиктивных товаров, при экспорте реальных, ведет к росту рыночных цен на внутреннем рынке реальных товаров и, соответственно, уменьшению инвестиционных фондов предприятий в реальном выражении.

Свободная торговля ценными бумагами оказывает влияние на распределение собственных инвестиций российских предприятий по трем основным направлениям.

Во-первых, введение в обращение фиктивных товаров в виде ценных бумаг дестабилизирует цены в отдельных сегментах товарных рынков (в частности, на рынке товаров производственного назначения), что соответственно отражается на величине номинальной прибыли (инвестиционного фонда) предприятий.

  Причем, как уже отмечалось выше, характер влияния введения в обращение ценных бумаг на уровень рыночных цен на реальные товары зависит от «национальной принадлежности» вводимых в обращение ценных бумаг. Так, введение в обращение российских ценных бумаг уменьшает рыночные цены на реальные товары и, соответственно, доходы производителей таких товаров. В то время, как введение в обращение иностранных ценных бумаг увеличивает рыночные цены на реальные (в первую очередь, импортные) товары.

Во-вторых, в случае превышения рентабельности торговли фиктивными товарами над рентабельностью производства реальных товаров уже сама возможность купли-продажи фиктивных товаров становится фактором уменьшения инвестиционной привлекательности своего  производства в отдельных отраслях.

В качестве примера можно привести ситуацию на российском рынке в середине 90-х годов, когда большая часть свободных денежных средств направлялась инвесторами на приобретение фиктивных товаров – ГКО и ОФЗ. 

Рис. 12. Индекс доли инвестиций в основной капитал в отраслях
промышленности  в 1997 г., % (1995 г. = 100%)

Из рис. 12 видно, что в 1997 г. индекс доли инвестиций в основной капитал в нефтеперерабатывающей промышленности был меньше такого же индекса по промышленности в целом примерно в 2 раза.

При этом следует учитывать, что речь идет о вполне благополучной отрасли промышленности. Так, если индекс промышленного производства в 1997 гг. (1995 г. = 100%) составил 96,9% в среднем по промышленности, в нефтеперерабатывающей промышленности такой индекс был равен 100,2 %.

Анализ официальных статистических данных о краткосрочных финансовых вложениях 12 предприятий нефтеперерабатывающей промышленности говорит о том, что в 1995–1997 гг. краткосрочные финансовые вложения таких предприятий росли гораздо быстрей, чем в целом по промышленности (рис. 13). Если номинальные краткосрочные финансовые вложения в целом по народному хозяйству составляли в 1995 г. – 20197 млрд руб. (неденоминированных), 1996 г. – 30692 млрд руб., 1997 г. – 61748 млрд руб., т.е. увеличились в 3,1 раза, то такие же финансовые вложения в нефтеперерабатывающей промышленности составляли в 1995 г. – 224 млрд руб., 1996 г. – 359 млрд руб., 1997 г. – 1524 млрд руб., т.е. увеличились в 6,8 раза.

Рис. 13. Индекс краткосрочных финансовых вложений в 1997 г.
(1995 г. = 100%)

По мнению автора, недоинвестирование собственного производства предприятиями нефтеперерабатывающей промышленности в 1996–1997 гг. стало одной из основных причин того, что в течение 1996–2002 гг. рост промышленного производства нефтеперерабатывающей отрасли отставал от среднего роста производства по промышленности в целом. Например, если индекс производства в 2002 г. (1995 г. = 100%) составил: в среднем по промышленности – 126%, то в нефтеперерабатывающей промышленности этот индекс составил 107%.

В третьих, изменение котировок акций данной компании на фондовом рынке влияет как на величину средств от дополнительной эмиссии акций, так и заемных средств (т.к. «обвал» рынка акций компании ухудшает ее кредитоспособность).

7. Разработана концепция совершенствования политики государства по отношению к свободе торговли фиктивными товарами и использования при расчетах денежных суррогатов, а также бартерного обмена, с целью предупреждения квазирыночного перераспределения собственных инвестиций российских предприятий.

В целом предлагаемая автором концепция совершенствования государственного регулирования перераспределения собственных инвестиций предприятий сводится к тому, чтобы, ограничив торговлю фиктивными товарами, а также бартерный обмен, полностью исключить использование при расчетах денежных суррогатов.

Во избежание дестабилизации рынка, государством должен быть установлен переходный период, в течение которого будет осуществляться плавный переход к реализации указанной концепции. По мнению автора, переходный период должен составлять не менее 5–10 лет. На этот период может быть разрешена торговля всеми известными видами фиктивных товаров при полном запрете на использование в качестве платежных средств денежных суррогатов.

Во-первых, в соответствии с предлагаемой автором концепцией, предлагается установить перечень фиктивных товаров, которые могут выступать в качестве предмета торговли.

По мнению автора, основу этого перечня могут составлять все узаконенные в настоящее время ценные бумаги, производные финансовые инструменты, фьючерсы и инвалюта (частично). Эта мера направлена на ограничение «разбухания» рынка фиктивных товаров за счет введения в обращение отдельными участниками рынка новых видов фиктивных товаров, наподобие билетов МММ, которые были введены в обращение в начале 90-х.

Во-вторых, предлагается уменьшить долю фиктивных товаров в обращение путем регламентации частоты сделок купли-продажи с определенными видами фиктивных товаров.

Для этого предлагается установить предельную частоту сделок купли-продажи для данного вида фиктивных товаров. Помимо стабилизации реальной покупательной способности рубля указанная мера должна затруднить манипулирование ценами на фондовом рынке, уменьшить привлекательность спекуляций фиктивными товарами и тем самым увеличить приток инвестиций в реальное производство.

В-третьих, предлагается исключить из обращения ценные бумаги, выписанные на предъявителя.

Указанная мера позволит более эффективно контролировать частоту сделок купли-продажи данного фиктивного товара, в то время как при купле-продаже фиктивных товаров, выписанных на предъявителя, обеспечить эффективный контроль частоты таких сделок крайне проблематично.

В-четвертых, в целях более эффективного контроля частоты сделок с фиктивными товарами предлагается подвергнуть нумерации наиболее распространенные на рынке фиктивные товары (акции, векселя, облигации, производные финансовые инструменты и т.д.) на основании предельно упрошенной государственную регистрацию всех сделок с такими фиктивными товарами.

В-пятых, для ограничения экспансии «товаров из будущего» на рынке предлагается установить предельный срок поставки реальных товаров покупателю.

По мнению автора, такой срок должен составлять не более 3–5 лет. Скажем, если сделка купли-продажи обязательства на поставку партии нефти заключается в 2007 г., то нефть должна быть поставлена покупателю не позднее 2012 г.

В-шестых, в целях борьбы с экспансией фиктивного акционерного капитала, т.е. с увеличением количества акционерных обществ с «дутым» капиталом, предлагается дополнение законодательства нормой, требующей от учредителей акционерных обществ внесение своего вклада в уставной капитал этих обществ исключительно в виде реальных товаров или реальных денежных средств.

В-седьмых, в целях уменьшения привлекательности фиктивных товаров как объектов инвестирования предлагается внесение изменений в законодательство по поводу учета стоимости фиктивных товаров.

Суть этих изменений в следующем. Все фиктивные товары должны отражаться в балансе предприятия (раздел «Активы») с учетом их реальной стоимости, т.е. равной нулю.

В-восьмых, предлагается введение ограничений на торговлю фиктивными товарами в виде облигаций и векселей, не обеспеченных залоговой массой в виде реальных товаров или законных денежных средств.

Выпуск (выписывание) указанных ценных бумаг, как корпоративных, так и государственных, возможен лишь в том случае, если он обеспечен залоговой массой в виде реальных товаров или реальных денежных средств. Если у заемщика необходимая залоговая масса отсутствует, необходимое имущество он сможет получить на основе лизинга.

В-девятых, предлагается в перспективе установить норматив обязательной продажи валютной выручки экспортерами в размере 100 %.

В-десятых, предлагается законодательно установить предельный размер государственных золотовалютных резервов (фондов), а также динамику их пополнения.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Авторские монографии

1. Исаев, А.А. Государственное регулирование фиктивных товарно-денежных отношений как инструмент стабилизации развития промышленности / А.А. Исаев. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2006. – 272 с.

2. Исаев, А.А. Дезорганизация товарного и денежного обращения в России / А.А. Исаев. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2005. – 200 с.

3. Исаев, А.А. Дезорганизация товарообмена в России / А.А. Исаев. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2004. – 124 с.

4. Исаев, А.А. Квазирыночное перераспределение собственных инвестиций предприятий / А.А. Исаев. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2007. – 268 с.

5. Исаев, А.А. Организация эквивалентного обмена / А.А. Исаев. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2004. – 92 с.

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК для публикации  научных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора наук

1. Исаев, А.А. Дезорганизация товарообмена как фактор, ограничивающий развитие рыбной промышленности России / А.А. Исаев  // Известия ТИНРО. 2005. № 140. С. 383–388.

2. Исаев, А.А. Инвалюта как инструмент макроэкономического мошенничества / А.А. Исаев // Законность. 2005. № 10. С. 46–48.

3. Исаев, А.А. О дезорганизации международного эквивалентного обмена в России / А.А. Исаев // Россия и АТР. 2005. № 1. С. 137–143.

4. Исаев, А.А. Организация эквивалентного обмена в России (к вопросу о совершенствовании российского законодательства) / А.А. Исаев // Проблемы современной экономики. 2005. № 1. С. 255–258.

5. Исаев, А.А. Оборот фиктивных товаров и неравномерность развития отраслей промышленности / А.А. Исаев // Проблемы современной экономики. 2007. № 3. С. 54–58.

6. Исаев, А.А. Роль государства в сдерживании роста цен на жилье / А.А. Исаев // Законность. 2007. № 2. С. 33–34.

7. Исаев, А.А. Фиктивные товарно-денежные отношения как угроза устойчивому развитию промышленности / А.А. Исаев // Проблемы современной экономики. 2007. № 2. С. 45–49.

8. Исаев, А.А. Фиктивные деньги как инструмент мошенничества / А.А. Исаев // Законность. 2005. № 5. С. 25–27.

9. Исаев, А.А., Исаева, А.А. Дезорганизация товарообмена как угроза развитию реального сектора экономики / А.А. Исаев, А.А. Исаева // Транспортное дело России. 2004. № 2. С. 9–10.

Статьи в других журналах, а также материалы научно-практических семинаров и международных конференций

1. Исаев, А.А. Влияние фондового рынка на развитие промышленности / А.А. Исаев  // Вестник ВГУЭС. 2007. № 1. С. 32–38.

2. Исаев, А.А. Дезорганизация товарного обращения в России / А.А. Исаев // Вестник ВГУЭС. 2005. № 1. С. 16–27.

3. Исаев, А.А. Дезорганизация товарного обращения как угроза развитию производительных сил российского Дальнего Востока: материалы международного научно-практического семинара / А.А. Исаев. – Владивосток, Изд-во ВГУЭС, 2005. С. 123–132.

4. Исаев, А.А. Об идеальном типе организации денежного обращения / А.А. Исаев  // Вестник ВГУЭС. 2004. № 2. С. 72–79.

5. Исаев, А.А. Об обеспечении эквивалентного обмена при кредитовании / А.А. Исаев // Вестник ВГУЭС. 2004. № 2. С. 90–94.

6. Исаев, А.А. Об обеспечении эквивалентного товарообмена при эмиссии и введении денег в обращение / А.А. Исаев // Вестник ВГУЭС. 2004. № 2. С. 80–89.

7. Исаев, А.А. Об экономической природе реальных денег // Интеллектуальный потенциал вузов – на развитие дальневосточного региона: материалы 6-й международной конференции: Кн. 2. Ч. 1 / А.А. Исаев. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2004. С. 121–123.

8. Исаев, А.А. О механизме дезорганизации товарообмена в России путем введения в обращение фиктивных товаров // Интеллектуальный потенциал вузов – на развитие дальневосточного региона: материалы 6-й международной конференции: Кн. 2. Ч. 1 / А.А. Исаев.– Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2004. С. 124–127.

9. Исаев, А.А. О нарушении законов логики в теории товарно-денежного обмена // Новые информационные технологии и совершенствование учебных планов: материалы межвузовской региональной научно-практической конференции / А.А. Исаев. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2000. С. 64–65.

10. Исаев, А.А. О недостатках российской курсовой политики / А.А. Исаев // Вестник ВГУЭС. 2007. № 1. С. 39–42.

11. Исаев, А.А. О нормативном механизме дезорганизации эквивалентного товарообмена в России / А.А. Исаев // Вестник ВГУЭС. 2005. № 1. С. 28–39.

12. Исаев, А.А. О природе реальных денег / А.А. Исаев // Вестник ВГУЭС. 2004. № 2. С. 61–71.

13. Исаев, А.А. О природе реальных товаров // Интеллектуальный потенциал вузов – на развитие дальневосточного региона: материалы
6-й международной конференции: Кн. 2. Ч. 1 / А.А. Исаев.– Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2004. С. 119–120.

14. Исаев, А.А. О природе фиктивных денег / А.А. Исаев // Вестник ВГУЭС. 2004. № 1. С. 36–39.

15. Исаев, А.А. О причинах переоцененности доллара США на российском рынке иностранной валюты // Интеллектуальный потенциал вузов – на развитие дальневосточного региона: материалы 5-й международной конференции: Кн. 2 / А.А. Исаев. – Владивосток, Изд-во ВГУЭС, 2003. С. 115–116.

16. Исаев, А.А. Организация денежного обращения в России / А.А. Исаев // Вестник ВГУЭС. 2005. № 1. С. 40-46.

17. Исаев, А.А. О реальных товарах / А.А. Исаев // Вестник ВГУЭС. 2004. № 2. С. 95–98.

18. Исаев, А.А. Преодоление дезорганизации международного эквивалентного обмена в России / А.А. Исаев // Вестник ВГУЭС. 2005. № 1. С. 47–53.

19. Исаев, А.А. Реформирование механизма товарно-денежного обращения путем перехода на принципы реальной экономики: материалы Международной конференции «Движение за повышение производительности – ключ к возрождению экономики» / А.А. Исаев. – Владивосток, 1999. С. 67–69.

20. Исаев, А.А. Фиктивные товарно-денежные отношения как причина неустойчивого развития отраслей промышленности / А.А. Исаев // Вестник ВГУЭС. 2006. № 2. С. 16–24.

21. Исаев, А.А. Экономика «обмана» / А.А. Исаев // Россия в ХХI веке: экономика, политика, культура. 2001. № 1. С. 63–69.

22. Исаев, А.А., Исаева, Л.А. О дезорганизации эквивалентного обмена / А.А. Исаев, Л.А. Исаева // Вестник МГУ им. адм. Г.И. Невельского. 2005. № 4. С. 100–106.

23. Исаев, А.А., Исаева, Л.А. О причинах «недогрева» рынка акций российских корпораций // Интеллектуальный потенциал вузов – на развитие дальневосточного региона: материалы 5-й международной конференции: Кн. 2 / А.А. Исаева, Л.А. Исаева. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2003. С. 114–115.

24. Исаев, А.А., Исаева, Л.А. Фиктивный капитал как фактор неэквивалентного обмена // Интеллектуальный потенциал вузов – на развитие производительных сил Приморского края: материалы 3-й международной конференции: Кн. 2 / А.А. Исаев, Л.А. Исаева.– Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2002. С. 59–60.

25. Исаев, А.А., Исаева, Л.А. Фиктивный капитал как фактор финансовой эксплуатации: сб. док. Международной научно-практической конференции «Наука – морскому образованию на рубеже веков» / А.А. Исаев, Л.А. Исаева. – Владивосток: Дальневосточная государственная морская академия, 2001. С. 25–26.

ИСАЕВ Александр Аркадьевич

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ

К РЕГУЛИРОВАНИЮ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ  СОБСТВЕННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ ПРЕДПРИЯТИЙ В СОВРЕМЕННОЙ

РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ

Специальность  08.00.05. –  Экономика и управление народным

хозяйством:  управление инновациями и инвестиционной  деятельностью

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
доктора экономических наук

В авторской редакции

Компьютерная верстка М.А. Портновой

Лицензия на издательскую деятельность ИД № 03816 от 22.01.2001

Подписано в печать  29.01.2008. Формат 60×84/16.

Бумага писчая. Печать офсетная. Усл. печ. л. 2,0

Уч.-изд. л. 2,2. Тираж 100 экз. Заказ

________________________________________________________

Издательство Владивостокского государственного университета
экономики и сервиса

690600, Владивосток, ул. Гоголя, 41

Отпечатано в типографии ВГУЭС

690600, Владивосток, ул. Державина, 57


1 Для простоты изложения скорость денежного обращения принимается равной 1.

1 В первую очередь, в виде краткосрочных государственных облигаций – ГКО  и 0ФЗ.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.