WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Семидоцкий Виктор Александрович

Субфедеральное государственное регулирование Развития региональных

социально-экономических систем: методология, практика и направления совершенствования

Специальность 08.00.05  –  Экономика и управление народным

              хозяйством: региональная экономика

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Краснодар - 2011

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО
«Кубанский государственный технологический университет»

Научный консультант:

доктор экономических наук, профессор

Полиди Александр Анатольевич

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор

Мельников Александр Борисович;

доктор экономических наук, профессор

Воронина Людмила Анфимовна;

доктор экономических наук, профессор

Керашев Анзаур Асланбекович

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого президента России Б.Н.Ельцина»

Защита состоится  23 марта 2012 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д212.100.07 при Кубанском государственном технологическом университете по адресу: 350020, г. Краснодар, ул. Красная, 135, ауд. 147

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке  Кубанского государственного технологического университета по адресу: 350072, г. Краснодар, ул. Московская, 2, корп. А

Автореферат разослан 20  февраля  2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,
кандидат экономических наук,

доцент         Л.И. Соколова 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современный период развития национальной и региональных социально-экономических систем базируется на двух аспектах: с одной стороны, интересы обеспечения устойчивого развития страны в контексте глобализации экономических отношений требуют упорядочения форм и методов государственного регулирования экономики; с другой стороны, становится очевидной задача либерализации хозяйственного и институционального конструкта российской экономики на основе расширения сферы свободной конкуренции. Эти противоречивые тенденции эволюционным образом преобразуют макро- и мезосреды национальной экономики, коренным образом изменяя характер, формы, механизмы и инструментальное обеспечение государственного регулирования социально-эконо­мичес­кого развития.

Высокий уровень специализации и крайняя неравномерность развития базисных отраслей и регионов в российской экономике в настоящее время являются самым серьезным сдерживающим фактором экономического роста. Исторически сложившаяся в стране глубокая поляризация регионов – субъектов Федерации по уровню социально-экономического развития, качеству жизни, конкурентоспособности  и инвестиционной привлекательности в национальном и международном хозяйственном пространствах обусловливает необходимость изучения и рассмотрения с позиции государственного регулирования надрегиональных (субфедеральных) экономических систем.

Тем не менее, средне- и долгосрочные цели развития национальной и региональных социально-экономических систем, несомненно, должны быть ориентированы на современные вызовы мировой экономики, развитие эффективных и устойчивых рыночных структур, способных обеспечить поступательный рост благосостояния общества в условиях глобального перераспределения производительных сил. В этой связи решение проблемы повышения эффективности государственного регулирования социально-экономического, институционального, структурного развития российских регионов должно получить современное, адекватное вызовам нестабильной рыночной среды научно-методологическое обеспечение. Для современной российской экономики данная проблема приобретает особое значение, поскольку нарастающие тенденции «анклавного» устройства российской социально-экономической системы и продолжающаяся в достаточно высокой степени хаотичная поляризация регионов по ряду факторов социального, хозяйственного, инвестиционного и институционального развития  требуют адекватных государственных регулятивных мер по обеспечению устойчивости экономического роста на всех уровнях экономической системы. Безусловно, такая масштабная народнохозяйственная задача требует серьезной модернизации научных и практических представлений об эффективности форм и методов государственного регулирования экономики и социальной сферы на региональном и надрегиональном уровнях. Таким образом, стратегическое выравнивание эффективности и конкурентоспособности региональных социально-экономических систем посредством повышения качества государственного регулирования можно определить как актуальную для современного периода научно-практическую задачу.

Макро- и мезоэкономическое регулирование социально-экономического развития российских регионов в широком смысле (включающее структурную, инвестиционную, инновационную, институциональную политику, развитие человеческого капитала), встроенное в общий контекст системного реформирования отечественной экономики, позволит преодолеть сложившуюся ориентацию государственной региональной политики на бюджетное выравнивание уровня и динамики развития регионов как основную доминанту, модернизировать отраслевую структуру региональной экономики, сформировать эффективную по своим функциям и структуре модель национальной, надрегиональной (субфедеральной) и региональной экономических систем. Данный подход позволит обеспечить адекватный вклад регионов в формирование стратегической конкурентоспособности национальной экономики в целом.

Согласно Стратегии социально-экономического развития регионов Российской Федерации, основным принципом федеральной региональной политики на современном этапе определен принцип сфокусированного развития, которое приходит на смену политике выравнивания уровня регионального развития и  предполагает концентрацию финансовых, административно-управленческих, человеческих и  других ресурсов в «опорных регионах» («полюсах», «локомотивах» роста), а также последующее распространение инновационной и инвестиционной активности в другие регионы. Формирование из таких регионов нового опорного каркаса страны становится приоритетным направлением регионального развития. В то же время очевидным становится тот факт, что данная модель может привести к углублению социально-экономической дифференциации регионов, по крайне мере в кратко- и среднесрочной перспективе. Исходя из этого, первостепенно значимой, на наш взгляд, является задача пересмотра сложившихся ранее приоритетов в региональной регулятивной политике государства, которая тесно сопряжена с обоснованием нового стратегического выбора надрегионального (субфедерального) геоэкономического пространства как «первичного носителя» конкурентных преимуществ страны в глобальном инвестиционном пространстве. Данный подход является актуальным применительно к России, где социально-экономическая дифференциация регионов, капитализация их конкурентных преимуществ, потенциал развития и интеграции в глобальное экономическое пространство формируют структуру и динамику развития страны, ее место и роль в системе мирохозяйственных и гуманитарных связей.

Рассмотренные проблемы обусловили необходимость научного осмысления интегрирующей роли субфедерального уровня социально-экономического развития – федеральных округов. Сформированные в 2004 году, данные округа были призваны укрепить в первую очередь административную вертикаль власти. Однако в настоящее время становится все более очевидна значимая роль межрегиональных образований в обеспечении сбалансированного сфокусированного качества экономического роста в стране, что, соответственно, требует методологической и методической разработки основ государственного регулирования социально-экономического развития субфедерального уровня с набором специфических механизмов, инструментов и методик.

Таким образом, методологическое и методическое обоснование государственного регулирования социально-экономического развития на надрегиональном (субфедеральном) уровне в контексте национальных приоритетов можно определить как наиболее продуктивный путь научного обеспечения устойчивого экономического роста и социально-экономического прогресса. Действительно, выравнивание уровня социально-экономического развития российских регионов в среднесрочной перспективе должно стать не самоцелью, а результатом сбалансированного развития региональных социально-экономических систем. Отсюда становится очевидной актуальность исследования регулятивной политики государства именно на надрегиональном (субфедеральном) уровне, где должны быть реализованы конкурентные преимущества конъюнктурного, воспроизводственного и институционального типов, специфически характерные для конкретных территорий.

Степень разработанности проблемы. Теоретические аспекты государственного регулятивного воздействия на вектор и динамику развития социально-экономических систем национального уровня достаточно полно разработаны в различных направлениях научных школ. Основные методологические подходы и теоретическая база данного рода  исследования установлены и разработаны в классических трудах А. Смита, Дж. Ст. Милля, К. Маркса, К. Менгера, А. Маршалла, А. Пигу, Дж. Кейнса, Д. Норта, М. Портера  и др.

Структурные и функциональные особенности стратегического управления социально-экономическим развитием в условиях становления постиндустриальной хозяйственной системы нашли отражение в работах Р. Белоусова, П. Бунича, О. Виханского, С. Губанова, В. Кушлина, В. Ивантера, Ю. Колесникова, В. Овчинникова, П. Игнатовского, О. Сухарева, В. Сенчагова, М. Хрусталева, А. Шхагошева и др.

Большой вклад в системное представление о формах и методах государственного регулирования социально-экономического развития региональных и корпоративных систем с позиции конкурентоспособности и ресурсной эффективности внесли М. Керашев,  Н. Сухина, А. Полиди, И. Липсиц  и др.

Среди трудов отечественных ученых, посвященных прикладным проблемам стратегического развития регионов, следует отметить работы А. Гапоненко, В. Гневко, М. Русакова, В. Лексина, Д. Львова, Н. Межевича, А. Новоселова, А. Полиди, А. Румянцева, С. Кузнецова, В. Селиверстова, И. Сигова, А. Татаркина, Н. Федоренко, А. Швецова, М. Щепакина и др.

Свой вклад в развитие теорий регионального развития, в основе которых лежит рассмотрение таких проблем, как определение соотношения между темпами развития и выравниванием уровня развития отдельных регионов, рассредоточение производства и населения, создание новых эффективных территориально-производственных комплексов внесли отечественные и зарубежные ученые – Н. Баранский, Ж. Будвиль, В. Бунге, У. Изард, Н. Колосовский, Ф. Перру, М. Портер, П. Хаггет и ряд других представителей региональной классической науки.

Региональные аспекты внешнеэкономических связей и теоретические основы для объяснения механизма международного обмена рассмотрены в трудах ученых О. Богомолова,  П. Линдерта, В. Ломакина, П. Минакира, С. Ситаряна,  Л. Стровского, И. Фаминского, В. Меркулова, В. Тимошина и др.

Настоящее диссертационное исследование базируется на научных результатах научной школы экономики и управления Кубанского государственного технологического университета. Именно в рамках данной научной школы были получены существенные результаты в области государственного регулирования социально-экономического развития региональных систем, которые были положены в основу ряда регулятивных документов федерального и краевого уровней.

Вместе с тем теоретические и прикладные вопросы формирования цельной концепции государственной регулятивной политики на уровне региона с позиции глобализации экономических отношений и трансформационного структурирования национальной экономики остаются недостаточно разработанными. Необходимо выделить в данном отношении системный анализ факторов эффективности применения государственных регуляторов в развитии регионов – субъектов Федерации и макрорегионов – федеральных округов, перспективных целей стратегий социально-экономического развития и инструментов их реализации на уровне мезосубъектов рынка. 

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является методологическое и методическое развитие научных представлений о формах, методах и инструментах государственного регулирования социально-экономического развития надрегионального (субфедерального) уровня геоэкономического национального пространства России в контексте системного, институционального и воспроизводственного подходов. Достижение поставленной цели предполагает решение комплекса взаимосвязанных задач:

  • проанализировать современные научные подходы к государственному регулированию развития социально-экономических систем,  уточнить сущность и основные формы регулятивного воздействия применительно к конкретному историческому этапу и приоритетам стратегического структурирования национальной и региональной экономик;
  • разработать типологию региональных социально-экономических систем по факторам и направлениям  поляризации геоэкономического национального пространства, программирующую характер государственного регулирования;
  • исследовать тенденции развития региональных и субфедеральных социально-экономических систем с позиции теории циклов;
  • обосновать научный подход к системному совершенствованию государственного управления социально-экономическим развитием территорий на основе  формирования субфедерального (надрегионального)  уровня как объекта государственного регулирования;
  • разработать методологию и методику субфедерального государственного регулирования развития надрегиональных экономических пространств;
  • сформировать принципы и меры субфедеральной государственной регулятивной политики, определить оптимальные критериальные условия их применения;
  • разработать организационные основы и институциональный механизм управления субфедеральным уровнем социально-экономической системы;
  • развить теорию государственного регулирования социально-экономических систем в части адекватности и эффективности применения структурных и инвестиционных инструментов государственного регулирования на мезоуровне (субфедеральном и региональном);
  • определить ключевые приоритеты социально-экономического развития  Южного федерального округа на основе структурного анализа и исследования конкурентных преимуществ регионов ЮФО;
  • разработать методику государственного регулятивного воздействия на формирование и развитие генераторов экономического роста, встроенных в структурную модель субфедерального уровня экономики;
  • обосновать концепции пространственно-отраслевой интеграции регионов ЮФО на основе генераторов и опорных территорий экономического роста;
  • обосновать формы, методы  и инструменты государственной регулятивной политики в области инновационно-модернизационного развития ЮФО в контексте реализации конкурентных преимуществ макрорегиона в глобальном экономическом пространстве.

Объектом исследования являются субфедеральные и региональные социально-экономические системы и государственные регуляторы системного развития регионов Российской Федерации  и, в частности, Южного федерального округа.

Предмет исследования: организационные, институциональные и экономические отношения, возникающие в процессе государственного регулирования социально-экономического развития регионов страны; формы и методы государственного воздействия на структурное развитие региональных социально-экономических систем в условиях нарастающей конвергенции локальных, национальных и глобальных факторов.

Теоретической и методологической основой исследования послужили теории государственного регулирования экономических отношений, теории глобализации мирового экономического пространства, теории и концепции системного, институционального и воспроизводственного подходов к изучению экономических явлений и процессов, фундаментальные положения научной концепции полюсов и точек роста, научные труды отечественных и зарубежных ученых в области территориального, отраслевого, системного управления и анализа социально-экономического развития административно-территориальных образований.

Инструментарно-методический аппарат работы. В работе использовались методы аналитической статистики: анализ частотных распределений (взвешенная дисперсия, размах вариации), корреляционный анализ (простой и ранговый), метод средних величин, метод группировок, метод элиминирования факторов и другие методы экономического анализа.

Информационная база исследования сформирована из следующих источников: монографии, сборники научных трудов и периодические издания; законодательные акты и нормативно-правовые документы, регулирующие отношения центра и субъектов Федерации, внешнеторговые и межрегиональные связи регионов; опубликованные материалы государственной статистики и неопубликованные статистические данные территориального органа федеральной службы статистики по Краснодарскому краю, предоставленные автору по индивидуальному запросу.

Исходная концепция диссертационного исследования заключается в положении, что субфедеральное государственное регулирование развития социально-экономических систем является современной институциональной основой конкурентного развития регионов России в условиях глобализации экономических отношений, поскольку интересы функционирования российской экономики требуют адекватных институциональных и инвестиционных условий, обеспечивающих устойчивое качество экономического прогресса и сглаживание региональных диспропорций социально-экономического развития. Это возможно на основе стимулирования интеграционных (межрегиональных и межотраслевых) процессов развития регионального хозяйства, способных выполнить функции синергетиков – генераторов и опорных территорий экономического роста, причем их функция опирается на обеспечение глобальной конкурентоспособности надрегионального и регионального уровней геоэкономического национального пространства России.

Научная новизна диссертационной работы заключается в следующем.

  1. Дополнено определение и расширено экономическое содержание надрегионального (субфедерального)  государственного регулирования социально-экономического развития как доминирующей институциональной формы программирования и стимулирования системного развития, нацеленной на обеспечение сбалансированного качества экономического роста: с одной стороны, это регулятивная форма капитализации конкурентных преимуществ (ресурсных, инвестиционных, конъюнктурных) региональной социально-экономической среды; с другой стороны – это механизм и инструментарий организации взаимодействия между бизнесом и властью по поводу согласованного достижения долгосрочных целевых приоритетов социально-экономического развития на основе устойчивого экономического роста и интеграции региона в глобальное экономическое пространство.
  2. Предложена методология научного анализа процессов поляризации и дифференциации региональных социально-экономических систем, базирующаяся на исследовании уровня потенциала социально-экономического развития региональных экономик и эффективности его реализации; данная методология отличается от ранее разработанных системной дифференциацией регионов в направлениях конъюнктурного, воспроизводственного, институционального подходов к исследованию функциональных образований региональных экономических систем.
  3. Предложена типология региональных социально-экономических систем по признакам их позиционирования в национальном экономическом пространстве, циклических фаз, применению форм и методов государственной регулятивной политики в области стимулирования социально-экономического развития.
  4. Систематизированы и дополнены научные представления о месте и роли государства в структурировании и развитии региональных социально-экономических систем. Доказано, что на современном этапе развития форм и методов государственного стратегического управления необходимо выделить субфедеральный уровень – федеральные округа – в качестве объекта государственной регулятивной политики, что продиктовано интересами достижения сбалансированности и сфокусированности экономического роста в условиях глубокой поляризации российских регионов по показателям социально-экономического и структурного развития.
  5. Определена и содержательно раскрыта авторская концепция государственной надрегиональной (субфедеральной) регулятивной политики, в основе которой лежит научное положение об исторически сложившейся «концентрированной дифференциации»: обоснованы институциональные и инфраструктурные меры, принципы, условия и критерии их применения.
  6. Предложены методологическое и методическое обоснование применения форм, методов и инструментов государственного регулятивного воздействия на формирование единого национального геоэкономического пространства с точки зрения выделенных и обоснованных значимых факторов структурирования субфедеральных и региональных социально-экономических систем (глобальная конкурентоспособность регионов в мировом инвестиционном пространстве, стихийные и регулятивные факторы долгосрочного структурирования социально-экономических систем, исторически сложившиеся структурная модель региона и направления государственного воздействия на макро- и мезоуровнях).
  7. Обоснован институциональный механизм субфедеральной политики регулирования социально-экономического развития, базирующийся на диалектическом и системном подходах к исследованию социально-экономических процессов, основой которого является выделение субъекта регулирования в виде межрегиональной корпорации развития – государственно-частного органа управления, реализующего и балансирующего интересы бизнеса и власти как институтов развития социально-экономических систем.
  8. Обоснованы сценарные условия и направления структурного развития региональных социально-экономических систем в условиях поляризации и дифференциации экономического роста на основе эффективной аллокации факторов производства, сбалансированности воспроизводственных циклов, развития факторов конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности, консолидации интересов и оптимального сочетания федеральных, субфедеральных и региональных инструментов государственного регулирования.
  9. Доказано, что необходимым условием эффективного функционирования региональной экономической системы является форма ее структурирования, основанная на доминирующей роли генераторов экономического роста и опорных территорий – центров пространственно-отраслевой интеграции; данная форма способна сбалансировать структурные и социально-экономические пропорции регионального развития на основе активизации деловой и инвестиционной активности в рамках федеральных округов на основе выявления и развития специфических конкурентных преимуществ и инвестиционной привлекательности региональной экономической системы субфедерального уровня в глобальной среде.
  10. Обоснованы направления совершенствования государственной регулятивной региональной политики субфедерального уровня: предложены меры государственной регулятивной политики в сфере инновационно-модернизационного развития ЮФО – агломерация генераторов экономического роста с потенциалом опережающего типа воспроизводства; определены направления и инструменты институционального стимулирования социально-экономического прогресса в ЮФО на основе государственно-частного партнерства и реализации мегапроектов развития.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что методологические и концептуальные положения и выводы исследования позволяют расширить существующие научные представления о содержании и направлениях развития надрегиональных и региональных социально-экономических систем в условиях усложнения характера влияния факторов национального и глобального структурирования региональных экономик, а также глубокой дифференциации и поляризации регионов по характеристикам социально-экономического развития.

Практическая значимость результатов работы состоит в возможности их использования органами государственной власти (Министерство экономического развития, Министерство регионального развития, Министерство промышленности и торговли) при разработке стратегий и программ социально-экономического развития, отраслевых и федеральных программ развития конкуренции, обосновании форм и методов государственной структурной политики на уровне регионов, а также в целях обоснования инвестиционных проектов и программ развития на уровне международных правительственных и корпоративных организаций. В частности, результаты диссертации могут быть использованы при формировании генераторов и территорий экономического роста в контексте обоснования выбора стратегического развития регионов Южного федерального округа.

Апробация работы. Основные положения диссертации обсуждены на трех международных конференциях (г. Москва, Краснодар, Сочи), четырех всероссийских научно-практических конференциях (г. Москва, Краснодар, Ростов-на-Дону, Сочи)

Публикации результатов исследования. По теме диссертации опубликовано 20 печатных работ общим объемом 18,7 п. л., в том числе четыре монографии и 11 статей в журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации результатов диссертаций.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, шести глав, включающих 21 параграф, заключения, списка использованных источников; содержит 335 страниц текста, 7 приложений, 25 таблиц, 28 рисунков, 205 источников.

Содержание диссертации соответствует паспорту научной специальности ВАК 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством: региональная экономика (3.1. Развитие теории региональной экономики; методы и инструментарий региональных экономических исследований; пространственная эконометрика; системная диагностика региональных проблем и ситуаций. 3.3. Пространственная организация национальной экономики; формирование, функционирование и модернизация экономических кластеров и других пространственно локализованных экономических систем. 3.5. Пространственно-экономические трансформации; проблемы формирования единого экономического пространства в России; региональная социально-экономическая дифференциация; пространственная интеграция и дезинтеграция страны; формирование сетевых структур в экономическом пространстве России. 3.12. Региональные особенности социально-экономического развития; типы регионов (развитые и депрессивные, доноры и реципиенты, монопродуктовые и диверсифицированные, с крупными городскими агломерациями и без них и др.), методические проблемы классификации и прикладные исследования особенностей развития различных типов регионов.

Содержание диссертации

Введение

1

Теоретико-методологические подходы к определению места и роли государства в развитии социально-экономических систем

1.1

Формы и методы воздействия государства на состояние и динамику социально-экономических систем

1.2

Генезис научных представлений о роли государства в регулировании развития социально-экономических систем

1.3

Эволюция научных и практических подходов к регулированию социально-экономических систем в контексте экономического равновесия

1.4

Систематизация уровней, объектов, целей и методов государственного регулирования экономики

2

Типология развития региональных социально-экономических систем с позиции государственного регулирования

2.1

Социально-экономические системы как объект государственного регулирования

2.2

Классификация типов развития социально-экономических систем по признаку циклических фаз

2.3

Обоснование принципов позиционирования региональных социально-экономических систем

3

Методологические и методические основы формирования субфедеральной государственной политики регулирования региональных социально-экономических систем

3.1

Диалектический подход к формированию субфедеральной государственной политики

3.2

Методологические аспекты субфедеральной государственной политики сбалансированного развития геоэкономического национального пространства

3.3

Институциональный механизм государственного регулирования сбалансированного развития регионов

4

Исследование эффективности мер федеральной и субфедеральной государственных политик развития региональных социально-экономических систем

4.1

Сценарные условия и приоритеты федеральной стратегии социально-экономического развития России

4.2

Программно-целевой подход к реализации государственных проектов развития социально-экономических систем

4.3

Анализ эффективности организации и развития особых экономических зон

4.4

Стимулирование субфедерального социально-экономического развития на основе применения механизмов государственно-частного партнерства

5

Анализ социально-экономической поляризации и выделение центров отраслевого опережающего роста регионов Южного федерального округа

5.1

Исследование ключевых итогов и диспропорций социально-экономического развития ЮФО

5.2

Конкурентные преимущества, ключевые проблемы и возможности социально-экономического развития регионов ЮФО

5.3

Отраслевая специфика и потенциал формирования драйверов экономического роста регионов ЮФО

6

Направления совершенствования субфедеральной социально-экономической политики Южного федерального округа

6.1

Выделение генераторов социально-экономического развития ЮФО на основе пространственно-отраслевой интеграции

6.2

Обоснование мер государственной регулятивной политики в сфере инновационно-модернизационного развития ЮФО

6.3

Приоритетные направления социально-экономической интеграции регионов ЮФО: межотраслевые и межрегиональные связи

6.4

Институциональные инструменты совершенствования государственной субфедеральной политики социально-экономического развития регионов ЮФО

Заключение

Приложения

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ

НА ЗАЩИТУ

  1. Последние 5 лет экономических реформ, проводимых на фоне трансформационных видоизменений российской социально-экономической модели на всех уровнях управления, имели базовую цель - развитие национального, субфедерального и регионального пространства – экономического, социального, институционального, конъюнктурного. По сути дела, государством предпринимаются шаги по упорядочению модели управления долгосрочным развитием социально-экономических систем в контексте нарастания факторов турбулентности в глобальной экономике (что объективно связано с цикличностью экономического развития и происходящей сменой технологических укладов) и стремления консолидировать федеральное геоэкономическое пространство. Очевидно, что потребность в создании целостной модели государственного регулирования социально-экономического развития на федеральном и региональном уровнях определяется «сверхзадачей» - необходимостью повышения качества жизни населения на основе существенного повышения конкурентоспособности российской экономики в глобальной среде, и как следствие, вхождения России в пятерку крупнейших экономик мира в ближайшие 5-7 лет.

Мировая и отечественная наука и практика накопили весьма значительный потенциал форм, методов, моделей, механизмов и инструментов в области государственного регулирования и программирования развития социально-экономических систем: практически все научные доктрины и дискуссии  XX и начала XXI веков концентрировались вокруг роли государства как регулятора экономических процессов. Однако, для трансформационных ситуаций, характеризующихся высокой степенью неопределенности рыночной и тем более институциональной среды, активными процессами структурных модернизаций, конъюнктурной цикличностью и неустойчивостью внутренней организации, требуется переосмысление места и роли государства именно как системного регулятора. Действительно, для сложно устроенных федеральных экономических систем, состоящих из дифференцированных по уровню и динамике развития региональных социально-экономических подсистем, государственное регулирование представляет собой противоречивый комплекс мер, призванный решить крайне разноплановую задачу: обеспечить единство геоэкономического пространства страны как основу политического суверенитета и предоставить свободу экономического выбора регионам-субъектам Федерации в национальной и глобальной среде.

В современной России не завершился процесс институционализации системы государственного стратегического управления, что позволяет сформировать эффективную, адекватную внутренним и внешним возможностям и вызовам модель регулятивной политики на субфедеральном и региональном уровнях. В связи с этим, требуется первоначальное категориальное обозначение  места и роли государства в регулировании и программировании социально-экономического развития регионов.

Учитывая глубокую дифференциацию и поляризацию российских регионов по уровню и динамике показателей социально-экономического развития, именно государственное системное регулирование следует признать доминирующей институциональной формой программирования и стимулирования развития, нацеленной на обеспечение сбалансированного качества экономического роста. В основе сбалансированного  роста  лежит отнюдь не выравнивание экономического и инвестиционного потенциалов регионов как основы социального прогресса за счет активного государственного инвестирования и бюджетной поддержки: данный путь показал свою крайне слабую эффективность и не может быть основой стратегического развития регионов (данный факт будет эмпирически доказан далее). Сбалансированный рост базируется на капитализации конкурентных преимуществ (ресурсных, инвестиционных, конъюнктурных) социально-экономической среды территорий, то есть по сути речь идет о сфокусированной регулятивной политике государства дифференцированного типа. В результате государственная регулятивная региональная политика должна сосредоточиться на формировании «полюсов» и «генераторов» экономического роста, которые объективно (то есть под действием преимущественно рыночных, конкурентных сил) становятся центрами инвестиционного притяжения и обеспечивают качество и динамику экономического роста, адекватные ресурсному, конъюнктурному и воспроизводственному типу региона. 

С другой стороны, государственная региональная политика регулирования социально-экономического развития (на уровне макрорегионов-федеральных округов и субъектов Федерации) представляет собой институциональный механизм и инструментарий организации взаимодействия между бизнесом и властью по поводу согласованного достижения долгосрочных целевых приоритетов социально-экономического развития на основе устойчивого экономического роста и интеграции региона в глобальное экономическое пространство. Последнее является весьма актуальным для России, поскольку объективно, исторически сложившиеся типы отраслевых специализаций и интеграционных взаимодействий российских регионов априори не позволяют реализовать сколь угодно общую государственную политику, направленную на выравнивание социально-экономического развития регионов страны.

  1. Текущее состояние устройства российской региональной социально-экономической модели характеризуется двумя исторически сложившимися трендами, которые является наиболее значимыми факторами выбора типа и инструментария государственного регулирования: поляризацией и дифференциацией регионов по базовым показателям социально-экономического развития.

Под поляризацией социально-экономического развития региональных систем предлагается понимать распределение регионов по группам - типологическим полюсам, которые сформированы по показателям отраслевой структуры региональной экономики (диверсификации и специализации) и темпам экономического роста.  Базовым показателем эффективности и конкурентоспособности региональных социально-экономических систем является показатель валового регионального продукта, измеренный как в абсолютном выражении, так и в относительном – значение ВРП на душу населения и вклад (доля) ВРП региона в валовый внутренний продукт страны. Динамика валового регионального продукта в разрезе регионов, входящих в Южный федеральный округ, приведена в таблице 1.

Таблица 1 – Валовой региональный продукт регионов, входящих в состав ЮФО, млн.руб.

Регионы ЮФО

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

Республика Калмыкия

6732

7272

6540

8519

9686

12844

17226

20792

21208

Республика Адыгея

6642

7910

9849

12493

17029

21132

29085

37236

44683

Астраханская область

32274

40995

50660

56711

70128

85112

100359

147062

161768

Волгоградская область

82920

104341

128622

154338

203232

252143

331767

431748

483558

Ростовская область

118763

140773

171849

221167

263052

340013

450435

576386

582150

Краснодарский край

179178

217728

248565

313624

372930

483951

648211

808704

832965

Итого

426509

519019

616085

766852

936057

1195195

1577083

2021928

2126332

Из таблицы 1 видно, что, несмотря на рост ВРП по всем регионам ЮФО, абсолютные значения данного показателя сильно отличаются друг от друга (таблица 2).

Таблица 2 – Процентное отклонение ВРП регионов, входящих в ЮФО от минимального значения (Республики Калмыкия), %

Регионы ЮФО

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

Республика Адыгея

99

109

151

147

176

165

169

179

211

Астраханская область

479

564

775

666

724

663

583

707

763

Волгоградская область

1232

1435

1967

1812

2098

1963

1926

2077

2280

Ростовская область

1764

1936

2628

2596

2716

2647

2615

2772

2745

Краснодарский край

2662

2994

3801

3681

3850

3768

3763

3889

3928

Из вышеприведенной таблицы можно увидеть существенную разницу в формировании валового регионального продукта производительными силами региона. Так, в 2009 году зафиксировано превышение показателя ВРП Краснодарского края над аналогичным показателем ВРП Республики Калмыкии в 39 раз. То есть региональная экономика Краснодарского края по своим объемам и потенциалу воспроизводства в несколько десятков раз опережает отстающие регионы. Именно этот факт заставляет нас говорить о существенной экономической поляризации регионов, входящих в состав ЮФО. Как известно, в 2011 году из состава ЮФО вывели ряд регионов, образовав еще один федеральный округ – Северо-Кавказский. Если бы этого не было сделано, то мы бы при анализе столкнулись с еще большей степенью поляризации (на примере Краснодарского края и Республики Ингушетия).

Различия между регионами ЮФО по показателю ВРП, ВРП на душу населения обусловливает различия в среднедушевых доходах, что в свою очередь также программирует наличие социальной поляризации (таблица 3 и рисунки 1, 2).

Из данной таблицы можно наблюдать зависимость двух взаимосвязанных показателей – показателя валового регионального продукта региона на душу населения и показателя среднедушевых доходов населения этого региона. То есть просматривается взаимосвязь региональной производительности труда и оплаты за этот труд. Также данные этой таблицы иллюстрируют уже социальную дифференциацию (полярность) регионов, выраженную как вариацию среднедушевых доходов населения региона, обусловливающую различия в платежеспособном спросе и развитии потребительских региональных рынков.

Таблица 3 – Анализ среднедушевых доходов населения регионов ЮФО (руб. на человека в месяц)

Регионы ЮФО

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

Республика Калмыкия

979

1546

1763

2100

2312

2425

3521

4466

5651

7097

Республика Адыгея

1385

1643

2167

2549

3080

3880

4708

5763

7986

10468

Астраханская область

1779

2333

3058

3864

4559

5683

7090

8691

11120

13023

Волгоградская область

1578

2163

2952

3803

4648

5915

7912

9454

10903

12593

Ростовская область

1653

2271

3026

4024

5038

6395

7541

9630

12161

12890

Краснодарский край

1563

2125

2857

3662

4379

5572

7244

9778

12024

13815

Среднее значение

1490

2013

2637

3334

4003

4978

6336

7964

9974

11648

То же в процентах от наименьшего (республика Калмыкия), %

Республика Адыгея

141,5

106,3

100,0

121,4

133,2

160,0

133,7

129,1

141,3

147,5

Астраханская область

181,7

151,0

100,0

184,0

197,2

234,3

201,3

194,6

196,8

183,5

Волгоградская область

161,1

140,0

100,0

181,1

201,0

243,9

224,7

211,7

192,9

177,4

Ростовская область

168,9

146,9

100,0

191,6

217,9

263,6

214,2

215,6

215,2

181,6

Краснодарский край

159,7

137,5

100,0

174,4

189,4

229,7

205,7

219,0

212,8

194,7

Рисунок 1 – Среднедушевые доходы населения регионов ЮФО РФ в 2009 году, тыс.руб

В основе поляризации регионов лежит также исторически и объективно сложившаяся тенденция дифференциации по значимым показателям социально-экономического развития. Однако, следует разграничивать эти категории. Дифференциация – это устойчивые различия между регионами в инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности, что предопределяет существенные различия в качестве жизни населения и мезоэкономических показателях (темпы прироста ВРП, региональный уровень безработицы, сбалансированность бюджета, эффективность государственных инвестиций). Очевидно, что сверхзадача государственной региональной политики - достижение межрегионального выравнивания социально-экономического развития – на практике является недостижимой, поскольку именно полярность в социально-экономическом развитии противодействует достижению данной цели.

Более того, альтернативно реализуемая в настоящее время практика «анклавного» развития, призванная создать в достаточно высокой степени изолированные, эксклюзивные центры экономического роста (проекты Сколково, Олимпийский Сочи и др.) имеет весьма сомнительную эффективность и перспективность: создаваемые синергетические эффекты стимулируют развитие и без того достаточно успешных регионов.

Рисунок 2 – Процентное превышение среднедушевых доходов регионов ЮФО над среднедушевыми доходами населения Калмыкии в 2009 году, %

Следовательно, преодоление критических различий между уровнями социально-экономического развития российских регионов возможно исключительно на основе многополярной государственной регулятивной политики, которая должна иметь своим институциональным центром федеральный округ – субфедеральный уровень.

Субфедеральный уровень – надрегиональный уровень, который включает в себя объединение различных региональных социально-экономических систем по ряду критериев. В рамках диссертационного исследования основными критериями интеграции по-прежнему остаются территориально-административные, но при этом могут добавляться новые критерии интеграции - территориально-отраслевые,  кластерные , инновационные, геополитические, национальные, теологические и т.п., а в ряде случае в интеграцию могут быть включены и международные социально-экономические системы.

3. В настоящее время в системе государственного стратегического управления социально-экономическим развитием территорий существует 4 уровня: федеральный, уровень федеральных округов, региональный, муниципальный. Логика нормативно-законодательного процесса, практика реализации функций стратегического управления территориальным развитием эволюционно закрепили определенный доминирующий функционал по каждому уровню.

Так, на уровне Федерации стратегируются базовые макроэкономические индикаторы, «привязанные» к национальным целевым приоритетам социально-экономического развития. В Стратегии-2020 таким приоритетом определено повышение качества жизни населении на основе развития конкурентоспособности российской экономики и создания благоприятной экономической и институциональной среды, способствующей ускоренной интеграции России в пятерку крупнейших экономик мира. 

На уровне федеральных округов в основу целеполагания заложена идея межрегиональной интеграции. Региональные стратегии социально-экономического развития основываются на мобилизации и развитии конкурентных преимуществ регионов в национальном и глобальном экономическим и инвестиционном пространстве и определяют ключевые направления государственного воздействия на структуру и динамику развития экономической и социальной сфер субъектов Федерации.

Муниципальные стратегии социально-экономического развития, по сути, являются программными документами, определяющими, в первую очередь, перечень приоритетных инфраструктурных и социальных проектов, реализующихся под контролем муниципальных властей. Безусловно, все уровни стратегирования, кроме федеральных округов, базируются на бюджетно-финансовых возможностях и механизмах межбюджетных трансфертов.

На современном этапе развития форм и методов государственного стратегического управления необходимо существенно повысить роль субфедерального уровня – федеральных округов – в качестве объектов государственной регулятивной политики, сформировать систему государственного субфедерального регулирования (рисунок 3), что продиктовано интересами достижения сбалансированности и сфокусированности экономического роста в условиях глубокой поляризации российских регионов по показателям социально-экономического и структурного развития. 

Рисунок  3 – Основные элементы системы субфедерального государственного регулирования развития социально-экономических систем

Данный подход обусловлен тем, что только на уровне федерального округа может быть реализован конструктивный потенциал межрегиональной интеграции – как с точки зрения ресурсного обеспечения, так и с точки зрения распространения синергетического эффекта от сфокусированной реализации проектов развития.

4. Существующая в отечественной и зарубежной экономической науке и регулятивной практике типология регионов не отвечает в достаточной степени современным требованиям стратегического управления социально-экономическим развитием. В основном сложившиеся и описанные в литературе признаки классификации региональных социально-экономических систем преследуют целью разграничение последних по достигнутым уровням, динамике и факторам развития. Отсюда, в отечественной регулятивной практике закрепилась основная форма классификации регионов на депрессивные (находящиеся в состоянии сравнительной рецессии), развивающиеся (которые характеризуются преимущественно инерционным характером развития, темпами,  близкими к средним по стране) и опорные (развиваются более высокими, чем в среднем по стране темпами, и выполняют роль драйверов экономического развития для тяготеющих к ним регионов). Для развития идеи внедрения субфедерального экономического подхода к регулированию и структурированию региональных социально-экономических систем проведем их анализ и позиционирование в рамках декартовой системы координат, одна ось которой характеризует платёжеспособный спрос (индикатором которого выступит среднедушевой доход населения социально-экономической системы), а другая – традиционные страновые (региональные) конкурентные преимущества. Фактически такое позиционирование позволяет измерить эффективность использования регионального потенциала развития.

Традиционные страновые (региональные) конкурентные преимущества предложил использовать М.Портер, выделяя в качестве последних землю, географическое положение, природные ресурсы, трудовые ресурсы, численность населения. Традиционные страновые (региональные) конкурентные преимущества практически невозможно измерить единым показателем, вместе с тем, через экспертный метод можно позиционировать социально-экономические системы в рамках предложенной матрицы.

На рисунке 4 в рамках матрицы «доходы населения/традиционные страновые преимущества» приводится позиционирования определенного ряда национальных социально-экономических систем. Рисунок 5 иллюстрирует позиционирование региональных социально-экономических систем России. Такое параметрическое позиционирование (по параметру доходов и традиционным региональным преимуществам) позволяет еще раз подтвердить вывод относительно невозможности формирования единой государственной политики развития региональных социально-экономических систем с применением единых методов и инструментов государственного управления для каждого региона.

Рисунок 4 – Позиционирование ряда национальных социально-экономических систем

Рисунок 5 – Позиционирование региональных социально-экономических систем России

Предлагаемая в диссертации технология параметрического позиционирования региональных социально-экономических систем формирует общее представление о четырех типах региональных систем (типах поляризации), векторе их развития и наборе инструментов государственной регулятивной политики для их эффективного развития. Следовательно, в очередной раз можно утверждать о невозможности применения единой экономической политики, одной степени государственного вмешательства и единства инструментария государственного регулирования экономики на всем пространстве Российской Федерации, поскольку индикаторы, программирующие степень и характер государственного вмешательства в экономику различаются по регионам России в разы. Таким образом, высокая степень государственного вмешательства в экономику будет полезна для одной группы регионов, например, для Ингушетии и Республики Тыва, и вредить развитию других региональных социально-экономических систем, например Москве и Краснодарскому краю.

На наш взгляд, существует четыре типа региональных социально-экономических систем, которые требуют различных подходов государственного управления и развития (рисунок 6).

Рисунок 6 – Типология региональных социально-экономических систем на основе параметрического позиционирования

Если в других странах позиционирование региональных социально-экономических систем не приводит к появлению различных систем (по уровню доходов и традиционным территориальным преимуществам), то Российская Федерация включает в свое экономико-географическое пространство регионы с различными характеристиками, определяющими степень поляризации, государственного вмешательства и набор инструментов государственной регулятивной политики.

  Интересным с позиции анализа эффективности форм и методов современного государственного регулирования развития региональных социально-экономических систем становится изучение роли государства в финансировании обновления основных фондов региональных акторов. Таблица 4 показывает динамику доли участия всех уровней государственного бюджета в инвестициях в основные фонды предприятий ЮФО.

Таблица 4 – Доля участия бюджетов всех уровней в региональных инвестициях, %

Регионы ЮФО

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

Темп роста 2009 г. к 2002 г., %

Республика Калмыкия

12,5

35,3

45,3

56,9

44,8

54,8

66,5

73,1

584,8

Республика Адыгея

47,8

52,6

32,1

54,6

42,5

25,3

39,1

46,2

96,7

Астраханская область

11,6

9,4

8,9

11,2

15,5

28,4

25,8

16,2

139,7

Волгоградская область

8,4

9,5

7,1

9,6

16,2

17,9

21,4

24,1

286,9

Ростовская область

20,4

21,8

19,6

23,8

16,9

24,7

26,9

30,8

151,0

Краснодарский край

8,7

12,4

13,7

18,0

22,0

22,3

22,1

18,4

211,5

Среднее значение

18,2

23,5

21,1

29,0

26,3

28,9

33,6

34,8

190,9

Из данной таблицы становится очевидным тот факт, что по всем регионам (за исключением Республики Адыгея) можно наблюдать существенное увеличение участия государства в инвестиционных процессах, происходящих в регионах ЮФО. Так, среднее значение доли участия бюджетов всех уровней в инвестиционной деятельности за исследуемый период времени выросла практически в два раза.

Анализ вышеприведенной таблицы дает основание констатировать, что с одной стороны на лицо возрастающая роль государства в хозяйственной деятельности акторов ЮФО, а с другой – ослабление интереса у институциональных инвесторов и уменьшение входящего финансового потока со стороны рынка инвестиций и капитала. Таким образом, фактически можно говорить о снижении конкурентных позиций регионов ЮФО в борьбе за инвестиции на глобальном рынке капитала и замещение потребности в инвестициях государственным финансированием. Кроме того, доля государственного финансирования инвестиций в разрезе регионов позволяет ранжировать регионы по степени привлекательности для классических инвесторов – чем меньше доля государственных инвестиций, тем выше конкурентные позиции региона на рынка инвестиций и капитала. Интересные выводы позволяет сделать анализ данных, представленных в таблице 5.

Таблица 5 – Эффективность государственного инвестирования в основные фонды региона (отношение ВРП к объему государственного финансирования инвестиций), руб./руб.

Регионы ЮФО

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

Темп роста 2009 г. к 2002 г., %

Республика Калмыкия

12,5

7,7

8,3

5,6

7,6

5,1

3,9

3,3

26,2

Республика Адыгея

8,6

7,3

17,2

8,6

12,2

10,5

7,2

7,1

82,5

Астраханская область

26,6

30,0

32,3

28,9

18,7

7,1

8,3

15,8

59,6

Волгоградская область

64,2

61,1

72,8

49,5

39,3

28,5

22,8

27,5

42,9

Ростовская область

23,8

20,0

21,6

18,4

21,0

13,5

11,1

11,4

47,9

Краснодарский край

33,5

25,7

23,7

18,2

14,5

12,7

11,0

12,6

37,7

Среднее значение

28,2

25,3

29,3

21,5

18,9

12,9

10,7

13,0

46,0

Данные этой таблицы отражают отношение ВРП региона к величине государственного финансирования инвестиций в основные фонды региональных акторов. По сути дела речь идет об эффективности государственного финансирования обновления и воспроизводства основных фондов предприятий региона. Анализ данных вышеприведенной таблицы говорит о том, что с годами (при наращивании доли государственного финансирования инвестиций) эффективность государственного финансирования инвестиций снижается в разы.

Парадокс ситуации иллюстрирует рисунок 7. Этот рисунок показывает обратную связь между двумя рядами данных – величины государственных инвестиций и их эффективности. Чем выше доля и объем государственных вливаний в инвестиционную деятельность предприятий ЮФО, тем меньше отдача от этих инвестиций. По сути дела, данный рисунок показывает неэффективность такой формы государственного участия в развитии региональной экономики. Таким образом, для повышения эффективности мер государственного регулятивного воздействия на региональную экономику следует отказаться от прямого финансирования инвестиционной потребности региональных предприятий в пользу более сложных мер и инструментов государственного участия в экономических процессах региональной экономики.

Рисунок 7 – Иллюстрация обратной зависимости объема государственных инвестиций и их эффективностью

Рисунок 8 иллюстрирует как поляризацию регионов по критерию эффективности государственного финансирования инвестиций, так и динамику этой эффективности в региональном разрезе.

Рисунок 8 – Поляризация регионов ЮФО по критерию эффективности государственного финансирования инвестиций региональных предприятий

Данный подход доказывает непродуктивность продолжающихся попыток государства на уровне федеральной власти выравнивания социально-экономического развития регионов, поскольку универсализация форм и методов государственной структурной политики по сути консервирует состояние глубочайшей дифференциации регионов и при этом имеет крайне низкую бюджетную и макроэкономическую эффективность. Таким образом,  многополярность социально-экономического развития российских регионов свидетельствует о необходимости применения исключительно специфических мер государственной регулятивной структурной политики, адекватной качественным и количественным показателям о развития регионов по типологическим группам.

5. Идея развития конкурентоспособности регионов в национальном и глобальном экономическом пространстве часто подвергается критике со стороны ученых и политиков. Основной довод критикующих заключается в деструктивном характере межрегиональной конкуренции как формы скорее политической борьбы за ограниченные бюджетные ресурсы. Тем не менее, объективно конкуренция между регионами в государствах с федеративным устройством существует: она строится на состязательном доступе к национальным и глобальным инвестиционным ресурсам развития как факторным доминантам социального и экономического прогресса. Следовательно, конкурентоспособность региона можно определить как его способность формировать долгосрочные конкурентные преимущества в инвестиционной сфере за счет качества деловой среды, уровня развития человеческого капитала, инфраструктурных и институциональных возможностей роста бизнеса.

В связи с этим целесообразно выделить значимые факторы структурирования субфедеральных и региональных социально-экономических систем:

- конкурентные преимущества региона (ресурсные, конъюнктурные, институциональные), обеспечивающие глобальную конкурентоспособность в мировом инвестиционном пространстве, которая, в свою очередь, определяется сравнительными темпами прироста инвестиций в региональную экономику;

- стихийные и регулятивные факторы долгосрочного структурирования социально-экономических систем;

- исторически сложившаяся структурная модель региона;

- приоритетные направления государственного воздействия на макро- и мезоуровнях.

При этом представляет научный интерес рассмотрение региональной конкурентоспособности как фактора развития субфедеральной экономической системы, то есть надрегионального экономического пространства. В этом ключе целесообразно выделить две противоположные роли региональной конкурентоспособности: с одной стороны стремление региональных органов власти повысить конкурентные позиции региона, влекут за собой прирост региональной производительности труда, формирование отраслевых и территориальных генераторов экономического роста, с другой стороны, конкурентная борьба приводит к «оттягиванию» бюджетных субсидий и стремлению выстроить определенные барьеры для диффузии регионального потенциала на территории других субъектов Российской Федерации. Другими словами, региональная конкуренция может как формировать центры экономического роста, так и обусловливать социально-экономическую поляризацию межрегионального геоэкономического пространства. Следовательно, формировать центры (генераторы) экономического роста следует параллельно вместе с механизмами государственного обеспечения процессов диффузии социально-экономического успеха в рамках субфедерального уровня государственного регулирования.

Под генераторами экономического роста мы понимаем территориально-отраслевую, институциональную, инфраструктурную  форму организации производительных сил, создающую импульсы опережающего развития и являющуюся центром притяжения инвестиционных ресурсов.

Диффузия социально-экономического успеха – это процесс переноса (распространения) факторов и условий хозяйствования, приводящих к вовлечению новых территорий в успешные формы организации производительных сил. Как правило, диффузия распространяется через агломерационные процессы.

Под агломерацией (в широком смысле) мы понимаем процессы концентрации производительных сил вокруг агломерационного ядра – генератора экономического успеха.

Опорная территория – это регион или надрегиональное пространство,  ускоренного социально-экономического развития, отличающееся присутствием генераторов экономического роста и агломерационными процессами вокруг него.

Таким образом, к задачам субфедерального государственного регулирования сводится формирование условий и предпосылок для зарождения и развития генераторов экономического роста и содействие диффузии социально-экономического успеха через агломерационные процессы в надрегиональном геоэкономическом пространстве.

  1. Субфедеральные социально-экономические системы развиваются в рамках теории циклов.  Для целей формирования государственного регулятивного воздействия на субфедеральные экономические системы необходимо выделить типы развития на повышательной траектории линии развития (цикличности) социально-экономических систем:

- Инерционный тип развития социально-экономических систем. Данный тип развития не демонстрирует положительной динамики социально-экономического развития. Как правило, данные региональные социально-экономические системы являются объектами-донорами государственной бюджетной системы. Отдельные акторы (элементы системы) могут демонстрировать высокую эффективность за счет наличия административного ресурса и причастности к распределению государственных дотаций. Примером этого может явиться ряд регионов крайнего севера РФ с низким уровнем ресурсного потенциала.

- Инерционный тип развития региональных социально-экономических систем с высоким уровнем ресурсного потенциала. Отдельные элементы региональных социально-экономических систем могут демонстрировать хорошую эффективность особенно в краткосрочной перспективе. Дело в том, что при данном типе системного развития происходит потребление и вовлечение в производство накопленного ранее потенциала развития и региональных ресурсов. В качестве примера таких региональных социально-экономических систем можно назвать Большой Сочи до объявления места проведения Зимней Олимпиады.

- Экстенсивный тип развития. Данный тип развития социально-экономических систем характеризуется ростом основных показателей регионального развития кроме показателей эффективности и производительности. Дело в том, что данный тип роста и развития акцентирует свое внимание на все большем вовлечении региональных ресурсов в производственно-сбытовые процессы. Примером таких региональных социально-экономических систем являются регионы РФ, ориентированные на добычу и экспорт сырья и сырьевых ресурсов.

- Развитие на основе бенч-маркинга. Данный тип развития является достаточно эффективным. Особенно в краткосрочной перспективе. Основой регионального развития в рамках этого типа является эффективное копирование (перенимание) опыта эффективных и инновационно развитых регионов. Речь может идти как о копировании технологий, так и в целом моделей регионального развития. Например, формирование автопромышленных кластеров в Ленинградской и Калужской областях на базе зарубежных брендов и технологий или развитие отдельных курортных территорий в Краснодарском крае с использованием турецких или египетских моделей тур-продуктов.

- Развитие на основе реализации мега-проектов. Данный тип развития социально-экономических систем происходит в основном за счет инфраструктурного развития, причиной которого является реализацией государством мега-проектов. Примером такого развития социально-экономических систем является региональное развитие территории Большого Сочи, развитие регионов, в которых пройдёт чемпионат мира по футболу или регион, принимающий саммит стран АТЭС. Особенностью такого типа развития региональных социально-экономических систем является пиковый характер W-образного развития – сравнительно часто сменяющиеся фазы ускоренных роста и спада. Негативными аспектами такого типа развития является наличие проблем с эффективной загрузкой инфраструктурного наследия социально-экономической системы после проведения мероприятий, предусмотренных мега-проектами.

- Развитие на основании формирования уникальных достоинств региона (регионального продукта). Данный тип развития ориентирован на выявление и развитие так называемых уникальных достоинств региона как территории, на которой производится или может производиться региональный продукт. Данный тип развития является наиболее эффективным с точки зрения формирования долгосрочных региональных конкурентных преимуществ. Он обусловливает высокие темпы развития экономики региона, его социальной сферы, а также дает возможность формирования высокой нормы прибыли акторов – региональных резидентов. Примером такого развития является развитие г. Анапы как федерального детского курорта.

7. Субфедеральная социально-экономическая политика стратегического развития регионов в условиях России должна иметь четкий контур и приоритет - структурное программирование экономического прогресса, базирующееся на следующих исходных факторах:

-  субфедеральная поляризация регионов по базовым параметрам социально-экономического развития;

- внутренние пропорции устройства экономик регионов по представительству в них базовых и поддерживающих отраслей;

- фаза микроцикличности развития регионов в составе федерального округа;

- инфраструктурные возможности и зажимы для развития межрегиональной интеграции в рамках реализации идеи сфокусировано-поляризованного социально-экономического развития.

На субфедеральном уровне необходимо сформировать государственную регулятивную политику развития группы регионов,  методы и действия которой акцентированы не только на создание и развитие драйверов роста отдельных региональных систем, а формирования межрегиональных мультипликативных и синергетических эффектов. На рисунке 9 приведена дефрагментация элементов государственной субфедеральной политики развития интегрированных региональных социально-экономических систем, формирующих мультипликативные и синергетические эффекты в условиях недопущения региональной поляризации и асимметрии.

Рисунок 9 – Элементы системы субфедеральной государственной политики развития геоэкономического пространства (действия)

На рисунке 9 нашли отражения действия органов государственной власти на субфедеральном уровне, входящие в государственную региональную политику развития социально-экономических систем:

а) Институциональное совершенствование субфедерального уровня. Комплекс государственных мер совершенствования институциональной среды показан на рисунке 10. Этот комплекс действий является одним из важных при формировании государственной регулятивной политики.

Рисунок 10 – Меры государственного воздействия на институциональную среду федерального округа с целью повышения ее качества

Дело в том, что конкурентоспособность региона сразу на нескольких рынках (рынке готовой продукции, трудовых ресурсов, инноваций и капитала) формируется за счет совокупности факторов качества институциональной среды. Следовательно, комплекс действий государственной власти, направленный на ее совершенствование во многом определяет эффективность регулятивных мер государства. Очень важно создать институт, координирующий действия региональных, федеральных властей, региональных акторов на уровне федеральных округов, в задачу которого будет входить совершенствование мер и действий государства в ходе межрегионального развития.

Таким институциональным механизмом может стать Межрегиональная корпорация развития федерального округа, основное назначение которой должно состоять в разработке и осуществлении эффективных способов и мер мобилизации ресурсов всех отраслей бюджетной и внебюджетной сферы на приоритетных направлениях развития, выстраивании эффективной системы взаимоотношений между органами государственной власти всех уровней, инвесторами, собственниками, населением, финансовым сектором территории, которая максимально способствовала бы реализации межрегиональных проектов, привлечению финансовых ресурсов из различных источников с учетом согласования различных интересов и обеспечения их государственными и правовыми гарантиями. Межрегиональная корпорация развития федерального округа может быть создана в форме открытого акционерного общества с участием в её капитале субъектов Российской Федерации, входящих в округ, а также крупных стратегических инвесторов, заинтересованных в комплексном развитии территории округа.

Другим направлением совершенствования институциональной среды должно стать формирование и развитие качественной преференциальной политики государства, направленной на стимулирование экономического роста в регионах, а также содействие диффузии региональной конкурентоспособности через региональную производственную, торговую, логистическую интеграцию.

И западные, и отечественные ученые-экономисты говорят о том, что одним из основных барьеров экономического развития региональных социально-экономических систем является наличие коррупции и бюрократизма при выстраивании взаимоотношений бизнеса и власти. Процедуры легализации бизнеса, лицензирование отдельных видов профессиональной деятельности региональных акторов, получение субсидий и преференций от государства, к сожалению, нередко сопровождаются дополнительным финансовым обременением бизнес структур. Очевидно, что это негативно сказывается как на эффективности бизнеса, так и привлекательности экономики региона как территории размещения производительных сил. Упрощение и алгоритмизация процедур взаимодействия бизнеса и власти должно привести к снижению коррупционной составляющей себестоимости продукции региональных акторов, сделает их бизнес более рентабельным, а региональное пространство более привлекательным на рынках капитала и инновационных технологических решений.

Создание инновационных региональных центров позволит в регионе сформировать драйверы экономического роста за счет формирования инновационного бизнеса с высокой нормой прибыли и экономической добавленной стоимостью. Эмпирически замечено, что перевод на инновационные принципы развития реального сектора экономики фактически невозможен без участия государства (факторы концентрации капитала, интеграции инновационных бизнесов и т.п.), особенно это справедливо в отношении мелкого и среднего бизнеса, который практически  не имеет потенциала интеграции и интерференции с инновационными структурами и институциональными инвесторами. Кроме того, средний и мелкий бизнес, как правило, лишен возможности применять в бизнес-практике ряд финансовых инструментов, минимизирующих плату за использование привлеченного капитала (IPO, SPO, облигационные займы). Следовательно, развитие институциональной региональной среды должно охватывать разработку устойчивых связей региональных акторов и государства по вопросам повышения эффективности инновационной деятельности хозяйствующих в регионе субъектов. Это положительно скажется на индикаторах экономического развития региона, поскольку увеличатся показатели валового регионального продукта в расчете на одного жителя региона. Кроме того, данная мера позволит повысить конкурентный статус региона на рынке инноваций и инвестиций.

И последнее, на что следует, на наш взгляд, обратить внимание в ходе совершенствования институциональной региональной политики – это содействие зарождению и укреплению межрегиональных интеграционных связей между хозяйствующими субъектами различных регионов. В связи с этим государство должно поддерживать взаимосвязи по принципу «донор – реципиент ресурсов производства»; «производитель – потребитель инновационных продуктов»; межрегиональная диверсификация, специализация и комбинирование и т.д. В настоящее время некоторые регионы стремятся, напротив, сформировать режим максимального внутрирегионального благоприятствования региональным акторам, формируя институциональные барьеры, как средство региональной протекционистской политики. В задачу субфедеральной государственной политики в части совершенствования институциональной среды входит ликвидация подобных межрегиональных барьеров и формирование механизмов стимулирования формирования и развития межрегиональных связей.

б) Федеральные целевые программы и стратегии социально-экономического развития. При формировании мер государственной регулятивной политики следует учитывать мероприятия федеральных целевых программ и стратегий социально-экономического развития. Зачастую меры государственной регулятивной политики на уровне региона и федеральные целевые программы противоречат друг другу, что обусловливает неэффективность регионального регулирования развития социально-экономических систем.

в) Законодательное совершенствование субфедерального уровня. Данный комплекс мер специально следует выделить из институционального обеспечения государственного регулирования и акцентировать внимание на единообразие в региональных законах и нормативных актов. Также, на наш взгляд, следует внедрить в практику государственного регулятивного управления системы мониторинга эффективности законодательных инициатив на региональном уровне в контуре совершенствования региональных социально-экономических систем.

г) Реализация инфраструктурных проектов на субфедеральном уровне. Качественное развитие региональных социально-экономических систем невозможно без устранения на субфедеральном уровне инфраструктурных зажимов. Следует признать, что только крупный бизнес в России способен финансировать инфраструктурные проекты – проекты, ориентированные на формирование в регионе благоприятного инфраструктурного обеспечения развития бизнеса. Однако, даже крупный бизнес не способен без поддержки государства реализовывать инфраструктурные проекты, не говоря уже о мелком и среднем бизнесе. Следовательно, экономические методы государства, направленные на сокращение инфраструктурных зажимов в региональной экономике могут быть представлены рядом возможных сценариев.

На рисунке 11 нашли отражения методы государственного регулирования и стимулирования инфраструктурных региональных проектов. Из данного рисунка следует, что государственная власть либо сама реализует эти проекты за счет бюджетных средств, либо формирует условия появления дополнительной эффективности для региональных акторов, участвующих в реализации инфраструктурных проектов.

Например, создавая особые экономические зоны, государство определяет территорию льготного налогового режима для участников проектов; подписывая концессионные соглашения, государственная власть фиксирует управляющую компанию, которая будет заниматься эксплуатацией вновь создаваемой инфраструктуры регионального бизнеса. В любом из вариантов решения проблемы ликвидации инфраструктурных зажимов  в экономике региона органы государственной власти должны регулировать организационные основы взаимоотношения с региональным бизнесом, используя методический инструментарий формирования управленческих решений, который на сегодняшний момент либо отсутствует, либо крайне неэффективен, что не может не сказываться на эффективности регионального развития.

Рисунок 11 – Методы и способы реализации государственной регулятивной политики в сфере ликвидации инфраструктурных зажимов в экономике региона

д) Маркетинговые и представительские функции субъектов федеральных округов. В современных условиях развития глобальных рынков важное значение имеет так называемый бренд территории. Примером успешного формирования дополнительных конкурентных преимуществ региона через эффективный брендинг могут служить действия государственной власти Турции. Развитие бренда Турции как курортной территории с конкурентными ценами и максимальным потребительским сервисом позволило прирастить количество отдыхающих в этой стране и повысить основные индикаторы развития территории Анталии, Алании, Бодрума, Мармариса и др. Из российской практики можно выделить успешный опыт Краснодарского края, администрация которого на протяжении нескольких лет представляет регион как инвестиционно-привлекательную территорию для зарубежного бизнеса, что положительно сказывается на количестве предприятий с иностранным капиталом, размещенных в крае. Однако, следует отметить, что на сегодняшний день отсутствует эффективный механизм формирования бренда территории и алгоритма его продвижения на мировом рынке капитала, инноваций и готовых продуктов.

е) Развитие межрегиональных кластеров. Развитию кластеров как формы пространственной интеграции в последнее время уделяется много внимания. Однако, как правило, развитие кластеров осуществляется по сценарию задействования кластерного ядра, периферии и окружения в рамках одного региона. Таким образом, создаются предпосылки для регионального роста, при этом диффузии региональной конкурентоспособности не наблюдается, что и приводит к поляризации в развитии регионов. Для исправления ситуации необходимо формировать кластер на субфедеральном уровне, обеспечивая через эффективное взаимодействие региональных властей межрегиональную пространственную интеграцию. Действия субфедеральных органов государственной власти должны включать в себя создание предпосылок организации межрегиональных кластеров, а также организационную работу, направленную на формирование ядер и развития инфраструктуры межрегиональных кластеров.

з) Содействие исполнению целевых программ крупного бизнеса. Данное мероприятие в рамках субфедеральной экономической политики во многом совпадает с формированием преференциальной региональной политики. Дело в том, что в настоящий момент времени отсутствует система государственного содействия реализации крупных целевых программ корпоративного сектора экономики региона, нацеленных на симметричное региональное развитие экономики федеральных округов.

и) Реализация мега-проектов, финансируемых (софинансируемых) государством. Инициирование таких проектов, как правило, является результатом эффективной политики федеральных органов власти в глобальном мировом геоэкономическом пространстве. Примером таких мега-проектов могут служить проекты Олимпиада-2014, чемпионат мира по хоккею-2016; чемпионат мира по футболу-2018 и т.п. Реализация подобных мега-проектов не только обеспечивает эффективное развитие региона, в котором происходит событийное мероприятие, регламентируемое проектом, но и развивает межрегиональное сотрудничество и, прежде всего, за счет инфраструктурного развития отдельных регионов России. Мега-проекты нацелены на создание точек или драйверов роста, которые будут формировать вокруг себя территории, обладающие потенциалом ускоренного развития относительно окружающей территории в долгосрочной перспективе, обеспечивающие ускоренное развитие базовых и перспективных отраслей, инфраструктуры федерального уровня, территориально-промышленных кластеров.

8.  Для эффективного государственного регулирования регионального развития с позиции ликвидации социально-экономических перекосов, поляризации и асимметрии необходимо разработать и использовать в практике государственного управления на субфедеральном и региональном уровнях определенную процедуру формирования и реализации субфедеральной экономической регулятивной политики.  Процедура  формирования и реализации субфедеральной экономической политики в общем виде приведена на рисунке 12.

Рисунок 12 – Процедура формирования и реализации государственной субфедеральной регулятивной политики

Процедура формирования и реализации регулятивной политики помогает спроектировать институциональный механизм действия власти, представителей бизнеса и потребительского сектора по формированию и реализации этой политики (рисунок 13)

Рисунок 13 – Институциональный механизм формирования и реализации государственной субфедеральной регулятивной политики социально-экономического развития

Центральное место в организационной части предложенного механизма занимает Межрегиональная корпорация (институт) развития федерального округа. Как было сказано ранее, данный институт являет собой интеграцию на принципе корпоративного партнерства органов региональной, окружной, муниципальной властей, а также представителей крупного, мелкого и среднего бизнеса. (Термин «корпорация в данном случае означает лишь организационную форму участия субъектов в создании и функционировании данного института развития).

9. Центральным экономическим инструментом в предложенном механизме выступает сценарное моделирование регионального развития (рисунок 3.6), который опирается на предложенную матрицу типологии региональных социально-экономических систем. Применив эту типологию для регионов ЮФО, мы получим следующую картину (таблица 6).

Рисунок 14  - Сценарное моделирование развития регионов в рамках субфедерального уровня

Таблица 6 – Характеристика регионов ЮФО в рамках предложенной матрицы

Тип

Характеристика типа региона

Регионы ЮФО

А

Депрессивные регионы

Республика Калмыкия, Республика Адыгея

В

Регионы с высоким потенциалом размещения трудоемких производств

Волгоградская область; Ростовская область;

С

Регионы с высоким ресурсным потенциалом и экстенсивным развитием

Астраханская область

D

Регионы с высоким инвестиционным, инновационным потенциалом и интенсивным развитием

Краснодарский край

На данном рисунке схематично показаны сценарии развития и структурирования региональных социально-экономических систем. Рассмотрим подробно данные сценарии развития региональных социально-экономических систем в контуре государственных регулятивных мер, направленных на рост региональной экономики и улучшение качества жизни региональных резидентов.

Сценарий А. Данный сценарий применим для депрессивных регионов. Этот сценарий предусматривает размещение в регионе производительных сил и создание условий для их развития и расширенного воспроизводства.

Сценарий В. Вероятность наступления данного сценария меньше предыдущего.  Данный сценарий предусматривает наличие высокого уровня дохода в регионе без видимого улучшения производственного потенциала региональной социально-экономической системы. Данная ситуация может сложиться, например, при реализации крупных государственных проектов в регионе с высокой долей государственного финансирования.

Сценарий С. Данный сценарий также следует отнести к маловероятным сценариям развития. Он может наступить при формировании в регионе качественного инвестиционного климата, обеспечения условий для привлечения иностранных инвесторов, размещение на территории региона инновационных производств с высокой добавленной стоимостью, которая в свою очередь будет обусловливать рост качества жизни населения региона.

Сценарий G. Это сценарий для регионов с изначально высоким производственным потенциалом и конкурентным статусом на рынках капитала. Данный сценарий предусматривает относительную утрату конкурентных преимуществ территории для размещения производительных сил и перепозиционирование региона в регион с высоким уровнем дохода. Как правило, это происходит в результате насыщения регионами производственными предприятиями, ростом коррупционных и административных барьеров.

Сценарий F. Предусматривает размещение в регионе производительных сил в рамках реализации инновационных проектов и проектов с высокой добавленной стоимостью выпускаемого продукта.

Сценарий Е. Предполагает формирование на территории региона благоприятного инвестиционно климата, способного привлечь инновационные производства и обеспечить высокое качество жизни населения не только за счет выгодного расположения и ресурсного потенциала, но и за счет реализации на территории региона воспроизводственных процессов.

В рамках процесса формирования субфедеральной политики, ориентируясь на целевые региональные и окружные индикаторы, учитывая региональную специфику для каждого из регионов, входящих в федеральный округ необходимо выбрать желаемый сценарий регионального развития, предполагающий определенный набор мер государственного воздействия на процессы развития и структурирования региональных социально-экономических систем

10. Необходимым условием эффективного функционирования региональной экономической системы является форма ее структурирования, основанная на доминирующей роли генераторов экономического роста – центров пространственно-отраслевой интеграции. Генераторы экономического роста программируют развитие опорных территорий как зон ускоренного роста и агломерационного притяжения. Проведенное в диссертации исследование позволило определить опорные зоны, генераторы экономического роста и агломерационные процессы, обусловливающие диффузию социально-экономического успеха (таблица 7).

Таблица 7 – Формирование опорных территорий и генераторов экономического роста в ЮФО

Опорные терри­тории (зоны ускоренного роста)

Азово-Черно­морская

Черноморско-Кавказская

Центральная зона

Азово-Донская зона

Волго-Каспий­ская зона

Отраслевой ге­нератор

Транспорт и логистика

Туризм

Агропромыш­ленный ком­плекс и сельское хозяйство

Промышлен­ность (электро­энергетика, ма­шиностроение, добыча полезных ископаемых)

Транспорт

Импульсный центр генерации

Порты Черного и Азовского мо­рей, граница РФ с другими стра­нами, инфра­структурное развитие транс­портной и склад­ской логистики

Уникальные природно-клима­тические, лечеб­ные ресурсы; проект Сочи-2014

Климатические условия, плодо­родные почвы, сложившаяся отраслевая спе­цифика, обу­словливающая высокую произ­водительность труда

Наличие ресур­сов, сложивша­яся отраслевая специализация

Приграничное расположение, речные пути и портовая инфра­структура

Территория кон­центрации гене­раторов эконо­мического роста

Побережье мо­рей Краснодар­ского края и Ро­стовской области

Юг республики Адыгея, юго-запад Красно­дарского края

Краснодарский край, Республика Адыгея, юг Ро­стовской области

Ростовская об­ласть, северо-восток Красно­дарского края

Волгоградская, Астраханская области

Агломерацион­ные (присоеди­няющиеся) тер­ритории ЮФО

Центр Красно­дарского края, юг Ростовской области

Республика Адыгея, Красно­дарский край

Ростовская, Вол­гоградская, Аст­раханская обла­сти, Республика Калмыкия

Волгоградская, Астраханская области

Республика Кал­мыкия

Другие агломе­рационные тер­ритории

Украина

Украина, Абха­зия, Ставрополь­ский край

Ставропольский край, Воронеж­ская область.

Воронежская, Саратовская области, Укра­ина

Казахстан, Сара­товская область

Таким образом, субфедеральная государственная регулятивная политика нацелена на формирование генераторов и зон ускоренного роста, создающие предпосылки для диффузионного развития всей совокупности регионов, входящих в состав федерального округа. Эффективность государственного регулирования будет зависеть как от успешности формирования и развития генераторов и опорных зон экономического роста, а также от скорости и охвата диффузионными процессами всей территории субфедеральных социально-экономических систем. Содействовать этому будут:

- меры государственной регулятивной политики в сфере инновационно-модернизационного развития ЮФО – межрегиональная агломерация генераторов экономического роста с потенциалом опережающего типа воспроизводства;

- реализация межрегиональных проектов развития посредством институтов и механизмов государственно-частного партнерства;

- реализацию мегапроектов развития, способных оказать мощное структурное воздействие на экономику федерального округа.

В таблице 8 приведен прогноз темпов роста основных индикаторов развития субфедеральной социально-экономической системы – Южного федерального округа с выделением двух сценариев: консервативного сценария и сценария ускоренного развития.

Таблица 8 – Прогнозные значения темпов роста основных индикаторов развития ЮФО, %

 Показатели

Консервативный

сценарий*

Сценарий

ускоренного развития**

ВРП

 

 

2020 год к 2010 году

154,6

186,2

2013 год к 2010 году

108,5

120,9

2020 год к 2013 году

131,1

147,9

Инвестиции

2020 год к 2010 году

147,5

231,8

2013 год к 2010 году

113,3

121,7

2020 год к 2013 году

119,7

182,9

Реальные располагаемые доходы населения

2020 год к 2010 году

141,2

181

2013 год к 2010 году

105,4

108,5

2020 год к 2013 году

120,5

150

Производительность труда

2020 год к 2010 году

154,3

178

2013 год к 2010 году

107,9

115,2

2013 год к 2010 году

107,9

115,2

* - данные получены с использованием методики сценарного прогнозирования используемого в Министерстве экономического развития РФ;

** - данные получены на основе включения в прогнозную модель экономических эффектов от реализации межрегиональных инвестиционных проектов и других мер государственного регулирования;

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

– монографиях:

  1. Семидоцкий В.А., Варшавский В.Р., Овсяная Н.В. Региональная социально-экономическая стратегия развития: формирование, реализация, мониторинг результатов (по материалам Краснодарского края): М.: Спутник+, 2010.
  2. Сухина Н.Ю., Семидоцкий В.А., Кутин М.В. Технологии стратегического планирования: региональные, отраслевые, корпоративные аспекты. – Краснодар: изд-во Вольные мастера, 2009.
  3. Полиди А.А., Семидоцкий В.А., Симонов Н.П., Варшавский В.Р. Стратегическое планирование социально-экономического развития региона (на примере Краснодарского края). – Краснодар: изд-во Копи-принт., – 2008.
  4. Полиди А.А., Семидоцкий В.А., Симонов Н.П., Варшавский В.Р. Муниципальный заказ как механизм реализации региональной промышленной политики): - Краснодар: изд-во Копи-принт, – 2008.

– в изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Семидоцкий В.А. Механизм государственного регулирования сбалансированного (симметричного) развития регионов в рамках федеральных округов. //Вопросы экономики и права.- 2011, №8.
  2. Семидоцкий В.А. К вопросу повышения эффективности формирования и реализации федеральных целевых программ как меры государственной субфедеральной экономической политики. //Экономика устойчивого развития, - 2011, №8.
  3. Семидоцкий В.А. Особые экономические зоны России: анализ эффективности и причины неудач. //Экономика устойчивого развития, - 2011, №8.
  4. Семидоцкий В.А. Сглаживание поляризации региональных социально-экономических систем – одно из направлений улучшения геоэкономики современной России. //Вопросы экономики и права, - 2011, №8.
  5. Семидоцкий В.А., Пономарев М.А., Арзамасов С.С. Роль и задачи государственной преференциальной политики стимулирования инвестиций в регионе (по материалам Краснодарского края), //Вопросы экономики и права, -  2011, №1.
  6. Семидоцкий В.А., Вартанянц С.Г., Овсяная Н.В. Мониторинг эффективности мер государственной регулятивной политики в сфере обеспечения региональной конкурентоспособности. //Вестник Адыгейского государственного университета», серия  «Экономика», - 2010, № 4(71)
  7. Семидоцкий В.А. Направления государственной регулятивной политики обеспечения региональной конкурентоспособности. //Вестник Адыгейского государственного университета», серия  «Экономика», 2010, № 4(71)
  8. Семидоцкий В.А., Шамара Ю.М. Пространственная и экономическая интеграция бизнеса как фактор регионального социально-экономического развития, //Экономические науки, - 2010, №9.
  9. Семидоцкий В.А. Формирование и применение инструментов государственно-частного партнерства в ходе развития курортных территорий Краснодарского края, //Экономические науки», - 2010, №7.
  10. Семидоцкий В.А., Кутин М.В. Технологии целеполагания как элемент механизма стратегического планирования в условиях обострения конкурентной борьбы. //Вестник финансовой академии. - 2010, №5.
  11. Семидоцкий В.А., Полиди А.А. Муниципальный заказ как инструмент управления конкурентоспособностью и деловой активностью в промышленном комплексе города. //Гуманизация образования, - 2008, №5.

– в других изданиях:

  1. Семидоцкий В.А. Роль государственной власти в регулировании социально-экономических процессов в регионе /Устойчивое развитие отраслей, регионов, предприятий в условиях глобализации. Сборник статей. –Краснодар: - ООО «ЭдАрт принт», – 2009.
  2. Семидоцкий В.А., Варшавский В.Р. Практика разработки стратегий социально-экономического развития субъектов РФ. / Устойчивое развитие отраслей, регионов, предприятий в условиях глобализации. Материалы Всероссийской научно-практич. конференции / Под ред. проф. М.Б. Щепакина. – Краснодар: изд. КубГТУ, - 2008.
  3. Семидоцкий В.А., Варшавский В.Р., Процедура мониторинга и контроллинга результатов реализации стратегии социально-экономического развития территории (на примере муниципального образования г. Сочи) / Устойчивое развитие отраслей, регионов, предприятий в условиях глобализации. Материалы Всероссийской научно-практич. конференции / Под ред. проф. М.Б. Щепакина. – Краснодар: изд. КубГТУ, 2008.
  4. Семидоцкий В.А. Направления и меры государственного регулирования развития промышленности в регионе. –  Материалы международной научно-практической конференции /Под ред. проф. М.А. Керашева. – Краснодар: изд. КубГТУ, - 2006.
  5. Семидоцкий В.А. Промышленная политика региона: подходы к формированию. –  Материалы международной научно-практической конференции /Под ред. проф. М.А. Керашева. – Краснодар: изд. КубГТУ, - 2005.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.