WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Киргуев Аркадий Тимофеевич

СУБЪЕКТНО-ИНТЕГРАЦИОННАЯ ПАРАДИГМА РЕГИОНАЛЬНОЙ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В УСЛОВИЯХ

ДЕЗИНТЕГРАЦИИ ХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОСТРАНСТВА

Специальность 08.00.05 – экономика и управление

народным хозяйством: региональная экономика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Майкоп  -  2008

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Северо-Кавказский горно-металлургический институт (государственный технологический университет)»


Научный консультант:

доктор экономических наук, профессор

Ермоленко Александр Александрович

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор

Чепурных Николай Владимирович

доктор экономических наук, профессор

Керашев Анзаур Асланбекович

доктор экономических наук, профессор

Рисин Игорь Ефимович

Ведущая организация:

Волгоградский государственный университет

Защита состоится "25" апреля 2008 года в  12 часов на заседании диссертационного совета Д.212.001.06  при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Адыгейского государственного университета.

Автореферат разослан  "18"  марта  2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор экономических наук, профессор Е.Н. Захарова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования.  Необходимость разработки методологических подходов, концептуальных теоретических и прикладных аспектов научной проблемы  обоснования новационной парадигмы региональной социально-экономической политики в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства, установления функционального содержания, принципов, стратегий и инструментов реализации данной политики может быть аргументирована совокупностью взаимосвязанных обстоятельств.

Первое из них состоит в изменении характера и форм социально-экономического развития регионов современной России. Переплетение процессов  рыночных преобразований и интеграции национальной экономики в состав глобального мирового хозяйства обусловливает функциональные изменения, реструктуризацию и институциональную реорганизацию всей системы регионального хозяйствования, формирование новых инструментов межрегионального и внутрирегионального рыночного взаимодействия, адекватных изменившимся характеру и масштабам хозяйственного пространства.

Второе обстоятельство обусловлено появлением новых факторов кризисного развития ряда регионов РФ, обусловленных процессом дезинтеграции хозяйственного пространства после распада СССР, а также вследствие возникновения конфликтных ситуаций между отдельными субъектами Российской Федерации или конфликтных ситуаций с сопредельными странами.

Тенденция к интеграции различных элементов и звеньев хозяйственной системы объективно доминирует в современном мире, но не следует недооценивать мощную контртенденцию к дезинтеграции хозяйственного пространства, которая трансформирует многие  существенные аспекты социально-экономической политики и создает масштабные угрозы воспроизводственному процессу, ресурсной базе и финансово-бюджетной системе регионов, оказавшихся в дезинтегрированном пространстве. В условиях такой трансформации и наличия масштабных пространственно-хозяйственных разрывов длительное время существуют РСО-Алания, Республика Ингушетия, Чеченская Республика и некоторые другие субъекты РФ.

Третье обстоятельство состоит в изменении роли региональной социально-экономической политики как фактора развития региональной хозяйственной системы. В научной литературе последних лет справедливо отмечается возвышение роли мезоуровня организации экономических отношений, которое обеспечивается только посредством реализации активной социально-экономической политики, воплощающей в себе имеющиеся ресурсные возможности и субъектный потенциал региона.

Четвертое обстоятельство состоит в противоречии между формой социально-политической организации хозяйственного пространства субъектов РФ и реальным процессом обобществления хозяйственной жизни в региональных хозяйственных комплексах. Политическое  волеизъявление кладет начало формированию любой социально-экономической политики.

Однако такое волеизъявление не может заменить собой недостающие природные, человеческие и финансовые ресурсы хозяйственного развития, продвинуть обобществление производства на новую, более высокую ступень или преодолеть упрочившуюся дезинтеграцию хозяйственного пространства. Более того, административный ресурс социально-экономической политики растранжиривается и не воспроизводится в условиях реализации отчужденных от реальной жизни программ и концептуальных идей.

Наконец, пятое обстоятельство состоит в последовательном нарастании региональной компоненты в процессе развития российской экономики. Выбор оптимальных форм социально-экономического развития региональных хозяйственных комплексов во многом определяет эффективность и устойчивость развития всего народного хозяйства. Синергизм взаимодействия все более переплетенных между собой региональных хозяйственных комплексов, функционирующих как в национальном, так и в глобальном экономическом пространстве, становится закономерностью современной общественно-хозяйственной жизни. Условия дезинтеграции хозяйственного пространства лишь усиливают указанную закономерность и придают ей превращенные и социально негативные формы проявления. Даже в поле масштабных пространственно-хозяйственных разрывов региональная социально-экономическая политика приобретает качественно иное значение, возвышается и превращается в существенный фактор глобального развития, что актуализирует комплексную разработку проблемы ее формирования и реализации.

Степень разработанности проблемы в научной литературе. Различные аспекты  комплексной научной проблемы обоснования новационной парадигмы региональной социально-экономической политики в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства нашли отражение в многочисленных работах российских и зарубежных исследователей. Необходимо выделить следующие направления разработки указанной проблемы:

- общие теоретические основы социально-экономической политики разработаны в фундаментальных трудах А. Смита, Д. Рикардо, Дж. Ст. Милля, К. Маркса, А. Маршалла, Дж. Кейнса, В. Ойкена, Л. Эрхарда, С. Витте, М. Туган-Барановского, Н. Кондратьева, Д. Менделеева, А. Чупрова и др.;

- методология исследования и разработка концептуальных основ политики применительно к интегральным по природе и многофункциональным по своему характеру социально-экономическим системам нашли отражение в трудах И. Ансоффа, М. Вебера, В. Вернадского, Х. Вольфганга, Л. фон Берталанфи, Н. Винера, П. Дракера, Т. Парсонса, Г. Попова, Й. Шумпетера, Ф. Хайека, Ю. Яковца и др.;

- особенности формирования и реализации региональной социально-экономической политики  в условиях рыночной трансформации исследованы в работах Л. Абалкина, И. Акперова, О. Белокрыловой, А. Бузгалина, В. Белоусова. И. Буздалова, А. Дружинина, В. Зарубина, В. Золотарева, В. Ивантера, А. Илларионова, В. Игнатова, Т. Игнатовой, Ю. Колесникова, Н. Кетовой, Г. Клейнера, Н. Колесова, Д. Львова, О. Мамедова, В. Овчинникова, О. Пчелинцева,  И. Рисина, С. Слепакова, С. Тяглова, Н. Чепурных, Ю. Яременко и др.;

- анализу роли процесса глобализации в формировании современных форм организации хозяйственного пространства и интеграционным аспектам региональной социально-экономической политики посвящены работы российских исследователей О. Богомолова, С. Глазьева, В. Белолипецкого, И. Бестужева-Лады, А. Колганова, В. Коллонтая, Ю. Осипова, В. Чекмарева и др., а также работы зарубежных ученых Дж. Арриджи, С. Амира, В. Вертхейма, М. Кастельса, К. Омаи, Р. Райха, Дж. Сороса, Дж. Стиглица, Г. Томпсона, О. Тоффлера, С. Хантингтона, Ф. Фукуяма, Н. Хомски, Х. Шуманн, Д. Хелда и др.;

- функциональные характеристики, структурные особенности и механизмы региональной социально-экономической политики нашли отражение в работах Н. Агафонова, С. Анесянца, М. Боровской, С. Валентея, А. Гранберга, А. Ионова, А. Кокина, А. Куклина, Н. Лебедевой, Л. Матвеевой, В. Назаренко, Е. и И. Ветровых, О. Романова, А. Скопина, А. Татаркина, А. Семина, И. Солдатовой, А. Чешева, Г. Шмелева и др.;

- институциональные и эволюционные аспекты современной социально-экономической политики исследованы в работах Л. Абалкина, В.Автономова, М. Алле, И. Афанасенко, Е. Балацкого, О. Бессоновой, В. Быченкова, Дж. Бьюкенена, В. Волконского, В. Гребенникова, В. Дементьева, Б. Ерзикяна, В.Зотова, О. Иншакова, Р. Капелюшникова, С. Кирдиной, Я. Кузьминова,  Д. Львова, В. Макарова, А. Нестеренко, Р. Нуреева, А. Олейника, В. Попова, В. Полтеровича, А. Радыгина, В. Рязанова, С. Сорокиной, В. Тамбовцева, О. Уильямсона, Дж. Ходжсона, Э. де Сото, А. Шаститко и др.;

- обоснование новой, соответствующей инновационному типу воспроизводства, парадигмы и конкретных принципов социально-экономической политики нашли отражение в работах Я. Корнаи, А. Керашева и А. Ермоленко, В. Курченкова, В. Маевского, Г. Мюрдаля, Д. Норта, М. Олсона, А. Печчеи, М. Портера, Р. Пайпса, С. Наумова, А. Пороховского, Н. Раскова, К. Эклунда и др.

Вместе с тем, анализ работ отечественных и зарубежных исследователей, посвященных региональной социально-экономической политике, позволяет утверждать о наличии мало разработанной совокупности взаимосвязанных проблем  формирования данной политики в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства, обусловленной трансформационными процессами и зачастую носящей устойчивый характер. Указанная дезинтеграция характерна для многих территориальных образований, сложившихся в результате распада бывшего СССР, в том числе и для нескольких регионов-субъектов РФ, по отношению к которым она стала доминирующим фактором социально-экономической политики. Эти обстоятельства определили выбор темы исследования, постановку его цели и конкретных задач. 

Цель и задачи исследования. Цель диссертационной работы состоит в адаптации потенциала воспроизводственного подхода к исследованию  региональной социально-экономической политики, выявлении природы и специфических характеристик процесса дезинтеграции хозяйственного пространства, определении функционального содержания, обосновании новационной парпадигмы, разработке стратегий и инструментов социально-экономической политики региона-субъекта РФ, существующего в условиях устойчивой дезинтеграции хозяйственного пространства.

Данная цель обусловила решение комплекса взаимосвязанных задач:

- определение сущности и основных функций социально-экономической политики применительно к современному этапу развития экономики России;

- установление особых черт социально-экономической политики региона-субъекта Российской Федерации;

-  обоснование воспроизводственного подхода к исследованию и практическому осуществлению региональной социально-экономической политики;

- анализ природы процесса дезинтеграции хозяйственного пространства в современной России;

- определение функционального содержания социально-экономической политики в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства;

- установление основных принципов реорганизации социально-экономической политики в условиях дезинтеграции;

- анализ ресурсов и результатов социально-экономической политики РСО – Алания, выявление ее основных факторов;

- идентификация действующей стратегии социально-экономической политики РСО – Алания;

- обоснование новой парадигмы социально-экономической политики субъекта РФ, ориентированной на преодоление дезинтеграции;

- определение вертикальной и горизонтальной компонент стратегии интеграции региональной социально-экономической политики;

- выявление особенностей инструментального обеспечения стратегии интеграции региональной социально-экономической политики;

- разработка комплекса институциональных инструментов стратегии интеграции региональной социально-экономической политики.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования выступает процесс формирования и реализации социально-экономической политики региона современной России, функционирующего в дезинтегрированном пространстве.

Предметом исследования стали функциональное содержание, парадигма, принципы, стратегии и инструменты региональной социально-экономической политики в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства.

  Область исследований соответствует паспорту специальности 08.00.05 - Региональная экономика: 5.5. Пространственные экономические трансформации; проблемы формирования единого экономического пространства в России; интеграция и дезинтеграция в территориальном аспекте. 5.13. Проблемы устойчивого развития регионов разного уровня. 5.15. Региональная социально-экономическая политика. 5.17. Региональное стратегическое планирование.

Теоретико- методологические основы исследования  представлены методологическими подходами, концептуальными положениями  теории региональной экономики,  институциональной теории, теории транзитивной экономики, теории стратегического управления, теории эволюции экономических систем. Методологической основой диссертационной работы послужило также современное направление системных исследований, развивающиеся в рамках синергетической парадигмы на основе комбинирования и синтеза различных исследовательских подходов.

Инструментарно-методический аппарат исследования включает принципы, обеспечивающие возможность применения системного, воспроизводственного и институционального подходов к разработке теории социально-экономической политики. При определении природы дезинтеграции хозяйственного пространства регионов современной России, функционального содержания региональной социально-экономической политики использовались функциональный и структурный анализ, общеэкономический и финансовый анализ, экономико-статистические группировки.

Новая парадигма региональной социально-экономической политики сформирована на основе воспроизводственного и интеграционного подходов, а также теории персонификации. Стратегии социально-экономической политики региона-субъекта РФ разработаны с использованием методов прогнозирования, стратегического планирования, согласования экономических интересов.

Информационно-эмпирической и нормативно-правовой базой исследования стали факты и сведения, содержащиеся в трудах российских и зарубежных ученых по проблемам интеграции и дезинтеграции экономических отношений, формированию, функционированию и развитию территориальных общественно-хозяйственных образований, теории социально-экономической политики, регионалистике, стратегическому  управлению; институционально-нормативную базу разработки проблемы составили законодательно-нормативные акты в виде федеральных законов, указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, законов субъектов РФ, отраслевых актов министерств и ведомств РФ. В процессе исследования были использованы: официальные статистические данные РФ, субъектов РФ, входящих в состав ЮФО; финансовая отчетность ряда предприятий, действующих на территории ЮФО; экспертные оценки; материалы научных конференций; ресурсы Интернет.

Рабочая гипотеза исследования исходит из предположения о ключевой роли интересов субъектов общественно-хозяйственных отношений для раскрытия сущности социально-экономической политики. Задачи данной политики применительно к региону РФ отражают потребности, возможности и ограничения объективного процесса социально-экономического развития соответствующих территориальных форм общности людей и организации хозяйственного процесса.

Для социально-экономического развития регионов современной России характерно переплетение двух противоположных процессов, инициированных глобальной трансформацией и рыночными преобразованиями хозяйственного пространства:

- интеграции, которая обусловливает формирование и развитие качественно новых форм общественно-хозяйственной организации в пространстве одного или нескольких регионов РФ;

- дезинтеграции, которая обусловливает разрушение существующих форм общественно-хозяйственной организации в пространстве региона, а также разрыв социально-экономических связей между взаимодействующими регионами.

Доминирование процесса дезинтеграции хозяйственного пространства обусловливает соответствующие императивы реорганизации региональной социально-экономической политики: формирование и реализацию качественно новой парадигмы; воспроизводственный подход к стратегическому и инструментальному обеспечению социально-экономической политики; создание ядра развития общественно-хозяйственной системы региона; использование институциональных возможностей и учет институциональных ограничений, существующих в пространстве региона. 

Положения диссертации, выносимые на защиту

1. Сущность социально-экономической политики может быть раскрыта на основе исследования субъектно-объектного взаимодействия в пространстве общественно-хозяйственного развития. Необходимо разграничивать три аспекта данной политики: воплощение объективных потребностей и потенциала функционирования и развития общественно-хозяйственной системы региона в интересах ее субъектов; согласование интересов указанных субъектов и определение их совместных целей в ходе формирования социально-экономической политики; объектное воплощение поставленных совместных целей в результатах функционирования и развития системы региона.

2. Видовые отличия социально-экономической политики региона-субъекта РФ детерминированы следующими факторами: размерами хозяйственного пространства; плотностью насыщения хозяйственного пространства ресурсами и факторами производства; уровнем развития имеющихся факторов производства; характером включения хозяйственного пространства региона в национальное и международное разделение труда; сегментацией хозяйственного пространства; способом взаимодействия субъектов власти и собственности в пространстве региона; плотностью населения; уровнем средних доходов; дифференциацией доходов; сегментацией социальной среды региона.

3. Воспроизводственный подход к социально-экономической политике региона-субъекта РФ актуализирован условиями перехода от этапа восстановительного роста к этапу устойчивого развития общественно-хозяйственного процесса в пространстве региона. Возможности применения данного подхода дифференцированы в зависимости от следующих факторов: глубины и длительности трансформационного кризиса в регионе; наличия реальных и потенциальных точек экономического роста; соотношения глобальных, национальных и региональных факторов социально-экономического развития; целостности и управляемости хозяйственного пространства региона.

4. Процесс дезинтеграции хозяйственного пространства в современной России имеет трансформационную природу. Он обусловлен интерференцией процессов глобальной трансформации и рыночных преобразований. С одной стороны, ускоренная интеграция России в состав глобального мирового хозяйства разрушает ранее сложившиеся межрегиональные и внутрирегиональные общественно-хозяйственные связи и дезорганизует воспроизводственный процесс в пространстве региона. С другой стороны, распад бывшего СССР и рыночные преобразования обусловили региональную сегментацию хозяйственного пространства, нарастание межгосударственных и межрегиональных конфликтов, тенденцию к социально-экономической замкнутости.

5. В условиях дезинтеграции хозяйственного пространства происходит видоизменение функционального содержания социально-экономической политики, обусловленное следующими факторами: масштабными разрывами ресурсного, производственного, инвестиционного, финансового характера; высокой степенью зависимости дезинтегрированного хозяйственного пространства от внешних воздействий (инвестиционных, финансовых, социально-политических); разрушением системного качества воспроизводственного процесса в дезинтегрированном пространстве и превращением его ресурсов и факторов производства в инструменты обеспечения чужих воспроизводственных процессов; конфликтностью социальной среды, затрудняющей процесс согласования интересов основных субъектов социально-экономической политики.

6. Принципы реорганизации социально-экономической политики в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства отражают видоизменение ее функционального содержания и в то же время выполняют компенсирующую роль. Их организованная совокупность ориентирована на восстановление  системного качества элементов воспроизводственного процесса в регионе, консолидацию интересов субъектов социально-экономических отношений и преодоление барьеров, возникших в процессе дезинтеграции, а также на восстановление интегральной субъектности хозяйственного пространства.

7. Оценка факторов социально-экономической политики РСО - Алания, осуществляемой в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства, исходит из элементного состава объектной структуры регионального хозяйственного комплекса, способа его субъектной организации и характера социальной среды региона. Элементы  объектной структуры данного комплекса целесообразно рассматривать как факторы-аргументы производственной функции, составленной с учетом условий дезинтеграции и экспансии глобального капитала в хозяйственное пространство региона.

8. Социально-экономическая система региона представляет собой  форму мезоуровневой организации интегрального субъекта экономических отношений, управляющего собственным развитием. Интегральная субъектность региона обеспечивается наличием в его хозяйственном пространстве двух институциональных факторов упорядочивания и внутренней организации социально-экономических отношений: власти и собственности. Способ взаимодействия данных факторов задает стратегию развития системы региона.

9. В результате рыночных преобразований и глобальной трансформации социально-экономических отношений хозяйственное пространство регионов вышло за рамки тождества с административным пространством субъектов РФ. Процесс дезинтеграции хозяйственного пространства углубляет наметившиеся различия. Для преодоления негативных последствий дезинтеграции необходимо изменение существующей административной парадигмы региональной социально-экономической политики, односторонне ориентированной на организационно-политические возможности соответствующего уровня вертикали государственной власти. Новой парадигмой социально-экономической политики должна стать субъектно-интеграционная, ориентированная на демократическое расширение состава участников формирования и реализации данной политики, рост инвестиционной привлекательности системы региона, преодоление масштабных социально-экономических угроз, а также преобразование управления регионом в соответствии с потребностями интеграционных процессов.

10. Доминирующей стратегией социально-экономической политики региона в условиях преодоления дезинтеграции становится стратегия интеграции, вертикальная и горизонтальная компоненты которой детерминированы характеристиками организации пространства и движения времени как координатами эволюционной динамики региона. Хозяйственное пространство региона в условиях дезинтеграции сужено, сегментировано и заполнено изношенными и устаревшими факторами производства. Движение экономического времени в условиях дезинтеграции характеризуется замедлением социально-экономического развития, снижением доли инновационных товаров в распределении общественного времени, а также ростом прямых и косвенных потерь общественного времени вследствие безработицы, развития сектора «превратных услуг», коррупции.

11. Стратегия интеграции, доминирующая в социально-экономической политике региона, существующего в кризисных условиях дезинтеграции хозяйственного пространства, комбинируется и переплетается со стратегией диверсификации, доминирующей в масштабах национальной экономики России, а также со стратегиями ТНК и других участников глобальной хозяйственной системы, реализуемыми в пространстве региона. В указанном переплетении складываются конкретные варианты стратегической ориентации региональной социально-экономической политики, которые реализуют глобальные, национальные и региональные императивы развития. 

12. Инструменты стратегии интеграции социально-экономической политики региона-субъекта РФ обеспечивают реализацию перспективной цели данной стратегии и соответствуют экономическому потенциалу региона и его социальной среде. В составе указанного комплекса инструментов доминирующую роль играют инструменты институционального характера.

Научная новизна исследования заключается в адаптации потенциала воспроизводственного подхода к исследованию  социально-экономической политики региона, выявлении трансформационной природы и специфических характеристик феномена дезинтеграции хозяйственного пространства, определении основных элементов функционального содержания, установлении базовых принципов реорганизации данной политики, обосновании ее субъектно-интеграционной парадигмы, а также в разработке доминирующей стратегии интеграции и комплекса институциональных инструментов социально-экономической политики региона России, существующего в условиях устойчивой дезинтеграции хозяйственного пространства.

Приращение научного знания, полученное в диссертационном исследовании, представлено следующими основными элементами:

- потенциал воспроизводственного подхода адаптирован к исследованию социально-экономической политики региона в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства; данный подход ориентирован на поиск инструментов, обеспечивающих  восстановление системного качества элементов воспроизводственного процесса, расширение хозяйственного пространства регионального хозяйственного комплекса, преодоление внутри- и межрегиональных барьеров на пути потоков факторов и результатов производства, а также гармонизацию социальной среды региона; реализация воспроизводственного подхода позволяет обеспечить преемственность, целостность и стратегическую эффективность социально-экономической политики региона в условиях перехода к этапу устойчивого развития экономики России;

- раскрыта миссия региональной социально-экономической политики, которая заключается в обеспечении эффективности и устойчивости развития общественно-хозяйственной системы региона на основе учета и согласования реальных интересов субъектов данной системы, что позволяет обосновать подходы, стратегии и тактические инструменты формирования и реализации данной политики;

- определены основные функции социально-экономической политики в условиях современного этапа развития экономики России: реформационная; воспроизводственно-инновационная; социально-стабилизирующая; интеграционно-развивающая; защитная; комплекс указанных функций позволяет осуществлять стратегическое планирование и оперативное регулирование социально-экономической политики;

- установлены видовые отличия социально-экономической политики региона-субъекта РФ: локализация в хозяйственном пространстве региона; субординация с общегосударственной социально-экономической политикой; зависимость от способа включения хозяйственного пространства региона в международное разделение труда; учет фактора сегментации хозяйственного пространства и социальной среды; зависимость от основных параметров социальной среды региона (доминирующего способа взаимодействия субъектов власти и собственности в пространстве региона, плотности населения, уровня средних доходов, дифференциации доходов и др.);

- раскрыта трансформационная природа процесса дезинтеграции хозяйственного пространства в современной России, выделены его глобально-трансформационные и рыночно-трансформационные составляющие, что позволяет обосновать направления и инструменты преодоления дезинтеграции и возврата общественно-хозяйственных систем соответствующих регионов на нормальную траекторию развития;

- установлены обусловленные дезинтеграцией хозяйственного пространства трансформационные характеристики функционального содержания региональной социально-экономической политики: необходимость концентрировать силы на преодолении масштабных разрывов ресурсного, производственного, инвестиционного, финансового характера; институциональная ограниченность потенциала данной политики вследствие зависимости дезинтегрированного хозяйственного пространства от внешних воздействий; распыление сил и средств вследствие разрушения системного качества воспроизводственного процесса в дезинтегрированном пространстве; отчуждение региональных ресурсов и факторов производства от процесса развития системы региона; сужение пространства согласования интересов основных субъектов социально-экономической политики;

- обоснованы принципы реорганизации региональной социально-экономической политики в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства: восстановление  системного качества элементов воспроизводственного процесса в регионе; сближение и консолидация интересов субъектов социально-экономических отношений; преодоление внутри- и межрегиональных барьеров, возникших в процессе дезинтеграции; защита интересов самого региона как интегрального субъекта социально-экономических отношений и интересов входящих в него субъектов; выделение ядра развития региона и концентрация в нем наиболее эффективных факторов и ресурсов; обеспечение устойчивого роста инвестиционной привлекательности региона;

- идентифицирована действующая стратегия социально-экономической политики РСО - Алания – стратегия распыления в хозяйственном пространстве факторов и ресурсов общественно-хозяйственной системы, которая закрепляет высокую степень зависимости региона от финансовой поддержки федерального центра и обусловливает воспроизводство условий дезинтеграции хозяйственного пространства; знание позитивных и негативных сторон данной стратегии позволяет обосновать оптимальную стратегию социально-экономической политики региона;

- обоснована новая субъектно-интеграционная парадигма социально-экономической политики региона в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства, обеспечивающая  эффективное взаимодействие между данной политикой и общественно-хозяйственной системой региона на основе: восстановления и развития статуса региона как интегрального субъекта; расширения состава участников формирования и реализации региональной социально-экономической политики; консолидации ресурсов в зонах роста с учетом интересов обладающих наиболее высоким потенциалом развития субъектов системы региона; формирования необходимых институтов в соответствии с потребностями интеграционных процессов в пространстве региона;

- разработана доминирующая в дезинтегрированном пространстве стратегия горизонтальной интеграции региональной социально-экономической политики, ориентированная на концентрацию наиболее эффективных ресурсов и факторов производства в составе ядра развития, формирование конкурентоспособных интегральных хозяйствующих субъектов в пространстве региона и максимальное использование имеющихся возможностей национального и международного разделения труда; реализация данной стратегии обеспечивает эффективное развитие общественно-хозяйственной системы региона в координатах глобальной хозяйственной системы;

- предложены новые инструменты анализа и оценки социально-экономической политики региона: соотношение между социальным и инвестиционным бременем региональной политики; коэффициент социальной эластичности ВРП; коэффициент инвестиционной эластичности ВРП;

- разработан адекватный стратегии горизонтальной интеграции комплекс институциональных инструментов региональной социально-экономической политики: совет по социально-экономической политике при главе администрации региона с участием представителей бизнеса и общественных организаций; консолидированный бюджет развития региона; региональный фонд поддержки социальных инициатив и инноваций; договора о сотрудничестве между регионами; договора регионов с крупнейшими инвесторами.

Теоретическая значимость результатов исследования заключается в том, что полученные соискателем положения, выводы и предложения развивают и дополняют ряд существенных аспектов теории экономической политики и теории региональной экономики, относящихся к формированию интеграционных образований, расширению и сужению  хозяйственного пространства, обеспечению перехода региональных хозяйственных комплексов к инновационному типу воспроизводства, преодолению внутри- и межрегиональных барьеров, обусловленных рыночной трансформацией экономических отношений.

Основные теоретические результаты исследования могут стать концептуальной основой для дальнейшего развития стратегий и инструментов социально-экономической политики, создания ядра развития в хозяйственном пространстве макрорегиона, оптимизации объектной структуры и способов субъектной организации экономических отношений в региональном хозяйственном комплексе, а также для механизма согласования интересов субъектов общественно-хозяйственной системы региона.

Отдельные результаты исследования могут быть использованы в целях совершенствования содержания, структуры и методики преподавания учебных дисциплин высшей школы: «Региональная экономика», «Стратегический менеджмент», «Социально-экономическая политика», «Стратегическое планирование», «Институциональная экономика», а также спецкурса по формированию и реализации социально-экономической политики региона.

Практическая значимость работы.  Основные выводы и рекомендации, содержащиеся в работе, могут быть использованы при разработке концепции, функционального содержания и структуры региональной социально-экономической политики, а также механизмов защиты интегральных субъектов мезоэкономики в процессе глобальной экспансии в региональное хозяйственное пространство, институциональной структуры современных региональных интеграционных образований, региональных программ развития хозяйственной и социальной инфраструктуры, комплекса базовых стратегий и оперативных инструментов социально-экономической политики.

Разработанная в диссертации концепция социально-экономической политики использована в Программе социально-экономического развития РСО – Алания на период до 2008 года. Отдельные выводы и рекомендации нашли применение в учебном процессе СКГМИ (ГТУ).

Апробация результатов исследования. Методологические и теоретические положения и выводы, а также практические рекомендации, полученные в ходе исследования, были апробированы в ходе докладов и выступлений соискателя на международных, общероссийских межрегиональных, межвузовских научно-теоретических и научно-практических конференциях в г. Ростове-на-Дону, Волжском, Краснодаре, Сочи, Владикавказе, Майкопе (2000–2006 годы).

Публикации результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования нашли свое отражение в 39 публикациях соискателя, в том числе в индивидуальной и коллективной монографиях, брошюре, статьях в центральных и региональных научных журналах, рекомендованных ВАК, материалах научных конференций. Общий объем публикаций 37,6 п.л., из них личный вклад автора составил 28,8 п.л.

Структура диссертационной работы обусловлена целью, задачами, методологией, а также характером предмета и объекта исследования:

Введение

Глава 1. Концептуальные основания региональной социально-экономической политики

1.1. Миссия и функции социально-экономической политики государства

1.2. Особенности социально-экономической политики регионов России

1.3. Воспроизводственный подход к исследованию и моделированию региональной социально-экономической политики

Глава 2. Функциональное содержание и принципы региональной социально-экономической политики в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства

2.1. Трансформационная природа дезинтеграции хозяйственного пространства в современной России

2.2. Функциональное содержание социально-экономической политики в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства

2.3. Принципы реорганизации социально-экономической политики в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства

Глава 3. Анализ региональной социально-экономической политики в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства

3.1. Ресурсы и результаты социально-экономической политики РСО – Алания

3.2. Основные факторы, определяющие социально-экономическую политику РСО – Алания 

3.3. Действующая стратегия социально-экономической политики РСО – Алания

Глава 4. Изменение парадигмы и стратегии региональной социально-экономической политики в целях преодоления дезинтеграции

4.1. Обоснование субъектно-интеграционной парадигмы региональной социально-экономической политики

4.2. Стратегия горизонтальной интеграции региональной социально-экономической политики

4.3. Сопряжение стратегии горизонтальной интеграции региональной социально-экономической политики со стратегией укрепления вертикали власти

Глава 5. Инструменты региональной социально-экономической политики, обеспечивающие преодоление дезинтеграции

5.1. Особенности инструментального обеспечения интеграции в пространстве региона

5.2. Инструменты оценки параметров дезинтеграции

5.3. Институциональные инструменты интеграции

Заключение

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Первая группа рассмотренных проблем посвящена исследованию методологических и теоретических аспектов региональной социально-экономической политики на современном этапе развития России.

На основе обобщения результатов анализа встречающихся в научной литературе различных подходов к исследованию и трактовок социально-экономической политики в работе обоснован вывод о том, что ее миссия может быть раскрыта на основе исследования субъектно-объектного взаимодействия в пространстве общественно-хозяйственного развития. При этом социально-экономическая политика представляет собой синтетическую категорию, при формировании которой задействованы фундаментальные понятия системы наук об обществе: собственность; индивидуальные и интегральные субъекты; потребности; созидательный потенциал; интересы; поведение; согласование целей; стратегии и тактические инструменты. 

Раскрывая миссию социально-экономической политики, необходимо разграничивать три аспекта, последовательность которых образует ее элементарный алгоритм:

- субъектное воплощение параметров общественно-хозяйственного процесса в интересах его участников, установление их устойчивых целей, а также поведенческих и статусных позиций в данном процессе (исходный пункт социально-экономической политики);

- согласование (кордиализация) интересов субъектов общественно-хозяйственного процесса и определение совместных существенных целей, в достижении которых реализуется общественное согласие (формирование, установление социально-экономической политики);

- объектное воплощение поставленных совместных целей в новых параметрах общественно-хозяйственного процесса (реализация социально-экономической политики).

Анализ приведенного выше алгоритма, а также элементов, участвующих в категориальном синтезе социально-экономической политики, позволяет следующим образом раскрыть ее миссию - обеспечение эффективного и устойчивого развития общественно-хозяйственной системы на основе учета и согласования реальных интересов ее субъектов. Различные формы социально-экономической политики могут быть классифицированы по следующим признакам:

- уровню общественно-хозяйственной системы, на котором осуществляется данная политика (мега-, макро-, мезо-, микро-, нано-  и др.);

- способу взаимодействия между субъектами, участвующими в данной политике (жестко централизованному, дирижистскому, либеральному и др.);

- глубине горизонта целевой ориентации (стратегическому, тактическому и др.);

- фазам воспроизводственного процесса, на которые нацелена социально-экономическая политика (производству, распределению, обмену, потреблению);

- функциональным аспектам воспроизводственного процесса (финансовому, инвестиционному, инновационному и др.).

Раскрытие миссии и классификация форм  социально-экономической политики позволяют обосновать и адаптировать подходы, стратегии и тактические инструменты формирования и реализации социально-экономической политики применительно к различным уровням, функциям, составам участников общественно-хозяйственного процесса.

В работе определены следующие основные функции социально-экономической политики применительно к условиям современного этапа развития экономики России:

- реформационная, нацеленная на завершение трансформационных процессов (рыночных преобразований и интеграции национальной экономики в состав глобального мирового хозяйства);

- инновационно – воспроизводственная, ориентированная на утверждение в общественно-хозяйственной системе России инновационного типа расширенного воспроизводства;

- социально-стабилизирующая, нацеленная на обеспечение социальной эффективности и устойчивости развития общественно-хозяйственной системы, гармонизацию общественного взаимодействия;

- интеграционная развивающая, ориентированная на извлечение синергетического эффекта от соединения, сопряжения, комбинирования, взаимного дополнения различного рода факторов и ресурсов, сложившихся в обособленных общественно-хозяйственных системах;

- защитная, нацеленная на выявление и предотвращение угроз процессу развития общественно-хозяйственной системы.

Основные функции социально-экономической политики обладают как устойчивостью, так и изменчивостью, поскольку обеспечивают преемственность развития общественно-хозяйственной системы и ее адаптацию к меняющимся условиям. Комплекс указанных функций позволяет осуществлять стратегическое планирование и оперативное регулирование социально-экономической политики.

Функции социально-экономической политики определенным образом субординированы. При этом в качестве центральной, организующей все содержание социально-экономической политики, функции на современном этапе развития выступает инновационно – воспроизводственная, что обусловлено:

- определяющей ролью воспроизводственного процесса в общественно-хозяйственной жизни общества;

- особой ролью социально-экономической политики в условиях перехода от восстановительного роста к действительному развитию социально-экономической системы России (рис.1).

Региональная форма социально-экономической политики соответствует одному из мезо- уровней общественно-хозяйственной системы. В экономической литературе иногда ставится знак равенства между регионом и субъектом административно-политической структуры. Такое отождествление правомерно лишь в первом приближении, то есть до того, как встал вопрос об отношении административной формы к социально-экономическому содержанию.

Рисунок 1 - Функциональное содержание социально-экономической

политики на современном этапе развития России

Вместе с тем региональная социально-экономическая политика представляет собой конкретный вид политики, которому присущи все базовые характеристики родового явления и совокупность специфических видовых отличий. В работе выделены следующие факторы, определяющие видовые отличия региональной социально-экономической политики:

- масштабы регионального пространства, которые в России варьируются от десятков тысяч до миллионов квадратных километров;

- плотность насыщения пространства региона ресурсами и факторами производства; при этом наиболее крупные регионы на севере и востоке страны обладают огромным ресурсным богатством, но их хозяйственные комплексы локализованы в нескольких компактных центрах, в то время как остальная территория остается экономически неосвоенной – формальное присвоение не дополняется фактическим освоением; 

- уровень развития имеющихся факторов производства, их принадлежность к соответствующему технологическому уровню;

- характер включения пространства региона в национальное и международное разделение труда (наличие в региональном пространстве центров высоких технологий, старых индустриальных центров, зон архаического развития);

- сегментация пространства, то есть наличие в нем барьеров на пути потоков капитала, товаров, труда, знаний;

- способ взаимодействия субъектов власти и собственности в пространстве региона (доминирование «власти» над «собственностью» в духе институциональной Х - матрицы или сбалансированное взаимодействие субъектов данных отношений в духе институциональной У- матрицы);

- плотность населения региона;

- уровень средних доходов в регионе и их дифференциация;

- сегментация социальной среды региона, то есть наличие барьеров, затрудняющих социальное движение (перемещение по служебной лестнице, рост квалификации, переход в иную доходную группу и др.).

Анализ приведенных выше факторов позволяет установить следующие видовые отличия региональной социально-экономической политики РФ:

- локализация ресурсов, стратегий и инструментов данной политики в хозяйственном пространстве региона;

- субординация региональной политики общегосударственной социально-экономической политикой;

- зависимость от способа включения общественно-хозяйственной системы региона в международное разделение труда (через отношение к центрам глобального развития или через отношение к периферии данного процесса);

- учет фактора сегментации хозяйственного пространства и социальной среды региона, структурирующего и сегментирующего региональную социально-экономическую политику;

-  зависимость от параметров социальной среды региона (рис. 2).

Рисунок 2 -  Основные видовые отличия региональной социально-экономической политики

Исходя из установленных основных функций социально-экономической политики и видовых отличий данной политики на уровне региона-субъекта РФ, в работе рассмотрены методологические возможности различных научных подходов к исследованию и практической реализации социально-экономической политики.

При этом за основу были приняты основные теоретико-методологические платформы современной экономической науки, различия между которыми необходимо оценивать с позиций принципа сходимости продуцируемого ими научного знания (рис. 3).

Обобщение функционально-эвристических возможностей приведенных выше методологических подходов позволяет обосновать в качестве доминирующего применительно к условиям современного этапа развития экономики России воспроизводственный подход к процессу формирования, установления и реализации социально-экономической политики региона.

Рисунок 3 -  Ориентация и возможности различных  методологических подходов к социально-экономической политике

Указанный подход ориентирован на достижение следующих результатов:

- восстановление и дальнейшее развитие системного качества элементов воспроизводственного процесса в региональном хозяйственном комплексе;

- расширение хозяйственного пространства региона на основе интеграции с хозяйствующими субъектами, чей бизнес локализован в пространстве других регионов;

- преодоление внутри- и межрегиональных барьеров на пути потоков факторов и результатов производства;

- гармонизацию социальной среды региона на основе расширения и эффективного использования доходной базы воспроизводственного процесса.

Обобщение приведенных выше результатов позволяет сделать вывод, что воспроизводственный подход обеспечивает преемственность, целостность и стратегическую эффективность социально-экономической политики региона в условиях перехода от этапа восстановительного роста  к этапу устойчивого развития экономики России. При этом следует отметить, что возможности воспроизводственного подхода возрастают в условиях выхода из системного кризиса, преодоления пространственной или временной дезинтеграции хозяйственной жизни.

Вторая группа рассмотренных проблем  посвящена исследованию функционального содержания и принципов социально-экономической политики в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства.

В последние десятилетия экономическая наука и хозяйственная практика столкнулись с феноменом дезинтеграции. Доминирующей тенденции интеграции процесса мирового хозяйственного развития, благодаря которой  глобальное хозяйство ежегодно пополняется множеством разнообразных интегрированных структур, противостоит тенденция дезинтеграции, обусловливающая распадение многих монопродуктовых и диверсифицированных, отраслевых и территориальных, национальных и транснациональных хозяйственных структур. Дезинтеграция разрушает единство хозяйственного пространства.

Процесс дезинтеграции хозяйственного пространства в современной России имеет трансформационную природу, поскольку он обусловлен переплетением глобальной трансформации и рыночных преобразований. Применительно к регионам России необходимо разграничивать два направления дезинтеграции хозяйственного пространства:

- с одной стороны, ускоренная интеграция России в состав глобального мирового хозяйства обусловливает деструкцию отношений на мезоуровне и разрушение системного качества воспроизводственного процесса в пространстве региона. Экспансия ТНК на региональные рынки ведет к поглощению, распаду и банкротству хозяйствующих субъектов мезоуровня;

- с другой стороны, дезинтеграция пространства СССР и рыночные преобразования в выделившихся из него самостоятельных государствах обусловили функциональную и структурную реорганизацию прежних отраслевых и региональных комплексов; процесс дезинтеграции пошел дальше, разрушая региональную структуру России, что привело к региональной сегментации хозяйственного пространства, нарастанию межгосударственных и межрегиональных конфликтов, а также вызвало к жизни тенденцию к социально-экономической замкнутости отдельных регионов.

В работе рассмотрены конкретные примеры дезинтеграции хозяйственного пространства ряда регионов Юга России и пограничных регионов ряда сопредельных государств, обоснован вывод о том, что исходя из двойственной природы современного трансформационного процесса в общественно-хозяйственном пространстве России, необходимо выделять две основные составляющие процесса дезинтеграции хозяйственного пространства региона:

- глобально-трансформационную;

- рыночно-трансформационную.

В условиях дезинтеграции хозяйственного пространства происходит существенное видоизменение функционального содержания региональной социально-экономической политики. Основные функции данной политики трансформируются и блокируются, что ведет к резкому снижению ее эффективности и переводу региональной общественно-хозяйственной системы в режим неуправляемого движения.

Видоизменение функционального содержания региональной социально-экономической политики обусловлено следующими факторами процесса дезинтеграции хозяйственного пространства региона:

- масштабными разрывами ресурсного, производственного, инвестиционного, финансового характера. Практически все имеющиеся у региона ресурсы направляются на ликвидацию все новых и новых прорывов, никакая стратегически ориентированная социально-экономическая политика в таких условиях невозможна, поскольку ее вытесняют мобилизационные действия;

- высокой степенью зависимости дезинтегрированного хозяйственного пространства от внешних воздействий (инвестиционных, финансовых, социально-политических). Общественно-хозяйственная система региона низводится до положения просителя, смиренно ожидающего своей участи. Собственная активность субъектов регионального хозяйства угасает;

- разрушением системного качества элементов воспроизводственного процесса в дезинтегрированном пространстве и превращением его ресурсов и факторов производства в инструменты обеспечения чужих воспроизводственных процессов. Инвестиции, технологии, знания, управленческие решения приходят в дезинтегрированное пространство извне, а не продуцируются в нем самом;

- конфликтностью социальной среды, затрудняющей процесс согласования интересов основных субъектов социально-экономической политики. Затяжной характер большинства конфликтов переводит кризисную ситуацию в регионе в разряд безысходных.

Обобщение результатов анализа приведенных выше факторов позволяет установить обусловленные дезинтеграцией хозяйственного пространства трансформационные характеристики функционального содержания региональной социально-экономической политики:

- сужение функциональных возможностей, сведение данной политики к преодолению постоянно возникающих масштабных разрывов ресурсного, производственного, инвестиционного, финансового характера (подрыв инновационно-воспроизводственной функции, редукция ее до уровня обеспечения выживания региона);

- институциональная ограниченность потенциала данной политики вследствие зависимости дезинтегрированного хозяйственного пространства от внешних воздействий (подрыв реформационной функции, то есть потеря общественного доверия к реформам);

- распыление сил и средств вследствие разрушения системного качества воспроизводственного процесса в дезинтегрированном пространстве (подрыв интеграционно-развивающей функции);

- превращение региональных ресурсов и факторов производства в инструменты обеспечения чужих воспроизводственных процессов (подрыв защитной функции);

- сужение пространства согласования интересов основных субъектов социально-экономической политики (подрыв социально-стабилизирующей функции социально-экономической политики).

Приведенные выше трансформационные характеристики региональной социально-экономической политики, обусловленные дезинтеграцией хозяйственного пространства, предполагают обоснование комплекса специальных принципов реорганизации данной политики, ориентированного на поэтапное преодоление не только последствий, но и глубинных факторов и причин дезинтеграции хозяйственного пространства. 

Принципы социально-экономической политики выступают в качестве своеобразной несущей конструкции, элементы которой выстраивают и упорядочивают содержание социально-экономической политики, задают  алгоритмы управленческих действий по ее формированию и реализации, обеспечивают  закономерную преемственность между отдельными результатами данной политики. Современная экономика способна функционировать только в рамках единого конституирования, поэтому все проблемы социально-экономической политики, в конечном счете, сводятся к вопросу об экономическом порядке. Комплекс принципов и обеспечивает такой порядок.

Принципы реорганизации социально-экономической политики в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства отражают видоизменение ее функционального содержания и в то же время несут на себе компенсирующую нагрузку. Их организованная совокупность ориентирована на достижение следующих целей:

- восстановление  системного качества элементов воспроизводственного процесса в регионе;

- консолидацию интересов субъектов социально-экономических отношений;

- преодоление барьеров, возникших в процессе дезинтеграции;

- восстановление интегральной субъектности хозяйственного пространства, то есть способности субъектов власти и собственности региона управлять его развитием.

Учет приведенных выше требований и институциональных ограничений позволяет следующим образом определить комплекс принципов реорганизации региональной социально-экономической политики в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства:

- восстановление  системного качества элементов воспроизводственного процесса в регионе. При этом необходимо исходить из требования адекватности каждого элемента природе и вектору развития воспроизводственного процесса в регионе. Нейтральных элементов здесь быть не может - либо они вписываются в систему процесса воспроизводства, либо выпадают из нее, неся в себе соответствующие угрозы деструкции;

- сближение и консолидация интересов субъектов социально-экономических отношений, которые представляют собой необходимые степени процесса согласования интересов и формирования на данной основе эффективной социально-экономической политики;

- преодоление внутри- и межрегиональных барьеров, возникших в процессе дезинтеграции и препятствующих движению потоков капитала, товаров, труда, знаний. Указанные барьеры или перекрывают указанное движение, или обеспечивают разрастание трансакционных издержек, в особенности их нелегитимной составляющей;

- защита интересов самого регионального комплекса как интегрального субъекта социально-экономических отношений, а также интересов входящих в него субъектов. При этом критерием адекватной защищенности субъекта выступает его способность управлять собственным развитием, то есть принимать соответствующие стратегические решения и материально обеспечивать их реализацию на основе привлечения инвестиций;

- выделение ядра развития общественно-хозяйственной системы региона и концентрация в нем наиболее эффективных факторов и ресурсов. Необходимо учитывать сопряженность обеих сторон ядра развития – социальной и экономической, которое обеспечивается избранной стратегией и институциональными инструментами социально-экономической политики;

- обеспечение устойчивого роста инвестиционной привлекательности региона, выступающей в качестве критерия эффективности социально-экономической политики.

Третья группа рассмотренных проблем содержит исследование ресурсов, результатов, факторов и стратегии социально-экономической политики одного из регионов, существующих в условиях дезинтеграции - РСО – Алания.

Оценка ресурсов и результатов социально-экономической политики, осуществляемой в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства, предполагает реализацию следующего алгоритма:

- анализ элементного состава объектной структуры регионального хозяйственного комплекса (капитала, ресурсной базы, инфраструктуры и др.);

- анализ способа его субъектной организации (способа взаимодействия субъектов власти и собственности, систем управления и др.);

- анализ характера социальной среды региона.

Данные о состоянии приведенных выше факторов в пространстве РСО - Алания в индексной форме приведены в табл. 1.

Для региональной социально-экономической политики, осуществляемой в условиях дезинтеграции пространства,  характерны устойчивая неадекватность имеющихся ресурсов и получаемых результатов, а также асимметрия между различными составляющими ВРП, что свидетельствует о низкой эффективности и определенной «дезинтеграции» самой политики.

Таблица 1.

Ресурсы и результаты социально-экономической политики РСО – Алания

(в сопоставимых ценах; в процентах к предыдущему году)1

Показатели

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

Теснота связи с ВРП

1. ВРП

97

112

113

114

115

106

107

106

-

2. Инвестиции в основной капитал

98

117

123

127

131

105

107

108

0,912

3.Среднегодо-вая численность занятых

98

103

103

104

105

99

97

99

0,641

4. Промышленная продукция

94

113

106

109

113

107

101

104

0,920

5. Сельскохозяйственная продукция 

96

113

100

113

120

117

108

105

0,814

6. Ввод в действие жилья 

89

101

102

120

130

100

148

103

0,745

7. Добыча природных ресурсов

96

103

106

107

103

101

100

102

0,647

8.Количество компьютеров на душу населения

99

110

113

117

121

108

109

112

0,626

9. Оборот розничной торговли

108

109

104

106

108

115

100

104

0,588

10. Платные услуги населению

103

108

110

100

100

115

110

107

0,611

11. Душевые денежные доходы

89

94

120

93

100

148

149

117

0,634

12.Реальная заработная плата

96

74

120

121

127

102

110

108

0,865

13.Совокупная прибыль в регионе

-

-

148

115

126

100

84

103

0,686

14.Доходы регионального бюджета, на душу населения 

137

161

141

174

129

109

131

141

0,718

Низкий показатель тесноты связи тех или иных компонентов ресурсной базы и отдельных результатов развития региона с обобщающим показателем ВРП свидетельствует о последовательной потере системного качества социально-экономической политики региона. При этом такая потеря системного качества не может быть отнесена на счет глобальных факторов, поскольку экспансия глобального капитала в регион РСО – Алания практически равна нулю, что объясняется высокими инвестиционными рисками, обусловленными соседством с тремя узлами конфликтов (Чеченской Республикой, Республикой Ингушетия и Южной Осетией).

Обобщение итогов оценки ресурсов и результатов социально-экономической политики РСО – Алания, а также результатов рейтингового анализа позиций республики в ЮФО, анализа наиболее масштабных угроз развитию региона и инвестиционного процесса в хозяйственном пространстве РСО – Алания (табл. 2, 3 и 4),  позволяет установить основные характеристики социально-экономической политики данного региона:

- отсутствие явно выраженных точек роста, обладающих способностью притягивать к себе инвестиции;

- значительный массив застойной безработицы;

- маргинально низкая доходная база;

- наличие масштабного и высокодоходного «теневого» сектора в хозяйственном комплексе республики, в основном связанного с рынком алкогольной продукции и играющего особую роль в ее социально-экономической и политической жизни;

- высокий удельный вес вынужденных переселенцев в составе населения республики;

  • отток значительной части подготовленных молодых специалистов;

- низкая предпринимательская активность населения, обусловленная жесткой сегментацией общественно-хозяйственной жизни и монополизацией региональных и местных рынков;

- накопленный потенциал социальной напряженности;

- осетино-ингушский конфликт, имеющий глубокие исторические корни и современные формы проявления;

- слабое развитие группы специфически рыночных институтов, во многом определяющей инвестиционную емкость хозяйственного пространства региона. 

Таблица 2

Идентификация уровня экономической безопасности

хозяйственного комплекса РСО – Алания

Индикаторы экономической

безопасности

Отклонения от критических значений, %

Уровень

экономической опасности

Состояние

экономики

ВРП на душу населения

73,0

Недопустимый уровень

опасности

Экономическая

катастрофа

Доля инвестиционных ресурсов, аккумулируемых через финансовый рынок

85,8

Недопустимый уровень

опасности

Экономическая

катастрофа

Уровень монетизации экономики

73,7

Недопустимый уровень

опасности

Экономическая

катастрофа

Доля импорта в ресурсах

розничной торговли

40,2

Критический уровень

опасности

Экономический

кризис

Экспортная квота

-

Уровень

минимальной опасности

Приемлемый уровень безопасности

Стоимость обслуживания

государственного долга

-

Уровень

минимальной опасности

Приемлемый уровень безопасности

Государственные расходы на

научные исследования

45,0

Критический уровень

опасности

Экономический

кризис

Средний возраст оборудования

75,3

Недопустимый уровень опасности

Экономическая

катастрофа

Уровень безработицы

74,7

Недопустимый уровень

опасности

Экономическая

катастрофа

Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума

45,1

Критический уровень

опасности

Критическая ситуация

Средняя продолжительность

жизни

5,2

Уровень

минимальной опасности

Приемлемый уровень

безопасности

Дезинтеграция хозяйственного пространства РСО – Алания обусловливает формирование масштабных угроз экономической безопасности, а также низкую инвестиционную привлекательность региона.

Таблица 3

Инвестиционный риск РСО – Алания в 1997 – 2005 году в разрезе

основных составляющих

Компоненты риска (по степени убывания)

1997-1998 гг.

2000-2001 гг.

2002-2003 гг.

2004-2005 гг.

Социальный

Криминальный

Экономический

Криминальный

Политический

Финансовый

Законодательный

Финансовый

Экономический

Политический

Финансовый

Политический

Криминальный

Социальный

Политический

Экономический

Финансовый

Законодательный

Криминальный

Социальный

Экологический

Экологический

Социальный

Экологический

Законодательный

Экономический

Экологический

Законодательный

Таблица 4

Рейтинг основных факторов социально-экономической

политики РСО - Алания относительно других субъектов РФ,

входящих в состав ЮФО

Факторы развития региона

Рейтинг в ЮФО

2001

2005

1. Экономически активное население

7

8

2. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении

4

3

3. Среднедушевые денежные доходы

6

6

4. Удельный вес городского населения в общей численности

3

4

5. Площадь сельскохозяйственных угодий

11

11

6. Уровень износа основных фондов

9

5

7. Густота автодорог с твердым покрытием

1

1

8. Затраты на технологические инновации

7

8

9. Удельный вес убыточных предприятий

7

4

10. Уровень безработицы

6

9

11. Число зарегистрированных преступлений на 100000 жителей

9

7

12. Количество компьютеров на 100 работающих

9-10

10

13. Объем продукции организаций с участием иностранного капитала

9

8

Общественно-хозяйственная система региона представляет собой  форму организации интегрального мезоуровневого субъекта социально-экономических отношений. Главным критерием адекватности такого интегрального субъекта выступает его способность управлять своим развитием, которая обеспечивается наличием в хозяйственном пространстве региона двух институциональных факторов упорядочивания и внутренней организации социально-экономических отношений: власти и собственности.

Способ взаимодействия данных факторов задает стратегию общественно-хозяйственного развития региона. Представляется, что указанная стратегия в основном совпадает со стратегией региональной социально-экономической политики.

Для идентификации реальной стратегии социально-экономической политики РСО – Алания в работе реализован следующий алгоритм:

А. Выделены доминирующие характеристики данной политики, задающие векторы ее ориентации (отсутствие точек роста; обремененность конфликтами; низкая предпринимательская активность населения; слабое развитие институциональных факторов регионального рынка).

Б. В составе бюджетных расходов РСО – Алания выделены социальное бюджетное бремя и инвестиционное бюджетное бремя как две важнейшие компоненты расходов, связанных с осуществлением социально-экономической политики региона.

В. На основе  соотнесения  приростов ВРП с приростами социального бюджетного бремени выявлен коэффициент социальной эластичности социально-экономической политики региона. Устойчивому росту данного коэффициента соответствует повышение эффективности инвестиций в развитие социальной сферы региона.

Г. На основе соотнесения социального и инвестиционного бюджетного бремени с собственными доходами республиканского бюджета установлен коэффициент автономии (субъектности)  региональной социально-экономической политики. Отметим, что социальное и инвестиционное бремя региональной политики может перекладываться по вертикали через реализацию функций института власти (в основном «вверх», посредством искусственного увеличения «дотационности» региона, то есть убеждения федерального центра в необходимости расширения финансовой помощи региону на реализацию социальных программ). Однако такое переложение лишает региональную социально-экономическую политику самостоятельности. 

Политика республики, получающей большую часть средств на обеспечение своего социального бремени из федерального бюджета, вторична по отношению к федеральной политике; потенциал ее собственной активности не соответствует стоящим перед ней задачам.

Д. На основе соотнесения приростов ВРП с приростами инвестиционного бюджетного бремени (бюджета развития региона или совокупности региональных инвестиционных программ в той части, в какой они обеспечиваются из регионального бюджета) выявлен коэффициент инвестиционной эластичности региональной социально-экономической политики. Устойчивому росту данного коэффициента соответствует повышение эффективности инвестиций в развитие экономической системы региона.

Е. Определены характеристики социально-экономической политики РСО – Алания, необходимые для идентификации ее стратегии (табл. 5).

Таблица 5

Характеристики социально-экономической политики РСО – Алания

Характеристики региональной политики

2001.

2002

2003

2004

2005

Отношение социального бремени к инвестиционному бремени, раз

3,6

2,5

1,4

3,5

2,4

Коэффициент социальной эластичности ВРП

3,1

4,2

35,1

4,9

5,7

Коэффициент инвестиционной эластичности ВРП

81,1

5,7

5,5

-4,5

4,9

Соотношение собственных доходов бюджета к социальному и инвестиционному бремени, % 

68,0

53,2

36,1

59,5

46,5

Приведенные в табл. 5 данные свидетельствуют о высокой «чувствительности» динамики ВРП к приростам социального и бюджетного бремени региональной политики, что соответствует наличию масштабных резервов восстановительного роста. Вместе с тем данная «чувствительность» крайне неустойчива и постепенно снижается, отражая низкую эффективность и отсутствие системного качества региональной политики.

Политика РСО – Алания не опирается на сколько-нибудь достаточную собственную доходную базу; в ней последовательно возрастает доля федеральной помощи в обеспечении социального и инвестиционного бремени. Регион год за годом усугубляет свою финансово-инвестиционную зависимость от центра.

Следует отметить также позитивные сдвиги в соотношении между социальным и инвестиционным бременем социально-экономической политики. Однако доля инвестиционного бремени возрастает медленными темпами и указанная тенденция весьма неустойчива. 

Ж. Установлены перспективные цели социально-экономической политики РСО – Алания, обусловленные ее доминирующими характеристиками, динамикой коэффициентов социальной и инвестиционной эластичности, а также финансовой самодостаточностью данной политики:

- поддержание социально-экономического равновесия в неустойчивой и конфликтогенной ситуации;

- сохранение функционирующих в регионе хозяйствующих субъектов;

- уменьшение наиболее масштабных и опасных региональных социально-экономических разрывов;

- «встраивание» региона в федеральную вертикаль власти.

З. Определены применяемые для достижения установленных целей инструменты региональной социально-экономической политики:

- предоставление социальной помощи малоимущим и жертвам конфликтов;

- инициирование роста размеров финансовой помощи региону из федерального бюджета;

- бюджетная поддержка некоторых кризисных предприятий;

- распределение части социального бремени региональной социально-экономической политики среди бизнес – структур.

И. Оценка способа взаимосвязи между перспективными целями и инструментами региональной социально-экономической политики, позволяющая установить стратегическую ориентацию данной политики, которая позволяет идентифицировать действующую стратегию социально-экономической политики РСО - Алания как стратегию распыления факторов и ресурсов функционирования и развития общественно-хозяйственной системы. Указанная стратегия обеспечивает воспроизводство зависимости региона от финансовой поддержки федерального центра, а вместе с тем и воспроизводство условий дезинтеграции хозяйственного пространства.

Стратегия распыления факторов и ресурсов общественно-хозяйственной системы достаточно устойчива и обладает механизмом институционального закрепления, который включает:

- правовые инструменты;

- действующие формы контрактов;

- институции индивидуальных и интегральных субъектов.

В то же время идентификация данной стратегии открывает возможность для обоснования оптимальной стратегии социально-экономической политики, способной решить коренные проблемы региона и, прежде всего, проблему дезинтеграции хозяйственного пространства.

Четвертая группа рассмотренных проблем посвящена формированию новой парадигмы и оптимальной стратегии социально-экономической политики применительно к условиям дезинтеграции хозяйственного пространства.

В результате рыночных преобразований и глобальной трансформации социально-экономических отношений хозяйственное пространство регионов вышло за рамки тождества с административным пространством субъектов РФ. Процесс дезинтеграции хозяйственного пространства углубляет наметившиеся в данном отношении различия. Для преодоления негативных последствий дезинтеграции и нейтрализации факторов, обусловливающих данный процесс,  необходимо изменение существующей административной парадигмы региональной социально-экономической политики, односторонне ориентированной на организационно-политические возможности соответствующего уровня вертикали государственной власти.

Новой парадигмой социально-экономической политики должна стать субъектно-интеграционная, ориентирами которой выступают:

- утверждение региона в статусе активного субъекта формирования и реализации социально-экономической политики;

- демократическое расширение состава участников данной политики;

- рост инвестиционной привлекательности региональной социально-экономической системы;

- преодоление масштабных социально-экономических угроз;

- преобразование системы управления регионом в соответствии с потребностями интеграционных процессов.

Необходимо учитывать наличие двух различных, но взаимосвязанных  сторон парадигмы – гносеологически-исследовательской и практически-преобразовательной. Коренная проблема формирования новой социально-экономической политики региона состоит в изменении самого способа ее формирования и реализации, то есть смене парадигмы в практически-преобразовательном смысле.

Господствующая административная парадигма социально-экономической политики ориентирована на  одностороннее использование ресурсов власти. Она обусловлена исторически, поскольку, благодаря данной парадигме, в советский период развития удалось сформировать региональную структуру плановой экономики, а в период рыночных преобразований – сохранить формальное единство хозяйственного пространства России и относительную управляемость общественно-хозяйственных систем регионов.

Субъектно-интеграционная парадигма предполагает качественно иное отношение метода социально-экономической политики к собственному объекту. Выделим основные параметры указанного отношения:

- формирование институционального поля интеграционного процесса, адекватного имеющимся возможностям региона;

- реализация возможностей региональной власти в сочетании с возможностями регионального бизнеса и представительных общественных организаций, последовательное утверждение значимости собственно региональной  компоненты социально-экономической политики;

- разграничение субъекта РФ как административного образования и региональной общественно-хозяйственной системы как социально-экономического образования;

- нацеленность на обеспечение воспроизводственного процесса в интеграционном пространстве;

- ориентация на получение синергетического эффекта от переплетения социально-экономических потенциалов участников процесса интеграции.

Реализация данной парадигмы может быть описана с помощью специальной иерархической структуры целей (рис. 4).

Субъектно-интеграционная парадигма региональной социально-экономической политики обладает многоуровневым механизмом реализации. Выделим в данном механизме два уровня:

- начальный уровень, для которого характерны использование нескольких простейших инструментов данной политики и решение ее элементарных задач (установления состава участников интеграционного процесса, выяснения и стартового согласования интересов участников интеграции и т.п.);

- уровень формирования целостного механизма формирования и реализации региональной социально-экономической политики, для которого характерны наличие широкого комплекса инструментов, адекватных потребностям инновационного типа расширенного воспроизводства в пространстве интеграции, а также системность воздействия на все элементы общественно-хозяйственного процесса.

Рисунок 4 -  Иерархия целей субъектно-интеграционной парадигмы

социально-экономической политики региона в условиях дезинтеграции

Утверждение субъектно-интеграционной парадигмы означает, что доминирующей стратегией социально-экономической политики региона в условиях преодоления дезинтеграции становится стратегия горизонтальной интеграции, сопряженная с реализуемой федеральным центром стратегией укрепления вертикали власти. 

Необходимость сопряжения стратегий горизонтальной интеграции и укрепления вертикали власти обусловлена потребностями эффективного и устойчивого развития социально-экономической системы современной России. Указанная необходимость актуализируется в условиях дезинтеграции регионального пространства, которое сужено, сегментировано, заполнено физически изношенными и морально устаревшими факторами производства, а также не обеспечено целостной инфраструктурой и доступом к необходимым ресурсам.

Движение экономического времени в условиях дезинтеграции характеризуется замедлением социально-экономического развития, снижением доли инновационных товаров в распределении общественного времени, а также ростом прямых и косвенных потерь общественного времени вследствие безработицы, развития сектора превратных услуг, коррупции.

Укрепление вертикали власти, отчужденное от стратегии горизонтальной интеграции, сводит всю региональную политику к одной лишь ее федеральной компоненте, лишая регион статуса субъекта и формируя угрозы дезинтеграции во всем огромном пространстве развития России. Система с подавленными горизонтальными связями не жизнеспособна.

Стратегия горизонтальной интеграции региональной социально-экономической политики обеспечивает решение задач, связанных с консолидацией и эффективной реализацией собственного потенциала общественно-хозяйственной системы региона. В работе рассмотрены следующие аспекты реализации стратегии горизонтальной интеграции:

- установление качественных и количественных характеристик ядра развития, оптимального для общественно-хозяйственной системы региона, то есть позволяющего наиболее эффективно использовать ее потенциал в целях решения проблемы развития в условиях дезинтеграции;

- оптимизация взаимосвязи между бременем региональной социально-экономической политики и ВРП;

- оптимизация структуры бремени социально-экономической политики, то есть установление эффективной для развития общественно-хозяйственной системы региона пропорции между социальным и инвестиционным бременем; 

- концентрация наиболее эффективных ресурсов и факторов производства в составе ядра развития;

- расширение социальной базы региональной социально-экономической политики, а также оптимизация способа взаимодействия между институтами власти, собственности и представительных общественных организаций;

- формирование и поддержка конкурентоспособных интегральных хозяйствующих субъектов, функционирующих в пространстве региона, на основе максимального использования имеющихся возможностей их участия в национальном и международном разделении труда.

Пятая группа рассмотренных проблем посвящена исследованию инструментов, обеспечивающих формирование и реализацию стратегии горизонтальной интеграции региональной социально-экономической политики.

Каждой стратегии соответствует свой собственный комплекс тактических инструментов, обеспечивающих ее формирование, реализацию, мониторинг, анализ полученной информации и контроль. Попытка использовать неадекватные тактические инструменты подрывает или полностью блокирует созидательный потенциал применяемой стратегии. Перспективные цели стратегии диверсификации, например, не могут быть достигнуты с помощью инструментов, характерных для стратегии интеграции. Способ взаимосвязи между перспективными целями и инструментами их достижения характеризует содержание применяемой стратегии; соответственно анализ указанного способа позволяет идентифицировать применяемую стратегию.

Инструменты стратегии горизонтальной интеграции социально-экономической политики региона соответствуют следующим требованиям:

- обеспечивают реализацию перспективной цели данной стратегии; 

- исходят из реальных возможностей развития общественно-хозяйственной системы региона и задачи реинтеграции хозяйственного пространства;

- учитывают место и роль общественно-хозяйственной системы региона в макроэкономической и складывающейся глобальной социально-экономических системах.

Среди инструментов оценки параметров дезинтеграции необходимо выделить следующие апробированные в процессе анализа социально-экономической политики РСО – Алания инструменты: соотношение между социальным и инвестиционным бременем региональной политики; коэффициент социальной эластичности ВРП; коэффициент инвестиционной эластичности ВРП. Доминирующее значение для продуктивной реализации предлагаемой субъектно-интеграционной парадигмы региональной социально-экономической политики имеет группа институциональных инструментов, ориентированных на коррекцию общей институциональной среды, формирование эффективных стандартов контрактных соглашений между участниками интеграционного взаимодействия, а также на утверждение эффективных форм экономического поведения и статусов субъектов.

  В состав группы институциональных инструментов, обеспечивающих стратегию горизонтальной интеграции региональной социально-экономической политики, входят следующие основные инструменты:

  • региональный бюджет развития;
  • институциональный арсенал региональной налоговой политики, в том числе льготы и преференции для  плательщиков  по региональным налогам;
  • институт управления обращающимися в регионе долговыми обязательствами;
  • специальные режимы ведения хозяйственной деятельности (особой экономической зоны и др.);
  • реструктуризация задолженности по налогам для регионообразующих предприятий, попавших в кризисную ситуацию;
  • применение процедур банкротства;
  • договора о сотрудничестве между регионами, обладающими существенным потенциалом интеграционного взаимодействия;
  • фонды поддержки региональных инноваций и общественных инициатив;
  • договора, заключаемые регионами с крупнейшими хозяйствующими субъектами, инвестирующими свои средства в развитие территориальной общественно-хозяйственной системы и др. 

В составе группы институциональных инструментов следует выделить подгруппу активных, развивающих институтов финансово-инвестиционного и социального консолидирующего характера, обеспечивающих избранную стратегию горизонтальной интеграции региональной социально-экономической политики:

- совет по социально-экономической политике при главе администрации региона с участием представителей бизнеса и общественных организаций;

- консолидированный бюджет развития региона;

- региональный фонд поддержки социальных инициатив и инноваций;

- договора о сотрудничестве между регионами, а также договора регионов с крупнейшими инвесторами о вкладе в развитие общественно-хозяйственной системы.

Эффективность стратегии интеграции региональной социально-экономической политики может быть определена на основе соотнесения прироста валового регионального продукта, обусловленного факторами интеграционного характера и общего прироста данного продукта, обусловленного всеми факторами развития общественно-хозяйственной системы.

Основные положения и выводы диссертационного исследования опубликованы соискателем в следующих научных работах:


Монографии, брошюры

1. Киргуев А.Т. Социально-экономическая политика субъекта Российской Федерации в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства. Ростов – на – Дону: СКНЦ ВШ, 2006. 10,5 п.л.

2. Ермоленко А.А., Киргуев А.Т. Функциональное содержание и стратегии региональной социально-экономической политики в условиях дезинтеграции. Краснодар: Научное издательство Южного института менеджмента, 2006. 8,6 / 4,3 п.л. 

  3. Киргуев А.Т. Функциональное содержание социально-экономической политики региона. Владикавказ: Олимп, 2004. 1,3 п.л.


Статьи в научных журналах, рекомендованных ВАК

4. Киргуев А.Т. Региональная социально-экономическая политика в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 2006. Выпуск «Социально-экономическое развитие Южного макрорегиона». 0,8 п.л.

5. Киргуев А.Т., Дейнега В.Н. Стратегия интеграции региональной социально-экономической политики // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 2006. Выпуск «Социально-экономическое развитие Южного макрорегиона». 0,6 / 0,4 п.л.

6. Киргуев А.Т., Болов А.В. Формирование экономической политики региона // Научная мысль Кавказа. 2006. Специальный выпуск № 1. 0,8 / 0,4 п.л.

7. Киргуев А.Т., Удовик Е.Э. Институциональные основы региональной социально-экономической политики // Научная мысль Кавказа. 2006. Специальный выпуск № 1. 0,8 / 0,4 п.л.

  8. Киргуев А.Т., Сугаипова И.В. Защита отношений собственности как императив социально-экономической политики // Научная мысль Кавказа.  2006. №4. 0,9/0,45 п.л.

9. Киргуев А.Т., Стародуб О.Л. Стратегические аспекты развития социально-экономической системы региона // Научная мысль Кавказа. 2006. Специальный выпуск № 2. 0,7 / 0,4 п.л.

10. Киргуев А.Т., Удовик Е.Э. Функциональные элементы социально-экономической системы в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства // Научная мысль Кавказа. 2006. Специальный выпуск № 2. 0,8 / 0,4 п.л.

11. Киргуев А.Т., Баликоев А.А.  Социально-экономическая система региона под углом зрения интеграции // Научные труды Вольного экономического общества России. 2006. Том 79. 0,8/0,4 п.л.

12. Киргуев А.Т. Оперативные инструменты стратегии интеграции региональной социально-экономической политики // Научная мысль Кавказа. 2006. Специальный выпуск №7. 0,5 п.л.

13. Киргуев А.Т., Халина В.А. Налог на добавленную стоимость как инструмент социально-экономической политики // Научная мысль Кавказа. 2006. Специальный выпуск № 2. 0,5 / 0,25 п.л.

14. Киргуев А.Т. , Ахполова В.Б. Социально-экономическая система региона в процессе интеграции // Региональная экономика: теория и практика. 2007. № 15. 0,8/0,4 п.л.

15. Киргуев А.Т. Интеграционная парадигма региональной социально-экономической политики // Известия КБНЦ РАН. 2007. №3. 0,7 п.л.

16. Киргуев А.Т. Вертикальная и горизонтальная компоненты стратегии интеграции социально-экономической политики РСО – Алания // Региональная экономика: теория и практика. 2008. № 1. 0,7 п.л.

17. Киргуев А.Т. Инструменты стратегии интеграции социально-экономической политики РСО – Алания // Региональная экономика: теория и практика. 2008. № 2. 0,5 п.л.

Статьи и тезисы докладов в научно-тематических сборниках

18. Ермоленко А.А., Киргуев А.Т. К вопросу об институциональных основах региональной социально-экономической политики // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 5. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,4 / 0,2 п.л.

19. Киргуев А.Т. Основы формирования экономической политики региона // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 5. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,3 п.л.

20. Киргуев А.Т., Сугаипова И.В. Собственность в процессе формирования социально-экономической политики // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 6. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,4 / 0,2 п.л.

21. Киргуев А.Т. Концепция социально-экономической политики региона в условиях дезинтеграции хозяйственного пространства // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 6. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,3 п.л.

22. Киргуев А.Т. Социальная политика региона // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 7. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,2 п.л.

23. Ермоленко А.А., Киргуев А.Т. Стратегии социально-экономической политики региона // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 8. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,4 / 0,2 п.л.

24. Киргуев А.Т. Социально-экономическая политика региона в кризисном хозяйственном пространстве // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 8. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,3 п.л.

25. Киргуев А.Т., Хутыз Б.И. Стратегии защиты местных рынков в кризисном пространстве // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 8. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,2 / 0,1 п.л.

26. Киргуев А.Т. Актуальность разработки проблемы формирования социально-экономической политики региона // Социально-экономический ежегодник – 2006. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,3 п.л.

27. Киргуев А.Т. Концепция социально-экономической политики российского региона // Социально-экономический ежегодник – 2006. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,4 п.л.

28. Киргуев А.Т., Ермоленко А.А. Институциональные основы формирования региональной политики // Ученые записки. Выпуск Ш. Сборник научных и научно-методических трудов Северо-Кавказского филиала ГОУ ВПО «Российская академия правосудия»: в 2 т. Т.2. Краснодар, 2006.  0,6 / 0,3 п.л.

29. Киргуев А.Т., Короткая И.И., Жмурко Ю.П. Город как объект управления // Материалы международного симпозиума «Инженерная экология – 2005» Москва, 7-9 декабря 2005 г. Москва,  2005. 0,3 / 0,1 п.л.

30. Киргуев А.Т., Жмурко Ю.П., Короткая И.И., Макаренко А.В., Моуравов А.Г., Небасуй С.В. Кибернетические аспекты управления муниципальным образованием // Материалы международного симпозиума «Инженерная экология – 2005» Москва, 7-9 декабря 2005 г. Москва,  2005. 0,6 / 0,1 п.л.

31. Киргуев А.Т. Аналитические инструменты социально-экономической политики региона // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 9. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,4 п.л.

32. Киргуев А.Т. Оперативные инструменты социально-экономической политики региона // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 9. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,4 п.л.

33. Киргуев А.Т. Интеграционная парадигма социально-экономической политики региона // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 9. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,4 п.л.

34. Киргуев А.Т., Голик В.И., Камболов А.Н. Эколого-экономическая модель определения эффективности переработки отходов добычи в РСО – Алания // Труды СКГТУ. Выпуск 6. Владикавказ: Терек, 1999. 0,3 / 0,1 п.л.

35. Киргуев А.Т. Роль информационной системы в проектировании генерального плана развития муниципального образования // Вопросы совершенствования проектирования и строительства зданий и сооружений в республике Северная Осетия-Алания». Владикавказ: Терек, 2004. 0,1 п.л.

36. Киргуев А.Т. Видовые отличия региональной социально-экономической политики // Современная социально-экономическая трансформация России: ориентиры и итоги в контексте глобализации и регионализации: Коллективная монография / Под ред. О.В. Ишакова, Г.Б. Клейнера и др. Краснодар: ЮИМ, 2006.  0,5 п.л.

37. Киргуев А.Т. Институциональный подход к социально-экономической политике // Труды СКГМИ (ГТУ). Юбилейный выпуск. Владикавказ: Терек, 2006. 0,5 п.л.

38. Киргуев А.Т. О необходимости формирования единой социально-экономической политики региона // Труды СКГМИ (ГТУ). Юбилейный выпуск. Владикавказ: Терек, 2006. 0,2 п.л.

39. Киргуев А.Т. Формирование концепции социально-экономической политики российского региона // Труды СКГМИ (ГТУ). Юбилейный выпуск. Владикавказ: Терек, 2006. 0,3 п.л.


1 Составлено по: Российский статистический ежегодник. 2005: Стат. Сб./ Росстат. М., 2006. С.188,192; Регионы России. Социально-экономические показатели. 2005: Стат. Сб./ Росстат. М., 2006. - С. 144,166,170, 178, 182, 676.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.