WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

МАХОШЕВА САЛИМА АЛЕКСАНДРОВНА

СФЕРА УСЛУГ И ФОРМИРОВАНИЕ НОВОЙ АРХИТЕКТУРЫ  РАЗВИТИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ

Специальность 08.00.05 – экономика и управление народным

хозяйством (региональная экономика; экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами – сфера услуг)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Нальчик – 2009

Диссертационная работа выполнена в Учреждении РАН Институте информатики и проблем регионального управления Кабардино-Балкарского научного центра Российской академии наук.

Научный консультант:        доктор экономических наук, профессор

       Рахаев Хадис Магомедович

Официальные оппоненты:        доктор экономических наук, профессор

       Мамедов Октай Юсуфович

       доктор экономических наук, профессор

       Ермоленко Александр Александрович

       

       доктор экономических наук, профессор

       Куянцев Игорь Александрович

Ведущая организация:                ГОУ ВПО «Воронежский государственный

        университет»

Защита диссертации состоится «18» декабря 2009 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 002.261.01 при Институте информатики и проблем регионального управления КБНЦ РАН по адресу: 360003, КБР, г. Нальчик, ул. Инессы Арманд, 37а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИИПРУ КБНЦ РАН
(г. Нальчик, ул. Инессы Арманд, 37А, ауд. №  1.6), с авторефератом – на сайте: www.iipru.ru.

Автореферат разослан  «____»__________ 2009 г.

И.о. ученого секретаря

диссертационного совета Мисаков В. С. 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Большинство национальных экономик испытывают экономический и финансовый кризис. Это первый значительный кризис, который переживает постиндустриальная экономика. Его появления и развитие связано с основными параметрами и постулатами постиндустриального общества. Решающее значение имеет то, что во второй половине XX века идет процесс доминирования сферы услуг над сферой материального производства (промышленностью, строительством, сельским хозяйством). Революция в экономике, которую произвела сфера услуг, привела к изменениям структуры потребления, повлекших за собой трансформацию структуры производства, формированию нового механизма развития на основе инфляции, изменениям системы управления экономикой и самой структуры экономики, к появлению новых видов деятельности, новых продуктов и новых систем связей в экономике. При этом, многие процессы происходили спонтанно, неуправляемо, в результате чего, во-первых, по настоящее время непонятным оказывается механизм их функционирования, поэтому использование классических схем, логики и инструментов для выявления алгоритма функционирования экономики в целом, а также отдельных ее секторов и сегментов оказывается либо ошибочным, либо значительно искажающим реальность; во-вторых, появились новые, ранее неизвестные явления, общим определением которых служит «пузырь», но природа которых до сих пор мало изучена; в-третьих, в результате неопределенного «диагноза» следует ошибочный или неверный прогноз развития экономики и событий.

Экономика, базирующаяся на сфере услуг, стала формироваться со второй половины прошлого столетия. В ней функционируют различные производства – сельское хозяйство, промышленность, строительство и т.д., однако все они имеют подчиненное отношение к услугам. Сфера услуг выступает контекстуальным элементом данной экономической системы. Именно она задает основные параметры, формирует систему внутренних и внешних пропорций для данной экономической системы, определяет структуру экономики, взаимосвязь между различными отраслями и видами деятельности, словом, формирует архитектуру национального хозяйства. Эта особенность трансформируется с национального на региональный уровень, формируя оригинальные региональные социально-экономические системы, а вместе с ними создает также и новую систему взаимосвязей и взаимоотношений региональных хозяйств между собой. Не зная природы и характера сферы услуг при формировании архитектуры экономики, нельзя понять и конфигурацию национального хозяйства, механизмы функционирования социально-экономических систем, которые образовались в результате этих процессов. Однако если при формировании национальных хозяйств используется принцип «догоняющего развития», когда страны менее развитые заимствуют у более развитых элементы и целые сегменты из сферы услуг и включают их в существующую структуру национального хозяйства (важнейшей задачей является «сборка» различных по уровню развития элементов), то на мезоуровне возникает проблема адаптации элементов сферы услуг к существующей структуре регионального хозяйства. Такие хозяйства оказываются разными по уровню развития, имеющейся инфраструктуре, состоянию институциональной базы и т.д. В результате региональные власти сталкиваются с попыткой ускоренного развития региональных социально-экономических систем за счет сферы услуг. Однако эффект от этого ускорения не всегда оказывается положительным. Часто вместо развития наблюдается длительная стагнация, вместо роста – спад. В результате наступает деградация социально-экономической системы. Но есть случаи обратного: включение сферы услуг стимулирует рост и совершенствует развитие социально-экономической системы. Все это говорит о необходимости адекватного понимания природы и характера той экономики, которая была создана на рубеже веков и связана с услугами как решающим актором в системе национального хозяйства. 

Степень разработанности проблемы. Проблеме становления новой архитектуры региональных социально-экономических систем в разное время в литературе уделялось большое внимание. Но особенно активизируются исследования данных процессов в условиях радикальных социальных, политических и экономических преобразований. Причины, определяющие повышенное внимание к данным вопросам, носят социально-экономический характер и связаны с необходимостью формирования более эффективных экономических систем. Активные научные разработки теории и методологии формирования эффективной модели региональных социально-экономических систем в отечественной науке приходятся на начало 90-х годов. Большой вклад в решение данных проблем внесли: Л. И. Абалкин, Е. Т. Гайдар,
С. Ю. Глазьев, А. Г. Гранберг, Е. Д. Дмитриева, И. Л. Гришина, А. Илларионов, Ф. Н. Клоцвог,  И. В. Кушникова, Н. И. Ларина, В. Н. Лексин, Д. С. Львов,
О. Ю. Мамедов, Н. Я. Петраков, Е. Г Чистяков, А. Н. Швецов  и др. отечественные исследователи. Вместе с тем анализ имеющегося материала позволяет говорить о  незавершенности процесса становления теории и методологии построения эффективных моделей региональных экономик, наличия в них фрагментарности и отсутствия целостности и системности. Последнее связано в первую очередь с развитием сферы услуг в национальном хозяйстве.

Реформирование сферы услуг в национальном хозяйстве привело к росту исследований с точки зрения формирования новой архитектуры экономики. Важная роль в этих исследованиях принадлежит Л. Валерстайну, А. Фишеру, Дж. Кларку,
П. Друкеру, Д. Беллу, Ф. Котлеру, П. Самуэльсону, У. Ростоу, Дж. Энджелу,
Ф. Тофлеру, В. Иноземцеву, Ю. П. Адлеру, Г. И. Ванюрихину, Д. Дэйю, П. Дойлю, В. А. Ильину, Ф. Котлеру, Ж. Ж. Ламбену и другим зарубежным и отечественным исследователям, в работах которых фактически сформулированы основы постиндустриальной или сервисной экономики. Однако, несмотря на масштабность проведенных исследований, остаются все еще неразработанными с теоретической и методологической позиций главные вопросы: как сфера услуг формирует новую архитектуру национального хозяйства? с помощью каких механизмов? какими инструментами? и получает ли при этом (в виде обратной связи) преобразующий импульс или же влияние оказывается односторонним? какой мультипликативный эффект в национальном хозяйстве и различных его сегментах осуществляет эта преобразовательная деятельность сферы услуг? Эти и другие вопросы требуют уточнения категориально-понятийного аппарата. В этой связи следует специально указать на то, что изучение проблем функционирования сферы услуг и обоснование тенденций её развития глубоко исследованы в трудах российских ученых Г. А. Ахинова,
Л. С. Демидовой, Е. В. Егорова, Л. И. Ерохиной, Е. Н. Жильцова, В. Н. Казакова, Т. И. Корягиной, Ш. М. Магомедова, В. Ю. Морозова, А. Г. Новицкого, Е. Г. Решетниковой, В. М. Рутгайзера, В. Н. Соловьева, Л. Б. Сульповара, Г. Н. Сюткина, Л. И. Якобсона, Я. С. Ядгарова и др. В изучение особенностей развития сферы услуг на региональном уровне определенный вклад внесли С. В. Галачиева, И. А. Куянцев, З. А. Мустафаева, Б. М. Рахаев, А. Х. Тамбиев, Е. О. Таппасханова, М. Н. Энеева и др.

В исследованиях перечисленных авторов были частью уточнены прежние, частью же разработаны новые понятия и категории, достаточно полно изучены особенности функционирования сферы услуг, механизмы рынка услуг, его управления и т.п., теоретические, методологические и прикладные аспекты проблемы. В то же время следует заметить, что многие из этих исследований были проведены в условиях начального этапа экономических реформ, когда еще не было накоплено достаточного опыта работы регионов в новых условиях, в связи с чем эти проблемы не могли быть освещены всесторонне и комплексно. Несмотря на большое количество работ по вопросам становления новой архитектуры региональных социально-экономических систем, за пределами системных исследований все еще остается аспект, связанный с формированием архитектуры новых постиндустриальных экономик (национального и регионального уровней) на базе ускоренного наращивания потенциала сферы услуг в национальном хозяйстве. Невыработанными остаются основные положения теории и методологии. Все это предопределило актуальность выбранной темы исследования и ее направленность.

Целью диссертационного исследования является разработка концептуального подхода к формированию организационно-институциональной среды, способству­ющей активизации сферы услуг региона  как особого фактора, формирующего новую архитектуру развития региональных социально-экономических систем.

Цель исследования предопределила постановку и решение следующих задач:

– определить место и роль сферы услуг в формировании региональных систем в период структурной перестройки;

– уточнить отдельные положения теории и методологии анализа и моделирования социально-экономического развития региональных экономик под влиянием сферы услуг;

– исследовать структурные преобразования в сфере услуг, создающие в ней статус особого актора реформирующего региональную социально-экономическую систему;

– изучить динамические и структурные тенденции в развитии региональных социально-экономических систем, создаваемые активным формированием сферы услуг;

– выявить тенденции в развитии самой сферы услуг; определить их влияние на формирование кратко-средне-долгосрочной динамики и структуры региональной социально-экономической системы;

– сравнить влияние сферы услуг с другими факторами, оказывающими влияние на динамику региональных социально-экономических систем;

– разработать алгоритм структурной перестройки сферы услуг и его соответствие алгоритму перестройки региональных социально-экономических систем;

– раскрыть особенности становления российского рынка услуг; определить возможность государственного регулирования развития современной сферы услуг в условиях кризиса;

– провести верификацию выдвинутых положений на эмпирическом материале; разработать прогноз развития региональных социально-экономических систем и сферы услуг;

– составить прогноз развития и разработать модель отраслевых региональных рынков услуг на среднесрочную перспективу.

Объектом исследования выступает сфера услуг как доминирующий фактор новой архитектуры региональных социально-экономических систем.

Предметом исследования являются вопросы теории и методологии формирования новой архитектуры развития региональных социально-экономических систем под влиянием сферы услуг.

Теоретической и методологической основой исследования послужили работы зарубежных и отечественных экономистов, фундаментальные концепции по теории регионального развития, формирования современных региональных хозяйственных систем, теории рынка, теории услуг. При разработке отдельных разделов диссертации использованы труды по теории систем, экономической кибернетики и экономико-математическому моделированию хозяйственных процессов в региональном хозяйстве, теории вероятностей и математической статистике.

Методологическая основа, предмет, объект, а также эмпирическая база сформировали соответствующую систему методов исследования, в которых предпочтение отдано диалектическому. В зависимости от стояв­ших задач использо­вались методы математической статистики, экономико-математического моделирования, графический, индексный, аналитических группировок, сравнительного анализа, вариантных расчетов, корреляцион­ный, регрессионный и другие.

Информационную базу диссертационной работы составили законодательные акты Российской Федерации, нормативные и распорядительные документы Правительства Российской Федерации и субъектов РФ. Эмпирическая база исследования определена предметом, объектом, целью и задачами исследования. Эмпирической базой проверки выдвинутых положений и гипотез послужили данные Федеральной службы государственной статистики России (ФСГСРФ) и ее территориальных отделений, субъектов Южного федерального округа (Краснодарского и Ставропольского краев, Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской Республик, Республики Адыгея и Ингушетия, Чеченской Республики, Республики Северная Осетия–Алания, Республики Калмыкия, Ростовской, Волгоградской и Астраханской областей). Субрегиональный уровень представлен преимущественно муниципальными образованиями Кабардино-Балкарской Республики (Нальчик, Приэльбрусье и т.п.). Кроме официальных данных органов статистики использованы данные различных министерств и ведомств (Министерства экономики, финансов, Налоговой службы), комитетов Парламента КБР, а также данные выборочных обследований, проводимых автором с 2000 г.

Проведенное исследование, выводы и предложения диссертации соответствуют следующим пунктам специальности «Экономика и управление народным хозяйством» Паспорта специальностей ВАК «Экономические науки»: 5.7. Исследование реакций региональных социально-экономических систем на изменение национальных макроэкономических параметров и институциональных условий; 5.9. Исследование тенденций, закономерностей, факторов и условий функционирования и развития региональных социально-экономических подсистем; 5.14. Разработка перспектив развития региональных социально-экономических систем; прогнозирование в региональных социально-экономических системах; (региональная экономика) и 15.103. Совершенствование организации, управления в сфере услуг в условиях рынка; 15.111. Формирование и развитие отраслевых, региональных и общенациональных рынков услуг; 15.117. Повышение эффективности использования рыночных инструментов в сфере услуг; (экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами сферы услуг).

Научная гипотеза и положения, выносимые на защиту.

Выдвинута гипотеза о том, что, при создании полноценной сферы услуг национального хозяйства формируется также и новая архитектура развития, которая по многим качественным и количественным параметрам оказывается более продуктивной, чем архитектура, которую создают сельское хозяйство, промышленность и т.п. отрасли. Сфера услуг, таким образом, закладывает в контекст национального хозяйства более динамичные и эффективные (с точки зрения конкурентоспособности) параметра развития.

Положения, выносимые на защиту.

1. Международный опыт указывает на то, что  в современных условиях наиболее динамичные импульсы развитию национального хозяйства придает сфера услуг. Впечатляющие результаты, которые демонстрируют экономики развитых стран запада (в первую очередь США, Великобритании, Германии, Японии и др. стран) c послевоенного вплоть до настоящего времени, связаны с развитием сферы услуг и с изменением места и роли услуг в национальной экономике. По пути наращивания сферы услуг в национальном хозяйстве пошли многие страны, ставшие на путь формирования рыночных отношений и рыночных экономик. Однако, как показывает опыт, не все страны, принявшие данную стратегию, получили ожидаемые результаты. Более того, несмотря на то что удельный вес сферы услуг в этих странах вырос, и причем значительно, уровень жизни и другие параметры социально-эко­но­ми­ческого развития остаются достаточно низкими. И здесь говорить о наличии своеобразного эволюционного или адаптационного лага, нам представляется, недостаточно корректно. Речь может идти о гораздо более фундаментальных закономерностях и принципах организации национальных хозяйств и сфер услуг, чем простое наращивание внешнего потенциала последних в национальном хозяйстве и преобразованиях за счет сферы услуг всего национального хозяйства. То есть, в данном случае, мы сталкиваемся с парадоксом, условно называемом нами «парадокс ожидания» и состоящем в том, что наращивание вложений в сферу слуг (расширение объема традиционных видов услуг и т.д.) не дает качественного эффекта. Для его объяснения требуется либо дополнить существующие воззрения новыми, либо поменять их. Попытки и того и другого в современных экономических исследованиях имеются, однако до сих пор оказываются малопродуктивными.

2. В масштабных исторически неоднородных полиструктурных национальных хозяйствах, к каковым относится также национальное хозяйство России, социально-экономическое развитие определяется (особенно на этапе структурной перестройки и модернизации) состоянием региональных социально-экономических систем, входящих и составляющих ресурсы динамики национального хозяйства. Уровень развития последних определяет, как правило, уровень развития национального хозяйства в целом. Однако если уровень различий региональных хозяйств оказывается выше определенного порогового значения, то вместо гармонии и развития, создаваемых различиями, происходит дисбаланс, и национальное хозяйство вместо матрицы развития получает вектор стагнации и разрушения. Чтобы избежать или элиминировать последнее, необходимо отыскать элемент или структуру в национальном хозяйстве (а если нет таковой в полноценном виде, то создавать, выращивать ее), способную по-новому структурировать национальное хозяйство, формировать в нем новую архитектуру. Таковой структурой в экономике, как показывает опыт национального хозяйства развитых стран со второй половины ХХ века, выступает сфера услуг.

3. Развитие социально-экономических систем (независимо от уровня: международный, национальный, региональный или же субрегиональный) зависит от соотношения отраслей и видов деятельности, системы связей и взаимосвязей в экономике, составляющей архитектуру национального хозяйства. Архитектура формирует долгосрочные тенденции и определяет в целом тренд развития социально-экономи­че­ской системы. В разные эпохи в формировании этих тенденций (и самого тренда) участвуют различные отрасли (сельское хозяйство, промышленность, торговля
и т.д.) и институты. Они же задают через архитектуру соответствующую динамику национальному хозяйству на длительную перспективу, которая не может быть изменена до тех пор, пока не будут исчерпаны все ресурсы, которые заданы данной архитектурой. Начиная со второй половины ХХ века, в развитых странах в качестве архитектуроформирующего параметра выступают услуги. В результаты такой замены формируется новый тип экономики называемой постиндустриальная или сервисная экономика. Этот тип экономики радикально отличается от всех предшествующих как по своим внешним параметрам и характеристикам, так и по внутренней организации. Решающее место в его организации занимает сфера услуг.

4. Сфере услуг, чтобы стать полноценным актором социально-экономического развития национального хозяйства (и его региональных структур), требуется не просто количественный рост, но и глубокие структурные изменения. Системообразующая роль сферы услуг в национальном хозяйстве формируется путем дифференциации (и выделения в самостоятельные виды деятельности) и интеграции различных видов услуг, формирования технологической и институциональной инфраструктуры. Решающее значение влияния сферы услуг на экономическое развитие, которое происходит с середины ХХ века в развитых странах, связано не с количественным ростом услуг (в частности, численностью занятых, объемом инвестиций и т.д.), а качественными изменениями, связанными, главным образом, с активным развитием финансовых и досуговых услуг. Эти два вида услуг реформировали традиционную систему производственных, технологических, организационно-инсти­туци­ональных взаимосвязей и взаимоотношений в экономике, а затем и создали новые отношения как на продуктовом, так и на институциональном уровнях. 

5. Указанные преобразования в системе национального хозяйства сформировали целую систему общественных (в т.ч. производственных) отношений, описание которых в системе предыдущей научной парадигмы и научного аппарата оказывается либо неверным, либо вовсе невозможным, ввиду множества парадоксов. Поэтому получение правильной оценки (описание, анализ, прогнозирование) требует разработку нового научного аппарата, состоящего с одной стороны из уточнения существующих понятий и категорий, с другой – из разработки новых. Среди наиболее важных понятий, требующих уточнений и нового определения, следует назвать само понятие «услуга», «экономика услуг», «сервисная экономика», «постиндустриальная экономика», «архитектура национального хозяйства» и т.д. Все это невозможно решить без разработки теоретических и методологических вопросов. Следовательно, требуется уточнить основные положения теории и методологии исследования механизмов, принципов и правил формирования сферы услуг в национальном хозяйстве.

6. Важнейшим условием эффективного функционирования сферы услуг в региональной и национальной экономике является ее управление. В научной и практической литературе до сих пор нет единства мнений относительно того, какой должна быть система управления сферой услуг. Одни авторы отстаивают так называемый рыночный принцип самоорганизации сферы услуг, мотивируя свои суждения особенностями услуг. Другие признают дирижиский механизм в форме государственного регулирования и государственной поддержки, допуская различные виды государственно-частного партнерства. Разделяя во многом предлагаемые аргументы противоборствующих школ, следует заметить, что, во-первых, для управления сферой услуг нет противостояния рынка госрегулированию, а есть единый механизм управления, включающий в себя и рыночное саморегулирование и государственное (с элементами государственно-частного и частно-государственного) управление, поэтому противопоставлять государство и рынок, на наш взгляд, в сфере услуг некорректно, во-вторых, доминирование (но вовсе не монополия) того или иного инструмента (госрегулирования или рыночного саморегулирования) зависит и определяется состоянием развития сферы услуг, внешними и внутренними «вызовами», целями и задачами, ресурсами и т.д., т.е. в целом от так называемого народнохозяйственного контекста развития. 

7. Управление сферой услуг в региональных социально-экономических системах, отличающихся слабой развитостью или вовсе неразвитостью сфер услуг, сталкивается с тремя проблемами: 1) где взять ресурсы для развития своей национальной сферы услуг?; 2) в каком направлении развивать национальную сферу услуг?;
3) в какие отрасли сферы услуг, каком объеме, очередности направлять имеющиеся ресурсы? Эти вопросы требуют определенных методических и маркетинговых разработок. У региональных властей в слаборазвитых регионах сохраняется иллюзия того, что реформировать свои региональные хозяйства можно за счет сферы услуг. Как следствие этого – происходит сосредоточение ресурсного потенциала региональной экономики, и без того незначительного, на наращивании сферы услуг. Но результат такой политики может оказаться прямо противоположным – вместо развития экономики можно получить кризис и стагнацию. Среди причин таких процессов можно выделить несколько главных. Прежде всего, определение направления развития национальных/региональных сфер услуг. В данном случае необходимо отыскать наиболее эффективные направления, связанные не всегда с созданием новых видов услуг, но часто с наращиванием традиционных. Решение данной проблемы возможно на пути кластерных технологий. Другая причина – размещение имеющихся ресурсов. Часто используют принцип равного обеспечения имеющимися ресурсами всех избранных направлений. На наш взгляд, эффективным в данном случае следует признать селективный метод, когда распределение имеющихся ресурсов определяется тремя параметрами: отдачей, мультипликативным эффектом и конечным результатом. Однако, все названные проблемы все еще остаются дискуссионными, поэтому требуется дать более четкое определение не только самих проблем, но и возможных их решений в первую очередь на методическом уровне.

8. Анализ эмпирического материала развития сферы услуг России в региональном разрезе выявил ряд особенностей, среди которых наиболее значимыми являются: 1) наращивание объемов инвестиций в сферу услуг на региональном и субрегиональном уровне (на федеральном эта особенность «не работает» в силу специфики природы услуг); 2) низкий уровень отдачи инвестиций в сфере услуг; 3) состояние потребления и производства услуг совершенно не показательно для характеристики сферы услуг; 4) рост валовых показателей сферы услуг в целом по РФ совершенно не характеризует её состояние в экономике России; 5) глубокие региональные различия в уровне развития сферы услуг; есть регионы, в которых уровень развития сферы услуг находится в своеобразной эмбриональной форме, а есть регионы с постиндустриальной экономикой; в отдельных регионах доля услуг (но не уровень развития сферы услуг) по отношению к ВРП и др. макроэкономическим показателям, составляет свыше 60%, но их уровень, качество остаются примитивными. Региональные особенности, как наиболее значимые на нынешнем этапе становления национальной сферы услуг, создают своеобразнуе группы «парадоксов регионального порядка», которые не могут быть объяснены традиционными методами и принципами и поэтому нуждаются в новых теоретических, методологических и методических подходах.

Научная новизна исследования состоит в разработке отдельных положений теории развития региональных социально-экономических систем в условиях ускоренного наращивания потенциала сферы услуг, уточнении методологических и методических аспектов концепции управления сферой услуг региональной экономики при переходе от индустриального общества экстенсивного типа к постиндустриальному информационно-сервисному обществу интенсивного типа развития.

В диссертации сформулированы следующие положения, имеющие научную новизну и практическую ценность:

– исследованы место и роль сферы услуг в реформировании национальных хозяйств, при переходе экономики с индустриальной к постиндустриальной модели развития; выявлены парадоксы экономического развития, связанные с особой ролью сферы услуг в развитии экономической системы, проведены их формализация;

– уточнены отдельные положения теории и методологии развития региональных социально-экономических систем, учитывающие смену факторов и условий формирующих архитектуру социально-экономических систем, уточнены понятия: «услуга», «сфера услуг», «архитектура социально-экономической системы»;

– проведено исследование структурных преобразований в сфере услуг, создающих в ней статус особого актора реформирующего региональную социально-экономическую систему;

– выявлены динамические и структурные тенденции в развитии региональных социально-экономических систем, создаваемые активным внедрением сферы услуг в народнохозяйственный комплекс;

– изучены, формализованы и квантифицированы тенденции в развитии самой сферы услуг; показано их влияние на формирование кратко-средне-долгосрочной динамики и структурных особенностей  в региональных социально-экономических системах, выявлен порог количественных и качественных изменений в сфере услуг, за пределами которого сфера услуг способна формировать новую архитектуру региональных хозяйств;

– проведено сравнение влияния сферы услуг и других факторов, участвующих в формировании динамики региональных социально-экономических систем;

– выявлен алгоритм структурной перестройки сферы услуг и изучено его соответствие алгоритму перестройки региональных социально-экономических систем;

– проведена верификация выдвинутых положений на эмпирическом материале;

– выявлены особенности становления национального и регионального российского рынка услуг и исследованы особенности государственного регулирования развития современной сферы услуг в условиях экономического кризиса;

– составлен прогноз развития отраслевых региональных рынков услуг (образовательные, культурно-досуговые, связи, банковские) на среднесрочную перспективу и разработана модель их эффективного развития.

Теоретическая и методологическая значимость диссертационного исследования состоит в разработке отдельных положений теории и методологии развития региональных социально-экономических систем при переходе к постиндустриальной модели развития и определении места и роли сферы услуг в этом процессе. Диссертационное исследование вносит уточнение в методологию изучения модернизации региональных социально-экономических систем, выявление закономерностей формирования сферы услуг, моделирования особенностей формирования механизма управления сферой услуг в переходной экономике. Научную и теоретическую ценность имеют обобщения и систематизация различных воззрений на проблему влияния развития сферы услуг на формирование архитектуры региональных социально-экономических систем. Теоретико-методологическую значимость имеет исследование проблемы управления сферой услуг региона с позиции взаимосвязи и взаимозависимости закономерностей и тенденций развития сферы услуг и экономики региона.

Практическую значимость работы определяет возможность использования результатов проведенного исследования в работе органов власти и управления субъектов Российской Федерации; при подготовке нормативных и методических документов, регламентирующих процессы управления функционированием и развитием сферы услуг региона; при обосновании и принятии конкретных управленческих решений, связанных с модернизацией региональных экономик и ускоренным формированием конкурентных сфер услуг.

Результаты научных исследований использовались в ряде разработок, направленных на совершенствование процессов и инструментов управления развитием сферы услуг Кабардино-Балкарской Республики, Республики Адыгея, Волгоградской области, что подтверждается соответствующими актами о внедрении.

Полученные в ходе исследования выводы и обобщения могут служить исходным материалом для дальнейших научных изысканий по проблеме формирования новой архитектуры региональных социально-экономических систем и управления сферой услуг региона.

Апробация работы. Результаты исследований докладывались и получили положительные отзывы на региональных и международных научно-практических конференциях в Кабардино-Балкарском государственном университете (2001–2008), Кабардино-Балкарской государственной сельскохозяйственной академии (2005–2009), Санкт-Петербургском военном университете связи (2002), Камском государственном политехническом институте (2003), Московском государственном университете им. В.М. Ломоносова (2004, 2009), Институте информатики и проблем регионального управления КБНЦ РАН (2007–2009), Пензенской государственной сельскохозяйственной академии (2007–2009). Методологические положения и теоретические выводы диссертации апробированы автором в ходе дискуссий на научных и методических семинарах в  Институте информатики и проблем регионального управления КБНЦ РАН. Теоретические положения диссертационного исследования используются в учебном процессе на кафедре Менеджмента и маркетинга Кабардино-Балкарского государственного университета и на кафедре Государственного и муниципального управления Кабардино-Балкарской государственной сельскохозяйственной академии. Отдельные научные и практические предложения автора одобрены и включены в рекомендации МЭРТа КБР и Министерства спорта и туризма КБР.

Научные результаты диссертационного исследования использованы при разработке стратегии развития КБР до 2030 года.

Все расчеты проведены на персональном компьютере в традиционной программе EXSELL, в которую были внесены некоторые модификации, и в ППП STATISTICA 6.0.

Публикации. Основные положения исследования опубликованы в 57 работах, общим объемом 90,28 печ. л., в том числе авторского текста 57,32 печ. л.

Структура и объем диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ

Проблема влияния сферы услуг на формирование новой архитектуры региональных социально-экономических систем в диссертации исследуется в теоретическом, методологическом и эмпирическом аспектах. Теоретический аспект призван уточнить отдельные положения теории регионального развития, роли и места в ней различных институтов. Особое внимание уделяется формированию новой архитектуры региональных социально-экономических систем и роли сферы услуг в этом процессе. Методологический аспект предполагает уточнение существующих и разработку новых положений методологии исследования динамики региональных социально-экономических систем, их эволюции в зависимости от изменений структурного и институционального характера. В прогностическом аспекте разработаны экономико-математические модели, позволяющие проводить тестирование логических положений на эмпирическом материале и разрабатывать прогноз развития региональных социально-экономических систем в зависимости от внешних и внутренних, структурных и институциональных, глобальных и локальных «вызовов».

Изучение экономического развития стран и регионов позволяет сделать вывод, что повышение доли услуг в национальных хозяйствах стимулирует экономическое и социальное развитие. Эта особенность повторяется на региональном и субрегиональном уровнях национальных хозяйств. Однако здесь есть ряд особенностей. Во-первых, внедрение услуг в общественное производство и расширение их доли в экономике не всегда позитивно влияет на развитие социально-экономической системы. Наблюдения, обобщения и расчеты указывают на наличие некоторой предельности, которую демонстрирует данная особенность. Предельный характер наблюдается на уровне целостностей (хозяйственных или социально-экономических). Если экономическая деятельность представляет собой фрагменты, данная особенность «не работает». Экспликация данного положения означает, что развитие, которое задается услугами «не срабатывает» на муниципальном уровне, а порой даже и на региональном, но при этом может «сработать» на уровне муниципалитета, если последний образует социально-экономическую целостность. Во-вторых, услуги оказывают позитивное влияние на динамику национального хозяйства при условии, если они выступают доминирующим фактором экономического развития территории. В противном случае отмеченная выше особенность не всегда возникает, т.е. рост доли услуг в национальном хозяйстве совершенно не обязательно стимулирует развитие национального хозяйства, а иногда может даже сдерживать его. В-третьих, для проявления позитивных тенденций развития и роста национального хозяйства требуется, чтобы в системе услуг произошли революционные изменения, т.е. не услуги обслуживали реальные производственно-хозяйственные процессы, а наоборот, производственно-хозяйственные процессы обслуживают услуги.

Обобщение отмеченных особенностей позволяет выдвинуть гипотезу о том, что услуги выступают институтом, формирующим архитектуру национального хозяйства на определенном этапе эволюции последнего. Под архитектурой мы понимаем устойчивые связи (как формальные, так и не формальные) между различными отраслями и видами деятельности в национальном хозяйстве, определяющие его производственно-технологическую, организационно-хозяйственную и институциональную особенность.

В связи с высказанным определением следует выделять формальные и неформальные характеристики архитектуры национального хозяйства. К формальным относят так называемую отраслевую и территориальную структуру национального хозяйства, куда входит: число отраслей, их соотношение в ВВП, занятости и т.д. Формальная сторона удачно описывается системой межотраслевого баланса. К неформальной относят так называемую институциональную структуру национального хозяйства. Сами институты делятся на формальные и неформальные. Со стороны формальных институтов институциональную структуру представляют министерства, ведомства, т.е. все то, что входит в структуру управления национальным хозяйством любой страны и территории. Со стороны неформальных институтов речь идет об так называемых правилах, которые определяют условия существования различных отношений в сфере экономики.

Сказанное означает, что услуги формируют в обществе специфические формальные (принявшие нормативно-правовую форму) и неформальные (существующие в обычаях и традициях) правила поведения субъектов хозяйствования. Причем правила эти отличаются большей прогрессивностью (они могут оказаться более либеральными) в том смысле, что стимулируют (или, по крайней мере, не сдерживают) активность хозяйствующих субъектов. Мотиваций в поведении субъектов может быть множество. Но среди всего многообразия решающей, с точки зрения экономики, является повышение эффективности. Соотношение затрат и результата в той конфигурации отношений, которые создает появление услуг как фактора экономики, оказывается в пользу хозяйствующих субъектов. Поэтому хозяйствующие субъекты более охотно перенимают эти новые правила и тем самым активно участвуют в формировании новой архитектуры национального хозяйства.

Обобщение хозяйственной практики показывает, что появление услуг как актора экономики связано с разрешением проблемы трансакций; появление услуг снизило общий размер трансакционных издержек, которые несли хозяйствующие субъекты и которые сопровождают выполнение ими определенных социальных и экономических обязательств, Услуги значительно уменьшили эти затраты и тем самым снизили уровень «барьера» во взаимоотношениях между субъектами. Последнее привело к расширению потока инвестиций в различные сектора и сегменты национального хозяйства и уровень отдачи их. Другая особенность данного процесса состоит в том, что сфера услуг в национальном хозяйстве становится своеобразным «перегоночным аппаратом» (рис. 1).

Р и с.  1. Взаимосвязь сферы услуг и отраслей народного хозяйства

Речь идет не просто о системе взаимосвязей, которая имеет место в любом хозяйственном процессе, когда различные отрасли и виды деятельности взаимно обуславливают друг друга за счет обмена ресурсов, а в радикальном изменении, во-первых, принципов и механизма обмена, во-вторых, тотальностью данного процесса. Начнем со второго. Если до превращения сферы услуг в фактор, формирующий новую архитектуру национального хозяйства, услуги, наравне со всеми отраслями экономики просто участвуют в процессе межотраслевого баланса, обмениваясь между собой продуктами и формируя, таким образом, структуру национального хозяйства, то с переходом к новой архитектуре, сфера услуг выступает своеобразным потребителем ресурсов всех отраслей народного хозяйства; ресурсы всех отраслей экономики в той или иной мере проходят через сферу услуг и становятся как бы более «услугосодержащими», т.е. на всех них после этого оказывается «печать» услуг.

Этот процесс ведет к тому, что ресурсы отраслей, после того как они проходят сферу услуг, изменяют свою метрику. Последнее проявляется, прежде всего, в изменении структуры стоимости товаров-ресурсов (в них сокращается доля предметных материальных затрат и увеличивается доля нематериальных затрат), во-вторых, изменяется потребительная стоимость этих товаров-ресурсов (потребительная матрица прошедших сквозь сферу услуг товаров-ресурсов становится шире, объемнее и качественнее), в-третьих, изменяются гуманистические и экологические аспекты товаров-ресурсов (товары-ресурсы, прошедшие сквозь сферу услуг становятся как бы более приспособленными для удовлетворения потребностей человека, а их экологическая нагрузка снижается). Таким образом, речь идет не просто об обмене товарами-ресурсами, а о радикальном изменении структуры стоимости товаров-ре­сурсов.
У последних формируются специфические гуманистические и экологические свойства потребительной стоимости. Товары, прошедшие сферу услуг, приобретают своеобразную интеллектуальность, инновационность. Все это в совокупности называется нами услугосодержанием товаров-ресурсов, прошедших сквозь сферу услуг. Данное отношение находит свое формальное и количественное выражение в ряде показателей, которые приводятся и анализируются в диссертации. В частности, для оценки услугосодержания предлагается использовать следующие показатели: доля затрат на услуги в цене товара, доля услуг в прибыли, доля услуг в инвестициях, доля услуг в издержках/себестоимости и т.п. Все перечисленные показатели взаимосвязаны и образуют систему, которая может быть принята в качестве индикатора оценки влияния услуг на развитие экономики. Как показала практика, во всех экономиках, функционирующих на принципах постиндустриального общества, наблюдается рост перечисленных показателей. Если же говорить о периоде, когда наблюдается данные изменения в экономике, то в основном они происходят с середины прошлого века. В России эти изменения начались лишь во второй половине 90-х годов и не завершены по сей день.

Отмеченные изменения в системе национального хозяйства ведут к тому, что и сама сфера услуг при этом претерпевает радикальные изменения. Взаимоотношение с другими отраслями экономики создает в сфере услуг особую направленность на решение системных, а не ситуационных или фрагментарных задач экономики.

Приведенные положения носят преимущественно теоретический характер и нуждаются в верификации и эмпирической проверке. Правильность предложенной гипотезы проверялась в трех ракурсах: продуктовом, отраслевом и институциональном. На продуктовом уровне корректность выдвинутой гипотезы тестировалась на структуре стоимости продукта. Народнохозяйственный или отраслевой уровень представляла структура отраслей в ВВП, доходах населения, экспорте и импорте, платежном балансе страны, уровне инфляции, ставке рефинансировании, ставке кредитования, ставке налогообложения и других основных макроэкономических показателях оценки национального хозяйства. Институциональный ракурс состоял в оценке влияния правил (формальных и неформальных) поведения субъектов хозяйствования, которые создала сфера услуг в экономике. Для чего использовались, в основном, показатели оценки влияния услуг на содержание основных законов, регулирующих деятельность хозяйствующих субъектов.

Обобщение эмпирических тестов по продуктовому ракурсу позволило выявить следующие особенности: 1) превращение услуг в решающий актор социально-эко­номического развития приводит к снижению стоимости продукта (в среднем снижение составляет 12–17 %). Наиболее радикальные изменения происходят в стоимости наиболее значимых товаров-ресурсов национального хозяйства. Снижение стоимости создавалось, главным образом, следующими элементами: сокращением материальных ресурсов и сырья, снижением использования технических средств и орудий труда, сокращением физического труда и механических операций. В то же время наблюдается рост доли расходов по кредитам, участию торговли и коммерческих операций, повышению транспортных расходов и т.п. Несмотря на рост последних, снижение по первым оказалось более значимым, что и привело в конечном счете к снижению стоимости товаров-ресурсов; 2) появлению новых товаров, отличающихся повышенной инновационной ценностью, которую в прошлой архитектуре либо было невозможно создавать, либо она создавалась в ограниченном количестве и для ограниченного числа товаров; 3) изменение структуры стоимости товаров-ресурсов (увеличение доли отраслей и видов деятельности сферы услуг и снижение как удельного веса, так абсолютного значения традиционных отраслей экономики);
4) радикальные изменения в жизненном цикле товара (увеличение срока службы и эксплуатации); 5) снижение трансакционных затрат в стоимости товаров.

Перечисленные изменения в стоимости товара вызваны радикальными изменениями в структуре потребления населения. Во-первых, увеличивается объем пот­ребления как конечных потребителей, так и промежуточных. Доля промежуточных продаж растет более высокими темпами, чем конечных. С переходом к постиндустриальной экономике уровень потребления вырос более чем в 5 раз. Во-вторых, изменилась структура потребления. Наблюдается качественный и количественный рост доли услуг в потреблении и сокращение/снижение потребления продуктов.
В-третьих, изменилась структура расходов населения. В-четвертых, (очевидно, наиболее радикальное) произошло изменение традиционного соотношение «потребитель-покупатель», которое ведет к изменениям в соотношении «производитель-про­давец». Дело в том, что прежде разделенное отношение (как первое, так и второе), с изменением статуса услуг в экономике, приводит к их слиянию и формированию новых отношений и смене прежде существовавших. Теперь потребитель не только конечный потребитель, но и просто покупатель. Что же касается продавца и производителя, то и здесь происходят столь же радикальные изменения. Теперь продавец оказывается точно таким же производителем, как и сам производитель. Этих изменений не найти в классической экономике. Поэтому все это требует изменений теоретического и методологического характера.

Схематично перечисленные особенности представлены на рис. 2.

Расчеты автора. Источник: ФСГС РФ. М., Россия в цифрах, 2008.

Р и с.  2. Структура затрат в стоимости товаров

В качестве объекта обследования были взяты традиционные и нетрадиционные товары, в которые составили: продукты питания, средства производства и орудия труда, программные продукты, сельскохозяйственные товары, сырье, материалы, рабочая сила, кредитные ресурсы и финансовые инструменты, традиционные услуги, рекламные продукты и т.д. Вся совокупность товаров распределена на группы и подгруппы в соответствие с используемой в международной торговле генеральной системе классификации товаров (GSKT). В качестве продуктообразующих ресурсов взяты: сырье и материалы, затраты техники и орудий труда, механический труд, кредиты, налоги и сборы, таможенные платежи, торговля, транспорт, строительство, хранение, переработка и т.п. Одновременно в диссертации предложено использовать производные показатели, каковыми выступают: затраты на сырье и материалы, амортизационные отчисления, затраты на заработную плату рабочих, затраты по кредитам (в отдельных случаях  можно использовать ставку рефинансирования), торговые наценки, транспортные расходы, расходы на рекламу, расходы на программное обеспечение и т.д.

На примере группы товаров повседневного спроса в диссертации была проведена формализация зависимости себестоимости товара от различных элементов. Получена следующая зависимость:

(1)

где U – себестоимость продукта, – оператор при соответствующем элементе себестоимости (в качестве элемента, как уже сказано, выступают: затраты на материалы, сырье, амортизация, тарифы по транспорту, кредиты, торговые наценки и т.д.); – доля элемента себестоимости в затратах на производство товара. 

Что касается – операторов, то для различных элементов себестоимости он имеет свой вид. В частности, выявлены следующие три типа операторов: – для услуг, – для продукции сельского хозяйства, промышленности и строительства, – для продукции других отраслей и видов деятельности.

Обобщение выражения (1) для макроуровня и с учетом фактора времени (t) позволяет предложить следующее отношение:

  (2)

где – объем ВВП (доходов и других макроэкономических параметров экономики); – некоторый базисный уровень ВВП (доходов и прочих макроэкономических параметров); – функция для оператора, которую чаще всего следует заменить на .– производная по времени.

Выявленные на уровне продукта тенденции и закономерности, которые мы считаем базисными, формируют изменения и на других уровнях, и поэтому последние нами рассматриваются как второстепенные. Но они могут иметь также и свой особый механизм реализации, а следовательно, нуждаются в исследовании. В качестве одного из таких уровней могут быть приняты отраслевые отношения. С изменением статуса сферы услуг в народном хозяйстве на отраслевом уровне происходит следующее: во-первых, сфера услуг формируется как самостоятельный третичный сектор национальных хозяйств, который аккумулирует в себе огромные ресурсы материальных и нематериальных, традиционных и специфических, оригинальных видов деятельности; во-вторых, формируется транснациональный и трансрегиональный характер связей (многие отрасли национальной сферы услуг оказываются интернациональны и транснациональны); в-третьих, расширяется пространство традиционных связей и формируются новые связи и отношения (в качестве субъектов этих новых отношений выступают как старые, традиционные отрасли, так и новые); в-четвертых, создаются новые отрасли и виды деятельности (смена контекста хозяйствования, в котором услуги приобретают статус системообразующих, привело к тому, что за полвека было создано столько новых отраслей и видов деятельности, сколько за все предыдущие периоды существования экономики и при этом этот процесс не остановился, а развивается в прежнем темпе); в-пятых, сфера услуг создала новый воспроизводственный контур для экономики и национального хозяйства, который радикально отличается как по своим внешним параметрам (теперь национальное хозяйство не обязательно ограничивается исключительно национальной территорией, т.е. экономическое пространство не привязано к административному, а оказывается шире него), так и по внутренним параметрам. 

В диссертации данный аспект схематизирован и формализован. В качестве критериев формализации использованы показатели, указанные выше. Эмпирическая проверка и обобщение данных позволили разработать следующую модель:

(3)

где – валовой внутренний продукт; (млрд. руб.), – валовая продукция сельского хозяйства, (млрд руб.), – добыча полезных ископаемых; (91 г. – 100%), – обрабатывающие производства; (91 г. – 100%), – производство и распределение электроэнергии, газа и воды; (91 г. – 100%), – ВП строительства; (млрд руб.) – грузооборот; (млрд т/км),– пассажирооборот; (млрд пассажиро/км),– среднедушевые доходы населения в месяц; (руб.), – оборот по услугам, (млрд руб.), – случайная составляющая.

Корректность модели подтверждается принятыми в экономико-статистических исследованиях критериями и статхарактеристиками – DW, F, T и др. Одним из важнейших критериев является коэффициент корреляции, значение которых рассчитано и представлено в специальной корреляционной матрице (табл. 1).

Таблица 1

Корреляционная матрица ВВП и факторов, оказавших влияние на его динамику*

ВВП

ВП СХ

Добыча полезных ископаемых

Обрабатывающие производства

Производство и распределение

электроэнергии, газа и воды

ВП строительства

Грузооборот

Пассажирооборот

Среднедушевые доходы населения

в месяц

Оборот по услугам

ВВП

1,000

ВПСХ

0,986

1,000

Добыча полезных ископа-

емых

0,923

0,964

1,000

Обрабатывающие произ-

водства

0,979

0,984

0,954

1,000

Производство и распре-

деление электроэнергии,

газа и воды

0,950

0,962

0,975

0,942

1,000

ВП строительства

0,998

0,982

0,914

0,969

0,948

1,000

Грузооборот

0,949

0,977

0,996

0,976

0,977

0,939

1,000

Пассажирооборот

-0,941

-0,920

-0,830

-0,890

-0,868

-0,939

-0,860

1,000

Среднедушевые доходы

населения в месяц

0,997

0,992

0,948

0,982

0,969

0,995

0,967

-0,933

1,000

Оборот по услугам

0,998

0,992

0,941

0,980

0,964

0,997

0,962

-0,936

1,000

1,000

* Расчеты автора. Источник: ФСГС РФ. М., Россия в цифрах, 2008.

Расчет коэффициентов корреляции на основе использования статистики последнего десятилетия показал абсолютно высокие (свыше 0,9) значения парных коэффициентов корреляции между ВВП и перечисленными факторами. Таким образом, различий между факторами не выявлено; имеющиеся различия составляют уровень «статистической погрешности». Но, тем не менее, логика и данные по другим странам указывают на то, что сфера услуг (и ее отдельные отрасли) оказывают более сильное, чем отрасли реального сектора, влияние на динамику национального хозяйства. Такая зависимость существует, хотя в нашем случае, на примере России 2000-х гг., не наблюдается. Поэтому логично попытаться оценить влияние данных факторов уже на других параметрах развития национального хозяйства. Были взяты два параметра: динамика и структура среднедушевых доходов населения и динамика и структура среднедушевых расходов населения. Проведена оценка влияния на них со стороны факторов подтвердили соответствие результатов полученным ранее по ВВП; хотя и наблюдается некоторый эксцесс в пользу сферы услуг. Речь идет о том, что динамика сферы услуг оказывала большее влияние на динамику душевых доходов и расходов, чем динамика др. отраслей, т.е. в результате активизации сферы услуг доходы как и расходы населения росли более высокими темпами, чем при аналогичных процессах со стороны сферы производства, сельского хозяйства и т.д. Однако полученные данные не позволяют выделить данную тенденцию как фундаментальное явление структуризации экономики. Иными словами, проявившаяся на уровне национального хозяйства тенденция представляет скорее локальные флуктуации на траектории развития, чем устойчивый тренд. Последний вывод означает, что отмечаемая в развитых странах траектория развития экономики под влиянием  сферы  услуг  в национальном хозяйстве  России еще  не  проявилась.

Однако имеющие место флуктуации на траектории как ВВП, так и других макроэкономических параметров, отражающие нетипичный для индустриального периода характер вариаций, указывает на то, что  эти изменения  все  же  имеют место.

И в этой связи следует знать, какова их природа? каков характер? и как, в какую сторону они будут развиваться в ближайшей и отдаленной перспективе (т.е. повторят ли они так называемую общемировую тенденцию или же будут развиваться иным оригинальным путем)? Эти вопросы потребовали внесения в исследование ряда методологических и методических изменений, наиболее значимым из которых является переход в исследовании с так называемого народнохозяйственного на региональный и субрегиональный уровень. Такие изменения в методологии (влекущее за собой также и изменения в методике) вызваны, главным образом, тем, что на уровне народного хозяйства многие явления не обнаруживаются вследствие элиминирования положительных и отрицательных отклонений, но они значимы. Полагаем, что эти отклонения формируют регионы.

В России 84 региона, которые различаются не только географией, этнокультурными и историческими традициями, но равно и уровнем социально-экономического развития. Представляется, что именно это последнее во многом и создало тот самый фон, который «погасил» тенденции, создаваемые в экономике сферой услуг. Поэтому важной задачей исследования является поиск таких тенденций или обоснование причин их отсутствия.

Для этой задачи в диссертации проведена группировка регионов России по уровню платных услуг. Было выделено три группы регионов по «услугосодержанию» ВРП (рис. 3). (Параллельно все регионы сгруппированы по душевому обороту платных услуг. Заметных различий не обнаружено. Возможно, они наблюдаются на субрегиональном уровне, но для решения нашей задачи этого не нужно).

Составлен автором. Источник: ФСГС РФ. М., Регионы России, 2008.

Р и с. 3. Доля услуг в ВВП РФ по регионам

Первая группа – регионы, доля услуг которых в ВРП составляет ниже 30%. Количество данных регионов имеет тенденцию к снижению. Так, если на начало 2000 г. оно составляло свыше 37%, то в 2007 г. снизилась до 17%. Такое снижение не следует относить исключительно за счет преобразований в экономике. Определенное влияние на этот процесс оказал организационный или административный фактор. Услуги в данных регионах, во-первых, не являются определяющей отраслью национального хозяйства и, во-вторых, они не создают особых изменений в региональном хозяйстве. Можно сказать, что сфера услуг не выступает самостоятельной и не может определять траекторию развития регионального хозяйства, иначе говоря, она развивается в фарватере отраслевой специализации территориальных комплексов. Расчет показал, что в регионах данной группы услуги не оказывают влияние на траекторию развития. Вторая группа – регионы, доля услуг которых в ВРП составляет 31–70%. Количество данных регионов с начала 2000-х гг. имело постоянную тенденцию к росту и нынче стабилизировалось на уровне 45–53%. Сфера услуг конкурирует с основными отраслями региональных экономик, но при этом не определяет траектории развития последних. Во многих аспектах она не выступает также и самостоятельным фактором развития. Основные тенденции развития сферы услуг в региональных экономиках данной группы формируются внешними факторами и параметрами. В то же время наблюдается рост объемов производства ВРП, доли занятого населения, объемов инвестиций и т.п. сосредоточенных в данном сегменте экономики. Третья группа – регионы, в которых доля услуг свыше 70%. Количество таких регионов не превышает на сегодня 15–17%. Сфера услуг в этих регионах становится доминирующей силой в формировании основных параметров региональных систем. Она формирует тенденции в доходах и расходах населения, определяет структуру потребления, спроса и предложения. В то же время сфера услуг в данных системах во многих аспектах оторвана от национальных хозяйств и поэтому не может в полную мощь формировать архитектуру последних. Особенности последней могут быть выявлены на институциональном уровне.

Важным аспектом влияния сферы услуг на национальную экономику являются институциональные изменения. Обобщение международной и частью отечественной практики указывает на то, что становление сферы услуг как важнейшего фактора структуры экономики стимулирует изменения в институциональной системе. С одной стороны, структурируются старые институты (формальные и неформальные), которые подгоняются под новую институциональную среду экономики, а с другой стороны, создаются новые институты (в догоняющих экономиках преимущественно заимствуются из уже развитых, в передовых же новые институты формируются, как правило, творчески). В результате объединения первых и вторых создается оригинальная конструкция институциональной структуры экономики, в которой главенствующую роль играют услуги и сфера услуг.

Формализовать данный процесс сложно и практически невозможно ввиду того, что многие факторы неформализуются вообще либо сложно формализуются. Поэтому в мировой практике решение ищут в обход проблемы. В частности, предлагается использовать так называемые внешние индикаторы. Речь идет о поиске показателей, которые могли бы представлять институты и влияние институтов на динамику экономических процессов. Имевшиеся в нашем распоряжении методики нас не удовлетворяют. Причины в следующем: 1) громоздкость расчетов; 2) сложность расчетов; 3) сложность критериев, большая часть которых либо не ведется в статистике развивающихся стран, либо сильно искажена ими. Поэтому, чтобы избежать недостатков существующих методик, но при этом решить поставленную задачу в диссертации, предложено в качестве индикатора принять трансакционные издержки и проверить, как меняется их динамика при той или иной институциональной системе. Расчеты и обобщения показывают, что с переходом на архитектуру национального хозяйства, формируемую сферой услуг, в экономике происходит снижение трансакционных издержек. Их снижение происходит как по «вертикали», так и по «горизонтали», т.е. как на внутрифирменном уровне, так и на межфирменном. Причину снижения исследователи видят в «новой метрике национального хозяйства», которую формирует сфера услуг. В частности, в том, что происходит «перевертывание» традиционной пирамиды распределения прав у хозяйствующих субъектов в национальном хозяйстве в пользу непосредственных агентов отношений, чем ложных посредников.

Приведенный вывод апеллирует, как следует из изложенного, к одному элементу – сфере услуг, который во всех предыдущих рассуждениях берется априори в качестве важнейшего актора социально-экономического развития региона. Показана его преобразующая роль в архитектуре регионального и национального хозяйства. В то же время он все еще остается своеобразной «вещью в себе» и поэтому многие высказанные ранее положения приходится принимать на веру, либо исходить из априорных суждений. Однако понять эволюцию влияния сферы услуг на архитектуру региональных социально-экономических систем невозможно без адекватного исследования природы, характера и сущности самой услуги.

Услуги как таковые известны давно и сопровождают человеческую хозяйственную деятельность с самого ее зарождения. Но в данном случае речь идет о специфической роли услуг – формировать систему экономики. Эта специфическая функция не появляется исключительно в результате так называемого расширения количества традиционных услуг, связанных с материальным производством (розничная и оптовая торговля, общественное питание, общественный транспорт, бытовое обслуживание и т.п.). Наши исследования показали, что каким бы масштабным ни был объем традиционных услуг, он никогда не реформирует экономики. Требуется, чтобы появились новые виды услуг, новое качество услуг, которые смогут осуществить преобразования в системе экономики. В частности, услуги, связанные с так называемым материальным производством или предметной человеческой деятельностью, осуществляющие координацию деятельности отраслей материального производства, здравоохранение, образование, наука, «производство» деловой информации и т.п. не могут по определению осуществить радикальных изменений в экономике, вне зависимости от их объема. Необходимы новые виды услуг и новое их качество, которые не были бы связаны с предыдущим производством. Такие новые виды услуг появляются во второй половине ХХ в., и связаны они с финансами и досугом человека, а их новое качество – симулякр (Ж. Бодрийяр). Но и здесь нельзя сказать, что этих видов услуг не было раньше. Напротив, они были как в аграрной, так и в индустриальной экономиках, но и в первом, и во втором случае имели подчиненный характер. В новой же архитектуре экономики – постиндустриальной – они принимают характер системообразующих элементов. Революционное значение этих двух видов услуг состоит в том, что они стали формировать новые потребности в человеке, изменили  сам взгляд на природу человека, а т.к. любая экономика представляет собой предметно-практическую реализацию природы человека, то при формировании новой архитектуры экономики следует учитывать этот элемент.

Все перечисленные особенности обязывают изменить также и сам категориально-понятийный аппарат исследования экономики. Главное место в этой системе занимает понятие «услуга». В диссертации дается уточнение понятия «услуга». Поскольку услуги выполняют две важных функции (одна связана с преобразованием общественной природы человека, другая с преобразованием экономической системы), то в диссертации предлагается уточнить так называемое маркетинговое и народнохозяйственное определение услуги. Отражая характеристику специфических особенностей услуги и обобщая результаты использования процессного, маркетингового и поведенческого подходов к управлению сферой услуг, мы определяем услугу как специфический товар, представляющий собой последовательность процессов взаимодействия производителя и потребителя, поставщика и покупателя, опосредованных обменом эквивалентов.

Однако маркетинговое понятие услуги все же является второстепенным и в некотором смысле побочным в выявлении оценки влияния сферы услуг на формирование архитектуры национального хозяйства; оно выполняет чисто утилитарную функцию. Решающим является народнохозяйственное значение услуг. Поэтому мы понимаем услугу как важнейший социальный фактор, формирующий новую структуру экономики и в целом новую (постиндустриальную) экономику. Эту функцию, как уже отмечалось, выполняют два вида услуг: финансовые и досуговые услуги. Что касается первых, то их следует трактовать не в том традиционном понимании финансовых услуг как посредников реальных экономических процессов, а финансовых инструментов обслуживающих сами финансовые операции. Речь идет о том, что в принципе на эти ирриальные финансовые инструменты можно приобрести любой из реальных товаров и услуг, но при этом они не обязывают производить эти реальные вещи. Отсюда следует, что многие процессы, сопровождающие их существование (появление и развитие), связаны не с традиционными реальными экономическими отношениями, а с виртуальными. Они, таким образом, формируют специфический для традиционного восприятия и экономики виртуальный экономический мир, который функционирует по совершенно иным законам и принципам и имеет свой оригинальный механизм. Аналогично поведение сектора досуговых услуг. Решающую роль здесь играет появление новых видов досуговых услуг и расширение традиционных досуговых услуг. Их особенность состоит в том, что они функционируют на так называемом символическом обмене, т.е. формируются отношения, в которых реальностью выступает символический обмен, называемый в литературе симулякром. Таким образом, опять имеет место подмена рациональных отношений иррациональными, а реального экономического мира – виртуальным. Представляется, что именно в этих видоизменениях экономических отношений и состоит решающая роль сферы услуг. Последнее нашло свое отражение в так называемом народнохозяйственном понятии услуги, состоящем в том, что услугами является специфический товар, осуществляющий символический обмен и формирующий виртуальные экономические отношения.

Приведенные положения, на наш взгляд, позволяют более корректно интерпретировать различия между такими понятиями, как «рынок услуг» и «экономика услуг». Рынок услуг как совокупность социально-экономических институтов – это система связей субъектов хозяйствования, регулируемая нормами социально-экономической жизни и имеющих устойчивый и длительный по времени характер. На рынке услуг проявляются экономические отношения между производителями и потребителями услуг; рынок является своеобразным инструментом согласования экономических интересов производства и потребления.

Для эффективного функционирования рынка услуг необходимы такие условия, как свободная конкуренция, при которой все участники рынка стремятся достичь своих целей; наличие единых правил в области качества оказываемых услуг; возможность свободного выбора потребителей. Отсюда рынок услуг может быть определен как совокупность институтов координации выбора, посредством ценовых стимулов, протекающей в условиях прав собственности, контрактов и конкуренции.

Рынок услуг можно рассматривать как систему экономических отношений производства и потребления, основывающихся на купле-продаже услуг, капиталов, рабочей силы. Для него характерны следующие особенности: высокая динамичность рыночных процессов; глубокая территориальная сегментация; высокая скорость оборота капитала; высокая чувствительность к изменениям рыночной конъюнктуры; специфика организации производства; специфика процесса потребления; неопределенность результата деятельности.

Рынок услуг можно рассматривать также и как определенную структуру, охватывающую законы, правила игры и определенный тип поведения, отношений и связей. Одним из основных элементов структуры рынка является организация или предприятие по оказанию услуг. Рынок и организации – это механизмы структурирования социально-экономических процессов. Два данных института особым образом регулируют поведение индивидов, выстраивают структуру экономической деятельности, формируют противоположные системы культурных ценностей, управляющих различными сегментами социально-экономической реальности.

Другим определяющим элементом институциональной структуры рынка являются свобода и конкуренция. В условиях рынка конкуренция способствует прогрессу и рациональному поведению субъектов, составляющих экономическую систему.

Таким образом, наряду с рынком, основным институтом, который выстраивает структуру экономической системы, является организация. Организация представляет собой экономический, социальный и ментальный механизм взаимодействия элементов социальной системы и идей.

Одной из главных закономерностей современного этапа развития национальных экономик является ориентация на решение социальных задач и проблем. Для мировой экономики 70–80 гг. XX в. типичными стали изменения, связанные с усилением ее целевой ориентации на развитие человека и социальной инфраструктуры. Не случайно в большинстве стран особое внимание уделяется формированию таких отраслей развитых услуг, как туризм, образование, здравоохранение, культура и искусство.

Среди факторов, способствующих развитию и расширению сферы услуг, помимо расширения и усложнения потребностей, можно выделить следующие:

1. Научно-технический прогресс.

2. Совокупность экономических факторов: трансформация представления потребителей о товарах (стирание границ между физическими продуктами и услугами); рост общественного разделения труда, увеличение объемов свободного времени у населения; расширение свободы выбора досуговой деятельности; повышение уровня специализации промышленного производства; усиление диверсификации деятельности предприятий; углубление сегментации рынка, развитие новых форм конкуренции, что привело к стиранию различий в сфере производства и реализации физических продуктов и в сфере оказания услуг; росту спроса на различного рода потребительские услуги, развитию систем сервисного сопровождения физических продуктов.

3.Гармонизация интересов потребителей и производителей.

4. Социально-демографические факторы: усложнение тенденций развития общества, процесс старения населения, социально-экономическая эмансипация женщин, усложнение семейных отношений, усиление роли дипломированных специалистов.

5. Политико-правовые факторы, включающие либерализацию государственного регулирующего воздействия на экономику в целом и сферу услуг.

6. Степень развитости инфраструктуры рынка – банковской системы, системы страхования, распределительной системы (фондовой биржи для перемещения капиталов и товарных бирж, оптовой торговли продукцией, сырьем и материалами), системы рыночных посредников, обеспечивающих юридические, консультационные, рекламные и другие услуги, а также единого информационного поля, обеспечивающего своевременное перемещение товаров, капиталов и рабочей силы. Эти факторы снижают барьеры вхождения в бизнес и уровень риска предпринимательства.

7. Социально-культурные факторы: культурные различия между странами, национальные культурные особенности и традиции.

8. Природная среда: ограниченность и дефицитность ресурсов приводят к увеличению традиционных и появлению новых видов услуг, связанных с рациональным использованием ресурсов, охраной здоровья человека и улучшением окружающей среды.

Все вышеприведенные факторы явились причинами революции услуг и вызвали увеличение спроса на различные их виды.

Российская сфера услуг значительно уступает в своем развитии западным. Прежде всего, это наблюдается по создаваемому в этой отрасли валовому внутреннему продукту – 59,0% и общей численности занятых – 43,5%. Это ниже в 1,3 раза, чем в странах с развитой рыночной экономикой. Объем платных услуг населению на
1 января 2008 г. составил 3407,0 млрд руб. Наибольший удельный вес в общем объеме платных услуг занимают услуги обязательного характера: жилищно-комму­наль­ные, транспортные и услуги связи. Вместе с тем сфера услуг способна внести более существенный вклад в увеличение валового внутреннего продукта при относительно небольших затратах и более коротких сроках окупаемости, а также способствовать развитию внутреннего рынка как основы стабильного экономического роста.

Для определения перспектив развития сферы услуг требуется моделирование.
В диссертации была осуществлена формализация и квантификация факторов, оказывающих влияние на динамику сферы услуг. Для этого было введено два принципи­альных дополнения в существующие методики. Первое – сфера услуг была дифференцирована на отрасли, а сами услуги, в соответствие с этим, представлены через различные виды. Выделено 9 отраслей и видов услуг. Второе – в качестве решающего фактора использованы душевые доходы населения.

Обобщение предложенных методических уточнений позволило составить группировку регионов и рассчитать на основе данных табл. 2 влияние различных факторов на динамику сферы услуг.

Таблица 2

Синхронность динамики ВВП, душевых доходов и основных параметров сферы услуг*

Годы

Цепные темпы  роста ВВП;(%)

Цепные темпы роста душевых

доходов населения, (%)

Цепные  темпы роста оборота

розничной торговли; (%)

Цепные темпы роста оборота общественного питания, (%)

Цепные темпы роста объема

бытовых услуг;(%)

Цепные темпы роста оборота

услуг ЖКХ,  (%)

Цепные темпы роста транспортных услуг населению, (%)

Цепные темпы роста услуг

правового характера и системы

Образования, (%)

Цепные темпы роста услуг связи, (%)

Цепные темпы роста прочих

платных услуг населению, (%)

А

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

2001

122,4

134,2

130,5

129,4

124,7

163,9

130,5

133,3

152,1

137,8

2002

121,0

128,9

122,6

123,8

115,7

145,4

121,9

121,4

163,9

132,2

2003

122,0

131,0

120,3

130,3

120,3

140,5

124,4

122,8

148,4

128,7

2004

127,1

124,0

124,6

128,5

123,5

127,4

121,3

120,0

131,8

126,9

2005

128,9

125,2

124,8

136,8

121,3

137,9

122,9

120,8

133,3

124,8

2006

123,9

124,0

123,4

127,1

120,7

121,1

122,0

126,7

124,6

120,8

* Расчеты автора. Источник: ФСГС РФ. М., Россия в цифрах, 2008.

Получена следующая многофакторная экономико-математическая модель:

  (4)

где У – темпы роста оборота платных услуг, в качестве факторов взяты, соответственно, темы роста душевых доходов населения, оборота розничной торговли, оборота оптовой торговли, объема бытовых услуг, оборота услуг ЖКХ, транспортных услуг населению, услуг правового и образовательного характера, услуг связи населению и прочих платных услуг населению.

Состояние взаимосвязи результата и факторов демонстрирует табл. 3.

Таблица 3

Матрица корреляции ВВП, душевых доходов населения и оборота видов услуг*

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

1

1,000

2

-0,670

1,000

3

0,120

0,367

1,000

4

0,726

-0,116

0,149

1,000

5

0,433

0,098

0,670

0,445

1,000

6

-0,436

0,912

0,585

0,026

0,140

1,000

7

-0,338

0,853

0,726

0,144

0,525

0,846

1,000

8

-0,418

0,623

0,714

-0,122

0,471

0,565

0,857

1,000

9

-0,722

0,757

0,034

-0,412

-0,460

0,756

0,370

0,134

1,000

10

-0,523

0,879

0,549

-0,225

0,131

0,938

0,753

0,498

0,811

1,000

**) Где, 1 – темпы роста оборота платных услуг, 2 – темы роста душевых доходов населения, 3 – темы роста оборота розничной торговли, 4 – темы роста оборота оптовой торговли, 5 – темы роста объема бытовых услуг, 6 – темы роста оборота услуг ЖКХ, 7 – темы роста транспортных услуг населению, 8 – темы роста услуг правового и образовательного характера, 9 – темы роста услуг связи населению. 10 – темы роста прочих платных услуг населению.

* Расчеты автора. Источник: ФСГС РФ. Россия в цифрах. М., 2008.

Проведенные расчеты позволяют определить основные направления совершенствования сферы услуг, способствовать устойчивому развитию ее отраслей, предприятий, организаций. Одновременно они позволяют выработать конкретные направления для повышения эффективности региональных сфер услуг. Решение этих проблем возможно только на основе неуклонного совершенствования методической базы формирования и совершенствования управления экономическими процессами сферы услуг, проведения оценки эффективности ее развития с учетом специфики отраслей и особенностей конкретного региона.

Практическая реализация предложенных в диссертации рекомендаций может способствовать улучшению хозяйственной деятельности всех звеньев сферы услуг регионального хозяйства и позитивно отразиться на ходе экономических и социальных преобразований.

В деятельности отраслей, связанных с предоставлением услуг, наблюдается сочетание бесплатного, льготного и платного порядка получения гражданами услуг социального назначения. Данная особенность характерна не только для России, но и для зарубежных стран. Неравенство доходов не позволяет рыночным способом распределять услуги отраслей социальной сферы в соответствии с реальными потребностями населения. Часть населения не ощущает соответствующей потребности в услугах и в связи с этим предъявляет платежеспособный спрос на услуги в заниженном объеме (например, из-за внимания к здоровью, к образованию, культуре и пр.). Характерна асимметричность информации о содержании и качестве услуг, которой располагают производители и потребители. На часть социальных услуг, являющихся общественным благом, платежеспособного спроса вообще не существует. В связи с этим используют нерыночные формы распределения части услуг: бесплатное предоставление услуг с добровольным пользованием, бесплатное предоставление услуг с обязательным пользованием, платное распределение услуг. Бесплатными и льготными в настоящее время в большинстве регионов РФ являются услуги органов просвещения, здравоохранения, подготовки и переподготовки кадров. Они финансируются за счет средств государственного и местных бюджетов. К платным услугам относят услуги жилищно-коммунального хозяйства, отдыха, туризма, услуги социально-культурного характера. Однако и в этой группе присутствуют услуги, предоставляемые на льготном основании (например, снижение платы за услуги для отдельных категорий граждан – пенсионеров, инвалидов и ветеранов).

Анализ специфики развития сферы услуг в России позволяет выделить ряд направлений, наиболее значимых для национальной экономики:

во-первых, необходимо развитие малого предпринимательства. Развитие данного направления объясняется трудоемкостью большинства услуг и сравнительно низкой потребностью в первоначальном капитале. Для малых предприятий характерны более быстрая адаптация к условиям хозяйствования, гибкость и оперативность в управлении, способность быстро вносить изменения в продукцию в ответ на требования рынка, а также относительно более высокая оборачиваемость капитала. Кроме того, малые предприятия зачастую лучше информированы об уровне спроса на местных (локальных) рынках. При этом следует обращать внимание и на систему государственной поддержки малого предпринимательства;

во-вторых, поддержки заслуживают проекты формирования технополисов и технопарков, которые стали бы центрами научных исследований и разработок и сосредоточением деловых услуг научного содержания и рыночной направленности. Здесь целесообразно ориентироваться на создание венчурных фирм и поощрять кооперацию различных форм малого бизнеса с крупными предприятиями, например, путем франчайзинга;

в-третьих, в сфере социально-культурных услуг внимание следует акцентировать на оптимальном сочетании государственных и частных структур, прежде всего в сфере образования и здравоохранения. Это связано с большим процентом населения, имеющего низкие доходы. Россия относится к группе стран с доходами ниже среднего. Индекс развития человеческого потенциала в России составляет лишь 0,78 (для сравнения: в Норвегии, Швеции и Канаде – 0,94, в США, Японии и Нидерландах – 0,93, во Франции, Великобритании и Дании – 0,92).

Тенденции развития рынка услуг в экономике России являются неоднозначными и противоречивыми. С одной стороны, специфика развития российского рынка услуг определяется институциональной неполнотой, что связано с крайне слабым развитием как формальных, так и неформальных институтов. Ценностные ориентиры, традиции производства и потребления услуг, стереотипы деятельности институциональных субъектов рынка пока еще недостаточно сформированы, чему во многом препятствуют структурная асимметрия рынка и отраслевые диспропорции в развитии непроизводственной сферы экономики, а с другой стороны, наличие значительного потенциала развития и роста. Следует отметить такие положительные тенденции, как интенсивное развитие сферы услуг и рост занятости; повышение влияния внешнего спроса и экспортной ориентации отраслей услуг; опережающей рост инвестиций в основной капитал относительно динамики ВВП; сохранение высокого потребительского спроса на услуги. В этой связи велика роль государства, особенно на нынешнем этапе.

Суть нашего подхода заключается в том, что необходимо не наращивать степень государственного участия, а совершенствовать организационно-хозяйственный механизм государственного управления в виде поддержки и регулирования сферы услуг. Организационный механизм государственного регулирования развития сферы услуг должен обеспечить учет мнений всех прямо или косвенно заинтересованных субъектов и в то же время создать условия для согласованного принятия мер по стимулированию развития различных отраслей сферы услуг. В этом отношении субъектами политики развития региональной сферы услуг выступают органы государственной власти (региональные), предприятия и организации государственного сектора, самостоятельно хозяйствующие экономические структуры, общественные организации, смешанные образования, коллективы и частные лица.

В поддержку развития сферы услуг государство должно, в первую очередь, осуществлять формирование соответствующей инфраструктуры, способствующей повышению эффективности функционирования ее отдельных отраслей и предприятий. Создание бюджетных и внебюджетных фондов для содействия развитию сферы услуг (федерального и регионального уровня) осуществляется для преодоления недостатков существующей системы финансирования этой сферы.

Исходя из основной задачи деятельности региональной администрации (создание благоприятных нормативно-правовых и социально-экономических условий для развития на территориях региона сферы услуг), необходимо формирование специализированной базы, которая должна обеспечивать подготовку решений по следующим направлениям:

– определение поля взаимных интересов региональной и муниципальной администрации и малых предприятий сферы услуг;

– разработка организационно-экономического механизма, обеспечивающего реализацию этих интересов на основе равноправия частных и государственных субъектов хозяйствования;

– создание условий для партнерских взаимоотношений на основе формирования системы актов взаимной социальной ответственности.

Для формирования эффективного рынка услуг большое значение имеет анализ связей субъектов хозяйствования. Для чего следует активно развивать маркетинг. Маркетинг в сфере услуг реализуется в маркетинговом комплексе, который обеспечивает разработку проекта программы, ценообразование, методы распространения и систему продвижения.

Важнейшей задачей маркетинга является оценка конъюнктуры и емкости регионального рынка услуг. Для оценки конъюнктуры рынка услуг необходимо знать не только предложение и спрос со стороны потребителей услуг, но равно предложение и спрос на товары. Рассмотрев рынок услуг как объект маркетингового исследования, в диссертации было проведено маркетинговое исследование регионального рынка образовательных, культурно-досуговых, деловых услуг и услуг связи. В качестве объекта исследования выбрана Кабардино-Балкарская Республика.

Проведение целенаправленных маркетинговых исследований рынка образовательных услуг способствует комплексному развитию всех составляющих деятельности учебного заведения, обусловливает его выживаемость в современных жестких рыночных условиях. В связи с этим рекомендуется создание маркетинговой службы в крупнейших вузах региона. Главной целью службы должно стать выявление и эффективное удовлетворение потребностей, разрешение целевых групп потребителей. В ее функции входят: 1) разработка стратегий, планов и программ действия, направленных на совершенствование качества, ассортимента и сервиса продукции, ценообразования, рекламы и других форм коммуникаций на рынке образовательных услуг, продвижение и продажа продукции; 2) прогнозирование конъюнктуры спроса и предложения; 3) анализ конкурентной ситуации, конкурентоспособности продукции и самого учебного учреждения; 4) сегментация рынка, определение емкости потенциального и обслуживаемого рынков.

Данные аспекты аналитической деятельности вуза носят стратегический характер. Особенно это касается субъектов Северного Кавказа, где динамика демографических показателей значительна, а предложение образовательных услуг растет опережающими темпами.

Для выявления потребительских предпочтений и мотивации поведения населения Кабардино-Балкарской Республики было проведено маркетинговое исследование потребителей услуг связи.

Анализ результатов маркетингового исследования, направленного на выявление предпочтений в потреблении и мотивов поведения на рынке сотовой связи, показал:

– услугами сотовой связи предпочитают пользоваться 64,9 % всего трудоспособного населения республики;

– наиболее востребованными операторами сотовой связи в пространстве республики оказались «МегаФон» и «Билайн GSM». Количество потенциальных абонентов составило 46,2 % и 40,1 % соответственно;

– самые востребованные услуги, предлагаемые операторами сотовой связи, – входящие/исходящие SMS. Их предпочитают 68,9%  всех опрошенных;

– основными причинами, не позволяющими регулярно использовать услуги сотовой связи, большинством респондентов были названы: отсутствие свободного времени (78,2%), финансовые трудности (46,6%) и низкое качество сотовой связи (35,1%);

По результатам проведенного анализа потребительских предпочтений сферы услуг сотовой связи можно сделать вывод о том, что сегодня на исследуемом рынке фактически безальтернативно действуют три компании, предоставляющие услуги сотовой связи, – это «МегаФон», «Билайн GSM» и МТС.

Стоимость услуг как фактор, формирующий спрос на сотовую связь, в настоящее время является для Кабардино-Балкарской Республики и других регионов Юга России первостепенной, так как среднедушевой доход населения в месяц в республике составляет 6633 руб., а это примерно в среднем 1000 минут сотовой связи. Таким образом, компаниям для привлечения новой клиентской базы необходимо разработать грамотную ценовую политику.

Анализ результатов маркетингового исследования, направленного на выявление предпочтений и мотивов посещения учреждений культурного досуга показал:

– свое свободное время в учреждениях культурного досуга проводят только 24,2% молодых людей республики;

– наиболее посещаемыми учреждениями культурного досуга в пространстве республики оказались кинотеатры. Посещаемость составила 81,9%;

– самые посещаемые мероприятия, проводимые учреждениями культурного досуга, – концерты эстрадной музыки. Их предпочитают 58,9% опрошенных;

– основными причинами, не позволяющими регулярно посещать культурно-досуговые заведения, большинство респондентов назвали: отсутствие свободного времени (45,6%), финансовые трудности (27,1%) и низкое качество культурно-массовых мероприятий (21,5%);

– основной целью посещения культурно-досуговых учреждений большинством (62,6%), был выбран вариант «интересно провести время»;

– самый высокий рейтинг качества предоставляемых услуг удерживают кинотеатры (74,1%), на втором месте театры (24,1%) и на третьем – музеи (20,7%).

По результатам проведенного анализа потребительских предпочтений сферы услуг культурного досуга напрашивается вывод о том, что необходимо создать условия для:

– массовой доступности учреждений культурного досуга, которая будет заключаться не только в низкой стоимости услуг, но и в повышении качества проводимых в них мероприятий;

– более интересного времяпрепровождения, учитывая, что большинство респондентов посещают культурно-досуговые учреждения именно с этой целью;

– восстановления на базе сельских клубов, а также во всех городах республики кинотеатров как объектов наиболее массового посещения;

– полноценного функционирования народных театров и разного рода самодеятельных коллективов;

– доступности информации о проводимых в городах и селах республики культурно-досуговых мероприятий;

– развития у молодежи интересов к музеям и выставкам в республике с помощью рекламы, а также для проводимого в школах и вузах эстетического и духовно-нравственного воспитания.

Результаты исследования могут быть использованы для разработки социальной политики, направленной на поддержание и активизацию культурного досуга молодежи, для формирования региональных программ развития услуг социально-культурной сферы. Кроме того, полученные данные о потребительских предпочтениях могут быть использованы для разработки эффективных механизмов управления сферой культурного досуга.

Для изучения состояния рынка деловых (банковских) услуг и выявления потребительских предпочтений населения Кабардино-Балкарской Республики нами было проведено маркетинговое исследование потребительских предпочтений на услуги данного рынка. Выявление и изучение факторов, влияющих на востребованность у населения банковских учреждений,  является одной из главных целей деятельности отделов маркетинга на современном этапе. Определив эти факторы, можно попытаться воздействовать на них, регулировать посещаемость и спрос, т.е. в процессе управления необходимо учитывать массу причин, оказывающих влияние на финансово-кредитную жизнь людей.

Исследование рынка услуг предполагает решение методологической проблемы связи эмпирически наблюдаемых регулярностей с разработанными в экономической теории конструкциями общего равновесия, эффектов дохода и замещения. Для рынков услуг в гораздо большей степени, чем для товарных рынков, характерны устойчивые паттерны поведения, не прогнозируемые в рамках теории субъективной ожидаемой полезности, которая традиционно используется в качестве методологической основы потребительского поведения на рынках товаров. Это явление, получившее название «немоделируемых регулярностей» (modeless regularities), свидетельствует о необходимости развития методологических подходов к исследованию рынков услуг для разработки более точных моделей, учитывающих потребительское поведение и ограничения, связанные со спецификой субъективной оценки нематериальных благ.

Такое развитие методологических принципов моделирования локальных рынков услуг возможно на основе выявления субъективных рациональных предпочтений и синтеза макроэкономического подхода с теорией социальных взаимодействий. Следовательно, именно структура потребления, а не структура производства ВВП и занятости является главным фактором определения стадии, на которой находится экономика страны. Только при достижении высокого уровня потребления услуг в структуре общественного потребления можно говорить об эффективности производства и занятости, в которых преобладает сфера услуг. Поэтому именно изменение структуры потребления в сторону увеличения сферы услуг должно рассматриваться как базовый фактор оптимизации экономического развития, а недостаток их потребления в структуре расходов домашних хозяйств свидетельствует о больших резервах роста сферы услуг.

Для выработки обобщенной трактовки взаимодействий на рынке услуг, в диссертации используются элементы теории характеристик. Полагаем, что совокупные функции полезности, характеризующие спрос на услуги, воздействуют на функции полезности других индивидов.

Методология исследования рынков услуг предполагает, что каждый аргумент, входящий в функцию полезности, имеет как негативный, так и благоприобретенный компонент. Такой подход позволяет при моделировании рынков услуг использовать функции полезности, более точно отражающие некоторые характеристики потребительского поведения (в том числе такие девиации как иррациональность и нетранзитивность предпочтений), распространенные на рынках услуг и влияющие на динамику совокупного спроса.

Формирование моделей развития сферы услуг на уровне региональных социально-экономических систем является чрезвычайно сложным процессом, состоящим из различных этапов, охватывающим разные аспекты, описываемым множеством параметров и переменных, которые должны тщательно согласовываться. Сложность процесса моделирования определяется сложностью моделируемой системы. Неоднородность самой региональной социально-экономической системы, наличие множества переменных, обуславливают необходимость иметь в распоряжении разработчиков не одну модель, а комплекс, описывающий в совокупности все элементы и взаимосвязи, которые определяют развитие сферы услуг региональной экономики.

Формирование модели эффективности сферы услуг региона целесообразно осуществлять на основе следующих принципов:

– учета основных закономерностей развития региональной сферы услуг, состоящего в выявлении важнейших тенденций прошлого развития и скорректированной их экстраполяции;

– дедукции, заключающегося в последовательном переходе от общих целевых показателей мезоэкономического уровня к дезагрегированным показателям;

– индукции, предполагающего обратный поток данных; касается, прежде всего, процесса обновления экзогенных показателей, т.е. параметров, вводимых в модель социально-экономического развития сферы услуг региона извне. Таким образом, функционирование модели осуществляется по принципу замкнутого контура с обратной связью;

– достаточности и необходимости используемой информации, предполагающего построение такой модели развития сферы услуг, которая, с одной стороны, не будет слишком упрощенной, а с другой – излишняя детализация сделает ее громоздкой в обращении. Следовательно, реальное состояние сферы услуг региона необходимо упрощать лишь до такой степени, пока это не приведет к существенной потере точности модели. В результате, строится модель, ориентированная на решение основных проблем развития сферы услуг, не имитирующая региональную экономическую систему во всех деталях.

Управление региональной сферой услуг является своеобразной «надстройкой» производственных отношений в ней, определяющей ее отношения с экономической средой, влияющей на процесс принятия управленческих решений. Управление сферой услуг региона – управленческая подсистема региона, функционирующая в двух плоскостях:

– управление деятельностью (УД);

– управление спросом (УС).

Управление деятельностью сферы услуг – стратегически важное направление в управленческой деятельности, от которого принципиально зависят два других. Концепция управления сферой услуг формируется и интегрируется в систему управления регионом. Реальные управленческие процессы в разрезе сферы услуг конкретного региона осуществляются, в том числе, с помощью набора функций управления. Ряд мер, направленных на создание спроса на товары (услуги), является предметом управления спросом в управленческой подсистеме сферы услуг. В соответствии с изложенными принципами и подходами в агрегированном виде модель имеет следующую структуру. Исходная функция цели:

ЭСУ, = (Э(РРДнас), Э(УД), Э(УС)),  (5)

где ЭСУ – эффективность сферы услуг; Э(РРДнас) – динамика реальных располагаемых доходов населения; Э(УД) – эффективность управления деятельностью; Э(УС) – эффективность управления спросом.

Выполняемый на данной модели эксперимент с учетом обозначенных направлений развития сферы услуг региона обеспечивает достижение следующих целей:

– оценку степени адекватности и статистической достоверности входящих в модель зависимостей, уровень ошибки;

– анализ чувствительности модели, ранжирование факторов, определение включенных в модель – определение тех, которые в наибольшей степени влияют на развитие сферы услуг региона;

– прогнозирование поведения региональной сферы услуг при заданном сочетании блоков управления, определяющих его эффективность;

– выявление функциональных соотношений: определение природы зависимости между двумя или несколькими факторами в модели, с одной стороны, и реагированием на них региональной сферы услуг – с другой;

– определение такого сочетания факторов модели и их величин, при котором обеспечивается прогноз развития региональной сферы услуг.

Основными факторами, определяющими различия в уровне развития сферы услуг регионов, являются: численность и социально-демографическая структура населения, природно-климатические условия, размеры и уровень освоения территории, система расселения, уровень доходов населения, состояние рынка труда, достигнутый уровень развития инфраструктуры рынка услуг, экономико-географическое положение, экологическая ситуация. Типичную ситуацию с организацией и развитием сферы услуг демонстрирует Кабардино-Балкарская Республика (табл. 4).

Таблица 4

Динамика социально-экономического развития Кабардино-Балкарской Республики (20002007)*

Годы

Показатели

2000

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2007/

2000

Численность населения (на конец года), (тыс. человек)

886,7

901,1

898,9

896,9

894,0

891,3

891,3

1,005

Среднегодовая численность занятых в экономике, (тыс. человек)

321,9

321,5

315,7

316,1

310,6

309,7

312,2

0,969

Численность безработных, зарегистрированных в органах государственной служ­бы занятости (на конец года), (тыс. человек)

7,5

10,6

19,7

34,5

37,7

32,9

30,1

4,013

Численность пенсионеров (на конец года), (тыс. чел.)

178,4

178,3

176,9

173,5

176,5

178,6

177,3

0,993

Среднедушевые денежные доходы населения, (руб. в месяц)

1057,1

2095,0

2571,4

3159,9

4078,9

5080,1

6633,7

6,275

Валовой региональный продукт:

(млн руб).

14081,3

22774,5

25997,4

29052,9

36833,4

41788,3

43076,2

3,059

на душу населения, (руб.)

15948,9

25369,9

28886,0

32354,9

41131,7

46813,4

48329,6

3,030

Основные фонды в экономике по полной учетной стоимости (на конец года), (млн руб.)

51765,0

68057,0

79410,0

80069,0

85088,0

90672,0

105499,0

2,038

добыча полезных ископаемых

74,4

94,3

121,2

обрабатывающие производства

9109,9

9818,3

11403,0

производство и распределение электроэнергии, газа и воды

2853,8

3458,8

4426,7

Продукция сельского хозяйства, (млн руб.)

8127,4

11805,2

13148,2

14842,2

14705,1

15775,5

18143,4

2,232

Ввод в действие общей площади жилых домов, (тыс. кв. м)

193

210

214

221

229

229

237

1,227

Оборот розничной торговли, (млн руб.)

6400,1

12126,1

15205,2

18683,6

23435,4

28400,7

35549,0

5,554

Платные услуги населению, (млн. руб.)

1794,5

3473,6

4826,1

5606,8

6790,5

7955,3

8984,5

5,006

Инвестиции в основной капитал, (млн руб.)

2403,5

4659,2

5497,7

5509,3

5829,8

6443,0

12754,4

5,306

Индекс потребительских цен (декабрь к декабрю предыдущего года), (%)

116,8

115,6

108,9

113,0

114,1

107,4

112,2

0,961

*Составлено автором. Источник: ТО ФСГС по КБР. КБР в цифрах, Нальчик 2008.

За исследуемый период в Кабардино-Балкарской Республике наблюдалась устойчивая тенденция роста ВРП. По данным Территориального отделения Федеральной службы государственной статистики по КБР, данный показатель вырос за 1995–2007 гг. на 65 %. Динамично развивался потребительский рынок товаров и услуг.
В результате быстрого роста сектора услуг его доля в ВРП увеличилась с 32,6 % до 53,47 %. Следствием развития экономического потенциала региона стала положительная динамика основных показателей уровня жизни населения, в т.ч. душевого потребления услуг. Увеличение доли услуг в ВРП сопровождалось и изменением их структуры (табл. 5).

Таблица 5

Структура производства валового регионального продукта в экономике

Кабардино-Балкарской Республики (%)*

Годы

Показатели

2000

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2007/

2000

Валовой региональный продукт:

(млн руб. )

14081,3

22774,5

25997,4

29052,9

36833,4

41788,3

43076,2

3,05

На душу населения, (руб.)

15948,9

25369,9

28886,0

32354,9

41131,7

46813,4

48329,6

3,03

Добыча полезных ископаемых

74,4

94,3

121,2

Обрабатывающие производства

9109,9

9818,3

11403,0

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

2853,8

3458,8

4426,7

Продукция сельского хозяйства, (млн руб. )

8127,4

11805,2

13148,2

14842,2

14705,1

15775,5

18143,4

2,232

Ввод в действие общей площади жилых домов, (тыс. м2)

193

210

214

221

229

229

237

1,227

Грузооборот автомобильного транспорта общего пользования (включая ведомственный), (млн т км).

259,3

440,4

368,8

457,2

337,7

150,3

168,3

0,649

Пассажирооборот транспорта общего пользования, (млн. пассажиро-километров)

726,5

738,7

825,4

860,1

512,9

433,5

458,8

0,631

Оборот розничной торговли, (млн руб.)

6400,1

12126,1

15205,2

18683,6

23435,4

28400,7

35549,0

5,554

Платные услуги населению, (млн руб.)

1794,5

3473,6

4826,1

5606,8

6790,5

7955,3

8984,5

5,006

*Составлено автором. Источник: ТО ФСГС по КБР. КБР в цифрах, Нальчик 2008.

В структуре услуг доминируют торговля и общественное питание, на долю которых приходится более 19%. В 2000–2007 гг. доля торговли в общем объеме оказанных услуг немного снизилась; в течение всего периода темпы роста этой отрасли были неустойчивыми. Рост объемов реализации в сфере услуг происходил, в основном, за счет двух ее сегментов: торговли и новых отраслей.

Сфера услуг, регулирующая занятость населения и вносящая существенный вклад в производство валового регионального продукта, становится все более значимой в экономике. Доля рыночных услуг в структуре ВРП Кабардино-Балкарии в 2007 г. составляет 53,47%. Начиная с 2000 г. наблюдается стабильное увеличение объемов предоставления платных услуг населению, которое позволило увеличить объем услуг в 2007 г. по сравнению с 2000 г. в 5 раз и составило 8984,5 млн руб. (табл. 6).

Таблица  6

Объем платных услуг населению КБР (в фактически действовавших ценах)

  Годы

Показатель

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

Объем платных услуг, (млн. руб).

1794,5

2587,6

3473,6

4826,1

5606,8

6790,5

7955,3

8984,5

В процентах к преды– дущему году (в сопоставимых ценах)

102,1

108,7

109,7

112,2

103,5

102,0

101,0

112,9

На одного жителя, (руб.)

2032,7

2905,8

3869,4

5362,3

6244,3

7582,9

8911,5

10080,2

Среднедушевые денежные доходы населения, (руб. в месяц)

1057,1

1754,3

2095,0

2571,4

3159,9

4078,9

5080,1

6633,7

* Составлено автором. Источник: ТО ФСГС по КБР. КБР в цифрах, Нальчик 2008.

Как показывают исследования, на этапе выхода сферы услуг на траекторию устойчивого роста наибольшее влияние на их динамику оказывают душевые денежные доходы (рис. 4).

* Составлен автором. Источник: ТО ФСГС по КБР. КБР в цифрах. Нальчик, 2008.

Р и с. 4. Динамика денежных доходов населения и объема платных услуг населению

Расчеты подтверждают данное утверждение. Коэффициент корреляции между потреблением услуг и душевыми доходами составил +0.978. Это позволяет использовать душевые доходы в качестве важнейшего фактора для определения поведения динамики объема производства и потребления (предложения и спроса) платных услуг. Для этой цели в диссертации была построена следующая экономико-матема­тическую модель:

  (6)

где – объем производства/потребления платных услуг; млн. руб., – размер душевых доходов; руб./мес., – случайная составляющая.

Основные стахарактеристики уравнения регрессии – коэффициенты корреляции и детерминации, DW, t– Стьюдента, F-Фишера и др. подтверждают корректность полученного уравнения и позволяют использовать его в качестве модели для прог­ноза расчета емкости регионального рынка платных услуг на этапе его становления.

Для Кабардино-Балкарской Республики, расчеты по которой могут быть приняты репрезентативными не только для республик Северного Кавказа, но в равной мере также и для Республики Алтай, Республика Тыва и др. регионов РФ, имеющих аналогичные с КБР основные параметры социально-экономического развития, рассчитано изменение структуры платных услуг в зависимости от динамики душевых доходов. Обобщение данных расчетов позволило построить семейство однофакторных моделей (табл. 7), которые могут быть использованы как для прогнозирования емкости рынка по указанным видам услуг, так и для принятия управленческих решений в отношении указанных сегментов рынка услуг.

Таблица 7

Семейство уравнений регрессии для видов платных услуг*

Номер уравнения и сегмент рынка

услуг

Вид уравнения регрессии

Коэффициент корреляции

Коэффициент детерминации

Услуги ЖКХ

0,851

0,743

Бытовые услуги

0,211

0,044

Услуги пассажирского транспорта

0,765

0,586

Услуги связи

0,936

0,876

Туристические

услуги

0,398

0,158

Услуги санаторно-оздоровительные

0,819

0,671

* Расчеты автора. Источник: ФСГС РФ. Россия в цифрах. М., 2008 и ТО ФСГС по КБР. КБР в цифрах. Нальчик, 2008.

Приведенные уравнения отражают несколько явных закономерностей в развитии различных сегментов рынка платных услуг региональной экономики. Первая – с ростом душевых доходов населения происходит рост емкости тех сегментов рынка платных услуг, которые, во-первых, стали рыночными, во-вторых, стимулируют спрос, в-третьих, содержат эффект замещения иными формами удовлетворения.
К таким сегментам относятся: услуги связи, туристические услуги, санаторно-оздоро­вительные услуги и т.п. Их противоположность: бытовые услуги, услуги пассажирского транспорта, услуги ЖКХ демонстрируют обратные тенденции. Вторая – различные сегменты демонстрируют не только разную направленность, но и разные, неодинаковые темпы прироста/снижения. Последнее связано с эластичностью спроса по исследуемым видам услуг и душевыми доходами. По таким видам услуг, как услуги связи, туристические, санаторно-оздоровительные, образовательные и т.п., имеет место прямая положительная эластичность с ростом душевых доходов, тогда как с услугами ЖКХ, бытовыми услугами, услугами пассажирского транспорта наблюдается обратная эластичность. Третья – различные сегменты рынка платных услуг проявляют к росту душевых доходов разную реакцию (что видно на примере коэффициентов корреляции). Высокую корреляцию с ростом душевых доходов демонстрировало потребление таких видов услуг, как ЖКХ, услуг связи, санаторно-оздоровительных, услуг пассажирского транспорта, услуг образования. Напротив, слабую корреляцию демонстрировало потребление медицинских, бытовых, туристических и т.п. видов услуг. Причина, по которой наблюдается вариация в коэффициенте корреляции, объясняется неодинаковым уровнем развития рыночных отношений в различных сегментах рынка платных услуг.

Принимая во внимание различия потенциальных возможностей как поставщиков, так и потребителей услуг по регионам РФ, не позволяющие обеспечивать одинаковый уровень развития сферообразующих отраслей, целесообразно принять в качестве цели  максимальное удовлетворение потребности во всех видах услуг. Достижение данной цели невозможно без позитивного изменения показателей состояния региональной сферы услуг.

В ходе исследования с учетом рыночных и дирижиских факторов, автором разработана модель повышения эффективности деятельности субъектов хозяйствования на рынке услуг (рис. 5).

В основе модели лежит тойнбиевский принцип «ответы-и-вызовы», который в нашем случае означает, что для адекватной реакции предприятий сферы услуг на события внешней среды последние необходимо ранжировать по степени близости и масштабам последствий (причем как негативных, так и позитивных). Каждый такой «вызов» – будь он со стороны потребителей или же со стороны производителей, технологии или вида услуг – со стороны предприятий сферы услуг должен содержать свой адекватный инструмент «ответа» в виде организационно-институци­ональ­ных изменений. Использование в практической деятельности сервисных компаний новых организационно-методических инструментов способно позитивно воздействовать на их экономическое и финансовое положение, повышение их конкурентоспособности, а следовательно, и на удовлетворение потребностей и спроса населения в услугах. В то же время решение этих задач нуждается в оптимизации управленческих функций компании, которая  достигается  за счет интеграции  и специализации.

Р и с.  5. Модель повышения эффективности деятельности субъектов хозяйствования

на рынке услуг

Оптимизация и развитие интеграционных форм хозяйствования в сфере сервиса должны осуществляться при всестороннем учете следующих обстоятельств: возможностей, условий и способов консолидации активов; необходимости и целесообразности централизации управления (в том числе отдельных функций – организационных, экономических, маркетинговых, технологических, финансовых и др.); полезности преобразования (реорганизации, реструктуризации) отдельных подразделений (фирм, служб, производств) и связей между ними; развития партнерских отношений между участниками объединения (компании); активизации инновационной деятельности и роста инновационного потенциала; диверсификации деятельности (работ, услуг).

Одним из направлений повышения эффективности сферы услуг и ее субъектов, в первую очередь конкурентоспособности ее отраслей, является использования кластерных технологий.

Потенциал кластеризации – это наличие конкурентных преимуществ отраслей, предприятий и инфраструктурных организаций, находящихся на территории региона, возможность объединения данных преимуществ и использования их для повышения конкурентоспособности. Для  расчета потенциала кластеризации отраслей сферы услуг региона в диссертации предложена соответствующая методика.

Важной задачей в проблеме кластеризации является локализация производства услуг. В диссертации предложено для этого использовать коэффициенты локализации, душевого производства и специализации. На примере Кабардино-Балкарии проведены расчеты. Для выявления возможности кластеризации в отрасли необходимо проследить динамику данных показателей (табл. 8–10).

Таблица 8

Коэффициенты локализации производства отраслей  сферы услуг Кабардино-Балкарской Республики в  19972007 гг.*

Годы

Отрасли услуг

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

Бытовые

1,36

1,04

0,92

0,68

1,05

0,97

1,05

1,11

1,08

1,16

1,2

Транспортные

0,6

0,39

0,44

0,68

0,59

0,68

0,76

0,88

0,98

1,03

0,92

Услуги связи

0,96

0,84

1,0

0,78

0,78

0,72

0,56

0,82

1,06

1,04

1,13

Жилищно-комму­нальные услуги

1,43

1,76

1,42

1,22

1,34

1,25

1,23

0,9

0,8

0,72

0,82

Услуги культуры

0,36

0,25

0,2

0,29

0,26

0,3

0,22

0,2

0,26

0,25

0,26

Туристские

1,8

1,2

2,38

3,05

3,26

3,0

3,31

4,31

2,87

2,87

2,85

Услуги физической культу­ры и спорта

0,33

0,5

0,37

2,0

1,25

1,75

1,0

0,8

0,57

0,7

0,61

Медицинские

1,43

0,92

1,11

0,43

0,4

0,47

0,6

0,63

0,74

0,73

0,66

Санаторно-оздоровительные

0,79

0,074

0,78

2,21

1,96

3,09

3,05

3,0

2,3

2,3

2,28

Услуги правового характера

0,44

0,52

0,39

0,11

0,39

0,26

0,28

0,33

0,33

0,3

0,35

Услуги системы образования

0,69

0,46

0,41

0,97

0,65

0,63

0,61

0,7

0,63

0,63

0,60

* Расчеты автора. Источник: ФСГС РФ. Россия в цифрах. М., 2008 и ТО ФСГС по КБР. КБР в цифрах. Нальчик, 2008.

Из представленных данных видно, что наиболее развитыми в регионе являются санаторно-оздоровительные, туристические, бытовые и услуги связи. В этих видах услуг довольно высок потенциал кластеризации, (рассчитанные коэффициенты оказались выше единицы).

Аналогичные изменения наблюдаются также и по коэффициенты душевого производства (табл. 9).

Таблица 9

Коэффициенты душевого производства отраслей сферы услуг Кабардино-Балкарской Республики в 19972007 гг.*

Годы

Отрасли услуг

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

Бытовые

0,62

0,56

0,48

0,33

0,49

0,48

0,56

0,55

0,48

0,48

0,48

Транспортные

0,27

0,21

0,23

0,33

0,33

0,35

0,42

0,45

0,46

0,48

0,39

Услуги связи

0,44

0,46

0,52

0,33

0,41

0,37

0,31

0,42

0,49

0,48

0,48

Жилищно-коммунальные*

0,66

0,96

0,74

0,6

0,71

0,65

0,68

0,45

0,38

0,32

0,32

Услуги культуры

0,17

0,15

0,10

0,15

0,15

0,15

0,13

0,11

0,11

0,13

0,11

Туристские

0,82

0,67

1,24

1,5

1,6

1,6

1,8

2,18

1,4

1,3

1,13

Услуги физической культу­ры и спорта

0,18

0,03

0,20

1,0

0,66

0,89

0,48

0,40

0,25

0,30

0,24

Медицинские

0,66

0,5

0,58

0,22

0,21

0,24

0,34

0,32

0,35

0,33

0,27

Санаторно-оздоровительные

0,36

0,04

0,41

1,1

1,03

1,6

1,6

1,6

1,1

1,1

0,93

Услуги правового характера

0,2

0,29

0,21

0,05

0,13

0,13

0,16

0,16

0,16

0,14

0,14

Услуги системы образования

0,32

0,26

0,21

0,47

0,34

0,33

0,33

0,35

0,29

0,28

0,26

* Расчеты автора. Источник: ФСГС РФ. Россия в цифрах. М., 2008 и ТО ФСГС по КБР. КБР в цифрах. Нальчик, 2008.

Обобщение полученных расчетов позволяет заметить, что услуги связи в 2007 г. обладали наименьшим потенциалом кластеризации среди выделенных четырех отраслей (коэффициент локализации здесь составил 1,13). Наиболее высокий потенциал кластеризации у сферы туристических услуг; в 2007 г. коэффициент локализации составляли – 2,85; коэффициент душевого производства – 1,13; коэффициент специализации региона на данном виде услуг – 5,38. Высокие коэффициенты указывают на необходимости сосредоточения региональной сферы услуг на туризме.

Таблица 10

Коэффициенты специализации отраслей сферы услуг Кабардино-Балкарской

Республики в 19972007 гг.*

Годы

Отрасли услуг

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

Бытовые

1,65

1,5

1,27

1,0

1,7

1,5

1,77

1,83

1,89

1,85

2,3

Транспортные

0,72

0,56

0,6

0,99

0,95

1,09

1,28

1,45

1,72

1,64

1,53

Услуги связи

1,0

1,21

1,38

1,14

1,26

1,16

0,94

1,29

1,66

1,65

2,31

Жилищно-коммунальные*

1,74

2,55

1,97

1,78

2,14

1,99

2,08

1,49

1,41

1,37

1,53

Услуги культуры

0,46

0,41

0,28

0,46

0,45

0,45

0,39

0,37

0,43

0,44

0,54

Туристские

2,18

1,78

3,28

4,42

5,17

4,82

5,6

7,08

5,05

4,49

5,38

Услуги физической

культуры и спорта

0,48

0,078

0,53

2,98

2,14

2,76

1,72

1,34

0,94

1,04

1,15

Медицинские

1,75

1,32

1,54

0,64

0,63

0,74

1,04

1,06

1,32

1,16

1,31

Санаторно-оздоровительные

0,97

0,01

1,08

3,23

3,15

4,92

5,18

5,0

4,09

3,7

4,46

Услуги правового

характера

0,53

0,75

0,55

0,16

0,39

0,4

0,49

0,54

0,57

0,48

0,69

Услуги системы

образования

0,85

0,67

0,57

1,4

1,04

1,01

1,04

1,13

1,08

0,99

1,23

* Расчеты автора. Источник: ФСГС РФ. Россия в цифрах. М., 2008 и ТО ФСГС по КБР. КБР в цифрах. Нальчик, 2008.

Сфера услуг в Кабардино-Балкарской Республике является наиболее развивающимся сектором экономики. Если в 2008 г. было оказано платных услуг в целом по республике на сумму  10060,9 млн рублей, то, согласно нашим прогнозам, в 2015 г. спрос на платные услуги вырастет почти в 1,7 раза и составит 17504,4 млн рублей. Таким образом, мы можем констатировать, что сфера услуг является  важнейшим региональным ресурсом и одним из ключевых факторов устойчивого развития региона.

ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Активное формирование сферы услуг в национальном хозяйстве является общемировой тенденцией экономического развития. С нею связано не только решение внутренних задач, но и статус страны на международной арене. Поэтому власти как на национальном, так и региональном уровне сосредоточивают административные, финансовые, политические и иные ресурсы на развитии сферы услуг. Наиболее важным направлением развития сферы услуг является региональное. Дело в том, что при умелой организации сферы услуг можно повысить уровень эффективности региональной экономики, решать наиболее острые проблемы в регионах, связанные с занятостью населения, повышения уровня жизни и т.п. Создание благоприятных условий экономической деятельности в регионе требует управления сферой услуг как единым народнохозяйственным комплексом, имеющим определенные механизмы, принципы построения и функционирования. Это предполагает выработку эффективного механизма управления развитием экономики региона в целом и сферой услуг как подсистемы региональной системы, обуславливает изменение приоритетов в управлении развитием экономики региона, выводя сферу услуг на доминирующие позиции.

Сфера услуг имеет ряд специфических особенностей по сравнению с материальным производством. Во-первых, в отличие от товаров, услуги производятся и потребляются в основном одновременно, не подлежат хранению. Во-вторых, услуги часто традиционно опосредуют производство и потребление товаров, хотя роль их вовсе не в посредничестве. В-третьих, сфера услуг на стадии становления обычно больше защищается государством от иностранной конкуренции, чем сфера материального производства. В-четвертых, услуги и сфера услуг способны к бесконечной дифференциации.

Эти особенности сферы услуг, а также специфика самих услуг определяют специфику управления функционированием и развитием ею.

В управлении сферой услуг в регионе, особенно на стадии становления, особое значение приобретают вопросы совершенствования методологии и методики.
В центре внимания данных аспектов находятся следующие проблемы: распространение интеграционного подхода на все компоненты системы управления региональной сферы услуг; возможность рассмотрения управления сферой услуг как сетью процессов; выполнение требования рыночной ориентации как объекта, так и субъекта управления; усиление позиций креативного управления в сфере услуг региона как наиболее гибкого и эффективного в изменчивой среде.

В ходе исследования  выявлены и рассмотрены особенности становления российского рынка услуг, для которого характерны такие тенденции, как инновационно-инвестиционная активность, возрастание спроса на эксклюзивные виды услуг (деловые и личные), рост занятости и прибыли на предприятиях сферы услуг. Однако в развитии рынка услуг в российской экономике проявился также и ряд негативных тенденций, среди которых важными считаем: однообразие и низкое качество услуг; наличие резких отраслевых диспропорций, недооценка роли таких отраслей, как культура, искусство, сфера отдыха, ориентация производства услуг в первую очередь на потребителей с высоким уровнем дохода, расхождение структуры производства услуг потребностям населения, наличие высокой региональной дифференциации в производстве, потреблении и качестве услуг и т.п.

В развитии рынка и сферы услуг важное значение имеет социальный сегмент рынка услуг. Исследования состояния отдельных аспектов данного сегмента услуг на региональном уровне позволили сделать вывод, о том, что сложившаяся в настоящее время структура потребительских предпочтений в их потреблении определяется влиянием: экономического положения в стране и уровнем жизни основной массы населения; степени культурно-образовательного и морально-нравственного развития населения;  состояния инфраструктуры отечественной индустрии организации услуг. Следует подчеркнуть, что данный социальный сегмент регионального рынка услуг не может самостоятельно зародиться, укрепиться и выжить в условиях монополизированной системы. Но без данного сегмента, в стране с высокой долей населения с низкими доходами, традициями патернализма и т.п., невозможно создать полноценную эффективную сферу услуг. Поэтому для становления и развития полноценного национального рынка и сферы услуг необходим определенный уровень государственного регулирования в экономике.

В соответствии с законами современного экономического и социального развития доля услуг в потреблении растет пропорционально росту сферы услуг в структуре экономики. Исходя из этого, следует сделать вывод, что на современном этапе происходит насыщение общества материальными благами, и формирование полноценного спроса на услуги как главного фактора перехода к постиндустриальной экономике и формирования новой архитектуры национального хозяйства.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ВЫВОДЫ ДИССЕРТАЦИОННОЙ

РАБОТЫ ОПУБЛИКОВАНЫ В СЛЕДУЮЩИХ НАУЧНЫХ РАБОТАХ

СОИСКАТЕЛЯ:

Монографии:

  1. Махошева, С. А. Организационно-экономические принципы регулирования регионального рынка культурно-досуговых услуг  (на примере Кабардино-Балкар­ской республики): Монография [Текст] / Е.О. Таппасханова, С.А. Махошева, С. В. Галачиева // Нальчик: Издательство М. и В. Котляровых («Полиграфсервис и  Т»), 2005. – 172 с.
  2. Махошева, С. А Региональные особенности государственного регулирования инвестиционного процесса: Монография [Текст] / С.А. Махошева, С.В. Галачиева // СПб.: Инфо-Да, 2006. – 186 с.
  3. Махошева, С.А. Маркетинговые аспекты управления индустрией культурно-рекреационных услуг: Монография  [Текст] / Е.О. Таппасханова, С.А. Махошева, С.В. Галачиева // Нальчик: Издательство М. и В. Котляровых («Полиграфсервис и Т»), 2007. – 144 с.
  4. Махошева, С.А.  Анализ современных тенденций развития регионального рынка банковских услуг: Монография  [Текст] / С.А. Махошева, С.В. Галачиева, Т.Л. Галачиева // М.: Компания Спутник+, 2007. – 198 с.
  5. Махошева, С.А. Российский рынок услуг: методология исследования, современное состояние и пути развития: Монография  [Текст] / С.А. Махошева // Нальчик: Издательство КБНЦ РАН, 2008. – 372 с.

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Махошева, С.А. Маркетинговые исследования конкурентных преимуществ субъектов рынка образовательных услуг Кабардино-Балкарской Республики [Текст] / С.А. Махошева, С.В. Галачиева // Практический маркетинг. – 2005. – № 9. – С. 18–22.
  2. Махошева, С.А. Рыночная сегментация банковских услуг [Текст] / С.А. Махошева // Маркетинг. – 2006. – №2. – С. 71–78.
  3. Махошева, С.А. Сегментация рынка по параметрам образовательных услуг и исследование факторов формирующих спрос на них [Текст] / С.А. Махошева, С. В. Галачиева, Э.А. Абитов // Практический маркетинг. – 2006. – №109 (3). – С. 31–38.
  4. Махошева, С.А. Проблемы и перспективы развития предпринимательства в сфере услуг в Кабардино-Балкарии [Текст] / С.А. Махошева, С.В. Галачиева // Международный научно-технический журнал Вестник Белгородского университета потребительской кооперации. – 2006. – №4(20). – С. 139–144.
  5. Махошева, С.А. Рынок досуговых услуг как объект регионального управления [Текст] / С.А. Махошева // Международный научно-технический журнал Вестник Белгородского университета потребительской кооперации. – 2006. – № 4(20). – С. 139–144.
  6. Махошева, С.А. Молодые специалисты на рынке труда в ситуации безработицы [Текст] / С.А. Махошева // Практический маркетинг. – 2006. – № 9 (20). – С. 30 – 36.
  7. Махошева, С.А. Маркетинговое исследование потребительских предпочтений на региональном рынке банковских услуг (на примере Кабардино-Балкарской Республики) [Текст] / С.А. Махошева // Известия КБНЦ РАН. – 2007. – № 4 (20). –
    С. 63–74.
  8. Махошева, С.А. Государство, его место и роль в развитии современной сферы услуг [Текст] / С.А. Махошева // Известия КБНЦ РАН. – 2008. – № 6 (26). – С. 52–63.
  9. Махошева, С.А. Сфера услуг и ее роль в экономической динамике национального хозяйства [Текст] / С.А. Махошева // Научно-технические ведомости  СПбГПУ. – 2009. – № 2–2(75). – С. 17–22.
  10. Махошева, С.А. Методические принципы и подходы к формированию модели развития региональной сферы услуг [Текст] / С.А. Махошева // Известия КБНЦ РАН. – 2009. – № 3 (29). – С. 69–78.
  11. Махошева, С.А. Кластерные технологии в создании эффективных секторов услуг в региональных хозяйствах [Текст] / С.А. Махошева, А.Х. Сабанчиев // Регионология. – 2009. – № 3.– С. 112–125.
  12. Махошева, С.А. Влияние сферы услуг на архитектуру региональных социально-экономических систем [Текст] / С.А. Махошева // Экономические науки. – 2009. – № 33. С. 12–25.

Статьи и другие публикации:

  1. Махошева, С.А.  Использование прямого маркетинга в малом бизнесе [Текст] / Е.О. Таппасханова, С.А. Махошева // Вестник КБГУ. Серия Экономические науки. – 2001. – Вып. 6 –  С. 72–75.
  2. Махошева, С.А. Проблемы и перспективы развития малого предпринимательства в Кабардино-Балкарии [Текст] / Е.О. Таппасханова, С.А. Махошева // Сборник научных трудов: Перспективы развития российской экономики. – СПб.: СПбВУС, 2002. – С. 555–559.
  3. Махошева, С.А. Проблемы и перспективы развития Интернет-магазинов [Текст] / Е.О. Таппасханова, С.А. Махошева // Современные аспекты экономики. – . 2002. – № 1(56). – С. 136–140.
  4. Махошева, С.А.  Маркетинговые исследования в сфере культуры [Текст] / С.А. Махошева // Вестник КБГУ. Серия Экономические науки. – 2003. – Вып. 7. –
    С. 130–133.
  5. Махошева, С.А. Маркетинговое исследование читательских предпочтений в сфере платных услуг. (На примере Центральной библиотеки г. Нальчика) [Текст] / С.А. Махошева // Современные аспекты экономики. –  2003. – № 21. – С. 227–231
  6. Махошева, С.А. Роль и место сферы культурного досуга в экономике страны [Текст] / С.А. Махошева // Сборник научных трудов молодых ученых. – Нальчик: КБГУ, 2003. – С. 278–281.
  7. Махошева, С.А. Учреждения культуры в сфере расширения занятости населения [Текст] / Е.О. Таппасханова, С.А. Махошева, Т.Б. Шадыжев //  Наука и практика. Диалоги нового века: Материалы конференции. Ч. 1. – Наб. Челны: Изд-во Камского государственного политехнического института, 2003. – С. 218–221
  8. Махошева, С.А. Культура, сфера культуры и маркетинг [Текст] / С.А. Махошева // Современные аспекты экономики. – 2004. – № 12(54). – С. 132–136.
  9. Махошева, С.А. Трансформация системы ценностей и ее влияние на формирование рынка культурно-досуговых услуг [Текст] / С.А. Махошева // Материалы XI Международной научной конференции «Ломоносов – 2004». – М.:: МГУ им. М. В. Ломоносова, 2004. – С. 91–96.
  10. Махошева, С.А. Диагностика конкурентной среды, изучение тенденций и возможных перспектив рынка телекоммуникаций (на примере «ЮТК» ОАО «Каббалктелеком») [Текст] / С.А. Махошева, А.А. Хараев, А.Д. Алкашева // Современные аспекты экономики. –  СПб., 2005. – № 1 (68). – С. 238–242.
  11. Махошева, С.А. Анализ и тенденции развития рынка сотовой связи в России и странах ближнего зарубежья [Текст] / С.А. Махошева, А.А. Хараев, С.В. Галачиева // Современные аспекты экономики. –  СПб., 2005. – № 4 (71). – С. 235–239.
  12. Махошева, С.А. Организация досуга как составляющий фактор качества жизни населения [Текст] / С.А. Махошева, М.С. Башиева // Материалы Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. Т. 1. – Нальчик: КБГУ, 2005. – С. 243–245.
  13. Махошева, С.А. Сегментация рынка культурного досуга молодежи [Текст] / С.А. Махошева, С.В. Галачиева // Маркетинг в России и за рубежом. – 2005. – № 5. – С. 121–129.
  14. Махошева, С.А. Организация продвижения услуг на региональный рынок (на примере филиала ОАО  «ЮТК»-«Каббалктелеком») [Текст] / С.А. Махошева, А.Н. Шорова // Маркетинг в России и за рубежом. – 2006. – № 4. – С. 46–54.
  15. Махошева, С.А. Рынок образовательных услуг как объект маркетингового исследования [Текст] / С.А. Махошева, Э.А. Абитов // Материалы Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Перспектива». – Нальчик: КБГУ, 2006. – С. 124–127
  16. Махошева, С.А. Проблемы профессионального образования Российской Федерации в переходном периоде [Текст] / С.А. Махошева, Э.А. Абитов // Сборник научных трудов молодых ученых. – Нальчик: КБГУ, 2006. – С. 406–408
  17. Махошева, С.А. Культура и маркетинг социальных институтов [Текст] / С.А. Махошева // Вестник КБГУ. Серия Экономические науки. – 2006. –  Вып. 8. – 2006. – С. 82–84.
  18. Махошева, С.А.  Международный опыт ускоренного развития ИТ-отраслей и его применение в России [Текст] / С.А. Махошева, Э.А. Абитов // Вестник КБГУ. Серия Экономические науки. – 2006. – Вып. 8 – С. 84–86.
  19. Махошева, С.А. Методы и инструментарий исследования рынка культурного досуга и их выбор [Текст] / Е.О. Таппасханова, С.А. Махошева, С.В. Галачиева // Современные аспекты экономики. –  2007. – № 1 (114). – С. 135-142
  20. Махошева, С.А. Анализ состояния и тенденций развития региональной инфраструктуры культурного досуга молодежи (на примере КБР) [Текст] / Е.О. Таппасханова, С.В. Галачиева // Современные аспекты экономики. –  2007. – № 1 (114). – С. 142–149.
  21. Махошева, С.А. Управление качеством жизни и региональный рынок труда [Текст] / С.А. Махошева, О.З. Загазежева // Международная конференция. Моделирование устойчивого регионального развития. Нальчик: Издательство КБНЦ РАН, 2007. – С. 103–106.
  22. Махошева, С.А. Практика сегментация услуг рынка сотовой связи [Текст] / С.А. Махошева, Р.Н. Мурзаканова // V Международная научно-практическая конференция «Повышение технического и экономического потенциала предприятий в инвестиционно-строительной сфере: отечественный и зарубежный опыт». – Пенза: РИО ПГСХА, 2007. – С. 96–99.
  23. Махошева, С.А. Сегментация рынка сотовой связи на основе оценки конкурентоспособности операторов [Текст] / С.А. Махошева, Р.Н. Мурзаканова // VII Всероссийская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы реструктуризации российских предприятий». – Пенза: РИО ПГСХА, 2007. – С. 121–123.
  24. Махошева, С.А. Сфера культурного досуга молодежи как объект социально-экономического исследования [Текст] / Е.О. Таппасханова, С.А. Махошева, С.В. Галачиева // Международная научно-практическая конференция МК-54-16, г. Пенза, Приволжский дом знаний, 2007. С. 74–76.
  25. Махошева, С.А.  Анализ региональной рыночной сегментации банковских услуг (на примере КБР) [Текст] / С.А. Махошева // Международная конференция. Моделирование устойчивого регионального развития. – Нальчик: Издательство СКБНЦ РАН, 2007. – С. 98–103.
  26. Махошева, С.А. Повышение доходов и уровня жизни населения в условиях совершенствования социальной политики РФ [Текст] / С.А. Махошева, О.И. Кладько // VIII конференция молодых ученых. Материалы конференции – Нальчик: Издательство КБНЦ РАН, 2007. – С. 101–105.
  27. Махошева, С.А. Теория экономических отношений в жилищно-коммуналь­ном комплексе муниципального образования [Текст] / С.А. Махошева, А.Ю. Кубалов // VIII конференция молодых ученых. Материалы конференции – Нальчик: Издательство КБНЦ РАН, 2007. – С. 105–108.
  28. Махошева, С.А. Анализ инвестиционного климата в ЮФО и КБР [Текст] / С.А. Махошева, М.Б. Адамоков // Сборник статей Всероссийской научно-практи­ческой конференции «Провинция: экономика, туризм, гостеприимство, экология, архитектура, культура». – Пенза: РИО ПГСХА, 2007. – С. 47–50.
  29. Махошева, С.А. Анализ ситуации занятости и безработицы молодежи на региональном уровне [Текст] / С.А. Махошева, Б.З. Танашев // Сборник материалов.
  30. III Международной научно-практической конференции «ХХ век в истории России: актуальные проблемы». – Пенза: РИО ПГСХА, 2007. – С. 51–53.
  31. Махошева, С.А. Промышленный маркетинг как форма стратегического влияния на формирование сервисных услуг [Текст] / С.А. Махошева // Вестник КБГУ. Серия Экономические науки. – 2007. –  Вып. 9. – 2007. – С. 70–72.
  32. Махошева, С.А. Методика анализа влияния сферы услуг на социально-эконо­мическую динамику региональной экономики [Текст] / С.А. Махошева, М.Н. Энеева //  Нальчик: Издательство КБГСХА, 2007.  – 24 с.
  33. Махошева, С.А. Региональная социально-экономическая система и архитектура ее развития  [Текст] / С.А. Махошева //  Вестник КБГУ. Серия Экономические науки. –  Вып. 10 – 2008. – С. 78–82.
  34. Махошева, С.А. Информационные технологии управления предприятиями сферы услуг [Текст] / С.А. Махошева, Б.З. Танашев // Материалы первой всероссийской межрегиональной научно-практической конференции «Информационные технологии и их применение в отраслях и сферах». – Нальчик: РИО МИНПЦ, 2008. –
    С. 42–45.
  35. Махошева, С.А. Сфера услуг как сфера национальной безопасности России [Текст] / С.А. Махошева // IX конференция молодых ученых. Материалы конференции – Нальчик: Издательство КБНЦ РАН, 2008. – С. 25–30.
  36. Махошева, С.А.  Формирование стратегии развития сферы услуг региональных хозяйств [Текст] / С.А. Махошева // Сб. науч. трудов: Современные проблемы развития региональной экономики. – Нальчик: Издательство КБНЦ РАН, 2008. –
    С. 187–194.
  37. Махошева, С.А. Методика построения регионального кластера в сфере услуг (на примере туристско-рекреационного комплекса Приэльбрусье) [Текст] / С.А. Махошева //  Нальчик: Издательство КБГСХА, 2008.  – 33 с.
  38. Махошева, С.А. Методика государственного регулирования сферы услуг (на примере Кабардино-Балкарской Республики) [Текст] / С.А. Махошева //  Нальчик: Издательство КБГСХА, 2008.  – 31 с.
  39. Махошева, С.А.  Развитие сферы услуг Кабардино-Балкарской Республики и ее ресурсное обеспечение [Текст] / С.А. Махошева, С.В. Галачиева //Инновационное развитие экономики России: ресурсное обеспечение: Вторая Международная конференция. – М.: МГУ им. М.В. Ломоносова. – 2009. – С. 146–153.
  40. Махошева, С.А.  Социально-экономическое содержание рынка услуг [Текст] / С.А. Махошева // Международная конференция. Моделирование устойчивого регионального развития. – Нальчик: Издательство КБНЦ РАН, 2009. – С. 178–185.
  41. Махошева, С.А.  Гармонизация интересов потребителей и производителей как фактор повышения эффективности сферы услуг [Текст] / С.А. Махошева, С.В. Галачиева // X конференция молодых ученых: Материалы конференции – Нальчик: Издательство КБНЦ РАН, 2009. – С. 176–182.
  42. Махошева, С.А. Региональная экономика и ее сфера услуг [Текст] / С.А. Махошева // VII Всероссийская научно-практическая конференция: Актуальные вопросы экономических наук. – Новосибирск: Центр развития научного сотрудничества, 2009. – С. 94–99.

Лицензия  ИД №  00003 от 27.08.99

Сдано в набор 17.09.09. Подписано в печать

Формат 84х108 1/16.  Бумага офсетная. Гарнитура Таймс.

Усл. печ. л. 2,17. Тираж 100  экз.

Издательство М. и В. Котляровых

(ООО «Полиграфсервис и Т»).

360051, КБР, г. Нальчик, ул. Кабардинская, 19

Тел./факс: (8662) 42-62-09

.ru e-mail: elbrus@mail

www.elbruss. ru




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.