WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Воложанина Оксана Александровна

РАЗВИТИЕ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ:

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ

Специальности: 08.00.01 – Экономическая теория,

08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством:

экономика, организация и управление предприятиями, отраслями,  комплексами (промышленность)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Санкт-Петербург

2011

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования ГОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет» на кафедре экономической теории и мировой экономики

Научный консультант:

Антонюк Валентина Сергеевна,

доктор экономических наук, профессор

заведующий кафедрой экономической теории и мировой экономики ГОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет»

Официальные оппоненты:

Симкина Людмила Георгиевна,

доктор экономических наук, профессор

заведующий кафедрой экономической теории и национальной экономики ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет»

Корнейчук Борис Васильевич,

доктор экономических наук, профессор

заведующий кафедрой политической экономии ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный политехнический университет»

Лутовинов Павел Павлович,

доктор экономических наук, профессор

заведующий кафедрой экономики труда ГОУ ВПО «Уральский социально-экономический институт Академия труда и социальных отношений»

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Байкальский государственный университет экономики и права», кафедра экономики предприятия и предпринимательской деятельности


Защита состоится «__»________________2011 г. в _____ на заседании диссертационного Совета Д 212.219.01 в ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет» по адресу: 191002, Российская Федерация г. Санкт-Петербург, ул. Марата, д.27.

       С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет».

       Автореферат разослан «__» _________ 2011 г.

       

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор экономических наук, доцент       Н.Г. Плетнева

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Глобальный экономический кризис, начавшийся в 2007 г. и продолжающийся в настоящее время, вновь остро поставил перед экономической наукой и практикой проблему достижения устойчивого развития социально-экономических систем на всех уровнях.

Чрезвычайно актуальной эта проблема является для России, которая в результате глубокого трансформационного спада заметно отстала в своем развитии и все более превращается в государство «третьего мира».

До последнего времени проблема устойчивого развития считалась в целом решенной и требующей только адекватных практических действий. Однако выявление и осмысление новых, а также переосмысление ранее известных фактов, процессов и тенденций, характеризующих формирование, эволюцию и трансформацию социально-экономических систем и институтов в современных условиях, ставит вопрос о необходимости принципиальных изменений в экономической теории, теории развития социально-экономических систем, теории фирмы и, соответственно, методологии исследований, теории и методологии управления.

Необходимость переноса акцента исследований с отдельных аспектов экономической теории и теории управления на парадигмальный уровень также вызвана происходящими постмодернистскими, постиндустриальными изменениями социальных и технологических укладов и соответствующим этому процессу революционным приращением знаний. Так, последние десятилетия (особенно, последние 5-10 лет) взрывообразно развивается квантово-механическая теория, принципиально расширяющая границы научного знания и создающая богатый теоретический и методологический аппарат исследования систем и процессов всех видов и классов. Это дает новые возможности теоретического осмысления реальных экономических процессов, имеющих общезначимый характер для типологически однородных условий (экономических систем в сочетании с этапами и возможностями их развития).

Теоретическое понимание оснований, тенденций и закономерностей развития социально-экономических систем, в свою очередь, создает новые, не используемые в настоящее время, теоретико-методологические возможности решения задач управления развитием социально-экономических систем, включая предприятия, что принципиально для решения практических задач российской экономики.

Степень разработанности проблемы. Сущность и содержание процессов развития различных систем существующей реальности являлись на протяжении длительного времени важнейшей областью исследования широкого круга ученых как прошлых столетий (Г. Бергман, Т. Буркхарт, Р. Генон, Р. Гваттари, Л. Гумилев, Ч. Дарвин, Р. Декарт, П. Дюгем, Г. Гегель, И. Кант, Ф. Капра, Т. Кун, И. Лакатос, Г. Лейбниц, К. Маркс, И. Пригожин, Г. Спенсер, Б. Спиноза, Ж. Тюрго, И. Фихте, М. Хайдеггер, Ф. Шеллинг, Й. Шумпетер, М. Элиаде, К. Юнг и др.), так и современников (Б. Грушин, А. Дугин, Л. Маркова и мн.др.).

Сущность и содержание парадигм и процессы их проявления в различных областях научного знания глубоко исследовали Т. Буркхарт, Р. Генон, Ж. Делез, А. Дугин, Ф. Гваттари, Ф. Капра, Т. Кун, И. Лакатос, Ю. Эвола, М. Элиаде, К. Юнг и др.

Процесс развития социально-экономических систем исследовали В. Антонюк, Д. Белл, А. Богданов, Ф. Бродель, Н. Винер, Дж. Гиг, Дж. Гэлбрейт, А. Заде, Л. Канторович, Н. Кондратьев, Б. Корнейчук, С. Кузнец, В. Леонтьев, Э. Лийв, Э. Лоренц, Д. Львов, В. Маевский, Г. Менш, Н. Моисеев, В. Немчинов, Я. Певзнер, И. Пригожин, У. Ростоу, И. Рудакова, Дж. Саридис, Л. Симкина, Ю. Урманцев, Дж. Форрестер, Р. Фостер, А. Фримен, Г. Хакен, К. Шеннон, Й. Шумпетер, Р. Энтов, С. Янг и мн.др. Научный поиск идет в основном в направлении создания моделей экономического развития как на глобальном, так и на макро- и мезоуровне, а также исследования отдельных аспектов экономического развития (структурных сдвигов, смены технологических укладов, цикличности развития, экономической роли государства, монетарных факторов и т.д.).

В теоретическое обоснование понимания сущности, возможностей, целей и механизмов управления социально-экономическими системами свой вклад внесли У. Баумоль, Е. Бем-Баверк, Р. Бокэ, Ю. Бромлей, В. Бузырев, Л. Вальрас, М. Вебер, Ф. Визер, Ю. Винслав, С. Витте, В. Воложанин, К. Габрин, В. Глушков, Т. Гоббс, Ж. Госсен, Е. Гусев, А. Денцау, П. Друкер, Д. Локк, Д. Кейнс, Ф. Кенэ, Д. Клиланд, Р. Коуз, А. Курно, Ф. Лист, П. Лутовинов, К. Маркс, А. Маршалл, А. Маслоу, К. Менгер, Дж. Мур, В. Мухин, Ф. Найт, Р. Норт, Й. Ойген, В. Парето, А. Пигу, Д. Рикардо, П. Самуэльсон, Дж. Саттон,  А. Смит, П. Струве, Ж-Б. Сэй, И. Тюнен, Д. Уильямсон, Ф. Хайек, О. Харт, Дж. Хикс, Й. Шумпетер, Т. Эггертсон, Ф. Эджуорт и мн.др. В исследование факторов долговременного устойчивого развития на уровне предприятия большой вклад внес Дж. Коллинз.

Вопросы применения моделей и методов квантово-механической теории для решения теоретических и методологических задач управления социально-экономическими системами в последние годы активно разрабатываются рядом отечественных и зарубежных ученых: Д. Андреевым, И. Баргатиным, К. Беннетом, К. Валиевым, Д. Верищагиным, М. Гарбером, П. Гаряевым, Б. Гришаниным, С. Дорониным, Ю. Емельяновым, В. Задковым, А. Кокиным, Е. Леоновой, А. Малишевским, К. Титовым, У. Цуреком. Вопросы математического моделирования рассмотрены М., П. и Р. Городецки, А. Ионовым, М. Исидзука, С. Дорониным, Л. Заде, П. Квиата, У. Мунро, К. Немото, А. Пересом, Г. Петровым, Р. Тэфа и др.

Несмотря на внимание со стороны ученых к кругу обозначенных научных проблем, существующие исследования не уделяют центрального внимания идее развития как философской, этической и методологической базе экономических теорий, как их потенциальной парадигме. В проводимых исследованиях в целом недостаточен уровень исследований эволюции парадигмы экономической теории, в особенности в части выявления причин и характеристик современного постпарадигмального периода; не определены альтернативные парадигмы; недостаточен методологический аппарат сравнительного парадигмального анализа экономических теорий; не выявлена роль парадигмальных изменений на трансформацию социально-экономических систем.

Существующая теория развития социально-экономических систем не только не удовлетворяет требованиям экономической практики, но и не выдерживает теоретической критики, не соответствуя, во-первых, сущности современного развития, во-вторых, находясь в парадигмальном поле экономической теории, не рассматривающей развитие как цель и ценность. Эта важнейшая проблема не только не решена, но и не имеет удовлетворительной постановки в экономической литературе.

Современная теория фирмы не учитывает достигнутое квантово-механической теорией фундаментальное приращение знаний в отношении сущности, структуры и механизмов развития систем. Эти естественно научные знания можно применить в экономической теории, в частности, для управления развитием социально-экономических систем.

Фундаментальный характер и высокая актуальность названных теоретических и методологических проблем, недостаточный уровень их постановки и разработанности определяют объект, предмет, цель и задачи исследования.

Цель и задачи исследования. Цель исследования состоит в формировании теории и методологии развития социально-экономических систем.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

  • раскрыть сущность и содержание развития как философской, этической и методологической предпосылки экономических теорий; выявить метапарадигмы современного развития;
  • исследовать эволюцию парадигмы экономической теории; определить ключевые составляющие парадигмальной «решетки» различных экономических теорий; разработать схему парадигмальных оснований модели «Homo economicus», оценить соответствие парадигмальных альтернатив экономической теории задачам развития социально-экономических систем;
  • раскрыть специфику природы цикличности развития социально-экономических систем; провести сравнительный анализ понятий «экономическое развитие» и «экономический рост»; определить контуры экономической теории с позиции парадигмы развития;
  • проанализировать приращение знаний квантово-механической теории и методологии с точки зрения их применения для уточнения теоретических представлений о природе и институциональной структуре предприятий и совершенствования методологии управления развитием социально-экономических систем на микроуровне;
  • дополнить институциональную теорию фирмы с позиции эгрегориального подхода; разработать теорию развития социально-экономических систем (на основе результатов предыдущих задач исследования);
  • создать методологию управления развитием предприятий с применением квантово-механической методологии моделирования; определить алгоритмы управления развитием; построить матрицы допустимых стратегий развития); разработать метод оценки квантового потенциала развития предприятия;
  • провести эксперимент по применению элементов созданной теории и методологии развития социально-экономических систем.

Предмет и объект исследования. Объектом исследования в диссертационной работе являются социально-экономические системы различного уровня функционирования в современном реальном мире; экономические теории, раскрывающие содержание, тенденции и закономерности функционирования социально-экономических систем.

Предметом исследования выступают процессы развития (в комплексе характеристик и проявлений) и управления развитием социально-экономических систем различного уровня функционирования.

Методологическая, теоретическая и эмпирическая база исследования. Теоретической базой исследования являются труды классиков философии, экономической теории, результаты фундаментальных и прикладных исследований современных отечественных и зарубежных специалистов в области развития социально-экономических систем и др. областях знаний. Общей методологической базой диссертационного исследования является категориальный аппарат философии, общей теории систем, экономической теории, включая теорию фирмы, теории управления и квантово-механической теории. Исследование проводилось на основе диалектического метода познания – движения от общего к частному и единичному, от выявления сущности, содержания, принципов и закономерностей – к определению и анализу конкретных проявлений, механизмов и инструментов. Также были использованы методы анализа и синтеза, обобщения и абстракции. Для уточнения теоретических представлений о природе и институциональной структуре фирм и совершенствования методологии управления развитием социально-экономических систем был использован квантово-механический подход. При этом были определены общие парадигмальные основания, теоретические принципы и объекты, что позволило избежать научных метафор с предпосылками неопределенной корректности. На уровне методов и экспериментов обширно применялся современный аппарат экономико-математического моделирования, математической реконструкции и обработки данных, в том числе с использованием лицензионного программного обеспечения.

Информационной базой исследования явились фундаментальные исследования отечественных и зарубежных авторов, экспертные и аналитические материалы, а также собственные материалы автора, полученные в 1996–2009 гг. в ходе исследований процессов развития социально эконо-мических систем в Европе, США, арабских странах, Китае, Казахстане, Украине и России, в том числе в Челябинской области и г. Челябинске.

Научные результаты, выносимые на защиту.

1. Установлено, что структурность, движение (изменение), пространство и время являются неотъемлемыми чертами (свойствами) природной, социальной и духовной материи; определено, что сущность развития как высшего типа движения и изменения в материальном, социальном и духовном мире состоит в таком изменении объекта (субъекта),  которое связано с преобразованиями в его внутреннем строении, структуре; доказано, что развитие является имманентным, неотъемлемо присущим свойством объектов, а для социальных и социально-экономических систем – внутренней целью и ценностью существования субъектов.

2. Уточнено понятие парадигмы как комплекса не проявленных установок, предопределяющих понимание природы реальности, которые могут в оформленном качестве порождать многообразные философские, научные, религиозные, культурные и социально-экономические системы, имеющие, несмотря на внешние различия, общий знаменатель; раскрыта специфика парадигмы, состоящая в том, что в ней онтологический и гносеологический моменты еще не разделены и подлежат дифференциации лишь по мере того как базисные интуиции, проходя через парадигмальную решетку, оформляются в то или иное утверждение гносеологического характера.

3. Обоснована глубинная связь понятий «развитие» и «парадигма», заключающаяся в том, что сущность развития как процесса раскрытия имманентных, неотъемлемо присущих качеств объекта имеет в своей основе парадигму как исходную матрицу, задающую связи и свойства проявляемых в объекте качеств, а процесс проявления парадигмы на духовном, ментальном и материально-вещественном уровнях функционирования субъектов и формируемых ими социальных и социально-экономических систем и есть развитие. 

4. Выявлены корневые отличия базисных метапарадигм современного мира, формирующих аксиоматические основания ментальности и общих картин мира современных обществ, их социально-экономических систем и принадлежащих к одной из трех обобщающих парадигм: сферы, описывающей холизм и соответствующей циклическому восприятию времени (манифестационная и христианская (православная) парадигмы); луча, отражающего креационистские модели, основанные на линейной концепции времени; отрезка, являющегося моделью мондиализма как парадигмы современности, время в которой сворачивается к движущейся по отрезку точке.

5. Установлено, что в понимании  сущности парадигмы, корневых отличий базисных парадигм находится ключ не только к пониманию развития как такового, но и различий в его определении с позиции той или иной парадигмы. Развитие в парадигме луча принимает форму прогресса. Линейное время задает линейный вектор развития и количественный характер изменений, выражающийся в росте материального благосостояния как меры развития. В парадигме отрезка, во времени, свернувшемся в движущуюся по отрезку точку, в мондиальном мире развития нет, оно еще более уходит в количественные изменения в материальном мире и его производных. И лишь в парадигме сферы (и в первую очередь, в христианской (православной) парадигме развитие осуществляется, с одной стороны, объектом (субъектом) развития как проявление его внутренних качеств, с другой – со стороны изначальной сущности, «полюса» сферы как схватывание процесса целиком и онтологическое укоренение развития. Человек может осуществить себя как «Homo maximus», как образ изначальной сущности через активное развитие (творчество). 

6. Выявлено, что в современной экономической теории доминирует разнопрофильный набор парадигм, концепций и теорий мондиального «мейнстрима», нашедшего отражение в усовершенствованной концепции «экономического человека»; в критическом ключе раскрыты методологические принципы исследования «экономического человека», распространенные неоклассиками и неоинституционалистами на различные области социальной сферы и получившие обобщенное выражение в термине «экономический империализм».

7. На основе сравнительного анализа основных экономических концепций XVII – XXI вв. выделены ключевые элементы парадигмальной «решетки», включающие в себя: идею, систему ценностей, цель существования людей как субъектов экономической деятельности; имманентные (неотъемлемо присущие) элементы экономической системы; субъектно-объектные взаимосвязи и их характер; характеристики экономического равновесия как удовлетворительного состояния сбалансированности элементов экономической системы, при котором достигается искомое целеполагание субъектов экономической деятельности; субъект (сила), обеспечивающая искомое равновесие. 

8. Определена центральная интегрирующая роль категорий «цикличность развития» и «равновесие» в форматировании и внешнем проявлении парадигмальных оснований экономической теории; выявлено, что развитие социально-экономических систем объективно носит циклический характер; цикличность как форма развития социально-экономических систем охарактеризована как непрерывное колебательное движение, чередование подъемов и спадов, преимущественно экстенсивного и интенсивного типов развития; установлено, что циклические периодические колебания являются способом установления равновесия социально-экономических систем, а неравновесие как промежуточная ситуация между двумя центрами равновесия, должно носить созидательный характер и обусловливать устойчивое экономическое развитие.

9. Проведено разграничение понятий «экономическое развитие» и «экономический рост»; предложено в термин «экономическое развитие» помимо понятия «рост» включать понятие «устойчивость»; доказано, что экономический рост является необходимым, но недостаточным условием устойчивого развития, для достижения которого развитие социальной сферы и охрана окружающей среды должны составлять неотъемлемую часть процесса развития социально-экономических систем.

10. Развитие в качестве универсальной категории, парадигмально  основываясь на ценностях развития как имманентного свойства и внутренней цели деятельности субъектов, применимо и к предприятиям как бизнес-производным человеческой деятельности, как специфическому способу ее организации; на основе анализа различных теорий фирмы обоснован тезис о том, что в современном мире нарушены ценностные приоритеты универсальной качественной категории развития по отношению к частной количественной – прибыли, богатству, чрезмерному благосостоянию.

11. В рамках существующих теорий фирмы выявлен ряд нерешаемых проблем (парадигмы, объекта, интерференции, отсутствия понимания того, что развитие социально-экономических систем невозможно вне управления этими процессами); для их решения предложен теоретический, методологический и прикладной инструментарий квантово-механической теории.

12. С использованием теоретических и методологических возможностей квантово-механической теории сформированы основы теории развития социально-экономических систем, определены принципы их развития; теория фирмы дополнена с позиции эгрегориального подхода; разработан методический подход к квантовому моделированию предприятий и определению механизма управления их развитием.

13. На основе данного теоретического фундамента создана методология управления развитием предприятий; определен принципиальный алгоритм математического моделирования экономических систем с использованием квантово-механической методологии; разработана математическая реконструкция матрицы плотности квантово-механической N –элементной модели предприятия; сформулированы основные положения методологии управления развитием предприятия на основе его квантово-механической модели, определены и исследованы матрицы допустимых стратегий.

14. Разработана исследовательская программа, включающая классификацию эгрегориальных личностных принадлежностей, методический подход к томографии кубитов индивидуальных сознаний личностей работников для реконструкции квантового состояния предприятия, метод диагностики, алгоритмизация расчета и исследования квантового потенциала развития предприятия, определения допустимых для него стратегий развития. 

Научная новизна результатов исследования состоит в разработке теории и методологии развития социально-экономических систем, и характеризуется следующими основными положениями.

1. Раскрыта сущность развития как процесса проявления парадигмы (исходной матрицы, задающей связи и свойства проявляемых качеств) на духовном, ментальном и материально-вещественном уровнях функционирования субъектов и формируемых ими сообществ, что дало возможность рассматривать развитие как универсальную потенциальную парадигму функционирования социально-экономических систем; выявлены корневые отличия базисных метапарадигм современного мира, определяющих характер развития (п.п. 4.1, 4.2 Паспорта специальности 08.00.01 ВАК РФ).

2. Установлено, что в современной экономической теории доминирует набор парадигм, концепций и теорий мондиального «мейнстрима», нашедшего отражение в усовершенствованной концепции «экономического человека» – RREEMM; раскрыты методологические принципы его исследования, распространенные неоклассиками и неоинституционалистами на различные области социальной сферы и получившие обобщенное выражение в термине “экономический империализм»; доказана принципиальная неспособность указанной парадигмы обеспечивать развитие социально-экономических систем, обусловленная линейной концепцией времени, задающей линейный вектор развития и количественный характер изменений, выражающийся в росте материального благосостояния как меры развития (п.п. 4.1, 4.2 Паспорта специальности 08.00.01 ВАК РФ).

3. Выявлена структура парадигмальной «решетки» различных экономических концепций, включающая в себя:

- идею, систему ценностей, цель существования людей как субъектов экономической деятельности;

- имманентные элементы экономической системы;

- субъектно-объектные взаимосвязи и их характер;

- характеристики экономического равновесия как удовлетворительного состояния сбалансированности элементов социально-экономической системы, при котором достигается искомое целеполагание субъектов экономической деятельности;

- субъект (силу), обеспечива-ющий равновесие (п.п. 4.2, 4.7 Паспорта специальности 08.00.01 ВАК РФ).

4. Предложена смена парадигмы «Homo economicus» на парадигму «Homo maximus», в которой развитие осуществляется, с одной стороны, объектом (субъектом) развития как проявление его внутренних качеств, с другой – со стороны изначальной сущности, «полюса» сферы как схватывание процесса целиком и онтологическое укоренение развития; выявлено, что данная парадигма основана на приоритете качественных изменений над количественными, динамическом равновесии развития, принципах экономико-политической иерархии отношений и традиционных системах ценностей (п.п. 4.1, 4.2 Паспорта специальности 08.00.01 ВАК РФ).

5. Определена центральная интегрирующая роль категорий «равновесие» и «цикличность развития» в форматировании и внешнем проявлении парадигмальных оснований экономической теории; выявлено, что развитие социально-экономических систем объективно носит циклический характер; установлено, что циклические периодические колебания являются способом установления равновесия социально-экономических систем, а неравновесие как промежуточная ситуация между двумя центрами равновесия, должно носить созидательный характер и обусловливать устойчивое экономическое развитие (п.п. 4.1, 4.2 Паспорта специальности 08.00.01 ВАК РФ).

6. Установлено, что целесообразность и возможность применения квантово-механической теории и методологии для уточнения теоретических представлений о природе и институциональной структуре фирм (предприятий) и совершенствования методологии управления развитием социально-экономических систем обусловлена а) расширением естественно-научных представлений о природе и структуре фирмы и необходимостью их включения в теорию фирмы; б) соответствием фундаментальных квантово-механических процессов декогеренции и рекогеренции процессам развития в системах любого вида; в) отсутствием объектных ограничений в применении аппарата квантово-механической теории; г) необходимостью включения новых знаний о процессах развития в теорию и методологию развития социально-экономических систем (п.1.4 Паспорта специальности 08.00.01 и п.п. 15.1, 15.15 Паспорта специальности 08.00.05 ВАК РФ).

7. Введено новое, расширяющее и уточняющее определение фирм с использованием эгрегориального подхода, примененного в контексте квантово-механической теории, включающее: 1) классическое определение фирмы; 2) эгрегор фирмы, как ее образ в квантовом домене реальности; 3) кубиты (квантовые модели) ключевых индивидуумов (лидеров) фирмы в виде векторов состояний двухуровневых систем; 4) кубиты остальных участников взаимодействий; 5) квантовые корреляции кубитов между собой и с объектами внешней среды, и отражающее новые теоретические представления о ее природе, структуре и механизме функционирования (п.п. 1.4 Паспорта специальности 08.00.01 ВАК РФ).

8. Установлено, что возможность и способность социально-экономических систем к развитию определяется уровнем их негэнтропии, находящейся в обратной связи с энергоинформационной энтропией фон Неймана. Для количественной оценки введены, параметрированы и нормированы базовые показатели «квантовый потенциал развития», представляющий собой градиент имеющейся энергии системы, и «уровень устойчивости квантового потенциала развития», являющийся мерой волатильности энергии системы (п. 1.4 Паспорта специальности 08.00.01, п.п. 15.1, 15.2, 15.15, 15.17 Паспорта специальности 08.00.05 ВАК РФ).

9. Осуществлена адаптация существующих моделей и методов квантово-механической теории для моделирования социально-экономических систем с целью управления их развитием; определен принципиальный алгоритм математического моделирования социально-экономических систем на базе квантово-механической методологии с применением теории комплексных множеств и вероятностей комплексных событий, а также классической теории вероятностей, теории нечетких множеств и нечеткой логики, впервые позволяющий осуществлять корректные естественнонаучные расчеты квантовых потенциалов развития и уровней их устойчивости для управления развитием предприятий (п.п. 15.1, 15.17 Паспорта специальности 08.00.05 ВАК РФ).





10. Создана методологии управления развитием предприятий, включающая: а) расчет квантового потенциала развития и уровня его устойчивости; б) формирование матрицы рациональных стратегий развития предприятий в системе координат «уровень квантового потенциала развития» - «уровень устойчивости квантового потенциала развития (стратегии выживания; командообразования и накопления потенциала; стабильного развития и роста в своем формате деятельности; пассионарного развития, расширения формата деятельности; выхода); в) алгоритм выбора управляющих воздействий, обеспечивающих развитие предприятий, включающий: исследование матрицы стратегий; оценка и выбор вариантов; факторный анализ векторов развития и распада с выявлением улучшающих управляющих воздействий; оценку возможности и очередности их осуществления с последующим принятием решений (п.п. 15.1, 15.2, 15.13, 15.15, 15.17 Паспорта специальности 08.00.05 ВАК РФ).

11. Определена исследовательская программа, обеспечивающая мониторинг и управление развитием предприятий, включающая:

- получение необходимой и достаточной информации для математического моделирования предприятия, определения его вектора состояний, матрицы плотности и расчета параметров квантового потенциала развития и уровня его устойчивости;

- идентификацию места предприятия в матрице стратегий развития и выявление допустимых для него сценариев при данном соотношении квантового потенциала развития и уровня его устойчивости;

- факторный анализ векторов развития и распада и выявление управляющих воздействий, благоприятно влияющих на квантовый потенциал развития предприятия и изменение доступной для нее стратегии развития (п.п. 15.1, 15.2, 15.13, 15.17 Паспорта специальности 08.00.05 ВАК РФ).

Теоретическая и практическая значимость диссертационной работы заключается в том, что в ней снимается принципиальное противоречие (на уровне парадигмальных оснований, теории и методологии) между практикой и экономической теорией, теорией развития социально-экономических систем, которые рассматриваются с позиции единой, универсальной парадигмы их функционирования. Субъекты управления впервые получают возможность моделировать, оценивать и влиять на непроявленные состояния и нелокальные корреляции, тем самым предвосхищая события и управляя факторами их декогеренции. Вводится новый инструментарий исследования, оценки и селекции субъектов управления с позиции соответствия ключевых фигур управленческого персонала эгрегору предприятия и влияния на его развитие. Результаты работы могут быть использованы руководителями предприятий и органов власти, а также в учебном процессе в системе высшего образования.

Соответствие диссертации Паспорту научной специальности. Диссертационная работа выполнена: в рамках Паспорта специальности 08.00.01 ВАК РФ – «Экономическая теория»: п. 4.1 – «Философские, этические и методологические предпосылки экономических теорий», п. 4.2 – «Эволюция парадигмы экономической теории», п. 4.7 – «Методология историко-экономических исследований», п. 1.4 – «Институциональная и эволюционная экономическая теория: теория прав собственности, теория транзакционных издержек; институциональная теория фирмы; эволюционная теория экономической динамики; теория переходной экономики и трансформации социально-экономических систем; социально-экономические альтернативы»; в рамках Паспорта специальности 08.00.05 ВАК РФ – «Экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами промышленности»: п. 15.1 – «Разработка новых и адаптация существующих методов, механизмов и инструментов функционирования экономики, организации и управления хозяйственными образованиями промышленности», п.15.2 – «Формирование механизмов устойчивого развития экономики промышленных отраслей, комплексов, предприятий», п.15.13 – «Инструменты, методы менеджмента промышленных предприятий, отраслей, комплексов», п.15.15 – «Теоретические и методологические основы эффективности развития предприятий, отраслей и комплексов народного хозяйства», п.15.17 – «Теоретические и методологические основы мониторинга развития экономических систем народного хозяйства».

Апробация и реализация результатов исследования осуществлена в процессе докладов и обсуждения ее результатов на 25 международных, всероссийских и региональных научно-практических конференциях в 1996–2009 годах в гг. Вене, Лондоне, Москве, Киеве, Санкт-Петербурге, Челябинске, Волгограде и Тюмени. Теоретические и методические разработки применены рядом российских холдингов («Промышленные инвестиции», «Объединенные кирпичные заводы», «Евразийская строительная компания» и др.), а также «EMB Expert Management Beratung» (Австрия).

Результаты диссертационного исследования применяются в учебном процессе в Южно-Уральском государственном университете и в ряде вузов г.Челябинска по дисциплинам «Экономическая теория», «Теория переходной экономики и трансформации социально-экономических систем», «Зако-номерности эволюции социально-экономических систем», «Теория и методология развития социально-экономических систем» по специальности 080101 «Экономическая теория» и по дисциплинам «Теория управления», «Исследование систем управления» по специальностям 080507 «Менеджмент организации» и 080502 «Экономика и управление в строительстве».

Публикация результатов исследования. Основные положения диссертации отражены в 38 публикациях автора общим объемом более 75 п.л., включая 3 монографии, из них 2 изданных без соавторов, а также 11 статей в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Структура и объем диссертационного исследования определены логикой и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, 6 глав, заключения, списка используемой литературы и приложений. Текст диссертации изложен на 341 страницах, содержит 21 таблицу, 16 рисунков и 45 формул. Список литературы состоит из 393 наименований.

Во введении обоснована актуальность темы исследования, показана ее теоретическая, методологическая и практическая значимость, дана характеристика степени разработанности проблемы, сформулированы обладающие научной новизной основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Развитие как универсальная потенциальная парадигма функционирования социально-экономических систем» – исследованы сущность и содержание развития как потенциальной универсальной парадигмы социально-экономических систем, раскрыта эволюция понятия развития в философской мысли, охарактеризованы метапарадигмы современного развития.

Во второй главе – «Эволюция парадигмы экономической теории» раскрыта структура парадигмальных оснований экономической теории и ее эволюция в XVII- XXI вв., намечены контуры экономической теории с позиции парадигмы развития, выявлены проблемы существующих теорий развития социально-экономических систем на микроуровне. 

В третьей главе – «Теория развития социально-экономических систем» – исследована возможность применения положений квантовой механики в теории развития социально-экономических систем, дополнено теоретическое представление о социально-экономических системах с позиции эгрегориального подхода, определены принципы, критерии и базовые модели развития социально-экономических систем.

В четвертой главе – «Методология управления развитием предприятия» – адаптированы модели и методы квантовой механики для моделирования предприятий, определены принципы и методы управления их развитием, включая формирование матрицы допустимых стратегий.

В пятой главе – «Исследовательская программа обеспечения управления развитием предприятия» – сформирована исследовательская программа диагностики квантовых состояний предприятий, задан алгоритм расчета и исследования квантового потенциала развития, структура выводов и управленческих решений.

В шестой главе – «Итоги эксперимента по применению квантово-механического подхода к развитию предприятия» – определены исследовательская программа, условия, допущения и порядок проведения эксперимента в условиях холдинга «Объединенные кирпичные заводы» (Челябинск), построена квантово-механическая модель предприятия, рассчитан квантовый потенциал развития, уровень его устойчивости, сформирована матрица допустимых стратегий развития, определены стратегия и управленческие действия, направленные на обеспечение развития предприятия.

В заключении обобщены основные результаты, сформулированы выводы и рекомендации для теории и практики.

  1. ОСНОВНЫЕ положения диссертации,  ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Теоретическое положение о развитии как потенциальной универсальной парадигме функционирования социально-экономических систем. 

Неотъемлемыми чертами природной, социальной и духовной материи, без которых ее не существует, являются структурность, движение, пространство и время. 

В основе современных научных представлений о строении материи лежит идея ее системной организации, при которой любой объект существующей реальности рассматривается как система, характеризующаяся наличием элементов и связей между ними. Существование любого объекта реальности возможно только благодаря взаимодействию образующих его элементов. Кроме внутреннего взаимодействия между элементами системы происходит ее взаимодействие с внешней средой. В этой связи в процессе внутреннего и внешнего взаимодействия некоторые свойства, отношения и связи элементов изменяются, но основные же связи системы могут сохраняться и обусловливать существование системы как целого. Сохранившиеся связи называют инвариантными, т. е. устойчивыми, не изменяющимися, образующими ее структуру. Эти изменения, называемые в философии также движением, представляют собой неотъемлемую характеристику бытия, внутренне ему присущи. Иными словами, природная, социальная и духовная материя не может существовать вне движения. Любой объект, предмет, явление или процесс существуют лишь благодаря тому, что в нем воспроизводятся определенные типы движения, при их уничтожении объект прекращает свое существование. 

В философии выделяется два основных типа движения: а) движение, связанное с сохранением устойчивости предмета (объекта, явления или процесса), его качества. Однако, как уже отмечалось, в объекте постоянно происходят некоторые изменения, поэтому он никогда не тождественен самому себе; б) движение, связанное с переходом от  одного качества к другому, изменением качественного состояния предмета. Неотъемлемыми характеристиками материи выступают также пространство и время. Понятие пространства имеет смысл лишь потому, что материя обладает сложной структурой. Особенности социального пространства тесно связаны со спецификой социального времени, которое является временем социально-экономической жизни и вписано во внешнее по отношению к нему время осуществления природных процессов. Социальное время является мерой изменчивости социальных процессов, преобразований жизнедеятельности человека и общества, протекающее неравномерно.

Развитие представляет собой высший тип движения и изменения в природе и обществе, связанный с переходом от одного качественного состояния к другому, от старого к новому. Всякое развитие характеризуется: специфическим объектом; структурой (механизмом); источником; формами; направленностью. Если процесс изменения охватывает любые объекты и любые его стороны, то процесс развития – далеко не всякое изменение объекта, а лишь то, которое связано с преобразованиями во внутреннем строении объекта, в его структуре.

Если учесть, что любая структура характеризуется тремя параметрами – количеством её составляющих, порядком их расположения друг относительно друга и характером зависимостей между ними, то развитие будет означать переход от структуры одного качества (с одним количеством, порядком и типом зависимостей составляющих) к структуре другого качества (с иным количеством, порядком и типом зависимостей составляющих).

Структуры объекта в исходном и результирующем пунктах развития суть определенные состояния развивающегося объекта, ограниченные во времени, то есть исторические состояния. Стало быть, процесс развития, взятый с точки зрения его механизма в целом, есть ряд исторических состояний объекта в их переходах от одного к другому, от предшествующего к последующему, т. е. протекающих во времени. Время при этом не тождественно понятию «ход времени», во-первых, потому, что в определенных границах течение времени может не сопровождаться качественными изменениями в объекте, во-вторых, потому, что в одни и те же промежутки времени различные объекты могут проходить в своем развитии не одинаковые «расстояния». Иначе говоря, развитие того или иного объекта является функцией не объективного хода времени как такового, а жизнедеятельности самого объекта.

В отличие от движения, изменения, которые могут вызываться действием и внешних по отношению к движущему объекту сил, развитие представляет собой самодвижение объекта – имманентный процесс, источник которого заключен в самом развивающемся объекте. Сущность развития как процесса раскрытия вовне имманентных, неотъемлемо присущих качеств объекта остро ставит вопрос о глубинной связи понятий «парадигма» и «развитие», а также о том, как они осуществляются в «пространстве-времени».

В отличие от определений парадигмы, данных Г. Бергманом, Т. Куном, Ф. Капром, мы под парадигмой понимаем обширный комплекс не проявленных установок, предопределяющих саму манеру понимания и рассмотрения природы реальности, которые могут в оформленном качестве порождать многообразные философские, научные, религиозные, мифологические и культурные системы и комплексы, имеющие, несмотря на все внешние различия, некоторый общий знаменатель.

Совокупности действующих парадигм современного мира формируют аксиоматические основания ментальных систем и общих картин современных обществ. В качестве наиболее глубинной основы этих процессов выступает проявление и сложное взаимоотношение манифестационной, креационной и христианских религиозно-философских парадигм (парадигм Традиции). Кроме того, отход от Традиции, произошедший в Западном мире в XVII – XXI вв. и целостно завершенный в США во второй половине XX в. привел к формированию мондиализма, являющегося, по сути, самостоятельной базисной парадигмой современности.

Данные базисные парадигмы можно представить моделью трех обобщающих парадигм: сферы, луча и отрезка. Парадигма сферы описывает холизм и представляет манифестационную и христианскую (наиболее точно – православную) парадигмы, которым соответствует циклическое восприятие времени. Парадигма луча отражает креационистские  модели, ей соответствует линейная концепция времени. И, наконец, парадигма отрезка является моделью мондиализма как парадигмы современности. Время в нем сворачивается к движущейся по отрезку точке. Иначе говоря, толкование времени как линейного и поступательного в своем течении отступает на задний план и первостепенное значение приобретает понятие «теперь», включающее в себя и прошлое и будущее. 

В понимании сущности парадигмы, в рассмотренных «корневых» отличиях базисных парадигм находится и ключ к пониманию развития как такового, а также различия в его определении. Сущность развития как процесса раскрытия имманентных, неотъемлемо присущих качеств его объекта неизбежно и объективно требует наличия в его основе парадигмы как исходной матрицы, задающей связи и свойства проявляемых в объекте качеств. Более того, процесс проявления парадигмы и есть развитие как вертикальный процесс, из онтологической глубины в гносеологическое проявление с качественными изменениями наблюдаемых, познаваемых свойств без изменения их онтологической сущности.

Однако понимание развития с позиции (точнее: в контексте проявления) той или иной метапарадигмы существенно различается. Развитие в понимании манифестации является естественным процессом самораскрытия глубинных качеств в циклическом «эонотопосе». С одной стороны, развитие объекта значимо, естественно, следует из всего мира, и его проявляет. С другой стороны, развитие не существенно, поскольку в больших циклах сводится только к изменениям, к повторяющемуся циклу. Развитие в парадигме Традиции осуществляется, с одной стороны, объектом (субъектом) развития как проявление его внутренних, изначальных качеств, с другой стороны, со стороны изначальной сущности, «полюса» сферы, как схватывание» процесса целиком. Человеку предлагается осуществить себя как «Homo maximus» через активное развитие (творчество). Развитие в парадигме луча принимает форму прогресса. Линейное время задает линейный вектор развития и количественный характер изменений, проявляющийся в росте материального благосостояния как меры развития. Так ли это плохо? Это вопрос личного метафизического риска, целей и приоритетов в жизни. В парадигме отрезка, во времени, свернувшемся в движущуюся по отрезку точку, в мондиальном мире, развития нет, оно уходит в количественные изменения в материальной мире и его производных.

В современном мире политически доминирует разнопрофильный набор парадигм-концепций и теорий «мондиального мейнстрима», находящих практическое отражение в концепции глобализации.

Серьезным катализатором осмысления последствий доминирования мондиального «мейнстрима» стал мировой финансово-экономический кризис 2007- 2010 гг. По мнению Ж. Аттали, этот кризис является предупреждением человечеству о грядущих опасностях анархической и хищнической глобализации. Недостаточность спроса возникает по причине увеличения доли прибыли в национальном доходе и, в частности, в финансовом секторе: если в 1960 г. она составляла 14% валового дохода американских предприятий, то в 2008 г. – уже 39%. Соответственно, заработная плата в относи-тельном измерении понижается: сегодня она даже ниже, чем была в 1979 г.

Сущность развития, таким образом, раскрывается через его онтологию, гносеологию и телеологию. Онтология развития заключается в том, что развитие является имманентным, неотъемлемо присущим свойством и внутренней целью, ценностью, существования каждого субъекта и, следовательно, формируемых субъектами общностей. Телеологической сущностью развития является укорененность характера его проявления в той или иной метапарадигме. Это позволяет также определять развитие как процесс проявления метапарадигм на духовном, ментальном и материально-вещественном уровнях функционирования субъектов и формируемых ими социальных и социально-экономических систем. Гносеология развития раскрывается через осмысление, «пропускание через ее матрицы» процессов и явлений, отражающих деятельность субъектов и формируемых ими систем любого типа. Сущность и содержание  развития придают ему характер потенциальной (скрытой до момента ее осмысления) универсальной парадигмы, на базе которой должны строиться общественные науки, включая экономическую теорию. 

2. Концепция эволюции парадигмы экономической теории.

Проведенный анализ основных экономических концепций XVII-XXI вв. позволил нам выделить ряд достаточно жестких предпосылок (принципов), характерных для методологии исследования «экономического человека». Предполагается, что человек: от природы является эгоистом; рассматривается как некий атомизированный индивидуум с независимыми субъективными предпочтениями вне его конкретных социальных взаимосвязей; находится в ситуации ограниченности доступных ему ресурсов; рационален; хорошо информирован; в производственной функции «уравнивается с вещественными факторами , поэтому оба предстают как однородные взаимозаменяемые ресурсы.

Учитывая это, особое внимание следует обратить на то обстоятельство, которое очевидно при анализе научных трудов практически всех авторов классической и неоклассической экономической теории: ценность индивидуализируемых благ и общественного блага, понимаемого совокупно-количественно в контексте доходов, прибыли, богатства, находится вне прямой связи с развитием, с сущностной причиной их возникновения. Не в этом ли причина конфликтов современного западного мира как в экономическом, так и в личностном аспектах на протяжении XIX-XXI вв., когда эта парадигма стала главенствующей?

С момента возникновения экономической теории, изначально построенной на либеральной парадигме, и до настоящего времени экономическая мысль «расшивает» возникающие «узкие места», создавая и совершенствуя свой инструментарий. Однако развитие современной неоклассики идет не только «вглубь», но и «вширь». Расширение «поля» для микроэкономических исследований происходит через утверждение экономического подхода в качестве общепринятого, определяющего подхода к человеческому поведению даже в недоступных для него ранее сферах.

Распространение методологических принципов неоклассики на различные области социальной сферы получило в литературе название «экономического империализма». Здесь речь идет о распространении теории рационального выбора на социальные сферы и явления – здравоохранение, образование, домашнее хозяйство, дискриминацию, брак, преступность и т. д., ранее относящиеся к предмету изучения социологии. Данные сферы трактуются сегодня как различные, относительно самостоятельные виды рынков, а аналитический аппарат микроэкономических исследований превращается в универсальное средство для описания человеческого поведения.  Поведение человека при решении таких жизненно важных  проблем как, например, заключение брака, желание иметь детей, поступление в университет, возбуждение судебного иска и т. д. стало считаться аналогичным его поведению на рынке.

Распространение явления «экономического империализма» привело к появлению усовершенствованной модели экономического человека, получившей название: «Изобретательный, Испытывающий ограничения, Имею-щий ожидания, Оценивающий, Максимизирующий человек (RREEMM), которая также не решает указанных проблем. В появляющихся в последние десятилетия альтернативных моделях внимание обращается на мотива-ционные моменты поведения человека, не используемые в неоклассичес-кой парадигме. В первую очередь, необходимо отметить модель человека типа ADON («Альтернативный, Дезинтегрирующий, Порождающий, Благородный человек»), приходящую на смену экономическому (RREEMM) и социологическому человеку (SRSM), и описанную в отечественной литературе Ю. Васильчуком, и модель «креативного человека» Б. Корнейчука.

В результате проведенного краткого обзора парадигмальных оснований экономической теории и осуществленных в XIX – XXI вв. действий по их корректировке, таким образом, можно констатировать, что: 

1. Существует конфликт парадигм развития и экономического либерализма: процесс раскрытия внутренне имманентных онтологических свойств субъектов и объектов искусственно замещается их внешним отражением и проявлением. Причина замещается следствием.

2. Рыночно-потребительская цивилизация, основанная на модели «экономического человека» не только исчерпала себя, завела общество в тупик, но более того стала постепенно подводить всю планету к черте гибели. Способность производить и потреблять огромное количество товаров выступает в таком обществе как самоцель, как основная форма жизнедеятельности. Так в 80-е гг. XX в темпы роста потребления в странах Запада более чем в два раза превышали их производительность труда. Этим и определяется их паразитическая эксплуатация сырьевых и интеллектуальных ресурсов других стран, и прежде всего, России. Дальнейшее развитие общества потребления приведет к прекращению существования человечества, ибо к концу XXI столетия на планете природные ресурсы, по прогнозам, будут исчерпаны.

3. Базовые элементы экономической парадигмы, изначально сформулированной в классической политической экономии А. Смитом, существенно расширились и модифицировались, но не в такой степени, чтобы говорить о фактически произошедшем сущностном изменении.

4. Дополнения, произведенные к неоклассической парадигме в процессе развития экономической науки, принципиально изменили характер и нарушили целостность используемых парадигмальных оснований. Они содержат в себе, наряду с классическими и неоклассическими, элементы новой зарождающейся парадигмы, а это позволяет говорить о наступлении постпарадигмального периода в современной экономической теории, о необходимости выработки новой парадигмы общественного развития. 

3. Структура парадигмальных оснований экономических теорий.

В процессе исследования эволюции парадигмы экономической теории мы столкнулись с отсутствием удобного методологического инструмента соответствующих исследований, позволяющего выделять и сравнивать элементы экономической парадигмы, а также выявлять постепенное накопление возникающих в них изменений, чреватых в последствии преодолением существующей парадигмы и наступлением постпарадигмального периода, и далее, сменой парадигмы.

Анализ отражения в экономических теориях устойчивых, повторяющихся связей в социально-экономических явлениях и процессах, их структурных характеристик, закономерностей функционирования и изменения экономических отношений позволил нам выделить следующие общие, постоянно присутствующие в явном или не явном виде ключевые вопросы, определяющие «парадигмальную решетку» экономических теорий: идея, система ценностей, цель существования людей как субъектов экономической деятельности; имманентные (неотъемлемо присущие) элементы экономической системы; субъектно-объектные взаимосвязи и их характер; характеристики экономического равновесия как удовлетворительного состояния сбалансированности элементов экономической системы, при котором достигается искомое целеполагание субъектов экономической деятельности; субъект (сила), обеспечивающая искомое равновесие;

Выявленная структура парадигмальных оснований экономических теорий позволяет уточнить методологию историко-экономических исследований и методологию исследований эволюции парадигмы экономической теории. В соответствии с заданной структурой парадигмальные основания рассмотренных выше базисных подходов современной экономической теории обобщены в таблице 1.

4. Контуры парадигмальных оснований модели человека «Homo maximus». 

Центральную, интегрирующую роль в нашем видении контуров парадигмы «Homo maximus» играют категории «равновесие» и «цикличность развития» (в их новом содержании и определении) в форматировании и внешнем проявлении парадигмальных оснований экономической теории. По сути дела, модель и параметры приемлемого равновесия экономической системы по своему сущностному выражению являются квинтэссен-

22

Таблица 1

Парадигмальные основания экономической теории

№№№

Подходы

Идея, система

ценностей

Базовые элементы экономической системы и субъектно-объектные взаимосвязи

Экономическое

равновесие

Субъект (сила),

обеспечивающая

равновесие

11.

А. Смит и классическая школа

«Homo economicus»: приоритет денежных результатов деятельности, дохода, прибыли, богатства как цель деятельности человека

Предприятия и горизонтальные отношения между ними (отношения купли-продажи

Балансирование естественных норм прибыли предприятий, при котором обеспечивается расширенное воспроизводство, прогресс и максимизация богатства индивидов и нации

Бессубъектный субъект «Невидимая рука рынка», как результат стихийного взаимодействия предприятий, laissez faire

22.

К. Маркс и марксизм

«Homo economicus» с акцентом на источники возникновения и справедливое распределение богатств и власти между Трудом и Капиталом

При капитализме: Труд и Капитал, связывающие их горизонтальные (противостоящие) отношения эксплуатации.

При социализме и коммунизме – Труд, вступающий сам с собой в сознательные вертикально-горизонтальные отношения развития.

При капитализме не достижимо в силу не снимаемого противоречия Труда и Капитала, что приводит к кризисам и социалистической революции. Далее – «справедливое» балансирование распределения экономических результатов для обеспечения развития и потребления

При капитализме: капитал (не успешно).

При социализме: бессубъектный субъект «Сознательный пролетариат» и его агрегат – коммунистическая партия

33.

Ф.Лист, М.Вебер, С. Витте и др.

«Homo economicus» с  национально-государственным акцентом развития, с введением надличностной объектно-ценностной общности, нации

Государство, предприятия; вертикальные отношения между ними в части создания и регулирования среды развития; горизонтальные отношения между ними в части отношений купли-продажи

Балансирование текущих возможностей и потребностей в интересах всестороннего развития производительных сил для обеспечения долгосрочного богатства нации и, следовательно, ее членов

Государство в части стимулирования и обеспечения условий развития производительных сил посредством протекционизма. «Невидимая рука рынка» в части балансирования текущих экономических пропорций

44.

Неоклас-сическая школа

«Homo economicus» с акцентом на удовлетворение широкого круга потребностей индивидов («все, что можно купить») и стабильность функционирования экономической и политической системы

Индивиды, предприятия, государство и система горизонтальных отношений между ними

Балансирование спроса и предложения на рынках труда, денег, товаров и капитала при полной занятости и совершенной конкуренции, основанное на концепции рационального выбора. Участие государства в перераспределении, при котором обеспечивается удовлетворение потребностей индивидов и стабильность экономической и политической системы

Индивидуумы, генерирующие потребности и вменяющие путем рационального выбора ценность товарам и факторам производства. Государство в части перераспределения. Рынок не содержит сил - источников нарушения равновесия, laissez faire

 

                                                       Окончание табл. 1

№№№

Подходы

Идея, система

ценностей

Базовые элементы экономической системы и субъектно-объектные взаимосвязи

Экономическое

равновесие

Субъект (сила), обеспечивающая  равновесие


55.

Й.  Шумпетер

«Homo economicus» с акцентом на ценности и идеи развития. Предприниматель как носитель специфических качеств и волевых установок, самореализующийся в развитии

Государство, предприятия, субъекты-предприниматели. Вертикальные отношения с государством в части создания и регулирования среды развития; горизонтальные отношения в части купли-продажи; вертикальные отношения с субъектами-предприни-мателями в части инициации и осуществления действий

Динамический процесс смены стадий сбалансированности и несбалансированности элементов экономической системы, сопровождающийся появлением качественных изменений (инноваций) и приводящий к ее развитию (динамическое равновесие)

Государство в части обеспечения условий развития. «Невидимая рука рынка» в части балансирования текущих экономических пропорций. Предприниматель как  носитель специфических качеств и волевых установок, как основное определяющее и действующее лицо

66.

Дж.М. Кейнс и кейнсианство

«Homo economicus» с акцентом на роли государства в создании условий бескризисного стабильного функционирования экономической и политической системы

Индивиды, предприятия, государство. Вертикальные отношения с государством в части регулирования экономики: фискальная политика, денежно-кредитная политика, социальная политика, госрасходы, индикативы. Горизонтальные отношения в части купли-продажи.

Балансирование зарплаты, цен и процента на едином рынке труда, денег, товаров и капитала, при неполной занятости и несовершенной конкуренции, принципиально достижимое только в большей или меньшей степени (вследствие постоянного дисбаланса инвестиций и сбережений) за счет госрегулирования через «равновесие» между инфляцией и безработицей

Государство, регулирующее фоновые условия деятельности предприятий и домашних хозяйств (макроэкономика). «Невидимая рука рынка» в части балансирования текущих экономических пропорций на отдельных рынках (микроэкономика).

  23

77.

Неоинституционализм

«Homo economicus» с акцентом на ограниченную рациональность, оппортунистическое поведение и роль институтов в нормальном функционировании экономической и политической системы

Экономические агенты (индивидуумы), принимающие решения (методологический индивидуализм), предприятия как целевые функции и ограничения для экономических агентов, институты (в том числе государство) как рациональные издержки поддержания стабильности экономической и политической системы (горизонтальные и вертикальные отношения)

Балансирование спроса и предложения на рынках труда, денег, товаров и капитала, основанное на концепциях рационального выбора, с высокой ролью институтов как инструмента повышения эффективности рационального выбора, при котором обеспечивается удовлетворение потребностей индивидуумов и стабильность экономической и политической системы

Индивидуумы, генерирующие меркантильные потребности и вменяющие путем частично рационального выбора ценность товарам и факторам производства с учетом существующих ограничений. Институты (включая государство), поддерживающие стабильность экономической и политической системы


цией, отражением лежащих в ее основе парадигмальных оснований. Для их исследования был применен диалектический метод, который, как представляется, позволяет рассмотреть предмет исследования, во-первых, как развивающееся целое; во-вторых, в причинно-следственной взаимосвязи и внутренней противоречивости его элементов (сторон); в-третьих, во взаимодействии различных форм движения.

Сегодня в отечественной литературе общепризнан взгляд на цикл как на единый процесс, в котором закономерно чередуются фазы кризиса и подъема. В немалой степени становлению таких взглядов, по нашему мнению, способствовало высказывание Й. Шумпетера, сформулировавшего  принципиальное  различие  между механизмами поступательного и колебательного движения. «Эволюция, – отмечает Й. Шумпетер, – есть по своей сути процесс, который движется циклами, а тренд есть лишь результат данного циклического процесса или его свойство… Реален только цикл сам по себе». Несмотря на то, что практически общепризнан взгляд на цикличность как форму прогрессивного экономического развития, форму экономической динамики, отражающей неравномерность процесса развития, в западной экономической науке внимание по-прежнему концентрируется на исследовании внешних экзогенных шоков (начале и окончании войн, неурожаях, открытии новых рынков, внедрении инноваций, финансовой либерализации и т. п.).

Цикличность как форма экономического развития, по сути дела, означает непрерывное колебательное движение, чередование подъемов и спадов, преимущественно экстенсивных и интенсивных типов развития. Но при этом эпицентром циклического развития все же является кризис, в котором одновременно обнаруживается: а) факт удовлетворения определенного комплекса потребностей и невозможность дальнейшего их развития на основе существующего уровня производства в пределах данной научно-технологической парадигмы; б) импульс дальнейшего развития. Характеризуя социально-экономические колебания в целом, необходимо, по меньшей мере, выделить три момента.

1. Необратимость. Процесс динамического развития социально-экономических систем ориентирован во времени, с течением которого исходные первоначальные условия и параметры развития системы изменяются. Иначе говоря, социально-экономические системы функционируют в историческом времени, в котором, в отличие от логического времени, движение осуществляется лишь в одном направлении – из прошлого в будущее и является практически неопределенным. В таком времени текущее поведение и действия экономических субъектов вытекают из их предыдущих действий и служат причиной их последующих действий. Значит, экономические процессы приобретают необратимый характер. Обратимость присуща антиподу исторического времени – логическому времени. В логическом времени «движение осуществляется либо в обоих направлениях, либо в нем вообще нет ни прошлого, ни будущего, то есть вся деятельность осуществляется в один момент времени».

Осуществление деятельности в один момент времени характерно для экономических систем, в которых нет активов длительного пользования, либо они незначительны по величине и роли, вследствие чего экономика лишается временной протяженности, в ней нет неопределенности будущего. Необратимость процессов, таким образом, жестко связана с понятием времени.

2. Открытость. Необратимость является свойством открытых систем, подверженных воздействию внешних факторов, в то время как обратимость является свойством замкнутых, изолированных систем.

3. Упорядоченность и ритмичность. Волновые колебания характеризуют не любые, а лишь упорядоченные, то есть подчиненные определенной закономерности, порядку, колебания. Как правило, они являются одновременно ритмичными, что означает чередование каких-либо элементов, фаз, происходящее с определенной последовательностью, частотой. Процесс социально-экономического развития, для которого характерны ритмичные, упорядоченные колебания, проявляется в чередовании подъемов и спадов, полной занятости и безработицы, ускорении и замедлении развития и т. д.

Вопрос о границе меры колебаний имеет в целях сохранения основных характеристик социально-экономической системы как единого целого весьма важное значение. Отсюда принципиальное значение имеет вопрос: каким должен быть размах колебаний, каковы его границы, в пределах которых колебание дает оптимальный эффект? Нарушение меры чревато нарушением равновесия. Исходя из этого, необходим поиск той пропорции, которая балансирует противоположные стороны жизнедеятельности экономических субъектов. В то же время нельзя допустить замедление движения жизнедеятельности  общества в результате ослабления борьбы противоположностей.

Существенная особенность развития социально-экономических систем заключается, как нам представляется, в том, что циклическое периодическое колебание является способом установления равновесия потребностей и способов  их удовлетворения, производства и потребления, поскольку неравновесие – это, в известной мере, промежуточная ситуация между двумя центрами равновесия.

В своем исследовании мы исходим их того, что потребности индивидуумов  определяются рамками их способностей, границами их участия в производстве. Если индивидуум обладает способностью удовлетворять свои потребности, то он находится в состоянии экономического равновесия. Обладание же потребностью без соответствующей способности означает его нарушение. Разрыв между потребностью и способностью, противоречие между ними является источником движения, внутренним стимулом к восстановлению нарушенного экономического равновесия индивидуума.

В этой связи заслуживает внимание позиция, в соответствии с которой, категории равновесия и неравновесия необходимо исследовать в трех аспектах. Во-первых, как абстрактную, гипотетическую, идеальную модель совершенной конкуренции, которую очень часто сравнивают с ролью закона Ньютона в физике. Никогда не было и не может быть состояния, при котором тело удерживалось бы в состоянии покоя или равномерного прямолинейного движения. Тем не менее, такого рода абстракция является необходимым моментом начала физики как науки. Во-вторых, как разрушительное неравновесие, которое связано с таким отклонением от идеальной модели, которое является разрушительным для экономики. В-третьих, как динамическое оптимальное неравновесие, то есть как такое отклонение от идеальной модели, которое носит созидательный характер и связано с устойчивым экономическим развитием.

С нашей точки зрения особого внимания заслуживает третий аспект, характеризующий именно созидательный характер движения. Для того чтобы удержать неравновесие в рамках оптимальности, необходим поиск условий, механизмов и форм приспособления при переходе из одного состояния равновесия в другое.

Равновесие (в силу необходимого наличия идеи, принципа, системы ценностей и, следовательно, субъектов, их выражающих и определяющих) само по себе, автоматически, недостижимо. Более того, субъекту равновесия для преодоления неравновесия объективно необходима организованная сознательная деятельность по управлению равновесием (как системой и процессом), при этом как в частной, так и в общей системе, путь к равновесию общего порядка неизбежно осуществляется через появление и преодоление неравновесных состояний частного порядка.

Идея развития как сущностная, полярная идея равновесия, в том числе экономического, в свою очередь также вертикально и горизонтально иерархична, причем во многих аспектах: развитие человека как личности (качественно и количественно), развитие нации (сбережение нации, повышение качества жизни и улучшение самореализации); всестороннее развитие производительных сил в национальной экономике; многополярный мир как внешнее отражение идей и возможностей развития и взаимоотношений государств и наций. 

Все вышеизложенное позволило предложить теоретический вариант выхода из постпарадигмального периода– переход экономической теории к парадигме «Homo maximus», основанной на приоритете качественных изменений (развития) над количественными, динамическом равновесии развития, принципах экономико-политической иерархии отношений и традиционных системах ценностей (табл. 2). Переосмысление экономической теории в парадигме развития позволит снять существующую фундамен-

27

Таблица 2.

Контуры парадигмальных оснований экономической теории, основанной на парадигме развития

Подходы

Идея, система

ценностей

Базовые элементы экономической системы и субъектно-объектные взаимосвязи

Экономическое

равновесие

Субъект (сила),

обеспечивающая

равновесие

Экономическая теория парадигмы развития

«Homo maximus»  – человек свободной воли, способный к развитию, развивающийся и самореализующийся. Развитие как процесс и цель. Деньги как инструмент развития, действия и удовлетворения сопутствующих потребностей. Предприниматель как центр экономической системы, носитель специфических качеств и волевых установок, самореализующийся в развитии.

Нация, государство, предприятия, ассоциативные структуры саморегуляции, предприниматели, люди.

Вертикальные (с обратной связью) отношения с государством в части создания и регулирования среды развития; горизонтальные отношения в части хозяйственной деятельности и ее саморегуляции; вертикальные отношения с субъектами-предприни-мателями в части инициаций и осуществления действий. Внутренние отношения в нации в части формирования идеологии и фона развития и в личностях как основных субъектах и объектах развития.

Динамический процесс смены стадий сбалансированности и несбалансированности элементов экономической системы, являющийся следствием развития ее элементов, сопровождающийся появлением качественных и количественных изменений (инновации и инвестиции) и приводящий к развитию экономической системы и ее элементов (динамическое равновесие).

В системе:

нация в части национальной идеи и фона развития;

государство в части обеспечения условий развития (в широком  и активном смысле);

частные структуры саморегулирования рынка в части поддержания «правил игры»;

предприниматели  как носители специфических качеств и волевых установок и как основные инициаторы и действующие лица;

индивиды как осознанные субъекты и объекты развития.

тальную проблему принципиальной неспособности экономической теории обеспечивать развитие социально-экономических систем.

Смена парадигмы при этом не означает отрицание масштабного и всестороннего методологического, методического и инструментального аппарата, созданного в экономической теории. Речь идет о новом фундаменте, о применении в основе теоретических построений исходных, а не производных предпосылок. Внесение доминанты парадигмы развития в экономическую теорию не только даст толчок к конструктивной дискуссии и переосмыслению существующих теоретических конструкций, но и, на аналогичной основе, будет способствовать формированию качественно более глубоких взаимосвязей с сопутствующими областями знания: философией, теорией управления, социологией, психологией и др., формируя целостное социальное знание, основанное на принципах развития в парадигме Традиции. Переход к парадигме развития в экономической теории не только позволит осуществить ее целостность и преодолеть наблюдающийся в настоящее время «постпарадигмальный период», основанный на внутреннем кризисе идей «экономического человека», но и даст новый толчок к собственному развитию и общественно-политической актуализации экономической теории и теории управления. Более того, это важнейший аспект необходимого для России восстановления своей цивилизационной парадигмы и обеспечения консолидации и стабильного развития страны

5. Целесообразность и возможность применения квантово-механического подхода в экономической теории и теории развития социально-экономических систем

Определив проблему постпарадигмального периода экономической теории и соответствующие проблемы теории развития социально-экономических систем (далее СЭС), мы не можем не констатировать и следствия: весь существующий инструментарий требует критического осмысления и анализа в общем контексте необходимых принципиальных изменений. В этой ситуации важно найти дополнительные «естественно-научные» опоры, как это неоднократно было в общественных науках ранее, проверив целесообразность и возможность их применения. Научная картина мира за последние два десятилетия кардинально изменилась. Кризис естествознания привел к пересмотру представлений о реальности и сформировал мощный аппарат квантово-механической теории (далее КМТ), который можно распространить на все виды систем, без ограничений, что является первым необходимым доказательством корректности использования ее подходов для управления развитием предприятий.

Процессы декогеренции и рекогеренции систем, сопровождающиеся по определению их качественными изменениями, представляют собой, по сути, физическое выражение процессов развития в КМТ. Это позволяет определить онтологию этих процессов именно через онтологию развития, как проявление (а в теоретических моделях - реконструкцию) неотъемлемого, первичного свойства всех субъектов и объектов. Рекогеренция систем означает повышение уровня их нелокальности и энергетики, «вертикальное» развитие. В этом может быть цель и ценность с позиции субъекта, осуществляющего такой процесс (или влияющего на него). Декогеренция систем означает их локализацию, качественное усиление присутствия в проявленном виде, высвобождение энергии. В этом также может быть цель и ценность. Возможна и цикличность этого процесса как самоцель. Очевидно также, что отсутствие «глубины» системы, неосуществление ее рекогеренции и уже неспособность к декогеренции, одновременно с восприятием этого нормой, соответствует неразвивающимся, деградирующим, распадающимся системам. Таким образом, телеология процессов декогеренции и рекогеренции систем также раскрывается в телеологии развития, специфичного для каждого отдельного субъекта или их группы, укорененного в той или иной цивилизационной метапарадигме.

Аналогично, через гносеологию развития, раскрывается и гносеология процесссов рекогеренции и декогеренции: они также познаются по своим результатам через определение и познание измененных характеристик состояний системы – объекта развития. Вывод о глубинной связи развития и базовых процессов, описываемых КМТ, - процессов рекогеренции и декогеренции систем, - является вторым необходимым доказательством целесообразности и возможности применения квантово-механических подходов в теории развития СЭС. Третьим доказательством является расширение естественно-научных представлений о природе и структуре СЭС и необходимость их включения в экономическую теорию вообще и теорию фирмы в частности. Аналогичным является и четвертое доказательство: необходимость включения новых знаний о процессах развития в теорию и методологию развития СЭС. Мы не можем игнорировать новые знания, серьезно меняющие теоретические представления о наших объектах исследований, и должны их адекватно учесть в своих теоретических и методологических построениях. Таким образом, применение приращения знаний современной квантовой механики в социально-экономических науках целесообразно и возможно с позиции теории СЭС и допустимо с позиции КМТ, что открывает новые теоретико-методологические возможности.

6. Эгрегориальный подход к определению фирмы.

КМТ вводит понятие эгрегора (от франц. «агрегат», производная) как образа фирмы в квантовом домене реальности. С точки зрения КМТ каждая фирма имеет свой след, образ, агрегат в квантовом домене реальности. Это потребовало от нас дать новое определение фирмы. Фирма – это бизнес-процесс и система локальных и нелокальных корреляций людей по его поводу. Бизнес-процесс определяется используемой технологией (в широком смысле) и ее материально-вещественными носителями. Локальные корреляции определяют отношения собственности, управления и взаимодействия, находя свое выражение в совокупности структур и подсистем, нелокальные корреляции ключевых индивидуумов формируют эгрегор фирмы. Совокупность локальных и нелокальных характеристик фирмы определяет все ее свойства, текущее состояние и способность к развитию. Фирма с позиции КМТ включает: 1) классический локальный образ и соответствующую ему систему локальных корреляций и материально-вещественных проявлений; 2) эгрегор, как образ фирмы в квантовом домене реальности; 3) кубиты (квантовые модели) ключевых индивидуумов фирмы в виде векторов состояний двухуровневых систем; 4) кубиты остальных участников системы взаимодействий; 5) квантовые корреляции кубитов между собой и с объектами внешней среды. Совокупность основных кубитов и их квантовых корреляций определяет эгрегор фирмы и условия его моделирования и исследования.

Новое определение фирмы отражает новые теоретические представления о ее природе, структуре и механизме функционирования и открывает новые возможности для теории и методологии развития предприятий.

7. Возможность и способность СЭС к развитию определяется уровнем их негэнтропии, находящейся в обратной связи с энергоинформационной энтропией фон Неймана. Для количественной оценки введены и определены базовые показатели «квантовый потенциал развития», представляющий собой градиент имеющейся энергии системы, и «уровень устойчивости квантового потенциала развития», являющийся мерой волатильности энергии системы.

Современной науке известно, что на уровне как микромира, так и макромира, включая живые организмы и СЭС, существует строгая упорядоченность структур, которая противодействует тенденции повышения беспорядка (роста энтропии). В реальности существуют факторы (силы, поля), которые называют негэнтропийным полем, и которые являются причиной образования структур, взаимных связей между элементами, уменьшающих степень свободы элементов и ограничивающие их беспорядочное движение на всех уровнях системной иерархии. Развитие любой системы начинает ограничиваться, когда для своего поддержания она создает слишком много беспорядка вокруг, то есть ее существование становится чересчур затратным, разрушительным для среды. В результате механизмы, обеспечивающие относительно устойчивое состояние на прежнем этапе, становятся контрпродуктивными и оборачиваются своей противоположностью опасностью катастрофического роста энтропии. Подобная система либо погибает, либо "перестраивается" в менее разрушительную для окружения.

Из второго начала термодинамики следует, что следствием повышения уровня структурной организованности (негэнтропии) являются возрастающее влияние энтропии окружающей среды, что означает автоматическое и неизбежное возрастание уровня требований к системам управления, необходимость постоянного поиска и введения в действие все более эффективных средств сдерживания обратных энтропийных разрушительных воздействий. Уровень негэнтропии отражает будущее системы, ее способность (или наоборот - неспособность) к развитию. КМТ связывает информацию с энергией через энтропию фон Неймана, определяемую через матрицу плотности в виде следа матрицы (сумма элементов ее главной диагонали) Tr  от произведения матрицы плотности и ее логарифма:

S() = –Tr{·log } .                                                              (1)

Введение матрицы плотности позволило фон Нейману получить квантовый аналог классической формулы для энтропии, заложив этим основы квантовой термодинамики. Информация в терминах энтропии фон-Неймана позволяет учитывать свойства запутанных состояний. В результате мы получаем не только теоретический вывод о связи уровня негэнтропии и способности СЭС к развитию, но и, через формулу (1), инструментарий соответствующих расчетов. Каждое состояние СЭС можно количественно охарактеризовать посредством градиента имеющейся энергии системы с помощью вводимого нами базового показателя «квантовый потенциал развития», отражающего энергетическую способность и возможность СЭС к развитию (измеряется как безразмерная величина в интервале от 0 до 1) и находящегося в прямой связи с уровнем квантовой запутанности системы. Также вводимый нами показатель «уровень устойчивости квантового потенциала развития» является мерой волатильности энергии системы, отражает уровень вариации и сопряженные риски развития:

,                                                                (2)

,                                                                 (3)

где: P(t) – квантовый потенциал развития СЭС в некоторый момент времени;

Рnorm – нормативное значение потенциала развития СЭС.

QEmin – минимально возможная (допустимая) для СЭС величина запутанности. Если запутанность достигает этого значения, системный потенциал развития полностью исчерпан.

QEopt – оптимальная для СЭС величина запутанности (соответствует середине зоны низкой энтропии, около 0,85).

QEnorm – нормативное (для собственного фона, в отрасли, регионе, кластере, холдинге и пр.) значение запутанности (рис. 1).

Здесь есть также параметр QEmax – максимально возможная для системы величина запутанности. Если запутанность достигает этого значения (около 0,95), инициируются процессы в эгрегориальном ядре, исследовать которые невозможно (зона квантовых переходов, достижение которой не совместимо с функциями СЭС).

Рис 1. Коридор управления развитием СЭС

Уровень устойчивости квантового потенциала развития соответствует размаху его вариации и определяется через расчет максимальных относительных отклонений средней (арифметической или взвешенной) для системы вероятности от аналогичных индивидуальных значений:

РT0 = Σnn=1 (pan * pazn)/n (сред. арифм.),  (4)

или  РT0 = Σnn=1 (pan * pazn)*wn /Σnn=1 wn (сред. арифм. взвеш.), (5)

PT0Var+ = maxnn=1 (pan * pazn) - РT0, (6)

PT0Var- = minnn=1 (pan * pazn) - РT0,  (7)

Pmax = F(РT0+PT0Var+) ,  (8)

Pmin= F(PT0-РT0Var-- ),  (9)

где: РT0 – средняя вероятность соответствия кубитов системы самой системе (нулевая точка вариации квантового потенциала развития);

pan – первичная вероятность соответствия события А {кубит «a» находится в состоянии |1⟩}, то есть входит в состав эгрегора СЭС;

pazn - вероятность интерпретации события A как соответствие (мнимый компонент вероятности);

wn  - веса;

F – функционал расчета запутанности;

n – число исследуемых индивидуальных кубитов;

PT0Var+ (PT0Var-) – максимальное положительное (отрицательное) отклонение вероятности соответствия кубита системе от средней для системы вероятности;

PVar+ - максимальная положительная вариация квантового потенциала развития, в долях единицы, отвечает условиям нормировки P(t)+PVar+ 1;

PVar- - максимальная отрицательная вариация квантового потенциала развития, в долях единицы. Это позволяет нам говорить о значении квантового потенциала развития СЭС в некоторый момент времени P(t) с некоторой вероятностью (она же – точность оценки) и уровнем (вариацией) устойчивости от PVar-  до PVar +.

Нормирование и параметризацию уровней квантового потенциала развития мы осуществили с применением аддитивных Z-моделей Альтмана. Корректность применения этого инструмента определяется тем, что модели Альтмана, прогнозируя банкротства предприятий, отражают процесс убывания уровня квантового потенциала развития СЭС, вплоть до ее разрушения. В диссертации мы подробно рассматриваем вопрос соотнесения этих процессов и лежащих в их основе зависимостей.

  1. Адаптация моделей и методов квантово-механической теории для моделирования и управления развитием СЭС.

Нами определен следующий принципиальный алгоритм математического моделирования предприятий на базе КМ методологии с использованием теории комплексных множеств и вероятностей комплексных событий, а также классической теории вероятностей, теории нечетких множеств и нечеткой логики, позволяющий осуществлять корректные естественнонаучные расчеты квантовых потенциалов развития и уровней их устойчивости для управления развитием предприятий:

1 этап. Выбор n – числа кубитов, формирующих образ (эгрегор) СЭС в квантовом домене реальности (определение лидерской группы СЭС).

2 этап. Определение состояний КМ-системы из n кубитов, задание вектора состояний Ψ и матрицы плотности (табл. 3). Вектор состояния:

(10)

Таблица 3.

Набор состояний системы трех кубитов в ортогональном базисе 0 и 1

000

–всего 23=8 состояний

|000⟩

– то же самое в Дираковских 

обозначениях «бра» и «кет»

001

|001⟩

010

|010⟩

100

|100⟩

011

|011⟩

110

|110⟩

101

|101⟩

111

|111⟩

3 этап. Реконструкция вектора состояний и матрицы плотности на основе экспериментальных данных томографии состояний КМ системы. Задача этапа заключается в отыскании значений комплексных амплитуд вероятностей в векторе состояний и генерация на этой основе матрицы плотности. Матрица плотности для чистого состояния в виде проектора |⟩⟨|:

  |⟩⟨|

=

.  (11)

В классический закон тождества вводится мнимая ошибка, связывающая объект A с его восприятием A’ формулой:

A = A + iA’,                                                       (12)

где i – это мнимое множество специального вида, управляя которым можно добиться совпадения объекта A с его восприятием A’.

Объект становится тождественным его восприятию субъектом и в то же время независимым от этого восприятия, чего и требовалось достигнуть в результате регуляризации. На этой основе вводится понятие комплексного логического события S как упорядоченного множества действительных логических событий S1 и S2, где событие S1 – действительная часть комплексного события, а событие S2 – восприятие события S, соответствующее мнимой части комплексного события S. В случае независимости событий S1 и S2 , можно определить вероятности комплексных событий как произведения вероятностей действительных и мнимых частей события. Теперь можно переходить к вычислению действительных и мнимых частей амплитуд вероятностей в векторе состояний квантовой системы. Для этого принимаются два важных логически обусловленных допущения:

1. Действительные части амплитуд вероятностей принимаем равными соответствующим первичным вероятностям состояний квантовой системы, то есть тем вероятностям, которые соответствуют действительным, а не мнимым компонентам комплексных событий.

2. Мнимые части амплитуд вероятностей рассчитываются исходя из равенства квадратов модулей амплитуд вероятностей соответствующим модифицированным вероятностям состояний квантовой системы. Квадраты амплитуды вероятностей – это модифицированные вероятности классического обнаружения (проявления, декогенции) системы в этом состоянии: при проведении эксперимента мы получаем модифицированные вероятности, соответствующие комплексным событиям, учитывающим квантовые корреляции за счет мнимых компонент событий.

Полученные степени принадлежности интерпретируются как классические вероятности нахождения кубита в состоянии |0⟩ с применением общепринятых в теории нечетких множеств связей элементов терм-множеств, значений квантификатора и степеней принадлежности.

4 этап. Расчет величин квантовой запутанностей между элементами СЭС и анализ полученного набора запутанностей с применением существующего в КМТ инструментария (в частности, программы QE, разработанной в Институте Проблем Химической Физики РАН).

  1. Методологии управления развитием предприятий.

Разработанная методология управления развитием предприятий основана на рассмотренном выше теоретическом фундаменте и включает в себя: во-первых, определение квантового потенциала развития и уровня ее устойчивости (рассмотрено нами ранее); во-вторых, формирование матрицы рациональных стратегий развития предприятий в системе координат «уровень квантового потенциала развития» - «уровень устойчивости квантового потенциала развития (стратегии выживания; командообразования и накопления потенциала; стабильного развития и роста в своем формате деятельности; пассионарного развития, слияний и поглощений, расширения формата деятельности; выхода), см. табл. 4.

Таблица 4.

Матрица стратегий управления развитием предприятий


Стратегии

Уровни устойчивости квантового потенциала СЭС

1

2

3

4

5

Уровни квантового потенциала

1

  1. Стратегия выживания

---

2

3) Стратегия ежа (стабильное развитие и рост в своем формате деятельности)

2) Стратегия командообразования и накопления потенциала

3

4

4) Стратегия «сброс пара»: пассионарный период

5

---

5) Стратегия выхода

Полярные уровни квантового потенциала развития (распада) и его устойчивости не совместимы с жизнью предприятий. Стратегий нет. Более мягкие по уровню устойчивости ситуации формируют полярные стратегии выживания №1 и №5. В первом случае низкому уровню энергии системы соответствуют стратегии выживания (при этом лучше низкая волатильность квантового потенциала развития; исключение – высокая положительная вариация в стратегии выживания). Стратегия выживания предполагает формирование (сохранение) дееспособного предприятия в совокупности его проявлений. Этот этап часто связан со сменой собственников, топменеджмента, формата деятельности и т.д. В случае стратегии выхода также решается вопрос экзистенции предприятия, но иначе. Стратегия выхода предполагает смену лидера бизнеса и изменение команды. Часто с этим связаны серьезные изменения квантового потенциала развития.

Вторая стратегия, командообразования, ставит основным вопросом не «что», а «с кем», это соответствует высокому уровню волатильности квантового потенциала. Предприятие неустойчиво, необходимо внимание ко всем аспектам функционирования. Множество идей, проектов, планов, однако процессы не выстроены, лидерское ядро формируется. Велик риск отхода в стратегию 1, предприятие слабо защищено от внешних угроз.

Стратегию 3 по аналогии с термином, примененным проф. Коллинзом, мы назвали «стратегией ежа». Еж – это защищенное и целеустремленное животное, хорошо понимающее и координирующее свои действия во времени и пространстве. Акцент «стратегии ежа» – внутрь ориентированные проекты развития, профильное развитие предприятия, рост, улучшение количественных и качественных показателей. Осуществление «стратегии ежа» часто сочетается с активным кредитованием (особенно в интервале 3 и 3-й группе волатильности). Стратегия 3 активно сочетает накопление и использование энергии системы с целью перехода в стратегию 4.

Стратегия 4 предполагает высокий и устойчивый квантовый потенциал развития. Система становится пассионарной. Она должна найти для себя быстрый резкий выход энергии, иначе энергия будет потеряна (уход вниз), либо система «сгорит» (переход в пятый интервал). Стратегия «сброса пара» предполагает: ускоренное интенсивное развитие по ряду направлений; сделки слияний и поглощений, формирование холдингов, расширение формата бизнеса; определение и активное осуществление долгосрочных стратегий. Предприятие, способное длительное время формировать, удерживать и полезно использовать квантовый потенциал развития на уровне стратегии 4 – очень успешно. Это высший пилотаж.

В-третьих, метод выбора управляющих воздействий, обеспечивающих развитие предприятия, включающий исследование матрицы стратегий, выбор актуального варианта, факторный анализ векторов развития и распада с выявлением воздействий, способствующих улучшению квантового потенциала развития и уровня его устойчивости, оценку возможности и очередности их осуществления и принятие решений (рис. 2, табл. 5).

В составе векторов развития и распада выявлены закономерности:

  1. Начальная стадия может быть осуществлена за счет создания предприятия (стратегия 0), смены лидерской группы на стадии стратегии выживания, а также на стадии стратегии выхода эгрегориального лидера.

Рис. 2. Векторы развития и распада предприятий

  1. Лучшей стадией развития, как уже было показано, является стадия 4. На ней предприятие желательно удерживать максимально долго. Возможны краткие итерации спада – накопления квантового потенциала развития, формирующие следующие векторы:
    1. (4) (3) (4);
    2. (4) (3) (2) (3) (4);
    3. (4) (3) (2) (4);
    4. (4) (2) (4);
    5. (4) (2) (3) (4). 

При всех этих вариантах смена стадий вектора развития происходит по вертикали, в зоне развития, без серьезных потерь для предприятия, в рамках нормальных для него жизненных циклов. Но возможен и нежелательный исход: термодинамический эффект охлаждения системы при ее быстром расширении, способный привести к реализации контура (4) – (1), что не желательно, поскольку выталкивает предприятие из зоны развития в зону выживания и повышенных рисков.

  1. Выход из предприятия осуществляется на стадиях 1 и 5, и может принимать различные формы. Желательные векторы (в зоне развития):
    1. (5) (смена эгрегориального ядра) (2) (3) (4);
    2. (5) (смена эгрегориального ядра) (2) (4).

Переход на стадию 5 с осуществлением соответствующей стратегии может быть произведен не только с логически обусловленной стадии (4), но и с любой стадии, включая (1) – (5), (2) – (5), (3) – (5). Лидеры могут исчерпать возможности развития не только в силу ограниченности эгрегориального инструментария развития, но и в силу своей собственной волевой ограниченности или ограниченности собственной программы развития.

Нежелательные для предприятия векторы (выход из зоны развития):

    1. (5) (1), др. нисходящие векторы
    2. и, даже, (5) (1) (6) или (5) (6).

Очевидно, здесь происходит резкая потеря эгрегориального ядра вследствие, например, смерти или иного выключения лидера (группы лидеров). Возможны и иные выходы из зоны 5, без реализации стратегии выхода:

    1. вектор возврата к пассионарному росту: (5) (4);
    2. вектор декомпозиции команды: (5) (2);
    3. векторы возникновения проблем бизнеса: (5) (3) и, даже: (5) (1).

Далее возможен спектр описанных исходов. Выход предприятия из стадии 1 может быть или через стратегию развития (h): (1) (5) (смена эгрегориального ядра) (2) и далее;  или через стратегию распада (i):  (1) (6).

Вектор распада предприятия возможен также из стадии «сброса пара», если не осуществлена пассионарная стратегия. Квантовый потенциал развития предприятия, не нашедший реализации, может его буквально разорвать. Это проявляется в различных ситуациях конфликтов лидеров, разделении предприятия и пр. Речь идет о векторе распада (4) – (6).

Мы здесь не рассматриваем вопросы влияния внешнего фона на выбор и осуществление векторов развития и распада, так как это не влияет на существо сделанных теоретических выводов и разработанных методологических положений и механизмов, и является темой отдельных исследований.

  1. Исследовательская программа.

Целью исследования на первом этапе является получение необходимой и достаточной информации, позволяющей выполнить процедуру математического моделирования предприятия, определить его вектор состояний, матрицу плотности и, в итоге, рассчитать параметры квантового потенциала развития и оценить уровень его устойчивости.

Для этого может быть использована любая методика тестирования человека, позволяющая выявить набор его базовых потребностей и систему ценностей (мы работали с одной из лучших программ – СМИЛ). При этом необходимо перенастроить систему ее логических выводов с целью решения противоположной задачи: не подобрать для человека место его работы, а выяснить, насколько место работы соответствует характеристикам личности. Необходимым и достаточным объектом исследований является лидерская группа («эгрегориальное ядро»), в наибольшей степени определяющая способность предприятия к развитию. Как было показано, задача сводится к оценке степени принадлежности человека эгрегору предприятия в виде комплексного числа, являющимся математической моделью соответствующего комплексного события.

Далее осуществляется реконструкция матрицы плотности вероятности КМ-системы для набора  - вектора |⟩ - кванто­вых состояний эгрегора исследуемого предприятия. На основе ее математического анализа по приведенным выше алгоритмам рассчитывается квантовый потенциал развития и уровень его устойчивости, что позволяет, на основе разработанной матрицы, определить доступные для предприятия стратегии развития, целевую функцию управления развитием и способы влияния на значимые факторы, определяющие развитие предприятия; это составляют сущность второго этапа исследования.

На третьем этапе исследовательской программы осуществляется факторный анализ векторов развития и распада и выявление управляющих воздействий, благоприятно влияющих на квантовый потенциал развития предприятия и изменение доступной для нее стратегии развития.

Все этапы исследовательской программы осуществлены в рамках экспериментов, проведенных нами в 2008–2010 гг. на ряде предприятий г. Челябинска и представленных в диссертации.

III. Выводы и рекомендации

В заключение отметим, что основным результатом диссертационного исследования является определение базовых положений теории и методологии развития социально-экономических систем.

Развитие по своей сущности является потенциальной универсальной парадигмой формирования и функционирования СЭС. Актуализация парадигмы развития особенно важна в условиях наступившего постпарадигмального периода в экономической теории и в практических условиях глобального кризиса, ставшего в значительной степени результатом принципиальной неспособности современной экономической теории, базирующейся на старых парадигмальных основаниях экономической модели человека, обеспечивать стабильное функционирование и развитие СЭС.

Рассмотрев проблемы постпарадигмального периода экономической теории и соответствующие проблемы теории развития СЭС, мы не могли не констатировать и следствия: весь существующий инструментарий требует критического осмысления и анализа в общем контексте необходимых принципиальных изменений. В этой ситуации важно было найти дополнительные естественнонаучные опоры, как это неоднократно было в социально-экономических науках ранее, проверив целесообразность и возможность их применения. В результате мы убедились, что применение приращения знаний современной квантовой механики в социально-экономичес-ких науках целесообразно и возможно с позиции теории СЭС и допустимо с позиции КМТ, что открыло новые теоретико-методологические возможности. В частности, мы смогли ввести новое, расширяющее и уточняющее определение фирм с использованием эгрегориального подхода, отражающее новые теоретические представления об их природе, структуре, механизме функционирования и возможностях управления развитием.

Далее в результате исследования мы получили ключевой теоретический вывод о том, что возможность и способность СЭС к развитию определяется уровнем их негэнтропии, находящейся в обратной связи с энергоинформационной энтропией фон Неймана. Для количественной оценки нами были введены, определены и исследованы базовые показатели «квантовый потенциал развития», представляющий собой градиент имеющейся энергии системы, и «уровень устойчивости квантового потенциала развития», являющийся мерой волатильности энергии системы. Этот вывод определил теоретическую возможность мониторинга развития СЭС и реального естественнонаучного управления их развитием (включая предприятия) с применением адаптированных нами моделей и методов КМТ.

Этот теоретический фундамент привел нас к созданию методологии управления развитием предприятий: к определению алгоритма математического моделирования с применением КМ-методологии, к формированию основных положений методологии управления развитием, включая расчет квантового потенциала развития и уровня его устойчивости, определение и исследование матрицы допустимых стратегий управления и алгоритмизацию принимаемых на этой основе решений.

Для практического применения теоретических и методологических результатов мы сформировали и апробировали в серии экспериментов детальную исследовательскую программу, алгоритмы и методическое обеспечение, позволяющие в «полевых условиях» выполнить сбор необходимых данных, осуществить расчеты, определить допустимую стратегию и соответствующие рациональные управленческие решения. 

Отметим, что полученные научные результаты позволяют обозначить контуры множества новых актуальных теоретических и методологических задач разного уровня и масштаба, решение которых нам представляется также крайне важным и способствующим приращению научных знаний в области теории и методологии развития социально-экономических систем.

IV. СПИСОК работ, в которых опубликованы основные положения диссертации

Монографии

    1. Воложанина О.А. Теория и методология развития социально-экономических систем: Монография. – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2010. – 226 с. – 14 п.л.
    2. Воложанина О.А. Управление развитием промышленного предприятия (теория и методология): Монография. – Челябинск: Изд-во «Пирс», 2008. – 290 с. – 16 п.л.
    3. Воложанин В.В., Воложанина О.А. Финансы предприятия и некоторые аспекты финансового менеджмента: Монография. – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2002. – 160 с. – 10 п.л. / 7,0 п.л.

Статьи в ведущих научных журналах, рекомендованных ВАК РФ

    1. Воложанин О.А., Вайнштейн С.Е., Маннанов А.А. Управление организационным развитием холдингов по критерию достаточности потенциала.// Вопросы экономики и права, №30 - Декабрь, 2010. – 0,7 п.л. / 0,4 п.л.
    2. Воложанина О.А., Воложанин В.В., Маннанов А.А. Оценка выбора стратегии развития социально-экономической системы на основе квантово-механической методологии с учетом уровня энтропии внешней среды.// Экономические науки, №62 – Январь, 2010. – 1 п.л. / 0,5 п.л.
    3. Воложанина О.А., Воложанин В.В., Маннанов А.А. Оценка инвестиционного потенциала предприятий с использованием квантово-механической методологии.// Экономические науки, №60 – Декабрь, 2009. – 0,5 п.л. / 0,2 п.л.
    4. Воложанина О.А., Габрин К.Э., Воложанин В.В. Практика управления развитием предприятий на базе оценки и нормирования квантовой запутанности эгрегоров их лидерских групп. // Экономические науки, №58 – Сентябрь, 2009. – 1 п.л. / 0,5 п.л.
    5. Воложанина О.А. Квантовый потенциал и матрица допустимых стратегий развития предприятия. // Экономические науки, №55 – Июнь, 2009. – 1,2 п.л.
    6. Воложанина О.А. Алгоритм расчета и квантового потенциала развития предприятия и оценки уровня его устойчивости. // Экономические науки, №54 – Май, 2009. – 0,7 п.л.
    7. Воложанина О.А. Математический инструментарий управления развитием экономических субъектов на базе квантово-механический парадигмы// Экономические науки, №46 – Сентябрь, 2008. – 1 п.л.
    8. Воложанина О.А. Основы теории управления развитием социально-экономических систем на основе квантово-механического моделирования // Экономические науки, №45 – Август, 2008. – 1 п.л.
    9. Воложанина О.А., Воложанин В.В. Анализ оснований экономической теории – к необходимости смены парадигмы// Экономические науки, №33 – Август, 2007. – 1,5 п.л. / 1,0 п.л.
    10. Воложанина О.А., Воложанин В.В. Сущность и содержание категории развития // Экономические науки, №32 – Июль, 2007. – 1 п.л. / 0,7 п.л.
    11. Воложанин В.В., Воложанина О.А. Анализ устойчивости региональной экономики в условиях промышленной политики на основе модели знаковых орграфов.// Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия Экономика и менеджмент, 2006. – 0,7 п.л. / 0,3 п.л.
    12. Воложанина О.А. Некоторые особенности механизма финансового обеспечения деятельности предприятия реального сектора в условиях экономики переходного периода// Вестник Челябинского государственного университета. Серия Экономика, 2000. №1. – 0,3 п.л.
    13. Воложанина О.А., Воложанин В.В. Теоретические аспекты определения финансов предприятий в современных условиях.// Вестник Челябинского государственного педагогического университета, 2000. – 0,6 / 0,4 п.л.

Некоторые статьи и доклады в материалах всероссийских и международных конференций

    1. Воложанина О.А., Габрин К.Э., Воложанин В.В. Парадигма развития и квантово-механические модели в экономике.// Материалы Международной научной конференции (9-10 апреля 2009). – Киев: Изд-во КГФЭУ, 2009. – 0,4 п.л. / 0,2 п.л.
    2. Воложанина О.А. Методология экономического равновесия и развитие принципиальных подходов к совершенствованию корпоративного управления.// Современные проблемы менеджмента: Сборник материалов открытой научно-практической конференции / Под редакцией Н.М. Чикишевой. - Тюмень, 2005. – 0,5 п.л.
    3. Воложанина О.А. Управление финансовыми фондами предприятий в современных условиях: теоретические и прикладные аспекты// Строительный комплекс: экономика, управление и инвестиции. Труды Всероссийской научной конференции (9-10 февраля 2001). – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2001. – 0,3 п.л.
    4. Воложанина О.А. Методические основы управления финансами предприятий в условиях трансформации денежного оборота (препринт). – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2000. – 2 п.л.
    5. Воложанина О.А. Методика определения структурного эффекта и риска финансовых фондов предприятий в условиях трансформации денежного оборота (препринт). – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2000. – 1,3 п.л.
    6. Воложанина О.А. Теоретические аспекты управления финансовыми фондами предприятия// Труды Всероссийской научно-практической конференции «Социально-экономические проблемы управления в стро-ительном комплексе». – Волгоград: Изд-во ВолгГАСА, 2000. – 0,8 п.л.
    7. Воложанин В.В., Гусев Е.В., Воложанина О.А. Развитие современной экономической науки как процесс интеграции западного и отечественного теоретических подходов// Материалы Всероссийской научной конференции. – Челябинск: Изд-во УрСЭИ, 2000.– 0,5 п.л. / 0,2 п.л.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.