WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

БРОВКО НАТАЛЬЯ АНАТОЛЬЕВНА

РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Специальность 08.00.01 Экономическая теория

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Бишкек 2011

Диссертация выполнена на кафедре Экономической теории

Кыргызско-Российского Славянского университета

Научный консультант

доктор экономических наук, профессор

Кумскова Наиля Хасановна

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор

Хубиев Кайсын Азретович

доктор экономических наук, профессор

Нысанбаев Султан Нысанбаевич

доктор экономических наук, профессор

Гайсин Рафкат Сахиевич

Ведущая организация

Институт экономики  им.

Д.А. Алышбаева Национальной академии наук Кыргызской Республики

Защита состоится «»  2011 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 730.001.01 по защите докторских(кандидатских) диссертаций при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Кыргызско-Российский Славянский университет по адресу: 720022, г. Бишкек, проспект Чуй, 6, ауд. 207.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кыргызско-Российского Славянского университета по адресу: г. Бишкек, улица Киевская, 44.

Автореферат разослан  «» 2011 г.

  Ученый секретарь

диссертационного совета

к.э.н., доцент  Зиновьева З.И.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследуемой темы. Распад мощного производственного комплекса СССР и формирование СНГ свидетельствует о повторяющихся экономических явлениях в форме экономической интеграции и дезинтеграции. Повторяющееся явление ставит вопрос об определенной закономерности экономических процессов. Проблема экономической интеграции является достаточно актуальной и находится в поле зрения отечественных и зарубежных ученых-экономистов. Западные исследователи изначально рассматривали процессы экономической интеграции сугубо с практической стороны, рассмотрение теоретических подходов и внутренних закономерностей развития данного процесса осталось за пределами научных исследований.

В литературе утвердилось мнение, что теоретические и практические аспекты интеграционных отношений почти не изучены и требуют дальнейшего исследования. Единой универсальной теории и методологии экономической интеграции, охватывающей различные стороны этого процесса, пока не разработаны. Для исследования сущности экономической интеграции необходимо рассмотреть этот процесс с точки зрения экономической теории.

Существуют ситуационные, страновые теории интеграции, однако общая теория еще не разработана в связи с этим работа имеет научную и практическую актуальность. При изучении теории экономической интеграции доминирующей концептуальной схемой остается классическая модель Д. Рикардо, в соответствии с которой мировое хозяйство превращается в единый механизм, в котором проявляются все преимущества разделения труда и кооперации его результатов на основе специализации регионов и отдельных хозяйствующих субъектов на сравнительных преимуществах. Разработка теоретических моделей, объясняющих логику и особенности экономической интеграции на евразийском пространстве еще, более актуализирует тему диссертационного исследования.

На современном этапе все более отчетливо проявляется разноуровневый и разноскоростной характер интеграционных процессов в СНГ – ЕврАзЭС, ГУАМ, ШОС, ЭКО. Происходит их локализация в рамках активных зон интеграции (например, ЕврАзЭС), отражая стремление отдельных групп государств к оптимальным конфигурациям и методам взаимодействия. Особую актуальность сегодня приобретает проблема усиливающихся процессов дезинтеграции, волнообразно нарастающих противоречий в отношениях партнеров. Это вызывает настороженность и разочарования участников интеграционных процессов, которые подрывают веру в необходимость, целесообразность и перспективность их развития. По словам Президента РФ Д.А. Медведева, «Сотрудничество со странами СНГ для нашей страны имеет исключи­тельное, можно сказать прямо, приоритетное значение. … Необходимо не только расширять границы доступных нам рынков товаров, услуг и ка­питалов, но и с учётом курса на инновационное развитие, который мы с вами выбрали, способствовать созданию новых ниш для взаимодействия с другими государствами. Это и совместное освоение природных богатств с использованием трудовых ресурсов, общая инфраструктура для стран СНГ. Сейчас в условиях сокращения импорта из стран дальнего зарубежья это может быть особенно актуальным».1 В этих условиях роль государства становится более значимой. Требуют дальнейшего осмысления вопросы экономической интеграции и дезинтеграции.

Систематизация существующих в мировой экономической литературе теорий и концепций, а также разработка новых научных подходов в области уточнения понятийного аппарата,  статистического анализа основных сфер сотрудничества, мер интеграционной экономической политики создали глубокую методологическую основу для анализа интеграционных процессов на евразийском пространстве и оценки их перспектив, а также для оценки участия России и Кыргызстана в интеграционных процессах.

Таким образом, проблематика, касающаяся вопросов экономической интеграции и дезинтеграции евразийского пространства имеет практическую и теоретическую актуальность.

Степень изученности проблемы. Теоретико-методологические основы исследования интеграционных процессов были сформулированы в классических работах Баллаша Б., Кейнса Дж. М., Леонтьева В., Линдера С., Маркса К., Маршалла А., Менгера К., Рикардо Д., Рыбчинского Т., Самуэльсона П., Смита А., Стиглица Дж. Значительный вклад в разработку данной проблемы внесли и российские и казахские ученые: Абалкин Л., Барановский В., Винокуров Е., Гайсин Р., Глазьев С,  Кочетов Э., Либман А.,  Нысанбаев С., Шаталин С., Шишков Ю., Хубиев К. и др2.  Определенный вклад в решение данного вопроса внесли такие ученые Кыргызской Республики, как Койчуев Т.К., Оторбаев  К.О., Идинов К.И., Кудабаев З.И., Кубаев Б.Х., Койчуманов Т.Д., Мусакожоев Ш.М., Кумсков В.И., Кумскова Н.Х., Омаров Н.М., Кушкумбаев С.К., Омуралиев Н.О., Жекшенкулов А. и другие3.

Общефилософские основы предлагаемого исследования были сформулированы на основе изучения работ Полтеровича В., Хасбулатова Р., Кейнса Дж., Стиглица Дж. и др.4

Значительное влияние на формирование авторской позиции оказали исследования теорий, механизма регулирования и практики региональной интеграции в Западной Европе в 70-80-е гг. XX века, проведенные Борко Ю., Делягиным М., Коллонтаем В., Княжинским В., Максимовой М., Розовым М., Соколовым И. и др.

Системное представление о практических проблемах развития конкретных направлений сотрудничества, разработки сценариев, о перспективах интеграции в СНГ сложилось на основе анализа работ специалистов и официальных лиц  ЕврАзЭС, непосредственно участвующих в формировании механизма регулирования интеграционных процессов: Лебедева С., Мансурова Т., Исингарина Н., Комарова В., Коротченя И.,  Кротова М., Рапоты Г., Строева Е. и др.

Вместе с тем, поскольку интеграционные процессы в странах ЕврАзЭС находятся в стадии становления, целесообразно изучение теории и практики европейской интеграции как самой зрелой и масштабной в истории экономики.

В связи с появлением публикаций по исследуемым проблемам, в которых предпринимаются попытки оценить неоднозначные итоги интеграционного взаимодействия, определить способствующие и противодействующие ему факторы, следует продолжить поиск возможных вариантов разрешения возникших противоречий, определения перспектив или альтернатив будущего постсоветских стран. Это позволит выработать стройную целостную концепцию, обосновывающую причины усиления дезинтеграционных процессов и предлагающую механизмы налаживания, развития и укрепления интеграционных связей между государствами.

В сложившихся условиях многократно возрастает значимость дальнейшего развития методологии и теории интеграции, в том числе в направлении адаптации к специфическим формам ее проявления в странах ЕврАзЭС. Плодотворным в решении этой чрезвычайно сложной задачи может стать применение процессуального подхода к механизму функционирования и развития экономики, определению сути и содержания экономической интеграции.

Актуальность, теоретическая и практическая значимость формирования и реализации интеграционной стратегии для обеспечения устойчивого и безопасного роста экономик стран ЕврАзЭС обусловили выбор темы предлагаемой диссертационной работы, предопределили ее цель, задачи и структуру.

Предметом исследования являются общие закономерности экономической интеграции и специфические особенности производственных отношений интеграционных процессов.

Объектом исследования являются общие закономерности и специфические формы  проявления экономических интеграционных процессов на евразийском пространстве.

Цель и задачи исследования. Цель исследования –  разработка методологических и теоретических основ дальнейшего развития экономической интеграции на евразийском пространстве.

Достижение поставленной в диссертационной работе цели потребовало решения следующих задач:

  • выявлены основные интеграционные и дезинтеграционные тенденции  постсоветских стран, дан анализ целесообразности их разноскоростной интеграции;
  • выявлена органическая система закономерностей экономической интеграции;
  • разработаны критерии разноуровневой и разноскоростной интеграции постсоветского пространства;
  • аргументировано действие закона единства общего, особенного и единичного экономического взаимодействия;
  • раскрыто содержание категории «евразийская экономическая интеграционная система»;
  • раскрыты внутренние экономические и неэкономические условия, особенности и приоритеты интеграции в странах ЕврАзЭС;
  • выявлена роль корпоративной интеграции в процессах создания и развития промышленных, сельскохозяйственных хозяйственных комплексов;
  • раскрыты особенности региональных евразийских транснациональных корпораций (ТНК);
  • доказано наличие нескольких лидеров на постсоветском пространстве;
  • системно определены императивы, приоритеты и основные ориентиры интеграционного развития сообщества.

Теоретической и методологической основой исследования послужили фундаментальные и теоретические разработки отечественных и зарубежных ученых в области экономической интеграции, хозяйственной специализации региона, теории хозяйственного механизма, экономических стратегий институциональной и эволюционной экономики. Аргументация теоретических положений и полученных выводов осуществлялась автором на основе применения следующих общенаучных методов исследования в рамках системного подхода: историко-генетического, структурно-функционального, субъектно-объектного, логического, сравнительного, теоретического моделирования, использования приемов статистического анализа, а также методы научной абстракции, индукции и дедукции, анализа и синтеза, обобщений  и компаративного анализа.

Информационная и эмпирическая база. Информационную базу исследования составили материалы монографических исследований, научные статьи, публикации в периодических изданиях. Эмпирической базой исследования послужили материалы Межгосударственного Статкомитета СНГ, национальных статистических служб государств ЕврАзЭС, Департамента официальных публикаций ЕС, экспертные оценки и расчеты исследователей, опубликованные в научной литературе и периодической печати факты, нормативные и законода­тельные акты стран СНГ, данные официальных сайтов ЕврАзЭС, ЕАБР, Всемирного банка, национальных Правительств государств в сети Интернет.

Область исследования. Диссертационное исследование выполнено в соответствие с п. 1.1 – «Политическая экономия: структура и закономерности развития экономических отношений; закономерности глобализации мировой экономики и ее воздействие на функционирование национально-государственных экономических систем» специальности 08.00.01 - «Экономическая теория» Паспорта специальностей ВАК (экономические науки).

Наиболее существенные результаты, полученные лично автором и их научная новизна.

1. Разработана на основе использования методологии эволюционного и институционального подходов концепция развития экономической интеграции, в которой определены ее основные направления, закономерности, специфические особенности в рамках регионального объединения стран ЕврАзЭС. В отличие от других концептуальных разработок экономической интеграции данная концепция характеризуется тем, что в качестве основы формирования современных интеграционных процессов и развития взаимосвязи стран на постсоветском пространстве рассматриваются специфические межстрановые производственные отношения, связанные с образованием и развитием евразийских транснациональных корпораций, с разноскоростным и разноуровневым характером их формирования, а также концепция характеризуется тем, что формирование инновационной евразийской экономической интеграционной  системы основано на принципе комплементарности, диалектической взаимосвязи интеграционных и дезинтеграционных тенденций. Особенностью авторской концепции является то, что в качестве специфической особенности развития интеграции в рамках ЕврАзЭС рассматривается наличие нескольких лидеров в этом процессе.

2. Выявлена закономерность  диалектической взаимосвязи интеграционных и дезинтеграционных тенденций, в основе которых лежат объективные и субъективные причины.  В диссертации на основе обобщения конкретных интеграционных процессов показано, что данная закономерность проявляется в том, что раз­вертывание интеграционной тенденции в рамках стран СНГ сопряжено с различными дезинтеграционными процессами, являющимися либо ее предпосылкой, либо следст­вием, либо сопутствующими ей, что оба явления сосуществуют одновременно, либо сменяют друг друга на каждом витке развития интеграционного объединения. Раскрывая содержание данной закономерности, автор обосновывает вывод о том, что движущей силой дезинтеграции является основное противоречие между общественным содержанием процессов воспроизводства на основе международного разделения труда и монопольной частной или государственной формой присвоения и перераспределения его факторов и результатов.

3. Выявлены закономерности евразийской экономической интеграции: разноуровневый и разноскоростной характер интеграционных процессов на постсоветском пространстве (дана авторская классификация критериев разноуровневой и разноскоростной интеграции); объединение взаимодополняемых экономик с сопоставимыми уровнями социально-экономического развития; постепенность и последовательность прохождения этапов интеграции, достижение государствами адекватного уровня политического сближения на основе ускоренного развития интеграционных процессов.

4. Раскрыта специфика действия закона единства общего, особенного и единичного в рамках формирования и развития экономической интеграции стран СНГ. В отличие от других межстрановых интеграционных систем интеграция стран СНГ характеризуется тем, что ранее объединенные в СССР, затем обособленные хозяйственные пространства этих государств трансформируются теперь во внутренние части пространства, пока выступающего для каждой из них в качестве ближнего внешнего. Между ними формируются, функционируют, развиваются (или сокращаются) многообразные политические, экономические, научно-технологические, информационные, образовательные, социальные, культурные и другие межгосударственные связи. В ходе рыночной трансформации происходит инволюционная конвергенция их экономических пространств, что способствует их интеграции и выступает ярким проявлением действия той части закона, в которой констатируется единство общего. Необходимость рассмотрения в структурном разрезе интегрируемого экономического пространства связана с выявлением особенных характеристик и единичных особенностей.

5. Обосновано и введено в научный оборот понятие «евразийская экономическая интеграционная система». Исходным пунктом этой категории является применение методологии, на которой базируется концепция интеграционных экономических систем, заключающаяся в выявлении системообразующих признаков экономической интеграции ЕврАзЭС на основе существующих теорий. Применив эту методологию, автор охарактеризовал постсоветские страны как Евразийскую экономическую интеграционную систему, формирование и развитие которой происходит в результате действия объективных факторов и закономерностей, характерных и для других интеграционных систем, но при этом имеет свои отличительные черты. Выявлены факторы формирования интеграционной экономической системы на евразийском пространстве посредством проведения сравнительного анализа мирового опыта развития интеграционных объединений. Дана авторская классификация интеграционных экономических систем. Выдвинута гипотеза моделей развития экономических интеграционных систем.

6. Сформулирована гипотеза комплементарности (взаимодополняемости)  факторов, сфер формирования евразийской экономической интеграционной системы. Дана авторская интерпретация принципа комплементарности на основе того, что вся основная инфраструктура производственного, водно-энергетического, транспортного комплекса исторически сформировалась на принципах взаимодополняемости, взаимосвязанности и является наряду с природно-ресурсным, экономическим потенциалом и геополитическим положением стран основой для развития экономической интеграции на современном этапе. 

7. Выделены приоритетные направления сотрудничества ЕврАзЭС: повышение эффективности национального производства за счет участия в интеграционных образованиях; развитие экспортоориентированных и импортозамещающих производств; рациональное использование водных ресурсов, обеспечение экологической безопасности региона; создание единого рынка сельскохозяйственной продукции; эффективное использование минерально-сырьевых и топливно-энергетических ресурсов;  производственная кооперация с целью выпуска конкурентоспособной продукции высокой степени готовности; создание единой транспортной системы с выходом на внешние рынки, системы связи и коммуникаций; торговое и научно-техническое сотрудничество.

8.  В отличие от других исследований в диссертации обосновано, что корпоративная интеграция и отраслевое экономическое сотрудничество являются действенным инструментом для повышения конкурентоспособности продукции сельского хозяйства, промышленности, торговли и рекреационных услуг стран региона. Переход от экстенсивного  производства продукции сельского хозяйства к интенсивному является первостепенной задачей инновационного развития экономик стран. Раскрыта значимость транзитного потенциала при осуществлении интеграционных процессов.

9. Раскрыты особенности формирования и развития евразийских региональных транснациональных корпораций (ТНК). Наиболее распространенной формой интеграционного взаимодействия на постсоветском пространстве признана модель корпоративных инвестиций, в основе которой лежит инвестиционная экспансия российского и казахстанского бизнеса.

10. Обоснован в отличие от других исследований вывод о том, что лидером на пространстве ЕврАзЭС является не только Россия, но и Казахстан – интеграционный лидер в инновационном развитии (имеющий более развитые МСФО, банковскую, пенсионную и образовательную  системы), а также в торговле злаками и сфере миграции на постсоветском пространстве; Россия и Казахстан конкурируют в лидерстве формирования мирового финансового центра на постсоветском пространстве.

11. Обоснован авторский концептуальный подход к формированию единого экономического пространства ЕврАзЭС, сущность которого заключается в определении и систематизации перспектив­ных направлений развития интеграционного сотрудничества в формировании комплекса условий, ресурсов и факторов глобального и национального характера, в учете как общих, так и особых геоэкономических, геополитических интересов участников интеграции а также в обоснования инновационной стратегии интеграции и механизма ее реализации в СНГ. Показано, что регион Евразии обладает сравнительным преимуществом формирования интеграционного трудового потенциала. Впервые обосновывается, что важной составляющей по созданию единого экономического пространства является формирование инновационной интеграционной экономической системы. Обобщены современные тенденции инвестиционного сотрудничества стран ЕврАзЭС.

12. Обоснованы позитивные и негативные тенденции вступления Кыргызской Республики в Таможенный союз.

Теоретическая значимость полученных результатов. Результаты исследования создают теоретические предпосылки для более глубокого понимания сущности процессов экономической интеграции, могут служить исходной базой для совершенствования экономической интеграции в межстрановых отношениях СНГ, а также для углубления научно-исследовательских работ. Они могут быть использованы при разработке новых и совершенствовании имеющихся курсов лекций и спецкурсов по экономике. Выводы и рекомендации работы могут быть использованы специалистами, докторантами, аспирантами и студентами, осуществляющими исследовательскую, учебную и преподавательскую деятельность в области экономической интеграции. Концептуальные положения, результаты диссертационного исследования используются в преподавании курсов «Экономическая теория», «Макроэкономика», «Кыргызстан в системе международных экономических отношений», «Теория мирохозяйственных связей и глобализация экономики», «Теория переходной экономики». 

Научная и практическая значимость полученных результатов. Полученные автором новые научные результаты, достаточно обоснованные теоретические выводы и предложения могут послужить основанием для  дальнейших теоретических и прикладных исследований в области экономической интеграции.

Практическая значимость исследования состоит в том, что использованные в диссертации методологические подходы, полученные теоретические выводы и практические рекомендации могут быть применены органами законодательной и исполнительной власти стран в ходе разработки экономических стратегий интеграции постсоветских стран.

Апробация и внедрение результатов исследования. Полученные на различных эта­пах исследования результаты и выводы прошли апробацию и получили поло­жительную оценку на научных конференциях, семинарах, совещаниях и засе­даниях круглых столов регионального, межву­зовского и вузовского уровней в городах Санкт-Петербург, Алматы, Талдыкорган, Бишкек и др. в 2004–2010 гг. Среди них: Международная научно-практическая конференция «Интеграция Казахстана в мировую систему образования: перспективы развития, проблемы и пути их преодоления  (г. Талдыкорган, 21-23 сентября 2006 г.)»; международная конференция «Экономическое сотрудничество стран Центральной Азии с Российской Федерацией: состояние, проблемы, перспективы» (г. Бишкек, 10 декабря 2008 г.); меж­дународная научно-практическая конференция «Обязательства КР перед ВТО в области защиты прав на объекты интеллектуальной собственности в эпоху развития информационных технологий» (г. Бишкек, 8 июня 2009 г.); региональная конференция по преодолению воздействия глобальных финансовых потрясений на страны Кавказа и Центральной Азии (г. Бишкек, 4 марта 2009 г.); международная конференция «Опыт международного сотрудничества в области образования и науки» (г. Бишкек, 29-31 мая 2009 г.); международная конференция «ШОС как фактор интеграции Центральной Евразии: потенциал стран-наблюдателей и стран-соседей» (г. Чолпон-Ата, 5-6 июня 2009 г.); IV Международная конференция по вопросам евразийской интеграции (г. Алматы, 1-2 октября 2009 г.); Пятая научно-практическая конференция «Современный менеджмент: проблемы и перспективы» в ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет» (г. Санкт-Петербург, 15 апреля 2010 г.).  Результаты исследования обсу­ждены и одобрены на заседании кафедры экономической теории Кыргызско-Российского Славянского университета. Отдельные положе­ния диссертационного исследования опубликованы в рецензируемых изданиях ВАКа РФ («Вестник университета» Государственный Университет управления (ГУУ), г. Москва; «Международная экономика», г. Москва; «Лизинг», г. Москва; «Вестник КРСУ», г. Бишкек).

Результаты исследования нашли практическое применение в Министерстве экономического регулирования Кыргызской Республики и ВО «Технопроэкспорт» Кыргызской Республики.

Публикации результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования опубликованы в 25 печатных работах, в т.ч. в  2 монографиях, 11 статьях в изданиях, входящих в перечень ВАК России, всего объемом  около 40 п.л.

Структура диссертационной работы последовательно раскрывает содержание исследования и состоит из введения, пяти глав, включающих  20 параграфов, заключения, списка использованных источников. Объем диссертационной работы – 330 стр.

       

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ

1.  Разработана на основе использования методологии эволюционного и институционального подходов концепция развития экономической интеграции, в которой определены ее основные направления, закономерности, специфические особенности в рамках регионального объединения стран ЕврАзЭС.

Принципиальной позицией автора является положение, согласно которому возникновение государств ведет к торможению взаимодействия через таможенные границы. Интеграционные объединения являются механизмом преодоления трудностей во взаимодействии между государствами. Важно заключение автора о выделении единой линии теоретических взглядов А. Смита, Д. Рикардо и их последователей о взаимной выгоде.

Развитие интеграционных процессов выступает закономерным результатом международного разделения труда и расширения ареалов международной торговли.

Классики экономической науки – А. Смит, Д. Рикардо, Ж.-Б. Сей, К. Маркс и их последователи – ученые-экономисты С. Харрис, Б. Олин, П. Самуэльсон, С. Линдерт, В. Леонтьев, М. Портер, Ф. Перру, Г. Мюрдаль рассматривают мирохозяйственные связи и интеграционные процессы через процесс международного разделения труда в обществе между странами и территориями.

Сформулирована гипотеза автора, что в основе формирования Евразийской экономической интеграционной системы заложены принципы взаимной выгоды, предложенные еще А. Смитом и Д. Рикардо, однако не учитывающие изменение относительных издержек, различие производственных потенциалов торгующих стран, невозможность идти по пути полной специализации в производстве. В последующем принцип сравнительных преимуществ был обоснован международной специализацией, лежащей в основе экономической интеграции. Теорема Хекшера – Олина значима, однако в реальности не реализуется. В критичном ключе рассмотрена экономическая теория фритрейдерства П. Самуэльсона, концепция таможенного союза Дж. Вайнера, Б. Балашша.  Критикуя теорию С. Линдерта необходимо отметить, что на практике его положения не находят воплощения, развивающиеся страны больше торгуют с развитыми странами, т.к. они не взаимодополняемы. Следующим направлением в развитии теорий международного разделения труда, можно выделить направление, которое рассматривается как синтез теорий сравнительных преимуществ. Представителем данного направления является С. Хирш, который синтезировал теории сравнительных преимуществ. Еще одним направлением экономической мысли является теория экономии за счет масштабов производства (Д. Киссинг, Д. Хафбауэр, П. Кругман, М. Обстфельд). Определенное место в общей совокупности теорий международного разделения труда занимает теория конкурентных преимуществ (М. Портер). Большинство теорий, представленных выше, выступает за либерализацию внешней торговли, но сейчас проблемы защиты национальных рынков и отечественных производителей приобрели новую актуальность, то есть по-новому должны быть поставлены вопросы протекционизма.

Вывод, к которому приходит автор, состоит в том, что зачастую экономические модели не адекватны реальности: они основаны на огромном количестве допущений, благодаря чему исследования, построенные на их основе, оказываются односторонними, однако главным достоинством классиков является принцип взаимной выгоды.

Таким образом, автор приходит к выводу о том, что развитие экономических интеграционных процессов выступает закономерным результатом международного разделения труда. Процесс экономической интеграции обусловлен всесторонним развитием и постоянным углублением международного разделения труда – от простого обмена товарами к устойчивой торговле товарами и услугами, к интернациональному перемещению капиталов и созданию новых производств, к тесной производственной и научно-технической кооперации, следствием чего является создание совместных производств и управление ими на межгосударственном уровне.

Раскрывая эволюцию концептуальных представлений о сущности интеграционных и дезинтеграционных  тенденций автор исследует сущностное содержание категорий, выражающих эти отношения, а так же формы их взаимопроникновения в контексте поиска оптимальной модели взаимодействия.

2. Выявлены закономерности  диалектической взаимосвязи интеграционных и дезинтеграционных тенденций,  в основе которых лежат объективные и субъективные причины. 

Признано, что экономическая интеграция представляет собой целенаправленное последовательное сближение, взаимное приспособление и эффективное соединение (путем сочетания, слияния и сращивания) ранее обособленных макроэкономических систем в общем процессе воспроизводства на всех уровнях новой, объединенной хозяйственной системы.

Развитие методологии системного анализа интеграционных процессов привело к появлению теорий и концепций, которые позволяют всесторонне рассмотреть закономерности евразийской интеграции комплексно. Соглашаясь с принципами неоклассиков, автор утверждает, что в экономической интеграции заложен механизм выравнивания дисбалансов. Далее исследованы наиболее распространенные методологические подходы, концепции и методы изучения взаимосвязи интеграционных и дезинтеграционных тенденций, основанных на взглядах классиков экономической теории.

Интеграционные и дезинтеграционные процессы тесным образом связаны между собой. Скорость, направление и форма первых зависят от силы не только содействующих, но и противодействующих причин. Если последние начинают превалировать, то они могут прервать интеграционный процесс, даже, несмотря на то, что он имеет исторически необходимый и прогрессивный характер. Раз­вертывание интеграционной тенденции всегда сопряжено с различными дезинтеграционными процессами, являющимися либо ее предпосылкой, либо следст­вием, либо сопутствующими ей. Аналогичную картину можно фиксировать и в случае преобладания дезинтеграционной тенденции. Очевидно, что дезинтеграция представляет собой явление, обратное процессу интеграции, то есть она представляет собой процесс сокращения, а в дальнейшем и прекращения экономического взаимодействия стран, в результате чего хозяйственные механизмы не приводятся к сближению и не принимают форму межгосударственных соглашений. Оба явления сосуществуют в современном мире одновременно, либо сменяют друг друга на каждом витке развития страны в интеграционном объединении. Движущей силой дезинтеграции является основное противоречие между общественным содержанием процессов воспроизводства на основе международного разделения труда и монопольной частной или государственной формой присвоения и перераспределения его факторов и результатов. Его разрешение приводит к распаду ранее интегрированной системы на основе тотального или колониального механизма неэквивалентных отношений и скрытой эксплуата­ции объединенных стран.

«Соединение и разделение – вот единственные элементы, которые обна­руживает человеческий разум, анализируя идею производства»5, – цитировал К. Маркс в «Капитале» опубликованную в 1771 г. работу П. Верри «Meditazioni Sulla Economia Politica».

Действительно, общий ход исторического процесса осуществляется в форме дезинтеграции одной системы и интеграции системы нового типа, чередования интеграционных и дезинтеграционных процессов. Этот вывод под­тверждается накопленным и современным мировым опытом создания и пре­кращения существования различных интеграционных формирований, а затем – образования других. Вместе с тем существовал ряд объективных факторов, значительно осложняющих развитие интеграции именно между постсоветскими странами.

Во-первых, в интеграции на постсоветском пространстве участвуют страны, заметно отличающиеся друг от друга по экономическому потенциалу, структуре хозяйства, уровню экономического развития.

Во-вторых, в странах СНГ использовались различные модели экономической трансформации.

В-третьих, существует определенное противодействие интеграционным процессам стран СНГ со стороны внешних сил, которым выгодно развивать свою экспансию на раздробленном постсоветском пространстве. Западные государства рассматривали любое интеграционное объединение на постсоветском пространстве как попытку «воссоздать СССР», и активно противодействовали интеграции во всех ее формах. Учитывая растущую финансовую и политическую зависимость стран-членов СНГ от Запада, это не могло не препятствовать интеграционным процессам.

В-четвертых, различие политических режимов в СНГ: некоторые встали на путь демократизации, некоторые на путь авторитаризма. Интегрирование столь разнородных политических режимов, как показывает мировой опыт, либо исключено, либо весьма проблематично.

Еще большим тормозом интеграции являются противоречия интересов сырьевых и обрабатывающих отраслей. Национальные экспортеры нефти, газа, других дефицитных ресурсов слабо заинтересованы в снятии в СНГ таможенных барьеров, отмене взимания НДС в стране производства - их продукция и так конкурентоспособна. Наоборот, производители конечной промышленной сельскохозяйственной продукции нуждаются в общем экономическом рынке и его защите от внешних конкурентов. Это подтверждает и мировой опыт. Так, например, Норвегия не вступила в ЕС, потому что ее нефть и газ находят сбыт и без интеграции.

Помимо отмеченных имеется и ряд субъективных факторов, препятствующих интеграции, таких как интересы национальных элит, амбиции руководителей, националистический сепаратизм.

3.  Выявлены закономерности евразийской экономической интеграции.

Автор на основе проведенного исследования анализа классических и современных теорий экономической и политической интеграции, а также мировой практики ее развития и углубления определяет следующие основные закономерности экономической интеграции: объединение однотипных экономик с сопоставимыми уровнями социально-экономического развития; допустимость образования нескольких экономических объединений в рамках одного сообщества; постепенность и последовательность прохождения этапов интеграции, достижение адекватного им уровня политического сближения между странами-участницами; образование внутреннего хозяйственного пространства объединения и создание единого экономического пространства; необходимость государственного (национального, межнационального и наднационального) регулирования интеграционных процессов; создание сильных меж- и наднациональных органов, сочетающих законо­дательную и исполнительную власть; наделение их реальными полномочиями по разработке и реализации общего механизма функционирования, а также мониторингу, диагностике и коррекции его элемен­тов; сближение, гармонизация и унификация действий по выработке и проведению скоординированной, единой экономической политики.

Автор отмечает, что важнейшей закономерностью является допустимость разноуровневой, разноскоростной интеграции, вытекающая из функциональной и пространственной асимметрии интеграции, сложности и масштабности поставленных задач, разной степени экономической однородности и политической готовности национальных хозяйственных пространств к участию в этих процессах.

Функционально-пространственная асимметрия интеграции обусловлена тем, что данный процесс в региональных масштабах имеет многоуровневую структуру. Относительная самостоятельность каждой из этих сфер предполагает разделение процесса экономической интеграции на несколько составляющих его уровней – национальных производств, факторных и товар­ных рынков, хозяйственной политики правительств соответствующих стран и т.д.

Научный анализ закономерностей экономической интеграции автор осуществил в рамках классификации критериев разноуровневой и разноскоростной интеграции (Табл. 1.). Протекание интеграционного процесса на каждом из этих уровней имеет свою специфику, определяемую степенью экономической и политической готовности к участию в нем данного национального экономического пространства. Она детерминирует темпы, пространственные масштабы и глубину охвата такого пространства международным взаимопроникновением и взаимопереплетением хозяйственных связей. Быстрее этот процесс охватывает сферу обращения, а в производстве он обычно локализуется в рамках отдельных производственно-технологических комплексов, образующих своеобразные генерирующие центры в интеграционном регионе. Только совокупность всех этих уровней осуществления, выступающая не просто их суммой, а взаимосвязанной системой со специфической внутренней структурой, закономерностями и движущими силами, образует процесс экономической интеграции как целое. В случае отсутствия адекватного государственного и межгосударственного регулирования эти процессы могут тормозить выравнивание уровней социально-экономического развития участников интеграции или же воспроизводить состояние неравенства уровней развития  регионов внутри отдельных стран объединения, усиливая дезинтеграционные тенденции (Табл. 1). 

Таблица 1.

Классификация критериев разноуровневой и разноскоростной интеграции

Критерии

разноуровневой интеграции

Нулевой уровень

Первый уровень

Второй уровень

Третий уровень

Название уровней

Нейтральная интеграция

Умеренная интеграция

Глубокая интеграция

Гипер

интеграция

1). Интеграция рынков товаров, услуг, капитала, %

2). Производственная интеграция, %

3). Институциональная

интеграция, %

1)  0 %

2) 0 %

3) 0 %

1) 0-20 %

2) 0-20 %

3)  0-10 %

1) 21-50 %

2) 21-50 %

3)  11-40 %

1) 50-80 %

2) более 50 %

3)  40-90 %

1). Межгосударственная интеграция, %

2). Частно-корпорационная интеграция, %

3). Интеграция общественных институтов, %

1)  0 %

2) 0 %

3) 0 %

1) 0-20 %

2) 0-20 %

3)  0-20 %

1) 21-50 %

2) 21-50 %

3)  11-40 %

1) 50-80 %

2) более 50 %

3)  40-90 %

Уровень экономического развития

низкий

средний

выше среднего

высокий

Роль государства

сильное государство

ослабевающая роль государства

роль наднациональных структур

межгосударственные органы

Критерии / Этапы

разноскоростной интеграции

Ползущая интеграция

Внутренние тарифы

Замедленная интеграция

Тарифы на внешней границе таможенной территории

Динамичная интеграция

Объемы производства в рамках таможенной территории

Ускоренная интеграция

Конвергенция

единая валюта,

наднацинальные институты

Зона свободной торговли

+

-

-

-

Таможенный союз

+

+

-

-

Единое экономическое пространство

+

+

+

-

Валютный и политический союз

+

+

+

+

Примеры

НАФТА, СНГ, МЕРКОСУР, АТР, ГУАМ, ЭКО

ЕС, ЕврАзЭС

Норвегия – ЕС, ЕС – Индия, Исландия – ЕС,

США – Южная Корея,

Китай-Новая Зеландия.

ЕС, союзное государство Россия-Беларусь

 

Переход от одной формы интеграции к другой обусловлен действием закономерного развития международного разделения труда. В  результате углубления международного разделения труда, выделения и обособления отраслей целых сфер общественного производства происходит постепенное переплетение кругооборотов национальных капиталов и национальных процессов обобществления производства проявляется в непрерывном развитии производственных, торговых, валютных, кредитных и других связей между нацио­нальными экономиками, что вызывает высокую степень взаимозависимости национальных хозяйств в сфере производства и обращения.

В диссертации доказано, что вряд ли возможно с хронологической точностью отделить один этап от другого, обозначить их совершенно бесспорные границы. История западноевропейской экономики показывает, что этот процесс не всегда и не везде идет по восходящей линии. Он может затрагивать одни области хозяйственной жизни общества и совершенно не затрагивать дру­гие, развиваться параллельно сразу в нескольких сферах, но разными темпами и с неодинаковыми результатами. Поэтому границы между различными этапами достаточно условны и выделять в западноевропейском интеграционном процессе определенные ступени можно лишь с целым рядом оговорок. Так фактическое формирование Таможенного союза шести государств произошло лишь через 14 лет, а валютного союза – через 27 лет после создания зоны свободной торговли.

4. Раскрыта специфика действия закона единства общего, особенного и единичного в рамках формирования и развития экономической интеграции стран СНГ.

Автор считает, что для определения теоретической основы исследуемой проблематики и выявления действия закона единства общего, особенного и единичного возникает объективная необходимость разграничения категории «единое экономическое пространство» (ЕЭП), а также необходимо, прежде всего, выяснить содержание более общей категории «экономическое пространство».

На наш взгляд, экономическое пространство, с точки зрения качественной определенности хозяйственной системы, может быть охарактеризовано составом, уровнем развития, структурой и формой взаимодействия факторов производства; а также господствующими отношениями собственности, производства, распределения, обмена и потребления; действующими законами и закономерностями, институтами и механизмами координации, регулирования и мотивации деятельности хозяйствующих субъектов; сопутствующими социокультурными и политико-правовыми факторами хозяйствования.

Экономическое пространство, как считает А.Г. Гранберг, выступает «насыщенной территорией, вмещающей множество объектов и связей между ними... Каждый регион имеет свое внутреннее пространство и связи с внешним пространством»6. Это применимо и к хозяйственной системе интеграционного объединения. Ранее объединенные в СССР, затем обособленные хозяйственные пространства стран СНГ трансформируются теперь во внутренние части пространства, пока выступающего для каждой из них в качестве ближнего внешнего. Между ними формируются, функционируют, развиваются (или сокращаются) многообразные политические, экономические, научно-технологические, информационные, образовательные, социальные, культурные и другие связи. Происходит инволюционная конвергенция их экономических пространств в ходе рыночной трансформации, что способствует их интеграции. На наш взгляд, это выступает ярким проявлением действия той части закона диалектики, в которой констатируется единство общего.

Необходимость рассмотрения в структурном разрезе интегрируемого экономического пространства связана с выявлением особенных характеристик и единичных особенностей. В этом случае возникает потребность в определении отраслевых (добывающая и перерабатывающая промышленность, торговля, сельское, лесное, рыбное хозяйство, транспорт, связь и др.), межотраслевых (агропромышленные, топливно-энергетические, военно-промышленные комплексы), территориальных (локальные, региональные, межрегиональные, национальные комплексы) блоков межгосударственного сотрудничества. В функциональном аспекте целесообразно выделять сферы, обслуживающие это сотрудничество (финансовая, кредитно-банковская, информационная и др. системы). На наш взгляд, данная классификация может послужить методологической основой проведенного исследования.

Вместе с тем, внутренними источниками развития интеграционных процессов выступает взаимодействие структурных секторов и функциональных сфер интеграционного пространства, что обеспечивает создание сети и сегментацию общих рынков труда, капитала, товаров и услуг, соответствующих им структур и инфраструктур. Теснота связей, степень зависимости экономических субъектов, солидарная эффективность функционирования отражают уровень зрелости и однородности интегрированной хозяйственной системы. Именно здесь проходит качественная граница определения экономического пространства как общего.

Исследование разноскоростных и разноуровневых тенденций доказывает, что интеграционные процессы «пронизывают» весь пространственно-временной континуум постсоветских стран, осуществляясь на различных уровнях, а именно: эндогенных – на рабочих местах, в профессиональных группах, подразделениях и производствах, предприятиях, отраслевых, межотраслевых и территориальных комплексах, в народном хозяйстве стран и между ними; экзогенных – в рамках отношений с другими странами, интеграционными объединениями, в глобальном хозяйстве; опосредованно через внешние уровни – с внутренними уровнями других национальных экономик.

Вместе с тем необходимо представлять, что «общее» в определенном смысле есть «единое», поскольку без общности, а значит, без единства элементов, свойств солидарности и однородности, оно не может возникнуть. «Единое» означает однородность общего, которая всегда относительна. Даже в простран­ственно-временном континууме одной хозяйственной системы присутствует неоднородность, которая является необходимым признаком и стимулом ее эво­люции. При этом нецелесообразно утверждать приоритет единого над общим, и наоборот: то, что в одном случае отражает структуру и организацию, в другом – отражает функцию и институцию.

Исходя из этого, можно утверждать, что в условиях разноуровневой и разноскоростной интеграции в рамках единого экономического пространства могут, соответственно, одновременно существо­вать «единое» экономическое пространство группы одних стран и «общее» экономическое пространство – группы других. Именно с этих позиций можно характеризовать современное состояние Евросоюза после присоединения к не­му новых членов.

5. Обоснована необходимость рассмотрения категории «евразийская экономическая интеграционная система». Выявлены факторы формирования интеграционной экономической системы на евразийском пространстве посредством проведения сравнительного анализа мирового опыта развития интеграционных объединений. Дана авторская классификация интеграционных экономических систем. Сформулирована гипотеза о существовании моделей развития экономических интеграционных систем.

Настоящее исследование предлагает новый подход к анализу интеграционных процессов на евразийском пространстве. Исходным пунктом этого подхода является применение методологии, на которой базируется концепция интеграционных экономических систем, заключающаяся в выявлении системообразующих признаков экономической интеграции ЕврАзЭС на основе существующих теорий. Применив эту методологию, автор охарактеризовал постсоветские страны как Евразийскую экономическую интеграционную систему7, формирование и развитие которой происходит в результате действия объективных факторов и закономерностей, характерных и для других интеграционных систем, но при этом имеет свои отличительные черты. Такого рода концептуализация евразийских интеграционных процессов на постсоветском пространстве еще не применялась.

Предложена концепция интеграционных систем, основанная на принципах системного подхода, которая определяет интеграционную экономическую систему определенной группы стран, объединенных между собой относительно масштабными и устойчивыми интеграционными связями. Возникновение таких связей является результатом действия закона международного разделения труда, а также исторических, культурных, политических факторов.  Территориальная общность и хозяйственная специализация стран выступают системообразующими факторами интеграционной экономической системы. При анализе интеграционной экономической системы важно применение системно-исторического метода, позволяющего выяснить условия ее возникновения, этапы, современное состояние и перспективы развития. Концепция интеграционных экономических систем может быть применена к прогнозированию и моделированию интеграционных процессов в конкретных регионах. Сформулирована гипотеза авторской классификации видов экономической интеграции:

  • По сферам взаимодействия: социальная интеграция, финансовая интеграция, валютная интеграция, финансовая интеграция, производственная интеграция, технологическая интеграция.
  • По уровням экономического сотрудничества: институциональная интеграция, корпоративная интеграция, интеграция рынков, конвергенция экономик.
  • По эволюционно-системному признаку: интеграция в рамках зоны свободной торговли, интеграция рынков, интеграция в рамках единого экономического пространства, интеграция в рамках валютного и политического союза.
  • По географическому признаку: Североамериканская, Европейская, Азиатско-Тихоокеанская, Южноамериканская, Азиатская, Евразийская.

Система индикаторов евразийской интеграции служит методологической базой формирования евразийской интеграционной экономической системы.

В то же время автор обосновывает, что определение эффективных стратегий в области интеграции требует создания системы комплексного мониторинга и оценки текущих процессов взаимодействия стран на экономическом, политическом и социальном уровне в рамках евразийской экономической интеграционной системы. Это может быть осущест­влено в рамках системы количественных и качественных показателей экономической интеграции. Система индикаторов евразийской интеграции (СИЕИ) Евразийского банка развития призвана стать подобным инструментом мониторинга и оценки ин­теграционных процессов на постсоветском пространстве. Применительно к евразийскому пространству подобных комплексных исследований не про­водилось. Интеграционным процессам на постсоветском пространс­тве свойственна особая специфика – допустимость разноуровневой и разноскоростной интеграции (СНГ, ГУАМ, ЭКО, ЕврАзЭС), Таможенный союз «трех» (ЕврАзЭС-3), соглашение о Едином экономическом пространстве (ЕЭП-4), безвизовый режим между большинством стран-участниц. К сфере интег­рации относятся денежные переводы, инвестиции, технологии, образова­ние и многое другое.

Рассмотрена СИЕИ, которая включает в себя три блока, соответствующие трем основным аспек­там экономического взаимодействия:

а).        анализ экономической интеграции как интеграции рынков. В данном случае оценивается сближение стран с позиции масштабов потоков
товаров, услуг и факторов производства между ними. В данный блок
входят две группы показателей:

общие показатели: торговая интеграция и интеграция в сфере мобильности рабочей силы;

функциональная интеграция: интеграционное взаимодействие в трех ключевых областях экономического и социального взаимодействия стран региона СНГ (электроэнергетика, сельское хозяйство и обра­зование);

б).        анализ экономической интеграции как конвергенции экономических систем. В данном случае оценивается сближение стран с позиции сходства основных количественных характеристик их экономического разви­тия в четырех основных сферах: макроэкономика (динамика роста), финансовая политика, фискальная политика и денежно-кредитная политика;

в). анализ институциональной кооперации. В данном случае оценивают­ся результаты взаимодействия стран в рамках формальных интегра­ционных проектов, функционирующих на постсоветском пространстве, с учетом широкого диапазона целей этих структур;

Оценка интеграции рынков и конвергенции экономических систем осуществляется на основе системы унифицированных показателей, рассчитанных в основном с использованием данных государственной статистики. Оценка институциональной кооперации основана преимущественно на данных опроса экспертов, проведенного Евразийским банком развития, а также данных, полученных у соответствующих организаций, и носит ме­нее формализованный характер.

Экономическая модель каждой интеграционной группировки – это результат длительного исторического процесса и каждая интеграционная экономическая система уникальна и механическое заимствование ее опыта малоэффективно. Однако проведение сравнительного анализа обусловило выделение общих закономерностей развития экономической интеграции, последовательного прохождения ее через ряд особых этапов, каждому из которых присущи особые характерные черты, разная степень интенсивности интеграции, ее глубина и масштабность.

6. Сформулирована гипотеза комплементарности (взаимодополняемости)  факторов, сфер формирования евразийской экономической интеграционной системы.

Международное разделение труда приводит к дифференциации национального производства – выделению отдельных технологических процессов, отраслей и подотраслей в самостоятельные звенья производственной цепи. В конечном итоге изготовление все более однородных продуктов труда приводит к все большей взаимодополняемости специализированных промышленных комплексов, а указанные процессы влияют на уровень интенсификации торгового обмена продуктами.

Принцип комплементарности (взамодополняемости) заложен в основе формирования евразийской интеграционной экономической системы. Доказательством принципа комплементарности является тот факт, что вся основная инфраструктура производственного, водно-энергетического, транспортного комплекса стран СНГ была создана во времена СССР именно на принципах взаимодополняемости. В качестве индикаторов взаимодополняемости признаны индексы интенсивности и комплементарности торговли.

В целом по ЕврАзЭС индекс интенсивности торговли в 2007 г. был равен 42 и превышал анало­гичный показатель по Меркосуру и ЕС8. Таким образом, в ЕС, имеющем более диверсифи­цированную структуру производства, экспорта и им­порта, страны-члены торговали друг с другом менее интенсивно, чем государства ЕврАзЭС. Поэтому сни­жение данного индекса по ЕврАзЭС представляется вполне закономерным. Более того, принимая во вни­мание тот факт, что на сегодняшний день реальный товарооборот между странами-партнерами значи­тельно превышает потенциальный, а показатели ин­тенсивности торговли являются высокими, в том числе по сравнению с другими РТС, при сохранении существующей экспортной специализации стран не стоит ожидать, что участники данного регионально­го блока будут в будущем торговать друг с другом более интенсивно, а соотношение внутрирегиональ­ной торговли и торговли с остальным миром изменится в сторону ЕврАзЭС.

Следует отметить, что уменьшение интенсивнос­ти торговли между странами ЕврАзЭС отчасти объясняется сокращением комплементарности между экспортными и импортными профилями стран-партнеров. Как показывают расчеты, комплементарность торговли стран ЕврАзЭС, за исключением Беларуси, находится на низком уровне и имеет тенденцию к снижению. Наиболее высоким индекс комплементарности был у Беларуси (53,4), а наиболее низким - у Таджикистана (9,9). У России комплементарность торговли с ЕврАзЭС составляла 27,2 (40,4 в 1998 г.), у Казахстана – 19,8 (25,1), у Узбекистана – 31,9 (26,6).

В целом по ЕврАзЭС комплементарность торгов­ли снизилась с 44,9 в 1998 г. до 30 в 2007 г. Для срав­нения: в ЕС индекс комплементарности торговли в 2002 г. находился на уровне 81, в НАФТА – 72,9, в Восточно-Азиатском регионе – 65,8.

С точки зрения комплементарности экономик перспективы развития взаимной торговли в рамках ЕврАзЭС являются относительно благоприятными. С точки зрения комплементарности экономик ЕврАзЭС является наиболее оптимальным с точки зрения развития вза­имной торговли интеграционным образованием на про­странстве СНГ. Таможенный союз является индикатором повышения индексов интенсивности и комплементарности торговли ЕврАзЭС.

На основе взаимодействия объективного и субъективного анализируется онтологическое содержание экономических законов интеграции. Диалектика взаимоотношения экономики и политики сопоставляется автором с проблематикой диалектики идеального – материального, субъективного – объективного, где понятие «субъективное» имплицитно несет в себе «политическое», но не тождественно ему, что относится и к понятиям «объективное» – «экономическое». Тем самым автор приходит к выводу о том, что политический фактор лежит в основе экономической интеграции.

7. Выделены приоритетные направления сотрудничества ЕврАзЭС; обосновано, что корпоративная интеграция и отраслевое экономическое сотрудничество являются действенным инструментом для повышения конкурентоспособности продукции сельского хозяйства, промышленности, торговли и рекреационных услуг стран региона. Раскрыта значимость транзитного потенциала при осуществлении интеграционных процессов.

Выявлены в качестве приоритетных направлений экономического сотрудничества следующие:

  • повышение эффективности национального производства за счет участия в интеграционных образованиях;
  • развитие экспортоориентированных и импортозамещающих производств; рациональное использование водных ресурсов, обеспечение экологической безопасности региона; торговое сотрудничество;
  • создание единого рынка сельскохозяйственной продукции; эффективное использование минерально-сырьевых и топливно-энергических ресурсов;
  • производственная кооперация с целью выпуска конкурентоспособной продукции высокой степени готовности;
  • научно-техническое сотрудничество; создание единой транспортной системы с выходом на внешние рынки.

Для наибольшей наглядности автором рассматривается географическое положение евразийского региона. Актуальным является рассмотрение транзитно-транспортного потенциала государств-членов ЕврАзЭС. Это, прежде всего, обусловлено выгодным геополитическим и геоэкономическим положением стран Сообщества. Беларусь, Казахстан и Россия, в первую очередь являются сухопутным мостом между двумя макрорегионами континента – Европейским союзом (ЕС) и Азиатско-Ти­хоокеанским регионом (АТР).

Таблица 2.

Совокупный транзитный потенциал государств-членов ЕврАзЭС (млн тонн)9

Страна

2006

Использование в 2006

2020

Беларусь

100

50 (50%) 10

150

Казахстан

36

(28%) 1,9

100

Кыргызстан

3,6

(50%) 54

6,5

Россия

80

(68%) 0,18

150

Таджикистан

0,2

90%

0,5

Общий потенциал ЕврАзЭс

220

115,8 (51%)

470

По оценкам экспертов Интеграционного комитета (ИК) ЕврАзЭС, объем грузоперевозок к 2020 году возрастет до 490 млн. тонн, что почти в 4 раза больше показателей 2006 года (Табл. 2). Несмотря на некоторое прогнозируемое замедление роста грузопотоков между государствами-членами ЕврАзЭС, среднегодовой рост, согласно прогнозу, составит более 15 %.10 Как уже было отмечено выше, колоссальный транзитный потенциал ЕврАзЭС обусловливается уникальным географическим и геоэкономи­ческим положением стран Сообщества  между странами ЕС и АТР, объем торговли между ними в 2007 году составил $700 млрд., а к 2010 году, по оценке экспертов, может превысить $1 трлн.11

Страны ЕврАзЭС имеют схожую отраслевую структуру экономики и во всех странах Центральной Азии (Кыргызстан – 28,8 %, Таджикистан – 24,8 %, Узбекистан – 24 %), за исключением Казахстана (5,4 %) большую долю занимает сельское хозяйство. Структура сельского хозяйства четырех стран достаточно схожа (в сравнении с другими государствами СНГ): они являются крупными производителями сельскохозяйственной продукции.

Создание конкурентоспособных хозяйственных комплексов в хлопководстве, в производстве зерновых культур, мясо-молочных продуктов, фруктово-овощных консервов дает значительный потенциал расширения взаимной торговли, инвестиций и корпоративной интеграции на евразийском пространстве. Особенностью развития хлопководческого комплекса в странах Центральной Азии является переход от экспорта хлопка-волокна на организацию интегрированных хлопково-текстильных комплексов по его глубокой переработке, переход от экстенсивного развития производства к интенсивному. Одним из важных направлений эффективного развития аграрного сектора в нынешних условиях является развитие интеграционных процессов в АПК, использование кооперативно-интегрированных форм взаимоотношений по всей цепи производства – переработки – сбыта сельскохозяйственной продукции. Учитывая природно-климатические условия России и Северного Казахстана, территориальную близость, сложившиеся партнерские, транспортные связи можно предполагать, что Россия, Монголия, Турция, Сирия станут потенциально-постоянными потребителями овощей и фруктов из Евразии. Вывоз овощей и фруктов внутри региона носит взаимообменный  текущий характер на смежных территориях, разделенных лишь пограничными зонами. Экономическая безопасность региона зависит от того, способны ли ресурсные и производственные возможности обеспечить собственное население продовольственными товарами, в первую очередь, хлебом (зерном) и мясо-молочными продуктами. Животноводство в странах Евразии также является привлекательным для инвестиций, в осо­бенности – пастбищное, где за счет умелого использования огромных паст­бищных угодий без особых затрат можно производить конкурентоспособную и экологичес­ки чистую животноводческую продукцию.

В современных условиях ожидает своего времени для использования такой важный ресурс воспроизводства человеческого фактора государств Евразии, как универсальный рекреационный комплекс. Используя уникальный потенциал природы и культурного наследия стран ЕврАзЭС, необходимо гармонично интегрироваться в туристическую отрасль мировой экономики и достичь интенсивного развития туризма в совместных проектах республик, обеспечив устойчивый рост занятости и доходов населения, стимулирование развития смежных с туризмом отраслей и увеличения притока иностранных инвестиций в экономики стран.

8. Раскрыты особенности формирования и развития евразийских региональных транснациональных корпораций (ТНК).

Создание совместных транснациональных компаний (евразийские ТНК), имеющих активы в несколь­ких государствах и развивающих взаимовыгодную межгосударственную кооперацию. Примером такого сотрудничества могло бы стать создание Зернового пула. Организация совместных предприятий на территории одного из государств его акцио­неров с вхождением в него местной государственной или частной компании. Формы интеграции сельскохозяйственного производства могут включать в себя совместные предприятия по производству муки, мяса, растительного масла, молочных продуктов, формирования совместных территориальных зон по выращиванию кукурузы, сои, табака, хлопка и других сельхозкультур.

В данном случае особенно важна роль государства в стимулировании этих процессов. Экономической интеграции евразийских стран нет альтернативы в связи с тем, что их хозяйственные комплексы остаются взаимосвязанными и взаимодополняемыми, связанными единой технологической цепочкой во всех перерабатывающих отраслях, особенно в машиностроении. Инструментом развития МПКХ стали совместные целевые программы производства конкурентоспособной продукции, которая способна заменить импорт товара из стран дальнего зарубежья, т.е. политика импортозамещения. Горнодобывающая и машиностроительная отрасли стран являются огромным потенциалом для развития МПКХ. Примерами создания горнорудного комплекса с цветной металлургией могут служить минерально-сырьевые ресурсы золота, вольфрама, олова, сурьмы, ртути, редкоземельных металлов и других полезных ископаемых стран.

Автор считает, что только совместное взаимовыгодное сотрудничество стран Евразии в рамках развивающихся рыночных отношений позволит оздоровить и дальше развивать водно-энергетический комплекс в регионе.

Сохраняется высокая интенсивность взаимной региональной торговли, это дает основание рассматривать ЕврАзЭС как торговый блок государств, вовлеченных и в региональную, и в глобальную интеграцию. Однако следует выделить некоторые его особенности и противоречия. Прежде всего, это неоднородный характер торгового блока и заметное влияние России (обладающей крупномасштабной экономикой) на макроэкономические и торговые показатели стран. В условиях экономического подъема оно имеет благоприятный характер, в частности, устойчивый торговый профицит во внешней торговле способствует укреплению позиций регионального блока в мировой экономике. В кризисных условиях снижением темпов экономического роста в России может усилить рецессию в государствах-участниках ЕврАзЭС. Несмотря на положительные результаты, достигнутые бывшими советскими республиками в восстановлении дореформенных позиций в экономике, мировой кризис указывает на главную проблему торгового блока – сырьевую специализацию в международной торговле.

По нашему же видению, имеющее место сырьевая направленность, хозяйственного развития не означает, что такие государства не могут положительно влиять на процесс интеграции. В случаях с постсоветскими государствами наоборот совместный рынок дает возможность реализовывать пока еще неконкурентоспособные на мировом рынке готовые изделия, обмен сырьевыми ресурсами по более низким ценам и совместное решение задач и проблем по эффективному развитию обрабатывающих отраслей.

9. Впервые доказано, что лидером на пространстве ЕврАзЭС является не только Россия, но и Казахстан – интеграционный лидер в инновационном развитии (МСФО, банковская, пенсионная и образовательная  системы), а также в торговле злаками и  сфере миграции на постсоветском пространстве; Россия и Казахстан конкурируют в лидерстве формирования мирового финансового центра на постсоветском пространстве.

Доказано, что Казахстан является лидером на постсоветском пространстве в инновационном развитии: в Казахстане раньше всех стран была принята политика реиндустриализации и инновационного развития, а также создан Национальный центр научных исследований в Астане. Система международных стандартов финансовой отчетности адаптировалась в Казахстане раньше, чем в других государствах СНГ. Доказательством данной концепции служат антикризисная программа президента Казахстана Назарбаева Н. – «Пять больших дел», международная программа «Болашак» и др. Международная программа «Болашак» – это подготовка высококвалифицированных кадров  в ведущих зарубежных учебных заведениях мира с последующим трудоустройством. Подготовка специалистов по программе «Болашак» ведется в строгом соответствии с перечнем приоритетных специальностей, утверждаемым ежегодно Республиканской комиссией и за его основу взяты приоритеты развития государства и потребности в квалифицированных кадрах в различных сферах экономики, науки и образования. На сегодняшний день созданы представительства Центра международных программ МОН РК в России, Китае и США, также готовятся к открытию представительства в Великобритании и Германии. Центр международных программ вышел на качественно новый уровень взаимоотношений с зарубежными учебными заведениями, укрепил свои позиции на международном рынке образовательных услуг как казахстанский бренд12. Антикризисная программа президента Казахстана Назарбаева Н. – «Пять больших дел» включает следующие аспекты: реализацию инновационных проектов (строительство и модернизация инфраструктуры помогут решить задачи экономического развития); модернизацию существующих и развитие новых экспортоориентированных производств (новые тепличные хозяйства, овоще-хранилища, птицефабрики, молочно-товарные фермы, откормочные площадки с развитой инфраструктурой экспорта, будут реализованы проекты по созданию современных мясоперерабатывающих комплексов, по производству плодоовощных культур, глубокой переработке шерсти, получат развитие инфраструктуры экспорта зерна, будут созданы агротехмаркеты и предприятия по сборке сельхозтехники); поддержку малого и среднего бизнеса. Результатом проводимой политики стало улучшение за год (с 80-го до 70-го места из 181 страны) позиции Казахстана в рейтинге условий ведения бизнеса Всемирного банка. Россия в этом влиятельном рейтинге опустилась со 112-го места на 120-е); поддержку банковского сектора; рост пенсий, зарплат, стипендий на 25 %13. Налоговая политика Казахстана эффективна, например, в России ставка НДС составляет 18 %, в Беларуси – 20 %, в Казахстане – 12 %.

Таким образом, стратегия экономического развития направлена на ускоренную модернизацию и диверсификацию экономики Казахстана.

10. Обоснован авторский концептуальный подход к формированию единого экономического пространства ЕврАзЭС, сущность которого заключается в определении и систематизации перспектив­ных направлений развития интеграционного сотрудничества, в формировании комплекса условий, ресурсов и факторов глобального и национального характера, в учете как общих, так и особых геоэкономических, геополитических интересов участников интеграции а также в обоснования инновационной стратегии интеграции и механизма ее реализации в СНГ. Показано, что регион Евразии обладает сравнительным преимуществом формирования интеграционного трудового потенциала. Впервые обосновывается, что важной составляющей по созданию единого экономического пространства является формирование инновационной интеграционной экономической системы. Обобщены современные тенденции инвестиционного сотрудничества стран ЕврАзЭС.

Проведенный экономический анализ позволил автору сделать вывод о том, что создание Таможенного союза может принес­ти странам ЕврАзЭС как определенные потери, так и пользу, при условии, если все члены организации будут соблюдать принцип взаимовыгодности.

Диаграмма 1.

Обобщенный индекс интеграции для пяти групп стран на постсоветском пространстве, 20022008 гг.14

Более наглядно Проект ТС-3 (Таможенный союз ЕврАзЭС трех государств России, Беларуси и Казахстана) в диаграмме 1 вышел в лидеры интеграции на постсоветском пространстве и  прогнозирует дополнительный прирост ВВП России в 2010 – 2014 гг. (13 – 15 % публично объявленные ответственным секретарем Комиссии Таможенного союза С. Глазьевым, и 15-18% - Генеральным секретарем ЕврАзЭС Т. Мансуровым)15. На самом деле впервые после распада СССР сделан масштабный шаг к интеграции по-новому, т.е. к восстановлению на рыночной основе экономического единства стран. Отдав приоритет Таможенному союзу, а не ВТО страны подтвердили приоритетность взаимоотношений на постсоветском пространстве. В ходе доработки организационно-институциональной и международно-правовой базы Таможенного союза было бы целесообразным учитывать опыт Евросоюза и МЕРКОСУРа. Сущность таможенного союза выражается в формуле «зона свободной торговли внутри ТС плюс единая внешнеторговая политика в отношении третьих стран». Пока же процесс формирования ЗСТ в рамках ТС далек от совершенства, о чем свидетельствует «молочный конфликт» между РФ и РБ в июне 2009 г., повлекший даже за собой негативные военно-политические последствия в рамках ОДКБ.

Первоначальное решение союза «трех» о ведении переговоров с ВТО в качестве единого субъекта (таможенного союза) неосуществимо на фоне нынешних реалий ВТО. Пример ЕС в данном случае является нецелесообразным. Наиболее приемлемым способом ведения переговоров с ВТО о вступлении в эту организацию является «коллективный» путь, а именно каждый из них вступает формально по отдельности, но согласованно и одновременно с двумя другими партнерами, добиваясь синхронного вступления. При этом по оценке министра экономического развития РФ Э. Набиуллиной РФ прошла 95 % пути в ВТО, Казахастан – 75 %, а Белоруссия – около 50 %16.

Оценивая перспективы последующего расширения Таможенного союза следует отметить скорое присоединение Кыргызстана и Таджикистана. Основной вопрос заключается в обустройстве их границ с Китаем и Афганистаном в целях выполнения функции внешней таможенной границы Таможенного союза. В настоящее время Кыргызстан испытывает огромные трудности в связи с тем, что является членом ВТО. После вступления Кыргызстана и Таджикистана в ТС-3 в качестве реальных кандидатов на вступление в ТС-3 следует рассматривать Украину и Узбекистан. Однако из-за политических причин это маловероятно.

В числе основных аспектов дезинтеграции в рамках ЕврАзЭС аналитики называют «существенные различия в экономическом потенциале и структуре экономик государств Сообщества, различные темпы осуществления рыночных преобразований».

Против выступают и представители ряда крупных бизнес-структур стран СНГ, поскольку есть подозрение, что Таможенный союз выгоден, в первую очередь, России, поскольку это отвечает её планам по созданию внутреннего замкнутого технологического производства. Тем более, что в 90 % случаев за основу взяты пошлины, которые действуют на территории России. Свое недовольство высказывают и нефтедобывающие компании, поскольку Таможенный союз предполагает единые экспортные пошлины на нефть. Это значит, что Казахстану, который обходился долгое время без этих пошлин, придется работать по общим правилам, а значит, у нефтедобывающих компаний снизится прибыль.

Также существует опасение, что контрабанда низкокачественных китайских товаров в Россию будет расти через кыргызстанско-казахстанскую границу, поскольку там нет надлежащего уровня таможенного контроля. К этому можно прибавить рост трансграничных организованных преступных группировок, которые, как считает глава МВД РФ Р. Нургалиев, попытаются использовать прорехи Таможенного союза для ввоза контрабанды и отмывания денег. В связи со снижением и ослаблением таможенного контроля увеличится наркотрафик – объем поставок наркотиков из Афганистана.

Допустимость образования нескольких экономических объединений в рамках одного сообщества  полагает, что они не исключают, а взаимодополняют друг друга, поэтому их разграничение имеет чисто абстрактное значение. Введение единой валюты, на евразийском пространстве, например, «евразо»  является приоритетным направлением дальнейшего развития интеграции. Создание единой финансовой и платежной системы – это один из этапов формирования макроэкономической целостности государств. Первым и самым важным шагом на пути к формированию валютного союза является создание межгосударственной платежной системы.

Согласование национально-государственных и интернациональных интересов стран, интересов их хозяйствующих субъектов составляют основу устойчивого развития ЕврАзЭС в целом и государств-участниц в отдельности. Одним из отличительных свойств этих интересов является разнонаправленность и многосубъектность, в силу чего проблема их согласова­ния не может быть полностью разрешена. Согласование означает не уничто­жение противоречий между странами, а нахождение возможных механизмов их сосуществования. Согласованность интересов - это сочетание деятельно­сти народнохозяйственных комплексов стран, входящих в них отраслей и предприятий, участвующих в международном сотрудничестве, координа­ции, обеспечивающей самостоятельно действующим экономикам достиже­ние общей цели - создание единого экономического пространства.

В 2012 году будет создано Единое экономическое пространство (ЕЭП) стран ЕврАзЭС, идущее значительно дальше Тамо­женного союза.

В соответствии с принятой государствами-участниками процесса концепцией, цель Единого экономического пространства - создание условий для свободного (внутри пространства) движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Необходимо подчеркнуть, что только последовательные и скоординиро­ванные совместные действия участников интеграционного процесса при­ведут к провозглашенной цели. Недопустимо вольное или расширенное толкование положений документов, формулирующих цели и задачи ЕЭП.

Автор считает, что интеграция на пространстве ЕврАзЭС будет результативной при одновременной реализации следующих условий:

  • при институциональном направлении интеграции, то есть когда создаются совместные органы управления на государственном уровне, обладающие правом принимать обязательные решения (т.е. обязательно должно быть руководство интеграционными процессами сверху);
  • при наращивании хозяйственных связей на первичном уровне между субъектами рыночной экономики, то есть на уровне фирм.
  • при соблюдении принципов гибкой интеграции, когда каждый участник является одновременно и донором и получателем выгод;
  • при решении задач и проблем, требующих совместных усилий
    государственных структур и организаций стран-участниц.

11. Обоснованы позитивные и негативные тенденции вступления Кыргызской Республики в Таможенный союз.

Вступление Кыргызстана в Таможенный Союз станет значительным шагом к интеграции экономических связей с Россией и другими странами ТС. Значительно уменьшатся торговые отношения со странами дальнего зарубежья. Требуется более глубокое исследование для решения вопроса о выгоде вступления для Кыргызстана.

Так как государственные доходы в Кыргызстане значительно зависят от импортных пошлин и НДС на импорт, снижение импортных поставок из стран дальнего зарубежья вызовет серьезное сокращение государственных доходов в бюджет, несмотря на тот факт, что средняя тарифная ставка на импорт из стран дальнего зарубежья увеличится почти в два раза. Зависимость Кыргызстана от доходов с импортных поставок сопоставима с зависимостью России и Казахстана от экспортных доходов.

Поскольку экономика Кыргызстана несоизмеримо меньше экономики России или любой из стран ТС, Кыргызстану следует ожидать, что структура и деятельность ТС будет направлена на выгоды для более крупных членов. Фактически Кыргызстан потеряет возможность определять торговую политику страны.

Введение Единого Внешнего Тарифа (ЕВТ) ТС станет ключевым изменением. Примерно 92% ЕВТ основано на тарифе России, который направлен на защиту российских производителей от импорта и стимулирование перехода потребителей других стран ТС на российскую продукцию.

ТС окажет серьезное влияние на транзитную торговлю китайскими товарами даже если Кыргызстан не вступит в союз. Одним из подходов для адаптации к этому изменению может быть развитие текстильной промышленности и швейного сектора с помощью защитного (в рамках ВТО) тарифа на готовые швейные изделия и сохранение очень низких тарифных ставок на ткани и другие сырьевые материалы для швейной отрасли.

ТС окажет незначительное влияние на сельскохозяйственный сектор Кыргызстана, который уже получает большую часть сырьевых материалов (топливо, семена, удобрения и технику) из стран ТС в рамках действующих Соглашений о свободной торговле, а также экспортирует продукцию в эти страны.

Введение ЕВТ ТС приведет к повышению потребительских цен. Цены на товары, импортируемые из стран ТС, не изменятся, но цены на товары из стран дальнего зарубежья заметно возрастут. Автомобили из стран дальнего зарубежья станут намного дороже – настолько, что импорт из России станет практичным в большинстве случаев. Для Таможенного союза характерны высокие таможенные пошлины и усредненная таможенная пошлина составляет 10,6 %, в то время как в Кыргызстане усредненная таможенная пошлина составляет 5,1 %, то есть ее увеличение  в 2 раза. Таким образом, в Кыргызстане повысятся цены на товары, которые завозятся из третьих стран, в частности, из Китая, и средние цены дойдут до уровня российских и казахских. Это повысит инфляцию, рост которой составит 1,5 % – 2 %. Рост цен на лекарства составит 10 %, на продукцию из кожи – 20 %, на электронику – около 30 %.

КР, вступая в ВТО, подписала соглашение, согласно которому она может участвовать в еще одной экономической интеграционной организации. Кроме того, генеральный секретарь Таможенного союза академик С. Глазьев официально заявил, что для Кыргызстана не существует препятствия для вступления в союз. При вступлении во Всемирную торговую организацию мы брали обязательство не устанавливать средние таможенные пошлины выше 8,9 %. То есть маржа ВТО позволяет провести согласования по ряду товаров.  Однако следует процитировать президента РФ Д. Медведева о целесообразности деятельности Таможенного союза: «Таможенный союз должен в конечном счете создать основу для единого экономического пространства – а это уже прообраз высокоинтегрированных экономик, таких, как сегодня существуют в Европейском Союзе и ряде других стран»17.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии

1. Бровко Н.А. Интеграционные процессы в странах Центральной Азии: теория, методология, практика .– Бишкек: Изд-во КРСУ, 2008. (15,25 п.л.)

2. Бровко Н.А. Развитие теории и методологии экономических интеграционных процессов на современном этапе .– Бишкек: Изд-во КРСУ, 2010. (13,25  п.л.)

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ:

3.  Бровко Н.А. Сотрудничество и интеграция независимых государств как фактор экономического развития // Вестник КРСУ. – 2008. – Том 8. № 3. (0.8 п.л.)

4. Бровко Н.А. Экономическая интеграция как фактор экономического развития // Дипломатическая служба ,г. Москва – 2009. – № 3. (0,5 п.л.)

5. Бровко Н.А. Теоретико-методологические основы исследования региональных интеграционных процессов в странах с переходной экономикой // Вестник КРСУ. – 2009. – Том 9. № 5. (0.6 п.л.)

6. Бровко Н. Внешнеторговые связи Кыргызской Республики и их изменения в связи со вступлением республики в ВТО в условиях региональной интеграции // Международная экономика, г. Москва – 2009. – № 4. (0.8 п.л.)

7. Бровко Н. Киргизские приоритеты. Основные сферы международного сотрудничества Киргизской Республики и их перспективность в рамках центральноазиатской интеграции // Международная экономика, г. Москва – 2009. – № 9. (0.8 п.л.)

8.  Бровко Н.А. Современное состояние интеграционных процессов в странах Центральной Азии: проблемы и перспективы // Вестник Университета (Государственный университет  управления),  г. Москва – 2009. – № 13. (0,5 п.л.)

9. Бровко Н.А. Современное состояние торгового регионального сотрудничества стран Центральной Азии // Вестник КРСУ. – 2009. – Том 9. № 7. (0,5 п.л.)

10. Бровко Н.А. Предпосылки и объективная необходимость экономического сотрудничества в странах Центральной Азии // Вестник КРСУ. – 2009. – Том 9. № 7. (0,5 п.л.)

11. Бровко Н.А. Особенности лизинговых операций в Киргизии в условиях региональной интеграции // Лизинг, г. Москва – 2010. – № 1. (0,5 п.л.)

12. Бровко Н. Проблемы формирования нового качества постсоветского пространства: макроэкономически целостный комплекс нескольких государств // Международная экономика, г. Москва – 2010. – №  2.

13. Бровко Н. Инновации в интеграционных процессах стран Центральной Азии // Современный менеджмент: проблемы и перспективы, г. Санкт-Петербург. – 2010.

Статьи и другие публикации

14. Бровко Н.А. Внешнеторговые связи Кыргызской Республики в условиях региональной интеграции // Евразийская экономическая интеграция, г. Алматы. – 2010. – № 1. (0,8 п.л.)

15. Бровко Н.А. Территориальная общность – базовая составляющая интеграционного взаимодействия // Теоретические и практические вопросы трансформационной экономики: Сб. ст. – Б., 2010. (0,5 п.л.)

16. Бровко Н.А. Создание макроэкономической целостности интеграционного объединения стран // Теоретические и практические вопросы трансформационной экономики: Сб. ст. – Б., 2010. (0,8 п.л.)

17. Бровко Н.А. Экономическая сущность интеграционных процессов // Социально-экономическое развитие Кыргызской Республики в трансформационный период: Сб. ст. – Б., 2009. (0,7 п.л.)

18. Бровко Н.А. Экономическая безопасность КР в условиях мирового экономического кризиса (внешняя торговля) // Социально-экономическое развитие Кыргызской Республики в трансформационный период: Сб. ст. – Б., 2009. (0,8 п.л.)

19. Бровко Н.А. Современное состояние внешнеэкономической деятельности Кыргызской Республики // Монографический сборник Бишкек: КРСУ, 2008. (0,5 п.л.)

20. Бровко Н.А. Особенности модели экономического развития Кыргызской Республики в условиях регионализации // Сборник трудов кафедры Экономической теории: «Кыргызстан: проблемы социально-экономического развития», Бишкек: КРСУ, 2007. (0,8 п.л.)

21. Бровко Н.А. Современные тенденции развития внешней торговли Кыргызской Республики в условиях глобализации // Известия вузов № 1-2, НАК КР. Бишкек: изд-во «Мок», 2007. (0,8 п.л.)

22. Бровко Н.А. Альтернативная модель экономического развития Кыргызской Республики в условиях глобализации // Реформа. Изд-во Центр экономических стратегий при Министерстве экономического развития и торговли КР. Июль-сентябрь 2007 (0,7 п.л.)

23. Бровко Н.А. Торгово-экономическое сотрудничество стран Центральной Азии // В кн.: «Стратегия экономического развития Кыргызской Республики». Бишкек: изд-во «НИВА», 2007. (0,5 п.л.)

24. Бровко Н.А. Методологические основы моделей новой парадигмы экономического роста // В кн.: «Развитие капитализма в Кыргызстане», Бишкек: КРСУ, 2007. (0,5 п.л.)

25. Бровко Н.А. Государственное регулирование национальной экономики в условиях глобализации // Материалы международной научно-практической конференции. Талдыкорган: Институт им. Жолдасбекова, 2006. (0,8 п.л.)


1 Президент РФ Д.А. Медведев. Выступление на совместном заседании Государственного совета и Совета Безопасности Российской Федерации «О политике Российской Федерации на пространстве Содружества Независимых Государств». 25 декабря 2008 г. Доступно на

http://www.kremlin.ru/ appears/2008/12/25/1641_type63378_211007.shtml по состоянию на 06.01.2009.

2 Абалкин Л.И. Логика экономического роста. М.: Институт экономики РАН, 2002; Барановский В.Г. Европейское Сообщество в системе международных отношений. М.: Наука, 1986. 320 с.; Винокуров Е.Ю. «The CIS, the EU, and Russia: The Challenges of Integration» (Palgrave Macmillan, London, 2007); Глазьев С.Ю. Возможности и ограничения социально-экономического развития России в условиях структурных изменений в мировой экономике М., 2008; Делягин М. Мировой кризис: Общая теория глобализации. М., 2003; Кочетов Э.Г. Глобалистика как геоэкономика, как мироздание: Новый ренессанс – истоки и принципы его построения, фундаментальные опоры, теоретический и методологический каркас.М., 2001; Либман А. М., Хейфец Б.А. Корпоративная интеграция. Альтернатива для постсоветского пространства. М.,2008;

Шишков Ю. В. Интеграционные процессы на пороге XXI века. Почему не интегрируются страны СНГ. М., 2001; Хубиев К. А. Экономические проблемы инновационного развития. М.: ТЕИС, 2009; Хубиев К. А. Мировой экономический кризис и тенденции развития российской экономики.  М.: ТЕИС, 2010.

3 Койчуев Т. Постсоветская перестрой­ка: теория, идеология, реалии.Бишкек: ЦЭС при ПКР, 00 «Экономисты за реформу», 2007. Т. 2; Кумсков В.И. Экономика Кыргызстана: состояние и проблема роста. Бишкек, Илим, 2004; Идинов К.И. Кыргызстан в системе международных экономических отношений. Бишкек: 1997; Джумалиев М. ВТО – инструмент укрепления независимости или экономической безопасности? (опыт КР) // Глобализация, ВТО и ННГ. 2008. № 5;

4Полтерович В.М. О стратегии догоняющего развития для России. // Экономическая наука современной России. 2007. № 3 (38); Хасбулатов Р.И. Экономическая система общества: принципы оптимальности в формах собственности, социальные функции государства // Вестник РАН. Т. 77. №1; Кейнс Дж. Общая теория занятости, процента и денег. М.: Гелиос АРВ, 2002; Стиглиц Дж. Ю. Глобализация: тревожные тенденции. М., 2003.

5 Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т. I. Процесс производства капитала. М.: Политиздат, 1988. С. 52.

6  Гранберг А.Г. Основы региональной экономики. М.: ГУ ВШЭ, 2000. С. 25.

7 Совокупность форм (отношений), возникающих в процессе межстранового взаимодействия национальных структурных секторов, сегментов, отраслей, территориальных и межотраслевых комплексов, институтов и функциональных сфер.

8 Источник: расчеты на основе COMTRADE и др

9 Источники: Расчеты экспертов Интеграционного Комитета ЕврАзЭС.

10 Джадралиев М.А. Транзитный потенциал ЕврАзЭC и региональная транспортная интеграция // Евразийская экономическая интеграция. 2009. № 2. С. 131.

11 Винокуров Е.Ю., Джадралиев М.А., Щербанин Ю.А. (2009).  Международные транс­портные коридоры ЕврАзЭС: быстрее, дешевле, больше. Отраслевой обзор № 4. Алматы: ЕАБР. Март. http://www.eabr.org/rus/publications/AnalyticalReports/, по состоянию на 1 апреля 2009 года.

12 Министерство образования и науки Республики Казахстан www.edu.gov.kz

13 Министерство финансов Республики Казахстан www.minfin.kz

14 Система Индикаторов Евразийской интеграции ЕАБР 2009. Алматы, 2009. С. 68.

15 Паньков В.С. Таможенный союз «трех» и ВТО: смена приоритетов? // Международная экономика. № 2 2010. С. 15.

16 Там же. С. 16.

17 Паньков В.С. Таможенный союз «трех» и ВТО: смена приоритетов? // Международная экономика. № 2 2010. С. 16.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.