WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Троекурова Ирина Степановна

РАСШИРЕНИЕ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ

СВЯЗЕЙ РОССИИ В ИНТЕГРАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ

АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО

СОТРУДНИЧЕСТВА

Специальность 08.00.14 – Мировая экономика

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Москва – 2008

Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук

Институте Дальнего Востока РАН

Научный консультант                –        доктор экономических наук

ОСТРОВСКИЙ Андрей Владимирович

Официальные оппоненты        –        доктор экономических наук, профессор

ПЕРСКАЯ Виктория Вадимовна

доктор экономических наук

ПОТАПОВ Максим Александрович

доктор экономических наук, профессор

ДЕНИСОВ Вячеслав Тихонович

Ведущая организация                –        Учреждение Российской академии наук                                                Институт экономики РАН

       Защита состоится «____» __________ 2009 года в ______ часов

на заседании диссертационного совета Д 002.217.01 при Учреждении

Российской академии наук  Институте Дальнего Востока  РАН (ИДВ

РАН) по адресу: 117997,  Москва, Нахимовский проспект, д. 32.

               

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИДВ РАН.

               

Автореферат разослан «____» ___________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат экономических наук                                В.В. Чуванкова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Развитие международной экономической интеграции является закономерным результатом интернационализации производства в условиях развития производительных сил и НТП. На современном этапе расширение интеграционных группировок и переход к новым формам сотрудничества происходят в условиях глобализации мировой экономики, когда возрастает экономическая взаимозависимость стран. Вместе с тем глобализация обостряет международную конкуренцию настолько, что требует от государств приложения всех усилий, чтобы занять достойное место в мировом хозяйстве. Региональная экономическая интеграция становится способом образования новых, экономически более сильных и конкурентоспособных на мировом рынке единиц – интеграционных блоков, которые являются игроками на глобальном экономическом пространстве.

Актуальность темы обусловлена необходимостью изучения и осмысления новых процессов возрастающего влияния АТЭС в международной экономической интеграции. Стремительное развитие АТР позволяет назвать АТЭС наиболее перспективным экономическим объединением планеты. Уже сейчас на долю входящих в форум экономик приходится более 54% (35,8 трлн долл.) мирового ВВП, 46% (12,8 трлн долл.) общего объема мировой торговли, 38,1% (699,2 млрд долл.) прямых иностранных инвестиций1. В пользу увеличения этих показателей в ближайшие годы говорят неизменные приоритеты АТЭС на либерализацию торговли и инвестиций, технико-экономическое сотрудничество, углубление региональной интеграции.

Вступив в 1998 г. в форум «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС), Россия получила возможность укрепить свою роль в этом регионе, значительно расширить внешнеэкономические связи с экономиками этой организации, более активно подключиться к глобальным экономическим процессам. АТЭС – единственное интеграционное объединение дальнего зарубежья с участием развитых экономик, членом которого является Россия. Признавая авторитет АТЭС среди региональных организаций, Россия строит экономическую политику в АТР через механизмы форума.

В 2007 г. в российском товарообороте экономики АТЭС занимали 19,2% (2006 г. – 17,1%), тогда как доля ЕС сократилась до 51,4% (2006 г. – 54,3%). По данным Центра внешнеэкономических исследований РАН, к 2025 г. произойдут заметные изменения в географической структуре внешнеэкономических связей России. Товарооборот с ЕС сократится до 36%, а доля экономик АТЭС возрастет до 35% в связи с ожидаемым увеличением поставок сырья и энергоресурсов в Китай, Республику Корея и Японию, а также машинно-технической продукции двойного назначения в страны ЮВА2.

Разрабатывая стратегию РФ в отношении экономик АТЭС, необходимо учитывать, что Россия – это евразийское государство, расположенное между ЕС и странами Азии. Для определения места России в азиатском направлении следует учитывать два уровня российской экономики, что позволит верным образом оценить значение России в АТЭС в двух измерениях: как глобальной экономики и как экономики региональной. Это делает актуальной задачу концептуального осмысления и углубленного исследования экономических процессов, происходящих в рамках форума.

Тема исследования актуальна еще и потому, что на встрече глав экономик форума в Сиднее (2007 г.) было принято решение провести во Владивостоке очередной саммит АТЭС 2012 г. Одной из задач России становится использование возможностей АТЭС для эффективного встраивания экономики в механизмы азиатско-тихоокеанской интеграции. Это дополняет внутрироссийские планы социально-экономического развития Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года, т.е. регионов, непосредственно входящих в АТЭС.

Объектом диссертационного исследования является формирование и последовательное углубление интеграционных процессов в АТЭС с участием России, укрепление и расширение ее влияния в АТР.

В качестве предмета исследования автором рассмотрено становление и расширение внешнеэкономических связей России с экономиками АТЭС.

Основной целью диссертации является проведение комплексного анализа современного состояния, тенденций и перспектив расширения позиций России в АТЭС, особое внимание уделяется развитию дальневосточного региона.

Достижение поставленной цели предусматривает определенную логическую последовательность решения следующих задач:

– обосновать, что глобализация и регионализация являются тенденциями в мировой экономике; систематизировать теоретические представления о международной экономической интеграции и уточнить понятие «региональная интеграция»;

охарактеризовать условия и механизмы интеграционных процессов в АТЭС и направления расширения сотрудничества России с экономиками форума, выявить особенности интеграционных процессов в форуме;

проанализировать результаты торговой либерализации, в т.ч. на основе двусторонних соглашений, а также изменение динамики и географического распределения взаимных товаропотоков в АТЭС, особое внимание уделив России;

выявить количественную и качественную структуру и направления развития торговых связей России с экономиками форума;

– показать место и значение экономик АТЭС, в т.ч. России, для мирового рынка прямых иностранных инвестиций (ПИИ);

– дать углубленный анализ основных проблем привлечения иностранных инвестиций в экономику России и ее дальневосточного региона;

обосновать возможность участия экономик форума в российских инициативах экономического сотрудничества в рамках АТЭС;

обосновать возможность использования моделей стратегического партнерства дальневосточного региона России во взаимодействии с экономиками форума;

исследовать эволюцию, раскрыть преимущества и перспективы экономического развития зон экономического роста, особое внимание уделив Расширенной Туманганской инициативе (РТИ) и перспективам участия России в проекте.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что работа представляет собой первую в российской научной литературе попытку комплексного исследования расширения внешнеэкономических связей России и ее восточных регионов в интеграционном пространстве АТЭС.

Конкретное содержание научной новизны заключается в следующем:

– обосновано существование двух взаимосвязанных тенденций – глобализации и регионализации, а также систематизированы теоретические представления о международной экономической интеграции и уточнено понятие «региональная интеграция»;

впервые в отечественной научной литературе проведен фундаментальный анализ условий и механизмов экономической интеграции в рамках АТЭС, показано, что Россия стремится строить экономическую политику в АТР через механизмы форума, а интеграционные процессы в АТЭС имеют особенности;

проанализированы достигнутые результаты в торговой либерализации экономик АТЭС, построена матрица двусторонних соглашений о свободной торговле, показывающая степень вовлеченности экономик форума, в т.ч. и России, в процессы заключения таких соглашений;

рассчитаны коэффициенты интенсивности двусторонних товаропотоков экономик форума и доказано, что двусторонние товаропотоки между экономиками АТЭС ускоряется, Россия пока недостаточно вовлечена в этот процесс;

при исследовании количественных и качественных показателей торгового сотрудничества России с экономиками АТЭС выявлена взаимная заинтересованность и конкретные направления товаропотоков;

исследованы позиции экономик АТЭС, в т.ч. России, по потенциальному и показательному индексам притока прямых иностранных инвестиций (ПИИ), построена матрица интегральной инвестиционной привлекательности экономик форума, позволяющая определить место экономик в матрице и относительно друг друга;

– проанализированы основные проблемы привлечения иностранных инвестиций в экономику России и ее дальневосточного региона (низкий инвестиционный потенциал и высокий инвестиционный риск);

обоснована возможность участия экономик АТЭС в российских инициативах развития единого энергетического рынка, диалога по цветным металлам и использовании Транссибирской магистрали в экономическом сотрудничестве АТЭС – Европа;

впервые проведен комплексный анализ и обоснованы модели стратегического партнерства российского Дальнего Востока с экономиками АТЭС, направленные на использование его ресурсного потенциала;

исследована эволюция и дана положительная оценка опыта многостороннего экономического сотрудничества в Южном треугольнике экономического роста, а также на примере РТИ определены перспективы данной формы интеграции  для России, КНР, КНДР, Японии и Республики Корея.

Теоретическая основа исследования. Проблемы международной экономической интеграции, а также отдельные аспекты деятельности стран АТР нашли отражение в трудах российских экономистов, историков и востоковедов, занимающихся исследованием соответствующих проблем. Особенно следует выделить научно-исследовательскую деятельность ряда институтов РАН, таких как Институт Дальнего Востока, Институт экономики, Институт востоковедения, Институт мировой экономики и международных отношений, Дальневосточное отделение РАН.

Важное значение для написания исследования имели фундаментальные труды российских ученых по общим проблемам интеграции, по проблемам интеграции в АТР, АТЭС, восточноазиатских экономиках и российского Дальнего Востока. В частности, необходимо отметить работы таких известных исследователей как Е.Ф.Авдокушин, В.Д.Андрианов, А.Н.Барковский, Ю.А.Борко, О.В.Буторина, В.Г.Гельбрас, Л.И.Глухарев, С.Н.Гончаренко, Э.С.Гребенщиков, Е.Г.Журавская, В.И.Ишаев, Г.М. Костюнина, М.М.Максимова, П.А.Минакир, В.В.Михеев, А.В.Островский, М.А.Потапов, М.Е.Тригубенко, М.Л.Титаренко, Н.В.Шмелев, Ю.В. Шишков.

Проблемы международной экономической интеграции получили достаточное освещение и в зарубежной экономической литературе. Для написания диссертационного исследования особое значение имели работы таких авторов как Б.Баласса, М.Бийе, Дж.Вайнер, П.Линдерт, Р.Липси, Ф.Махлуп, Дж.Мид, Д.Пиндер, Я.Тинберген, Г.Хаберлер и другие.

Большой интерес представляют исследования зарубежных экономистов, занимающихся проблемами интеграции в АТР и АТЭТ таких как К.Андерсон Ф.Бергстен, Б.Бор, П.Дриздайл, К.Кодзима, Р.Скалапино, Ч.Моррисон, Дж.Равенхилл, М.Шифф, А.Уинтерс и других авторов.

Предлагаемая диссертационная работа продолжает разработку азиатско-тихоокеанского направления в исследованиях, а также проблем российского Дальнего Востока.

Границы проведенного исследования определяются географическим фактором (21 экономика-участница АТЭС); хронологическими рамками (охватывают период конца 1980-х гг. и до 2008 г.); предметными факторами (анализ экономических процессов в интеграционном пространстве АТЭС).

Методологической основой исследования является диалектический метод, сравнительно-функциональный и системный подходы к рассмотрению интеграционных процессов в рамках АТЭС. В основе диссертационного исследования лежит страноведческий анализ торгово-экономических и технико-экономических связей экономик форума. В работе использованы количественный и качественный методы исследования позиций 21 экономики АТЭС, методы сопоставления фактологических данных по структуре экспорта и импорта торговли РФ, проведен количественный и качественный анализ иностранных инвестиций, анализ наиболее перспективных направлений торгового и инвестиционного сотрудничества, статистическая проверка гипотез. При написании работы проведены статистико-экономический сбор и обработка информации.

Информационная база исследования была сформирована на основе изучения материалов АТЭС, ВТО, Всемирного банка, ЮНКТАД, Росстата, Таможенной статистики, важные сведения были почерпнуты из российской и зарубежной справочной и периодической печати, Интернета.

Научно-практическая значимость исследования. Опыт постепенного углубления интеграционного взаимодействия экономик форума представляет интерес для институциональных органов РФ, служит важным материалом при разработке внешнеэкономической политики страны в этом регионе.

Полученные результаты позволяют уточнить стратегию участия России в форуме АТЭС, выявить преимущества и издержки такого сотрудничества, особенно при разработке Индивидуального плана действий России и ее участия в Коллективном плане действий экономик АТЭС.

Результаты исследования ориентированы на решение стратегических задач в рамках формирования моделей включения Дальнего Востока в двусторонние и субрегиональные торгово-экономические отношения и могут быть использованы при разработке программ и проектов внешнеэкономического сотрудничества в рамках АТЭС с учетом особенностей и интересов всех партнеров. Выводы диссертации будут способствовать определению внешнеэкономических приоритетов при сотрудничестве России с экономиками форума.

Апробация работы. Положения диссертационного исследования используются в учебном процессе при преподавании курсов «Международные экономические отношения» и «Мировая политика и международные отношения» в Саратовской государственной академии права для студентов международно-правовой специализации и специальности «политология».

Основные научно-практические результаты исследования представлены на Международной научно-практической конференции «Экономические особенности стран мирового сообщества на рубеже веков» (Киров, 2003), Международной научно-практической конференции «Развитие взаимодействий в правовом и экономическом пространстве стран АТР: формальные и неформальные аспекты» (Хабаровск, 2004), Международной научно-практической конференции «Ломоносовские чтения» (Москва, 2004, 2005, 2007, 2008), Международной научно-практической конференции «Россия в глобализирующейся мировой экономике» (Ростов-на-Дону, 2006), Международной научной конференции «Китай, китайская цивилизация и мир. История, современность, перспективы» (Москва, 2006, 2008), VIII Международной научной конференции «Модернизация экономики и общественное развитие» (Москва, 2007), Всероссийской научной конференции «Проблемы государственной политики регионального развития России» (Москва, 2008).

Объем и структура исследования. Диссертация состоит из введения, шести глав, содержащих 18 параграфов, заключения, библиографического списка и приложений. В методологическом отношении построение диссертации отвечает общему замыслу исследования и логике изложения. Порядок и расположение глав объясняют стремление автора рассмотреть вначале общие концептуально-методологические вопросы интеграции, а затем раскрыть практические направления ее осуществления с участием России и ее дальневосточных регионов.

Приложение содержит 56 таблиц, многие из которых составлены на основе собственных авторских расчетов и обобщений с использованием экономико-статистических методов сбора и обработки информации, рисунки и схемы.

Результаты исследования отражены в 55 работах (в том числе в 3 монографиях, 17 статьях в журналах, рекомендованных ВАК, 3 статьях, опубликованных в КНР), общим объемом около 90 п.л. Позитивная оценка научной общественностью основных идей работы нашла отражение в трех рецензиях на монографии автора.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Диссертант уточняет понятие «региональная интеграция». По его мнению, региональная интеграция – это объективный процесс объединения стран, в основе которого лежат согласованные и коллективные усилия для устранения различных видов дискриминации в передвижении товаров, капиталов и рабочей силы в условиях единого правового поля.

В каждом конкретном случае критерии готовности страны или группы стран к участию в интеграционных процессах различны. Полагаем, что существующая система критериев недостаточна, тем более что их выбор зависит от характера участников и целей интеграции. Диссертант предлагает еще один критерий – высокий уровень поддержки курса на расширение участия в интеграционных процессах со стороны политической и деловой элиты, в т.ч. регионов, территориально и экономически тесно связанных с потенциальными партнерами по организации.

2. Заинтересованность во взаимном экономическом сотрудничестве приобретает в АТЭС все большее значение. Увеличение приоритетов в деятельности организации (не только экономический, но и политический блоки) следует рассматривать как необходимость изыскания новых основ, укрепляющих форум. Россия не только активно участвует в мероприятиях АТЭС, но и выдвигает инициативы общерегионального масштаба, что создает благоприятные условия для укрепления и расширения ее влияния в регионе, дает импульс использованию опыта и механизмов АТЭС, инициирует проекты многостороннего сотрудничества в первую очередь для подъема экономики российского Дальнего Востока. Мероприятия АТЭС все чаще проводятся на российской территории.

3. Интеграционные процессы в АТЭС будут тем успешнее, чем лучше будут изучены особенности этого процесса, которыми являются: приверженность принципу открытого регионализма; бизнес-структуры являются основой формальных региональных интеграционных инициатив; двусторонняя и многосторонняя интеграция преобладает над региональной; финансовая сфера приобретает важное значение в двусторонней и субрегиональной интеграции (соглашения РЕПО, своп-соглашения, создание расширенной региональной конвертации национальных валют, Азиатского валютного фонда и единой расчетной единицы  – акю).

4. Новая концепция участия России в АТЭС должна быть направлена на расширение экономически выгодного взаимодействия с экономиками форума: изучение возможности заключения двусторонних ССТ с азиатскими экономиками АТЭС и Чили, а в перспективе и многостороннего ССТ Россия – АСЕАН.

В средне- и долгосрочной перспективе интеграционные процессы в АТЭС имеют все шансы быть успешными. Торговые связи в форуме строятся на двусторонней и субрегиональной основе. Поскольку Япония является центром притяжения в данном регионе, то конфигурация этих связей имеет форму ромашки (втулки и спиц). В то же время вокруг отдельных лепестков этой ромашки (спиц), например, вокруг Сингапура, Малайзии, Таиланда или Республики Корея, а также Австралии в свою очередь формируются дополнительные кластеры предынтеграционных связей. Особое место в этой ромашке занимает Китай, который имеет достаточно высокий коэффициент интенсивности товаропотоков с экономиками региона. Процесс интеграции в АТЭС находится уже на начальной стадии, однако Перу, Чили и Россия пока еще отстают, хотя постепенно увеличивают товарооборот с партнерами по форуму. В перспективе выделится группа экономик, заинтересованных в формировании эффективных многосторонних связей интеграционной направленности и экономическое пространство начнет быстрее структурироваться и обретать многоступенчатый характер.

5. России следует обратить внимание на изменение качественной структуры товаропотоков с экономиками форума, т.к. в ней наблюдается тенденция к увеличению удельного веса сырья и продукции первичного передела (минеральное топливо, удобрения, черные и цветные металлы, древесина, руды).

6. В последние годы ведущие экономики АТЭС снизили свои позиции, как по показательному, так и по потенциальному индексу ПИИ. Матрица интегральной инвестиционной привлекательности показывает, что многие экономики форума находятся в группе малоперспективных за счет низкого показательного индекса инвестирования. Позиции России по показательному и потенциальному индексам ПИИ улучшаются, в среднесрочной перспективе Россия имеет все шансы стать привлекательной страной для иностранных инвесторов. Однако пока значимыми партнерами являются только США, Япония и в последние годы КНР. Инвестиции в обрабатывающие отрасли увеличиваются, но основными для инвестирования остаются добывающие. Иностранные инвестиции в ДФО незначительны и поступают в несколько крупных региональных проектов.

7. Заинтересованность во взаимном экономическом сотрудничестве в трех российских инициативах приобретает в АТЭС все большую значимость. Для бесперебойных поставок энергоресурсов в экономики АТЭС формируется новое энергетическое направление путем создания нефте- и газопроводов, поставок судами СПГ из восточных регионов России. В результате РФ вместе с Китаем, Японией, Республикой Корея и другими экономиками региона создает восточно-азиатский рынок углеводородов, поскольку все экономики в этом заинтересованы. В перспективе будет осуществляться экспорт СПГ и из Штокмановского месторождения газа, в т.ч. и в страны Северной Америки.

Экономики АТЭС – основные мировые производители и потребители цветных металлов, однако диалог по цветным металлам будет успешным только в том случае, если увеличатся не только поставки сырья для цветной металлургии, но и продукции высоких переделов.

Транссибирская магистраль является мостом Европа – АТЭС. В интересах эффективного использования магистрали, соединения Транссиба с Транскорейской магистралью в сложившихся условиях (мировой финансовый кризис и пиратство на море) Россия должна сделать все возможное и создать конкурентные преимущества для привлечения транзитных грузов. В перспективе Транссиб возможно соединить с железнодорожной сетью Сахалина (через тоннель под проливом Невельского) и далее через пролив Лаперуза с Японией.

8. Возможны четыре модели стратегического партнерства российского дальнего Востока в АТР. Наиболее вероятной моделью в ближайшее время останется сырьевая, связанная с освоением и экспортом полезных ископаемых.

Наиболее предпочтительной является научно-высокотехнологичная модель. Создание ОЭЗ на российском Дальнем Востоке могло бы оказать помощь в развитии экономики региона, привлечь инвестиции и создать новые рабочие места.

Для устойчивого экономического роста экономика дальневосточного региона нуждается в увеличении трудовых ресурсов. Важную роль здесь может сыграть миграционная модель. В первую очередь необходимо стимулировать закрепление ныне живущих здесь россиян и обеспечить приток российского населения, уже потом создать систему привлечения иммигрантов из-за рубежа, в т.ч. и из КНР, нужных профессий и возрастов.

Для российского Дальнего Востока, где организовать любое производство сложно из-за высокой себестоимости и транспортных расходов, туристско-рекреационная модель может оказать значительное влияние на перспективы развития региона.

9. Учитывая положительный опыт Южного треугольника экономического роста для всех участвующих стран (объединяет Сингапур, штат Джохор в Малайзии и провинцию Риау в Индонезии), в зоне реки Туманной осуществляется РТИ — один из наиболее стратегически перспективных экономических проектов. Сейчас, когда Правительство России обозначило свою политику в отношении дальневосточного региона, участие в Туманганском проекте стало для страны актуальным и экономически выгодным. Необходимо максимально полно использовать момент, когда есть политическая воля правительств, а интерес иностранного бизнеса к современным инвестиционным проектам в регионе стремительно растет. Важное место отводится РТИ, учитывая ее высокий международный статус, и то, что она является координирующим механизмом межправительственного сотрудничества в СВА.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы исследования, определены цель и задачи, выявлены объект и предмет исследования, определена методологическая и информационная базы исследования, раскрыта научная новизна и практическая значимость работы, представлена апробация результатов исследования.

В первой главе «Теоретико-методологические основы международной экономической интеграции» всесторонне рассматриваются глобализация и регионализация как две взаимосвязанные тенденции современного мирового хозяйства, а также систематизируются теории международной экономической интеграции.

Во второй главе «Условия развития и механизмы интеграционного сотрудничества в рамках АТЭС» дана характеристика условий и механизмов расширения сотрудничества экономик АТЭС, особое внимание уделено участию России, показаны особенности интеграции в АТЭС.

В третьей главе «Продвижение экономик АТЭС к свободной и открытой системе торговли» анализируются результаты торговой либерализации, степень предпочтения торговых партнеров внутри АТЭС, качественная и количественная структура товаропотоков между Россией и экономиками форума.

В четвертой главе  «Современное состояние и перспективы инвестиционного сотрудничества в рамках АТЭС» экономики  форума ранжируются по показательному и потенциальному индексам притока и оттока ПИИ, анализируются потоки ПИИ экономик АТЭС и основные направления иностранных инвестиций отдельных экономик как в России в целом, так и отдельных субъектах ДФО.

В пятой главе «Российские инициативы экономического сотрудничества в интеграционном пространстве АТЭС» доказывается заинтересованность участия экономик АТЭС в российских инициативах развития единого энергетического рынка, диалога по цветным металлам и использовании Транссибирской магистрали в экономическом сотрудничестве АТЭС – Европа.

В шестой главе «Стратегические приоритеты вхождения российского Дальнего Востока в интеграционное пространство АТЭС» обоснованы модели стратегического партнерства российского Дальнего Востока с экономиками АТЭС, а также определены перспективы развития интеграции на основе РТИ.

В заключении делаются основные выводы и обобщаются результаты диссертационного исследования.

Структура диссертации

Введение

ГЛАВА 1. Теоретико-методологические основы международной экономической интеграции

1.1. Глобализация и регионализация как взаимосвязанные и про-

тиворечащие тенденции в мировой экономике





1.2. Теоретические концепции международной экономической

интеграции

1.3. Основные этапы и критерии развития международной

экономической интеграции

ГЛАВА 2. Условия развития и механизмы интеграционного сотрудничества в рамках АТЭС

2.1. Формирование интеграционного объединения на пространстве Азиатско-Тихоокеанского региона

2.2. Механизмы сотрудничества в рамках АТЭС и расширение участия России

2.3. Особенности интеграции на пространстве АТЭС

ГЛАВА 3. Продвижение экономик АТЭС к свободной и открытой системе торговли

3.1. Торговая либерализация с позиции воздействия на региональную торговлю

3.2. Приоритеты взаимных товаропотоков в АТЭС

3.3. Расширение товарооборота России с экономиками АТЭС

3.4. Возрастающее значение торговли услугами экономик форума

ГЛАВА 4. Современное состояние и перспективы инвестиционного и экономико-технического сотрудничества в рамках АТЭС

4.1. Политика либерализации по привлечению иностранных

инвестиций в целях ускорения экономического развития

4.2. Расширение интересов России в инвестиционном сотрудничестве с экономиками форума

4.3. Взаимовыгодное технико-экономическое сотрудничество

в рамках АТЭС

ГЛАВА 5. Российские инициативы экономического сотрудничества в интеграционном пространстве АТЭС

5.1. Развитие единого энергетического рынка на пространстве АТЭС с участием России

5.2. Российская инициатива о запуске диалога по цветным металлам в рамках АТЭС

5.3. Значение Транссибирской магистрали в экономическом сотрудничестве АТЭС — Европа

ГЛАВА 6. Стратегические приоритеты вхождения российского Дальнего Востока в интеграционное пространство АТЭС

6.1. Модели стратегического партнерства дальневосточного региона с экономиками АТЭС

6.1.1. Сырьевая модель

6.1.2. Научно-высокотехнологичная модель

6.1.3. Миграционная модель

6.1.4. Рекреационная модель

6.2. Перспективы развития интеграции в Северо-Восточной Азии на основе Расширенной Туманганской инициативы

Заключение

Библиографический список

Приложения

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ И НАУЧНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Развитие современной мировой экономики определяется двумя основными тенденциями, находящимися в сложном и противоречивом взаимодействии: ускоряется процесс глобализации и растет региональная интеграция.

Негативные последствия глобализации подтолкнули к развитию современный регионализм. Региональная интеграция сглаживает последствия глобализации для интегрирующихся стран и способствует объективному процессу глобализации, являясь ее взаимодополняющим компонентом, укрепляет позиции национального капитала, создает условия для повышения конкурентоспособности.

Глобализация и регионализация как дополняют, так и противоречат друг другу. Если глобализация предполагает создание единой глобальной экономики, то регионализация влечет за собой создание нескольких взаимодействующих и конкурирующих интеграционных группировок, являясь основой для управления мировой системой.

Региональная интеграция выступает фактором постепенного вхождения стран-участниц в мировую экономику, подтягивая менее развитые страны к более развитым, ослабляя одностороннюю зависимость развивающихся от развитых. Регионализация является инструментом оптимизации экономики, повышения эффективности производства и выравнивания региональных структур.

По достижению определенного момента регионализация может начать сдерживать глобализацию, т.к. последняя может оказаться менее выгодной и более рискованной. Следовательно, регионализация является как ступенькой к глобализации, так и препятствием на ее пути.

Диссертант уточняет понятие «региональная интеграция». По его мнению, региональная интеграция – это объективный процесс объединения стран, в основе которого лежат согласованные и коллективные усилия для устранения различных видов дискриминации в передвижении товаров, капиталов и рабочей силы в условиях единого правового поля.

В каждом конкретном случае  критерии готовности страны или группы стран к участию в интеграционных процессах различны. Полагаем, что существующая система критериев недостаточна, тем более что их выбор зависит от характера участников и целей интеграции. Диссертант предлагает еще один критерий – высокий уровень поддержки курса на расширение участия в интеграционных процессах со стороны политической и деловой элиты, в т.ч. регионов, территориально и экономически тесно связанных с потенциальными партнерами по организации.

Среди всех региональных группировок мировой экономики АТЭС имеет наиболее глобальный характер. По мнению диссертанта, АТЭС в некоторой степени можно рассматривать как некое связующее звено между глобализацией и регионализацией. На саммите в Пусане (Республика Корея, 2005 г.) было отмечено, что АТЭС – это именно тот форум, на котором «ведущие торговые страны мира должны продемонстрировать лидерство в укреплении системы многостороннего регулирования мировой торговли»3.

Россия стремится строить экономическую политику в АТР через механизмы АТЭС, который открывает для экономики новые возможности, в том числе для ее дальневосточного региона.

За 19 лет функционирования в деятельности АТЭС можно выделить основные тенденции: расширение числа экономик форума с 12 до 21; ежегодное проведение саммитов глав экономик и заседаний Делового консультативного совета (ДКС), где выдвигаются инициативы, затрагивающие интересы практически всех участников форума; создание ряда институциональных структур; реальная либерализация торговли и инвестиций; включение в «повестку дня» двух тематических блоков: экономического (упрощение торговых процедур, инвестиционное, экономико-техническое сотрудничество) и политического (борьба с терроризмом, ликвидация чрезвычайных ситуаций и наркотрафика, борьба с коррупцией, противодействие распространению инфекционных заболеваний, мониторинг окружающей среды). Это – результат реагирования участников форума на новые экономические и политические вызовы.

На саммите АТЭС в Лиме (Перу, 2008 г.) обсуждалась глобальная проблема – выход из мирового финансового кризиса. Именно экономикам АТЭС в значительной степени придётся взять на себя ответственность за последствия мирового финансового кризиса. На фоне значительного падения традиционно устойчивых экономик (и даже рецессии в ряде развитых стран) возможность сохранения высоких темпов роста, инвестиционная ёмкость развивающихся рынков экономик АТЭС, их высокий человеческий и технологический потенциалы позволяют рассчитывать, что регион станет локомотивом, который в перспективе обеспечит устойчивое развитие мировой экономики.

Признавая авторитет АТЭС среди региональных экономических организаций, Россия строит экономическую политику в АТР через механизмы форума, что открывает как новые возможности, так и привносит новые вызовы. России необходимо учитывать свои национальные интересы  при разработке стратегической линии в регионе.

Являясь равноправным членом форума, Россия подтверждает статус крупной азиатской державы и активно участвует в дальнейшей разработке стратегии торгово-экономического сотрудничества в АТЭС с учетом своих возможностей. Мероприятия АТЭС все чаще проходят на территории России, особенно ее Дальнего Востока.

Расширение участия России в АТЭС создает возможности для подъема экономики дальневосточного региона, позволит осуществить модернизацию ведущих отраслей экономики региона, создать современную хозяйственную и транспортную инфраструктуру, что будет способствовать выравниванию уровней социально-экономического развития регионов Европейской части, Сибири и на Дальнем Востоке.

По мнению диссертанта, России необходимо постепенно и целенаправленно перемещать акценты внешних контактов из Европы в АТЭС, расширяя именно там сферу своих экономических интересов. Этот регион становится все более привлекательным для России как альтернатива европейскому вектору внешнеэкономической политики.

Особенности экономик АТЭС определили и особенности объединительных процессов, характер движущих сил и механизмы их реализации.

АТР является той частью современного мира, где объединительные интеграционные тенденции проявляются все больше. Только форум АТЭС имеет такие значительные размеры (кольцо вокруг Тихого океана), огромные различия в уровнях экономического развития (особенно промышленного), членами этой организации являются как развитые (США, Канада, Япония), так и развивающиеся (Вьетнам, Папуа – Новая Гвинея) экономики, размерах ВВП, численности населения, различия в исторических и социокультурных корнях.

Одна из особенностей интеграции в АТЭС – приверженность принципу открытого регионализма (проведение торговой либерализации на недискриминационной основе или односторонняя согласованная либерализация). В АТЭС существует приверженность Уругвайским договоренностям (для развитых экономик) и национальным внешнеторговым режимам (для развивающихся).

Инициаторами формальных региональных интеграционных связей в АТЭС являются бизнес-структуры. В структуру форума входит ДКС, готовящий отчеты для встреч глав экономик и работы органов организации. АТЭС ежегодно проводит саммит руководителей крупнейших корпораций экономик форума, а также помогает взаимодействию Делового сообщества в рамках Отраслевого диалога (подобный институт создан для автомобилестроения, химической промышленности и цветной металлургии).

В рамках АТЭС существует приоритет двусторонней и субрегиональной интеграции над региональной. На субрегиональном уровне разрыв в экономическом развитии различных экономик меньше, а степень взаимодополняемости и взаимозависимости выше, что облегчает проведение совместных мероприятий по интеграционному сближению.

В АТЭС финансовая сфера приобретает все большее значение в двусторонней и субрегиональной интеграции. Важный фактор, обусловливающий специфику интеграционных процессов, – наличие в регионе крупного финансового центра — Японии и активизация финансовой роли Китая. Финансовое взаимодействие стран Восточной Азии началось с подписания в начале 1990-х гг. между центральными банками 11 государств соглашений РЕПО, с 1997 г. начали заключаться двусторонние своп-соглашения (первый шаг в создании надежной региональной финансовой системы). В 2000 г. идея своп-соглашений была поднята на многосторонний уровень («АСЕАН плюс три»), и стороны договорились о создании расширенной региональной конвертации национальных валют и формировании сети двусторонних соглашений о валютных своп-операциях.

Однако в ближайшее время не стоит ожидать создания полноценного Азиатского валютного союза, хотя АБР принял решение о создании в 2006 г. единой расчетной единицы — азиатской валютной единицы, акю (Asian Currency Unit, acu). Первый шаг – фиксирование акю, которая станет своего рода валютной корзиной, пропорционально отражающей ВНП и объемы внешней торговли стран-участниц, степень участия национальных валют в международных расчетах. По европейскому образцу предполагается выработать способы привязки национальных валют к акю и обязать страны-участницы проводить общую экономическую политику для сокращения валютного разрыва. В глобальном масштабе акю для Азии является страховкой от валютной политики США, направленной на снижение курса доллара, что затрагивает именно азиатские экономики.

В 2008 г. министры финансов 13 стран (АСЕАН+3), собравшиеся  на ежегодное заседание АБР, объявили о создании Азиатского валютного фонда (фонд резервов иностранной валюты – 80 млрд долл.), призванного помогать странам, пострадавшим от азиатского валютного кризиса.

Поскольку разрыв в состоянии экономик азиатских стран значителен, то для введения единой валюты потребуется больше времени. По прогнозам М.Потапова, процесс может занять не менее десяти лет, и одной из опорных валют при создании общеазиатской денежной единицы способны стать китайский юань и японская иена4. Может быть активизирована работа Азиатского валютного фонда, расширена сеть своп-соглашений, что ускорит введение режима управляемых валютных курсов по привязке региональных валют к корзине основных с колебаниями в определенном коридоре. Диссертант полагает, что мировой финансовый кризис может замедлить процесс углубления валютной интеграции стран Восточной Азии, однако начавшийся процесс уже необратим.

Выявлены достигнутые результаты в торговой либерализации экономик АТЭС, построена матрица двусторонних соглашений о свободной торговле (ССТ), показывающая степень вовлеченности участниц форума, в т.ч. России, в процессы региональной экономической интеграции.

Построенная диссертантом матрица двусторонних ССТ5, позволяет сделать вывод, что степень вовлечения России в процессы заключения таких соглашений на пространстве АТЭС недостаточна. Только две экономики АТЭС (Россия и Тайвань) не имеют ССТ с партнерами по форуму.

– действующие ССТ; – ССТ на стадии переговоров; – планируемые ССТ

Сейчас Россия и без ССТ имеет беспошлинный  режим для экспорта в США, Японию и Китай. Главная причина – топливно-сырьевой, ресурсоемкий характер отечественного экспорта, в мировой практике почти не облагаемого ввозными пошлинами. Таким образом, при сохранении сложившейся экспортной специализации РФ задача получения дополнительных льгот и преференций теряет свою важность и актуальность. Однако если в перспективе Россия повысит в национальном экспорте долю продукции высокой степени обработки, то ее пассивность по заключение двусторонних ССТ с ведущими партнерами по АТЭС недопустима. Диссертант полагает, что даже при незначительном совершенствовании структуры российского экспорта появятся проблемы доступа на рынки экономик форума.

В настоящее время между экономиками АТЭС действуют и многосторонние ССТ: НАФТА, АФТА, АСЕАН (Бруней – Вьетнам – Индонезия – Малайзия – Сингапур – Таиланд – Филиппины) – Республика Корея, АСЕАН – Китай. На заключительной стадии находятся переговоры по ССТ АСЕАН – Новая Зеландия. Участники этих соглашений расположены на одной географической территории, и многие имеют общие границы. Участники ССТ Бруней – Чили – Новая Зеландия – Сингапур расположены по разные стороны Тихого океана. Возможность участия в этом соглашении рассматривают Австралия, Перу и Вьетнам.

Ряд экономик АТЭС ведут переговоры или изучают возможность создания еще больших ЗСТ: АСЕАН + 2 (Австралия – Новая Зеландия), АСЕАН + 3 (Китай – Япония – Республика Корея) и АСЕАН + 6 (Китай – Япония – Республика Корея – Австралия – Новая Зеландия – Индия).

ССТ двустороннего и субрегионального характера можно рассматривать как наиболее приемлемый вариант продвижения к Богорским целям АТЭС. В условиях начавшегося реформирования форума ССТ можно признать одним из механизмов либерализации торговли. Такой вариант предполагает возможность сохранения основных принципов АТЭС в неприкосновенности. По мнению диссертанта, это важно для России, учитывая ее долгосрочные цели в АТЭС. В дальнейшем РФ сможет стать значимым партнером экономик форума, однако первые шаги необходимо сделать уже сейчас.

Новая концепция участия России в АТЭС должна быть направлена на расширение экономически выгодного взаимодействия с экономиками форума. В первую очередь – изучение возможности заключения двусторонних ССТ с азиатскими экономиками АТЭС, а в перспективе и многостороннего ССТ Россия – АСЕАН. Диссертант полагает целесообразным заключение ССТ Россия – Чили, т.к. в этой экономике накоплен значительный опыт по созданию ССТ, созданы необходимые условия для работы иностранных компаний, низкий уровень протекционизма, единый импортный тариф.

Необходимо изучить основные экономические интересы возможного партнера, его наработки в сфере проведения переговоров, аргументной базы и внутренних ограничителей при реализации указанных планов. Заключение ССТ позволит расширить и дифференцировать внешние товарные потоки и направить их на новые рынки, в результате снизится зависимость России от традиционных рынков, особенно европейского.

В 1990-2007 гг. наблюдалось расширение товаропотоков экономик АТЭС: экспорт увеличился с 1318,6 млрд до 6221,5 млрд долл. (в 4,7 раза) при среднем росте за период 8,3% (табл. 1); импорт – с 1354,6 млрд до 6343,5 млрд долл. (4,7 раза), при среднем росте 8,7%.

Таблица 1

Объем внутренней торговли экономик АТЭС, млрд долл.*

Показатели

1990

1998

2004

2005

2006

2007

млрд долл.

%

млрд долл.

%

млрд долл.

%

млрд долл.

%

млрд долл.

%

млрд долл.

%

Экспорт,

всего

1318,6

100

2492,8

100

4078,1

100

4679,2

100

5441,4

100

6221,5

100

внутрен.

экспорт

902,6

68,4

1739,1

69,8

2914,4

71,5

3296,9

70,4

3750,2

68,9

4169,3

67,0

внешний

экспорт

416,0

31,6

753,7

30,2

1163,7

28,5

1383,2

29,6

1691,2

31,1

2052,2

33,0

Импорт,

всего

1354,6

100

2460,6

100

4356,6

100

4988,8

100

5684,7

100

6343,5

100

внутрен.

импорт

919,8

69,7

1785,2

72,6

3019,2

69,3

3408,7

68,3

3852,7

67,8

4271,3

67,3

внешний

импорт

434,8

30,3

675,4

27,4

1337,4

30,7

1580,1

31,7

1832,0

32,2

2072,2

32,7

* Рассчитано автором по: http://www.dfat.gov.au/geo/fs/

Географическое распределение торговли экономик АТЭС характеризовалось значительным преобладанием доли взаимных товаропотоков: в 1990 г. – 1822 млрд (68,2%), 1998 г. – 3524 млрд (71,1%) 2004 г. – 5933,6 млрд (70,3%), 2005 г. – 6704,7 млрд (69,3%), 2006 г. – 7602,8 млрд (68,3%), 2007 г. – 8440,6 млдр долл. (67,2%) (рост в 4,6 раза).

Результаты анализа статистических данных, полученные в диссертационном исследовании, дали основание утверждать, что в 1990–2007 гг. во всех экономиках АТЭС наблюдалась тенденция роста взаимного товарооборота. В 2007 г. взаимная торговля экономик АТЭС была наиболее важна для Канады, Мексики, Гонконга, Филиппин, Тайваня и Брунея, ее доля составляла 70-80% и больше; для отдельных экономик взаимная торговля пока не столь значима – Перу, Чили и России, однако расширяется.

В условиях финансового кризиса существует риск принятия протекционистских мер, которые только обострят существующую экономическую ситуацию. Однако в принятом на саммите АТЭС (Перу, 2008 г.) Заявлении лидеры экономик АТЭС подчеркнули, что в предстоящие 12 месяцев экономики воздержатся от создания новых барьеров для торговли товарами и услугами, введения новых ограничений на экспорт или использования в любой области мер, несовместимых с правилами ВТО, включая меры стимулирования экспорта.

Рассчитаны коэффициенты интенсивности двусторонних товаропотоков между экономиками АТЭС и доказано, что процесс увеличения двусторонних товаропотоков  постепенно ускоряется, однако Россия пока медлит со значительным  увеличением товаропотоков.

На основании данных о внешней торговле по 21 экономике АТЭС за период 1998–2007 гг. диссертант рассчитал коэффициенты интенсивности двусторонних товаропотоков. Полученные результаты позволяют утверждать, что эпицентром торговли являлась Япония, тогда как сила притяжения США для большинства экономик (кроме Канады и Мексики) была не столь значимой – коэффициент интенсивности двусторонних товаропотоков был равен 1 или чуть больше (исключение составляли Перу и Чили), а в ряде случаев даже убывал. Торговые связи строились на двусторонней основе или на субрегиональном уровне. Поскольку Япония являлась главным центром притяжения в данном регионе, то конфигурация связей имела форму ромашки или втулки со спицами (hub and spokes). В то же время вокруг отдельных лепестков (или спиц), например, вокруг Сингапура, Малайзии, Таиланда, Республики Корея, а также Австралии, в свою очередь формировались дополнительные кластеры предынтеграционных связей. Особое место в этой ромашке занимал Китай, который имел достаточно высокий коэффициент интенсивности двусторонних товаропотоков с Гонконгом, Японией, Индонезией, Вьетнамом, Республикой Корея, Малайзией, Сингапуром и Филиппинами.

Диссертант пришел к заключению, что процесс интеграции в АТЭС постепенно ускоряется, а НАФТА, Япония, КНР, азиатские НИС и Австралия участвуют в нем в большей степени. Перу, Чили и Россия пока еще находятся на начальной стадии интеграционного процесса, хотя постепенно и увеличивают товаропотоки с остальными экономиками АТЭС.

Диссертант полагает, что благодаря перспективным ССТ между экономиками АТЭС товаропотоки начнут приобретать контуры не только треугольника (АСЕАН + 2), но и четырехугольника (Бруней – Чили – Новая Зеландия – Сингапур; АСЕАН + 3) и семиугольника (АСЕАН + 6), а в перспективе и других геометрических фигур. В дальнейшем недостаточная степень интеграции в АТЭС перестанет удовлетворять самые связанные экономики, поэтому они начнут интенсивнее искать торговых партнеров именно среди членов форума и расширять товаропотоки. В перспективе отчетливо выделится группа экономик, заинтересованных в формировании эффективных многосторонних товарных потоков. Исходя из целей Богорской декларации, ближе к 2015 г. и тем более к 2020 г. экономическое пространство АТЭС начнет быстрее структурироваться и обретать многоступенчатый характер. По всей видимости, еще отчетливее проявятся основные центры интеграции – вокруг Японии, НИС, Китая и Австралии.

Диссертант полагает, что финансовый кризис может замедлить расширение товаропотоков в АТЭС, в т.ч. и России, но не сможет изменить ход событий. Постепенно экономики форума попытаются объединиться, а интеграционные процессы будут нарастать с перспективой формирования к 2020 г. самой мощной зоны свободной торговли.

Анализ количественной и качественной структуры товарооборотов России с экономиками АТЭС выявил взаимную заинтересованность и конкретные формы расширения внешней торговли.

Результаты проведенного диссертантом анализа товарооборота России с экономиками АТЭС можно представить в виде трех блоков.

1. Динамика физического объема торговли России с экономиками форума (1998–2007 гг.).

Торговые связи России с экономиками форума постоянно расширялись: товарооборот увеличился с 21,1 млрд  долл. до 106 млрд (5 раз), российский экспорт – с 12,97 млрд  до 42,4 млрд (3,2 раза), импорт – с 8,13 млрд до 63,6 млрд (7,8 раза). За 1998-2005 гг. Россия постоянно имела положительное сальдо торгового баланса, однако в последние годы оно стало отрицательным и в 2007 г. составило 21,2 млрд долл. Доля экономик АТЭС возросла до 19,2%.

Основными торговыми партнерами России в 2007 г. были Китай (товарооборот 48 млрд долл., США (17,5 млрд), Япония (20,1 млрд) и Республика Корея (15 млрд). Возрос товарооборот с Тайванем (2,1 млрд), Малайзией (1,9 млрд), Канадой (1,6 млрд долл.), Сингапуром (1,5 млрд) и Вьетнамом (1,1 млрд долл.).

Пятилетний тренд товарооборота России с экономиками АТЭС – величина положительная: по экспорту – 23,2% и импорту – 49,1%.

2. Структура внешней торговли России с экономиками АТЭС.

В 2007 г. определяющей тенденцией двусторонних товаропотоков оставалась выраженная сырьевая направленность и узкая номенклатура российского экспорта:

минеральные продукты (47,94%),

металлы и изделия из них (17,65%),

продукция химической промышленности (11,62%),

древесина и целлюлозно-бумажные изделия (11%),

машины, оборудование и транспортные средства (4,34%),

продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (3,55%).

В структуре российского импорта преобладала не только доля готовой продукции, а высокотехнологичной продукции.

машины, оборудование и транспортные средства (66%),

продукция химической промышленности (8,17%),

продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (6,46%),

текстиль, текстильные изделия и обувь (6,6%),

металлы и изделия из них (5%).

3. Диверсификация внешнеторговых партнеров среди экономик АТЭС.

Диссертант полагает, что поскольку в среднесрочной перспективе Россия не может рассчитывать на существенное увеличение в экспорте в экономики АТЭС удельного веса готовой продукции, основными торговыми партнерами останутся КНР, США, Япония, Республика Корея и Тайвань. Однако у России имеются возможности расширения поставок оборудования для атомных электростанций, такое сотрудничество с Китаем и Вьетнамом основано на давних традициях. Для технического переоснащения китайских электростанций, работающих на угле, РФ могла бы поставлять агрегаты, работающие на газе (экологически чистые, требующие меньше капиталовложений и расходов воды).

В Малайзию целесообразно увеличить поставки медицинских приборов и оборудования, робототехники, электронных компонентов; во Вьетнам – авиа- и автотехники, дорожно-строительного оборудования и тракторов; в Таиланд – промысловых судов, плавучих доков, механического судового и железнодорожного оборудования; в Индонезию – оборудования для нефтегазового сектора, сельхозтехники, газотурбинных установок для электростанций, вертолетов в противопожарном исполнении; в Перу – оборудования для гидроэлектростанций и перевода теплоэлектростанций на природный газ. В перспективе Россия могла бы осуществлять поставки в регион плавучих атомных электростанций.

Диссертант пришел к выводу, что в ближайшие годы роль России в товаропотоках с экономиками АТЭС количественно будет увеличиваться, но качественно заметно не изменится: экономика останется источником сырья, материалоемкой продукции, а также рынком сбыта готовых изделий. Положение, сложившееся в машиностроении, не дает оснований рассчитывать на ускоренное увеличение экспорта машин, оборудования и транспортных средств (потребительские свойства и качество низкие). Однако возможно некоторое увеличение продукции авиакосмической промышленности; программного оборудования; продукции, связанной с энергетикой, судостроением и электронной промышленностью; продукции энергетического и металлургического машиностроения. В перспективе торговля с экономиками АТЭС позволит диверсифицировать и улучшить структуру российского экспорта путем продуманной трансформации сложившихся торговых связей, их постепенного перевода в сферу промышленного, научно-технического, инновационно-технологического сотрудничества.

Для выявления роли экономик АТЭС, в т.ч. России, на мировом рынке прямых инвестиций построена матрица интегральной инвестиционной привлекательности экономик форума, позволяющая определить место экономик в матрице и относительно друг друга. Выявлены проблемы привлечения иностранных инвестиций в экономику России и ее дальневосточного региона.

Ранжирование экономик АТЭС по показательному индексу ПИИ в 1998–2007 гг. позволило диссертанту сделать вывод, что самые высокие позиции по этому показателю занимали Гонконг (1 позиция в мире), Сингапур (7) и Чили (37), т.е. эти экономики зависят от притока ПИИ. Почти все развитые экономики АТЭС снизили свои позиции по этому индексу, в остальных экономиках он значительно не менялся.

Позиции России по показательному индексу ПИИ можно рассматривать в течение двух периодов – 1998–2003 гг. и 2002–2007 гг.

Рис. 1. Показательный индекс инвестирования России

Если в 1998–2000 гг. у России индекс составлял 0,346 (105 позиция в мире), то в последующие годы постепенно опускалась на более низкие позиции – 107 (0,321) в 1999–2001 гг., 111 (0,317) в 2000–2002 гг. и даже 119 (0,322) в 2001–2003 гг. (рис. 1). Основными причинами такого снижения были последствия финансового кризиса в стране, т.к. значительно ухудшился деловой климат и эффективность политики по привлечению ПИИ, отрицательные последствия имело и ухудшение экономической и политической стабильности в России.

За 2002–2004 гг. РФ поднялась на 88 (0,938) место, улучшив сразу на 31 позицию. Хотя в 2003–2005 гг. Россия и опустилась на 89 место, показательный индекс инвестирования значительно улучшился – 1,133. В 2004–2006 гг. Россия поднялась 87 место (1,121), а за 2005–2007 гг. еще на 6 позиций – 81 место (1,154). Автор сделал вывод, что, несмотря на колебания показательного индекса инвестирования ПИИ, видна тенденция улучшения позиций России в мировой табели о рангах.

Ранжирование экономик АТЭС по потенциальному индексу ПИИ в 1998–2006 гг. позволило диссертанту сделать вывод, что самыми привлекательными для иностранного инвестирования являлись экономики США (1 позиция в мире), Сингапура (2), Канады (4), Гонконга (10) и Китая (30). Позиции Австралии, Республики Корея, Тайваня и Японии оставались стабильно высокими. В остальных экономиках индекс почти не менялся.

Россия постоянно (исключение 1999–2001 гг. после финансового кризиса) улучшала свои позиции по потенциальному индексу инвестирования в мировой табели о рангах и поднялась на 15 позиций с 35 (0,291) до 20 (0,379) места в 2004–2006 гг. (за счет значительного роста по показателям: стабильные темпы роста ВВП, доля экспорта в ВВП экономики, доля населения с высшим образованием, доля экономики в мировом экспорте природных ресурсов).

Рис 2. Потенциальный индекс инвестирования в России

Остальные экономики АТЭС свои позиции по этому показателю значительно не изменили, колебания составляли 5-7 позиций.

Используя данные показательного и потенциального индексов инвестирования, диссертант построил матрицу интегральной инвестиционной привлекательности ПИИ экономик АТЭС в 2004–2006 гг.

 

Высокий показательный индекс ПИИ

Низкий показательный индекс ПИИ

Высокий потенциальный индекс ПИИ

Передовые экономики

Бруней, Гонконг, Китай,

Малайзия, Н. Зеландия, Сингапур,

Таиланд, Чили

Малоперспективные

Австралия, Канада,

Мексика, Р. Корея, Россия,

США, Тайвань, Япония

Низкий потенциальный индекс ПИИ

Перспективные

Вьетнам, Перу

Непривлекательные

Индонезия, Папуа – Новая Гвинея, Филиппины

Составлено по: http://www.unctad.org/Templates/Page.asp?intItemID=2443&lang=1

Проанализировав положение каждой экономики в матрице и относительно других экономик АТЭС за 19992006 гг., диссертант сделал следующие выводы.

1. Группа передовых экономик АТЭС постоянно включала Гонконг, Сингапур, Чили, Бруней и Китай (высокий потенциальный индекс инвестирования). Малайзия только раз покидала эту группу экономик (2001–2003 гг.), Новая Зеландия занимала неустойчивое положение и периодически из этой группы перемещалась в группу малоперспективных за счет снизившегося показательного индекса инвестирования.

2. В группе перспективных экономик в 1999–2001 гг. находился Вьетнам, однако в 2000–2002 гг. и 2001–2003 гг. он перемещался в группу передовых экономик. В 1999–2001 гг. в этой группе экономик была Папуа – Новая Гвинея, но в следующие периоды оба индекса инвестирования ухудшились и экономика оказалась среди непривлекательных. Перу находилась в этой группе экономик, однако благодаря улучшению двух индексов ПИИ она переместилась в группу перспективных.

3. Группа малоперспективных экономик постоянно включала США, Японию, Республику Корея, Тайвань, Австралию из-за очень низкого (во второй сотне стран мира) показательного индекса инвестирования. Периодически в эту группу экономик попадали Мексика и Таиланд. В 1999–2004 гг. в этой группе экономик находились и Филиппины, но оба индекса ухудшились, и экономика переместилась в группу непривлекательных.

Россия стабильно находилась в этой группе экономик из-за низкого показательного индекса инвестирования (81 позиция в 2005–2007 гг.). Однако постепенно оба показателя инвестирования улучшались, что дает диссертанту основание предположить, что в будущем Россия сможет попасть в число перспективных экономик за счет постоянно улучшающегося потенциального индекса инвестирования.

4. В группе непривлекательных экономик постоянно находились Индонезия (низкий потенциальный индекс инвестирования, а показательный в 1998–2003 гг. имел отрицательные величины, т.е. из экономики наблюдался отток ПИИ) и Папуа – Новая Гвинея.

Диссертант полагает, что мировой финансовый кризис изменит величины показательного и потенциального индексов ПИИ всех экономик АТЭС, поэтому уже в следующие годы возможны перемещения экономик из различных групп.

Возможности экономик АТЭС как доноров ПИИ диссертант оценивает по показательному индексу оттока ПИИ: самые высокие позиции в 2005–2007 гг. (в мире, а не только в АТЭС) по этому показателю занимали Гонконг (3) и Сингапур (10). Малайзия (22), Канада (27), Тайвань (34), Чили (35) и США (40) оставались значимыми донорами ПИИ в мире. Позиции Японии и Республики Корея сократились – занимали лишь 44 и 48 место в мире. Австралия из значимого донора ПИИ – 25 позиция в 2000–2002 гг., переместилась на 112 позицию в 2004–2006 гг. Остальные члены АТЭС закрепились на позициях реципиентов ПИИ и если инвестируют в другие экономики, то не столь значимые суммы.

Россия постепенно становится не только реципиентом, но и донором ПИИ, переместившись с 39 позиции (1998–2000 гг.) на 30 (2005–2007 гг.), хотя экономика занимала даже 24 позицию в 2002–2004 гг.

Результаты анализа статистических данных позволяют сделать вывод, что тенденция движения ввозимых в АТЭС ПИИ имеет неустойчивую динамику: если в 2003 г. они составляли 202,5 млрд (35,9% мировых), 2004 г. – 369,1 млрд (49,7%), то в 2005 г. – 296,4 млрд долл. (31,3%) и в 2006 г. 504,6 млрд долл. (38,6%). Крупными реципиентами ПИИ в 2006 г. были США – 175,4 млрд долл., Китай – 69,5 млрд долл., Канада – 69,0 млрд долл., Гонконг – 42,9 млрд долл., Россия – 28,7 млрд долл., Сингапур – 24,2 млрд долл. и Австралия – 24,0 млрд долл. В остальные экономики приток ПИИ составлял относительно небольшие величины и по сравнению с предыдущим годом значительно не изменился.

Отток ПИИ из экономик АТЭС имел еще более неустойчивую динамику и значительные колебания: если в 2003 г. вывозимые ПИИ составили 233,2 млрд долл. (41,6% мировых), в 2004 г. – 439,6 млрд (50,1%), в 2005 г. сократились до 100,6 млрд (21,5%) (4,37 раза), в 2006 г. был резкий рост до 455,9 млрд долл. (37,5%) (в 4,6 раза)6. Крупными донорами инвестиций в АТЭС были США, Япония, Канада, Гонконг, Россия и Китай.

Некоторые экономики АТЭС являлись и донорами, и реципиентами ПИИ одновременно (США, Гонконг, Австралия, Канада, Сингапур, Китай и Россия).

Из всех экономик АТЭС только США имеют значительные инвестиции в России. По объему накопленных ПИИ на 2007 г. США находились на шестом месте – 7,7 млрд долл., в т.ч. прямые – 4,6 млрд, портфельные – 507 млн и  прочие – 2,6 млрд. В 2006 г. инвестиции из США составили 3,0 млрд долл. Основные направления использования – нефтегазовая, автомобилестроение, сотрудничество в сфере высокий технологий, легкая и пищевая.

На 2007 г. второе место по объему вложенных в Россию инвестиций среди экономик АТЭС занимала Япония с накопленными инвестициями 2,7 млрд долл.: прямые – 249 млн долл., портфельные – 1 млн и прочие – 2,47 млрд. В 2006 г. в РФ поступило 1,3 млрд долл. инвестиций из Японии. Большая часть инвестиций направлялась в добычу полезных ископаемых, автомобилестроение, переработку древесины, пищевую и рыбную промышленность, сферу рыночных услуг.

В последние годы сохраняется поступательная динамика российско-китайского инвестиционного сотрудничества. За 2007 г. объем китайских прямых инвестиций в российскую экономику составил 438 млн долл., а на конец года объем накопленных прямых инвестиций достиг 1374 млн долл. Основные приоритеты инвестиционной деятельности китайских предприятий в РФ – заготовка и переработка леса, разработка полезных ископаемых, торговля, легкая и текстильная промышленность, бытовая электротехника, связь, сфера услуг.

Инвестиционное сотрудничество России и Республики Корея также имеет поступательную динамику: на начало 2008 г. накопленные корейские инвестиции составили 738,2 млн долл., в т.ч. прямые – 410,1 млн, портфельные – 1,5 млн и прочие – 326,6 млн. Основные направления использования капитала – автомобилестроение, строительство, добыча и переработка полезных ископаемых, производство бытовой техники.

По рейтингу 2006–2007 гг. из всех субъектов ДФО только Республика Саха (Якутия), Приморский и Хабаровский края имели долю в общероссийском инвестиционном потенциале больше 1% – 1,377; 1,089 и 1,056 соответственно (18, 22 и 25 позиции в ранге потенциала), доля всего дальневосточного региона составила  всего 5,79% от российского.

На привлекательность региона наряду с инвестиционным потенциалом оказывает влияние и инвестиционный риск. По этому показателю почти все субъекты ДФО находятся лишь во второй половине табели о рангах (исключение составляет Хабаровский край), т.е. являются рискованными для вложения капитала.

Проведенный в диссертационном исследовании анализ инвестиционного потенциала (ИП) и инвестиционного риска (ИР) по субъектам ДФО позволил диссертанту распределить их по рейтингу инвестиционного климата в 2006–2007 гг. следующим образом:

Средний потенциал умеренный риск

Республика Саха (Якутия)

(ИП – 1,377; ИР – 1,158)

Пониженный потенциал умеренный риск

Хабаровский край,        Приморский край,        Амурская область

(ИП – 1,056; ИР – 1,040)  (ИП – 1,089; ИР – 1,140)  (ИП – 0,652; ИР – 1,173)

Незначительный потенциал высокий риск

Сахалинская область, Еврейская автономная область,

(ИП – 0,448; ИР – 1,267)        (ИП – 0,184; ИР – 1,469)

Чукотский автономный округ,

(ИП – 0,374; ИР – 1,619)

Низкий потенциал экстремальный риск

Магаданская область,                Камчатский край

(ИП – 0,322; ИР – 1,972)        (ИП – 0,288; ИР – 2,149)

В 2007 г. в ДФО поступило 6,26 млрд долл. иностранных инвестиций, что составило 5,2% от поступивших в Россию. Инвестиции по типам распределились: прямые – 4,071 млрд долл. (65%), прочие – 2,19 млрд долл. (35%) и портфельные – всего лишь 3 тыс. долл.

На Сахалинскую область поступило 4,96 млрд долл. (79,3% инвестиций ДФО). В остальные субъекты региона поступившие иностранные инвестиции составляли от 13,3% в Республике Саха (Якутия) до долей процента в Магаданской области и ЕАО, в Чукотский АО иностранные инвестиции вообще не поступали.

Привлекательной для ПИИ также была Сахалинская область – 3,8 млрд долл. (92,9% таких инвестиций региона, что составило 13,6% ПИИ РФ), в Амурскую область – 123,5 млн долл. (3%), Хабаровский край – 90,5 млн (2,2%), в остальные субъекты региона только доли процента.

Российский Дальний Восток, как и большинство российских регионов, в силу различных причин пока еще остается мало привлекательным для иностранных инвесторов. Хотя в последние годы иностранный капитал поступает в Россию все больше в обрабатывающие отрасли, добычу полезных ископаемых, в развитие транспорта и связи (на Дальний Восток в добычу полезных ископаемых, заготовку и первичную обработку древесины, финансовую деятельность), особого значения для экономики он не имеет. Иностранные инвестиции практически не участвуют в создании в России высокотехнологичных производств и услуг, которые смогли бы коренным образом изменить сложившуюся внешнеэкономическую специализацию страны.

В связи с мировым финансовым кризисом с середины 2008 г. из России начался отток капитала (только в октябре 50 млрд долл.), который не компенсируется обратным притоком. Диссертант полагает, что приток инвестиций сократится из-за увеличения стоимости заимствований и проблем с доступностью к кредитным средствам, что снизит доверие со стороны иностранных инвесторов, а условия заимствований для российского бизнеса ужесточатся.

Обоснована возможность участия экономик АТЭС в российских инициативах развития единого энергетического рынка, диалога по цветным металлам и использовании Транссибирской магистрали в экономическом сотрудничестве АТЭС – Европа.

На саммите АТЭС в Бангкоке (2003 г.) Россия предложила сформировать новую энергетическую конфигурацию в АТР и, прежде всего, в Восточной Азии (создание системы нефте- и газопроводов, поставки судами сжиженного природного газа (СПГ) из восточных регионов), что важно для экономик АТЭС, имеющих отрицательный энергобаланс (табл. 2).

Таблица 2

Значимость внешнего рынка энергоресурсов для нетто-импортеров АТЭС

Нехватка производства относительно потребления, млн т н.э.

Доля потребления, покрываемая импортом, %

1996

2001

2005

2006

1996

2001

2005

2006

США

-509

-577

-740

-687

23

26

31

30

Япония

-411

-418

-436

-430

82

81

83

83

Р.Корея

-144

-168

-186

-190

88

86

84

84

Китай

-40

-44

-119

-143

4

4

8

8

Тайвань

-60

-85

-100

-103

85

89

90

90

Главным направлением российского экспорта газа останется европейский рынок. Однако после 2010–2015 гг. возможна существенная диверсификация за счет масштабного освоения рынков США и АТР, особенно КНР, Республики Корея и Японии. К 2020 г. на АТР может приходиться 25% экспорта российского газа (сейчас 5%). Важную роль будут играть поставки трубопроводного газа.

По мнению диссертанта, в складывающихся условиях России экономически целесообразно занять свою нишу на мировом рынке СПГ, пока она еще не заполнена другими экспортерами, а СПГ как товар еще только набирает коммерческую привлекательность. Расширение применения СПГ нанесет значительный ущерб экспортерам только трубопроводного газа.

В последние годы появилось несколько российских проектов строительства инфраструктурных объектов для производства и транспортировки СПГ, направленных на диверсификацию экспорта и укрепление позиций РФ на мировом газовом рынке (табл. 3).

Таблица 3

Перспективные проекты по созданию производства СПГ в России

Лунское месторождение («Сахалин-2»)

Штокмановское месторождение (шельф Баренцева моря)

Харасавейское месторождение (полуостров Ямал)

Запасы

550 млрд м3

3,2 трлн м3

1 трлн м3

Мощность завода

14 млрд м3

25 млрд м3

32 млрд м3

Суммарные инвестиции

10 млрд долл.

15-20 млрд долл

8,9 млрд долл.

Год реализации

2008

2014

Компания оператор

Sakhalin Energy Investment Co. Ltd

«Газпром», Total и Statoil

нет

Рынки сбыта

Япония, Китай, Р.Корея, западное побережье США

Страны Зап. Европы (10-15% СПГ), восточное побережье США (85-90%)

Страны Зап. Европы, восточное побережье США

Примечания

Заключены контракты с компаниями Kyushu Electric Power, Tokyo Gas, Kogas, Tokyo Electric Power  на 20 и более лет

Рентабельность данного проекта пока находится ниже допустимого уровня

Однако, чтобы экспорт СПГ значительно развивался, необходимо не только реализовывать сахалинские и Штокмановский проекты, но и поддержать инициативы частных нефтегазовых компаний. Так, независимый производитель газа «Тамбейнефтегаз» предлагает построить завод по сжижению газа на базе Южно-Тамбейского месторождения, а компания «Лукойл» – на базе месторождения Большеохтинской впадины. Экспорт СПГ даст большую свободу выбора направлений и маршрутов поставок, открывающих России новые рынки АТЭС.

В ноябре 2008 г. была создана организация стран-экспортеров газа («большая газовая тройка») – Россия с разведанными запасами 48 трлн м3, Иран – 23 трлн м3 и Катар – более 11 трлн м3, т.е. 55% мировых запасов. В перспективе возможно создание газовой ОПЕК, которая будет влиять на мировой рынок газа.

Для обеспечения экономик АТЭС нефтью России необходимо развивать ресурсную базу в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке (крупные инвестиции в разведку новых и освоение уже открытых месторождений, создание транспортной инфраструктуры в т.ч. с привлечением иностранных инвесторов) и увеличить экспорт нефти.

До мирового финансового кризиса успехи в расширении энергетического сотрудничества России с экономиками АТЭС обеспечивались увеличением интереса самих экономик, что продиктовано: 1) возросшей потребностью в обеспечении национальной энергетической безопасности (снизились гарантии поставок нефти с Ближнего и Среднего Востока из-за нестабильности и пиратства); 2) нарастающей потребностью в нефти, связанной с повышенным спросом в условиях сокращения ее добычи и безрезультатностью попыток найти нефть в достаточном объеме; диверсификацией импорта нефти; расчет на оживление в экономике в долгосрочной перспективе и ростом спроса на нефть; формирование национальных стратегических запасов нефти. Следовательно, в перспективе в АТР будет поставляться  больше российской нефти (табл. 4).

Таблица 4

Основные направления экспорта нефти из России, млн т в год

Направление

2000

2005

2010

2015

Европа

123,5

234,1

218

200

Северная Америка

0,17

1,9

13

13

АТР

1,8

10,4

42

80

Африка и Ближний Восток

2,4

6,6

7

7

Всего

127,87

253,0

280

300

Для поставок нефти в регион строится трубопроводная система «Восточная Сибирь — Тихий океан» мощность – 80 млн т. «Роснефть» рассматривает возможность строительства нового НПЗ мощностью 20 млн т нефти в год в бухте Козьмино, что позволит перейти от экспорта сырой нефти к экспорту нефтепродуктов в регион АТЭС. Инновации для этого региона – это, прежде всего, использование инновационных технологий в переработке сырья, что столь необходимо для динамичного экономического развития. К 2010 г. ежегодный экспорт сырой нефти из России в АТР может достичь 44 млн т, в т.ч. из Западной Сибири – 20 млн т, из Восточной Сибири и Республики Саха – 6 млн т., с Сахалина – 18 млн т. К 2030 г. экспорт нефти составит около 95 млн т в год, к 2030 г. – 120 млн т в год7.

Поставленная в «Энергетической стратегии России на период до 2020 года» цель — увеличить долю стран АТР в российском экспорте нефти с 3% до 30% — будет достигнута, если Россия наладит масштабное, продуктивное и взаимовыгодное сотрудничество с иностранными партнерами по разведке и освоению нефтяных ресурсов дальневосточного региона, а также построит соответствующую транспортную инфраструктуру.

Диссертант полагает, что, учитывая масштабность инвестиций и стратегическую важность освоения энергоресурсов востока России, при разработке проектов транспортировки можно использовать принцип единого коридора для трубопроводов и построить оптимальную систему связок новых центров добычи и переработки углеводородов с потребляющими регионами. Параллельно с проведением экспортных маршрутов необходимо обеспечить приоритетность внутренних поставок, провести газификацию и удовлетворить потребности в топливе и сырье для нефте- и газохимии юга Восточной Сибири и Дальнего Востока.

На экономики АТЭС приходится больше половины объема мирового производства и потребления цветных металлов. Некоторые экономики АТЭС являются лидерами в их добыче: Чили добывает 35% медной руды; Австралия – 36% бокситов и 22% свинца; КНР – 38% оловянной руды, 30% свинца, 22% цинка и 21% алюминия; США – 8% медных руд, 13% свинцовых руд; Россия – 23% никеля и 12% алюминия.

Значимость цветных металлов дала основание Президенту РФ В. Путину выдвинуть на саммите в Бангкоке (2003 г.) инициативу общерегионального диалога по цветным металлам. В его рамках предполагалось обсуждать квоты, цены, схемы поставок. В 2003 г. в России (г.Братск) прошел первый международный семинар по созданию благоприятных условий для функционирования рынка цветных металлов в АТЭС.

Реализация инициативы относительно Диалога важна для России: экспорт цветных металлов постоянно увеличивался и в 2007 г. составил 24,5 млрд долл. РФ стала равноправным участником диалога – особенно по алюминию, меди и никелю. Чтобы эффективно действовать на рынке цветных металлов, России необходимо четко представлять, каково его состояние, кто — основные игроки.

Учитывая уникальные возможности доступа к дешевой электроэнергии, российские компании реализовывали планы расширения. «Русский алюминий» планировал выйти в лидеры по производству первичного алюминия, СУАЛ – удвоить выпуск алюминия, одновременно развивая ряд проектов в сфере высоких переделов (прокат, плиты для аэрокосмической промышленности, посуда). В планах российских алюминиевых компаний были строительство Богучанского и Тайшетского заводов и модернизация мощностей Иркутского и Братского алюминиевых заводов.

Почти конечной медной продукции РФ предназначено для экспорта, т.к. есть конкурентные преимущества: территориальная близость предприятий разных технологических стадий, дешевая электроэнергия и богатая сопутствующими металлами руда. Однако выгоднее было бы экспортировать медную продукцию более высокого передела.

С середины 2006 г. до начала 2008 г. цены на цветные металлы находились на циклическом максимуме, производители получали сверхприбыли и запусками новые проекты. Однако с началом финансового кризиса снизились цены и прогнозы на потребление, стоимость акций российских металлургических компаний сократилась на 70-80%, производители сокращают выплавку металла (в 2009 г. спрос на цветные металлы со стороны реального сектора будет на 5-15% ниже докризисных показателей). Все российские производители столкнулись с существенным ухудшением финансовых показателей, падением внутреннего и внешнего спроса, поэтому начали замораживать и переносить сроки реализации проектов, связанных с расширением мощностей (сырьевых и в металлургическом переделе).

Россия обладает неисчерпаемым ресурсом: географически является естественным мостом между Европой и Азией. Услуги, связанные с транзитными перевозками — продукт высокого передела, который обеспечивает доход государству, не расходуя невосполнимые природные ресурсы. Для России один из путей интегрироваться в международную транспортную систему – Транссибирская магистраль, т.к. именно она соединяет РФ со странами Европы и АТЭС.

Транссибирская магистраль удобна и выгодна перевозчикам: кратчайшее расстояние для доставки пассажиров и грузов из Европы в Азию (по Транссибу – 8-10 суток нахождения в пути, через Суэцкий канал – 35-40 суток); поездка идет по единому экономическому и административному пространству без пересечения границ; единые условия перевозок и тарифы упрощают транзитные процедуры, сокращают время и документооборот (проходят таможенную очистку еще до разгрузки судна, необходимые документы поступают заранее по электронной почте).

Транспортные коридоры России (Транссиб и БАМ) проходят по регионам, богатым полезными ископаемыми и перспективными в плане их освоения. Привлечение внешнеторговых и транзитных перевозок на российские коммуникации будет способствовать реализации огромного ресурсного потенциала региона как участника мирового грузо- и товарообмена.

Одним из направлений увеличения контейнерного грузопотока через Транссиб явится создание трансконтинентального коридора Республика Корея – Россия – Европа. Проект Транскорейской железной дороги от порта Пусан в Республике Корея до пограничного перехода Хасан – Туманган и далее соединение ее с Транссибом важен для РФ: более 60% грузовых контейнеров по магистрали в западном направлении формируется в Республике Корея, китайские грузы составляют 27%, японские – 1%.

Для реализации проекта и последующего управления огромной магистралью необходимо создать международный консорциум с участием РФ, КНДР, Республики Корея, а также Японии и КНР. Диссертант полагает, что целесообразно создать транспортно-логистическую компанию, которая занималась бы формированием и доставкой грузов в РФ, Республику Корея и КНДР и их транзитом через территорию страны. Это должна быть конкурентоспособная компания, способная состыковать железную дорогу с морским, автомобильным и воздушным транспортом, гарантировать безопасность грузов, иметь современную инфраструктуру, обеспечивать доставку и перегон пустых вагонов.

Радикальное решение развития зоны БАМа связано с использованием ресурса геополитического положения магистрали: соединением БАМа с железнодорожной сетью Сахалина и Японии и превращением ее в звено международного транспортного моста «Европа – Азия». Чтобы соединить Сахалин с материком, нужен тоннель под проливом Невельского в самом узком месте (7,3 км). Возможно сооружение тоннеля или железнодорожного перехода между островами Сахалин и Хоккайдо (ширина пролива Лаперуза 43 км). В этом случае Сахалин превратится в сухопутный мост между Россией и Японией, а островная Япония – в континентальную страну.

Одним из реальных путей финансирования проекта  трансконтинентальной магистрали Россия – Япония является создание международного консорциума с участием России, Японии, Республики Корея, стран ЕС. Другой источник – средства Всемирного банка, АБР, ЕБРР и частных инвесторов. Однако прежде России необходимо создать соответствующий инвестиционный климат, изменить законодательство, регулирующее иностранные инвестиции и предоставить гарантии правительства. Диссертант полагает, что одним из шагов в данном направлении может быть создание и практическая деятельность ОЭЗ в районе прохождения магистрали.

Определенные средства в проект могли бы вложить компании, участвующие в освоении ресурсов примагистральной полосы (на Сахалине – нефтегазовые компании, в Амурской области и Хабаровском крае – лесозаготовительные и добывающие предприятия).

Диссертант полагает, что возможно создание частно-государственной компании, в ведение которой будет передана прилегающая к магистрали территория с правом использования на ней ресурсов. В качестве акционеров возможно привлечение субъектов Федерации (по которым проходит магистраль), т.к. они заинтересованы в увеличении налогооблагаемой базы и получении выхода к портам и на японский рынок. Источником инвестиций в тоннельные проекты материк – Сахалин и Сахалин – Хоккайдо могли бы быть и средства Фонда будущих поколений, а в перспективе и Инвестиционного фонда.

Мировой финансовый кризис оказал влияние на деятельность судоходных компаний, т.к. их главным перевозимым грузом являются потребительские товары, предназначенные для Европы и Северной Америки. Проблемой для морских перевозчиков грузов стало и пиратство в Аденском заливе, принимающее угрожающие масштабы и негативно влияющее на мировую торговлю. Транспортные суда, направляющиеся из Азии в Европу, теперь вынуждены идти морским путем вокруг Африки, что значительно увеличивает время и стоимость доставки грузов. По мнению диссертанта, в сложившейся ситуации Транссибирская магистраль могла бы составить реальную конкуренцию морским грузоперевозчикам, особенно снизив транзитные тарифы. Это привлекло бы часть грузов на электрифицированный и скоростной Транссиб.

Однако уже формируются транспортные системы, предусматривающие освоение транзита Азия – Европа в обход России. У России один выход – более активно развивать свои транспортные проекты и магистрали, открывать новые пограничные переходы, ликвидировать административные барьеры на пути грузопотоков. Появление альтернативных трасс требует прежде всего повышения конкурентоспособности российской транспортной системы.

Обоснована возможность использования моделей стратегического партнерства российского Дальнего Востока с экономиками АТЭС, направленных на использование его ресурсного потенциала.

Занять достойное место в мировой экономике ХХI в. Россия сможет только существенно повысив эффективность использования экономического потенциала своих регионов. Развитие российского Дальнего Востока является главным звеном в политике расширения внешнеэкономических связей с экономиками АТЭС.

Обустройство восточносибирского и дальневосточного регионов становится приоритетный целью государства, на что и нацелена ФЦП «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года» с объемом финансирования 566 млрд руб., в т.ч. Владивостока как места саммита АТЭС 2012 г. – 147,5 млрд руб. (планируется создать 69,9 тыс. новых рабочих мест, достичь роста ВРП в 2013 г. в 2,6 раза по сравнению с 2007 г.).

Возможны четыре модели интеграции российского Дальнего Востока в АТР8. Наиболее вероятной моделью в ближайшее время является сырьевая, связанная с освоением и экспортом полезных ископаемых. Развитие нефтегазового потенциала региона обеспечит устойчивое долгосрочное развитие его экономики и энергетики, повысит территориальную сбалансированность энергопроизводства и энергопотребления в стране, позволит России стать одним из крупнейших поставщиков цветных, черных металлов и изделий из них, нефти, газа, угля и продуктов их переработки на рынках АТР и западного побережья США. Именно здесь потребуются инновационные технологии для переработки сырья и экспорта уже готовой продукции.

Для действенного встраивания России в интеграционное пространство АТЭС, по мнению диссертанта, необходимо повысить эффективность использования экономического потенциала дальневосточного региона. Стратегические приоритеты должны быть направлены не только на добычу и экспорт сырьевых ресурсов, но и на использование научно-технологических инноваций, у региона есть возможности для прорыва в передовых наукоемких отраслях.

Наиболее предпочтительной для российского Дальнего Востока является научно-высокотехнологичная модель, обеспечивающая высокий уровень развития. Дальневосточные ученые обладают разработками в области высоких технологий. Основной проблемой внедрения инноваций в реальное производство является отсутствие крупных, ориентированных на высокие технологии средств частного бизнеса.

Перспективы развития в регионе инновационной деятельности связаны в т.ч. и с созданием ОЭЗ, концентрирующих интеллектуальный, технический и финансовый потенциал. По мнению диссертанта, они могли бы стать центрами для отработки механизмов поддержки инновационных процессов в регионе, сыграть роль очагов технологической модернизации всего региона. Республика Саха (Якутия) подавала заявку на создание промышленно-производственной зоны (ППЗ) по производству бриллиантов и ювелирных изделий в г. Якутске (в РФ объем рынка предметов роскоши составляет 1,7-2 млрд долл., темпы роста – 10% в год). Однако согласно закона «Об особых экономических зонах в РФ» на территории ППЗ не должны располагаться производства, связанные с переработкой полезных ископаемых. Диссертант полагает, что для  развития экономики дальневосточного региона, основу которого составляет добыча сырья, в законе можно сделать исключения. В противном случае на территории региона в ближайшей перспективе не будет создано ни одной ОЭЗ. Основой экономики региона  так и останется добыча и экспорт сырья.

Экономика российского Дальнего Востока нуждается в увеличении населения и трудовых ресурсов, поэтому важна миграционная модель. Иностранные рабочие, в т.ч. из КНР, заняты в торговле, бытовом обслуживании, общественном питании, гостиничном и туристическом бизнесе, деревообработке, строительстве, оптовой торговле, швейном производстве и сельском хозяйстве. Иностранных рабочих необходимо нанимать на цивилизованных условиях и жестко контролировать их численность, предоставлять созданным под государственным контролем сельхозпредприятиям (с участием россиян в их руководстве) неиспользуемые земли.

Плановое временное перемещение избыточной рабочей силы на российский Дальний Восток из КНР сможет не только смягчить, но и решить проблему дефицита трудовых ресурсов, т.к. он не может быть компенсирован ни за счет внутренней миграции, ни за счет миграции из стран СНГ. Однако нужна хорошо продуманная, просчитанная на перспективу и экономически обоснованная государственная миграционная политика, жесткое правовое регулирование этого процесса. Диссертант полагает, что можно было бы увеличить до 3 лет срок действия разрешений на использование иностранных работников, привлекаемых по межправительственным соглашениям. Целесообразно принятие последовательных мер, направленных на превращение нынешней запретительной политики в политику разумного контроля. Необходимо понять, что, хотя бесконтрольная  незаконная миграция на мало заселенный российский Дальний Восток действительно может создать серьезные проблемы, в то же время развитие данного региона невозможно без открытости и привлечения дополнительных иностранных трудовых ресурсов.

В настоящее время возможна еще одна – рекреационная модель – перспективного развития Дальнего Востока, предполагающая сохранение природы региона и превращение его в обширную зону отдыха и уникального (экологический, приключенческий, спортивный, исторический и познавательный) туризма.

Для региона, где организация производства сложна из-за высокой себестоимости и транспортных расходов развитие внутреннего и въездного туризма может сыграть определенную роль в развитии экономики региона, стать источником поступления средств.

Индустрия туризма и путешествий стимулирует предпринимательскую деятельность (особенно малый и средний бизнес), служит катализатором для инвестиций и формирует значительное число стабильных рабочих мест, что так необходимо дальневосточному региону. Самое важное для развития рекреационной модели — потребность в государственном участии, централизованном финансировании и отечественных и зарубежных инвестициях. Только комплексно используя все это на Дальнем Востоке, можно будет создать туристско-рекреационные зоны, которые привлекут не только россиян, но и иностранных туристов.

Прослежена эволюция Южного треугольника экономического роста и показаны достигнутые положительные результаты для каждой участвующей страны, на примере РТИ  определены перспективы данной формы интеграции для России, КНР, КНДР, Японии и Республики Корея.

Изучение опыта стран АТР, главным образом Восточного и Юго-Восточного субрегиона, по преодолению отсталости и изменению структуры экономики, специфики экономического взаимодействия в регионе имеет особое значение для России, особенно для ее Дальнего Востока, географически близкого к этому динамично развивающемуся региону мира.

Южный треугольник экономического роста был сформирован в 1989 г., объединив Сингапур, штат Джохор в Малайзии и провинцию Риау в Индонезии. За прошедшие годы все его участницы значительно изменили структуру экономики. На территории Сингапура (за счет активного привлечения иностранных инвестиций) осуществляется разработка и производство перспективных видов продукции фармацевтики, биотехнологий, нефтехимии и химии, наиболее сложных изделий электроники, отдельных видов продукции аэрокосмической промышленности, оборудования для разведки и добычи углеводородного сырья на шельфе, технологий охраны окружающей среды.

Провинция Риау и штат Джохор реструктурировали свои экономики. Из Сингапура на соседние территории было перенесено изготовление простых видов бытовой и промышленной электроники, запчастей и комплектующих для компьютеров и периферийных устройств, трудоемких производств, не требующих высокой квалификации. В результате выросло значение обрабатывающих отраслей, создана инфраструктура, увеличился приток иностранных инвестиций.

Учитывая положительный опыт Южного треугольника экономического роста для всех участниц, в странах СВА началась разработка проекта по освоению территории реки Туманной (Расширенная Туманганская инициатива – РТИ), включающей Хасанский район Приморского края (Россия), часть Яньбянь-корейской автономной области провинции Цзилинь (КНР) и часть провинции Северный Хамген (КНДР). В регионе заключены огромные потенциальные возможности для международного сотрудничества: соприкасаются сухопутные границы Китая, России, КНДР и акватории Японии и Республики Корея. Географическое положение и создание транспортного коридора позволит региону стать центром товарного обмена. Район богат минеральными ресурсами, гидроэнергией, древесиной, биологическими и морскими ресурсами. Все это создает условия для развития обрабатывающей промышленности, направленной на экспорт. В регионе сконцентрирован российский и китайский научный потенциал, важную роль могут сыграть японские и южнокорейские высокие технологии, т.е. можно развивать высокотехнологичное производство.

В целях развития регионального сотрудничества, приоритетными направлениями являются торгово-экономическое сотрудничество и инвестиции, транспорт, туризм, экология, энергетика и телекоммуникации.

До недавнего времени инициатива в осуществлении РТИ принадлежала КНР. Однако сейчас, когда Правительство России обозначило свою политику в отношении дальневосточного региона, участие в проекте должно стать для страны актуальным и экономически выгодным. Надо максимально полно использовать момент, когда есть политическая воля правительств, а интерес иностранного бизнеса к современным инвестиционным проектам в регионе стремительно растет. Значительное место отводится РТИ, учитывая ее высокий международный статус, а также то, что она является координирующим механизмом межправительственного сотрудничества в регионе.

Важно повысить эффективность работы национальных и рабочих групп РТИ, необходима более активная поддержка проекта ПРООН. В настоящее время в регионе недостаточно развита инфраструктура и взаимные экономические связи, невелика взаимодополняемость территорий. Диссертант полагает, что необходимо добиться поддержки инициатив по развитию РТИ всеми странами-участницами проекта. Только при совместном участии район реки Туманной может стать перспективным регионом экономического развития. Политические и экономические условия в СВА складываются так, что пора от консультаций переходить к практике и активнее вовлекать в эту работу частный бизнес. Настало время детально проработать вопрос о создании Банка развития СВА и Инвестиционного фонда СВА. У стран региона для этого уже есть необходимые золотовалютные резервы. Создание банка поможет экономическому развитию стран и региона СВА на основе их взаимного сотрудничества.

Процесс реализации Туманганского проекта идет трудно и медленно, но другой альтернативы для развития этого региона нет. Конкретных, материально осязаемых результатов его деятельности еще предстоит достигнуть. Сейчас, когда Правительство России обозначило свою политику в отношении дальневосточного региона, участие в РТИ приобретает актуальность и может стать экономически выгодным. Надо максимально полно использовать интерес российского и иностранного бизнеса к инвестиционным проектам региона.

Обустройство дальневосточного региона должно стать приоритетным интересом государства. Необходим комплексный подход к освоению и развитию региона, сочетающий понимание местных особенностей и умение мыслить на перспективу, для будущих поколений россиян, учитывая экономические возможности страны и масштабы региона. Потребуется долгосрочная (не менее чем на 20 лет) стратегия развития столь важного экономически и геополитически региона для России. Освоение этого региона могло бы стать национальным проектом.

В заключении подытожены основные выводы, к которым пришел диссертант в результате исследования.

По теме диссертации опубликованы следующие основные работы

Монографии, учебные пособия, главы в коллективных

монографиях

1. Троекурова И.С. Интеграция экономик в рамках АТЭС. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2008. – 12 п.л. Рецензия: Герасимова В.В. //Вестник СГАП. Саратов, 2009. №1.

2. Троекурова И.С. Торгово-экономическое сотрудничество в интеграционном пространстве АТЭС. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2006. – 10,3 п.л. Рецензия: Манохина Н.В. //Вестник СГАП. Саратов, 2007. №1. (Монография – лауреат конкурса Фонда развития отечественного образования «На лучшую научную книгу 2006 года»).

3. Троекурова И.С. Перспективы интеграционного взаимодействия стран-членов Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2005. – 13,5 п.л. Рецензия: Суханова И.Ф. //Вестник СГАП. Саратов, 2005. №4.

4. Троекурова И.С. Международные экономические отношения: учебное пособие. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2005. – 20 п.л.

5. Троекурова И.С. Экономические проблемы мирового хозяйства. Экономическая интеграция /Экономическая теория: курс лекций /Под ред. А.П.Кузькина, М.К.Асташкина, А.А.Плотникова. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2004. – 22,2/1,1 п.л.

6. Троекурова И.С. Миграционная политика государства на российском  Дальнем Востоке /Сборник научных трудов «Институциональное развитие современной экономики» (Выпуск 2). Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовский государственный социально-экономический университет», 2006. – 0,5 п.л.

7. Троекурова И.С. Рекреационная модель как перспектива для  регионального развития /Экономика развития региона: проблемы, поиски, перспективы. /Гл. ред. О.В. Иншаков. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2006. Ежегодник. Вып. 7 : в 2 т. Т. 2. – 0,9 п.л.

8. Троекурова И.С. Участие России в Диалоге по цветным металлам в рамках АТЭС /Сборник научных трудов «Институциональное развитие современной экономики» (Выпуск 2). Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовский государственный социально-экономический университет», 2006. – 0,6 п.л.

9. Троекурова И.С. Российские приоритеты участия в АТЭС /Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. /Под ред. Ю.С. Пивоварова. (Выпуск 2). М.: ИНИОН РАН, 2007. – 0,3 п.л.

10. Троекурова И.С. Саммит АТЭС в Сиднее /Сборник научных трудов «Институциональное развитие современной экономики» (Выпуск 3). Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовский государственный социально-экономический университет», 2008. – 0,5 п.л.

11. Троекурова И.С. Стратегические приоритеты вхождения российского Дальнего Востока в интеграционное пространство АТЭС /Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. /Под ред. Ю.С. Пивоварова. (Выпуск 3). М.: ИНИОН РАН, 2008. – 0,3 п.л.

Статьи, опубликованные в ведущих научных

журналах, рекомендованных ВАК

12. Троекурова И.С. Азиатский финансовый кризис 1997-1998 гг.: пять лет спустя //Вестник Московского университета. М., Серия 6. Экономика. 2003. №5. – 1 п.л.

13. Троекурова И.С. Россия и АТЭС: перспективы сотрудничества в новых условиях //Проблемы Дальнего Востока. М., 2004. №1.– 0,8 п.л.

14. Троекурова И.С. Зоны экономического роста и интеграция стран Юго-Восточной и Северо-Восточной Азии //Вестник Московского университета. М., Серия 6. Экономика. 2004. №4. – 1,0 п.л.

15. Троекурова И.С. Российская Транссибирская магистраль – «окно в Европу» для стран-членов АТЭС //Проблемы Дальнего Востока. М., 2004. №6. – 1,0 п.л.

16. Троекурова И.С. Модели интеграции российского Дальнего Востока в АТЭС //Проблемы Дальнего Востока. М., 2005. № 2. – 1,1 п.л.

17. Троекурова И.С. Расширяющиеся возможности России в интеграционном пространстве АТЭС //Вестник СГАП. Саратов, 2005. №4. – 1,1 п.л.

18. Троекурова И.С., Суханова И.Ф. Зональная модель как способ интеграции в мировое хозяйство //Вестник СГАП. Саратов, 2005. №4. – 0,6/0,3 п.л.

19. Троекурова И.С. Динамика и структура торговых связей России со странами Северо-Восточной Азии //Вестник СГАП. Саратов, 2006. №1. – 0,8 п.л.

20. Троекурова И.С. Усиление позиций России в обеспечении глобальной энергетической безопасности //Вестник СГАП. Саратов, 2006. №3.– 0,7 п.л.

21. Троекурова И.С. Возможность диалога по энергетике между Россией и странами-членами АТЭС //Вестник СГАП. Саратов, 2006. Юбилейный выпуск (50) – 0,7 п.л.

22. Троекурова И.С. Теоретические концепции международной экономической интеграции //Вестник СГАП. Саратов, 2006. №6. – 1,1 п. л.

23. Троекурова И.С. Создание зон свободной торговли как двигатель глобальной либерализации //Проблемы Дальнего Востока. М., 2006. №6. – 1,1 п.л.

24. Троекурова И.С. Научно-высокотехнологичная модель стратегического партнерства Дальнего Востока со странами АТЭС //Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. Саратов, 2006. №14 (3).– 0,8 п.л.

25. Троекурова И.С. Инвестиционное сотрудничество России с основными партнерами по АТЭС //Вестник Саратовского государственного технического университета. Саратов, 2007. №1 (22). – 0,9 п.л.

26. Троекурова И.С. Саммит АТЭС в Ханое //Вестник СГАП. Саратов, 2007. №1. – 0,6 п.л.

27. Троекурова И.С. Глобализация и рынок цветных металлов в АТР //Проблемы Дальнего Востока. М., 2007. №6. – 0,7 п.л.

28. Троекурова И.С. Необходимость государственного решения проблем недропользования //Вестник Московского университета. М., Серия 6. Экономика. 2007. №6. – 0,8 п.л.

Статьи и научные публикации

29. Троекурова И.С. Туманганский проект – модель экономической интеграции стран Северо-Восточной Азии //Россия как трансформирующееся общество: экономика, деловая культура, управление: Сборник материалов региональной научно-практической конференции. Оренбург. 2003.– 0,8 п.л

30. Троекурова И.С. Россия и форум «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество» //Формирование устойчивой социально-экономической среды предприятий в рыночной экономике: Сборник материалов международной научно-практической конференции. Киров, 2003. – 0,3 п.л.

31. Троекурова И.С. Использование экономического потенциала российского Дальнего Востока для интеграции в АТЭС //Экономические особенности стран мирового сообщества на рубеже веков: Сборник материалов международной научно-практической конференции. Киров, 2003. – 0,3 п.л.

32. Троекурова И.С. Новая стадия в «догоняющем развитии» (на примере стран-членов АТЭС) //Экономический журнал. М., 2004. №7. – 1,3 п.л.

33. Троекурова И.С. Алехина Л.П. Применение закона РФ «О соглашениях о разделе продукции» в практике хозяйствования //Актуальные проблемы права собственности: Сборник материалов Всероссийской межвузовской конференции. Саратов, 2004.– 0,3/0,2 п.л.

34. Троекурова И.С. Модели экономической интеграции России в АТЭС //Развитие взаимодействий в правовом и экономическом пространстве стран АТР: формальные и неформальные аспекты: Сборник материалов международной научно-практической конференции. Хабаровск, 2004.– 0,5 п.л.

35. Троекурова И.С. Развитие экономической интеграции в регионе АТЭС //Вестник СГАП. Саратов, 2004. №3. – 1,0 п.л.

36. Троекурова И.С. Торговое сотрудничество России с ведущими партнерами-членами АТЭС //Макроэкономические проблемы современного общества (федеральный и региональный аспекты): Сборник материалов международной научно-практической конференции. Пенза, 2004. – 0,2 п.л.

37. Троекурова И.С. Новая энергетическая конфигурация для стран-членов АТЭС /Ломоносовские чтения 2004. М., 2004. – 0,3 п.л.

38. Троекурова И.С. Расширяющиеся возможности участия России в АТЭС //Экономический журнал. М., 2006. №14. – 1,1 п.л.

39. Троекурова И.С. Восточный вектор в энергетической конфигурации России //Россия в глобализирующейся мировой экономике: Сборник материалов международной научно-практической конференции. Ростов, 2006.– 0,5 п.л.

40. Троекурова И.С. Поиски путей и определение места России в торговле со странами АТЭС //Экономический журнал. М., 2007. №15. – 1,6 п.л.

41. Троекурова И.С. Транспортный транзит – стратегическая цель  России для интеграции в АТЭС //Ломоносовские чтения 2006. М.,2006. – 0,3 п.л

42. Троекурова И.С. Возможность экономического сотрудничества России и Китая в энергетике //Китай, китайская цивилизация и мир. История, современность, перспективы: Сборник материалов XVI Международной конференции. М., ИДВ РАН. 2006. – 0,25 п.л.

43. Троекурова И.С. Инновационные возможности России в преодолении сырьевой зависимости национальной экономики //Проблемы социально-экономического развития России: интеграция в мировое сообщество: Сборник материалов международной научно-практической конференции. Тамбов, 2006. – 0,4 п.л.

44. Троекурова И.С. Обеспечение экономических интересов России в рамках инвестиционного сотрудничества //Экономический журнал. М., 2007. №16.– 0,9 п.л.

45. Троекурова И.С. Приоритеты взаимных товаропотоков в интеграционном пространстве АТЭС //Модернизация экономики и общественное развитие: Сборник материалов VIII Международной научной конференции. М., 2007. – 0,6 п.л.

46. Троекурова И.С. Регулирование трудовой миграции на Дальнем Востоке //Ломоносовские чтения 2007. М., 2007. – 0,4 п.л.

47. Троекурова И.С. Необходимость перераспределения иностранных инвестиций в развитие экономики Дальнего Востока //Вестник СГАП. Саратов, 2007. №6. – 0,7 п.л.

48. Троекурова И.С. Особенности интеграции на пространстве АТЭС //Экономика. Социология. Право: Альманах. Саратов, Саратовский государственный социально-экономический университет. 2007. Вып. 4.– 0,4.п.л

49. Троекурова И.С. Необходимость участия в Расширенной Туманганской инициативе для развития Приморского края //Проблемы государственной политики регионального развития России: Сборник материалов Всероссийской научной конференции. М., ИНИОН РАН. 2008. – 0,5 п.л.

50. Троекурова И.С., Алехина Л.П. Иностранные инвестиции в РФ из экономик форума «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество» //Тенденции развития частного права в условиях рыночной экономики. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Саратов, 2008. – 0,6/0,3 п.л.

51. Троекурова И.С. Интегральная инвестиционная привлекательность прямых иностранных инвестиций экономик АТЭС //Вестник СГАП. Саратов, 2008. №6. – 0,8 п.л.

52. Троекурова И.С. Возрастающая роль Китая на мировом рынке цветных металлов //Материалы XVII Международной научной конференции «Китай, китайская цивилизация и мир. История, современность, перспективы». М., ИДВ РАН. 2008. – 0,25 п.л.

Статьи, опубликованные в КНР

53. Троекурова И.С. Энергетическое сотрудничество России и Китая сегодня и в перспективе /Китай, Синьцзян-Уйгурский автономный округ, г. Урумчи //Информация Центральной Азии. 2006. №12. – 0,5 п. л. (на китайском языке)

54. Троекурова И.С. Приоритеты миграционной политики России на Дальнем Востоке /Китай, Синьцзян-Уйгурский автономный округ, г. Урумчи //Информация Центральной Азии. 2007. №10.– 0,6 п.л. (на китайском языке)

55. Троекурова И.С. Рынок цветных металлов в Азиатско-Тихоокеанском регионе /Китай, провинция Шаньдун //Изучение теории. 2008. №3. – 0,5 п.л. (на китайском языке)


1 Рассчитано по: The World  Factbook 2008. http://www.cia.gov/library/publications/the worldfactbook/geos/bx.html

2 См.: Стратегические ориентиры внешнеэкономических связей России в условиях глобализации: сценарий до 2025 года /под ред. С.А. Ситаряна; отв. ред. А.Н. Барковский. М., 2005. С.113

3 http://www.apecsec.org.sg/apec/leaders_declarations/2005.html

4 См.: Потапов М. Куда идет экономическая интеграция в Восточной Азии? //Мировая экономика и международные отношения. 2006. №9. С.68.

5 http: // www.apec-iap.org/

6 Составлено автором по: http://www.unctad.org/Templates/Page.asp?intItemID=2441&lang=1

7 См.: Коржубаев А. Прогноз развития нефтяной и газовой промышленности в России и перспективы формирования новых направлений экспорта энергоносителей //Проблемы Дальнего Востока. 2006. №5. С.52.

8 См.: Михеев В. Российские подходы к проблеме участия России в азиатско-тихоокеанской интеграции //Проблемы Дальнего Востока. 1997. №1. С.31.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.